close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Мотив чудесного рождения в нартском эпосе карачаевцев и балкарцев..pdf

код для вставкиСкачать
134
••• Известия ДГПУ. Т. 10. № 4. 2016
••• DSPU JOURNAL. Vol. 10. No. 4. 2016
of KIHR RAS]. No. 1, 2011. Elista. Pp. 168-173.
(In Russian)
16. Hal’mg tuul’s. [Kalmyk fairy tales]. I part.
Elista, 1961, 220 p. (In Kalmyk)
17. Hal’mg tuul’s. [Kalmyk fairy tales]. II part.
Elista, 1968, 267 p. (In Kalmyk).
18. Hal’mg tuul’s. [Kalmyk fairy tales]. III part.
Elista, 1972, 253 p. (In Kalmyk)
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ
Принадлежность к организации
AUTHOR INFORMATION
Affiliation
Убушиева Данара Владимировна, кандидат филологических наук, научный сотрудник Калмыцкого научного центра (КалмНЦ)
Российской академии наук (РАН), Элиста,
Россия; e-mail: bib.danara@yandex.ru
Danara V. Ubushieva, Ph. D. (Philology),
research, Kalmyk Scientific Centre (KалмSC),
Russian Academy of Sciences (RAS), Elista,
Russia; e-mail: bib.danara@yandex.ru
Принята в печать 25.11.2016 г.
Received 25.11.2016.
Филологические науки / Philological Sciences
Оригинальная статья / Original Article
УДК 82.398.22 / UDC 82.398.22
Мотив чудесного рождения
в нартском эпосе карачаевцев и балкарцев
© 2016
Хаджиева Т. М.
Институт мировой литературы им. А. М. Горького
Российской академии наук,
Москва, Россия; e-mail: tanzila_@mail.ru
РЕЗЮМЕ. Цель статьи – рассмотрение мотива божественного и чудесного рождения героев в карачаево-балкарской «Нартиаде». Специфика изображения нартских героев обусловлена героикоэпической эстетикой древнего эпоса. Методы: сравнительно-исторический, типологическое сопоставление. Заключение. С мотивом чудесного рождения связаны и другие постоянные архаические общефольклорные мотивы: фантастически быстрый рост, богатырское детство, первый подвиг и т. д.
Ключевые слова: карачаево-балкарский нартский эпос, «Нартиада», нартский герой, мотив, божественное и чудесное рождение.
Формат цитирования: Хаджиева Т. М. Мотив чудесного рождения в нартском эпосе карачаевцев и
балкарцев // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Общественные и
гуманитарные науки. Т. 10. № 4. 2016. С. 134-139.
The Motif of Miraculous Birth
in the Karachay and Balkar Nart Epos
© 2016
Tanzila M. Khadzhieva
A. M. Gorky Institute of World Literature,
Russian Academy of Sciences,
Moscow, Russia; e-mail: tanzila_@mail.ru
ABSTRACT. The aim of the article is considering the motif of the divine and miraculous birth of the heroes in the Karachai-Balkarian "Nartiada". The specifics of Nart heroes’ images is due to the heroic epic
aesthetics of the ancient epic. Methods: comparative-historical, typological comparison. Conclusion. With
Общественные и гуманитарные науки •••
Social and Humanitarian Sciences •••
135
the motive of the miraculous birth is associated other permanent general folklore archaic motifs: fantastically rapid growth, Herculean childhood, first feat, etc.
Keywords: Karachai-Balkarian Nart epic, "Nartiada", Nart hero, motif, divine and miraculous birth.
For citation: Khadzhieva T. M. The Motif of Miraculous Birth in the Karachay and Balkar Nart Epos. Dagestan State Pedagogical University. Journal. Social and Humanitarian Sciences. Vol. 10. No. 4. 2016. Pp. 134139. (In Russian)
Сказания о богатырях-нартах относятся
к архаическому типу эпоса. Одной из особенностей нартских сказаний является их
интернациональный характер – они известны многим кавказским народам: осетинам, карачаевцам и балкарцам, адыгам,
абхазам, ингушам и чеченцам. Нартские
сюжеты фрагментарно встречаются и в
фольклоре народностей Дагестана, у сванов и рачинцев.
Карачаево-балкарские «Нарты» – одна
из основных национальных версий общекавказской «Нартиады» – композиционно
разработанный и завершенный эпос. В нем
воссоздана жизнь мифического племени
нартов от его появления на земле до переселения на небо и в подземный мир.
У карачаевцев и балкарцев, как и у других народов – носителей Нартиады, сказания составляют ряд больших и малых циклов. Каждый цикл – это группа небольших
по объему сказаний и песен о появлении на
земле нартского племени; о различных
этапах и событиях эпической жизни героев
(рождение, богатырское детство, первый
подвиг, женитьба, борьба с мифическими
чудовищами, с кровником и т. д.).
Одни циклы образуются из ряда сказаний, которые группируются вокруг имен
нартских героев по биографическому
принципу (Ёрюзмек и Сатанай и др.), другие – по генеалогическому (Дебет –
Алауган – Карашауай; Ачей – Ачемез, сын
Ачея: Бёдене – Рачыкау). Малые циклы
складывались из сказаний и песен о нартских героях, с именами которых связано
небольшое количество сюжетов и чьи эпические «биографии» детально не разработаны.
Каждый цикл представляет собой достаточно самостоятельную и законченную
группу сказаний, однако, все циклы взаимосвязаны (а иногда и взаимообусловлены).
Спецификой карачаево-балкарской версии является то, что главная ее эпическая
тема - борьба нартов с огромными многогогловыми -эмегенами. Эмегены не только
постоянные эпические враги нартов, они источник зла и хаоса на земле. Быстро раз-
жирают все живое. И чтобы очистить от
них землю Тейри создает нартов, которые
ведут с ними непрерывную борьбу [7.
C. 305].
Согласно карачаево-балкарским песням
и сказаниям, сотворение мира и нартов
связано с деятельностью богов – Тейри
(Тенгри) Неба, Тейри Солнца и Тейри Земли:
«Кюн Тейриси кюнню жаратханды. Жер
Тейриси жерни жаратханды. Ючюнчюге
тенгизле жаратылгьандыла. Кёк бла жер
жаратылгьандан сора экисини ортасында
адам улу жаратылгьанды. Кёк бла жер жаратылгьандан сора экисини ортасында адам
улу жаратылгьанды» – «Тейри Солнца сотворил солнце, Тейри Земли сотворил землю. Моря были сотворены в третью очередь. После того как были сотворены небо
и земля, между ними были сотворены люди», – говорится в сказании «Тейри и
нарты» [7. C. 68].
В одной из эпических песен нарты «сами говорят о своем божественном происхождении»: «В нартах течет твоя кровь,
Тейри, / Нарты – часть твоей плоти» [7.
C. 283].
Особенность изображения нартских героев обусловлена героико-эпической эстетикой древнего эпоса. Идеализация большинства из них начинается уже с описания
их рождения и детства. В исследуемом эпосе мотив божественного и чудесного рождения связан с образами всех основных
нартских героев.
Например, согласно одному из вариантов сказаний о рождении Золотого Дебета,
Бог создал его «из части своего сердца».
«Золотым Дебетом назвал он того первого
нарта/ И его поселил у подножья великой
горы Эльбрус…» [7. C. 305]. В песне же
«Рождение нартского кузнеца Дебета» он –
сын Тейри Неба и Тейри Земли:
Эртте-эртте, дорбунлада тургьанда,
Таш тегене, агъач элек болгъанда,
Кёк Тейриси Жер Тейрисин алгъанды,
Кёк кюкюреп, бу Жер бууаз болгъанды.
Тогьуз жылны, тогьуз кюнню бууаз болуп
тургъанды,
136
••• Известия ДГПУ. Т. 10. № 4. 2016
••• DSPU JOURNAL. Vol. 10. No. 4. 2016
Жер жарылып, сора Дебет туугьанды.
Давным-давно, когда [люди] в пещерах
обитали,
Когда корыто из камня, [а] сито из дерева было,
Тейри Неба женился на Тейри Земли,
Загрохотало небо – и земля зачала.
Девять лет и девять дней она тяжелой
была,
Потом земля разверзлась, и родился Дебет
[7. С. 302].
В эпических песнях и сказаниях карачаево-балкарской «Нартиады» главная героиня Сатанай выступает женой Ёрюзмека.
В них подчеркивается ее исключительное
место в нартском обществе. Несмотря на
то, что Ёрюзмек – предводитель нартов,
почти во всех сказаниях он ничего не делает без совета и благословения Сатанай. Не
только Ёрюзмек, но и все жители нартской
земли – “лишь исполнители ее воли и советов” [10. C. 48].
В карачаево-балкарской «Нартиаде» ее
чудесное рождение и детство разработаны
подробно: “Солнце – отец Сатанай, Луна –
родившая ее любимая мать”//“У Луны ее
Тейри моря похитил” [7. C. 306] и отдал на
воспитание Матери Воды – Суу анасы.
Сбежав из подводного царства она “пришла в страну нартов и вышла замуж за самого смелого и сильного среди нартов – батыра Ёрюзмека” [7. C. 597]. В эпосе постоянно подчеркивается лучезарная, ослепляющая красота Сатанай [7. C. 306, 572]. Светящееся тело Сатанай не просто эпическая
условность, а обусловлено ее солярным
происхождением. Вероятно, универсальность функций и культ героини в нартских
песнях и сказаниях карачаевцев и балкарцев также связаны с ее небесным происхождением: она изображается всемогущей
чародейкой: создает иллюзию звездного
неба, может не только сама перевоплощаться в иной образ, но делает это и с другими,
владеет магией слова и т. д. Ясновидение
Сатанай – ее обязательный знак, о чем свидетельствуют и такие ее постоянные определения, как “вещая”, “ведунья”, “всезнающая”, “ясновидящая”, “провидица” (“билгич”,“куртха”, “хар затны билиучу”,
“обур”). Деятельность Сатанай, как и деятельность нартского кузнеца Дебета, имеет
общенартское значение: в большинстве
нартских песен и сказаний подчеркивается,
что нарты уничтожили всех своих врагов на
земле благодаря советам и помощи Сатанай
и мастерству кузнеца Дебета.
Нарт Ёрюзмек в рассматриваемом эпосе
предстает не только как “вождь, муж и старец” [2. C. 51], но и как могучий богатырь –
предводитель нартских воинов. «Нарты
перед джортуулами (походами – Т. Х.) собирались у Урызмека и уж тогда оттуда
отправлялись в странствия под его предводительством».
В одних сказаниях о детстве Ёрюзмека
он предстает сиротой [7. C. 308, 309], в других указывается, из какого рода [7. C. 320–
325].
В варианте же Н. П. Тульчинского
Ёрюзмек «в горах родился, на плоскости
воспитан» [7. С. 320]. А в сказании “Рождение Ёрюзмека” говорится, что кузнец Дебет
в горах увидел, как с неба на землю упала
большая хвостатая звезда. Когда он пришел к месту ее падения, «увидел огромную
яму, а в середине ее, расколовшийся надвое
большой синий камень. Внутри его лежал
младенец-богатырь», который, крепко
схватив громадную волчицу, сосал ее молоко. Вокруг озера собрались звери и птицы. На вопрос Дебета, откуда этот мальчик? Один старый орел ответил:
– Ночью, когда мы спали, вот в это
наше большое озеро, сжигая все вокруг, с
неба упала хвостатая звезда. Когда вода в
озере выкипела, на дне мы увидели этого
мальчика. Он долго кричал и плакал, но
подойти к нему никто из нас не отважился.
А вот эта волчица кормит маленьких волчат, [поэтому она ходит] голодная. Наверное, она подошла к нему, чтобы съесть его.
Но этот мальчик схватил ее [за шею] и
чуть не задушил. Осилив [волчицу], он
начал сосать ее молоко» [7. С. 309].
Чудесное рождение другого нартского
героя – Сосурука/ Сосурка/ Созырыко/ Сослана/ Сосруко/ Сасрыквы/ Соска-Солсы
из камня – одно из самых распространенных и устойчивых сказаний в общекавказской «Нартиаде». В карачаево-балкарском
сказании о рождении Сосурука, опубликованом в 1881 году С-А. Урусбиевым в
Сборнике для описания местностей и племен Кавказа говорится:
«Жил некогда пастух по имени Соджук.
Вот однажды он пас баранов на берегу реки
Эдиля и увидел на противоположной стороне прекрасную княгиню вещую Сатаной,
которая мыла белье. Соджук прислонился
к одному камню и любовался на ее ослепительно белые руки и соблазнился ее красотой. Вот на камне, к которому он присло-
Общественные и гуманитарные науки •••
Social and Humanitarian Sciences •••
нился, появился зародыш младенца. Вещая
Сатаной и сама почувствовала это и была
очень обрадована, потому что была бездетна. С величайшей заботой она начала
высчитывать срок, когда ребенка можно
будет вынуть из камня…». Когда наступил
последний день срока, она извлекла ребенка из камня и «отдала его на воспитание
джиннам, которые закалили все его тело
как сталь, исключая двух колен. Так рос
ребенок по имени Сосруко у духов, которые каждую ночь приносили его Сатаной,
чтобы она видела его. Это продолжалось
до тех пор, пока он не сделался большим»
[7. С. 367] (Имена нартских героев в статье
нами приводятся в той огласовке, в которой они даются в публикациях дореволюционных издателей. – Авт.).
Во всех национальных версиях с его образом связан и мотив уязвимого места на
неуязвимом теле. В одном из вариантов
карачаево-балкарского сказания о рождении Сосурука его сверхъестественные возможности и неуязвимость связаны с магическим обрядом, совершаемым Сатанай.
Вынимая из камня рожденного из гранита
Сосурука, она заклинает Тейри Неба, Земли и Огня: «Сиз муну къылыч кесмеген нарт
уланладан этигиз! Окъ кирмеген, жауларын
хорлагьанладан этигиз!» – «Сделайте его
настоящим нартом, пусть его не берут ни
меч, ни стрела! Пусть всегда побеждает он
своих врагов!» [7. С. 118]. Так как вера в
магическую неуязвимость человека у древних была соотнесена с представлениями о
бессмертии души, Сатанай, заклиная, чтобы ее сына не брали ни меч, ни стрела,
стремится сделать его неуязвимым и таким
образом дать ему бессмертие.
Если в осетинском эпосе Сосурук погибает от колеса Бальсага / Ойнона, а в адыгском – от колеса джан-шерха, то в анализируемом эпическом памятнике смертельно раненного нарта спасает вещая Сатанай
[7. С. 387].
У карачаевцев и балкарцев бытуют свои
локальные версии о том, как на земле не
стало Сосурука. Например, в одном из сказаний, герой, преследуемый своими братьями, взбирается на высокую скалу. Когда
он оттуда начинает угрожать им, те проклинают его, желая ему окаменеть. И тут
же на их глазах «рожденный из гранита
Сосурук стал каменным изваянием». «Хапаргъа кёре, ол сын бюгече да Тебердиде Чууана деген къаяны башында сюелип турады»
(«Судя по рассказам, это каменное изваяние и сейчас стоит в Теберде на вершине
137
скалы Чууана») [7. С. 140]. Здесь, как нам
кажется, налицо мотив, столь характерный
для тюрко-монгольской эпической традиции: «Умерший богатырь возвращается
туда, откуда пришел» [8. С. 92]. А помимо
этого, как известно, «смерть культурного
героя часто мыслится как неокончательная,
остается надежда на возвращение из царства мертвых, оживление в будущем» [4.
С. 544].
Е. М. Мелетинский отмечал, что «Рождение от связи героя с мифическим существом – один из возможных вариантов чудесного рождения…» [6]. В исследуемом
эпосе мотив брачных связей между племенами-антагонистами получил яркую художественную разработку в цикле Дебет–
Алауган–Карашауай. Старший сын Дебета
Алауган, женившись на дочери эмегенши,
(а в нартской песне “Алаутан” говорится,
что герой отобрал у эмегена его жену),
привозит ее в страну нартов. Но его чудовищная жена, (есть варианты, где она
изображается пятиглавой), пожирает не
только своих детей, но и чужих. Опечаленный этим, Алауган по совету Сатанай, во
время очередных родов эмегенши выкрадывает ребенка (в некоторых вариантах это
делает Сатанай и1ли мать Алаугана) и прячет его в ледниках Эльбруса, где он и вырастает, вскормленный его ледяными сосульками [7. С. 416, 418, 421, 425, 433, 465]
или драконьим молоком [7. С. 431].
С мотивами чудесного рождения нартских героев связаны и другие постоянные
архаические общефольклорные мотивы:
фантастически быстрый рост, богатырское
детство, первый подвиг и т.д.
Мотив божественного или чудесного
рождения предопределяет и необыкновенность, исключительность героев (сердце и
кровь Дебета из огня, он понимает язык
огня, камней, зверей и птиц и т.д.; прекрасная Сатанай – чародейка и провидица; Карашауаю подвластна стихия холода, он и
его богатырский конь Гемуда могут менять
свой облик и т.д.).
Нартские герои наделяются не только
различными сверхъестественными способностями, они обладают и чудесными предметами: бочонок (чаша) Агуна, котел о сорока ушках, меч Ёрюзмека и т.д., а также
имеют волшебных помощников (чаще всего это богатырский конь нартского героя).
Тот факт, что герои сказаний обладают магическими свойствами и чудесными предметами, является одним из средств эпической идеализации персонажей. В свою очередь эти магические свойства и предметы
138
••• Известия ДГПУ. Т. 10. № 4. 2016
••• DSPU JOURNAL. Vol. 10. No. 4. 2016
им «необходимы для выполнения героических, богатырских задач» [1. С. 45] в борьбе
с различными враждебными существами –
эмегенами, агач киши – лесными людьми,
сарыуеками – драконами, желмауузами –
демоническими существами и др., которые
нарушают мирную жизнь их племени.
Сосуществование в эпосе карачаевцев и
балкарцев нескольких эпических традиций: общекавказской, тюркской и локальной – особенно ярко проявляется в сказаниях, повествующих о судьбе нартского
племени после того, как оно уничтожило
на земле всех своих врагов. Наряду с текстами, в которых, как и у других носителей
«Нартиады», речь идет о гибели нартского
племени, имеются сказания, в которых говорится, что нарты, истребив всех чудовищ на земле, по велению верховного божества карачаево-балкарского языческого
пантеона Тейри покинули землю. Одни из
них улетели на небо на «ветрокрылых конях», другие ушли в подземное царство
Тейри Земли [11. С. 98].
Если неуязвимость и бессмертие героев,
относящихся к архаическому слою эпики
(Дебет, Сатанай, Ёрюзмек, Сосурук) предопределяются их божественным или чудесным рождением то бессмертие внука
Дебета Карашауая, рожденного пятиглавой
эмегеншей (великаншей) связывается с
тем, что он вырос, питаясь ледниками Эльбруса. «Ты и я вскормлены одной матерью –
водяною», – говорит конь Карашауая Гемуда, из породы морских лошадей [7. С. 432].
Обращает на себя внимание и то, что, хотя
речь идет о переселении на небо половины
нартов, в исследуемом эпосе конкретно
называются только имена Дебета [7.
С. 596], Ёрюзмека [7. С. 592] и Сатанай [7.
С. 597]. И это, конечно, не случайность, а
логически вытекает из связи героев с небом: они пришли на землю из верхнего
мира и, как это присуще мифо-эпической
традиции многих народов, по завершении
своего краткого пребывания в земном мире
«они возвращаются в собственный – верхний мир» [4. Т. 1. С. 233].
При этом мотивировка переселения
этих героев не только четко определена, но
и взаимосвязана со всем сюжетнотематическим комплексом эпоса балкарцев
и карачаевцев: они покидают землю после
выполнения своих миссий – Дебет и Сатанай, с именами которых связано время
«первопредметов» и «перводействий», исполнив свои цивилизующие функции, а
Ёрюзмек – уничтожив зло на земле («культурные деяния богатырского плана»).
В сказании «Карашауай не умер, он
жив», в котором повествуется о том, что
Карашауай, истребив врагов нартов, покинул нартскую страну и поселился на Эльбрусе, читаем: «Почему же Карашауай вернулся туда, на Эльбрус? – Он вернулся потому, что, когда был маленьким, ледники
(сосульки) Эльбруса были для него материнской грудью, он вскормлен ими.
Говорят, что, где бы человек ни был и
ни скитался, его к старости тянет туда, где
он вырос. Вот поэтому он и вернулся на
Эльбрус» [4. С. 485].
Нам кажется, что согласно именно этому представлению балкарцев и карачаевцев, их нартские герои (причем герои, связанные только с архаическим слоем эпики)
«возвращаются туда, откуда пришли»: Дебет, Сатанай и Ёрюзмек – в небо, Сосурук –
в камень, а Карашауай – на Эльбрус.
Литература
1. Алиева А. И. Адыгский нартский эпос. М.Нальчик: Эльбрус, 1969.
2. Дюмезиль Ж. Осетинский эпос и мифология. М., 1976.
3. Жирмунский В. М. Тюркский героический
эпос. Л., 1974.
4. Мифы народов мира. Т. 1–2. М., 19801982.
5. Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М.,
1976.
6. Мелетинский Е. М. Эдда и ранние формы
эпоса. М.: Наука, 1968.
7. Нарты. Героический эпос балкарцев и карачаевцев / отв. ред. А. И. Алиева; сост.: Р. А.-К.
Ортабаева, Т. М. Хаджиева, А. З. Холаев; вступ.
ст., коммент. и глоссарий Т. М. Хаджиевой. М.:
Вост. лит., 1994. 655 с.
8. Неклюдов С. Ю. Героический эпос монгольских народов. М., 1984.
9. Пухов И. В. Якутский героический эпос
олонхо. М., 1962.
10. Урусбиева И. М. Карачаево-балкарский
фольклор. Черкесск, 1979.
11. Хаджиева Т. М. Мотив бессмертия в карачаево-балкарской «Нартиаде» // Функционально-структуральный метод П. Г. Богатырева в
современных исследованиях фольклора: Сборник статей и материалов. М.,2015
Общественные и гуманитарные науки •••
Social and Humanitarian Sciences •••
139
References
1. Aliev A. I. The Circassian Nart epos. Moscow-Nalchik: Elbrus, 1969. (In Russian)
2. Dumézil J. Ossetian epics and mythology.
Moscow, 1976. (In Russian)
3. Zhirmunsky V. M. Turkic heroic epos.
Leningrad, 1974. (In Russian)
4. Myths of the world. Vol. 1-2. Moscow,
1980-1982. (In Russian)
5. Meletinsky E. M. Poetics of myth. Moscow,
1976. (In Russian)
6. Meletinsky E. M. Edda and early forms of
epic. Moscow, Nauka, 1968. (In Russian)
7. Narts. The heroic epic of the Balkars and
Karachays / ed. by A. I. Alieva; comp. by R. A.-K.
Ortabaeva, T. M. Khadzhieva, A. Z. Kholaev; introd., comments and glossary T. M. Khadzhieva.
Moscow, Vost. lit. publ., 1994. 655 p. (In Russian)
8. Neklyudov S. Yu. Heroic epics of Mongolian
peoples. Moscow, 1984. (In Russian)
9. Pukhov I. V., Yakut heroic epic Olonkho.
Moscow, 1962. (In Russian)
10. Urusbieva I. M. Karachay-Balkar folklore.
Cherkessk, 1979. (In Russian)
11. Khadzhiev T. M. the Motif of immortality
in the Karachay-Balkar "Nartiada". Functionalstructural method of P. G. Bogatyrev in modern
studies of folklore: collected articles and materials. Moscow, 2015 (In Russian)
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ
Принадлежность к организации
AUTHOR INFORMATION
Affiliation
Хаджиева Танзиля Мусаевна, кандидат
филологических наук, ведущий научный
сотрудник отдела фольклора, Институт
мировой литературы им. А. М. Горького
РАН, Москва, Россия; e-mail: tanzila_@
mail.ru
Tanzila M. Khadzhieva, Ph. D. (Philology), leading researcher, the Folklore Department, A. M. Gorky Institute of World Literature, RAS, Moscow, Russia; e-mail: tanzila_@mail.ru
Принята в печать 25.11.2016 г.
Received 25.11.2016.
Филологические науки / Philological Sciences
Оригинальная статья / Original Article
УДК 801.612.2 / UDC 801.612.2
Особенности современных орфоэпических норм
в русском и аварском языках
© 2016
Хасбулатова Х. М.
Дагестанский государственный педагогический университет,
Махачкала, Россия; e-mail: hasbulatovah@gmail.com
РЕЗЮМЕ. Цель. Описание вероятных видов звуковой интерференции и выявление закономерностей
восприятия и воспроизведения звуков русского языка. Методы. Лингвистический, теоретический, статистический методы. Анализ. Описаны основные фонетические и грамматические особенности в системах русского и аварского языков и выявлены их закономерности. Заключение. Взаимодействие
языковых систем в условиях двуязычия обусловлено сложностью восприятия носителями национальнорусского двуязычия и влияние аварского языка не является единственным фактором интерференции
русской речи билингвов.
Ключевые слова: звуковая интерференция, ударение, средства интонации, русский язык, аварский
язык.
Формат цитирования: Хасбулатова Х. М. Особенности современных орфоэпических норм в русском и
аварском языках // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Общественные и гуманитарные науки. Т. 10. № 4. 2016. С. 139-143.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
11
Размер файла
1 090 Кб
Теги
балкарцев, карачаевцев, pdf, мотивы, чудесного, нартском, рождения, эпос
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа