close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Символика категорий пространства и времени в иконах..pdf

код для вставкиСкачать
Гуманитарные науки. Философия, социология и культурология
УДК 755
СИМВОЛИКА КАТЕГОРИЙ ПРОСТРАНСТВА
И ВРЕМЕНИ В ИКОНАХ1
© Михаил Викторович НИКОЛЬСКИЙ
Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов,
Российская Федерация, кандидат педагогических наук, профессор, зав. кафедрой дизайна
и декоративно-прикладного искусства; Детская художественная школа № 2 прикладного
и декоративного искусства им. В.Д. Поленова, г. Тамбов, Российская Федерация,
директор, e-mail: timnik2004@rambler.ru
Рассматриваются культурфилософские особенности категорий пространства и времени в уставной православной иконописи. Объясняется разница между изображением на картинной плоскости и
явлением на плоскости иконической. Выявлена система особых художественных наработок изографов, опосредованно выражающих пространство и время на иконах. Определена графическая модель
формирования символики категорий пространства и времени на иконной плоскости (в сравнении с
картинной плоскостью).
Ключевые слова: пространство; время; уставная православная икона; образ; надвременность; духовное время; целостность; явление события; запечатленное событие; духовное откровение.
Необходимость
высококачественных
проявлений любых составляющих иконического образа продиктованы не только важностью выражения духовных (а значит, внематериальных) откровений, но и самим строем
иконописной композиции, где зачастую сама
основа передаваемого символа является нематериальной. 1
Икона по своей сути рассматривает и
изображает предметы внематериальные, но с
помощью материальных символов. Чтение
этих символов далеко не всегда может быть
однозначным и иметь единственную трактовку в силу их (символов) значительной понятийной разветвленности, а также персонифицированных и исторических трактовок.
В данной связи знаковые символы имеют более конкретное значение и даже возможную систематизацию трактовок, чем образы. Хотя известно, что «в искусстве грань
между образом и символом трудноопределима, если не учитывать, что художественный образ приобретает символическое звучание, тогда как символ изначально связан со
своим предметом» [1, с. 495].
В иконописном творчестве символ – это
тот инструмент, который делает икону
«больше самое себя», т. к. он изображает
неизобразимое, т. е. горний мир. Следовательно, особенность символа в иконописи
1
Исследование выполнено в рамках государственного задания Министерства образования и науки
РФ, проект № 6.1587.2011.
396
диктуется теми откровениями, которые приняты церковью. Сумма тех или иных откровений определяет особенность символа, который в процессе формирования иконописного канона уходит от номинального в понятие образа, но образа читаемого и адекватно
воспринимаемого относительно имеющихся
(соответствующих) откровений и уже наработанных
изобразительно-выразительных
средств в иконописи.
Символ в иконе не сдерживается только
лишь видимыми предметными образами, а
распространяется и на такие понятия, как
пространство и время. Эти понятия рассматриваются церковью как духовные, а следовательно, могут быть выражены изобразительно-символическим способом. Символическая система изображения пространства и
времени в иконе формировалась уже на ранних этапах иконописного творчества в христианской церкви и практически без изменений дошла до этапа современной уставной
православной иконы, что указывает на неподвижные канонические характеристики.
Любое иконописное изображение имеет
сакральные и «надвременны́е» характеристики в силу того, что оно изображает неизобразимое – духовное. Поэтому любой пространственно-временной отрезок в иконе изображается сообразно духовным установкам, не
считаясь с тем, что по законам любого художественного направления можно изобразить
лишь сиюминутное действо, изображающее
ISSN 1810-0201. Вестник ТГУ, выпуск 12 (116), 2012
объективную реальность (или простую событийность). Можно показать лишь сиюминутное действо, проходящее не просто в конкретном месте и ситуации, но и в точном отрезке времени, т. к. возможно изобразить
только лишь реальность момента и «запечатлеть мгновение». Так, например, в картине
А.А. Иванова «Явление Христа к народу»
(см.: [2, с. 68]) изображен, может быть, самый яркий и образно выразительный момент
появления Иисуса Христа перед людьми для
выполнения своей божественной миссии. На
произведении отчетливо видно, как встречают Христа ищущие Бога люди во главе с Иоанном Крестителем. В различном эмоциональном состоянии находятся крещаемые
Иоанном Крестителем на водах иорданских.
Здесь можно увидеть радость, страх, печаль,
удивление, духовный трепет и т. п., запечатленные в лицах будущих последователей
Христа. Все эти эмоции и другие внешние
проявления впечатлений, полученные собравшимся народом от увиденного, происходят в один миг для всех изображенных. Также зрители, воспринимающие эту картину,
видят на ней одни и те же лица с одними и
теми же нюансами и деталями и, конечно,
по-своему воспринимают увиденное. От изображенного на картине можно сделать вывод
о том, что при активной и разнообразной
эмоциональной реакции все происходит в
один миг, в одних и тех же временных рамках и в одной и той же географической точке.
Запечатлен сиюминутный сюжет, который,
по мнению автора картины, наиболее точно и
глубоко передает образ изображенного события. «Явление Христа к народу» А.А. Иванова как и любая иллюзорная картина передает предельно кратчайший отрезок времени, даже если на картинной плоскости собраны различные исторические персонажи
или явления, как например, на картинах
И.С. Глазунова «Великий эксперимент» и
«Вечная Россия» (см.: [3, с. 37]), или картине
М.В. Нестерова «Святая Русь» (см.: [4. с 53])
и картине П. Корина «Реквием или Русь уходящая» (см.: [5, с. 60]). В этих произведениях
изображены различные исторические персонажи из различных эпох русской истории, но
творческой мыслью и мастерством авторов
все исторические деятели, тем не менее, собраны в один и тот же миг и находятся в сиюминутном, изображенном взаимодействии.
В иконописном творчестве по самому
смыслу иконы действие не замыкается, не
ограничивается тем местом, где оно исторически произошло, так же как будучи явлением во времени, оно не ограничивается тем
моментом, когда оно совершилось.
Художественное пространство иконы –
это пространство бесконечности. В иконе, в
отличие от картины, возможны все случаи
построения пространства, искусство иконы
не знает ограничений. С точки зрения построения пространства, теоретики перспективы эти возможности иконы объясняют,
прежде всего, т. н. «обратной перспективой»
(данный термин был предложен о. Павлом
Флоренским) (см.: [6, с. 247]).
Поэтому икона не изображает отдельный
миг (как картина), а являет все изображаемое
событие от начала до конца. Имеются также
специальные художественные наработки
иконописцев, которые передаются из образа
в образ и являются каноническими. К ним
можно отнести:
– изображения клейм из жития того
или иного изображенного персонажа по всему периметру иконы или в выбранных местах на иконной плоскости. Клейма повествуют все этапы духовной жизни святого, от
рождения до кончины. Клейма как бы повествуют о жизни святого, объясняя образную
подачу «средника» иконы. Так, образ «Преподобного Серафима Саровского с житием»
повествует с помощью клейм (расположенных слева направо и сверху вниз) о духовном
подвиге святого. Здесь можно увидеть благословение матери Прохора Мошнина (будущего Преподобного Серафима), принятие
монашеского и духовного сана, многодневное молитвенное стояние на камне, избиение
преподобного разбойниками, явление Серафиму Богородицы и мирную кончину иеромонаха Серафима Саровского. Эти клейма
дают возможность зрителю воспринимать
иконический образ с духовно-художественных позиций, а также его читать, что предполагает для воспринимающего возможность
точного исторического и культурологического прочтения иконического образа;
– изображение на иконной плоскости
всего действия события от начала до конца.
Иконописец стремится отобразить всю динамику события от начала до конца. Так, например, на иконе «Преображение Господне»
397
Гуманитарные науки. Философия, социология и культурология
можно видеть на одной иконной плоскости,
как Господь с Апостолами поднимается на
гору Фавор, саму мистерию Преображения, а
также как Господь с Апостолами покидает
гору. В этом же изображении (мы имеем
ввиду самую известную икону «Преображение Господне» XV в., хранящуюся в Государственной Третьяковской галерее и приписываемую кисти Феофана Грека) мы видим
одновременно общение Петра с Христом,
моление Илии и Моисея и «убоявшихся»
Апостолов. Иными словами, в изображении
вся последовательность события представлена одновременно, поэтому создается впечатление своеобразной отрешенности персонажей друг от друга – каждый занят своим делом. Эта центробежность иконописной
композиции запечатлевает все событие от
начала до конца. Более того, изображаются
самые духовно значимые грани всего события. Так, икона «Успение Пресвятой Богородицы» одновременно (на среднике) изображает чудесное собирание апостолов на облаках и ангелах, эти же апостолы стоят перед
одром с Пресвятой Богородицей, чудесное
явление Христа за душой Приснодевы Марии (ее душа изображена на руках Христа в
виде младенца в белых пеленах), а также
изображение ветхозаветного священника с
отрубленными руками, которые собирается
восстановить явившийся Ангел Господень.
Становится ясным, что центробежность композиции воспринимается как центростремительная, т. к. все разновременные события
выстраиваются относительно основной сути
изображаемого духовного действа. Эта антиномическая сущность иконографических
композиций указывает не просто на временную длительность духовного действа, а на
его надвременную основу. Так, известны
иконы Иоанна крестителя, держащего на
блюде собственную голову, где изображен не
просто великий пророк со своей, в будущем
усекновленной (по приказу царя Ирода) головой, а духовное время, имеющее в своей
основе заложенную мораль от начала до
конца. Таким образом, воспринимающий
икону становится вовлеченным в суть всего
духовно-нравственного события без купюр и
каких-либо вольных трактовок или просто
человеческого воображения. Вычленение
какого либо вольного контекста церковное
искусство и церковь в целом полагает не
398
приемлемым, считается, что от подобного
«усекновения» духовного повествования рождаются т. н. «секты» – лжеучения. Поэтому
любой праздник изображается в иконописании полностью и со всеми духовными пояснениями;
– святые лики и сами персонажи имеют
минимальное количество возрастных особенностей. Иконические образы не имеют
точных возрастных характеристик, потому
что они – святые всегда (это признано церковью) и изображаются с нимбом даже в младенчестве. Так, иконографический извод
«Введение во Храм Пресвятой Богородицы»
показывает трехлетнюю Марию как взрослого человека, но меньших размеров. Очень
часто младенец Иисус Христос на руках Богородицы по пропорциям и выражению лица
выглядит как взрослый человек (хотя возраст
изображенного младенца Иисуса ориентировочно признается как шесть месяцев), здесь
можно вспомнить иконы Богородицы «Знамение» и Владимирская. Очевидно, что духовный подвиг святого или Иисуса Христа
актуален, важен и ценен всегда, несмотря на
временные отрезки, в которых воспринимается икона и когда икона была написана.
Предлагаемая духовная характеристика не
имеет возрастных ограничений или возрастных особенностей – важно только то духовное откровение, которое являет икона;
– изображенное событие на иконной
плоскости обязательно выносится за рамки
того окружения, в котором оно исторически
состоялось. Так, например, иконографическая композиция «Благовещение» изображает Архангела Гавриила и Богородицу на фоне того здания (храма), внутри которого разворачивалось событие. Причем фоном является не интерьер, а условный фасад здания.
Данный факт выводит изображенное событие на вселенский уровень и не замыкает его
в рамки сюжета. Временные рамки иконы
расширяются до бесконечности – пока будет
актуален сюжет и его духовное содержание
(для человека);
– изображенные персонажи знают будущие события, а также изображаются те
события, которые произойдут позже. Образ
«Страшный суд» в деталях повествует о грядущем, т. н. «конце света» и, причем, в подробностях (показан Христос в сонме апокалиптических ангелов, грешники и праведни-
ISSN 1810-0201. Вестник ТГУ, выпуск 12 (116), 2012
ки, всем им уготовано свое место, указанное
в иконической композиции).
Православным христианским учением
считается, что Богородица знает о том, что в
будущем Иисуса Христа ждет крестная
казнь, и поэтому она всегда изображается
очень печальной и даже страдающей на изображениях с младенцем Иисусом (за исключением Богородицы Вифлеемской, где она
изображена с улыбкой на устах).
Иконографические изображения, имеющие название «Спас в Силах» символически
являют грядущие события, т. н. второго
пришествия Иисуса Христа во всей своей
славе. Причем по библейскому указанию о
времени пришествия не знает никто и даже
«Ангелам Господним это неведомо», но при
этом на подобных образах изображается
множество деталей этого будущего и неизбежного события (это золотые или синебордовые ризы Христа, престол, сонм ангелов, образовавших «мандорлу» вокруг Спасителя, символы четырех Евангелистов, а
также подножие стоп христовых).
Подобные образы-предзнаменования указывают зрителю или молящемуся на неизбежное, чтобы он с помощью соответствующих церковных правил мог готовиться
(«уготовлять свою душу») к этим событиям;
– развернутость иконического пространства во времени. Время в иконе рассматривается как категория материальная, потому
что оно имеет свое начало (четвертый день
творения по Шестодневу) и конец (воскресение мертвых). Не случайно на иконах страшного суда, а так же как самостоятельное
клеймо на фресках, ангелы сворачивают небо
со светилами как ковер.
Разворачивается любая многофигурная
композиция в иконе как в повествовательном
смысле, так и в композиционном – все персонажи смотрят одновременно друг на друга,
а также на зрителя (данные композиционные
построения выстраиваются по закону обратной перспективы). Если вспомнить образ
«Благовещения Пресвятой Богородицы» и, в
частности, т. н. «Устюжское Благовещение»
(Государственная Третьяковская галерея), то
можно без труда заметить этот эффект; создается даже впечатление некоторой отрешенности Богородицы и Архангела Гавриила, т. к. им приходится одновременно смотреть друг на друга и на воспринимающего
образ. Поэтому святые постоянно разворачивают иконическое пространство для зрителя как в прямом, так и в иносказательном
смысле, что дает возможность считывать
все временно́е пространство от начала до
конца (как книгу) и руководствоваться всей
полнотой сюжета, а не отдельными избранными контекстами, как это возможно на
обычной (внеиконической) картинной плоскости;
– своеобразная плоскостность временно́го пространства. Все изображенное действо иконы не имеет второстепенных деталей,
предметов или объектов, они могут быть
лишь выстроены в определенном иерархическом порядке (например, разномасштабность, но нет разноудаленности). Не случайно икона плоскостна – двухмерна. В иконе не
изображается ничего второстепенного, случайного или опосредованного, все имеет свое
значение – и причем сейчас как для воспринимающего образ, так и для самого изображения, даже если какие-либо элементы взяты
из различных временных отрезков. Так, например, икона Ксении Петербургской имеет
изображение храма, в строительстве которого она тайно принимала участие; лицо старицы одновременно и молодое, и старое; одежды Ксении могут быть и женские, и мужские,
и т. п. Также иконы избранных святых в анфас (или в 3/4 ракурса) изображают вместе и
равновелико персонажей из разных эпох
времен и сословий, никого не выделяя и не
подчеркивая чью-либо значимость (хотя это
и не возбраняется). В данном контексте нет
событий второго плана, когда бы они не происходили, изображение всегда подано на переднем плане. Например, образ Рождества
Христова состоит из нескольких клейм, где
непосредственно в центре композиции изображено рождение Христа в пещере Вифлеемской, а также клейма с «задумчивым»
Иосифом, волхвами, пастухами и женщинами, помогавшими появиться на свет Иисусу.
Встречается символическая Вифлеемская
звезда с указующим на пещеру лучом, а также сонм ангелов в темной (радугообразной)
мандорле. Все эти клейма не удалены в пространстве, а находятся на одной плоскости,
но во взаимодействии по схеме: выше-ниже,
правее-левее. Учтены все духовно и духовноповествовательно важные моменты события.
Более того, технической задачи удалить
399
Гуманитарные науки. Философия, социология и культурология
вглубь плоскостного пространства иконы
какое-либо действо (или элементы) изографы
вплоть до XVII в. не ставили, хотя умели –
если вспомнить изображения палат или пейзажа. Таким образом, можно утверждать, что
в уставном иконописании происходит некая
демонстрация события для того, чтобы акцентировать внимание на духовной, сакральной составляющей происходящего действа.
Этим объясняется некая «театральность»
изображенных персонажей, т. к. они должны
что-либо являть (с помощью изображения)
для зрителя или молящегося. Причем обязательна возможность полного зрительного
погружения в мир горний через видимые
символы уставного православного иконописания. Одновременное, а значит, целостное
восприятие духовного события с помощью
иконического образа предлагает воспринимающему идеальное условие для своеобразного «погружения» в духовный мир, где нет
и не может быть главного и второстепенного,
первого и второго, но все, что имеется –
важно и обязательно для духовного совершенствования человека.
На основании выявленных нами художественно-иконописных наработок, которые
мы считаем каноническими (т. к. они практически без изменений существовали и существуют в уставном иконописании), выразим специфику т. н. духовного времени в
иконописном образе. Духовное время в уставном православном иконописании понимается как пространственно-временное взаимодействие между духовным событием и его
нравственными ценностями, выраженными с
помощью
изобразительно-выразительных
средств иконописи на иконной плоскости. В
данном контексте сиюминутное течение астрономического времени сохраняется лишь
для определенного временного старта и финиша изображенного события, а само течение времени определяется только духовной
аксиологией, отсюда появляются особые
временные этапы и разновременные интеграции (например, Иоанн Креститель держит
на блюде собственную усекновленную голову). Поэтому утверждение о вневременном
или даже надвременно́м понимании пространства иконы справедливо лишь в понимании времени духовного. Сама же изображенная кульминация духовного события не
подчинена астрономическому времени, а на400
оборот – время подчинено событию, его
(времени) течение зависит от духовного (и
даже литургического) ритма. Таким образом,
прослеживается явная взаимосвязь между
изображением времени и пространства как
иконических символов и развитием ценностей, необходимых человеку для духовного
совершенствования. Данную взаимосвязь мы
представили с помощью модели формирования символики категорий пространства
и времени на иконной плоскости, где для
усиления наглядности мы соотнесли два феномена – картинной и иконной плоскостей,
вне каких-либо ценностных сравнительных
характеристик (рис. 1). Мы видим, что пространство и развитие символики иконического образа находятся в категориях времени
духовного (понятие духовное время см. выше), а пространство художественного образа
находится в категориях времени астрономического, хотя духовное время мы рассматриваем в контексте астрономического времени
(внутри него), т. к. невозможно понять духовное время вне астрономических категорий. Потому что философия духовного времени своим пояснительным базисом имеет
астрономическое время.
Известно, что изображение на иконной
плоскости основывается на сумме духовных
откровений, полученных (или переданных)
святыми и специальным каноническим способом записанных изографами, а картинная
плоскость базируется на основе неких художественно-эстетических качествах, тем или
иным способом принимаемых или используемых художником. В первом и втором случаях формируется некий символ на плоскости (доски или холста), который определяет
образ, художественный или иконический.
Разница символа и образа лишь в том, что
художественная составляющая формируется
и развивается в пространстве астрономического времени, а иконический образ – в пространстве времени духовного.
Во временно́м контексте пространства
картинная плоскость формируется с помощью известных художественно-выразительных средств, определяя реальность (в частных случаях – реалистичность) изображаемого момента. В иконописи условное пространство иконы формируется с помощью
выявленных в настоящей работе художественно-иконописных наработок, раскрываю-
ISSN 1810-0201. Вестник ТГУ, выпуск 12 (116), 2012
щих особенности категорий пространства и
времени в иконе, к ним относятся:
– изображения клейм из жития того
или иного изображенного персонажа;
– изображение на иконной плоскости
всего действия события от начала до конца;
– святые лики и сами персонажи имеют
минимальное количество возрастных
особенностей;
КАРТИННАЯ ПЛОСКОСТЬ
ИКОННАЯ ПЛОСКОСТЬ
Художественно-эстетические
качества
Сумма духовных откровений
СИМВОЛ
ОБРАЗ
ВРЕМЯ АСТРОНОМИЧЕСКОЕ
РИТМ
Художественно-выразительные
средства изобразительного
искусства
ВРЕМЯ ДУХОВНОЕ
Художественно-иконописные наработки,
раскрывающие особенности категорий
пространства и времени в иконе
ПРОСТРАНСТВО
Реальность момента
Пространство бесконечности
Запечатленное мгновение
Явление события
Изображает кратчайший
отрезок времени
Являет духовное откровение
ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ
ДУХОВНОЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ
Рис. 1. Модель формирования символики категорий пространства и времени на иконной плоскости
(в сравнении с картинной плоскостью)
401
Гуманитарные науки. Философия, социология и культурология
– изображенное событие на иконной
плоскости обязательно выносится за рамки
того окружения, в котором оно исторически
состоялось;
– изображенные персонажи знают будущие события, а также изображаются те
события, которые произойдут;
– развернутость иконического пространства во времени;
– своеобразная плоскостность временно́го пространства.
В результате картинная плоскость показывает (изображает) запечатленное мгновение, а иконная плоскость являет событие,
что, в свою очередь, указывает зрителю на
наиболее выразительный и важный (по мнению художника) кратчайший отрезок времени (миг) на картинной плоскости, а на
иконной плоскости (по мнению церкви) имеется условно изображенное явление духовного откровения.
В обоих случаях формируются ценности,
необходимые человеку для духовного совершенствования. Безусловно, что эти ценности разные, т. к. в одном случае мы сталкиваемся со светским пониманием духовности, а в другом случае – с религиозным, но,
тем не менее, развитие и совершенствование
личности в общекультурном смысле позволяет выбрать тот духовный (в данном случае
духовно-эстетический) базис, который соответствует имеющимся аксиологическим установкам той или иной группы людей.
Символы времени и пространства в иконописи, как и любые другие иконические
символы указывают на возможность для человека определить оптимальный и верный
путь для духовного развития (через явленное
и иконически запечатленное откровение).
Время в иконе символическим образом раскрывает вечность, а следовательно, и вечные
ценности, которые всегда будут актуальными
и важными для человека. Вся иконопись
подчинена вечности, т. к. изображенное событие в иконе не подчинено времени, а наоборот – время подчинено событию.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Словарь философских терминов / науч. ред.
В.Г. Кузнецова. М., 2010.
Даниэль С.М. Библейские сюжеты. СПб.,
1994.
Орлова И.Н. Илья Сергеевич Глазунов. М.,
2011.
Никонова И.И. Михаил Васильевич Нестеров.
М., 1972.
Иовлева Л.И. Павел Дмитриевич Корин. М.,
1993.
Философия русского религиозного искусства
XVI–XX вв. Антология. Серия Сокровищница русской религиозно-философской мысли /
сост., общ. ред. и предисл. Н.К. Гаврюшина.
М., 1993. Вып. 1.
Поступила в редакцию 1.10.2012 г.
UDC 755
SYMBOLS OF CATEGORIES OF SPACE AND TIME IN ICONS
Mikhail Viktorovich NIKOLSKIY, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Candidate of Education, Professor, Head of Design and Decorative-applied Art Department; Child’s Art School № 2
of Applied and Decorative Art named after V.D. Polenov, Tambov, Russian Federation, Director, e-mail:
timnik2004@rambler.ru
The cultural and philosophical features of categories of space and time in the traditional orthodox iconography are considered. The difference among image on the picture and phenomenon on the icon is explained. Also the system the special art
practices of icon-painters which represent space and time of icons is shown. The graphic model of formation symbolic of
category space and time on the icon comparison with picture is determined.
Key words: space; time; traditional orthodox icon; image; premetureness; spiritual time; integrity; phenomenon of
event; embodied event; spiritual revelation.
402
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
9
Размер файла
582 Кб
Теги
времени, икона, пространство, символика, pdf, категории
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа