close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Савкина Н. Вступительная статья к опере ''Маддалена'' С. Прокофьева

код для вставкиСкачать
Электронная библиотека http://musstudent.ru
Н.Савкина
Вступительная статья к опере «Маддалена» С. Прокофьева.
М: Композитор, – 1993г.
В прокофьевском оперном наследии нет сочинения более драматичной
судьбы, нежели "Маддалена". Прокофьев приготовил в 1911 и 1913 годах две
клавирные редакции оперы, однако ни запланированная на сезон 1913/14 г.
премьера в Свободном театре К.Марджанова, ни последующие попытки
исполнения ни к чему не привели. В середине 30-х годов композитор
расстался с "Маддаленой" навсегда. Рукопись ее оставалась в Париже, в
архиве Российского музыкального издательства, которое позже перешло в
собственность английской фирмы "Бузи и Хокс". В конце 70-х годов по
предложению Лины Ивановны Прокофьевой английский дирижер Э.Даунс
закончил инструментовку "Маддалены" (из четырех сцен оперы Прокофьев
оркестровал лишь первую). 25 марта 1979 года произведение впервые
прозвучало в радиопрограммах Би-би-си. В сезон 1981/82 г. Э.Даунс
продирижировал сценической премьерой оперы в Граце, позже она вошла в
репертуар театра Сент-Луиса (США), Национальной оперы Хельсинки
(дирижер Г.Рождественский).
Отечественная история оперы возобновляется через 75 лет после
рождения, когда Г.Рождественский записал первую в мире грампластинку
"Маддалены", и эта запись прозвучала на Всесоюзном радио (сентябрь 1987
года). Первое в СССР концертное исполнение осуществил в декабре 1988
года Московский музыкальный экспериментальный театр, первое
воплощение на советской сцене – ГАБТ Белоруссии (сентябрь 1989 года).
Клавир издан фирмой "Бузи и Хокс" в 1990 году. Нынешняя публикация возвращает на родину эту, созданную в серебряный век оперу, которую
Н.Я.Мясковский назвал "превосходной во всех отношениях".
Сюжет оперы подражателен и мелодраматичен. Но пьеса М.ГливенОрловой "Маддалена" (1905), избранная композитором, выстроена с
большим пониманием законов сцены. Жгучая фабула развивается
стремительно, нарастание к кульминации мощно и грозно, а развязка
ошеломляет полной неожиданностью.
Действие происходит в Венеции в начале XV века. Красавица
Маддалена ожидает возвращения мужа, художника Дженаро (1-я сцена).
Радостная встреча Маддалены и Дженаро (2-я сцена) прерывается приходом
друга Дженаро, алхимика Стеньо (3-я сцена). Он рассказывает художнику о
своей возлюбленной — неизвестной злой красавице, отнявшей его свободу и
покорившей его волю. Измученный ревностью и неизвестностью, любя и
ненавидя, Стеньо готов на все, лишь бы разыскать ее. Вспышка молнии
освещает спрятавшуюся за завесой Маддалену (4-я сцена), и в ней Стеньо
узнает свою мучительницу. Друзья выхватывают кинжалы* чтобы свершить
правый суд над неверной, но Маддалена ловко натравливает их друг на
друга. В смертельной схватке оба гибнут. В лучах восходящего солнца
Электронная библиотека http://musstudent.ru
Маддалена прощается с ними, а затем, раскрыв окно, зовет на помощь: К
Дженаро приходил незнакомец! Они поссорились! Дженаро убит!
Воплощение этого сюжета в музыке стало ярким примером
эстетического возвышения. Многие особенности музыкального театра
композитора родились в этой опере. Здесь много предчувствий — от отдельных интонационных намеков до целостных тематических комплексов,
драматургических приемов и принципов строения спектакля, которые войдут
в более поздние театральные сочинения композитора.
Художник широчайшей творческой позиции, он раскрыт навстречу
впечатлениям самым разнообразным. И все они подчинены мощной
индивидуальности молодого гения, преобразованы в оригинальном, новаторском стиле, переплавлены в неповторимую прокофьевскую интонацию.
Композитор лишил свою оперу унылого единообразия значений и
смыслов, не дав в концовке ни прямолинейного апофеоза, ни утешительного
порицания. С мудростью — моцартовской, пушкинской — он создал
произведение, которое, как ни одно другое, будет иметь столько концепций,
столько главных смыслов, сколько раз его будут ставить. Есть ли в жизни
место правде, истинна ли красота, возможна или невозможна гармония в
мире, который нас окружает? Урок, который преподаст "Маддалена", будет
каждый раз иным и будет зависеть от творческой воли интерпретаторов.
Форма сочинения логична и монолитна, но вместе с тем хрупка и может
легко менять свои очертания, приковывая внимание к кому-то одному из
трех персонажей.
Вся атмосфера оперы и особенно образ главной героини одушевлены
эпохой Ренессанса с ее эпикурейством, ненасытной, будто впервые
проснувшейся радостью жизни и восторгом перед пиршественной красотой
мира. Тип роковой женщины, разошедшийся в начале XX века в пудах
бульварного чтива, растиражированный кинематографом, имел глубокие
корни в классической литературе. Ему отдали дань Клейст и Шатобриан,
Санд, Гюго, Бальзак, Сю, Достоевский, Мериме, Ибсен. История, которую,
кажется, можно прочесть в "Декамероне", отыскать в собрании старинных
итальянских новелл, переведена автором пьесы в поэтику литературы начала
XX века с мотивами культа красоты, гедонизма, устремленностью к высотам
духа и преклонением перед сильной личностью. Черты героев этой эпохи
запечатлены в Маддалене: Дориан Грей и Саломея О.Уайльда, Лулу
Ф.Ведекинда.
Маддалена открывает собой ряд про-кофьевских героинь, чья
лирическая природа двуедина и отражает важный для композитора принцип
парности двух типов лирики (условно их можно связать с лирикой Ренаты и
лирикой Джульетты-девочки). Здесь впервые так широко звучат мотивы
наваждений, фантасмагорий, безумных состояний, которые, сталкиваясь с
музыкой нежности и чистоты, создают образ огромной внутренней
контрастности.
Тема внутреннего разлада личности — одна из любимых у романтиков
– перерождается в мотив двуликости души, ее распада. Антиномии
Электронная библиотека http://musstudent.ru
Маддалены поляризуются в двух сферах ее жизни, в отношениях с двумя
людьми, в "двух музыках": одна устремлена к высям божественной красоты,
другая повергает в круговорот злых наваждений. На основе метода
косвенной характеристики — знак прокофьевского карнавала – формируется
образ-оборотень, полюса которого воплощены путем переосмысления
начальной интонационности.
Помещая за плечами своих героев весь божий мир, мастера Ренессанса
размышляли над проблемой гармонии и дисгармонии. Поэтому
экспозиционная сцена — Маддалена на фоне венецианского заката –
естественно объединяет мотивы, вдохновленные русской классикой и
средства новейшего языка, лирическую проникновенность и озорное
меркуцианство, тематизм, олицетворяющий лениво-страстную красоту
Маддалены, и звук шагов приближающегося Рока, почти импрессионистскую
тонкость музыкальной живописи и образы волнующей драматической
экспрессии. Неверный свет заката и рассвета означает пограничье,
символизирует живую, ускользающую суть неуловимого образа Красоты, которая несет гибель любящим ее.
Маддалена может убить жизнь вокруг себя, в ее власти и возродить
уничтоженное. В начале репризы, после смерти Дженаро и Стеньо,
протянутыми, замирающими аккордами Прокофьев замыкает движение (для
Дженаро – разрушение) событийной и интонационной фабулы обоих
мужских образов. Возрождается музыкальный мир такой красоты, которая
заставляет забыть о страшных событиях ночи и велит снова видеть в героине
живое олицетворение прекрасного. И только гениальная концовка – прямое
предвосхищение окончания "Игрока" – придает неожиданное смысловое
измерение и совершенно по-иному расставляет точки опоры этой уникальной
композиции, обозначая острый угол.
Дженаро и Стеньо — это, возможно, не дожившие до своих великих
свершений титаны Возрождения. Дженаро появляется в опере будто из
братства веселых художников "Декамерона", неугомонных шутников,
охотников до розыгрышей. Подобно великим реформаторам Возрождения,
Дженаро доверяет живой материи. Совершенство плоти для него – отражение
совершенства духа; в этом смысл творчества и источник жизненной трагедии
художника. В этом образе композитор воскрешает – вероятно, в память о
Ленском – романтическую культуру и романтический культ чувства. Сила и
обаяние Дженаро, цельность, чистота порывов – тот мощный нравственный
потенциал, что раскрывается в последующих произведениях Прокофьева –
ставят образ художника рядом с самыми любимыми героями музыкального
театра. Он вызывает сострадание, какое позже будут вызывать герои
шекспировского балета, обезумевшая Любка, впервые столкнувшаяся с
людьми "подлой, бессердечной породы" Наташа.
Дженаро – последний великий влюбленный русской оперы — кажется
особенно импульсивным, непосредственным, юным, благодаря яркости
контрастов и неожиданности переходов от восторга к тихой
созерцательности, от насмешливого прозаического рассказа к высокому
Электронная библиотека http://musstudent.ru
стилю любовной оды. Веселость, озорство Дженаро да несомненный талант
лицедея примут в наследство от героя Меркуцио и Ромео.
Любовный дуэт – один из самых прекрасных в отечественной опере —
развивается от тихой нежности к вершинам восторженным, по-веристски
экстатичным. Игра мажорных и минорных тонов в распетых темах Дженаро
намечает тонкие оттенки лирического настроения, рожденного
скерцозностью. Так могли бы трансформироваться темы влюбленного
Меркуцио. Лирический тематизм проходит, как правило, в оркестре,
соединяясь с певческими голосами обычно в кульминациях. Постоянное
стремление вокальной и инструментальной линии к единению создает
особую динамику музыкальной ткани, по-своему отражая принцип
устремленности, • важнейший в этом произведении, герои которого охвачены
любовью.
Фигура алхимика Стеньо масштабна, загадочна и очень эффектна.
Здесь сплелись традиции демонических образов, горькой, саркастической
иронии романтиков, байронический мотив: герой без сожаления
противопоставляет себя насмехающемуся над ним обществу. Такой Стеньо,
каким его написал Прокофьев, конечно же умел возвыситься над
примитивностью материального мира. Посягая на власть, превосходящую
человеческие возможности, алхимик в своей гордыне иногда становится
почти вровень с Создателем – истинно ренессансная черта. Он мог бы
произнести великолепные слова Данте: "Я поднял глаза, чтобы увидеть –
видят ли меня?"
Рассказ Стеньо — это и его страдания, и губительная сила красоты
Маддалены, и те адские наваждения, которые дремали в полумраке кельи
алхимика и на дне его души; теперь они ожили и ожесточенно набросились
на него. Сила их разрушительного воздействия так велика, что захватывает
самого героя с его лирической характеристикой. Поэтому партия баритона
развивается в отчаянной борьбе с оркестровыми массивами, стремящимися
поглотить певца. Лирическое превращается в трагическое, любовь и
нежность перерастают в фатальную, грозную силу. В звучаниях наступательных, агрессивных – нарастающая тревога ожидания, призраки
надвигающегося безумия. Этими образами творимого над человеком зла
Прокофьев предвосхитил самые драматичные страницы искусства XX века.
В сценах Стеньо готовится образность роковой страсти и наваждений азарта
из "Игрока", безумных галлюцинаций из "Огненного ангела", формируется
комплекс трагических образов и образов зла у Прокофьева. В них нашло
отражение характерное для тех лет ощущение катастрофичности бытия,
которое вызвало к жизни многие интонационные открытия.
В опере разыгрывается лишь последний акт трагедии Стеньо; он с
первого же момента представлен как фигура трагическая, раздираемая
внутренними противоречиями. Усиливается контрастность оркестровой динамики, все стремительнее, чаще контрастируют друг другу аккордывосклицания, восходящие хроматические пласты, все неожиданнее перебивы
ритмов, регистровые перепады. Крутые подъемы мгновенно сменяются
Электронная библиотека http://musstudent.ru
состоянием упадка, прострации. Иногда кажется, что чернокнижник Стеньо
пытается приворожить, подчинить то непонятное, с чем столкнулся.
Остинатное движение, создающее иллюзию шаманства, некоего ритуального
действа, гипноза, пронизывает почти всю музыку 3-й сцены, иногда сгущаясь
в собственно остинато, иногда отступая и продолжая напоминать о себе лишь
настойчивостью упорного и эластичного прокофьевского ритма.
Память о Стеньо Прокофьев воскресит десять лет спустя в образе
затворника Агриппы из "Огненного ангела".
"Три портрета в развязка" "Маддалены" образуют целое, которое
поражает совершенством художественного расчета. Широко разработанный
принцип конфликтности определяет структуру целого (четыре сцены —
четырехступенное динамическое восхождение), "традиционные" вторжения,
последовательную поляризацию контрастных элементов. Высокий накал
действия, острота психологических ситуаций, акцентирование ударных слов
и фраз, резкий слом в середине повествования, ускорение темпа к концу,
выделение заключительного момента (point-концовка) — те черты
"Маддалены", от которых как бы оттолкнулся в своем развитии
прокофьевский театр.
Классический мир красоты и гармонии, возведенный в 1-й и 2-й
сценах, в дальнейшем разрушается аклассическими, деструктивными
тенденциями. В 3-й и 4-й спенах происходит трагическое перерождение образов в кривом зеркале гротескных трансформаций, при этом динамика
интонационных процессов виртуозна, продуманна и совершенна. Почти
каждый элемент целого проходит свой круг симфонических преобразований.
Катастрофа, которая разражается в рамках идеально выверенной, пропорциональной композиции, означает крушение разумно устроенного мира. С
наступлением рассвета восстанавливается господство классического начала:
в мир возвращается иллюзия покоя и гармонии. Но прекрасное оказалось
ложью, и реприза "Маддалены", утверждая, опровергает самое себя, это —
"лжереприза". Вместе с тем, настаивает композитор, мир устроен разумно.
Разумны смены заката тьмой, а тьмы зарей. Про-кофьевскую уверенность и
бодрую силу выдают стилистическая и структурная ясность, ритмическая
активность и композиционная стройность целого, даже ямбический абрис
сочинения. Выход из неразрешимых противоречий умный и ироничный
автор находит в ослаблении связей с кровавым сюжетом, в высвобождении
из пут событийности. Если бы он был художником, то наверняка в толпе
набежавших на крик Маддалены любопытных изобразил бы свое неуместно
жизнерадостное лицо, бодро глядящее прямо на зрителя. Напряженное поле
взаимных притяжений и отталкиваний, многозначная игра смыслов — знак
замечательного прокофьевского умения радоваться в театре — делают pointконцовку "Маддалены" одной из самых "ошеломительных".
Н.Савкина
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
21
Размер файла
123 Кб
Теги
вступительных, прокофьев, маддалена, опера, савкина, статья
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа