close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Советский плакат в борьбе с религией (1917-1920 годы)..pdf

код для вставкиСкачать
Литература
1.
Мельник
С.И.
Способы
речевого
воздействия
на
собеседника.
http://www.elitarium.ru/2009/11/25/rechevoje_vozdejjstvije.html.
2.
Тарасов Е.Ф. К построению теории речевого общения// Речевая коммуникация:
теория и методика преподавания в вузе. М., 2004.
3.
Ребер А. Большой толковый психологический словарь. В 2 т. М.: Вече Аст,
4.
Романова Н.Н., Филиппов А.В. Об учете понятий и явлений психологии в
2000.
вузовском
преподавании
культуры
речевого
общения
//
Проблемы
речевой
коммуникации: межвузовский сборник научных трудов. Вып. 9. Изд-во Саратов. ун-та,
2009.
5.
http://www.info-mark.ru/abc.php?l=%DD&n=&termin=593).
УДК 94(47).084.3
СОВЕТСКИЙ ПЛАКАТ В БОРЬБЕ С РЕЛИГИЕЙ (1917—1920 ГОДЫ)
Чаус Надежда Васильевна,
преподаватель, redkollegiamgus@mail.ru,
ФГОУВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса»,
г. Москва
Revolutionary process in Russia were accompanied by certain unforeseen and
destructive actions and as the result there were many victims among faith-based institutions and
believers. Authorities tried to use the talents and artistic possibilities of poster artist who
collaborated with it with a view to reinforce the political, legal, military and economic efforts
with the help of aesthetic, visual, striking and compelling images.
Key words: Soviet authority, religion, atheism. Ideology, poster
Революционные
процессы
в
России
сопровождались
определенными
непредвиденными и разрушающими действиями, в результате которых жертвами
становились конфессиональные институты и верующие. Власть целенаправленно
использовала талант и художественные возможности плакатистов, сотрудничавших с
ней, для подкрепления политических, правовых, военных и экономических усилий
эстетическими, наглядными, яркими и убедительными образами.
Ключевые слова: советская власть, религия, атеизм, идеология, плакат
При анализе тематики советского плаката 1917—1920-х годов можно выделить
несколько ключевых проблем: борьба за власть, рабочий и крестьянский вопросы,
ликвидация безграмотности, борьба с беспризорностью, новый быт, борьба с религией,
спорт, гигиена и санитария и др. Борьбе с религией придавалось огромное значение,
поскольку новая власть была полна решимости создать внеконфессиональный строй,
уничтожив связующие с прошлым духовные нити.
После октября 1917 года была развернута борьба за «атеистическое государство».
Уже на следующий день после свержения Временного правительства были проведены
первые государственные мероприятия по отделению церкви от государства. Монастыри и
церкви лишались своих земель в соответствии с декретом о земле, принятым в октябре
1917 года, что существенно подрывало экономическую базу РПЦ. В декрете от 23 января
1918 года первым пунктам написано: «Церковь отделяется от государства…» и далее в
последующих пунктах: «Никакие церковные и религиозные общества не имеют права
владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют. Все имущества
существующих в России церковнйых и религиозных обществ объявляются народным
достоянием» [4. С. 263].
Серьезным потрясением для православных верующих стало повсеместное
вскрытие мощей, с особой силой развернувшееся в 1919 году. Операция сопровождалась
составлением протоколов, и если обнаруживались не сохранившиеся мощи в целостном
виде, этот момент обнародовался, использовался для атеистической пропаганды и
обвинений сознательного обмана церковью народа. Духовенство и верующие пытались
противостоять этому акту вандализма властей, но такой протест в основном заканчивался
арестом, судом и высылкой. Количество «погибших за Церковь» в годы гражданской
войны составило около 12 тыс. мирян, несколько тысяч человек приходского духовенства
и монашествующих, а также 28 архиереев (высшего духовенства в РПЦ) [3].
Согласно постановлению СНК от 11 декабря 1917 года церковно-приходские
(начальные, одноклассные, двухклассные) школы, учительские семинарии, духовные
училища, академии и все другие низшие, средние и высшие школы и учреждения
духовного ведомства передавались в ведение Наркомпроса. Переходило в ведение
государства также все их движимое и недвижимое имущество (здания, земельные участки,
библиотеки, ценные бумаги и т.д.). Революционные процессы сопровождались
непредвиденными и разрушающими действиями, в результате которых жертвами
становились православные и другие религиозные храмы, монастыри, духовные лица.
Власти говорили о скором изъятии из храмов священных сосудов, при этом причастие
сравнивалось с «колдовским актом».
Плакат был одним из сильных инструментов борьбы за советскую идеологию,
которая должна была пронизать все пространство повседневной и праздничной жизни
рядового человека, ранее подчинявшееся обрядовой культуре традиционных для России
конфессий. Появились первые антирелигиозные лозунги и плакаты: «Попы — это вши на
народном теле», «Священники — пособники мародеров и помещиков». При этом церковь
и религия прямо связывались с классовым толкованием прошлой жизни, представали как
непосредственные пособники и слуги эксплуататоров, социальная ненависть и зависть к
которым были весьма распространены и подпитывались художественными образами –
карикатурными, сатирическими, акцентированными на обесценивание прежних норм и
ценностей, прежней социальной иерархии. Как и примитивные политологи, плакаты
крайне упрощают действительность. Однако понять их тоже не просто. Нужно сначала
изучить их язык, цвета, символы.
Так, плакат А. П. Апсита «Интернационал» 1919 года представляет капитализм в
образе сфинкса с бычьими (или, возможно, сатанинскими) рогами, между которыми
размещается корона в виде верхушки православного храма [5]. Его форма – большой
золотой купол между четырьмя маленькими – соответствует очертаниям храма Христа
Спасителя. Красный ледокол, символизирующий РСФСР, разрубает и топит глыбы
черного льда (с надписями «Колчак» и «Деникин»), из-под которых выглядывают головы
двуглавого орла и купол храма с покосившимся крестом [1. С.13].
Крест на советских плакатах является одним из наиболее распространенных
символов, разделяющих противоборствующие стороны. Лагерь врагов практически всегда
включает православного священника с большим крестом, как на плакате Н.В. Денни 1919
года «Деникинская банда». Крест в руках у священнослужителя и корона, которая
увенчивает голову царя, входит в число атрибутов того же лагеря и на плакате А.П.
Апсита (1918 год) «Царь, поп и богач на плечах у трудового народа». Как бремя, трон и
средство неправедного управления народом на плакате 1920 года Моора «Христос терпел
и нам велел» выглядит огромный золотой крест в центе сюжета [5].
В ранних плакатах нередко заимствовались и иконописные традиции. Уже
упоминавшийся плакат неизвестного художника «Что дала октябрьская революция
трудящимся» 1919 года, например, посредством композиции житийной иконы с клеймами
повествует о материальных и духовных завоеваниях революции — свобода, земля, хлеб,
знания, образование [5]. Такой подход был вполне оправдан – с одной стороны, он
пропагандировал новые идеи привычными для глаза рядового человека средствами и
принципами, с другой стороны – как бы вписывал новую политическую и нравственную
систему в традиционные смысловые и образные ряды, проводя идею глубинной
преемственности старого и нового.
В частности, сюжет борьбы одного из самых чтимых в православии Георгия
Победоносца со Змием — один из самых распространенных в плакате первых лет
советской власти. Он появляется в трансформированном виде: роль Георгия Победоносца
возложена
на
красноармейца
или
рабочего,
что
подсознательно
возвышало
и
психологически оправдывало жертвы гражданской войны.
Позднее, в соответствии с хронологическими событиями войны, образ змия
заменяется образами Антанты и Врангеля. В этом отношении интересен плакат
Б.В. Зворыкина «Борьба красного рыцаря с темной силою» 1919 года. «Темная сила» на
плакате воплощена в образе воина на белом коне, в древнерусском остроконечном шлеме
и кольчуге. С ней борется «красный рыцарь». Враг, напоминающий одеянием витязя с
белогвардейского плаката «За единую Россию» (и противники советской власти всячески
использовали силы художников в своей борьбе), без сомнения, является аллегорией Белой
армии. Второй противник красного всадника, воюющий вместе с древнерусским воином,
имеет облик западноевропейского рыцаря и, вероятно, олицетворял союзников России по
Антанте [5].
Всадник-«красный рыцарь» предстает на плакате в рабочей одежде и фартуке, из
рыцарской атрибутики у него имеется только щит, на котором изображен символ
советской государственности – скрещение серпа и молота. Нетрадиционно также оружие
красного рыцаря: вместо копья и меча — соответствующий «пролетарскому» облику
персонажа молот. Эта фигура в целом далека от иконописного прообраза, но генетическая
связь с изображением Георгия Победоносца просматривается достаточно четко. Можно
согласиться с выводом одного из специалистов: «Расчет художников массового искусства
был верным. Знакомый, усвоенный русским человеком почти на подсознательном уровне
образ Георгия Победоносца, пронзающего змея, действовал завораживающе-убедительно,
как слова заученной наизусть молитвы или песни. И насколько змеевидное чудище
однозначно воспринималось как знак зла, настолько всадник, его убивающий, как знак
Добра» [2. С. 245].
И здесь доминантой общественной психологии и отношения к бывшим носителям
высшей власти и высшей духовности являлась бескомпромиссность. Ассоциативный ряд
закреплял преемственные связи между сословной иерархией Московской Руси и
императорской России, оправдывая одновременно классовую ненависть ко всем, кто мог
олицетворять эти связи. Так, более удаленной от иконописных традиций вариацией
является плакат Д. С. Моора «Казак, ты бил царей и бояр, сбрось боярина Врангеля в
Черное море» [5]. Плакат Кукрыниксов 1920 года «Мы, милостью пушек, нагаек и
пулеметов» сочетает в себе циничную иронию и насмешку над религией и царской
властью, показывая их представителей во главе с царем шагающими по пространству,
залитому кровью и перешагивающими через трупы вдоль виселиц [5].
Не менее насмешлив плакат В.Н. Денни 1920 года, на котором глава Советского
государства сметает с земного шара «классово чуждых» персонажей, в том числе
священника: «Товарищ Ленин очищает землю от нечисти» [5]. Противоестественным в
этом плакате можно считать тот факт, что «красная» пропаганда применяет понятие
«нечисть» к представителям христианского общества, ведь традиционно в русском языке
сверхъестественные нечестивые силы определяются как враждебные Христу. Эта
метафора выполняет ту же функцию, что и метафоры «гадина», «паразиты» – позволяет
считать противника негуманным и абстрагироваться от мысли о нем как о человеке.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
793 Кб
Теги
1917, религией, борьба, 1920, советские, pdf, годы, плакат
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа