close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Статуты средневековых университетов Западной Европы как отражение их организации..pdf

код для вставкиСкачать
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ»
№10/2015
ISSN 2410-700Х
этом учитывался тот факт, что культурный потенциал региона представлял собой значительный ресурс в
решении проблем модернизации российского государства и общества.
Список использованной литературы
1. Бирженюк Г.М., Марков А.П. Основы региональной культурной политики и формирование культурнодосуговых программ. СПб.: Гос. ин-т культуры, 1992. 126 с.
2. Богатырева Т. Г. Государство как субъект культурной политики России // Панорама культурной жизни
стран Российской Федерации: Информ. сб. Вып. 1. М: Информкультура, 2003. С. 2–42.
3. Заельская С. А. Культурное пространство Южного Урала в условиях системных реформ (1985-2000 гг.).
Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2011. 204 с.
4. Закон Удмуртской Республики о культуре. Ижевск: МК УР, 1997. 48 с.
5. Кириллов А.Д., Кириллова Н.Б. Урал социокультурный: Наука. Образование. Искусство. СМИ.
Екатеринбург: Уральский рабочий, 2000. 176 с.
6. Конституция Российской Федерации (с гимном). М.: Проспект, 2014. 32 с.
7. Основы законодательства Российской Федерации о культуре // Рос. газ. 1992. 17 декабря.
8. Открытое заседание коллегии Министерства культуры Свердловской области «О работе органов и
учреждений культуры и искусства Свердловской области в 2002 году по реализации областного закона «О
культурной деятельности на территории Свердловской области». Задачи отрасли на 2003 год.
Екатеринбург, 2003. 12 с.
9. Парламентская неделя. Газета Законодательного Собрании Челябинской области. 2006. 24 апреля.
10. Попов Л. А. Совершенствование законодательной базы в сфере культуры и искусства – основа
формирования государственной политики Челябинской области // Материалы депутатских слушаний по
вопросам развития культуры и искусства в Челябинской области. Челябинск, 2001. С. 12 – 17.
11. Постановление Законодательного Собрания Оренбургской области от 21.06.2005 N 2352 "О законе
Оренбургской области "О культурной деятельности в Оренбургской области" [Электронный ресурс] URL:
http://orenburg.news-city.info/docs/sistemsq/dok_ieqewi.htm (дата обращения 01.10.15)
12. Суховей А.Ф., И.М. Голова, В.И. Волков. Приоритетные направления и механизмы реализации
культурной политики региона в условиях реформ (на примере Свердловской области). Екатеринбург: Ин-т
экономики, 2005. 65 с.
13. Федеральная культурная политика в России. (Сборник документов. 1991 – 1999 гг.) М: ГИВЦ МК РФ,
2000. 140 с.
14. Центр документации общественных объединений Свердловской области. Ф. 4. Оп. 120. Д. 240. Л. 96.
15. Эволюция культурной деятельности в новом столетии: Социально-экономические аспекты культурной
политики: В 3 т. Т. I: Очерки культурной жизни России на рубеже веков / Отв. ред. Б.Ю. Сорочкин. - СПб.:
Алетейя, 2005. 400 с.
© С.А. Заельская, 2015
УДК 433
Попов Максим Евгеньевич
Студент ГАГУ
г.Горно-алтайск, РФ
Е-mail:mr.popov1234@list.ru
СТАТУТЫ СРЕДНЕВЕКОВЫХ УНИВЕРСИТЕТОВ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ КАК
ОТРАЖЕНИЕ ИХ ОРГАНИЗАЦИИ
Аннотация
Предметом настоящего исследования является организация обучения в западноевропейских
171
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ»
№10/2015
ISSN 2410-700Х
средневековых университетах. Ценные сведения по данной проблеме дают Статуты (то есть, Уставы)
университетов. В первую очередь, следует отметить Статуты Парижского (1255 г.) и Пражского
университетов (1366 г.), Венский статут (1389 г.) и Тюбенгенский статут (1477 г.). Анализ статутов
позволяет рассмотреть интеллектуальную жизнь студентов, их отношение к образованию и менталитет,
кроме того распорядок и специфику образовательного процесса.
Ключевые слова
статут, студенты, университет, диспут
Новым явлением интеллектуальной и социальной жизни средневековой Западной Европы стало
появление университетов и развитие университетского образования.
Развитие университетского образования было вызвано возникшей к тому времени потребностью в
узкопрофильном специалисте – юристе, медике и богослове, способном компетентно решать вопросы,
вставшие перед европейцами в начале Классического периода.
Даже первое знакомство с этими документами позволяет заметить, что западноевропейские
университеты значительно различались своим устройством. Болонский университет возник как главный в
Западной Европе центр по изучению римского права. Именно в этом университете студенческая жизнь
была наиболее активной, поскольку сам университет считался организацией не преподавателей, а
студентов. Возникшие в Болонском университете студенческие гильдии получили право руководить всей
университетской жизнью, тем самым преподаватели этого университета были лишены права голосовать на
университетских собраниях, а весь учебный процесс протекал под строгим контролем студентов.
Иные порядки были в Парижском университете. С 1215 года он находился под покровительством
папы римского. Как следствие – студенты и преподаватели этого учебного заведения были лишены многих
академических свобод, им вменялось в обязанность участвовать в борьбе с ересью, а теологический
факультет университета стал ответственным за формирование официальной доктрины церкви и за ее
идеологическую защиту.
Обучение в Парижском университете проходило во время больших семестров (с 1 октября до пасхи)
и малых семестров – от пасхи до 1 июня [1].
Согласно статуту Парижского университета существовала своеобразная иерархия должностей
преподавателей. В списках членов Совета университета и участников процессий на первом месте стоял
ректор, за ним указывались доктора теологии, затем вписывались имена остальных докторов и декана
факультета искусств. Завершали список бакалавры теологии и магистры искусств. Первенство бакалавров
теологии перед магистрами искусств подтверждает старшинство теологического факультета по отношению
к другим факультетам [2, с. 184].
Все средневековые университеты делились на четыре факультета. Обучение начиналось с
артистического факультета – наиболее многочисленного по числу студентов. Он считался младшим
факультетом, и учились там шесть лет. На этом факультете учащимся давались основы наук[3].
Студенческий коллектив младшего факультета делился по национальностям. Внутри каждой такой
национальной группы – «нации», существовала взаимная поддержка, в частности, оказывалась помощь
нуждающимся студентам. Университеты, благодаря «нациям», стали исходным пунктом для образования в
Европе национальных организаций и поддержания интернационального характера университетской
жизни[3].
Обучение в средневековом университете отличалось от современного. Прежде всего, не было
специализированных аудиторий для проведения занятий. Так в Парижском университете преподаватели
зачастую проводили занятия у себя дома.
Об особенностях лекционных занятий в средневековых университетах можно судить по «Статуту
Парижского университета о методах чтения лекций». Согласно этому документу, использовались два вида
чтения лекций. В первом случае магистр говорил с кафедры очень быстро, студенты не успевали
записывать информацию, и, в основном, слушали. Во втором случае магистры говорили медленно, и
студенты успевали за ним записывать. В этом же Статуте отмечалось, что первый способ был призван
172
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ»
№10/2015
ISSN 2410-700Х
лучшим, «хотя бы никто не мог записывать за ними в их присутствии» и стал обязательным для всех
лекторов Парижского университета. Он, якобы, позволял наиболее полно развить способности студентов и
формировать в их голове понятия [1]. Нарушителей данного постановления лишали должности, почестей и
права читать лекции на один год. Наказание удваивалось, если проступок преподавателя повторялся, и
учетверялось, если тот нарушал требования Статута ещё раз. Впрочем, если студент все же пытался что-то
записать за спешащим преподавателем, его отстраняли от слушания лекций [1].
Сведения, позволяющие судить о качестве преподавания, даёт статут Пражского университета XIV
века. Согласно его содержанию, лекции в нем читались бессистемно, с ошибками, «из-за чего студенты
терпят большой убыток, а факультету и даже целому университету грозит великое поношение. Ибо каждый
читал, что угодно и когда угодно, руководствуясь собственным произволом» [4]. Этот же Статут содержит
решение факультетского собрания, члены которого постановили, что каждый магистр может читать
собственные сочинения сам, или посредством достойного чтеца. Читать чужие сочинения разрешалось
только в том случае, если они составлены прославленными магистрами и были перед тем тщательно
проверены [4].
Особое значение в жизни студента средневековья придавалось умению говорить: чтобы успешно
выступать на диспутах. Сведения о правилах проведения диспутов даёт статут Пражского университета.
Ординарный диспут мог проводиться с утра до вечерних часов. Руководитель диспута распределял темы
для софизма – не больше трёх тем, по три софиста на каждую. Один из софистов утверждал, другой
отрицал, а третий сопоставлял высказанные точки зрения [5]. В Сорбонне диспуты имели свои
особенности. Магистр должен был предложить студентам вопросы за две недели до диспута. Если магистр
вопросы вовремя не давал, и диспут по этой причине отменялся, то магистр должен был выставить
студентам две кварты вина[6,с.106].
Во время диспута рекомендовалось пользоваться академическими оборотами речи, например, «не
нахожу истинным», «недопустимо», «немыслимо» [5].
В дни диспутов не читались лекции, что подтверждает важность диспута в процессе обучения.
Диспуты проводились и во вне-учебное время. Отечественный медиевист Н.С. Суворов приводит в
подтверждение цитату одного француза «диспутируют до обеда, во время обеда, после обеда; диспутируют
публично и в уединении; диспутируют во всяком месте и во всякое время» [7, стр. 211]..
Помимо диспутов, практические занятия включали в себя репетиции. Они состояли в подробном
объяснении отдельного текста. В германских университетах репетиции имели вид живого диалога между
учителем и учеником: учитель предлагал вопросы учащемуся и заставлял его на эти вопросы отвечать,
чтобы узнать пробелы в знаниях и заполнить их[7, стр. 212]. Диспуты и репетиции позволяют судить о
рассудительности студентов средневековья.
Многие поступившие в университет его так и не заканчивали. Это было обусловлено длительным
сроком и высокой платой за обучение, а также обязательными расходами на подарки и угощения по случаю
сдачи экзаменов. Студенты тратились на покупку письменных принадлежностей и книг. Большие суммы
уходили на оплату занятий. За чтение лекций магистр получал от студентов гонорар. Гонорар должен был
поступать преподавателю своевременно, а за просрочку со студента взимался штраф. Это хорошо
просматривается в Венских статутах. В некоторых университетах штраф взимался в двойном размере[7, с.
202].
Студент, не имеющий возможности платить за занятия, имел право заявить об этом Комитету
таксаторов. Студенты, не имеющие годовых расходов в размере 12 флоринов, полностью освобождались от
платы, если подтверждали свою бедность клятвой магистру либо ректору. Статут донес до нас текст этой
клятвы: «Господин декан и мои учителя! Прошу ради господа, чтобы вы освободили меня от оплаты,
которую должен заплатить факультету, потому что, говоря по совести, не имею в настоящие время для
дальнейшей жизни кроме книг и одежды каких- либо вещей, которые стоят три копы грошей или
двенадцать флоринов, но как только буду иметь вещи такой цены, охотно и без промедления заплачу» [4].
Если же выяснялось, что освобожденный от платы по бедности студент живет не по средствам (был уличён
в роскоши, носит дорогой костюм), его обязывали вновь оплачивать обучение [7, с. 203].
173
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ»
№10/2015
ISSN 2410-700Х
Только к концу средних веков поборы студентов в пользу преподавателей были отменены.
Преподаватели стали получать жалование от университета или церковный бенефиций от города. Договор
1477 г. между Базельским городским советом и магистром местного университета является тому
свидетельством[7, с. 204].
По окончании университета студент мог претендовать на степень бакалавра. В этом случае он
должен был явиться на собрание факультета, где приносил присягу, после чего декан или старший магистр
спрашивал, прослушал ли он труд Петра Испанского о доказательствах, заключениях и софистических
опровержениях, а также труды Аристотеля. В случае положительного ответа проходил публичный акт
промоции, о котором можно судить по содержанию Пражского статута. Магистр предлагал студентусоискателю софизм, который тот должен был разрешить путём рассуждений и привлечения цитат из
сочинений христианских и античных авторитетов. Затем педель (судейский служитель) велел соискателю
облачиться в одежду бакалавра и сесть среди других бакалавров. Магистр предлагал ему квестию (задачу),
которую необходимо было тут же решить. После этого педель приказывал студенту произнести три
последние клятвы, и магистр давал ему степень бакалавра [4].
Таким образом, изучение статутов западноевропейских средневековых университетов позволяет
понять, с какими трудностями сталкивался средневековый студент, стремившийся несмотря на
всевозможные препятствия получить достойный социальный статус в обществе.
Список использованной литературы
1. Статуты французских университетов [электронный ресурс]. URL:. http://www.vostlit.info (дата
обращения 26.04.15).
2. Матулис Т. Н. Послушник и школяр, наставник и магистр. – М.: РОУ, 1996. – 416 с.
3. Документы по истории университетов Европы XII-XV веков [электронный ресурс]. URL:.
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty (дата обращения 26.04.15).
4. Статуты Пражского университета, 1366-1471 [электронный ресурс]. URL:. http://www.lifeofpeople.info
(дата обращения 26.04.15).
5. Статуты
факультета
искусств
Пражского
университета
[электронный
ресурс].
URL:
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty (дата обращения 26.04.15).
6. Смирнова Е. Д. Повседневность средневековья. – Мн.: Издательский центр БГУ, 2010. – 152 с.
7. Суворов Н.С. Средневековые университеты. – М.: Книжный дом «Либроком», 2012. – 256 с.
© М.Е.Попов, 2015
УДК 392
Стаховска Дарья Агнешка
аспирант, кафедра истории России, КЧГУ им. У.Д. Алиева,
г. Карачаевск, РФ
e-mail: dasza16@mail.ru
ЭТНОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН ИСПОВЕДИ КАК РЕГУЛЯРНОЙ ДУХОВНОЙ ПРАКТИКИ В
СРЕДЕ ГОРЦЕВ- НЕОФИТОВ КЧР
Аннотация
Статья посвящена выявлению особенностей этнокультурного феномена исповеди как регулярной
духовной практики в жизни христианских неофитов Карачаево-Черкесской Республики. Исследование
раскрывает подробности ритуала исповеди как магического обряда очищения от грехов в среде библейских
христиан, описывает условия для его возникновения, а также этапы совершения. На основании собранного
полевого материала автором выделены и раскрыты два вида исповеди: личная и публичная. Данна работа
174
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
22
Размер файла
1 683 Кб
Теги
западной, университета, статути, отражение, pdf, средневековой, европы, организации
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа