close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Персонификация информации в социальных сетях.

код для вставкиСкачать
ISSN 2075-9908 Историческая и социально-образовательная мысль. Toм 8 №5/2, 2016
Historical and Social Educational Ideas Volume 8 #5/2, 2016
УДК 316.77
DOI: 10.17748/2075-9908-2016-8-5/2-105-110
КАДЫРОВА Гульфия Хайдаровна
Gulfia K. KADYROVA
Астраханский государственный университет
г. Астрахань, Россия
ghkadyrova@yandex.ru
Astrakhan State University
Astrakhan, Russia
ghkadyrova@yandex.ru
ПЕРСОНИФИКАЦИЯ ИНФОРМАЦИИ В
СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
PERSONIFICATION OF INFORMATION IN
SOCIAL NETWORKS
Данная статья посвящена феномену персонификации
информации в социальных сетях, которые становятся
важным медиапространством не только для пользователей, но и для СМИ. Многие события, нашедшие отклик в
популярных социальных сетях, получают дальнейшее
отражение в журналистских материалах. Известные личности, выступающие в роли ньюсмейкеров, выражают
собственную позицию по какому-либо актуальному вопросу на своих персональных страницах. Во многих популярных социальных сетях представлены официальные сообщества общефедеральных и региональных
СМИ. Таким образом, контент социальных сетей становится своего рода медиаресурсом и медиаплощадкой
для аудитории и традиционных СМИ. Сегодня социальные сети выступают в качестве своеобразного источника
информации,
благодаря
которому
интернетпользователи получают сведения, отвечающие конкретным аудиторным ожиданиям. В данной статье автор связывает такой «точечно» ориентированный контент с понятием персонификации информации – особенностью
коммуникации, позволяющей связать содержание информации с восприятием образа коммуниканта. Присутствие журналиста и редакции в социальных сетях становится необходимым в новом массмедийном пространстве, так как современный медиатекст перестает быть
дистанцированным от аудитории. Пространство социальных
сетей
изначально
позволяет
интернетпользователям персонифицировать информацию, размещая личные сведения, комментируя актуальные события. В статье автор рассматривает особенности данного
явления на примере персональных страниц разных типов пользователей. В зависимости от категории пользователей (публичные личности, представители профессионального сообщества, обычные пользователи) публикации могут носить характер информационного повода,
передавать личностное отношение журналистов к описываемым событиям, позволяют актуализировать важные общественно-политические вопросы.
This article is devoted to a phenomenon of personification of information in social networks, which are
becoming an important media space not only for
users, but also for the mass media. Many of the
events that have got a response in popular social
networks are further reflected in the journalistic articles. The famous personalities acting as newsma kers express their position on any relevant issue on
their personal pages. In many popular social networks are presented the official communities of federal and regional mass media. Thus, the content of
social networks becomes some kind of media r esource and media platform for audience and traditional mass media. Today social networks act as a
peculiar source of information through which users
receive information corresponding to specific clas sroom expectations. In this article the author co nnects such “point wise” oriented content with co ncept of personification of information – feature of the
communication allowing to connect content of the
information with perception of an image of the co mmunicant. The presence of journalists and edition in
social networks becomes necessary in new mass
media space because a modern media text ceases to
be distanced from the audience. The space of social
networks initially allows Internet users to personalize information posting personal data, commenting
on actual events. In this article author considers the
peculiarities of this phenomenon on the example of
personal pages of different types of users. Depen ding on the types of users (public personalities, re presentatives of professional community, ordinary
users) publications can have the character of information occasion, transmit personal attitude of journalists to the described events, allow to the actual
important social and political issues.
Ключевые слова: Интернет, персонификация, социаль- Keywords: Internet, personification, social networks,
ные сети, информация, СМИ, интернет-пользователи, information, mass media, Internet users, personal page,
персональная страница, аудитория, журналисты, пуб- audience, journalists, public personality
личная личность.
В условиях информационно-коммуникативного пространства важное место сегодня занимают социальные сети. В период пика их появления некоторые исследователи ошибочно предполагали, что через несколько лет их популярность пойдет на спад [1; 2]. Тем не менее сейчас
социальные сети становятся важным медиапространством не только для пользователей, но и
для СМИ. Согласно данным ВЦИОМ, в России две трети граждан (70%) пользуются Интернетом
(по данным на апрель 2016 г.) [3]. При этом социологи отмечают, что число ежедневных пользователей неуклонно растет, достигнув на настоящий момент 53% (с 5% в 2006 г.).
Самой популярной социальной сетью по-прежнему остается «ВКонтакте» – ее выбирают
52% пользователей. Теряет свою востребованность социальная сеть «Одноклассники» (61% в
2012 г. – 42% в 2016 г.). Мессенджер «Whatsapp» (18%) обходит по популярности сети
«Facebook» (13%) и «Instagram» (12%). Площадкой «Живого Журнала» интересуется всего
лишь 1% опрошенных. Стоит отметить, что по результатам опроса не зарегистрированы в социальных сетях 22% от тех, кто пользуется Интернетом [3].
Социальные сети так прочно вошли в обыденное восприятие аудитории, что уже не удивляет тот факт, что многие события, попавшие в повестку дня СМИ, происходят не в настоящей
действительности, а в виртуальной реальности (например, ссоры публичных личностей из-за
- 105 -
Социологические и гуманитарные науки
Sociological and Humanities Sciences
каких-либо скандальных комментариев, размещенных в Интернете). Во многих популярных социальных сетях представлены официальные сообщества общефедеральных и региональных
СМИ. Известные личности, выступающие в роли ньюсмейкеров, комментируют многие важные
общественно-политические события на своих персональных страницах. Таким образом, пространство социальных сетей становится своего рода медиаресурсом и медиаплощадкой для
аудитории и традиционных СМИ. Так, например, в 2013 г. глава Чечни Р. Кадыров назначил
своего подписчика в «Instagram» региональным министром по организации взаимодействия
правительства республики с гражданским обществом, о чем и сообщил на своей странице [4]. В
2014 г. популярным становится министр внутренних дел Украины А. Аваков, прославившийся не
столько своими громкими высказываниями, сколько тем, что официальную информацию и свои
комментарии о политической ситуации в стране размещал в социальной сети «Facebook», за
что получил от журналистов прозвище «Facebook-Министр».
Таким образом, для многих пользователей социальные сети становятся своеобразным
источником информации, благодаря которому они получают сведения, отвечающие конкретным
аудиторным ожиданиям. Как мы предполагаем, такой «точечно» ориентированный контент связан с понятием персонификации информации. «Персонификация информации – это сложившаяся в сознании потребителя связь ее содержания с восприятием того человека, который несет
ему эту информацию. <…> Персонификация информации тесно связана с понятиями личного и
личностного воздействия» [5, с. 155].
Стоит отметить, что журналистская информация всегда персонифицирована в большей
или меньшей степени, так как в текстах присутствуют элементы авторской субъективности. Однако во всех видах СМИ данный феномен проявляется по-разному. Так, персонификацию информации в современной журналистской действительности часто рассматривают в контексте
телевизионного вещания, где ведущий-тележурналист-комментатор служит инструментом
формирования общественного мнения: «Смысл и суть информации, получаемой аудиторией
благодаря телевидению, находятся под влиянием личности того, кто ее озвучивает. Вследствие
этого одно и то же событие обретает совершенно разное, иногда даже полярное звучание в
различных программах в зависимости от точки зрения ведущего, журналиста – коммуникатора»
[6, с. 202]. В современных печатных изданиях феномен персонификации находит отражение
уже в названиях рубрик: «Мнения», «Комментарии», «Колонки» акцентируют внимание на личности автора и его точки зрения по актуальному вопросу.
В онлайновых медиа персонификация информации выражена наиболее ярко, так как одним из главных свойств интернет-журналистики является интерактивность, которая предполагает диалоговую форму коммуникации журналиста и читателя, то есть выражение авторской
позиции. Кроме этого, в качестве особенностей самой веб-среды и конкретно интернет-СМИ
исследователи выделяют такое свойство, как персональный подход – возможность общаться с
каждым пользователем индивидуально, учитывая личностные особенности и характеристики
каждого посетителя [7, с. 11-12].
Рассмотрим феномен персонификации информации применимо к контенту социальных
сетей. Так как в социальных сетях представлены разнообразные аудиторные группы, попытаемся проанализировать, как реализуется феномен персонификации информации на персональных страницах разных категорий пользователей. Типология пользователей социальных
сетей представляется нам структурированной и может выделяться по самым различным аспектам (возрастным, гендерным, профессиональным и пр.), кроме этого типы пользователей могут
различаться и по направленности самой социальной сети (общение, профессиональные контакты, знакомства и пр.). В данной статье нами выявлены особенности персонификации информации, размещенной на персональных страницах: 1) публичных личностей; 2) представителей профессионального сообщества (журналистов, редакторов и т.д.); 3) обычных пользователей.
1.
Персональные страницы публичных личностей
В социальных сетях аккаунты известных персон зачастую выполняют функции прессслужбы. Информация, публикуемая на таких страницах, сообщает аудитории сведения о деятельности политиков, знаменитостей. Стоит отметить, что цель любой пресс-службы – формирование и поддержка положительной репутации, соответственно все задачи направлены на
достижение данной цели. Таким образом, персональные страницы известных людей (так называемые «подтвержденные страницы») прежде всего направлены на поддержание имиджа публичной личности. Так, например, в социальной сети «ВКонтакте» официально зарегистрированы 16 глав регионов России. Из них одной из самых популярных является персональная страница губернатора Астраханской области Александра Жилкина, который также зарегистрирован
в «Твиттере», «Одноклассниках» и «Instagram». Региональные печатные и телевизионные СМИ
в своих материалах цитируют не только записи на персональной странице астраханского гу-
- 106 -
ISSN 2075-9908 Историческая и социально-образовательная мысль. Toм 8 №5/2, 2016
Historical and Social Educational Ideas Volume 8 #5/2, 2016
бернатора, комментирующие значимые областные события, но и акцентируют внимание на реакции пользователей. Так, например, запись А. Жилкина в «Instagram» о «хорошем паводке» в
регионе, который почти привел к подтоплению города, оказалась скандальной и вызвала бурную реакцию пользователей [8]. Персонификация актуальной информации (т.е. эмоциональный
комментарий чиновника, опубликованный на персональной странице) вызвала дальнейшую
дискуссию о деятельности региональных властей, состоянии ЖКХ, условий жизни города и сел,
в целом – о социальных проблемах региона. Почти 400 комментариев к записи позволяют говорить о том, что проблема затронула многих. Казалось бы, персональная страница позволила
реализовать обратную связь с аудиторией, но, хотя пользователи и обращались с вопросами к
автору записи, общение в основном происходило между самими пользователями. Таким образом, публикация на персональной странице публичной личности становится информационным
поводом, будирующим дальнейшую дискуссию и освещение в СМИ, а сама персональная страница – площадкой для коллективного обсуждения актуальной проблемы.
2.
Персональные страницы представителей профессионального сообщества
Присутствие журналиста и редакции в социальных сетях становится необходимым в новом массмедийном пространстве, так как современный медиатекст перестает быть дистанцированным от аудитории: «Наблюдается тенденция к смещению центра: выбор информации
коммуникантом зависит уже не только от самого материала (удачного заголовка, тематики и
проблематики медиатекста), но и от автора-коммуникатора. Имя журналиста становится в
определенном смысле брендом медиатекста» [9, с. 8].
В данном контексте стоит сказать об официальных сообществах федеральных и региональных СМИ, которые не только информируют, но и реализуют функцию обратной связи. Так,
например, в социальной сети «ВКонтакте» группа «Специальный корреспондент и Аркадий Мамонтов» имеет 11 708 подписчиков, официальное сообщество «Новой газеты» – 56 953 подписчика, официальная страница радиостанции «Эхо Москвы» – 81 625 подписчика. В подобных
официальных сообществах интернет-пользователи часто обращаются с вопросами к журналистам, не соглашаясь с авторской позицией или уточняя какие-то мысли. И журналисты нередко
вступают в диалог со своими читателями-зрителями.
Базируясь на характеристике взаимоотношений коммуникатора и коммуниканта в массмедийном пространстве, можно представить, как реализуются эти качества в социальных сетях [9, с. 11]. Присутствие журналистов и редакции в социальных сетях позволяет авторам говорить на языке своей аудитории. Например, тележурналист ВГТРК Константин Семин оставил
такую запись в «Твиттере»: «@KSyomin: Трамп назвал своего кандидата в вице-президенты.
Губернатора Индианы М. Пенс. Кореш Маккейна. По взглядам примерно такой же» [10]. Разговорный стиль с элементами жаргона снижает официальный пафос информации, в какой-то степени сближает журналиста с его многотысячными подписчиками. Журналист информирует
свою аудиторию, используя форму «беседы» со своими «друзьями»-подписчиками.
Персональные аккаунты журналистов и официальные сообщества СМИ предоставляют
возможность быть в курсе информационных запросов своей аудитории (например, журналисты
часто обращаются к пользователям с просьбой предложить примеры по теме будущего материала).
Кроме этого, феномен персонификации информации проявляется в том, что присутствие
журналистов в социальных сетях позволяет им продемонстрировать чувство юмора и остроту
ума, разрешающие аудитории судить об интеллекте автора и его уровне коммуникабельности.
Журналист Евгений Попов, имеющий в «Твиттере» 13,6 тыс. подписчиков, разместил на данном
ресурсе такой комментарий: «@POPOVRTR: Маша Ш. на два года лишена тенниса из-за допинга. Эх», таким образом, выразив свое субъективное, ироничное отношение к громкому событию
– дисквалификации теннисистки М. Шараповой [11]. Интересно отметить, что Е. Попов является
новостным журналистом и в своих информационных сообщениях о данном событии старался
быть нейтральным.
Таким образом, если в традиционных СМИ персонификация информации достигается за
счет использования в тексте изобразительно-выразительных средств, передачи собственных
эмоций, выстраивания определенного образа автора, пространство социальной сети изначально направлено на создание элемента персонификации информации. Персональная страница в
социальной сети становится пространством, в котором журналист не только реализует свои
профессиональные задачи (делая репосты на свои публикации, проводя опросы и пр.), но и
проявляет свои личностные качества, размещая информацию о своих интересах, привычках,
восприятии действительности.
3.
Персональные страницы обычных пользователей
Аккаунты в социальных сетях позволяют пользователям не только взаимодействовать
между собой, но и предоставлять сведения о себе, размещать собственную информацию. Бли-
- 107 -
Социологические и гуманитарные науки
Sociological and Humanities Sciences
зость читателя-зрителя к редакции СМИ, которую обеспечивает пространство социальных сетей, позволяет говорить о феномене персонификации аудитории СМИ. Журналисты и редакции
получают более конкретные информационные запросы, отслеживают аудиторные ожидания, а
также могут проследить за восприятием и развитием темы журналистского сообщения. Кроме
этого, как отмечают исследователи, социальные сети предоставляют пользователям помимо
базовых условий взаимодействия и обмена ресурсами (текст, фото-, видео-, аудиоматериалы)
также и возможность достижения совместной цели путем кооперации [2, с. 239-240].
Так, например, в июле 2016 г. пользователь социальной сети «Facebook» Анастасия
Мельниченко провела акцию, призванную рассказать о пережитых случаях сексуального насилия. Историй под хэштегами #яНеБоюсьСказать и #яНеБоюсьСказати в русскоязычном сегменте «Facebook» появилось тысячи, что неожиданно показало – проблема касается очень многих.
Таким образом, пользовательский контент позволил актуализировать острую социальную проблему, которую, как оказалось, традиционные СМИ освещали неэффективно: «Мы видим трагическую картину: тысячи женщин рассказывают свои чудовищные истории сексуального насилия и унижения в соцсетях, потому что, по большому счету, больше писать о них некуда» [12].
Благодаря персонификации информации проблема предстала в реальном виде, была предельно актуализирована, оказалась личностно окрашена, получила не только федеральный, но и
локальный характер. Так, в отдельных региональных СМИ появились материалы, базирующиеся на историях пользователей из конкретных регионов: «Нижегородки в соцсетях рассказывают
о пережитом насилии», «Петербургские истории о сильных и слабых», «Кыргызстанки рассказывают личные истории насилия». Масштабность и драматизм историй на персональных страницах пользователей оказались убедительнее, чем аналитические материалы традиционных
СМИ: «Известно, что в России 70% женщин подвергались тем или иным видам домогательств,
но только во время флешмоба стал понятен реальный масштаб проблемы: статистика была
очеловечена, цифра из статистического отчета превратилась в поток живых историй от родственников, друзей и знакомых. Определить, какие именно люди становятся целями для агрессоров, невозможно ни по каким критериям: по итогам флешмоба складывается ощущение, что в
зоне риска – абсолютно все. Вне зависимости от пола, возраста, воспитания, семейного положения, общественного статуса» [13].
В данном контексте интересными представляются исследования западных ученых о
субъективном доверии к новостной информации, размещенной в сети «Facebook»: «Исследователи обнаружили, что пользователи "Facebook" расценивали новости, опубликованные их друзьями, как заслуживающие большего доверия, чем новости, опубликованные на сайтах традиционных СМИ. Это было справедливо даже для студентов-журналистов, зарегистрированных
на "Facebook"» [14, с. 127]. Таким образом, информация пользователей представляется аудитории более верифицированной, возможно, в силу того, что не выполняет рекламномаркетинговых и PR-функций.
Данный пример также иллюстрирует, что зачастую в социальных сетях пользовательский
контент, кажущийся поначалу хаотичным, систематизируется. Журналист выполняет лишь организационную функцию, автором становится пользователь: «Современный автор – не единственный творец текста, "вместе с ним, и, возможно, в большей степени, создает текст зрительпользователь. Авторская функция, меняясь, сводится к посредничеству; автор как бы "переводит" возникающие ценности в поле зрения аудитории"» [Цит. по 15, с. 138].
Таким образом, резюмируя вышесказанное, стоит заключить, что пространство социальных сетей изначально позволяет интернет-пользователям персонифицировать информацию.
Здесь можно говорить не только о персонификации журналистской информации, но и о персонификации аудитории. В зависимости от категории пользователей (публичные личности, представители профессионального сообщества, обычные пользователи) публикации могут носить
характер информационного повода, передавать личностное отношение журналистов к описываемым событиям, позволяют актуализировать важные общественно-политические вопросы и
т.д.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ
1.
2.
3.
4.
5.
Антисоциальные сети [Электронный ресурс] - URL: http://internetua.com/antisocialne-seti (дата обращения:
14.07.2016).
Дужникова А.С. Социальные сети: современные тенденции и типы пользования // Мониторинг общественного
мнения. – 2010. – № 5 (99). – С. 238-251.
Новое о цифровой грамотности, или россияне осваиваются в сети // ВЦИОМ [Электронный ресурс] - URL:
https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115657 (дата обращения: 1.07.2016).
Кадыров назначил своего подписчика в Instagram министром Чечни // Forbes [Электронный ресурс] - URL:
http://www.forbes.ru/news/235735-kadyrov-naznachil-svoego-podpischika-v-instagram-ministrom-chechni (дата обращения: 5.07.2016).
Мисонжников Б.Я., Тепляшина А.Н. Журналистика. Введение в профессию. – СПб.: Питер, 2014. – 272 с.
- 108 -
ISSN 2075-9908 Историческая и социально-образовательная мысль. Toм 8 №5/2, 2016
Historical and Social Educational Ideas Volume 8 #5/2, 2016
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
Шипова Е.В. Персонификация информации на российском телевидении: профессионально-этический аспект:
Дис. … канд. филол. наук: 10.01.10. – СПб., 2006. – 246 с.
Машкова С.Г. Интернет‐ журналистика. – Тамбов: Изд-во Тамбовского государственного технического университета, 2006. – 80 с.
Аккаунт А. Жилкина // Instagram [Электронный ресурс] - URL: https://www.instagram.com/p/BGXE4cJD2mv/ (дата
обращения: 10.07.2016).
Соловьев Г.М. Феномен персонификации в современном медиатексте // Журналистика и литература в социокультурном диалоге современности: сборник научных трудов / под ред. Р.И. Мальцевой. – Краснодар: Кубанский
государственный университет, 2015. – С. 5-12.
Аккаунт К. Семина // Twitter [Электронный ресурс] - URL: https://twitter.com/KSyomin/status/754203837506981889
(дата обращения: 12.07.2016).
Аккаунт Е. Попова // Twitter [Электронный ресурс] - URL:
https://twitter.com/POPOVRTR/status/740560199526821890 (дата обращения: 12.07.2016).
Романова О. Добавлю про #яНеБоюсьСказать // Новая газета. – 13 июля 2016. – № 75.
Я не боюсь сказать: что общего у тысяч постов флешмоба о насилии // Meduza [Электронный ресурс] - URL:
https://meduza.io/feature/2016/07/08/ya-ne-boyus-skazat-chto-obschego-u-tysyach-postov-fleshmoba-o-nasilii (дата
обращения: 9.07.2016).
Браславец Л.А. Социальные сети как средство массовой информации: к постановке проблемы // Вестник ВГУ.
Серия: Филология. Журналистика. – 2009. – № 1. – С. 125-132.
Самусевич О.М. Персонификация в журналистском тексте // Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. Серия: Филология. Социальная коммуникация. Том 21 (60). – 2008. – № 1. – С.
135-139.
REFERENCES
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
Antisocial networks. [Antisocialnye seti]. Available at: http://internetua.com/antisocialne-seti (accessed 14 July 2016). (in
Russ.).
Duzhnikova A.S. Social networks: current trends and types of using. [Socialnye seti: sovremennye tendencii i tipy polzovaniya]. Monitoring obshchestvennogo mneniya = Monitoring of public opinion. 2010. no. 5 (99). Pp. 238–251. (in
Russ.).
New about digital literacy, or the Russians accustom to a network. [Novoe o cifrovoj gramotnosti ili rossiyane osvaivayutsya v seti]. VCIOM = VCIOM (Russian Public Opinion Research Center). Available at:
https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115657 (accessed 1 July 2016). (in Russ.).
Kadyrov appointed his follower in Instagram the Minister of Chechnya. [Kadyrov naznachil svoego podpischika v Instagram ministrom Chechni]. Forbes. Available at: http://www.forbes.ru/news/235735-kadyrov-naznachil-svoegopodpischika-v-instagram-ministrom-chechni (accessed 5 July 2016). (in Russ.).
Misonzhnikov B.J., Teplyashina A.N. Journalism. Introduction to the profession. [Zhurnalistika. Vvedenie v professiyu].
St. Petersburg Piter Publishing House. 2014. 272 p. (in Russ.).
Shipova E.V. Personification of information on the Russian television: professional and ethical aspect. [Personifikaciya
informacii na rossijskom televidenii: professionalno-ehticheskij aspect]: Dis. … cand. philol. sciences: 10.01.10. St.
Petersburg. 2006. 246 p. (in Russ.).
Mashkova S.G. Internet journalism. [Internet-zhurnalistika]. Tambov State Technical University Publ. 2006. 80 p. (in
Russ.).
Account of A. Zhilkin. [Akkaunt A. Zhilkina]. Instagram. Available at: https://www.instagram.com/p/BGXE4cJD2mv/ (accessed 10 July 2016). (in Russ.).
Solovev G.M. Phenomenon of personification in the modern media text. [Fenomen personifikatsii v sovremennom med iatekste]. Zhurnalistika i literature v sociokulturnom dialoge sovremennosti. Sbornik nauchnyh trudov. = Journalism and
literature in social and cultural dialogue of modernity. Collection of scientific papers. Krasnodar Kuban State University.
2015. Pp. 5–12. (in Russ.).
Account of K. Semin. [Akkaunt K. Semina]. Twitter. Available at:
https://twitter.com/KSyomin/status/754203837506981889 (accessed 12 July 2016). (in Russ.).
Account of E. Popov. [Akkaunt E. Popova]. Twitter. Available at:
https://twitter.com/POPOVRTR/status/740560199526821890 (accessed 12 July 2016). (in Russ.).
Romanova O. I add about #yaNeBoyusSkazat. [Dobavlyu pro #yaNeBoyusSkazat]. Novaya gazeta = New Newspaper.
13 July 2016. no. 75. (in Russ.).
I am not afraid to say: what are general of the thousands of posts of flash mob about violence. [Ya ne boyus skazat:
chto obshchego u tysyach postov fleshmoba o nasilii]. Meduza. Available at: https://meduza.io/feature/2016/07/08/yane-boyus-skazat-chto-obschego-u-tysyach-postov-fleshmoba-o-nasilii (accessed 9 July 2016). (in Russ.).
Braslavec L.A. Social networks as mass media: to statement of a problem. [Socialnye seti kak sredstvo massovoj informacii: k postanovke problemy]. Vestnik VGU. Seriya: Filologiya. Zhurnalistika = Bulletin of Voronezh State University.
Series: Philology. Journalism. 2009. no. 1. Pp. 125–132. (in Russ.).
Samusevich O.M. Personification in the journalistic text. [Personifikaciya v zhurnalistskom tekste]. Uchenye zapiski Tavricheskogo nacionalnogo universiteta im. V.I. Vernadskogo. Seriya: Filologiya. Socialnaya kommunikaciya. = Scientific
notes of Taurida National V.I. Vernadsky University. Series: Philology. Social communication. Tom 21 (60). 2008. no. 1.
Pp. 135–139.
Информация об авторе
Information about the author
Кадырова Гульфия Хайдаровна, ассистент,
кафедра теории и истории журналистики, Астраханский государственный университет,
г. Астрахань, Россия,
ghkadyrova@yandex.ru
Gulfia K. Kadyrova, Assistant, Theory and History of Journalism Department, Astrakhan State
University,
Astrakhan, Russia
ghkadyrova@yandex.ru
- 109 -
Социологические и гуманитарные науки
Sociological and Humanities Sciences
Получена: 14.10.2016
Received: 14.10.2016
Для цитирования статьи: Кадырова Г. Х., Персонификация информации в социальных сетях.
Историческая
и
социальнообразовательная мысль. 2016. Том. 8. № 5.
Часть 2. с. 105-110.
doi: 10.17748/2075-9908-2016-8-5/2-105-110.
For article citation: Kadyrova G. K., Personifikacija informacii v social'nyh setjah. [Personification of information in social networks]. Istoricheskaya i sotsial‟no-obrazovatelnaya mys‟l
= Historical and Social Educational Ideas. 2016.
Vol . 8. no. 5. Part. 2. Pp. 105-110.
doi: 10.17748/2075-9908-2016-8-5/2-105-110.
(in Russian)
- 110 -
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
17
Размер файла
2 369 Кб
Теги
сетях, социальная, персонификации, информация
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа