close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Принципы концептуализации имиджевых подсистем синтетической языковой личности в пространстве концертной визуализации (общие положения)..pdf

код для вставкиСкачать
КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
УДК 008, 81; 130.3
Иванов Дмитрий Игоревич
кандидат филологических наук, доцент
Ивановский государственный университет
Ivan610@yandex.ru
ПРИНЦИПЫ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ИМИДЖЕВЫХ ПОДСИСТЕМ
СИНТЕТИЧЕСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ
В ПРОСТРАНСТВЕ КОНЦЕРТНОЙ ВИЗУАЛИЗАЦИИ
(ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ)
В рамках данного материала мы рассмотрим основные принципы концептуализации имиджевых подсистем
в пространстве концертной концептуализации. В контексте изучения логоцентрической модели СЯЛ все актуализованные в пространстве концертной визуализации исполнительские визуальные элементы можно объединить
в три группы. Причем каждая группа должна рассматриваться как специфическая имиджевая подсистема синтетической языковой личности рок-поэта. Первую имиджевую подсистему можно назвать перфомативно-декорационной. Она включает в себя оформление сцены (специфические декорации, световое и анимационное оформление сцены), использование различных спецэффектов. Вторая, перфомативно-кинесическая имиджевая подсистема
СЯЛ, состоит из мимических, пластических и пантомимических элементов. В рамках третьей, перфомативно-масочной имиджевой подсистемы, актуализируются такие элементы, как прическа, грим, сценический костюм и разнообразные сценические аксессуары.
Принципиально то, что в рамках моделирования СЯЛ логоцентрического типа каждая из представленных
имиджевых подсистем наделяется особыми семантическими, концептуальными свойствами. Более того, все имиджевые подсистемы, актуализированные в пространстве концертной визуализации, генетически связаны не только
между собой, но и с другими элементами имиджа рок-поэта, реализующимися за рамками концертного перфоманса, которые, в свою очередь, вписаны в общую структуру СЯЛ.
Концептуализация каждой имиджевой подсистемы и их семантическая целостность обусловливается двумя
факторами: во-первых, специфическими характеристиками рок-концерта как особого концептуального пространства, в рамках которого реализуется общая когнитивно-прагматическая программа моделирования СЯЛ рокпоэта. Во-вторых – спецификой положения и роли личности лидера рок-группы в рамках концертной визуализации.
Ключевые слова: синтетическая языковая личность, концертная визуализация, имиджевые подсистемы синтетической языковой личности, рок-культура, когнитивно-прагматическая программа.
П
режде чем говорить о принципах
концептуализации имиджевых подсистем синтетической языковой личности (СЯЛ) в пространстве концертной визуализации, необходимо сказать о том, что СЯЛ
понимается нами как полисемиотическая, поликодовая когнитивно-прагматическая единица, существующая и развивающаяся одновременно в нескольких семиотических зонах. Она может быть
рассмотрена как частная реализация, фрагмент
дискурсивной личности и, одновременно, как самостоятельная когнитивно-прагматическая субъектная единица. Она имеет особую внутреннюю
и внешнюю структуру [4–6]. Внутренняя структура СЯЛ включает в себя три основных уровня:
1) лингвосемиотический; 2) когнитивно-прагматический; 3) ассоциативно-интерпретационный [7–9]. Внешняя формальная структура состоит
из четырех компонентов: 1) вербального; 2) артикуляционного; 3) музыкального; 4) имиджевого.
В рамках данного материала мы более подробно
рассмотрим основные принципы концептуализации имиджевых подсистем СЯЛ в пространстве
концертной концептуализации.
В рамках концертной визуализации, которую,
по мнению исследователей, можно разделить на
«сюжетную, декорационно-спецэффектную и комплексную (сочетающую первое и второе)» [1,
с. 110], актуализируется специфическая система
262
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова
№ 7, 2014
исполнительских визуальных элементов. К ним
можно отнести, «во-первых, всё то, что, так или
иначе, связано с оформлением сцены (если речь
идет о рок-концерте), то есть декорации, цвет, свет,
интерьер, те или иные детали; во-вторых, расположение исполнителей на сцене; в третьих, внешний
вид исполнителей – грим, костюм, музыкальный
инструмент» [3, с. 56–57].
Размышляя о природе исполнительских визуальных элементов рок-композиции, Ю.В. Доманский замечает, что «все названные элементы имеют
аналоги среди традиционных элементов литературного произведения, причем эти элементы соотносятся и с родовым делением литературы, а точнее с ее возможной редукцией в рок-искусстве,
или же, если угодно, синтезом всех трех родов:
оформление сцены может быть соотнесено с категорией художественного пространства, категорией,
характерной для эпики, и для лирики, и для драмы; расположение исполнителей на сцене – с эпической системой персонажей, драматургической
мизансценой и лирическим субъектом (многоликим в нашем случае); внешность исполнителей –
портретом, проецируемом опять-таки на все три
рода – на эпического персонажа, на действующее
лицо в драме, на лирического героя» [3, с. 59].
На наш взгляд, в контексте изучения логоцентрической модели СЯЛ все актуализованные
в пространстве концертной визуализации испол© Иванов Д.И., 2014
Принципы концептуализации имиджевых подсистем синтетической языковой личности...
нительские визуальные элементы можно объединить в три группы. Причем каждая группа должна
рассматриваться как специфическая имиджевая
подсистема синтетической языковой личности
рок-поэта. Первую имиджевую подсистему можно
назвать перфомативно-декорационной. Она включает в себя оформление сцены (специфические
декорации, световое и анимационное оформление
сцены), использование различных спецэффектов.
Вторая, перфомативно-кинесическая имиджевая
подсистема СЯЛ, состоит из мимических, пластических и пантомимических элементов. В рамках третьей, перфомативно-масочной имиджевой
подсистемы, актуализируются такие элементы,
как прическа, грим, сценический костюм и разнообразные сценические аксессуары.
Принципиально то, что в рамках моделирования СЯЛ логоцентрического типа каждая из
представленных имиджевых подсистем наделяется особыми семантическими, концептуальными
свойствами. Более того, все имиджевые подсистемы, актуализированные в пространстве концертной визуализации, генетически связаны не только
между собой, но и с другими элементами имиджа
рок-поэта, реализующимися за рамками концертного перфоманса, которые, в свою очередь, вписаны в общую структуру СЯЛ.
Концептуализация каждой имиджевой подсистемы и их семантическая целостность обусловливаются двумя факторами: во-первых, специфическими характеристиками рок-концерта, как
особого концептуального пространства, в рамках
которого реализуется общая когнитивно-прагматическая программа моделирования СЯЛ рок-поэта.
Во-вторых – спецификой положения и роли личности лидера рок-группы в рамках концертной визуализации. Рассмотрим каждый из обозначенных
факторов более подробно.
С наступлением «героических восьмидесятых»
(с переходом рока от субкультуры к контркультуре)
начинает активно развиваться «стадионный» вариант русского рока. Именно в это время происходит
определенный пересмотр, переоценка сущностных
характеристик рок-концерта, который «является тем
пространственно-временным континуумом, где разворачивается ритуализованное рок-действо, цель
которого заключается в создании так называемой
концертной ауры» [11, с. 48]. С уверенностью можно говорить о том, что с выходом рок-музыкантов
на «большую» сцену концертная аура [2] как основной инструмент создания исповедальной атмосферы, «мистического единения публики и музыкантов» [11, с. 49] существенно трансформируется.
О.Э. Никитина, сравнивая сущностные характеристики концертной ауры субкультурного «квартирного» и контркультурного «стадионного» вариантов
концертной визуализации, справедливо замечает:
«Мистическое единение публики и музыкантов по
существу было возможно только в период существования русского рока как субкультуры, когда
единственной формой публичного функционирования рока являлся квартирный концерт. В его рамках
формировались эзотерические мифы и соответствующая им система обрядов, в рамках которых актуализировались отдельные специфические концептуальные элементы имиджа рок-музыканта (курсив
мой. – Д.И.) <…> Рок-поэт с гитарой в кругу “посвященных” воспринимался как “один из…”, но обладающий социально ценным качеством – способностью переводить житейские отношения в сферу
поэтического. В момент перерождения рока в контркультуру и выхода на “большую” сцену возникает
сценический барьер, характерный для театра. Отсутствие на рок-концерте непосредственного общения между музыкантами и зрителями разрушает их
мистическое единение» [11, с. 49].
Возникновение подобного барьера, в котором
«сцена становится границей между миром рокидолов и миром их поклонников» [11, с. 49], приводит к дестабилизации целостности восприятия
общей когнитивно-прагматической программы
(КПП) СЯЛ, реализуемой в рамках рок-концерта,
и даже к полной нейтрализации сакрализованной
атмосферы рок-действа, сущность которой состоит
в обмене энергией через активизацию «духовного
единения» рок-героя и воспринимающего сознания слушателя-зрителя.
Всё это заставляет рок-музыкантов искать
и вводить в пространство рок-концерта новые,
дополнительные концептуальные элементы, помогающие преодолеть этот барьер и восстановить
целостность восприятия КПП и «потерянную»
концертную ауру. В качестве основного инструмента возрождения утраченных свойств рок-концерта
музыканты, адаптируясь к условиям «стадионной»
эстетики рок-действа, начинают использовать
специфические визуальные элементы: декорации,
цветосветовое оформление сцены, элементы сценического имиджа (костюм, грим, различные аксессуары, особенности поведения на сцене и т.д.).
В «стадионном» варианте русского рока они,
как правило, меняют свой статус и начинают восприниматься как обязательные, конститутивные
элементы концертной визуализации. Нетрудно заметить, что это как раз те элементы, из которых
впоследствии формируются названные выше подсистемы имиджевого компонента синтетической
языковой личности.
Здесь же укажем, что по пути визуализации
идут не только «группы, находящиеся на периферии рок-движения, не успевшие или не сумевшие
обрести популярность в период контркультуры
(“АВИА”, “Звуки Му”)» [10, с. 30], но и группы,
занимающие центральное положение в культуре
русского рока («Алиса», «Наутилус Помпилиус»,
«ДДТ», «Калинов Мост» и многие другие).
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова
№ 7, 2014
263
КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
Для нас важно, что ситуация выбора и введения
того или иного «специфического», условно «дополнительного» визуального элемента в пространство концертной визуализации (которая «оказывается гораздо ближе не собственно к театральному
искусству, а к тем ритуалам, из которых театр произошел» [11, с. 49]), полностью контролируется
сознанием рок-поэта. В результате этого активизируется процесс концептуализации визуальных
элементов, которые наделяются новым статусом
и переходят в структуру имиджевого компонента
СЯЛ и, соответственно, становятся визуальными
инструментами реализации общей когнитивнопрагматической программы моделирования СЯЛ
того или иного рок-поэта.
Специфика процесса формирования, группировки, концептуализации и своеобразного «перевода» визуальных элементов концертной визуализации в структуру имиджевого компонента СЯЛ
определяется не только особыми характеристиками «стадионной» эстетики русского рока, но и
особенностями статуса рок-героя в пространстве
концертной визуализации.
Лидер рок-группы, особенно в пространстве
«героической» эпохи русского рока, – это своеобразный концептуальный центр всего, что происходит на сцене (эзотерический ритуал) и за сценой,
в пространстве зрительного зала (экзотерический
ритуал). Рок-герой, в контексте театрализации рокискусства, с помощью особых концептуальных
средств, актуализированных на разных уровнях
его СЯЛ (вербальном, музыкальном, артикуляционном и имиджевом), через создание мистической атмосферы духовного единства несет в мир
особое сакральное знание, сконцентрированное
в его когнитивно-прагматической программе. При
этом рок-поэт «не актерствует, не играет, или, по
крайней мере, хочет верить и хочет, чтобы верили другие, что он не актерствует и не играет, иначе это разрушило бы концептуальный стержень
рока – искренность». В результате специфическими свойствами наделяется само понятие театральности рок-искусства, которая «определяется как
театральность самораскрытия <…> аффективного
самовыражения рок-поэта» [11, с. 50].
Таким образом, в этом контексте всё, что воплощено на сцене в рамках рок-концерта, в том числе
и визуальные компоненты, на базе которых формируются перфомативно-декорационная, перфомативно-кинесическая, перфомативно-масочная
подсистемы имиджевого компонента СЯЛ, начинают восприниматься как особые концептуальные
264
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова
№ 7, 2014
знаки СЯЛ, выполняющие функцию инструментов
реализации общей когнитивно-прагматической
программы моделирования СЯЛ.
Библиографический список
1. Гавриков В.А. Русская песенная поэзия ХХ
века как текст. – Брянск: ООО «Брянское СРП
ВОГ», 2011. – 634 с.
2. Гурьев С. Движение в сторону ауры // За
зеленым забором. – 1989. – № 2. [Электронный
ресурс]. – Режим оступа: http://grob-hroniki.org/
article/1989/art_1989-07-xxa.html (дата обращения:
12.03.2015).
3. Доманский Ю.В. Рок-поэзия: исполнительский визуальный субтекст // Русская рок-поэзия:
текст и контекст. – Екатеринбург; Тверь: УрГПУ,
2014. – Вып. 15. – С. 56–68.
4. Иванов Д. И. Дискурсивный аспект анализа русской языковой личности в пространстве
рок-культуры // Мир русского слова («МИРС»). –
2010. – № 2. – С. 23–34.
5. Иванов Д. И. Способы ризоматизации роктекста в контексте изучения синтетической языковой личности // Вестник Томского государственного университета. – 2014. – № 378. – С. 6–17.
6. Иванов Д. И. Воспринимающее сознание слушателя-зрителя как конститутивный компонент
структуры синтетической языковой личности // Вестник Костромского государственного университета
имени Н.А. Некрасова. – 2014. – № 2. – С. 361–365.
7. Иванов Д. И. Артикуляционный компонент
синтетической языковой личности // Вестник Костромского государственного университета имени
Н.А. Некрасова. – 2015. – № 1. – С. 219–223.
8. Иванов Д. И. Вербальный компонент синтетической языковой личности: специфика функционирования концептуальных фраз // Мир русского
слова («МИРС»). – 2013. – № 2. – С. 14–21.
9. Иванов Д. И. Структура вербального компонента языковой личности: система базовых контекстурологем // Вестник Российского университета
дружбы народов. Серия: Русский и иностранные
языки и методика их преподавания. – 2013. –
Вып. 3. – С. 5–12.
10. Кормильцев И., Сурова О. Рок-поэзия в русской культуре: возникновение, бытование, эволюция // Русская рок-поэзия: текст и контекст. –
Тверь: ТвГУ, 1998. – С. 5–33.
11. Никитина О.Э. Рок-концерт как ритуальное
действо // Русская рок-поэзия: текст и контекст. –
Екатеринбург; Тверь: УрГПУ – ТвГУ, 2008. –
Вып. 10. – С. 48–57.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа