close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Мультимедийная история технологии & творчество.

код для вставкиСкачать
ИНТЕРНЕТ-ТЕХНОЛОГИИ В ЖУРНАЛИСТИКЕ
УДК 070
Е. В. Выровцева
Самарский национальный исследовательский университет
им. академика С.П. Королева, Самара
МУЛЬТИМЕДИЙНАЯ ИСТОРИЯ: ТЕХНОЛОГИИ & ТВОРЧЕСТВО
Развитие интернет-журналистики и новых медиа актуализировало проблему трансформации профессии журналиста. Новые форматы медиатекста, и в первую очередь мультимедийную историю, можно рассматривать и как попытку объединить традиционные методы и
жанры с цифровыми технологиями, и как ответ на запросы аудитории. Современная модель
коммуникации потребовала совершенно иного подхода к созданию текста.
Ключевые слова: жанр; журналистика; модели коммуникации; медиатекст; медиатехнологии; мультимедийная история; новые медиа.
Бурное и стремительное развитие медиатехнологий обусловило не только трансформацию
средств массовой коммуникации, но и необходимость поиска новых методов создания журналистского текста. В информационном обществе на первое место вышла скорость распространения новости, а не ее качество. Причем за
эксклюзивное право быть первыми вступили
в борьбу разные типы медиа, которые условно можно разделить на традиционные и новые
(хотя оба определения, и прежде всего «новые
медиа», весьма относительны, т. к. в теории
до сих пор сосуществует несколько трактовок
этих понятий).
Мультимедийные технологии предоставили
практически безграничные возможности для
организации текста. Это же привело к активно
обсуждаемым сегодня проблемам: смерть как
печатной периодики в частности, так и профессии журналиста в целом; параллельно развивающиеся тенденции – персонификация и
унификация повестки дня; безграничная визуализация контента, приводящая порой к потере
смысла и к невозможности адекватного диалога. О проблеме противостояния технологий и
смысла мы уже писали [7], теперь интересно
посмотреть, как традиции создания журналистского произведения и новейшие технологии взаимодействуют в рамках популярного
сегодня вида медиатекста – мультимедийной
истории.
Место функционирования данного вида текста – интернет-издания, которые в современной литературе и принято называть «новыми
медиа». В самой популярной «свободной энци-
клопедии» в качестве термина-синонима значится выражение «новые СМИ». Такой подход,
с одной стороны, сильно ограничивает данное
явление, а с другой стороны, приводит к некорректному использованию термина «средства
массовой информации». По сути, каналы коммуникации, которые принято называть СМИ,
никогда не ограничивались информационной
функцией, а порой напротив, как раз и не выполняли ее вовсе, сосредотачиваясь в прошлом
веке на идеологии и пропаганде, а в начале нынешнего столетия – на имиджевой, развлекательной и коммерческой задачах.
Современные ученые в первую очередь характеризуют ту ситуацию, в которой формируются и развиваются новые медиа [4; 6; 8;
9; 14; 15; 18; 21; 22; 27; 29 и др.]. К главным
факторам, определяющим сущность новых
медиа, относят: цифровой тип кодирования,
интеракцию («обмен символами»), иммерсию
(погружение) и интерактивность [25]. При
внимательном и всестороннем исследовании
технологий, особенностей функционирования
мультимедийных платформ малоизученной
остается проблема адаптации журналистского
текста к новым условиям, к новым возможностям и к новым задачам. А между тем именно
эта тема провоцирует самые горячие споры о
профессии и об ее будущем: «специфика “новых медиа” в том, что в результате пользовательских манипуляций изменяются сама структура и форма организации информации, образов, объектов и текста» [9].
Мультимедийную историю как новый вид
текста можно назвать ответом на вызовы XXI
51
века, который не уничтожил традиционные
функции журналистики, а лишь трансформировал их. Безусловно, приходится говорить и
об эволюции журналистского текста, а во многих случаях и о его деформации. Профессор
Л. Е. Кройчик уверен, что нет никаких журналистских текстов, есть публицистические
произведения – «послания», необходимые для
организации общественного диалога, для формирования не только картины мира, но и ценностных представлений, общественного мнения
и т. п. Мультимедийные технологии – это новые
возможности для создания публицистического
образа. При его формировании современные авторы учитывают такие признаки новых медиа,
как цифровой код, интерактивность, мультимедийность и гипертекстуальность [16. С. 302].
Н. Шопен характеризует одно из основных
свойств новых медиа: «Интерактивность – способность человека активно влиять на содержимое и направленность СМИ, возможность общаться с другими слушателями, свободно высказывая свое мнение. Интерактивность – это
обратная связь» [26]. Это свойство очень важно,
так как обеспечивает активный диалог автора с
реципиентом, а в новых медиа зачастую и вовсе
стирает границы между адресантом и адресатом.
Под мультимедийностью понимают совместное использование в компьютерных
приложениях нескольких способов передачи
информации: вербальной, аудиовизуальной,
инфографики и т. п. Еще одной значимой характеристикой является гипертекстуальность:
«потенциальная и реализованная возможность
нелинейного прочтения текста, а также текстового единства, состоящего из двух или более
текстов» [17. С. 7]. Все это отличает и мультимедийные истории, которые в литературе называют длинными текстами или лонгридами.
Обязательное условие их создания – владение автором компьютерной культурой, о которой пишет профессор университета Калифорнии Л. Манович. Он выделяет пять фундаментальных принципов «новых медиа»: числовое
представление, модульность, автоматизация,
изменчивость, транскодинг [16. С. 300]. Числовое представление обеспечивает алгоритмические манипуляции, без которых невозможно
создание мультимедийной истории: изменение
пропорций фотографии, например. Цифровой
тип кодирования позволяет включать в мультимедийную историю разные типы информации
– текст, видео, аудио. Если для традиционных
СМИ характерна разница их технической обра-
52
ботки, то в новых медиа этого различия не существуют, что одновременно облегчает/усложняет работу журналиста и усложняет/облегчает
процесс восприятия текста.
Модульность основана на том, что все элементы медиатекста функционируют как часть
целого, объединяясь в сложный объект, и все
же сохраняют независимость. Например, мультимедийная история может представлять собой
комплекс фотографий, видеосюжетов, аудиозаписей, которые объединены автором по определенному принципу. Все эти элементы медиатекста, сохраняя свою самобытность и завершенность, претендуют на самодостаточность
и самостоятельность. Модульность влияет на
работу журналиста и приводит к увеличению
тиражируемых клише: «Все больше программ
“составляются” из модулей-библиотек, все
больше журналистских коротких материаловновостей может быть собрано автоматически
из типовых обвязок вокруг “голых фактов”»
[1]. Неслучайно эксперименты по роботизации и автоматизации написания медиатекстов
сегодня никого не удивляют: уже существует
программа, которая способная за 8 секунд написать текст по заданному алгоритму.
Не менее важен принцип изменчивости, который основан на том, что медиатексты перестают быть чем-то зафиксированным раз и
навсегда. Одна из основных характеристик
текста – знаковая закрепленность – в условиях
мультимедиа теряет свою актуальность. Трансформируется и смысл хорошо знакомой всем
пословицы «Что написано пером, того не вырубишь топором»: технологии распространения,
перепосты, копипасты делают текст более влиятельным, и в то же время автор мультимедийной истории не может быть уверен, что его произведение будет прочитано целиком, а значит
и воспринято так, как предполагает создатель.
Изменчивость медиатекста – это свойство, обеспечивающее возможность при необходимости
разделить контент и интерфейс, интерактивность и гипертекстуальность. Именно на этих
принципах строится мультимедийная история.
Транскодинг обозначает перевод из одного
цифрового формата в другой и основан на сочетании технической и культурной составляющих, на взаимодействии этих слоев: «Компьютерный слой с помощью человека может
оказывать влияние на культурный слой “новых
медиа”, их контент, организацию, жанр» [29.
С. 43]. Например, в фотографии как элементе
мультимедийной истории важны содержание,
авторское начало, образ, но фотография – это и
компьютерный файл с техническими характеристиками: размер файла, формат, время фиксации, разрешение и т. п.
Новые медиа как третья модель коммуникации основаны на объединении достоинства
межличностной и массовой [27]. Исследователь В. Кросби объясняет особенности этой
модели коммуникации с помощью метафоры:
вода, суша и небо как средства передвижения
и «медиумы», предшествующие технологиям,
которые их совершенствуют – увеличивают
скорость и способы перемещения. Небо освобождено от достоинств и недостатков суши и
воды, но этот медиум и перемещение по нему
полностью зависит от технологий.
Первый вид коммуникации Кросби определяет как интерперсональный, или межличностный. Свойственные данному виду технологии,
расширившие ее возможности, – это почта,
телефон, электронные письма. Важнейшей
характеристиками этого вида коммуникации
являются индивидуализированное содержание текстов и контроль каждого участника над
ним. Недостаток этого способа коммуникации
– неэффективность при большом количестве
участников: межличностная коммуникация
основана на принципе «один к одному» (oneto-one). Второй вид – массовая коммуникация
– основана на таких способах распространения
текста, как ораторское искусство, книги, газеты, радио, телевидение и на принципе «один
ко многим» (one-to-many). Причем сообщение/
послание, адресованное многим, формируется
автором, но индивидуализировать сообщение,
а значит и контролировать его содержание, уже
невозможно.
До появления интернет-технологий потребитель информации выбирал один из двух
видов коммуникаций, понимая и принимая
его достоинства и недостатки. Новый вид коммуникации, сравненный Кросби с небом как
средством передвижения, основан на передаче
индивидуализированного контента огромному
числу адресатов и возможности каждого участника контролировать процесс коммуникации.
Именно новые медиа объединили преимущества традиционных видов коммуникации и, по
большей части, освободились от их недостатков. Основной принцип функционирования
третьего вида коммуникации – «многие многим» (many-to-many), а главное условие создания текста – владение технологиями, которые
стремительно развиваются.
Интернет сегодня стал не просто средством
коммуникации, а определенным стилем жизни.
Эту тенденцию исследует М. Диз, определивший стиль жизни media meshing lifestyle: человек легко переключается с одной технологии
на другую, свободно ориентируется в ситуации
«коплиментарности» медиа и информации [28.
С. 695]. Сегодня аудитории предоставлен выбор – как, где, когда получить тот или иной контент, как много времени потратить на его восприятие. Данный принцип современного медиапотребления отражен в концепции трех «А»:
Anything, Anywhere, Anytime: «любой контент
в любом месте и в любое время» [19. С. 83].
С учетом этой концепции строятся современные медиатексты, в том числе и мультимедийная история.
При их создании в большей или меньшей
степени приходится учитывать новые условия
функционирования медиатекста и отвечать на
следующие вопросы: как изменились контент
и аудитория? где и каким образом реципиенты предпочитают смотреть/слушать/читать
текст? Во многом мультимедийную историю
можно назвать воплощением модели трех
А. Первая составляющая – «любой контент»
(anything) – обеспечивает возможность найти в интернете медиапродукт на любой вкус.
На этом основана современная тенденция:
переход от массовых интересов к индивидуальным, а массовой аудитории к фрагментированной [10]. Именно по такому принципу развивается линейка медиапродуктов российского
цифрового издательства Look At Media – интересные бренды для разных групп целевой аудитории, который включает Look At Me – журнал
о креативных технологиях, мужской журнала
FURFUR, журнал для девушек Wonderzine, интернет-газета о жизни города The Village и интернет-радио Follow Me.
Дифференцированные интересы массовой
аудитории постепенно распределяют ее по
нишевым группам: «В экономике и культуре
происходит постепенное смещение фокуса с
небольшого количества хитов на все большее
число ниш со спросом на специфические товары и услуги. Сам автор иллюстрирует идею
с помощью тела динозавра, где голову на высокой шее составляют товары-хиты, большое
тело животного – рынок массовых товаров
широкого спроса, а длинный хвост – нишевые
товары с небольшим, но бесконечным в своем проявлении спросом» [3. С. 23]. Доступ к
«длинному хвосту» можно получить и через
53
различные сервисы просмотра онлайн-видео,
такие как Hulu в США, Ivi.ru, Zoombie, Tvigle
в России. По такому же принципу «динозавра»
строится мультимедийная история, предлагающая пользователям распределенную в интернет-пространстве по воле автора информацию.
Наиболее яркие и интересные мультимедийные истории созданы интернет-изданиями
«Коммерсант», Газета.ru, Lenta.ru, «Медуза».
Мультимедийная история «День, когда началась война» (http://kommersant.ru/projects/
june22) создает образ первого дня войны на
основе разных технологий – репортажная хроника, фотохроника, видеоинтервью. Благодаря
технологиям пользователь имеет возможность
выстраивать историю по собственному желанию: ограничиться просмотром фотографий,
внимательно проследить за событиями одного, очень значимого в истории дня, буквально
поминутно расписанного в мультимедийной
истории и выслушать воспоминания свидетелей тех событий – например, Эсфирь Айзенберг или Анны Бычковой. Размер «динозавра»
будет меняться по воле каждого реципиента,
но авторский публицистический образ сложится только в случае полного погружения в текст
мультимедийной истории.
Вторая характеристика – «Аnywhere», в любом месте – предполагает возможность доступа
к медийному контенту вне зависимости от местоположения пользователя и основана на переходе от моноэкранной среды к мультиэкранной.
Например, в апреле 2014 года мобильный провайдер «МегаФон» совместно с интернет-сервисом «Имхонет» запустил персонализированное
телевидение. Смотреть видео пользователи Медиапортала могут на компьютерах, мобильных
устройствах на базе iOS и Android и с экранов
телевизоров через медиаплеер Dune HD и приложение для SMART TV LG. Создатели «длинных текстов» вынуждены учитывать разные
способы его восприятия, а также возможность
его поэтапного изучения благодаря практически
уже сформировавшейся мультиэкраннной среде, которая основана на трансформации модели
«устройство на семью» в модель «устройство
на человека». И здесь опять возникает проблема выбора: что важнее – технология, позволяющая представить качественный текст на любом
носителе, или содержание, творческий подход,
авторская интерпретация современной действительности.
Стоит отметить, что, несмотря на возможность подключения всех экранов, в том числе
54
телевизионного, к Интернету, за каждым из
них уже закрепились определенные функции.
Телевизор пока остается главным устройством
для просмотра преимущественно развлекательного контента. Две трети пользователей
ищут информацию, посещая социальные сети
и читая новости со своих мобильных экранов.
По данным TNS, в городах с населением свыше
100 тысяч гаджетов в интернет выходят 75 %
жителей (12+), по всей России этот показатель
равен 66 %. Выход в сеть с ноутбука совершают 57 % всего населения России и 67 % жителей городов с населением более 100 тыс. Для
смартфонов эти показатели составляют 34 %
и 41 % соответственно, для планшетов – 20 %
и 26 %, для Smart TV – 8 % и 11 % [13]. Все
очевиднее различие в функциональном применении планшетов и мобильных телефонов:
владельцы планшетов уже в два раза больше,
чем владельцы смартфонов, используют свои
устройства для просмотра видео и онлайн-игр,
на треть больше ищут информацию о товарах.
Исследователи уверены, что в дальнейшем
фрагментация в онлайн-экранах только продолжится [30]. Что касается мультимедийной
истории, то удобные для ее восприятия устройства – это компьютеры, планшеты, смартфоны.
Такая мобильность средств коммуникации
и универсальность цифровых форматов особенно важны, когда в мультимедийной истории освещается социально значимая тема: как
справляются с финансовыми и инфраструктурными проблемами сочинцы после Олимпийских игр (Постолимпийский синдром // http://
kommersant.ru/projects/sochi); как сказались
санкции на российско-китайском сотрудничестве и какие последствия они имели для жителей Дальнего Востока (Пограничное состояние // http://kommersant.ru/projects/china); как
изменилась жизнь крымских татар после присоединения полуострова к России (Крымскотатарское эго // http://kommersant.ru/projects/
crimeantatars). Задачи подобных медиатекстов
– интересно представить проблему, найти и
рассказать о чем-то новом, ранее не замеченном журналистами с помощью новейших технологий, позволяющих объединить в одной
мультимедийной истории фотографии, порою
уникальные, аудио- и фотоматериалы, инфографику и пр. При этом с точки зрения принципов создания публицистического образа новый
вид медиатекста основан на элементах и приемах традиционных журналистских жанров:
интервью, репортаж, статья, очерк.
Характеристика «anytime» – доступность
контента в любое время – трансформировала
способы временной организации потребления
медиатекста. Мультимедийная история вынуждена учитывать возможность освободиться от
привязки ко времени, которая стала едва ли
не важнейшим из достижений цифровых технологий. Этот феномен определяют как «нелинейное» потребление [20. С. 65], которое
позволило пользователю одномоментно прочитать сегодняшнюю заметку и материал любой
давности, если он оцифрован и заархивирован.
Нелинейное потребление обеспечило и переход от потребления массива медиапродуктов
к потреблению отдельных единиц контента:
«Вместо диктата со стороны медиаиндустрии,
что и когда потреблять, у потребителя появился свободный доступ к медиапродуктам (песенные синглы, конкретные статьи, видео по
запросу и т. п.), а не к пакетным предложениям
(вроде CD-альбомов, газет, телеканалов и пр.),
и приобретать эти медиапродукты потребители
могут по гибким ценам, а не по фиксированным усредненным тарифам. Более того, потребители в принципе могут получить доступ к
контенту, когда они того захотят, без необходимости ждать, например, когда передача выйдет
в эфир или новый альбом появится на DVD или
будет выпущен новый CD-альбом любимого
исполнителя» [2. С. 54]. Потребитель стал свободен и может самостоятельно выбирать свои
медиадействия: мультимедийную историю
можно прочитать сразу, а можно постепенно,
уделяя внимание той или иной детали, тому
или иному способу подачи информации.
Газета.ru создала большой проект под названием «Беслан» (http://www.gazeta.ru/social/
beslan/), эта мультимедийная истории была
подготовлена к 10-летию трагического события – теракта в одной из школ Беслана. Здесь,
чтобы освоить весь объем информации длинного медиатекста, требуются желания и усилия
пользователя: кликнув мышкой, можно прочитать переданную из захваченной террористами школы записку, увидеть зафиксированные
фотографом следы от пуль на стене, совершить
онлайн-экскурсию на кладбище, где похоронены жертвы теракта. Даже вербальная информация выстроена таким образом, что можно выбрать разный объем текста.
Еще одна особенность мультимедийной
истории обусловлена тенденцией, которую характеризует Е.Л. Вартанова: «Власть аудитории
– классический признак постмодерна – в наше
время более ощутима. При этом активность
аудитории становится фактором депрофессионализации новостной журналистики, что уводит медиасистему от прежней централизации.
Медиакультура сегодня порождается креативной молодежью с не самым высоким уровнем
доходов, фактически не являющейся носителями ценностей старой центростремительной
культуры» [6]. При этом актуализируется проблема, насколько современный пользователь
способен формировать повестку дня самостоятельно и каковы будут принципы отбора источников информации. Очевиден переход этой
функции от масс-медиа к социальным медиа,
к социальным сетям [4]. Ежедневный мониторинг масс-медиа стал заменяться пролистыванием новостей в соцсети, где в зависимости от
подписки, коллектива друзей и системы групп
сформированы ссылки на интересные, актуальные, важные медиатексты. Поэтому мультимедийные истории должны быть адаптированы к
самым разным экранам, так как пользователь
может просматривать ленту новостей в соцсети специально или между делом.
Таким образом, мультимедийная история
оказывается уникальным универсальным форматом, рассчитанным на три уровня интерактивной коммуникации, выделенные М. М. Лукиной и И. Д. Фомичевой: «1) люди и документы (потребители имеют возможность узнать
немного больше, сделав запрос); 2) люди и технология (потребители могут приспосабливать
технологии для их более удобного использования); 3) люди и люди (потребители могут реализовывать двустороннюю модель общения)»
[12. С. 90]. Принципы создания текста в мультимедийной среде основаны на неразрывном
сочетании творческих установок автора и цифровых технологий, причем новые жанровые
форматы требуют, чтобы технологии освоили
не только те, кто создает медиаконтент, но и те,
кто его потребляет.
Новые медиа – это в первую очередь новые
технологии организации информации и коммуникации, новые принципы взаимодействия
с аудиторией, у которой сформировалась потребность быть активным пользователем, а не
пассивным читателем/зрителем/слушателем:
«Новая среда тотально настроена на участие
каждого. Люди априори активны, потому что,
если ты в Интернете ведешь себя, как зритель
телевизора, ты не сделаешь ни одного шага.
Ты должен ввести запрос, зарегистрироваться,
куда-то войти» [11].
55
Это рождает и еще одну проблему – так называемого жанрового ожидания: новые виды
текста должны быть освоены аудиторией, как
были освоены репортаж, интервью, очерк, статья и т. п. При этом вряд ли сегодня можно найти четкое жанровое определение новым видам
медиатекста, так как они еще только формируются. Усиливается и роль контекста: публикации новых медиа основаны не на дискретной, а
постоянной коммуникации, благодаря чему человек оказался всегда онлайн, всегда в процессе получения информации и обмена ею. Мультимедийная история существует в условиях,
когда виртуальное пространство интегрируется в повседневную реальность, и все сложнее
разграничить эти реальности. В связи с этим
аудитория становится мультизадачной [21], и
журналисты вынуждены искать эффективные
форматы для распространения информации,
основанные прежде всего на визуализации:
«визуализация информации является закономерным явлением истории развития коммуникации. Она достаточно разнообразна в своих
проявлениях и кардинально влияет на средства
массовой информации и коммуникации, приводя к их радикальной трансформации, как на
уровне формы, так и содержания» [23. С. 167].
Требует специального исследования и процесс восприятия мультимедийной истории: какова роль видеоконтента, не заменяет ли он в
большинстве случаев весь длинный текст, не
превращается ли видеоряд исключительно в
элемент инфотеймента, в частности в наиболее
эффективный способ привлечения внимания
и в средство развлечения. Неслучайно формат
мультимедийной истории так востребован в
активно развивающейся сейчас дата-журналистике, под которым понимают «формат грамотного анализа данных, еще один способ критического исследования мира и, по сути, инструмент, помогающий получить и представить
общественности важные сведения, которые
могли остаться незамеченными в огромных
массивах информации о современной реальности» [24. С. 484]. Огромный пласт информации, и прежде всего цифровой, с помощью
мультимедийных технологий превращается в
интересную историю. И тут уже в зависимости
от творческого потенциала, жанровых предпочтений, целей и задач автора содержание мультимедийной истории будет напоминать журналистское расследование, памфлет-разоблачение, очерк или аналитическую статью.
Таким образом, сегодня человек находит-
56
ся в ситуации непрерывной информационной
«бомбардировки» и ограниченного времени
для потребления информации. Поэтому авторы современных медиатекстов вынуждены
создавать такой контент, который бы отвечал
потребностям новой аудитории, уже адаптировавшейся к онлайн-среде. Журналисты на
основе объединения традиционных методов и
жанров с цифровыми технологиями создают
новый продукт, сочетающий в себе все мультимедийные возможности. И сейчас наиболее
востребованным универсальным форматом
стала мультимедийная история, которая обеспечивает персонализированное потребление
интернет-технологий и позволяет творчески
осмысливать и представлять факты современной действительности, что было и остается
главной задачей журналистики.
Список литературы
1. Big Data – как мечта. 8-я серия. Нетехническая. Модульная журналистика [Электронный ресурс]. – URL: http://habrahabr.ru/
company/palitrumlab/blog/256775.
2. Айрис, М. Управление медиакомпаниями: реализация творческого потенциала [Текст]
/ М. Айрис. Ж. Бюген. – М., 2010.
3. Андерсон, К. Длинный хвост. Эффективная модель бизнеса в Интернете [Текст] /
К. Андерсен. – М., 2012.
4. Вартанова, Е. Л. Медиаэкономика в информационном обществе [Электронный ресурс] /
Е. Л. Вартанова. – URL: http://emag.iis.ru/arc/infosoc/
emag.nsf/BPA/ba10d583b969e011c325719400318d49
5. Вартанова, Е. Л. О современных медиа и
журналистике. Заметки исследователя [Текст] /
Е. Л. Вартанова. – М., 2015.
6. Вартанова, Е. Л. От модерна к постмодерну в медиа [Электронный ресурс] /
Е. Л. Вартанова. – URL: http://www.journ.msu.
ru/blog/blog_vartanovoy/.
7. Выровцева, Е. В. Диалектика развития журналистики XXI века: искусство слова и мультимедийные технологии [Текст] /
Е. В. Выровцева // Знак. Проблемное поле медиаобразования. – 2015. – № 3 (17). – С. 30–35.
8. Давыдов, И. Масс-медиа российского
интернета. Основные тенденции развития и
анализ текущей ситуации [Электронный ресурс] / И. Давыдов. – URL: http://www.russ.ru/
politics/20000928_davydov.html.
9. Деникин, А. А. О некоторых особенностях новых медиа [Электронный ресурс] /
А. А. Деникин // Художественная культура. – 2013. – № 2-3 (7-8). – URL: http://sias.ru/
publications/magazines/kultura/2013-2-3-7-8/
yazyki/3642.html.
10. Ершов, Ю. М. Аудитория будущего:
перспективы познавательного вещания [Электронный ресурс] / Ю. М. Ершов. – URL: http://
cyberleninka.ru/article/n/auditoriya-buduschegoperspektivy-oznavatelnogo-veschaniya.
11. Засурский И. «Все знают всё про всех»
[Электронный ресурс] / И. Засурский. – URL:
http://kinoart.ru/archive/2013/07/ivan-zasurskijvse-znayut-vsjo-pro-vsekh.
12. Интернет-СМИ: Теория и практика
[Текст] / под ред. М. М. Лукиной. – М., 2010.
13. Исследование TNS: Как россияне потребляют мобильный интернет [Электронный ресурс]. – URL: http://adindex.ru/publication/analiti
cs/100380/2015/04/23/123079.phtml.
14. Карякина, К. А. Актуальные формы и
модели новых медиа: от понимания аудитории
к созданию контента [Электронный ресурс] /
К. А. Карякина. – URL: http://mediascope.ru/
node/524.
15. Качкаева, А. Г. Смеющаяся НЕреволюция: движение протеста и медиа (мифы, язык,
символы) [Текст] / А. Г. Качкаева. – М., 2013.
16. Лапина-Кратасюк, Е. Г. «Интерактивный
город»: сетевое общество и публичные пространства мегаполиса [Текст] / Е. Г. Лапина-Кратасюк // Медиа в новой социальной, экономической и технологической реальности. – М., 2014.
17. Масалова, М. В. Гипертекстуальность
как имманентная текстовая характеристика:
автореф. дис.... канд. филол. наук [Текст] /
М. В. Масалова. – Ульяновск, 2003.
18. Новые медиа – миф или реальность?
Практические примеры интеграции традиционных и новых медиа [Электронный ресурс].
–
URL:
https://www.media-online.ru/index.
php3?id=46186.
19. Полуэхтова, И. А. Медиасреда и медиабизнес в цифровую эпоху [Текст] / И. А. По-
луэхтова // Теория и практика медиарекламных
исследований. – М., 2011.
20. Полуэхтова, И. А. Телевидение глазами телезрителей [Текст] / И. А. Полуэхтова. – М., 2012.
21. Пуля, В. 7 трендов новых медиа в 2015
году [Текст] / В. Пуля // Журналист. – 2015. –
№ 1. – С. 40–42.
22. Пуля, В. 7 трендов: что ждет новые медиа в 2014 году [Текст] / В. Пуля // Журналист.
– 2014. – № 1. – С. 40–42.
23. Симакова, С. И. Влияние новых технологий на визуальный контент журналистских материалов [Текст] / С. И. Симакова // Вестник Челябинского госуниверситета. Серия: Филология.
Искусствоведение. – 2015. – № 5. – С. 163–169.
24. Симакова, С. И. Дата-журналистика как
медиатренд [Текст] / С. И. Симакова // Вестник
Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. – 2014. – № 2 (2). – С. 481–484.
25. Соколова, Н. Л. Популярная культура
Web 2.0: к картографии современного медиаландшафта: монография [Текст] / Н. Л. Соколова. – Самара, 2009.
26. Шопен, Н. Интерактивность – это пульс
жизни [Электронный ресурс] / Н. Шопен //
Relga. Научно-культурологический интернетжурнал. – 2002. – № 4. – URL: http://www.relga.
ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?t
extid=168&level1=main&level2=articles.
27. Crosbie, V. What is New Media? [Electronic
resource] / V. Crosbie. – URL: http://www.
sociology.org.uk/as4mm3a.
28. Deuze, M. Collaboration, participation
and the media [Text] / V. Deuze // New Media &
Society. – 2010. – № 8 (4). – P. 691–698.
29. Manovich, L. The Language of New Media.
The MIT Press, 2002 [Electronic resource] / L.
Manovich. – URL: http://manovich.net/LNM/
Manovich.pdf.
30. Social Marketers Dive into Mobile
[Electronic resource]. – URL: http://www.
emarketer.com/Article/Social-Marketers-DiveMobile/1009591.
MULTIMEDIA HISTORY: TECHNOLOGY & CREATIVITY
Vyrovtseva E. V., Samara National Research University named after academician S. P. Korolev,
Samara, Doctor_Katrin@mail.ru
The development of online journalism and new media actualized the problem of the transformation
of the journalistic profession. New formats of media text, and especially multimedia story can be seen
as an attempt to combine traditional techniques and genres with digital technology, and as a response
to audience questions. The modern model of communication require a completely different approach to
the creation of the text.
57
Keywords: genre; journalism; communication models; media texts; media technology; multimedia
history; new media.
References
1. Big Data – kak mechta. 8-ja serija. Netehnicheskaja. Modulnaja Zhurnalistika [=Big Data - like a
dream. 8-Series. Technical. Modular journalism], available at: http://habrahabr.ru/company/palitrumlab/
blog/256775, accessed 25.09.2016. (In Russ.).
2. Ayris, M., Bugen G. (2010) Upravlenije media-kompaniyami: realicaziya tvorcheskogo potenziala
[=Managing media companies: realization of creative potential], Moscow, 560 p. (In Russ.).
3. Anderson, K. (2012) Dlinnyj hvost. Effektivnaja model biznesa v internete [=A long tail. Effective
business model on the Internet], Moscow. (In Russ.).
4. Vartanova, E. L. Mediaekonomika v informacionnom obsh’estve [=Mediaekonomika in the
information society], available at: http://emag.iis.ru/arc/infosoc/emag.nsf/BPA/ba10d583b969e011c3
25719400318d49, accessed 25.09.2016. (In Russ.).
5. Vartanova, E. L. (2015) O sovremennych media i zhurnalistike. Zametki issledovatelja [=About
modern media and journalism. Notes of the researcher], Moscow, 136 p. (In Russ.).
6. Vartanova, E. L. Ot moderna k postmodernu v media [=From modernism to postmodernism in
media], available at: http://www.journ.msu.ru/blog/blog_vartanovoy, accessed 25.09.2016. (In Russ.).
7. Vyrovceva, E. V. (2015) Dialektika razvitia zhurnalistiki XXI veka: iskusstvo slova I multimedijnye
tehnologii [=Dialectics of Journalism of the XXI century: the art of speech and multimedia technologies],
in: Znak. Problemnoje pole mediaobrazovanija [=Sign. Problem field of media education], no. 3 (17),
pp. 30–35. (In Russ.).
8. Davydov, I. Mass-media rossijskogo internet. Osnovnye tendencii razvitija I analiz tekush’ey
situacii [=Mass Media of the Russian Internet. The main trends in the development and analysis of current
situation], available at: http://www.russ.ru/politics/20000928_davydov.html, accessed 25.09.2016. (In
Russ.).
9. Denikin, A. A. (2013) O nekotorych osobennostjah novych media [=Some features of the
new media], in: Hudoghestvennaja kultura [=Art culture], no. 2-3 (7-8), available at: http://sias.ru/
publications/magazines/kultura/2013-2-3-7-8/yazyki/3642.html, accessed 25.09.2016. (In Russ.).
10.Ershov, U. M. Auditorija budush’ego: perspektivy poznavatelnogo vesh’anija [=Future
Classroom: Perspectives of cognitive broadcasting], available at: http://cyberleninka.ru/article/n/
auditoriya-buduschego-perspektivy-oznavatelnogo-veschaniya, accessed 25.09.2016. (In Russ.).
11.Zasurskij, Ivan Vse znajut vsjo pro vsech [=Everyone knows everything about everyone], in:
Iskusstvo kino [=The art of cinema], available at: http://kinoart.ru/archive/2013/07/ivan-zasurskij-vseznayut-vsjo-pro-vsekh, accessed 25.09.2016. (In Russ.).
12.Internet-SMI: teorija i praktika (2010) [=Online media: Theory and Practice], M. M. Lukina,
Moscow, 348 p. (In Russ.).
13.Issledovanije TNS: Kak rossiane potrebljajut mobilnyj internet [=TNS Research:
How Russians consume mobile Internet], available at: http://adindex.ru/publication/analiti
cs/100380/2015/04/23/123079.phtml, accessed 25.09.2016. (In Russ.).
14.Karjakina, K. A. (2010) Aktualnye formy i modeli novych media: ot ponimanija auditoria k
sozdaniju kontenta [=Actual forms and models of new media: from understanding the audience to create
content], in: Mediaskop, no. 1, available at: http://mediascope.ru/node/524, accessed 25.09.2016. (In
Russ.).
15.Kachkajeva, A. G. (2013) Smeyuschayasya NErevolyutsiya: dvizhenie protesta i media (mifyi,
yazyik, simvolyi) [=Laughing revolution: the protest movement and the media (myths, language,
symbols)], Moscow, 172 p. (In Russ.).
16.Lapina-Kratasuk, E. G. (2014) “Interaktivnyj gorod”: setevoje obsh’estvo i publichnyje
prostranstva megapolisa [=»Interactive City»: the network society and public space metropolis], in:
Media v novoj socialnoj, ekonomicheskoj I technologicheskoj realnosti [=Media in the new social,
economic and technological reality], Moscow, p. 300–315. (In Russ.).
17.Masalova, M. V. (2003) Gipertextualnost’ kak immanentnaja textovaja harakteristika
58
[=Hypertextuality as the immanent characteristic of text], Uljanovsk, p. 23. (In Russ.).
18.Novye media – mif ili realnost? Prakticheskije primery integracii tradicionnyh i novyh media
[=New Media – Myth or Reality? Practical examples of the integration of traditional and new media],
available at: https://www.media-online.ru/index.php3?id=46186, accessed 25.09.2016. (In Russ.).
19.Poluechtova, I. A. (2011) Mediasreda i mediabiznes v zifrovuju epochu [=The media and the
media business in the digital age], in: Teoriya i praktika mediareklamnych issledovanij [=Theory and
practice of media advertising research], pp. 83–108. (In Russ.).
20.Poluechtova, I. A. (2012) Televidenije glazami telezritelej [=TV through the eyes of the viewers],
Moscow, 364 p. (In Russ.).
21.Pulja, V. (2015) 7 trendov novych media v 2015 godu [=7 new media trends in 2015], in:
Zhurnalist [=Journalist], 1, pp. 40–42. (In Russ.).
22.Pulja, V. (2014) 7 trendov: chto zhde’t novye media v 2014 godu [=Trend 7: the new media is
waiting for in 2014], in: Zhurnalist [=Journalist], 1, pp. 40–42. (In Russ.).
23.Simakova, S. I. (2015) Vlijanije novyh tehnologij na vizualnyj content zhurnalistskih materialov
[=The impact of new technologies on the visual content of journalistic materials], in: Vestnik
Chelabinskogo gosunivtrsiteta. Serija: Filologija. Iskusstvovedenije [=Bulletin of the Chelyabinsk State
University. Series: Philology. Arts], no. 5, p. 163–169. (In Russ.).
24.Simakova, S. I. (2014) Data-zhurnalistika kak mediatrend [=Data journalism as a Mediatrend],
in: Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N. I. Lobachevskogo [=Bulletin of the Nizhny Novgorod
University Lobachevskii], no. 2, p. 481–484. (In Russ.).
25.Sokolova, N. L. (2009) Populjarnaya kultura Web 2.0: k kartografii sovremennogo medialandshafta
[=Popular culture Web 2.0: mapping modern media landscape], Samara, 204 p. (In Russ.).
26.Shopen, N. (2002) Interaktivnost’ – eto puls zhizni [=Interactivity - a pulse of life], in: Relga.
Nauchno-kulterologicheskij internet-zhurnal [=Relga. Scientific and cultural online magazine], no. 4,
available at: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tguwww.woa/wa/Main?textid=168&level1=mai
n&level2=articles, accessed 25.09.2016. (In Russ.).
27.Crosbie, V. What is New Media? Available at: http://www.sociology.org.uk/as4mm3a, accessed
25.09.2016.
28.Deuze, M. (2010) Collaboration, participation and the media, in: New Media & Society, no. 8 (4),
pp. 691–698.
29.Manovich, L. The Language of New Media, available at: http://manovich.net/LNM/Manovich.
pdf, accessed 25.09.2016.
30.Social Marketers Dive into Mobile, available at: http://www.emarketer.com/Article/SocialMarketers-Dive-Mobile/1009591, accessed 25.09.2016.
Выровцева Екатерина Владимировна – кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры теории и истории журналистики, Самарский национальный исследовательский университет
им. академика С.П. Королева, Самара.
Doctor_Katrin@mail.ru
59
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
16
Размер файла
812 Кб
Теги
amp, мультимедийной, технология, творчество, история
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа