close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Этнонациональные диаспоры и диаспоральные образованиия сущность и структура.

код для вставкиСкачать
ЭТНОНАЦИОНАЛЬНЫЕ ДИАСПОРЫ И
ДИАСПОРАЛЬНЫЕ ОБРАЗОВАНИИЯ: СУЩНОСТЬ И
СТРУКТУРА
Залитайло И.В.
ТВ последнее время у специалистов различных областей науки:
этнологов, историков, политологов, социологов, культурологов, возникает
интерес к проблеме национальной диаспоры, где она рассматривается не как
типичное явление нашего времени, а как уникальный социокультурный,
исторический, этнополитический феномен.
Несмотря на широкое использование этого термина в научной
литературе, поиск наиболее четкой дефиниции понятия «диаспора»
продолжается до сих пор. Многие исследователи, такие как С.В. Лурье,
Колосов В.А., Галкина Т.А., Куйбышев М.В., Полоскова Т.В. и др., дают своё
определение этому феномену. Некоторые учёные строгому определению
предпочитают выделение отличительных черт или характерных признаков
диаспоры.
Конечно, выделение этих характеристик поможет представить
диаспору как уникальное явление в культуре современной России, но прежде
следует заметить, что феномен диаспоры весьма сложен и поэтому
общепринятое определение для него отсутствует. Автор данной статьи
ориентируется на следующее определение: диаспора – устойчивая форма
общности, образовавшаяся в результате миграций, проживающая локально
или дисперсно вне исторической родины и имеющая способность к
самоорганизации, представители которой объединены такими признаками,
как групповое самосознание, память об историческом прошлом предков,
культура народа.
Среди исследователей нет единого мнения в том, какие из диаспор
относить к «классическим», «старым» или «мировым». Так Т.И. Чаптыкова,
исследуя феномен национальной диаспоры в своей диссертационной работе,
относит к классическим народам в древнем мире диаспоры греков и евреев, а
армянской, испанской, английской диаспорам отводит значительную роль «в
мировом социально – культурном прогрессе», причем армянскую называет
«старой». А.Г. Вишневский рассматривает армянскую, еврейскую, греческую
диаспоры как «классические» в плане длительности существования, а также
отвечающих основным критериям диаспоры. Исследуя феномен «мировых»
диаспор, Т. Полоскова указывает на их основные типологообразующие
признаки:
 широкий ареал расселения;
 достаточный количественный потенциал;
 влияние в области политики, экономики, культуры на развитие
внутригосударственных процессов;
 наличие
институциональных
структур,
предполагающих
функционирование международных диаспоральных объединений;
 самостоятельное осознание человека как представителя «мировой»
диаспоры.
Опираясь на представленные признаки, к числу мировых диаспор
можно отнести еврейскую, армянскую, китайскую, греческую, украинскую,
российскую, немецкую, корейскую и ряд других. Но, помимо
представленных признаков мировых диаспор следует указать такой
внутренний консолидирующий фактор, как сплоченность, а также
достаточно длительное время существования.
К «новым» можно отнести диаспоры, образовавшиеся в конце 20 в. в
Евразии и Восточной Европе в результате развала всей социалистической
системы, а именно в СССР, СФРЮ, ЧССР.
Но в этой статье предстоит рассмотреть так называемые «новые»
диаспоры, которые возникли в постсоветское время и оказались в связи с
переделом государственных границ, массовыми миграциями, кризисной
ситуацией в социально - экономической сфере и рядом других причин на
территории России. Важно отметить, что степень национальной
самоидентификации титульного населения республик бывшего СССР после
передела границ, проходившего на фоне дальнейшей активизации
социальных движений, а также в связи со сменой руководства и идеологии в
странах СНГ и Балтии, существенно возросла и приобрела более открытый
характер. Потому вплоть до 1991 года для молдаван, казахов, киргизов и
других национальностей, долгое время живших в едином государстве,
понятие диаспоры имело отвлечённый характер. Сейчас новые диаспоры
находятся в стадии становления, хотя за последнее десятилетие их
организованность значительно возросла, а сфера деятельности расширилась
(от культуры до политики) и на фоне других здесь выделяются украинская,
армянская диаспоры, ставшие органичной частью мировых.
Итак, политические события конца 20 в., прокатившиеся по странам
социалистического лагеря и их последствия обусловили начало процесса
образования «новых» диаспор в России. А созданию мировых диаспор, по
мнению большинства исследователей, предшествовали следующие причины:
- насильственное переселение на территорию другого государства (например,
еврейского народа Палестины в 6 в. в Вавилонию);
 набеги агрессивных соседних племён, а также завоевательные
операции величественных;
 колонизационные
процессы
(классический
пример-создание
греческих колоний в Средиземноморье);
 преследования по этническому и религиозному признакам;
 поиск новых торговых путей – одна из основных причин
возникновения армянской диаспоры;
 давнее перемешивание» различных народов, сосредоточенных в
одном географическом ареале и невозможность проведения между
ними чёткой границы;
 переселение этнических общин по приглашению правительств
государств, нуждающихся в рабочем и интеллектуальном потенциале
(например, немецкая община в России 17-18 вв.).
Новая и новейшая история обозначила ряд других причин,
послуживших образованию диаспор вне своей родины: - экономические
преобразования, потребовавшие значительных трудовых ресурсов (США,
Канада, Латинская Америка, Индия, ЮАР, Австралия);
- аграрное переселение; - притеснения в общественной жизни, нередко
трактуемые как этнические преследования (поляки, ирландцы, немцы,
итальянцы).
Все вышеуказанные причины вызывали массовые миграции народов.
Этот основополагающий фактор позволяет сделать вывод о том, что основой
возникновения «мировых» диаспор являются миграции. Автор статьи,
посвящённой изучению теоретического и прикладного аспекта диаспоры Лаллука С., также считает миграции обязательным компонентом диаспоры.
Другой исследователь, определяя понятие «диаспора» отмечает, что это
этническое меньшинство, сохраняющее связь со страной происхождения,
возникло именно в результате миграции.
Основной же причиной возникновения «новых» диаспор был распад
единых полиэтнических государств - СССР, ЧССР, СФРЮ, и образование на
их месте независимых государств, когда в одночасье после передела границ
миллионы граждан оказались в положении «иностранцев», при этом никуда
не эмигрируя. Хотя сам развал СССР, предшествующие и последовавшие за
ним межэтнические конфликты, гражданские войны, а также тесно связанное
с этим ухудшение внутриполитической, социально-экономической ситуации,
безусловно, вызвали массовые миграции по всей территории бывшего Союза.
Предпочтением у беженцев, вынужденных переселенцев в то время были
регионы, граничащие с Казахстаном, а также центральная и юго-западная
часть страны. Так, основным прибежищем в одних случаях и временной
перевалочной базой - в других для мигрантов из Закавказья стали такие
крупные города Северного Кавказа как Ставрополь, Пятигорск, Краснодар,
Сочи. И все же значительная часть «новых мигрантов» из стран СНГ и
Балтии концентрируется в Москве. На 1 января 2000 г. количество
проживающего нерусского населения в российской столице составило более
миллиона человек. Во многом это объясняется тем, что в 90-х г.г. при
значительном сокращении выезда из России, а не увеличении въезда, как
принято думать, произошёл необычный подъем миграционного прироста
России за счет республик бывшего Союза. Кроме этого, изменения
миграционного потока зависят от ряда других обстоятельств, а именно:
 всплеск национализма, пришедшийся на конец 80-х, когда в
Азербайджане, Узбекистане, Таджикистане и Казахстане произошли
первые межэтнические конфликты, который продолжился в 90-х г.г.
вооруженными столкновениями в Таджикистане, Молдавии, странах
Закавказья;
 прозрачность российских границ, благодаря чему практически все
желающие могли беспрепятственно въехать в Россию;
 принятие Россией Закона «О беженцах».
Немаловажным является и тот исторический факт, что при
формировании нашего многонационального государства русский народ был
идеологическим и экономическим «старшим братом» для других народов
советских республик. И это служит «моральным оправданием устремлений
мигрантов» для переезда в российскую столицу, где они, по их
представлениям, должны получить жилье, работу и другую социальную
помощь. Также необходимо отметить заметный рост иммиграции в Россию в
1994 г., что связано с более быстрым движением России по пути рыночных
реформ. Но мигрантов в плане дальнейшего обустройства всегда привлекали
более развитые в экономическом и финансовом отношении регионы.
При этом следует сказать, что в качестве основополагающего критерия
возникновения «мировых диаспор» выступают миграционные процессы,
вызванные различными обстоятельствами, в то время как для «новых»
(«постсоветских») диаспор явился распад единого полиэтничного
государства.
Необходимо добавить, что распад СССР и образование независимых
государств послужили неким толчком к появлению такого «этноявления как
реассимиляция. Если раньше, скажем, украинцы в массе своей имели
множественную идентичность, благодаря которой можно было считать себя
гражданином СССР, россиянином и украинцем одновременно, то сейчас на
первый план выдвигается принадлежность к той или иной нации. То есть
значительная часть нерусского населения осознает свою этническую
принадлежность, хочет ее сохранить, передать потомкам, пытается
установить контакты с исторической родиной. И этот интерес в последнее
время не случаен, - так долго навязываемая гражданам Советского Союза
политика «плавильного» котла рассыпалась одновременно с его развалом.
Впрочем, негативной стороной распада полиэтничного государства явился
невероятный количественный рост националистически настроенных
различных групп, партий и т.д.
Следовательно, реассимиляция, возрождая у нерусского населения
России собственный национальный интерес, способствует объединению
людей по этническому признаку.
Относительно миграций, последовавших за процессом распада единого
государства и способствующих образованию «новых» диаспор, хотелось
отметить, что в России они в последние 10 лет осложнены такими
существенными факторами как быстротечность, а также неготовность
российских властей и определенных служб к приему неконтролируемого
потока беженцев, переселенцев и других «инонациональных мигрантов». И
здесь особая роль как адаптивной формы социальной организации
этнических мигрантов принадлежит многочисленным диаспорам, которые за
исключением украинской, армянской, еврейской, немецкой и ряда других,
находятся на начальной стадии своего становления. Вышеуказанные «новые»
диаспоры, влившись в состав «мировых», получили от них финансовую и
организационную поддержку, в то время как образование диаспор в России,
например, бывших Среднеазиатских республик происходит гораздо
медленнее и труднее. Причина этого заложена в глубокой разности культур,
языка, религий, образа жизни, системы ценностей и пр.
Но в любом случае, вне зависимости от национальной или
конфессиональной принадлежности, человек, принуждённый покинуть свою
родину и оказавшийся в иноэтничном окружении испытывает некий
психологический стресс. Потеря своего жилья, работы, разлука с родными,
друзьями - все это усугубляет и без того тяжелое психологическое состояние
человека. Причем стресс этот вторичный. Первое шоковое состояние человек
испытывает у себя на родине в результате угрозы физического насилия,
этнического преследования или социального давления со стороны
националистически настроенных представителей «титульной» нации.
Напряжение психических сил, последовавшее за этим состояние
неопределённости в общественном сознании вынужденных переселенцев,
связано и с потерей одной из составляющих множественной идентичности идентификации человека с советским народом. И хотя этническая
принадлежность гражданина СССР нередко становилась «не вопросом его
личного самоопределения, а устанавливалась государством «по крови» и
фиксировалась в официальных документах», теперь, после возникновения
суверенных государств человеку все больше «приходится вносить
существенные коррективы в личностные параметры идентификации». А
одним из самых устойчивых показателей общности, не утративший своей
действенности, оказался именно другой элемент множественной
идентичности - отождествление себя с той или иной нацией. Итак, в
государствах постсоветского времени в условиях стремительного роста
этнического самосознания возникла «необходимость поиска новых форм
групповой идентичности, безопасности и экономического благополучия»,
что также связано с психологическим напряжением и обеспокоенностью.
Как видно, преобладание стрессовых причин вынужденной миграции в
значительной степени влияет на психическое состояние этнических
мигрантов. Именно поэтому одной из главных функций диаспоры в этих
условиях представляется функция адаптации. Особое место в связи с этим
занимает психологическая помощь диаспоры своим соотечественникам,
попавшим в беду. Следует отметить, что своевременная помощь в процессе
адаптации играет важную роль для обеих сторон, как для прибывающей, так
и принимающей. Немаловажно, что среди мигрантов могут находиться люди,
имевшие на родине высокий общественный, политический или
экономический статус и их вливание в национальную диаспору еще более
укрепит и повысит её значимость. Отметим, что воспроизводство за счет
мигрантов для любой устойчивой этнической общины всегда являлось
непременной задачей. Итак, продолжая рассматривать адаптационную
функцию диаспоры в постсоветское время, в ней можно выделить бытовую,
психологическую, социально-экономическую, социокультурную адаптацию.
Последняя представляется как процесс вхождения отдельного человека или
группы в иноэтничную среду, сопровождающийся приобретением навыков,
умений в различных сферах деятельности, а также усвоением ценностей,
норм этой группы, где человек работает или учится и принятием их для
создания линии поведения в новой среде.
Социокультурная адаптация мигрантов в новой среде носит более
долговременный характер и проходит тем труднее, чем более устойчива и
сплочена диаспора, что в свою очередь зависит от следующих факторов:
 степени компактности проживания;
 численности диаспоры;
 активности ее внутренних организаций и объединений;
 наличия «цементирующего этноядра».
И если первые три фактора являются объективными, то последний
субъективный фактор, включающий в себя или сильное этническое
самосознание, или историческую память, или мифологизацию утраченной
родины, или религиозную веру и убеждения или совокупность всех этих
признаков, не позволяет полностью раствориться в новой социокультурной
среде.
Кроме психологической, моральной поддержки, осуществляемой в
рамках диаспоры, этническим мигрантам оказывается существенная
материальная помощь. И здесь немаловажным является факт
принадлежности диаспоры к статусу «мировых», имеющих возможность
оказать финансовою поддержку своим соотечественникам.
Таким образом, диаспора, являясь универсальной формой,
позволяющей одновременное существование в иноэтничном окружении и в
среде своего этноса, облегчает адаптацию прибывших соотечественников.
Причем, значение этой функции возрастает в период вынужденной, а не
естественной миграции, когда у этнических мигрантов проявляется одна из
наиболее сильных психологических особенностей - желание вернуться на
родину.
Адаптационная функция имеет две взаимосвязанных направленности:
внутреннюю и внешнюю. То есть адаптация этнических мигрантов
осуществляется в рамках диаспоры и в то же время велико значение
диаспоры как принимающей стороны своих соотечественников извне.
Поэтому нельзя полностью согласиться с мнением тех исследователей,
которые принижают роль адаптационной функции диаспор, связывая это с
тем, что современная диаспора рассматривается как временное прибежище
человека, у которого только два пути: или вернуться назад на родину или
полностью ассимилироваться в новой социокультурной среде.
Наряду с функцией адаптации, имеющую как внутреннюю, так и
внешнюю направленность, следует перейти к рассмотрению собственно
внутренних функций диаспоры. И основной или наиболее распространенной
внутренней функцией этнических диаспор вообще можно назвать
«сохраняющую» функцию, включающую следующие признаки:
1) сохранение языка своего народа;
2) сохранение этнонациональной культуры (обряды, традиции,
жизненные устои, домашний уклад, танцы, песни, праздники,
национальная литература и т.д.);
3) сохранение определенной конфессиональной принадлежности;
4) сохранение этнического самосознания (национальная идентификация,
этнические стереотипы, общая историческая судьба).
Функция сохранения материальной и духовной культуры имеет важное
значение для диаспоры. При этом, в одних случаях, она самопроизводна
(особенно это отмечается в компактных поселениях этногрупп, где сильны
традиции народа и где общение осуществляется преимущественно на родном
языке), в других, - сохранение языка и других основ культуры ведется с
привлечением дополнительных средств, таких как, создание национальных
школ, выпуск специальных газет, журналов, теле - радиопередач,
организация выступлений различных фольклорных коллективов и др. И в
том и другом случае важным фактором сохранения национальной культуры
является приток новых мигрантов с исторической родины. Помимо этого
диаспора лучше сохраняет себя в окружении другой культуры благодаря
объективному и субъективному факторам, к которым соответственно можно
отнести активную деятельность общественных объединений и организаций,
возглавляемых авторитетными лидерами, внутреннюю мобилизацию,
терпимое отношение титульного населения, и некое этнопсихологическое
ядро под которым понимается этническое самосознание.
Рассматривая функцию сохранения этнической культуры, языка,
самосознания как одну из важнейших функций (как старых, так и новых
диаспор), следует обратить внимание на ту часть нерусского населения,
которая уже давно живет в России, и успела адаптироваться, а также
частично ассимилироваться. Но в связи с известными событиями, их желание
возродить свою этнокультурную самобытность и наладить более тесные
контакты со своей этнической родиной, резко возросло. Деятельность старых
национальных диаспор на территории России заметно активизируется, что
выражается в создании новых организаций и объединений, основными
задачами которых являются контакты в области, как культуры, так и
экономики и политики двух стран.
При анализе внешних функций диаспор, необходимо отметить, что они
более многочисленны и разнообразны, чем внутренние. Сюда можно отнести
взаимодействие в области экономики и политики, осуществляемое между так
называемыми страной-хозяином, страной-матерью и самой диаспорой. При
этом экономические и политические отношения между ними, в отличие от
контактов в сфере культуры не находятся в прямой зависимости от
национальных особенностей тех или иных народов.
В экономике нашей страны в начале, и особенно с середины 90-х годов
все большую силу набирает такой феномен как этническое
предпринимательство, связанное с определенными видами деятельности
различных диаспор. Особенно этот вид предпринимательства широко развит
в приграничных районах России. Так, китайцы в этих и других регионах
заняты преимущественно торговлей товарами китайского производства,
кроме этого они выполняют работы в сельском хозяйстве, занимаются
ремонтом обуви. Корейцы, арендуя земли на Дальнем Востоке для
выращивания овощей, впоследствии занимаются продажей салатов и
приправ в различных российских городах. Торговля «южными» фруктами и
овощами на рынках крупных городов России осуществляется, а нередко и
контролируется в основном представителями азербайджанской, армянской,
грузинской и других диаспор. Говоря об их занятости в сфере торговли,
Рязанцев С.В. отмечает, что они еще во времена СССР специализировались
на доставке и торговле фруктами, овощами, цветами и эта торговля
приобрела «колоссальные масштабы». Удачно используя особенности своей
национальной кухни, «южане» открывают небольшие кафе, закусочные, а
также рестораны. Вдоль автомагистралей выстраиваются разнообразные
придорожные кафе с дагестанской, армянской, грузинской кухней. То есть
этнические мигранты стремятся занять свободные экономические ниши,
которые вовсе необязательно являются «престижными». С течением
времени, накопив более солидный капитал, этнические предприниматели
расширяют сферу своей деятельности или переключаются на другой бизнес.
И здесь возможно ослабление прочных связей со своей диаспорой,
возникновение желания «отпочковаться» от своих соплеменников. Но
процессы индивидуализации людей характерны как раз для сегодняшнего
времени и охватывают не только жизнедеятельность внутри диаспор, но и
всё общество в целом. Тогда как нервом диаспоры являются именно
общинные формы бытия.
Следовательно, при рассмотрении функций национальной диаспоры в
России выделяется экономическая, которая наиболее актуальна в настоящее
время.
Не менее значимы в последнее десятилетие политические функции,
выполняемые рядом национальных диаспор России. Так, деятельность
некоторых организаций сосредоточена на поддержании целей независимости
(абхазская диаспора), другие – выступают как оппозиция правящему режиму
(таджикская, узбекская, туркменская). Одной из главных задач немецкого
объединения «Возрождение» было возвращение немцам автономной
республики на Волге. Г. Алиев на встрече в Москве с представителями
азербайджанской диаспоры акцентировал внимание на том, что необходимо
не только осуществлять регулярные контакты со своей родиной, но и
«стараться активно участвовать в политической и социально –
экономической жизни страны проживания «. Президент Украины также
заинтересован в дальнейшей политизации украинской диаспоры, так как
Россия имеет стратегическое значение для этого государства. Недавно
образованный Союз армян России, духовно и организационно объединивший
более двух миллионов российских граждан, готов с помощью общественных
инструментов корректировать действие политиков, если они будут
уклоняться «от логики объективного развития российско-армянских
отношений». При этом, выделяя новую роль национальных общин «здоровое вмешательство в большую политику».
Существует опасность, что диаспоры в России могут стать «излишне»
политизированными. Но это во многом зависит от амбиций их лидеров, а
также от активизации деятельности политэмигрантов, которые, выехав за
границу не оставили мысли переустроить свою покинутую родину.
Вследствие этого властям необходимо идти на сближение с представителями
диаспор и учитывать их интересы при взаимодействии в области политики,
осуществляемой между страной их проживания, исторической родиной и
самой диаспорой. Таким образом, считается необходимым выделение
политических функций присущих большинству диаспор в современном мире.
Однако и их абсолютизация может привести к усложнениям
взаимоотношений между целыми государствами. Очень верно об этом сказал
президент Союза армян России: «политики приходят и уходят, а народы
остаются».
Но наиболее распространённой функцией диаспоры следует указать
культурно-просветительскую функцию. Ведь именно в сфере культуры,
трактуемой в самом широком смысле слова и сосредоточены все основные
отличительные особенности народов. «И у каждого народа особая
национально – зарождённая, национально выношенная и национально
выстраданная культура» – подчёркивает Ильин И.А.
У народов, оказавшихся в иноэтничном окружении, отсутствуют такие
объективные факторы как территория, политико-юридические институты, а
также устойчивый хозяйственный уклад. В этих случаях особая роль
принадлежит субъективно-психологическим компонентам, таким как система
ценностей, включающая сильное групповое национальное или этническое
самосознание, сохраняющееся долгое время, мифологизацию потерянной
родины, религиозные убеждения, особенности фольклора, язык, обладающий
этнической спецификой и т. п.
Феномен диаспоры, в первую очередь, основывается на культурной
самобытности, а её отрыв от родины усиливает стремление к сохранению, а в
дальнейшем и пропаганде своей культуры, языка. Кроме этого, процесс
распада СССР и появление на карте мира нескольких новых независимых
государств вызвало у нерусских жителей России рост национального
самосознания, желание глубже узнать историю, культуру своего народа, о
дальнейших отношениях между Россией и родиной их предков. Эти факты,
на определённой стадии развития диаспоры, способствуют возникновению в
её рамках эффективных организационных форм существования,
представленных различными объединениями, организациями, обществами,
партиями, движениями и т. д.
Таким образом, проводя сравнительный анализ «мировых»
(«классических» или «старых») и «новых» диаспор, следует отметить, что
основной причиной первых были миграции, вызванные различными
обстоятельствами. Распад единых полиэтнических государств (СССР, ЧССР,
СФРЮ), социально-экономическое и политическое реформирование этих
образований, связанное с переходом к рыночной экономике, межэтнические
конфликты и последовавшая за этим неконтролируемая миграция, привели к
образованию, так называемых, «новых» диаспор.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
229 Кб
Теги
структура, диаспора, образования, этнонациональной, диаспоральные, сущность
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа