close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Мир Востока в лирике И. А. Бунина 1900-1910-х годов.pdf

код для вставкиСкачать
72
••• Известия ДГПУ. Т. 11. № 1. 2017
••• DSPU JOURNAL. Vol. 11. No. 1. 2017
Филологические науки / Philological Science
Оригинальная статья / Original Article
УДК 821. 161. 1
Мир востока в лирике И. А. Бунина 1900-1910-х годов
© 2017
Ковалева Т. Н.
Пятигорский государственный университет,
Пятигорск, Россия; e-mail: k_mika@mail.ru
РЕЗЮМЕ. Целью исследования является изучение лирики И. А. Бунина, созданной под влиянием восточных путешествий в период 1903-1909 гг. Методы. На основе анализа восточных стихотворений Бунина автор статьи выявляет их ведущие темы, мотивы, образы, проблематику, основные идеи. Результаты. Раскрывается влияние Библии и Корана на поэзию Бунина, характеризуется образ Востока. Выводы. В статье, на основе анализа текстов, доказывается, что Бунин создал синкретичный, сложный по
концепции образ Востока. Концептуально значимым предстает изображение Востока как единой духовной общности, которую образуют Иудея, Палестина Христа и мусульманский Восток. Не различия, разъединяющие страны и народы, а объединяющие их начала, важны для Бунина.
Ключевые слова: И. А. Бунин, восточные путешествия, лирика, Библия, Коран, образ Востока.
Формат цитирования: Ковалева Т. Н. Мир востока в лирике И. А. Бунина 1900-1910-х годов // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Общественные и гуманитарные
науки. 2017. T. 11. № 1. С. 72-76.
The World of the East in I. A. Bunin’s Poetry of 1900-1910s
© 2017
Tatyana N. Kovaleva
Pyatigorsk State University,
Pyatigorsk, Russia; e-mail: k_mika@mail.ru
ABSTRACT. The aim of the research is studying I. A. Bunin’s lyric poetry, created under the influence of
the oriental travels in the period of 1903-1909. Methods. Based on the analysis of Bunin’s oriental poems,
the author identifies dominant themes, motifs, images, perspectives, basic ideas. Results. She reveals the
influence of the Bible and the Quran on Bunin’s poetry, characterizes the image of the East. Conclusions.
Basing on the analysis of texts the author of the article proves that Bunin created a syncretic, complex in its
concept the image of the East. Conceptually important is the depiction of the East as a united spiritual community, together with Christ’s Judea, Palestine and the Muslim East. Not the differences, deviding countries
and peoples, but origins, uniting them are important for Bunin.
Keywords: I. A. Bunin, oriental journeys, lyrics, Bible, Quran, image of the East.
For citation: Kovaleva T. N. I World of the East in I. A. Bunin’s poetry of 1900-1910s. Dagestan State Pedagogical University. Journal. Social and Humanitarian Sciences. 2017. Vol. 11. No. 1. Pp. 72-76. (In Russian)
Введение
На творчество И. А. Бунина 1900-1910-х
годов огромное влияние оказали его восточные путешествия и «органическое,
наследственное», по словам А. М. Горького,
«тяготение к Востоку». Отметим, что понятие «Восток» в творчестве Бунина включает
в себя традиционное для России и довольно
большое содержание: это страны Ближнего
и Среднего Востока (Иудея, Палестина,
Аравия, Турция, Иран), Северной Африки
(Египет, Тунис, Абиссиния), Дальнего Востока и Южной Азии (Индия, Цейлон, Япония, Китай). Кроме того, в силу особого географического положения России, соединяющей в себе территории Востока и Запада, к
странам Востока, а, следовательно, и к теме
Востока в литературе относили также регионы Крыма, Кавказа и Средней Азии.
В 1903 г. Бунин совершил свое первое
путешествие в Турцию, в 1907-1909 годах –
путешествия по странам мусульманского и
Общественные и гуманитарные науки •••
Social and Humanitarian Sciences •••
христианского Востока, побывав в Турции,
Египте, Иудее, Палестине, Сирии, Джибути,
Алжире, Тунисе, Ливане, Судане; в 1911
году посетил Цейлон. Были задуманы также
поездки в Индию и Японию, которые не
осуществились, как следует из писем Бунина, по причине болезни и нехватки
средств. Как отмечала В. Н. Муромцева-Бунина, «неоднократные путешествия по
странам Европы и на Восток широко раздвинули мир перед его (Бунина – Т. К.) взором» [6. C. 289], способствовали обогащению его творчества. Сам Бунин не раз писал
о значении путешествий в его жизни: «Я,
как сказал Саади, «стремился обозреть лицо
мира и оставить в нем чекан души своей» [1.
T. 4. C. 544]; «Всякое путешествие очень меняет человека»; «Что касается вообще
странствий, то у меня… сложилась… даже
некоторая философия. Я не знаю ничего
лучше путешествий», – рассказывал писатель в одном из интервью 1912 года. Однако, предостерегая от поверхностного понимания своих странствий, Бунин пояснял,
что, прежде всего, его «занимали вопросы
философские, религиозные, нравственные,
исторические» [1. T. 3. C. 656].
Готовясь к поездкам по Востоку, писатель серьезно изучал Библию, Коран, канонические книги буддизма, знакомился с
древнеегипетскими, халдейскими, иранскими мифами, сирийскими преданиями,
читал книги «Святая земля» Олесницкого,
«История Баальбека» Тишендорфа, «Древняя история народов Востока» Масперо.
Поездки в восточные страны оставили
огромный след в душе Бунина и в его творчестве. Образ Востока возникает во многих
произведениях писателя. В этом ряду – цикл
«путевых поэм» «Тень Птицы», рассказы
«Братья», «Сны Чанга», «Темир-Аксак-Хан»,
«Смерть пророка», «Соотечественник», «В
стране пращуров», «Готами», «Ночь отречения», «Город Царя Царей» и множество стихотворений 1900-1916 годов. Письма, дневники, интервью, художественные произведения Бунина, воспоминания В. Н. Муромцевой-Буниной говорят о том, что писатель
испытывал огромный интерес к культурам и
религиозным системам Востока – эстетический, научный и философско-мировоззренческий. Об этом свидетельствуют признания
самого И. А. Бунина: «Восток – царство
Солнца. Востоку принадлежит будущее» [1.
Т. 3. C. 484]. В беседе с корреспондентом
73
«Одесского листка» (2 марта 1910 г.) он подчеркивал: «Я вообще люблю Восток и восточную религию» [4. С. 363].
Материалы и методы исследования
Под впечатлением путешествий на Восток Бунин создает 262 стихотворения восточной тематики. «Восточная география»
художественного мира-пространства Бунина широка: от берегов Терека и крымских
степей до Палестины, Иудеи, Сирии, Турции, Египта, Алжира, Цейлона. Во многих
своих стихотворениях русский поэт напрямую обращается к истории, мифологии, религии и философии Ближнего, Среднего и
Дальнего Востока, Юго-Восточной Азии.
Корпус восточных стихов Бунина можно
условно разделить на несколько проблемно-тематических групп. В ряде стихотворений Бунин рисует картины природы
(«В крымских степях», «Жасмин», «К востоку», «Склон гор», «Индийский океан»),
современной или исторической жизни
стран Востока («Стамбул», «Ра-Озирис, владыка дня и света…», «Каир», «Цейлон»).
В пейзажных стихотворениях Бунина,
посвященных восточной природе, преобладают, как правило, романтические традиции c яркой романтической образностью: «в
лазури яркой – неземное / Великолепие вершин» [1. Т. 1. C. 138], «чернеют маги-кипарисы» [1. Т. 1. С. 146], «лишь светится багряной ризой / Престол аллы – Шатер-Гора» [1.
Т. 1. С. 138], «таинственные вершины гор»,
мерцающие «вечными снегами».
Результаты и их обсуждение
Так, например, в стихотворении «Склон
гор» нарисован прекрасный ночной пейзаж,
открывающийся с горной высоты. Бунин
создает сказочный образ мира, наполненный гармонией, покоем и красотой вечной
природы:
Склон гор, сады и минарет.
К звездам стремятся кипарисы.
Спит море. Теплый лунный свет
Позолотил холмы и мысы.
И неподвижно Ночь сидит
Над тихим морем: на колено
Облокотилася, – глядит
На валуны, где тает пена [1. Т. 1. С. 146].
Ряд стихотворений цикла представляет
собой картины знаменитых памятников
культуры («Айя-София», «Храм Солнца») и
переложение текстов восточных мифов, легенд и преданий («Ормузд», «Потоп», «Эльбурс», «За гробом»).
74
••• Известия ДГПУ. Т. 11. № 1. 2017
••• DSPU JOURNAL. Vol. 11. No. 1. 2017
Поэзия Бунина поражает авторским знанием истории, культуры, уклада жизни, реалий стран Востока, зорко подмеченными
деталями в пейзажных зарисовках, богатым
«восточным» словарем. В своих произведениях Бунин использовал слова из восточных языков (арабского, персидского, турецкого), передавая их как можно более точное
звучание с помощью приема транслитерации.
«Памятники древнего Востока, сама его
земля предстают в произведениях Бунина
«раскрытой книгой Бытия». Историкокультурные знаки прошлого, существующие в настоящем, служат автору поводом
для философских размышлений» [2. C. 37].
В каждой восточной культуре Бунин стремился найти ценности, свидетельствующие
об устремленности народа к высшим, светлым началам. В языческих культурах эти
начала изображались с помощью символических образов Солнца, вечного Света. Так,
в стихотворении «Эльбурс» Бунин передает
древнеиранский миф об этой горе, находящейся на севере Ирана у южного побережья
Каспийского моря. Описывая Эльбурс, Бунин создает поэтический образ священной
горы – «венца земли», к которому доступен
путь лишь ангелам – Иазатам. «Иазаты, или
Иязаты, – у древних индийцев и иранцев –
светлые духи, главный из них – Митра, божество света, чистоты и правды» [1. Т. 1.
С. 596]. Иазаты в иранской мифологии воспринимаются также как синонимы властителя мироздания, Бога. На персидском
языке «Иазит» (Иазат) означает не ангел, а
Бог, это одно из имен Бога. Восход солнца
описывается через светоносный иранский
мифологический образ Митры, божества
света, чистоты и правды, «чье святое имя /
Благословляет вся земля». Митра «светит
ризой златотканой, / И озирает с высоты /
Истоки рек, пески Ирана / И гор волнистые
хребты». Это «древнеиранский мифологический персонаж, связанный с идеей договора, а также выступающий как бог солнца.
<…> Митра – устроитель не только социального, но и природного космоса. Он связан с водами, с солнцем, он хозяин широких
пастбищ и наполнитель вод, благодаря ему
идут дожди и вырастают растения» [8].
Особенно ярко поклонение Свету изображено в стихотворении «Ормузд», посвященном зороастрийскому богу огня, света и
справедливости, в котором Бунин рассказывает о представлениях древних огнепоклонников. Ормузд – это «греческая форма
имени Ахурамазды, высшего божества огнепоклонников», [1. Т. 1. С. 597-598] в древности и в раннее Средневековье живших в
Иране, в Средней Азии, в Афганистане и в
других странах Ближнего и Среднего Востока. «Согласно их представлениям, Ормузд – источник всего доброго, возникший
из чистейшего света» [1. Т. 1. С. 597-598].
Характерно, что в стихотворении «Ормузд»
Бунин пишет слова «Огонь», «Свет»,
«Тьма», «День» с большой буквы, придавая
им символическое значение.
Ни алтарей, ни истуканов,
Ни темных капищ. Мир одет
В покровы мрака и туманов:
Боготворите только Свет.
Владыка Света весь в едином –
В борьбе со Тьмой. И потому
Огни зажгите по вершинам:
Возненавидьте только Тьму
[1. Т. 1. С. 167].
Заключение
Восток для Бунина – это прародина всего
человечества, место зарождения религий
единобожия: иудаизма, христианства, ислама. Поэтому большинство восточных
стихотворений Бунина посвящено философской и религиозной проблематике. Как
правило, такие стихотворения представляют собой переложение текстов священных книг народов Востока: Библии и Корана – и выражение вызванных ими философских размышлений автора, осмысление
религиозно-нравственного опыта восточных народов («День гнева. Апокалипсис
VI», «Авраам», «Из Апокалипсиса», «Столп
огненный», «Тора», «Сон. Из книги пророка
Даниила», «Сын человеческий. Апокалипсис I», «Столп огненный»; «Ковсерь», «Черный камень Каабы», «За измену», «Тайна»,
«Тэмджид», «Путеводные знаки», «Гробница Сафии»). «Концептуально значимым
предстает изображение Востока как единой
духовной общности, которую образуют
Иудея, Палестина Христа и мусульманский
Восток. Не различия, разъединяющие
страны и народы, важны для Бунина, а объединяющие начала» [3. С. 54]. В стихотворениях христианской и мусульманской тематики Бунин рисует общее в своей основе религиозное чувство признания верующим
человеком Бога высшим началом в мире.
«Воистину достоин восприяти
Ты, Господи, хвалу, и честь, и силу
Затем, что все Тобой сотворено
И существует волею Твоею!»
[1. Т. 1. С. 106]
Общественные и гуманитарные науки •••
Social and Humanitarian Sciences •••
75
– так звучит это признание-молитва в
стихотворении Бунина «Из Апокалипсиса».
Воссоздавая ветхозаветные картины в
стихотворении «Столп огненный», Бунин
показывает, что именно вера в Бога и Его помощь спасли еврейский народ, скитающийся в «раскаленной пустыне». Согласно
Библии, при исходе евреев из Египта, где они
были в рабстве, путь в пустыне указывал им
днем столп туманный, а ночью – столп огненный: «И пламенем к земле обетованной /
Нам Ягве указует путь!» [1. Т. 1. C. 182].
В стихотворении «Путеводные знаки» с
эпиграфом из Корана «Он ставит путеводные знаки» Аллах показывает путь ночным
паломникам, зажигает для них огни – «святые звезды Пса».
Путь по пескам от Газы до Арима
Бог оживил приметами, как встарь.
Привет вам, камни – четки пилигрима,
В пустыне ведшие Агарь! [1. Т. 1. С. 188].
Как верно отмечает Р. С. Спивак, «библейские и коранические сюжеты и притчи в
бунинской интерпретации являются не дополнением, иллюстрирующим Библию, а
органическими звеньями в развитии лирико-философской мысли автора о жизни
человечества и отдельного человека» [7.
C. 137]. Синтезируя опыт религиозных
культур народов Востока, сопоставляя их
ответы на «вечные вопросы», Бунин искал
истины, общие для всего человечества. В
своих восточных стихах Бунин стремился
проникнуть в самую сердцевину иной культуры и в то же время найти вечные начала,
объединяющие народы разных стран. Благодаря проникновению в иные культуры и
их поэтические стили, он стал достойным
продолжателем пушкинской и лермонтовской традиций постижения Востока.
Литература
1. Бунин И. А. Собрание сочинений в 6 томах.
М. : Художественная литература, 1987.
2. Ковалева Т. Н. Восток в концепции Всебытия И. А. Бунина // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета.
2004. № 4. С. 35-40.
3. Ковалева Т. Н. Образ Востока в «путевых
поэмах» И. А. Бунина «Тень Птицы» // Евразийская лингвокультурная парадигма и процессы
глобализации: история и современность. Материалы II Международной научной конференции.
Пятигорск: Изд-во ПГЛУ, 2011. С. 53-55.
4. Литературное наследство. Т. 84: Иван Бу-
нин. В 2-х книгах. Кн. 1. M.: Наука, 1973.
5. Мифы народов мира. В 2-х томах. Т. 1. М:
Советская энциклопедия, 1987. 671 с.
6. Муромцева-Бунина В. Н. Жизнь Бунина. Беседы с памятью. М. : Вагриус, 2007. 528 с.
7. Спивак Р. С. Русская философская лирика.
1910-е годы. И. Бунин. А. Блок. В. Маяковский. М.
: Флинта, Наука, 2005. 408 с.
8. Топоров В. Н. Митра, Мифра // Мифы
народов мира. [Электронный ресурс] / Режим
доступа: http://myths.kulichki.net/enc/item/f00
/s23/ a002309.shtml [дата обращения: 25.10.
2016].
References
1. Bunin I. A. Collected works in 6 volumes.
Moscow, Khudozhestvennaya Literatura Publ.,
1987. (In Russian)
2. Kovaleva T. N. Vostok v kontseptsii Vsebytiya
I. A. Bunina [The East in I. A. Bunin’s Universum
concept]. Bulletin of Pyatigorsk State Linguistic University. 2004. No. 4. Pp. 35-40. (In Russian)
3. Kovaleva T. N. The image of the East in the "The
Bird’s Shadow" "travel poems" by I. A. Bunin. Evraziyskaya lingvokul'turnaya paradigma i protsessy
globalizatsii: istoriya i sovremennost' [Eurasian linguocultural paradigm and the processes of globalization: history and modernity]. Proceedings of the II International scientific conference. Pyatigorsk: PSLU
Publ., 2011. Pp. 53-55. (In Russian)
4. Literaturnoe nasledstvo [Literary legacy].
Vol. 84: Ivan Bunin. In 2 books. B. 1. Moscow, Nauka
Publ., 1973. (In Russian)
5. Myths of the world. In 2 volumes. Vol. 1. Moscow, Soviet Encyclopedia, 1987. 671 p. (In Russian)
6. Muromtseva-Bunina V. N. Zhizn' Bunina.
Besedy s pamyat'yu [Bunin’s Life. Conversations
with memory]. Moscow, Vagrius Publ., 2007. 528 p
(In Russian)
7. Spivak R. S. Russkaya filosofskaya lirika
[Russian philosophical lyrics]. 1910s. I. Bunin. A.
Blok. V. Mayakovsky. Moscow, Flinta, Nauka Publ.,
2005. 408 p (In Russian)
8. Toporov V. N. Mithra, Mythra. Mify narodov
mira [Myths of the world]. [Electronic resource].
Mode of access: http://myths.kulichki.net/
enc/item/f00/s23/a002309.shtml
[accessed:
25.10.2016].
76
••• Известия ДГПУ. Т. 11. № 1. 2017
••• DSPU JOURNAL. Vol. 11. No. 1. 2017
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРE
Принадлежность к организации
Ковалева Татьяна Николаевна, кандидат филологических наук, доцент кафедры
словесности и педагогических технологий
филологического образования, Пятигорский государственный университет (ПГУ),
Пятигорск, Россия; e-mail: k_mika@mail.ru
Принята в печать 15.01.2017 г.
THE AUTHOR INFORMATION
Affiliation
Tatyana N. Kovaleva, Ph. D. (Philology),
assistant professor, the chair of Language Art
and Pedagogical Technologies of Philological
Education, Pyatigorsk State University (PSU),
Pyatigorsk, Russia; e-mail: k_mika@mail.ru
Received 15.01.2017.
Филологические науки / Philological Science
Оригинальная статья / Original Article
УДК 821. 161. 1
Вопросы историософии
в евразийской концепции Ф. М. Достоевского
© 2017
Кукуева А. А. 1, Сумская М. Ю. 2
1 Дагестанский
государственный педагогический университет,
Махачкала, Россия; e-mail: kukueva.asiyat2015@yandex.ru
2 Пятигорский государственный университет,
Пятигорск, Россия; e-mail: sumskaya_m@yandex.ru
РЕЗЮМЕ. Целью данного исследования явилось изучение проблемы евразийского контекста творчества Ф. М. Достоевского, генетически связанного с вопросами историософии. Методы. Теория «культурной множественности», принципы культурфилософии, историософии, культурно-исторический метод. Результаты. Проведенное в статье исследование историософского аспекта творчества Ф. М. Достоевского
выявило, что модель индивида Достоевского коренным образом отличается от модели экзистенциалистов, в частности, атеистического крыла. Выводы. «Модель» человека Достоевского совпадает с концепцией «симфонической личности», которую всесторонне разработали евразийцы в своих исследованиях.
Ключевые слова: Достоевский, евразийство, русская литература, симфоническая личность, концепция, историософия.
Формат цитирования: Кукуева А. А., Сумская М. Ю. Вопросы историософии в евразийской концепции
Достоевского // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Общественные и гуманитарные науки. 2017. T. 11. № 1. С. 76-80.
Historiosophical Issues
of Fyodor Dostoevsky’s Eurasian Concept
© 2017
Asiyat A. Kukueva 1, Marina Yu. Sumskaya 2
1 Dagestan
State Pedagogical University,
Makhachkala, Russia; e-mail: kukueva.asiyat2015@yandex.ru
2 Pyatigorsk State University,
Pyatigorsk, Russia; e-mail: kukueva.asiyat2015@yandex.ru
ABSTRACT. The aim of the study is researching the problem of the Eurasian context of F. M. Dostoevsky’s
creative works, genetically linked with historiosophical issues. Methods. The theory of "cultural multiplicity",
the principles of culturphilosophy, historiosophy, cultural historical method. Results. The research of historiosophical aspect of F. M. Dostoevsky’s works performed in the article revealed that the model of Dostoevsky’s individual radically differs from the existentialists’ one, in particular, of the atheistic wing. Conclusions.
"Model" of Dostoevsky’s human coincides with the concept of a "symphonic personality", which is fully developed by the eurasians in their research.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
33
Размер файла
921 Кб
Теги
бунин, годом, 1900, pdf, лирика, востока, мир, 1910
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа