close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Проблемы в квалификации преступлений совершаемых путем обмана и (или) злоупотребления доверием и предложения по их решению.

код для вставкиСкачать
ISSN 1810-0201. Вестник ТГУ, выпуск 9 (65), 2008
ПРОБЛЕМЫ В КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,
СОВЕРШАЕМЫХ ПУТЕМ ОБМАНА И (ИЛИ) ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ
ДОВЕРИЕМ, И ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ИХ РЕШЕНИЮ
Е.А. Капустина
В статье исследуются новые способы совершения хищений собственности на примере мошеннических посягательств, разграничение обмана и злоупотребления доверием. Автор предлагает направления оптимизации уголовной ответственности за их совершение на основе позитивного зарубежного
опыта борьбы с данными преступлениями.
Ключевые слова: разграничение обмана и злоупотребления доверием, проблемы в квалификации
способов совершения мошенничества, обманные действия.
Для науки уголовного права и практики
применения уголовно-правовых норм способ
совершения мошенничества имеет важное значение. Будучи отраженным в ст. 159 УК РФ, он
прямо и непосредственно влияет на уголовно-правовую оценку содеянного, которая
выражается в квалификации. Именно поэтому необходимо проанализировать вопросы
квалификации общественно-опасных деяний,
сопряженных с обманом и злоупотреблением
доверием, и отграничения мошенничества от
иных преступлений против собственности,
интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, здоровья населения и порядка управления.
В основу разграничения форм хищения
законодателем положен способ завладения
чужим имуществом. Различные обманные
приемы и ухищрения, равно как и доверительные отношения, могут использоваться и
при краже, в связи с чем мошенничество как
хищение путем обмана или злоупотребления
доверием необходимо отличать от кражи как
тайного хищения с элементами обмана или
злоупотребления доверием. При совершении
кражи обман используется для облегчения
доступа к имуществу (например, для проникновения в помещение, иное хранилище
или жилище), который является всего лишь
условием, облегчающим в дальнейшем тайное его изъятие не только без какого-либо
участия потерпевшего, но и вообще помимо
его воли. Совершенно иную роль играет обман при совершении мошенничества, где он
служит непосредственной причиной перехода имущества к преступнику от владельца,
который под влиянием обмана «по своей воле» расстается с имуществом.
Таким образом, при краже обман – это
всего лишь средство получения доступа к
имуществу, которым еще предстоит завладеть, а при мошенничестве способ хищения
имущества с получением соответствующих
«правомочий» на него. Поэтому обман и
иные ухищрения, направленные не на то,
чтобы склонить потерпевшего к внешне добровольной передаче имущества, а лишь на
создание условий для последующего его
тайного изъятия, не могут составить признаков мошенничества, будучи лишь способами,
облегчающими хищение.
Не является мошенничеством хищение
чужого имущества, которое не было передано виновному, а было доверено ему (например, для временного присмотра). Так действуют иногда вокзальные воры, которые, войдя в доверие к ожидающим пассажирам, «соглашаются присмотреть» за их вещами и во
время отлучки хозяев этих вещей скрываются с ними. Кражей являются также случаи
похищения предметов одежды и обуви в магазине, если они выдаются виновному не в
пользование или в собственность, а для примерки, на непродолжительное время.
Обман в тождестве билетов для проезда
на железнодорожном, водном, воздушном и
автомобильном транспорте в случаях их
подделки в виде заполнения текста, скрепления печатью, компостирования и прочих манипуляций образует состав мошенничества,
если использование поддельных бланков
данных проездных документов направлено
на завладение чужим имуществом. Например, в случаях подделки билетов и предъявления их транспортной организации для оплаты под видом отказа от поездки, опоздания
к отправлению (вылету) транспортного сред309
Гуманитарные науки. Право
ства либо сбыт таких поддельных билетов
гражданам должны квалифицироваться как
подделка документов и мошенничество. Напротив, использование поддельных билетов
по назначению как средства оплаты транспортных услуг надлежит квалифицировать
как причинение имущественного ущерба путем обмана (ст. 165 УК).
Для нас представляет научный интерес
квалификация мошеннических обманов по
поводу различных событий и действий, в которых могут принимать участие и лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации (см. примечание 1 к ст. 201 УК), а также должностные лица (примечание 1 к ст. 285 УК), выдающие соответствующие документы, необходимые для назначения пенсии.
Принимая во внимание данное в свое
время Верховным Судом разъяснение относительно последних и учитывая дифференциацию ответственности лиц, осуществляющих управленческо-властные функции в
публичной и частной сферах, можно сделать
следующие выводы: 1) заведомо незаконное
назначение или выплата должностным лицом
государственной пенсии в целях обращения в
свою пользу полностью или частично выплаченных в виде пенсии денежных средств
должны квалифицироваться как мошенничество, совершенное лицом с использованием
своего служебного положения (ч. 3 ст. 159
УК); 2) заведомо незаконное назначение или
выплата государственной пенсии, совершенные должностным лицом за взятку, подлежат
квалификации по совокупности ч. 3 ст. 159 и
ст. 290 УК («Получение взятки»); 3) совершение тех же действий, хотя и при отсутствии у должностного лица корыстной заинтересованности, но с целью содействия частному лицу в незаконном получении пенсии,
надлежит рассматривать как пособничество в
хищении и квалифицировать по ст. 33 и 159
УК; 4) должностные лица, выдавшие частному лицу заведомо подложные документы,
дающие право на получение государственной пенсии, в целях обращения в свою пользу полностью или частично полученных на
основании этих документов денежных
средств, должны нести ответственность по
совокупности ч. 3 ст. 159 и ст. 292 УК
(«Служебный подлог»); 5) те же действия,
совершенные в тех же целях лицами, выпол310
няющими управленческие функции в коммерческой или иной организации, должны
квалифицироваться по ч. 3 ст. 159 УК; 6) в
тех случаях, когда выдача необходимых для
назначения пенсии документов, содержащих
заведомо неправильные сведения, совершается за незаконное вознаграждение должностным лицом либо лицом, выполняющим
управленческие функции в коммерческой
или иной организации, такие действия надлежит квалифицировать по совокупности
ст. 33 и 159 УК, ст. 290 или 204 УК («Коммерческий подкуп») и ст. 292 УК; 7) выдача
заведомо подложных документов, дающих
право на получение государственной пенсии,
с целью содействия частному лицу в незаконном получении пенсии при отсутствии у
должностного лица (либо у лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации) корыстной
заинтересованности должна квалифицироваться по ст. 33 и 159 УК, а также по ст. 292
УК как пособничество в мошенничестве и
служебный подлог; 8) должностные лица,
выдавшие в результате ненадлежащего выполнения своих обязанностей либо по небрежности документы о трудовом стаже и
заработке, содержащие несоответствующие
действительности сведения, а также допустившие по этой причине незаконное назначение и выплату пенсий, причинившие существенный вред государственным интересам, должны нести ответственность за халатность по ст. 293 УК РФ.
Для нас актуальным представляется квалификация действий лица, сбывающего под
видом наркотических, психотропных, или их
аналогов, сильнодействующих или ядовитых
веществ какие-либо иные средства или вещества с целью завладения деньгами или имуществом граждан, как мошеннических. Покупатели в этих случаях, при наличии предусмотренных законом оснований, могут нести
ответственность за покушение на незаконное
приобретение наркотических средств, психотропных, сильнодействующих или ядовитых
веществ.
Подводя итог нашему анализу проблем
квалификации общественно-опасных деяний,
совершаемых путем обмана и (или) злоупотребления доверием, мы можем сделать следующие выводы.
ISSN 1810-0201. Вестник ТГУ, выпуск 9 (65), 2008
1. При разграничении мошеннических
обмана и злоупотребления доверием (ст. 159
УК РФ) и обмана и злоупотребления доверием при краже (ст. 158 УК РФ), грабеже
(ст. 161 УК РФ) и разбое (ст. 162 УК РФ)
следует отметить, что эти способы являются
конститутивными способами совершения
мошенничества, если сознание и воля потерпевшего фальсифицируются, в результате
чего происходит акт добровольной передачи
имущества виновному. Хищение путем обмана и злоупотребления доверием квалифицируется как кража или грабеж, или разбой,
являясь средствами, облегчающими и (или)
способствующими реализации корыстной
цели виновного – изъятия имущества. Если
при мошенничестве (ст. 159 УК РФ) обман
направлен на изъятие имущества, то при
присвоении либо растрате (ст. 160 УК РФ)
оно уже находится в фактическом обладании
посягателя как уполномоченного собственником лица. Таким образом, расхититель,
используя доверительное отношение к нему
со стороны собственника, добровольно передавшего ему свое имущество, обращает
имущество в свою пользу (присвоение) либо
в пользу других лиц (растрата). Обман в тождестве билетов для проезда на железнодорожном, водном, воздушном и автомобильном транспорте в случаях их подделки образует мошенничество (ст. 159 УК РФ), если
использование поддельных бланков указанных билетов направлено на завладение чужим имуществом, и подделку документов
(ст. 327 УК РФ). Использование поддельных
билетов как средства оплаты транспортных
услуг надлежит квалифицировать как причинение имущественного ущерба путем обмана
(ст. 165 УК РФ).
2. При квалификации обмана в сфере государственной службы необходимо руководствоваться постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «О
судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» в п. 21 которого
зафиксировало следующее: «Если лицо получает от взяткодателя деньги или иные цен-
ности якобы для передачи должностному
лицу, в качестве взятки и, не намереваясь
этого сделать, присваивает их, содеянное
должно квалифицироваться как мошенничество. Когда же в целях завладения ценностями взяткодатель склоняется им к даче взятки,
то действия виновного помимо мошенничества должны дополнительно квалифицироваться как подстрекательство к даче взятки».
3. Обманные действия со стороны лица,
сбывающего под видом наркотических, психотропных, сильнодействующих или ядовитых какие-либо иные средства или вещества
с целью завладения деньгами или имуществом граждан, следует квалифицировать в соответствии с п. 5 постановления Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от
27 мая 1998 г. № 9 «О судебной практике по
делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными,
сильнодействующими и ядовитыми веществами» как мошенничество.
4. Обманные действия в сфере порядка
управления, выражающиеся в хищении с помощью подделки, изготовления или сбыта
поддельных документов, штампов, печатей,
бланков, квалифицируются по совокупности
ст. 159 УК РФ и 327 УК РФ. Незаконное получение имущества в результате использования мошенником документа, подделанного
ранее другим лицом, квалифицируется только по ст. 159 УК, т. к. предоставление такого
документа является разновидностью обмана,
т. е. признаком самого мошенничества.
Поступила в редакцию 21.06.2008 г.
Kapustina E.A. Problems in qualification of crimes
committed by means of cheating and (or) abuse of confidence and proposals to their solution. The article researches
into the new ways of committing property thefts at the
example of fraudulent infringements, differentiation of
deception and abuse of confidence. The author proposes
the areas of optimization of positive foreign practices concerning fight against these crimes.
Key words: differentiation of deception and abuse of
confidence, problems in qualification of the ways of committing a fraud, deceptive acts.
311
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа