close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Средства изображения временного континуума в эпическом тексте (на примере «Песни о Роланде»)..pdf

код для вставкиСкачать
НАУЧНОЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ «IN SITU» №5/2015 ISSN 2411-7161
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
Дубовая Елена Вадимовна
канд. филол. наук, доцент МПГУ
г. Москва, РФ
E-mail: dubovaya.helene@yandex.ru
СРЕДСТВА ИЗОБРАЖЕНИЯ ВРЕМЕННОГО КОНТИНУУМА В ЭПИЧЕСКОМ ТЕКСТЕ (на
примере «ПЕСНИ О РОЛАНДЕ»)
Аннотация
Статья посвящена проблеме трактовки художественного времени в старофранцузском эпическом
тексте, которая до сих пор в системном виде нигде не разрабатывалась. Понятие времени принадлежит к
числу фундаментальных направлений исследования в современной философии, эстетике, искусствоведении,
лингвистике. Способы изображения течения времени эволюционируют в связи с развитием человеческого
мышления. В работе рассматриваются стереотипные речения эпического койнэ, использовавшиеся для
описания временных параметров события. Временной континуум часто переключается в пространственный
и наоборот. Помимо стандартных, традиционно узаконенных формул встречаются и все возможные
косвенные указания на течение времени. Тавтологические единицы — временные маркеры
многофункциональны, они необходимы для урегулирование течения художественного времени, приведения
его в соответствие с реальным временем, они — закономерное явление в фольклоре разных народов. В ходе
изучения вопроса применялись методы контекстуального анализа, компонентного анализа, аналитикосинтетический метод, сопоставительный метод, метод сплошной выборки.
Ключевые слова
Художественное время, эпический текст, эпическое койнэ, временной континуум, пространственный
континуум.
Отображение пространственно-временных отношений, связанное с эволюцией художественного
мышления, в эпических произведениях, в частности, в «Песни о Роланде», зачастую достигается с помощью
тавтологических формул эпического койнэ, строго регламентированных приёмов ритмического и
психологического параллелизма.
Все явления видимого мира развёртываются как в пространстве, так и во времени. Для описания
временных параметров события используется традиционно закрепившаяся цепь условно-поэтических
формул. Временной континуум обеспечивается среди прочих такими стереотипными речениями эпического
койнэ, как:
De bon matin, quand l'aube perce à peine,
Est éveillé l'empereur Charlemange. (XXXVII, 144)
L'ombre de nuit s'éclaircit, le jour vient.
Sous le soleil reluisent les armures; (XXIV, 93)
La nuit passa, le jour clair apparut.
Charles garnit les tours de Saragosse;
Il y laissa mille bons chevaliers,
Qui garderont la ville pour le roi.
Les Français sont joyeux et bien dispos,
De vive force ils traversent Narbonne. (XLVIII, 186)
La nuit s'en va, l'aube сlaire apparaît.
56
НАУЧНОЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ «IN SITU» №5/2015 ISSN 2411-7161
Notre empereur chevauche fièrement,
Sur son armée il regarde souvent. (IХ, 38)
Sur destriers ils chevauchent serrés.
Clair fut le jour et beau fut le soleil;
Ils n'ont sur eux rien qui ne reflamboie.
Pour que ce soit plus beau, les clairons sonnent. (XV, 52)
Le jour viendra, le terme passera:
Il n'entendra de nous mot ni nouvelle.
Charles est fier, et son coeur est cruel.
Il tranchera les têtes des otages; (I, 4)
Clair fut le jour et soleil luisant.
Des deux côtés les bataillons sont grands.
Les premiers coups se rencontrent devant. (XLIV, 169)
Clair est le jour et le soleil luisant.
L'émir payen est sorti du vaisseau. (XXXVI, 136)
Il se prosterne et rend grâces à Dieu.
Quand il se dresse, est couché le soleil. (XXXIV, 126)
Claire est la nuit et la lune luisante.
Charles est couché; mais a deuil de Roland,
Et d'Olivier fortement il lui pèse,
Des douze pairs et de la gent française. (XXXIV, 128)
Le jour s'en va; la nuit devient obscure.
Charles s'endort, le puissant empereur. (VIII, 37)
Le jour se passe et la soirée arrive,
Franks et payens frappent de leurs épées. (XLVII, 180)
Passe le jour, arrive la nuit sombre;
Claire est la lune et les étoiles flambent.
Notre empereur est maître à Saragosse. (XLVIII, 185)
Le jour se passe et la nuit, s'assombrit.
Charles est couché dans sa chambre voûtée. (LV, 202)
Les Sarrazins ne veulent tarder;
Quittent la mer, viennent dans les eaux douces,
Sans s'arrêter aux îles Baléares.
Tous leurs vaisseaux montent dans le fleuve Ebre.
Il y a tant de feux, tant de lanternes,
Toute la nuit en ont grande clarté.
Le même jour à à Saragosse ils viennent. (XXXVI, 135)
57
НАУЧНОЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ «IN SITU» №5/2015 ISSN 2411-7161
Формулы описания временных параметров действия являются такими же устойчивыми, готовыми к
употреблению, имеют выраженный самостоятельный статус: ими всегда можно воспользоваться для
обрамления любого изображения в любом контексте. Они воссоздают процесс течения времени в его
продвижении.
Как очевидно, эпические события отделяются суточным интервалом.
Исследователи отмечают, что такой приём темпоральной сегментации восходит к очень древней
традиции, когда вопрос о конечности или бесконечности событийного времени сводился к отмеченности
начала и конца. Резкая отмеченность начала характерна и для многих мифов.
Однако семантически эта временная категория художественного текста — суточный промежуток —
определяет не столько продолжительность, сколько направленность хода событийного времени, его
неуклонное динамическое развёртывание, движение. Обозначение продолжительности действий имеет не
количественный, а качественный смысл [6, с. 123]. Структурное время произведения искусства не есть время
его механической развёртки, простой смены одних кадров другими. Это не статическое состояние, не
выстраивание одного элемента подле другого, а постоянное их взаимодействие, срастание. Это время
связанно с накоплением и превращением качества: «все ранее воспринятые детали объединяются,
интегрируются памятью, преобразуются и закрепляются единством художественного произведения» [6, с.
98].
Смена ночи рассветом и ясного дня тёмными сумерками на протяжении повествования передают не
заурядную астрономическую цикличность. Эти ритмические повторы соотносятся как «равноценно
трагические этапы судьбы героя» [6, с. 160].Так в примере
Passe le jour, arrive la nuit sombrе;
Claire est la lune et les étoiles flambent.
Notre empereur est maître à Saragosse. (XLVIII, 185)
очередной уходящий в небытие день был не только чрезвычайно напряжённым, но и исторически
значимым для франков: взята Сарагосса, столица неверных. Заняв город, Карл приказал уничтожить мечети,
синагоги, все святилища идолов Мухаммеда. Сто тысяч мавров приняли крещение. Итог дня — полная
победа христианства над язычеством, цель все походов, предпринимаемых Карлом. Недаром на небе так
торжественно блещет месяц и лучезарно мерцают звёзды.
Le jour se passe et la nuit s'assombrit.
Charles est couché dans sa chambre voûtée. (LV, 202)
День на исходе. После многотрудных и славных деяний, когда на землю спустился ночной мрак,
уставший Карл пытается заснуть в своей опочивальне. Но ему не суждено насладиться отдыхом; явившийся
к нему ангел призывает его на новые великие дела: нужно спешить в Бирскую страну, на помощь Вивиану,
столицу которого, Иф, держат в осаде сарацины. Между тем, силы Карла на исходе, он не может подняться,
не хочет никуда идти, рыдает, рвёт свою седую бороду, понимая, однако, что выбора у него нет. Он призван
защищать и повсеместно укоренять христианство. Ни днём, ни ночью нет ему покоя.
Le jour viendra, le terme passera:
Il n'entendra de nous mot ni nouvelle.
Charles est fier, et son coeur est cruel.
Il tranchera les têtes des otages… (I, 4)
Бланкандрин предвидит, что наступит день, когда истечёт срок обещания, данного Карлу язычниками:
принять крещение на день Архангела Михаила. Гордый и безжалостный Карл непременно казнит
заложников, но лучше потерять несколько человек, чем лишиться Испании — красы и пойти по миру с сумой.
Le jour viendra эквивалентно по значению «наступит срок, истечёт срок». Таким образом, Le jour viendra —
это не просто элемент, связанный с обозначением художественного времени, он вбирает в себя оценку
вероятностей исходов будущих событий, которые могут иметь для Испании трагические последствия.
Clair est le jour et le soleil luisant.
L'émir payen est sorti du vaisseau. (XXXVI, 136)
58
НАУЧНОЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ «IN SITU» №5/2015 ISSN 2411-7161
«Был ясный день» — не только некоторый временной показатель, а обозначение нового этапа развития
боевых действий. Эмир Балигант, собрав огромное войско, подоспел на помощь Марсилию в трагический
для него момент: его войска постыдно бежали при Ронсевале, а самому ему Роланд отсёк кисть правой руки.
Язычники в полном отчаянии, они проклинают своих богов-идолов, которые оказались несостоятельными
перед лицом христианской веры. Теперь Балигант поправит положение — он выступит против Карла и будет
бить франков, пока не расправится с ними окончательно. Этот новый ясный день, когда так ярко светит
солнце, чреват новой военной угрозой для франков, особенно усугубившейся теперь, когда их силы
истощены семилетней войной с Марсилием и они потеряли лучших рыцарей в Ронсевальском сражении.
La nuit s'en va, l'aube сlaire apparaît.
Notre empereur chevauche fièrement,
Sur son armée il regarde souvent.
«Seigneurs barons, a dit l'empereur Charles,
Voici les ports et les étroits passages:
Nommez quelqu'un pour rester à l'arrière».(IX, 38-39)
Проходит ночь, занимается заря, холодная и тревожная. Карл несётся со своим войском по ущельям,
мрачный вид которых его пугает. Он размышляет, кого бы оставить здесь на страже. Зарождение нового дня
предвещает завязку трагической драмы — Гвенелон порекомендует поставить во главе арьергарда своего
пасынка Роланда, а тот из гордости станет настаивать, чтобы это дело доверили именно ему.
Le jour se passe et la soirée arrive,
Franks et payens frappent de leurs épées. (XLVII, 180)
Тема времени становится здесь элементом сюжета: проходит день, уже вечер наступает, а ужасная
битва в самом разгаре: франки и арабы рубятся сплеча, наносят друг другу сокрушительные удары; повсюду
обломки копий и щитов, слышится звон разбитых броней, грохот шлемов о щиты, со всех сторон стоит
предсмертный стон и сыплются проклятия. В этом примере одна форма накладывается на другую, описание
переходит в повествование, а может быть, вступает в противоречие с повествованием, нарушает
поступательное эпическое движение, поскольку обозначенный временной фактор поглощается, подменяется
нескончаемым перечислением всё новых и новых подробностей, которые приостанавливая временное
развёртывание, начинают играть роль квази-хронологического констутиента в цепочке параметров
поэтического времени: день уже закончился, а бой всё кипит.
Quand il se dresse, est couché le soleil.
L'empereur dit: «Il est temps de camper,
Il est trop tard pour joindre Roncevaux …» (XXXIV, 126-127)
Claire est la nuit et la lune luisante.
Charles est couché; mais a deuil de Roland,
Et d'Olivier fortement il lui pèse,
Des douze pairs et de la gent française. (XXXIV, 128)
Солнце зашло, стемнело. Дружина Карла расположилась на ночь в пустынной местности. Сам
император не может заснуть. Он всё думает и думает о Роланде, Оливьере, перах, прочих франках, которые
лежат «в крови среди теснин». Теперь, когда ему не нужно разить врага и отбивать удары, в ночной тишине
он с особой остротой осознаёт, что потерял. Мысль об этом нестерпима, он не может сдержать скорбных
рыданий.
Le jour s'en va; la nuit devient obscure.
Charles s'endort, le puissant empereur.
Il songe alors qu'il est aux défilés;
Entre ses maines il tient sa lance en frêne,
Quand Ganelon vient la saisir sur lui,
Qui la secoue et la brandit si fort
Que vers le ciel en volent les éclats,
59
НАУЧНОЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ «IN SITU» №5/2015 ISSN 2411-7161
Charles dormait; il ne s'éveille pas.
Après, il songe une autre vision,
Qu'il est en France, à son Aix-la-Chapelle.
Un ours le mord au bras droit durement.
Il voit venir d'Ardenne un léopard
Qui fièrement s'attque à son corps même.
Un lévrier sort alors du palais;
Il vient à Charles au galop et par bonds,
Tranche d'abord l'oreille droite à l'ours,
Puis, furieux, combat le léopard.
Les Franks disaient: «Quelle grande bataille!»
Mais on ne sait lequel la gagnera.
Charles dormait; il ne s'éveille pas.
(VIII, 37-38)
Проходит день, спустился сумрак ночи. Могучий Карл заснул и видит сон — как Гвенелон
выхватывает у него из рук копьё из ясеня, которое разлетается на осколки. Потом мнится ему, будто он во
Франции, в своём Ахене; вдруг, откуда ни возьмись, на него набрасывается медведь и хватает его за руку, а
с Арденнских гор на него мчится страшный леопард. Но тут на помощь Карлу приходит борзой пёс, который
выскакивает из дворца и мчится к нему быстрыми прыжками. Вот пёс откусил медведю ухо и вступил в
жестокую схватку с леопардом. Кто победит — не ясно.
Мистическая атмосфера сна, полная символических образов и пророческих фигур, накладывает свой
отпечаток на восприятие времени; погружение в сновидение вызывает ощущение потери представления о
времени, провоцирует всевозможные его трансформации, «когда короткие временные интервалы
переоцениваются, а длительные недооцениваются» [6, с. 123].
Особенности решения проблемы времени как художественной категории в данном случае состоит в
том, что поступательное сюжетное развитие не прерывается, поскольку символическая пространственная
расстановка персонажей дана в «счёт» того времени, пока Карл спал. Эта часть отличается неуклонно
нарастающей напряжённостью, поскольку, по сравнению с элементами, которые придают событию
характеристику внешнюю, сон придаёт событию характеристику драматическую.
Само время как неотъемлемая часть природных описаний служит не только фоном событий. Точное
указание на временной параметр, часто с опорой на пространственный, придаёт достоверность,
реалистичность всему происходящему:
Passe le jour, arrive la nuit sombre;
Claire est la lune et les étoiles flambent.
Notre empereur est maître à Saragosse. (XLVIII, 185)
Проходит день, уж вечер наступает,
На небе блещет месяц, словно пламя,
Сверкают звёзды. Занял город Карл. (271, с. 108)
Sur les hauteurs, dans un bois ils s'arrêtent.
Quatre cent mille y attendent l'aurore.
Dieu! quel malheur que les Français l'ignorent! (VIII, 37)
В лесу, средь гор, четыре сотни тысяч
Там ждут зари … . О горе! Наши франки
Ещё того не ведают, не знают! (56, с. 30)
60
НАУЧНОЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ «IN SITU» №5/2015 ISSN 2411-7161
Границы между единицами обоих планов — временного и пространственного — иногда очень зыбки
и трудноопределимы, поскольку «аутентичная, то есть собственная структура произведения искусства не
может быть представлена как чисто статическая, пространственная, преимущественно экстенсивная […] Она
не может быть представлена и как сугубо временная» [6, с. 98]. Отсюда возможные переходы от одного
измерения к другому. Описание любого явления действительности как данности с необходимостью
предполагает помещение его в определённый отрезок времени, который оговаривается специально, либо
присутствует в сознании имплицитно:
Passe le jour, arrive la nuit sombre;
Claire est la lune et les étoiles flambent. (XLVIII, 185)
«Проходит день, наступает ночь» — это факты астрономические, поскольку они очерчивают
временной интервал в художественном повествовании. Однако подключение эпитета «sombre» к слову «nuit»
неожиданно переводит описание в пространственный регистр. «La nuit sombrе» — это уже не просто
указание на тёмное, смеркнувшееся время суток: перед мысленным взором всплывает полная поэзии картина
опустившейся на землю ночи с огромной луной, которая блещет на небе, и сверкающими звёздами.
Подобные переносы изображения из временного среза в пространственный в «Песни» не редкость:
Clair est le jour et le soleil luisant.
L'émir payen est sorti du vaisseau. (XXXVI, 136)
[Был ясный день, светило ярко солнце]
Claire est la nuit et la lune luisante. (XXXIV, 128)
[Луна блестит, и ночь светла]
Sur destriers ils chevauchent serrés.
Clair fut le jour et beau fut le soleil. (XV, 52)
[Был ясный день, светило ярко солнце]
Парные предикативные синтагмы «сlair est le jour» и «et le soleil luisant», «сlaire est la nuit» и «et la lune
luisante» и другие воспринимаются как равнозначные благодаря использованию прилагательных «сlair»,
«luisant» в идентичной атрибутивной конструкции, хотя семантически и функционально они не вполне
одинаковы: первые компоненты этих тавтологических речений больше тяготеют к передаче временных,
вторые — пространственных вех. Слова «jour», «nuit» скорее связаны в нашем сознании с протеканием
времени, а «soleil», «lune» — уже конструкты обстановки, пейзажа.
В ряде случаев встречается косвенное указание на течение времени через пространственные
показатели:
Il fait grand chaud, la poussière se lève. (XLVIII, 184)
[Был страшный зной, столбом стояла пыль]
Charles un jour à l'ombre était assis
En la prairie, auprès de Carcassonne. (V, 21)
[Однажды сидел император в своём саду, на лужайке, в тени]
Sire, voyez devant nous à deux lieues,
Vous pouvez voir les grands chemins poudreux …(XXXIII, 124)
[Король! — воскликнул он. — Вон там вдали, смотрите, клубится пыль …]
Sir Olivier est monté sur un pin;
Or il voit bien le royaume d'Espagne
Et les payens qui sont en si grand nombre.
Il voit briller ces casques d'or gemmés
Et ces écus et ces hauberts frangés,
61
НАУЧНОЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ «IN SITU» №5/2015 ISSN 2411-7161
Et ces épieux et ces chapeaux hissés …(XVI, 54)
На холм крутой забрался Оливьер,
Увидел он испанские долины
И все войска неверных сарацин:
Сверкают брони, копья со значками.
Блестят щиты и шлемы золотые,
Одних полков не мог он сосчитать……(82, с. 38)
В этих примерах в качестве временного ключа выступают вторичные, косвенные указания на время
суток: само собой разумеется, что «страшный зной» может стоять только в полдень; «в тени, на лужайке»
Карл также укрывается от полуденного зноя. Да и далёкие испанские равнины, и клубящаяся пыль бывают
видны не иначе, как днём; сверкающие шлемы и блестящие щиты играют лишь на солнце. Цвет зелёной
травы тоже можно различить только при свете. Поздно вечером, когда совсем стемнеет, трава уже не может
восприниматься как «зелёная», но лишь как «свежая, сочная, прохладная от росы» — «herbe fraîche». Здесь
в тексте используется не стандартный цветной эпитет «verte», а определение, связанное с тактильными
ощущениями.
A leurs chevaux ont enlevé les selles,
Et leurs freins d'or, qu'ils laissent pendre aux cous.
Ils trouveront au pré de l'herbe fraîche …(XXXIV, 127)
Сняв уздечки, сёдла,
Они коней пустили там пастись
На луг, травою свежею покрытый. (184, с. 77)
В свою очередь пространственные факторы могут функционировать как временные:
Et les Français avec hâte chevauchaient
Par ces sentiers longs et ces chemins larges…(XXXVII, 144)
Быстро мчатся франки,
Летят они к ущельям Ронсеваля,
Чтоб поле страшной битвы осмотреть. (205, с. 86)
Немало путей и дорог предстоит преодолеть франкам, чтобы добраться до Ронсеваля. Далёким был их
путь, и поэтому, как они ни торопились, приехали слишком поздно.
Chevauchent tant, par voie et par chemin,
Qu'à Saragosse ils viennent sous un if. (V, 22)
Граф Гвенелон и хитрый Бланкандрин
Так долго вместе ехали, что оба
Друг другу дали клятву — погубить
Могучего Роланда; в Сарагоссу
Приехали и там, под кипарисом,
Сошли с коней. (32, с.21)
Нередко промежуточное время в эпосе — «это время, потраченное на преодоление пространства» [6,
с. 123]. Гвенелон и Бланкандрин так долго ехали по дорогам и тропинкам, что успели сговориться о
злодеянии. «Сes sentiers longs et ces chemins larges», «par voie et par chemin», будучи средствами актуализации
художественного пространства, опосредованно маркируют время.
Диалектическое движение от образа времени к образу пространства и обратно обусловлено
причинными связями, отношениями детерминации явлений и процессов объективной действительности.
Стереотипные речения, в том числе и связанные с описанием пространственно-временных отношений,
— закономерное явление в фольклоре разных народов. Их подлинная функциональная значимость
62
НАУЧНОЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ «IN SITU» №5/2015 ISSN 2411-7161
заключается в их участии в построении и организации художественного пространства, они необходимы для
регулирования течения художественного времени, «уравнивания темпоритма повествования с реальностью»
[5, с. 293]. Соотносительность реального и поэтического времени и пространства связана, как указывает
Потебня, со специфической особенностью видение мира поэтической мыслью в древние времена.
Существенным её признаком оказывалась меньшая степень абстрагированности, отвлечённости, чем в
художественной литературе более поздних времён.
Подобные формулы-повторы — важное средство передачи течения художественного времени в
эпическом тексте, но не самое главное и не единственное. Имеются и другие подходы к трактовке временных
параметров — грамматические, синтаксические.
Список использованной литературы
1. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. — Москва: АНСССР, ин-т
Языкознания, Наука, 1981
2. Дубовая Е.В. Стереотипы — эскизы природы в старофранцузской «Песни о Роланде» и их роль в
организации эпического пространства и времени. — Москва: МПГУ, 2011
3. Песнь о Роланде/ Перевод Ф.Г. Делабарта. — М., 1938
4. Потебня А.А. Мысль и язык. — Москва: Лабиринт, 2007
5. Потебня А.А. Теоретическая поэтика. — Москва, 1990
6. Ритм, пространство и время в литературе и искусстве/ Отв. Ред. Б.Ф.Егоров. — Ленинград: АНСССР,
Наука, Ленинградское отделение, 1974
7. Chanson de Roland/Par A. d'Avril. — Paris, 1865
8. Domerc V., Payen J.-Ch., Pernond R. Plaisir de lire (moyen âge). — Colin, 1965
© Дубовая Е.В., 2015
63
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
5
Размер файла
630 Кб
Теги
эпического, роланде, песни, pdf, изображение, средств, континуумов, текст, пример, временного
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа