close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Древневосточные корни системы и способов трансляции и хранения знания..pdf

код для вставкиСкачать
Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 14 (229).
Политические науки. Востоковедение. Вып. 10. С. 99–106.
ВОСТОЧНАЯ ТРАДИЦИЯ
И МЕЖКУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
Л. А. Креймер-Дементьева
ДРЕВНЕВОСТОЧНЫЕ КОРНИ СИСТЕМЫ
И СПОСОБОВ ТРАНСЛЯЦИИ И ХРАНЕНИЯ ЗНАНИЯ
Приведен сопоставительный анализ систем и способов трансляции и хранения знания в современном обществе компьютерных технологий и обществах Древнего Востока: египтян, вавилонян и евреев. Показано, что корни сегодняшних системы и способов трансляции и хранения
знания восходят к обществам Древнего Востока.
Ключевые слова: знание в современном обществе, знание древних вавилонян, знание древних египтян, знание древних евреев, трансляция знания, хранение знания.
«Прошлое – это колодец глубины несказанной.
Не вернее ли будет назвать его просто бездонным <…>
Чем глубже тут копнёшь, чем дальше проберёшься,
чем ниже спустишься в преисподнюю прошлого, тем
больше убеждаешься, что первоосновы рода человеческого, его история, его цивилизация совершенно недостижимы, что они снова и снова уходят от нашего лота
в бездонную даль, в какие бы головокружительные
глубины времени мы ни погружали его…»
Томас Манн1
Соглашаясь с Т. Манном и понимая, что в
«преисподнюю прошлого», по крайней мере
на данном этапе, проникнуть невозможно, если
даже очень захотеть, в настоящей работе мы
ограничимся глубиной в несколько тысячелетий и рассмотрим связь современных системы,
средств трансляции, передачи и хранения знаний с таковыми, созданными для этой цели в
обществах Древнего Востока, а именно в обществах древних египтян, древних вавилонян и
древних евреев.
Сегодня существует довольно много определений знания. Вот одно из них, взятое нами
из Новой философской энциклопедии2. «Знание
есть не только преобразование опыта в сознание путём структурализации, обозначения его
элементов, не только фиксация опыта в коллективной памяти. Оно – способ трансформации
знаковых систем, сознания, деятельности и общения, придания им новой формы, т. е. нового
смысла и значения».
В рассматриваемых нами древневосточных обществах человек имел определённый
опыт, выработал методы его использования,
хранения и передачи следующим поколениям.
Поэтому наличие знания в этих обществах сомнения не вызывает, хотя это не мешает в наше
время относить их к донаучным. Первым науч-
100
ным обществом считается общество греческое,
начиная примерно с VI в. до н. э., хотя с этим
мнением можно спорить. Знания донаучного
периода отличаются от научных уже по способу
их получения. Если научные знания создаются
человеком путём умозрительности, абстрактности, точности и всеобщности, осмысливания и
структурирования объектов в процессе познания, то источником знания в донаучную эпоху
могут служить, и в основе своей служат, опыт и
чувственное восприятие. К знаниям того периода можно отнести обыденное суждение и нравственную норму, искусство и религию и, конечно, же мифологию. И если наука, обобщая человеческий опыт, создаёт на его основе новые знания, то донаучная эпоха занимается собиранием
этого опыта, накапливает такое его количество,
которое со временем приобретает способность
перейти в качество, в нашем случае, в новые
знания. Способы получения знания хорошо иллюстрирует глагол знать3 в древнееврейском
языке4. В этом языке он звучит как ладаат ‫ַת ַעדָל‬
и в соответствии со словарём Танаха5 предусматривает несколько способов получения знания,
что-то или кого-то узнать. Прежде всего, узнать
можно было через чувства: ощутив, почувствовав; узнать или познать можно было в половом
понимании. Можно было о чём-то догадаться
заранее, предвидеть. Не исключалось приобретение знания умом, пониманием, мудростью. И,
наконец, «знать» в этом глаголе означало умение использовать знание, воспроизводить его.
Знания пронизывают все области жизни и деятельности человека, а потому не удивительно,
что разные их аспекты являются предметом рассмотрения соответствующих наук. Подобную
ситуацию отражает мысль В. И. Вернадского о
том, что «мы специализируемся не по наукам, а
по проблемам». Для целей нашего анализа обратимся к проблемам трансляции и хранения
знания, с одной стороны, как социальной системы, а с другой – как системы информации.
В. Е. Кемеров6 рассматривает знание в качестве элемента социального процесса и с этой
точки зрения детерминирует его, в том числе,
как форму взаимодействия и самоидентификации людей. Автор обращает внимание еще на
одно свойство знания: на необходимость его
воспроизводства и развития. Одну из составляющих процесса трансляции знания в социальном времени и социальном пространстве автор
сегодня видит в специализированной деятельности, которая «сплющивает» многомерность
знания в плоскостное отображение и тем са-
Л. А. Креймер-Дементьева
мым позволяет обеспечить хранение и передачу
социального опыта.
Раскрывая текстовый механизм трансляции
традиционного знания, С. А. Азаренко7 говорит
о проблемах передачи такого знания от одного
поколения к другому, от учителя к ученику. Эти
проблемы автор связывает с необходимостью
передать «…сложноорганизованную и многосмысловую структуру, передающую социально
значимое знание. Под ним нужно понимать самые различные социальные умения, представленные, прежде всего, “образцами” того, что
нужно говорить и слушать, а также, что нужно
делать, согласно данному обществу». Называя
этот процесс образованием, автор указывает на
одну из главных особенностей такого знания.
Её он видит в том, что знание «…выступает в
качестве “образования”, то есть “образцов” поведения и говорения, одобряемых культурой
того или иного общества». Таким образом, речь
в данном случае идёт о передаче комплексного
знания, и потому автор определяет его не как
трансляцию, а как воспроизводство в процессе взаимодействия учителя и ученика. Сегодня
этот процесс, кроме образования, включает и
воспитание. В качестве примера автор ссылается на Индию, где эффект воспроизводства
достигался путём многолетнего пребывания
ученика в доме учителя. Таким образом, создавалась психическая общность ученика и учителя. В процессе постоянного взаимодействия
ученик мог стать духовным воспроизведением
учителя в случае, если он начинал походить
на него определенными привычками, образом
мыслей, системой оценок и т. д.
Сегодня знания объединены в системы, которые называются экспертными или информационными. Целью таких систем является
хранение знаний в определённом месте с тем,
чтобы сделать их доступными для пользователя, который нуждается в помощи и поддержке,
то есть передать их от источника к потребителю. Составной частью такого процесса теория
инженерии знания8 предполагает, в том числе,
контакт между экспертом, в данном случае потребителем информации, и источником информации с помощью компьютера. Однако теория не исключает вариант непосредственного
общения между источником и потребителем
информации, и тогда процесс передачи знания
сводится к его извлечению. Извлечение знаний
в этом случае рассматривается как процедура взаимодействия эксперта, выступающего в
данном случае уже как источник информации
Древневосточные корни системы и способов трансляции и хранения знания
или знания, и инженера, который в данном конкретном случае представляет её потребителя.
Теория извлечения знаний сегодня разработана
достаточно подробно и при использовании в
разных науках, она претерпевает лишь незначительные изменения. Так, в области создания
интеллектуальных систем её можно встретить
у Т. А. Гавриловой и В. Ф. Хоменко9. Методика
извлечения знаний утверждена Министерством
образования России в качестве методического комплекса по дисциплине «Инженерия знания»10. Примерно ту же модель в виде онтологии проблемы «Извлечения знаний» приводит
Т. А. Гаврилова11.
По этой модели процесс извлечения знаний
содержит в себе как практические методы, так
и теоретические аспекты. При этом практические методы разделяются на коммуникативные
и текстологические. Среди коммуникативных
методов выделяются индивидуальные, которые, в свою очередь, подразделяются на пассивные и активные, и групповые; в их среде
выделяются мозговой штурм, круглый стол
и игры. Коммуникативные методы связаны с
контактами источника и потребителя знания.
Текстологические подразделяются на анализ учебников, документации и веб-контента.
Среди теоретических аспектов данная классификация выделяет психологические, лингвистические, методические и гносеологические.
При этом среди лингвистических аспектов выделяются общий код, понятийная структура и
словарь пользователя. В психологическом отмечаются проблемы контактные и когнитивные. В
методическом аспекте выделяются процедурный слой и управление процессами.
Описание существующей сегодня системы
информации можно найти, в частности, в упомянутой выше работе Т. А. Гавриловой12. В эту
систему автор включает личную информацию;
организационную структуру и должностное
распределение; литературу; производственные
технологии; рисунки, схемы, карты; нормативно-правовую информацию; электронные архивы и базы данных; частичную автоматизацию
предыдущих поколений, Интернет и т. п.
И хотя в настоящей статье рассматривается
трансляция знаний в обществе, передача их от
одного поколения другому, система, если она
уже сформирована, такой передачи, основной
принцип передачи знания от источника к объекту остаётся неизменным. В основе этих процессов, так же как и рассмотренных выше, лежит
процесс обучения, т. е. процесс взаимодействия
101
источника и потребителя знания, в нашем случае учителя и ученика, трансляции знания. Этот
факт позволяет в основу нашего исследования
положить вышерассмотренные классификации.
Мы уже указывали, что классификация передачи знания предусматривает и вариант системы прямого общения носителя и потребителя
информации. И если следовать логике описания В. Е. Кемерова, то в этом случае отменяется главная составляющая процесса трансляции,
связанная со «сплющиванием» многомерности
знания в плоскостное отображение, что в условиях сегодняшнего обилия информации позволяет обеспечить хранение и передачу социального опыта. Именно этот вариант и характеризует ситуацию в древних обществах вообще и в
древневосточных в частности. В соответствии с
классификацией в этом случае процесс трансляции и передачи знания сводится к его извлечению. При этом под знанием в данном случае мы
понимаем информацию, о которой кто-либо осведомлен, а под трансляцией – способ взаимодействия индивидов по передаче от поколения
к поколению информации, позволяющей адекватно описывать природные или общественные
процессы и прогнозировать их развитие.
На основании сказанного выше перейдём к
рассмотрению процесса трансляции знания в
рассматриваемых нами обществах.
Процесс извлечения знания, а в нашем случае извлечения-трансляции, начинается с практических методов. В основе жизни человеческого общества лежит общение, коммуникация,
в современной терминологии. Поэтому не удивительно, что как раз коммуникативные методы
были распространены в рассматриваемых нами
обществах. Дошедшие до нас древние источники повествуют, что уже в ту пору существовали
как групповые, так и индивидуальные методы
передачи знания. Так, одна из форм группового
обучения – школа впервые возникла в начале III
тыс. в шумерском городе Ур13. Древний шумерянин начинал своё образование в пять-семь лет,
а заканчивал в двадцать. В школе, которая была
одновременно и университетом, учили письму,
заучивали слова, учили переводу, языкам арго
различных профессий (жрецов, пастухов, моряков, ювелиров), знанию тонкостей певческого
искусства и вычисления14. Образование в ней не
было всеобщим, как сегодня. Но бывали периоды, когда в школы разрешалось брать способных детей не только из знатных и чиновничьих
семей. Так, Шульга, царствовавший в Древнем
Вавилоне в XXI в. до н. э. личным декретом
102
велел брать в школы как можно больше детей,
причем позволялось делать исключения и для
детей из незнатных и нечиновных фамилий15.
«В Древнем Египте школа обычно находилась при храме. Бакенхонсу, будущий верховный жрец Амона, двенадцать лет посещал школу письма в храме “Госпожи неба”. В ограде
Рамессеума, в Танисе, в Дейр-эль-Медина и в
других святилищах найдены острака и папирусы со школьными упражнениями. Обучение
начиналось рано. Бакенхонсу исполнилось
всего пять лет, когда его отправили в школу,
но, возможно, его отец, прославленный жрец,
считал его выдающимся ребенком и поспешил.
Во всяком случае, когда маленькие мальчики переставали бегать голышом и повязывали
свой первый поясок, приходила пора отправляться в школу. Будущего военачальника отнимали от семьи в юном возрасте, а учащиеся
обычных школ жили дома. Маленький школьник брал из дома корзинку с хлебом и кувшинчиком пива, которую мать давала ему каждое
утро <...> Ребенок прежде всего учился читать
и писать. Папирус был слишком дорог, чтобы
его давать школьникам, поэтому им раздавали
полированные пластинки известняка, разграфленные в линейку или в клетку. В Фивах довольствовались грубо обтесанными каменными
осколками. Это были “тетради” для упражнений. Школьники учились выводить на них отдельные иероглифы или скорописные знаки,
делать маленькие рисунки, а позднее – переписывать все более и более длинные отрывки
текстов <…> Перепортив достаточно этого дешевого материала, школьник, уже почти “студент”, получал драгоценный чистый папирус,
на который переписывал уже не отрывки, а целое произведение <…> Но каждый писец был
в то же время рисовальщиком и художником.
Для расцвечивания своего рисунка он пользовался разными красками – зелеными, синими,
желтыми и белыми <…> Образование заключалось в заучивании классических и священных
текстов и обучении не только грамматике, но и
письму и началам рисунка. Египетские чиновники выполняли самые разнообразные обязанности и с удивительной легкостью переходили
с одной должности на другую. Уна был сначала
стражником и судьей, затем занимался поиском
камней (для царских памятников) в далекой
стране, строил корабли, очищая каналы, а когда разразилась война, стал начальником штаба
<…> “Студенты” должны были знать законы и
уложения, историю и географию и разбирать-
Л. А. Креймер-Дементьева
ся в основах техники. Не знаю, проводились
ли у них экзамены и получали ли они дипломы, но, похоже, что нечто подобное было, если
вспомнить, какие вопросы задавал писец Хори
своему коллеге, желая уличить его в невежестве: “Каков рацион войска на марше? Сколько
нужно кирпичей для постройки платформы заданных размеров? Сколько нужно людей для
перевозки обелиска? Как поставить на пьедестал колоссальную статую? Как организовать
военную экспедицию?” И под конец – целый
ряд вопросов по географии Сирии. Короче – целая учебная программа!». Так охарактеризовал
древнеегипетскую школу Пьер Монтэ16.
Примером индивидуального обучения в
Древнем Египте III тыс. до н. э. служит обращение визиря и мудреца, жившего в III тыс. до н. э.,
Птаххотепа, который, почувствовав приближение старости, просил фараона назначить ему
преемника, дабы он смог достойно подготовить
его для занятия такой почётной и ответственной должности. Вот какие знания считалось
необходимым сообщить ему: «…тогда скажу я
ему слова судей/авторитетов, советы предков,
тех, (что) слушались богов, (дабы были) изгнаны тяготы /скорби от людей- (и) служили тебе
Оба Берега (= Египет)». Царь, желая расширить
образование преемника, добавляет: «Научи его
речи прежде, тогда послужит он образцом для
потомков сановников; да войдет в него слушание/послушание (и) всякое суждение/предостережение, сказанное ему, (ибо) нет рожденного
мудрым»17.
Не требует доказательств, что в IV–III тыс.
до н. э. у рассматриваемых нами народов уже
существовала семья – основной, по мнению
М. К. Петрова, источник трансляции знания18. Одним из принципов семьи, как отмечает М. К. Петров, был принцип «делай, как я».
В качестве примера передачи знания в соответствии с этим принципом С. А. Азаренко приводит Индию, называя подобный метод «воспроизводством» знания. Подобная практика
существовала и у древних евреев. Еврейские
пророки часто имели своих учеников, которые,
в частности, занимались копированием рукописей или записыванием речей своих учителей, то
есть были писцами пророков. Один из примеров такого ученичества приведён в [Иеремия,
36]. Позже «воспроизводство» учителя в ученике в доме раввина-учителя стало распространённым явлением у древних иудеев.
Среди индивидуальных методов обучения
современная классификация выделяет пассив-
Древневосточные корни системы и способов трансляции и хранения знания
ные и активные. Вряд ли можно говорить об активных методах обучения в обществе, которое
требовало от своих членов неукоснительного
соблюдения установленного миропорядка, а
следовательно, поддержания традиций и обрядов, строгой иерархии послушания и подчинения младшего старшему. Однако пассивные
коммуникативные методы были, несомненно,
порождением той эпохи.
Рождёнными в ту же эпоху можно считать
и начатки текстологических методов передачи
знания. Хотя в тот период ещё не пришло время
веб-контента, но уже имелась литература, которую, скорее всего, можно отнести и к учебной,
и к документальной в соответствии с сегодняшней классификацией.
О существовании подобной литературы в
Древнем Египте рассказывает ода, прославлявшая труд писцов, которые оставили свои поучения в книгах: «Они не строили себе пирамид
из меди / И надгробий из бронзы. / Не оставили
после себя наследников, / Детей, сохранивших
их имена. / Но они оставили своё наследство
в писаниях, / В поучениях, сделанных ими. /
Построены были двери и дома, но они разрушились, / Жрецы заупокойных служб исчезли,
/ Их памятники покрылись грязью, / Гробницы
их забыты. / Но имена их произносят, читая эти
книги, / Написанные, пока они жили, / И память
о том, кто написал их, / Вечна!»19.
Перечисляя возможные занятия образованного человека, получившего звание писца в
Древнем Шумере в зависимости от места его
работы, В. В. Емельянов тем самым информирует нас о разных видах документов20. Он пишет, что государственный писец, состоявший
на службе во дворце, составлял царские указы,
надписи и законы. Храмовый писец вёл хозяйственные расчеты, но мог, например, записывать из уст жрецов тексты богослужебного
характера или вести астрономические наблюдения. Писец-переводчик участвовал в дипломатических переговорах. Благодаря школьным
(и отчасти храмовым) писцам до нас дошли
бесценные памятники шумерской литературы.
В разветвлённой административной системе
Древнего Египта существовало немало видов
различного рода документации, начиная от указов и кончая решениями суда. Например, особый вид документации, получивший название
предупредительных надписей, был введён ещё
во времена Древнего царства. На видном месте большими иероглифами высекалось предупреждение тому, кто будет вести себя недо-
103
стойно в гробнице, кто ограбит или повредит
статую, росписи, надписи или любой предмет
погребального культа21.
Теоретические аспекты трансляции знаний
на Древнем Востоке находились в рассматриваемый нами период в зачаточном состоянии.
Эти зачатки можно усмотреть в отмеченных
выше требованиях к ученикам древнешумерской школы владеть не только двумя языками:
шумерским и аккадским, но и профессиональным арго разных слоёв населения и разных
профессий. Их можно интерпретировать как
зачатки лингвистического понятийного структурирования, которое является составной частью теоретического аспекта современной модели трансляции информации от её источника
к потребителю. В III тыс. шумерами был создан первый на сегодня известный двуязычный
словарь. В середине I тыс. до н. э. ассирийским
царём Ашшурбанапалом была создана библиотека, собрание которой было впервые снабжено
каталожными списками, первыми признаками
кодирования информации22.
Общение невозможно без учета психологического аспекта. Современная классификация
правильным считает двустороннее общение
между источником и потребителем знания.
В древневосточных обществах оно, по сегодняшним меркам, было неправильным, поскольку было односторонним. Древнее общество,
с его разветвлённой системой миропорядка и
жесткой иерархией, признавало только одностороннюю передачу посыла: сверху вниз,
от старшего младшему, от учителя ученику.
Зарождались первые признаки методологического аспекта: была создана система управления государством, образованием.
Можно полагать, что рассматриваемые нами
общества ещё не выработали представления о
гносеологических аспектах трансляции знания.
Анализ средств сосредоточения знания и информации в древних восточных обществах начнём в последовательности, изложенной в приведённой выше современной классификации.
О значении личного знания и опыта предупреждает гераклеопольский царь Ахтоем
(Хети) Уахкара в III тыс. до н. э. своего сына
Мерикара: «Пусть скажут люди [нет ничего],
чего ты не знаешь <…> Будь искусным в речах,
и сила твоя будет [велика]. Меч – это язык, слово сильнее, чем оружие. Не обходят [обманывают] мудрого <...> Мудрость, это [прибежище]
для вельмож. Не нападают на мудреца, зная его
мудрость. Не случается ложь в его время, так
104
как “приходит к нему истина очищенная”, как
сказано в речениях предков <…> Следуй отцам твоим, предкам твоим. Создается мудрость
знанием. Смотри – слова их остаются записанными. Разворачивай свитки твои, следуй премудрости, тот, кто обучается, станет искусным»23.
Опытным и знающим человеком царя Гильгамеша характеризует «Эпос о Гильгамеше».
«О все видавшем до края мира, / О познавшем
моря, перешедшем все горы, / О врагов покорившем вместе с другом, / О постигшем премудрость, о все проницавшем: / Сокровенное
видел он, тайное ведал, / Принес нам весть о
днях до потопа, / В дальний путь ходил, но
устал и смирился, / Рассказ о трудах на камне
высек, / Стеною обнес Урук огражденный, /
Светлый амбар Эаны священной. – / Осмотри
стену, чьи венцы как по нити, / Погляди на
вал, что не знает подобья, / Прикоснись к порогам, лежащим издревле, / И вступи в Эану,
жилище Иштар, – / Даже будущий царь не построит такого, – / Поднимись и пройди по стенам Урука, / Обозри основанье, кирпичи ощупай: / Его кирпичи не обожжены ли / И заложены стены не семью ль мудрецами? / Велик
он более [всех человеков]». И далее: «На две
трети он бог, на одну – человек он, / Образ его
тела на вид несравненен»24.
Обладателем обширных знаний и опыта
представляет себя танахский Екклесиаст, когда
пишет, что исследовал мир разными способами
и формулирует свою точку зрения в нескольких
точных и коротких выражениях, впоследствии
ставших крылатыми. Два из них прежде были
одним предложением: умножая мудрость, умножаешь огорчения и добавляя знание, увеличиваешь скорбь. ‫ ַס ָעּכ בָר ָה ְמכָח ֹב ְרּב‬, ‫תעַד ףיִסוֹי‬
ַ ‫ףיסוֹי‬
‫אכַמ‬
ְ ‫[ בוֹ‬1:18]. По-русски первое из них можно
передать как: «Во многой мудрости много печали»; второе – как: «Горе от ума» или в виде
шуточного замечания «Много будешь знать,
скоро состаришься». В третьем «Нет ничего
нового под солнцем», ‫שׁדָח ָלּכ ןיֵא‬
ָ ‫שׁ ָׁמשַה ַתחַת‬
ֶ [1:9]
Екклесиаст подводит итог своим грустным размышлениям. Ничто не ново под луной – так
можно передать этот оборот на русском языке.
Проповедник скорбит о том, что не может использовать свои знания и опыт, чтобы сделать
мир лучше, мудрее и добрее. Это угнетает, бередит его душу, не дает покоя. Он пишет о том,
что пытался «мудростью изучить и исследовать
всё, что делается под небесами и увидел, что эти
попытки пустое дело, суета, погоня за ветром.
В своих исканиях Проповедник не ограничился
Л. А. Креймер-Дементьева
исследованием мира только «мудростью», он
проверил его и с точки зрения глупости.
Об организационной структуре и должностном распределении в древнешумерском обществе мы уже упоминали, описывая занятия писцов. Представление о разветвлённой системе
организационной и должностной иерархии в
Древнем Египте даёт нам описание П. Монтэ25.
Он так характеризует эту систему: «До нас дошел справочник египетской иерархии времен
Рамессидов. Во главе стоят боги, богини и второстепенные божества, царствующий фараон,
его супруга, божественная мать фараона и царские дети. Далее следуют судьи и советники,
среди которых везир и назначенный фараоном
первый советник, и все сановники, имеющие
счастье жить возле солнца, крупные военачальники, писцы царской библиотеки, управляющие, глашатаи, носильщик зонта, носильщик
опахала, царские писцы, начальники “белого
дома”, главный писец верховного суда, писцы –
сборщики налогов.
Во втором списке перечислены представители фараона за границей, в “колониях” и городах, царские посланцы, хранитель печати “дома
моря”, ответственный за устья каналов. Одних
специальных должностей – легион! Каждый из
этих высших чиновников располагал собственным многочисленным штатом. Правители номов
старались жить в своих резиденциях, как фараон
в своей столице, и содержали массу служителей
по примеру царского двора. Такой бог, как Амон,
обладал несметными богатствами, которые находились в ведении жреческой администрации
со строгой иерархией. У первого пророка были
управляющий дома, “камергер”, хранитель покоев, писцы, начальник моряков и начальник слуг.
Второй пророк тоже имел штат чиновников, приставленных к его персоне. Даже четвертый пророк
чувствовал бы себя несчастнейшим из смертных,
если бы на всех выходах его не сопровождала маленькая свита. Далее следует перечислить целый
ряд управляющих, высших чиновников и писцов,
которые распределяли между собой обязанности
по выполнению решений высшего совета жрецов.
Главные среди этих чиновников – хранители и
писцы казначейства, хранитель печати храмовой
казны, хранитель большой печати дома Амона».
Достаточно жесткой и разветвлённой была
иерархическая система в Древнем Израильском
царстве.
Далее современная классификация переходит к литературе как источнику хранения знания. В отличие от сегодняшней литературы в
Древневосточные корни системы и способов трансляции и хранения знания
древневосточных обществах существовал значительный когда-то пласт сохранения знания –
устное творчество. На эту особенность древней
литературы указывает В. К. Афанасьева, когда
пишет: «Народная словесность знает как будто бы только исполнителя, а последний, как
правило, считает себя не автором, но лишь
хранителем традиции (передаю, как отцы рассказывали), тем не менее, это не исключает его
творческого, а следовательно, и авторского соучастия»26.
Из уст в уста передавали свои навыки жрецы
Древнего Шумера, так как в большинстве своём
были неграмотны. Учителя в школах Шумера,
помимо основной работы, составляли композиции из текстов, бытовавших в устной традиции27.
Обширный пласт устной литературы – устной традиции – существовал и в древнееврейской культуре. При этом говорить можно о
сказаниях и речах пророков, которые начали
записывать только со второй половины VIII в.
до н. э. Однако устная древнееврейская традиция существовала долгое время и после этой
даты. Так, древнееврейский Устный закон (‫הרות‬
‫ הפ לעבש‬на иврите, в русской транслитерации
«Тора» ше-бе-ал-пе) в нынешнем виде был записан в начале III в.28
Признание устного народного творчества
источником письменной литературы подтверждается не только многочисленными свойствами
самих текстов, но и соответственными, похожими у разных литератур, высказываниями её
творцов29.
Характеристику письменной литературы
древневосточных обществ приведём на основе
высказываний знатоков и исследователей этой
литературы. По словам М. А. Коростовцева,
«египетское общество в древние времена жило
напряженной, богатой и многосторонней духовной жизнью. Египетская литература, представляющая собой одно из самых ярких и художественно ценных проявлений этой культуры,
самобытна и глубока». Эта литература настолько обширна, что ее можно разделить на несколько этапов в зависимости от изменения языка.
Первым М. А. Коростовцев называет литературу Древнего царства III тыс. до н. э., за ней
литературу Среднего царства XXI–XVII вв. до
н. э. и т. д. При этом к первому этапу относятся
так называемые тексты пирамид, начертанные
на стенах внутренних коридоров и камер.
Обращаясь к письменным источникам информации – документам, биографиям, сочинениям, наставлениям, – отметим, что в Древнем
105
Египте писцы, как правило, служили при дворе, при жрецах, в школах. Они были одной из
самых грамотных и уважаемых групп людей в
обществе, выполняли обязанности биографов
своих патронов, переписчиков более древних
сочинений и наставлений, особенно в школах.
Например, известно, что при фараоне Тутмосе
Третьем находился писец Ченен, который описывал его деяния, а подробности Кадешской
битвы дошли до нас из описания придворного
писца фараона Рамсеса Второго30.
Рисунки, схемы и планы, известные на сегодня из так называемых «Текстов пирамид»,
относятся к XXVII–XXV вв. до н. э. Они высечены на стенах внутренних коридоров и ниш
этих могучих сооружений31.
О существовании нормативно-правовой информации мы уже упоминали не раз, описывая
административно-организационную структуру
Древнего Египта, обязанности писцов в Древнем
Шумере в зависимости от места их службы.
К этому можно добавить непосредственно законы, разработанные в Древнем Вавилоне, царей
Ур-Намму, Шульги и Хаммурапи, Моисеевы законы, изложенные в еврейском Танахе, позже
вошедшем в Христианское Священное Писание
под названием Ветхий Завет.
В качестве начатков производственных технологий можно отметить, например, технологию изготовления изделий из железа, которой,
согласно Торе, владели жители Газы [Судьи.
1:19]. Хацорский царь Явин ко времени вступления евреев в Ханаан уже имел 900 железных
колесниц [Там же. 4:3].
Остальные признаки существующей системы консервации информации, начиная с электронных архивов и баз данных, а также автоматизации предыдущих поколений, возникли
на базе технологий, созданных спустя два тысячелетия.
Подводя итоги проведённого анализа, можно отметить следующее.
1. В социальном аспекте знания компаративный анализ свидетельствует о том, что основа современной системы трансляции знания
от поколения к поколению, т. е. современной
системы образования, заложена в начале III
тыс. до н. э. путём создания учебных заведений, в том числе для подготовки высококвалифицированных по тем временам специалистов;
определения необходимого минимума передаваемых знаний, разработкой методик обучения
и обеспечения учеников средствами обучения:
табличками, стикерами, пергаментом и т. п.
Л. А. Креймер-Дементьева
106
2. Компаративный анализ способов трансляции и передачи знания также указывает на их
древневосточные корни:
– в этих обществах отмечено существование
практических методов; причем как коммуникативных в виде индивидуальных, но преимущественно пассивных, так и групповых, хотя и
выраженных в иных формах;
– в тот же период были заложены первые
начатки теоретических аспектов трансляции
знания: лингвистического, психологического и
методического.
3. Аналогичный вывод напрашивается и по
поводу средств консервации знания. Начала
таких источников, как личные знания и опыт;
организационная структура и должностное
распределение; литература; производственные
технологии; рисунки и схемы, а также нормативно-правовая информация просматриваются
в обществах Древнего Востока.
Примечания
Манн, Т. Иосиф и его братья / пер. с нем. С.
Апт. М., 1991. С. 9.
2
См.: Новая философская энциклопедия / Ин-т
философии РАН. М. : Мысль, 2010. Т. 2.
3
Здесь и далее курсив мой. – Л. К.
4
См.: На этом языке написана основная часть
Еврейского Священного Писания, которое изначально имело название «Книги». На греческий
язык это название было переведено дословно
как «Библия» и позже вместе с Писанием евреев вошло в состав Христианского Священного
Писания. Слово «Танах» представляет собой
акроним названий трёх разделов Еврейского
Священного Писания: «Тора» – Учение,
«Невиим» – Пророки, «Ктувим» – Писания.
Оно вошло в употребление в средние века и
принято в современном иврите.
5
См.: ‫גרבנייטש עשוהי‬. ‫ ך''נתה ןולמ‬Йеошуа
Штейнберг. Словарь Танаха. Тель-Авив, 1960.
912 с.
6
См.: Кемеров, В. Е. Знание – социальная связь
// Знания в связях социальности : монография
[Электронный ресурс]. Екатеринбург : УрГУ,
2003. URL: http://csp.philos.usu.ru/usu/opencsm/
ru/publications/conference
7
См.: Азаренко, С. А. Проблемы воспроизводства
традиционного знания [Электронный ресурс]
// Знания в связях социальности. УРГУ, 2003.
URL:
http://csp.philos.usu.ru/usu/opencsm/ru/
publications/conference
1
См.: Гаврилова, Т. А. Базы знаний интеллектуальных систем / Т. А. Гаврилова, В. Ф. Хоменко. СПб. : Питер, 2000. С. 70.
9
Там же. С. 99.
10
Методика извлечения знаний. URL: http://old.
ulstu/people.
11
См.: Гаврилова, Т. А. Инженерии знаний для
преподавателей : модели, методы, инструменты. СПб., 2010. С. 47.
12
Там же. С. 6.
13
См.: Емельянов, В. В. Древний Шумер: очерки культуры. СПб. : Петербург. востоковедение, 2001. С. 9.
14
Там же. С. 113.
15
Там же. С. 89.
16
Монтэ, П. Египет Рамсесов. URL: http://annals.xlegio.ru/egipet/monte/egram_01.htm
17
Поучение Птаххотепа / пер. Р. И. Рубинштейн
// Хрестоматия по истории Древнего Востока
[Электронный ресурс]. М., 1980. URL : http://
www.egyptology.ru/reader.htm.
18
См.: Петров, М. К. Язык. Знак. Культура. М. :
УРСС, 2004. С. 106.
19
Поэзия и проза Древнего Востока. Библиотека
всемирной литературы [Электронный ресурс].
М. : Худож. лит., 1973. Т. 1. URL : http://izbakurnog.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000008/.
20
См.: Емельянов, В. В. Древний Шумер...
С. 114.
21
См.: Монтэ, П. Египет Рамсесов.
22
См.: Афанасьева, В. К. Литература Шумера
и Вавилонии : вступ. ст. // Поэзия и проза
Древнего Востока.
23
Поучения гераклеопольского царя своему
сыну Мерикара / пер. Р. И. Рубинштейн...
24
Афанасьева, В. К. Когда Ану сотворил
небо. Литература Древней Месопотамии. М. :
Алетейа, 2000. С. 65.
25
См.: Монтэ, П. Египет Рамсесов.
26
Афанасьева, В. К. Литература Шумера…
27
См.: Емельянов, В. В. Древний Шумер...
С. 114–115.
28
См.: Электронная еврейская энциклопедия.
URL: http://www.eleven.co.il/?mode=article&id=
12801&query=МИШНА
29
См.: Брагинский, И. С. У истоков художественного слова // Поэзия и проза Древнего
Востока…
30
См.: Монтэ, П. Египет Рамсесов.
31
См.: Матье, М. Э. Тексты пирамид – заупокойный ритуал: о порядке чтения «Текстов пирамид». URL: http://pero-maat.ru
8
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
8
Размер файла
1 708 Кб
Теги
знание, древневосточная, хранение, корни, способов, система, pdf, трансляции
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа