close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Художественный текст как явление культуры..pdf

код для вставкиСкачать
РАЗДЕЛ II
ЯЗЫКОВАЯ КУЛЬТУРА
УДК 378.04
1. Д. Ахметова
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ КАК ЯВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ
«Так человечество все снова и снова
творит свое выражение бытия, рядом с
миром природы - свои второй, измыш¬
ленный мир».
Иохан Хеизинга, Homo Luaens.
Текст как динамическая система активно взаимодействует с другими ди­
намическими системами. Это и искусство, и художественность, и литера­
турное творчество, и культура, и многие другие явления. Подобную пробле­
му в свое время рассматривал М. М. Бахтин, наметив круг вопросов, связан­
ных с текстом. Однако этот круг трудно считать четко очерченным, ибо он
все время увеличивается, затрагивая все новые и новые аспекты: «Проблема
текста в гуманитарных науках. Гуманитарные науки - науки о человеке в его
специфике, а не о безг ласной вещи и естественном явлении. Человек в его
человеческой специфике всегда выражает себя (говорит), то есть создает текст
(хотя бы и потенциальный). Там, где человек изучается вне текста и незави­
симо от него, это уже не гуманитарные науки (анатомия и физиология чело¬
века и др.).
Проблема текста в текстологии. Философская сторона этой проблемы.
Попытка изучать текст как «вербальную реакцию» (бихевиоризм).
Кибернетика, теория информации, статистика и проблема текста. Про­
блема овеществления текста. Границы такого овеществления.
Человеческий поступок есть потенциальный текст и может быть понят
(как человеческий поступок, а не физическое действие) только в диалоги­
ческом контексте своего времени (как реплика, как смысловая позиция, как
система мотивов)» [4, с. 477-478].
Вопросы текста оказываются тесно связанными с проблемой языка как
феномена культуры. Современная культурология вводит нас в пространство
различных «миров», одним из которых является художественный: «Гумани­
стическая ориентация культуры X X в. проявляет себя в различных «мирах»
современного общества-экономическом, нравственном, политическом, ху­
дожественном и т. д.» [13, с. 293]. Художественно-поэтическая деятельность
рассматривается как образец, форма общечеловеческой культуры. В исто-
89
Г. Д.
Ахметова
рии мировой культуры X X век представлен как век постмодернистской куль­
туры. Анализируя и сравнивая философские тексты модерна и постмодер­
на, современные культурологи говорят о том, что «постмодерн признает внерациональную словесную текучесть» [там же, с. 332]. Те же ученые продол­
жают: «Авторы текстов получают информацию-послание неизвестно отку­
да, передают ее дальше наугад, не зная своего адресата и не имея уверенно­
сти в том, что они адекватно воспроизвели содержание информации» [там же].
Взаимопроникновение культур и литератур позволило говорить о кросскультурной, или мультикультурной литературе постсоветского простран­
ства. Например, С. П. Толкачев, анализируя тексты Р. Гамзатова, Ф. Искан­
дера, Ч. Айтматова, С. Агаева и др., использует понятие культурно-стилевой
гибридизации [22]. Своеобразный диалог культур происходит и в истори­
ческом аспекте. Назвав свою книгу «Антропология мифа», современный
педагог и философ А. Лобок пишет: «...возникновение жанра повествова­
ния можно рассматривать как особого рода интеллектуальный прорыв в ис­
тории человеческого духа» [14, с. 491]. Автор считает, что культура возника­
ет раньше языка и коммуникации, это некий авторский знак, который (до
возникновения языка) непроницаем для взгляда других людей. Сколы-мет­
ки на камнях, сделанные первобытными людьми, - это, по его мнению, факт
уже возникшей культуры. Для сравнения А. Лобок приводит многочислен­
ные примеры из современной жизни, когда ребенок, еще не умея разговари­
вать, тем не менее «метит» свои игрушки, книги и т. д. А впоследствии, ов­
ладев языком и сохранив «отмеченные» предметы, творит: создает настоя­
щие произведения культуры. Известны работы философ а-педагога, в кото­
рых он рассказывает о своей педагогической деятельности и приводит при­
меры творчества детей, не владеющих пока языком, но обладающих фено­
меном культуры [15]. Гипотеза подтверждается фактами из современной
жизни: «Культура возникает как чистое авторство, которое еще не умеет го­
ворить, которое еще только должно научиться говорить, которое еще только
должно обрести то, что можно назвать социальным измерением культуры»
[14, с. 300]. Диалог культур- это бесконечный процесс, поскольку он связан
с изменением эпох. Под эпохой можно понимать тот исторический отрезок
времени, который отличается важными социальными изменениями в обще­
стве и культуре: революция, война, распад строя и т. д. Каждая эпоха рожда­
ет новых писателей, а также свой язык, называемый языком эпохи. Как от­
мечает В. В. Колесов: «Изменение стиля жизни диктует изменения в стиле
речи, что отзывается на изменениях норм литературной речи и косвенно
отражается на самом языке» [10, с. 12]. Конец X X - начало X X I вв. - это
тоже сложный исторический период. Особый интерес вызывает поколение
молодых писателей и поэтов, пытающихся осмыслить свою эпоху, запечат­
леть ее в своих произведениях. Всякий художественный текст является от­
ражением той эпохи, когда он был создан. Он становится, как отмечает
В. В. Кожинов, ее художественным образом [8, с. 18].
90
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ КАК ЯВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ
Язык как феномен культуры изучается лингвокультурологией, поскольку
язык - это условие, основа и продукт культуры [16]. Особой областью ис­
следования в лингвокульутрологии является «лингвокультурологический
анализ текстов, которые как раз и являются подлинными хранителями куль­
туры» [там же, с. 35]. Именно в тексте как важнейшем явлении культуры,
представлены фрагменты действительности. Текст отображает духовный мир
человека, следовательно, он напрямую связан с культурой. Через текст мож­
но увидеть культурный фон, стоящий за языковыми единицами, «...культу­
ра, цивилизация, власть, общественные движения влияют на язык. Не менее
важно и второе направление - как язык влияет на мышление отдельного
человека или на общественное сознание» [12, с. 84].
Ю. И. Минералов перечисляет основные интонации, свойственные прозе
90-х годов: ирония, тяга к экзотике, масс-культурный «экзистенциализм»,
пессимизм, историзм и др. «Само собой, в 90-е годы, как и во все времена,
литература - по-прежнему зеркало общества, его образ...» [17, с. 139]. Со­
временная поэзия также отличается разнообразием тенденций и направле­
ний: от куртуазных маньеристов (В. Степанцов) до классической поэзии
(Ю. Кузнецов).
Языковые процессы, отражающиеся в современных русских прозаичес­
ких и поэтических текстах, разнообразны, поскольку отражают названные
тенденции. Язык, являющийся, по словам В. А. Масловой, культурным ко­
дом нации и создающий особую реальность, в которой живет человек, про­
является во всей своей полноте в тексте как явлении культуры. Назовем не­
которые из языковых процессов, одно перечисление которых может свиде­
тельствовать о разнообразии современного культурного пространства. Ко­
нечно, нельзя считать данные явления единственно возможными в совре­
менной герменевтике. Интерпретация текстов как явлений культуры - про­
цесс сложный и динамичный, поскольку в меняющемся историко-культур­
ном контексте меняются и принципы организации текста. Но, очевидно,
можно считать всеобщими подходы к тексту как явлению культуры. С одной
стороны, всякий текст - это хранитель информации, и задача исследователя
состоит в том, чтобы правильно ее отгуда извлечь. С другой стороны, - текст
является таким уникальным образованием, которое порождено автором, осо­
бенности личности которого запечатлены в тексте («образ автора»). Итак,
перейдем к языковым процессам, в которых, на наш взгляд, нашли отраже­
ние и культурно-исторические преобразования. Прежде всего, это компози­
ционные изменения в прозе (в частности, модификация приемов субъективации). Они повлекли за собой условность грамматического лица [3] и по­
явление спонтанного авторского «Я» (или «Мы»). Условность грамматичес­
кого лица - это отражение условности самого окружающего мира. Одновре­
менно с этим можно предположить, что условность грамматического лица
является отражением многомерности личности, мультиперсональности [18,
91
Г. Д. Ахматова
с. 23]. Спонтанное авторское «Я» (иногда - неназванное «Я») - это свиде­
тельство постоянно присутствующего «неявного» рассказчика. Роман-идил­
лия А. Чудакова «Ложится мгла на старые ступени» построен от третьего
лица, однако точка видения скрытого рассказчика проявляется с помощью
внутренних вопросов (своеобразная внутренняя речь), а также личных на­
блюдений, характерных только для очевидца: «После завтрака дед долго
брился бритвой «Золлинген», старой, хорошей стали, брившей со звоном,
кутейной в день коронации Николая II и за полвека ставшей узкой, как ка¬
рандаш (интересно, какова она сейчас, у дяди Лёни, ещё через полвека?),
равнял усы, специальными ножничками подстригал волосы в ноздрях, - на­
блюдать за этим было очень интересно» [23]. Но это, конечно, довольно
традиционное повествование. В другом отрезке происходит немотивирован­
ное, внезапное (единичное), спонтанное появление первого лица, которое
спустя несколько строк меняется вновь на третье: «Первого сентября я с
огромным и слегка кособоким телячьим ранцем, который шили всей семьёй,
в трофейных, застёгнутых под коленками брючках-голъф, шёл в школу. <... >
Во втором классе делать ему было нечего, уроков он не готовил, целыми
днями играя в лапту или «штандер» - игру, которой научи,'! всех Кемпель».
Даже если это простая оплошность писателя, случайность, - то это тем бо­
лее доказывает, во-первых, наличие рассказчика, который просто скрылся
за третьим лицом; во-вторых, свидетельствует об условности грамматичес­
кого лица как способе выражения образа рассказчика.
В современной поэзии и прозе значительно возросла роль межтекстовьгх
связей. Стало возможным говорить о межтекстовом словесном ряде как ком­
поненте языковой композиции. Очевидно, такая композиционная особен­
ность - свидетельство межкультурных связей. Например, через весь рассказ
В. Дегтева «Пробуждение» проходит выделенный графически межтексто­
вый словесный ряд, являющийся стихотворными строчками произведений
Пушкина. Такая игра словами отвлекает от содержания, заставляя следить
сразу за двумя текстами: «Я ВАС ЛЮБИЛ. Увы, приходится констатиро­
вать это в прошедшем времени. Хотя тот безудержный костер, наша
ЛЮБОВЬ (он то пылал нестерпимо, то странно как-то чадил, то еле ды­
мил), может, и не совсем еще угас, и ЕЩЁ, БЫТЬ МОЖЕТ, сохранился коекакой жар В ДУШЕ МОЕЙ под серыми холодными хлопьями пепла, - Бог
даст, жар еще вспыхнет, если вдруг потянет на него свежим ветерком.
Я еще верю в это. И вера пока что УГАСЛА НЕ СОВСЕМ» [6, с. 8].
Изменения происходят на всех языковых уровнях, в том числе и графи­
ческом. Так, в прозе и поэзии используются средства графической изобра­
зительности, что позволило говорить о графическом словесном ряде [2].
В графике закрепляются особенности «виртуального» произношения [1], что
является, в частности, следствием активного развития языка Интернета.
Например, в произведениях И. Денежкиной: «Почти что мне под ухо орет.
Вот сволаччч»; «напялила топик и юпку и пошла»; «Еслия в будущем потол92
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ КАК ЯВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ
стею, лет эдак в сорок, то просто придется пойти и повесица»; «Сказал
мне: «Привет!», поцеловал в счёку и потряс ручку, как старой знакомой»;
«В этом смысле тебе хоть и надо, канешна, о трудах-стараниях сильно
больше думать...»: «Что для тебя достижение ~книжки, женсчины, дети?»
[7]. В данном случае огдущается влияние так называемого подъязыка Ин­
тернета - «иадоначьего изыка» [20]. Для языка «иадонков» характерны сле­
дующие особенности: графически закрепленное гипертрофированное вир­
туальное произношение; искусственное сокращение слов; изобилие обеден­
ной лексики.
«Виртуальное» произношение наблюдается и в языке поэзии, например,
у В. Степанцова: «Сарынь на кичку! »-кто-ни'дь закричит» [21]. Проникает
подобная особенность и в язык научно-популярной литературы. Так, одна
из статей журнала «Компьютерра» названа так: «Еще одна победа цифры,
или Нет в жызни щасья» [11].
Языковые процессы в современной литературе характеризуются внезап­
ностью, непредсказуемостью, противоречивостью: уход в метафору
(Ю. Мамлеев) и бегство от метафоры (Е. Гришковец); словообразователь­
ный «взрыв» (Ю. Мамлеев, В. Маканин, Г. Щербакова и др.); грамматичес­
кие «сдвиги» (А. Слаповский, С. Василенко и др.).
Взаимодействие стилевых особенностей внутри текста привело к фено­
мену публицистической прозы. А. Рекемчук в своей книге («Пир в Одессе
после холеры»), которую мы бы отнесли к этому жанру (или к жанру поп
fiction), как раз и говорит об особенностях современной публицистической
прозы, одна из которых - это прямое проявление автора в тексте: «Молодые
писатели (поскольку это проявлялось не только у Сенчина, но вдруг сдела­
лось характерной чертой поколения) как бы жертвовали собой - именем,
биографией, репутацией - ради торжества бескомпромиссной жизненной
правды» [19, с. 153].
Текст как произведение искусства, как явление культуры, - это то же са­
мое, что и любое другое культурное явление - музыка, живопись, театр,
«...настоящий художник слова именно созидает, творит реальность своего
романа или поэмы так же, как творит свое произведение ваятель, музыкант,
артист» [9, с. 76]. Важно подчеркнуть, что, несмотря на активность языко­
вых изменений, основа построения художествеиного текста остается реали­
стической, что свидетельствует о проблеме «возвращения» вечных культур­
ных ценностей, о чем говорят и представители синергетики и акмеологии:
«...постмодернизм всегда представляет своеобразный возврат к классике,
но на основе модернизма. Это означает, что постмодернизм - своеобразный
синтез модернизма и классики» [5, с. 116].
Таким образом, современный художественный текст как явление культу­
ры вобрал в себя множество закономерных изменений, в которых нашли
отражение сложные культурологические явления, но он остается в то же
93
Г. Д
Ахматова
время верен традициям реализма, потому что духовные культу рные ценнос­
ти, к которым относится и литература, вечны.
Библиографический список
1. А х м е т о в а , Г. Д . В и р т у а л ь н о е п р о и з н о ш е н и е . - С т е р е о т и п н о с т ь и т в о р ч е с т в о
в тексте: М е ж в у з . с б . научн. трудов / Отв. ред. М . П. Ко н о р о в а ; П е р м . у н - т . - П е р м ь ,
2 0 0 5 . - В ы п . 8 . - С. 332-337.
2. А х м е т о в а , Г. Д . О графическом с л о в е с н о м ряде ( н а п р и м е р е романа Р. К и р е ева « П о б е д и т е л ь » ) . - С л о в о , в ы с к а з ы в а н и е , т е к с т в к о г н и т и в н о м , прагматическом
и культурологическом аспектах: М а т е р и а л ы II М е ж д у н а р . науч. конф., Ч е л я б и н с к ,
5-6 д е к . 2003 г. / О т в . ред. Л . А. Н е ф е д о в а . - Ч е л я б и н с к , 2003. - С. 217-219. С м .
т а к ж е : А н и с и м о в а Е. А. Л и н г в и с т и к а т е к с т а и межкультурная коммуникация ( н а
м а т е р и а л е к р е о л и з о в а н н ы х текстов). — М . , 2003.
3. А х м е т о в а , Г. Д . О б у с л о в н о с т и грамматического л и ц а в художественном п о ­
в е с т в о в а н и и / S t y l i s t y k a - X I V , Opole, 2005. - С. 587-600.
4. Б а х т и н , М . М . Проблема текста в л и н г в и с т и к е , ф и л о л о г и и и д р у г и х г у м а н и ­
т а р н ы х науках. Опыт философского анализа II Бахтин М . М . Л и т е р а т у р н о - к р и т и ­
ч е с к и е статьи. - М., 1986.
5. Б р а н с к и й , В. П., П о ж а р с к и й С. Д . С о ц и а л ь н а я с и н е р г е т и к а и а к м е о л о г и я . С П б . , 2002.
6. Д е г т е в , В . П р о б у ж д е н и е // Л и т е р а т у р н а я Р о с с и я . - 1997. - № 23.
7. Д е н е ж к и н а , И . Герои м о е г о времени. - С П б . , 2005.
8. Кожи нов, В . В. И с к у с с т в о и его в и д ы // К о ж и н о в В . В . Р а з м ы ш л е н и я об и с ­
кусстве, л и т е р а т у р е и истории. - М., 2001.
9. К о ж и н о в , В. В . Ч т о такое мастерство писателя // К о ж и н о в В . В . Статьи о
с о в р е м е н н о й л и т е р а т у р е . - M . 1990.
s
10. К о л е с о в , В . В . « Ж и з н ь происходит от с л о в а . . . » . - С П б . , 1999.
11. К о м п ь ю т е р р а . - 2006. - № 5.
12. К р о н г а у з , М . А. Семантика. - М . , 2005.
13. К у л ь т у р о л о г и я / П о д ред. Г. В. Драча. - Р о с т о в - н а - Д о ну, 2001.
14. Л о б о к , А . М. А н т р о п о л о г и я м и ф а . - Екатеринбург, 1997.
15. Л о б о к , А . М . В е р о я т н о с т н о е о б р а з о в а н и е / / Н а р о д н о е о б р а з о в а н и е . - 1 9 9 5 . № 10. С. 151-155; 1 9 9 6 . - № 1. С. 2 6 - 3 1 .
16. М а с л о в а , В. А. Лингвокультурология. -- М., 2001.
17. М и н е р а л о в , Ю . И. История русской л и т е р а т у р ы : 90-е годы X X века. - М.,
2002.
18. Н а л и м о в , В . В . Р а з б р а с ы в а ю м ы с л и . В пути и на перепутье. - М . , 2000.
19. Р е к е м ч у к , А . Е. П и р в О д е с с е п о с л е х о л е р ы : П о в е с т и . - М., 2003.
20. С м . сайты; padonki.org; U D A F F . C O M .
21. С т е п а н ц о в , В. Ю . Р у с с к и й к и б е р п а р е н ь : С т и х и , п е с н и , п о э м ы . - М . , 2005.
22. Т о л к а ч е в , С. П. С и м в о л ы и я з ы к мультикультурной л и т е р а т у р ы постсовет­
ского п р о с т р а н с т в а . Д о к л а д на е ж е г о д н ы х научных ч т е н и я х « Я з ы к как материал
с л о в е с н о с т и » . Л и т е р а т у р н ы й и н с т и т у т и м . А. М . Горького (г. М о с к в а ) , 18 октября
2001 г. // С к в о р ц о в Л. И. Научные чтения «Язык как материал словесности» // Н Д В Ш .
94
ПОЛИКУЛЬТУРНАЯ МОДЕЛЬ ВЫСШЕГО ЯЗЫКОВОГО ОБРАЗОВАНИЯ...
Филологические науки. - 2002. - № 1.С. 118-121. См. также: Михайловская Н. Г.
Стиль русскоязычной литературы Севера и Дальнего Востока. - М. 1984.
23. Чудаков, А. Ложится мгла на старые ступени // Знамя. - 2000. - № 10. —
С. 7-62; № 1 1 . - С . 26-97.
3
УДК378
Т. Ж Гурулева
ПОЛИКУЛЬТУРНАЯ МОДЕЛЬ ВЫСШЕГО ЯЗЫКОВОГО
ОБРАЗОВАНИЯ С УЧЕТОМ СПЕЦИФИКИ
ОБУЧЕНИЯ ВОСТОЧНЫМ ЯЗЫКАМ
Современный мир, бурно переживающий процессы глобализации и ин­
теграции, остро ощущает недостаток специалистов, способных осуществ­
лять полноценную межкультурную коммуникацию на международном уров­
не. Особенно это касается специалистов со знанием восточных языков. По­
этому, высшее образование в нашей стране стоит перед необходимостью
создания поликультурной образовательной модели, основной целью кото­
рой является воспитание патриотичной, толерантной, поликультурной и
полилингвальной личности, способной к полноценному и эффективному
межкультурному общению.
В зарубежной и отечественной педагогической науке разработан целый
ряд концепций поликультурного образования. Если говорить о развитых ев­
ропейских странах, то во многих из них образовательный процесс отражает
потребности поликультурного общества и нацелен на воспитание и обуче­
ние молодежи, способной существовать в поликультурном мире. Концеп­
ции глобального образования Р. Хенви, мультикультурного образования
Д. Бэнкса, межкультурного образования П. Бателаана, Г. Ауернхаймера,
В. Нике и др. при всех своих отличительных особенностях схожи в конеч­
ных целях их реализации: приобщении молодого поколения к ценностям
мировой культуры, воспитании толерантного отношения к различным куль­
турам, формировании способности к эффективному межкультурному взаи­
модействию.
Современная отечественная педагогическая наука также разрабатывает
целый ряд образовательных моделей поликультурной направленности. Это
концепции многокультурного образования Г. Д. Дмитриева, поликультурно­
го образования Л. Л. Супруновой, В. В. Макаева, 3. А. Мальковой, мульти­
культурного образования А. В. Шафриковой, концепции воспитания культу­
ры межнационального общения 3. Т. Гасанова, воспитания национального
сознания и межэтнической толерантности В. X . Абэляна, Д. В. Зиновьева,
3. Ф. Мубиновой и др.
95
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
10
Размер файла
2 174 Кб
Теги
явления, культура, художественной, pdf, текст
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа