close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Элементы чеченской народной лирики и героико-эпических песен илли в романе С. -Б. Арсанова «Когда познается дружба».pdf

код для вставкиСкачать
Общественные и гуманитарные науки •••
95
УДК 82-31(470.661)
ЭЛЕМЕНТЫ ЧЕЧЕНСКОЙ НАРОДНОЙ ЛИРИКИ
И ГЕРОИКО-ЭПИЧЕСКИХ ПЕСЕН ИЛЛИ
В РОМАНЕ С.-Б. АРСАНОВА «КОГДА ПОЗНАЕТСЯ ДРУЖБА»
ELEMENTS OF THE CHECHEN FOLK LYRICS
AND ILLI HEROIC EPIC SONGS IN "WHEN THE FRIENDSHIP
BECOMES KNOWN" NOVEL BY S.-B. ARSANOV
Хажбикарова М. И.
Чеченский государственный университет
© 2016
Khazhbikarova M. I.
Chechen State University
© 2016
Резюме. В статье исследуются использованные в романе С.-Б. Арсанова «Когда познается
дружба» фольклорные поэтические тексты (в первую очередь героико-исторические песни
«илли»), анализируется жанровое разнообразие песен, исполняемых персонажами романа. В этом
контексте особое внимание уделено также образу сказителя Джабраила, одного из самых значительных персонажей романа, являющегося основным носителем духовного наследия народа.
Также анализируется авторское отношение к персонажам, выраженное в акцентах и интонациях.
Abstract. The article deals with folk poetic texts (primarily "illi" heroic and historical songs) used in
"When the friendship becomes known" novel by S.-B. Arsanov. The author analyzes the of genres variety
of songs, performed by the characters in the novel In this context, the special attention is also paid to Dzhabrail the narrator’s image, one of the most significant characters of the novel, who is the main carrier of the
spiritual heritage of the nation. She also analyzes the author's attitude to the characters, expressed in the
accents and intonations.
Rezjume. V stat'e issledujutsja ispol'zovannye v romane S-B. Arsanova «Kogda poznaetsja druzhba»
fol'klornye pojeticheskie teksty (v pervuju ochered' geroiko-istoricheskie pesni «illi»), analiziruetsja
zhanrovoe raznoobrazie pesen, ispolnjaemyh personazhami romana. V jetom kontekste osoboe vnimanie
udeleno takzhe obrazu skazitelja Dzhabraila, odnogo iz samyh znachitel'nyh personazhej romana, javljajushhegosja osnovnym nositelem duhovnogo nasledija naroda. Takzhe analiziruetsja avtorskoe otnoshenie
k personazham, vyrazhennoe v akcentah i intonacijah.
Ключевые слова: народная лирика, песня, фольклорные мотивы, историзм, внутренний мир
героя, контрастность, стилизация.
Keywords: folk lyrics, song, folklore motives, historicism; character’s inner world, contrast, stylization.
Kljuchevye slova: narodnaja lirika, pesnja, fol'klornye motivy, istorizm, vnutrennij mir geroja, kontrastnost', stilizacija.
Роман старейшего писателя Саид-Бея
Арсанова «Когда познается дружба» – первое крупное эпическое произведение чеченской литературы – с момента первого издания (Алма-Ата, 1956) до конца прошлого
столетия переиздавался на русском и чеченском языках еще несколько раз. Критика
тех лет охарактеризовала его как историкореволюционный роман, в «котором нет
ложной традиционной экзотики, и горцы
поданы с подлинным знанием их быта и
психики» [5. С. 86]. В этом, как нам пред-
ставляется, кроется основная причина неиссякаемого интереса к этому произведению,
в котором удивительная правдивость и реальность образов связаны с актуальностью
исторических, морально-этических и эстетических проблем, поднимаемых автором.
Действительно, писателю удалось показать
национальные черты своего народа, богатство его духовного мира. По верному замечанию Х. В. Туркаева, «в создании национального колорита романа, своеобразного
психологического и эмоционального об-
96
лика героев» значительную роль сыграл чеченский фольклор [4. С. 142]. Надо отметить, что отдельные фрагменты чеченских
героико-исторических песен «илли», неповторимые национальные мотивы других
фольклорных произведений, которые органично вплелись в художественную ткань
романа, действительно помогли писателю в
реализации творческого замысла.
Особенно важную роль играют фольклоризмы в первой части романа, где описывается жизнь чеченского дореволюционного села. Глубокое знание народных обычаев и традиций, устного творчества помогает писателю с этнографической точностью и необычайной проницательностью
отразить национальную специфику характеров чеченцев конца ХIХ-начала ХХ вв.
Многие персонажи романа – добрый и порывистый Арсби, тихая и скромная Хадижа
– мать Арсби, смелый и напористый Джо,
мудрый и спокойный Джабраил, алчный
Хажибекир – напоминают фольклорных героев. Тем не менее, преодолевая эту «заданную» фольклорность образов, С.-Б. Арсанову удалось придать психологическую
конкретность каждому герою, изобразить
их внутренний мир и переживания, определить и описать этапы внутреннего развития
изначальной заданности. Поэтому, в отличие от фольклорных статичных образов,
образы романа «Когда познается дружба»
предстают в динамике своего развития. Они
историчны и в силу этого имеют реалистическое наполнение. При этом свойства и
особенности характеров высвечиваются по
мере развития событий романа. Автор часто использует фольклорный по своему
происхождению художественный прием
контрастного изображения и раскрытия характеров героев через их действия, поступки, внутренние размышления.
Действия песенных героев, безусловно,
носят в литературных произведениях глубокий смысл и морально-этическое представление о смелых горцах и их героическом поведении.
Одним из самых ярких образов в романе
является сказитель Джабраил, с которым
считаются все – как односельчане, так и
представители власти.
В образе сказителя Джабраила автор воплотил все самые положительные качества
мудрого и достойного уважения человека.
Героические песни «илли», которые исполняются им, позволяют читателю наглядно
представить себе в общих чертах всю этническую историю чеченского народа.
Через Джабраила, воспевающего героические подвиги героев народного эпоса ми-
••• Известия ДГПУ, №1, 2016
нувших времен, автор передает боль и радость своего многострадального народа. Он
не только заставляет людей мысленно возвращаться в былое, но и рождает в каждом
из них чувства достоинства, мужества и человеческого сострадания:
Майра кIентий, ткъа муьлхарниг ала аса
шуна? Къоналла дIа муха йоьду? Я болато
суйнаш муха туьйсу? Я муха хIоьттира барзана тIера чо ира, вайн наноша вай дечу буса?
Я муха цIогIа деттара цIокъалоьмоь вайна
цIераш тохкучу дийнахь?.. [1. С. 30]. «Храбрые к'анты! Что мне спеть? Как уходит молодость? Как от булата сыплются искры?
Или о том, как вздыбились волосы на волчьей шкуре, когда нас рожали наши матери?
Или же, как ревел тигр в тот день, когда нам
давали имена?..», – спрашивает сказитель
своих товарищей, настраивая струны своего дечиг-пондара.
И вот зазвенел пондар. Товарищи тесным кольцом обступили Джабраила и подхватили за ним скорбную песнь о храбром
наезднике, погибшем в бою…
Слушают друзья. Жилы вздулись на висках, на лбу… На губах бродит злая усмешка:
какие там князья у вольных нахчой! Позор
Кагерману! Разве истинный горец перейдет
на сторону врагов?..
Ой, как поет Джабраил! Друзья слушают
его с горящими глазами. Сдаваться?
Юноши невольно качают головами. Велика
сила песни народной! [1. С. 25-26].
В этой картине мы видим, насколько автор хорошо описывает не только внутреннее состояние героев романа, но и огромную силу народной песни, ее историческое
и морально-эстетическое воздействие на героев.
В столь небольшом отрывке «илли» затронуто несколько тем, касающихся самых
высоких достоинств человека: чести, мужества, отваги, восприятия и сопереживания
чужой боли и радости как своей собственной… Здесь, кажется, каждый из находящихся рядом с Джабраилом во время исполнения им «илли» готов в сию же минуту
идти на самый страшный кровопролитный
бой, и, не выходя из него побежденным,
остаться в памяти людей отважным героем
на века.
Контрастное изображение образов многократно повторится в романе, пройдет через него лейтмотивом, помогая автору
структурно объединять описания жизни и
деятельности героев не только в чеченском
селе, но и в других селах и городах России.
Влияние фольклорной песенно-эпической традиции в романе обнаруживается и
при анализе способов и приемов изображе-
Общественные и гуманитарные науки •••
ния положительных и отрицательных героев. К разряду последних в романе обычно
относятся представители царской администрации и феодально-буржуазной верхушки села и города. В роли положительных героев обычно выступают представители горской бедноты, рабочего класса и передовой интеллигенции.
Однако эта в определенной мере фольклорная «заданность» социальной принадлежности разных типов героев не мешает
писателю проявлять свою позицию при
каждом конкретном описании положительного или отрицательного героя. Она проявляется в особых авторских акцентах и в интонациях при описании действий, поступков, внутренних чувств и побуждений. Так,
у отрицательных героев переживания всегда связаны с низменным желанием новых
приобретений для хвастовства, щегольства
или удовлетворения похоти и чрезмерного
самолюбия. Отрицательные персонажи в
романе, как правило, несдержанны в своих
чувствах, не соблюдают народный этикет и
обычаи, готовы совершить любую подлость ради удовлетворения своих низменных желаний. Автор очень умело использует ситуативные этикеты при определении
свойств и качеств такого рода героев, дополняя их имена прозвищами по роду деятельности: «лавочник», «барантовод», «овцевод». Так, Исмаил и Шепи проиграли на
скачках и чувствуют себя «пристыженными» и «обозленными». Они винят в
своих неудачах «несчастных» животных и
подвергают их «свирепым» истязаниям.
Подчеркнуто другой тип отношений со
своими скакунами свойственен положительным героям – Арсби и Джо. У них
наблюдается взаимопонимание со своими
конями, что с положительной стороны характеризует и их самих.
Особое место уделяет С.-Б. Арсанов описаниям взаимоотношений Арсби со своим
любимым конем Соколом. В этих описаниях ощущается влияние песенно-эпической традиции. Так, «в героико-исторических песнях «илли» высоко ценится дружба
песенного героя со своим конем. Герой
илли всегда обращается к коню как равному
товарищу, c которым связана вся его жизнь.
Он очень тяжело воспринимает разлуку с
любимым конем, которого сам вырастил и
выходил, и не успокаивается до тех пор,
97
пока не найдет его. В отличие от богатырского или сказочно-эпического коня, конь
героя в поздних эпических песнях «илли»
обычно только «понимает» человеческую
речь, «но не имеет языка», чтобы ответить.
Песенно-эпический герой убежден, что
конь имеет душу и сознание и обращается с
ним, как с равным, мотивируя свои
просьбы и пожелания» [3. С. 37].
Этим самым подсознательно мы понимаем отношение человека к животному как
к другу. Вообще в фольклорных и литературных произведениях разных времен и
народов конь, действительно, является положительным образом, причем в совершенно разных жанрах. В романе немало
сцен, описывающих доброжелательное отношение к коню хозяина, а также и коня к
своему хозяину. В одной из таких сцен романа мы видим, как верная лошадь выручает своего хозяина в трудной для него ситуации. А в другом сюжете описывается,
как конь Арсби Сокол через стену узнаёт голос хозяина и откликается ржанием на его
зов.
Творческие обработки фольклорных образцов, стилизация под героико-исторические песни «илли» и лирические узамы в
большом количестве выявляются в первых
главах романа, посвященных описанию
традиционной жизни чеченского села. Частое использование фольклоризмов в
начале романа объясняется также стремлением писателя создать фон событиям,
разыгрывавшимся в горном селе после приезда в Чечню будущего наследника царя.
Определенным диссонансом звучит на всенародных торжествах по случаю его приезда народная песня о том, «как одиннадцать лет тому назад Чечня восстала против
царя», которую исполняет Джабраил в
кругу бедных соплеменников. Текста самой
песни в романе нет, а есть повествование от
лица автора о крестьянском восстании
1877 г., которое было жестоко подавлено
царской администрацией в союзе с местными богачами и духовенством. Имена героев и события, о которых повествует писатель, являются историческими.
Таким образом, мы проанализировали
основные элементы чеченской народной
лирики и героико-эпических песен «илли» в
романе С.-Б. Арсанова «Когда познается
дружба».
Литература
1. Арсанов С.-Б. Когда познается дружба. Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1963 (на
чеченском языке). 40 c. 2. Илимбетова А. Ф. Культ коня у башкир // Материалы II международной фольклорной конференции «Ortaq Türk Keçmişindən Ortaq Türk Cələcəyinə» II Uluslararasi Folklor konfransinin
materiallari. Baki, 2004. C. 394-403. 3. Мунаев И. Б. Песенно-эпические и лирические мотивы в романе
С.-Б. Арсанова // Чеченский и ингушский роман (проблемы жанра). Грозный, 1986. С. 33-43. 4. Туркаев
98
••• Известия ДГПУ, №1, 2016
Х. В. Самобытный талант. (О жизни и творчестве С.-Б. Арсанова) // В семье братских литератур. Грозный:
Чечено-Ингушское книжное издательство, 1983. С. 138-150. 5. Фадеев А. А. Письма. 1916-1956 гг. Изд.
2-е, расширенное. М.: Советский писатель, 1973. 186 c.
References
1. Arsanov S.-B. When the friendship becomes known. Grozny: Chechen-Ingush Publishing, 1963 (in Chechen
lang.). 40 p. 2. Ilimbetova A. F. Bashkir people’s horse cult // Proceedings of the II international folklore
conference "Ortaq Türk Türk Cələcəyinə Keçmişindən Ortaq" II Uluslararasi Folklor konfransinin materiallari.
Baki, 2004. P. 394-403. 3. Munaev I. B. Song epic and lyric motives embarked in the novel by S.-B. Arsanov
// Chechen and Ingush novel (genre problems). Grozny, 1986. P. 33-43. 4. Turkaev Kh. V. Original talent.
(About S.-B. Arsnov’s life and work) // In the family of fraternal literatures. Grozny: Chechen-Ingush Publishing, 1983. P. 138-150. 5. Fadeev A. A. Letters. 1916-1956. Ed. 2nd, extended. Moscow: Sovetsky Pisatel,
1973. 186 p.
Literatura
1. Arsanov S.-B. Kogda poznaetsja druzhba. Groznyj: Checheno-Ingushskoe knizhnoe izdatel'stvo, 1963 (na
chechenskom jazyke). 40 s. 2. Ilimbetova A. F. Kul't konja u bashkir // Materialy II mezhdunarodnoj fol'klornoj konferencii «Ortaq Türk Keçmişindən Ortaq Türk Cələcəyinə» II Uluslararasi Folklor konfransinin materiallari. Baki, 2004. C. 394-403. 3. Munaev I. B. Pesenno-jepicheskie i liricheskie motivy v romane S.-B.
Arsanova // Chechenskij i ingushskij roman (problemy zhanra). Groznyj, 1986. S. 33-43. 4. Turkaev H. V.
Samobytnyj talant. (O zhizni i tvorchestve S.-B. Arsanova) // V sem'e bratskih literatur. Groznyj: ChechenoIngushskoe knizhnoe izdatel'stvo, 1983. S. 138-150. 5. Fadeev A. A. Pis'ma. 1916-1956 gg. Izd. 2-e, rasshirennoe. M.: Sovetskij pisatel', 1973. 186 s.
Статья поступила в редакцию 21.12.2015
УДК 82-31(470.661)
СЛОЖЕНИЕ КАК СПОСОБ СЛОВООБРАЗОВАНИЯ
В ЗАКАТАЛЬСКОМ ДИАЛЕКТЕ АВАРСКОГО ЯЗЫКА
SUBSTANTIVATION AS A WAY OF WORD-FORMATION
IN THE ZAQATALA DIALECT OF THE AVAR LANGUAGE
Чеерчиев М. Ч.
Дагестанский государственный педагогический университет
© 2016
Cheerchiev M. C.
Dagestan State Pedagogical University
© 2016
Резюме. В статье рассматривается сложение как способ словообразования в островном
закатальском диалекте аварского языка. При этом различаются два типа сложения в
зависимости от тенденции сложения значения суммы слагаемых элементов: агглютинирующий
и фузионный. В качестве иллюстративного материала приводятся как собственно аварские
слова, так и заимствования, освоенные диалектом.
Abstract. The author of the article considers the substantivation as a way of word-formation in the
island Zaqatala dialect of the Avar language. He distinguishes two types of substantivation depending on
the trend of the value addition of the sum of additive elements: agglutinating and fusional. As the illustrative material he gives both the Avar original words and borrowings, assimilated by the dialect.
Rezjume. V stat'e rassmatrivaetsja slozhenie kak sposob slovoobrazovanija v ostrovnom zakatal'skom
dialekte avarskogo jazyka. Pri jetom razlichajutsja dva tipa slozhenija v zavisimosti ot tendencii slozhenija
znachenija summy slagaemyh jelementov: aggljutinirujushhij i fuzionnyj. V kachestve illjustrativnogo materiala privodjatsja kak sobstvenno avarskie slova, tak i zaimstvovanija, osvoennye dialektom.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
26
Размер файла
1 097 Кб
Теги
элементы, иллит, дружба, лирика, чеченской, роман, героико, арсанова, познается, pdf, народной, песен, эпических
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа