close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Языковая репрезентация прототипических образов «Века» «Столетия» в русской поэзии XIX века..pdf

код для вставкиСкачать
Н.С. Попова
48
УДК 81'38
Н.С. Попова
ЯЗЫКОВАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ПРОТОТИПИЧЕСКИХ ОБРАЗОВ
«ВЕКА» / «СТОЛЕТИЯ» В РУССКОЙ ПОЭЗИИ XIX ВЕКА
В предлагаемой статье рассматривается языковая репрезентация прототипических образов «века» / «столетия» в русской поэзии XIX в. Автор приходит к выводу, что чаще всего русские поэты XIX в. приписывают «веку» / «столетию» человеческие черты и создают образы текущей Воды, летящих Птиц.
Ключевые слова: абстрактные понятия, языковая репрезентация,
прототипические образы, русская поэзия XIX в.
В основе репрезентации всех типов знания в
языке лежит категориальный принцип, а в качестве
прототипов, или опорных точек, языковой репрезентации знаний выступают названия категорий,
типология которых включает в себя, кроме названий категорий базового уровня, частных систем
языковой категоризации и слов конкретной семантики в функции названий категорий субординатного уровня, также и имена абстрактной семантики [Болдырев 2007а: 26; Болдырев 2007б: 35].
Выбор слов абстрактной семантики, способных служить потенциальными названиями категорий суперординатного ряда, диктуется высоким
уровнем инферентности передаваемого знания, то
есть «имена абстрактной семантики в первую очередь служат целям репрезентации инферентного
знания» [Болдырев 2007б: 36]. Семантика данных
имен представляет собой результат оперирования
уже существующими, вербализованными концептами, что «обеспечивает возможность их использования в качестве прототипов языковой репрезентации
знания, знания преимущественно теоретического,
языкового, инферентного» [Болдырев 2007б: 33–34].
Языковая репрезентация абстрактных понятий особенно сложна, так как они, – отмечает
Е.С. Кубрякова, – противопоставлены предметным
именам и характеризуются целым рядом отличительных свойств [Кубрякова 2006: 5]. Предметные
имена объединяются в одну категорию по наличию
у их денотатов определенных аналогов со вполне
очевидными, сенсомоторными, чувственными, телесными или вещными свойствами. Nomina Abstracta обычно причисляются к категории слов, по большей степени лишенных денотатов и нередко рассматриваемых как безденотатная лексика. Хотя во
многих из абстрактных имен просвечивает перцептуальное начало, – пишет далее Е.С. Кубрякова, –
но как бы ни проступали в их семантике следы зафиксированного в них наглядного опыта взаимо-
действия человека с окружающей средой, дать их
значениям простую дефиницию сложно. «Признаки
абстрактных категорий не всегда ясны, туманны,
нестроги и образны, а концептуальная структура не
может быть рассмотрена просто как зеркало природы» [Панкратова 2006: 126].
З.Д. Попова в одной из своих работ, посвященных абстрактным понятиям, замечает: «Не так
ясен процесс формирования абстрактных концептов – понятий, которые конструируются логически
и не имеют опоры на вещественный референт в
объективном мире» [Попова 2003а: 132]. По определению З.Д. Поповой, абстрактные концепты – это
концепты из обобщенных семантических признаков, отвлекаемых от конкретных реалий и определяемых только словами, описаниями; за ними нет
никакого вещного референта. Отсутствие во внеязыковом мире вещного референта делает такие
концепты трудными для определения и толкований,
текучими, допускающими достаточно свободные
интерпретации [Попова 2003б: 14–15].
Только в абстрактном имени обобщаются такие стороны действительности, которые фактически
объединены лишь в сознании. Абстрактные концепты, подводящие «под крышу» знака сложные концептуальные структуры, – как пишет Е.С. Кубрякова, – требуют особого описания стоящих за ними
когнитивных структур – структур знаний и оценки
мира, – весьма объемных по своему содержанию.
Толковые словари фиксируют лишь самые
общие их признаки, выводя за рамки их субъективную образно-чувственную конкретику (например,
время – атрибут, всеобщая форма бытия материи,
выражающая длительность бытия и последовательность смены состояний всех материальных систем и
процессов в мире) [см.: ФЭС 1983: 94–95]. Сущность таких слов расплывчата, а их дефиниции
весьма лаконичны.
Вопросы когнитивной лингвистики
Языковая репрезентация прототипических образов «века» / «столетия» в русской поэзии XIX века
Е.С. Кубрякова считает, что абстрактные
имена, фиксируя объекты, которым, по сути дела,
нет прямых соответствий в реальном мире, могут
появляться только на более высоких и продвинутых
этапах осмысления мира. Такое постижение мира
происходит на достаточно высоких уровнях развития человека. Концепты абстрактных имен являются высшей формой ментальной деятельности человека. Постоянное взаимодействие человека с окружающей средой и осмысление им мира не могут не
ставить людей перед необходимостью вызывать к
жизни механизмы «опредмечивания» непредметных величин и вербально эксплицировать трудные
для восприятия и толкования значения, в частности,
значение абстрактного имени время.
Наиболее ярко и убедительно об этом свидетельствуют художественные тексты, в которых
время получает особое осмысление и выражение,
причем в поэтических текстах оно не столько изображается, сколько переживается, оценивается, интерпретируется и ему приписываются те или вещественные образы, наполняя их субъективной чувственно-образной конкретикой.
Прототипические образы частей суток, создаваемые поэтами пушкинской поры и русскими поэтами второй половины XIX в., а также метафорические образы времени в русской поэзии XIX в., представленные преимущественно антропоморфными
образами, нами были уже рассмотрены ранее [см.:
Попова 2008а; Попова 2008б; Попова 2008в].
Предметом данной статьи является рассмотрение языковой репрезентации прототипических образов «ВЕКА» / «СТОЛЕТИЯ» в русской поэзии XIX в.
Антропоморфные образы русские поэты
XIX в. создают и для названия отрезка времени
век. Синонимом к слову век является столетие,
для которого также характерны антропоморфные
признаки:
Наш век – торгаш; в сей век железный Без
денег и свободы нет. (Пушкин А.С. «Разговор книгопродавца с поэтом». 1824.).
Век способен к физиологическим процессам
и проявлениям (рождаться, быть молодым и стариться):
Века рождаются и исчезают снова… (Тютчев Ф. «На Новый 1816 год».);
Как жаждал радостей младых Я на заре
младого века… (Баратынский Е.А. «Буря». 1824.);
А как век-то, век-то старый Обручится с
лютой карой, Груз двойной с груди усталой Уж не
сбросит вздох удалый… (Баратынский Е.А. «Были
бури, непогоды…». 1839.).
№ 3 (020) 2009 г.
49
Столетие также способно к физиологическим
проявлениям, а именно в нашем случае у столетия
есть голос:
Из недр гроба столетия глас утешенья изыде:
Срини отчаяние! смертный, надейся, бог жив. (Радищев А.Н. «Осьмнадцатое столетие». 1801–1802.).
В одном примере антропоморфным деятелем
становится сам отрезок времени:
Века рождаются и исчезают снова, Одно
столетие стирается другим… (Тютчев Ф. «На Новый 1816 год».).
ВЕК может иметь родственные связи и отношения (детей):
Блажен озлобленный поэт, Будь он хоть
нравственный калека, Ему венцы, ему привет Детей озлобленного века. (Полонский Я. «Блажен озлобленный поэт…».);
С невольным сердца содроганьем Послушал
Музу я твою, И перед пламенным признаньем Смотри, поэт, я слезы лью!.. Нет, ты дитя больного века!
Пловец без цели, без звезды! (Майков А.Н. Некрасову Н.А. «По прочтеньи его стихотворения “Муза”».);
А он, ребенок милый века, Лепечет вдохновенно ей Про назначенье человека, Про блеск и славу
наших дней, Про пальмы светлого Востока, Про
Рафаэлловы мадонны, Но о любви своей намека Не
смеет выговорить он. (Майков А.Н. «Он и она (Четыре картины.) 1».).
Век может иметь также способность к речевой деятельности:
Все дух в нем питало: труды мудрецов, Искусств вдохновенных созданья, Преданья, заветы
минувших веков, Цветущих времен упованья… (Баратынский Е.А. «На смерть Гете». 1834.);
Век девятнадцатый – мятежный, строгий
век – Идет и говорит: «Бедняжка человек! О чем задумался? Бери перо, пиши: В твореньях нет творца,
в природе нет души…» (Полонский Я. «Век».);
Узнаешь ли в этой сцене, Милый ангел мой,
меня? Век зовет, бойцы в арене, А в твоих
объятьях я! (Майков А.Н. «Переводы и вариации
Гейне». «Посмотри: во всем доспехе…».).
Век способен к интеллектуальной деятельности (может быть мудрым, иметь память):
Монах учил, как древле жили Общины первых
христиан. «А вы, – сказал, – вы воскресили Разбитый ими истукан! Забыли в шуме сатурналий Молчанье строгое постов! Святую Библию отцов На
мудрость века променяли… (Майков А.Н. «Века и
народы. Савонарола».);
И пусть бегут твои балованные сестры На
шумных поприщах гражданственности пестрой За
50
лавром, и хвалой, и памятью веков… (Майков А.Н.
«Рыбная ловля».).
Век имеет способность к накоплению практически усвоенных знаний, навыков, умений, то
есть способность к приобретению опыта:
Напрасно вопрошал я опытность веков
И Клии мрачные скрижали, Напрасно вопрошал
всех мира мудрецов: Они безмолвны пребывали…(Батюшков К.Н. «К другу». 1815.).
И век, и столетие способны к коммуникативной деятельности (поэты обращаются к ним как
к своим собеседникам):
О незабвенно столетие! радостным смертным даруешь Истину, вольность и свет, ясно созвездье вовек; Мудрости смертных столпы разрушив,
ты их паки создало; Царства погибли тобой, как
раздробленный корабль; Царства ты зиждешь: они
расцветут и низринутся паки… Но ты творец было
мысли… (Радищев А.Н. «Осьмнадцатое столетие».);
Нет, ты не будешь забвенно, столетье безумно и мудро, Будешь проклято вовек, ввек удивлением
всех, Крови – в твоей колыбели, припева-ние – громы
сраженьев, Ах, смочено в крови ты ниспадаешь во
гроб; Но зри, две вознеслися скалы во среде струй
кровавых: Екатерина и Петр, вечности чада! и
росс… (Радищев А.Н. «Осьмнадцатое столетие».);
Мощно, велико ты было, столетье! дух веков
прежних Пал пред твоим алтарем ниц и безмолвен,
дивясь. Но твоих сил недостало к изгнанию всех духов ада, Брызжущих пламенный яд через многотысящный век, железной ногой Что подавляют цветы
счастья и мудрости в нас… (Радищев А.Н. «Осьмнадцатое столетие».);
О, громкий век военных споров, Свидетель
славы россиян! Ты видел, как Орлов, Румянцев и Суворов, Потомки грозные славян, Перуном Зевсовым
победу похищали… И ты промчался, незабвенный!
И вскоре новый век узрел И брани новые, и ужасы
военны… (Пушкин А.С. «Воспоминания в Царском
Селе». 1824.).
Столетия оказываются способными к социальной деятельности:
Явился: два столетия в борении жестоком,
Его узрев, смирились вдруг, Как перед всесильным
роком. Он повелел умолкнуть им И сел меж них
судьей! (Ф. Тютчев. «Высокого предчувствия…»
<Из Мандзони>).
Столетия / век / векá выращивают деревья;
что-то создают; рубят; пользуются молотом для
дробления камней; строят, то есть умеют трудиться:
Но только что сумрак на землю упал, По
корням упругим топор застучал, И пали без жизни
Н.С. Попова
питомцы столетий! (Лермонтов М.Ю. «Три пальмы (Восточное сказание)»).
И так, вам незачем гоняться; Вам стоит
только наслаждаться Тем, что вам создали века.
(Майков А.Н. «Отзывы жизни. Дух века».);
Наш век тем славен и велик, Что рубит в корень и со взмаху! (Майков А.Н. «Прочь идеалы!
Грозный клик!..»);
Прошли века. Их молот твердый Величья
храма раздробил… (Майков А.Н. «Венера Медицейская».);
И мы пошли ломать. Трещало Все, что построили века… (Майков А.Н. «Арлекин».).
Век / векá могут:
– вести юридическую деятельность:
То, что обещано судьбами Уж в колыбели
было ей [Святой Руси. – Н. П.], Что ей завещано веками И верой всех ее царей… (Тютчев Ф. «Нет, карлик мой! трус беспримерный!..»);
Но вы, обломки величавы, Которым гений
чистоты Лучами юной красоты Одеял мраморные
главы! Как завещание веков, Вы сохранились средь
гробов. (Майков А.Н. «Венера Медицейская».);
– иметь имущественные отношения:
Я думал – боже, как их вытянутся лица, Когда в громаде книг, что наш оставит век, Ища с
трудом у нас Сократов и Сенек, Найдут какие-то
печальные заметки – Сухого дерева раскрошенные
ветки! (Майков А.Н. «Весенний бред». (М.П.З…..у));
Век наш предкам добрым воздает исправно,
Где живут в портретах старины недавной Главные актеры, главные актрисы…Эти ж, видно, были веку лишь кулисы! (Майков А.Н. «Старый
хлам».);
Век / векá могут оказывать воздействия на
людей:
Гонит в нем [в предке. – Н. П.] наш век надменный, Не узнав его лица Нашей правды современной Дряхлолетнего отца… (Баратынский Е.А.
«Предрассудок! он обломок...»);
Вот, мыслил я, прельщенный дивным веком,
Вот разума великолепный пир! (Баратынский Е.А.
«Последняя смерть». 1827.);
Человек Повсюду рвется из пелен, Идем, куда
ведет нас век…(Майков А.Н. «Суд предков». 2).
Век / векá могут испытывать эмоциональные
состояния и переживания (удивляться, ругаться,
гордиться, бояться, пребывать в горе):
Так некий зодчий, созидая Огромный, великолепный храм На диво будущим векам, Гордился духом, помышляя О славе дела своего…(Карамзин Н.М.
«К самому себе».);
Вопросы когнитивной лингвистики
Языковая репрезентация прототипических образов «века» / «столетия» в русской поэзии XIX века
О люди! жалкий род, достойный слез и смеха! Жрецы минутного, поклонники успеха! Как часто мимо вас проходит человек, Над кем ругается
слепой и буйный век, Но чей высокий лик в грядущем
поколенье, Поэта приведет в восторг и в умиленье!
(Пушкин А.С. «Полководец». 1835);
К поэзии чутье утратил гордый век: В мишурной роскоши он ищет наслажденья, Гордится пушками – боится разоренья, И первый враг
его – есть честный человек. (Полонский Я. «Среди хаоса».);
По небу веки проходят, Как волны безбрежного моря; Никто не узнает их страсти, Никто не
увидит их горя. (Фет А. «Соловей и роза».).
Веку приписываются физиологические и
психологические свойства и качества:
… в наш премудрый век Едва ли Шаликов не
вредный человек. (Пушкин А.С. «Послание цензору». 1822.);
В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье, на злато променяв ту
власть, которой свет Внимал в немом благоговенье? (Лермонтов М.Ю. «Поэт».);
Век девятнадцатый – мятежный, строгий
век… (Полонский Я. «Век».);
К поэзии чутье утратил гордый век… (Полонский Я. «Среди хаоса».);
Блажен озлобленный поэт, Будь он хоть
нравственный калека, Ему венцы, ему привет Детей озлобленного века. (Полонский Я. «Блажен озлобленный поэт…»).
В наш век отчаянных сомнений, в наш век,
неверием больной, Когда все гуще сходят тени На
одичалый мир земной… (Тютчев Ф. «Памяти М.А.
Политковской». 1872.);
С невольным сердца содроганьем Послушал
Музу я твою, И перед пламенным признаньем Смотри, поэт, я слезы лью!.. Нет, ты дитя больного века!
Пловец без цели, без звезды! (Майков А.Н. «Н.А. Некрасову. По прочтеньи его стихотворения “Муза”».).
Векá мелькают, шагают, идут, мчатся, шествуют, то есть они способны к движению разной быстроты (скорости):
Века мелькнули: мир крестом преображен,
Любовь и честь в душах суровых пробудились…
(Батюшков К.Н. «Переход через Рейн». 1816–1817.);
Века шагают к славной цели – Я вижу их, они
идут…(Кюхельбекер В.К. «Греческая песнь». 1821.);
Века прошли… но их полет Промчался здесь,
не разрушая…(Веневитинов Д.В. «Новгород». 1826.);
Века промчатся, и быть может, Что ктонибудь мой прах встревожит И в нем тебя [пер-
№ 3 (020) 2009 г.
51
стень. – Н. П.] отроет вновь…(Веневитинов Д.В.
«К моему перстню». 1827.);
Прошли века, Россия задремала, Но тягостный был прерываем сон… (Одоевский А.И. «Дева
1610 года» (К «Василию Шуйскому»). 1828–1832.);
Прошли века, пройдут века веков, На общем
кладбище улягутся народы… (Вельтман А.Ф. «Стихотворения из романа «Странник»». V.);
Век шествует путем своим железным,
В сердцах корысть, и общая мечта Час от часу насущным и полезным Отчетливей, бесстыдней занята…(Баратынский Е.А. «Последний поэт». 1835.);
Вперед! И этот век проклятий, Что на земле
идет теперь, – Тишайшим веком добрых братий
Почтет грядущий полузверь.(Случевский К. «Из
драматической поэмы “Элоа”». 1883.).
Столетия идут, проносятся, то есть тоже находятся в движении, перемещаются в пространстве
с разной скоростью:
Столетья шли, ему [лженаместнику Христа. –
Н. П.] прощалось много, Кривые толки, темные дела, Но не простится правдой Бога Его последняя
хула…(Тютчев Ф. «Encyclica» [папское послание.
(лат.)].);
С горы сорвавшись, камень лег в долине, как
он упал? никто не знает ныне – Сорвался ль он с
вершины сам собой Иль был низринут волею чужой? Столетье за столетьем пронеслося: Никто
еще не разрешил вопроса. (Тютчев Ф. «Probléme».).
Но не только через образы Человека воспринимают русские поэты XІX в. отрезок времени Век /
столетие.
Движение этого временного отрезка передается поэтами через образы текущей или остановившей свой бег Воды:
Но знаменито вовеки своею кровавой струею
С звуками грома течет наше столетье туда… (Радищев А.Н. «Осьмнадцатое столетие». 1801–1802.);
И там, где с миром почивали останки иноков
святых И мимо веки протекали, Святыни не касаясь их… (Батюшков К.Н. «К Дашкову». 1813.);
И по небу веки проходят, Как волны безбрежного моря… (Фет А. «Соловей и роза».);
...Выше века будь! Зигзагами он свой свершает путь, И вкривь, и в вкось стремя свои разливы.
Нет! мысль твоя пусть зреет и растет, Лишь в
вечное корнями углубляясь, И горизонт свой ширит,
возвышаясь Над уровнем мимотекущих вод! Пусть
их напор неровности в ней сгладит, Порой волна
счастливый даст толчок – А золота крупинку мчит
поток – Оно само в стихе твоем осядет... (Майков А.Н. «Не отставай от века – лозунг лживый...»).
Н.С. Попова
52
Векá предстают иногда перед поэтами в образах далекого Пространства:
Его стихов пленительная сладость Пройдет
веков завистливую даль… (Пушкин А.С. «К портрету Жуковского». 1818.);
По мановению жезла его повсюду Из глубины
времен миры выходят… Таинственный Восток разоблачился – Та даль веков, когда между людьми,
Приняв их образ, странствовали боги, Их посвящая
в тайны искупленья… (Майков А.Н. «Жуковский».);
А между тем гудит, гудит Иван Великий,
Как бы из глубины веков идущий звон… (Майков А.Н. «Карамзин».);
Услышим мы вопль их страданий, И вдруг – в
их далекой любви, Сквозь бездну веков, мы узнаем
Любовь и страданья свои… (Майков А.Н. «Auf
Flügeln des Gesanges (На крыльях песни.)».).
Очень редко за временным отрезком ВЕК
стоят зооморфные образы (ВЕК летает, как Птица):
Изведан, испытан им весь человек! И ежели
жизнью земною Творец ограничил летучий наш век
И нас за могильной доскою, За миром явлений, не
ждет ничего, – Творца оправдает могила его…
(Баратынский Е.А. «На смерть Гете». 1832.);
Век юный, прелестный, Друзья, улетит…
(Коншин Н.М. «Ария». 1825.).
Изредка за наименованием отрезка времени
век перед поэтами предстает образ Предмета (летящая Стрела):
Летит стрелой Наш век младой…(Коншин Н.М. «Ария». 1825.).
Таким образом, как показывает выполненный
нами анализ, языковая репрезентация века / столетия осуществляется в русской поэзии XIX в. в основном через прототипические образы человека.
Так, век / столетие / векá:
– рождаются, могут быть молодыми и
старыми;
– имеют детей и трудятся;
– умеют мыслить, говорить и общаться;
– способны вести юридическую и социальную деятельность, оказывать воздействия на людей,
иметь имущественные отношения;
– могут испытывать эмоциональные состояния и переживания, им могут быть присущи физиологические и психологические свойства и качества.
Особенно подчеркивается русскими поэтами
XIX в. движение века / столетия (векá идут, шагают, мчатся, шествуют, мелькают). Та же идея движения воплощается русскими поэтами и в образах
текущей воды, полета птиц.
Список литературы
Болдырев Н.Н. Репрезентация знаний в системе языка. // Вопр. когнитивной лингвистики.
2007а. № 4. С. 17–27.
Болдырев Н.Н. Прототипы в языковой репрезентации знаний // Проблемы представления (репрезентации) в языке. Типы и форматы знаний: сб. науч.
трудов. М.; Калуга: Изд-во «Эйдос», 2007б. С. 29–37.
Кубрякова Е.С. В генезисе языка, или размышления об абстрактных именах // Вопр. когнитивной лингвистики. 2006. № 3. С. 5–14.
Панкратова С.А. Когнитивная роль метафор
в репрезентации ментальных пространств // Международный конгресс по когнитивной лингвистике:
сб. материалов 26-28 сентября 2006 г. Тамбов: Издво ТГУ им. Г.Р. Державина, 2006. С. 124–126.
Попова З.Д. Концептуальная природа абстрактных понятий // Вестн. ВГУ. Сер.: Гуманитарные науки. Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та,
2003а. № 1. С. 132–141.
Попова З.Д. Абстрактные понятия в языковом
сознании народа // Филология и культура: материалы
ІV Междунар. науч. конф. 16-18 апреля 2003 г. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2003б. С. 14–16.
Попова Н.С. Прототипические образы частей
суток в поэзии пушкинской поры. 2008а.
(в печати).
Попова Н.С. Прототипические образы частей
суток в русской поэзии второй половины
XIX века. 2008б. (в печати).
Попова Н.С. Метафорические образы времени в русской поэзии XIX века. 2008в. (в печати).
Философский энциклопедический словарь.
М.: Сов. энциклопедия, 1983.
N.S. Popova
LANGUAGE REPRESENTATIONS OF THE 19-TH CENTURY RUSSIAN
POETRY PROTOTYPICAL IMAGES
The article considers language representation of the 19-th century Russian poetry prototypical images. The author comes to the conclusion that very often the 19-th century poets prescribed human features
to the age and made literary allusions to elapsing time as if it were running water or flying birds.
Key words: abstract concepts, language representations, prototypical images, the 19-th century Russian poetry.
Вопросы когнитивной лингвистики
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
23
Размер файла
612 Кб
Теги
образов, века, поэзия, репрезентация, xix, прототипические, pdf, столетия, языковая, русской
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа