close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Николаев Е.Л. Психические расстройства при радиационных катастрофах. - Чебоксары 1999. - 50 с.

код для вставкиСкачать
МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО
ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова
Е.Л.Николаев, А.В.Голенков, О.Н.Викторов
ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА
ПРИ РАДИАЦИОННЫХ КАТАСТРОФАХ
Конспект лекций
Чебоксары 1999
УДК 616.89 – 02:616 – 001.28
Николаев Е.Л., Голенков А.В., Викторов О.Н. Психические расстройства при
радиационных катастрофах: Конспект лекции / Чебоксары, Изд-во Чуваш. ун-та, 1999. –
50 с.
Рассматриваются вопросы этиологии, клиники, диагностики, лечения и
организации помощи при психических расстройствах, вызванных последствиями
радиационных катастроф. Отражены результаты современных исследований, обобщен
собственный опыт работы авторов.
Издание предназначено для студентов, изучающих психиатрию. Также
рекомендуется
психиатрам,
психотерапевтам,
наркологам,
врачам
других
специальностей, экспертам, психологам, чья практическая деятельность связана с
пострадавшими от аварии на Чернобыльской АЭС.
Научный редактор доцент А.В.Голенков
© Николаев Е.Л., Голенков А.В., Викторов О.Н., 1999
ВВЕДЕНИЕ
Конец ХХ столетия ознаменовался бурным развитием промышленных технологий,
которые позволили человечеству сделать крупный рывок вперед. Тяжелая и легкая
промышленность, сельское хозяйство, транспорт, энергетика достигли небывалых
высот развития. В то же время, неизмеримо возросли негативные антропогенные и
техногенные воздействия на окружающую среду, что представляет угрозу самому
существованию человека. Драматическими проявлениями такого дисбаланса стали
ситуации экологического бедствия в местах проживания значительной части населения
- аварии технологических производств, катастрофы, природные катаклизмы.
Загрязнение окружающей среды нередко происходит постепенно и незаметно, так,
что люди просто перестают обращать на это внимание. Чаще такие ситуации связаны с
устареванием производственных мощностей, несоблюдением технологий, нарушением
правил эксплуатации оборудования. Примером длительного нежелательного соседства
опасного производства и густонаселенного города может служить химический
комбинат в г. Новочебоксарске. Другим примером экологического неблагополучия на
территории Чувашии стала авария на железнодорожном разъезде Мыслец в 1996 году.
Чрезвычайная ситуация была вызвана значительной утечкой фенола. Такие негативные
для окружающей среды процессы неизбежно сказываются на уровне здоровья большого
количества людей, в первую очередь, психического.
Неудивительно, что в современной психиатрической науке появилось новое
направление – экологическая психиатрия. Этот раздел призван изучать психические
расстройства, обусловленные и опосредованные неблагоприятными техногенными и
природными факторами.
Причиной таких расстройств могут быть не только
последствия технологических катастроф в виде физических, химических, воздействий;
непривычные климатические и географические условия, вынужденная миграция, смена
профессии, социального статуса, но и фактор информационного характера (обладает ли
человек информацией о данной ситуации и насколько ей доверяет). Сфера интересов
экологической психиатрии во многом пересекается с проблематикой психиатрии
катастроф и экстремальных ситуаций. Особенностью экологической психиатрии
является
комплексный
подход
к
изучению
закономерностей
составляющих
психического здоровья с использованием практических и теоретических знаний
биологии, психологии, социологии, гигиены, физики, химии, других дисциплин.
Одной из крупнейших катастроф ХХ века поправу считают аварию на
Чернобыльской АЭС (ЧАЭС) 1986 года. Эта радиационная авария2 носила глобальный
характер, поскольку сопровождалась значительным выбросом радиоактивных веществ в
атмосферу и, таким образом, оказала влияние на жизнь и здоровье населения многих
стран. Не стоит думать, что это был первый массивный выброс радионуклидов1.
Радиоактивное загрязнение биосферы3 наблюдалось и ранее, но обычно носило более
локальный характер. Такое происходило после атомной бомбардировки г. Хиросимы и
г. Нагасаки в 1945 году, в результате многочисленных испытаний ядерного оружия
США, СССР, Великобританией, Францией, Китаем, другими странами; в ходе
многочисленных производственных радиационных аварий по всему миру. Но именно
Чернобыльская авария оказала негативное воздействие на судьбы миллионов людей,
сказалась на состоянии их здоровья, благополучии, привела к негативным социальнопсихологическим последствиям для жизни нескольких поколений.
Наше обращение к Чернобыльской проблеме объясняется также тем, что на
сегодняшний день это наиболее изученная радиационная авария, а авторы имеют
непосредственный контакт с пострадавшими, собственные наблюдения и интересный
опыт работы с ними.
Лекция предназначена для самостоятельной работы студентов по разделу
«Психические расстройства при стихийных бедствиях и катастрофах». Объяснения
малопонятных слов можно найти в «Словаре психиатрических терминов» (1996).
Отдельно курсивом выделены понятия, описанные в словаре-толкователе «Медикобиологические и психосоциальные последствия радиоэкологических катастроф» (1999).
Цифра в верхнем индексе у выделенного курсивом слова (например 2) указывает номер
раздела словаря-токователя, где и дается его объяснение. Жирным шрифтом в тексте
помечены понятия, имеющие клиническую или практическую значимость, на которые
необходимо обратить особое внимание.
1. РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ
Среди пострадавших от Чернобыльской аварии4 выделяют несколько категорий
населения. Прежде всего это группа переболевших острой лучевой болезнью5. Их число
сравнительно невелико и на начало 1999 года составило 97 человек. Они находятся под
пристальным наблюдением медиков в г. Москве и г. Киеве. Другая группа – это
ликвидаторы последствий аварии7, ликвидаторы (около 600 тысяч человек на всей
территории бывшего СССР,в Чувашии – около полутора тысяч). В большинстве своем
это непрофессионалы, раннее не знакомые с условиями работы с источниками
ионизирующего излучения1. Третья группа - население пострадавших областей России,
Белоруссии и Украины, которое до сих пор проживает на территориях с повышенным
радиационным фоном. Четвертая группа – вынужденные переселенцы из загрязненых
районов. Им пришлось бросить дом, имущество, работу и переехать в незагрязненные
области.
Несмотря на то, что степень подверженности радиационному воздействию
представителей каждой из этих групп была различной, всех пострадавших объединяет
большая распространенность и клиническая схожесть наблюдающихся у них
психических расстройств. Исследования состояния здоровья жителей территории
радиационного заражения показали, что только 2,5% населения не имеет психических
расстройств, и именно заболевания психики и нервной системы занимают приоритетное
место в структуре заболеваний.
Согласно
данным
Российского
Чернобыльского
регистра,
заболеваемость
ликвидаторов психическими расстройствами в период с 1989 по 1992 гг. выросла более
чем наполовину и составила 5434,2 на 100 тысяч человек. Клиническое обследование
ликвидаторов выявило у 98%
из них психические расстройства разной степени
выраженности, причем с годами их количество не снижается , а неуклонно растет.
Психические
расстройства
у пострадавших
нередко
приводят
к
потере
трудоспособности и сопровождаются инвалидизацией. В загрязненных районах, по
сравнению с контрольными, более высокие показатели первичной инвалидности по
психическим заболеваниям. Такая же картина наблюдается не только в пострадавших
районах. Анализ причин инвалидности ликвидаторов из г. Санкт-Петербурга показал,
что для четверти из них причиной нетрудоспособности послужили болезни нервнопсихической сферы, причем неврозы составили 3,7%.
Психические расстройства приводят пострадавших не только к инвалидизации, но
представляют непосредственную угрозу для жизни. Часто причиной такой угрозы
является аутодеструктивное поведение6, которое проявляется в подчеркивании
ограничения продолжительности жизни, преобладании отрицательных жизненых
перспектив, отсутствии конкретных планов на будущее, в намеренных или случайных
самоубийствах и отравлениях. Ликвидаторов в полной мере можно отнести к группе
риска в отношении суицидов. Так, на Украине 10% смертей среди ликвидаторов
составили самоубийства. По данным суицидологической службы Чувашии за период
1986-1994 гг., их было более половины всех случаев смертей ликвидаторов. Среди
других причин смерти, связанных с самоубийствами, следует назвать травмы,
отравления (в том числе алкогольные), несчастные случаи.
2. ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ В
РАЗЛИЧНЫЕ ПЕРИОДЫ РАДИАЦИОННОЙ КАТАСТРОФЫ
2.1. Период острой реакции
В формировании психических нарушений у пострадавших от Чернобыльской
аварии
можно
Александровский,
выделить
1989).
несколько
Первый
этапов
период
или
периодов
начался
с
развития
момента
(Ю.А.
воздействия
катастрофической ситуации (взрыва на ЧАЭС) и продолжался до начала организации
аварийно-спасательных работ. Длительность этого периода составила от нескольких
минут до нескольких дней. Психические расстройства в этот периоде обусловлены
воздействием лучевого стресс-фактора6. Психологический компонент в его структуре
является преобладающим, так как лишь немногие работники ЧАЭС были свидетелями
самого взрыва. Для большинства же пострадавших в роли первичного стрессогенного
фактора6 выступил не сам взрыв, а полученнная о нем, или не полученная вовремя в
нужном
объеме,
информация.
Эта
информация
вызвала
ощущение
угрозы,
способствовала развитию неспецифической реакции страха, тревоги, беспокойства за
себя, судьбу родных и близких.
Особенностью лучевого стресс-фактора является невозможность реального
контроля ситуации. Без специальных приборов люди не могут ни увидеть, ни услышать,
ни ощутить, ни измерить ионизирующее излучение. Вся информация, которая
поступала к пострадавшим в этот период была или неоправданно оптимистичной
(официальная) или мрачно панической (уровень бытовых слухов). Неопределенность
ситуации и часто безуспешные попытки выяснить истинные масштабы катастрофы
приводили к развитию патологических реакций трех уровней (табл. 1).
Уровень донозологических расстройств не носил синдромально очерченного
характера и был представлен простой реакцией страха с вегетативными нарушениями,
либо отдельными неспецифическими симптомами со стороны соматической сферы.
Ощущения потливости, сухости во рту, чувство жара, тошноты, ползание «мурашек»,
колебания артериального давления, головные боли, головокружения, обмороки, дрожь в
руках и ногах, нарушенный сон носили временный характер и были обусловлены
физиологической реакцией организма на стрессовое воздействие.
При
расстройствах
характеризовались
психотического
утратой
здравости
уровня
мышления,
болезненные
нарушениями
в
состояния
привычной
деятельности, снижением критических способностей к оценке своего поведения.
Реактивные психозы встречались нечасто. Выраженные формы таких нарушений
составляли лишь 0,5-1,0% от общего числа ликвидаторов. В большинстве случаев они
развивались у лиц, получивших облучение в дозе свыше 25 бэр1. Истерические
психозы регистрировались еще более редко. Гораздо чаще встречались аффективношоковые реакции, которые протекали в виде гипо- или гиперкинетической формы.
При
гипокинетической
заторможенность,
форме
безразличие
(реактивном
к
ступоре)
окружающему,
наблюдалась
помрачение
общая
сознания.
Гиперкинетическая форма (реактивное возбуждение), наоборот, характеризовалась
повышенной психомоторной активностью, возбуждением, стремлением куда-то бежать,
что-то делать. Деятельность была суетливой, носила бессмысленный характер.
Аффективно-шоковые реакции, которые развивались одновременно у нескольких
человек, носят название панических реакций.
Происходили изменения и в сфере сознания. Некоторым окружающая обстановка
и происходящие события начинали казаться нереальными, происходящими, как бы, не с
ними.
Возникало ощущение чуждости, присутствия в качестве постороннего
наблюдателя. Кое-кто ощущал неприятный запах, вкус во рту, «видел желтоватый
дымок». Наиболее подходящими объяснениями этих явлений самими пострадавшими
было «действие радиации». Позднее это приводило к формированию состояния,
обозначенного нами как синдром «радиоцентричности»6.
Не менее разнообразно в период острой реакции проявлялись расстройства
пограничного (непсихотического) уровня.
Для них было характерно наличие
критического отношения к происходящему, сохранность основных психических
функций.
Преобладали
нарушения
эмоциональной
сферы.
Возникали
апатия,
равнодушие, появлялись подавленность, безразличие к окружающему, наблюдались
страх, тревога, беспокойство. Все это сопровождалось снижением двигательной
активности, либо ее повышением. Наиболее типичными были острые реакции на
стресс и расстройства адаптации, которые обычно исчезали через несколько часов
или дней.
2.2. Латентный период
Второй период продолжался все время работ по ликвидации последствий аварии.
Его длительность может доходить до нескольких месяцев. Сами восстановительные
работы в Чернобыльской зоне с разной интенсивностью, как ихвестно, продолжались до
1990 года. В это время происходит осознание истинных масштабов потерь (утрата
близких, жилья, имущества). У некоторых пострадавших на какое-то время возникает
состояние облегчения, повышается настроение и активность. Такой человек становится
эйфоричным, словохотливым, с удовольствием рассказывает о пережитом, нередко
пренебрегает опасностью. Затем это состояние сменяется вялостью, заторможенностью,
апатией, бездеятельностью, подавленностью. Появляется тревога за свою будущую
судьбу. Возникают мысли о смысле жизни, о своей судьбе. Формируются астенические
и депрессивные расстройства.
Астения стала самым распространенным нарушением этого периода – более 70%
больных предъявляли жалобы на общую слабость, повышенную утомляемость, плохой
сон, беспричинную вспыльчивость и раздражительность по незначительным поводам.
Причем
проявления
астенического
синдрома
отличались
большей
степенью
выраженности клинических симптомов. Чисто астенические проявления наблюдались
лишь на начальных этапах, познее они дополнялись ипохондрическими жалобами,
часто трансформировались в обсессивно-фобический синдром, усложнялись за счет
депрессивных нарушений.
Депрессивные расстройства были вторыми по значимости видом психических
нарушений у пострадавших. Депрессивный эпизод характеризуется пониженным
настроением, замедлением мыслительной и двигательной активности, утратой интереса
к жизни, пессимистической оценкой себя, своей роли в мире, своего будущего,
формирование радиотревожности 6. Среди особенностей депрессивных расстройств
после Чернобыльской аварии можно выделить легкость возникновения реактивных
состояний на эмоционально значимые психогенные факторы, тенденцию к сезонным
обострениям,
утяжеление
при
соматических
заболеваниях,
формирование
чувствительности к изменению погодных условий, маскировку клинической картины
реактивной
депрессии6
сопутствующей
психопатологической
симптоматикой,
существенную роль суицидального поведения6.
Если
в
этот
период
не
происходило
редукции
(стабилизации)
психопатологических проявлений, то со временем они постепенно трансформировались
в более выраженные психические расстройства.
2.3. Период отдаленных последствий
Третий период начался после эвакуации пострадавших в безопасные районы или
возвращения ликвидаторов из Чернобыльской зоны. На этом этапе наступает более
глубокая переработка ранних переживаний, связанных с последствиями радиационного
воздействия. В зависимости от личностных особенностей оценка самого факта
облучения в прошлом способствовала формированию у пострадавших синдрома
«жертвы»6.
Наиболее характерными для пострадавших в этот период являются пограничные
(непсихотические) расстройства: невротические, соматоформные, реакция на тяжелый
стресс,
личности
и
поведения,
органические,
связанные
с
употреблением
психоактивных веществ (алкоголя). Отсутствие бреда, галлюцинаций, нарушений
сознания, резкого возбуждения или выраженной психомоторной заторможенности
отделяет их от нарушений психотического уровня.
3. КЛИНИКА И ДИАГНОСТИКА ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ
3.1. Невротические расстройства
Одними из самых ранних по проявлению в третьем периоде были невротические
расстройства (неврозы). Они развились у 2,5-3% ликвидаторов вскоре после выхода из
радиационного очага на фоне переживаний за ожидаемые последствия облучения. В
данную группу объединены такие психические нарушения, в происхождении которых
преимущественную роль играют психологические факторы. Для невротических
расстройств характерны: обратимость патологического процесса, преобладание в
клинике
вегетативных,
соматоневрологических
и
эмоционально-аффективных
нарушений. Психотравмирующая ситуация всегда предшествует дебюту заболевания и
имеет индивидуальную значимость. Личностные особенности и несовершенство
механизмов психологической защиты обуславливают развитие у пострадавших тех или
иных
невротических
симптомов,
выраженность
которых
тесно
связана
с
интенсивностью психотравмирующего воздействия.
Среди населения радиационно загрязненных территорий распространенность
неврозов составляет 28,7%. Классические представления о многобразии клинических
проявлений этих расстройств позволяют выделить три основные формы неврозов:
неврастению, истерический невроз, обсессивно-фобический невроз. Характерными
клиническими особенностями пострадиационных неврозов является преобладание в
картине астенических, тревожных, депрессивных и сомато-вегетативных расстройств,
снижение интеллектуальной и поведенческой активности, более высокая частота
акцентуаций личности.
Неврастения
(неврастенический
невроз)
характеризуется
жалобами
на
постоянную слабость, повышенную умственную и физическую утомляемость. Может
быть нарушен сон, появляются вспыльчивость, раздражительность, головные боли.
Каких либо объективных причин для такого состояния не находится, кроме факта
радиационного воздействия в прошлом, который выступает в роли психотравмы. Такие
жалобы появляются не сразу после аварии, а через некоторое время, после завершения
латентного периода. Достоверных данных о распространенности этого вида невроза
среди пострадавших нет, так как он часто регистрируется в рамках обычного
астенического синдрома. Можно лишь только предполагать, что неврастения наряду с
астеническим синдромом занимает одно из ведущих мест в структуре заболеваемости
пострадавших от аварии
В
рамках истерического
невроза
нередко
встречаются
конверсионные
(диссоциативные) расстройства. В механизме их образования основную роль играет
отщепление аффективной реакции от содержания психологической травмы и
направление ее по другому, более желательному для больного руслу. Картина
истерического невроза у пострадавших от аварии характеризуется, с одной стороны,
резким несоответствием между наличием многочисленных жалоб и подчеркнутой
озабоченностью своим состоянием и, с другой стороны, рисунком их поведения. В
беседах пострадавшие обнаруживают склонность к многоречивости; подробному и
образному описанию своих ощущений; излишне драматической интерпретации своего
состояния и прогноза заболевания, стремятся вызвать сочувствие и внимание,
оказываются неистощимыми при обсуждении Чернобыльской аварии и ее последствий.
При обсессивно-фобическом неврозе (тревожно-фобических расстройствах)
страх или тревога вызываются ситуациями или объектами, в настоящее время не
являющимися опасными. Тревога обычно не уменьшается от понимания того, что
другие считают эту ситуацию неопасной, а усиливается лишь при одном представлении
о погружении в нее. Поэтому такие моменты тщательно избегаются, что приводит к
нарушениям в поведении. У ликвидаторов выражены социальные фобии, агарофобии,
фобофобии, при которых страхи связаны с такими ситуациями как: внимание со
стороны
окружающих,
необходимость
находиться
вне
дома,
неожиданное
возникновение тревожного приступа. Гораздо меньше выражены опасения заболеть
каким-либо определенным заболеванием (нозофобии). Практически отсутствуют
радиофобии6.
3.2. Соматоформные расстройства
Следующей группой пограничных психических расстройств, которые примыкают
к невротическим, являются соматоформные расстройства. Отдельные проявления
соматоформных расстройств прослеживаются практически у всех пострадавших, но в
максимальной степени они выражены у ликвидаторов. Главным признаком этих
нарушений являются состояния с повторяющимися соматическими симптомами в
сочетании с постоянным стремлением к медицинским обследованиям и лечению
вопреки многократным диагностическим заключениям об отсутствии соматического
заболевания. В
этой группе объединены соматизированные, ипохондрические
расстройства, соматоформная вегетативная дисфункция.
Преобладание
в
структуре
психических
нарушений
у
ликвидаторов
соматизированных расстройств обусловлено ожидаемой радиационной угрозой
здоровью и наличием выраженных соматических заболеваний. Не меньше выражен у
них и синдром «страха ожидания последствий облучения»6. Схожие изменения
обнаружены и у иммигрантов из Чернобыльской зоны. Такие больные предъявляют
множество жалоб, которые не находят адекватного соматического объяснения. Их
постоянные обращения к врачам сопровождаются недоверием
к советам и
недобросовестностью в лечении. Частое употребление медикаментов с седативным и
анальгетическим действием приносит лишь временное облегчение. Нарушается система
семейных, профессиональных, других социальных связей. Нередко встречается
вторичное присоединение сексуальных расстройств (импотенция), что приводит к
снижению психофизической адаптации 6.
Довольно распространено среди пострадавших ипохондрическое расстройство.
Его отличает постоянная озабоченность своим соматическим состоянием, опасения
возможного заболевания. Ипохондрические переживания в той или иной степени
отмечаются практически у всех больных с жалобами астенического характера.
Наиболее частыми их проявляениями у ликвидаторов становится «уход» в болезнь6,
стремление постоянно обсуждать проблемы состояния своего здоровья. Больной
направляет всю свою активность на «выискивание» у себя определенного заболевания,
проходит множество обследований и лечебных процедур. Не последнюю роль в этом
играет изменение жизненных ценностей пострадавшего, когда на первое место выходят
здоровье и проблемы, связанные с его сохранением. Статус «тяжело больного с
неустановленным диагнозом» позволяет манипулировать своими близкими в семейных
отношениях.
Выраженные оссалгический синдром5, вегетативные нарушения со стороны
сердечно-сосудистой,
дыхательной,
желудочно-кишечной,
других
систем,
имитирующие органическое поражение того или иного органа, и имеющие хронический
характер течения, позволяют установить у большого числа пострадавших диагноз
соматоформной вегетативной дисфункции. Ликвидаторы с таким расстройством
часто жалуются на потливость, головные боли, боли в области сердца, суставах,
дискомфорт в эпигастрии, нарушения стула. Отличием таких расстройств от реально
существующих заболеваний является отсутствие объективных данных о структурном
или функциональном поражении органа или системы. Тем не менее, больные сохраняют
озабоченность по поводу возможного серьезного заболевания. Многочисленные
попытки врача объяснить безосновательность таких опасений наталкиваются на
непонимание, так как сами больные связывают имеющиеся симптомы с проявлениями
«чернобыльской» болезни.
3.3. Реакции на тяжелый стресс
Очень близко к неврозам по механизмам своего возникновения стоят реакции на
тяжелый стресс, в частности, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).
Оно возникает как отсроченная реакция на стрессовую ситуацию исключительного
характера, которая может вызвать психические нарушения практически у любого
человека. Среди клинических проявлений ПТСР стоит отметить периоды повторного
навязчивого
переживания
травмы,
кошмарные
сновидения,
эмоциональную
отчужденность, подавленное настроение, отсутствие удовольствия от жизни, избегание
ситуаций, напоминающих о травме. При провоцировании какими-либо стимулами
воспоминаний о травме могут наблюдаться острые реакции страха, агрессии.
У пострадавших от аварии именно пребывание в ситуации, связанной с
возможностью сильного радиационного облучения2 и последующего ухудшения
состояния
здоровья,
стало
причиной
ПТСР.
Особенностями
ПТСР
после
Чернобыльской аварии являются отсутствие «повторного переживания» травмы, ярких
воспоминаний и чувства вины за происшедшее. Похожее расстройство описано у
ликвидаторов под названием личностный синдром постэкстремального состояния6.
Выделяют два противоположно направленных симптома, характерных для ПТСР:
это реакции «активного погружения» и «избегания». В случае доминирования в
клинической картине симптомов типичного «погружения» в психотравмирующую
ситуацию активно реализовывается потребность в частом и обстоятельном обсуждении
проблемы состояния здоровья с родственниками, друзьями, коллегами, врачами. При
преобладании у пострадавшего реакции «избегания» будет наблюдаться избирательное
невнимание, эмоциональное «онемение» по отношению к любой информации,
касающейся последствий катастрофы.
Течение
ПТСР
волнообразное
и
в
большинстве
случаев
наблюдается
выздоровление, поэтому их количество со временем уменьшается. По данным 1998 года
ПТСР обнаружены только у одной десятой части ликвидаторов. У некоторых из них
возможно дальнейшее развитие процесса с формированием хронического изменения
личности после переживания катастрофы.
3.4. Расстройства личности и поведения
В эту группу включены устойчивые состояния с нарушениями поведения, которые
являются выражением дезадаптивного, но привычного для больного стиля жизни и
способа отношения к себе и другим.
Сюда отнесены специфические расстройства
личности, невротические развития личности, хроническое изменение личности после
катастрофы и преувеличение физических симптомов по психологическим причинам.
Психопатии (специфические расстройства личности) представляют собой
состояния, которые появились в детстве или подростковом возрасте и сохраняются в
периоде зрелости. Поэтому Чернобыльская авария не может считаться причинным
фактором в их возникновении. Но психологическое воздействие ее последствий
приводит к усилению нарушений социального функционирования пострадавших. Такие
больные чрезмерно чувствительны к неудачам и отказам, подозрительны, нетерпимы,
(параноидный тип); отгорожены, необщительны, недоверчивы, эмоционально холодны
(шизоидный
импульсивны,
тип);
бессердечны,
возбудимы,
равнодушны,
агрессивны
грубы,
(эмоционально
(диссоциальный
тип);
неустойчивый
тип);
демонстративны, внушаемы, поверхностны, эгоцентричны (истерический тип); излишне
добросовестны, педантичны, упрямы (ананкастический тип); постоянно напряжены,
тревожны, неуверены в себе (тревожный тип).
Невротическое развитие личности возникает при длительно существующей
психотравмирующей ситуации. У пострадавших от Чернобыльской аварии в роли
такого фактора выступает информированность о радиоактивном загрязнении6, страх
ожидания последствий облучения, радиоцентричное мышление6 – все то, что можно
назвать хроническим радиационным стрессом6. Невротическое развитие личности
проходит по следующей типичной динамике: невротическая реакция – невроз –
невротическая депрессия – невротическое развитие. В характерологических изменениях
личности преобладают истерические черты, взрывчатость. В дальнейшем к ним
присоединяются астенические, ипохондрические и обсессивные расстройства. Среди
лиц, вовлеченных в аварийную ситуацию, прогнозируется увеличение числа случаев
невротического развития личности, чему, наряду со специфическими трудностями,
способствует тяжелая социально-экономическая обстановка.
Следующий
вид
расстройств,
хроническое
изменение
личности
после
переживания катастрофы. Оно рассматривается как динамическая трансформация
острой реакции на стресс. Хроническое изменение личности после переживания
катастрофы встречается у 4,3% ликвидаторов и проявляется в виде психологической
дезадаптации с нарушениями межличностной, социальной и профессиональной
деятельности. Данное расстройство сопровождается социальной отгороженностью,
враждебным
или
недоверчивым
отношением
к
окружающему
миру.
Такие
патологические признаки отсутствуют в преморбидной личности. Также исключаются
болезни и повреждения головного мозга, которые могли бы привести к похожим
нарушениям.
В развитии хронического изменения личности после переживания
катастрофы определенную роль играют не только микро- , но и макросоциальные
факторы.
Аггравационное расстройство (преувеличение физических симптомов по
психологическим причинам, компенсационный невроз) встречается в литературе
под самыми разными названиями. Данный вид расстройств описан нами у ликвидаторов
под названием «синдром умножения жалоб»6, при котором психологическое состояние
больного обусловлено стремлением к получению определенных материальных и
нематериальных «выгод» (привлечение к себе внимания, улучшение социального
статуса, признание инвалидности, внеочередное получение жилья). Имеющиеся
соматические симптомы со временем становятся преувеличенными, положительная
динамика в ходе лечения игнорируется. Могут появляться дополнительные жалобы
несоматической природы, объективизация которых затруднена. В противовес истинно
астеническим расстройствам данное нарушение может также квалифицироваться как
астеноподобный синдром6, синдром «бегства в астению»6 или рентное поведение6.
3.5. Органические расстройства
Органические расстройства являются одними из наиболее серьезных и частых
(49,8%) отдаленных последствий Чернобыльской аварии. Поражение головного мозга
при легком когнитивном расстройстве в основном проявляется в форме нерезко
выраженных нарушений функций памяти, внимания, интеллекта. Органический
характер расстройств подтверждается данными нейропсихологических исследований, в
которых сравнительно "мягкие" когнитивные симптомы сочетаются с достаточно
выраженной эмоциональной патологической симптоматикой. У части ликивидаторов
выявляются множественные нарушения высших корковых функций, включающие
память, мышление, ориентацию, понимание, счет, способность к обучению, язык и
суждения.
Органическое расстройство личности пострадавших от аварии (36,4% случаев)
характеризуется
значительным нарушением привычного стереотипа поведения,
выраженной эмоциональной нестойчивостью, вязкостью, обстоятельностью речевой
продукции, снижением способности к целенаправленной деятельности, дефицитностью
когнитивных функций. Больные становятся эмоционально неустойчивыми – периоды
безудержного веселья сменяются вспышками раздражительности и гнева. Могут
возникать состояния безразличия к окружающему, появляться признаки фантома
«обреченности»6.
При органической деменции больные больше жалуются на плохую память,
замедленное «соображение». Головным болям придается меньше значения. Для
расстройств памяти типично снижение запоминания и воспроизведения новой
информации, прослеживается выпадение давно приобретенных знаний и повседневных
навыков. Больной становится неспособен самостоятельно умываться, одеваться,
обслуживать себя. Резко сужается круг привычных интересов, появляется вялость,
апатия,
периодически
сменяющаяся
суетливостью.
Сознание
может
быть
ненарушенным. Органическая деменция является заключительной фазой в динамике
органических расстройств (когнитивные – неврозоподобные – психопатоподобные –
деменция).
Выраженность и малая обратимость описанных психических нарушений приводят
к тому, что органические расстройства являются одной из частых причин инвалидности
ликвидаторов.
3.6. Расстройства, связанные с употреблением алкоголя
Известно, что экстремальные ситуации всегда отражаются на картине потребления
алкоголя. Так произошло и после аварии на атомной станции Три Майл Айленд в США,
где было отмечено возросшее употребление алкоголя6 пострадавшим населением.
Объяснением являлось стремление купировать состояние тревоги. Среди пострадавших
от Чернобыльской аварии также происходит увеличение потребления спиртного, что
нередко сопровождается ростом противоправных действий.
Ликвидаторы вообще относятся к группе повышенного риска по наркологическим
заболеваниям,
в
частности,
расценивается
ими
как
алкоголизму,
«полезное»
поскольку
действие,
употребление
способствующее
спиртного
облегчению
соматического состояния, как средство, выводящее радионуклиды из организма
(синдром «бахусной защиты» 6). Физические проявления синдрома алкогольной
зависимости
воспринимаются
ими
как
очередное
обострения
соматических
заболеваний, вызванных радиацией. В таких случаях становятся частыми посещения
врачей терапевтов, невропатологов, кардиологов. Психические проявления абстиненции
сопровождаются беспокойством, тревогой, расстройствами сна. В эти моменты
возникают мысли депрессивного характера, совершается большинство суицидальных
попыток.
Распространенность алкоголизма среди пострадавших гораздо выше, чем среди
других групп населения, а его осложнения носят более тяжелый характер. Согласно
нашим данным, на наркологическом учете в г. Чебоксары состоит 3% мужчин,
страдающих алкоголизмом, в то время как среди аналогичной группы ликвидаторов
таковых оказывается в два раза больше (6%). Невыборочное обследование с помощью
специально разработанной нами анкеты показало, что у 56,6% ликвидаторов
обнаруживаются симптомы и синдромы алкоголизма различной степени выраженности.
Среди
них
достоверно
чаще
диагностировались
психические
расстройства
(психоорганический синдром), сомато-неврологическая патология. Такое положение
может быть вызванно не только непосредственными влияниями аварии, но и
личностными
особенностями
больных,
характером
употребления
алкоголя
до
Чернобыля, наследственной предрасположенностью, наличием другой органической
патологии.
В то же время, часть пострадавших стремится ограничить прием спиртного, так
как это вызывает значительное ухудшение самочувствия – усиливаются головные боли,
поднимается артериальное давление, возникают головокружения. После этого часть
ликвидаторов (8,2%) полностью прекращает употребление спиртного, становясь
«вынужденными трезвенниками» (А.В. Голенков, Е.Л. Николаев и др., 1999).
4. ДИНАМИКА ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ
Описанные
выше
психические
расстройства
у
пострадавших
после
Чернобыльской аварии характеризуются разнообразием клинических проявлений,
отсутствием четких нозологических разграничений, многообразием точек зрения на
природу их развития. Невозможно дать однозначный приоритет биологическим или
психологическим факторам в формировании психической патологии. На каждом этапе
развития ситуации роль этих факторов была различной.
Признаки
динамической
трансформации
психических
расстройств
у
пострадавших становятся заметными с начала периода отдаленных последствий
катастрофы. В.В. Краснов с соавт. (1993) выделяют три основных варианта клинической
динамики психических расстройств у ликвидаторов:
1) стационарный, с относительной стабилизацией после манифестного течения;
2) волнообразный, с периодическими декомпенсациями;
3) прогредиентный,
характеризующийся
постепенным
формированием
выраженных изменений.
Так, астенические и депрессивные реакции латентного периода сменяются
стойкими невротическими и соматоформными расстройствами с постепенным
развитием личностных изменений. Но наиболее типичным проявлением было
формирование органических психических расстройств (психоорганического синдрома),
характеризующихся
психопатизацией
личности,
интеллектуально-мнестическим
снижением, недержанием аффекта. Причем клиническое течение психоорганического
синдрома проходило через несколько последовательных стадий или вариантов
развития.
Неврозоподобная
раздражительности,
стадия
эмоциональной
проявлялась
признаками
неустойчивости,
повышенной
нарушениями
памяти
субъективного характера. При психопатоподобной стадии психорганического синдрома
происходило дальнейшее утяжеление расстройств. Раздражительность перерастала во
взрывчатьсть, нетерпеливость, снижалась память на текущие события, что нарушало
привычную профессиональную деятельность больного.
Энцефалопатическая стадия
развития психоорганического синдрома характеризовалась уменьшением количества
предъявляемых жалоб, значительными затруднениями в интеллектуально-мнестической
деятельности, переоценкой своих возможностей, апатическим настроением. Такие
больные утрачивали критические возможности и полностью теряли трудоспособность.
Отсюда становится понятной необходимость как можно более раннего и
квалифицированного оказания медицинской, психологической и социальной помощи
пострадавшим от катастрофы.
5. ЛЕЧЕНИЕ ПОСТРАДАВШИХ С ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ
5.1. Психофармакотерапия
Фармакологическое лечение психических расстройств у пострадавших от
катастроф и стихийных бедствий направлено на уменьшение или устранение
психопатологической
симптоматики,
создание
благоприятной
почвы
для
психотерапевтического воздействия.
Различают быстрые и медленные эффекты в действии психотропных препаратов
(Е.Д. Соколова с соавт., 1996). С быстрыми эффектами непосредственно связаны
эффекты тревоги. Медленные – направлены на изменение устойчивых психических и
поведенческих
стереотипов.
К
быстрым
эффектам
относят
седативный
и
стимулирующий, к медленным – антидепрессивный, антипсихотический и ноотропный
эффекты.
Если клиническая картина психического расстройства исчерпывается явлениями
тревоги, может оказаться достаточным назначения транквилизаторов (элениум,
диазепам, алпрозалам, лоразепам, мезапам, оксазепам, феназепам, мепробамат).
Применение препаратов, обладающих стимулирующим эффектом (психостимуляторы
– фенамин, меридил, сиднокарб, сиднофен, сапорал; растительные средства – женьшень, элеутерококк, лимонник, левзея) способствует активизации преодолевающего
поведения. Но их использование требует осторожности, так как
способно вызвать
усиление тревоги и обострение психопатологической симптоматики.
Наличие депрессивных расстройств требует назначения антидепрессантов
различных химических групп, выбор которых определяется сочетанием медленного
антидепрессивного с быстрым седативным или стимулирующим эффектами. При
выраженности
в
структуре
расстройств
тревожных
состояний
показаны
антидепрессанты с седативным эффектом (тримипрамин, амитриптилин, анафранил,
мапротилен, миансерин). Если в клинической картине преобладают астенические и
адинамические
явления,
рекомендуется
назначение
антидепрессантов
со
стимулирующим эффектом (азафен, дезипрамин, нортриптилин, инказан, имипрамин,
флуоксетин).
Антипсихотические средства (нейролептики) целесообразны не только при
расстройствах психотического уровня, но и
для снятия резкого возбуждения. Их
применение также оправдано при стойких невротических, соматоформных, личностных
и органических расстройствах, алкоголизме. Назначение
«больших» нейролептиков
(галоперидол, аминазин, тизерцин, трифтазин) способствует снятию продуктивной
психотической
симптоматике
в
виде
бреда,
галлюцинаций,
психомоторного
возбуждения. «Малые» нейролептики (сонапакс, неулептил, эглонил, терален) не
обладают столь выраженным антипсихотическим действием. Их эффекты больше
направлены
на
редукцию
психического
напряжения,
коррекцию
личностных
расстройств возбудимого или тормозного типов. Препараты снимают агрессивность,
корректируют поведение в целом, что способствует повышению адаптивности больных.
Ноотропные средства (пирацетам, аминалон, пиридитол) улучшают обменные
процессы в головном мозге, повышают общую активность, нормализуют сон (фенибут).
Они становятся
практически незаменимыми при органических расстройствах,
сопровождающихся снижением интеллектуально-мнестической деятельности, других
когнитивных расстройствах.
Однако использование только психофармакотерапии ограничивает эффективность
лечения психических расстройств после переживания катастрофических событий.
Необходимо разумное сочетание лекарственного лечения с психотерапией.
5.2. Психотерапия
Тактика психотерапевтической работы
клиническими
особенностями
определяется следующими факторами:
психических
нарушений,
их
выраженностью;
отношением больного к своему заболеванию и процессу лечения, его личностным
складом и социальными установками, готовностью больного к самоанализу и
психотерапии; стабильностью семейных отношений; наличием противопоказаний для
психофармакотерапии.
Применяемые в работе методы психотерапии можно представить в виде двух
подходов – рецептивного и продуктивного. Критерием такого деления является степень
вовлеченности самого больного в процесс лечения, заинтересованность в его
результатах. При отрицательном отношении больного к активному лечению, явном или
скрытом сопротивлении психотерапии, сотрудничество с ним ставится под угрозу. К
таким больным применяются лечебные воздействия в рамках рецептивного подхода.
Этот подход требует минимума усилий со стороны больного и определяется пассивным
восприятием, что является достаточным условием
достижения незначительных
положительных результатов.После чего больной становится свидетелем эффективности
лечения, улучшается его настроение и отношения с врачом. Для больных с
положительным
клиническим
эффектом
или
установкой
только
на
психофармакотерапию психотерапия заканчивалась на данном этапе.
С теми из пострадавших, кто проявляет желание к дальнейшему улучшению
самочувствия и заинтересованность в сотрудничестве с психотерапевтом, используются
методы психотерапии в рамках продуктивного подхода. Продуктивный подход
определяется активным участием больного в процессе лечения, его стремлением к
положительным изменениям, работе над собой, своими чувствами, эмоциями,
поведением, тому, что называется личностным ростом.
Работа с больными ведется индивидуально или в группе. Групповая форма
показывает
себя более предпочтительной, так как в процессе внутригруппового
взаимодействия не только с врачом, но и с другими участниками, больной получает
важную информацию, позволяющую глубже понять самого себя, увидеть собственные
неадекватные отношения и установки, а доброжелательная атмосфера взаимного
принятия способствует позитивным изменениям.
Суггестивная терапия, или терапия внушением, в рамках рецептивного подхода
проводится больным в форме гипнотерапии, направленной на коррекцию нарушений
сна, вегетативных проявлений, невротических расстройств. Эффективность воздействия
зависит от степени внушаемости больного и авторитета врача. При активных методах
внушения: аутотренинге и психической саморегуляции, большая часть ответственности
за успех лечения возлагается на самого больного. Врач выступает в роли консультанта.
Предварительная
подготовка
больного
проводится
по
специальной
методике,
основанной на обучении мышечному расслаблению и самовнушению. Лечебные
установки формулируются с учетом преобладающей симптоматики.
Телесная терапия помогает восстанавливать функциональное единство тела и
психики. Предварительное снятие мышечного напряжения путем классического
массажа, водных процедур способствует ощущению легкости и свежести в теле,
раскрепощению движений, облегчению дыхания, что положительным образом
сказывается на эмоциональном состоянии больного. Избежать привыкания к
пассивному расслаблению позволяет постепенный перевод больного на методики
продуктивного подхода. Подобранный с учетом имеющейся соматической патологии и
выполняемый ежедневно комплекс физических упражнений действует стимулирующе
на дневную активность больных, вызывает у них ощущение «мышечной радости»,
повышает самооценку, создает ровное настроение и ощущение стабильности.
В групповой работе может применяться и телесно-ориентированная терапия.
Физическое высвобождение негативных эмоций в форме выкриков, ударов по стулу,
подушке, других агрессивных движений позволяет больному получить доступ к
заблокированным чувствам гнева и ярости. Происходит соотнесение телесного
напряжения с психическим, в результате чего меняется самовосприятие, формируется
потребность в более теплом и близком общении.
Музыкотерапия благотворно действует на течение физиологических процессов,
способствовующих активизации или, наоборот, создает атмосферу отдыха и
успокоения. Здесь продуктивный подход используется во время групповой терапии,
когда само воспроизведение музыки больным становится формой его реализации,
раскрепощением внутренних потребностей, осознанием своих новых возможностей.
Обсуждение
впечатлений
от
выступления
или
прослушанных
музыкальных
произведений расширяет мировосприятие больных, обогащает их внутренний мир,
помогает лучшему пониманию собственных эмоций.
Целью поведенческой терапии является создание новых моделей реагирования
больного в проблемных ситуациях. Рецептивный вариант терапии проходит в форме
лекций и бесед. Лекции читаются перед аудиторией больных, собравшихся по
направлению врача. Рассказ ведется в живой непринужденной форме, сопровождается
примерами из реальной практики. Беседы проходят в атмосфере, в которых инициатива
принадлежит самим больным, и тема текущей встречи также определяется ими. В ходе
обмена мнениями врач рассказывает о современных взглядах науки на волнующие
проблемы. При проявлении больными заинтересованности им предлагается стать
участником другой группы, работающей над многими проблемами
практически
(продуктивный вариант терапии).
Например, может проводиться трансактный анализ. Он представляет собой
изучение
индивидуальной структуры
личности (ребенок, взрослый родитель),
вербальных и невербальных взаимодействий между людьми, анализ индивидуального
жизненного сценария, которому следует человек. В заключение проводится тренинг
навыков и продуктивного поведения, ведущего к достижению значимых целей.
При позитивной терапии в ходе бесед с больным врач делает акцент на
сравнении его состояния с состоянием более тяжелых больных, восприятии заболевания
как вызова судьбе, выявлении позитивных аспектов каждой болезни. Положительно
действует пример жителей Японии, которые, несмотря на последствия двух ядерных
взрывов, имеют самую высокую продолжительность жизни. Тут же внимание больного
привлекается к характеру образа жизни и питания японцев, одновременно проводятся
параллели с отечественными традициями. Больше рассказывается о практическом
применении излучения в медицине. Широко используются сказки, поговорки, притчи.
Все это способствует переходу больного от пассивной позиции к активной.
Принцип продуктивного подхода в рамках позитивной психотерапии Н.
Пезешкиана (1996) и Х. Пезешкиана (1998) состоит в постепенном продвижении по
пяти ступеням его терапевтической модели. Причем, последовательно рассматриваются
и позитивные, и негативные стороны проблемы. Итогом позитивной терапии является
разрешение конфликтной ситуации, совместная проработка реальных перспектив и
формирование устойчивой и адаптивной жизненной позиции больного.
Психотерапия в работе используется не изолированно, а в комплексе с другими
методами лечения. Психофармакотерапия, электро- и водолечение, массаж, лечебная
физкультура, мануальная терапия, иглорефлексотерапия, гипербарическая оксигенация,
спелеотерапия могут сочетаться с психотерапевтическими воздействиями. Должен
соблюдаться основной принцип лечения: получение небольшого, но успешного
результата, так как больному важно почувствовать возможность положительных
изменений и готовность врача помогать в этом. По возможности, в лечебный процесс
вовлекаются значимые для больного лица. Совместно с ними определяется стратегия
наиболее
приемлемого
поведения
с
больным.
Это
способствует
созданию
благоприятной атмосферы для положительных изменений, закрепляет полезные
навыки, полученные во время лечения.
6. ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОЙ, ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ
ПОМОЩИ ПОСТРАДАВШИМ ОТ РАДИАЦИОННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
В странах, перенесших радиационное воздействие Чернобыльской катастрофы
(Россия, Украина, Беларусь) действуют законодательные акты, направленные на
поддержку статуса и социальную защиту пострадавших, в том числе медицинского
обслуживания. Предложены программы по реабилитации населения «загрязненных»
территорий и ликвидаторов последствий аварии. Но в каждом регионе существуют свои
возможности,
которые диктуют необходимость учета местных реалий в работе с
пострадавшими. Мы решили рассмотреть эти особенности на примере Чувашской
Республики.
Состоянию здоровья ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС в Чувашии
уделяется большое внимание. Хорошо отрегулирована и четко работает поэтапная
система оказания медицинской помощи. Эта цепочка представляет из себя сеть
учреждений системы здравоохранения и социального страхования местного, районого
(городского) и республиканского уровней, охватывающих своим обслуживанием как
городское, так и сельское население (рис. 1).
На базе Республиканской больницы № 2 г. Чебоксары действует Центр
реабилитации ликвидаторов аварии на ЧАЭС и других радиационных катастроф, где
успешно применяются медикаментозные, психотерапевтические и традиционные
методы лечения. Однако проблема здоровья ликвидаторов не носит чисто
медицинский характер. Она имеет глубокие психологический и социальный аспекты,
поскольку состояние физического и психического благополучия тесно связано с
индивидуально-личностными, семейно-бытовыми и профессионально-трудовыми
факторами. Этим и обусловлена наша попытка на уровне Чувашии создать
организационную
модель
медико-психологической
и
социальной
помощи
ликвидаторам.
В центральной части предлагаемой нами модели (рис. 2) находится личность
самого ликвидатора, со своими проблемами и болезнями. Здесь же, в «ядре» системы,
заключены
и
внутренние
ресурсы
самого
ликвидатора,
позволяющие
ему
адаптироваться к различным жизненным ситуациям с минимальными потерями. Само
разрешение конкретной проблемы может происходить по одному или нескольким
различным направлениям:
1) семейному – когда ликвидатор черпает силы в общении с супругой, детьми,
родственниками; в семейных традициях;
2) дружескому – при наличии эмоциональной поддержки со стороны друзей и
товарищей, таких же как он ликвидаторов;
3) профессиональному – через ощущение себя частицей коллектива, который
решает общие трудовые задачи;
4) творческому – самореализацией ликвидатора в увлечениях, хобби, клубной
деятельности, различных видах творчества;
5) психологическому – путем анонимного обращения за психологической
помощью в службу «телефона доверия» или за консультацией в кабинет социальнопсихологической помощи (КСПП);
6)
психотерапевтическому
–
своевременным
выявлением
и
коррекцией
невротических и других состояний;
7) медицинскому – получением лечебно-диагностической помощи в поликлиниках
и стационарах разного уровня и профиля;
8) административному – обращением за помощью правового или материального
характера к властным структурам.
Точками приложения обращений ликвидаторов за помощью в этой системе
являются
медицинские
учреждения, служба
психического
здоровья, властные
структуры, социальные институты, малые группы, которые, как показано на схеме,
действуют не изолированно, а в тесной взаимосвязи.
Ключевыми звеньями этой системы мы считаем четыре основные структуры,
совместная деятельность в рамках которых может позволить осуществлять не только
успешное лечение, но и комплексную реабилитацию ликвидаторов.
Центр
реабилитации Республиканской больницы № 2 проводит нормализацию физического
состояния, а его психотерапевтическая служба работает над гармонизацией душевного
мира больных. Результаты такого лечения носят более эффективный и долговременный
характер
при
использовании
уникальных
возможностей
Республиканского
психотерапевтического центра, где помощь психолога, сексопатолога, суицидолога,
вертеброневролога,
логопеда
и
других
специалистов
учитывает
личностные
особенности пациентов. Защиту общих интересов, ощущение чувства единения и
поддержки со стороны других, возможность влиять на властные структуры
обеспечивают общественные организации, в частности, «Союз Чернобыль».
Трудовая деятельность любого характера (на современном этапе возможно
предпринимательство) является той четвертой составляющей, которая меняет пассивное
отношение многих ликвидаторов к жизни, дает полноценное ощущение уверенности в
себе, своих силах, своем будущем.
Дополнительными, связующими звеньями в данной системе являются:
-
бюро медико-социальной экспертизы, оценивающее трудовые возможности
ликвидаторов
и
разрабатывающее
социальной реабилитации инвалидов;
план
дальнейшей
профессиональной
и
-
санаторно-курортная сеть республики, где ликвидаторы имеют возможность
закрепить положительные результаты лечения и пройти дальнейшую реабилитацию
медицинского и психологического уровня;
-
средства массовой информации (СМИ), которые являются рупором общих
проблем ликвидаторов, средством привлечния внимания властей к их судьбе. В то
же время, через СМИ может вестись активная пропаганда здорового образа жизни,
что очень актуально для данной группы больных.
-
гуманитарные организации и благотворительные фонды, осуществляют свою
деятельность не только прямым предоставлением материальных средств, но и
вовлечением
ликвидаторов
в активную
трудовую
и предпринимательскую
деятельность, что само по себе является реабилитационным фактором.
В основу описаной нами модели положен один из базисных принципов позитивной
психотерапии о равномерном распределении душевной энергии между четырьмя
приоритетами личности – телом, контактами, деятельностью и будущим (Н.Пезешкиан,
1996). В данной четырехмерной модели – это не только внутриличностные ориентиры,
определяющие
успешность
ликвидаторов. Это
также
медицинской
ключевые
и
психологической
и дополнительные
звенья
реабилитации
(организации,
учреждения, направления деятельности) вовлечение которых в систему оказания
помощи ликвидаторам способствует их наиболее полной социальной реабилитации.
ЛИТЕРАТУРА
Список использованной литературы:
1. Александровский Ю.А., Лобанов О.С., Спивак Л.И., Щукин Б.П.
Психогении в экстремальных условиях. – М.: Медицина, 1991. – 96 с.
2. Кекелидзе З.И., Щукин Б.П., Демонова Д.П. Медико-психологическая помощь
пострадавшим при стихийных бедствиях. – М., 1997. – 11с.
3. Критерии
диагностики, профилактики и терапия пограничных психических
расстройств у лиц, пострадавших при стихийных бедствиях и катастрофах / Сост.
И.О. Хруленко-Варлицкий, Б.П. Щукин, Б.С.Положий. – М., 1995. – 16 с.
4. Международная
классификация
болезней
(10-й
пересмотр).
Классификация
психических и поведенческих расстройств. – 1994, СПб. – 304 с.
5. Никифоров А.М., Шишмарев Ю.Н., Суворов И.М. и др. Диагностика и медицинская
реабилитация ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС и других радиационных
катастроф // Информационное псиьмо. – М. – 1995. – 68с.
6. Пивень Б.Н. Экзогенно-органические заболевания головного мозга. – М.: Медицина,
1998. – 144 с.
7. Румянцева Г.М., Чинкина О.В., Левина Т.М., Лебедева М.О., Плыпина Д.В.,
Мельничук Т.Н., Марголина В.Я., Соколова Т.Н., Грушков А.В. Радиационные
катастрофы и психическое здоровье населения // Рос. психиатр. журн. – 1998. - № 2.
– С. 35-41.
8. Ушаков И.Б., Арлащенко Н.И., Должанов А.Я., Попов В.И. Чернобыль:
радиационная психофизиология и экология человека. – М.: ГНИИ авиационной и
космической медицины, 1997. – 247 с.
9. Ушаков И.Б., Давыдов Б.И., Содатов С.К. Человек в небе Чернобыля: Летчик и
радиационная авария. – Ростов-на-Дону, 1994. – 166с.
10. Jaworowski Z. A realistic assessment of Chernobyl’s health effects // 21st Century Science
and Technology. – 1998. – Vol.11, No 1. – P. 14-25.
Список рекомендуемой литературы:
1. Голенков А.В. Особенности психических расстройств у жителей Чувашской
Республики. – Чебоксары, 1994. –76 с.
2. Гофман Дж. Чернобыльская авария: Радиац. последствия для настоящего и
будущего поколений / Пер. с англ. – Мн.: Выш.шк., 1994. – 574 с.
3. Медико-биологические
и
психосоциальные
последствия
радиологических
катастроф. Краткий словарь-толкователь терминов и понятий (на примере
Чернобыльской аварии) / Сост. Е.Л. Николаев, А.В. Голенков, О.Н. Викторов;
Чебоксары, 1999. – 48 с.
4. Оздоровительная психорегуляция: Методические указания / Состав. Е.Л. Николаев,
Л.П. Авершина, А.Б. Козлов, А.В. Голенков. Чебоксары, 1998. – 15с.
5. Словарь психиатрических терминов / Состав. А.В. Голенков. – Чебоксары, 1996. –
48 с.
6. Чернобыль: Катастрофа. Подвиг. Уроки и выводы / Сост. А.А. Дьяченко, И.Д.
Грабовой, Л.Н. Ильин. – М.:Интер-Весы, 1996. – 784 с.
Таблица 1
Основные виды психических расстройств в различные периоды радиационной катастрофы
№
1
Период
развития
Период
острой
реакции
Уровень
расстройства
Доклинический
Пограничный
Психотический
2
3
Латентный
период
Период
отдаленных
последствий
Пограничный
Пограничный
Характер
нарушения
Простая реакция
страха
Реакция на стресс
Реактивный
психоз
Астеническое
Депрессивное
Невротическое
Соматоформное
Реакция на стресс
Расстройство
личности и
поведения
Органическое
Психотический,
дементный
Органическое
Злоупотребление
психоактивными
веществами
Нозологическая форма
Донозологические расстройства
Острая реакция на стресс
Расстройство адаптации
Истерический психоз
Аффективно-шоковая реакция
Астения, синдром утомляемости
Депрессивный эпизод
Неврастения
Истерический невроз
Обсессивно-фобический невроз
Соматизированное расстройство
Ипохондрическое расстройство
Соматоформная вегетативная дисфункция
Посттравматическое стрессовое расстройство
Психопатия
Невротическое развитие личности
Хроническое изменение личности
Аггравационное расстройство
Легкое когнитивное расстройство
Органическое расстройство личности
Деменция
Алкоголизм, алкогольные психозы
Диагностическая
рубрика МКБ-10
Отдельные
симптомы
F43.0
F43.2
F44
F43.0
R53
F32
F48.0
F44
F40
F45.0
F45.2
F45.3
F43.1
F60
F62.8
F62.0
F68.0
F06.7
F07.0
F01
F10
Муниципальная
больница,
медсанчасть
Другие…
Эндокринология
Онкология
Кардиология
Специализированные лечебные
учреждения республики
непсихиатрического профиля
Психотерапевтические
кабинеты
больниц
Кабинет
социальнопсихологической
помощи
1 этап
ПЕРВИЧНАЯ ПОМОЩЬ
Частные
психотерапевты,
психологи
2 этап
ВТОРИЧНАЯ ПОМОЩЬ
Специализированные лечебные
учреждения республики
психиатрического профиля
Центр реабилитации ликивидаторов аварии на ЧАЭС и
других радиационных катастроф,
Республиканская больница № 2
Поликлиника
3 этап
СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОЕ
ЛЕЧЕНИЕ
Наркология
Центральная
районная
больница
“Телефон
доверия”
Психотерапия
Здравпункт
предприятия,
организации
Психиатрия
Фельдшерский
пункт,
участковая
больница
4 этап
РЕАБИЛИТАЦИОННОЕ ЛЕЧЕНИЕ
Стационар
Санаторно-курортные учреждения
Республиканского
уровня (“Чувашия”,
“Волжские зори”)
Российского уровня
(“Горный воздух”, “Луч”,
“Ундоры” и др.)
5 этап
ВОССТАНОВИТЕЛЬНОЕ ЛЕЧЕНИЕ
Рис. 1. Система медико-психологической помощи и лечения ликвидаторов в Чувашии
Центр
реабилитации
Республиканской
больницы
№2
Санаторнокурортная
сеть
республики
Психотерапевтические
кабинеты
ЛПУ
республики
Республиканский
психотерапевтический
центр
Кабинеты
СПП,
служба
“телефона
доверия”
Семья, дети
родстенники,
коллеги,
традиции
Средства
массовой
информации
(радио, ТВ,
печать)
Лечебнопрофилактические
учреждения
республики
Участники
ликвидации
последствий
аварии на
ЧАЭС
Друзья,
товарищи,
знакомые,
другие “ликвидаторы”
“Союз
Чернобыль”
и другие общественные
организации
Бюро
медикосоциальной
экспертизы
Увлечения,
хобби,
клубная
деятельность
Трудовой
коллектив
предприятия или
организации
Трудовая
деятельность
(предпринимательство)
Власти
территорий
(районов,
городов,
республики)
Гуманитарные организации, благотоворительные фонды
Рис. 2. Модель медицинской, психологической и социальной помощи ликвидаторам в
Чувашии
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
1. РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ
2. ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ В РАЗЛИЧНЫЕ ПЕРИОДЫ
РАДИАЦИОННОЙ КАТАСТРОФЫ
2.1. Период острой реакции
2.2. Латентный период
2.3. Период отдаленных последствий
3. КЛИНИКА И ДИАГНОСТИКА ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ
3.1. Невротические расстройства
3.2. Соматоформные растройства
3.3. Реакции на тяжелый стресс
3.4. Расстройства личности и поведения
3.5. Органические расстройства
3.6. Расстройства, связанные с употреблением алкоголя
4. ДИНАМИКА ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ
5. ЛЕЧЕНИЕ ПОСТРАДАВШИХ С ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ
5.1. Психофармакотерапия
5.2. Психотерапия
6. ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОЙ, ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ
ПОМОЩИ ПОСТРАДАВШИМ ОТ РАДИАЦИОННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
ЛИТЕРАТУРА
Учебное издание
Николаев Евгений Львович,
Голенков Андрей Васильевич,
Викторов Олег Николаевич
ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА ПРИ РАДИАЦИОННЫХ КАТАСТРОФАХ
Конспект лекции
Подписано в печать 8.04.99. Формат 60x84/16.
Бумага писчая. Печать оперативная. Усл. печ. л. 1,12.
Уч.-изд. л. 1,75. Тираж 500 экз.
Чувашский государственный университет
Типография университета
428015, г. Чебоксары, Московский просп., 15
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
7
Размер файла
381 Кб
Теги
катастрофы, 1999, николаева, расстройство, чебоксары, радиационном, психических
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа