close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Научно-популярная литература вчера сегодня завтра..pdf

код для вставкиСкачать
Romanov D. A.
Д. А. Романов
Романов Дмитрий Анатольевич
доктор филологич. наук, профессор
Тульский государственный педагогический
университет им. Л. Н. Толстого
НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА:
ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА
Аннотация: статья посвящена обзору истории и современного
состояния различных жанров научно-популярной литературы.
Ключевые слова: научно-популярная литература, жанр, стиль,
форма изложения, занимательность.
Abstract: article reviews the history and current status of the various
genres of non-fiction literature.
Keywords: scientific and popular literature, non-fiction, genre, style,
form of presentation, entertaining.
Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут...
М.В. Ломоносов
Науку часто смешивают с знанием. Это грубое недоразумение.
Наука есть не только знание, но и сознание, т.е. умение пользоваться
знанием как следует.
В.О. Ключевский
П
опуляризация науки возникла, вероятно, одновременно
с самим научным знанием. Многие авторитетные исследователи научно-популярных жанров считают первой книгой подобного рода трактат Лукреция «О природе вещей». Так или
иначе, но человечество достаточно рано осознало потребность пропаганды научного знания среди тех, кто к науке прямого отношения не
имеет. В этом виделся глубокий смысл, связанный не только с просвещением людей, но и с высокой миссией самой науки – быть полезной человечеству (в противном случае, зачем она вообще нужна?).
Через популяризацию – в любом виде – можно сделать научное знание явлением функциональным, которым люди могут воспользоваться для того, чтобы сделать свою жизнь лучше, совершеннее, удобнее, красивее. И первая (самая обширная) группа читателей научно-
28
№4
Время науки
The Times of Science
популярных книг – это обычные, не посвященные в тайны и достижения науки люди, которым она (наука) хочет чем-то помочь.
И еще одна важная цель, которую изначально вкладывали в популяризацию научных знаний: подобного рода литература должна
быть, безусловно, интересной; и не просто интересной с точки зрения
фактологии, а быть пропитанной особым пафосом интереса, настоящей любви к тому, о чем рассказывается в популярной форме. Так исторически складывается вторая группа читателей научно-популярной
литературы – это те, кто, заразившись пафосом интереса, выберет для
себя науку будущим родом занятий. Речь идет о детях, подростках
или, говоря словами поэта, тех, «кто обдумывает житьё, решает – сделать бы жизнь с кого».
Молодые читатели наиболее требовательны – их на мякине не
проведешь. Их не заставишь читать то, что скучно по содержанию, что
перегружено терминами, что излишне наукообразно, что сухо или вяло по сюжету и т. д., и т. п. С. Я. Маршак, стоявший в 1920–1930-е гг.
у истоков советской научно-популярной литературы для детей
и юношества (он являлся руководителем детской редакции Госиздата
г. Ленинграда), говорил о том, что научно-популярная книга служит
тому, чтобы ее не только изучали, но и переживали, как роман
[1, с. 205]. Маршак считал, что популярная литература должна быть
научно-художественной. А научно-художественная книга – это книга,
пропагандирующая науку, рассказывающая о поражениях и победах
человеческой мысли. Она призвана быть общедоступной и обладать
лапидарностью формы, не утрачивая при этом сложности содержания.
Кто должен писать подобную книгу? На этот вопрос существуют
разные ответы. Но, как показывает история этого жанра, самые удачные результаты бывают тогда, когда «научные истины читатель получает не от посредников и компиляторов, а непосредственно от тех, кто
добывает их сам, – от ученых, ибо тот, кто сам трудится над добычей
истины, неизбежно сохранит, излагая, запал, вдохновение, смысл
и пафос своей работы, а стало быть, и ее поэзию. Читатель окажется
не пассивным потребителем истины, а взволнованным свидетелем
и деятельным участником ее добывания» [4, с. 339].
В русской научно-популярной традиции существуют блестящие
образцы подобного рода. Достаточно вспомнить книги А. Е. Ферсмана
о геохимии, М. П. Бронштейна о физике, Н. П. Бехтеревой о физиологии мозга, В. А. Плунгяна о языкознании и др.
Разумеется, перед учеными, создающими научно-популярную
книгу, стоит важная проблема – преодоление излишней сложности. И дело здесь не только в отказе от терминов в тех случаях, когда
возможно без них обойтись, а еще и в том, чтобы сама логика научного познания представала прозрачно и ясно, но при этом не примитивно.
В 1960-е гг., на пике развития отечественной физики и математики, было высказано довольно пессимистическое мнение по этому
2015
29
Romanov D. A.
Д. А. Романов
поводу: «…Вряд ли возможно хорошо информировать каждого человека о достижениях науки. Когда популяризаторы науки пытаются это
делать, они, с одной стороны, выполняют благородную задачу, хоть
как-то информируя людей о “заумных проблемах”, с другой – порождают опасное ощущение благополучия. Настоящее понимание подменяется жонглированием настоящими научными терминами и некими
совокупностями обычных слов, никакого отношения к этим терминам
не имеющих» [2, с. 11].
С этим едва ли можно согласиться. Но Е. Парнов, в те годы обозреватель «Литературной газеты», а впоследствии довольно оригинальный писатель, прав в своих опасениях. Научно-популярные книги
не должны превращаться в развлекательное чтиво или представлять
собой клочковатую смесь сложных научных рассуждений и занимательных антрактов между ними. Так называемая «занимательность»
научно-популярной литературы должна быть самой сущностью книги,
ее подлинным содержанием.
Кроме того, научно-популярная литература призвана будить воображение, темперамент, обладая не только богатым фактическим
материалом, но и живой, свободной формой изложения. Это касается
и названия книги, и ее композиции, и самого научно-популярного
языка, который не случайно образует самостоятельный подстиль среди функциональных стилей русского языка в целом. И овладеть им
совсем не легко. Тот же Е. Парнов в своей необнадеживающей статье
писал: «Интеллектуальный мир науки все сильнее отделяется от мира
людей, говорящих на обычном языке. Дифференциация науки, а следовательно, и дробление языка науки на все большее количество ее
“диалектов” отделяет ученых друг от друга, затрудняет, а порой делает
невозможным их профессиональное общение» [там же].
И все-таки общий язык находить можно и нужно. Ученые-популяризаторы всегда отличались изобретательностью по части стиля
и формы изложения научных истин, обращенных к неискушенному
читателю. Так, например, отдельные научно-популярные книги прошлого писались в стихотворной форме. И это были не только гуманитарные книги. Вспомним, с одной стороны, «Поэтической искусство»
Н. Буало, с другой – «Письмо о пользе стекла» М. В. Ломоносова.
Весьма интересной формой научно-популярных книг являются
диалоги, беседы. Такую книгу можно остановить в чтении на любом
месте, «выхватить» из нее фрагмент, остановить взгляд на отдельном,
интересующем читателя моменте, не говоря уж о том, что диалог является, пожалуй, самой живой формой человеческого общения. Прекрасными образцами подобного рода книг считаются «История свечи» М. Фарадея и «Занимательные диалоги о языкознании»
В. К. Журавлева.
Научно-популярная литература может быть написана в разных
жанрах, и верится, что количество этих жанров с течением времени
будет расширяться. Наибольшее количество научно-популярных книг
посвящено проблемам и отраслям науки, ее сложным и более-менее
30
№4
Время науки
The Times of Science
простым отдельным вопросам; самостоятельную группу составляют
книги, посвященные прикладным аспектам научного знания или содержащие прикладные вопросы как дополнительные, но очень важные. Достаточно вспомнить прекрасные книги Я. И. Перельмана о физике, механике и астрономии, в которых внимательный читатель
найдет полезные для себя сведения об использовании физики в каждодневной жизни.
Своеобразным жанром научно-популярной литературы можно
считать биографии ученых. В этом отношении русская дореволюционная книжная традиция чрезвычайно богата. Высокопрофессиональный издатель и просто умный и чуткий человек Ф. Ф. Павленков
создал в 1890 г. прекрасную серию «Жизнь замечательных людей»,
которая в советское время была подхвачена Горьким и продолжает
существовать до настоящего времени. Романизированные биографии
ученых, биографии в очерках и рассказах, сопровождаемые изложением интересных фактов из жизни великих людей, а иногда и просто
последовательное повествование о судьбе, целиком посвященной самоотверженному служению науке, – что может быть лучшей популяризацией самой науки? За длительные годы существования серии
ЖЗЛ о некоторых личностях было написано несколько книг, и каждая
эпоха видела труд того или иного ученого по-своему. Это античные
философы Платон и Аристотель, великие физики Галилео Галилей
и Исаак Ньютон.
Самостоятельный жанр – книги энциклопедического характера,
посвященные научной систематике, даваемой глубоко по содержанию, но занимательно и просто по форме. С такими книгами рука об
руку можно пройти всю жизнь, они одинаково интересны и детям,
и взрослым. Мы ведем речь о книгах вроде «Жизни животных»
А. Э. Брема и «Жизни растения» К. А. Тимирязева.
Многие вопросы науки способны предстать как элементарные,
на первый взгляд, чрезвычайно легкие, но за которыми скрыт глубокий и трудный путь познания. Книги, посвященные таким вопросам,
призваны в первую очередь научить читателя, и дидактика является
их
органичным
глубоким
содержанием.
Таковы
книги
К. И. Чуковского «Живой, как жизнь: разговор о русском языке» или
Б. Ф. Поршнева «О начале человеческой истории». «Учительное зерно» положено в основу замечательной книги М. В. Панова «И все-таки
она хорошая. Рассказ о русской орфографии, ее достоинствах и недостатках» или талантливых очерков М. П. Бронштейна «Солнечное
вещество» и «Лучи икс».
С другой стороны, существуют книги, которые лишь слегка приоткрывают завесу над тайнами науки и дают понять, сколько нужно
потратить сил – интеллектуальных, а нередко и физических, – сколько необходимо затратить времени для того, чтобы по-настоящему глубоко погрузиться в подлинные проблемы науки. В подобных книгах
четко обозначено, что для читателя излагаются только самые общие,
самые поверхностные идеи сложнейшего научного космоса. В пример
2015
31
Romanov D. A.
Д. А. Романов
можно привести книги С. Хокинга «Мир в ореховой скорлупке»,
А. Б. Мигдала «От догадки до истины», Н. П. Бехтеревой «Магия мозга и лабиринты жизни».
Замечательный жанр научно-популярной литературы составляют рассказы о путешествиях, о полярных исследованиях, об открытии космоса, о прорывах человечества в новые пространства природы
– макро- и микромир и т. д. Вспоминаются прекрасные сочинения
В. А. Обручева, Я. П. Голованова, Я. Б. Зельдовича и др.
В целом справедливо утверждение: «Наука никогда не опустится
со своих высот и никогда не станет понятной для всех» [2, с. 11]. Однако была, есть и будет задача, которую небезуспешно решает понастоящему талантливая научно-популярная литература, – поднять
любого человека (если только он действительно хочет) до этих высот.
Литература:
1. Маршак С. Я. О большой литературе для маленьких // Маршак С. Я. Собрание сочинений в 8 томах. Т. 6. М.: Худож. лит-ра, 1971.
С. 195–243.
2. Парнов Е. И. Язык науки: станет ли он доступней? // Литературная газета. 1968. № 7. С. 11.
3. Разгон Л. Э. Волшебство популяризатора. М.: Наука, 1966. 159 с.
4. Чуковская Л. К. В лаборатории редактора. М.: Время, 2011. 416 с.
Книги лауреатов и финалистов Премии «Просветитель» ежегодно направляются в 125 библиотек регионов России. ТГПУ им. Л.Н. Толстого участвует в библиотечной программе конкурса с 2012 года. Книги премии Просветитель доступны
на абонементе научной литературы в Научно-образовательном библиотечноинформационном центре (библиотеке). На сайте университета представлена виртуальная выставка книг, поступивших в библиотеку.
32
№4
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
9
Размер файла
1 170 Кб
Теги
сегодня, завтра, популярная, литература, pdf, научно, вчера
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа