close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Элементы мистики в сборнике «Вымыслы сверхъестественного» современной китайской писательницы Чи Цзыцзянь..pdf

код для вставкиСкачать
Вестник Бурятского госуниверситета
2011/8
Н.Г. Аюшеева
УДК 821.58.09
ЭЛЕМЕНТЫ МИСТИКИ В СБОРНИКЕ «ВЫМЫСЛЫ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОГО»
СОВРЕМЕННОЙ КИТАЙСКОЙ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ ЧИ ЦЗЫЦЗЯНЬ
В статье рассматриваются рассказы из сборника «Путешествие с водой», объединенные и изданные в сборнике «Вымыслы сверхъестественного», в которых наиболее ярко выразилась идея сочетания реального и фантастического. Этим самым Чи Цзыцзянь удается достичь реальности происходящего, обогатить и раскрыть
эмоциональное наполнение образов.
Ключевые слова: современная китайская литература, магический реализм, нео-реализм, символ.
N.G. Ayusheeva
ELEMENTS OF MYSTICISM IN THE COLLECTION «FIGMENTS OF THE SUPERNATURAL»
OF MODERN CHINESE WRITER CHI ZIJIAN
The article deals with stories from the book «Journey with the water, combined and published in the anthology «figments of Supernatural», which is most clearly expressed the idea of combining the real and the fantastic. There by Chi
Zijian author elusive reality, to enrich and to disclose emotional content of images.
Keywords: modern Chinese literature, Chi Zijian, magic realism, neo-realism, symbol.
В сборник рассказов «Вымыслы сверхъестественного» известной китайской писательницы
Чи Цзыцзянь вошли шесть рассказов, отобранные
и переведенные на английский язык Симоном
Паттоном (Simon Patton). Переводчик в свою очередь выбрал эти рассказы из сборника «Путешествие с водой», изданного в 2002 г. в молодежном
издательстве. Сборник привлекателен для изучения тем, что в нем собраны рассказы, в которых
присутствуют элементы мистики, выполняющие
в каждом отдельном рассказе определенные функции. Мистика гармонично вплетается в основную
кайму произведения, помогая более точно и глубже раскрыть характер и эмоции главных героев,
наполняя символической значимостью те или
иные явления и предметы, подчеркнуть тесную
связь человека и природы. «Вымыслы сверхъестественного» – это сборник 6 историй Чи Цзыцзянь, можно сказать, музыкальное произведение,
идущее из самого сердца автора. Музыка сердца
переносит читателя в мир, где природа окутана
кольцом духовного света, и древние отношения
человека с природой оживают. Силы природы,
нежные человеческие чувства, а также богатый
духовный мир лежат в основе всех рассказов, они
наделены особой лирической красотой и не подвержены влиянию времени» [5, с. 1].
Действие первого рассказа «Мелкий дождь на
закате в море Грига» (格里格海的细雨黄昏 Geligehaide xiyu huanghun «天涯» 2001/3) разворачивается на родине норвежского композитора Эдварда Грига и на севере Китая, которые связаны
между собой звуками и музыкой. Музыка Грига на
набережной и таинственные звуки, которые слышит героиня в китайской глубинке, соединяют мир
людей и мир сверхъестественного. Слушая музыку
в доме Грига и смотря на мелкий дождь, капли которого падают в бушующие волны моря, героиня
вспоминает странные звуки, которые она слышала
в пустынном загородном доме на севере Китая и
которые заставили ее бежать оттуда. Но далеко от
дома к ней вдруг приходит прозрение: странные
звуки, которые она часто слышала в деревянном
доме, были поистине небесной музыкой, песней
человеческой души, и ей становится стыдно, что
она так старательно пыталась от них избавиться.
Теперь она понимает, что звуки – это «выражение
неразрывной связи человека с его духовным миром, они созданы душой, которая жаждет жизни»
[1, с. 28]. Она возвращается в деревянный домик
после путешествия по Норвегии. И там, слушая
знакомые звуки, думает о Григе, и его музыка пересекает океан, наполняя ее сердце любовью. Здесь
можно найти элементы, присущие магическому
реализму: хотя место реальное, но события, происходящие там наполнены мистикой. Искажается
течение времени, героиня находится то на берегу
моря в Норвегии, то в загородном доме на севере
Китая. Центральный образ рассказа – музыка Грига – заставляет главную героиню забыть о своих
страхах, является символом единения человека с
природой, возвращения к жизни.
В рассказе «Поцелуй картофеля» (亲亲土
豆Qinqin tudou «作家» 1995/6) цветы картофеля создают связь между живыми и мертвыми. В
нем рассказывается о крестьянской семье, кото36
Н.Г. Аюшеева. Элементы мистики в сборнике «вымыслы сверхъестественного» современной китайской писательницы
Чи Цзыцзянь
рая выращивает картофель, являющийся главным
источником их пропитания и дохода. Когда муж
умирает от рака легких, жена Айцзе решает заполнить его могильную яму картофелем со своего
поля. С помощью картофеля муж сможет сохранить связь с миром живых. После похорон, когда
Айцзе покидает могилу мужа, «…круглые, пухлые картофелины упали на землю с верхушки могильного холма, покатились по дороге к ногам и
коснулись ее туфель, совсем как маленькие дети,
которые привыкли быть любимыми своей матерью и теперь просят материнской любви. Айцзе
с нежностью посмотрела на картофелины и ласково сказала: «Ты все еще со мной?» [1. C. 66].
Неудивителен образ картофеля в данном рассказе, все что было дорого и необходимо, по конфуцианским канонам принято отправлять в могилу
вместе с умершим. Таким предметом для бедной
крестьянской семьи является картофель.
Подобно тому, что существует связь между
людьми и музыкой («Мелкий дождь на закате в
море Грига»), между людьми и растениями («Поцелуй картофеля»), в рассказе «Месяц туманов»
(月牛栏Wuyue niulan «收获» 1996/5) мы видим
прочную связь между главным героем, мальчиком
по имени Баочжуй, и его животными. Из-за того,
что у мальчика не складываются отношения с отчимом, Баочжуй бежит в коровник и отказывается возвращаться в дом, к семье. Прислушиваясь
в темноте к шумному дыханию коров, жуюющих
жвачку, он погружается в воспоминания, но его
воспоминания как «смутные видения, как белый
туман, бездонная тьма». Баочжуй как будто живет
под защитой своих коров: «Цветок (кличка животного) тихо промычала, приветствуя Баочжуя,
так она делала всякий раз, когда он возвращался в
коровник». Ее молодой хозяин никогда не уходил
ночью, до тех пор, пока она не переставала беспокоиться о нем. Он уходил под ее тихое мычание
[1, с. 73-74].
Эта особая связь между Баочжуем и коровами придает ему силы противостоять деспотии,
самоуправству вокруг него до тех пор, пока не
наступит время, когда он постепенно сблизится с
людьми. Это сильно отличает его от идиота Бинцзая, который является символом невежества и нищеты в рассказе Хань Шаогуна «Папапа». Месяц
туманов заканчивается и появляется надежда на
то, что вернутся воспоминания, изменится жизнь.
Образ тумана в данном рассказе многозначен, с
одной стороны, есть образ туманного месяца, который является символом разделения, взаимного
непонимания между героями, с другой стороны,
воспоминания Баочжуя похожи на туман, они такие же туманные и неясные, и сколько мальчик ни
пытается вспомнить что-либо из прошлого, все
покрыто туманом.
В четвертой истории «Купание в чистой воде»
(清水洗尘Qing shui xi chen «青年文学» 1998/8)
рассказывается о традиции ежегодного купания
27 числа последнего месяца, накануне Нового
года. Это не просто умывание, это ритуал, который
проводится раз в год и имеет особое значение. Он
несет в себе знак очищения от старого, ненужного, обновления человека, не только физически,
но и духовно. Повествование ведется от имени
главного героя – тринадцатилетнего мальчика по
имени Тяньцао. Обязанность Тяньцао – разогревать и опорожнять ванну во время семейного ритуала. Он ненавидит формальный ежегодный ритуал и особенно ему не нравится, что он должен
мыться в ванной, в которой уже кто-то мылся. В
этом году тем не менее купание обрело для него
новый смысл, не только потому, что он в первый
раз окунулся в ванну с чистой водой, но и потому, что звуки, которые он слышал из комнаты, где
его родители омывались, пробудили в нем новые и
неясные ощущения. Всплеск воды, дрожащая занавеска, проявление нежности его родителей – все
это вызывало неясные чувства у Тяньцзао, и кровь
приливает к лицу, «…он чувствует непреодолимое
желание петь…он оживлен, до самой ночи музыка
звучит особенно волнующе – звучит так, как если
бы музыка рая окружила все вокруг» [1, с. 140].
Рассказ заканчивается описанием новых эмоций
мальчика. Чтобы полнее раскрыть всю глубину и
новизну ощущений, автор прибегает к фантастическому образу «музыки рая», «Ивовый узор» (河
柳图 Heliu tu»作家» 2000/10) – история второго замужества Цзиньлань и ее непростых взаимоотношений с мужем, вдовцом Пэй Шаофа, и его дочерью. Цзиньлань все время чувствует присутствие
предыдущей жены Пэй Шаофа, и это доставляет
ей сильное беспокойство. Для Цзиньлань «ее новая
семья как машина, которая автоматически функционирует и часто ломается. Иногда эти поломки
совершаются людьми, иногда призраками, а иногда они бывают вызваны рекой со склонившимися
к воде ивами» [1, с. 147]. Всякий раз, когда Цзиньлань думает о своем бывшем муже, или в моменты
эмоционального срыва она спускается вниз к реке
и подолгу смотрит на ивы. Символическая функция ветки ивы очевидна.
Последняя история «Заснеженное кладбище»
37
Вестник Бурятского госуниверситета
2011/8
(白雪的墓园 Baixuede muyuan «春风» 1991/4) показывает, насколько сильно любят родители главного героя друг друга. После смерти мужа появляется в левом глазу жены круглое красное пятно.
Пятно не исчезало до тех пор, пока она не посетила кладбище, где похоронен муж. «Отец был не
готов уйти в одиночестве, он оставил напоминание о себе на глазном яблоке матери. Это напоминание оставалось там, пока она не пришла к нему
на могилу, – только после этого он успокоился» [1,
с. 205]. Главный герой, от лица которого ведется
повествование, все время чувствует присутствие
умершего отца: «Я знал, что отец никогда не сможет по-настоящему быть со мной в этой комнате,
но я всегда чувствую его присутствие» [1, с. 189].
Присутствие отца всегда чувствуется, иногда на
слух, в звуках и музыке, в «моросящем дожде»,
или визуально в виде пятна в глазу матери. Смерть
присутствует в жизни живых; она живет в различных формах и проявлениях в сердцах людей.
«Мир, в котором живут герои Чи Цзыцзянь, не
только земной и прагматичный, он еще имеет магические и духовные качества, о чем свидетельствует название книги. Во всех рассказах присутствует тонкий, но важный элемент. Чи Цзыцзянь,
выступая на фестивале писателей в Сиднее в 2004 г.,
сказала, что она верит в сверхъестественное. Духовность присутствует во всех историях. Духовное служит инструментом для исследования природы, атмосферы места, человеческой личности
и ее проявлений» [5, с. 4]. Присутствие сверхъестественного и таинственная обстановка придают
рассказам завораживающую и интригующую атмосферу. В отличие от «Души гор», где Гао Синцзяня проявляет любопытство к мистическим, духовным элементам, которые она находит в культурах этнических меньшинств во время своего путешествия в поисках душевного покоя и свободы.
Чи Цзыцзянь, в свою очередь, находит духовные
элементы в обычной жизни. В отличие от Мо Яня,
который создает пугающий, безрадостный мистический мир, тайны и иллюзии сельского пейзажа
Чи Цзыцзянь более мирные и проникнуты теплом
и любовью.
Таким образом, в сборнике можно найти элементы магического реализма: сплетение реального и фантастического. У Чи Цзыцзянь реальным
всегда остается место действия ее произведений,
фантастичность несут в себе описания природы,
например, в рассказе «Месяц туманов» где постоянным является туман, который сопровождает рассказ на всем его протяжении, изображение
природы в рассказе «Поцелуй картофеля», где
картофельное поле, цветы и плоды – одушевленные предметы и т.д. Еще одним элементом магического реализма выступает время, а вернее, его
отсутствие в рассказе «Мелкий дождь на закате
в море Грига». Особое место в творчестве Чи
Цзыцзянь занимает образ снега. Как в рассказе
«Заснеженное кладбище» и в известном саньвэне «В моем мире пошел снег» (我的世界下雪了),
снег – неотъемлемый атрибут родины Чи Цзыцзянь. Снег – это наступление зимы, очередной
этап в цикличном течении жизни. В рассказе «Заснеженное кладбище» Чи Цзыцзянь, не прибегая,
к сложным приемам, в простой манере учит нас
тому, что «…тот, кто умер, уже ушел от нас, но
тот, кто жив, должен жить дальше и стараться делать это как можно лучше» [2, с. 26].
Все произведения содержат изображение
каждодневной жизни простого народа, эмоций,
психологического состояния. Неудивительно,
что многие критики считают Чи Цзыцзянь писателем – «неореалистом». Неореализм – важный
писательский метод в Китае, который отошел от
объективного и инструментального исследования
критического реализма – позднего социалистического и революционного реализма, который доминировал в современной китайской литературе с
1919 г. до середины 1980-х. Творчество Чи Цзыцзянь ориентировано на исследование социальнопсихологических и нравственных координат современной жизни. Она пристально вглядывается
в душу конкретного «маленького» человека, которая не менее сложна и загадочна, чем глобальные изменения эпохи. Как и многие современные
писатели, Чи Цзыцзянь, ощущая неблагополучие
современной жизни, пытается найти в ней устойчивую основу, силу, не подвластную социальному
хаосу и противостоящую ему.
Однако творчество Чи Цзыцзянь отличает присущая только ее писательской манере особая чувствительность, интимность, сентиментальность и
меланхолия [4, с. 21]. Эти характеристики сближают творчество писательницы с романтизмом
и выражают ее женскую чувствительность, что
логично воспринимается критиками как феминистическая литература, элементы которой можно
найти и в произведениях данного сборника, которые проявляются в отношениях между мужьями
и женами, в подчеркивании важной роли жены.
Жены, как правило, более активны, а мужья более
зависимы. Это относится и к родителям Баочжуя,
к отношениям между мужем и женой в «Поце38
В.В. Башкеев. Жанровая атрибутация текста второй части первой главы Ханьшу («история Хань»): анализ структуры главы
луе картофеля» и особенно, когда душа мужа поселилась в глазу жены в рассказе «Заснеженное
кладбище». Единственное исключение – это отношение между Цзиньлань и ее вторым мужем
Пэй Шаофа «Ивовый узор», кажется, здесь мы
попадаем в мир традиционных патриархальных
стереотипов. Тем не менее, позиция падчерицы
четко указывает, что второй брак Цзиньлань – декларация феминистических взглядов Чи. Падчерица в своем дневнике пишет: «На самом деле это
не потому, что я ненавижу Чэн Цзиньлань, я просто ненавижу, что она безвольно вышла замуж за
моего отца. После того, как Ли Муцин оставил ее,
не было необходимости так, не уважая себя, выйти замуж за такого мелочного, необразованного
человека, как мой отец» [1, с. 176].
Таким образом, сочетая элементы мистики и
реальности, Чи Цзыцзянь в своих произведениях
удается создавать уникальный художественный
мир. Все рассказы сборника объединяет подробное описание богатых традиций, обычаев,
повседневной жизни простого народа, сюжеты
многих произведений основаны на личном опыте
писательницы. В ее произведениях также можно
найти черты нео-реализма, в то же время они отличаются присущей женской литературе особой
мягкостью и чувствительностью.
Литература
1. Chi Zijian. Figments of the Supernatural. Tr Simon
Patton. Sydney: James Joyce Press, 2004. 205 p.
2. 迟子建. Чи Цзыцзянь. 与水同行. Купание в чистой
воде青年文学.Молодежное издательство, 2002/1
3. 蒋蕾. Цзян Лэй. 迟子建小说的生命意识. О смысле
жизни в произведениях Чи Цзыцзянь. 西南大学. Издательство Юго-западного университета, 2006
4. 崔岩. Цуй Янь. 论迟子建小说创作中的温情主义
和人性关怀. Патернализм и человечность произведений Чи
Цзыцзянь. 东北师范大学 Издательство Северо-восточного
педагогического университета, 2007.
5. http://mclc.osu.edu/rc/pubs/reviews/wangping.htm
Аюшеева Наталья Гармаевна – ассистент кафедры
филологии стран Дальнего Востока Бурятского государственного университета, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а, восточный факультет – ул. Пушкина, 25, e-mail: ayoush@mail.ru
Ayusheeva Natalya Garmaevna – assistant of department
of philology of Far East countries of BSU, Ulan-Ude, Smolin str.,
24a (BSU). Oriental Faculty – Pushkin str. 25, e-mail: ayoush@
mail.ru
В.В. Башкеев
УДК 417.32 (510)
ЖАНРОВАЯ АТРИБУТАЦИЯ ТЕКСТА ВТОРОЙ ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ ХАНЬШУ
(«ИСТОРИЯ ХАНЬ»): АНАЛИЗ СТРУКТУРЫ ГЛАВЫ
В статье разбираются вопросы анализа структуры текста и жанровой атрибутации. В тексте источника выделяются элементы информации трех жанровых групп – «хроника», «описание» «идея». Это позволяет
увидеть структуру главы в трех пластах – хроникальном, описательном и идейном. Сопоставление структуры
каждого пласта и общей структуры главы (приоритетов распределения всех элементов информации по годам)
позволяет увидеть, какой тип информации являлся базовым и какие правки претерпела структура базового пласта в процессе создания текста источника.
Ключевые слова: жанровая атрибутация, анализ структуры текста, «хроника», «описание», «идеи», Западная Хань, Лю Бан.
V.V. Bashkeev
GENRE ATTRIBUTATION OF THE SECOND PART OF HANSHU («HISTORY OF HAN»)
FIRST CHAPTER: CHAPTER STRUCTURE ANALYSIS
The article deals with the questions of text structure analysis and genre attributation. The whole text is devided into 3
groups according to the type of containing information (chronicles, descriptions or ideas).After the structure of the whole
text becomes clear, it is possible to see the percentage of each information type and through this the process of text’s creation becomes clearer.
Keywords: genre attributation, text structure analysis, chronicles, description, ideas, Western Han, Liu Bang.
Введение
Предмет, цели и задачи исследования
Данная статья посвящена разработке методов
анализа нормативных историй (чжэнши) важнейших государственных образований на территории Восточной Азии. Нормативные истории,
являющиеся базовым источником по традиционной истории Китая, представляют собой сложный
многожанровый текст, и потенциал их исследования в российском китаеведении реализован далеко не полностью1.
Основная цель работы состоит в том, чтобы
39
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
545 Кб
Теги
современные, элементы, цзыцзянь, вымыслы, китайской, pdf, мистика, сборник, сверхъестественное, писательниц
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа