close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Художественная культура абазин..pdf

код для вставкиСкачать
УДК 008
Экзекова Лейла Исмаиловна
кафедра теории и истории культуры
им. профессора А. И. Манаенкова.
Краснодарский государственный
университет культуры и искусств
leila-cekova@mail.ru
Leila I. Ekzekova
theory and history of culture Department of
Professor A.I. Manaenkov,
Krasnodar State University of
Culture and Arts
leila-cekova@mail.ru
ХУДОЖЕСТВЕННАЯ
ART CULTURE OF
КУЛЬТУРА АБАЗИН
ABAZA
Аннотация. Статья посвящена изучению
художественной культуры абазин в разноэтническом обществе и сохранение толерантных отношений между народами и
культурами Карачаево – Черкесии. Не последнюю роль в этом играет менталитет
контактирующих народов. Способность
«услышать» и «понять другого» вырабатывается веками, особенно если речь идет об
этническом и национальных уровнях. Говорится о роли института семьи как важнейшей составляющей преемственности культуры, как «передача» культурных традиций,
а также о сохранении традиционного семейного уклада у народов республики, что
оказало огромное влияние на формирование художественной культуры.
Annotation. Тhe article is devoted to the study
of the artistic culture of Abaza in a multiethnic
society and the persistence of tolerant relations between the nations and cultures of Karachay – Cherkessia. It is too difficult to overestimate the role of interacting people, belonging to different ethnicities. The ability to listen
and understand one another is formed
through centuries, especially if we speak
about ethnicities. It says about the role of the
family as the most important component of
continuity of culture, as «transmission» of cultural traditions, family life preservation of the
peoples of the republic, which had an enormous influence on the formation of art culture.
Ключевые слова: художественная культура,
толерантность,
семья,
КарачаевоЧеркесия, абазины.
Keywords: art culture, tolerance, family, Karachay-Cherkess, Abazins.
какого-либо явления подтверЦ елостность
ждается обычно неделимостью на части и
шившемся факте объединения вариантов абхазоабазинской, адыгской, карачаево-балкарской,
тюркской и славянской культур, за которыми стоят
разноязычные народы: абазины, черкесы, карачаевцы, ногайцы и русские. И весь этот культурный
субстрат замешан на российской основе, где, в
частности, в некоторых видах искусства местные
мастера пошли по пути, уже открытому и пройденному русскими [2, с. 208]. Естественно, что и живопись, и профессиональная музыка, и профессиональный театр, как относительно молодые виды
местного искусства, начав формироваться в теснейшем контакте с российскими, занявшими к тому
времени в российской культуре ведущие места, в
значительной мере носят черты влияния русского
художественного мышления в этих искусствах.
Карачаево – Черкесия наполнит эти виды духовной деятельности своим национальным, самостоятельным содержанием, глубже вскрыв ментальность каждого из народов [2, с. 209].
сохранением своих основных качеств даже при
потере или недостатке какого-либо элемента.
Художественная культура представляет собой
некую целостность, входящую, как необходимый
элемент, в культуру народа в качестве ее подсистемы, отражая сущностные ее качества через
духовную, художественную деятельность. Таким
образом, можно говорить и о системности самой
художественной культуры, входящей в систему
культуры вообще.
Целостность художественной культуры, в частности, может быть доказана взаимозависимостью,
взаимообусловленностью разных ее измерений. В
частности, принимая за главные измерения – духовно-содержательное, морфологическое и институциональное – следует, как минимум, доказать их
взаимозависимость на материале художественной
культуры разноэтнической Карачаево-Черкесии.
Суть проблемы в том, что разноэтническое состояние общества, как правило, диктует или антагонистические, или соседские, или добрососедские отношения между народами. Во всяком случае, как
минимум, – терпимые друг к другу. Анализ же состояния художественной культуры республики показал, что здесь мы имеем право говорить о свер-
Толерантность отношений между народами и
культурами Карачаево – Черкесии – явление не
характерное для Северного Кавказа. Поэтому так
важно понять генезис, исторический процесс его
формирования в условиях явно политического
объединения населения республики. Очевидно,
искусственно примирить разные народы невоз108
можно (Пример - Чечня и Ингушетия, Косово и
Сербия и т.п.). Должно быть н е ч т о, пусть забытое, но ранее объединявшее эти народы. Генетическая память иногда хранит в себе свидетельства, фантастические на взгляд современников.
названный древними греками «единством многообразия»: это выражается в том, что каждый
член семьи, включая детей и стариков, является
своеобразной, уникальной личностью, обладающей правом на проявление своих интересов,
потребностей, склонностей, а одновременно
связь этих уникальных личностей образует целостное единство [3, с. 306].
Очевидно, что в выработке толерантных отношений не последнюю роль играет менталитет контактирующих народов. Способность «услышать»
и «понять другого» вырабатывается веками, особенно если речь идет об этническом и национальных уровнях. Рассмотрев историю формирования
менталитета на уровне нации, возможно, будут
найдены объяснения многим явлениям в межнациональных отношениях. Очевидно также, что
формирование менталитета шло синхронно,
адекватно формированию этноса, когда консолидация племен была обусловлена не только политическими целями, но и духовной близостью,
давшей возможность выработать общие культурные архетипы как вневременные схемы осознания
и отражения мира. Затем эти архетипы воплотились в строении семьи, в которой закрепляли архетипические качества менталитета каждой личности.
Стойкость сохранения традиционного семейного
и даже общественного уклада у народов Карачаево – Черкесии естественно оказала огромное
влияние на формирование художественной
культуры, поскольку она развивается имманентно самой культуре. Но одна из ее сторон, институциональная, в условиях Карачаево – Черкесии
была развита слабо, поэтому основные приметы
художественно-культурной жизни сохранились,
прежде всего, в быту: в убранстве домов, в
одежде, кухонной утвари. Быт – наиболее четкая
сфера проявления национального своеобразия.
Но быт – и сфера наиболее гибкого отношения к
достижениям в этой области соседних народов.
Это открытая область человеческого бытия, куда
быстро и безболезненно проникают усовершенствования, достигнутые соседями. «Облегчить»,
«усовершенствовать», «украсить» быт – генеральное направление в развитии человеческого
общества. «Открытость» этой сферы общения
помогла сохранить не только достижения собственной культуры, но и культуры других народов.
И это отчетливо прослеживается на примере сообщества народов Карачаево-Черкесии и ее художественной культуры. Целостность ее сформировалась на основе тесного контакта, взаимоодолжения соседей цивилизационными, культурными достижениями, прослеживающимися и
в одолжениях художественных [2, с. 238]. Более
подробно остановимся на развитии этой сферы у
абазин, появившихся здесь довольно поздно, но
полностью воспринявших культуру местных
народов, особенно адыгов.
В передаче ментальности не последнюю, если не
главную роль, играет семья, система воспитания.
Для народов Северного Кавказа, в частности –
Карачаево – Черкесии, институт семьи – важнейшая составляющая преемственности культуры,
культурных традиций. На протяжении веков его
функция почти не изменилась. Являясь одним из
основных институтов формирования человека,
«семья становится долговременной, прочной системой, ибо передача детям тех поведенческих
программ, которые не передаются генетически,
требует гораздо больше времени, трудов; семья
и должна создать наиболее благоприятные условия для того, чтобы ребенок начал усваивать
опыт человеческого поведения, накопленный
всей предшествующей историей человечества, а
это может произойти лишь в прямом и многолетнем, длительном общении детей и родителей. ...
Задачей семьи становится не только ... детопроизводство, кормление и защита потомства, но и
процесс его «очеловечивания» [3, c. 306]. Понятно, что на этническом уровне это «очеловечивание» шло в рамках миропредставления и миропонимания, выработанного этносом как макрокосмосом, в котором свою обязательную функцию
выполнял микрокосмос – семья. В последнее
время институт семьи привлек самое пристальное внимание этнологов, социологов, которые
пытаются осмыслить феномен сохранившегося
на века традиционного семейного уклада у местных народов.
Абазины переселились на территорию Карачаево –
Черкесии из Закавказья, покинув склоны Бзыбского
хребта (Абхазия) в XVIII в. После переселения перестали существовать многие этнические группы
абазин. Сохранились в основном тапананта и шкарауа. Другие же или полностью ассимилировались, или перебрались в Турцию. Селения абазин
развивались по общекавказскому типу. С адыгскими жилищами абазинские роднятся круглой в
плане формой – «акуацв». Длинные же дома делились перегородками по типу абхазских – «аганвна». Имелись отдельные пристройки или изолированные комнаты для женатых сыновей –
«лэгьунэ» [4, с. 143]. С переселением на плоскость абазины перестали строить отдельные дома
для сыновей, ограничившись «мхIара» – пристроенной к основному кругу комнатой. К числу хозяйственных построек (псаутла) относились: закрытый
навес для коров (бакъ), некрытый телятник
(хIамач), плетенные амбары (ца), летняя кухня
(мацIауырта), плетенные и обмазанные глиной
сапетки для пчел (щхамартан), отгороженное
место для зимнего содержания скота, оставленного при доме, конюшня (тшбора), курятник (гьадащ),
кормушка для скота, (ччора), два отхожих места
(для мужчин и женщин отдельно). Незначительное
Семья, считает М.С. Каган, не просто ячейка
общества, но его модель, микромир широкого
социального макромира. Это сказывается, вопервых, в том, что семья имеет два измерения –
горизонтальное и вертикальное, отражающие оба
измерения социального бытия – пространственное и временное, т.е. социально-структурное и
историческое. Кроме того, «семья, – если она,
разумеется, полноценная, – представляет собой
идеальную модель организации человеческого
общежития, поскольку осуществляет принцип,
109
место в усадьбе выделялось под огород. Имелся и
дом для гостей – кунацкая.
кесской республики конечно не исчерпывается
определением его духовносодержательного единства разных народов. Это единство должно распространяться и на другие сферы духовной деятельности, например – искусство. Дополнение к
утверждению единства может дать и зональный,
морфологический анализ художественной культуры, тогда появляется возможность выявить взаимодополнения в отдельных видах искусства.
Наиболее «переимчивой» сферой межэтнического
взаимодействия является быт, а главнейшим
условием жизнеобеспечения является пища. В
свойственных разным народам наборах пищевых
продуктов, в способах их обработки, типах блюд, в
традициях пищевых предпочтений или предубеждений, в организации и ритуален трапез и в других
аспектах культуры, прямо или косвенно связанных
с пищей, отразилась культурно-историческая и
этническая специфичность народов. В абазинском меню появились характерные для Северного
Кавказа блюда – супы, калмыцкий чай. Хлеб пекли,
как и повсюду на Кавказе. Отличительной чертой
абазинской кухни является большое употребление животных жиров и молочной продукции, а
также приверженность к острым приправам –
молотому красному перцу (чыбджьи), толченому
с перцем и солью чесноку (джышджьыкIа), смеси
сухих пряностей. Из проса абазины делают
густую кашу-пасту (хъвыдзбаста). Такую пасту
абхазы часто используют вместо хлеба. Много
блюд делают абазины из обжаренного зерна.
Обязательной
является
домашняя
лапша
(ханкIьал) и, как у всех кавказцев – сладкая мучная
халва (хIальыуа), рис с изюмом (прунджъ). Большинство острых блюд готовят из фасоли, а со
второй половины XIX в. в рацион включили картофель, соленья (цIгIара). Все блюда приправлялись подливкой, что также характерно для абазинской кухни.
Известно, что целостность художественной культуры общества охватывает многообразие тех
форм, в которых творчество выступает в словесных искусствах, изобразительных, в музыке, танце, театре и т.д., существующих не просто рядом
друг с другом, но образующих «некую иторически
самоорганизовавшуюся систему» [1, c. 224].
Вплоть до XX в. художественное творчество народов Карачаево – Черкесии, развиваясь в области
духовной жизни, не имело возможности оформиться «материально» в тех объемах, как это
наблюдается в целом по России. Это и привело к
тому, что некоторые виды искусства оказались
неразвитыми или только начинают функционировать в системе художественной культуры республики. В области перехода от сферы духовного к
сфере материального производства находятся
производства художественные. Такие, например,
как архитектура, прикладные искусства, художественные ремесла, переходящие в художественное конструирование и дизайн.
Таким образом, логика исследования выше изложенного материала позволяет сделать вывод,
что художественная культура Карачаево – Черкесской республики ориентирована на налаживание каналов взаимодействия с русской и другими художественными культурами, что позволит
ускорить темпы ее развития за счет расширения
информационного поля, интенсификации взаимопроникновения различных локальных форм, в
выработке новых общехудожественных традиций.
Типологические сходные явления, будучи освоенными местной культурой, помогут точно определить пути развития национального искусства,
открыв новые формы организации творчества,
преодолеть проблемы билингвизма, понимание
авторства, потребности и художественных интересов публики.
Домашняя утварь в основном, как и повсюду на
Кавказе, состояла из деревянных предметов,
причем все они имеют собственные названия на
абазинском языке, что говорит в пользу их национального происхождения, а также в пользу того,
что эта утварь появилась у абазин задолго до переселения на Северный Кавказ.
Структура семьи и семейных отношений абазин
аналогичны в основном с адыгскими, где строго
соблюдалась половозрастная иерархия, была
развита патронимия. Семейная обрядность также
осуществлялась по заведенному на Северном
Кавказе порядку.
Вопрос о целостности культуры Карачаево – ЧерЛитература:
Literature:
1. Введение в теорию художественной культуры. Ред. проф. Мосолова Л. М.; Спб : Научный
центр проблем диалога, 1993. С. 224.
1. Vvedenie v teoriyu khudozhestvennoi kulturi.
Redaktsiya professora Mosolova L. M.; StP :
Nauchnyi tsentr problem dialoga, 1993. P. 224.
2. Загаштокова-Алемединова З.Н. Художественная культура полиэтнической Карачаево-Черкесии
как исторически сложившаяся целостность. Черкесск. 2003. С. 208.
2. Zagashtokova-Alemedinova Zemfira Nikolaevna.
Khudozhestvennaya kul‘tura polyetnicheskoi Karachaevo-Cherkessii kak istoricheski slozhivshayasya tselostnost‘. Cherkessk, 2003. Р. 208.
3. Каган М.С. Философия культуры. Спб. : ТОО
ТК Петрополис, 1997. С. 306.
3. Kagan M.S. Filosofiya kulturi. StP. TOO TK Petropolis, 1997 p.306.
4. Калмыков И.Х. О культуре и быте народов
Карачаево-Черкесии. Черкесск. 1970. С. 143.
4. Kalmikov I.Kh. O culture i bite narodov Karachaevo-Cherkessii. Cherkessk, 1970. P. 143.
110
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
21
Размер файла
2 162 Кб
Теги
культура, художественной, pdf, абазин
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа