close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Особенности распространения газет и привлечения читателей (на примере партийно-советской печати Тамбовской губернии периода нэпа).

код для вставкиСкачать
ISSN 2075-9908
Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. № 3 (8)
Basic tendencies in the change among members of provincial Komsomol organisations during
the period of 1945-1954 have been analysed in the article.
Key words: Komsomol, youth, staff, members, more women among Komsomol members,
intellectual potential, creation.
УДК 002.2(091)
ОСОБЕННОСТИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ГАЗЕТ И ПРИВЛЕЧЕНИЯ
ЧИТАТЕЛЕЙ (НА ПРИМЕРЕ ПАРТИЙНО–СОВЕТСКОЙ ПЕЧАТИ
ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ ПЕРИОДА НЭПА)
В.А. Скребнев, кандидат исторических наук,
доцент кафедры истории и философии
Тамбовского государственного технического
университета
Статья посвящена основным проблемам и путям решения задачи распространения местной
партийно-советской периодики и привлечения читателей в годы новой экономической
политики.
Ключевые слова: агитационно-пропагандистская кампания, губернский комитет (губком),
партийно-советская печать, подписная кампания, уездный комитет (уком).
Цель данного исследования – историческая реконструкция одного из звеньев процесса
функционирования системы местной периодической печати Тамбовской губернии.
Источниковой базой послужили как опубликованные, так и ранее неопубликованные
материалы и документы, которые можно разделить на несколько крупных групп: документы
российских архивов, материалы центральной и местной периодической печати. Особую ценность
представляют дела из Государственного архива социально-политической истории Тамбовской
области (ГАСПИТО). В процессе работы были привлечены материалы фондов Тамбовского
губернского (Ф. 840) и Козловского (Ф. 834), Моршанского (Ф. 997) уездных комитетов РКП(б)ВКП(б).
Характер партийных указаний по развитию прессы 1921–1928 гг. позволяют проследить
центральные и губернские периодические издания (журналы «Коммунист», «Красная печать» и
газеты «Тамбовская правда», «Тамбовский крестьянин»). Чрезвычайно важным источником в
изучении поставленной темы является уездная периодическая печать. Автором были
проанализированы материалы уездных газет Тамбовской губернии «Наша правда» (Козлов, 1921–
1928 гг.) и «Красный звон» (Моршанск, 1922–1928 гг.).
Исследование осуществлялось с диалектических позиций, основу которых составили
принципы объективности, историзма, преемственности и системности методов научного
исследования. В ходе работы использовались общенаучные и формально-логические методы:
индукция, дедукция, системно-структурный, статистический и социологический анализ.
Стремительный количественный рост партийно-советской печати в годы Гражданской войны
и иностранной военной интервенции породил и серьезные недостатки, особенно на местах, что
привело к заметным упущениям в работе прессы. Они выражались в крайне низком уровне
изданий, объяснимой в военное время, но неприемлемом в мирное.
Тамбовский губком РКП(б) основными недостатками местной партийно–советской прессы
называл «попадающиеся на каждом шагу вульгаризмы, жаргонные словечки и пр., и незаметный
уклон в жанр анекдотов», а также «наблюдающиеся буквально на каждом шагу неправильные
обороты речи, совершенно неправильно построенные фразы» [1, л. 54, 55]. Так, например, в
номере от 28 ноября 1923 г. в «Тамбовской правде» появилась заметка «Германия накануне
революции», в которой говорилось: «Экономический саботаж немецких шахтовладельцев,
взвинчивающих цены на уголь, наносящих этим удар по мероприятиям правительства, по легкой
индустрии во главе с Штреземаном против установления заработной платы в размерах мирного
времени в твердой валюте неминуемо и неизбежно приведет рабочий класс к столкновению с
нынешним коалиционным правительством, социал–демократами, усмиряющими и убивающими
революционных пролетариев, не желающих, чтобы за счет уменьшения заработной платы и
увеличения рабочего времени, капиталисты перекладывали на их бремя Версальского мира. Но
32
ISSN 2075-9908
Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. № 3 (8)
пока они еще не свернули шеи властвующим и командующим классам Германии и попутно
французским гадам. Мы будем торопиться вносить продовольственный налог. Поедем в Москву на
Всероссийскую сельскохозяйственную выставку. Купим государственный золотой заем. Облигации
хлебного займа, чтоб хлеб крестьянский ценность не потерял, и про воздушный флот не забудем».
Перепечатав заметку целиком, журнал отдела пропаганды ЦК РКП(б) «Красная печать»
сопроводил ее такими комментариями: «Против таких пожеланий возражать трудно. Не понятно
только, почему все это связывается с кануном германской революции» [2, с. 42].
Естественно, что такого рода статьи снижали интерес к советской прессе, роняли ее
авторитет в читательской среде, сдерживали влияние на массы.
Об этом, в частности, говорят выдержки из статьи «О нашем читателе», опубликованной в
козловской уездной газете «Наша правда»: «Как распределяется наша газета? Распределяется не
хорошо: только 30 % тиража идет… в деревню… Далее: кто в деревне выписывает газету:
выписывает ВИК, сельсовет, изба–читальня и некоторые другие организации. Сюда почти целиком
идут те 30% тиража, которые поглощаются деревней. И только небольшая группка крестьян, в 30–
40 человек составляет индивидуальных подписчиков на местную газету» [3]. Моршанская газета
«Красный звон», издаваемая в апреле 1924 г. тиражом 900 экз. из которых 60 экз. приходилось на
индивидуальных подписчиков, «остальные высылались учреждениям бесплатно» [4, л. 3].
Однако причины неудовлетворительных итогов подписной кампании редакции видели
прежде всего в полном отсутствии работы по подписке и в плохой доставке изданий. В 1922 г. в
редакцию «Тамбовской правды» было направлено письмо, в котором говорилось: «…экспедиция у
вас поставлена из рук вон плохо и газеты, несмотря на усиленные выписки совсем у нас в
Заметчине не получаются» [5, л. 86]. «Сижу вместе с крестьянами и объясняю им всю выгоду от
выписки газеты “Наша правда”. – “Почему вы газет не выписываете, – говорю я, – всего стоит
только 40 копеек, да еще с приложением “Крестьянской газеты”. Через газету вы узнаете многое,
чего не знали раньше”. “Верно, – согласились крестьяне, – да дело в том, что их и половины не
получишь, вот пример: “Коммуна Новый Мир” уже целый месяц газет не получает, да и когда
получит, то не все”. Это является главной причиной того, что крестьяне отказываются выписывать
газету» [6]. В приказе Тамбовского губисполкома №58 от 6 июля 1924 г. указывалось, что «главным
препятствием своевременной и регулярной доставки газет и корреспонденции на места является
недостаточно внимательное отношение к делу со стороны местных волисполкомов и сельсоветов,
которые не принимают нужных мер к своевременному получению из почтовых отделений газет и
корреспонденции и особо не заботятся о своевременной доставке газет подписчикам» [7, л. 98].
Редакция газеты «Наша правда» констатировала, что «только четыре ВИКа выписывают газету
“Наша правда”. …остальные ВИКи газету не получают, и редакция имеет основание предполагать,
что используют газеты подписчиков-крестьян» [7, л. 113]. В отчете редакции газеты «Голос
пахаря» за тот же год отмечалось: «Сама подписка обезличивается, газеты застревают в
волостных или сельсоветах, до подписчика не доходят. Крестьянин, отдавая средства на выписку
газеты всем обществом, считает, что он делает простую благотворительность, так как газеты не
видит» [8, л. 6]. В докладе о работе редакции газеты «Наша правда» за июль–сентябрь 1925 г.
подчеркивается, что «газета распространяется в уезде не равномерно. К примеру: Красивская
волость выписывает 685 экземпляров, Успенская волость – 536 экземпляров, Ярославская
волость 114 экземпляров, Дегтянская – 67 экземпляров, Пригородная – 98 экземпляров. Такое
колебание определяется отношением к делу распространения газеты со стороны волкомов и
ВИКов» [9, л. 70].
Чтобы завоевать читателя, на страницах газет разворачивается организационная работа по
распространению печати. В этом плане показательна статья, помещенная в газете «Наша
правда», «Увеличение тиража – наша первая забота». Текст документа примечателен тем, что при
перечислении причин недостаточного распространения газет автор утверждает: «Наш лозунг, с
которым сегодня мы выступаем, – лозунг увеличения тиража: 5 тысяч экземпляров ежедневно –
вот тот минимум, который нужно во что бы то ни стало осуществить. И мы это сделаем…». То есть
авторы документа убеждены в возможности сверху, не дожидаясь, когда естественным путем
созреют необходимые благоприятные условия, превратить подписку на газеты в «повседневное
дело первостепенной важности» [10].
Такой подход к решению проблемы существовал на протяжении всех 1920–х гг. В решении
бюро Тамбовского губкома ВКП(б) от 20 апреля 1928 г. «О дне печати и десятилетии “Тамбовской
правды”» констатируется, что «бюро ГК в связи с проведением Дня печати поставило задачу перед
всей парторганизацией добиться доведения тиража газеты “Тамбовская правда” до 15 000
экземпляров… и уже в мае месяце необходимо иметь реальные результаты. По вашему уезду
(Козловскому. – В.С.) на апрель месяц распространяется 362 экземпляра газеты “Тамбовская
правда”. Губком признает это недостаточным и предлагает вам добиться распространения газеты
“Тамбовская правда” в вашем уезде не менее чем 1 000 экземпляров» [11, л. 182 – 183]. Анализ
33
Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. № 3 (8)
ISSN 2075-9908
архивных документов и материалов местных периодических изданий позволяет сделать вывод,
что пути выполнения принятых решений в 1920–х гг. были различными. Остановимся на них более
подробно.
Местная пресса в доступной для населения форме стремилась поднять авторитет
периодической печати: «Встретил нынче у реки / Феню – комсомолку. / – Слышал: наши старики /
Бросили трехполку. / Чуть не обнял сгоряча: / – Как же вышло это? / Феня ярче кумача: / Помогла
газета! / Кулаку я досажу, / Всыплю мироеду: / Все по правде расскажу / Деду–гужееду! / Нам
газетина мила, / Первая отрада; / Для советского села / Лучше и не надо» [12].
Наиболее простым шагом, на который могли пойти редакции местных газет, было
установление приемлемых для населения подписных цен. В начале исследуемого периода в связи
с резкими колебаниями курса рубля и глубокой денежной инфляцией стоимость подписки
постоянно менялась и составляла десятки миллионов рублей за годовой комплект (см. таблицу).
Поэтому в ряде мест практиковалась в то время оплата подписки продуктами
сельскохозяйственного производства (табаком, зерном, сахаром и др.). Так, в Козловском уезде 1
пуд ржи приравнивался к четырехмесячной подписке на местную газету [13]. Борисоглебская
газета «Голос пахаря» практиковала среди своих подписчиков следующие обязательства:
«Подписка. 1924 года … дня я, нижеподписавшийся… выдал настоящую подписку редакции
крестьянской газеты “Голос пахаря” в том, что я обязуюсь доставить на ближайший ссыппункт
усельскосоюза причитающийся с меня хлеб в количестве … п., … ф. … за подписку на газету
“Голос пахаря” в количестве … экземпляров за время с … по … Срок вывоза не позднее … 1924
года. В случае невывоза хлеба в указанный срок, редакция может взыскать вышеуказанное
количество хлеба, с начислением 20% пени за каждый просроченный месяц, судебным порядком.
К сему подписуюсь» [8, л. 46]. Всего же за период с 1 июня 1923 г. по 1 февраля 1924 г. редакцией
в качестве подписной платы было принято 16 214 пудов хлеба [8, л. 7].
Кроме того, происходила дифференциация подписных цен для различных социальных слоев
населения: [14, л. 14об.–15].
При распространении печати использовались и материальные стимулы. Так, 26 января 1926
г. редакция моршанской уездной газеты «Красный звон» «в целях заинтересованности своих
подписчиков» устроила розыгрыш 56 различных предметов, куда вошли: 2 плуга, 20 отрезов
мануфактуры по шести аршин в каждом, пять кос, одна борона, суконное одеяло, десять
библиотечек – каждая из 12 книжек, десять настольных крестьянских календарей, пять годовых
подписок на журнал «Советская пашня». Условия розыгрыша были следующие: каждый участник
розыгрыша получил особые билеты с номерами. Лица, подписавшиеся на газету на полгода,
участвовали в розыгрыше двумя билетами, на 9 месяцев – 3 билетами и на год – 4 билетами.
Розыгрыш призов состоялся в конце апреля 1926 г. [15]. Аналогичная лотерея была устроена и
борисоглебской уездной газетой «Голос пахаря» [4, л. 60]. В Козловском уезде «в целях
распространения газеты был открыт кредит крестьянству на подписку». Проведение таких
мероприятий способствовало увеличению числа подписчиков на местные периодические издания
[16, л. 61].
Подписная цена на периодические издания
Тамбовской губернии по состоянию на 1 сентября 1925 г.
Издание
Подписная цена в месяц, р.
рабочи
м
служащим
крестьяна
м
профсоюза
м
учреждениям
прочим
–
–
0,60
0,60
1,25
1,25
0,15
0,15
0,15
0,15
0,15
–
«Наша правда»
«Голос пахаря»
Город/деревня
0,40
0,40
0,25
–
0,70
0,60
0,50
0,50
0,30
–
0,60/0,30
–
«Красный звон»
0,30
0,30
0,25
–
0,60
–
«Тамбовская
правда»
«Тамбовский
крестьянин»
34
ISSN 2075-9908
Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. № 3 (8)
Материальные поощрения полагались и распространителям местных органов партийно–
советской прессы. Так, «Голос пахаря» объявил о 5 премиях (радиоприемники, литература,
плакаты) комсомольским ячейкам за распространение газет. Кроме того, премии полагались и
лучшим избачам–распространителям (часы, книги) [4, л. 60].
Для повышения интереса населения к местным партийно–советским изданиям
практиковалась высылка подписчикам бесплатных или по заниженной цене приложений к газете.
Так, редакция газеты «Наша правда» решила с 1 апреля 1924 г. как приложение к газете
бесплатно высылать в сельскую местность центральную «Крестьянскую газету» со всеми ее
приложениями [17, с. 87]. Это начинание редакции должно было использоваться «волкомами
РКП(б), виками и ячейками РКСМ в смысле увеличения числа подписчиков на газету» [18]. В 1925
г. такая же попытка была предпринята моршанским «Красным звоном»: «В настоящее время для
крестьян дается приложение “Крестьянская газета” за 10 копеек» [19].
Другой мерой привлечения населения к печатному слову стало повсеместное проведение
приуроченных к всесоюзному Дню печати (5 мая) местных дней печати, цель которых –
разъяснение пользы чтения газет и увеличение тиража местных изданий. Уже 5 мая 1922 г. в
Тамбовской губернии была проведена первая такая агитационно–пропагандистская кампания по
подписке на губернскую газету «Тамбовская правда» – День красной печати [5, л. 8]. В ее
осуществлении принимали участие партийные, комсомольские и общественные организации. В
рамках этой акции в губернии прошли различные зрелищные мероприятия (концерты, спектакли,
митинги и т.д.). Подобные кампании проводились по всем уездам губернии и давали
определенные, пусть и сиюминутные, результаты. Так, Козловский уком в августе 1922 г. сообщал
в Тамбов, что «тираж газеты на 1 мая составлял 1 280 экземпляров, повышение тиража было
достигнуто в день печати до 2 350 экземпляров» [1, л. 24].
Однако осуществить намеченное в полной мере не удавалось. В том же отчете Козловского
укома сообщается: «За последние два месяца тираж вновь начал понижаться, причем по
поступившим заявлениям на подписку на сентябрь, ожидается и в дальнейшем понижение тиража,
главным образом за счет коллективной подписки. Причиной понижения тиража является
недостаточная платежность организованных групп населения, в связи с наличием всевозможных
отчислений с заработка рабочего: Воздухфлот (ОДВФ), школа, шефство и т.д. не считая обычных
отчислений членских взносов в Союз, ЕПО и другие» [1, л. 24]. В отчете редакции газеты «Красный
звон» XIII Моршанской уездной конференции РКП(б) констатировалось неоднократное проведение
периодических кампаний по подписке на местный орган периодической печати, но «подписка
продолжает проводиться чрезвычайно слабо» [20, л. 34об]. В связи с этим проведение таких
кампаний на протяжении рассматриваемого периода становится обыденным явлением.
В качестве практических мероприятий при проведении дней и недель печати и других
агитационных кампаний по распространению прессы губком рекомендовал следующее: а) созыв
открытых партийных собраний, до ячейковых включительно (кроме членов РКП(б)–ВКП(б)
предполагалось привлекать комсомольцев, рабселькоров и беспартийных рабочих и крестьян к
участию в таких собраниях с постановкой на них вопросов, посвященных Дню печати или
кампании); б) устройство общих собраний в клубах и во всех массовых политико–просветительских
учреждениях в деревне с постановкой на них отчетов редколлегий стенгазет и, где было возможно,
редакций местных газет, а после отчетов проведение вечеров, посвященных Дню печати или
кампании по распространению газет («живые рассказы рабселькоров, чтение наиболее ярких
образчиков из писаний рабселькоров и т.д.»); в) организовывать выпуск специальных номеров
стенгазет, выставки последних и т.д. [11, л. 179]. Для подготовки и проведения дней печати при
парткомах планировалось создавать комиссии в составе представителей: АПО или подотдела
печати, женотдела, ВЛКСМ, профсоюзов, политпросвета и кооперативных организаций [11, л.
179об].
В Козловском уезде в 1924 г. было принято решение о проведении целого комплекса
«мероприятий, как в области улучшения печати, так и распространения центральных и местной
газеты». С этой целью предполагалось «перейти к организации групповых подписок в составе 3–5
человек» [21]. В городе для рабочих – членов профсоюзов рекомендовалось выписывать
центральную «Правду» и «Бедноту», в сельской местности – «Бедноту» и «Нашу правду»,
присылаемую вместе с «Крестьянской газетой». Советские организации и отдельные коммунисты,
имеющие связь с деревней, должны были «выписать на свои средства несколько экземпляров
газеты “Наша правда” и переслать знакомым крестьянам с расчетом втянуть его на
самостоятельную выписку в следующий месяц. Вынести вопрос в профсоюзные массы, добиваясь
реальных результатов. В деревне вопрос обсудить вместе с РКП(б) и РКСМ, распропагандировать
на сельских собраниях, на конференциях и избах–читальнях. Собрать шкрабов, ознакомить,
поручить им пропаганду печати среди населения, обязав каждого шкраба – члена РКП(б) и РКСМ
организовать один коллектив в 3–5 человек из крестьян на подписку газеты “Наша правда”» [21].
35
ISSN 2075-9908
Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. № 3 (8)
Редакцией газеты «Красный звон» для поднятия тиража газеты в 1925 г. было отпечатано и
разослано по городу и уезду 1 500 больших и 500 маленьких плакатов о подписке на газету. Кроме
того, в виде опыта было разослано 3 000 индивидуальных печатных писем с просьбой о подписке
на издание [4, л. 6]. Борисоглебский «Голос пахаря» распространил среди крестьян уезда 15 000
листовок о подписке, разослал «в деревню знакомым крестьянам более 400 писем (открыток) с
предложением подписаться». Помимо этого в сельской местности было расклеено до 2 000
плакатов о подписке [4, л. 60–60об]. В Липецком уезде во время проведения кампании по
распространению печати партийным ячейкам были даны «задания о выписке газет “Правда”
индивидуально и коллективно и предложено провести кампанию за подписку среди вновь
вступивших в РКП(б)». Ячейкам также было «предложено выписать “Правду” коллективно,
специально по 1 экземпляру для ячеек» и взять шефство «в смысле снабжения газетами своих
знакомых крестьян или высылать непосредственно в сельсоветы» [22, л. 6].
Вот что сообщала «Красная печать» об одной из таких агитационно–пропагандистских
кампаний, проходившей в 1928 г.: «Кампания “за печать” по Моршанскому уезду, Тамбовской
губернии, начавшаяся в “день печати”, продлилась весь май. Вне редакции “день печати” начался
еще 1–го мая. На демонстрации с особой повозки, на которой была установлена маленькая
скоропечатная “американка”, в гущу собравшихся разбрасывались особые листовки с призывом
участвовать в проведении “дня печати”. В последующие дни сотрудники “Красного звона”
побывали с докладами в разных организациях. Агитация, специальные номера местной газеты,
книжный базар, устроенный местными магазинами, вечера печати с художественными
постановками и два карнавала со световыми плакатами, организованные библиотечным
отделением, – все это привлекло население к празднику печати в Моршанске» [23, с. 87].
Кроме агитационно–разъяснительной работы в губернии принимались жесткие меры по
распространению газет, так как желающих выписывать газеты и журналы почти не было.
Отдельные газеты и журналы рассылались местным организациям за счет губернского и уездных
комитетов РКП(б). Так, 10 мая 1921 г. на объединенном заседании Козловского укома,
политпросвета, уездного отделения Госиздата был принят план снабжения газетами города и
уезда. В частности предписывалось: центральными «Известиями» снабжать «только отделы УИКа
(п/о не входят), волсоветы, библиотеки города и уезда, клубы, избы–читальни. “Правдой ВЦИК” –
ячейки города и уезда, клубы и библиотеки, “Беднотой” уезд за исключением УЗО, лесного и
усколхоза, “Экономическая жизнь” по экономическим отделам. Местными газетами
удовольствуются все отделы и п/о, кварткомы и пр. организации города и уезда. Все отделы
снабжаются по одному экземпляру указанными газетами» [24].
В мае 1922 г. Тамбовский губком РКП(б) выдвигает задачу: «Каждый член партии обязан
быть читателем и подписчиком». В сентябре того же года Тамбовский горком партии разослал
местным партийным ячейкам циркуляр, согласно которому «товарищи, получающие жалование не
ниже 14 разряда, – персонально выписывают, ниже 11 разряда – коллективно (1 экземпляр на 4
человека)» [25]. В сентябре 1922 г. Шацкий уком РКП(б) обязал всех членов местных партийных
ячеек в связи с крайне тяжелым положением местного издания стать обязательными
подписчиками газеты «Рабочий и крестьянин» [26]. Состоявшийся осенью 1922 г. губсъезд
работников печати принял решение об обязательной выписке «Тамбовской правды»
коммунистами «до 10 разряда – коллективно, выше 10 – единолично» [27]. В следующем году на
заседании АПО Тамбовского губкома было принято постановление «об обязательной подписке
месткомами (через ГСПС), владельцами предприятий, домовладельцами, жалобщиками» [28, л.
43]. В 1924 г. на открытом собрании ячейки РКП(б) Союза связи было принято решение о том,
«чтобы три члена Союза выписывали одну газету и на этот же день отправляли ее на имя какого–
либо крестьянина в деревню». В том же году губпотребсоюз принимает решение обязать каждого
своего члена выписывать для себя один номер газеты «без различия наименований», а «членов
ячейки, получающих свыше 8–го разряда, сделать индивидуальную подписку на газету на два
месяца для крестьян деревни». Борисоглебская газета «Голос пахаря» проводила подписку путем
вынесения соответствующих постановлений волостных съездов, сельских собраний, или
руководящих лиц волостных или сельских Советов с обязательством своевременно оплачивать
соответствующее количество экземпляров газет [8, л. 6]. В резолюции губернского совещания
секретарей промышленных ячеек «Агитационно–пропагандистская работа ячейки РКП(б)
(рабочей)», утвержденной на заседании президиума губкома 27 марта 1924 г., говорилось: «В этой
области работы в задачу ячеек входят: содействие распространению печатных изданий…» [29, с.
12]. В мае 1924 г. XIII съезд РКП(б) принял директиву, согласно которой местные партийные
органы и редакции газет должны были принять меры к тому, чтобы каждый коммунист стал
подписчиком партийной газеты, а на каждые десять крестьянских дворов была выписана одна
массовая крестьянская газета. Таким образом, подписка на газеты становилась своеобразным
показателем отношения к проводимой в стране и губернии политике. Однако, несмотря на
36
ISSN 2075-9908
Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. № 3 (8)
принимаемые жесткие меры, партийная политика и тут иногда давала сбои. Так, козловская «Наша
правда» в 1924 г. констатировала следующие факты: «Волисполкомы и сельсоветы не
выписывают и не читают как центральные, так и губернскую и уездную газеты. Возьмем хотя бы
“Нашу правду”. Из 16 ВИКов ее выписывают только 4» [30].
Для устранения этих недостатков также принимались «силовые» методы распространения
газет. Так, Успенским ВИКом Козловского уезда на расширенном пленуме председателей и
секретарей сельсоветов и сотрудников ВИКа было принято решение: «Всем участникам съезда
выписать одновременно газеты “Наша правда” и “Крестьянскую” на 6 месяцев» [31].
Необходимо отметить, что данные распоряжения принесли свои плоды, и местная
партийная элита практически в полном составе являлась подписчиком или читателем местных
партийно-советских изданий. Проходившее в начале 1927 г. губернское совещание секретарей
деревенских ячеек выявило следующую картину. Местные партийцы читали или выписывали до 30
названий газет и журналов. Кроме того, начала заниматься самообразованием. В частности,
некоторые члены партии выписывали «Коммунистический университет на дому», «Рабфак на
дому» и полное собрание сочинений В.И. Ленина. Из 80 чел. опрошенных только 8 (10%) ничего не
выписывали и не читали [32, c. 30].
Неоднократно вопросы подписки, распространения и доставки периодических изданий
рассматривались Тамбовским губкомом и уездными партийными комитетами и в последующие
годы, поскольку единых способов и методов распространения газет не существовало. Так, в 1924
г. Тамбовский губисполком постановил возложить ответственность за своевременную доставку
газет в сельской местности от почтового отделения до ВИКа на секретарей ВИКов, которые
обязывались в дни прибытия почты высылать в почтовые отделения уполномоченных за
получением газет. Газеты должны были приниматься в почтовом отделении под расписку в
специально заведенной книге. По получении газет секретарь ВИКа обязан был немедленно
распределить их по адресатам и выдавать газеты подписчикам под расписку, с указанием даты
получения. Разноска газет из сельсовета в села должна была проводиться под наблюдением
секретаря сельсовета [7, л. 98]. Прошедшая весной 1924 г. XV Борисоглебская уездная
партконференция постановила: «Проводить организацию подписки в складчину двумя-тремя и
более крестьянскими дворами, постепенно переводя на этот путь существующую коллективную
подписку всем обществом» [33, л. 12]. XV Тамбовская губернская партийная конференция
призывала «широко привлекать к распространению крестьянских газет все комсомольские,
профессиональные и кооперативные организации» и «тщательно проверять работу» по доставке
газет [34, л.150]. Состоявшееся в 1925 г. губернское совещание агитпропов основной линией в
области распространения печати признало «курс на завоевание индивидуального подписчика из
рабочих и крестьян при полной свободе выбора газеты добровольной подписки и решительное
искоренение случаев искажения линии партии в распространении печати» [14, л. 11]. В 1926 г.
бюро губкома постановило считать необходимым «участие всей партийной организации в деле
постановки и распространения губернских органов печати». С этой целью предлагалось
«поставить на обсуждение в ячейках этот вопрос. В деревне особое внимание надо обратить на
распространение “Тамбовского крестьянина” среди крестьян и “Коммуниста” – среди партийцев».
Кроме того, рекомендовалось «в ячейках выделить товарищей, которые вели бы работу в области
печати. Осуществляя общепартийный и советский контроль над деятельностью уполномоченных и
агентов “Тамбовской правды”, необходимо оказывать им содействие в области распространения
подписки, сбора задолженности и т.д.» [35, c. 32].
Эти решения положили начало организованному приему подписки на периодическую печать.
В последующих документах этого периода ГК партии большевиков указывал редакциям газет и
уездным комитетам партии на необходимость улучшения платного распространения газет,
содействия органам распространения печати в совершенствовании их работы.
Распространение газет в тот период характеризовалось тремя основными направлениями:
через рабселькоров, почтово–телеграфные учреждения и агентурный аппарат, организованный
различными газетами. Но так как на местах рабселькоровских кружков было мало и они были во
всех отношениях слабы [36, л. 3], первое время основная работа по распространению газет
проводилась агентурным аппаратом [4, л. 3об]. Однако опыт доставки и распространения газет
выявил в работе агентурного аппарата много недостатков: частые растраты подписных сумм,
навязывание газет, административный нажим [37, л. 31]. Поэтому в 1925 г. губернское совещание
редакторов газет вынесло решение о том, что «в области распространения печати в основном
необходимо держать курс на энергичное использование местных культурных сил и общественных
и политико-просветительских учреждений и постепенный отказ от услуг агентурного аппарата».
При этом особенное внимание уделялось использованию почтово-телеграфных предприятий [14,
л. 11] и на транспортировку газет от редакции к подписчику. Этому вопросу было целиком
посвящено несколько совещаний, созванных подотделом печати АПО Тамбовского губкома. С
37
ISSN 2075-9908
Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. № 3 (8)
1925 г. в виде опыта по Тамбовской губернии организуются волостные экспедиции. Волостные
экспедиции принимали подписку, выписывали соответствующее количество экземпляров в свой
адрес, а затем сами распространяли их по подписчикам. Экспедирование газет внутри волости
производилось через волостной почтовый аппарат на основе особых соглашений с почтово–
телеграфными учреждениями (в пользу местной почты перечислялось 5% от подписной платы).
Содержание экспедиций также осуществлялось на проценты [38, c. 71, 72]. Некоторыми местными
газетами для более правильной постановки дела распространения и доставки газет до читателя
на местах при избах–читальнях организовывались подписные пункты [39, л. 107об].
На фоне решения проблемы неграмотности широкомасштабная борьба местных газет за
распространение периодической печати среди населения Тамбовской губернии и в завоевании
индивидуальных подписчиков принесла определенные результаты. Так, если у газеты «Наша
правда» на 1 апреля 1924 г. было лишь 24 индивидуальных деревенских подписчика, то уже к маю
1925 г. их количество увеличилось до 1 412 чел. [7, л. 113], а к 1 мая 1926 г. до 2 591 [40]. Если в
1924 г. моршанский «Красный звон» распространял среди крестьян только 591 экз., то к маю 1926
г. уже 2 415 из общего тиража 3 500 экз. А всего за два года тираж газеты увеличился более чем в
4 раза. При этом в 1925 г. в деревню шло 33% тиража газеты, а в 1926 г. – уже 63% [41].
Положительная динамика в этом вопросе намечалась и у губернских газет. Так, у газеты
«Тамбовская правда» в ноябре 1924 г. ведомственная подписка составляла 22% тиража против
73% в феврале [8, л. 31]. Постепенно происходило и увеличение подписки через почтовотелеграфные учреждения: если в июле 1926 г. через почту было распространено 2 1270 экз.
периодических изданий, то в июле 1927 г. уже 28 244 экз. [11, л. 295].
Однако даже к концу 1920–х гг. данное направление работы давало сбои и местным
партийным организациям постоянно приходилось напоминать низовым ячейкам свои прежние
распоряжения и давать новые. Так, 13 декабря 1927 г. Козловским укомом партии было принято
решение о том, что в связи с недостаточным распространением местной печати в уезде
«секретари сельсоветов должны стать распространителями “Нашей правды”» [42].
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ
1. Государственный архив социально–политической истории Тамбовской области
(ГАСПИТО). Ф. 840. Оп. 1. Д. 2194.
2. По газетным столбцам // Красная печать. 1923. №26.
3. О нашем читателе // Наша правда. 1924. 5 мая.
4. ГАСПИТО. Ф. 840. Оп. 1. Д. 2902.
5. Там же. Д. 1775.
6. Почему крестьяне не выписывают газет? // Наша правда. 1924. 20 мая.
7. ГАСПИТО. Ф. 840. Оп. 1. Д. 2547.
8. Там же. Д. 2546.
9. Там же. Ф. 834. Оп. 1. Д. 1697.
10. Увеличение тиража – наша первая забота // Наша правда. 1923. 5 мая.
11. ГАСПИТО. Ф. 834. Оп. 1. Д. 2152.
12. Частушки о «Тамбовском крестьянине» // Тамбовский крестьянин. 1925. 3 февр.
13. Печать в Тамбовской губернии. (С губернского съезда работников печати) // Тамбовская
правда. 1922. 19 окт.
14. ГАСПИТО. Ф. 840. Оп. 1. Д. 2900.
15. Ходякова Г. Розыгрыш, устроенный газетой «Красный звон» // Коммунист (Моршанск).
1969. 8 июля.
16. ГАСПИТО. Ф. 834. Оп. 1. Д. 1717.
17. Казанский М. Состояние уездной печати // Коммунист. 1924. №3–4.
18. Слово и дело за вами // Наша правда. 1924. 6 марта.
19. Наши достижения // Красный звон. 1925. 5 мая.
20. ГАСПИТО. Ф. 840. Оп. 1. Д. 2394.
21. Всем ячейкам РКП(б) и РКСМ города и уезда // Наша правда. 1924. 20 марта.
22. ГАСПИТО. Ф. 840. Оп. 1. Д. 2390.
23. Красная печать. 1928. №11.
24. Снабжение газетами // Наша правда. 1921. 14 мая.
25. Мартынов Н. В помощь газете // Тамбовская правда. 1922. 10 сент.
26. Чиликин П. Дела печати // Тамбовская правда. 1922. 27 сент.
27. Губернский съезд работников печати // Тамбовская правда. 1922. 22 окт.
28. ГАСПИТО, Ф. 834. Оп. 1. Д. 1474.
29. Коммунист. 1924. №3–4.
38
ISSN 2075-9908
Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. № 3 (8)
30. С.С. Нужно упорядочить. (Вниманию УИКа) // Наша правда. 1924. 14 авг.
31. Примерная работа // Наша правда. 1924. 11 сент.
32. В.Б. Деревенский партиец и газета // Коммунист. 1927. №1.
33. ГАСПИТО. Ф. 840. Оп. 1. Д. 2361.
34. Там же. Д. 2284.
35. Коммунист. 1926. №5.
36. ГАСПИТО. Ф. 997. Оп. 1. Д. 1421.
37. Там же. Ф. 840. Оп. 1. Д. 2901.
38. Казанский М. Распространение печати в деревне // Коммунист. 1925. №2.
39. ГАСПИТО. Ф. 834. Оп. 1. Д. 1473.
40. «Нашу правду» в деревню // Наша правда. 1926. 5 мая.
41. Газета – друг крестьян // Красный звон. 1926. 30 апр.
42. Наша правда. 1927. 14 дек.
THE ASPECTS OF NEWSPAPERS DISTRIBUTION AND ATTRACTION
OF READERS (CASE STUDY: THE SOVIET-PARTY PRESS
OF TAMBOV PROVINCES DURING THE PERIOD OF NEP)
V.A. Skrebnev, PhD in History, associate professor
of department History and Philosophy of Tambov
State Technical University
This article is dedicated to the root problems and ways to attack the problems of distribution the
local soviet-party printed media and of attraction the readers during the years of New Economic
Policy.
Key words: agitprop campaign, gubernial committee (gubcom), soviet-party press, recruitment
campaign, district committee (ukom).
Педагогика и методика преподавания
УДК 745/749 (075.8)
ФОРМИРОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ
СТУДЕНТОВ ВУЗОВ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ
ПРОЕКТИРОВАНИЮ В ГРАФИЧЕСКОМ ДИЗАЙНЕ
С.Г. Ажгихин, кандидат педагогических наук,
доцент, профессор кафедры дизайна, технической
и компьютерной графики Кубанского
государственного университета
В статье описаны особенности формирования технологических знаний и умений студентов
вузов на отдельных этапах обучения проектированию в графическом дизайне. Показаны
примеры технологических инноваций в области графического дизайна рекламы, упаковки,
интернет-сайтов. Обосновано внедрение в процесс профессиональной подготовки будущих
дизайнеров метода технологического анализа объектов графического дизайна в ходе
дизайн-проектирования.
Ключевые слова: метод технологического анализа, технологические инновации, обучение
проектированию в графическом дизайне, компьютерные технологии.
Содержание и методика обучения студентов вузов проектированию в графическом дизайне
должны определяться с учетом не только условий развития личностных качеств, креативности,
оригинальности мышления, но и формирования необходимого уровня научно-методологических и
технологических знаний.
39
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа