close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Внешние и внутренние основы регуляции творческого процесса в «Экономико-центрической» журналистик..pdf

код для вставкиСкачать
№ 3 / 2015
ISSN 2410-6070
Таким образом, мы рассматриваем толерантность как готовность восприятия других такими, какие они
есть, и взаимодействие с ними на основе согласия. Регулирующие функции ценностей, в комплекс которых в
поликультурном обществе входит и толерантность, нацелены не только на сохранение мира и
взаимопонимания, а и на создание условий для самореализации личности. С точки зрения философии
образования - настоящая толерантность предполагает взаимность и активную позицию всех заинтересованных
сторон, создает возможности для взаимообогащения субъектов коммуникаций. Толерантность - ценность
человечества, связанная с существенными характеристиками человеческого бытия. Она является залогом того,
что жизнь человечества продолжится, а целостность и развитие личности - возможны.
Список использованной литературы
1. Тишков В.А. О толерантности. (Доклад на общем собрании Академии педагогических и социальных
наук). - Отдельный оттиск. Без места и года изд-я.-12 с.
2. Андрущенко В.П. Философия образования ХХ1 века: в поисках перспективы // Философия
образования.- 2006-№1.-С.7-12.
© О.А.Грива, 2015
УДК 1.17.179.1
Г.М.Нуруллина
К.полит.н., доцент
Кафедра массовых коммуникаций
Набережночелнинский институт (филиал)
Казанского федерального университета
г.Набережные Челны, Российская Федерация
ВНЕШНИЕ И ВНУТРЕННИЕ ОСНОВЫ РЕГУЛЯЦИИ ТВОРЧЕСКОГО ПРОЦЕССА В
«ЭКОНОМИКО-ЦЕНТРИЧЕСКОЙ» ЖУРНАЛИСТИКЕ
Аннотация
В центре внимания - принципы и нормы профессиональной морали, бытующие в средствах массовой
информации, этико-правовые механизмы регуляции и саморегуляции деятельности прессы, уровень
профессиональной морали журналиста в современном обществе. В своей концепции автор ориентирован на
детальное изучение системы и механизмов профессионально-этической регуляции журналистского поведения.
Ключевые слова
Этика и контрэтика, саморегуляция, социетальная модель журналистики, этическая амбивалентность
прессы, бифуркация профессиональной морали, экономико-центрическая журналистика, корпоративное
сознание, публицистические средства, постмодернистская журналистика, профессионально-этическая
регуляция.
Как известно, коррекционные основы журналистской деятельности - с помощью права и этики
классифицируются достаточно четко: а) начала внешние, обеспечивающие регуляцию, возникают на основе
права, и б) начала внутренние, обеспечивающие саморегуляцию, образуются на основе этики. По утверждению
П.Н. Киричёк и О.Н. Федотовой, «правовые уложения крайне необходимы в качестве идеологической основы
регуляции деятельности прессы (извне), поскольку журналистика является профессией социальноуправленческой … Этические нормы крайне необходимы в качестве идеологической основы саморегуляции
деятельности прессы (изнутри), поскольку журналистика является профессией массово-воспитательной» [3, с.
31-33].
Постоянная внешняя и внутренняя коррекция журналистской деятельности правовыми и этическими
механизмами является необходимым условием для системно-непрерывного адсорбирования выходящей с
массмедийного конвейера информационно-коммуникативной продукции от вредных для духовного здоровья
нации вербально-визуальных токсинов и снабжать массовую аудиторию доброкачественными фактами,
- 194 -
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА»
сведениями, оценками, комментариями. В этом случае конечный продукт журналистской деятельности
(массово ориентированный медиатекст) должен быть исключительно профессиональным – то есть, безусловно,
правовым и безукоризненно нравственным. Именно на синкретизме профессионализма, права и морали в
журналистике особенно настаивал Г. Маркес в своих размышлениях о природе прессы: «По образному
выражению замечательного писателя, разделять эти понятия – всё равно, что пытаться отделить жужжание от
мухи» [2, с. 7].
Тем не менее, разделение этих понятий – профессионализма, права, морали – явственно наблюдается в
современной постмодернистской прессе. Очутившись в шоковых условиях информационного рынка,
российские журналисты до сегодняшнего дня не сумели овладеть диалектической суммой
рационализированных приемов и способов профессионального выбора, которые заключаются в умении
принимать автономные решения как в простых, так и сложных производственных ситуациях, из которых,
собственно, и составляется весь журналистский процесс.
В настоящее время в медиа-сфере российского общества при всей его многообразности и
противоречивости с наглядной безусловностью доминирует социетальная модель журналистики, которую
можно назвать «экономико-центрической». В сущностно-функциональном основании этой модели идеологических посылках и технологических средствах - лежит рыночная (маркетинговая) философия, которая
выражается в словах А.К. Омельчука: «Мы, телевизионщики, производим продукцию, но не производим товар,
мы производим продукцию, но не продаём её… Телепродукция должна стать товаром. Товар или купят, или не
купят» [6, с. 79].
Вербально-визуальное следование на практике принципам и векторам данной философии приводит к
гипертрофии товарных отношений в информационно-вещательном секторе духовной отрасли системы
социального воспроизводства. В формате «экономико-центрической» модели журналистика как миссионерская
профессия рискует с обретением тотальной товарности потерять основы первородной духовности. При этом
пресса в своей корпоративной среде постепенно фетишизирует получаемую экономическую прибыль от
периодического издания как единственно верный показатель социально-творческого успеха.
Далее, современная постмодернистская журналистика переносит действие этого показателя на
общественную среду, фактически превращаясь в ниспровергателя высокой нравственности с помощью
расхожего тезиса: то, что прибыльно, морально, а то, что убыточно, аморально. Как точно подметил по этому
поводу Р.С. Гольдберг, в постперестроечный период, лишившись государственного протекционизма и,
соответственно, надёжного источника финансирования, «одни газеты теряют последний стыд, возвращаясь в
своей официозности к лучшим образцам партийной журналистики. Другие меняют независимость от власти на
зависимость от денежного мешка» [1, с. 21].
Возникающая по причине этической амбивалентности современной прессы, бифуркация (разветвление)
профессиональной морали на вектор-плюс и вектор-минус неизбежно порождает в социально-психологическом
плане как позитивные рабочие установки (на воспроизводство добра и правды), так и негативные их аналоги (на
воспроизводство зла и лжи). Со временем двойственность этих установок становится многосторонней, или
характерной для всех стадий творческого процесса, и постепенно нивелирует в корпоративном сознании нормы
и правила традиционной (миссионерской) морали.
Как уже говорилось, для современной журналистики характерной чертой является бифуркация
(разветвление) профессиональной морали.
Во-первых, на вектор-плюс, где в самом творческом замысле журналистской публикации и его
медиатекстуальном воплощении отчётливо просматриваются позитивная (благоприятная для самосохранения и
развития общества) цель, реализуемая адекватными публицистическими средствами (социальной фактурой,
цельной концепцией, выдержанным стилем, моральным резюме, идентификацией реальности, рефлексией
содержания, пафосом созидания).
Пример для иллюстрации: «Мне часто говорят в Правительстве: ну что вы всё время просите деньги? Вот
для лечения и просим. Не для себя, для больных. Если есть шанс на два-три года, на два-три месяца продлить
жизнь человеку, то мы боремся. А мне иногда говорят: живите по средствам. Вот есть у вас бюджет, и
работайте в его рамках. А это как? Девяти тысячам гражданам республики мы окажем помощь, а вот девять
тысяч первому скажем: извини, дорогой, на тебе деньги закончились. Поэтому и приходится просить
- 195 -
№ 3 / 2015
ISSN 2410-6070
дополнительные деньги, чтобы помочь всем. И денег нам добавляют, может быть, не столько, сколько мы
просим, но мы стараемся сделать всё, чтобы спасти человека» [10, с. 5].
Во-вторых, на вектор-минус, где в самом творческом замысле журналистской публикации и его
медиатекстуальном воплощении отчётливо просматриваются негативная (неблагоприятная для самосохранения
и развития общества) цель, реализуемая адекватными публицистическими средствами (виртуальной фактурой,
аморфной концепцией, ёрническим стилем, аморальным резюме, дезинформацией реальности, агрессивностью
содержания, пафосом разрушения).
Пример для иллюстрации: ведущая телепрограммы «Дом-2» К. Собчак, по свидетельству одной газеты, в
«Школе злословия» возмущалась «дурным вкусом российских женщин, покупающих фальшивые украшения
вместо бриллиантов. В «Блондинке в шоколаде» она издевалась над журналисткой, накрасившей губы
«провинциальной помадой». Её смешной стёб над образом «гламурной тусовщицы» неожиданно перерос в
несмешной стёб над страной… - У меня было не совсем нормальное детство. По протоколу была положена
машина, по стандартам безопасности – сопровождающие лица. Когда тебе 12-13 лет, это производит гнетущее
впечатление… Сверстники идут на чердак играть в бутылочку, а тебе нужно ехать домой, ребята во дворе
играют в мяч, а ты учишь французский с репетитором» [4, с. 8].
Этой публикации предпослано название: «Барби-монстр». По популярности Ксения Собчак соперничает
с рекламой прокладок». Такой неэтичный ход можно было бы списать на издержки редакционной кухни, не
имеющие к персонажу публикации прямого отношения. Но вот что говорит открытым текстом сама
телевизионная знаменитость: «С мигалкой я никогда не ездила. Проблема пробок не в мигалках, а в мудаках,
которые в очках едут на скорости 40 км в час не своём ряду, не обращая ни на кого внимания» [4, с. 8]. В таких
случаях обычно говорят: всякие комментарии, особенно нравственные, здесь излишни. Хотя не мешает лишний
раз напомнить зазнавшейся телеведущей, на чьи вообще средства в России содержится телевидение и кто, в
конечном счёте, даёт ей престижную и прекрасно оплачиваемую работу с возможностью реализовать свои
актёрско-дикторские таланты в публичной сфере…
Повседневное состояние переходной журналистики, его онтологические, гносеологические,
аксиологические аспекты определяются, в основном, приверженностью творческих коллективов принципам
рыночного фундаментализма (с некоторыми исключениями). В этой связи современная «экономикоцентрическая» пресса переносит прибыльный (товарно-денежный) интерес на обе генерализованные стороны
творческого процесса в журналистике:
а) поведенческо-инструментальную сторону, когда журналист действует (выбирает тему и собирает
фактуру), например: «Выхожу на тропу войны – а только так, а не иначе называется ежедневный труд
пишущего журналиста по сбору информации, тем более эксклюзивной. На тропе войны действуют тем
временем военные же принципы общежития. Врага – носителя информации – надо обвести вокруг пальца,
усыпить его бдительность, выкрасть у него секретный пакет и доставить пакет в свою часть» [7, с.166];
б) содержательно-вербальную сторону, когда журналист пишет (обдумывает сюжет и словесно
оформляет текст): «Когда Жириновский выиграл выборы, я написал: «Не успели избавиться от «Х», как попали
в «Ж»! Дело в том, что это я придумал назвать Хасбулатова «Х». И сделал я это научно: «Руслан Имранович
Хасбулатов» (далее – Х.)». Это подхватили все наши культурные газеты, по-моему, в том числе и «Известия». Я
писал: «мудрый Х». Но мы же понимаем, что у русских людей буква «Х» однозначна» [5, с. 130-131].
Как можно судить по специально приведённым высказываниям известных российских журналистов –
А.С. Политковской и А.В. Минкина, бифуркация творческого процесса произрастает на благоприятной этически-амбивалентной - почве для различных деформаций нравственно-профессионального сознания,
отступающего от традиционных (миссионерских) канонов журнализма. При этом легко предположить, что
произойдёт в случае отклонения журналиста от позитивно-моральной рабочей установки – в публичной сфере
появится либо неконструктивный (бесполезный), либо деструктивный (вредный) медиатекст с асоциальной
темой, виртуальной фактурой, искусственным сюжетом, вычурным или вульгарным языком.
Известно, что неверная стратегия всегда влечет за собой неверную тактику: ошибочное целое неизбежно
переходит в неправильное частное. Если в силу господства контрэтики в современной массмедийной
деятельности попирается главная этическая ее составляющая – информационный долг перед обществом
(отношение «журналист – аудитория»), то находить высокую мораль в других парах взаимоотношений крайне
затрудительно, что подтверждается семантико-стилистическим анализом конкретных медиатекстов.
- 196 -
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА»
Прежде всего, следует обратить внимание на отношение «журналист – персонаж произведения»,
содержащее нравственный выбор прессой лица, достойного публичного описания, причем вне какого-либо
оценочного контекста. Здесь также произошла глубокая ревизия прежних значимостей не в пользу
цивилизованных ценностей, позволяющая выразить глубокое сомнение по поводу истинной гуманности
свободы слова в нынешнем журналистском её использовании, например: «Настоящую резню устроил в центре
Москвы 20-летний парень из Тулы. Иван Д. приехал вместе со своей девушкой Сашей на Павелецкий вокзал.
Попросив девушку подождать, он подошел к мужчине и завязал беседу. О чем они говорили, Саша не слышала,
видела только, как кавалер достал из куртки нож и … всадил незнакомцу в грудь. Потом Иван вытер кровь о
брюки и подошёл к Саше: «Крикнешь – убью! Пошли!».
На Новокузнецкой улице злодей подошел еще к одному мужчине и начал его избивать. А под конец
нанес удар ножом в грудь. Последней жертвой Ивана стал 20-летний парень Игорь Л. Иван потребовал у него
сигарету, а потом схватился за нож… Оперативники задержали преступника спустя пару часов, он был весь в
крови – жертв и своей собственной. Как выяснилось позже, Иван упал и разбил подбородок. «Устав терпеть
боль», парень, едва не отправивший на то свет трех человек, заботливо вызвал себе «скорую» [8, с. 11].
Далее, не меньшего внимания заслуживает отношение «журналист – коллеги по профессии», содержащее
нравственный выбор прессой рефлексивной (агрессивной) позиции к инакомыслию, или к чужим точкам
зрения, не совпадающим с той, какую проповедует автор публикации и стоящий за ним творческий коллектив.
Иначе говоря, к плюрализму публично высказываемых мнений, который на словах активно поддерживается
всеми работниками пера, камеры, микрофона, что, в конечном счёте, лежит в основе идеологического и
технологического единства профессиональной корпорации, которое в настоящее время желает создать
сообщество отечественных журналистов.
Однако и здесь, как показывает текстуальный анализ газетных публикаций, произошли существенные
перемены не в сторону высокой общественной, групповой, индивидуальной морали, которые заставляют
всерьез задуматься о появлении еще одного опасного источника социальной напряженности в лице
нетолерантной прессы и её представителей, не выбирающих слов и выражений в полемических спорах с
оппонентами, например: «Радиостанция «Эхо Москвы» обожает себя позиционировать как элитную, да и
слушатели у нее, мол, такие же. Как все это соотносится с хамоватыми ведущими, понятно только волосатому
сверх всякой меры главному редактору «Эха»… По поводу «Эха». В своей фирменной передаче «Собственное
мнение» оно прыгнуло выше головы, добавив к картавому ведущему (Воробьев) заикающегося эксперта
(Новопрудский). Высший пилотаж – знай наших!» [9, с.7].
Профессиональная корпорация журналистов не может успешно существовать без строгого соблюдения
на практике цивилизованных этических норм и правил своей деятельности. Но этот основополагающий тезис
редко выполняется работниками современной отечественной прессы, о чём свидетельствует экстраполяция
признаков и свойств их медиапродукции на постулативные требования Кодекса профессиональной этики
российского журналистики.
Список использованной литературы:
1. Гольдберг, Р.С. О чём скажет цвет кошки на столе / Р.С. Гольдберг // Становление духа корпорации:
правила честной игры в сообществе журналистов / под ред. В.И. Бакштановского, Ю.В. Казакова, А.К.
Симонова, Ю.В. Согомонова. - М. : НАЧАЛА-ПРЕСС, 1995. - С. 21.
2. Казаков, Ю.В. На пути к профессионально правильному. Российский медиа-этос как территория
поиска. / Ю.В. Казаков. - М.: Центр прикладной этики, 2001. – 110 с.
3. Киричек, П.Н., Федотова, О.В. Этика журналиста: учебник /. П.Н. Киричек, О.В. Федотова. - Саранск:
Изд-во Мордов. ун-та, 2004. – 205 с.
4. Костенко-Попова, О. «Барби-монстр». По популярности Ксения Собчак соперничает с рекламой
прокладок» / О. Костенко-Попова // Аргументы и факты. - 2007. - № 13. – С. 8.
5. Минкин, А.В. О корпорации журналистов можно судить по критерию солидарности / А.В. Минкин //
Становление духа корпорации: правила честной игры в сообществе журналистов / под ред. В.И.
Бакштановского, Ю.В. Казакова, А.К. Симонова, Ю.В. Согомонова. - М. : НАЧАЛА-ПРЕСС, 1995. - С. 130-131.
6. Омельчук, А.К. Каждая профессиональная каста создаёт о себе миф / А.К. Омельчук // Становление
духа корпорации: правила честной игры в сообществе журналистов / под ред. В.И. Бакштановского, Ю.В.
Казакова, А.К. Симонова, Ю.В. Согомонова. - М.: НАЧАЛА-ПРЕСС, 1995. - С. 79.
- 197 -
№ 3 / 2015
ISSN 2410-6070
7. Политковская, А.С. Сначала этичное государство, потом этичная журналистика / А.С. Политковская //
Становление духа корпорации: правила честной игры в сообществе журналистов / под ред. В.И.
Бакштановского, Ю.В. Казакова, А.К. Симонова, Ю.В. Согомонова. - М.: НАЧАЛА-ПРЕСС, 1995. - С. 166.
8. Резня в центре города // Аргументы и факты. - 2007. - № 15. – С. 11.
9. Сергеев, А. Парад ширм / А. Сергеев // Дуэль. - 2007. - 20 марта. – С. 7 .
10. Таран, Е. Рустем Хасанов: Чтобы помочь пациенту, мы должны быть мощными… \ Е. Таран //
Республика Татарстан. - 2005. - 22 декабря. – С. 5.
© Г.М. Нуруллина, 2015
- 198 -
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
13
Размер файла
1 462 Кб
Теги
внешний, внутренние, журналистика, процесс, pdf, центрической, основы, экономика, творческой, регуляции
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа