close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Борис Эйхенбаум и Лев толстой «Творческие стимулы» и логика «Исторического поведения»..pdf

код для вставкиСкачать
УДК 823
Е. Н. Пугачева
ПОЭТИКА ПРОЗЫ НИНЫ БЕРБЕРОВОЙ
На основе анализа недостаточно исследованных в отечественном литературоведении двух циклов
рассказов Нины Николаевны Берберовой, «Биянкурские праздники» (1920–1934 гг.) и «Рассказы в
изгнании» (1934–1960 гг.), исследуется поэтика ее творчества.
Ключевые слова: проза русского зарубежья, литература, поэтика, стилизация, сюжет, цикл.
The Poetic manner of N. Berberova’s prose («Biyankurskie Holidays», «Tales in Exile»). ELENA N.
PUGACHEVA (Vladivostok State University оf Economic аnd Service, Vladivostok).
The article deals with Nina N. Berberova’s two cycles of stories: Biyankurskie Holidays (1920–1934) and
Tales in Exile (1934–1960), which have not been adequately studied by the Russian literary criticism. The
poetic manner of her writings has been considered in it.
Key words: prose of the Russian emigration, literature, poetic manner, epic tale, stylisation, plot, cycle.
Изучение творчества Нины Берберовой (1901–1993)
в России началось в конце 1980-х годов [6]. В 1988 г. в
журналах «Вопросы литературы» и «Октябрь» стали
печатать ее роман-автобиографию «Курсив мой». После
возвращения Берберовой в СССР к ее творчеству обратились такие зарубежные исследователи, как M. Barker
[15], также русские ученые за границей (А. Сумеркин,
Ж. Нива и др.). К настоящему времени из зарубежной
критики в России известны работы Ж. Нива, Г. Струве
[10, 13].
Следует отметить, что малая проза Н. Берберовой
почти не исследована, за исключением нескольких
рассказов цикла «Рассказы в изгнании». И. Биньярди,
Т. Блажнова, С. Костырко, Ж. Нива [4, 5, 8, 10], рассматривая содержание и биографичность повестей
Берберовой, отмечают ее лаконичный, хваткий, но
мрачный стиль. Цикл «Биянкурские праздники», опубликованный в России только в 1997 г., критиками и рецензентами не рассматривался. Е.Л. Кириллова в кандидатской диссертациии «Мемуаристика как метажанр
и ее основные модификации (на материале мемуарной
прозы русского зарубежья первой волны)» [7] обращается к исследованию эссе Н. Берберовой «Курсив мой»
[3] в контексте всего ее творчества, упоминая и цикл
«Биянкурские праздники».
Благодаря публикации «Биянкурских праздников»
за границей в конце 1920-х годов имя Берберовой приобрело в эмиграции широкую известность. Цикл наиболее ярко представляет жизнь русских эмигрантов в
пригороде Парижа.
Цель нашей работы – выявление поэтики рассказов
Нины Николаевны Берберовой из циклов «Биянкурс-
кие праздники» (1920–1934 гг.) и «Рассказы в изгнании» (1934–1960 гг.), недостаточно исследованных в
отечественном литературоведении. Эти два цикла, начальный и финальный, своеобразно «обрамляют» [6]
творчество Берберовой и позволяют осмыслить его художественное единство.
Ведущими темами 12 рассказов из цикла «Биянкурские праздники» являются: тема одиночества
(«Чужая девочка»), любви («Кольцо любви», «Цыганский романс»), разлуки с Родиной, несостоявшегося
самоосуществления («Случай с музыкой»). Главный
мотив цикла, проходящий через все рассказы, – выживание. Жизнь русских в Биянкуре – это жизнь пыльного рабочего пригорода Парижа. Это труд, «пахнущий
потом, чесноком и спиртом» [2, с. 21] (об этом рассказ
«Биянкурская скрипка»). Пьянство и нищета описываются в рассказе «Цыганский романс». «Однообразие
жестоких будней и ненужное нищее и дикое веселье
воскресений» [2, с. 67] – в рассказе «Колька и Люсенька». Чтобы не задохнуться и не пропасть, «изгнанники» вынуждены приспосабливаться и выживать в любых условиях, уметь справляться с трудностями.
Итак, все рассказы цикла объединяются тематически.
Их объединяет также образ рассказчика.
Организующим принципом повествования в цикле
«Биянкурские праздники» [2] является сказ. Сказ – установка на чужую речь и, как следствие, на разговорную речь [1, 12]. По справедливому замечанию В. Хализева [14], сказ приковывает внимание к носителю
речи – рассказчику, выдвигая на первый план его голос, лексику и фразеологию. Единой фигурой для всех
ПУГАЧЕВА Елена Николаевна, ассистент кафедры русского языка Института международного образования (Владивостокский государственный университет экономики и сервиса). Е-mail: elenapugacheva@yandex.ru
© Пугачева Е.Н., 2010
12
ГУМАНИТАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ • № 3 • 2010
Поэтика прозы Нины Берберовой
рассказов цикла «Биянкурские праздники» становится
полуинтеллигент Гриша, обыватель Биянкура. Мы рассмотрели разнообразные приемы создания образа Гриши и пришли к выводу, что особенности речи рассказчика – это характерные признаки эмигрантского языка,
носителями которого являются русские жители Биянкура. В одних рассказах Гриша – главный герой: «вся
моя жизнь – одни версты-шпалы» [2, с. 113], – грустно
замечает он в рассказе «Версты-шпалы». Болезненное
состояние, «будто едешь ты и едешь, хоть и на месте
сидишь» [2, с. 114], было свойственно многим русским,
проделавшим путь не в одну тысячу верст. В других
рассказах он лишь сторонний наблюдатель, осуждающий своего дядю, проворонившего невесту из-за нерешительности («Аргентина»), или трактующий смерть
друга, умершего от тоски по Родине («Биянкурская
рукопись»). В рассказе «Биянкурская рукопись» Гриша
не просто лаконично пишет: «умер в 35 лет», а передает собственное потрясение при помощи развернутого
образа: «35 лет жизни – это не пустяк сказать. Это
как бы на часах стрелки четыре часа показывают, а
в календаре со среды на четверг листик рвется…» [2,
с. 186]. В «Биянкурской рукописи» Гриша хочет защитить друзей от преждевременного сгорания от тоски по
Родине, а в рассказе «О закорючках» – осуждает человека, не способного стать сильной личностью, так как
нерешительность и робость мешает осуществлению
его идеи. Повествуя о той или иной ситуации, Гриша не
испытывает к героям жалости: «жалость мы вместе с
багажом тогда в Севастополе оставили» [2, с. 235], –
так жесткая правда эмигранта звучит в рассказе «Случай с музыкой».
Рассмотрев цикл «Биянкурские праздники» с точки
зрения организации повествования, мы пришли к следующим выводам.
1. Выделяются два типа рассказов с разной формой
организации повествования. Это рассказы-сказы («Аргентина», «Фотожених», «Случай с музыкой», «Здесь
плачут», «Биянкурская рукопись», «Кольцо любви»,
«Версты-шпалы») и рассказы-стилизации («О закорючках», «Чужая девочка», «Биянкурская скрипка»,
«Цыганский романс», «Биянкурский призрак», «Колька и Люсенька»). По определению В. Хализева, стилизация – это «намеренная ориентация автора на ранее
бытовавший в художественной словесности стиль, его
имитация, воспроизведение его черт и свойств» [14,
с. 183]. Заметим, что сказ заменяется на его стилизацию в рассказах, написанных начиная с 1930 г. Особенно выделяются самые поздние рассказы цикла,
«Колька и Люсенька» (1933) и «Биянкурская скрипка» (1934), где автор не называет имен и тем самым
достигает обобщенности: «мы еще живы», состояние
готовности «еще бог есть чему» – «обязательное наше
состояние» [2, с. 18, 217, 234]. Перед читателем рассказа «Колька и Люсенька» проходит круговорот жизни: зима, весна, лето, осень, снова зима. Взгляд автора
на этот круговорот придает философскую тональность
Е.Н. ПУГАЧЕВА
изображению Биянкура: зима – это «мутный дождь,
дневное ненастье. Ветер летит с реки, родимый городок разрывает прохожему сердце…» [2, с. 293]. Военные видят лишь «солнцем и машинным маслом веющие
улицы, жару, пыль» [2, с. 294], взметающуюся над заводом Рено, кашляющих детей.
2. Особая форма повествования тесно связана с
образом рассказчика: 1) обыватель Биянкура полуинтеллигент Гриша – единая фигура для всех рассказов
цикла; 2) обобщенный тип и автора-повествователя,
и «человека из пригорода Парижа» [2, с. 11].
3. Особый тип повествования определил своеобразие сюжетно-композиционных характеристик. Рассказы-сказы – это фабульные произведения с линейным
развитием сюжета. Рассказы-стилизации – произведения, включающие и воспоминания о прошлом, и мечты
героев. Здесь фабула не совпадает с сюжетом, что позволяет понять многообразие жизненных отношений
и связей и не отделять автора от всего «биянкурского
мира» [2, с. 11].
Цикл «Рассказы в изгнании» охватывает произведения 1934–1960-х годов. В него входят 10 рассказов и документально-художественный очерк «Конец
Тургеневской библиотеки», сообщающий факты, которым сама Берберова была свидетелем. Название цикла
предполагает, что в его произведениях будет звучать
тема изгнания, тема оставленной России. Оно не совсем точно определяет жанр произведений, его составляющих, – это скорее повести об эмиграции. «Рассказ»
– не столько жанровое, сколько условное обозначение
цикла. Важна последовательность произведений: система образов помогает автору показать драматизм жизни героев «до» и «после» (в дореволюционной России
и в изгнании), а последовательность рассказов углубляет эту авторскую мысль.
Таким образом, рассмотрев цикл «Биянкурские
праздники» с точки зрения организации повествования
и систему образов в цикле «Рассказы в изгнании», можем сделать следующие выводы.
Цикл «Рассказы в изгнании» демонстрирует переход Нины Берберовой от жанровой формы собственно рассказа к повести. Это движение подчиняется стремлению писательницы к романной форме. По
сравнению с рассказами «Биянкурских праздников»
в повестях цикла «Рассказы в изгнании» поэтика усложняется. Меняется тип рассказчика: в первом цикле
это был обыватель Биянкура Гриша, только наблюдающий различные ситуации и не анализирующий их,
или безымянный, но близкий ему повествователь, что
дает нам право судить, что это тот же Гриша. В цикле «Биянкурские праздники» повествование выстраивалось в форме сказа. Во втором цикле в структуре
«больших рассказов» форма фиктивного повествователя по-прежнему используется, но это уже рассказчик
с более развитым сознанием, приближенным к авторскому. Здесь уже нет стилизации под сказ – возникает
поэтика глубокого психологического анализа, которая
2010 • № 3 • ГУМАНИТАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ
13
ФИЛОЛОГИЯ. ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
принимает форму самоанализа героев. Отсюда точнейшее проникновение в состояние человеческой души:
«А ведь она красива, красива!, думал он дорогой, но на
следующий день он уже не помнил о ней, и когда, через
месяц, опять столкнулся с ней на лестнице, не узнал»
[2, с. 320], – отмечает повествователь в «Облегчении
участи».
Необычность ситуаций в произведениях обусловливает сложное построение сюжета. Наряду с реалистичностью изображения, свойственной Берберовой, в
повестях ясно прочерчивается элегичность (в повести
«Роканваль» «старая липовая аллея», «узор солнечных
пятен на заросшей дорожке, белый камень», «черная,
как черный хлеб, кора деревьев» воскрешают прошлое
и оказываются «единственным русским впечатлением,
увезенным нечаянно и обнаруженным внезапно» [2, с.
369, 371] Борисом, когда он приезжает погостить в старинный французский замок друга). Есть место и символической условности («Памяти Шлимана»: «бледная полоска тянулась над Заливом, а на горизонте...
стоял черный огромный город, восьмой или девятый
по счету, замыкая горизонт вогнутым полукругом» [2,
с. 417]).
В цикле «Рассказы в изгнании» заметно продвижение Берберовой в развитии ее концепции мира и человека. Если в «Биянкурских праздниках» преобладает
образ человека, сломленного обстоятельствами, то в
«Рассказах в изгнании» иная типология героев: Мария
Николаевна Травина из повести «Аккомпаниаторша»
«счастлива самой жизнью», в ней «затаенная какаято горячесть, искра» [2, с. 439, 441], она выдающаяся
певица, утвердившая свой дар. Полная противоположность ей – Сонечка, аккомпаниаторша, вокруг которой
«туманное облако неуверенности, равнодушия» [2, с.
437], злобы. Она не способна познать себя, оценить
свой дар пианистки: «У меня не было выдающегося
таланта. Словом, я из себя ничего не представляла»
[2, с. 437], – замечает она. Оценка Берберовой однозначна: одиночество – знак «человека, не дозревшего
до умения соединиться с миром и людьми» [3, с. 245].
Такой человек не может состояться, и важнейшее место в цикле занимают те персонажи, которые проявляют
стойкость, способность сохранять живой свою душу,
способность возрождаться к жизни после ударов судьбы (М.Н. Травина из «Аккомпаниаторши», Саша из повести «Плач»).
14
В процессе изучения материала и работы над данной темой мы столкнулись с проблемами, нуждающимися в дальнейшей разработке, такими как циклизация
рассказов (рассказы одного 1934 г. Н. Берберова относит к разным циклам); проблема композиции циклов
(в цикле «Рассказы в изгнании» повести расположены
не по году их написания, а согласно авторской логике);
проблема жанра.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского. 3-е изд. М.:
Худож. лит., 1979. 470 с.
2. Берберова Н.Н. Биянкурские праздники; Рассказы в изгнании. М.: Изд-во им. Сабашниковых, 1999. 464 с.
3. Берберова Н.Н. Курсив мой: Автобиография / Вст. ст.
Е.В. Витковского, коммент. В.П. Кочетова, Г.И. Мосешвили. М.: Согласие, 1996. 736 с.
4. Биньярди И. Жизнь и книги Нины Берберовой // За рубежом. 1989. № 19. С. 22-26.
5. Блажнова Т. Не гони Моцарта // Кн. обозрение. 1994.
№ 48. С. 23-24.
6. Великая Н. Воскреснуть, вернуться в Россию… Проза
русского зарубежья. Владивосток: Изд-во ДВГУ, 1996.
С. 33-38.
7. Кириллова Е.Л. Мемуаристика как метажанр и ее жанровые модификации (на материале мемуарной прозы
русского зарубежья первой волны): автореф. дис. …
канд. филол. наук / Дальневост. гос. ун-т. Владивосток,
2004. 26 с.
8. Костырко С. Выжить, чтобы жить // Новый мир. 1998.
№ 9. С. 216-221.
9. Литература русского зарубежья: 1920–1940. Вып. 1 / отв.
сост. и ред. О. Михайлов. М.: Наследие: Наука, 1993.
336 с.
10. Нива Ж. Возвращение в Европу: Статьи о русской литературе / пер. с фр. Е.Э. Ляминой; предисл. А.Н. Архангельского. М.: Высш. шк., 1999. 304 с.
11. Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть ХХ века: Энцикл. библиогр. словарь. М.:
РОССПЭН, 1997. 543 с.
12. Скобелев В. Поэтика сказа. Воронеж: Изд-во Воронеж.
ун-та, 1982. 155 с.
13. Струве Г. Русская литература в изгнании. Опыт исторического обзора зарубежной литературы. 3-е изд. Париж:
YMCA-Press, 1996. 446 с.
14. Хализев В. Теория литературы. М.: Высш. шк., 1999.
398 с.
15. Barker M. The Short Prose of N. Berberowa // Russ. Lit.
Triquart. 1984. № 22. С. 157-161.
ГУМАНИТАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ • № 3 • 2010
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
7
Размер файла
825 Кб
Теги
логика, творческая, исторического, стимулы, поведения, лев, эйхенбаум, борис, толстой, pdf
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа