close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Высокий образец классического наследия (к 190-летию завершения перевода Н. И. Гнедичем поэмы «Илиада»).pdf

код для вставкиСкачать
история образования и педагогики
ВЫСОКИЙ ОБРАЗЕЦ
КЛАССИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ
(К 190-летию завершения перевода
Н. И. Гнедичем поэмы «Илиада»)
HIGH SAMPLE OF THE CLASSICAL HERITAGE
(To the 190th Anniversary of the Completion of the Translation
of “The Iliad” Poem by N. I. Gnedich)
Руднев Владимир Николаевич
Доцент кафедры русского языка и издательского
дела АНО ВО «Российский Новый университет»,
кандидат педагогических наук, доцент
E-mail: pasha4888@yandex.ru
Rudnev Vladimir N.
Assistant Professor at the Department of the
Russian language and publishing. ANO “Russian
New University”, PhD in Education, Associate
Professor
E-mail: pasha4888@yandex.ru
Аннотация. Статья посвящена 190-летию со дня
завершения перевода Н. И. Гнедичем поэмы
«Илиада». В ней автор анализирует проблемы
чтения в контексте культурно-исторических и
общепедагогических проблем.
Abstract. This article is devoted to the 190th
anniversary from the date of completion of the
translation of “The Iliad” poem by N. I. Gnedich.
The author analyzes the problems of reading
in the context of cultural-historical and general
pedagogical issues.
Ключевые слова: чтение, перевод, культура,
образование.
Проблемы современного образования | № 3 | 2016 | http://www.pmedu.ru
Keywords: reading, translation, culture,
education.
92
история образования и педагогики
Участники секции «Литература и чтение» IV Санкт-Петербургского международного культурного форума наметили стратегию перехода от Года литературы к читающей
стране в период до 2020 г. Они отметили, что невозможно решить данную задачу без повышения качества преподавания русского языка и литературы, а значит, необходима разработка единой концепции преподавания словесности [1, с. 30–34]. Полагаем, в связи
с этим целесообразно, создавая новые учебно-методические комплексы по зарубежной и
отечественной литературе, обращаться к знаковым фигурам русской культуры, способным предложить молодежи достойный пример для подражания [2, с. 196–198].
В этом отношении примечательна фигура Николая Ивановича Гнедича (1784–
1833), первого переводчика поэмы «Илиада» Гомера.
«Сердце человеческое не умирает и не изменяется, ибо сердце принадлежит ни нации, ни стране, но всем общее; оно и прежде билось теми же чувствами, кипело теми же
страстями <…>», – писал Н. И. Гнедич в предисловии к своему переводу «Илиады» [цит. по:
3, с. 79–80]. Датой окончания «переложения» считается 1826 г., хотя издана она было лишь в
1829 г., а редактировал ее Гнедич до конца жизни, параллельно работая над комментарием
к поэме. Для современного человека утеряна семантическая связь слов переводить (с языка
одного народа на язык другого) и переводить (вести через пространство). Между тем в словаре Даля значение понятий словесный переводчик, толмач приводятся именно по глаголу
переводить (перемещать, выведя из одного места, оставлять в другом) [4, т. 2, с. 39].
Сейчас, когда российское образование перешло на рельсы компетентностной модели обучения и много говорится о принципах личностно ориентированного развивающего
образования, технологиях современного урока, полагаем, что надо вспомнить: преподаватель – это, прежде всего, переводчик для человека нового века высокого языка культуры на
язык массовой культуры.
Его задача, выражаясь языком В. Даля, – «толмачить», разъяснять современным недорослям значение великой культуры прошлого, без которой у них не будет будущего.
Всем нам следует помнить, что за реформами обязательно наступает период контрреформ
и общественное сознание вновь возвращается к признанию очевидных истин: детей надо
учить, образовывать, формировать систему ценностей. Как писал Н. И. Гнедич, «в век переворотов всех мнений человеческих, переворотов, бывших, впрочем, и прежде, вновь быть
имеющих и всегда оканчивающихся тем, что разум человека обращался вновь к одним и
тем же вечным началам истинного и прекрасного».
В эпоху эрозии символической значимости книги и чтения, когда молодежь больше
ориентирована на себя, чем на культурные модели прошлого [5, с. 43], образ Н. И. Гнедича
тем и интересен, что формировали и воспитывали его книги и люди, читавшие и почитавшие «чтение доброе». Отец Гнедича завещал полтавской гимназии 1250 томов редких
библиографических изданий, а ректором «словенской семинарии», где учился будущий
переводчик «Илиады», был специалист по древним и европейским языкам [6, с. 101].
В Санкт-Петербурге начитанный провинциал Н. И. Гнедич попадает в сферу интеллектуального влияния А. Н. Оленина, директора Императорской Публичной библиотеки. На службу к Оленину он пришел в 1811 г. и прослужил здесь 20 лет. Гнедич рецензирует вновь поступающие книги, составляет книжные каталоги. Вместе с ним трудятся
Проблемы современного образования | № 3 | 2016 | http://www.pmedu.ru
93
Руднев В. Н. | Высокий образец классического наследия...
баснописец И. А. Крылов и В. С. Сопиков – «отец русской библиографии». Ими готовится
для всеобщего открытия 2(14) января 1814 г. Публичная библиотека.
В современном школьном обучении, к сожалению, литературный процесс представлен весьма схематично: после XVIII в. (М. В. Ломоносов, Г. Р. Державин) сразу же переходим
к творчеству А. С. Пушкина. Между тем начало XIX столетия – уникальный социокультурный феномен в истории литературы и искусства России. В 1800 г. в Москве вышло первое
печатное издание «Слова о полку Игореве». Повышенный интерес к публикации «Слова»
вызвал подъем патриотического чувства у образованной публики.
В то же время это был удивительный период, когда пересеклись сразу три художественных стиля: классицизм, сентиментализм и романтизм. Классицизм тяготел к
«норме», образцу. Отсюда и культ Античности: Древняя Греция воспринималась как
образец совершенства и гармонии. В Европе и России зачитывались трагедиями Ж. Расина: «Александр Македонский», «Андромаха», «Британик», «Ифигения», «Федра». В них
мужественные, суровые люди действуют в исключительных трагических конфликтах,
завершающихся гибелью героя (героев). В. Г. Белинский писал: «Уничтожьте роковую катастрофу – и вы лишите ее всего величия, всего ее значения, из великого создания сделаете обыкновенную вещь».
Одной из основ классицизма была теория «трех стилей» (в России ее разрабатывал
М. В. Ломоносов). Классицисты не допускали в своем творчестве смешения в одном произведении высоких, средних и низких слов. Продолжателем этой традиции в XIX в. был
общественный деятель А. С. Шишков. Под идейным руководством Шишкова основано
литературное общество «Беседа любителей русского слова». В нем состоял и Н. И. Гнедич.
В 1803 г. вышел трактат А. С. Шишкова «Рассуждение о старом и новом слоге Российского языка». Консерватор Шишков видел в старославянском языке главные ориентиры
для современной литературы. «Для познания богатства изобилия, силы и красоты языка
своего нужно читать изданные на оном книги, а наипаче превосходными писателями сочиненные », – писал Шишков [7, с. 6]. В сентиментальных идеях, пришедших из французской словесности, Шишкова настораживал отказ от национальной почвы, замена «сладкогласия и чистоты» родного языка чужеземным наречием.
К этому времени уже были изданы и «Письма русского путешественника», и «Бедная Лиза» Н. М. Карамзина. Сентименталисты обращались к разговорной речи, вводили
в литературный текст просторечие. Культу разума классицистов они противопоставили
культ чувств; отказались от декламационной манеры чтения; нормативную личность
классицизма заменили «естественным человеком» с его меланхолией и созерцанием.
Романтики создают вымышленный образ мира. «Избранный герой» действует в
исключительных обстоятельствах, а излюбленные жанры романтиков – исповедь, лирический монолог. Они активно используют в своем твочестве приемы гиперболы, патетику,
риторику. Первая русская романтическая поэма – «Рождение Гомера» (1816) – была написана Гнедичем. Если говорить о тенденциях внутри самого романтизма как художественного стиля, то Гнедич, скорее, принадлежал к его гражданскому направлению, как и К. Ф.
Рылеев, Н. А. Бестужев-Марлинский. Неслучайно, что Гнедич оказал влияние на литераторов-декабристов, искавших в современности образ поэта-героя, поэта-гражданина.
Проблемы современного образования | № 3 | 2016 | http://www.pmedu.ru
94
история образования и педагогики
Таким он предстает в речи Гнедича «О назначении поэта», произнесенной в Вольном обществе любителей российской словесности (1821). «Чтобы владеть с честию пером,
– говорил Гнедич, – должно иметь более мужества, нежели владеть мечом <…>. Писатель
не должен отделять любви к славе своей от любви к благу общему» [8, с. 154]. Многие
положения этой речи нашли отзвук в Думе «Державин» К. Ф. Рылеева. Да и сам Гнедич в
стихотворении «Общежитие» призывает сограждан к пробуждению, совместной деятельности во благо Отечества:
Всем вместе должно жить, добро любить
И радостно из одной всем чаши пить –
Во цель, с какою всяк из нас в сей мир родится.
Речь Гнедича «О назначении поэта» напоминает наставление библейских пророков.
О писателях он говорит: «...да будут они чисты сердцем, как служители божества, или те,
которые приближаются к священным алтарям его». Дело литератора определяется Гнедичем как «подвиг»: «Перо пишет, что начертается на сердцах современников и потомства.
Им писатель сражается с невежеством наглым, с пороком могущим и сильных земли призывает из безмолвных гробов на суд потомства».
В субъективно-лирическом романтизме, представленном поэзией В. А. Жуковского,
К. Н. Батюшкова, Гнедича отталкивал мистицизм, увлечение отвлеченными предметами.
При этом Жуковский писал Гнедичу: «У нас одинакая цель – прекрасное» [9, с. 561].
Ключ интереса Гнедича к памятнику великого прошлого находим в словах самого
переводчика: «Изучение древних, питая и укрепляя разум, облагораживает и душу. Она
растет и возвышается с великими мужами» [цит. по: 10, с. 20]. В 1807 г. Гнедич начал переводить «Илиаду» александрийским стихом (шестистопным ямбом), но впоследствии
отказался от этого размера. С 1812 г. Гнедич переводит текст Гомера размером подлинника – гекзаметром. Это решение приветствует Жуковский, ибо гекзаметр «ближе гармонии
вдохновенных лир, чем сухой и прозаичный ямб» [9, с. 561].
В переводе Гнедича начало поэмы звучит так:
Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына,
Грозный, который ахеянам тысячи бедствий соделал:
Многие души могучие славных героев низринул
В мрачный Аид и самих распростер их в корысть плотоядным
Птицам окрестным и псам (совершалася Зевсова воля), –
С оного дня, как, воздвигшие спор, воспылали враждою
Пастырь народов Атрид и герой Ахиллес благородный.
Древнегреческие военачальники у Гнедича, участника «Беседы любителей русского
слова» А. С. Шишкова, – это воеводы, они не говорят, а рекут, не идут, а шествуют и совершают «ратные деяния» (слова Гектора).
Гнедич, как и советовал Шишков, для «сладкогласия и чистоты» постоянно использует старославянизмы: врата, окрест, ратоборцы, бразды (коней), прах, глаголить. На их
базе Гнедич создает окказионализмы: алтарь Зевса велелепный, Заря – лепотронная, «Парис
Проблемы современного образования | № 3 | 2016 | http://www.pmedu.ru
95
Руднев В. Н. | Высокий образец классического наследия...
златокудрый». Древнерусская реальность проглядывает в «Илиаде» Гнедича-читателя
«Слова о полку Игореве»: рать, брань, перун (молния), пир, шелом.
Петербургский филолог Л. Клейн считает более близким к подлиннику такой вариант перевода:
Заведи-ка, богиня, песнь про обиду проклятую Ахиллея,
Что Пелеев сын, ведь она великие навлекла на ахеян бедствия,
Как низвергла могучих героев души враз в преисподнюю,
А самих-то окрестным псам на лихое повергла терзание
Да хищным птицам на пир. Уже сбывалася воля Зевесова
С того дня, как промеж собой возгорелись враждою лютою
Сын Атреев, мужам повелитель, и пресветлый герой Ахиллей [11, с. 18].
Уже от современников досталось Гнедичу за перевод древнегреческого eukmenides
(красивый) как пышный, например, «пышнопоножные мужи». Кстати, эпитет пышный
Гнедич неоднократно использует в своем переводе: «пышноузорные ризы» несут троянские женщины во главе с Гекубой, шлем Гектора «пышноблещущий», Парис появляется, «в
пышных одевшись доспехах» (песнь VI); Менелай «покрывался поспешно оружием пышным» (песнь VII) и т. д. Обратимся за разъяснением к словарю Даля: оказывается, пышный
– слово с богатой смысловой семантикой, это «великолепный, торжественный, роскошный,
обильный» [4, т. 3, с. 548].
Современному человеку сложно представить, с какими сложностями имел дело первый переводчик «Илиады». Только один пример. Ахилл у Гнедича говорит о Агамемноне
«псообразный». А. Н. Оленин советовал перевести как «песоокий», а еще был вариант «песьевзорый» [12, с. 191].
В 1826 г. Гнедич закончил перевод «Илиады». Жуковский пишет ему: «Поздравляю с
довершением великого подвига жизни» [9, с. 587]. При этом наставляет: «Вот мой совет: не
спеши являться с трудом своим в свет».
Гнедич последует рекомендации Жуковского: опубликует поэму только в 1829 г. До
этого он следует наставлению Жуковского – будет «перечитывать и поправлять». Гнедич
составляет «Краткое содержание песней» поэмы. Например, пояснение к началу песни
первой выглядит так: «Воззвание к музе и изложение предмета песней, гнев Ахиллесова и
его последствий» [13, с. 479]. К сожалению, в наше время перевод «Илиады» Гнедича издается без его пояснений. Безусловно, это осложняет восприятие текста XIX в.
Благодаря Гнедичу Гомер стал не только памятником русской словесности, но и материалом для школьного изучения. В дореволюционной России издаются пособия по чтению
поэм Гомера в гимназиях. В них обязательно включаются грамматические вопросы, лексикальные (лексические) задания, культурно-исторические экскурсы [см., напр.: 14]. Сочинения
по Гомеру не были чем-то экзотическим в дореволюционной школе. Вполне естественными
были темы творческих работ типа: «Выясните все подробности олицетворения в поэме Гомера
“Илиада”» или «Эллада в поэме Гомера “Илиада”». Педагоги не боялись давать школьникам
для анализа по-настоящему мировоззренческие проблемы: «Чему нас учит судьба Гектора?»;
«Анализ понятий: “красивый” и “прекрасный” (на примере образов Гомера)».
Проблемы современного образования | № 3 | 2016 | http://www.pmedu.ru
96
история образования и педагогики
С введением ЕГЭ главным критерием оценки художественного текста стала проблемность (умение найти и сформулировать проблему). При этом ушли на второй план
образность, эмоциональность, эстетичность и художественность текста. Как справедливо
отмечают участники секции «Литература и чтение», сейчас следует формировать активных читателей. При этом важно не просто заставлять детей читать, а формировать у них
интерес к книге, читательские компетенции [1, с. 30–34].
Полагаем, необходимо вновь вернуться к восприятию – эмоциональному самовыражению читателя. Именно здесь корень ценностно-смысловой компетентности, задача которой формирование патриотизма, чувства историзма, принадлежности к своему
этносу. «У нас многие забывают, что учащийся 9–10-х классов – это далеко не ребенок.
Это учащийся, который вскоре должен вступить в самостоятельную жизнь. И к этому
его надо серьезно готовить. Нужно учить его самостоятельно работать, критически мыслить, уметь делать выводы <…>», – это слова из записной книжки Ульяны Громовой,
участницы «Молодой гвардии» [15, с. 319–320]. Страстная поклонница М. Ю. Лермонтова, Т. Г. Шевченко, А. М. Горького, Джека Лондона, она любила повторять: «Гораздо легче
видеть, как умирают герои, чем слушать вопли о пощаде какого-нибудь жалкого труса»
(Дж. Лондон) [15, с. 316].
Мы предложили студентам-первокурсникам (профиль обучения: «Издательское
дело»), иучающим дисциплину «История зарубежной литературы», ответить на вопрос:
«Нужны ли современному человеку примеры героического в литературе, искусстве?». Вот
их точка зрения: «Людям во все времена необходимы примеры героического, вдохновляющие истории, побуждающе к хорошим поступкам»; «В современном обществе люди наиболее нуждаются в таких героях, как у Гомера, так как мораль в нашем обществе отсутствует»; «Нам нужно на кого-то равняться, видеть хорошие поступки и стараться поступать
достойно». Также мы предложили учащимся прокомментировать высказывание «Гораздо
легче видеть, как умирают герои, чем слушать вопли о пощаде какого-нибудь жалкого
труса» (Дж. Лондон) применительно к поэме Гомера. Вот мнения студентов: «Люди смертны, но их сердца, чувства – они повторяются со временем»; «Героические потупки будут
всегда совершаться»; «Гнедич имел в виду не физическое сердце, а людские порывы, чувства. Они не изменяются с течением времени»; «Человек не умирает, остается память о
нем в его деяниях»; «Герои умирают во имя чего-то высокого, например, как Гектор, во имя
Родины и семьи, а трусы жалки и ничтожны».
Полагаем, что к 190-летию завершения перевода Н. И. Гнедичем поэмы «Илиада» необходимо подготовить новое издание произведения. В нем должна быть научно-популярная статья о значении переводческой деятельности Гнедича в контексте социокультурной
ситуации в истории литературы и искусства России начала XIX в. Необходимо предложить
учащимся темы для творческих заданий и эссе, рассчитанные на активных читателей, которые бы позволили увидеть в «Илиаде» проблемы, актуальные для людей XXI столетия.
Список литературы
1. От Года литературы к читающей стране [Текст] // Университетская книга. –
2016. – № 1.
Проблемы современного образования | № 3 | 2016 | http://www.pmedu.ru
97
Руднев В. Н. | Высокий образец классического наследия...
2. Руднев, В. Н. Чтение классической литературы как средство социализации личности [Текст] / В. Н. Руднев // Доклады Научного совета по проблемам чтения
РАО. – Вып. 11–12. – М.: Канон+, 2015.
3. Касаткина, В. Н. Предромантизм в русской лирике. К. Н. Батюшков. Н. И. Гнедич [Текст]: учеб. пособие / В. Н. Касаткина. – М.: Моск. обл. пед. ин-т им. Н. К.
Крупской, 1987.
4. Даль, В. Толковый словарь живого великорусского языка [Текст]: в 4 т. / В. Даль. –
М.: Русский язык, 2005.
5. Зоркая, Н. А. Чтение молодежи: мнение социолога [Текст] / Н. А. Зоркая // Университетская книга. – 2009. – № 12.
6. Русские писатели. XIX век. Биографический словарь [Текст]. – М.: Просвещение,
2007.
7. Шишков, А. С. Рассуждение о старом и новом слоге Российского языка [Текст] /
А. С. Шишков. – СПб.: Медицинская типография, 1813.
8. Гнедич, Н. Н. Речь «О назначении поэта» [Текст] / Н. Н. Гнедич // Литературнокритические работы декабристов. – М.: Художественная литература, 1977.
9. Жуковский, В. А. Собр. соч. [Текст]: в 4 т. / В. А. Жуковский. – Т. 4. – М.–Л.: Гослитиздат, 1960.
10. Изволенский, Н. П. Гнедич как оратор-филолог и патриот. Историко-литературный и критический этюд [Текст] / Н. П. Изволенский. – Полтава: Тип. Н. Пигуренко, 1883.
11. Клейн, Л. Расшифрованная «Илиада» [Текст] / Л. Клейн. – СПб.: Амфора, 2014.
12.Егунов, А. Н. Гомер в русских переводах XVIII–XIX веков [Текст] / А. Н. Егунов. –
М.–Л.: Наука, 1964.
13. Краткое содержание песней, составленное Н. И. Гнедичем [Текст] // Гомер. Илиада. – М.: Наука, 1979.
14. Пособие по чтению Гомера [Текст]. – СПб., 1875.
15. Крылова, М. И. Краснодон. 1940–1942 (Записная книжка Ульяны Громовой) [Текст]
/ М. И. Крылова // Встречи с прошлым. – Вып. 5. – М.: Советская Россия, 1984.
References
1. Ot Goda literatury k chitayushchey strane. Universitetskaya kniga. 2016, No. 1.
2. Rudnev V. N. Chtenie klassicheskoy literatury kak sredstvo sotsializatsii lichnosti.
Doklady Nauchnogo soveta po problemam chteniya RAO. Iss. 11–12. Moscow: Kanon+, 2015.
3. Kasatkina V. N. Predromantizm v russkoy lirike. K. N. Batyushkov. N. I. Gnedich: ucheb.
posobie. Moscow: Mosk. obl. ped. in-t im. N. K. Krupskoy, 1987.
4. Dal V. Tolkovyy slovar zhivogo velikorusskogo yazyka: in 4 Vol. Msoscow: Russkiy yazyk,
2005.
5. Zorkaya N. A. Chtenie molodezhi: mnenie sotsiologa. Universitetskaya kniga. 2009, No. 12.
6. Russkie pisateli. XIX vek. Biograficheskiy slovar. Moscow: Prosveshchenie, 2007.
7. Shishkov A. S. Rassuzhdenie o starom i novom sloge Rossiyskogo yazyka. St. Petersburg:
Meditsinskaya tipografiya, 1813.
Проблемы современного образования | № 3 | 2016 | http://www.pmedu.ru
98
история образования и педагогики
8. Gnedich N. N. Rech “O naznachenii poeta”. In: Literaturno-kriticheskie raboty dekabristov. Moscow: Khudozhestvennaya literatura, 1977.
9. Zhukovskiy V. A. Sobr. soch.: in 4 Vol. Vol. 4. Moscow–Leningrad: Goslitizdat, 1960.
10. Izvolenskiy N. P. Gnedich kak orator-filolog i patriot. Istoriko-literaturnyy i kriticheskiy
etyud. Poltava: Tip. N. Pigurenko, 1883.
11. Kleyn L. Rasshifrovannaya “Iliada”. St. Petersburg: Amfora, 2014.
12.Egunov A. N. Gomer v russkikh perevodakh XVIII–XIX vekov. Moscow–Leningrad: Nauka, 1964.
13. Kratkoe soderzhanie pesney, sostavlennoe N. I. Gnedichem. In: Gomer. Iliada. Moscow: Nauka, 1979.
14. Posobie po chteniyu Gomera. St. Petersburg, 1875.
15. Krylova M. I. Krasnodon. 1940–1942 (Zapisnaya knizhka Ulyany Gromovoy). In: Vstrechi s proshlym. Iss. 5. Moscow: Sovetskaya Rossiya, 1984.
Интернет-журнал
«Проблемы современного образования»
2016, № 3
Проблемы современного образования | № 3 | 2016 | http://www.pmedu.ru
99
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
12
Размер файла
999 Кб
Теги
илиада, 190, образец, летию, наследие, классической, поэма, pdf, перевод, гнедичем, высокие, завершение
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа