close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Щербакова Е.М. Социально-экономическая ситуация в России

код для вставкиСкачать
4
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ
СИТУАЦИЯ В РОССИИ:
15 ЛЕТ ДО И ПОСЛЕ НАЧАЛА
РЕФОРМ 1990-х ГОДОВ
Е.М. Щербакова
Минуло более 15 лет с момента распада СССР, образования независимого
российского государства и начала радикальных социально-экономических реформ в России. Важнейшие перемены в жизни общества начались уже со второй половины 1980-х годов, в период «перестройки», когда достоянием россиян
стали гласность и свобода слова, радикально изменилась внешне- и внутриполитическая доктрина советского государства, быстро сдавала свои позиции и разрушалась централизованная система экономики. Однако истинным Рубиконом
между пореформенной и дореформенной Россией стал конец 1991 г., когда в
результате Беловежского соглашения об обретении государственной независимости бывшими союзными республиками Российская Федерация стала самостоятельным государством. С самого начала 1992 г. новое российское правительство, убежденное в том, что только формирование свободного рынка может
обеспечить решение накопившихся проблем, взяло курс на полную «либерализацию» экономики. Последовавшие за этим реформы кардинально изменили
социально-экономическую ситуацию в стране. Итоги развития за этот период
неоднозначно оцениваются людьми и нередко служат основанием для раскола
между апеллирующими к достижениям советского периода и не желающими
никакого возврата к прежнему опыту. В этой связи интересно проследить, как
объективно изменялась социальная сфера российского общества на протяжении более длительного периода – 15 лет до и после начала реформ. Основанием
для такого анализа могут служить, прежде всего, официальные данные статистического наблюдения, хотя и сама система статистического учета в России за
этот период претерпела значительные изменения, став более открытой и более
согласованной с международной системой показателей и методикой их расчета.
Для оценки социальной ситуации мы рассмотрим некоторые индикаторы изменения денежных доходов населения, его питания и жилищных условий, состояния сферы здравоохранения и образования, а также уровня преступности. Однако предварительно необходимо сделать несколько оговорок.
С точки зрения человеческой жизни, 30 лет – длительный период. Родившиеся в начале этого периода, к концу его, как правило, сами становятся родите85
Россия в окружающем мире: 2007
лями, воспитывающими новое поколение. Представителей поколений, игравших активную роль в жизни общества 30 лет тому назад, все больше сменяют
представители поколений более поздней социализации. Кроме того, в процессе старения населения, охватившего не только Россию, но и практически
весь мир, в населении увеличивается доля пожилых и старых людей1[3], что не
может не сказываться на особенностях социально-экономической ситуации и
приоритетах социальной политики.
Социальное время неоднородно. Период, который мы предполагаем охватить, прослеживая изменение социальных индикаторов, состоит явно больше,
чем из двух равных по количеству лет отрезков. Середина 1970-х годов – расцвет эпохи брежневского «застоя» (поэтому в ряде случаев мы приводим данные, относящиеся к ее началу), 1982–1984 гг. отмечены неустойчивым равновесием и поиском путей дальнейшего развития; с 1985 г. курс на «ускорение»
экономического развития быстро сменился ускоряющейся «перестройкой»
всех сторон жизни советского общества. В 1992 г. Россия, отказавшись от централизованного планирования и взяв курс на свободный рынок, стала страной
с «переходной экономикой». Последующие три года стали этапом поистине «шоковой терапии» (введение свободных цен на потребительские товары
в условиях их дефицита), институционального, социокультурного [4, c. 283]
и социально-психологического шока [8, c. 124, 136–137], вызванного резкой
сменой социально-экономических реалий и резким снижением уровня жизни при отсутствии сколько-нибудь надежной социальной защиты со стороны
государства. В 1995–1997 гг. наблюдались признаки некоторой стабилизации
и социальной адаптации населения к новым условиям, которая была прервана финансово-экономическим кризисом 1998 г. Однако восстановительный
экономический рост, начавшийся с конца 1998 г. и переросший затем в более
устойчивую тенденцию развития экономики, послужил основой для постепенного улучшения социальной ситуации в стране, особенно в некоторых ее
регионах (прежде всего, столичных, нефтегазодобывающих и с развитым металлургическим производством), институциональной интеграции и социального оптимизма у некоторых групп населения. Различия этих этапов развития
1
Что касается России, то начиная с 2000 г. численность населения старше трудоспособного возраста (женщины 55 лет и старше, мужчины 60 лет и старше) все больше превышает численность населения моложе трудоспособного возраста, т.е. детей до 15 лет
включительно. Если удельный вес лиц старше трудоспособного возраста составлял в
1975 г. 16,0% от общей численности россиян, в 1990 г. – 18,7%, в 2006 г. – 20,4%, то доля
детей, соответственно, 24,7%, 24,4% и 16,3% [1, с. 87; 2, с. 59]. Тут уместно отметить, что
сами изменения демографической динамики населения России – естественная убыль
населения, снижение рождаемости и повышение смертности – нередко используются
как важнейшие индикаторы социального неблагополучия [4, 5]. Однако рассмотрение
этих тенденций в контексте более длительного периода развития приводит к выводу об
их долгосрочном и устойчивом характере [6, 7].
86
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
России в рассматриваемый период достаточно явно отражаются на динамике
социальных показателей.
Социально-экономические изменения внутри России происходили на фоне
не менее значимых сдвигов общемирового контекста. К числу важнейших следует отнести набирающие все большую силу процессы глобализации [9] и виртуализации экономики (резкого усиления роли транснационального финансового капитала, фактически обособившегося от реального сектора экономики)
[10], которые накладывают достаточно жесткие ограничения на экономическое
развитие России в рамках сложившегося мирового рынка, а следовательно, и на
реальные возможности улучшения ее социального развития [11, c. 152–159].
ДЕНЕЖНЫЕ ДОХОДЫ НАСЕЛЕНИЯ
Совокупные денежные доходы и расходы населения. Среднедушевые денежные доходы в российской статистике традиционно относятся к числу основных социально-экономических индикаторов уровня жизни населения. Они
исчисляются путем деления годового объема совокупных денежных доходов
населения на среднегодовую численность населения и обычно представляются
в расчете на месяц. Причем если до 1992 г. расчет совокупных денежных доходов населения производился путем построения баланса денежных доходов
и расходов населения на основе сплошного прямого учета отдельных видов
доходов (заработной платы, пенсий, пособий и др.) и расходов населения (оплаты товаров и услуг, платежей и взносов), то после 1992 г. он основывается,
главным образом, на учете расходов и сбережений населения и ряде экспертных досчетов2 [12, с. 9]. Поэтому данные о денежных доходах до и после 1992
г. мало сопоставимы.
Чтобы исключить влияние роста цен, при сравнении уровня денежных доходов разных лет используется относительный показатель реальных денежных доходов, исчисленный путем деления индекса номинального размера
фактически сложившихся в отчетном периоде денежных доходов населения
на индекс потребительских цен за соответствующий временной период3.
Кроме того, из денежных доходов вычитают обязательные платежи и взносы и получают так называемые располагаемые денежные доходы.
Основываясь на данных об изменении реальных располагаемых денежных
доходов по отношению к предыдущему году, регулярно публикуемых Феде2
Досчитывается часть товарооборота и объема платных услуг, предоставленных
населению: сокрытый товарооборот официально зарегистрированных предприятий,
организаций и индивидуальных предпринимателей; оборот по продаже товаров на
рынках (сельхозпродукции, вещевых и смешанных); объем услуг, оказываемых населению физическими лицами без официальной регистрации своей деятельности [13, cc.
29; 61].
3
Это еще одно упрощение при оценке изменения уровня жизни, которое увязывается с изменением стоимости некоторого фиксированного набора товаров и услуг.
87
Россия в окружающем мире: 2007
ральной службой государственной статистики (Росстатом), можно рассчитать
их уровень в 1992–2006 гг. по сравнению с 1991 г. (рис. 4–1). Снизившись почти
вдвое в 1992 г. – до 53% по отношению к уровню 1991 г., они немного увеличились в 1993–1994 гг., а затем вновь снизились – до уровня около 60% в 1995–
1997 гг. После финансово-экономического кризиса 1998 г. реальные располагаемые денежные доходы населения опустились до самого низкого уровня,
составив в 1999 г. лишь 46% к уровню 1991 г.4 В последние семь лет сложилась
устойчивая тенденция повышения реальных денежных доходов, но только в
2006 г. они приблизились к дореформенному уровню – 97% к уровню 1991 г.
3
Разы
%
2,5
120
100
2
80
1,5
60
1
40
0,5
20
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
1992
0
1991
0
Cреднедушевые денежные доходы к прожиточному минимуму, разы
Реальные располагаемые денежные доходы, 1991 = 100
Рис. 4–1. Некоторые характеристики реальных денежных доходов населения России,
1991–2006 гг.
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 171; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 171; Россия в цифрах. 2007: Краткий статистический сборник. М.: Росстат, 2007. С. 111.
4
По некоторым оценкам, официальные оценки реального уровня доходов в 1990-х
годах по отношению к 1991 г. завышены из-за особенностей новой методологии учета
расходов населения на товары и услуги (смешение доходов резидентов и нерезидентов,
разбухание оборота валюты за счет повторных покупок и продаж в течение года и др.).
Поэтому уровень реальных денежных доходов населения, например, в 1998 г. составил
не 50%, как следует из данных Росстата, а 36% к уровню 1991 г. [12, с. 10–12].
88
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
На деле, средний уровень денежных доходов россиян остается крайне низким. За весь период, когда рассчитывался и официально утверждался прожиточный минимум5, они лишь примерно вдвое превышали его величину. Только
в 1994, 1997 и 2003 гг. соотношение среднедушевого денежного дохода и прожиточного минимума поднималось до 2,3–2,4 раза, а в 2004 г. – до 2,7 раза.
Что касается периода до 1991 г, то для него рассчитывался уровень реальных доходов, включавших выплаты и льготы из общественных фондов. Данные
за 1986–1990 гг. не очень надежны из-за того, что был фактически утрачен контроль за ростом заработной платы, а начавшееся падение производства резко
усилило дефицитность потребительских благ. А в предшествующие годы рост
реальных доходов на душу населения составил в 1980 г. 151%, а в 1986 г. – 174%
к уровню 1970 г. [14, с. 287]. При этом индекс государственных розничных цен
составил по всем видам товаров, соответственно, 103% и 111%, а на продукты
питания – 103% и 104% к уровню 1970 г. [14, с. 318]. То есть рост реальных доходов населения происходил на уровне незначительного роста цен. При этом
более высокими темпами росли доходы малообеспеченных групп населения,
а уровень реальных доходов колхозников постепенно сближался с уровнем
рабочих и служащих, увеличившись с 65% по отношению к нему в 1960 г. до
84% в 1970 г. и более 95% в 1986 г. Однако среднегодовые темпы прироста реальных доходов на душу населения быстро замедлялись, снизившись с 5,9% в
1966–1970 гг. до 4,4% в 1971–1975 гг., 3,4% в 1976–1980 гг. и 2,1% в 1981–1985гг.
[15, с. 176]. Кроме того, смешанность функций двух основных источников доходов населения – перегруженность заработной платы функциями социаль5
Величина прожиточного минимума в соответствии с Федеральным законом от 24
октября 1997 г. № 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» представляет собой стоимостную оценку потребительской корзины, а также обязательные
платежи и сборы. Потребительская корзина включает минимальные наборы продуктов
питания, непродовольственных товаров и услуг, необходимых для сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности. В целом по Российской Федерации потребительская корзина устанавливается федеральным законом, в субъектах РФ
– законодательными (представительными) органами субъектов федерации.
Величина прожиточного минимума определяется ежеквартально и устанавливается в целом по Российской Федерации Правительством РФ (в 2005–2007 гг. не устанавливалась), а в субъектах федерации – органами исполнительной власти субъектов РФ.
В 1992–1999 гг. расчет величины прожиточного минимума производился на основе
методических рекомендаций Минтруда России от 10 ноября 1992 г., разработанных в
соответствии с Указом Президента РФ от 2 марта 1992 г. № 210 «О системе минимальных потребительских бюджетов населения Российской Федерации». Начиная с 2000 г.
величина прожиточного минимума рассчитывается на основе стоимости потребительской корзины, несколько расширенной по сравнению с определенной в 1992 г. (примерно на 15% в сопоставимых ценах), в соответствии с Методикой исчисления величины
прожиточного минимума в целом по РФ, утвержденной постановлением Минтруда
России и Госкомстата России от 28 апреля 2000 г. № 36/34.
89
Россия в окружающем мире: 2007
ной благотворительности, а выплат из общественных фондов функциями подкрепления стимулов к труду – наносило огромный вред как экономическому,
так и социальному развитию [16, с. 8].
Начиная с середины 1980-х годов структура доходов населения стала изменяться (рис. 4–2). Прежде всего, заметно снизилась роль оплаты труда, хотя
она и остается основным источником денежных доходов населения: если в
1970-х годах она составляла более 4/5 совокупных денежных доходов, то теперь около 2/3. Роль социальных трансфертов в совокупных доходах – пенсий,
пособий, стипендий, страховых возмещений и прочих выплат – мало изменилась. Их доля повысилась к 1985 г. до 16,3%, а затем, несколько снизившись, оставалась почти стабильной. В 2004–2005 гг. она опустилась ниже 13%, а в 2006
г. немного возросла, составив 13,2% денежных доходов населения. Заметно
усилилось значение других видов денежных доходов, прежде всего предпри%
100
5 7 5 6 6 7 7 6 5
8 8 10 7
90 13 14 15 16
14
15
15 14 13 14 15 13 13 14 15 15
14 13 13 13
80
70
60
50
40
74
83 81 80
77 76
61 65 63
67 66 65 67 63 65 66 64 65
63 66
30
20
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
19 16 16
13 13 14 12 15 13 12 12 12 12 11
1994
8
1993
1990
1985
1980
1975
1970
0
4
1992
10
Другие доходы
Доходы от собственности
Социальные трансферты
Оплата труда*
Доходы от предпринимательской деятельности
* Начиная с 1995 г. включает в себя скрытую (официально не учтенную) заработную
плату.
Рис. 4–2. Структура денежных доходов населения России, 1970–2006 гг., %
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 173; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 179; Россия в цифрах. 2007: Краткий статистический сборник. М.: Росстат, 2007. С. 117.
90
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
нимательских доходов и доходов от собственности в виде процентов по вкладам, ценным бумагам, дивидендов и других доходов. Предпринимательские
доходы, обеспечивавшие в отдельные годы до 15–19% совокупных денежных
доходов населения, в последние годы несколько утратили свое значение – их
доля опустилась до 11,2% в 2006 г. Удельный вес доходов от собственности в
совокупных денежных доходах населения возрос к 2005 г. до 10,3%, но в 2006 г.
вновь снизился – до 7,2%.
Изменилась и структура денежных расходов населения (рис. 4–3). Прежде
всего, снизилась доля денежных доходов, расходуемых на покупку товаров и
услуг, и увеличилась доля доходов, направляемых на различные сбережения
(во вкладах, ценных бумагах, изменение задолженности по кредитам, приобретение недвижимости) и покупку валюты. В последние годы неуклонно возрастает доля денежные доходов, направляемых на приобретение недвижимос%
100
90
80
70
60
69 65 70 69 69
69 70 70 70
75 73
78 79 78 79 73
83
83
84
86
50
40
6
9
11
13 11 10 10
11
7 8 9
2006
8
9
9
2005
12
8
2004
7
9
8
2003
1997
1996
1995
1994
1993
18 15 19 21
6
2002
6
2001
6
2000
7
7
1999
8
1992
1990
0
1985
8
1980
10 10 11 12 12
1975
12
1970
20
8
1998
30
Покупка товаров и оплата услуг
Обязательные платежи и взносы
Сбережения*
Покупка валюты
Прирост, уменьшение (-) денег на руках у населения
*Сбережения во вкладах, ценных бумагах, изменение задолженности по кредитам,
приобретение недвижимости.
Рис. 4–3. Структура денежных расходов населения России, 1970–2006 гг., %
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 196; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 179; Россия в цифрах. 2007: Краткий статистический сборник. М.: Росстат, 2007. С. 117.
91
Россия в окружающем мире: 2007
ти, которая удвоилась за 2000–2005 гг., увеличившись с 1,2 до 2,4% денежных
расходов населения. К 2003 г., как и в середине 1990-х годов, резко увеличился
прирост финансовых активов населения, состоящих из прироста (уменьшения) вкладов на счетах граждан, денег на руках у населения, расходов на приобретение ценных бумаг, иностранной валюты, изменения средств на счетах
индивидуальных предпринимателей, изменения задолженности по кредитам.
В 1995 г. его доля достигала 23,8% денежных расходов населения, в 2003 г. –
20,6%. К 2005 г. она снизилась до 18,0%.
На обязательные платежи и разнообразные взносы в 1970–1980-е гг. расходовалось по 10–12% денежных доходов населения. К середине 1990-х годов
доля этих расходов сократилась примерно вдвое – до 5,8% в 1995–1996 гг., но к
2006 г. вновь поднялась до 11,3%.
Дифференциация денежных доходов. Изменение уровня денежных доходов и их состава по источникам формирования и статьям расходов сопровождалось резким усилением расслоения российского общества. Разрыв между
среднедушевыми доходами 10% населения с самыми высокими доходами и 10%
населения с самыми низкими доходами (коэффициент фондов, или коэффициент дифференциации доходов) достиг в 2004–2005 гг., по данным Росстата,
15 раз [1, с. 188]. Однако специальные расчеты показывают, что в действительности коэффициент фондов практически по всем доходам почти втрое превышает официальные оценки [17, с. 136]. В то же время в большинстве развитых
стран он не превышает 6–8 раз.
При значительной дифференциации населения по этому признаку его среднее значение создает иллюзию о более высоких, чем на самом деле, доходах
(так же, как и заработной платы и пенсии) преобладающей части населения.
Поэтому более предпочтительным обобщающим показателем уровня доходов
нам представляется его медианное значение, которое делит всю совокупность
пополам – половина имеет доходы ниже медианного уровня, другая половина
– выше его. Именно медианный доход используется в международной практике при расчете индикаторов ценовой доступности недвижимости (покупки и
аренды жилья, земли под застройку) [18] и коэффициентов бедности [19].
Публикуемые Росстатом данные о распределении денежных доходов населения по 20-процентным группам населения и о величине совокупных денежных доходов населения позволяют оценить величину медианных денежных доходов населения, допуская, что она близка к среднему доходу в средней группе
(табл. 4–1). Результаты такой оценки показывают, что величина медианного
дохода в 1970–1980-е годы превышала 90% от среднего уровня денежных доходов, а в 1990-х годах снизилась до 75%. Причем это соотношение заметно
различается по регионам России. Если в Москве со сверхвысокими доходами
оно колеблется на уровне около 0,5 (то есть у половины москвичей денежные
доходы не превышают половины величины среднедушевых доходов, рассчитываемых статистическими органами), то в одном из беднейших регионов страны
– Ивановской области – на уровне около 0,86.
92
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
Таблица 4–1
Социально-экономическая дифференциация населения России
по денежным доходам, %
Денежные доходы
1970
1975
1980
1985
1990 1995 2000 2005 2006
Всего
100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0
– в том числе по 20процентным группам
населения:
I группа (с наименьшими
доходами)
7,8
9,5
10,1 10,0
9,8
5,5
5,8
II группа
14,8 14,8 14,8 14,6 14,9 10,2 10,4
III группа
18,0 18,6 18,6 18,3 18,8 15,0 15,1
IV группа
22,6 23,3 23,1 23,1 23,8 22,4 21,9
V группа (с
36,8 33,8 33,4 34,0 32,7 46,9 46,8
наибольшими доходами)
Среднедушевые
денежные доходы,
74
99
121
142
215 516 2281
рублей* в месяц на
человека
Медианные денежные
доходы, рублей* в месяц
67
92
113
130
202 387 1722
на человека
Соотношение
медианного и среднего
0,900 0,930 0,930 0,915 0,940 0,750 0,755
дохода
100,0 100,0
5,5
10,2
15,2
22,7
5,4
10,1
15,1
22,6
46,4
46,8
8023 9947
6098 7510
0,760 0,755
* 1995 г. – тыс. рублей.
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 188; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 187; Россия в цифрах. 2007: Краткий статистический сборник. М.: Росстат, 2007. С. 122.
Использование медианной, а не средней величины денежных доходов при
расчете их покупательной способности показывает более умеренный рост
уровня доходов как в 1975–1990 гг., так и, в особенности, в 1990–2005 гг. (см.
Приложение 1–23). Однако в данном случае важнее отметить то, что в дореформенный период покупательная способность денежных доходов населения
росла практически по всем видам продовольственных товаров (кроме сравнительно дешевой и доступной свежей капусты), а в пореформенный период она
так и не достигла исходного уровня по важнейшим видам продуктов питания,
93
Россия в окружающем мире: 2007
цены на которые изменялись далеко не одинаково, – мясу, рыбе, молоку и, что
особенно знаменательно, хлебу и макаронным изделиям, составляющим основу рациона беднейших групп населения.
Расчет показателей дифференциации населения по уровню денежных доходов позволяет оценить абсолютную и относительную численность населения,
находящегося за официальной чертой бедности, т.е. располагающего доходами ниже уровня прожиточного минимума (рис. 4–4). В 1992 г. оно насчитывало
49,7 млн человек, или 33,5% от его общей численности. К 1997 г. число людей
с доходами ниже прожиточного минимума сократилось до 30,5 млн человек,
или 20,8%. Резкое увеличение беднейшего населения в 2000 г. – до 42,3 млн человек, или 29,0% – было связано с последствиями финансово-экономического
кризиса 1998 г., а также изменением методики расчета прожиточного минимума, о котором уже говорилось выше. Использование той же методики для
расчета прожиточного минимума в предшествующие годы показывает, что за
чертой бедности в 1999 г. оказалось 36% россиян. К 2004 г. их число снизилось
вдвое – до 17,8%, что свидетельствует о несомненном улучшении социально60
Млн. человек
%
60
50
50
40
40
30
30
20
20
10
10
0
0
1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004
ММлн человек
к
% от общей численности населения
Рис. 4–4. Население России с денежными доходами ниже величины прожиточного
минимума, 1992–2004 гг., %
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 191; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 189.
94
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
экономической ситуации в стране. Однако и этот показатель крайне высок для
страны со средним уровнем развития. Кроме того, для него характерна очень
значительная региональная дифференциация, которая сокращалась не столь
значительно. Если в 2000 г. доля населения с доходами ниже уровня утвержденной в регионах величины прожиточного минимума варьировалась от 11%
в Ямало-Ненецком автономном округе до 94,3% в Республике Ингушетии, то
в 2005 г. – от 8% в Ханты-Мансийском до 76% в Усть-Ордынском Бурятском
автономном округе [20, с. 178–179].
Уровень прожиточного минимума, обеспечивающего лишь физиологический минимум выживания, является порогом абсолютной бедности. Сокращение абсолютной и относительной численности россиян, живущих за его чертой, является безусловным императивом социального развития. Кроме того,
достаточно важным является порог относительной бедности, которая неизбежна в любом обществе. В странах Европейского Союза в качестве такового
используется уровень доходов, составляющих 60% от уровня медианных доходов. В отличие от показателя абсолютной бедности, доля россиян, проживающих в относительной бедности, в 1999–2004 гг. не сократилась, а выросла с 22
до 25% [17, c. 135].
Важным индикатором социально-экономического положения является также соотношение основных видов доходов с их совокупной величиной. Величина среднедушевых денежных доходов постепенно возрастала относительно
среднего размера заработной платы, исключая наиболее кризисные годы (рис.
4–5). И это соответствует снижению роли оплаты труда в формировании денежных доходов населения. Досчеты скрытой оплаты труда, которые Росстат
начал производить с 1998 г., несколько повысили значение этого вида доходов.
В последние годы средний размер назначенной заработной платы составлял
93–95% от среднего уровня денежных доходов.
Крайне неблагополучной выглядит тенденция изменения соотношения
среднего размера назначенных пенсий и начисленной заработной платы, которое снизилось к 2006 г. до 25%. Более низкое соотношение пенсии и заработной платы отмечалось лишь сразу после финансово-экономического кризиса
1998 г. (менее 23% в 1999 г.), в результате которого в наибольшей степени пострадали именно пенсионеры.
Экономическая занятость и заработная плата. Существенные изменения за
последние 30 лет произошли не только в уровне денежных доходов и их дифференциации, но и в видах экономической деятельности, обеспечивающих их
получение. Появилась безработица, отсутствие которой в СССР всегда считалось важнейшим завоеванием социализма (хотя некоторые исследователи
говорили о скрытой безработице и неэффективной занятости).
В советский период число занятых в экономике быстро росло, увеличившись от 62,6 млн человек в 1970 г. до 75,3 млн человек в 1990 г. Но начиная с
1991 г. оно стало быстро сокращаться, снизившись к 1998 г. до 58,4 млн человек
(рис. 4–6).
95
Россия в окружающем мире: 2007
120
%
110
100
90
80
70
60
50
40
30
20
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
1992
1991
1990
1985
1980
1975
0
1970
10
Отношение средней пенсии к средней заработной плате
Отношение среднедушевых доходов к средней заработной плате
Рис. 4–5. Соотношение среднего размера назначенных пенсий, начисленной
заработной платы и среднедушевых денежных доходов, 1970–2006 гг., %
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник. М.: Росстат, 2006. С. 171; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 171; Россия в цифрах. 2007: Краткий
статистический сборник. М.: Росстат, 2007. С. 111.
Результаты выборочных обследований населения по проблемам занятости показали, что уже в первый год перехода к рыночным методам управления
экономикой число лиц, не имеющих работы или доходного занятия и при этом
ищущих работу и готовых приступить к ней (которые, в соответствии с критериями Международной организации труда (МОТ), классифицируются как
безработные), составило 3,9 млн человек, или 5,2% от численности экономически активного населения (экономически занятых и безработных). Самый
высокий уровень безработицы были зафиксирован в 1998 г. (13,2% экономически активного населения), а наибольшая абсолютная численность безработных – 9,1 млн человек (12,6%) – в 1999 г. В условиях укрепления тенденции
экономического роста безработица постепенно сокращалась, опустившись к
2006 г. до 5,3 млн человек (7,2%). При этом численность безработных, зарегистрированных в органах государственной службы занятости, была в несколько
раз меньше: больше всего безработных состояло на учете в 1996 г. – 2506 тыс.
96
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
6
6
6
6
6
5
2005
2006
9
7
2004
8
60
9
2003
7
2002
7
2001
6
2000
4
1999
4
70
1998
Млн. человек
1997
80
50
40
30
20
1996
1995
1994
1993
1992
1991
1990
1985
1980
1975
0
1970
10
Занятые в экономике Безработные
Рис. 4–6. Численность экономически активного населения России, 1970–2006 гг.
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 129; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 133; Российский статистический ежегодник:
Статистический сборник. М.: Госкомстат России, 1996. С. 108; Социально-экономическое положение России. Январь-июнь 2007 года. Ежемесячный доклад. М.: Росстат,
2007. С. 234.
человек, из них пособие было назначено 2265 тыс. человек. На начало 2007 г. в
органах государственной службы занятости было зарегистрировано 1766 тыс.
безработных, пособие по безработице было назначено 1514 тыс. человек.
Важным направлением социальной политики в дореформенной России
было постепенное повышение и сближение уровня оплаты труда в различных
отраслях народного хозяйства. Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работающих в экономике увеличивалась от 121 руб. в 1970 г. до
149 руб. в 1975 г., 199 руб. в 1985 г. и 303 руб. в 1990 г., в результате чего она выросла в 2,5 раза. Реальный размер средней заработной платы официально не
рассчитывался, но, используя индекс государственных розничных цен, можно
сравнить рост номинальной и реальной заработной платы за 1970–1985 гг. – 1,64
и 1,52 раза [2, c. 141; 14, c. 318]. Покупательная способность средней заработной платы за этот период увеличилась практически по всем основным
97
Россия в окружающем мире: 2007
видам продовольственных товаров, кроме свежей капусты, картофеля и яблок
(см. Приложение 1–24).
Снижение реальной начисленной заработной платы началось уже в 1991 г.
(рис. 4–7). В 1992–1993 гг. она составила лишь 65% от уровня 1990 г., а к 1999 г.
опустилась до 33%. В годы экономического роста она устойчиво возрастала,
но и в 2006 г. не достигала дореформенного уровня, составив 86% от уровня
1990 г. или 88% от уровня 1991 г.
Средний уровень оплаты крайне низок. В 1992 г. отношение средней начисленной заработной платы лишь в 2,8 раза превышало величину прожиточного минимума трудоспособного населения, а в 1995 и 1999 гг. оно опускалось
почти до 1,5 раз. Понятно, что на такие средства трудно не только содержать
иждивенцев в семье, но и поддерживать жизненные силы самого работника. К
2004 г. отношение средней начисленной заработной платы к величине прожиточного минимума поднялось до 2,6 раза. Покупательная способность средней
заработной платы по важнейшим видам продовольственных товаров – мясу,
в % к прожиточному минимуму
300
в % к 1990 году
120
2006
2005
2004
2003
2002
2001
0
2000
0
1999
20
1998
50
1997
40
1996
100
1995
60
1994
150
1993
80
1992
200
1991
100
1990
250
Заработная плата к величине прожиточного минимума, %
Реальная начисленная заработная плата, в % к 1990 году
Рис. 4–7. Реальный размер средней начисленной заработной платы,
1990–2006 гг., млн человек
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 171; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 171; Россия в цифрах. 2007: Краткий статистический сборник. М.: Росстат, 2007. С. 111-112.
98
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
рыбе, молоку, хлебобулочным и макаронным изделиям – составляла в 2005 г.
2/3 и менее от уровня 1990 г. (см. Приложение 1–24).
За низким средним уровнем оплаты труда скрывается малообоснованная
сверхвысокая меж- и внутриотраслевая дифференциация заработной платы,
которая обусловливает и значительные региональные различия. Данные о распределении численности работников по размерам начисленной заработной
платы, полученные Росстатом в ходе выборочных обследований организаций,
показывают, что коэффициент фондов по оплате труда (отношение средней
заработной платы 10% самых высокооплачиваемых и 10% самых низкооплачиваемых работников) в апреле 2007 г. составлял 22, годом раньше – 25, в 2004 г.
– 26 раз. Отметим, что в большинстве развитых стран значение этого показателя варьируется в пределах от 3 до 6.
Рост числа пенсионеров и размер пенсионного обеспечения. Численность
пенсионеров – людей, постоянно проживающих в Российской Федерации и
реализовавших право на получение пенсии в соответствии с ее законодательством и межгосударственными соглашениями, – быстро росла до середины
1990-х годов, увеличившись с 22,5 млн человек в 1970 г. до 37,1 млн человек в
1995 г. В 1997 г. она превысила 38 млн человек и в последующие годы сохранялась на этом уровне с незначительными колебаниями (рис. 4–8). По данным
Пенсионного фонда Российской Федерации, на начало 2006 г. в стране насчитывалось 38,3 млн пенсионеров, что составляет 26,8% от общей численности
населения России и на 9,2 млн человек превышает численность населения старше трудоспособного возраста. За период 1992–2005 гг. при общем росте числа
пенсионеров на 9% отмечался значительный рост пенсионеров, получающих
социальные пенсии (на 90%) и пенсии по инвалидности (на 29%). Кроме того,
начиная с 2002 г. растет число государственных служащих, получающих пенсию по старости (или по инвалидности) и за выслугу лет, хотя удельный вес
этой группы в общей численности пенсионеров незначителен и составил 0,07%
на начало 2006 г. против 0,04% на начало 2003 г.
Пенсионное обеспечение в советской России осуществлялось полностью за
счет средств государства и колхозов без каких-либо вычетов из доходов трудящихся. Средний размер месячной пенсии пенсионеров, состоящих на учете
в органах социального обеспечения, увеличился с 38 руб. в 1970 г. до 77 руб. в
1985 г. и 102 руб. в 1990 г. Номинально он увеличился в 2,1 раза за 1970–1985 гг.,
а с учетом индекса государственных розничных цен – в 1,9 раза [2, с. 141;
14, с. 285, 318]. Покупательная способность средней пенсии увеличилась по важнейшим видам продовольственных товаров в 1,6–1,8 раза (см. Приложение 1–25).
В период рыночных реформ реальный размер назначенных месячных пенсий быстро сокращался (рис. 4–9). В 1999 г. он составил лишь немногим более
30% по сравнению с уровнем 1990 г. и, несмотря на устойчивую тенденцию роста в последующие годы, даже в 2006 г. поднялся лишь до уровня 70% от величины 1990 г. или 72% от величины 1991 г.
99
Россия в окружающем мире: 2007
100
%
Млн. человек
12 8 8 7 7 7 7 7 7 7 7 6 7 7 7 8 7
90 18 16 14
11 10 10 10 11 12 12 13 13 13
13 13 12 12 12 11
11
80
13
14
70 17
50
45
40
35
60
30
50
25
40
30 63
80 80 80 79 78 77 76 76 75 75 75 77 77 77 77
74 78
68 71
20
15
по старости, %
по случаю потери кормильца, %
социальные, %
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
1992
1991
0
1990
0
1985
5
1980
10
1975
10
1970
20
по инвалидности, %
за выслугу лет, %
Все пенсионеры, млн. чел.
Рис. 4–8. Численность пенсионеров, млн человек, и их распределение по виду
получаемой пенсии (%), 1970–2005 гг.
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 180; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 197.
Соотношение среднего размера назначенных пенсий с величиной прожиточного минимума пенсионера свидетельствует о его недопустимо низком
уровне. Наибольшим оно было в 1993 г. – 1,4 раза, а после кризиса 1998 г. в
течение четырех лет средний размер пенсии не превышал величины прожиточного минимума пенсионера, в 2003–2004 гг. превышение было достигнуто, но
крайне незначительное (на 6,3% в 2004 г.). Несмотря по постоянный рост пенсионных выплат, покупательная способность среднего размера назначенных
пенсий по важнейшим видам продовольственных товаров в 2005 г. была вдвое
и даже втрое ниже, чем в 1990 г. (см. Приложение 1–25).
Некоторые характеристики питания россиян. Несмотря на рост денежных
доходов населения в дореформенной России, уже в 1980-е годы сформировались неблагоприятные тенденции в питании населения, обусловленные усиливавшимся дефицитом качественных продовольственных товаров. Снижалась
пищевая и энергетическая ценность продуктов питания, потребляемых населением, нарушалась их сбалансированность (рис. 4–10 и 4–11). В конце 1980-х
100
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
140
%
%
140
120
120
100
100
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
0
1998
0
1997
20
1996
20
1995
40
1994
40
1993
60
1992
60
1991
80
1990
80
Соотношение среднего размера назначенных месячных пенсий с величиной
прожиточного минимума пенсионера, %
Реальный размер назначенных пенсий, в % к 1990 году
Рис. 4–9. Реальный размер средней назначенной пенсии, 1990–2006 гг., %
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 171; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 171; Россия в цифрах. 2007: Краткий статистический сборник. М.: Росстат, 2007. С. 111-112.
годов дефицит полноценных белков в питании составлял 25%, витамина С –
50%, витаминов группы В – 20–30%, витамина А – 30%, пищевых волокон – 40%
[21, с. 138]. С началом рыночных реформ в условиях резкого падения уровня
жизни эти тенденции усилились, и лишь с конца прошлого века ситуация стала
выправляться. В 2005 г. энергетическая ценность питания превысила уровень
1990 г., а потребление белков и жиров вплотную приблизилось к нему.
Однако по отдельным видам продуктов питания пока не достигнут и уровень 1990 г. (рис. с 4–12 по 4–14). Так, потребление мяса к концу 1980-х годов
возросло до 75 кг в год в расчете на душу населения (для сравнения отметим,
что в США оно составляет около 120 кг). К концу 1990-х годов оно снизилось
до 45 кг, а к 2004 г. поднялось до 53 кг, что составляет лишь 71% от уровня
1990 г. Еще в большей мере снизилось потребление рыбы и рыбопродуктов,
составив в 2004 г. 59% от уровня 1990 г., а также молока и молочных продуктов
– 60%. В меньшей степени сократилось потребление яиц (81%) и сахара (79%),
практически не изменилось потребление хлебных продуктов. В то же время
увеличилось потребление фруктов и ягод (129% к уровню 1990 г.), картофеля
(121%), овощей и бахчевых (111%).
101
Россия в окружающем мире: 2007
120
Белки, жиры
Углеводы
420
белки
жиры
2005
2004
300
2003
310
0
2002
320
10
2001
20
2000
330
1999
340
30
1998
350
40
1997
50
1996
360
1995
370
60
1994
380
70
1993
80
1992
390
1991
400
90
1990
100
1985
410
1980
110
углеводы
Ккал на одного члена домохозяйства в сутки
3000
2900
2800
2700
2600
2500
2400
2300
2200
2100
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
1992
1991
1990
1985
1980
2000
Рис. 4–10 и 4–11. Пищевая, г, и энергетическая, ккал, ценность продуктов питания,
потребленных населением, по данным выборочного обследования бюджетов домашних
хозяйств; в среднем на члена домохозяйства в сутки, 1980–2005 гг.
Источники: Сельское хозяйство в России. 2002. С. 128; Российский статистический
ежегодник. 1998. С. 251; Социальное положение и уровень жизни населения России.
2006. С. 242.
102
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
80
Кг в год на душу населения
70
60
50
40
30
20
Мясо и мясопродукты (в пересчете на мясо)
450
Рыба и рыбопродукты
Кг
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
1992
1991
1990
1989
1988
1985
1980
1975
0
1970
10
Сахар
Штук
450
Молоко и молокопродукты
Хлебные продукты
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
0
1996
0
Потребление основных продуктов питания в России,
1970–2004 гг., кг в год на
душу населения
1995
Рис. 4–12, 4–13, 4–14.
50
1994
100
50
1993
100
1992
150
1991
200
150
1990
200
1989
250
1988
300
250
1985
350
300
1980
350
1975
400
1970
400
Яйца, штук
120
100
80
60
40
20
Картофель
Овощи и бахчевые
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
1992
1991
1990
1989
1988
1985
1980
1975
0
1970
Кг в год на душу населения
140
Источники: Социальное развитие и уровень
жизни населения РСФСР
в 1990 г. Т.1, с. 166; Семья
в Российской Федерации.
М.: Госкомстат России,
2004. С. 286; Сельское хозяйство в России. 2002. С.
128; Российский статистический ежегодник. 1998.
С. 251; Социальное положение и уровень жизни
населения России. 2006.
С. 242.
Фрукты и ягоды
103
Россия в окружающем мире: 2007
ЖИЛИЩНЫЕ УСЛОВИЯ РОССИЯН
Жилищные условия населения являются важным индикатором качества
жизни и одновременно детерминантом многих социально-демографических процессов, прежде всего, касающихся здоровья и продолжительности
жизни населения [22, с. 45–54]. Различия в жилищных условиях являются также важным аспектом социального расслоения общества. Общеизвестна биполярность современного мира: «мир хижин» и «мир дворцов»,
трущобы и фешенебельные районы элитной застройки. Неслучайно существенное улучшение жизни жителей трущоб – не менее 100 млн человек к 2020 г. – было выдвинуто мировым сообществом в качестве одной
из основных задач для достижения целей развития в новом тысячелетии
[23]. Трущобы – наихудший сценарий проживания беднейших слоев населения. И если типичные трущобы развивающихся стран представляют
собой непредусмотренные городской планировкой и мало обустроенные
поселения, в которых люди проживают без законных на то оснований, а
скученность и перенаселенность являются нормой, то в развитых странах
это, в основном, тесно заселенные кварталы ветхого и аварийного жилья,
как правило, оборудованного основными видами благоустройства.
Бытует мнение, будто в еще недалеком прошлом все россияне были
одинаково бедными и проживали в одинаковом малогабаритном жилье.
Однако трудно отрицать, что практически бесплатное пользование благоустроенной городской квартирой соответствовало, при прочих равных
условиях, более высокому стандарту качества жизни, чем проживание в
собственном деревенском доме без удобств, содержание и ремонт которого полностью находились в сфере ответственности самого жителя, а не
местных властей. Помимо этих двух основных типов жилья – благоустроенной квартиры и индивидуального дома без удобств – в той или иной
степени были распространены и другие типы жилья, сочетавшие в себе
признаки того и другого (коммунальные квартиры, общежития, вагончики
и др.). Существовала неоправданная дифференциация расходов населения
на жилье: у проживающих в благоустроенном государственном жилье они
при равной обеспеченности жилой площадью были в 7–8 раз ниже, чем у
тех, кто, строя индивидуальное или кооперативное жилье, вынужден был
оплачивать и капитальные, и эксплуатационные расходы в полном объеме.
Государственные дотации на жилье в большей мере оседали в семьях с высокими доходами, накопившим излишки жилой площади [24, c. 142].
Бесплатная приватизация жилья, начавшаяся в 1989 г., заметно усилила дифференциацию. Часть населения, пользовавшаяся наиболее ценным
жилищным фондом, стала обладать им на правах частной собственности
и смогла капитализировать его (субъективные) излишки. Другая же часть
практически лишилась возможности улучшить свои жилищные условия
из-за низкого качества собственного или занимаемого государственного
жилья, низких доходов, высоких цен на рынках жилья и резко сократившейся социальной поддержки в решении жилищной проблемы.
104
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
Муниципализация государственного и ведомственного жилищного
фонда, проведенная в середине 1990-х годов, привела к заметному уменьшению средств, направляемых на его содержание и ремонт. Поэтому в период реформ наряду с появлением элитного жилья происходило снижение качества части благоустроенного городского жилищного фонда из-за
резко сократившихся объемов капитального ремонта, недостаточных объемов строительства и капитального ремонта объектов инженерной инфраструктуры и в целом из-за экономического кризиса, охватившего многие
российские регионы и населенные пункты. В результате дифференциация
населения по жилищным условиям резко возрастает и создаются предпосылки для появления в недалеком будущем целых городов и районов
трущоб (тому же способствует и нелегальная миграция, поскольку мигранты, используемые как дешевая рабочая сила, еще в меньшей мере, чем
малообеспеченное постоянное население, способны предъявлять спрос на
качественное жилье).
К этому можно добавить, что о социальной дифференциации населения у нас традиционно судят, в первую очередь, по уровню доходов, а уже
затем по имущественной обеспеченности и стандартам потребительского
поведения. Аналогично, наличие «среднего класса» связывают, прежде
всего, с определенным уровнем доходов, тогда как в российских условиях с преимущественно низкими доходами подавляющей массы населения
гораздо более надежным критерием богатства и главным его элементом
представляется именно использование в качестве жилья стандартной городской квартиры [11, c. 15; 172].
Обеспеченность населения жильем и жилищные условия домохозяйств.
На протяжении всей истории советского государства решение жилищной
проблемы оставалось одной из центральных задач социальной политики.
Основной целью при этом было повышение обеспеченности жилой площадью. С началом массового жилищного строительства на индустриальной
основе в России в 1960-е годы была поставлена задача обеспечения отдельной благоустроенной квартирой значительной части городского населения, а в середине 1980-х годов приоритетом социальной политики стало обеспечение каждой семьи к 2000 г. отдельной квартирой или домом.
Однако жилищный вопрос в нашей стране до сих пор не утратил своей
остроты. Обеспеченность населения жильем неуклонно увеличивается, но
пока остается не очень высокой, по сравнению с экономически развитыми
странами.
Средняя общая площадь жилищ, приходящаяся на одного городского
жителя России, достигла к началу 2006 г. 20,5 кв. метров против 16,4 в
конце 1990 г. и 11,1 в 1970 г., а средняя обеспеченность жильем россиянина
– 21,1 кв. метров в 2006 г. против 13,4 кв. метров в 1980 г.6 [1, c. 209; 27, c. 5].
Приведенные показатели жилищной обеспеченности основываются на
данных текущего статистического наблюдения, ориентированных в пер6
Статистическое наблюдение за наличием сельского жилищного фонда ведется с 1980 г.
105
Россия в окружающем мире: 2007
вую очередь на жилищный фонд7, и мало говорят о том, в каких условиях
реально живут отдельные группы населения. Сохранение учета семей и одиночек, или иначе домохозяйств, нуждающихся в улучшении жилищных условий, говорит о том, что по крайней мере данная группа населения располагает неудовлетворительным жильем (тесным, ветхим и пр.). Реальностью
пореформенной России стало и наличие, прежде всего в крупных городах,
значительной группы людей без определенного места жительства. Их численность, по данным Всероссийской переписи населения 2002 г., составила
около 142,6 тыс. человек, причем 134,4 тыс. человек зарегистрированы в городских поселениях [25, c. 6]. Хотя, скорее всего, эти данные характеризуют
лишь верхушку айсберга.
Совмещение переписи населения с жилищной переписью, являющееся признанным международным стандартом, позволяет более детально охарактеризовать
жилищные условия и населения в целом, и его отдельных групп. Блок вопросов о
занимаемом жилье был включен в программу Всесоюзной переписи 1989 г., а затем
и Всероссийской переписи населения 2002 г. Это дает возможность сравнить,
как изменились жилищные условия россиян за период реформ, хотя сопоставимость полученных результатов ограничена рядом факторов (подробнее см.
[26, c. 135–165]). В целом по России доля населения, проживающего в отдельных
квартирах и индивидуальных домах, увеличилась с 84 до 92% (рис. 4–15). Заметно снизилась абсолютная и относительная численность людей, проживающих в
коммунальных квартирах, общежитиях и институциональных учреждениях (казармах, местах лишения свободы, больницах для хронических больных и др.).
Такие тенденции вполне согласуются с данными текущего учета движения жилищного фонда. Несмотря на значительное падение объемов ввода вновь построенного и капитально отремонтированного жилья, о чем будет сказано ниже,
число жилых квартир возросло с 48,8 млн в 1990 г. до 56,0 млн в 2002 г. [1, c. 209].
Приватизация жилья, стремление одних групп населения приобрести жилье
большой площади, а других – получить отдельное жилье привели к массовому процессу расселения коммунальных квартир в крупнейших городах. Часть
общежитий, прежде всего квартирного типа, были муниципализированы (т.е.
переданы с баланса ведомств и предприятий в муниципальную собственность),
приватизированы или заброшены по тем или иным причинам. По сравнению с
1989 г. значительно сократился личный состав Вооруженных сил России, а также численность отбывающих наказания в местах лишения свободы – только за
1995–2002 гг. число лиц, содержавшихся в местах лишения свободы, сократилось с 1017,9 до 877,4 тыс. человек [1, с. 302].
7
Жилищная обеспеченность по данным текущей статистики определяется отнесением
площади всего жилищного фонда – совокупности всех жилых помещений, независимо от
форм собственности, включая жилые дома, специализированные дома (общежития, гостиницы-приюты, дома маневренного фонда, жилые помещения из фондов жилья для временного поселения вынужденных переселенцев и лиц, признанных беженцами, специальные
дома для одиноких престарелых, дома-интернаты для инвалидов, ветеранов и др.), квартиры, служебные жилые помещения и иные жилые помещения в других строениях, пригодные
для проживания, – к численности постоянного населения.
106
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
другое
в
институциональных
учреждениях
в общежитиях
1,3
2002
1,4
1989
1,6
3,7
3,2
5,3
25,9
в индивидуальных
домах
в коммунальных
квартирах
в отдельных
квартирах
25,0
1,6
5,8
66,4
58,8
Рис. 4–15. Распределение населения России по типу занимаемых жилых помещений,
по данным переписей 1989 и 2002 г., % от общей численности населения
Источники: Жилищные условия населения. М.: ИИЦ «Статистика России», 2004.
– (Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. В 14 томах //Федеральная
служба государственной статистики, Т. 11). С. 6; Жилищные условия населения Российской Федерации» (по данным переписи населения 1989 г.). М.: Госкомстат России,
Республиканский информационно-издательский центр, 1993. Т. I. С. 4-5.
Увеличение доли населения, пользующегося отдельным жильем, определенно говорит об улучшении жилищных условий россиян за годы реформ. Но
в выделенных типах жилья практически не учитывается его размер, оборудование различными видами благоустройства, год постройки и др., а опубликованные данные переписей об этих характеристиках жилья, к сожалению, мало
сопоставимы.
Стоит, однако, отметить, что жилищная обеспеченность, рассчитанная по
итогам переписи 2002 г. как общая площадь, приходящаяся в среднем на одного члена частных домохозяйств, заметно различалась в зависимости от размера домохозяйства и типа занимаемого жилья (рис. 4–16). Индивидуальные
дома, как правило, имеют большую площадь, чем квартиры. А в коммунальных
квартирах, в которых проживает два домохозяйства и более, жилищная обеспеченность, естественно, оказывается самой низкой. В результате жилищная
обеспеченность выше всего в группе людей, одиноко проживающих в индивидуальных домах (48 кв. м) или отдельных квартирах (41 кв. м). А ниже всего
она среди проживающих в коммунальных квартирах в составе домохозяйств
большого размера (9 кв. м на человека в коммунальных квартирах, занятых до107
Россия в окружающем мире: 2007
50
Кв. м общей площади на человека
45
40
35
30
в индивидуальных домах
25
в отдельных квартирах
в коммунальных квартирах
20
15
10
5
0
1 человек
2
3
4 человек 5 и более
человека человека
человек
Рис. 4–16. Общая площадь жилищ, приходящаяся в среднем на одного члена частных
домохозяйств, проживающих в отдельных и коммунальных квартирах и индивидуальных домах (без снимающих жилые помещения у отдельных граждан),
по данным переписи 2002 г.
Источник: Жилищные условия населения. М.: ИИЦ «Статистика России», 2004.
– (Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. В 14 томах // Федеральная
служба государственной статистики, Т. 11). – С. 238.
мохозяйствами, состоящими из 5 и более человек). То есть с увеличением размера семьи жилищная обеспеченность резко ухудшается. Дело в том, что на
протяжении многих лет преобладающим типом квартир у нас являются двухкомнатные квартиры, которые составляют более 40% от общего числа квартир
в России. Из-за дороговизны жилья повышенным спросом неизменно пользуются однокомнатные квартиры, доля которых составляет порядка 23%. Доля
больших квартир – с числом комнат 4 и более – даже к началу 2006 г. лишь
слегка превышала 7% [1, с. 209].
Улучшение жилищных условий населения России происходило и по основным характеристикам благоустройства жилищного фонда (табл. 4–2). Особое значение имеет благоустройство жилого помещения водопроводом и канализацией.
По данным переписи 1989 г., доля населения, проживавшего в жилье, оборудованном водопроводом, составляла 69,6% (причем в городских поселениях
– 84,2%, а в сельских – только 29,9%). Среди населения, проживавшего в частных
домах, принадлежащих гражданам на праве личной собственности, эта доля была
заметно ниже, составляя в среднем по России 21,1% (в городе – 31,8%, на селе
– 13%). Удельный вес населения, проживавшего в жилых помещениях, оборудо108
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
ванных канализацией, был еще ниже – 63,5% (в городских поселениях – 79,2%, в
сельских – 20,5%). А среди населения, проживавшего в частных домах, она была
крайне низка – 7,9% (12,0% в городских поселениях и 4,7% в сельских).
Судя по данным переписи 2002 г., обеспеченность домохозяйств, проживающих в индивидуальных домах и квартирах, водопроводом и канализацией значительно улучшилась, достигнув по водопроводу 76,5% (89,2% в городских поселениях, 42,0% в сельских), а по канализации – 70,7% (85,3% и 31,1%). Заметно
повысилась доля домохозяйств, проживающих в индивидуальных домах, оборудованных водопроводом и канализацией – соответственно, до 36,9% и 22,4%. Но
в целом уровень оборудования жилья этими видами благоустройства и теперь
недостаточно высок даже в городских поселениях, где водопровод есть только в
половине индивидуальных домов, а канализация – менее чем в трети.
Таблица 4–2
Благоустройство жилищного фонда России*, % на конец года
1993
2000
2005
1980
1985
1990
1993
2000
2005
1993
2000
2005
Удельный вес общей площади, обоpудованной
водопpо- водоот- отопле- ваннами
газом
гоpячим напольными
водом ведением
нием
(душем) (сетевым, водоснаб- электpопли(канализасжиженжением
тами
цией)
ным)
Весь жилищный фонд
66
61
64
57
70
51
14
73
69
73
64
70
59
16
76
71
80
65
70
63
17
Городской жилищный фонд
73
71
75
64
67
47
4
77
75
79
68
68
60
13
81
78
82
73
69
67
17
83
80
84
75
68
69
19
86
84
87
79
69
75
21
88
86
91
81
68
79
23
Сельский жилищный фонд
30
19
20
16
73
9
2
39
30
37
24
74
17
3
43
34
52
26
75
22
3
* Статистическое наблюдение за благоустройством городского жилищного фонда
ведется с 1980 г., сельского – с 1993 г.
Источники: Жилищное хозяйство и бытовое обслуживание населения в России.
2004. Стат. сб./ Госкомстат России. М., 2004. С. 83; Российский статистический ежегодник. 2006. Стат. сб./ Росстат. М., 2006. С. 210; Российский статистический ежегодник.
2000. Стат. сб./ Госкомстат России. М., 2000. С. 173.
109
Россия в окружающем мире: 2007
Возможности улучшения жилищных условий. В результате рыночных реформ возможности улучшения жилищных условий стали достаточно призрачными для большей части населения. Реально приобрести жилье в собственность
могут лишь малочисленные группы населения с самыми высокими доходами
(что и используется ими как выгодное инвестирование в условиях быстро растущих цен на недвижимость) и те, кто уже имеет какое-то жилье, продажа или
залог которого могут стать основой для приобретения лучшего по каким-либо
параметрам жилья. Однако платежеспособный спрос заметно ограничен крайне высокими ценами.
Ипотека, хотя и развивается, пока не играет сколько-нибудь существенной
роли и используется, в основном, на первичном рынке жилья. Так, в 2006 г. ввод в
действие жилых домов по региональным программам ипотечного кредитования
жилищного строительства осуществлялся на 33 территориях (в 2001 г. – только
10
Млн. домохозяйств
%
30
2005
2004
2003
2002
0
2001
3
0
2000
1
1999
6
1998
2
1997
9
1996
12
3
1995
4
1994
15
1993
5
1992
18
1991
21
6
1990
7
1989
24
1988
8
1987
27
1986
9
Состояли на учете на получение жилья в конце года, млн. домохозяйств
Улучшили жилищные условия за год, млн. домохозяйств
Улучшившие жилищные условия в % от числа состоявших на учете
Состоящие на учете в % от общего числа домохозяйств
Рис. 4–17. Домохозяйства, состоящие на учете для получения жилья (на конец года) и
улучшившие свои жилищные условия (за год) в Российской Федерации*, 1986–2005 гг.
* Данные за 1986–1988 гг. приведены только по городским поселениям; с 1989 г. – по
всем поселениям.
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006. Стат. сб./ Росстат. М.,
2006. С. 211; Российский статистический ежегодник. 2001. Стат. сб./ Госкомстат России.
М., 2001. С. 202; Российский статистический ежегодник. 1994. Стат. сб./ Госкомстат
России. М., 1994. С. 105.
110
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
в 12 субъектах федерации). Объем площади, введенной за счет ипотеки, в целом
по России составил 595,9 тыс. кв. м, или 1,2% от общего объема введенного жилья [27, с. 11]. В 2006 г. число выданных ипотечных кредитов не увеличилось по
сравнению с 2005 г., составив, как и в предыдущем году, около 7 тыс. При этом
растет число несостоявшихся сделок, которые составляют от 30% до 50% числа
одобренных заявок. Значительная часть ипотечных кредитов выдается в Москве
– ежемесячно примерно по 300–400 кредитов (всеми банками). Но это составляет лишь небольшую величину – менее 5% от 100 тыс. сделок, которые ежегодно
совершаются на рынке недвижимости столицы.
Значительно сузились возможности получения социального жилья.
Реализация Федеральной целевой программы «Жилище» на 2002–2010 гг. пока
не позволила снизить среднее время ожидания предоставления жилых помещений социального использования – оно, как и прежде, составляет около 20
лет, что стало одной из причин внесения ряда изменений в данную программу
(Постановление Правительства РФ № 865 от 31 декабря 2005 г.). При этом число
очередников сократилось почти втрое по сравнению с 1990 г. (рис. 4–17).
Нуждающимися в улучшении жилищных условий в советский период признавались граждане, обеспеченность жилой площадью которых в расчете на одного
человека не превышала 5–7 кв. м (в разных поселениях по-разному). В качестве
таковых они учитывались в органах исполнительной власти, на предприятиях,
в учреждениях и жилищно-строительных кооперативах (ЖСК). В результате
практически полного исчезновения ведомственного жилищного фонда и упорядочения правил постановки на учет жилищная очередь в 1990-е годы быстро
сокращалась. К началу 2006 г. на учете в органах исполнительной власти в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий состояли 3384 тыс. семей и
одиночек (домохозяйств), что составляет 6,5% от их общего числа. В 1990 г. их
число достигало 10 млн, или 20% от общего числа домохозяйств. Число семей,
получивших жилые помещения и улучшивших свои жилищные условия за 2005
г., составило в целом по России 151,2 тыс. (3,6% от числа состоявших на учете в
качестве нуждающихся в жилых помещениях). В конце 1980-х годов ежегодно
улучшали свои жилищные условия примерно 1,3–1,4 млн домохозяйств, то есть
в 8–9 раз больше. Резко снизилась доля улучшивших жилищные условия от общего числа состоящих на учете: в 1987 г. она достигла 17%, а к 2000 г. снизилась
до 4%. В последние годы она не превышала 5%.
В условиях дефицита жилья основным средством его снижения является строительство нового жилья при поддержании в надлежащем состоянии имеющегося
жилищного фонда. За последние шесть лет объемы жилищного строительства в
России ежегодно наращивались, однако пока это не позволило восстановить утерянные в 90-х годах позиции в жилищном строительстве (рис. 4–18). Современный
уровень жилищного строительства по количеству введенного жилья соответствует объему середины 50-х годов ХХ века и составляет около 70% от наибольшего
ввода, достигнутого в 1987 г. (50,6 млн кв. метров за 2006 г. против 72,8 млн кв. метров). Средний размер вновь вводимых квартир в 1990-е годы быстро увеличивался,
составив в 1980 г. 50 кв. м общей площади, в 1990 г. – 59 кв. м, а в 2005 г. – 85 кв. м (в
111
Россия в окружающем мире: 2007
70
Млн. кв. метров общей площади
%
70
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
0
1997
10
1996
10
1995
20
1994
20
1993
30
1992
30
1991
40
1990
40
1985
50
1980
50
1975
60
1970
60
0
Построено, млн кв. м
Капитально отремонтировано, млн. кв. м
Построено за счет населения, %
Рис. 4–18. Строительство и капитальный ремонт жилых домов, 1970–2006 гг.,
млн кв. м общей площади
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006. Стат. сб./ Росстат. М.,
2006. С. 480; Российский статистический ежегодник. 2001. Стат. сб./ Госкомстат России.
М., 2001. С. 439. Статистический бюллетень. 2007 № 5 (135). Сс. 6, 15.
2006 г. он снизился до 83 кв. м), так что по вводу жилых единиц отставание более
значительно. В 1980 г. было построено 1190 тыс. квартир, в 1990 г. – 1044 тыс., в
2005 г. – 515 тыс., в 2006 г. – почти 609 тыс. квартир [1, с. 481; 27, с. 5].
В период реформ строительство жилья все в большей мере осуществлялось
населением за счет собственных средств и с привлечением кредитов – начиная с
1998 г. таким образом было введено в строй около 40% нового жилья. Доля государственного строительства, напротив, резко сократилась. Так, в 2006 г. доля
строительства жилья за счет средств федерального бюджета составила 1,4%, а
за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов – 5,1% жилья [27, с. 11].
Особую проблему представляет резкое падение объемов капитального ремонта имеющегося жилищного фонда. Она достаточно остро встала уже в
1980-е годы, планы по ликвидации ветхого и аварийного фонда, например, в
1990 г. были выполнены лишь на 73%, а в 1991 г. с плановыми заданиями не
справилось большинство регионов РСФСР [28, с. 493]. К концу 1990-х годов
ежегодные вводы капитально отремонтированного жилья сократились в 10
раз по сравнению с 1980 г. – до 4–5 млн кв. метров и лишь в 2005 г. подня112
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
лись до 5,6 млн кв. метров. В результате быстро увеличивается абсолютный
и относительный размер ветхого и аварийного жилищного фонда, а скорость
его выбытия резко снижается (табл. 4–3). Отметим, что величина этого малопригодного для проживания фонда почти вдвое превосходит объемы нового
строительства.
Таблица 4–3
Ветхий и аварийный жилищный фонд России
1990
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
Ветхий и аварийный жилищный Выбытие жилищного фонда по ветхости
фонд на конец года
и аварийности за год
удельный вес в жив % к ветхому и аварийномлн кв. м
млн кв. м
лищном фонде, %
му фонду (расчет)
32,2
1,3
…
…
37,7
1,4
3,0
…
40,3
1,5
3,9
10,3
42,4
1,6
2,9
7,2
45,6
1,7
2,7
6,4
49,6
1,8
2,3
5,0
65,6
2,4
2,2
4,4
87,9
3,1
2,2
3,4
87,4
3,1
1,9
2,2
91,6
3,2
1,9
2,2
93,0
3,2
2,4
2,6
95,0
3,2
2,1
2,3
94,5
3,2
1,9
2,1
Источники: Жилищное хозяйство и бытовое обслуживание населения в России.
2004. Стат. сб./ Госкомстат России. М., 2004. С. 83.; Жилищное хозяйство в России.
2002. Стат. сб./ Госкомстат России. М., 2002. С. 87; Статистический бюллетень. 2006.
№ 7 (128). С. 32; Статистический бюллетень. 2007. № 5 (135). С. 15.
НЕКОТОРЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ
СОСТОЯНИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
Здравоохранение – важнейший элемент социальной инфраструктуры общества, призванный обеспечить эффективное поддержание здоровья населения, которое, в свою очередь, является основным индикатором благосостояния и общественного прогресса. Несмотря на это, состояние общественного
здоровья, по мнению экспертов, лишь отчасти зависит от состояния здравоохранения [22, с. 16–17]; обеспеченность населения медицинским персоналом и
медицинскими учреждениями остается в числе наиболее доступных и распространенных показателей развития социальной сферы.
Недостаточность экстенсивного развития советского здравоохранения
стала очевидной уже в 1980-е годы, когда значительная часть прироста мощ113
Россия в окружающем мире: 2007
ностей лечебно-профилактических учреждений не была обеспечена приростом фондов и достигалась нередко за счет переуплотнения и приспособления
других помещений. Качественные характеристики материально-технической
базы здравоохранения, его оснащенности современной медицинской техникой
оставались низкими и не соответствовали прогрессу медицинских технологий
[24, c. 195]. В то же время была достигнута высокая обеспеченность врачами8
– в 1990 г. она поднялась до 45 в расчете на 10 тыс. человек постоянного населения (рис. 4–19), что заметно превышало показатели многих развитых стран.
По расчетам экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), для
удовлетворительного медицинского обслуживания достаточен уровень обеспеченности врачами 28 на 10 тыс. человек. Тем не менее, вполне обычной для
советского здравоохранения была хроническая нехватка врачебных кадров,
что объяснялось неэффективным использованием медицинского персонала.
Ухудшалось соотношение численности врачей, среднего и младшего медицин130
На 10 тыс. человек
120
110
100
90
80
70
60
50
40
30
20
Врачи
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1995
1995
1995
1995
1995
1994
1993
1992
1991
1990
1985
1980
1975
0
1970
10
Средний медицинский персонал
Рис. 4–19. Обеспеченность населения России медицинскими кадрами, 1970–2005 гг.
(на конец года)
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 266; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 242.
8
При этом в общую численность врачей включаются все врачи с высшим медицинским образованием, занятые в лечебных, санитарных организациях, учреждениях социального обслуживания населения, научно-исследовательских институтах, учреждениях, занятых подготовкой кадров, в аппарате органов здравоохранения и др.
114
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
ского персонала. За 1975–1990 гг. численность врачей выросла на 38%, а численность среднего медицинского персонала – только на 16%. Если в 1970 г. на
каждого врача приходилось в среднем 3,6 специалиста со средним медицинским образованием, то в 1991 г. – только 2,7. В то же время, например, в США
удельный вес врачей в общей численности занятых в сфере здравоохранения
снижался за счет роста удельного веса среднего медицинского персонала и
особенно специалистов немедицинских профессий [24, c. 195].
В первые годы реформ обеспеченность населения врачами снизилась до 43 в расчете на 10 тыс. человек, но уже с середины 1990-х годов она стала постепенно возрастать, поднявшись к 2005 г. почти до 49. Обеспеченность средним медицинским
персоналом, напротив, снижалась, опустившись к 2005 г. до 108 на 10 тыс. человек.
Соотношение среднего медицинского персонала и врачей сократилось до 2,2. В результате негативные тенденции развития советского здравоохранения по этим параметрам в пореформенный период заметно усилились. К этому следует добавить,
что при умеренном росте общей численности врачей – на 3% за 1990–2005 гг. (с 667,3
до 690,3 тыс. человек) – численность специалистов таких профилей, как неврологи,
дермато-венерологи и стоматологи увеличилась гораздо существеннее – на 28-36%.
Численность же врачей других специализаций, напротив, сократилась: врачей санитарно-противоэпидемической группы – на 42%, рентгенологов и радиологов
– на 18%, фтизиатров – на 15%, педиатров – на 17%, терапевтов – на 6% [1, c. 266].
Численность фтизиатров начала снижаться уже в 1980-е гг., так что сокращение за
последние 30 лет превысило 20%, хотя 1990-е годы в России, да и во всем мире, были
отмечены всплеском заболеваемости туберкулезом.
В советский период осуществлялась стратегия увеличения обеспеченности населения больничными койками, что уже в 1980-е годы не отвечало требованиям эффективного медицинского обслуживания. Уже в тот период характерной тенденцией в здравоохранении развитых странах стало снижение обеспеченности населения больничными койками при одновременном повышении технического уровня и
обеспеченности персоналом одного места в больничном учреждении, что способствовало сокращению сроков пребывания на больничной койке [24, с. 195]. В 1990-е
годы число больничных коек в расчете на 10 тыс. человек неуклонно сокращалось,
снизившись со 137 в 1990 г. до 111 в 2005 г. (рис. 4–20). Одновременно наращивалась
мощность врачебных амбулаторно-поликлинических учреждений – с 217 до 257 посещений в смену. Среднее число дней пребывания больного на больничной койке
снизилось с 16,6 в 1990 г. до 14,2 в 2004 г., а среднее число дней занятости койки в
стационаре возросло, соответственно, с 269 до 318. Такие изменения можно было
бы, с учетом сказанного выше, считать вполне благоприятными, однако на фоне
резкого снижения общественных расходов на здравоохранение в этом приходится
серьезно усомниться. Как показывают расчеты в сопоставимых ценах, общественные расходы на здравоохранение в России сократились за 1991–2000 гг. в 2,5 раза, в
том числе за счет консолидированного бюджета – в 3 раза [29, с. 101]. По доле государственных расходов на здравоохранение в валовом внутреннем продукте (ВВП)
115
Россия в окружающем мире: 2007
– 2,2% в 2004 г. – Россия отстает не только от более развитых, но и от большинства
европейских стран с переходной экономикой [30, с. 335]. Доля общественного финансирования в совокупных расходах на здравоохранение снизилась с 97% в 1990 г.
до 65% в 2000 г., а доля частного финансирования, напротив, возросла с 3 до 35%, из
которых 22% составляют расходы населения на покупку медикаментов и товаров
медицинского назначения [29, с. 103].
На 10 тыс. человек
260
240
220
200
180
160
140
120
100
80
60
40
Больничные койки
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
1992
1991
1990
1985
1980
1975
0
1970
20
Посещений в смену
Рис. 4–20. Обеспеченность населения России больничными койками и амбулаторнополиклиническими учреждениями, 1970–2005 гг. (на конец года)
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 263; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 239.
Доклад ВОЗ о состоянии здравоохранения в мире 2006 г. «Совместная работа на благо здоровья» [31] был посвящен кадровым и финансовым ресурсам
здравоохранения, поскольку именно от них во многом зависит возможность
и эффективность решения многих проблем здоровья населения. Он содержит
сопоставимые оценки важнейших характеристик сферы здравоохранения в
192 странах – членах ВОЗ.
Так, обеспеченность населения врачами составляет от 473 на 10 тыс. человек в небольшом Сан-Марино до 0,2 в африканских государствах Малави и
116
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
На 10 тысяч человек
180
160
140
120
100
Россия
80
60
40
20
0
1
11
21
31
41
51
61
Врачей
71
81
91 101 111 121 131 141 151 161 171 181 191
Среднего медицинского персонала
Рис. 4–21. Обеспеченность населения медицинскими кадрами в странах мира по
оценке ВОЗ, за последний год из имеющихся (1990–2004 гг.) (страны ранжированы в
порядке убывания количества врачей в расчете на 10 тыс. человек)
Источник: The World Health Report 2006: Working Together for Health. Geneva: World
Health Organization, 2006. P. 190-199.
16
% ВВП
14
12
10
8
Россия
6
4
2
0
1
11
21
31
41
51
61
71
81
91 101 111 121 131 141 151 161 171 181 190
1999-2003
2003
Рис. 4–22. Общие расходы на здравоохранение в странах мира по оценке ВОЗ, 2003 г. и в
среднем за 1999–2003 гг. (страны ранжированы в порядке убывания расходов 2003 г.)
Источник: The World Health Report 2006: Working Together for Health. Geneva: World
Health Organization, 2006. P. 178-185.
117
Россия в окружающем мире: 2007
Танзании, а обеспеченность средним медицинским персоналом – медсестрами,
акушерками, дантистами – от 961 в Сан-Марино до 1,5 в Бангладеш (рис. 4–21,
значения для Сан-Марино остались за пределами графика). Сразу за Сан-Марино следует Куба (59 врачей и 83 представителя среднего медицинского персонала на 10 тыс. человек). Россия в этом ряду занимает 9-е место, а, например,
Израиль – 14-е (38 и 77), Германия – 26-е (34 и 105), США – 46-е (26 и 110).
По уровню расходов на здравоохранение Россия имеет более низкий рейтинг (рис. 4–22 и 4–23). Доля ВВП, направленная в сферу здравоохранения в
2003 г., составляла от 15,2% в США до 1,5% в Экваториальной Гвинее. Медианное значение признака – 5,8% (то есть в половине стран значение показателя
выше, в другой половине ниже). В России на здравоохранение было потрачено, по оценкам ВОЗ, 5,6% (101–106-е места). Среднедушевые расходы на здравоохранение в пересчете на доллары США с учетом паритета покупательной
способности составили от 14 долларов на человека в год в Демократической
Республике Конго до 5711 долларов в США. Медианное значение признака
– 302 доллара на человека в год, в России оно составило 551 (64-е место).
Долларов США на человека в год
6000
5000
4000
3000
2000
1000
Россия
0
1
11
21
31
41
51
61
71
81
91 101 111 121 131 141 151 161 171 181 191
по среднегодовому курсу национальной валюты в долларах в США
по курсу валют с учетом паритета покупательной способности
Рис. 4–23. Среднедушевые расходы на здравоохранение в странах мира по оценке
ВОЗ, долларов США на человека за 2003 г. по среднегодовому курсу обмена национальной валюты и по международному курсу с учетом паритета покупательной способности (страны ранжированы в порядке убывания расходов по ППС)
Источник: The World Health Report 2006: Working Together for Health. Geneva: World
Health Organization, 2006. P. 190-199.
118
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
ОБРАЗОВАНИЕ
Сфера образования – еще один важнейший элемент социальной инфраструктуры, значение которого особенно возрастает при переходе к информационному высокотехнологичному обществу.
Данные послевоенных переписей населения свидетельствует о неуклонном
росте уровня образования населения Российской Федерации. К 2002 г. число
лиц с высшим образованием достигло 160 на 1000 человек 15 лет и старше против 113 в 1989 г., 77 в 1979 г. и 50 в 1970 г., со средним профессиональным – соответственно, 271 против 192, 127 и 83 [1, с. 222]. Число лиц с более низкими
уровнями образования, напротив, сокращалось. За 1989–2002 гг. удельный вес
населения, не имеющего начального образования, снизился с 6,5% до 1%, а с
начальным образованием – с 12,9% до 7,7%.
Снижение удельного веса лиц с более низкими уровнями образования наглядно просматривается при переходе от старших возрастных когорт к младшим (табл. 4–4). Повышение уровня образования неразрывно связано с удлинением сроков обучения, завершение его теперь происходит в основном в
22–24 года. Однако обращает на себя внимание достаточно многочисленная
группа молодежи с уровнем образования не выше начального – 5,8% в возрасте 15–19 лет, 1,7% в возрасте 20-24 лет, – социализировавшаяся в условиях
Таблица 4–4
Уровень образования населения России по возрастным группам,
по данным Всероссийской переписи населения 2002 г.,
на 1000 человек соответствующего возраста
Высшее и
послевузовское
–
15–19
119
20–24
216
25–29
215
30–34
222
35–39
211
40–44
205
45–49
204
50–54
225
55–59
165
60–64
139
65–69
86
70 и старше
Возраст,
лет
Неполное высшее
32
130
43
32
24
18
15
14
16
10
8
8
Среднее
ОсСреднее
профессиновное
полное
ональное
среднее
63
370
477
274
323
138
319
277
132
376
273
94
379
290
77
367
313
81
351
302
113
337
271
152
297
226
185
236
180
263
199
123
260
130
84
231
Начальное
54
13
9
7
6
7
11
19
47
138
252
401
Не имеют
начального
4
4
3
3
3
2
2
2
3
7
18
60
Источник: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 222.
119
Россия в окружающем мире: 2007
действия закона об обязательном основном среднем образовании. Данные об
образовательном составе повозрастных когорт не показывают существенного
роста доли лиц со средним профессиональным и более высоким образованием
среди младших поколений. Конечно, обучение население моложе 25 лет еще
не в полной мере завершено, появляется все больше форм получения высшего
образования, но все же стоит отметить более высокую долю получивших
профессиональное образование в группе россиян 35–39 лет (222 из 1000 имеют
высшее образование, 379 – среднее профессиональное) и 55–59 лет (225 из 1000
имеют высшее образование).
Повышение общего уровня образования населения происходит как за счет
повышения уровня образования более молодых поколений, так и за счет постепенного вымирания поколений с низким уровнем образования. В 1989 г. население 70 лет и старше было представлено поколениями родившихся в 1919 г.
и ранее, среди которых 76% имели уровень образования не выше начального.
В 2002 г. эта группа была представлена родившимися в 1932 году и ранее, среди которых доля завершивших свое обучение на уровне не выше начального
сократилась до 47%. Переход ко всеобщему среднему образованию обусловил
снижение доли лиц с образованием не выше начального до 10 на 1000 человек в
возрасте 30–44 лет. Но, как уже говорилось, среди самых молодых поколений
в 2002 г. отмечалось увеличение доли лиц с уровнем образования ниже основного среднего по сравнению с данными переписи 1989 г.
Объективной основой для повышения уровня образования населения послужило увеличение числа высших и средних специальных учебных заведений (рис.
4–24). За 1975–2005 гг. число высших учебных заведений увеличилось в 2,2 раза
(за 1975–1990 гг. – в 1,06 раза, а за 1990–2005 гг. – в 2,08 раза), а средних специальных – в 1,2 раза (соответственно, в 1,05 и 1,12 раза). Число учреждений начального профессионального образования за эти 30 лет, напротив, сократилось
на 8%, причем за 1975–1990 гг. оно выросло на 18%, а за 1990–2005 гг. снизилось
на 22%. То есть в период реформ более востребованными оказались образовательные учреждения, реализующие программы обучения более высокого уровня. В настоящее время высшая школа расширяет свою сеть, осуществляет многоуровневую подготовку специалистов. Созданы условия для повышения степени
диверсификации образования посредством расширения набора изучаемых дисциплин. Реализуется концепция вариативного образования.
Уже в 1970–1980-е гг. быстро сокращалось число общеобразовательных учреждений, особенно вечерних. В 1990–2005 гг. эта тенденция продолжалась,
хотя и более умеренными темпами. Число дошкольных общеобразовательных
учреждений за 1975–1990 гг. увеличилось на 28%, однако нехватка мест в детских садах не уменьшалась из-за значительного роста рождаемости в середине 1980-х годов. Число детей, приходящихся на 100 мест в дошкольных образовательных учреждениях, составляло в 1975 г. и 1980 г. 109, в 1985 г. – 106, в 1990 г.
– 108. К 1999 г. оно снизилось до 79 даже на фоне быстрого сокращения числа
детских садов из-за резкого падения рождаемости в середине 1990-х годов.
Несмотря на наметившийся в последние годы рост числа рождений, число дошкольный учреждений продолжает сокращаться – за 1990–2005 гг. оно умень120
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
шилось на 47%, что, как и в советский период, порождает проблему нехватки
в них мест. В 1980-е годы число детей, посещавших дошкольные образовательные учреждения, составляло 65–68% от численности детей соответствующего
возраста, в середине 1990-х годов оно снизилось до 54–55%, в последние годы
поднялось до 57–58% [1, с. 221].
Тысяч учреждений
100
10
2006
2005
2004
2003
2002
2001
0
2000
1
0
1999
10
1998
2
1997
3
20
1996
30
1995
4
1994
40
1993
5
1992
6
50
1991
60
1990
7
1985
8
70
1980
80
1975
9
1970
90
Дошкольные образовательные учреждения (ось слева)
Дневные общеобразовательные учреждения (ось слева)
Вечерние (сменные) общеобразовательные учреждения (ось справа)
Учреждения начального профессионального образования (ось справа)
Средние специальные учебные заведения (ось справа)
Высшие учебные заведения (ось справа)
Рис. 4–24. Количество учреждений образования в России, 1970–2006 гг.
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 221; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 209; Россия в цифрах. 2007: Краткий статистический сборник. М.: Росстат, 2007. С. 131-137.
Изменение численности детей, посещающих дошкольные образовательные
учреждения, численности учащихся общеобразовательных школ и численности студентов высших учебных заведений практически повторили с соответствующим временным лагом движение очередной «демографической волны»,
вызванной резким подъемом числа рождений в середине 1980-х годов и его
последующим резким падением в середине 1990-х годов (рис. 4–25). Важнее
отметить то, что современный молодой человек отдает предпочтение обучению по программам высшего профессионального образования, а получение
среднего и особенно начального профессионального образования все больше
утрачивает свою привлекательность. За 1990–2005 гг. число студентов высших
учебных заведений увеличилось в 2,5 раза, число учащихся в средних специальных учебных заведениях – всего лишь на 14%, а число учащихся учреждений
121
Россия в окружающем мире: 2007
начального профессионального образования снизилось на 19%, тогда как за
предшествующие 15 лет оно увеличилось на 4% при одновременном снижении
числа студентов высших и средних специальных учебных заведений.
Миллионов учащихся
25
10
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
0
1994
0
1993
2
1992
5
1991
4
1990
10
1985
6
1980
15
1975
8
1970
20
Дневные общеобразовательные учреждения (ось слева)
Дошкольные образовательные учреждения (ось справа)
Вечерние (сменные) общеобразовательные учреждения (ось справа)
Учреждения начального профессионального образования (ось справа)
Средние специальные учебные заведения (ось справа)
Высшие учебные заведения (ось справа)
Рис. 4–25. Количество учащихся в различных учреждениях образования России,
1970–2006 гг.
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 221; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 209; Россия в цифрах. 2007: Краткий статистический сборник. М.: Росстат, 2007. С. 131-137.
Интенсивно развивается платный сектор высшего и среднего профессионального образования. В 2006/07 учебном году 810,3 тыс. студентов средних
специальных учебных заведений (34%) обучались по договорам с юридическими и физическими лицами с полным возмещением затрат на обучение. Плата за
обучение в государственных средних специальных учебных заведениях в декабре 2006 г. составляла 9,9 тыс. руб. за семестр. В государственных и муниципальных высших учебных заведениях в 2006/07 учебном году на условиях полного
возмещения затрат обучалось 3144 тыс. студентов (43%). Плата за обучение в
учреждениях высшего профессионального образования ежегодно возрастает,
причем особенно быстро – в государственных вузах. В декабре 2006 г. она составила 18,0 тыс. руб. за семестр [27, с. 92, 101–102].
122
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
УРОВЕНЬ ПРЕСТУПНОСТИ
Уровень преступности, как правило, достаточно точно отражает благополучие социальной ситуации. Общий уровень преступности в России, снизившийся в первые годы перестройки, стал быстро повышаться с конца 1980-х гг.
(рис. 4–26). Более половины зарегистрированных преступлений составляли
кражи. Достаточно велика была и доля преступлений экономической направленности. В дальнейшем, на фоне повышения общего числа зарегистрированных преступлений – в 2006 г. в России было зарегистрировано преступлений в
2,1 раза больше, чем в 1990 г. (3855 тыс. против 1840 тыс.), - быстрыми темпами
росла преступность, направленная против личности (рис. 4–27). Более чем удвоилось число убийств и покушений на убийство – в 1994 г. их было зарегистрировано 32,3 тыс. против 15,6 тыс. в 1990 г. и 9,2 тыс. в 1987 г. Вплоть до 2005 г.
число ежегодно регистрируемых убийств и покушений на убийство составляло
около 30 тыс., и лишь в 2006 г. оно снизилось до 27,5 тыс. Заметно увеличилось
и число случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровья – в 1,4 раза
за 1990–2005 гг.
3000
на 100 тыс. человек
%
2706
2500
100
90
80
70
2000
60
1500
50
40
1000
814
30
20
500
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
1992
1991
1990
1989
1988
1987
1986
0
1985
10
0
Зарегистрировано преступлений на 100 тыс. населения
в том числе краж, %
Рис. 4–26. Уровень преступности в России, 1985–2006 гг., количество зарегистрированных
преступлений в расчете на 100 тыс. человек постоянного населения
и доля краж в общем числе преступлений, %
Источники: Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 297; Российский статистический ежегодник. 2001: Статистический
сборник. М.: Госкомстат России, 2001. С. 273; Россия в цифрах. 2007: Краткий статистический сборник. М.: Росстат, 2007. С. 155.
123
Россия в окружающем мире: 2007
Тыс. преступлений
70
280
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
0
1997
0
1996
40
1995
10
1994
80
1993
20
1992
120
1991
30
1990
160
1989
40
1988
200
1987
50
1986
240
1985
60
убийство и покушение на убийство
умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
изнасилование и покушение на изнасилование
нарушения ПДД, повлекшие по неосторожности смерть человека
преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков (ось справа)
Рис. 4–27. Количество зарегистрированных преступлений против личности, 1990–2006 гг.
Источники: Социальное развитие и уровень жизни населения РСФСР в 1990 г. М.:
Республиканский информационно-издательский центр, 1991. Т. II. С. 309; Российский
статистический ежегодник. 2001: Статистический сборник. М.: Госкомстат России,
2001. С. 273; Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. С. 297; Россия в цифрах. 2007: Краткий статистический сборник. М.:
Росстат, 2007. С. 155.
Особенно быстро росло число преступлений, связанных с незаконным
оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов,
сильнодействующих веществ – за 1990–2006 гг. оно увеличилось в 13 раз
(212 тыс. против 16 тысяч). Правда, в отдельные годы отмечалось снижение уровня и общей преступности, и преступности, связанной с наркотиками. Однако после спада 2001–2004 гг., когда число зарегистрированных
преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, снизилось с
244 тыс. до 150 тыс., оно вновь стало расти опережающими темпами. Общее
число зарегистрированных в 2006 г. преступлений возросло на 33% по сравнению с 2004 г., а преступлений, связанных с наркотиками, – на 41%. По
данным за 2007 г., темпы роста наркопреступности стали снижаться, хотя
в абсолютном выражении она может достичь уровня 2000–2001 гг. За первое полугодие было зарегистрировано 121,6 тыс. преступлений, связанных
124
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
с незаконным оборотом наркотиков, что на 13,7% больше по сравнению с
соответствующим периодом предыдущего года. При этом общее число зарегистрированных преступлений, напротив, снизилось – на 4,6% (1860,2
тыс.). В результате изменился удельный вес преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в общей структуре преступности. В начале
1990-х годов они составляли около 1% от общего числа зарегистрированных преступлений, к концу 1990-х их доля поднялась до 8%, а затем, после
непродолжительного снижения – до 4,9% в 2005 г., она вновь стала возрастать, составив в январе–июне 2007 г. 6,5%.
ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
Проследив, как изменялись важнейшие социально-экономические индикаторы в России за последние 30 лет, мы, как ни парадоксально, вернулись практически к тому, с чего начали. Дать однозначную оценку произошедшим социальным переменам объективно не менее трудно, чем субъективно.
Так, при очевидно низком современном уровне даже среднедушевых денежных доходов населения (не говоря уже о доходах значительной части
населения, балансирующей на грани выживания) сегодня его потребление
жестко регулируется в основном ценовой доступностью товаров довольно
широкой палитры качества и разнообразия, а в условиях практически постоянного дефицита советского периода исключительную роль играло жестко
регламентированное распределение довольно узкого набора потребительских благ (как правило, в соответствии со сложившей социальной иерархией, отсюда особая привлекательность «номенклатуры») и так называемый
«блат».
Повышение уровня преступности – как в целом, так и, в особенности, по
таким видам правонарушений, как убийства, причинение тяжкого вреда здоровью, незаконный оборот наркотических и психотропных веществ – безусловно, свидетельствует об ухудшении не только криминогенной, но и общей
социальной ситуации в стране. Однако одной из доминант социальной жизни
советской России был гипертрофированный неусыпный контроль за возможными проявлениями инакомыслия и жесткого подавления его в случае обнаружения.
Бурный рост числа студентов, обучающихся по программам высшего профессионального образования, казалось бы, вполне адекватно отвечает потребностям формирующегося постиндустриального общества, но финансовая
доступность и качество современного высшего образования в России далеко
не всегда согласованы между собой. Структура предоставляемых образовательных услуг по специальностям явно далека от оптимальной.
Довольно неожиданным при сравнительно низком уровне оплаты труда выглядит продолжающийся в России рост численности врачей, возобновившийся после некоторого снижения в наиболее кризисные годы первой половины
1990-х годов. При продолжающемся сокращении среднего и младшего меди125
Россия в окружающем мире: 2007
цинского персонала, явно недостаточном финансировании это еще больше
усиливает дисбаланс, сложившийся уже в советском здравоохранении. Кроме
того, структура специализации занятых врачей далеко не всегда соответствует
складывающимся тенденциям заболеваемости. Все это говорит о наличии серьезных проблем в организации и эффективности действующей системы здравоохранения.
Судя по традиционным показателям жилищной обеспеченности населения
и его распределению по основным типам жилья, жилищные условия россиян
за рассматриваемый период улучшились. Однако на деле доступность жилья
для населения – как социального, так и коммерческого (по свободным рыночным ценам) – резко снизилась. Все больше жилья приходит в ветхое и аварийное состояние, ветшают и уличные сети, обеспечивающие благоустройство не
только старых, но и вновь возводимых домов.
Таким образом, объективная оценка изменений по каждому из рассмотренных направлений требует дальнейшего углубленного анализа. К этому можно
добавить еще и то, что мы сознательно не затрагивали те значительные различия, которые существуют между российскими регионами, а также между городскими и сельскими поселениями.
ЛИТЕРАТУРА
1. Российский статистический ежегодник. 2006: Статистический сборник.
М.: Росстат, 2006. 807 с.
2. Российский статистический ежегодник. 2000: Статистический сборник.
М.: Госкомстат России, 2000. 642 с.
3. World Population Prospects: The 2006 Revision. Population Ageing. / United
Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division – http://
www.un.org/esa/population/publications/ageing/ageing2006chart.pdf;
4. Россия: 10 лет реформ. Социально-демографическая ситуация / Под ред.
Н.М. Римашевской. М.: РИЦ ИСЭПН, 2002. 368 с.
5. Сбережение народа / Под ред. Н.М. Римашевской. М.: Наука, 2007. 326 с.
6. Демографическая модернизация России, 1900–2000. / Под ред. А.Г. Вишневского. М.: Новое издательство, 2006. 608 с.
7. Милле Ф., Школьников В.М. Смертность в России: затянувшееся отставание // «Мир России». Социология, этнология. Т. VIII. № 4, 1999 (24). С.
138–162.
8. Прохоров Б.Б. Динамика социально-экономического реформирования
России в медико-демографических показателях//«Проблемы прогнозирования». 2006. № 5 (98). М.: МАИК «Наука/Интерпериодика», 2006. С. 124–137.
9. Мартин Г.П., Шуман Г. Западня глобализации. Атака на процветание и
демократию. М.: Альпина, 2001. 335 с.
10. Потемкин А. Виртуальная экономика и сюрреалистическое бытие. М.:
ИНФРА-М, 2000. 296 с.
126
Социально-экономическая ситуация в России: 15 лет до и после начала реформ 1990-х годов
11. Пчелинцев О.С. Региональная экономика в системе устойчивого развития. М.: Наука, 2004. 258 с.
12. Суворов А.В. Доходы и потребление населения: макроэкономический
анализ и прогнозирование. М.: МАКС Пресс, 2001. 271 с.
13. Методологические положения по статистике. Выпуск 2. М.: Госкомстат
России, 1998.
14. Народное хозяйство РСФСР за 70 лет: Статистический ежегодник. Госкомстат РСФСР. М.: Финансы и статистика, 1987. 471 с.
15. Гребенников В.Г., Пчелинцев О.С., Шаталин С.С. Интенсификация общественного производства: социально-экономические проблемы. М.: Политиздат, 1987. 286 с.
16. Гребенников В.Г., Пчелинцев О.С. История научного поиска, прерванного «шоковой терапией»//«Проблемы прогнозирования». 2004. № 5 (86). М.:
МАИК «Наука/Интерпериодика», 2006. С. 4–10.
17. Иванов В.И., Суворов А.В. Неравенство и бедность населения: опыт решения проблемы в России и за рубежом//«Проблемы прогнозирования». 2006.
№ 3 (96). М.: МАИК «Наука/Интерпериодика», 2006. С. 132–148.
18. Indicators Programme of UNCHS and the World Bank. Monitoring of the
Settlements Sector. 1995.
19. Poverty and social exclusion in the EU after Laeken // Eurostat, Statistics in
focus. Population and Social Conditions. Theme 3 – 8-9/2003. http://europa.eu.int/
comm/eurostat/Public/datashop/print-catalogue/EN?catalogue=Eurostat&colle
ction=02-Statistics%20in%20Focus&product=KS-NK-03-008-__-N-EN.
20. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2006: Статистический сборник. М.: Росстат, 2007. 981 с.
21. Прохоров Б.Б. Здоровье населения в ХХ веке. М.: Изд-во МНЭПУ, 2001.
276 с.
22. Общественное здоровье и экономика/Отв. ред. Б.Б. Прохоров. М.: МАКС
Пресс, 2007. 292 с.
23. UN Millennium Development Goals (MDG) – http://www.un.org/
millenniumgoals/.
24. Социальные ресурсы и социальная политика/Отв. ред. С.С. Шаталин.
М.: Наука, 1990. 272 с.
25. Жилищные условия населения. М.: ИИЦ «Статистика России», 2004.
(Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. В 14 томах // Федеральная служба государственной статистики, Т. 11). 917 с.
26. Население России 2003–2004. Ежегодный демографический доклад Центра демографии и экологии человек ИНП РАН/Под ред. А.Г. Вишневского.
– М.: Наука, 2006. – 356 с.
27. Статистический бюллетень. 2007 № 5 (135). М.: Росстат, 2007. 106 с.
28. Показатели социального развития Российской Федерации и ее регионов: Статистический ежегодник. / Госкомстат РСФСР. М.: Республиканский
информационно-издательский центр, 1993.
127
Россия в окружающем мире: 2007
29. Иванов В.И., Суворов А.В. Проблемы охраны здоровья населения России // «Проблемы прогнозирования» № 3 (78), 2003. М.: МАИК «Наука/Интерпериодика», 2003. С. 99-113.
30. Здравоохранение в России. 2005: Статистический сборник. М.: Росстат,
2006. 390 с.
31. The World Health Report 2006: Working Together for Health. Geneva: World
Health Organization, 2006. 209 p. http://www.who.int/whr/2006/annex/en/index.
html.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
16
Размер файла
371 Кб
Теги
ситуации, экономическая, социальная, щербаков, россии
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа