close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Очерковая проза Ильяса Гасанова..pdf

код для вставкиСкачать
90
••• Известия ДГПУ, №1, 2016
УДК 82(470.67)
ОЧЕРКОВАЯ ПРОЗА ИЛЬЯСА ГАСАНОВА
ILYAS GASANOV’S ESSAY PROSE
Рабаданова С. М.
Дагестанский государственный педагогический университет
© 2016
Rabadanova S. M.
Dagestan State Pedagogical University
© 2016
Резюме. В статье рассматривается документально-художественная проза И. Гасанова. Автор акцентрирует внимание на произведениях «Достойный» и «Неожиданный талант даргинцев», в которых очеркист, исследуя жизненный материал, не ограничивается констатацией самых фактов, а углубляется в микромир очеркового героя.
Abstract. The author of the article considers I. Gasanov’s documentary fiction. She draws the attention
on the works "Worthy man" and "Darghin people’s unexpected talent", in which the essayist, exploring
the living material, is not limited to ascertaining the facts as they are, but gets deeper into the essay hero’s
microspace.
Rezjume. V stat'e rassmatrivaetsja dokumental'no-hudozhestvennaja proza I. Gasanova. Avtor akcentriruet vnimanie na proizvedenijah «Dostojnyj» i «Neozhidannyj talant dargincev», v kotoryh ocherkist,
issleduja zhiznennyj material, ne ogranichivaetsja konstataciej samyh faktov, a uglubljaetsja v mikromir
ocherkovogo geroja.
Ключевые слова: очерк, факт, достоверность, образ, герой, типичность, диалог, публицистика.
Keywords: essay, fact, authenticity, image, character, typical character, dialogue, journalism.
Klyucheviye slova: ocherk, fakt, dostovernost', obraz, geroj, tipichnost', dialog, publicistika.
Ощутимую лепту в разработку жанра
очерка внес писатель Ильяс Гасанов. В его
творческом багаже мы обнаруживаем ряд
произведений – «Достойный» («Кабизлачевси»), «Чабан: без ярлыги» («Бyк1ун:
хъяйхъи агарли»), «Два солдата – две
судьбы» («К1ел бургъан – к1ел кьисмат»),
«Неожиданный талант даргинцев» («Даргала гьанагар пагьму»), – характеризующихся художественно-публицистической
направленностью. Автор-очеркист, не отказываясь от привычных художественных
средств, вводит в свою прозу документальный материал, реально существующих людей, факты их биографии, события общественной жизни. Очерки И. Гасанова, будучи продолжением его прозаической деятельности, впитали все особенности его творческой манеры [1. С. 89].
В очерках И. Гасанова чувствуется
стремление автора выйти из плена «голой» достоверности. Писатель-очеркист
старается ее осмыслить, художественно
воплотить, переработать. Автор четко
уяснил, что беспристрастное описание
действительности, отсутствие вдумчивого
отношения к социальным корням явления, прямолинейность изображения характера не дают ожидаемого результата –
эстетического и эмоционального воздействия на читателя. Он (читатель) может
остаться равнодушным к описываемому
событию или герою. Очеркисту же важно,
чтобы читателю полюбилось его произведение: ведь очерку принадлежит не только
познавательная, но и культурно-воспитательная миссия. А элементы беллетристики будут способствовать более глубокому, всестороннему раскрытию характера человека. Нужно отметить, что И. Гасанова больше интересуют характеры, поступки, внутренний мир героев, чем
немые цифры, холодная фактографичность. Можно, к примеру, сослаться на
очерк «Достойный».
Очерк И. Гасанова «Достойный» показывает, что автор освободился от односторонности, обнаружившей себя в потоке
очерковой прозы, выражавшейся в обри-
Общественные и гуманитарные науки •••
совке человека только как участника трудового процесса, как социального индивидуума; обогатился показом индивидуальных черт конкретной личности, раскрытием истории ее характера. Исследуя
жизненный материал, автор не ограничивается констатацией самих фактов. Он
проникает в душу очеркового героя, в его
мысли и переживания, проявляет интерес
к его психологии. Здесь публицистика не
подменяет образ, а насыщает его. И. Гасанову удается осуществить перенос реального образа в художественную плоскость.
Если в календарно-юбилейных очерках
человек, как правило, показан как руководящий работник, с широким использованием биографических данных, привлечением цифровых показателей трудовых
достижений рисуется сугубо социальный
его портрет, то в очерке "Достойный" показан живой человек, создан его полнокровный очерковый образ. Это достигнуто тем, что автор пытается художественно осмыслить достоверные факты
жизни. Он занят не столько описанием самих фактов, сколько их социальным исследованием.
По объему очерк «Достойный» невелик, не загроможден цифровыми показателями и фактами. Очеркист через привлечение нескольких жизненных фактов
из биографии своего героя пытается создать типизированный образ руководителя районного масштаба, всеми делами и
мыслями преданного одной цели: служению интересам народа [2. С. 112].
Социальную тему, поставленную в
очерке, – расхищение народного богатства
руководящим работником – автор пытается осветить через показ характера председателя райпо М. Суханова.
Работники районных учреждений просят председателя райпо выписать лесоматериал: нужно безотлагательно обновить
прогнившие полы детяслей и гостиницы.
И. Гасанов не перегружает повествование деталями и частностями, а с самого
начала вводит читателя в суть характера
очеркового героя. Повествование начинается с психологически ёмкого и индивидуально окрашенного диалога. Прием
диалога очеркистом использован не
только как средство развития повествования, но и в качестве инструмента психологической характеристики героя.
Приведем пример из текста:
91
– Ишбарх1и уркьли хирав? – хьарбаиб
сунела заместительлизи командировкаличивад чарухъунси райпола председательли.
– Хира…
– Чинара илди, райпола азбарлизир
чех1ейулрагу?
–
Хира-а-а…
ардухиб…
Х1ечи
зянкъх1едя-хъибу?
– Нуни хьарбиулра: чили ва чина ардухиба? Гъай зянкъличила ах1ен.
–…Нушани Буйнакъла базала «УралЗил» илала азбарлаб бац1барира…Х1ерила
г1ергъи чардухъунра…
– Чила азбарлизиб?
« – Сегодня доски получили? – спросил
вернувшийся из командировки председатель райпо у заместителя.
– Получили…
– А где же они? Не вижу их во дворе
райпо.
– Получили-и и… унесли... А вам не
звонили?
– Я спрашиваю: кто и куда их забрал?
Разговор не о звонке.
– …Мы выгрузили «Урал Зил» Буйнакской базы в ее дворе… Вернулись после
обеда…
– В чьём же дворе?»
Важную роль при обрисовке морального облика персонажей наряду с диалогом играет монолог. Монолог привлекается автором как средство глубокого исследования психологического состояния
своего героя. С его помощью он передает
мысли, переживания, воспоминания, размышления человека. В монологе выражается его отношение к происходящему:
Дуги-дугили сунела заместитель т1алабварили, райпола председательли иб:
– Вякьи шофер чеваргъахъа. К1илинра
бац1барибси машина к1илинра бирц1ра
бирц1ида. Ва – къалабали райпола азбарлизи… Вассалам, вакалам!
Х1ейгу-х1ейгули зам дураухъун. Иш
гьак1лис дурх1ядешла лямц1 беткахъибти
х1улби, аваданни х1ябрачиб берхъибси галга
тях1ярли къакълизирад дурадиркутиван,
иличи
х1ердик1утиванри:
«Пякьирли
х1ериэс балули х1ергар. Газетаби х1ясибли
х1ерируси адамличи мешули сай…Гьигьи… Х1еризигу кьац1ли х1елкъунси
т1ант1айчи. Х1якимла азбарлизирад уркьли дуракасес?! Х1уни! Гьи-гьи…».
«Вызвав своего заместителя среди
ночи, председатель райпо говорит:
– Иди, буди шофера. Вдвоем выгруженную машину вдвоем и загрузите. И –
92
быстро во двор райпо... Вассалам, вакалам!
Зам нехотя вышел. Потерявшие блеск
детства глаза, на этот раз как бы прорезавшись через его спину, похожую на привольно выросшее дерево на кладбище,
словно смотрели на него: «Похоже, жить
не умеет, бедняга. Напоминает человека,
живущего по газетам…Хи-хи… Посмотри-ка на ненаевшегося хлебом тантинца (от названия села Танти – Р. Б.). Вытащить доски из двора начальника?! Ты!
Хи-хи…».
С первых же строк очерка перед нами
предстает образ человека, приверженца
справедливости, честности, добропорядочности. Он решился поставить заслон
безотчетному владычеству руководителя
более высокого ранга, который без стеснения распоряжается общественными средствами.
Очерк написан с художественными подробностями, с вниманием к конкретной
характеристике человека, обнаруживающего в критических ситуациях величественность и внутреннюю силу. Очерковый герой вступает в столкновение с вышестоящим руководителем. Он прежде
всего заботится не о собственной репутации, а о нуждах людей.
Дугила кьанси замана илини телефоннизибад хьунул адамла т1ама иргъули сай:
– Мях1яммад, дила урши, уркьли нушала
азбарлизир сари, цакамти х1яжатдикибтири…Гьалавла председательли чесибсири…Х1ечи зянкърик1ули хьалли, х1у варгес х1ериубра.
– Нуни х1ела зянкъла мурад аргъира, –
х1ейгу-х1ейгули иб Мях1яммадли, хьунул
адамла т1амалис жаваб лугули. – Черрерхи,
чеасибси адам Ахъушав х1ерирули сай, чиналра арякьи ах1ен…Нуни ил барес х1ейрус. Уркьли детяслила х1яжатунас хибти
сари. Г1урра черрерхи, х1ейрус илди х1ед гес.
Х1якимли т1амаличил трубка игьуб».
«Поздней ночью из телефонной
трубки доносится голос женщины:
– Магомед, сын мой, доски в нашем
дворе, немного понадобились... Бывший
председатель обещал… Хоть и звонила
тебе, не нашла.
– Я понял цель вашего звонка, – сказал
нехотя Магомед, отвечая на голос женщины. – Извините, обещавший находится
в Акушах, никуда не уехал... Я не смогу
этого сделать. Доски завезены для нужд
детского сада. Еще раз извините, не могу
их вам отдать.
••• Известия ДГПУ, №1, 2016
Начальник с шумом бросила трубку».
Очеркист прослеживает не всю жизнь
человека, а сосредоточивает свое внимание на отдельных моментах, в которых с
наибольшей яркостью проявляется как
его характер, так и смысл общественной
деятельности. Очерк построен на остром
жизненном конфликте, через привлечение частных, отдельных фактов раскрывается характер прямолинейного, решительного, бескомпромиссного руководителя, отстаивающего интересы народа.
Показан он психологически ярко, разносторонне [3. С. 104].
Столкновение происходит вследствие
того, что нижестоящий руководитель
идет на смелый шаг: решает пойти наперекор воле своего начальника – партийного руководителя районного масштаба,
пользующегося государственным имуществом в личных целях. Конфликт способствует раскрытию характера очеркового
героя. Через характер познается социальная природа обстоятельств.
Образ публицистического героя создан
не с использованием каких-то лозунговых, громогласных выражений, а взвешенными и эмоционально сдержанными
средствами. И поэтому органично воспринимается он читателем, хотя при суммировании его профессиональных и человеческих качеств выглядит несколько идеализированным. Автор в характере очеркового героя подметил черты ума и благородства, кристальную чистоту души, глубокую нравственность, железную волю,
душевную красоту, любовь к своему делу,
умение мыслить широко. Очерковый герой показан не только как руководящий
работник. Автор дает сведения из жизни
председателя и воссоздает в нашем воображении образ заботливого, преданного и
душевно щедрого человека – брата, отца и
хлебосольного хозяина.
Очерковый герой подкупает читателя
своей гражданской мужественностью,
приверженностью к высоким моральноэтическим принципам, нетерпимостью к
лицемерию, подхалимажу, угодничеству.
Из приведенных в очерке фактов становится ясно, что М. Суханов прошел суровую школу жизни: еще в детстве лишился
родительского тепла, сполна испил сиротскую чашу невзгод, ему пришлось преодолеть немало жизненных барьеров. Но
жизненные неурядицы его нравственно
закалили.
Общественные и гуманитарные науки •••
Обстоятельства в очерке И. Гасанова не
заслоняют характер, служат более полному его выявлению и раскрытию. События жизни излагаются сжато. Очеркист
подбирает убедительные факты и обобщает их. Информативный материал подается органично. Все события переданы через собственное мировосприятие. Событийные звенья связываются авторской
мыслью. Публицистический образ достигает типичности. Типичность получена
путем переключения индивидуальной
биографии в план широкого социального
обобщения.
Портрет документального героя удачно
выписан и согрет сердечностью, теплотой.
И это как бы передается читателю, оказывает
на него непосредственное воздействие.
Стремление автора вызвать в сознании и
чувствах читателя определенный эффект достигает своей цели.
Наряду с чисто человеческими достоинствами, персонаж очерка наделен и образнопоэтическим восприятием жизни. Когда
очерковый герой на практике добился торжества благородной идеи над человеком,
стоящим на служебной лестнице выше, чем
он сам, автор пишет: Г1янруч1ла берх1ила
нур, илала някъ ц1ац1абарес дигусиван, гьалаклири чеваргъибси Мях1яммадличи ва
улкьайла шишаличи къячбикун. – «Утренний
солнечный луч, как будто хотел поздороваться с ним за руку, спешил к проснувшемуся Магомеду и коснулся оконного стекла».
Свое сердечное отношение к описываемому человеку автор высказывает прямыми
и убедительными, художественно действенными средствами: Цагьат1и бузерила барх1и
– цагьат1и халкь багьанданси жал
бех1бирхьулри; Сунела г1ямрулизив сецад
бурх1ни х1ериуб виалра Мях1яммад, савли
абилзуси берх1или ил гьачамалра ватх1етур
някъ ц1ац1ах1ебарили. – «Еще один трудовой день – начинался еще один спор за
народ»; «Сколько дней ни прожил бы Магомед за свою жизнь, утром встававшее солнце
ни один день не оставляло его, не поздоровавшись за руку».
В оригинале это звучит впечатляюще и
ясно осознаешь, что оно мастерски написано
кистью художника. Ведь не только люди, но
даже явления природы (Солнце) оказываются на стороне благородных людей. Это
обобщение заостряет художественно-публицистический пафос очерка. Для создания
полноценного очеркового образа характеристика персонажа дополняется отзывами
близких.
93
Автор не нивелирует, не приукрашивает
жизнь, ее противоречия, коллизии. Из повествования видно, что судьба очеркового
героя решилась вполне закономерно, логически верно, жизненно достоверно: М. Суханов больше не числился в списках руководителей района, так как вместо обеспеченной и
спокойной жизни он предпочел справедливость. Самое главное для этого благородного
человека – не идти на сделку со своей совестью.
Теперь он вновь председатель сельского
совета и учитель в своем родном селе Танти.
Недоброжелатели встречаются и в родном
ауле. Они настрочили не одну анонимку на
него, и вот одна из таких жалоб: Шилизи
бак1ибти бахъалтигъунти г1ях1ли Сух1янов
Мях1яммадли сунечи арбикули сай… «Суханов Магомед водит к себе многих гостей,
пришедших в село…» И это – обвинение
председателю!
Портрет героя очерка не только беллетристически проанализирован, но и публицистически «собран»: Сейк1ес вирара, ил
х1ейгутанира, сабира шакх1ебикили, илис
илгъуна ахъси кьимат лугух1ели, адамлизирти адамдеш чедаахъес багьандан илгъуна
далил кес чевкъули саби илдас. «Что и говорить, когда и те, кто не любит его, дают, и
сами не догадываясь, такую высокую
оценку, чтобы показать человечность в человеке, им приходится приводить /такой/ вывод».
Очерк заканчивается выразительными
публицистическими строками, они звучат
как вывод из нарисованной выше картины:
Рахли Т1ант1ила шилизи даэс кьадарбиалли,
г1ях1ладли гьардак1ирая ил г1ядатла дубурлайчи. Ил х1улк1ули гьунивиур х1ушаб. «Если
вы окажетесь в селении Танти, заходите в
гости к этому обычному горцу. Он вас примет с радушием!"»
Очерк подкупает, прежде всего, стилем
изложения материала. Он привлекает своей
простотой и органичностью. В нем нет лишних деталей, чужеродных событий, наспех
написанных фраз, вычурных, избитых выражений, риторических возгласов. И это
позволило автору донести до читателя живые факты в их естественном виде.
Очерк И. Гасанова «Неожиданный талант
даргинцев» посвящен известному художнику Расулу (Рассо) Магомедову – человеку
трудной судьбы, которому пришлось преодолеть немало жизненных невзгод: рано
осиротел, на долгие годы был разлучен с братьями, часть жизни прожил на чужбине.
И лишь благодаря русской женщине, воспитавшей его, жизнь не потеряла смысл.
94
Описывая личную жизнь очеркового героя и перипетии его судьбы, автор дает картину общественной жизни. Он занят не
столько детальным описанием его безрадостной судьбы, жизненных коллизий,
сколько старается осмыслить судьбу конкретного человека в контексте истории
нашей страны периода Великой Отечественной войны, когда коренных жителей – чеченцев, ингушей, калмыков, карачаевцев –
насильственно переселили из родных мест в
Среднюю Азию – Узбекистан и Казахстан.
Обращение к документу за подписью небезызвестного Л. Берия о насильственном
переселении вышеназванных народностей
не становится для И. Гасанова самодостаточным. Очеркист смотрит на жизнь отдельного человека сквозь призму судеб сотен тысяч людей, вынужденных покинуть родной
кров и обживать чужие края.
«Неожиданный талант даргинцев» не
ограничивается простой публицистической
оценкой фактов. Он насыщен глубоким социально-философским содержанием. Факты
приобретают высокое художественное звучание, и все они приведены единственно для
того, чтобы раскрыть характер изображаемого человека, чтобы достичь типического
обобщения. И. Гасанов мастерски показывает, что в портретах, гобеленах маститого
художника творчески преломляется его личная судьба, что краски жизни нашли художественное воплощение в его творчестве. Очеркист не увлечен описанием каких-то отдельных эффектных или внешне броских фактов
••• Известия ДГПУ, №1, 2016
и событий из жизни героя. Автор осмысливает перипетии жизни художника, ищет ответы на вопросы: что послужило основой его
картин, насколько они жизненны и художественно убедительны, в чем секрет их обаяния и признания.
Кроме своих личных наблюдений и размышлений, И. Гасанов приводит здесь и
мнения коллег по работе, отзывы художников, зрителей, что помогает ему разносторонне осветить образ художника.
В документально-художественной прозе
И. Гасанова весомое место занимают лирические очерки (в авторском названии – «дарганеллы»). Исследователь дагестанской литературы А. Вагидов о «дарганеллах» И. Гасанова пишет следующее: «Лирический
очерк, взятый на вооружение автором…подкупает не только выбором героев для повествования, но и способами художественной
интерпретации жизненного явления или человеческого характера. Носителем лучших
черт горца порой выступает безызвестный
выпускник школы или рядовой преподаватель вуза, простой крестьянин. Типизация
характера достигается и путем передачи
наиболее существенных поступков героев,
их прошлого и настоящего и путем их авторской оценки» [3. С. 21].
В «дарганеллах» И. Гасанова деталь имеет
большое значение. Они также отличаются
стилистико-языковыми
особенностями.
В их основе лежат боль и страдание за свой
народ, за лучших представителей нации.
Литература
1. Абакарова Ф. О.Очерки даргинской советской литературы. Махачкала , 1996. 2. Ахмедов С. Х. Художественная проза народов Дагестана. Махачкала, 1996. 3. Вагидов А. М. Восхождение к единству: общесоюзный литературный процесс и своеобразие художественного опыта даргинской литературы. Махачкала, 1991.
References
1. Abakarova F. O. Essays of the Darghin soviet literature. Makhachkala, 1996. 2. Akhmedov S. Kh. Dagestan peoples’ fiction. Makhachkala, 1996. 3. Vagidov A. M. Ascent to the unity: all-Union literary process
and the uniqueness of the artistic experience of the Darghin literature. Makhachkala, 1991.
Literatura
1. Abakarova F. O. Ocherki darginskoj sovetskoj literatury. Mahachkala, 1996.
2. Ahmedov S. H.
Hudozhestvennaja proza narodov Dagestana. Mahachkala, 1996. 3. Vagidov A. M. Voshozhdenie k edinstvu:
obshhesojuznyj literaturnyj process i svoeobrazie hudozhestvennogo opyta darginskoj literatury. Mahachkala, 1991.
Статья поступила в редакцию 09.06.2015
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
8
Размер файла
1 055 Кб
Теги
ильяса, гасанова, pdf, очерковая, проза
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа