close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Романовский Н. Из прошлого русской хоровой культуры

код для вставкиСкачать
Из прошлого русской хоровой культуры
Романовский Н.
На многих хоровых сочинениях русских композиторов конца XIX века можно видеть
посвящение: "Бесплатному хоровому классу И. А. Мельникова под управлением Ф. Ф.
Беккера", или: "Посвящается И. А. Мельникову", или: "Посвящается Ф. Ф. Беккеру".
Что же это за "хоровой класс" и кто его руководители? Почему именно данному хору и
его руководителям посвящали свои произведения виднейшие русские композиторы –
Чайковский, Кюи, Танеев и другие? Вероятно, современным хоровым деятелям и
любителям хорового пения небезынтересно будет узнать об этом.
Деятельность Бесплатного хорового класса, организованного в 1890 году солистом
русской оперы И. А. Мельниковым и существовавшего свыше десяти лет, представляет
собой славную страницу в истории светского хорового пения в России, добавим, в
истории любительского пения.
Нередко считают, что хоровая культура в дореволюционной России стояла высоко. Это
справедливо лишь в отношении профессиональных хоров - церковных и светских, а также
в отношении народных хоров (русских, украинских и других), издавна певших
многоголосно и без сопровождения. Что же касается так называемого светского
любительского пения, то оно было далеко от достижений профессиональных коллективов.
Лишенное какой-либо материальной и общественной поддержки, оно могло развиваться
только благодаря энтузиазму одиночек. Многочисленные хоры учебных заведений в массе
своей также не достигали высокого уровня. К тому же они ориентировались главным
образом на церковный репертуар, на обслуживание клироса.
Интересно привести высказывание известной собирательницы русских народных песен Е.
Э. Линевой: "...есть... прекрасные хоры, церковные и светские, но нет общественных, в
которых каждый желающий мог бы научиться петь и читать ноты"; "В образованном
классе преобладает полная неспособность к совместному дружному исполнению; все
попытки любителей-импровизаторов обрываются обыкновенно на втором куплете "Вниз
по матушке по Волге". [Е. Линева. Об организации хоров.- "Русская музыкальная
газета", 1901, № 15, стлб. 418–420]
Большую работу по организации любительского пения проводила Бесплатная
музыкальная школа, организованная Балакиревым и Ломакиным, а также Русское хоровое
общество – его отделения в Москве, Петербурге и других городах. И все же эти очаги
светского хорового пения можно уподобить редким оазисам среди пустыни.
На этом фоне любительский хор, включавший более двухсот участников, исполнявший
труднейшие произведения (назовем хотя бы "Грозовые тучи" Кюи) и исполнявший так,
что удовлетворялись самые строгие ценители, следует считать явлением замечательным.
Добавим, что таких больших успехов хор достиг, занимаясь всего один раз в неделю!
Организатором и вдохновителем хора был знаменитый русский певец-баритон Иван
Александрович Мельников.
И. А. Мельников [См. его биографию в сб.: "Ежегодник императорских театров.
Сезон 1905/06 г.", приложение, стр. 176] родился 21 февраля 1832 года в Петербурге, в
купеческой семье. Одиннадцатилетним мальчиком он поступил в коммерческое училище,
где принимал участие в хоре (пел дискантом). Здесь он от товарищей научился разбирать
ноты на фортепиано и, по его словам, "самоучкой пилил на скрипке и на виолончели". По
окончании училища занимался торговлей. Любовь к пению привела его в петербургский
немецкий мужской хор "Лидертафель". В 1860 году Мельников стал брать уроки пения у
известного хорового дирижера Г.Я. Ломакина, затем он выступал в концертах Бесплатной
музыкальной школы, позднее занимался пением у П. Репетто. В 1867 году он был принят
в труппу Мариинского оперного театра, где в течение 25 лет исполнял ведущие партии
(Руслан, Игорь, Борис Годунов и другие).
С 1889 года Мельников начал издавать на свои средства сборники хоровых пьес a cappella
иностранных (в собственных переводах), а затем и русских авторов. Портативно изданные
партитуры с приложением хоровых голосов оказывали большую помощь любителям
хорового пения. До сих пор ряд известнейших хоров Шуберта, Шумана, Мендельсона,
Гуно и других, напечатанных в переводе Мельникова, используется в нашей хоровой
практике. [Всего Мельниковым выпущено (для смешанных и однородных голосов)
восемь сборников переводных хоров и четыре сборника хоров русских
композиторов, в общем свыше 250 произведений. Многие русские хоры
(Чайковского, Направника и др.) он опубликовал впервые]
В 1890 году, стремясь шире распространить в русском обществе любимое им хоровое
пение, Мельников организовал Бесплатный хоровой класс, пригласив в него дирижером
своего ученика и сослуживца по театру Беккера.
Скончался Мельников 25 июня 1906 года. [Заметим, что составители современных
хоровых сборников приписывают И. А. Мельникову авторство популярного хора на
текст Пушкина "Туча". Для этого нет оснований: никаких сведений о
композиторской деятельности И. А. Мельникова не имеется. Нам известно
дореволюционное издание упомянутого хора, где композитором назван Н.
Мельников. Этим же именем обозначен автор сборника "Двадцать школьных песен
для трехголосного хора", одобренного Советом профессоров Петроградской
консерватории в 1915 г. (см. "Из истории Ленинградской консерватории. Материалы
и документы. 1862–1917". Л., 1964, стр. 218). В "Музыкальном справочнике" за 1914
г. (М., стр. 161 и 180) упомянут петербургский регент Н.В. Мельников. По всей
вероятности, этот Мельников и является автором хора "Туча"]
Теперь обратимся к биографии высокоталантливого хорового дирижера Беккера.
Федор Федорович Беккер родился в Петербурге 27 марта 1851 года [См. статью "Федор
Федорович Беккер".- "Ежегодник императорских театров. Сезон 1894/95 г.", стр.
363–365]. Родители его принадлежали к мещанскому сословию. Мы не располагаем
подробными сведениями о его семье и детстве; известно лишь, что еще ребенком его
влекло к музыке и пению.
Общее образование Беккер получил в петербургском Владимирском уездном училище,
где слушал также "дополнительный курс коммерческих наук" [См.: "Свидетельство об
окончании Владимирского уездного училища". Ленинградский областной
исторический архив, ф. 361, оп. I, № 256]. По окончании училища он, вместо службы,
определился в Троице-Сергиевскую пустынь и в продолжение полутора лет был
келейником у М. Чихачева, под руководством которого занимался музыкой [Сведений о
М. Чихачеве, которого биограф Беккера называет "известным" и "уважаемым
иноком", получить не удалось; по-видимому, это был регент монастырского хора].
Однако его романтические юношеские мечты об удалении от "мирской жизни" были
нарушены родителями, вызвавшими его для определения на службу. Беккер отказался от
предложенной ему должности и увлекаясь пением, поступил (в 1869 г.) в хор
Мариинского театра. Обладая хорошим голосом (баритон), отличным слухом и
музыкальной грамотностью, он получал иногда и небольшие сольные партии.
Одновременно (с 1876 г.) Беккер стал заниматься в Петербургской консерватории (по
классу пения Мельникова) и в 1880 году получил диплом свободного художника. С 1883
года Беккер работал в качестве актера оперы "с обязательством участвовать и в хорах", а
затем был повышен в "артисты второго разряда". В театре Беккер исполнял небольшие
роли (польский гонец в "Иване Сусанине", Моралес в "Кармен" и др.). С 1892 года он,
кроме того, назначается помощником режиссера. Параллельно с работой в театре Беккер
преподавал теорию музыки и хоровое пение в Александровском кадетском корпусе.
Летом 1889 года Беккер был командирован театром на юг России, чтобы отобрать голоса
для пополнения мужского хора оперы.
Как знаток хорового (в частности, церковного) пения Беккер выступил и дирижером
оперного хора. Сначала это было связано с исполнением панихид по Пушкину и Глинке (в
1887 г., в связи с памятными датами). Эти выступления оказались настолько
выдающимися, что Беккеру разрешили проводить с хором духовные, а также светские
концерты, повторявшиеся (с 1888 г.) ежегодно с большим успехом [Концерты проходили
в зале Дворянского собрания (теперь Большой зал Ленинградской филармонии)].
Примечательно, что именно Беккеру были поручены публичные концерты знаменитого
оперного хора, а не штатным хормейстерам того времени: Помазанскому, Азееву,
Казаченко [Под управлением Беккера оперный хор участвовал в похоронах П. И.
Чайковского и А. Г. Рубинштейна]. Конечно, это могло быть только благодаря
исключительному дарованию Беккера как хорового дирижера.
Тяжелая болезнь, постигшая Беккера в 1898 году, привела его в психиатрическую
больницу, где он и скончался 11 июля 1901 года.
Попробуем охарактеризовать творческий облик этого выдающегося дирижера,
основываясь на некоторых сохранившихся материалах.
Главным условием хорового пения a cappella, по мысли Беккера, должно быть правильное
и осмысленное произношение текста: "Слово прежде музыки". Но это не значило, что
музыка приносилась в жертву слову; она только объяснялась словом [Сходные мысли
высказывал замечательный хоровой дирижер Н.М. Данилин. "Одним из основных
пороков наших хоров является игнорирование слова. А между тем текст и музыка –
равноправные компоненты хорового произведения. Творческий замысел
композитора, пишущего вокальное произведение, определяется текстом:
эмоциональная насыщенность, смысловое содержание, динамичность, заложенная в
тексте, должны найти свое наиболее адекватное музыкальное выражение и
оформление" (проф. Н. Данилин. О хоровой культуре.-"Советское искусство", 1936,
№ 30). Большим достижением советской хоровой культуры является работа над
текстом в хорах под управлением А. В. Свешникова; тем интереснее указать на
предпосылки подобной работы у лучших дирижеров прошлого.]. Как свидетельствует
Мельников, на репетиции "исполнителям объяснялся не только общий смысл, но и смысл
каждого слова и связь его с общим текстом" ["Обзор деятельности Бесплатного
хорового класса И.А. Мельникова под управлением Ф.Ф. Беккера за третий сезон.
1892/93 г.". СПб., 1893].
Беккер постоянно требовал от певцов так проникаться смыслом слова и музыки, чтобы
уметь передать его слушателям. В исполнении, помимо верности технической, должно
быть "разумное понимание" того, о чем поется, "чтобы в нем была искра жизни, которая
могла бы наэлектризовать слушателя". Вот в чем заключалась, по словам Мельникова,
"идея хорового пения", проводимая Беккером и дававшая высокохудожественные
результаты.
Уже в рецензии на первый концерт хора онеры под управлением Беккера, при сравнении с
пением прославленной придворной капеллы, первенство отдается оперному хору:
"Насколько исполнение капеллы на последнем ее концерте, при всем ее техническом
совершенстве, было холодно и вяло, настолько исполнение оперного хора блистало
роскошными красками, жизнью, увлечением, чувством" ["Баян". 1888, № 11, стр. 100].
Беккер добивался красочности звучания хора, требовал "тщательно отделять звук светлый
от звука темного", в зависимости от содержания исполняемого. Это умение проникаться
характером каждого произведения и придать ему своеобразие создавало, по отзывам
слушателей, впечатление, "точно совсем новый хор выступил на эстраду, другой как по
манере, так и по звуковому колориту" [См. рецензии на концерты хора русской оперы
под управлением Беккера – "Музыкальное обозрение", 1888, № 12 и 14. Рецензии,
подписанные инициалами Н.С., вероятно, принадлежат композитору и теоретику
Н.А. Соколову, сотрудничавшему в журнале].
В прессе отмечалась присущая хорам под управлением Беккера стройность и чистота
звучания, богатая и разнообразная динамика – от едва слышного пианиссимо до могучего
фортиссимо, виртуозный блеск в исполнении труднейших фуг Бортнянского и
Березовского, в соединении с "потрясающим драматизмом" [Как указывал в рецензии
С. Рыбаков ("Русская музыкальная газета", 1897, № 4, стлб. 654), эта драматичность
исполнения резко контрастировала с традиционной манерой культового пения].
Вместе с тем отмечалось, что Беккер не боялся исполнять весьма известные, запетые
произведения, которые, однако, казались "полными интереса и новизны, благодаря
старательной обдуманности исполнения как в передаче деталей, так и в концепции
целого" ["Музыкальное обозрение", 1888, № 14, стр. 108]. В то же время Беккер охотно
ставил в программу и новые произведения, являясь во многих случаях их первым
исполнителем и оригинальным истолкователем. Например, в светском концерте хора
оперы 19 марта 1889 года из пятнадцати номеров программы одиннадцать исполнялись
впервые ("Соловушко" и "Легенда" Чайковского, "Ах, плачьте", "Ребенок", "Птичка"
Направника и др.). Как будет видно, программы Бесплатного хорового класса строились
главным образом из новых произведений русских композиторов.
Наконец, следует отметить поразительное умение Беккера достигать высоких результатов
в кратчайшие сроки, что можно видеть на примере его работы с Бесплатным хоровым
классом.
Любительский хор, получивший название "Бесплатный хоровой класс И. А. Мельникова
под управлением Ф.Ф. Беккера", начал свои занятия 30 сентября 1890 года. Необходимые
расходы (на подготовку нотного материала и другие) взял на себя сам организатор хора;
дирижер работал бесплатно.
Следовало озаботиться приисканием подходящего помещения для репетиций. Это также
взял на себя Мельников, пользуясь своими связями и популярностью. Первое собрание
хора состоялось в Петербурге, в зале Географического общества, последующие занятия
проходили в зале Городской думы.
Согласно установке организатора, Бесплатный хоровой класс имел целью "дать
возможность любителям заняться светским хоровым пением и распространить в обществе
любовь к хоровому пению" ["Обзор деятельности Бесплатного хорового класса. . . за
первый сезон. 1890/91 г.". СПб., 1891].
Интересна была организация хора: приглашения на посещение занятий были разосланы
через посредство и рекомендацию немногих энтузиастов, объединившихся вокруг
Мельникова. Новые любители пения в свою очередь привлекли других. Таким образом,
если на первом занятии присутствовало двадцать пять человек, то в ноябре и декабре хор
насчитывал больше ста участников, а в последующие месяцы в среднем посещало занятия
до ста пятидесяти человек. В течение первого года работы прием производился все время.
Хор занимался по воскресеньям с 8 до 11 часов вечера, с антрактом в 25 минут. В это
время участники за небольшую плату (50 коп.) вносимую раз в месяц, пили чай.
В первом сезоне было проведено тридцать одно занятие. За этот срок хор подготовил
большую программу из двадцати трех пьес a cappella: пять для женских хоров, четыре для
мужских, остальные - для смешанных. Среди этих пьес - такие трудные произведения, как
хоры Чайковского "Что смолкнул веселия глас", "Без поры да без времени", "Не
кукушечка во сыром бору". Однако тем и ограничивался раздел русской хоровой музыки в
первой программе хора. Остальные номера составляли произведения зарубежных
(преимущественно немецких) авторов: Генделя, Моцарта, Шумана (три хора),
Мендельсона и других, менее значительных композиторов (Абт, Лэтен, Отто и др.; своими
серенадами наиболее известен из них Абт). Сочинения этих второстепенных авторов,
создателей "лидертафельного" стиля, представляются сейчас слабыми копиями с хоров
великих романтиков – Шуберта, Шумана, Мендельсона.
"Засилье" иностранных авторов было следствием не столько личных вкусов Мельникова
(отдавшего, как уже было сказано, дань увлечению пением в "Лидертафеле"), сколько
недостатком в то время отечественной хоровой литературы.
Мельников проявил большую заботу о создании новых произведений русской хоровой
литературы. Он нашел очень эффективный и вместе с тем естественный путь: приглашал
композиторов на репетиции и концерты, приглашенные одобряли хорошее исполнение, и
Мельников, а вероятно, и все участники, просили гостей написать для хора новые
произведения. Так появились пьесы Чайковского, Кюи, Направника, Гречанинова и
других, посвященные хору и его руководителям. В отзывчивости композиторов,
возможно, имел значение и личный авторитет Мельникова, известного певца, первого
исполнителя многих ролей в русских операх.
27 января 1891 года хоровой класс посетил П. И. Чайковский. Посещение знаменитого и
любимого композитора воодушевило участников. О дирижерском мастерстве Беккера он,
несомненно, знал раньше, по отзывам о концертах оперного хора [Присутствовать на
этих концертах (происходивших в марте 1888 и 1889 гг.) Чайковский не мог: его в это
время не было в Петербурге]. Еще в 1889 году Чайковский по просьбе Беккера написал
свои известные произведения "Легенда" (переложение детской песни) и "Соловушко"
(посвящен хору русской оперы). С Мельниковым же, исполнителем партий в его операх,
композитор давно был в дружеских отношениях.
Чайковский очень скоро выполнил свое обещание – сочинить новые хоры: уже к 14
февраля того же года им был написан мужской хор "Что смолкнул веселия глас" на текст
Пушкина, женский – "Без поры, да без времени" и смешанный – "Не кукушечка во сыром
бору", оба на тексты Н. Г. Цыганова.
Хор на слова Пушкина представляет собой второй случай использования Чайковским
стихов великого поэта в камерных сочинениях (после романса "Соловей мой, соловейко").
Оба хора на слова Цыганова с огромной художественной силой отражают тяжелую долю
русской женщины и глубокое сочувствие к ней композитора, который не раз обращался к
этой теме (романс "Я ли в поле да не травушка была" и другие, а прежде всего –
трагические женские образы в операх Чайковского: Татьяна, Кума, Мария, Лиза). В
письме к Мельникову от 22 февраля 1891 года Чайковский, подтверждая, что хоры
подарены Мельникову и что он имеет право издать их в своих сборниках, обещает
"непременно еще написать" для хора. К сожалению, это обещание осталось
невыполненным.
Отметим, что именно инициативе Беккера и Мельникова мы обязаны возникновением
ряда хоров гениального композитора, входящих в золотой фонд русской хоровой музыки.
За первый сезон хор провел три "семейных" (бесплатных) вечера-концерта (в зале
Городской думы). Если в программе первого концерта (29 декабря 1890 г.) все двенадцать
номеров принадлежали перу иностранных авторов, то во втором концерте (23 апреля 1891
г.) были исполнены три хора Чайковского.
В последнем "семейном" вечере в концерте выступил и кружок балалаечников В. В.
Андреева.
"Дополняющие" музыкальные занятия скромные чаепития, танцы на "семейных" вечерах
после концертов, несомненно, проводились с целью сплочения коллектива.
Во втором сезоне в хор записалось свыше 300 человек, посещало репетиции в среднем
250. От первого сезона осталась лишь половина певцов - 109 человек, а от первого занятия
- только семь. Таким образом, текучести - основного зла любительских коллективов - не
избежал и этот замечательный хор.
Было решено проводить прием два раза в год, в сентябре и январе, "с предварительным
испытанием элементарных правил музыки, пробой голоса и слуха". Установился
следующий порядок спевок: с 8 часов 30 минут вечера - женский хор, с 9 часов 15 минут
до 10 часов смешанный хор, затем, после двадцатиминутного перерыва, снова смешанный
хор, ас 11 до 11 часов 45 минут - мужской хор. Таким образом, каждый однородный хор
занимался по 45 минут, а смешанный - в два раза больше.
Репертуар хора обогатился новыми произведениями русских композиторов (Кюи –
"Розы", "Vesper"; Направник – "Два великана"; Афанасьев – "Нива"; русские песни в
аранжировке А. Д. Полякова). Был включен в программу и знаменитый Хор поселян
Бородина. Из наиболее известных произведений зарубежных авторов мы встречаем
"Ночь" Гуно (хор исполнялся без сопровождения).
Во втором сезоне было проведено два семейных вечера-концерта. На одном из них
присутствовали авторы исполнявшихся произведений - Кюи, Направник и Афанасьев,
которые благодарили за хорошее исполнение и обещали написать для хора новые пьесы.
Известный своей требовательностью, Направник был очень удивлен тем, что любители,
собираясь на спевки лишь один раз в неделю, смогли достичь такой стройности и
осмысленности в пении.
Кроме семейных вечеров коллектив хора организовал, с привлечением духового оркестра
общества "Гармония", кружка любителей-мандолинистов и кружка балалаечников под
управлением В.В. Андреева, концерт в пользу пострадавших от неурожая. Сбор превысил
тысячу рублей.
Среди новых мероприятий этого сезона следует отметить организацию из участников хора
нескольких вокальных квартетов (однородных и смешанных), для руководства которыми
был приглашен К.А. Кучера [Кучера Карл Антонович (1849-1915) - хормейстер,
учитель пения; состоял вторым дирижером Мариинского театра]. В конце года два из
этих ансамблей участвовали в концертах.
Вскоре после первого концерта состоялось собрание хора, на котором Мельников
выступил с большой "программной" речью. Содержание этой речи так значительно и во
многом актуально, что имеет смысл привести пространные выдержки из нее.
"В таком массовом деле, как наш хор в 300 человек,- сказал Мельников,- необходима...
полнейшая дисциплина... Я был прежде таким же любителем хорового пения, как и вы, и
по долгому опыту знаю и помню, как трудно бывало устроить какое-нибудь, подобно
нашему, дело.
В хоре любителей, как наш, основных правил существует пять:
1. Искренняя любовь к хоровому пению.
2. Аккуратное посещение спевок.
3. Полное внимание на спевках.
4. Уважение ко всему обществу.
5. Подчинение всем распорядкам в этом обществе.
По-моему, только тот может быть хорошим членом хорового общества, кто искренно
любит петь в хоре; такой любитель всегда бывает аккуратнейший, самый внимательный и
полезный участник, будь он голосистый или с небольшим голосом, все равно. Те же, кто
является в хоровое общество с претензией быть только солистом, такие личности для
любительского хорового общества не только бесполезны, но даже вредны, как ржавчина.
Они поют в хоре нехотя, брюзгливо, точно из милости. Бывают исключения, но очень
редко. В любительском хоре солистов не должно быть. Они возбуждают зависть,
пререкания, неприятности и вред всему делу".
Коснулся Мельников и соотношения хорового и сольного пения. Здесь мнение этого
певца особенно интересно.
"Мне неоднократно приходилось слышать от тех участвующих в нашем хоре, которые
занимаются также и сольным пением, что учителя запрещают им петь в хоре, что будто
бы от этого портится их голос и замедляется ученье. Такое понятие о хоровом пении
нелепо. В хоре не следует надсаживаться или кричать, что губительно для голоса, а
требуется свободный, правильный звук, ясное произношение, что необходимо и в сольном
пении; зато поющие в хоре приучаются к строю, к ритмичности, а эти два достоинства
весьма нужны также и в сольном пении. Большинство певцов-любителей, претендующих
на солистов, гнушается петь в хоре из пустого чванства. Умный певец - любитель, артист всегда охотно будет петь в хоре, не рискуя испортить голос или умалить свое
достоинство, но своим участием принесет пользу и честь всему хору" [См. "Обзор
деятельности Бесплатного хорового класса... за второй сезон." 1891/92 г.". СПб.,
1892].
В третьем сезоне (1892/93 г.) в репертуаре хора появляются новые произведения русских
композиторов: Кюи ("Баркарола", "Вакхическая песня"), Направника ("Русь", женский хор
Весна", мужской хор "Пловцы"), Шенка ("Вечер", "Пела пташечка").
В четвертом сезоне Мельников покинул сцену и не мог больше материально
поддерживать хор. Для покрытия расходов был организован платный концерт,
потребовались более частые спевки (по два раза в неделю, а ближе к концерту и чаще).
Концерт состоялся 3 апреля 1894 года в здании Городской думы и дал сбор около 800
рублей (билеты продавались по цене от одного до трех рублей).
Программа этого концерта, включавшего двенадцать номеров, состояла, главным образом,
из произведений русских композиторов: Серова (хор из музыки к драме "Нерон"),
Чайковского ("Не кукушечка..."), Кюи ("Вернулся май", "Ночь на берегу моря"),
Направника ("Стонет сизый голубочек"), Рубца (обработка "Эй, ухнем"), Казаченко
("Серенада", "Баркарола"), Шенка ("Весна"). Большинство этих произведений написано
для данного хора. Таким образом, уже на четвертый год своего существования хор создал
свой русский а cappell'ный репертуар.
Число певцов в этом сезоне несколько уменьшилось (до 213 человек): видимо, не все
участники хора могли выдержать более частые - в связи с платным концертом репетиции.
Репертуар пятого сезона (1894/95 г.) обогатился новыми произведениями Гречанинова
("Над неприступной крутизною"), Кюи ("Чайльд Гарольд"; женские хоры, посвященные
И. А. Мельникову: "Повеяло черемухой", "Задремали волны"), Шенка ("На заре", "Не
шуми ты, рожь"), Казаченко ("То не солнышко на небе") и другими. Состав хора
увеличился до 222 человек.
К началу шестого сезона (1895/96 г.) ряд композиторов написал и посвятил хору и его
учредителям новые сочинения а cappella: Кюи написал шесть хоров (соч. 53), посвятив их
Беккеру ("Встрепенитесь, птички-песни", "Две розы", "Сияет солнце") и Бесплатному
хоровому классу ("Ноктюрн", "Жизнь", "Грозовые тучи"); С. И. Танеев хор "Альпы"
посвятил Мельникову; Гречанинов посвятил Беккеру свой хор "Осень", а Мельникову –
"Лен"; Аренский посвятил Бесплатному хоровому классу "Жемчуг и любовь" и
"Серенаду", Шенк – хор "Ночь". Многие из этих произведений были исполнены на
концерте 15 марта 1896 года, в том числе такие сложные, как "Осень" и "Лен"
Гречанинова, "Жизнь" Кюи. Концерт вызвал весьма благоприятные отзывы в прессе. Так,
"Русская музыкальная газета" (1896, № 4, стлб. 481) отмечала "большой хор, свежие,
приятные голоса, ровное и уверенное исполнение, талантливое, увлекательное
руководство Беккера" и программу, целиком составленную из новых, не исполнявшихся
до сих пор произведений. Критик особенно выделяет пьесы Кюи, в частности хор "Жизнь"
("отразивший в себе все обычные достоинства симпатичной музыкальной
индивидуальности автора"), хоры Гречанинова "Осень" (который "превосходно звучит и
отличается широкой картинностью") и "Лен". Отмечен также "поэтичный,
выразительный, с слегка восточной окраской, но мало оригинальный" хор Аренского
"Жемчуг и любовь" и мужской хор Помазанского "Утес" ("мрачный, колоритный и
картинный, но излишне растянутый"). В заключение рецензент с удовлетворением
констатировал, что "форма хоровой музыки с любовью культивируется русскими
авторами" и выражал надежду, что "прекрасный русский хор любителей" не ограничится
одним концертом.
Особенностью шестого сезона явилась также организация второго платного концерта, на
этот раз из древних церковных песнопений и обработок их, сделанных П. Турчаниновым,
А. Львовым и другими. Устройство такого концерта – не только дань времени, но и
результат воспитания и личных склонностей Беккера (о чем говорилось выше).
Отметим, что оба концерта дали полный сбор, около 800 рублей каждый, чем
обеспечивалась материальная база хора. На этих концертах хор состоял из 200 человек.
В репертуаре седьмого сезона (1896/97 г.) появляются вновь сочиненные "После заката
солнца" и "Весна идет" Гречанинова, "Сват и жених" Направника, "Серенада" Аренского,
а также произведения Лисовского, Шенка, Абакумова. Количество хора несколько
уменьшилось-до 150 человек. Интересно привести его состав по голосам:
Первых сопрано - 26, вторых - 20
Первых альтов - 19, вторых - 12
Первых теноров - 25, вторых - 20
Первых басов - 17, вторых - 11
В этом сезоне хор также дал два платных концерта – светский и духовный. Этнограф С.Г.
Рыбаков отмечал: "Трудно верилось, что это поют любители... такой стройности, чистоты
и выразительности может достичь только первоклассный дирижер-художник" ["Русская
музыкальная газета", 1897, № 4, стлб. 654].
В течение восьмого сезона (1897/98 г.) хор сохранил то же количество участников.
Программа его концерта также составлена из новых произведений Кюи ("Грозовые тучи"),
Гречанинова ("Утро в горах") и других авторов (Соколов, Лисовский, Кашперова, Шенк,
Абакумов). Как видно, хор прочно закрепил свою роль пропагандиста русской музыки.
Судя по всему, он достиг высокого мастерства: в программу включены такие трудные
хоры, как "Старая песня" Римского-Корсакова и, особенно, "Грозовые тучи" Кюи.
Это был последний сезон, когда хором руководил Беккер. Осенью 1898 года он был
помещен в больницу, из которой уже не вышел.
В течение девятого сезона (1898/99 г.) с хором работал Г.И. Иванов-Смоленский. Были
проведены концерт и семейный вечер. В их программах мы снова встречаем новые
произведения Гречанинова ("За реченькой яр хмель", "На заре", "В зареве огнистом").
Включены в программу также "Венецианская ночь" Глинки – Балакирева, хоры
Рубинштейна ("Сосна", "Ночью"). Вместе с тем здесь и представители зарубежной
музыки: Шуберт, Вебер, Шуман и другие, менее значительные композиторы. Состав хора
резко уменьшился – до 85 человек, видимо, за счет смены дирижера.
В десятом сезоне (1899/1900 г.) дирижеры продолжали меняться: с начала сезона хором
руководил Д.П. Никольский, с января 1900 года сам И.А. Мельников (с помощью
аккомпаниатора), позже – В.Г. Мансветов. В программу семейного вечера (апрель 1900 г.)
включены хоры Чайковского ("Легенда"), Кюи ("Засветилась вдали"), Анцева ("Обвал",
"Лотос") и зарубежных композиторов – Моцарта, Мендельсона, Гуно и других. Состав
хора насчитывал около 100 человек.
В одиннадцатом сезоне хором продолжал руководить Мансветов, с апреля 1901 года Н.М.
Софонов [Софонов Николай Матвеевич (1865-1922) - певец (артист Мариинского
оперного театра), участник мужского квартета, хоровой дирижер, педагог]. В связи с
этим в "Русской музыкальной газете" (№ 36, стлб. 834) появилась заметка: "Хорошо
известный в Петербурге талантливый регент Н.М. Софонов принял приглашение
управлять хором Бесплатного хорового класса И.А. Мельникова. Этому нельзя не
порадоваться, так как означенный хор, славившийся во время управления им покойным
Ф.Ф. Беккером, после ухода последнего (1898 г.) переходил из рук в руки целого ряда
регентов, не дающих никаких полезных результатов".
Но, видимо, хор уже клонился к упадку и насчитывал лишь 73 участника. Программу его
очередного "семейного" вечера (28 апреля 1901 г.) составляли произведения только
зарубежных, главным образом, незначительных авторов.
Последней яркой вспышкой в деятельности хора был концерт под управлением Н.М.
Софонова, состоявшийся 12 января 1902 года в зале Городской думы, с программой,
включавшей хоры Гречанинова ("Над неприступной крутизною"), Аренского ("Анчар"),
Глинки ("Венецианская ночь"), Кюи, Щиглева и других. В рецензии "Русской
музыкальной газеты" (1902, № 3, стлб. 84) выражалась надежда, что, судя по этому
концерту, деятельность хора "будет впредь столь же благотворной", как и при Ф.Ф.
Беккере. Эта надежда не осуществилась: после 1903 года [См. А. Габрилович.
Музыкальный календарь. 1903 г] мы не встречаем больше упоминаний о хоре; повидимому, он прекратил существование.
Так закончилась более чем десятилетняя деятельность этого любительского коллектива,
являющая собой пример бескорыстного служения русскому хоровому искусству и редкого
творческого содружества между исполнителями и композиторами.
Думается, что этот пример во многом поучителен и для деятелей советского хорового
искусства.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
9
Размер файла
152 Кб
Теги
прошлого, культура, романовская, русской, хоровод
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа