close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ж. Социология №2 2008

код для вставкиСкачать
Социология №2 2008
Социология
??????
??????????
???????????????
??????????
2
1
2008
Социология №2 2008
??????????
?????? ? ???????????
Ю.В. Верминенко
Социология социальных проблем
как актуальная отрасль
современного социального знания ................................................................................ 4
А.Г. Злотников
Принципы социологического познания ................................................................... 13
Т.Ю. Кирилина
Методологические проблемы социологии морали ......................................... 22
????????????? ??????????
Е.Б. Боброва
Социальная ответственность бизнеса ........................................................................ 34
В.И. Верховин, Г.Л. Баяндурян
Сетевые структуры организации бизнеса и занятости ............................ 43
Г.Н. Соколова
Белорусская модель инновационного развития
в социальном измерении ....................................................................................................... 67
??????????????? ????????
П.А. Сорокин
Современные социологические теории
(До первой четверти двадцатого века) ................................................................... 81
???????????? ??????????
Л.С. Астахова, Р.Р. Ахметзянова
Соборность и(или) «коммуникативный разум»:
в поисках принципов возможного гражданского общества .............. 141
В.Е. Журавлев
Поиск синтеза теологического
и социологического знания .............................................................................................. 158
В.В. Ковалев
Контент-анализ искусственных стереотипов
(на примере художественных фильмов) ............................................................ 164
2
Социология №2 2008
?????????? ????????????
Г.И. Козырев
Анализ процесса формирования образа «жертвы» .................................... 177
А.Ф. Невоструева
Институциализация системы социальной коммуникации ................... 188
?????????? ????????
Ю.В. Березутский
Молодая семья региона:
проблемы и перспективы развития ......................................................................... 198
Л.М. Куракина
Молодежный патриотизм .................................................................................................. 207
В.В. Чернов
Формирование гражданственности
и патриотизма российской молодежи .................................................................... 218
П.Ф. Кравчук, Ю.Ю. Шкарина
Молодежь и преемственность культуры ............................................................. 222
?????
М.В. Белова
Гибкая власть как инструмент формирования
позитивного имиджа .............................................................................................................. 228
Д.А. Лобань
Роль неформальных лидеров в организациях ............................................... 233
Ю.В. Петухова
Российские СМИ о благотворительности .......................................................... 238
??????? ?????
Круглый стол
«Социология и теология: модели взаимодействия» .................................... 249
Наши авторы ........................................................................................................................................ 251
3
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
© 2008 г.
Ю.В. Верминенко
?????????? ?????????? ???????
??? ?????????? ???????
???????????? ??????????? ??????
О
рабочих. А.Дюшатле посвятил свои
исследования выявлению факторов, способствующих появлению
и распространению болезней. Он
написал работы «Проституция в
Париже», «Общественная гигиена». Немецкие социологи исследовали положение рабочего класса,
бедных слоев населения, демографические, нравственные и социально-гигиенические проблемы. К
примеру, М.Вебер изучал положение сельскохозяйственных рабочих, А.Левенштайн ? положение
рабочего класса в Германии в целом, А.Вагнер ? зависимость самоубийств от различных факторов:
погоды, религии, возраста, профессии и др. Для сбора социологической информации в приведенных
и подобных исследованиях широко применялись эмпирические
методы, такие как наблюдение,
интервью, а также использовались статистические данные.
В целом же социология социальных проблем, как отрасль, в
XIX в. находилась в начале про-
дной из наиболее актуальных и перспективных отраслей социологического
знания сегодня является социология социальных проблем. Их изучение было начато в ХIХ в. в Европе. В числе первых исследователей в этой области считается
Чарльз Бут. Он опирался на результаты социальных обследований, которые касались изучения
нищеты, преступности, неграмотности, безработицы и других проблем. Исследование жизни и труда населения Лондона по методике Ч.Бута продолжил в начале
XX в. Джон Боули. Но изучение
социальных проблем проводилось
не только в Великобритании, но
и в других европейских странах,
в частности, во Франции и Германии. Так, Луи Виллерме изучал условия труда и образ жизни
рабочих промышленных предприятий Франции. Фредерик Ле Пле
опубликовал работу «Европейский
рабочий», в основе которой было
исследование образа жизни семей
4
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
цесса институализации. Американский науковед Кларк считает, что
этот период в институализации
любой науки связан с появлением
отдельных ученых-одиночек, которые ставят вопрос о необходимости формирования новой предметной области. В дальнейшем появляется «любительская наука» общества, ассоциации, ну, а потом уже
образуется академическая, университетская наука. С социологией социальных проблем это происходит
в XX в. Начав изучать социальные
проблемы именно в этот период,
американские социологи определили европейскую социологию в плане формирования социологии социальных проблем как самостоятельную отрасль социологического
знания. Ориентация американской
социологии на исследование конкретных социальных проблем начала ХХ в. со временем помогла решить в Америке целый ряд отдельных значительных социальных
проблем. Например, Поль Келлог
в 1909?1914 гг. провел обследование положения рабочих сталелитейной промышленности в Питтсбурге. Это исследование привело
к конкретным результатам, связанным с улучшением условий труда
в сталелитейной промышленности
страны.
Большой вклад в изучение социальных проблем был сделан социологами чикагской школы в американской социологии, которая
стремилась соединить теорию и
практику. Именно поэтому в основе изучения социальных проблем предполагалось формулировать научно обоснованные гипотезы. Конечной целью исследований чикагской школы было уста-
Э.Берджесс
новление социального контроля
над стихией нерегулируемых государством общественных процессов, а также достижение согласия между различными слоями
общества, такого согласия, которое позволяет организованно решать конкретные социальные проблемы. Накопленный американскими социологами опыт изучения
различных социальных проблем
позволил им в начале 1950-х гг.
поставить вопрос о создании специальной отрасли социального
знания ? социологии социальных
проблем [1, с. 12].
В настоящее время социология
социальных проблем является актуальной отраслью социологии не
только Западной Европы и США,
но и России. Ее объект включает
три компонента: во-первых, социальные условия, обстоятельства,
ситуации, оказывающие отрицательное воздействие на отдельные группы людей или на общество в целом, прежде всего это
5
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
те обстоятельства, которые вызывают тревогу, препятствуя реализации групповых интересов; вовторых, формы реакций социальных групп и общества в целом
на неблагоприятные с их точки
зрения условия, отношение групп
к этим условиям, выражающееся
в совокупности коллективных действий; в-третьих, взаимодействие
отдельных компонентов социальных условий и социальных
групп, в котором группы стремятся отстоять и реализовать свои
интересы. Предмет социологии социальных проблем включает разработку, развитие теории и методов изучения и решения социальных проблем, разработку профилактических мероприятий, направленных на снижение остроты
социальной проблемы, устранение
условий, способных привести к
появлению новых проблем [1, с. 8].
Понятие «социальная проблема»
сегодня широко используется как
в социально-гуманитарных науках, так и в высказываниях государственных и политических
деятелей, на страницах газет и
журналов, по радио, телевидению
и даже в обыденной речи. Для понимания того, что такое социальная проблема, приведем рассуждения известного американского социолога Р.Миллса, который
говорил, что если в городе существует один безработный ? это
его личная проблема, но когда в
городе существуют десятки тысяч
безработных ? это уже «социальная проблема». «Социальная
проблема» ? достаточно «молодой»
научный термин. До первой половины ХХ в. вместо термина «социальная проблема» использовали
понятие «социальный вопрос», для
обозначения тревожащих общество явлений, таких как нищета,
бедность, преступность, проституция и др. Произошедшая смена
понятий при обсуждении социальных явлений, вызывающих
озабоченность общества, носила
неслучайный характер. Это было
связано как с переориентацией
общественного сознания, так и с
этимологией самого слова «проблема». В переводе с греческого «проблема» означает задача. Раз есть
задача, значит должно быть и ее
решение. Поэтому, обсуждению
тревожных для общества явлений
в терминах проблем придается
целенаправленный характер, то
есть имеет место ориентация на
поиск способов решения проблемы.
Однако, так было не всегда. Как
справедливо писал Г.Блумер, история изобилует примерами ужасных социальных условий, не замечаемых в тех обществах, в которых они возникли [2, с. 150]. Этому можно дать такое объяснение.
В традиционных обществах жизнь
основана на традициях, поэтому,
несмотря на наличие объективных
условий, приносящих беспокойство, общество считает их «вечными» и неизменными. Можно сказать, что традиционное общество
не сталкивается с социальными
проблемами, поскольку оно их
просто субъективно не определяет как проблемы [3, с. 6].
Принято считать, что социальные проблемы как понятия,
отражающие некие социальные
явления и вызывающие эмоционально- оценочную реакцию людей
возникают в тот момент, когда общество начинает переход от тра-
6
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
диционного к модернизирующемуся, то есть в связи с социальными
изменениями в материальной и
духовной сторонах жизни общества.
Относительно актуальности социальных проблем для современного
общества существует две точки
зрения. Одна полагает, что современное общество избавилось от
большинства социальных проблем
традиционного общества. Эта позиция соотносится с идеей необходимого и неизбежного социального
прогресса, характерной для социальной науки XIX ? начало XX в.
Другая точка зрения отражает, разочарование в результатах социального прогресса. Во второй половине ХХ в. укореняется мнение,
что современное общество породило больше проблем, чем традиционное, так как с ростом числа
вмешательств в мир проблем растет и число последствий этих вмешательств, не всегда носящих позитивный характер [4, с. 22].
В целом социальные проблемы
сохраняют свою актуальность для
социальных наук и сегодня. Современные социологи считают, что
проблемы социальны в нескольких
смыслах. Во-первых, они социальны по происхождению, то есть
они возникают в результате действия или бездействия определенных групп людей. Во-вторых, они
социальны по идентификации и
определению, то есть проблемы
устанавливают и «озвучивают»,
формулируют конкретные социальные группы. В-третьих, проблемы социальны по их решению,
то есть почти всегда их решение
невозможно без организованного
коллективного действия. Отказ от
коллективного действия или про-
медление приводят к обострению
социальных проблем и тем самым
к росту социальной напряженности в обществе [1, с. 6]. В социологии социальных проблем получили развитие следующие представления о социальных проблемах.
Первая точка зрения фиксирует
объективные стороны социальных
проблем. Социальные проблемы
рассматриваются как сугубо объективные явления, существующие
независимо от воли и сознания действующих индивидов и групп.
Исторически в социологии после объективистского представления о социальных проблемах возникло диалектическое представление. Согласно последнему, социальные проблемы включают в
себя объективные и субъективные
компоненты, которые находятся
во взаимодействии. По мнению
американских социологов Р.Фуллера, Р. Майерса, социальные
проблемы ? состояние, которое
оценивается значительным числом
лиц как отклонение от общепринятых норм. Социальные проблемы одновременно являются объективным состоянием и субъективным определением, оценкой данного состояния. Последним формируется субъективистское представление. Согласно ему социальные проблемы ? это явления,
которые определяются коллективными субъектами (группами, общностями) как проблемные, то
есть не удовлетворяющие потребности различных коллективных
субъектов. В данном случае социальные проблемы создаются самими людьми, а точнее их сознанием. Например, придерживающиеся этой точки зрения конструкци-
7
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
онисты считают, что социальные
проблемы ? это результат деятельности группового сознания,
это мыслительная конструкция, в
которой выражаются отношения
коллективного субъекта к тем или
иным аспектам общественной действительности [5].
Особое качество любой социальной проблемы, то, что отличает ее от других проблем ? это
ее сущность. Постижение сущности явлений ? одна из главных
задач науки вообще, в том числе
и социологии. Внешние свойства
социальной проблемы, ее проявление, отражают ее сущность. Их
можно эмпирически наблюдать и
регистрировать. В литературе выделяют различные источники возникновения социальных проблем в
современном обществе. Это и материальные отношения, отношения собственности, и возникающие на их основе социальные неравенства, и политические отношения, и несовместимость культур, и отсутствие необходимого
уровня терпимости, и состояние
«аномии», и массовые девиации,
и ослабление социального контроля, и неравномерность в темпах
развития отдельных частей общества, наличие дисфункциональных последствий человеческой
деятельности, и разрыв между
правами и обязанностями и многое другое. Существует множество
критериев типологизации социальных проблем. Укажем некоторые из них. Например, в зависимости от субъекта, носителя социальной проблемы выделяют общечеловеческие проблемы, проблемы отдельных социальных
групп, общностей, проблемы кон-
кретных обществ. По территориальному признаку выделяют проблемы, присущие отдельным
странам, регионам, городам, районам и т.д. Есть типологизация социальных проблем по принадлежности их к различным социальным
институтам (социальные проблемы семьи, религии, образования
и т.д.). По масштабу выделяют общие-оcобенные, по устойчивости
? стабильные-изменяющиеся, по
актуальности ? злободневные-потенциальные. В типологии социальных проблем нашли отражение
уровень их осознания (выделяют
осознанные-неосознанные, осознанные на уровне здравого смысла и осознанные на уровне научного знания), а также степень
решаемости социальных проблем
(полностью, частично решаемые,
в принципе не решаемые) и т.д.
Каждая социальная проблема
состоит из объективного условия
и субъективного определения [6,
с. 138]. Эта традиция в определении структуры социальной проблемы, заложенная Р.Фуллером и
Р.Майерсом актуальна и по сей
день. Объективная составляющая
социальной проблемы, по мнению
Р.Фуллера и Р.Майерса, это верифицируемая ситуация, существование и масштабы которой
могут быть проверены непредвзятым и квалифицированным наблюдателем [6, с. 138]. Таким образом,
объективную составляющую социальной проблемы или объективные условия можно зафиксировать и количественно описать.
Объективная часть проблемы имеет свою традицию исследования в
«объективистской» социологии и
рассматривается с точки зрения
8
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
системного подхода и теории социокультурного поля. Классическая системная парадигма в социологии связана с именами Т.Парсонса [7] и Р.Мертона [8], а также
Н.Лумана [9]. В отечественной социологии теорию систем разрабатывали такие исследователи, как
Щедровицкий Г.П., Гвишиани Д.М.
и др. [10, 11, 12]. В системной модели общество, группа и индивид
рассматриваются в виде системы.
Объективные основания социальной проблемы образуют во-первых, внутренние проблемы социальной системы, связанные с принадлежностью к ней; во-вторых,
проблемы функционирования системы, то есть дисфункции трех
основных видов: функционального выпадения, функциональной
ошибки, функционального конфликта; и, в-третьих, проблемы
межсистемных отношений, которые связаны с неконгруэнтностью
систем или негативными отношениями между ними. Сложность
проблемы, ее масштаб и социальные последствия зависят от
микро-, мезо-, макроуровня социальной жизни, на котором находится исследуемая проблема.
Модель «социокультурного
поля» пришла в социологию из естественных наук, созвучна постмодернистской методологии и является доминирующим подходом в
современной науке. По мнению
И.Штомпки, теория поля базируется на двух основных постулатах.
Во-первых, она сосредотачивается на всепроникающих динамических качествах социальной реальности и, соответственно, на восприятии общества, находящегося не в
статическом состоянии, а в движе-
нии, в процессе, создающем, так
называемый, «процессуальный образ» общества. Во-вторых, предполагает дематериализацию социальной реальности и рассматривает
общество не как жесткий квазиобъект, а как постоянно длящийся бесконечный поток событий, создающий, в свою очередь, «образ
поля» [13]. Согласно данной точки
зрения, общество существует до
тех пор, пока в нем что-то происходит, предпринимаются какие-то
действия. Таким образом, социальные проблемы в модели поля
связаны, во-первых, с моментальными состояниями отдельных сетей, с процессами, происходящими внутри отдельных сегментов
поля или в сетях идеалов, норм,
взаимодействий и интересов; вовторых, с процессами, происходящими между уровнями поля, находящимися в многочисленных и
многомерных взаимосвязях культуры и социетальной ткани поля;
в-третьих, с уровнем сложности
социального поля, его макро-,
мезо- или микроуровнем, причем,
макро- и микроэффекты событий
разного уровня сложности взаимоопределяют друг друга [3, с. 73].
Как писали Р.Фуллер и Р.Майерс: «Объективное условие необходимо, но само по себе недостаточно для того, чтобы составить
социальную проблему. Необходимо осознание определенными индивидами, что данное условие
угрожает определенным значимым
для них ценностям» [6, с.138]. Опираясь на «субъективистскую» традицию в исследовании социальных
проблем, можно выделить две
основные категории субъектов определения социальной проблемы:
9
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
причастные и вовлеченные. Причастные к ситуации ? это группы людей, которые осознают, что
для их социального положения
или деятельности некая социальная ситуация является значимой, трудно разрешимой. Социальные обстоятельства существуют вне этой категории субъектов,
но определяющим образом влияют на их судьбу. К категории «вовлеченных в проблему» относятся
индивиды, которые не причастны к проблеме, но оказывают влияние на ее решение. Это те группы, «которые утверждают, что
некое объективное условие существует, определяют его как социальную проблему и выдвигают
требования по изменению ситуации» [14, с. 160].
Отметим, что, начиная с
Р.Фуллера и Р.Майерса, принято
выделять три основные стадии
становления социальной проблемы: осознание или признание проблемы, легитимизации и общественного признания проблемы и,
наконец, институализации, т.е. определения социальной политики
[6]. Существует еще
четвертая фаза жизненного цикла социальной проблемы, связанная с ее решением.
Эта стадия касается
реализации в социальной практике действий, направленных
на устранение проблемы. Однако не всегда
и не все проблемы
можно разрешить. Существуют, так называемые, «вечные» проблемы, поэтому говорят об интервенции в их «естественное» развитие. Смысл интервенции ? ослабить негативное
воздействие проблемы на общество или группу. Проблема вмешательства активно обсуждается
в социологии начиная со второй
половины ХХ в. и имеет теоретическую и технологическую стороны, которые тесно связаны между собой и «опираются на социологические теории, во-первых,
рассматривающих вмешательство
как направленный социальный
процесс, во-вторых, концептуально обосновывающих возможности
осуществления вмешательства и
использующих различные технологии вмешательства, в-третьих,
предлагающих свои критерии для
определения степени решения социальных проблем» [3, с. 83].
В современной социологии существуют два основных теоретических подхода к интервенции в
социальную практику. Один из них
опирается на объективистскую
методологию и теоретическое обоснование интеграции микро- и
макро-социологии, что характер-
10
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
но для американской социологии.
Он возник раньше и носит традиционный характер для социальной
практики. Другой подход возник
позже, связан с субъективистскими традициями и европейскими
теориями о взаимосвязи между
действиями социальных агентов и
структурой. Для иллюстрации традиционного подхода к решению
социальных проблем приведем
пример теории рационального
выбора и ее современной интерпретации Джеймсом Коулменом,
который предложил теоретический
принцип осуществления вмешательства в социальную практику
[15]. Согласно этому принципу,
решение социальной проблемы,
идентифицируемой на макроуровне, будет зависеть от решения
каждого конкретного и индивидуального случая проявления этой
проблемы. Если каждый конкретный случай проблемы на индивидуальном уровне будет разрешен,
то будет решена и вся социальная
проблема в целом. Технологическая сторона социальной интервенции начинается с работ К.Поппера, в которых заложено важное
для теоретического понимания
этого процесса представление о
социальной технологии как процессе, имеющем начало и конец,
предполагающем выделение последовательных этапов и обязательного достижения поставленной цели [16]. В настоящее время
социальные технологии, которые
применяются для решения социальных проблем в рамках традиционного подхода, можно разделить на две группы: технологии,
связанные с репродуцированием
общественных отношений, с так
называемой социальной терапией,
и технологии, которые связаны с
внедрением инноваций в социальную жизнь, или эволюционные
исследования. Применение обоих
видов социальных технологий относится чаще всего к области социальной работы.
А.Турен сформулировал теоретические принципы и технологию
вмешательства в социальную
практику, которые опирались на
теоретические подходы европейской социологии и были альтернативны по отношению к традиционному подходу. Они оказались
действительно широко востребованными социальной практикой и
заложили основы подхода, который был назван подходом «социального развития», использовался для работы с городскими общностями и получил признание как
в Америке, так и в Европе [3, с. 97].
настоящее время можно наблюдать появление довольно большого количества социальных технологий, которые позволяют манипулировать общественным мнением, опираясь на знание главных
положений социологии социальных
проблем, в основном, субъективистского направления. Примером
могут служить технология конструирования социальной проблемы
и, так называемые, «бархатные
революции». Указанные технологии используют конструкционистскую методологию, которая является альтернативной объективистскому подходу изучения и решения социальных проблем.
Вообще можно выделить девять
основных концепций социальных
проблем, развитых мировой социологической мыслью: ? концепция
11
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
социальной патологии (Г.Спенсер,
У.Самнер, А.Смолл); ? концепция
социальной дезорганизации (У.Томас, Ф.Знанецкий); ? концепция
отклоняющегося поведения (Э.Дюркгейм, Р.Мертон); ? концепция
символического интеракционизма
(Ч.Кули, Г.Блумер); ? концепция
феноменологической социологии
(А.Шютц, П.Бергер); ? концепция
функционализма (Р.Мертон, Т.Парсонс); ? концепция конфликта
(Г.Спенсер, К.Маркс, Р.Дарендорф, Л.Коузер); марксистская
концепция (К.Маркс, Ф.Энгельс);
концепция конструкционизма
(Дж.Китсьюз, М. Спектор). Каждая
из перечисленных концепций внесла определенный вклад в развитие теории и методологии изучения социальных проблем.
В заключении хотелось бы отметить, что российское общество,
как впрочем и западное, предоставляет социологам обширное
поле деятельности для проведения
эмпирических исследований, разработку новых научно обоснованных методологических принципов
изучения социальных проблем. А
это способствует развитию социологии социальных проблем ? актуальной отрасли современного
социологического знания.
Литература
1. Иванов О.И. Введение в социологию социальных проблем:
Учеб.-метод. пособие. СПб.: Социологическое общество им. М.М. Ковалевского, 2003.
2. Блумер Г. Социальная проблема как коллективное поведение // Контексты современности.
Казань, 2001.
3. Симонова Т.М. Социальные
проблемы в социологии и в соци-
альной работе: определение, анализ, решение. СПб.: Роза мира, 2005.
4. Мюнх Р. Диалектика и динамика развития глобального информационного общества // Социология на пороге ХХI века. М., 1998.
5. Ясавеев Г. Конструирование
социальных проблем как аспект
модернизации // Социальное знание: формации и интерпретации.
Ч.2. Казань, 1996.
6. Фуллер Р., Майерс Р. История социальной проблемы // Контексты современности: Хрестоматия. Казань, 2001.
7. Парсонс Т. О социальных
системах / Пер. с англ. М., 2002.
8. Мертон Р. Явные и латентные функции // Американская
социологическая мысль / Пер. с
англ. М., 1994.
9. Теория общества. М., 1999.
С.196?335.
10.Щедровицкий Г.П. Избр. тр.
М., 1993.
11.Гвишиани Д.М. Теоретикометодологические основания системных исследований проблем глобального развития // Системные
исследования. Методологические
проблемы: Ежегодник. М., 1982.
12.Кузьмин С.А. Социальные
системы: опыт структурного анализа. М., 1996.
13.Штомпка П. Социология социальных изменений / Пер. с англ.
М., 1995.
14.Спектор М., Китсьюз Дж.
Конструирование социальных проблем // Контексты современности: Хрестоматия. Казань, 2001.
15.Ритцер Дж. Современные
социологические теории. СПб.:
Питер, 2002.
16.Поппер К. Нищета историцизма. М., 1993.
12
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
© 2008 г.
А.Г. Злотников
????????
???????????????? ????????
Т
нонимами. И «The Princi ples of
Sociology» Г. Спенсера, начиная с
русского перевода 1898 г., для нас
? те же «Основания социологии».
Отметим и то обстоятельство, что
на заре развития научного знания
(к примеру, классической экономической теории) первоначальный
подход и использование термина
«princi ples» преимущественно состояло в выявлении первопричин.
Характерно, что в современных научных изданиях, учебниках многие отрасли экономической науки исходят из основополагающих принципов. В частности,
выделяют три группы принципов:
целевые, функционально-процессуальные и структурно-организационные. Целевые: согласованности; приоритетности; подчинения;
необходимости и достаточности;
соизмеримости. Функциональнопроцессуальные: оптимизации;
равноправного партнерства; дифференциации; соответствия функциональных полномочий и ресурсов; соответствия власти и ответ-
еоретический анализ методологических принципов
служит непременным условием становления фундаментальной науки. В частности, экономические науки проблеме принципов познания всегда постоянно
уделяли значительное внимание.
В этом плане характерно, что
многие классические работы экономистов носили название
«Principles». У Рикардо «principles»
? это начала, у Дж.Ст. Милля
«princi ples» ? основы или основания (свою первую книгу «Основы
политической экономии» сначала он
печатал под названием «Основания
политической экономии»). А. Маршалл также назвал свою работу
«Принципами политической экономии», где рассматривал такие
принципы как непрерывность, замещение, всеобщность правил. Используемый учеными термин
«Рrinci ples» в русском переводе
используют и как принцип, и как
начала, и как основа, и как основания, т.е. все они предстают си-
13
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
ственности; функционально-целевого единства; преемственности. И
структурно-организационные: системности и комплексности; сочетания централизации и децентрализации; научности; территориально-отраслевого единства; открытости системы; единства экономики и политики [1, с. 92?95].
Именно из этих методологических
посылок исходит вышедшая в Беларуси в 2006 г. книга В.Г. Гусакова «Основные объективные законы, закономерности и принципы
рыночной экономики», где три
главы посвящены основным принципам развития рыночной экономики (гл. 3), основополагающим
принципам коммерческого риска
(гл. 4) и важнейшим принципам
конкуренции (гл. 5) [2].
Принципы науки не выдумываются, не сочиняются, они лишь отражают существование, как в реальной действительности, так и в
самой науке, тех основополагающих подходов познания, которые
способствуют процессу проникновения в изучаемые явления и их
адекватному отражению. Теоретико-методологические принципы
выступают в качестве способа понимания социальной действительности, исходными пунктами объяснения проявляющихся тенденций,
познания совокупности социальных
фактов, явлений, процессов. При
этом они должны открывать безграничную возможность дальнейших открытий, т.е., применяя те
или иные принципы, наука дает
возможность овладеть сущностью
социальных явлений и их отразить.
Еще на заре становления позитивистской философии в целом
и социологического знания в частности О. Конт указал на важность
разработки принципов науки. И в
противовес смутным» принципам
прежних философских систем он
14
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
«основной принцип (основание,
первопричину), который пронизывает все составляющие элементы»
культуры, «придает им смысл и
значение и, тем самым, создает
единую упорядоченную систему из
хаоса разрозненных фрагментов»
[5, с. 373?374].
К сожалению, последующее
развитие отечественной (русскоязычной) социологии проблему
принципов социологической науки
если не отвергло, то просто проигнорировало. А это ее значительно обеднило, что и поныне сказывается на недостаточности социологического теоретико-методологического знания. Так, ни в российских, ни в белорусской социологических энциклопедии нет
даже упоминания терминов
«принципы социологии», «социологические принципы», будто бы
они социологией и не поднимались.
Автору статьи удалось найти только одну работу ? энциклопедический словарь В.А. Бачинина по
социологии, где упоминаются
принципы противоречия, рационализации и социальной детерминации [6, с. 151?152].
В научном плане принципы
выполняют гносеологическую роль
социального познания, исследования социальной действительности
в ее целостности. Принцип ? исходное методологическое положение науки, отражающее развертывание процесса познания и основные тенденции в развитии социальной действительности, и
представляет совокупность идей,
определяющих характер ее функционирования и познания. Это
означает, что принципы, как исходные положения научного познания, отражают: а) реальные
выделил принципы позитивного
направления. Утверждая теоретико-методологическую роль принципов и «отказываясь открывать
первопричину», господствовавшую в предшествующие эпохи, О.
Конт выделяет принципы относительности, неизменности естественных законов (постоянства
физических отношений), неизбежного противоречия «как тайного
источника различных преобразований», условий существования в
противоположность догмы о первопричинах, а также рационального определения истинной
иерархии наук [3, с. 74, 81?84,
94, 113, 118?119, 230].
Эти принципы (у Конта они
тождественны и законам) уже в
начале научного становления социологии вызвали горячее обсуждение и споры, что способствовало их дальнейшему развитию. Российскими социологами были выдвинуты принципы эволюционизма (теории прогресса), детерминизма и редукционизма. Кроме
того россиянами утверждались
также принципы индетерминизма, интроспекции и нормативизма. Это становление завершилось
осознанием необходимости интеграции социального знания на основе принципа их дополнительности и коммуникации [4, с. 25?
28]. Уделяли внимание анализу
принципов социологии и такие
личности, как П.А. Сорокин и С.Л.
Франк, рассматривавших формы
реализации принципа интеграции
социального познания.
Позже в США для студентоввыпускников Гарвардского университета П. Сорокин читал знаменитый курс лекций «Принципы
социологии». Он стремился найти
15
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
процессы социальной действительности; б) развертывание процесса
познания этой действительности;
в) служат отправным моментом
(ориентиром) познания.
Основополагающие подходы
любого познания, во-первых,
предполагают возможность сведения принципов науки к меньшему
их количеству, во-вторых, открывают возможность большего диапазона их проявления во всех
сферах познания данной науки и,
в третьих, служат ориентиром в
деле открытия широких возможностей дальнейшего процесса познания и даже выводят ученых за
пределы своей отрасли знания.
Сформулированный выше методологический подход позволяет
выделить в современной социологической теории следующие принципы: диалектической взаимосвязи; постоянного развития, изменения; самодетерминированности;
биполярности; интеграции и дифференциации; соответствия; дополнительности; относительности;
объективности и субъективности;
а также рефлексивности [7].
Принцип единства, диалектической взаимосвязи явлений, процессов, социальных систем отражает многомерную взаимосвязь. К
примеру, демографическое развитие находится в системе сложнейших и теснейших взаимосвязей с
социально-экономическими, политическими, культурными, экологическими явлениями, тем самым,
характеризуя и отражая их органическое единство. Именно этот
аспект отразил Т.Р. Мальтус. В
русскоязычной науке впервые
связь демографического развития
с экономическими, социальными,
политическими и моральными про-
блемами проповедовал Д.И. Менделеев, чья работа «К познанию
Россию» [8], к сожалению, мало
известна даже специалистам.
Наиболее ярким примером взаимосвязи различных сторон жизни выступает иллюстрация Ч. Дарвина зависимости будущего урожая красного клевера от ?демографических процессов по следующей цепочке: возможный урожая
красного клевера зависит от численности шмелей, который опыляется только этими насекомыми;
численность шмелей зависит от
количества полевых мышей, разоряющих их норы и гнезда; численность мышей ? от проворства кошек, уничтожающих этих грызунов; количество кошек ? от числа старых дев, проживающих в
окрестных селах, которые, в основном, и держат этих кошек; а
число старых дев зависит от войн,
окончание которых приводит к увеличению числа мужчин, вернувшихся с войн, а значит и возможному замужеству. То есть каждое
звено в этой цепи предполагает
возможное изменение других звеньев [9, с. 374?375]. Более половины лауреатов нобелевской премии получили признание за работы, совершенные на стыке экономики с другими социально-политическими науками. Упомянем такие
имена, как: Гуннар Мюрдаль и
Фридрих Август фон Хайек (1974 г.),
Милтон Фридмен (1976 г.), Джеймс
Мид (1977 г.), Герберт Саймон
(1978 г.), Ричард Стоун (1984 г.),
Франко Модильяни (1985 г.),
Джеймс Бьюкенен (1986 г.), Уильям Шарп (1990 г.), Рональд Коуз
(1991 г.), Гарри Беккер (1992 г.),
Дуглас Норт и Роберт Фогель
(1993 г.), Джон Нэш и Джон Хар-
16
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
шани (1994 г.), Амартия
Сен (1998 г.), Джозеф
Стиглиц (2001 г.), Вернон
Смит и Дэниэль Канеман
(2002 г.) и др.
Все социальные явления, процессы, социальные системы находятся в состоянии непрерывного развития,
изменения. Эту тенденцию отражает принцип
постоянного развития и
изменения. Те же самые демографические
процессы на протяжении истории человечества претерпевали серьезные изменения. Так, при аграрном производстве преобладала патриархальная семья, представлявшая
не только единый социальный, но
и единый экономический механизм.
Большое количество поколений и
детей отвечало интересам функционирования аграрной экономики. Переход от аграрной к индустриальной экономике привел к изменениям социокультурных основ
демографического поведения. Прежняя аграрная экономика поддерживала сельский тип расселения.
Индустриальная экономика вызвала рост городов, глобальное доминирование разделения труда. Городская или индустриальная экономика, основанная на углубляющемся разделении труда, в патриархальной семье уже не нуждалась. Сущностью с??временных
тенденций развития экономики
является переход к новой экономике, содержание которой составляет доминирование знаний. А это
создает объективные экономические и социальные предпосылки
преобразования и нынешней инду-
стриальной нуклеарной семьи, а
следовательно и современных демографических тенденций. В частности, наряду с узаконенными
семейно-брачными отношениями
широкое распространение приобретает неузаконенное сожительство, в котором многие исследователи видят будущее семейных
отношений.
Принцип самодетерминированности в социологии отражает такие процессы в развитии различных социальных систем, которые
проявляются в самовоспроизводстве социальных отношений, которые не просто следуют за изменениями общества, а имеют
внутреннюю логику развития ?
сохранения и самопроизводства. В
частности, П. Сорокин, социокультурные изменения объяснял принципом имманентного изменения,
имеющего в своей основе принцип
границ [10, с. 375]. Акцент П. Сорокина на имманентности изменений, в отличие от изменений,
вызванных внешними факторами,
приобретает особую значимость,
дает возможность понять, почему
17
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
глобализационные факторы в различной социальной среде приводят к разным результатам. Так,
современные методы контроля за
рождаемостью легко воспринимаются в одних странах (Японии или
Кореи), но терпят неудачу в других (Индии и Египте). И, порожденные кем-то социальные процессы, позже развиваются по независимым законам, часто вопреки желаниям и замыслам тех, кто
их инициировал. Как отмечал Ф.
Энгельс, конечные результаты
революционных изменений никогда не совпадали с замыслами тех
людей, которые их осуществляли
и их плодами пользовались всегда
другие. На сходных позициях при
объяснении глобальных процессов
стоит М. Кастельс, полагающий,
что современное общество «характеризуется уничтожением ритмичности, как биологической, так
и социальной» [11, с. 414], т.е. самодетерминированнстью.
Развитие исходит из наличия
разнородности, разнополярности
социальных явлений и процессов:
мужчина и женщина, отцы и дети,
научное и ненаучное знание (в
частности ? наука и религия),
новое и старое, прогресс и регресс, город и село, война и мир и
т.д. и т.п., что и отражает принцип биполярности, как источника взаимодействия и прогресса. В
результате социальное действие
имеет сложный диалектический
характер, который выражается
противоречием двух основных тенденций ? интеграции и дифференциации: сотрудничества и соперничества, сплоченности и конфронтации, кооперации и разделения,
коллективизма и индивидуализма,
стабильности и изменений, про-
гресса и регресса, упорядоченности и хаоса и других парных явлений. Как характеризует эту биполярность Ф.Фукуяма, мужчины и
женщины по разному смотрят на
физическую близость: «их намерения различны, и один из участников в конце концов обычно остается обманутым» [12, с. 140].
Из принципа биполярности следует, что в своей сущности социальные процессы в соответствующих условиях способны осуществлять взаимный переход (превращаться из одного в другое), т.е.
менять свою направленность и их
итоговый результат (со знаком
плюс и минус). А это означает, что
принцип интеграции и дифференциации, характерный для социальной системы является ведущим
принципом социологии.
Принцип соответствия означает: что хорошо в одно время, в
одних условиях, может быть дурно в других. Иная трактовка принципа соответствия гласит: выбор
средств соотносится с ситуацией,
оценка результата ? со средствами, наконец, все вместе ? цель,
средства, ситуация ? должны соотноситься между собой. Рыночные
преобразования на постсоветском
пространстве, как никакие другие
процессы, отражают принцип соответствия (в терминологии М. Вебера ? адекватности), показывая
неоднозначность западного типа
рыночного механизма в разных
конкретных социальных условиях.
Принцип дополнительности, в
частности, при рассмотрении главного объекта экономики и социологии исходит из того, что этот
объект не только смитовский «человек экономический», но и, как
это отмечал К. Маркс, ? соци-
18
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
альный. Он одновременно эгоист
и альтруист; существо рациональное и иррациональное; действующий как независимо, так и в контексте многих социальных переменных; как обладающий определенной информацией, так одновременно и не владеющий ее полностью, или действующий в условиях асимметрии информации.
Лауреат нобелевской премии
(1992 г.) Г.С. Беккер, считающий
себя больше социологом, чем экономистом, полагает, что желание
иметь и воспитывать собственных
детей определяется взаимодополняемостью (комплементарностью)
мужского и женского труда, что
обеспечивает достаточно сильный
стимул для образования таких союзов. Соответственно выгоды от
создания семьи оказываются ниже
для тех, кто предпочитает иметь
мало детей или детей невысокого
качества. Такие люди женятся или
выходят замуж позднее. По мнению Г.С. Беккера для создания семьи необходим следующий подход:
когда какие-то личностные характеристики являются комплементарными (взаимодополняющими) в
семейной жизни, проявляется
сильнее тенденция в заключению
браков между похожими друг на
друга партнерами; когда какие-то
личностные характеристики являются взаимозаменяемыми (субститами) сильнее тенденция к заключению браков между несхожими
друг с другом партнерами. В этой
связи брак Г.С. Беккером интерпретируется по аналогии с созданием
партнерской фирмы: люди вступают в брак, если ожидаемый объем
выпуска совместно производимых
ими потребительских благ превосходит арифметическую сумму вы-
пусков, которые они могут производить порознь. Брак ? решение,
связанное с ожидаемым чистым
выигрышем (издержки минус выгоды) для тех, кто в него вступает.
Дети выступают как своего
рода «блага длительного пользования»: они для родителей источник удовлетворений (в современном обществе по преимуществу
неденежных), но их содержание
требует немалых затрат, как явных, так и неявных (прежде всего времени родителей). Поскольку
воспитание детей ? процесс достаточно времяемкий, «эффект
цены» перевешивает «эффект дохода», так как с повышением заработной платы, предлагаемой на
рынке, спрос на эти «блага» (т.е.
рождаемость) сокращается. Эта
времяемкость влияет на фактор
качества детей, включая состояние здоровья и уровень образования. Подобные факторы, по мнению Г.С. Беккера, лежат в основе
сокращения уровня рождаемости в
индустриально развитых странах.
Аналогичным образом разводы
происходят тогда, когда полезность от сохранения брака оказывается ниже ожидаемых выгод,
связанных с его расторжением.
Несовершенством информации на
брачном рынке объясняется то,
почему большинство браков распадается в первые годы совместной жизни. Чем длительнее брак,
тем ниже вероятность развода,
так как супруги накапливают специфический ? по отношению к
данной семье ? человеческий капитал (навыки, привычки, установки) и ее распад сопровождается для них большими потерями,
чем на ранних этапах [13, с. 382?
486].
19
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
Принцип относительности в
социальных науках так же, как и
принцип дополнительности, был
применен значительно раньше,
чем физиками. Напомним цитированного выше О. Конта. Этот принцип отражает, во-первых, релятивистскую ценность самой социальной науки, все же не способной дать ответы на все возникающие вопросы и проблемы социальной действительности. Во-вторых,
он выявляет зависимость ученых
и их выводов от их социально-политических взглядов. В-третьих,
он предполагает необходимость
сопоставления различных явлений
и процессов. Относительность социальных процессов проявляется
в различных оценках одними и
теми же акторами, скажем, в
роли производителя и роли потребителя. Относительность социальных процессов сказывается и
в различии оценок с позиций их
одновременно различных социальных ролей: как участников, с
одной стороны, и интерпретаторов
? с другой.
Относительны и предложения,
связанные со стимулированием
рождаемости. Например, предложение ввести налоговые льготы
для женщин, имеющих детей,
непременно вызывает у людей
одобрительную реакцию, а предложение обложить дополнительным налогом бездетных женщин
вызовет скорее возмущение. А ведь
последнее представляет иную
формулировку по сути первого
предложения. Эта их оценка отражает склонность людей стремиться к status quo, что выражается в
том, что человеку свойственно
расстраиваться от потерь в большей степени, чем испытывать
удовлетворение от, казалось бы,
равноценных приобретений. Аналогичной будет и ситуация, связанная с пересмотром выплат матерям, имеющим мужей, и матерям-одиночкам.
Относительность социологии
состоит в признании приоритета
тех или иных социальных механизмов. В результате современный
социологический подход отказывается от рассмотрения сложных
социальных процессов в одной
плоскости или в одном свете.
Принцип объективности и
субъективности отражает реально существующие в социальной
действительности материальные и
идеальные процессы. Сущность
социальных процессов, их направленность и влияние на различные
стороны жизни общества и человека невозможно выразить одним
комплексом понятий, потому что
они одновременно и объективны,
и субъективны.
20
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
И, наконец, принцип рефлексивности исходит из существования расхождений между реальными причинами действий индивидов и тем, как они в самом деле
логически осмысливают причины
своего поведения. Так, в интерпретации В.В. Леонтьева принцип
рефлексивности звучит следующим образом: «Как м-р Джонс
оценивает ожидания м-ра Смита,
касательно возможных действий
м-ра Робинсона?» [14, с. 111]. Эта
рефлексивность иллюстрируется
В. Парето в отношении различных
форм и уровней: обыденных представлений, отношения к авторитету, традициях, табу, мифов,
религии, научных и (как их рефлексия) псевдонаучных теорий,
политических доктрин и т.д., что
проявляется, если оттолкнуться от
известного выражения К. Маркса,
«независимо от сознания» индивидуумов, независимо от осознанных желаний.
Рефлексивность проявляется в
том, что, анализируя, скажем,
демографические процессы, мы
часто рассуждаем не о процессах рождаемости, миграции, а о
представлениях различных людей
об этих процессах, оценках явления. Рефлексивность проявляется и в том, что научная общественность, чиновники, политики, разрабатывая демографические концепции и программы,
предполагают, что их намерения
приведут к поставленным целям,
что, скажем, потенциальные
отцы и матери побегут улучшать
демографическую ситуацию. Однако социологические исследования заставляет усомниться в их
успешности.
Литература
1. Петрович М.В. Государственное регулирование потребительского рынка. Мн., 2001.
2. Гусаков В.Г. Основные
объективные законы, закономерности и принципы рыночной экономики. Мн., 2006.
3. Конт О. Дух позитивной
философии (Слово о положительном мышлении). Ростов н/Д, 2003.
4. Миненков Г.Я. Введение в
историю российской социологии.
Мн., 2000.
5. Козер Л.А. Мастера социологической мысли. Идеи в историческом и социальном контексте. М.,
2006.
6. Бачинин В.А. Социология.
Энциклопедический словарь. СПб.,
2005.
7. Злотников А.Г. Социология
и экономическая мысль. Мн., 2002.
8. Менделеев Д.И. К познанию
России. М., 2002.
9. Парк Р. Экология человека
// Теоретическая социология: Антология: В 2 ч. М., 2002. Ч. 1.
10.Козер Л.А. Мастера социологической мысли. Идеи в историческом и социальном контексте. М.,
2006.
11.Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и
культура. М., 2000.
12.Фукуяма Ф. Великий разрыв.
М., 2004.
13.Беккер Г.С. Человеческое
поведение: экономический подход.
Избранные труды по экономической теории. М., 2003.
14.Леонтьев В.В. Экономические эссе: Теория, исследования,
факты и политика. М., 1990.
15.Леонтьев В.В. Там же.
16.Леонтьев В.В. Там же.
21
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
© 2008 г.
Т.Ю. Кирилина
???????????????? ????????
?????????? ??????
Э
мпирическое исследование
феномена морали является
прерогативой социологии
морали. В современной отечественной науке достаточно распространенной является точка зрения,
согласно которой социология морали переживает методологический кризис и имеет репутацию
наиболее проблематичного вида
социологического знания [1]. Некоторые ученые высказывают серьезные сомнения в правомерности выделения такого научного
знания как социология морали [2].
В то же время необходимость в
эмпирическом исследовании морали ощущается с особой остротой.
Для преодоления методологического кризиса социология морали, в первую очередь, должна
сосредоточить свое внимание на
основных методологических
принципах, способных стать реальной основой для изучения морали.
Важнейшим методологическим
принципом социологического ана-
лиза морали служит принцип историзма. Исторический подход
предполагает изучение морали в
процессе ее возникновения, становления и развития, а также
учет взаимодействия в процессе
функционирования морали, как
общих закономерностей, так и своеобразных конкретных обстоятельств. Социология использует в
качестве инструмента познания
логику истории, которая позволяет понять современное состояние
морали и вместе с тем дает руководство к правильному осмыслению исторических фактов и параллелей.
В методологическом плане
крайне важным является изучение нравственных процессов с точки зрения принципа объективности, с учетом закономерностей,
которыми эти процессы определяются. Принцип объективности характерен для социологической традиции, заложенной Контом и Дюркгеймом. Каждое явление рассматривается как многогранное и
22
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
противоречивое. В соответствии с данным
принципом мораль исследуется такой, какой
она является в реальности. Изучается вся система фактов как положительных, так и отрицательных, выявляются
закономерности взаимодействия морали с другими элементами.
Социология морали,
анализируя мораль как
социальную систему,
должна опираться на
принцип системности.
Данный способ научного познания исследует
отдельные части какого-либо явления в непрерывном единстве с
целым. При системном
подходе учитывается,
что мораль, будучи
сложной социальной системой, является частью большей
системы ? общества, и, наоборот,
в ней можно выделить меньшие
подсистемы, которые в другом
случае могут рассматриваться как
системы. Системный подход в социологии морали обязательно
предполагает выяснение принципов иерархии элементов социальной системы, форм передачи информации между ними, способов
их влияния друг на друга.
Традиционная методология социологического подхода к моральным явлениям, по мнению В.А.
Бачинина, опирается на принцип
социального детерминизма, заставляющего рассматривать мораль как подчиненную часть
сверхсистемы, наделенную нормативно-регулятивными функциями.
Вместе с тем, социальная детерминанта представлена в общественном бытии не только внешними силами и обстоятельствами, но и самими субъектами, обладающими сознанием, волей,
активностью и способным многократно усиливать идущие извне
детерминационные импульсы,
либо блокировать их действия [3].
Совершенно необходимым условием существования любой научной дисциплины является точное определение объекта и предмета исследования. В связи с этим
серьезной методологической проблемой современной социологии
23
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
морали остается уточнение ее
объекта, предмета и структуры.
Нам представляется, что
объектом социологии морали выступает мораль как часть социальной системы, реальное функционирование и развитие морали
в обществе.
Как справедливо отмечает В.М.
Соколов, главное отличие частных научных дисциплин от соответствующих отраслей социологии
заключается в том, что предметом анализа социологии на любом
ее уровне является не какойлибо социальный объект сам по
себе, а, прежде всего, связь данного объекта с обществом в целом,
с отдельными структурами, процессами [4].
В настоящее время предметом
социологии морали считают или
же социально обусловленную
структуру морали, особенности ее
функционирования в обществе или
же методологию и методику эмпирических исследований в сфере морального.
В западной науке социологию
морали принято определять как
отрасль социологии, исследующую
эмпирическими методами социальные аспекты морали, в том
числе: 1) реальные нравы и их
функционирование в обществе;
2) моральные представления и
мнения различных групп общества
по моральным проблемам; 3) эволюцию и прогнозирование путей
и тенденций развития морального сознания в обществе [5].
Социология морали ? наука
эмпирическая, основывающаяся
на фактах, т.е. на тех моментах
социальной действительности, которые можно увидеть, строго зафиксировать и научно описать.
Исходя из эмпирических данных,
социология морали стремится к
познанию реальных, конкретных
нравственных связей, взаимодействий, отношений, постигая их
природу, раскрывая мораль как
социальный феномен.
Исходя их этого социология
морали, на наш взгляд, имеет свой
собственный предмет исследования: специфику функционирования морали в различных социальных группах общества и в конкретных социальных институтах;
влияние социальных факторов на
структуру морали и ее функционирование в обществе; социальную эффективность действия
морали. Рассмотрев предметную
область социологии морали, необходимо выявить ее структуру,
которая, по нашему мнению, могут быть представлена в виде трех
уровней знания:
1. Уровень, изучающий связи
морали с обществом в целом и
включающий в себя систему фундаментальных положений о механизмах и закономерностях функционирования морали в обществе.
2. Уровень, исследующий взаимодействие морали с основными
социальными институтами, функционирование морали в различных социальных группах.
3. Уровень, на котором анализируются количественные и качественные параметры основных
элементов морали: морального
регулирования, морального сознания и моральных отношений. Этот
уровень включает в себя операци-
24
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
термин «социология морали», она
рассматривается то как часть этики, то как социологическая дисциплина [4].
Традиционно мораль выступает объектом изучения этики, относящейся к философской науке.
Как одну из отраслей философских этических знаний рассматривают социологию морали О.Дробницкий, А.Гусейнов, Р.Апресян,
В.Ганжин, В.Бакштановский,
Ю.Согомонов и другие исследователи, в той или иной степени затрагивающие в своих работах проблему социологии морали.
В то же время все более распространенной становится точка
зрения, согласно которой социология морали является отраслью
социологии [6; 7; 8; 4].
Для определения научного статуса социологии морали и ее междисциплинарный характер, необходимо сопоставить объект, предмет и методы социологии морали
с объектами, предметами и методами исследования смежных с нею
дисциплин, прежде всего с этикой и прикладной этикой.
Общим у этики и социологии
морали является объект исследования ? мораль. Поэтому в общеметодологическом плане социология морали основывается на теоретических положениях этики:
понятийном аппарате, структуре,
функциях морали.
Однако наряду с этими общими чертами между социологией
морали и этикой есть существенные различия.
Предметом социологии морали, в отличие от этики, является
не то, каким должны быть нравы
ональную интерпретацию понятий
и эмпирических обобщений, таких
как критерий моральности, распространенность морали, типология личностей в зависимости от
отношения к морали. Операциональная интерпретация понятий
играет важную роль в разработке
методики конкретно-социологических исследований, а эмпирические
обобщения служат основой дальнейшего теоретического анализа.
Теоретические области, находящиеся на стыке различных научных дисциплин, в том числе и
социология морали, являются наиболее сложными для исследований, но вместе с тем и наиболее
многообещающими в творческом,
эвристическом плане. Поэтому серьезной методологической проблемой социологии морали является
определение ее собственного
места в системе наук, необходимость обретения статуса в контексте современного социогуманитарного знания. В.И. Бакштановский с иронией замечает, что «в
пышном соцветии отраслевых
дифференциаций социологического знания не без затруднений
можно обнаружить и разглядеть
ту, что во многом гипотетически
именуют социологией морали» [2,
с. 8]. По мнению В.М.Соколова, генезис различного рода сомнений
в правомерности существования
социологии морали как самостоятельной отрасли знаний, направленности ее развития кроется в
принципиальном различии в определении ее места в общественных
науках. В немногих социологических и этических работах, пишет
В.М.Соколов, где употребляется
25
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
и мораль в обществе, а то, какими они являются на самом деле,
их реальное функционирование в
обществе.
Этическая наука рассматривает
структуру морали, содержание ее
категорий, норм, сущностные стороны нравственного сознания и
поведения личности. Социология
морали, в свою очередь, изучает
мораль как составную часть, компонент социальной системы, группы, структурированные по типу
морального сознания. Целью изучения социологии морали, в свою
очередь, является морально-нравственная стратификация общества, т.е. этически санкционированное поведение социальных
групп. Эмпирический уровень анализа позволяет раскрыть основные
тенденции развития ценностных
ориентаций, обнаружить динамику морального сознания различных социальных групп общества.
Этика и социология морали обладают собственными методами.
В социологии морали, кроме гносеологического и онтологического
методов используется ноологический метод, ориентирующий, что
существует не только логика физики, математики, философии, но
и логика познания и поведения
различных групп [7]. Поскольку
социология морали является наукой о ценностных мирах социума, обусловленных культурно-исторической стратификацией общества, важную роль в социологии морали играет аксиологический метод.
Не менее значим также вопрос о соотношении прикладной
этики и социологии морали как
наиболее близких научных дисциплин.
Нам представляется, что социология морали и прикладная этика отличаются предметами и целями исследования. Если прикладная этика сосредотачивает свое
внимание на обосновании и разработке методов изменения и совершенствования существующей
морали, то целью социологии морали является не построение идеальных схем, а строгий анализ
существующей реальности, какой
бы «неправильной» или «патологической» она ни была. Для социологии главным является исследование системы социальных связей
морали, изучение ее как части
целого. В конечном счете, эти два
подхода тесно связаны между собой: для того чтобы эффективно
26
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
новных компонентов: моральной
регуляции, моральных отношений
(нравственной практики) и морального сознания.
В систему моральной регуляции
входят нормы (предписания, правила поведения, объединенные в
кодекс, моральные законы), ценности (добро, справедливость, свобода и т.д.), принципы (универсальные формулы поведения людей, которые четко формулируются и могут быть связаны с идеологией, выражать интересы какой-либо социальной группы), а
также идеалы ? высшие образцы, конечные цели нравственной
деятельности.
К основополагающим нормам
моральной регуляции следует, в
первую очередь, отнести золотое
правило нравственности ? фундаментальное правило нравственности, чаще всего отождествляемое с самой нравственностью.
Оно возникло в середине первого тысячелетия до нашей эры, в
так называемое «осевое время»,
и наиболее ярко воплощает происшедший в то время гуманистический переворот, под знаком которого человечество живет до
настоящего времени. Оно появляется одновременно и независимо
друг от друга в различных культурах, например, древнекитайской. Так одна из нравственных заповедей Конфуция гласит: «Не делай другим того, чего не желаешь
себе, и тогда в государстве и в
семье к тебе не будут чувствовать вражды» [9, с.76]. Раз возникнув, золотое правило прочно
входит в культуру, как в философскую традицию, так и в обще-
воздействовать на моральную
практику и моральное сознание,
необходимы знания их социальной
обусловленности, детерминант, их
фактического состояния, тенденций развития.
Для социологии главным является исследование системы социальных связей морали, изучение
ее как части целого, анализ ценностных ориентаций людей, их
жизненные цели, распространенные нормы морали, для прикладной этики важнейшая задача ?
это обоснование, теоретическая и
практическая разработка методов
изменения, совершенствования
существующей морали.
Таким образом, вполне обоснованными представляются утверждения о том, что социология морали, имеющая свой предмет исследования и свои методы исследования, является отраслевой социологической дисциплиной, хотя
и основывается в общеметодологическом плане на теоретических
положениях этики.
В целом социологию морали мы
понимаем как отраслевую социологическую дисциплину, изучающую эмпирическими методами
функционирование морали в обществе, взаимодействие морали с
основными социальными институтами, тенденции трансформации нравственного сознания в
обществе.
Актуальной методологической
проблемой социологии морали выступает анализ в рамках социологии морали основных компонентов морали.
Структура морали, на наш
взгляд, состоит из следующих ос-
27
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
ственное сознание, и у многих
народов переходит в пословицу.
Это правило чаще всего осмысливалось как основополагающая,
важнейшая моральная истина,
средоточие практической мудрости.
Наиболее известным моральным законам является категорический императив Канта. В предисловии к «Критике практического
разума» Иммануил Кант предложил замечательный образ, сопоставив величие и незыблемость
морального закона внутри нас и
звездного неба над головой. Кант
сформулировал категорический
императив или императив нравственности следующим образом:
«Поступай только согласно такой
максиме, руководствуясь которой,
ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим
законом» [10 с. 195].
Моральная регуляция включает в себя не только долженствование, но и определенные запреты. Первый и основной моральный
запрет это ? запрет на насилие. Самыми известными его формами являются «не убий» Моисея,
непротивление злу Иисуса Христа, ахимса (буквально ? ненасилие, невреждение) древнеиндийской культуры. Новую жизнь
принцип ненасилия обрел в XX в.
благодаря духовным и практическим усилиям Л.Н. Толстого, М.
Ганди, М.-Л. Кинга. Требование
ненасилия, по сути дела, есть
запрет на то, что очевидным образом противостоит морали, добру. Именно в этом содержании оно
имеет безусловный, категорический смысл. К важнейшим нрав-
ственным запретам следует отнести такие как: «Не укради», «Не
лги» и т.д.
Моральные принципы своими
корнями уходят в глубочайшую
древность, в сами основы человеческого бытия. Исходным среди
них следует считать признание
человеческой жизни высшей ценностью. Альберт Швейцер понимал мораль как благоговение перед жизнью во всех ее формах.
«Этика заключается, следовательно, в том, что я испытываю перед жизнью как по отношению к
моей воле к жизни, так и по отношению к любой другой. В этом и
состоит принцип нравственного.
Добро ? то, что служит сохранению и развитию жизни, зло есть
то, что уничтожает жизнь или
препятствует ей» [11 с. 218].
Также важнейшим моральным
принципом является принцип сочувствия, требующий не просто
понимания других людей, но сочувственного понимания. Как
справедливо отмечает Ю.А. Шрейдер, «мораль начинается с понимания соизмеримости людей, с
того, чтобы уметь поставить себя
на место другого и посмотреть на
мир его глазами, разделить его
чувства» [12, с. 65].
Основным принципом реалистической этики выступает принцип
согласия с действительностью. В
соответствии с этим принципом
моральные нормы принимаются
не как условность договора, а как
учет требований объективной действительности, включающей
объективную духовную реальность, внутренний мир субъекта
и внешнюю материальную дей-
28
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
ствительность. Согласие с реальностью есть основная предпосылка устанавливаемых разумом моральных норм, основанных на познании действительности.
Ключевым духовно-нравственным принципом гражданского общества является принцип толерантности, терпимого, уважительного отношения к другим людям, имеющим воззрения, нравы,
привычки, чувства, отличные от
наших. Основное требование принципа толерантности заключается
в свободном исповедание каждой
личностью, социальной группой,
обществом свободно избранных
нравственных, социально-политических, мировоззренческих предпочтений, она предполагает их
лояльное, терпимое, уважительное отношение к аналогичному
выбору других.
Важной составляющей моральной регуляции являются ценности ? значимые для человека материальные и идеальные объекты, обобщенные, устойчивые
представления о чем-то как о
предпочитаемом, как о благе, т.е.
о том, что отвечает каким-либо
потребностям, интересам, намерениям, планам человека, группы
людей или общества. [13].
Духовное основание ценностей
есть условие их существования,
на что указывал Н.О. Лосский:
«Ценности возможны лишь в том
случае, если основы бытия идеальны и притом духовны». Он определяет ценность как «бытие в его
самопереживаемом или переживаемом другими существами значении для осуществления абсолютной полноты жизни» [14, с.152].
С духовным бытием связывали
свои исследования в области теории ценностей М. Шелер, М. Хайдеггер, Н. Гартман и др. [15, 16,
17]. Как показывает в своих трудах по аксиологии М. Шелер,
именно духовные ценности являются наивысшими, ибо они неделимы, в отличие от материальных
ценностей. Материальные блага
можно распределить среди личностей, только разделив эти блага.
Чем больше их делишь, тем меньше их ценность. Ценность неделимых духовных благ независима от
того, сколько людей к ним причастны.
Важно отметить, что миру
ценностей присущ особый порядок, который состоит в том, что
ценности в отношениях друг к другу образуют некую иерархию, в
силу которой одна ценность оказывается «более высокой» или «более низкой», чем другая [15]. Со-
29
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
гласно М. Шелеру, низшие ценности по своей сущности «наиболее преходящи», кратковременны, высшие ценности являются
«вечными».
В сложной системе моральной
регуляции заметное место занимает идеал. В этике идеал традиционно трактуется, во-первых,
как наиболее общее, универсальное и, как правило, абсолютное
нравственное представление о
благом и должном, во-вторых,
образ совершенства в отношениях
между людьми [13]. Нравственный
идеал ? это образец, эталон, с
помощью которого человек оценивает и свое поведение, и поступки других.
Согласно И.Канту, идеалы
дают необходимую образцовую
правильную меру разуму, который нуждается в понятии того,
что в своем роде является полностью совершенным, чтобы согласно этому оценивать и измерять
степень и недостаток совершенства
[10].
Идеал есть представление о
совершенном образце, о желаемом
и теснейшим образом связан с целями, которые человек ставит
перед собой. Идеал является тем
ориентиром, который определяет
направленность целей человека.
Идеалы, живые и действенные
высокие представления и цели,
могут приобретать большую практическую силу.
Моральная регуляция опирается на общественное мнение и распространяется на все сферы жизни общества, в которых присутствуют взаимоотношения субъектов. Поэтому моральная регуляция
напрямую связана с моральными
отношениями. Нравственные
чувства и представления проявляются в самых разнообразных действиях, в которых и выражается
отношение к другим людям, к обществу в целом, наконец, к самому себе. Можно считать, что моральные отношения представляют собой нравственную практику.
Но моральные отношения являются одним из видов отношений, которые существуют в обществе. В чем же заключается специфика моральных отношений?
Во-первых, в процессе этих отношений воплощаются моральные
ценности, жизнь индивида соотносится с высшими ценностями.
Во-вторых, моральные отношения
возникают не стихийно, а целенаправленно, сознательно. Можно
без особых раздумий покупать товары, получать зарплату, но вряд
ли можно стихийно быть добрым,
ответственным, справедливым.
Последнее требует соотношения
конкретных поступков, ситуаций
с высшими нравственными ценностями.
Наконец, в-третьих, моральные отношения, как правило, не
существуют в чистом виде, а являются компонентом, стороной
отношений хозяйственных, политических, религиозных и т.д. Добро, например, реализуется в процессе самых разнообразных действий, таких как помощь, совет,
поддержка, а не в виде праздных
мечтаний. Устойчиво повторяющиеся компоненты нравственных отношений: отношения к труду, родителей к детям, к друзьям, отношений мужчины и женщины
30
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
го, желаемого и идеального. Реальный уровень включает в себя представления и понятия о добре и
зле, долге и совести и др. Нормативный уровень представляет собой отношения к моральным нормам и запретам; желаемый ?
предполагает моральные убеждения, ценностные ориентации, мотивы и побуждения человека, определяющие направленность
нравственного сознания. Содержанием идеального уровня являются нравственные идеалы, понимание смысла и целей жизни, счастья, справедливости, достоинства,
чувства долга и чувства совести.
О морали легко судить до тех
пор, пока она не становится предметом социологического исследования. Исследование морального
сознания методами прикладной
социологии является достаточно
проблематичным. Многие ученыеэтики отрицают саму возможность
подобного анализа. Те состояния
сознания, которые можно назвать
моральными (совесть, честь,
стыд, доброе намерение, самоотверженность), зачастую оказываются скрытыми от сознания почти
непроницаемым экраном защитных механизмов, таких как рационализация, вытеснение, проекция, замещение. Даже если человек сознает свое моральное сознание, он должен владеть дискурсивными средствами, чтобы найти им правильные определения.
Но конструирование моральных
фактов таково, что заставляет
давать им неадекватные определения. Например, собственные
поступки, как правило, оправдываются, а чужим приписываются
часто фиксируются в различных
традициях, обрядах, обычаях,
которые, как правило, приобретают национальную, историческую, культурную окрашенность.
Например, говорят о немецкой
пунктуальности, восточном гостеприимстве, известна специфика межличностных отношений
японцев, американцев.
Между моральными отношениями и моральным сознанием имеется теснейшая взаимосвязь. Они
не могут существовать друг без
друга. С одной стороны, в моральных отношениях реализуются
нравственные чувства и представления. С другой стороны, нравственные чувства и представления
могут быть реализованы только в
определенных отношениях.
Моральное сознание представляет собой своеобразный сплав
чувств, представлений, в котором
специфически выражаются наиболее глубокие, основополагающие
стороны человечного существования ? отношения индивида с другими людьми, с обществом, с миром в целом. Их специфика выражается в соответствующих понятиях: добро и зло, справедливость, совесть, достоинство, в устремленности к высшим ценностям.
Моральное сознание является не
только одним из важнейших социальных регуляторов, но и особым способом самоопределения,
самосознания и самосовершенствования человеческой личности.
Согласно нашей концепции,
структура индивидуального нравственного сознания может быть
представлена в виде четырех
уровней: реального, нормативно-
31
Теория и мет
одология
методология
Социология №2 2008
аморальные мотивы. Поэтому задача социологии морали заключается в рациональной реконструкции латентных установок независимо от того, сознает ли «моральный субъект» свои подлинные намерения. Г.С. Батыгин подчеркивает, что здесь возникает замкнутый круг, поскольку никакое состояние сознания не может стать
моральным суждением вне рационального морального дискурса,
где индивидуальное сознание превращается в собственное [18].
Оценка существующих теорий
и гипотез в социальных науках,
как и в науках естественных,
предполагает введение определенных критериев эмпирической проверяемости и истинности теоретических высказываний, а также
разработку и применение соответствующих этим критериям мето-
дов исследования. В связи с этим,
серьезной методологической проблемой социологии морали является определение основных критериев морали.
Как утверждает В.М.Соколов,
для теоретико-этических исследований и практики нравственного
воспитания важнейшими критериями уровня нравственных отношений, морального сознания различных социальных групп выступают
и отношение к обществу как благу, и иерархия жизненных ценностей, и развитость совести как
регулятора личностного поведения
[19].
Критерии, выделенные В.М.Соколовым, и относящиеся к разным
структурным уровням, в разной
степени могут служить в качестве
инструмента для конкретно-социологического анализа процесса
нравственного развития и в настоящее время. В ряде случаев их
необходимо «расчленить» на более
частные, неделимые дальше, тогда появляется возможность найти
с их помощью операциональные
показатели для анализа подобного процесса. Следовательно, необходимо иметь в виду наличие в
общей системе критериев и специальных, инструментальных
критериев.
Важнейшим интегральным критерием морали выступает, на наш
взгляд, способность человека
жить в человеческом обществе,
ответственность человека за
себя, за свои поступки перед другими людьми и перед самим собой.
В то же время определение
частных критериев и выработка
32
Социология №2 2008
Теория и мет
одология
методология
7. Парамонова С.П. Динамика
морального сознания. Пермь: Издво Пермс. гос. тех. ун-т, 1997.
8. Парамонова С.П. Теоретическая и эмпирическая валидизация типов морального сознания.
Социально-этическая психология
личности. ? Пермь: Изд-во Пермс.
гос. тех. ун-т, 1999.
9. Конфуций. Книга песен и
гимнов. М.: АСТ; Транзиткнига,
2006.
10.Кант И. Соч.: В 8 т. Т. 4. М.:
Черо, 1994
11.Швейцер А. Жизнь и мысли
/ Сост., пер. с нем., послеслов.,
прим. А.Л. Чернявского. М.: Республика, 1996.
12.Шрейдер Ю.А. Лекции по
этике: Учеб. пособие. М.: МИРОЛ,
1994.
13. Гусейнов А.А., Апресян Р.Г.
Этика: Учебник. М.: Гардарики,
2002.
14. Лосский Н.О. Ценность и
бытие // Лосский Н.О. Бог и мировое зло. М.: Республика, 1994.
15. Шелер М. Избр. произв. Формализм в этике и материальная
этика ценностей. М.: Гнозис, 1994.
16. Хайдеггер М. Время и бытие. М.: Республика, 1993.
17. Гартман Н. Этика. СПб.:
Владимир Даль; Фонд Университет, 2002.
18.Батыгин Г.С. Как невозможна социология морали // Оправдание морали: Сб. науч. статей: К
70-летию профессора Ю.В. Согомонова / Отв. ред. В.И. Бакштановский, А.Ю. Согомонов. М.; Тюмень,
2000. С. 108?119.
19. Соколов В.М. Социология
нравственного развития личности.
М.: Изд-во полит. лит-ры, 1986.
операциональных показателей для
анализа морального развития общества остается на сегодня важнейшей методологической задачей.
Дальнейшее рассмотрение методологических проблем социологии морали предполагает анализ
следующих вопросов: дифференциация и интеграция знаний о
морали; взаимодополнение социологии морали и общей социологии; разработка научно обоснованной типологии населения, отдельных социально ? демографических групп в зависимости от их отношения к морали; создание собственных методов исследования и
применение методических приемов, разработанных другими дисциплинами.
Литература
1. Назаров В.Н. Прикладная
этика: Учебник. М.: Гардарики,
2005.
2. Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Социология морали:
нормативно-ценностные системы //
Социс. 2003. № 5.
3. Бачинин В.А. «Социоморальное противоречие как философско-социологическая проблема. (Методологические основания социологии морали)»: Автореф. дисс. ?
д-ра соц. наук. Харьков, 1991.
4. Соколов В.М. Социология
морали ? реальная или гипотетическая? // Социологические
исследования. 2004. № 8. С. 80.
5. Современная западная социология: Словарь. М., 1990
6. Социологический словарь.
Мн., 1991.
33
Социология №2 2008
Эк
ономическая социология
Экономическая
© 2007 г.
Е.Б. Боброва
?????????? ???????????????
???????
З
а последние 15 лет в бизнес-среде произошел заметный поворот к проблемам
нематериальных активов, заботе
о репутации компаний, попытке
сделать свой бизнес более прозрачным, появилась потребность
следовать определенным выработанным традициям, правилам, в
том числе и принятым на Западе.
Современное состояние и сущность социальной ответственности
бизнеса (СОБ) широко обсуждается как на теоретическом, так и
на практическом уровне. Стало
понятно, что СОБ не носит добровольный характер, а является
неотъемлемой частью стратегического планирования экономического роста компании. В основе концепции СОБ лежит идея о том,
что противоречия между обществом (стабильность, успешное
развитие) и бизнесом (выгода, прибыль) должны разрешаться бизнесом в пользу общества как той системы, частью которого бизнес
является.
Категория социальной ответственности бизнеса является междисциплинарным понятием и является предметом изучения таких
наук как социология управления,
экономика, менеджмент и других.
На практике эта теория нашла
свое отражение во внедрении таких инноваций управления, как
социальные инвестиции, стратегическая благотворительность,
корпоративное гражданство, миссия фирмы и другие.
Социальная ответственность
возникает как обязательное условие взаимодействия индивидов
или групп с другими социальными группами. «В более широком
смысле социальная ответственность рассматривается как определенные ожидания окружающей
социальной среды по отношению
к лицам, общественным организациям, с одной стороны, и осознание ими своего долга перед обществом, коллективом, индивидами
с другой» [1, с. 158]. Социальная
ответственность определяется
34
Эк
ономическая социология
Экономическая
внутренним осознованием и внутренней
мотивацией, выраженной в принятии
определенных этических обязательств.
С другой стороны,
внешние факторы в
виде ожиданий других социальных
групп, а также механизм контроля за
соблюдением ответственности устанавливают рамки поведения субъекта социальной ответственности.
Мы можем выделить следующие составляющие социальной
ответственности: субъект ответственности, объект ответственности и формат. Формат включает в
себя кроме ожиданий окружающей
среды, основанных на интересах
различных групп, установленные
нормы и правила, признанные всеми к исполнению и равные для
всех, а также инстанции, через
которые соблюдение норм и правил реализуется. Формат имеет
историческую, национальную, социо-культурную обусловленность.
Например, в России огромная масса населения считает, что предприниматели ? это те, кто грабят народ, живут за счет труда
других. Многие видят именно в них
причину собственной нищеты. В то
же время многие бизнесмены работают по принципу «не обманешь, не продашь, не пойман, не
вор». Поэтому для российского бизнеса актуальной являются задачи
легитимизации и определения своего статуса в обществе.
Социология №2 2008
Мы можем сказать, что обязательными условиями возникновения ответственности являются понимание (осознание) своего положения, характера взаимодействия
с другими людьми и группами и
ситуации, управление (контроль)
ситуации и своих действий и прогнозирование результатов этих
действий. Из этого можно вывести логическое заключение, что
ответственное поведение выгодно
не только объекту ответственности и формату, но и в не меньшей степени самому ответственному субъекту. Поскольку проявление ответственного поведения
по отношению к какому-то объекту ответственности предполагает
активную позицию и распространение своего влияния на данную
сферу, т. е. субъект ответственности управляет прямо или косвенно данной сферой, изменяя ее в
соответствие со своими интересами. Подобная характеристика
субъекта ответственности является атрибутивной (основной,
неотъемлемой) характеристикой
бизнеса, для которого основной
35
Социология №2 2008
является активная, преобразующая роль в сфере материального
производства: управление и распределение ресурсов, нахождение, оценка и использование возможностей, прогнозирование результатов своей деятельности и
изменения ситуации. Поскольку
основной функцией бизнеса служит управление в сфере материального производства, то закономерно распространение его влияния на другие сферы жизни общества в целях изменения их в
своих интересах.
СОБ определяется как хозяйственное действие, направленное
на распределение имеющегося ограниченного ресурса не только в
целях получения прибыли, но и в
целях улучшения качества жизни
индивидов, общности и социальной
среды, реализуемое в соответствии
с законом, но не ограниченное его
рамками. С другой стороны, СОБ
является этической категорией и
Эк
ономическая социология
Экономическая
означает реализацию принципов
деловой этики в ежедневной практике, принятие на себя дополнительных добровольных обязательств перед обществом.
Так же как основная экономическая деятельность бизнеса, СОБ
определяется совокупностью факторов, в том числе господствующим типом производства, уровнем
развития экономики, характером
государственного регулирования,
государственной социальной стратегией и политикой, типами социально-экономических, политических и правовых институтов и механизмов.
При анализе СОБ мы должны
учитывать сущностные характеристики и особенности функционирования субъекта ответственности ? бизнеса. Социальный институт бизнеса ? это институт управления в сфере экономики. Его
основная функция ? производство товаров или услуг, а основ-
36
Эк
ономическая социология
Экономическая
ная обязанность ? эффективное
использование и управление своими ресурсами, результатом которого являются производство
необходимых товаров и услуг,
выплата налогов, предоставление
работы занятым и обеспечение
максимальной прибыли и вознаграждения акционерам. В основе
функционирования бизнеса лежит
цель ? максимизация прибыли,
при этом возникает непреодолимое
противоречие между коммерческими и общественными интересами. Внутри экономической среды
противоречия между различными
группами преодолевается с помощью экономических механизмов
(основной из них ? конкуренция).
Экономическая структура, включающая в себя множество составляющих (партнеры, акционеры,
поставщики, клиенты, конкуренты), может сильно влиять на достижение целей организации, поэтому последняя должна уравновешивать свои интересы с интересами и целями других субъектов бизнеса. Мы можем говорить
о том, что внутри экономических
отношений взаимодействие различных интересов приводит к относительному балансу целедостижения.
С другой стороны, бизнес является составной частью более
широкой системы ? общества,
поэтому, кроме своих коммерческих интересов, должен следовать
интересам всего общества. Исторически соотношение частнокапиталистических и общественных
интересов в деятельности компаний изменялась в сторону большей
социализации бизнеса. «Взаимо-
Социология №2 2008
влияние и взаимопроникновение
бизнеса и общества возрастают на
каждой более высокой цивилизационной фазе. Это определяет
закономерность процесса постепенной социальной трансформации
предпринимательства в институт,
учитывающий общественные настроения и интересы в самой широком плане. Проблема социализации бизнеса ? это проблема цивилизованного предпринимательства» [2, с. 60]. Экономическая эффективность лежит в основе успешной бизнес-деятельности. Успешная конкуренция предполагает минимизацию затрат, в том
числе расходов на оплату труда и
социальные программы. Однако
переход к постиндустриальной
стадии (интеллектуализация экономики, НТП, информатизация,
а, следовательно, возрастание
роли фактора труда по отношению к капиталу) заставляет бизнес двигаться в сторону увеличе-
37
Социология №2 2008
ния социальных затрат. Конкурентный механизм в большей степени становится социальным.
Однако переход к социальной
модели поведения бизнеса обусловлен не только экономическими процессами и осознанием экономической целесообразности. Развитие социума привело к тому,
что он стал активным фактором
трансформации бизнеса. Однако
ведущую роль в повышении социальной активности бизнеса играет
государство. Опыт экономического и социального развития индустриальных стран свидетельствует,
что рыночная экономика не может существовать в чистом виде.
Хотя рыночная экономика предусматривает в теории разгосударствление экономических и социальных процессов, роль государства в регулировании макроэкономических процессов остается ведущей. Государство призвано
формировать социально справедливые и взаимно ответственные
отношения между всеми субъектами бизнеса как внутри деловой
среды, так и за ее пределами. «В
силу совокупности многообразных
факторов в сложной сбалансированной системе интересов и взаимоотношений между государством
и бизнесом действует своеобразная система сдержек и противовесов, которая не позволяет устанавливать единоличный контроль над обществом» [3, с. 527].
Концепция СОБ возникла как закономерное решение противостояния бизнеса и государства.
Основные задачи любой экономической системы (рыночной экономики) заключаются, по мнению
Эк
ономическая социология
Экономическая
экономистов, в распределении ресурсов и поддержке инновационной деятельности. Мы можем говорить о контроле за распределением ресурсов внутри производственной деятельности, а также
за ее пределами. Что касается
первого, то здесь ресурсами управляют непосредственно субъекты бизнеса, в этом случае государство в системе рыночной экономики может играть только направляющую роль, создавая благоприятные условия для развития
бизнеса, следуя интересам всего
общества, поощряя развитие одних и запрещая деятельность других. За пределами производственной деятельности ответственность
за распределением ресурсов лежит
на государстве. И здесь бизнес
может играть только вспомогательную роль, так как он не может напрямую контролировать и
управлять этой сферой.
Поэтому, говоря о социальной
ответственности бизнеса, мы должны выделить две сферы, в которой эта ответственность будет
проявляться. Первая ? это непосредственно экономическая сфера,
вторая ? социальная сфера в
широком смысле. В экономической
сфере главными факторами необходимости СОБ являются конкуренция и экономический расчет.
Фирма, следуя принципам СОБ,
делает стратегические расчеты
своего развития, становится инвестиционно привлекательной и
более устойчивой в кризисах. В
социальной сфере действует принцип добровольности для субъектов
бизнеса, хотя и здесь следование
СОБ работает на имидж и репу-
38
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
ческая реализация установок,
идей, представлений социально,
гуманистически направленной
личности. Материальная база первой является основой для второй.
Мы можем сказать, что СОБ
реализуется в двух основных видах. Как хозяйственная деятельность в производственном процессе (выпуск качественных товаров
и услуг, внедрение инноваций,
тацию фирмы, а в долгосрочной
перспективе приносит экономическую выгоду. Кроме того, когда
субъект бизнеса берет на себя ответственность за социальную сферу, он включает себя в более широкую систему, осознает себя как
часть целого общества, он тем самым начинает играть активную
роль при формировании стратегических путей развития территории
и страны.
Мы можем сказать, что социальная
ответственность
включает в себя две
составляющие ? экономическое действие
и этическую категорию, первая обусловлена соблюдением
норм и правил, не
нарушением принятых норм, представлена имплицитно в
самой хозяйственной
деятельности, происходит в рамках закона и общепринятой
практики, в экономической ситуации обусловлена экономической выгодой,
носит обязательный характер. А
вторая составляющая обусловлена личностными качествами, ценностями, нравственными устоями,
совестью, которой обладает данный субъект; выходит за рамки общепринятой практики, является
добровольной, не обусловлена экономической выгодой; но в бизнесе не вступает в противоречие с
экономической выгодой. В бизнесе сочетаются экономическая выгода и филантропия, т. е. практи-
обеспечение соответствующих условий труда и достойной заработной платы, соц. пакета для работников, выполнение своих обязательств перед партнерами, кредиторами, выплата налогов, проведение природоохранных мероприятий). Как собственно социальная
активность, которая включает
следующие формы ? традиционную благотворительность (филантропия, поддержка незащищенных слоев населения объектов
культуры и образования), страте-
39
Социология №2 2008
гическую благотворительность
(благотворительные программы,
фонды) и высший тип СОБ ? социальные инвестиции, социальное
партнерство, которые формируют
новую парадигму взаимоотношений бизнес и государство, бизнес
и общество. Социальные инвестиции являются формой стратегического планирования деятельности и непосредственно связаны с
планами развития компании. Социальные инвестиции предполагают взаимовыгодное сотрудничество компаний с различными целевыми аудиториями.
Соответственно СОБ призвана
сформировать партнерские отношения бизнеса со своими целевыми аудиториями и обществом в
целом. В случае если интересы
бизнеса и других заинтересованных сторон не совпадают, СОБ
предполагает поиск компромиссов.
Однако различные предприятия в
разной степени взаимодействуют
с этими аудиториями. Следовательно, в самой бизнес-среде необходимость внедрения принципов
СОБ и декларирование социальной ответственности и прозрачности деятельности среди разных
предприятий неодинакова. Основным критерием служит степень
влияния общественного мнения на
ключевые показатели бизнеса,
например, прибыль.
Основными субъектами СОБ
являются крупные компании, корпорации. Они находятся под пристальным вниманием общественности и государства. Стоимость нематериальных активов составляет значительную часть, а иногда
и превышает стоимость матери-
Эк
ономическая социология
Экономическая
альных активов крупных компаний.
Исходя из анализа природы
бизнеса и конкретных социальноэкономических условий его существования, мы можем определить
градацию современного бизнеса с
точки зрения СОБ.
1. Бизнес, занимающийся незаконной деятельностью, а также
бизнес, разрешенный законом, но
являющийся социально-опасным
или вредным, например игорный
бизнес. В этом случае СОБ имеет
отрицательные показатели.
2. Бизнес, который в своей деятельности совершает экономические преступления, нарушает договоренности с партнерами, не
платит работникам зарплату, не
платит налоги, наносит вред окружающей среде и т.д. В этом случае СОБ также имеет отрицательные показатели.
3. Бизнес, который работает в
правовом поле, выполняет свои
обязательства перед целевыми
группами, платит налоги, но не
ведет социальную политику по
отношению к своим работникам и
более широким слоям общества,
занимаясь только экономической
деятельностью. В этом случае
можно говорить о нулевом показателе СОБ.
4. Бизнес, который кроме экономической деятельности в правовом поле, ведет активную социальную политику по отношению
к своим работникам и более широким слоям общества, занимается благотворительностью. В этом
случае СОБ имеет положительные показатели.
5. Бизнес, который строит свою
экономическую и социальную по-
40
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
сговор с группами влияния. Обычно, в этом случае, интересы небольшой группы (бизнесменов и
чиновников) приходят в противоречие с интересами большинства.
Этот способ воздействия на формат в своих интересах является
нелегитимным и социально безответственным. Внедрение принципов СОБ в свою практику является легитимным способом управления форматом в интересах бизнеса с соблюдением интересов общества.
СОБ имеет векторный характер, т. е. предприятие в своей деятельности может руководствоваться принципами СОБ и стремиться к их полной реализации,
однако, на практике реализация
принципов СОБ на разных направлениях деятельности будет различна. Достижение полной реализации принципов СОБ невозможно, так как факторы, влияющие
на реализацию СОБ, имеют тенденцию к постоянным изменениям. С одной стороны, вектор социально-ответственной деятельности предприятия направлен в будущее ? как стремление управлять и прогнозировать ситуацию
в интересах развития бизнеса. С
другой стороны, вектор СОБ направлен в прошлое и связан с традициями социально-ответственного бизнеса. Особенно это характерно в настоящее время для России, так как за 70 лет существования советской власти при отсутствии частной собственности были
утеряны традиции предпринимательства и соответственно традиции благотворительности и меценатства. Современные российские
литику на основе СОБ, реализует в своей деятельности принципы социального партнерства, активно участвует в развитии города, региона, страны, интересы и
перспективы своего развития связывает непосредственно с перспективами развития всей страны.
Этот тип бизнеса имеет высший
показатель СОБ.
Социальная ответственность
бизнеса является неотъемлемой
частью стратегического менеджмента, функцией управления, она
связана со стратегическим планированием. Для того чтобы бизнес
деятельность стала более прогнозируемой, бизнес стремится расширить свое влияние на более
широкую общественную сферу.
Поэтому мы можем говорить о
СОБ как о форме управления средой своей деятельности в интересах бизнеса. Достижение максимальной эффективности возможно только при условии стабильной экономической и социальной
ситуации. Бизнес может воздействовать на более широкую социальную сферу через свою непосредственную деятельность (выпуск
товаров и услуг, выплата зарплаты и налогов), т. е. через экономические механизмы, а также через создание своих профессиональных объединений и сообществ, призванных консолидировать и защищать интересы бизнес
сообщества. Кроме этого бизнес
воздействует на формат внеэкономическими методами, например,
через лоббирование своих интересов в политике и принятие выгодных бизнесу законов, через коррупцию чиновников и преступный
41
Социология №2 2008
компании восстанавливают утраченную связь времен и заново открывают имена российских предпринимателей и тот вклад, который они внесли в развитие страны.
Основной критерий оценки СОБ
для бизнеса ? его экономическая
целесообразность, связанная с
долгосрочными перспективами
развития, увеличением прибыли,
укреплением имиджа, а, следовательно, увеличением нематериальных активов, стабильным положением в бизнес среде и при
взаимоотношении с различными
социальными группами, устойчивостью в кризисах. Все, что выходит за рамки экономической целесообразности в бизнесе носит
добровольный характер, и определяется другими моментами, такими, как нравственно-этические
качества бизнесмена и другое. Это
касается и принципов СОБ. Кроме того, с точки зрения СОБ одно
и тоже предприятие может проявлять социальную ответственность по-разному в разных ситуациях. Степень СОБ может варьироваться от минусовой и нулевой
до положительной на одном предприятии. Это обусловлено множеством факторов внутренних и внешних, экономических и внеэкономических. Социальная ответственность бизнеса (исследование М. И.
Либоракиной) включает в себя четыре обязательных компонента:
ответственный деловой партнер,
ответственный работодатель, ответственный гражданин, ответственный налогоплательщик, участник социальных отношений. Не
работает модель, в которой ком-
Эк
ономическая социология
Экономическая
пания считает, что достаточно
реализовать только один из этих
компонентов [4, с. 158].
СОБ означает реализацию
принципов деловой этики в ежедневной практике, соблюдение законов и правил, принятых в этом
обществе, т. е. общей этики. А с
другой стороны, СОБ является
экономическим действием, т.е. означает внедрение инноваций в
управление бизнеса, связанных с
социальными инвестициями и новыми формами взаимодействия с
внешними аудиториями. Обязательным условием реализации
принципов СОБ субъектами бизнеса в своей деятельности являются наличие и функционирование механизмов и правил, определяющих и регулирующих ответственность бизнеса, государства и
общества.
Литература
1. Социологический словарь. М.,
2004.
2. Люблинский В.В. Социальная
ответственность предпринимателей и проблемы общества: опыт
западной Европы и Россия // Социальная ответственность как
фактор эффективного развития
современного общества / Под ред.
М.В. Каргаловой. М., 2002. С. 57?68.
3. Взаимодействие бизнеса и
государства: основные тенденции
и социальная ответственность //
Социальная корпоративная политика: проблемы, опыт, перспективы. М., 2004.
4. Социально-ответственный
бизнес: глобальные тенденции и
опыт СНГ. М., 2001.
42
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
© 2007 г.
В.И. Верховин, Г.Л. Баяндурян
??????? ?????????
??????????? ??????? ? ?????????
И
лежит феномен доверия их членов. При этом отмечается, что
данный феномен, называемый
«неконтрактным элементом контракта», порождает множество
вопросов, возникающих внутри
социальных наук2 .
Короче говоря, научный инструментарий исследований феномена доверия и возникающих на его
основе сетевых структур не позволяет в настоящее время строго количественно установить те
преимущества, которыми обладают коммунально-сетевые коалиции, а также «включить» «фактор
доверия» в структуру контракта3 .
По мнению ряда авторов, сетевой
подход, постепенно раскрывая
латентные структуры, которые
«скрываются» внутри «классических» рыночных, фирменных и
межфирменных форм экономической организации, носит пока еще
эзотерический характер. Методологическая изощренность сетевых
концепций постоянно превосходит
содержательность их результатов,
звестно, что так называемые сетевые структуры
организации бизнеса и занятости представляют собой разнообразные виды социальных коалиций, возникающих на разных
уровнях экономической организации. Они не имеют фиксированной организационно-управленческой формы и функционируют не
только на основе контрактов, но
и на базе более широких «доверительных» социальных отношений. Выделяются различные формы «квазиинтеграции» рыночных
агентов, устойчивость которых
определяется факторами: межличностного доверия, неформальных
долгосрочных экономических интересов, кровнородственных, клановых, этнических связей и т.п.1
Экономические коалиции коммунально-сетевого типа имеют
место как внутри фирм, так и за
их пределами. Выделяются различные формы внутриорганизационного и межорганизационного
сотрудничества, в основе которых
43
Социология №2 2008
особенно в том случае, когда надо
определить экономическую эффективность тех сетевых структур, которые изучаются4 .
Тем не менее, доверие и другие формы социального капитала
вызывают все больший интерес к
тому, что называется моральными ресурсами, которые действуют принципиально иначе, чем
физический капитал. То есть ресурс доверия обладает тенденцией кумулятивного расширения: по
мере своего использования этот
ресурс скорее увеличивается, чем
уменьшается5 .
Такого рода аргументы подкрепляются реальными фактами
внутрифирменного и межорганизационного сотрудничества (партнерства), которые имеют место на
различных уровнях в рамках развитых экономик. При этом отмечается, что не все формы основанного на доверии сотрудничества действуют одинаково. Источники «хорошей репутации» существенно различаются в зависимости от типов искомого сотрудничества. В соответствии с этим выделяются четыре типа сотрудничества, основанного на сетевых
отношениях6 .
Самое существенное, что необходимо отметить в функционировании этих форм социального
сотрудничества, заключается в
следующем. Они, по мнению ряда
аналитиков, при определенных
условиях могут быть «органически встроены» в систему рыночного порядка и являются его «продолжением», а не действуют против него. Иначе говоря, сетевые
множества подобного рода с вы-
Эк
ономическая социология
Экономическая
соким уровнем социального доверия своих членов по отношению
друг к другу демонстрируют, с
одной стороны, особый тип эффективной социальной и экономической интеграции. С другой стороны,
они являются особой формой «гибридных соглашений», которые
развиваются в контексте повторяющихся трансакций, часто между ограниченным числом участников, использующих либо автоматически продлеваемые краткосрочные контракты, либо долгосрочные контракты, предусматривающие механизмы согласования8 .
«Гибридный тип» экономической организации характеризуется,
независимостью и юридической
автономностью ее членов, которые принимают решения самостоятельно и получают выгоду от совместной кооперации с помощью
«слабых» организационных форм,
таких, как взаимное доверие, основанное на повторяющихся сделках и личной репутации9 . Рассмотрим более подробно особенности
сетевых форм экономической организации и тех систем интеграции
бизнеса и занятости, которые возникают внутри них.
1. ???????? ???????????
«????? ??????????? ? ?????»
(networks of place)10
Первый пример регионального
сотрудничества, основанного на
сетевых отношениях ? «третья»
Италия.
Данные типы сотрудничества,
основанного на сетевых отношениях, функционируют в рамках индустриальных районов, демонстрирующих «новые» формы гибко-
44
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
Таблица
Типы сотрудничества, основанного на сетевых отношениях7
???????
??????????????
1. ????????????
2. ???????????????????????
3. ?????? ??????
4. ??????????????
???????, ??????????
????????????
???????
???????? ??????
???????? ?????
???????????
??????????????
???????
?????????????? ???- ?????? ????????????? ??????????????,
??? ? ??????? ????????????, ?????????????????? ??????????1
??????? ? ???????
??????? ??? ???????????
?????????????? ?
????????????? ???- ?????? ??????? ?
??????? ??????? ??- ????? ? ???????? ???- ??????????????? ????????????
??
????????
???????? ????????, «????????????????
????? ????????????
????????? ??????.
??????»
?????? ?????.
?????????? ???????- ????????????, ????- ????????????, ?????
????, ?????????????? ???????? ? ???? ??- ?????????????????
???????????? ?????????????
??????????
1
Reciprocity (?????????????) ? ??????????. ????? ?????????? ?????????, ?????????? ??
???????, ?????????? ? ?????? ????? «?????????» ??????.
контрактах, которые «укоренены»
в локальных социальных отношениях и скреплены родством, религией и политикой, способствующей развитию реципрокности12 .
Здесь доминируют обширные родственные связи, которые порождают хозяйственные отношения,
основанные на применении семейного труда. Они же облегчают поиск новых работников, который
ведется через семейные и дружеские связи. Сетевые «множества»,
интегрирующиеся в рамках индустриальных районов, порождают
соответствующую им систему
«вспомогательных» институтов. К
ним можно отнести профессиональные колледжи, небольшие
банки, готовые субсидировать малый бизнес, а также специальные
ассоциации предпринимателей,
защищающих их интересы13 .
го производства. Это особый тип
горизонтальной интеграции, в
рамках которой существует целая
сеть специализированных мелких
фирм, связанных между собой
многочисленными соглашениями о
сотрудничестве и субконтрактными отношениями, что позволяет
им, с одной стороны, сохранять
автономию и независимость. С другой ? «усиливать» друг друга в
выпуске «взаимно дополняемой»
продукции. Речь идет о том, что
непосредственно с рынком связана только определенная часть
фирм, которые выпускают готовую продукцию, концентрируя и
кооперируя изделия своих субподрядчиков11 .
Деловые практики управления
горизонтальной интеграцией множества кооперирующихся фирм
основаны на возобновляющихся
45
Социология №2 2008
Следует отметить, что подобного рода структуры, «привязанные к месту» (дистрикты), демонстрируют высокую эффективность
и гибкость производственного процесса, «распределенного» среди
многих формально независимых,
но связанных ввиду территориальной близости неформальными
связями. Сеть фирм локализируются в определенных рыночных
нишах, в рамках которых подобная форма экономической и социальной интеграции наиболее целесообразна и конкурентоспособ-
на. Иными словами, в секторах,
связанных с производством диверсифицированной продукции ?
модной одежды, обуви, аксессуаров, приборостроения14 . Успех локальных дистриктов в наиболее
динамичных развивающихся сегментах мирового рынка позволяет некоторым авторам говорить о
«гибком конкурентном дистрикте»,
подчеркивая локальный характер
ресурсов на входе и глобальный
на выходе15 .
Эк
ономическая социология
Экономическая
Следует отметить, что региональный рынок труда, который
удовлетворяет потребности в рабочей силе «сетей, привязанных
к месту», характеризуется следующими особенностями.
Это узко специализированные
региональные рынки труда, которые связаны через систему территориальной близости и семейных связей с мелким производством (малыми фирмами). Большинство из них, в свою очередь,
находятся в тесной кооперации
(как субподрядчики) со своими
заказчиками ? фирмами, выходящими
непосредственно на
внешний рынок.
Система найма в
этих условиях тесно
связана с территориально-поселенческой
и семейно-родственной структурой того
региона, где находятся малые предприятия. Найм осуществляется на основе патерналистских
механизмов рекрутирования персонала.
Это объясняется тем фактом, что
и представители бизнеса, и наемные работники выступают членами территориальных общин и находятся в отношениях тесной личной, соседской, клановой, родственной и дружеской зависимости.
Пример «сетевого содружества» (третья Италия), который мы
рассмотрели, во-первых, характерен для высокоразвитых индустриальных районов северной и цен-
46
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
научно-исследовательскому типу.
То есть пространственная интеграция отдельных производителей,
которая рассматривалась нами
ранее, на примере индустриальных сетей «третьей» Италии, должна быть дополнена другими формами интеграции. Последние наблюдаются в тесно связанных научных сообществах, которые не
обязательно локализуются в одном «географическом» районе. В
случае Силиконовой долины произошло, на наш взгляд, удачное
объединение того и другого типов сотрудничества.
Нам представляется, что высокий уровень социального доверия и социального сотрудничества, который, не смотря на конкуренцию, наблюдается в научных
сообществах, является главной
причиной появления такого уникального «локального» анклава как
Силиконовая долина. По мнению
некоторых авторов, именно ощущение общей принадлежности к
технологическому, интеллектуальному или научному сообществу
служит средством, скрепляющим
кооперацию данного типа. Это
членство в научных или промышленных ассоциациях имеет продолжительный характер и выходит за пределы чисто коммерческих соглашений. Оно позволяет
участникам отслеживать поведение и репутацию других индивидов, а совместное проведение
научно-исследовательских работ
позволяет человеку, занимающему определенное место в технологическом сообществе, сформировать и свою репутацию в бизнесе17 .
тральной Италии, которая входит
в десятку самых экономически
развитых и богатых стран мира.
Во-вторых, формы сетевого содружества, возникшие в этих регионах, демонстрируют конкретные примеры интеграции современных технологий, новых форм
организации труда и коммунального содружества, которые органично дополняют, а не противоречат друг другу.
Таким образом, сетевая форма
содружества мелких местных
фирм (дистрикт) и локальных рынков, обеспечивающих их рабочей
силой, являются гибкой системой
социально-экономической интеграции, которая, во-первых, оперативно реагирует на запросы рыночной конъюнктуры. Во-вторых,
являясь относительно автономным
элементом «большой экономики»,
сохраняет свою конкурентоспособность по отношению к фирмам,
формирующимся на основе традиционных форм организации труда. В-третьих, эффективно использует преимущества, связанные «сетевыми» методами интегр??ции наемных работников и работодателей, которые функционируют на основе коммунальной близости.
Второй пример регионального
сотрудничества, основанного на
сетевых отношениях (интеграция в высокотехнологичных отраслях в Силиконовой долине)16 .
Если быть более точным, то
здесь один региональный тип сотрудничества, который демонстрирует высокий уровень доверия
своих членов, тесно пересекаются с другим, который относится к
47
Социология №2 2008
При всей сложности и малой
изученности «сетевых множеств»,
возникающих на пересечении науки и производства, их основу составляют инновационная среда.
Она не может быть частным достоянием конкурирующих фирм, а
«находится в распоряжении» членов научного и технологического
сообщества, которые, с одной стороны, являются членами отдельных фирм, конкурирующих между собой. С другой стороны ? они
включены часто неформально в
научные и технологические сообщества и связи, где происходит
свободный обмен информацией. В
результате возникает гибкий симбиоз межфирменных и внутрифирменных методов сотрудничества, которые играют часто решающую роль для использования
нового знания, разрабатываемого
за пределами фирмы18 .
Исследователи практик социальной интеграции (научно-технического сотрудничества), анализируя ее формы, оставляют на периферии тот тип социального сотрудничества, который возникает
внутри них. Считается, что динамика подобного сотрудничества
эндогенна высокотехнологичным
областям, где интеллектуальные
достижения открывают новые возможности, которые, в свою очередь, требуют инновационных
форм сотрудничества19 . Это своеобразный процесс кумулятивного
накопления знаний, который, с
одной стороны, является результатом перманентного научного
поиска, происходящего в рамках
академической и прикладной науки. С другой стороны, использу-
Эк
ономическая социология
Экономическая
ется и внедряется в высокотехнологичных секторах экономики.
Нам представляется, что феномен доверия, который интегрирует и делает возможным симбиоз тесного сотрудничества бизнеса и науки, базируется на принципиально ином способе социальной локализации, отличном от традиционных ее форм, которые
имеют место, например, в рамках
дистриктов. Здесь действуют
иные принципы и формы социального сотрудничества (партнерства), которые связаны с функционированием социальных порядков, конституирующихся в сфере
творческой деятельности.
Одним из типичных примеров
функционирования «творческих
социальных порядков» являются
так называемые «элитарные профессиональные культуры»20 . Они
относятся к особой области профессиональной активности, которая может проявляться в различных сферах деятельности. Представители элитарных культур и
субкультур демонстрируют высший уровень профессионального
мастерства, достигнутый на данном этапе развития общества. В
рамках элитарных культур представлены самые разные области.
Это могут быть научные, инженерные, технологические и другие профессиональные школы в
самых различных сферах21 .
В конечном итоге, основное
качество социальных коммуникаций «высокого доверия», которые
существуют в научных и технологических сообществах, ориентировано на продвижение инновационных решений и технологий, а не
48
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
гических школах, не исчезает в
случае ухода конкретного специалиста в бизнес, а является важным условием его успешности и
конкурентоспособности. В результате этого возникает гибкие, постоянно адаптирующиеся к конъюнктуре рынка, формы экономической и социальной интеграции
(венчурные фирмы), которые, вопервых, используют возможности
фирменной организации труда. Вовторых, они, в силу тесных внешних связей своих членов в рамках научных и технологических
сообществ, постоянно реформируются, отвечая на кумулятивный
процесс перманентного развития
научных и технологических знаний.
И главное, что необходимо отметить при рассмотрении «сетевого феномена» интеграции науки
и бизнеса. Локальные формы творческих содружеств, которые возникают внутри научных и технологических сообществ обладают
существенными преимуществами
в гибкости, устойчивости, коммуникабельности и толерантности их
членов по отношению друг к другу. Во-первых, основой их интеграции является интеллектуальный
процесс постоянного воспроизвод-
на преданность отдельной фирме.
Этот общий тезис, отличающий
поведение человека внутри фирмы и человека, занимающегося
наукой, констатирует различный
«этос» их поведения, который отличается способами кооперации и
способами достижения конечных
результатов. Таким образом, ориентация на максимизацию прибыли в рамках фирмы и ориентация
на достижение высоких научных
и технологических результатов в
рамках научных институтов и
творческих содружеств ? это не
одно и то же.
Это естественное разделение
функций между фундаментальной
наукой и экономикой, направленной на достижение предельных
результатов частной выгоды, преодолевается, как показывает практика, в таких случаях, когда сети
совместной научной работы становятся основой для последующего
образования формальных совместных предприятий и всевозможных неформальных сетей сотрудничества22 .
Самое существенное, что система социальной близости и высокого социального доверия, которая
имеет место в научных и техноло-
49
Социология №2 2008
ства научных и технологических
знаний. Во-вторых, специализация
и диверсификация фирм, где происходит перманентное внедрение
интеллектуальных достижений в
высокотехнологическое производство, базируется, как на конкуренции друг с другом, так и на
различных формах научного,
творческого содружества их членов, которое осуществляется за их
пределами.
Очевидно, что структура рынка труда, который обеспечивает
эту форму экономической интеграции, базируется на особых основаниях. Если первая форма «сетевой
интеграции» (пример «третьей Италии») обеспечивается возможностями локально-поселенческого найма, основанного на доминировании
семейно-клановых критериев и
приоритетов кадрового отбора, то
вторая система сетевой интеграции
(пример Силиконовой долины в
США) представляет собой двухуровневую систему найма и сотрудничества персона.
На первом уровне «работают»
традиционные механизмы найма,
связанные с действием рыночных
механизмов спроса-предложения.
Это относится к работникам, которые обеспечивают, но непосредственно не участвуют в процессе
высокотехнологичных разработок.
На втором уровне механизмы
найма персонала, с нашей точки
зрения, лишь частично корректируются конъюнктурой рынка труда высококвалифицированной рабочей силы. Основой найма здесь
являются персонал, который может обеспечить долгосрочные и
постоянно изменяющиеся приори-
Эк
ономическая социология
Экономическая
теты, как связанные с процессами научного поиска, так с внедрением результатов научно-технического прогресса.
По этой причине, если фирмы,
занятые в этом секторе и являющиеся автономными производителями, чтобы обеспечит прибыльность, находятся друг с другом в
состоянии постоянной конкуренции, то, как продуценты, разрабатывающие и внедряющие инновации, они объективно должны
находиться в состоянии сотрудничества. Это объясняется тем обстоятельством, что они «автономизируясь» на рынке высокотехнологичных товаров и услуг, непосредственно связанны с исследовательскими ассоциациями и
университетами. Последние поставляют им новые идеи и технологические решения и высококвалифицированную рабочую силу,
которая в наибольшей степени готова к их внедрению в непосредственное производство.
Но это одна сторона проблемы
кадрового найма, которая связана с перманентным обновлением
идей и кадрового состава фирм,
концентрирующихся в высокотехнологичных отраслях. Другая сторона касается тех форм специфического «сетевого» сотрудничества,
которые имеют место между действующим персоналом конкурирующих фирм. Основой их консолидации является принадлежность к
различным научным, технологическим школам, представители
которых, во-первых, могут быть
«рассеяны» и распределены по
различным фирмам. Во-вторых,
они нуждаются объективно в об-
50
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
обмена мнением и открытой дискуссии.
Принцип безусловного приоритета компетентности над статусом. Компетентность члена
организации является базовым
фактором ее социальной стратификации.
Принцип результативности.
Оценка членов организации, их
статус и власть находятся в прямой зависимости от результативности. Отсюда вытекает, что все
заинтересованы в объективных
методах оценки персонала, которая определяется, прежде всего,
реально достигнутым результатом.
Принцип свободы профессионального риска. Чем выше уровень
компетентности, тем сложнее
класс профессиональных задач.
Поэтому право профессионального риска (при безусловной личной
ответственности за результат) является гарантией того, что будут
решаться действительно инновационные задачи, не имеющие
аналога. В других случаях профессиональное поведение членов
организации будет ориентировано
на минимизацию риска с целью
страховки неудач и избегания соответствующих санкций.
Эти принципы раскрывают особенности тех партнерских отношений, которые объединяют людей,
действующих в рамках инновационных организаций. Перед нами
относительно самостоятельная область сетевого партнерства, внутри которой доминируют, прежде
всего, критерии компетентности,
профессионального авторитета и
профессионального роста, которые не всегда соответствуют же-
мене информации, поэтому перманентно связаны друг с другом
вне рамок фирм, где они заняты
в настоящее время. В-третьих,
могут объединять и консолидировать интересы друг друга, участвуя в разнообразных совместных проектах.
Таким образом, «внешнее» научное поле совместного сотрудничества, в рамках которого консолидируются (формально и неформально) представители отдельных частных наукоемких фирм,
является основой их высокой мобильности. Это относится как к
наемным работникам, так и предпринимателям и менеджерам, которые в большинстве своем, принадлежа к научному сообществу
(творческой элите), потенциально
обладают большими возможностями и притязаниями повышения
своего экономического и профессионального статуса.
Последнее обстоятельство и
объясняет те гибкие формы фирменной организации труда и занятости, которые имеют место в
так называемом венчурном бизнесе, в рамках которого реализуются следующие принципы интеграции персонала23 .
Принцип профессионального
суверенитета личности. Он определяет формальное положение
человека в организации этого
вида, которое обусловлено, прежде всего, его компетентностью.
Принцип конкуренции. В соответствии с этим принципом любой
член организации имеет право на
отстаивание своей профессиональной позиции и критики иных точек зрения, в рамках свободного
51
Социология №2 2008
стко формальному способу социальной организации в рамках традиционных фирм. Именно поэтому организации подобного типа
демонстрируют высокий уровень
«сетевого» содружества их членов,
который базируется на совершенно иных принципах социальной
идентичности.
Повторим, что в отличие от
«дистриктов», функционирующих
в третьей Италии, в венчурных
фирмах, действующих в Силиконовой долине, доминирует иной
тип профессиональной солидарности, характерный для «научных и
технологических сообществ».
Их организационной гибкости и
мобильности способствуют, на наш
взгляд, следующие факторы.
Эти фирмы тесно связаны с
университетской наукой, которая
является постоянно обновляемым
источником не только новых идей,
поступающих на производство, но
и соответствующего им кадрового
состава. Работники этой категории
не отягощены рутинными методами традиционной фирменной организации, наиболее восприимчивы
и подготовлены к инновационным
методам ведения бизнеса.
Концентрация венчурных
фирм, в том числе, в рамках определенного региона, «сетей привязанных к месту» (networks of
place), является причиной того,
что внутри региона формируется
децентрализованная система плотных социальных сетей и открытых
рынков труда, способствующих
развитию предпринимательства и
постоянной мобилизации ресурсов24 . То есть речь идет о возникновении на относительно неболь-
Эк
ономическая социология
Экономическая
шой территории особого предпринимательского и инвестиционного
климата, который соединяет и
усиливает два типа конкуренции
между венчурными фирмами. Конкуренции научных и технологических школ, применяющих свои разработки в производстве, и конкуренции фирм, которые их внедряют. Эта среда, с одной стороны,
высокого риска, с другой стороны, высоких возможностей служит
«местом притяжения» наиболее
творческих и амбициозных индивидов, пытающихся реализовать
свой шанс или в академической
науке, или в бизнесе.
Специфичность такой предпринимательской среды заключается
в том, что она, помимо апробации и внедрения инновационных
технологий, является местом подготовки уникальных кадров и бизнесс-сообществ, которые обладают свойством кумулятивного расширения, так как они, с одной
стороны, конкурируют друг с другом, с другой стороны, находятся
в состоянии тесной информационной связи и профессионального
содружества. Это и является предпосылкой постоянного возникновения внутри этих сообществ «социальных сетей» профессиональной
близости и профессиональной
идентичности, на основе которых
перманентно возникают фирмы,
обеспечивающие внедрение инновационных технологий.
2. ???????? ???????????
???????? ?????????????? ??????
?????? ????? ???? ????????
Наиболее показательные формы альянсов сетевого сотрудниче-
52
Эк
ономическая социология
Экономическая
ства демонстрирует японский опыт
функционирования кейретцу
(keiretsu) ? групп фирм в различных отраслях промышленности,
которые рассматриваются их членами как социальное сообщество,
решающее единый комплекс экономических и социальных задач. В
их числе можно выделить:
Задачи, связанные с сохранением широко диверсифицированного производства продуктов, поставляемых по контрактам от специализированных поставщиков, с
одной стороны, сохраняющих относительную автономность, с другой стороны, зависимых от контролирующих фирм.
Задачи по воспроизводству системы взаимной зависимости крупных и мелких фирм и их членов.
Она заключается в том, что первые осуществляют экономическую
опеку вторых за счет их инвестирования, финансовой и кадровой
поддержки. Вторые же, конкурируют друг с другом, постоянно
борются за то, чтобы повысить
качество своей работы и не утратить привлекательности для крупных компаний25 .
Задачи по сохранению тесной
идентичности членов бизнес-сообщества независимо от того, какой экономический и социальный
статус они занимают.
По мнению ряда авторов, крупные сети бизнес-групп типа «кейретцу» напоминают собой сложные патерналистские общины, в
рамках которых в современные
деловые практики организационного и производственного поведения вплетены принципы обязательности и реципрокности. При-
Социология №2 2008
Keiretsu system
чем эти практики соединяют современные способы организации
труда и патерналистской зависимости персонала, менеджмента и
контролирующих собственников. В
подобных практиках воплощаются деловые стратегии, доказавшие свою чрезвычайную продуктивность, инновационность, конкурентоспособность в области качества продукции и скорости реагирования на конъюнктуру рынка26 .
Следует отметить, что большинство авторов, анализирующих
преимущества «сетевой» организации труда в рамках японских бизнесс-групп (кейретцу), акцентируют внимание на их социальной
и экономической эффективности.
Она объясняется объединением
традиционных форм патернализма с высокой эффективностью
делового поведения персонала, занятого на различных уровнях организации в рамках крупных фирм
и их более мелких сателлитов.
Однако при этом мало акцентируется внимание на том, что
социальные конгломераты типа
кейретцу функционируют в принципе как отдельные фирмы. Они
способны оптимизировать свою
деятельность в условиях рыночной
неопределенности и конкуренции,
повышая или понижая свои издер-
53
Социология №2 2008
жки, в том числе по содержанию
рабочей силы. Иными словами,
обладают изощренной технологией использования патерналистского механизма «сетевой» интеграции персонала и могут «гибко регулировать» его в зависимости от
спадов и подъемов экономической
конъюнктуры. Можно выделить
следующие аспекты функционирования этого механизма.
Первый аспект ? «гибкое регулирование» пожизненной системой найма, которая является краеугольным элементом социальной
организации труда в системе
крупных японских корпораций.
Она, с одной стороны, гарантирует нанятому работнику пожизненную систему найма, вплоть до
официального выхода на пенсию27 .
С другой стороны, привязывает
его к фирме на длительный срок.
Отмечается, что лицо, проработавшее в одной компании в течение пяти или двадцати лет, как
правило, не принимается на работу другой компанией; более
того, другая компания зачастую
даже не будет рассматривать его
кандидатуру28 .
Таким образом, наемный работник, получивший вакансию в
крупном секторе (фирме) кейретцу, «обречен» на пожизненный
найм, который ставит его в положение жесткой патерналистской и
личной зависимости от менеджмента и хозяев. В этой связи обеспечение ему гарантии пожизненного найма является необходимым
условием его лояльности к той
системе, которая эту гарантию
обеспечивает. В то же время любое желание сменить место рабо-
Эк
ономическая социология
Экономическая
ты автоматически лишает его привилегий.
Естественно, что в жестких
условиях притязания наемных
работников на свободу выбора находятся во взаимной связи с их
обязательствами по отношению к
той фирме, которая их нанимает.
Отсюда следует, что они обязаны, во-первых, все варианты своей инициативы и творчества соотносить с той пользой, которую они
принесут фирме в настоящем или
будущем. Во-вторых, быть элементом той патерналистской системы
производственных отношений, которая их инициативу использует.
В-третьих, демонстрировать лояльность фирме как в случае благоприятной, так и не благоприятной конъюнктуры.
Последнее обстоятельство
проявляется в особой системе вознаграждения, которая жестко
связана не только с успешностью
деятельности работника, но и с
успешностью деятельности фирмы
в целом. По мнению У. Оучи, система вознаграждения вызывает у
японских рабочих и служащих
чувство неотъемлемой принадлежности фирме и побуждает их
поддерживать ее в силу своих возможностей29 .
Речь идет о том, что система
пожизненного найма позволяет
фирме (с согласия работников) в
неблагоприятные годы выплачивать незначительные суммы в качестве вознаграждения или даже
переносить его выплаты на следующий год. Таким образом, фирма может сокращать фонд заработной платы примерно на 30%,
никого не увольняя. Наоборот, в
54
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
Специфика японского опыта
социальной интеграции на этом
уровне заключается в том, что
большинство временных работников являются женщинами. В этой
связи занятость обеспечивается им
в соответствии с фазами их репродуктивного возраста и фазами
материнства. То есть, во-первых,
женщины используются на временных работах до фазы репродуктивного возраста. Во-вторых, они могут эпизодически наниматься на
работу в фазе материнства и далее по гибкому графику, который
соответствует их возможностям,
связанным с выполнением семейных и домашних функций32 .
Интересно, что занятость женщин определяется не только образом их жизни, но и тем, в какой степени родства они находятся по отношению к мужскому персоналу фирм. Таким образом, эта
система временного найма выполняет две важные «патерналистские функции». С одной стороны,
она служит своеобразным «буфером» для сохранения стабильной
занятости мужчин, что обеспечивает возможность им высокопроизводительно трудиться в течение
наиболее продуктивного периода
их жизни33 . С другой стороны, эта
система может служить поддержкой семей сотрудников, обеспечивая, при необходимости дополнительным заработком, т.е. выполняет функции механизма профессиональной ориентации и социализации детей.
Третий аспект системы сетевой зависимости в рамках социально-экономических корпораций
типа кейретцу.
благоприятный с точки зрения экономической конъюнктуры год рабочие и служащие получают более крупное вознаграждение, чем
они предполагают, и, как правило, большую часть его откладывают30 .
Это обстоятельство указывает
на исключительную изощренность
пожизненной системы найма. Последняя, не только связывает вознаграждение работников с успешностью (или неуспешностью) деятельности фирмы, где они заняты, но и побуждает участвовать
их в аккумуляции части дохода в
тех банках и страховых компаниях, которые контролируются
(прямо или косвенно) их же хозяевами. В результате сбережения
работников являются их личным
фондом накопления и одновременно контролируются бизнесом, который их нанимает, и могут использоваться в годы экономического подъема в качестве инвестиций31 . Это еще один пример жесткой зависимости агентов пожизненного найма от своих хозяев. Он
демонстрирует другую сторону
системы пожизненного найма, которая проявляется в финансовой
зависимости работников, от своих хозяев, косвенно контролирующих их семейный бюджет.
Второй аспект системы сетевой
зависимости в рамках социальноэкономических корпораций типа
кейретцу.
Он характеризуется использованием резервного фонда временных работников, которые нанимаются эпизодически, как правило,
на малоквалифицированные рабочие места.
55
Социология №2 2008
Он касается функционирования
дочерних фирм (сателлитов), которые в системе кейретцу занимают место «младших партнеров».
Между ними и «родительскими»
фирмами существует асимметрия,
которая заключается в том, что
первые зависят от вторых, как с
точки зрения распоряжения инвестиционными ресурсами, так с
точки зрения инициирования производства34 . И хотя в настоящее
время отношения «родительских»
фирм с субподрядчиками стали
более «гармоничными» и система
«зависимости» стала более гибкой,
чем в 1950-х и 1960-х годах 35 ,
принцип этой иерархической зависимости остается прежним. Тому
есть ряд причин и обстоятельств.
Первое. Хотя степень экономического маневра у дочерних фирм
увеличилась, прежде всего, в связи с повышением качества и сложности выпускаемой ими продукции, власть внутри конгломератов
кейретцу по-прежнему остается
скрепленной иерархическим финансовым контролем.
Эк
ономическая социология
Экономическая
Второе. Акционерная собственность кейретцу, в силу перекрестного владения акциями, не фигурирует на открытых рынках,
что позволяет крупным компаниям ориентироваться на длительную перспективу, которая открывает возможность долгосрочного
инвестирования их сателлитов36 .
Остаются в силе наблюдения У.
Оучи относительно степени социальной и экономической зависимости мелких фирм субподрядчиков от «родительских» компаний. Она
заключается в том, что
последние контролируют рынок сбыта сателлитов и объем их инвестиций. Кроме того, в
мелких фирмах отсутствует система пожизненного найма своих работников, поэтому для
них увеличиваются риск
стать безработными и
одновременно ограничиваются альтернативы
служебного роста37 . В этой связи
«родительскими» фирмами достигаются две взаимосвязанные
цели, с одной стороны, вакансии
в мелких фирмах заполняются под
давлением контролирующих
фирм, которые тем самым гарантируют занятость своему персоналу. С другой стороны, возникает
система дополнительного контроля над лояльностью менеджмента
и персонала дочерних предприятий.
Четвертый аспект системы
сетевой зависимости в рамках
социально-экономических корпораций типа кейретцу
56
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
дорогостоящие формы образования для своих детей. она носит
жесткий характер, поскольку от
хорошего образования ребенка в
раннем возрасте зависит поступление в университет, выбор места работы и жизнь человека в пенсионный период41 .
Очевидно, что высокая экономическая эффективность японских
кейретцу, связывающая своих
членов длительной социальной зависимостью, по сути, есть «модернизированная форма» феодальных
отношений и религиозных традиций. Последние и определяют характер отношений японского менеджмента и наемных работников,
которые в условиях развитого
рынка, с одной стороны, использует преимущества традиционной
системы патрон клиентских отношений между теми, кто контролирует сети и теми, кого патронируют 42 .
С другой стороны, данная система отношений, во-первых, дискриминирует те категории, которые не включены в эти сети. Вовторых, она обеспечивает внутри
крупных фирм многоступенчатую
гарантию занятости своим членам.
Эти гарантии, например, гораздо
более значительны для «белых
воротничков», чем для «синих»,
для молодых работников, чем для
пожилых? для работников крупных фирм, чем для работников
малых фирм? для мужчин, чем
для женщин43 .
История функционирования
кейретцу указывает на то, что
причины их наибольшей эффективности объясняются не только
феноменом коммунальной близос-
Он касается форм найма персонала. Речь идет о том, что ранг
фирм, нанимающих работников, в
определенной степени соответствует рангу тех учебных заведений, которые осуществляют их
подготовку38 . В особой степени это
относится к найму высококвалифицированного персонала. Прием
на работу для этой категории работников находится в прямой зависимости от престижности того
или иного высшего учебного заведения (университета), которые
они заканчивают.39
Связи крупных фирм с соответствующими их «рангу» учебными
заведениями настолько тесны,
что уже сам факт поступления в
престижный университет, как
правило, гарантирует молодому
человеку путь на работу в одну из
крупных фирм или правительственных организаций. Фактически каждая крупная фирма имеет
квоту на прием выпускников престижного университета, и студенты по его окончанию оказываются уже соответствующим образом
подобранными частными нанимателями40 .
Следует отметить, что «верхние этажи» профессиональной подготовки корреспондируют с жесткой селекцией учащихся и их родителей, которые конкурируют
друг с другом при поступлении в
престижные учебные заведения
первой ступени, открывающих
путь для сдачи конкурсных экзаменов в престижные вузы. Короче говоря, с раннего этапа общеобразовательной подготовки имеет место конкурентная борьба
между семьями за престижные и
57
Социология №2 2008
Wealth Management Keiretsu
ти их членов, а тем фактом, что
их наивысшая продуктивность
приходилась на время экономического роста, а также тем, что они
являлись монополистами на товарных рынках44 . Таким образом, патерналистские формы сетевого
содружества в рамках крупных
фирм, входящих в сетевые содружества типа кейретцу, гарантируя пожизненную занятость своим членам, не исключают действе
отрицательных экстерналий по
отношению к другим категориям
работников, которые осуществляют поиск рабочего места на так
называемых «открытых» рынках
труда. Тем более что большинство
малых фирм, часть из которых
связана тесными обязательствами
с крупными фирмами Японии, не
могут обеспечивать пожизненную
систему найма (в ее рамки по некоторым данным включено лишь
35% рабочей силы)45 , так как это
существенным образом сказывается на их издержках.
Эк
ономическая социология
Экономическая
Мы не будем предугадывать
тот путь, по которому в дальнейшем пойдет развитие сетевых
структур типа японских кейретцу. Однако следует подчеркнуть,
что в их строении присутствуют
такие факторы, которые не могут не вызывать отрицательные
реакции со стороны некоторых
специалистов46 . Высокий уровень
социальной интеграции членов
японских бизнес групп, обеспечивающий решение серьезных научно-технических и экономических
задач, не может отрицать того
факта, что в их рамках действует асимметричная система социально-экономического обмена.
Внутри нее можно выделить
две относительно самостоятельные социальные группы, которые, с одной стороны, тесно интегрированы друг с другом на базе
единых корпоративных ценностей
социальной близости и социального доверия. С другой стороны, эти
группы обладают различными статусами социального влияния и
экономической власти, несимметрично распределяя преимущества
и выгоды между собой.
К первой категории относятся
представители высшего менеджмента, хозяев корпораций, банков, а также чиновники высшего
ранга, которые используют «культурную матрицу» традиционных
японских форм, «привязывая» к
ней отношениями сетевой зависимости вторую категорию - рядовой персонал.
Несмотря на то что в жесткой
корпоративно-патерналистской
системе групповой и личной зависимости имеются внутренние
58
Эк
ономическая социология
Экономическая
каналы должностной и профессиональной мобильности, основная
масса занятых работников, демонстрируя высокий уровень профессионализма и, одновременно, лояльности к своим патронам, является объективно средством сохранения высокого статуса элитарных
слоев. Иначе говоря, масса патронируемых работников (большинство), принимая правила игры
«профессионального рыцарства»,
которые доминируют внутри
японских бизнес групп, «обречена», с одной стороны, на пожизненную занятость, которая возможна только при высоком уровне лояльности своим патронам, с
другой стороны, на сохранение
эфемерной надежды занять более
высокий статус, вероятность чего,
при сильнейшей конкуренции
между претендентами, крайне
мала.
Таким образом, формы социального партнерства, которые
реализуются в рамках таких бизнес-групп (сетевых множеств),
являются фактором их высокой
экономической эффективности,
базирующимся на утонченной системе «селекции» лучших и лояльных работников. В этом контексте
возникает, как мы уже отмечали,
асимметричная система социального взаимодействия между корпоративной элитой и теми, кто,
во-первых, обслуживает ее интересы, во-вторых, имеет доступ к
привилегированным рабочим местам, требующим не только высокой квалификации, но и безусловной лояльности, как к символическим, так и к реальным авторитетам корпорации.
Социология №2 2008
3. ???????? ???????????
«????????» ??????????????
?????? ?????????????? ????????
? ?????????? ?? ????????????47
Если предыдущий тип сетевого сотрудничества базируется на
«патерналистском» способе интеграции членов бизнес групп, что в
наибольшей степени проявляется
в функционировании японских керейцу, то для западных фирм
характерны иные формы «сетевой» интеграции их членов. Им
предшествуют контрактные
формы экономического партнерства, которые в случае успешности превращаются в системы высокого доверия, базирующиеся на
высокой репутации экономических
агентов, выполняющих свои обязательства.
Альянсы этого рода ? еще
одна форма кооперации, возникающая в тех случаях, когда сетевые связи образуются по расчету
и сопровождаются оговоренными
до деталей контрактными отношениями. Как правило, стратегические альянсы ? это относительно
краткосрочные контракты для решения конкретных задач. Однако
когда стратегический альянс успешно завершен, последующая
кооперация партнеров становится
более легкой. Более того, за участниками альянсов может закрепиться репутация надежных партнеров, в связи с чем степень сотрудничества увеличивается с
каждым новым соглашением между одними и теми же партнерами, а самим партнерам все легче дается обучение формам сотрудничества при помощи альянсов48 .
59
Социология №2 2008
Анализируя структуру и специфику сетевых связей подобного рода, У. Пауэлл и Л. Смит-Дор
акцентируют внимание на альянсах, возникающих между фирмами, которые в процессе длительного сотрудничества переходят к
формам длительного партнерства.
Эти формы партнерства обладают
следующими особенностями49 .
Если они приобретают форму
долгосрочного сотрудничества, то
существенно влияют на изменение
управленческих функций фирм,
придавая большее значение межорганизационной политике партнерских взаимодействий.
Особое значение контексте
приобретают работники, которые
находятся на «границе» организаций и обеспечивают непосредственно взаимодействие с внешними партнерами.
Можно говорить, что в «пространстве» межорганизационного
взаимодействия сотрудничающих
фирм возникают особые формы
партнерства, которые определяют структуру конкуренции между ними, открывая возможности
для одних акторов и закрывая их
для других.
В последнем случае, по-видимому, имеется в виду, что партнерские сети межфирменного экономического сотрудничества, возникающие в рамках стратегических альянсов, с одной стороны,
помогают фирмам обмениваться
комплементарными ресурсами с
целью повышения конкурентоспособности на рынке. С другой стороны, эти сети становятся закрытыми для всех, кто не является
членом этого сетевого сотрудничества.
Эк
ономическая социология
Экономическая
Главным преимуществом такого рода «сетевых партнерств» является возникновение устойчивых
социальных альянсов, которые базируются на доверительных отношениях, проверенных прошлой
практикой взаимовыгодного партнерского сотрудничества. Однако
эта система доверительных отношений в условиях рыночной неопределенности и постоянно изменяющейся конъюнктуры, не может
быть абсолютно стабильна и устойчива по следующим причинам.
Первое. Партнерские отношения, основанные на имплицитных
контрактах между их членами и
скрепленные системой доверительных отношений, асимметричны в том случае, если в нее включены на автономных началах крупные и мелкие фирмы. Не смотря
на то что сотрудничество между
ними основано как на общих интересах, так и на личном доверии
менеджмента, базирующемся на
прошлом опыте, малая фирма, в
конечном итоге, занимает более
уязвимую позицию. Это объясняется следующим фактом. Стратегией крупной фирмы во многих
случаях выступает увеличение
эффективности работы, снижение
издержек и повышение гибкости
путем перекладывания большей
части риска на плечи субконтрактников. Можно заключить, что, в
конечном итоге, как и в случае
партнерства в рамках бизнесгрупп типа керейтцу, наблюдается тенденция доминирования
крупных фирм над их более мелкими субподрядчиками.
Второе. Взаимная зависимость,
неформальные способы сотрудни-
60
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
родства и территориальной близости.
Наоборот, внутри научно-технических форм сетевого содружества индустриального районов в
Силиконовой долине США50 доминируют отношенческие контракты, которые базируются на иных
факторах социальной идентичности. В качестве них выступают
ценности, неформально объединяющие представителей различных
научных и технологических школ.
Следует отметить, что различные формы «сетевого» содружества, которые мы рассмотрели,
обладают одним общим свойством:
они очень адаптивны к конъюнктурным факторам рыночной среды. То есть обладают высоким
уровнем сопротивляемости воздействию негативных «экзогенных
факторов», в частности в условиях спада экономической активности. Одним из факторов, способствующих их высокой устойчивости, является сама «сетевая»
структура социального содружества, которая консолидирует менеджмент и персонал в условиях
возрастания риска, связанного с
действием неблагоприятных обстоятельств.
И рядовые работники, занятые
в организациях этого типа, и работодатели (менеджеры), в силу
высокого уровня социального доверия и идентичности между
ними, склонны: совместно нести
риск, связанный с преодолением
неблагоприятных факторов внешней среды; ориентироваться на
длительную перспективу развития
фирм и организаций, членами которых они являются51 .
чества и найма внутри так называемых стратегических альянсов
имеют свои естественные пределы, определяемые объективно
тем промежутком времени, в рамках которого сотрудничество, основанное на доверии, подкрепляется взаимной выгодой сторон,
оговоренной в контракте между
ними. Таким образом, социальная
идентичность фирм, находящихся в состоянии стратегического
партнерства, а также повышенная степень доверия между персоналом, который непосредственно контролирует и обеспечивает
эти формы партнерства, может
изменяться совершенно непредсказуемым об??азом. На основании
этого можно сделать следующий
вывод. В конечном итоге степень
социальной близости субъектов
стратегических альянсов диктуется рыночной конъюнктурой и тем,
до какой степени они смогут пролонгировать длительность и доверительность своих партнерских
отношений, не повышая, а снижая издержки.
Резюмируя вышеизложенное,
можно констатировать, что в рамках рассмотренных нами сетевых
форм экономической интеграции
действуют профессиональные содружества и формы занятости,
скрепленные отношенческими
контактами различного типа. Например, в рамках сетевого содружества в индустриальных районах
третьей Италии действуют отношенческие контракты коммунитарного типа, которые связывают работников и работодателей
системой социальной близости и
социального доверия на основе
61
Социология №2 2008
По мнению ряда исследователей, сетевые структуры, возникающие внутри формальной экономики, являются ответной реакцией на деятельность государства
и способ функционирования капитала. Это в большей степени касается развивающихся и переходных экономик, но в определенной
степени характерно и для развитых стран западного мира52 . Внутри последних неформальные «сетевые» внутри и межфирменные
связи становятся фактором успешной адаптации к конъюнктуре
рыночных колебаний, а так же
методом оптимальной реструктуризации в условиях возрастания
государственного регулирования
экономикой, а также глобализации рыночного порядка и повышающейся конкуренции53 .
Использование «сетевого эффекта» порождает в рамках развитых рыночных экономик как
формальные, так и неформальные
виды экономической активности,
которые, частично находясь за
Эк
ономическая социология
Экономическая
пределами государственного регулирования и контроля, могут ориентироваться на следующие цели:
На выживание конкретных бизнес-сообществ за счет создания
оптимального баланса издержек:
а) между диверсификацией и распределением внутри них выпускаемой продукции; б) продажей товаров и услуг на открытом рынке.
На минимизацию издержек за
счет использования неформального (сетевого) сектора занятости,
который в значительной степени
находится вне поля государственного регулирования.
На повышение
эластичности бизнеса за счет миниатюризации и перевода
его части в неформальный сектор, например, в сектор
надомничества или в
сектор трансакционных и информационных услуг.
На минимизацию
информации о тех
секторах сетевой
экономики, которые, с одной стороны, приносят большой экономический эффект, а с другой стороны, официально не регистрируются.
Следует отметить, что те исследования, которые мы привели
выше, анализируют феномен «сетевой близости», акцентируя внимание на его высокой эффективности, адаптивности, конкурентоспособности и т.п. Однако существуют многочисленные явления
обратного порядка. Речь идет о
62
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
дарности, который наблюдается
среди их членов, последние не
всегда и не обязательно находятся в симметрично равных отношениях, во-первых, по отношению
друг к другу, во-вторых, по отношению к своим контрагентам и
партнерам, формируя различные
виды социальных монополий и экономической дискриминации.
Резюмируя вышесказанное
можно констатировать следующее.
В рамках современной рыночной экономики, экономические
агенты действуют не в обезличенном, абстрактном пространстве
комплементарного обмена друг с
другом, как это традиционно
представлено в господствующем
направлении экономической теории (mainstream), а перманентно
включены в различные конфигурации «сетевой близости».
Различные формы «сетевой
близости», возникающие в рамках
рыночной экономики, соответствуют различным видам отношенческих (неформальных) контрактов,
которые заключаются между экономическими агентами как внутри конкретных организаций, так
и за их пределами.
Большинство отношенческих
контрактов этого рода являются
доказательством того, что современный рынок «включен» в различные структуры, основанные на
«социальной близости» их участников58 . Точнее говоря, социальная
структура современного общества
«вмонтирована» в рыночные отношения и тем или иным образом
влияет на их эффективность.
Сетевая структура современного рынка перманентно структури-
том, что феномен «сетевой близости» и реципрокности способствует, как возникновению доверия и доверительного отношения,
так и порождению ситуаций оппортунистического поведения,
мошенничества, конфликта и т.п.54
Таким образом, «сетевая близость»
на меж- и внутри фирменном
уровне, в том числе в развитых
экономиках, может рассматриваться как в негативном, так и в
позитивном смысле. Она может
способствовать возникновению
уникальных фактов экономического и социального партнерства,
обеспечивающего высокую производительность и солидарность их
членов, так и демонстрировать
многочисленные случаи «злоупотребления доверием»55 .
Исследователи концентрируют
внимание на следующих негативных явлениях, возникающих внутри сетевых множеств:
? феномене «провала сетей»,
который способствует возникновению рецидивов «местечковости»,
созданию «локальных анклавов»
производства и занятости, теряющих чувство перспективы и превращающихся в аутсайдеров56 ;
? многочисленных фактах «сетевых монополий», дискриминирующих своих конкурентов;
? антисоциальном характере
некоторых систем доверия, возникающих в сетевых контекстах57 .
Таким образом, «сетевые контексты» высокого доверия могут
выполнять как позитивную, так
и негативную функции. А это, в
свою очередь, указывает на следующие их особенности. Несмотря на сам факт внутренней соли-
63
Социология №2 2008
руется на базе самых разнообразных форм «социальной локальности». К ним принадлежат, во-первых, такие традиционные виды,
как семейно-родственные общины
или кланы. Во-вторых, другие
виды социальной близости, которые являются следствием длительных форм взаимовыгодного
экономического, профессионального и творческого содружества.
«Вектор действия» сетевых
структур, возникающих в системе рыночного обмена, может быть
направлен как «против» расширяющегося рыночного порядка, так
и способствовать объективно его
развитию, создавая новые, конкурентоспособные формы экономической организации.
Одним из негативных проявлений сетевых структур, функционирующих в рамках рыночной экономики, являются многочисленные случаи коррупции. Они, вопервых, возникают в регулятивном пространстве взаимодействия
государственных структур и рыночной экономики. Во-вторых,
принимают разные обличья, или,
проявляясь в легальных формах
лоббизма, или, в крайних своих
вариантах, превращаются в криминальные сообщества, где сращиваются нелегальные интересы
отдельных представителей власти
и бизнеса.
Ссылки:
1
См.: Granovetter M. Economic
Action and Social Structure: The
problem of Embeddedness //
American Journ al of Sociology.
1995. V. 91. P. 496?497; Granovetter
M. Business Groups // The
Эк
ономическая социология
Экономическая
Handbook of Economic Sociology.
N.Y. 1994. P. 461?466.
2
Пауэлл У., Смит-Дор Л. Сети
и хозяйственная жизнь // Западная экономическая социология:
Хрестоматия современной классики. М., 2004. С. 255.
3
Уильямсон О. Экономические
институты капитализма. М., 1996.
С. 636?637.
4
Пауэлл У., Смит-Дор Л. Сети
и хозяйственная жизнь? С. 245.
5
Там же. С. 255.
6
Там же. С. 256.
7
Там же.
8
Менар К. Теория организаций:
разнообразие соглашений в развитой рыночной экономике //
Институциональная экономика. М.,
2005. С. 204.
9
Там же. С. 204?205.
10
Пауэлл У., Смит-Дор Л. Сети
и хозяйственная жизнь? С. 256.
11
Там же. С. 259.
12
Там же. С. 259.
13
Там же. С. 258.
14
Олейник А. Модель сетевого
капитализма // Институциональная экономика. М., 2005. С. 370.
15
Там же.
16
Второй тип регионального
сотрудничества, основанного на
сетевых отношениях, наблюдаемый в Силиконовой долине США,
мы объединили с типами сетевого
партнерства в области научно-исследовательских работ. Поскольку
базой социальной солидарности
внутри них является не столько
территориально-географическая
близость, сколько принадлежность членов этих сетевых форм
социального партнерства к тем
или иным научно-технологических
сообществам, школам.
64
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
«Социальные факторы в развитии
принципов менеджмента в системе японских трудовых отношений». М.: МГУ, 1993. В этом исследовании убедительно показывается влияние традиционных
японских ценностей (точнее, синкретизма трех элементов японской
культуры ? «синто», «дзен-буддизма» и конфуцианства) на формирование этики трудового и
организационного поведения в современных японских фирмах и
корпорациях. Причем эти элементы действуют на индивидуальном,
групповом и организационном
уровнях. Ценности «синто» наиболее сильным образом воздействуют на организационный уровень,
который генерализирует действия
практически всех японцев в единое общее направление, ориентируя их на важнейшие национальные идеалы и сплачивая их
на национальном уровне. Конфуцианство «отвечает» за групповой
уровень, то есть трудовые отношения и трудовое поведение на
уровне групп. Дзен-буддизм в свою
очередь «ответственен» за личностное развитие персонала и его
ценности реализуются на индивидуальном уровне. См.: Степанов О.А.
Социальные факторы в развитии
принципов менеджмента в системе японских трудовых отношений.
М., МГУ, 1993. С. 9?10.
43
Cole R. Work, Mobility and
Partici pation: A Comparative Study
of American and Japanese Industry.
Berkeley, 1979. P. 263; Цит. по:
Пауэлл У., Смит-Дор Л. Сети и
хозяйственная жизнь? С. 392.
44
Cole R. Work, Mobility and
Partici pation: A Comparative Study
Пауэлл У., Смит-Дор Л. Сети
и хозяйственная жизнь? С. 259.
18
Там же. С. 260.
19
Там же.
20
Верховин В.И. Трудовое поведение. М., 2003. С. 70.
21
Там же.
22
Пауэлл У., Смит-Дор Л. Сети
и хозяйственная жизнь? С. 261.
23
Верховин В.И. Трудовое поведение. С. 78?79.
24
Пауэлл У., Смит-Дор Л. Сети
и хозяйственная жизнь? С. 258.
25
Там же. С. 263.
26
Там же. С. 262?263.
27
Оучи У.Г. Методы организации производства: японский и американский опыт. М., 1984. С. 33.
28
Там же.
29
Оучи У.Г. Методы организации производства: японский и американский опыт? С. 39?40.
30
Там же.
31
Там же, с. 40.
32
Оучи У.Г. Методы организации производства: японский и американский опыт? С. 40.
33
Там же. С. 40?41.
34
Пауэлл У., Смит-Дор Л. Сети
и хозяйственная жизнь? С. 262.
35
Там же.
36
Оучи У.Г. Методы организации производства: японский и американский опыт? С. 263.
37
Там же. С. 37, 41.
38
Там же. С. 37.
39
Там же.
40
Там же. С. 38.
41
Там же. С. 39.
42
Серьезный анализ особенностей японского национального этоса на примере социально-трудовых отношений внутри и межфирменного сотрудничества дал Степанов О.А. в своей диссертации
17
65
Социология №2 2008
of American and Japanese
Industry? P. 120.
45
Оучи У.Г. Методы организации производства: японский и американский опыт? С. 33.
46
Cole R. Work, Mobility and
Partici pation: A Comparative Study
of American and Japanese Industry.
Berkeley, 1979.
47
Пауэлл У., Смит-Дор Л. Сети
и хозяйственная жизнь? С. 263?
266.
48
Там же. С. 263?264.
49
Там же. С. 264.
50
Те же особенности социальной интеграции наблюдаются в
рамках сетевых форм социального партнерства в области научноисследовательских работ, не обязательно привязанных к конкретному региону.
51
В особой степени эти относится к фирмам, занятых в секторах венчурного бизнеса, где
«работают» сетевые методы найма персонала, который должен
обладать высоким уровнем идентичности своих интересов с лидерами организации (хозяевами и
менеджментом), а не ориентироваться в своих профессиональных
предпочтениях на быстро меняющуюся конъюнктуру рынка.
52
Робертс Б. Неформальная
экономика и семейные стратегии
// Неформальная экономика. Россия и мир. М.,2000. С. 319.
53
Там же. С. 314?315.
54
Грановеттер М. Экономическое действие и социальная структура: проблема укорененности //
Западная экономическая социология. М., 2004. С. 141.
Эк
ономическая социология
Экономическая
Там же. С. 137?142.
См.: Powel W.W. Getting Into
Print: The Decision-Making Process
in Scholarly Publishing. Chicago.
1985; Glasmeier A., Sugiura N.
Japan?s Manufacturing System:
Small Business, Subcontracting and
Region al Complex Formation //
Intern ational Journal of Urban and
Region al Research. 1991. Vol. 15. P.
395?414.
57
По этому поводу М. Грановеттер утверждает, например,
следующее: доверие, порожденное личными отношениями, самим
своим существованием открывает
огромные возможности для мошенничества. Подобный элементарный факт социальной жизни
лежит в основе злоупотребления
«доверием», которое порою используют для симулирования определенных, подчас длительных
отношений со скрытыми намерениями. К силе и обману наиболее
эффективно прибегают группы
людей, часто связанные сетевой
близостью. Структура этих групп
требует определенного уровня
внутреннего доверия, которое,
как правило, вытекает из ранее
сложившихся отношений. Сложные схемы взяток и подтасовок
едва ли возможны для индивидов,
действующих в одиночку. См.: Грановеттер М. Экономическое действие и социальная структура:
проблема укорененности. Западная
экономическая социология. М.,
2004. С. 141.
58
Грановеттер М. Экономическое действе и социальная структура: проблема укорененности?
С. 131?158.
55
56
66
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
© 2008
Г.Н. Соколова
??????????? ?????? ??????????????
???????? ? ?????????? ?????????
необходимо обеспечить модернизацию экономики путем внедрения современных технологий и
максимального использования интеллектуального потенциала страны. Реализация экономической
стратегии обусловливает решение
социальных проблем инновационного развития белорусского общества [1. С. 6?10]. Успешность модернизации является также и залогом эффективности инновационных процессов как ключевых моментов общего процесса развития
производительных сил.
Цикличный характер процесса
модернизации в условиях развития мирового хозяйства обоснован
выдающимся российским экономистом Н.Д. Кондратьевым, создавшим теорию малых(3?5 лет),
средних (7?11 лет) и больших
(около 50 лет) циклов конъюнктуры, в работе «Большие циклы
конъюнктуры» [2. С. 24?49]. На
временном отрезке в 140 лет он
обосновал наличие трех больших
циклов экономической конъюнкту-
???????????? ??? ?????????
????????????? ?????????
Беларусь вступает во второе
пятилетие XXI в., в ходе которого планируется перейти на инновационный путь социально-экономического развития. Этот переход
предстоит осуществлять в условиях мирового экономического развития в направлении единого информационного пространства, интенсивного обмена знаниями и технологиями, определяемых термином «глобализация». И при этом
необходимо учитывать специфику развития Республики Беларусь
как постсоветского государства,
не имеющего опыта рыночных
отношений, и как «сборочного
цеха» бывшего СССР, сосредоточившего в себе значительную
часть интеллектуального потенциала бывшего Советского Союза.
Анализ ситуации показывает, что
в реальном секторе экономики в
основном исчерпаны возможности
наращивания производства за счет
экстенсивных факторов, поэтому
67
Социология №2 2008
Н.Д. Кондратьев
ры ( под «экономической конъюнктурой» каждого данного момента
понимается направление и степень
изменения совокупности элементов
хозяйственной жизни, по сравнению с предшествующим моментом), чередующихся примерно через полвека, и показал, что начало каждого цикла знаменуется
активным внедрением новых знаний, новых технологий и новых
отраслей производства, т.е. активной инновационной деятельностью, обеспечивающей создание,
освоение и использование инноваций. Такими ключевыми моментами являются: первая промышленная революция (1795?1845),
которая охватила почти все основные отрасли промышленности ?
прядильную, ткацкую, химическую, металлургическую и др.; революция паровых машин (1845?
1895) ? внедрение таких технических изобретений, как паровоз,
турбина, пароход, первый автомобиль и др.; революция электрических машин (1895?1945) ? пе-
Эк
ономическая социология
Экономическая
реворот в области химической и
электротехнической промышленности. Следуя методологии Н.Д. Кондратьева, можно проследить
четвертый цикл ? научно-техническую революцию в области микроэлектроники и атомной энергетики (1945?1995), а также ? пятый цикл ? революцию в области
нано- и биотехнологий, информационных технологий (2000-е гг. и
далее). Согласно Кондратьеву,
каждый этап модернизации сопровождается реорганизацией производственных отношений. Эта реорганизация происходит в рамках
одной экономической формации,
отражая во многом принципы реорганизации производственных
отношений между людьми, определяемые новыми приоритетами
научно-технического прогресса.
Характерно, что в каждом из
названных циклов освоение и использование инноваций сопровождалось значительными социальными изменениями в хозяйственной жизни общества. На макроуровне это связано с поисками
рынков сырья и сбыта продукции
как следствием радикального повышения производительности труда; на мезоуровне ? с изменением структуры занятости населения
и временным повышением уровня
общей и структурной безработицы. На микроуровне это выражается в формировании новых адаптационных стратегий предприятий
и организаций.
Таковы общие закономерности
развития мирового хозяйства. Но
они не затронули экономического
развития советских государств,
которые не были включены в
68
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
водителей действует специфический экономический закон неуклонного роста производительности
труда.
Имели место и другие объяснения невозможности экономических циклов в СССР. Непризнание
этих циклов связывалось с характером плановой экономики административного типа, в которой
отсутствует встроенный экономический механизм формирования
«длинных волн», а крупномасштабные хозяйственные решения
принимаются зачастую произвольно, под влиянием субъективных
желаний или амбициозных устремлений. По мнению ряда экономистов, такой метод управления
общественным производством закономерно приводит к неестественному, произвольно деформированному развитию экономики и
разрушает естественные циклические колебания, порождаемые
эндогенными (внутренними) факторами.
По мнению белорусского экономиста И.М. Абрамова, и первая,
и вторая позиции являются односторонними. Первая ? рассматривает экономику СССР не в ее реальном виде, а такой, какой она
должна быть исходя из теоретических представлений о социалистической экономике. Второй позиции в значительной мере присущ экономический нигилизм, охвативший большую часть советской интеллигенции, сторонники
которой не учитывали, что если
бы управленческие решения состояли хотя бы на 1/4 из волевых
приказов, то советская экономика давно бы обанкротилась. Оче-
сложный процесс мировой экономики. Советские государства «не
проходили» научно-технических
революций в их полном объеме,
поэтому возникла необходимость в
создании собственной модели инновационного развития.
Если на Западе практически не
прекращались исследования различных циклов, то в Советском
Союзе, после опубликованной в
1928 г. фундаментальной работы
Н.Д. Кондратьева «Большие циклы конъюнктуры», наступил застой, который продолжался до середины 1980-х гг. Причиной подобного отношения к одной из важнейших закономерностей развития
общественного производства явилось господство в экономической
науке догматизма, когда представления о реальности (а нередко и сама реальность) подгонялись
под теоретические, оторванные от
жизни абстракции. Существовала
точка зрения, что в СССР экономическое развитие идет по пятилетним и перспективным планам,
в строгом соответствии с которыми функционируют все государственные предприятия. Капитальные вложения направляются в
народное хозяйство равномерно,
производство каждого продукта
обеспечивается ресурсами в необходимом количестве. Таким образом, разумное централизованное
управление народным хозяйством
обеспечивает неуклонное, бескризисное развитие экономики. Считалось, что социализму, в отличие от капитализма, внутренне
присущи высокие, стабильные
темпы развития экономики, что в
обществе ассоциированных произ-
69
Социология №2 2008
видно, во-первых, большая часть
волевых приказов была разумна и
своевременна; во-вторых, многие
неразумные и несвоевременные
решения бойкотировались экономической системой и остались
главным образом на бумаге; в-третьих, отдельные волевые решения, малоэффективные в целом,
приносили кратковременный, местный успех, который частично
покрывал убытки. Было бы неправильным, считает ученый, полно-
стью отказывать советской экономике в естественности развития и
отрицать возможность экономических циклов в СССР. Вместе с тем,
отмечается, что по мере роста
масштабов советской экономики в
последние десятилетия быстро
повышалась инерционность экономических явлений, их нечувствительность к внешним воздействиям и попыткам государствен-
Эк
ономическая социология
Экономическая
ного аппарата оперативно изменить структуру народного хозяйства [3. С. 7?9]. С последствиями
этой инерционности и связаны основные не решенные до сих пор
проблемы, названные в «Основных направлениях социально-экономического развития Республики Беларусь на 2006?2015 годы».
Рассмотрение инновационной
ситуации, развернутой в Государственной программе инновационного развития Республики Беларусь на 2006?20I0
годы [4. C. 10?36]
показывает, что в
сфере становления
инновационной экономики просматриваются проблемы,
нерешаемость которых негативно влияет на развитие общества в целом.
Прежде всего, речь
идет об обеспечении
способности (восприимчивости) к инновационному развитию, связанному со
свойством системы
генерировать научно-технические
идеи, создавать, осваивать и использовать инновации.
Для обеспечения инновационной
активности как деятельности, направленной на создание, освоение
и использование инноваций, необходимо не только осознание потребности в инновационной экономике, зафиксированное в Программе инновационного развития,
но и создание соответствующих
экономических условий. С одной
70
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
зация ? не наращивание объемов производства, а гибкость технологий и высокий удельный вес
в них программно-информационных элементов.
Современная модернизация
подразумевает, таким образом, не
наращивание масштабов экономической деятельности, а достижение равноправного положения по
отношению к «core economics» (по
И. Валлерстайну, «ключевым экономикам», которые служат импульсом технологических и социальных перемен), что исключает
путь простой имитации ведущих
социально-производственных систем мира.
Согласно концепции Н.Д. Кондратьева, большие циклы экономической конъюнктуры, развертывающиеся на макроуровне, выявляются в едином процессе динамичного развития со средними циклами (мезоуровень) и малыми циклами (микроуровень), которые как
бы «нанизываются» на волны больших циклов. В этой динамике,
макроуровень представляет собой
происходящую на основе базисных инноваций смену лидирующих технологических укладов
(примерно раз в 50 лет), связанную с изменением структуры отраслей производства; мезоуровень
? происходящие с периодичностью примерно в 10 лет изменения
внутри отраслей, в связи со сменой поколений техники и обновления активной части основных фондов; микроуровень ? постоянное
обновление моделей и модификаций продукции и совершенствование ее параметров на базе улучшающих инноваций в рамках про-
стороны, это объем научно-технических изобретений и открытий,
соответствующих прогрессивному
технологическому укладу, а с другой ? наличие хозяйственных возможностей применения этих изобретений и открытий на практике.
В отечественной экономике и
социологии сложилось собственное
представление о феномене модернизации [5]. Согласно этому представлению, модернизация, вопервых, трактуется не столько
как развитие современных производственных мощностей, сколько
как преодоление технологической
зависимости. Речь идет в первую
очередь не о создании новых
сверхсовременных предприятий,
напоминающих американские, немецкие или японские, а о способности генерировать передовые
научно-технические идеи и экспортировать результаты НИОКР.
Модернизация не означает имитации технико-производственной
структуры ведущих западных государств.
Во-вторых, в условиях глобализации для модернизации необходимы включение страны в мирохозяйственные связи и использование научно-технических достижений партнеров и соперников.
Модернизация на основе изоляции
национальной экономики, как это
пытались сделать в Советском Союзе, обречена на неудачу.
В-третьих, модернизация сегодня требует не столько роста
выпуска отдельных видов товаров,
сколько создания возможностей
для быстрого переключения с одних информационных технологий
на другие. Современная модерни-
71
Социология №2 2008
мышленных предприятий [6].
Базисные инновации (макроуровень), связанные со сменой
технологических укладов, создают фундамент для появления новых отраслей промышленности и
образования новых рынков. Они
основываются на значимых технических изобретениях и открытиях, глубоких изменениях в технике производства и обмена, изменении условий денежного обращения. Осуществление базисных инноваций требует значительного
объема долгосрочных инвестиций
для радикального обновления устаревших основных фондов и, как
правило, происходит при участии
государства и крупного капитала.
Улучшающие инновации появляются в ходе практической реализации новых возможностей, заложенных базисными нововведениями, и направлены на освоение
новых рыночных ниш, за счет
адаптации новых товаров и технологий к требованиям спроса. На
мезоуровне они связаны со сменой моделей техники, модификации технологий в рамках отраслей,
а на микроуровне ? с постоянным обновлением моделей продукции в рамках промышленных
предприятий и организаций. Осуществление улучшающих инноваций не требует крупных капиталовложений и осуществляется, в
основном, за счет собственных
средств предприятий.
Жизненный цикл инновации
ограничивается тем, что по мере
насыщения рынка, уровень спроса снижается и объем капитала,
задействованного в данной рыночной нише, оказывается избыточ-
Эк
ономическая социология
Экономическая
ным. Наступает спад инновационной активности, снижаются объемы и ухудшается структура инвестиций. Для этого периода характерно увеличение численности «псевдоинноваций», ассоциируемых, скорее, с понятием моды,
нежели технического прогресса.
Осуществление подобного типа
инноваций, улучшающих устаревшие в своей основе поколения техники и технологий, приводит к
неэффективному использованию
инвестиционных ресурсов.
Для успешной модернизации,
государству, независимо от его
территориальных размеров и природных условий, необходимо
иметь значительный уровень развития науки в качестве собственного источника технологических
нововведений и среды для ассимиляции приобретаемых технологий.
Этот уровень определяется структурой и состоянием науки и экономики в целом, политическими и
социально-экономическими целями развития общества. Достигнутый уровень научно-технического
прогресса должен не просто поддерживаться, а постоянно расти,
опережая рост производства. В
противном случае будет разрушаться инновационная база социально-экономического развития.
?????? ??????????????
???????? ??? ??????
???????????? ???????????????
? ??????????
Стратегическое значение для
страны в глобальном масштабе
имеет выбор модели инновационного развития. Она может быть
ориентирована на генерацию пе-
72
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
инновационной трансформации
национальных
экономик
[8. С. 197?200]. Наиболее прогрессивна стратегия «наращивания», направленная на обеспечение наращивания, на базе высоких технологий, выпуска новой
редовых технологических инноваций и их доведение до состояния
рыночного продукта или, преимущественно, на восприятие иностранных технологий с их доработкой и адаптацией. В тактическом
плане, инновационная политика
напрямую зависит
от экономического
базиса страны. Для
стран с развитой
рыночной экономикой главной задачей
является ее совершенствование, для
стран с трансформационной экономикой ? формирование инновационной политики. Международным индикатором стремления государства к
развитию науки как
базовой составляющей экономики является наукоемкость
валового
внутреннего продукта (ВВП). Для
стран, избравших
инновационный
путь развития в качестве приоритетного, пороговое
значение наукоемкости ВВП, с точки
зрения экономической и научно-технической безопасности, составляет 2%, в Беларуси ?
0,69% от ВВП [7].
Концепция инновационной политики постсоветских государств
предусматривает три варианта
конкурентоспособной продукции с
использованием собственного научно-технического и производственно-технологического потенциала и привлечением зарубежно-
73
Эк
ономическая социология
Экономическая
Социология №2 2008
го опыта. Менее прогрессивна
стратегия «заимствования», направленная на освоение выпуска
наукоемкой продукции, производимой ранее в развитых индустриальных странах, с использованием собственного инновационного потенциала страны. Далее наращивается производство продукции с развитием научно-технического и промышленного потенциала, способного самостоятельно
проводить работы по всему инновационному циклу ? от создания
до реализации инновационной
продукции. Наименее прогрессивна стратегия «переноса» ? направленная на освоение производства
продукции новых поколений,
пользующейся спросом за рубежом, путем закупки лицензий на
высокоэффективные высокие технологии. При благоприятных условиях, в стране создается и развивается собственный научно-технический и промышленный потенциал, обеспечивается воссоздание
всего цикла ? от фундаментальных исследований до производства
и реализации конкурентоспособной
продукции на рынках страны и за
рубежом. Общим для каждой из
стратегий является активизация
инновационной деятельности, а их
отличие состоит в соотношении
исходных (финансовых и материально-технических) возможностей
страны и достигаемых результатов. Неизменно одно ? поэтапное
формирование инновационного
потенциала, способного в перспективе обеспечить достижение поставленных целей.
Анализ структуры белорусской
модели инновационного развития,
по соотношению в ней традиционных, новых и высоких технологий [9], показал, что в 2006 г.
78,4% всей продукции изготовлялось по традиционным технологиям, 15,6% ? по новым и только
6,0% ? по высоким технологиям.
В прогнозном периоде, к 2025 г.,
по традиционным технологиям
будет изготовляться 62,3%, по
новым ? 29,1%, по высоким технологиям ? 8,6%. Получается, что
по структуре (традиционные, новые, высокие), нынешняя модель
состоит на 4/5 из традиционных
технологий, на 1/6 ? из новых
технологий, на 1/20 ? из высоких технологий (см. табл.).
Прогнозируется, что удельный
вес традиционных технологий ежегодно уменьшается на 0,8% в год,
за счет увеличения доли новых
технологий на 0,7% и высоких технологий ? на 0,1% в год. При сохранении подобных темпов, Бела-
Таблица
Изменение структуры произведенной продукции
в зависимости от используемых технологий в прогнозном периоде, %
????????????
??????????
????????????
?????
???????
2006
78,4
15,6
6,0
2010
72,9
20,6
6,5
74
????
2015
69,5
23,5
7,0
2020
65,1
27,3
7,6
2025
62,3
29,1
8,6
Эк
ономическая социология
Экономическая
русь к середине XXI в. будет иметь
около половины (46,2%) традиционных технологий, около половины (42,6%) новых технологий и 1/
10 (11,2%) высоких технологий в
их общем объеме. Исходя из прогнозных показателей, можно назвать такую модель эволюционирующей, с постепенной сменой
ориентаций с традиционных на
новые и высокие технологии. Подобная модель инновационного
развития осуществляется в режиме модернизации производства, с
тем чтобы снизить долю традиционных технологий и повысить долю
новых и высоких технологий. Так
проявляет себя эволюционирующий тип модели инновационного
развития, заложенный в стратегию эволюционного социально-экономического развития страны.
Названный тип модели инновационного развития во многом
обусловливает слабую восприимчивость хозяйствующих субъектов
к инновационной деятельности,
т.е. деятельности, направленной на
разработку, внедрение и использование новых видов изделий,
новых технологий, организационных форм, генерирование новых
организационно-экономических
отношений. Сама же инновационная деятельность, предназначение
которой быть внутренней пружиной инновационных процессов,
модифицируется в деятельность
по адаптации хозяйствующих
субъектов к изменениям в рыночной ситуации.
Эволюционирующая модель
инновационного развития минимизирует возможные риски, но
Социология №2 2008
не способствует в достаточной
мере развитию инновационной
восприимчивости, которая модифицируется в адаптационные
стратегии хозяйствующих субъектов. Инновационную восприимчивость мы определяем как способность генерировать передовые научно-технические идеи
и готовность гибко перестраивать производство в соответствии с созданием, освоением и использованием инноваций.. Если способность генерировать новые идеи определяется
масштабностью и уровнем развития новых и высоких технологий
в стране, то готовность перманентно перестраивать производство в соответствии с созданием,
освоением и использованием инноваций, связана «изнутри» с инновационной восприимчивостью
хозяйствующих субъектов, а «извне» ? с инновационной политикой государства, определяющей
модель инновационного развития.
На уровне хозяйствующего
субъекта, инновационная восприимчивость определяется взаимодействием факторов внешней и
внутренней среды. С одной стороны, она находится в зависимости
от национальной инновационной
политики и состояния рынка научно-технологических услуг, а с
другой ? от типа инновации, характеристик и организационной
структуры предприятия, определяющих его инновационную стратегию. Все эти факторы взаимосвязаны и взаимодействуют как
единое целое, образуя среду функционирования вовне и внутри
75
Социология №2 2008
предприятия. Выявление и оптимизация механизмов данного взаимодействия должны привести к
усилению инновационной восприимчивости на уровне предприятия.
???????????? ????? ??????
? ?????????? ? ????????
????????? ??????????
?????????? ?????????
Основная цель развития трансформационных процессов ? обновление производительного потенциала общества и рост его благосостояния. Но исторически закономерное не всегда совпадает с
логически ожидаемым, и чаще
всего причиной этого несовпадения является противоречие между декларированными целями и
применяемыми средствами трансформационных преобразований.
Наиболее рельефно это противоречие проявляется в экономической сфере, где программные цели
? повышение уровня и качества
жизни всего населения ? входят
в контраст с предлагаемыми средствами достижения этой цели,
через санацию убыточных предприятий и модернизацию отраслевой структуры экономики. Эти
средства являются закономерными по своей сущности, но содержат социальные риски снижения
уровня жизни определенных слоев населения, которые нужно
предвидеть и вводить соответствующие компенсаторные механизмы. Данное противоречие является источником внутренней
противоречивости социальных
Эк
ономическая социология
Экономическая
тенденций, связанных с поворотом государственной социальной
политики в направлении инновационного развития. «Внешне» ?
они положительны, но «внутри»
отягощены грузом возможных негативных последствий начавшихся трансформационных преобразований.
В соответствии с Основными
направлениями социально-экономического развития Республики
Беларусь на 2006?2015 гг., как
считают белорусские экономисты,
будут приняты меры по активизации развития реального сектора экономики. В первую очередь
это касается его структурной
трансформации. Она будет проводиться по двум направлениям.
Первое (структурная санация экономики) ? оздоровление существующей экономической структуры и прежде всего государственного сектора экономики, на основе снижения доли убыточных производств, что позволит аккумулировать средства на первоочередное развитие «точек роста». Второе направление (модернизация
национальной экономики) ? создание и развитие новых наукоемких ресурсо- и энергосберегающих
производств и целых отраслей. Все
это в совокупности позволит обеспечить выход республики на качественно новый уровень социально-экономического развития [10].
Однако структурная санация
экономики затронет все убыточные предприятия, составляющие,
по крайней мере, 1/5 всех предприятий. А это, в соответствии с
мировыми тенденциями реоргани-
76
Эк
ономическая ??оциология
Экономическая
зации социально-экономических
отношений, вызовет повышение
уровня общей безработицы и снижение уровня жизни временно
высвобожденного населения. Позитивная тенденция снижения уровня регистрируемой безработицы
(1,5%) может смениться негативной тенденцией роста как общей
(7,0%), так и структурной безработицы. Санация экономики, направленная на снижение доли
убыточных предприятий, неизбежно вызовет
рост общей
безработицы,
а создание новых наукоемких производств и новых
отраслей, взамен старых, ?
возникновение
и рост структурной безработицы и, следовательно,
снижение
уровня жизни
временно высвобожденного
населения.
Позитивная тенденция уменьшения дисбаланса между спросом
и предложением рабочей силы наблюдается лишь в количественном
отношении. В качественном аспекте структура спроса на рабочую
силу существенно не изменилась.
Рынок труда по-прежнему ориентирован на рабочие профессии,
которые составляют 80% от общего числа вакансий [11. С. 10?12].
И такая ситуация остается устой-
Социология №2 2008
чивой в течение ряда лет. Задача, реализуемая государственными органами Республики Беларусь, ? использовать новые технические, технологические и информационные возможности для
выведения страны в разряд технологически развитых государств.
Однако исторический опыт стран
с развитой рыночной экономикой
свидетельствует о том, что постоянно сохранять основные пропорции на рынке труда практически
невозможно. Существующий дисбаланс между спросом и предложением рабочей силы, имеющий
до сих пор тенденцию к уменьшению (2,4 человека на одну вакансию в 2006 г.), может возрасти, и тем в большей степени, чем
быстрее осуществляются инновационные преобразования, структурные и технические изменения.
Следует учитывать и то обстоятельство, что при условии стабильной экономики, невысокой
77
Социология №2 2008
реальной безработицы и прочного
финансового положения государства, негативные последствия технологических и структурных изменений проявляются слабо. В условиях трансформационной экономики это может быть чревато негативными социальными последствиями, в плане усиления дисбаланса спроса и предложения
рабочей силы на рынке труда.
Позитивная тенденция улучшения материального благосостояния и социального настроения в
обществе основана на проведении
курса социально ориентированной
экономики рыночного типа. Государственный выбор республики в
пользу социально ориентированной экономики характеризуется в
настоящее время позитивными
тенденциями в социальном настроении практически всех групп общества. Но эти тенденции сопровождаются рядом социальных
проблем, главная из которых ?
проблема баланса социального и
экономического компонентов, так
как издержки, сопровождающие
внедрение неэкономических ценностей, предполагают потерю экономической эффективности производства. Реализация социально
ориентированной экономики связана, в частности, с уменьшением коэффициента дифференциации денежных доходов общества.
Так, в 2006 г. он составлял 5,6 раз,
что является минимально допустимым рыночным стандартом. В
экономической практике поднятие
денежных доходов бедных слоев
населения до уровня бюджета
прожиточного минимума (БПМ) и
Эк
ономическая социология
Экономическая
создание определенных гарантий
для социально уязвимых слоев
населения связывается, с одной
стороны, ? с темпами повышения
ВВП, достигшими в 2006 г. 10%
[12. С. 331], и, соответственно, ?
повышением заработной платы. С
другой стороны, ? это связано с
перераспределением денежных
доходов между обеспеченными и
бедными слоями населения в
пользу последних. Уменьшение
бедного слоя происходит за счет
увеличения базового слоя, составляющего 2/3 всего населения. Социальным следствием этих процессов, является: снижение трудовой
мотивации в силу выравнивания
оплаты труда разной природы и
разного уровня квалификации, а
также ? смещение профиля экономической стратификации общества в сторону малооплачиваемых
слоев населения. Критическое значение коэффициента дифференциации денежных доходов населения ? 5,6% (при доле страты со
среднедушевым денежным доходом ниже уровня БПМ в 11,2% от
всего населения) уже достигнуто.
Дальнейшее уменьшение доли
населения со среднедушевым денежным доходом ниже уровня
БПМ требует перехода экономики на инновационный путь развития. А этот переход, в свою очередь, может сопровождаться ростом как общей, так и структурной
безработицы, с ее временными,
но достаточно ощутимыми социальными проблемами.
Ситуация в социальном аспекте может осложняться тем, что в
Беларуси в течение последних лет
78
Эк
ономическая социология
Экономическая
прирост реальных доходов населения превышал прирост валового
внутреннего продукта. Так, по
расчетам экономистов [13], в 2006
г. ВВП вырос почти на 10%, а доходы населения ? на 18%, что
свидетельствует о нарушении равновесия между мерой труда и мерой потребления в стране. Возможное снижение уровня потребления
домохозяйств может вызвать снижение социального настроения в
обществе. В целом же, есть основания полагать, что социальные
последствия функционирования
эволюционирующего типа модели
инновационного развития будут
предельно смягчены. Возможные
негативные социальные тенденции, если только они не будут
вызваны ростом цен на энергоносители и соответствующим снижением уровня жизни населения,
будут проявляться постепенно,
однако в соответствии с общими
закономерностями циклического
развития производительных сил.
По оценкам российских экономистов, программа социально-экономического развития Российской
Федерации также ориентирована
на «инерционно-эволюционную
стратегию» [14. С. 283]. Эволюционный тип модели инновационного развития, характерный для
России и Беларуси, связан с долговременным выходом бывшего
СССР из закономерного развития
мирового хозяйства и определяется «многослойностью» национальных экономик, со значительной (до 70%) долей традиционного уклада. Это создает схожие
трудности перехода к инновацион-
Социология №2 2008
ному развитию, которые нельзя
недооценивать. Во-первых, они
связаны с тем, что в технических
процессах, соответствующих мировому уровню, задействовано в
этих странах не более 1/5 прогрессивной части парка машин и
оборудования. Так, доля пятого
технологического уклада, основанного на информационных технологиях, составляет в Беларуси
и России около 1/10 ВВП, тогда
как в странах-лидерах мирового
научно-технического прогресса
эта доля достигает половины валового внутреннего продукта. Вовторых, приоритетное развитие
производств, в которых страны
имеют конкурентные преимущества, не может не сопровождаться свертыванием других, неэффективных производств, что чревато негативными социальными
последствиями, в частности, возникновением структурной безработицы.
Следует учитывать, что предстоящее десятилетие ? это период мирового научно-технического переворота, когда будет происходить замена последних поколений техники и технологий пятого технологического уклада первыми поколениями шестого уклада, который станет определяющим
в условиях перехода к шестому
Кондратьевскому циклу. Научнотехнологический переворот будет
сопровождаться волной базисных
инноваций в авангардных странах.
Чтобы не допустить чрезмерного
технологического отставания, инновационные модели Беларуси и
России ориентируются на «стра-
79
Социология №2 2008
тегии инновационно-технологического прорыва» [14. С. 284],
когда инновации выступают как
«точки роста» в циклическом процессе общей модернизации, как
«качественные скачки», обеспечивающие принципиально новое
развитие техники и технологий,
переход от одного технологического уклада к другому, более высокому.
Исходя из мирового опыта, необходимо отслеживать социальные последствия проведения
экономических реформ и разрабатывать компенсаторные механизмы с помощью социологической
экспертизы экономических преобразований [15. С. 260?274], предназначение которой ? способствовать реальному государственному
контролю над балансом экономических и социальных издержек в
ходе решения государственных
программных задач.
Литература
1. Основные направления социально-экономического развития
Республики Беларусь на 2006?
2015 годы. Мн., 2006.
2. Кондратьев Н.Д. Большие
циклы конъюнктуры // Кондратьев Н.Д. Избранные сочинения. ?
М.: Экономика, 2002.
3. Абрамов И.М. Циклы в развитии экономики СССР. Мн.: Наука и техника, 1990.
4. Государственная программа
инновационного развития Республики Беларусь на 2006?2010 годы.
Мн., 2006.
5. Нестеренко А. Переходный
период закончился. Что дальше?
Эк
ономическая социология
Экономическая
// Вопросы экономики. 2000. № 6.
С. 4?17.
6. Соколова Г.Н. Роль инновационных процессов в модернизации постсоветской промышленности // Общество и экономика.
2001. № 2. С. 168?173.
7. Гончаров В.В. Наука в инновационной системе Беларуси:
функциональный аспект // Наука
и инновации. 2007. № 6. С. 57?62.
8. Марков А.В. Государственная инновационная политика: теоретические основы и механизм
реализации. ? Мн.: ИООО «Право и экономика», 2005.
9. Иванова Е., Линчевская О.
Перспективы технологического
развития инновационной экономики Беларуси в 2006?2025 гг. //
Наука и инновации. 2006. № 9(43).
С. 59?62.
10.Шимов В.Н. Беларусь: от
экономического кризиса к устойчивому росту // Белорусский экономический журнал. 2006. № 2.
С. 25?27.
11. Мониторинг рынка труда
Республики Беларусь за 2006 год.
Мн.: ГУ Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь, 2007.
12. Республика Беларусь, 2007:
Стат. сб. Мн.: Министерство статистики и анализа РБ., 2007.
13.Заико Л.Ф. Посчитали ? не
прослезились // Бизнес-журнал
«Дело». 2007. № 12. С. 16?17.
14. Инновационный тип развития экономики России. М.: Изд-во
РАГС, 2005.
15.Соколова Г.Н. Рынок труда
Республики Беларусь: экономические вызовы и социальные ответы.
Мн.: Белорусская наука, 2006.
80
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
П.А. Сорокин
???????????
??????????????? ??????
(?? ?????? ???????? ?????????? ????)
От редакции. Вниманию читателей журнала предлагается перевод главы
из фундаментального труда П.А. Сорокина «Contemporary Sociological
Theories» ? «экуменической» книги в области истории социологии, по словам сорокинского ученика Роберта Мертона. На английском языке книга
впервые была издана в 1928 г. и в течение более двух десятилетий служила главным пособием по истории социологии для студентов американских колледжей и университетов. Ее научный и педагогический потенциалы еще далеко не исчерпаны, поэтому ее, несомненно, следует рекомендовать в качестве учебного пособия и нынешним российским студентам и аспирантам социологических факультетов.
В нашем журнале уже была опубликована вторая глава этой книги «Школа
Фредерика Ле Пле» (см.: Социология. 2006. № 1). Полностью перевод книги
П.А. Сорокина будет издан в рамках серии «Социальная мысль России».
Все примечания принадлежат автору. Перевод с английского ? В.В. Сапова.
но реализовать в одной книге все
возможные подходы к изучению
социологической мысли. В этой
книге речь идет о характере и
научной достоверности теорий, а
не об их авторах. Вот все, что следовало сказать по этому поводу.
Причины написания и публикации этой книги. ? По мнению автора данной книги, ученый в первую очередь должен обращаться к
изучению фактов, а не теорий.
Если, однако же, он, вопреки этому своему мнению, пишет книгу о
других книгах, то делает он это в
силу целого ряда причин. Во-первых, у нас нет ни одной целостной
монографии, в которой был бы
представлен краткий очерк всех
оригинальных социологических те-
????????
Цель книги. ? В этой книге
речь пойдет о социологических
теориях, появившихся за последние 60?70 лет. Ее цель состоит
в обзоре основных типов этих теорий и установлении их научной
достоверности. Все другие подходы к изучению теорий, такие,
например, как выяснение того,
почему тот или иной автор создал
ту или иную теорию, почему она
стала популярной, а также личностные и биографические характеристики ученых-социологов,
намеренно исключены из рассмотрения. По той причине, что первая и главная задача вполне может быть решена независимо от
остальных. Кроме того, невозмож-
81
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
орий, созданных за указанный
выше период. Есть масса превосходных монографий, посвященных
той или иной проблеме, тому или
иному социологу, но все подобного рода монографии охватывают
лишь небольшую часть всей сферы, которую нам предстоит исследовать 1 . Есть несколько ценных
работ по истории социологической
мысли 2 , но в них недостаточно
внимания уделено именно последнему периоду этой истории. Написано множество ценных статей
по истории социологии отдельных
стран за последние несколько десятилетий 3 , но, опять-таки, они
охватывают лишь часть всей сферы. Наконец, даже такие ценные
работы, как «Философия истрии
как социология» П. Барта, «Социологическая теория» [«Le dottrin a
sociologiche»] Ф. Сквиллаче, «Современные социологи» М. Ковалевского, «Новая история и социальные исследования» [«The New
History and the Social Studies»] Г.Э.
Барнса, статьи Ф.Г. Хенкинса в
«The History and Prospects of the
Social Sciences» и Чарльза А. Эллвуда в «Recent Develohment in
Social Sciences», либо не переведены на английский язык, либо
устарели, либо посвящены скорее
историческим, чем социологическим аспектам теорий, или, наконец, они слишком кратки, чтобы
дать достаточное представление об
основных школах в современной
социологии. Ситуация такова, что
пишущий эти строки не смог найти ни одной книги, которую мог бы
рекомендовать для чтения аспирантам, слушающим курс его лекций
по современным социологическим
теориям. Эта ситуация и является
первым оправданием публикации
данной книги.
Во-вторых, сфера социологии
расширилась до такой степени,
что любому социологу, занимающемуся какой-нибудь частной социологической проблемой, чрезвычайно трудно обрести адекватное
знание обо всей сфере избранной
им науки. Поглощенный своим специальным исследованием, он не
имеет времени просматривать сотни разных источников, в которых
содержится информация о теориях. Между тем, каждому социологу необходимо иметь хотя бы минимальное знание об общей ситуации в современной социологии. Не
зная о том, что та или иная теория была уже давным-давно разработана, или о том, что та или
иная проблема уже давно была
тщательно исследована его многочисленными предшественниками,
социолог запросто может потратить
свое время и энергию на открытие новой социологической Америки, давно уже открытой до него.
Вместо того чтобы сравнительно
быстро и с комфортом пересечь
82
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
научную Атлантику, изучив то,
что уже было сделано, такой социолог вынужден будет преодолеть
все те трудности, которые выпали на долю Колумба, и лишь после того обнаружить, что его открытие уже давно было сделано
и что все его усилия были потрачены напрасно. Такое «открытие»
является для ученого трагедией,
а для общества и социологии ?
пустой тратой интеллектуальных
способностей. Как правило, исследователи ничего не приобретают
от подобного рода «открытий».
Между тем, если бы потраченные
ими время и энергия пошли бы на
исследование неизученных областей социологии, наука могла бы
обогатиться, а общество что-то получило бы от своего ученого. Ситуация, о которой идет здесь речь,
не относится к числу просто возможных, ? она реальна и повторялась множество раз. По этой причине книги, которые предлагают
общий обзор всей сферы той или
иной науки, не совсем бесполезны.
В-третьих, социология за указанный выше период не страдала
от нехватки разного рода теорий.
Их предлагали в изобилии и появлялись они, как грибы после дождя. В настоящее время социология
переполнена множеством самых
разнообразных и противоречащих
друг другу систем. Каждый новичок, вступающий в сферу социологии, чувствует себя заблудившимся и, что еще важнее, такой
новичок испытывает величайшие
затруднения, пытаясь разобраться, какие из этих теорий вполне
достоверны, а какие ошибочны.
Поэтому одна из самых первоочередных задач современного социолога заключается в том, чтобы
отделить действительно достоверное в этих теориях от того, что в
них ложно или не доказано. Подобное отделение представляется
столь же необходимым, как и выдвижение новых гипотез. При условии, что критический анализ современных социологических теорий
будет произведен тщательно, он
может оказать реальную пользу
социологии. Именно эта задача,
решению которой посвящена настоящая книга, и составляет первую
ее цель. Ограниченный объем книги не позволяет мне дать подробный критический анализ всех теорий; тем не менее, предлагаемых
мной критических замечаний вполне достаточно для того, чтобы
вдумчивый читатель увидел принципиальные недостатки той или
иной теории или гипотезы. Перечисленных причин, не считая некоторых дополнительных, вполне
достаточно, чтобы стало понятно,
почему была написана эта книга о
других книгах.
План книги и распределение
материала. ? Число социологов
и социологических теорий за указанный нами период было столь
велико, что невозможно в одном
томе дать обстоятельный анализ
того вклада в науку, который внес
каждый из этих социологов. Если
и попытаться это сделать, то результатом скорее всего окажется
что-то вроде биографического
словаря со всеми его достоинствами и недостатками. Среди его недостатков непременно будет отсутствие логической и ясной перспективы всей сферы науки. Этот
недостаток настолько серьезен,
что возникает необходимость в
другом способе обозрения, который был бы свободен от него. По-
83
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
скольку мы не касаемся биографий социологов, то лучшим способом будет, по-видимому, такой:
разделить все важные социологические теории на несколько классов или школ и проанализировать
не столько труды отдельных социологов, сколько фундаментальные принципы выделенных школ.
При условии, что в каждой школе будут рассмотрены несколько
характерных для нее теорий, что
все наиболее существенные труды будут упомянуты, а все ее
принципиальные обобщения и теоретические положения описаны,
такой план построения книги представляется более приемлемым с
научной точки зрения, чем любой
другой. Он более экономичен, чем
хронологическое или словарнобиографическое изложение. Лучше дать более систематическое и
отчетливое знание о сфере социологии, чем распределить материал на случайной хронологической
основе или опираясь труды нескольких отдельных социологов, с
которыми знаком обозреватель.
Все вышеизложенное объясняет логику построения книги. Если
говорить более подробно, то выглядит она так: все теории разделены на несколько крупных школ,
каждая из которых подразделяется на несколько разновидностей,
а каждая из этих разновидностей
представлена несколькими наиболее типичными работами. Перед
изложением идей каждой школы
или ее разновидностей в коротком
параграфе идет речь о ее предшественниках, цель которого связать современную социологию с ее
прошлым. После характеристики
принципов или теории школы следует параграф с критическими за-
мечаниями, показывающими ее
заблуждения или недостатки. Такой
план, безусловно, имеет свои минусы, но они, смеем надеяться, не
столь велики, как недостатки любого другого метода изложения.
Классификация школ современной социологии. ? Классификация
школ и их разновидностей, принятая в данной книге, выглядит
следующим образом:
I. Механистическая школа
Социальные механики
Социальные физики
Социальные энергетики
Математическая школа Парето
II. Синтетическая или географическая школа Ле Пле
III. Географическая школа
IV. Биологическая школа
Био-организмическая ветвь
Расово-наследственно-селекционистская ветвь
Социологический дарвинизм и
теории борьбы за существование
V. Био-социальная школа
Демографическая социология
VI. Био-психологическая школа
Инстинктивистская социология
VII. Социологистская школа
Неопозитивистская ветвь
Дюркгеймовская ветвь
Ветвь Гумпловича
Формальная социология
Экономическая интерпретация
истории
VIII. Психологическая школа
Бихевиористы
Инстинктивисты
Интроспективисты разного типа
IX. Социально-психологическая
школа
Различные интерпретации социальных явлений в терминах
культуры, религии, права, общественного мнения, обычаев и про-
84
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
чих «социально-психологических
факторов»
Экспериментальные исследования корреляционных связей между разными социально-психологическими явлениями
Здесь, однако, есть один момент, с которым некоторые социологи могут не согласиться. Момент этот заключается в том, что
автор настоящей книги уделяет
меньше внимания социологическим работам, написанным в жанре учебника, чем исследованиям
монографическим, а спекулятивным и «философическим» работам
? меньшее, чем фактологическим, статистическим и специальным исследованиям. Делается это
намеренно, и автор несет за это
полную ответственность. Характер
книг, написанных в жанре учебника, заставляет их авторов часто повторять общеизвестное, т. е.
заниматься популяризацией результатов, полученных в результате монографических исследований. Есть некоторые исключения,
и они отмечены в книге, но правило все равно сохраняет свою
силу и служит оправданием точки зрения автора. Что касается
спекулятивных систем социальной
философии, то мы должны отделить те из них, которые глубоко
проникают в природу социальных
явлений, от таких социально-философских учений, в которых,
кроме «словесных красот» ничего
не содержится. Спекуляции первого типа заслуживают глубочайшего внимания; мимо спекуляций
второго типа надо пройти, не обращая на них никакого внимания.
Наконец, нет необходимости
подчеркивать то большое значение, какое имеют фактологические и «индуктивные» исследования.
Им, в первую очередь, принадлежат те реальные достижения,
которых удалось добиться социологии как науке. Они представляют собой единственное основание,
Нет нужды говорить о том, что
эта классификация носит совершенно условный характер. Она
имеет некоторое значение лишь в
той мере, в какой помогает распределить обширный материал по
сравнительно немногочисленным
классам. Тем не менее, ее можно
заменить любой другой классификацией, если она будет лучше соответствовать задаче исследователя. Другими словами, эту классификацию следует рассматривать
скорее как чисто техническую, а
не как нечто принципиальное и
догматическое.
Некоторые дополнительные
пункты. ? Невозможность рассмотреть по отдельности все многочисленные теории, принадлежащие тому или иному социологу,
неизбежно приводит к некоторому
субъективизму при отборе теорий,
о которых пойдет речь и которые
принимаются в качестве репрезентативных. Несмотря на все стремление автора быть беспристрастным, некоторая доля субъективизма, наверное, все-таки присутствует в его книге. Тем не менее, автор надеется, что доля эта не
слишком велика. Наверное, почти
все авторитетные социологи согласятся с тем, что теории, выбранные в качестве репрезентативных
для той или иной школы или ее
ответвления, действительно являются типичными и были разработаны раньше, чем многие другие
аналогичные им теории.
85
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
позволяющее ответить на вопрос,
достоверно или ложно то или
иное философское обобщение. С
помощью такого рода исследований мы выдвигаем более или менее точные социологические корреляции и причинно-следственные
закономерности, поэтому именно
на них и возлагается главным образом надежда на дальнейшее совершенствование социологии как
науки. Отсюда ? то внимание,
которое уделяется им на протяжении всей книги. Результаты этих
исследований используются нами
для определения истинности общесоциологических теорий. Их выводы используются для показа недостатков той или иной теории. На
основе их данных можно судить
о том, существует или же не существует корреляционная связь
между явлениями в той или иной
сфере. По этой причине написана
специальная глава, где рассматриваются основополагающие ис-
следования такого типа. Разумеется, не все исследования упомянуты, но, смеем надеяться, ни
одно из тех, что имеет принципиальное значение, не пропущено.
Следует отметить еще несколько моментов. В книге рассматриваются только те социологические
теории, которые имеют дело с
фактами, т. е. те, которые стремятся описать и проанализировать
социальные явления в таком виде,
как они есть. Все теории, стремящиеся проповедовать то, что должно быть, каким образом следует изменить социальный мир и что
для этого надо сделать, здесь не
рассматриваются. По той причине, что такого рода теории, описывающиеся не то что было, есть
и будет, а то что должно было
бы быть в прошлом, настоящем и
будущем, находятся за пределами научного знания. И хотя с практической точки зрения они представляют определенную ценность,
к сфере науки они не относятся.
Last, but not least: почти все
основополагающие социологические теории подвергнуты в этой
книге критике. В этой связи автор хотел бы подчеркнуть то обстоятельство, что его критика той
или иной теории вовсе не означает, что он ее недооценивает или
не относится с должным уважением к ее автору. Правильнее утверждать как раз обратное. Об
этом следует помнить, чтобы понять истинную позицию автора
данной книги. Его критика обусловлена самой природой науки,
которая начинается с критики,
развивается и существует благодаря критике. Если мы заботимся
о развитии социологии как науки,
то все мы должны критически
86
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
относиться к любой социологической теории без каких бы то ни
было исключений. Лучший способ,
каким мы можем выразить нашу
благодарность и почтение ко всем
творцам социологического знания,
заключается в отделение истины
от заблуждений, содержащихся в
том огромном интеллектуальном
наследии, которое они нам оставили. В противном случае, вместо научной социологии мы будем
иметь псевдонаучное комплиментарное искусство, ничего общего
с подлинной наукой не имеющее.
ны очень давно. Поскольку механистическая школа рассматривает
все социальные явления всего
лишь как разновидность явлений
физических, то характерной ее
особенностью является монистическое представление о вселенной в
целом, предполагающее универсальную применимость всех законов природы, или же единство
всех этих законов. По этой причине все монистические учения о
мире, и особенно монизм материалистический, содержат в себе
один из самых основополагающих
элементов механистической школы.
Как известно, монистические философские учения, как материалистического, так и идеалистического толка, существуют с давних
времен. Мы обнаруживаем их в самом далеком прошлом. Утверждение Фалеса о том, что «началом
всех вещей является вода», учение Анаксимена о том, что «начало» всего есть воздух, или материалистический и атомистический
монизм Эмпедокла, Левкиппа, Демокрита, Анаксагора и Лукреция,
являются характерными примерами монистической интерпретации
вселенной, в рамках которой психические и социальные явления
рассматривались всего лишь как
разновидности явлений материальных; более того, перечисленные
выше греческие философы, особенно сторонники материалистического атомизма, истолковывали
психические и социальные явления в строго механистическом духе.
Аналогичные теории были также
в древней Индии и в Китае. Другой
элемент механистической интерпретации социальных явлений, который также известен издавна, это использование математики для
????? I
??????????????? ?????
К этой школе можно отнести
все социологические теории, которые интерпретируют социальные явления с помощью терминов и понятий физики, химии
и механики. Разные ее ветви обнаруживают некоторые различия
в деталях; одна ветвь отдает предпочтение интерпретации modo
geometrico, другая ? modo
mechanico et physico, третья ?
modo energetico, и, наконец, еще
одна ? modo mathematico. Эти
различия в дальнейшем нашем
изложении будут тщательно и
подробно рассмотрены; но они не
уничтожают общего сходства, которым проникнуты все ветви этой
школы, которую ради краткости
будем называть в дальнейшем «механистической».
1. ???????????????
Основные элементы механистической интерпретации природы
человека, его поведения и социальной деятельности были разработа-
87
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
их интерпретации, и уверенность
в том, что в динамике социальных
и всех прочих процессов проявляются универсальные количественные регулярности, или законы. Эти
элементы особенно подчеркивал
Пифагор и его школа, равно как
и философы-атомисты, упомянутые выше. Затем оба элемента механистической социологии обнаруживаются в учениях эпикурейцев
и стоиков. Их наличие в учении
Эпикура подчеркивает Цицерон4 .
Сенека и некоторые другие стоики, монизм которых носил скорее
материалистический характер,
считали даже время, добродетель
и зло «вещами», причем вещами
физическими и чувственно воспринимаемыми5 .
Вообще говоря, в периоды явного прогресса физических и математических наук их выводы распространялись и на сферу социальных явлений; в результате
чего механистическая интерпретация появлялась и в ней. Этим
объясняется, почему «механистическая социология» стала в XVII в.
преобладающим методом интерпретации социальных явлений. То
был век творческих свершений в
физике, механике и математике.
Не эпоха Возрождения, как справедливо отмечает профессор Е.В.
Спекторский, и даже не XVIII
столетие (которое действительно
было продуктивным, но как раз
в этих областях знания - меньше
всего), а XVII в. оказался самым
продуктивным периодом развития
физических и математических
наук 6 . Чтобы подтвердить правильность этого утверждения,
достаточно назвать такие имена,
как Ньютон, Галилей, Коперник,
Декарт, Лейбниц, Паскаль, Гюй-
генс, Кеплер, Ф. Бэкон, Р. Бойль,
Левенгук, к которым можно добавить еще множество других.
Колоссальные успехи физики,
механики и математики, достигнутые в течение этого столетия,
вызвали массу попыток интерпретировать социальные явления тем
же самым способом, какой в механике столь успешно применялся для интерпретации явлений
физических. В результате возникла «социальная физика» XVII в.,
которую, по крайней мере, в том,
что касается ее замыслов и стремлений, не смогли превзойти никакие механистические теории
XIX?XX вв. Более того, мыслители XVII в., стремясь создать социальную механику, заложили те
основы психологии, социальных и
политических наук, которые в настоящее время многие считают
открытыми совсем недавно7 . Характерные черты социальной физики
XVII в. можно суммировать следующим образом. Во-первых, в
противоположность более ранним
мыслителям, социальные теоретики XVII в. (Гоббс, Спиноза, Декарт,
Вейгель, Лейбниц и другие) отказались от антропоморфизма, телеологизма, морализма и принципа
иерархии в ходе своих исследований социальных явлений и человеческой природы, мышления и поведения. Во-вторых, они стали изучать социальные и психические
явления так же, как физики изучают природные явления, ? рационально, но объективно. Человек считался теперь физическим
объектом ? своеобразной машиной8 или физическим автоматом.
Его жизнь и действия рассматривались «как правильное функционирование человеческой машины,
88
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
смерть ? как ее порча. Ни к какой
виталистической жизненной силе
при этом не прибегали». Декарт и
Гоббс сравнивали смерть с остановкой часового механизма9 . Человеческая душа изображается как движение, столь же правильное, как
и всякое движение, изучаемое в
механике. «Vita motus est
perpetuus», ? говорит Гоббс. «Notre
n ature est dans le mouvement», ?
писал Паскаль. «Человеческая
жизнь ? не что иное, как
циркуляция крови и циркуляция мыслей и желаний»,
? объясняет Мальбранш.
Там, где есть движение,
там, согласно механике, существует и инерция; считается, что инерция свойственна и человеческому обществу, и человеческой психике. Проявляется это в том,
что людям свойственно
стремление к самосохранению и забота о своих собственных интересах. «Suum
esse conservare, suum sibi
utile quaerere», ? утверждает Спиноза. Таков универсальный закон природы, в
том числе и природы человеческой. Рассматривая душу
человека с механистической
точки зрения, физикалисты
XVII в. пытались разложить ее на
составляющие компоненты, подобно тому, как механизм можно разобрать на детали. Соответствующие компоненты человеческой
души находили в ряде первичных
«тенденций», «волевых импульсов»
(к самосохранению, притяжения к
другим существам или отталкивания от них и т. д.), «аффектов» или
«аппетитов». Классифицируя их
(шесть основных аффектов, соглас-
но Декарту, или три, по мнению
Спинозы), они рассматривали человеческое существо как воплощение этих компонентов, а человеческую активность ? как результат этих способностей к волевому
движению (притяжению, отталкиванию и взаимодействию). Их взаимное притяжение или отталкивание превращается в закономерности человеческой активности и
психических процессов, которые,
подобно закономерностям физического движения, могут быть интерпретированы с помощью принципов механики. Таким образом, они
создали «механику психических
процессов» и «человеческой деятельности». А человеческую душу
трактовали как «своеобразную астрономическую систему», в которой различные процессы происходят с такой же регулярностью, как
и в астрономической системе, опи-
89
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
сываемой механикой. «Индивид
рассматривался как своего рода астрономическая система аффектов
или иных психических элементов,
связанных взаимным притяжением или отталкиванием»10 .
Исходя из этого, легко было
перейти к построению «социальной механики» или «механистической интерпретации общества».
«Общество рассматривалось как
некая новая астрономическая система, элементами которой были
человеческие существа, связанные между собой взаимным притяжением или отталкиванием,
подобно атомам физической субстанции». Наконец, взаимные отношения обществ и государств
рассматривались, опять-таки, как
новая система сбалансированных
противоположностей, элементами
которых были человеческими
группами. Таким образом, мы имеем постепенно расширяющиеся
ряды притяжений и отталкиваний
(человека, общества, нескольких
обществ), которые, согласно Спинозе, не образуют никакой специфической сферы в царстве природы, но легко вписываются, как
отдельная часть, в механистическое царство вселенной, не разрушая его механистической структуры (Спекторский Е.В. Цит. соч.,
т. 2, с. 422). Структура социального порядка, состоит, таким образом, из трех составных частей,
каковыми являются:
1. Человеческие существа: астрономическая система, образуемая силами притяжения и отталкивания, в основе которых лежит
способность к волевым действиям;
2. Общество: астрономическая
система, основанная на притяжении и отталкивании индивидов;
3. Человечество: астрономическая система, состоящая из притяжения и отталкивания групп.
Из всего выше изложенного
следует, что всякий супранатурализм, индетерминизм, любая свобода воли ? были этими социальными физиками из социологических теорий исключены. Они рассматривали все эти феномены как
результат естественной игры естественных причин. Их цель состояла в том, чтобы изучить эти явления как систему взаимоотношений,
измерить эти отношения и на основе этого изучения сформулировать законы социальной механики.
Отсюда ? математический метод их исследований. От любой науки они требовали, чтобы она была
наукой математического типа.
«Generalem quandam esse debere
scientiam,
?eamdemque?
Mathesim universalem nomin ari»
(Декарт), ? вот девиз их метода.
«Не будь математики, люди вели
бы скотскую жизнь», ? утверждал Вейгель. «Все правды были
открыты только путем измерений», ? говорил Мальбранш. Отсюда ? их геометрический и математический метод. И отсюда же
? их представление о том, что
истина ? не что иное, как количественно описанные отношения.
Отсюда их попытки создать «Пантометрику», «Психометрику»,
«Этикометрику», «Социометрику»,
короче говоря, универсальную количественную науки об отношениях, применимую при исследовании
всех явлений, в том числе психических, этических, политических
и социальных отношений (см.: Спекторский Е.В. Цит. соч., т. 1, с. 328330). «Mens, mensura, quies, motus,
positura, figura sunt cum materia
90
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
cunctarum exordia rerum», ? таков их общий девиз. Гуго Гроций
интерпретировал феномен закона
«sicut Mathematic; figuras a
corporibus semotas considerant»;
Лейбниц объяснял юридические
отношения modo geometrico, при
помощи карт и диаграмм; Вейгель
и Пуфендорф нарисовали ряд кругов человеческих действий «ad
an alogiam systematis Copernicae».
«In societate inter homines nihil fere
agitur quod a numerorum et
mensurae scientia non dependeat»,
? утверждал Ричард Чемберлен11 .
Политика объяснялась «per
magnitudinen, figuram et motum».
Но это еще не все. Для того чтобы реализовать эти заявления и
стремления, необходимо было
предпринять попытку фактического построения «социальной механики». И мы, действительно, знаем некоторые попытки построить
ее. Понятия пространства, времени, притяжения, инерции, силы и
энергии ? фундаментальные
принципы, с помощью которых
физической механике удается
объяснить движения физических
объектов, начиная с атомов и заканчивая планетами, звездами и
галактиками. Социальные физики
XVII в. пытались сделать то же
самое, что сделали физики. Прежде всего, они разработали понятие
нравственного и социального пространства, в котором происходят
социальные, нравственные и политические движения. Это была своего рода аналогия физического
пространства, возвышающаяся над
ним. Положению материального
объекта в физическом пространстве здесь, в пространстве социальном, соответствовало понятие
статуса, который определялся
возрастом, полом, родом занятий,
степенью свободы, вероисповеданием, гражданством и т. д. Таким
образом, они создали систему социальных координат, определяющих положение человека в нравственном пространстве с такой же
точностью, с какой геометрические
координаты определяют положение материального объекта в пространстве физическом12 . Физическая механика объясняет движения
физических объектов с помощью
понятий инерции и притяжения.
Аналогичным образом социальная
механика исходила из того, что
социальные процессы являются
результатом притяжения и инерционного движения индивидов и
групп. В физической механике
любая физическая система считается системой равновесия. Точно
так же любые общества, группы
и государства признавались социальными физиками за системы равновесия центростремительных и
центробежных сил. Совокупность
политических институтов трактовалась как система противовесов.
Социальная и политическая организация общества, феномен власти и авторитета интерпретировались как результат давления «социальных атомов» (индивидов) и
«социальных молекул» (групп). Таким образом, эти социальные теоретики создали «социальную статику», или теорию социального
равновесия, аналогичную «статике» в физической механике.
Кроме того, они заложили основы и социальной динамики. В
механике движение или перемена ? это функция пространства
и времени. И в социальной механике XVII столетия время тоже
играет свою роль; ибо эти мыслители предложили идею статуса
91
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
не только в нравственном пространстве, но и в нравственном
времени. Это привело их к конструкциям in respectu ad durationem,
и даже к теории специфического
status quandicativus со специфическим «нравственным временем».
Исторические и социальные события рассматривались как движение, а время ? как коэффициент
движения. «Tempus nihil alind est
quam magnitudo motus», ? писал
Лейбниц. Любой процесс стали рассматривать как разновидность механически движущегося объекта.
«Время изображалось геометрической линией; исторические процессы стали наглядно изображать
с помощью разных кривых, а
судьбу индивида ? с помощью
кривой, описывающей падение
тела. Для описания всех этих процессов стали использоваться прямые линии, параболы и спиралевидные кривые». Короче говоря,
физики были настоящими новаторами как в социальной, так и в
других сферах знания13 . Все выше
изложенное свидетельствует о
том, что план социальной механики, начертанный мыслителями
XVII в., был грандиозным и великолепным14 . Если они не сумели
реализовать его более или менее
удовлетворительно, то не потому,
что не приложили к этому достаточных усилий, а из-за сложности самой изучаемой проблемы.
Несмотря на множество ошибочных и вздорных утверждений, их
попытка построить социальную
физику позволила им в качестве
побочного продукта сделать немало ценных вкладов в социальные
и психологические науки, которые в наше время открывают заново как нечто совершенно новое
и в прошлом неизвестное.
Более того, модная ныне механистическая интерпретация социальных явлений представляет собой не что иное, как повторение,
с незначительной модификацией,
принципов, разработанных великими мыслителями XVII в., однако,
очень часто, без упоминания их
имен и их работ. Правда, некоторые методы и выводы этих ранних
мыслителей были позднее развиты
в биологии, психологии, статистических и социологических работах
XVIII и первой половины XIX вв.
Так произошло с учением У. Петти
(XVII в.) о социальных и нравственных феноменах15 , а также с возникшими в том столетии детерминистскими и объективными методами исследования такого рода явлений независимо от религиозных и
моральных оценок. Примером такого более позднего развития в этике и психологии может служить
«нравственная арифметика» Иеремии Бентама, исследования Гербарта в сфере «механистической
психологии» и другие исследования
в области статистики. Но сказать
то же самое о «социальной механике» XVII в., в узком смысле этого слова, было бы неправильно. Почти все попытки в этой области,
предпринятые в XVIII и первой
половине XIX вв., были вариациями социальной физики XVII в. В
социальной физике XVII в.
Джордж Беркли (1685?1753) создал свою теорию нравственного
притяжения и социальной стабильности16 . По его мнению, физическое притяжение имеет свою аналогию в «социальной физике». Центробежные силы проявляются в
виде эгоизма, который разобщает
индивидов; в то время как социальные инстинкты соответствуют
центростремительным силам, по-
92
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
тому что они соединяют людей.
Общество стабильно, когда центростремительные силы преобладают
над центробежными. Роль физической массы в социальной механике
играет народонаселение; роль физической дистанции ? гомогенность
или гетерогенность индивидов17 .
Короче говоря, теория нравственного притяжения Беркли представляет собой всего лишь разновидность подобных теорий XVII в.
То же самое следует сказать
о большинстве механистических
теорий в социологии XVIII18 и начала XIX вв. К их числу можно
отнести и теории некоторых энциклопедистов. Попытки Сен-Симона
интерпретировать социальные явления в свете ньютоновского закона притяжения и с помощью
понятий механики не добавили
ничего существенного к социальной физике XVII в. Позднее Ш.
Фурье, наряду со множеством
других идей, выдвинул и идею
механистической интерпретации
истории, но она, как и многие
другие его замыслы, не была развита систематически и осталась в
виде небрежного и экстравагантного по форме наброска. Наконец,
О. Конт и А. Кетле подтвердили
влиятельность социальной физики XVII в., особенно в том, что
касалось используемой ими терминологии. Согласно О. Конту, «социальная статика» и «социальная
динамика» составляют главные
разделы социологии; что же касается Кетле, то он использовал
термин «социальная физика» даже
в качестве заглавия для своей работы. Тем не менее, можно смело утверждать, что использование ими подобной терминологии
было неправомерным, так как
интерпретации социальных явле-
ний, предлагаемые Контом и Кетле, были далеки от механистической их интерпретации в XVII в.
Лишь со второй половины XIX в.
начали появляться бесспорные
признаки оживления. С этого времени появилось несколько работ,
которые, хотя и претендовали на
то, чтобы стать новым методом
интерпретации социальных явлений, на самом деле были реализацией плана, разработанного социальными физиками XVII в. Теперь перейдем к рассмотрению
этих более поздних учений и попытаемся проанализировать, какие идеи они заимствовали у своих предшественников и в каком
направлениии их развивали. К числу современных представителей
этой социологической школы относятся Г.Ч. Кэри, Воронов, Э.
Сольве, Л. Виньярский, A. Портуэндо-и-Барчело, Харет, В. Оствальд, В. Бехтерев, Эджворт, Ф.
Карли, А. Бентли, Т.Н. Карвер,
Альфред Лотка и, наконец, В.
Парето, не говоря уже о других19 .
Их работы можно распределить
по четырем или пяти основным
ветвям: ветвь социальной физики
(Кэри), социальной механики
(Портуэндо-и-Барчело, Харет,
Лотка), социальной энергетики (Э.
Сольве, В. Бехтерев, В. Оствальд,
Карвер, Л. Виньярский) и, наконец,
математико-функциональная «чистая социология» (Парето, Карли).
2. ??????????? ??????????
??????
«Принципы социальной науки»
Г.Ч. Кэри20 являются одной из самых выдающихся попыток интерпретировать социальные феномены с помощью физики, предпринятых во второй половине XIX в.
В самом начале первого тома
93
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
«Принципов» мы встречаем выразительную декларацию о том, что
«законы, управляющие материей
во всех ее формах, будь то уголь,
глина, железо, галька, деревья,
быки, лошади или люди», ? одни
и те же21 . Отсюда ? тот механистический монизм, которым пронизаны социологические и экономические теории Кэри. Его общему
«механистическому» подходу соответствуют и его утверждения о
том, что «человек ? молекула
общества» 22 ; что ассоциация ?
это всего лишь разновидность «общего закона молекулярного притяжения»23 ; что «человек в силу
необходимости тяготеет к своему
ближнему», «что притяжение
здесь (в человеческих сообществах), как и повсюду в материальном мире, прямо пропорционально массе (городов) и обратно
пропорционально расстоянию
между ними»24 ; что централизация и децентрализация государства и населения в городах ? не
что иное, как разновидность центробежных и центростремительных сил, действующих по законам механики25 . Как в физике, чем
больше разница температур двух
тел, тем более интенсивен процесс
перехода тепла от одного тела к
другому, точно так же, чем сильнее различия между индивидами
или группами, тем сильнее их
связь друг с другом и интенсивнее торговля между ними.
«В рамках чисто аграрных сообществ ассоциации едва ли существуют, тогда как там, где фермер, адвокат, купец, плотник,
ткач и т. д., составляют части единого сообщества, она проявляется в высокой степени»26 .
Прогресс для Кэри ? это движение. «Движение сопровождает-
ся выделением тепла, а само тепло есть результат ассоциации»27 .
Приведем еще ряд примеров
механистической интерпретации
Кэри социальных и экономических
явлений.
«Из неуничтожимости материи,
как физической предпосылки, следует: то, что мы называем производством и потреблением является всего лишь преобразованием
субстанции. Сжигаем ли мы каменный уголь, превращая его в шлак,
дым и тепло; откармливаем зерном свинью; сами питаемся зерном, свининой, репой и бараниной, чтобы превратить их в энергию человеческих мышц и мозга,
? все это явления однородные:
это всего лишь изменения материи, не сопровождающиеся увеличением или уменьшением ее
количества. На каждый переход
материи из одного состояния в
другое затрачивается или, как мы
говорим, расходуется сила, и сама
сила тоже выделяется и производится? Экономическая ценность ?
не что иное, как определенного
рода инерция ? полезность, эквивалент инерции механической».
Потребление продукта есть «не
что иное, как его переход из состояния инерции в состояние движения»28 . Торговля ? «перемещение материи в пространстве»;
«производство ? механические и
химические изменения формы
материи»29 .
Такого рода интерпретации социальных и экономических явлений предполагают их сравнение с
различными физическими феноменами, а человека, в частности, ?
с различными механизмами, каковые сравнения проходят через все
работы Кэри. Если так называемая
органическая школа в социологии
94
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
проводит аналогии между социальными и органическими явлениями, то механистическая школа
сравнивает социальные процессы
с физическими механизмами. В
этом отношении работы Кэри являются типичными образчиками
данной школы, а приведенные
выше цитаты дают общее представление о его методе интерпретации социальных и экономических
фактов. Краткое изложение принципов социальной науки, которое
дает сам Кэри, ? понятно и ис-
черпывающе. Оно помещено в конце третьего тома «Принципов», и
в сокращенном виде выглядит следующим образом30 :
Фундаментальные физические
законы.
Соответствующие социальные
формы этих законов.
Простые законы, которые управляют материей во всех ее формах, одинаковые как в физической, так и социальной науке, гласят следующее:
1. ??? ??????? ??????? ????????????? ???? 1. ??????? ??????????? ???????? ??????
? ?????, ? ??? ?????????? ????? ??????????????????? ?????????? ????? ??????????????? ?? ????? ? ??????? ?????????- ????????? ????? ? ??????? ???????????????
?????? ?????????? ????? ????.
??????????. (??????? ?????????? ? ???????????? ?????????).
2. ??? ??????? ?????????? ???????????
???????????? ? ??????????????????? ???;
?????? ???????????? ???????? ?????????
??????? ????????, ?????? ? ??????????
???? ??????? ? ???????? ??????? ??????????? ????, ????????????? ????????????? ??????.
2. ????????? ?????? ??????????? ???????? ?
????? ???????????, ? ?? ????? ??? ???????
??????, ?????? ????, ??????????? ??? ? ?????? ???????????.
3. ??? ??????????? ?????????? ???? ??????????????? ???, ??? ????????????? ? ?????????? ???????? ?????? ???, ??? ?????
?????????? ???????? ???????, ??????? ??
??????????.
3. ??? ??????????? ?????????? ???? ??????????????? ???, ??? ??????? ????????? ? ???????? ????????? ????????? ? ? ??????????
?????????? ????? ?????????? ??????????, ?
????????? ???????????? ????? ????????????,
????????? ? ???????? ????????, ???????????
????????, ??????????????? ????????????? ? ?
???????????? ???????? ? ????.
4. ??? ??????????? ???????? ???? ???, ??? 4. ??? ???? ???????? ???????? ? ??? ???????? ???????? ???????? ? ?????? ???????. ?? ???????, ??? ? ??????? ??????? ???????
??????? ? ??????? ???????? ? ????, ???- ??????????? ?????? ?????????? (??????????).
?????, ? ???? ???????, ???????? ???????? ?? ???? ?????????? ????????????? ?????????? ???????? ?????????? ? ??????? ???????????? ? ????.
??? ?????? ???????????? ????? ? ????????, ??????? ??????????.
??? ??????? ?????????? ????????? ? ????????? ?????????????? ?????? ??????????????? ??????????? ? ??? ?????? ????????????? ????? ????????? ???????? ????????????, ??????????????????? ? ??????? ??????? ???? ? ?????????, ???????????? ? ??? ??, ??? ??????????
???????? ??????, ?? ??????? ??? ???????.
??? ?????????? ????????????? ??????????.
??? ??????? ????????? ? ???????????, ??? ??? ?????? ????????????, ??? ????????????????????? ?????? ???? ?????????, ? ????- ??? ???????????? ??????, ?????????????? ?
???????????? ??????? ???? ???????, ? ???
?? ????, ??????? ?? ???????.
??? ??????? ????????, ??? ?????? ??????- ?????? ????? ?????????, ??????? ?????
??? ??????? ? ???????????? ????????????? ????????? ????????? ?? ?????? ??????? ??????? (?? ??????????????? ? ????????????? ?????????, ??? ??????????? ???????? ??????? ??? ?????, ? ????????.
???? ?, ???????, ? ????????).
95
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Таковы наиболее существенные физические законы и их социальное проявление. Выше изложенного достаточно, чтобы охарактеризовать основные черты
социальной физики Кэри и ее
сходство с принципами социальной физики XVII в.
переносят концепции и терминологию механики в сферу социальных явлений и предлагают нам
механистические интерпретации
вроде следующих. Согласно Воронову, ассоциация и сотрудничество ? «прибавление и приумножение сил»; война и социальная
борьба ? «вычетание сил»; социальная организация ? «равновесие сил», дегенерация и распад ?
«разложение сил»; право и юридические явления ? «соотношение сил» и т. д.33
Аналогичными, хотя в чем-то
гораздо более сложными, являются механистические интерпретации, которые предлагают Харет
и Портуэндо-и-Барчело. В их работах перевод немеханистического языка социальной науки на
язык механики происходит следующим образом: «индивид» становится «материальной точкой», а
его «социальная среда» превращается в «силовое поле» (champ de
force). После чего применение
формул механики к социальным
явлениям становится делом несложным; все, что необходимо ?
это скопировать эти формулы,
заменив словом «индивид» понятие
материальной точки, а термином
«социальная группа» ? понятие
«физической системы» или «силового поля». Действуя таким образом, оба писателя выдвигают целый ряд формул социальной механики, вроде ниже следующих:
«Увеличение кинетической энергии индивида эквивалентно убыванию его потенциальной энергии».
«Суммарная энергия индивида в
его силовом поле остается постоянной при всех его видоизменениях»34 . «Совокупная энергия социальной группы, которой она об-
3. ??????????? ??????????
????????
Возможно, самыми типичными
примерами переноса и применения
законов физической механики к
интерпретации социальных явлений являются труды Воронова,
Харета, Альфреда Лотки и Антонио Портуэндо-и-Барчело31 . Все
эти авторы начинают свои исследования с указания на то, что
«тело человека со всеми его органами и материальными элементами, составляет систему, которая
подчинена законам физической
механики» так же, как и любая
другая материальная система; и
что, «несмотря на стремление человека преодолеть закон гравитации и другие законы механики,
сделать этого он не в силах» (Портуэндо-и-Барчело). «Законы химической динамики структурной системы? являются именно теми
законами,.. которые управляют
эволюцией системы, охватывающей живые организмы»32 . Исходя
из этих достаточно очевидных
посылок, указанные выше авторы делают вывод о том, что «если
принципы и законы социальной
механики применимы ко всем
формам сил, то они, разумеется,
применимы и к человеку и к тем
психическим силам, которые называются социальными». Высказав
эти соображения, наши авторы,
действуя чисто механистически,
96
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
ладает при совершении некоего
действия (quant а une action) в
момент времени (T1), эквивалентна совокупной энергии группы,
которой она обладала в первоначальный момент (T0), плюс суммарный итог работы, которая на
протяжении этого времени (T1-T0)
создана всеми внешними по отношению к группе силами, которые
влияют на индивидов или на элементы группы» и т. д.35 Чтобы полностью отождествить социальную
и физическую механику, эти мыслители, особенно Портуэндо-иБарчело, снабдили свои работы
значительным числом математических формул как простых, так
и сложных, которые они заимствовали из механики. Таковы существенные черты, характерные
для данного типа механистической школы в социологии36 .
значимость второй ее часть с научной точки зрения представляется сомнительной. Объяснение,
возможно, кроется в ненормальных условиях Русской революции,
во время которой была написана
его работа. Провозгласив, что «законы надорганических, т. е. социальных явлений, такие же, как и
законы неорганических и органических явлений», Бехтерев, предлагая свою интерпретацию социальных феноменов, просто переносит на них все законы, которые
можно найти в физике, механике, химии и биологии. Всего насчитывается двадцать три таких
закона, управляющих социальными явлениями: закон сохранения
энергии; закон прямо пропорционального соотношения между движением и движущими силами;
закон притяжения; отталкивания;
равенства действия и противодействия; сходства или гомологии;
ритма; инерции; сохранения движения и изменения; закон энтро-
4. ??????????? ??????????
??????????
Разные варианты этого ответвления механистической теории
представлены работами И. Сольве,
основателя Института Сольве в
Бельгии; работами В. Оствальда,
великого химика и теоретика энергетики; «Коллективной рефлексологией» выдающегося психолога В.
Бехтерева и «Экономией человеческой энергии» выдающегося американского экономиста Т. Карвера. Ознакомимся вкратце со схемой предлагаемых ими энергетических интерпретаций.
Наименее серьезной и наименее ценной из всех этих работ является «Коллективная рефлексология» Бехтерева37 . Хотя Бехтерев
поместил в своей книге несколько ранних исследований, обладающих несомненной ценностью,
97
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
пии; относительности; эволюции;
дифференциации; воспроизводства; выборочной совокупности;
исторической последовательности;
экономии; адаптации; взаимодействия; компенсации; зависимого
отношения и обособленности.
Для того чтобы показать, что
означает каждый из этих «законов»
в сфере социальных явлений, можно привести два-три примера. Закон сохранения означает, что
«каждый человек ? накопитель
энергии», что «духовная индивидуальность человека никогда не
исчезает полностью» и что «социальная группа, обладающая созданной ею культурой, духовно не
умирает»38 . Такова сущность этого
закона. Закон прямо пропорционального соотношения между действием с движущими силами можно проиллюстрировать на примере таких фактов: «прибытие подкрепления в армию содействует
более быстрому достижению военной цели прямо пропорционально
численности подкрепления». Или:
«развитие религиозных движений
усиливается благодаря проведению
религиозных церемоний» и т. д.39
Закон гомологии означает, что «социальная организация везде осуществляется в соответствии с одним и тем же планом»; «историческое развитие цивилизаций у
всех народов происходит по одной
и той же общей схеме»40 . Закон
инерции проявляется в существовании консерватизма, традиций,
привычки, престижа, авторитета
и т. п.41 Закон относительности заключается в том факте, что все в
социальной жизни относительно;
например, «теория конституционного правительства в условиях абсолютной монархии может пока-
заться чересчур радикальной, в то
время как та же теория в демократической стране может оказаться чрезвычайно консервативной»42 .
Этих примеров достаточно, чтобы
выяснить общий характер бехтеревского «закона социальной энергетики».
Социальная энергетика И.
Сольве не нуждается в подробной
характеристике, поскольку наиболее существенные ее черты, за
исключением «позитивной политики», воспроизведены в работе В.
Оствальда. Достаточно сказать,
что, согласно Сольве, «социальные явления суть не что иное,
как сочетание трех факторов:
органического, психического и
неорганического, последний из
которых играет особо важную и
основную роль». Жизнь ? не что
иное как процесс преобразования
энергии. Следовательно, социальная жизнь есть не что иное,
как «энергетический феномен». По
этим причинам общие законы
энергетической механики применимы и к социальным явлениям.
Социология ? это социальная
физика или социальная энергетика. Основная задача социологии ?
«свести все биологические и социальные явления к фундаментальным физико-химическим акциям и реакциям»43 . Таким образом, человек и общество рассматриваются как «энергетические
приборы»; человеческая жизнь и
история общества, будучи процессами преобразования энергии,
подчиняются законам энергетической механики и особенно законам
наименьшего усилия и реализации
максимума энергии. Производство,
потребление, распределение и ряд
других явлений интерпретируют-
98
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
ся таким же образом. Все это нашло свое яркое выражение в его
«Научно-позитивной политике
энергетики», в которой предлагаются многочисленные либеральные программы социальных и политических преобразований.
Согласно В. Оствальду, «энергетика может обеспечить социальные науки (Kulturwissenschaften) несколькими фундаментальными принципами, но она не может снабдить их всеми принципы,
в которых они нуждаются»44 . В
соответствии с этим тезисом, Оствальд предлагает свою энергетическую интерпретацию социальных явлений. В обобщенном
виде ее можно изложить следующим образом:
1. Любое событие, или любое
социальное или историческое изменение в конечном счете представляет собой не что иное, как преобразование энергии (лекции 1?2).
2. С энергетической точки зрения, создание культуры есть не
что иное, как преобразование необработанной (rohe) энергии в энергию полезную (Nutzenergy). Чем
больше коэффициент полезной
энергии, достигаемый в ходе такого преобразования, тем больше
прогресс культуры. Примитивная
лампа, например, которая преобразует химическую энергию в световую, дает только около 3% полезной энергии, в то время как
более совершенная лампа дает 15
или больше процентов. По этой
причине, мы можем утверждать,
что замена менее совершенной
лампы на более совершенную ?
это прогресс (лекция 2).
3. Человек ? это аппарат для
преобразования всех других видов
энергии.
4. Адаптация ? не что иное,
как лучшее возможное использование необработанной энергии, и
ее преобразование в полезную
энергию. Чем выше процент полезной энергии, получаемой таким
образом, тем лучше адаптация
(лекции 5?7).
5. Общество, как совокупность
индивидов, работающих вместе
ради единой цели, представляет
собой устройство для более выгодного использования и более
совершенного преобразования необработанной энергии в полезную.
Там, где нет порядка и нет регуляции взаимоотношений, а существует только беспорядочная борьба, там происходит бесполезная
трата энергии, а ее высоко эффективное преобразование становится невозможным. Благодаря
господствующему в нем порядку
общество получает возможность
гораздо лучшего преобразования
энергии. Лишь в той мере, в какой
общество способствует достижению этой цели, оправдано и его
существование. Когда же оно, наоборот, скорее мешает, чем помогает достижению этого результата, теряется всякий смыл его
существования (лекция 8).
6. Функции языка, права, коммерции, торговли, производства,
наказания, государства, правления
и других культурных явлений могут быть выражены с помощью тех
самых понятий. Они все содействуют более лучшему использованию
необработанной энергии и предотвращают ее бесполезную трату. На
примитивных стадиях культуры
эта цель достигалась в очень малой степени, так как методы этого
достижения были весьма несовершенны. Основные средства поддер-
99
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
жания порядка носили насильственный и принудительный характер, что влекло за собой огромную и чрезвычайно непродуктивную трату энергии. Однако, с прогрессом культуры методы социального контроля стали менее дорогостоящими (лекции 9?11).
7. Оценка и оправдание любого
государства сводятся к наилучшему использованию энергии во благо всех его членов; и чем эффективнее достигается государством
эта цель, тем более оправданным
становится его существование
(лекция 12).
8. Богатство и деньги суть не
что иное, как концентрированные
формы полезной энергии. Их накопление служит той же самой цели.
Оправдание частной собственности заключается в ее содействии
этой цели. Когда она перестает делать это, она теряет смысл своего
существования (лекция 13).
9. Наука ? наиболее фундаментальное средство утилизации
энергии. По этой причине она составляет основу цивилизации;
«лучшая кровь и самые глубокие
корни любой культуры». Великие
изобретатели и ученые ценились
потому, что они действовали во
имя этой цели. Отсюда ? высокая
ценность образования, школ и всех
институтов, поскольку они способствуют накоплению, получению
нового знания и его распространению. Отсюда же ? необходимость таких условий, как свобода
мысли и научного исследования,
без которых указанная цель не
может быть успешно достигнута
(лекция 14).
Таков костяк и основные положения энергетической интерпретации социальных явлений, разработанной В. Оствальдом.
Похожей является интерпретация цивилизации и социальных
процессов, которую предлагает
Т.Н. Карвер в своей интересной
книге о человеческой энергии45 .
Жизнь индивида и история группы рассматриваются им как процесс преобразования «максимально возможной суммы солнечной
энергии в энергию человеческую».
Социальный процесс ? это преобразование энергии и ее перераспределение; цивилизация ? не
что иное, как накопление этой
преобразованной энергии; а прогресс ? все более и более полезное ее использование. Особое внимание автор уделяет энергетической интерпретации «экономических явлений». Здесь он не ограничивает свою задачу простой формулировкой основных принципов,
но пытается дать подробный,
иногда даже количественный,
анализ основных экономических
явлений с изложенной выше точки зрения. Эта книга, в целом,
гораздо лучше большинства работ, упомянутых выше, и некоторые теоретические построения
Карвера действительно представляют собой научную ценность.
Теперь ознакомимся вкратце с
«механистическими и энергетическими интерпретациями» Л. Виньярского46 .
1. Для Виньярского «социальный агрегат есть не что иное,
как система точек, т. е. индивидов,
которые находятся в постоянном
движении, приближаясь друг к
другу или друг от друга удаляясь».
2. «Первопричиной этих движений является притяжение».
3. Подобно химическому сродству, это притяжение носит выборочный характер, и происходит
100
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
в определенных границах и в определенных направлениях, а
именно, в сторону получения максимального удовольствия и минимального сопротивления. Феномен
социального притяжения, или социального взаимодействия, имеет под собой, соответственно, чисто механический базис, хотя механическое притяжение среди
людей имеет более сложный характер, нежели среди неорганических веществ и, так сказать,
обрастает феноменами психическим. Наш выбор друзей и врагов
служит пример действия этого
принципа.
4. Тем не менее, психические
явления сами по себе не что иное,
как модификация биологической
энергии, которая, в свою очередь,
является формой физико-химической энергии. По этой причине
наш выбор сам по себе подчинен
выше перечисленным законам
механики, как свидетельствует о
том «чистая» политическая экономия47 . Притяжение между мужчиной и женщиной ? вот другой
пример действия того же принципа. Ведь в основе этого притяжения лежит «гравитация» или
«химическое сродство», сперматозоида и яйца. Оно проявляется во
взаимных желаниях молодого человека и девушки, которые они
сами не всегда осознают как результат более глубокого побуждения. Подчиняется оно тому же
закону максимального удовольствия. Когда это притяжение, которое на самом деле является сексуальным, не получает удовлетворения, тогда, согласно закону
преобразования энергии, оно сублимируется в другие психические
явления, такие как кокетство,
украшение, и другие способы увеличения сексуальной привлекательности, которые, в свою очередь, возникают из эстетических
явлений, изящных искусств и поэзии48 . То же самое справедливо
и по отношению к другим основным формам гравитации или притяжения, таким как притягательность пищи. Таким образом, психические явления интерпретируются как форма биологической
энергии, которая, в свою очередь,
есть не что иное, как форма энергии физико-химической. Следовательно, «психические и физические явления сводятся к одним и
тем же законам механики»49 .
5. Энергия имеет разные формы, и может превращаться из одной в другую подобно тому, как,
например, потенциальная энергия
превращается в кинетическую, и
наоборот. Жизнь ? это особая
форма физико-химической энергии. Организмы вообще, и человеческий организм, в частности,
представляют собой воплощение
энергии и механизмы ее преобразования.
6. Преобразование энергии в
организме происходит посредством процессов питания и воспроизводства. В сфере жизнедеятельности общий закон механического
притяжения проявляется в форме полового влечения и потребности в питании. Любовь и голод
являются, так сказать, перводвигателями организмов вообще, и
человеческих существ, в частности, определяя их взаимную привлекательность и отталкивание.
Люди ищут прежде всего удовлетворения своих потребностей.
Они находятся под влиянием этих
потребностей и вступают в разно-
101
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
образные контакты друг с другом.
Этот фундаментальный факт
объясняет происхождение всего
разнообразия социальных явлений
и большинство наиболее сложных
форм преобразования энергии социальными группами50 .
7. «Подобно тому как пуля, натолкнувшись на препятствие, преобразует свою энергию движения
во внутреннюю энергию нагревания, свет или электричество; так
и хаотическое движение человеческих масс, движимых сексуальным влечением и голодом, когда
оно натыкается на препятствие,
будь то естественная среда или
другие группы, которые препятствуют непосредственному удовлетворению указанных потребностей, также превращают энергию
голода и сексуальной потребности
в экономическую, политическую,
юридическую, нравственную, эстетическую, религиозную или интеллектуальную форму. Таким
способом, жизненная энергия превращается в психическую и социальную»51 . Эту теорию о том, как
возникает энергия голода и энергия любви, и как они преобразуются в сложные социально-психологические явления, Виньярский
впоследствии развил чрезвычайно подробно.
8. Эти процессы преобразования
энергии происходят, кроме того,
в соответствии с основными законами термодинамики. Во-первых,
общее количество энергии в процессе всех преобразований остается постоянным. Во-вторых, те
же самые законы термодинамики
описывают такие социальные явления, как изменение, дифференциация, выравнивание, господство и вообще исторический про-
цесс. Если величина тепловой энергии в двух физических системах
неодинакова, то передача энергии
из одной системы в другую происходит тем интенсивнее, чем больше это отличие. Процесс обогревания всегда означает, что происходит процесс перехода тепла от
тела более горячего к менее горячему. В этом смысле процесс
нагревания необратим. С другой
стороны, по мере перехода тепла
различие в энергомощности двух
систем становится все меньше и
меньше, до тех пор пока обе системы не станут равными. Это
обратимый аспект термодинамических процессов. Таким образом,
они происходят только тогда, когда существует неравенство энергий, они же направлены к установлению равенства или энтропии.
Согласно Виньярскому, те же
самые основные законы действуют и в сфере социально-психологических явлений. Неравное количество и разная интенсивность
энергии, которыми индивиды и
группы отличаются друг от друга, объясняет все социальные и
исторические события. Эти события суть не что иное, как проявление излучения энергии от индивида к индивиду, и от группы к
группе. Если бы энергия была поровну поделена на всех индивидов,
то вся драма человеческой истории не имела бы места. Вместо нее
вечно существовало бы мертвое
равновесие. Только в том случае,
когда имеется неравенство силового напряжения, возникает движение, изменение, жизнь и история52 . Точно также неравное распределение энергии между индивидами и группами ответственно
за все социальные явления, та-
102
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
кие как неравенство, дифференциация, стратификация, господство и т. п.
Как в термодинамике процесс
уравнивания тепловой энергии
происходит от тела с более высокой температурой к телу с температурой более низкой, так и индивиды или социальные группы с
большей социально-психической
энергией излучают свою энергию
на индивидов или групп с меньшей энергией. Из этого следует,
что все явления социальной дифференциации, такие как неравенство, эксплуатация, господство,
классовое расслоение и кастовая
стратификация, представляют собой проявления общих феноменов
энергетического излучения от систем с более высокой к системам
с более низкой энергией. Но, подобно тому, как в физике передача теплоты приводит к ее постепенному выравниванию во всех
телах, участвующих в процессе,
так и в социальной жизни соответствующая передача влечет за
собой возникновение и увеличение
социального равенства. «Таково
объяснение прогресса свободы и
исчезновения монополии и других
привилегий во всех сферах социальных явлений». Чем больше неравенство, тем интенсивнее происходит процесс уравнивания. Либеральные, социалистические,
коммунистические и эгалитарные
движения являются формами этого фундаментального закона социальной термодинамики. «Даже
в примитив??ых группах спонтанно возникает порядок, власть,
закон и социальный контроль; просто потому, что энергия возникающая из неравенства, передается
в виде господства высшей точки
над низшей, но никогда не наоборот. Поскольку излучение энергии
происходит таким образом, то обнаруживается тенденция к выравниванию разных интенсивностей;
и это продолжается до тех пор,
пока не будет достигнуто равновесие, при котором нет таких различий; после чего, согласно законам термодинамики, все преобразования прекращаются»53 .
9. Исходя из этого, Виньярский
логически заключил, что в будущем в истории человечества так
или иначе настанет состояние социальной энтропии ? мертвое и
неподвижное равновесие, ? подобно тому, как оно наступило в
истории всей вселенной. Сейчас
уже происходит чрезвычайно интенсивное уравнивание индивидов, классов, каст, рас и т. д. Мы
уже находимся в начале долгого
процесса социальной энтропии,
который заметно проявился под
влиянием социалистических и эгалитарных движений (Ibid., р. 129?
133).
10. На основании всего выше
изложенного он приходит к выводу, что объектом социальной науки является изучение этой энергетической системы людей и предметов, действия и взаимоотношения которых подчинены законам
механики. Для того, чтобы это
изучение оказалось действительно научным, оно должно быть не
только качественным, но и количественным. Соответствующие
явления должны быть измерены.
Чтобы быть в состоянии это сделать, социальная наука должна
иметь единицу измерения, наподобие денег, которые являются
мерой экономической энергии. Следовательно, деньги (или ценовые
103
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
единицы) могут служить в качестве единицы измерения всех социальных трансформаций энергии.
Причины тому следующие:
«Биологическая энергия ? центральный двигатель социальных
явлений. Проходя через ряд преобразований в виде политических,
юридических, моральных, эстетических, интеллектуальных и религиозных явлений; она постепенно превращается в энергию экономическую, которая, будучи измерена с помощью денег (золота),
служит средством измерения самой биологической энергии. Экономическая энергия играет здесь ту
же роль, что и тепловая энергия
в механике». Сравнивая социальное полезность (которая является
общей формой биосоциальной
энергии) материальной или нематериальной ценности, с социальной полезностью золота, мы можем получить показатель мощности и количества энергии, которым обладает социальный объект;
сравнив его с показателем других
объектов, выраженных в той же
самой цене золота, мы можем получить некоторые приблизительные количественные данные, необходимые для создания количественной «социальной механики».
«Золото ? основной социальный
эквивалент, воплощение и олицетворение биосоциальной энергии. В
то же время оно является всеобщим трансформатором: большая
часть материальных и нематериальных ценностей может быть произведена посредством соответствующих денежных расходов». Это
дает возможность измерять их с
помощью самих же денежных единиц. В будущем придет время,
когда энергетика признает эту количественную социальную механику54 .
Такова суть теории социальной
энергетики или механики Виньярского. Изложенное выше дает
представление об основных разновидностях современных школ
социальной физики и социальной
энергетики, или механики55 . Отложив на некоторое время анализ
трудов В. Парето, который заслуживает гораздо большего внимания, кратко обсудим научную ценность вышеупомянутых теорий.
5. ???????
Безусловно, планы социальной
физики, социальной энергетики,
или социальной механики, подобные тем, которые выдвигают
выше упомянутые авторы, выглядят соблазнительно. Конечно
же, что может быть величественнее социальной механики, которая с помощью ряда математических формул раскрывает тайны
самых загадочных драм человечес-
104
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
кой истории! Какая еще дисциплина может оказаться более научной, чем та, которая наглядно
показывает, что все сложные
явления человеческого поведения,
социальных отношений и социальных процессов представляют
собой всего лишь разновидность
физических явлений, подчиняющихся одним и тем же законам и
точно описываемых ими! Что может быть привлекательнее и соблазнительнее подобного рода теорий! И все же, если мы возьмем
вышеописанные теории и попытаемся спокойно проанализировать
тот вклад в науку, который они
сделали, то испытаем глубочайшее разочарование. Откровенно
говоря, я думаю, что все вышеописанные теории внесли некий
свой вклад в дело научного понимания социальных явлений, но
вклад совершенно незначительный. Я убежден, что они предлагают лишь ряд поверхностных аналогий; и что, когда они пытаются
свести социальные явления к физическим, они искажают и ложно
интерпретируют не только социальные явления, но и законы
физики, механики, энергетики, а
также и логики. Я понимаю, что
такая критика выглядит чересчур
суровой, и все-таки мне она кажется вполне справедливой. Причины, по котором я выношу такой приговор, суть следующие:
А. Прежде всего, эти теории
нарушают логический закон обязательного соответствия логического субъекта логическому предикату в логическом суждении.
Если я говорю: «Люди ? животные с двумя глазами», то мое
суждение в каком-то отношении
истинно, поскольку люди действи-
тельно имеют два глаза; но с точки зрения логического соответствия это совершенно ложно, так
как не только люди, но и многие
другие животные имеют два глаза. Логический предикат «животное с двумя глазами» относится
здесь к «классу людей», который
гораздо уже, чем класс животных, действительно имеющих два
глаза. Следовательно, возникает
логическое несоответствие в суждении. С другой стороны, если я
говорю: «Человек ? это животное, которое бреет усы», то мое
суждение опять-таки будет несоответствующим, потому что есть
люди без усов (женщины) и люди,
которые их не бреют. Здесь логический предикат относится к логическому субъекту, который на
самом деле гораздо шире, чем это
указано в приведенном суждении.
Эти примеры иллюстрируют два
вида логического несоответствия
в суждениях: одно, когда логический предикат относится к логическому субъекту, который, фактически, гораздо уже; и другое,
когда на самом деле существует
более широкий класс, чем те
классы (логические субъекты), к
которым относится характеристика предикатов суждения. Все такого рода суждения ненаучны, а
самый распространенный дефект
разного рода гипотез и теорий состоит как раз из этих двух типов
несоответствия; все более совершенные и более научные обобщения сводились к тому, что происходила замена менее адекватных
логических суждений суждениями
более адекватными. Теория Коперника лучше птолемеевской, потому что более адекватна. Ньютоновские законы механики лучше,
105
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
чем законы Кеплера по тем же
причинам.
«Далеко не все безукоризненные с общелогической точки зрения классовые понятия и классы
могут иметь значение и ценность
в науке как таковой. Например,
относительно классов «сигары в
десять лотов весом» или «собаки с
длинным хвостом и короткой шеей»
и т. п. можно было бы высказать
столь большие массы «истин», что
их изложение заполнило бы многие толстые тома. Относительно
сигар, весящих 10 лотов, можно,
например, утверждать, что они
подвержены земному притяжению, падают по таким-то законам, что они подвержены расширению и проч.; далее, можно высказать множество истинных положений относительно их химического состава. Следующие тома
нашей воображаемой «науки о
сигарах весом в 10 лотов» можно
было бы заполнить истинами биологического характера, затем истинами специально ботанического характера и т. д. Такого же рода
обширные «науки» могли бы быть
образованы относительно «собак с
длинным хвостом и короткой
шеей», относительно «оловянных
солдатиков» и т. п. Но такие «науки» были бы пародией науки».
Они, ? правильно заключает
Петражицкий, ? «были бы наглядным образцом того, как не
следует образовывать теории»56 .
Их ненаучный характер заключается в их логической неадекватности, в том, что высказываемые
в них (логические предикаты) относятся к неподходящими, ? в
данном случае к слишком узким
классам логических субъектов,
между тем как эти утверждения
(логические предикаты) должны,
на самом деле, относиться к более широким классам логических
субъектов. Например, положения
об инерции, притяжении к земле
и т. д. в нашей псевдонауке высказаны только относительно сигар, да еще почему-то относительно «сигар весом в 10 лотов»;
между тем как дело идет о том,
что в действительности относится
ко всем физическим телам, т. е. к
гораздо более обширному классу
предметов. Подобные псевдонаучные теории только вводят нас в
заблуждение, потому что они создают ошибочные предположения, будто то свойство, которое
приписано объектам данного класса, представляет исключительно
их характерную особенность, которой никакие другие объекты не
обладают57 .
«Так как разнообразию комбинаций предела нет, силы же памяти ограничены, то в конце концов избыток таких теорий и таких
«наук» оказался бы для нас тяжелее, нежели их недостаток»58 .
То же самое, с соответствующими видоизменениями, можно
сказать и о теориях, в которых
логический предикат (характеристики) относится к более обширному классу явлений, чем к тому,
к которому он на самом деле приписывается. Такими, например,
являются следующие суждения:
«Все организмы имеют две руки»,
«Все люди являются римскими
католиками», «Все американцы ?
блондины», «Все профессора ?
гении», «Все монархи жестоки» и
т. д.
Из всего выше изложенного,
надеюсь, понятно, что я имею
ввиду под «логической неадекват-
106
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
ностью» суждения или теории. Теперь нетрудно понять и то, почему вышеперечисленные энергетические и механистические теории
не являются адекватными. Во-первых, они представляют собой разновидность вышеупомянутой псевдонаучной теории о «сигарах весом в 10 лотов». Законы физической механики не утверждают, что
они применимы ко всем материальным телам, за исключением
человеческих тел. Они применимы
и к человеческим телам, и ко всем
другим социальным объектам физического свойства. Поэтому нет
смысла создавать специальные
теории «социального притяжения»
или «социальной энергии, формулировать «закон социальной энтропии» или какой бы то ни было
другой закон физической механики. «Механицисты» ломились в комнату, двери которой были открыты. Законы физики, механики и
химии применимы ко всем социальным объектам физического
свойства, и нечего поднимать шум
по поводу создания «человеческой
физики», «человеческой гравитации» или «человеческой химии».
Подобные попытки ? не что
иное, как стремление создать
«физику, химию и механику собак с длинным хвостом и короткой шеей». В этом отношении рассмотренные нами теории оказываются неадекватными и, стало
быть, ущербными.
Но одна разновидность неадекватности в теории обычно влечет
за собой другую, что мы и наблюдаем в механистических теориях.
Пытаясь интерпретировать человека и социальные явления с помощью принципов механики или
общей энергетики, они не счита-
ются с рядом специфических характеристик социальных явлений,
которые свойственны только миру
людей, и не свойственны другим
физическим, химическим или
энергетическим явлениям. В результате «отождествления» социальных и физических явлений,
осуществляемого школой, выдвигаемые ею теории приписывают
физическим явлениям ряд человеческих характеристик (антропоморфизм), и не учитывают в социальных явлениях ряд специфических черт. Поэтому законы механики искажаются, их «природа»
становится «антропоморфической», существенные особенности
социальных явлений остаются не
замеченными и даже незатронутыми.
Возможно, это и правда, что
социальный инстинкт ? не что
иное, как разновидность физической гравитации; тем не менее,
можем ли мы сказать, что любой
феномен притяжения, например,
Земли и Луны, является «социальным инстинктом»? Возможно,
это и правда, что, как пишет Воронов, «социальные явления ассоциации и кооперации ? не что
иное, как сложение и умножение
сил»; но означает ли это, что каждый случай сложения и умножения сил, изучаемый механикой,
оказывается социальным явлением кооперации и ассоциации? Очевидно, нет. А раз так, то какая
разница между социальной кооперацией и ассоциацией и другими
случаями сложения и умножения
сил, изучаемых механикой? В
рассмотренных нами теориях мы
не находим никакого ответа на эти
вопросы. Может быть, и правильно, что война и социальная борь-
107
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
ба являются разновидностью «вычитания сил», но означает ли это,
что каждый случай вычитания
сил, изучаемый механикой, является войной и социальной борьбой?
Если правовые феномены суть
явления «соотношения и координации сил», то чем отличается это
«соотношение сил» от соотношением сил между грузом А и грузом
Б, находящимися на концах рычага? Несмотря на тот факт, что
второй случай тоже является «координацией сил», он, безусловно,
не относится к сфере права. Энергетики утверждают, что рассеяние теплоты благодаря лучеиспусканию и преступления представляют собой одинаковую «утечку»
энергии. Однако, означает ли это,
что всякое рассеивание теплоты
и любая трата энергии являются
«преступлением»? В. Оствальд,
возможно, и прав, когда он пишет о том, что язык, право, торговля, государство, культура,
правление и другие социальные
явления ? не что иное, как превращение «сырой» энергии в полезную. Тем не менее, означает
ли это, что любой случай подобного превращения, изучаемый
физической механикой, оказывается феноменом языка, права,
правления и т. д.? Очевидно, нет.
Если же нет, то в чем разница
между преобразованием энергии
солнечного тепла в механическое
движение ветра, и ее преобразованием в феномены культуры?
Возможно, богатство и деньги ?
не что иное, как сконцентрированная полезная энергия. Следует
ли из этого, что любая сконцентрированная энергия (например,
энергия вулкана) является богатством или деньгами?
Выше сказанное показывает
другую сторону логической неадекватности критикуемых нами
теорий. Они изучают социальные
явления только как чисто физические проявления. Все, что есть
специфического в социальных
фактах, все, что отличает их от
неорганической субстанции, фактически исключено из сферы учения. Человеческие существо просто-напросто перевоплощаются в
чисто физическую массу; факты
социальной жизни, человеческое
поведение, героизм, преступление, любовь, ненависть, борьба,
кооперация, организация, этика,
религия, искусство, литература и
т. д. ? все они трансформируются в чисто «физическую массу»,
и изучению подлежит только ее
трансформация и ее «движение».
Таким образом, все специфическое в социальных явлениях оказывается утраченным, остается
незамеченным и поэтому не анализируется. Это означает, что
социальная физика и энергетика
бесполезны, потому что они не
изучают социальные явления как
нечто специфически отличное от
«физических масс» и их «движения». Они бесполезны еще и потому, что человеческие существа,
в качестве физической массы,
изучаются физикой, химией и
механикой и нет причины для существования еще какой-то социальной физики и механики, делающих то же самое.
Этот вывод останется в силе
даже в том случае, если удастся
показать, что человеческие существа и их взаимоотношения являются просто комбинацией электронов. Даже и в этом случае «человеческая» комбинация электро-
108
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
нов остается специфической комбинацией, отличающейся от любой комбинации в неорганическом
или органическом теле, и делающая необходимым ее отдельное
изучение 59 . Таким образом, монизм обсуждаемых теорий вводит
в двойное заблуждение: он не считается со всеми специфическими
характеристиками социальных
явлений; и, в то же время, приписывает общим физическим явлениям некоторые характеристики, которые не имеют к ним отношения, а скорее, только к царству людей и социальных явлений.
Вот в чем заключается коренной
недостаток этих теорий.
В. Выше изложенное вполне
подтверждается и фактическими
обобщениями, предлагаемыми социальными физиками, механиками и энергетиками. Возьмем, к
примеру, закон социальной гравитации Кэри. На первый взгляд он
кажется чем-то довольно серьезным, но даже поверхностный анализ показывает его полную несостоятельность. Фактическое изучение роста и разрушения городов не подтверждает утверждения
Кэри. Города не «притягивают»
человеческие молекулы прямо
пропорционально массе и обратно пропорционально расстоянию.
Любой статистик, который стал бы
прогнозировать степень роста
(или, наоборот, уменьшение размера) города, опираясь на этот
закон, оказался бы обречен на
неудачу. Этот закон вообще не
объясняет, почему в каком-то
месте, прежде необитаемом, в
какой-то момент времени возникает и начинает стремительно расти город; не объясняет и того,
почему, начиная с какого-то пе-
риода, этот город перестает расти
и начинает уменьшаться. Короче
говоря, закон является совершенно бесполезным для объяснения
реальных фактов концентрации и
рассеивания населения. Очевидно
и то, что другие случаи «отождествления» физических и социальных законов, предлагаемые
Кэри, не представляют собой ничего, кроме забавных аналогий,
научная ценность которых равна
нулю. Они ничего не объясняют и
не могут объяснить в реальном
развитии социальных процессов.
«Законы» Бехтерева ? не что
иное, как карикатура на научные
законы, искажающая подлинный
смысл законов физики и химии,
равно как и социальных фактов.
Такой же вывод следует сделать
и относительно теоретических построений Сольве, Оствальда, Харета, Портуэндо-и-Барчело, Виньярского и других. Поскольку они
просто повторяют положения физики, механики и химии, они
представляются бесполезными, а
в некотором смысле и вводящими
в заблуждение, так как удваивают истины этих научных дисциплин. Что же касается их попыток
отождествить законы физики и
механики с законами социальными, то это всего лишь неудачные
аналогии, которые не объясняют
и не могут ничего объяснить в
сфере «социальной механики».
Сказать, что «первопричиной движения индивидов является притяжение», значит высказать нечто
такое, чего нельзя ни доказать,
ни опровергнуть. Сказать, что всеобщее явление тяготения включает в себя, в социальной сфере,
такие разновидности, как потребности в пище и сексуальное вле-
109
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
чение, значит провести бессмысленную и ненаучную аналогию.
Если бы аналогии были хорошо
обоснованы, то мы должны были
бы ожидать, что сексуальное влечение и потребность в пище находятся в прямой пропорциональной зависимости от массы и в обратно пропорциональной зависимости от расстояния (до пищи или
до объекта сексуального влечения). Очевидно, что нет никаких
оснований для подобного абсурдного утверждения, и аналогия,
следовательно, не обоснована.
Отождествлять движения за всеобщее равенство (которое, кроме
того, изображается неверно) с энтропией или социальную дифференциацию с дифференциацией в
термодинамике, значит предлагать более чем странную и бесполезную аналогию, ? аналогию,
которая никак не объясняет, почему возникают такие явления как
равенство и дифференциация и
как они изменяются. Пусть ктонибудь попробует «объяснить» с
помощью этой аналогии происхождение и развитие кастового режима или «демократического движения» в любой стране и в любое
время. Взявшийся за такое дело
исследователь сразу же обнаружит, что принципы термодинамики Виньярского не работают вообще и ни в малейшей степени не
помогают понять эти процессы и
их развитие. Возьмите любую закономерность, которую предлагают представители этой школы, и
попробуйте воспользоваться им
для объяснения какого бы то ни
было социального явления. Результаты будут такими же, ибо
они и не работают, и ничего не
объясняют. Некоторые представители школы настаивают на количественном изучении социальных
явлений, но ни один из них не
вывел ни одной количественной
формулы, не предложил коэффициента корреляции между двумя
или более социальными процессами. Правда, они заимствовали и
воспроизвели в своих статьях несколько формул механики, но
увы, сами они не знали ни как их
применять, ни как их использовать при рассмотрении социальных
фактов. Так как не было найдено
ни одной формулы для измерения
«социальных сил», все эти формулы следует рассматривать просто как упражнение в копировании механических формул, и ничего больше. Фиктивный характер
всех этих формул показал сам
Виньярский. Когда, после всех
своих многообещающих утверждений и формул, он приступает к
проблеме измерения социальных
феноменов, выясняется, что все,
110
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
что он может предложить, это
статистическое изучение и статистическое сравнение различных
социальных явлений, несмотря на
все принципы и формулы его социальной механики.
Наконец, «возьмем поведение
людей и спросим себя: объяснимо
ли поведение индивидов A, B, C,
D... законами механики? Сводятся
ли бесчиленные акты, которые
каждый из них совершает, к принципу инерции и закону тяготения?
Можно ли посредством их, плюс
законы рычага, плюс остальные
принципы механики, ? можно ли
этими принципами объяснить
«движения» A, вступающего в
брак, B, идущего в суд, С, умирающего на баррикаде, и т. д.?
Способны ли эти принципы пролить свет на явления религиозные,
политические, эстетические и т.
д.? [Могут ли они объяснить, почему история одного народа развивается так, а другого ? совсем
иначе?] Стоит поставить такие
вопросы, как сразу же станет понятным, что, увы, наука еще бесконечно далека от возможности
сведения указанных явлений к
простым физико-механическим
процессам. Не только общественное поведение людей, но самые
элементарные поступки индивида
пока что не объяснимы законами
физической механики. Вот почему
приходится быть в этом отношении скромным и не предъявлять
смелых, но утопических претензий. Такая смелость вместо уважения делает их авторов смешными»60 .
Всего выше изложенного достаточно, чтобы указать на ошибки школы. Не смотря на ее заманчивый характер, она не предос-
тавила ничего достаточно ценного для науки после социальной
физики XVII в. Только косвенным
образом она внесла свой вклад в
социальную науку, особенно если
речь идет о вкладе социальной
физики XVII в. Этот вклад состоит в том, что школы пыталась
проводить количественное и причинное исследование социальных
фактов; в том, что она, хоть и
преждевременно, но заставляя
мыслить, рассматривала социальные процессы «механистически». Это оказало влияние на социальную науку и облегчило количественное и причинное исследование социальных явлений. Помимо этого вклада современная
социальная механика, физика и
энергетика не создала ничего выдающегося или ценного. Только
дальнейший и значительный прогресс в социальной науке сможет
предоставить реальное основание
для будущей социальной механики, но возможно, она будет радикально отличаться от сегодняшней
«социальной механики», которая
представляет собой просто перенос понятий и законов физической
механики в сферу социальных явлений.
6. ????????? ??????61
? ??????
Концепция Парето о соотношении специальных наук и социологии
Раньше Виньярского и многих
других представителей социальной
механики Парето, вслед за работам Госсена, Вальраса, Джевонса, Курно и Эджворта, изложил
свою теорию «чистой экономики»
и других «чистых» социальных
111
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
наук, которые «рациональной механике» и свое понимание ее отношения к социологии.
«В рациональной механике изучаются два вида движений: реальные и предполагаемые. К первым
из них относятся те, которые на
самом деле имеют место в действительности; ко вторым ? те,
которые должны иметь место при
определенных условиях, оговоренных в гипотезах, и могут помочь
нам понять особенности реальных
движений? Изучение реальных
движений должно быть почти полностью описательным; тогда как
изучение движений предполагаемых носит в основном теоретический характер. Первые могут быть
синтетическими; последние ?
аналитическими. Человеческий
интеллект не может плодотворно
изучать разные явления одновременно; мы должны рассматривать
их поочередно. Из этого следует
абсолютная необходимость в изоляции, более или менее произвольной, разных частей явления
и в изучении их раздельно, с тем
чтобы впоследствии их можно
было воссоединить в единую цепь
и получить синтетическое знание
о реальном явлении.
?Чистая политическая экономия соответствует рациональной
механике».
Как таковая, чистая политическая экономия должна упрощать
сложную реальность и иметь дело
с простейшими изолированными
условиями и простейшим homo
еconomicus (предполагаемое экономическое явление) для того,
чтобы сделать возможным их аналитическое изучение. В процессе
такого изучения человеческие
существа должно рассматривать-
ся просто как гедонистические
молекулы, подобно тому, как в
рациональной механике сложные
твердые тела рассматриваются
просто как материальные точки.
Когда такое изучение закончено,
наступает синтетическая стадия,
на которой все аналитические
данные чистой экономики и других чистых наук объединяются с
целью объяснить реальные и
сложные социальные явления.
Хотя человек всегда остается
homo-еconomicus, в действительности же он ? нечто гораздо более сложное, чем гедонистическая
молекула. Мы должны принимать
во внимание его аффекты, инстинкты, предрассудки и т. д. Для
того, чтобы объяснить реальное
сложное экономическое явление,
мы должны принять во внимание
все существенные факторы, которые мы опустили в нашей «чистой экономике», но которые в
действительности существуют и
влияют на «чистое экономическое
явление». Единственная наука,
которая использует выводы чистой экономики и других чистых
социальных наук и обобщает их ?
это социология. Таким образом,
поскольку чистая экономика начинает все больше и больше принимать во внимание все существенные свойства человеческой
природы, и становится тем самым
на путь синтеза, она постепенно
и во все большей степени начинает сближаться с социологией как
синтетической наукой реальном
человеке и реальных социальных
явлениях62 .
То же самое можно сказать и
по поводу любой специальной чистой науки. Именно таким образом Парето из «чистого экономи-
112
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
ста» стал социологом. Как и методы рациональной механики, методы чистой экономики носят, по
сути дела, характер математический. Математическими или функциональными методами являются
и методы синтетической социальной науки, ? науки, изучающей
взаимозависимость различных социальных явлений (об этом подробнее см. ниже). Это дает представление о «чистой экономике»
Парето, а также о других «чистых социальных науках» и их отношении к социологии. Все эти
идеи были блестяще реализованы
Парето в его работах в области
экономики63 .
Они принесли ему вполне заслуженную славу и авторитет в
области математической экономики, оказавшей большое влияние
на Виньярского и других приверженцев механистической школы в
социологии. Таким образом, Парето стал родоначальником этой
школы в современной социологии,
почему я и намерен рассмотреть
его учение в настоящей главе.
Тем самым я вовсе не утверждаю, что социология Парето чемто напоминает примитивные построения «социальной механики»,
рассмотренные выше. Парето был
слишком оригинальным и слишком
серьезным мыслителем для того,
чтобы удовлетвориться вышеуказанными ребяческими «механическими аналогиями». Продвигаясь от
чистой аналитической экономики
ко все более и более синтетическому изучению реального (сложного) социального явления, он остается «механицистом» лишь настолько, насколько «механистический метод» означает, согласно
К. Пирсону, наиболее точное и
самое краткое описание изучаемого явления. Во всех других отношениях социология Парето имеет очень мало общего с указанными выше «механистическими
теориями». Краткое изложение
социологических концепций Парето представлены в двух больших
томах «Trattato di sociologia
generale», опубликованных в Италии в 1915?1916 гг. (переведены
на французский язык в 1917?1919
гг.) и в его «Les systems socialistes».
Это две наиболее важные работы из всех его социологических
трудов. «Trattato» ? это не учебник. Этот труд не имеет ничего
общего с работами обычного типа,
в заголовке которых присутствуют слова «Принципы», «Основания» или «Общесоциологические
теории». Трактат Парето ? это
продукт оригинального и выдающегося научного ума. Уже отмечалось, что он столь же оригинален и значителен, как трактаты
Вико и Макиавелли64 . Если согласиться с такой оценкой, то высокая ценность работ Парето окажется вне всякого сомнения. Вне
сомнения и то огромное влияние,
которое оказал Парето на итальянскую и французскую экономическую мысль, равно как и на
политическую мысль и политическую жизнь Италии. Как известно,
многое в идеологии итальянского
фашизма заимствовано из теоретических построений Парето. О
выдающемся характере его теорий свидетельствуют и те социалистические и антифашистские
авторы, которые называют его
«Карлом Марксом буржуазии».
Таковы общие характеристики
Парето. Теперь обратимся к его
«Трактату». Как и все почти авто-
113
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
ры, пишущие о Парето, я должен сделать одну важную оговорку. Его «Трактат» написан таким
тяжелым языком, а материал распределен столь беспорядочно, что
невозможно в кратком изложении
дать о нем адекватное представление65 . Эту работу следует читать
в оригинале. Даже самый лучший
анализ будет лишь ее бледной тенью66 . Единственное, что я могу
сделать здесь, ? это дать как раз
такую тень основных идей Парето.
характер, будучи основанными на
принципах теории вероятности и
подлежащими измерению, согласно ее правилам. Ничто из того,
что находится вне сферы наблюдения или экспериментирования,
не может быть объектом такой
науки. Логико-экспериментальной
социологии нечего сказать о таких проблемах. Ни сущность, ни
абсолютный принцип, ни абсолютная ценность, ни моральная оценка ? ничто из того, что лежит
вне сферы наблюдения и экспериментальной верификации не
может стать компонентом «логико-экспериментальной социологии».
До сих пор почти все социологические теории не содержали в
себе подобных логико-экспериментальных положений. В той или
иной степени они всегда были догматическими, метафизическими,
не логико-экспериментальными, а
абсолютными и «морализирующими». Обычно они переступают границы фактов, наблюдений, экспериментов и даже логики. С этой
точки зрения, «социологии» Огюста Конта и Герберта Спенсера почти столь же не научны, как и те
теологические и религиозные учения, которые они подвергали критике. Под иными названиями почти все социологические учения
допускали в свои теоретические
построения те же самые «сверхфактические и сверх-экспериментальные сущности» (нравственную
оценку, догматизм, «религию Прогресса и Эволюции», религию «Позитивизма» и т. д.), которые являются не чем иным, как «сущностями» и «абсолютами», лежащими за пределами наблюдения и
составляющими предмет критику-
Что понимает Парето под научной социологией
Под научной социологией Парето понимает «логико-экспериментальную науку», основанную
исключительно на наблюдении
фактов и экспериментах с ними. Ни
рассуждения, ни спекуляции, ни
нравоучения ? ничто из того, что
выходит за пределы фактов или
не описывает их закономерностей
и качеств, не может быть составным элементом логико-экспериментальной социологии. Другими
словами, ни один априорный элемент или принцип не входит или
не допускается в социологию. Положения и утверждения такой социологии суть не что иное, как
описание фактов и их закономерностей. Как таковые, они никогда
не бывают абсолютны, но лишь
относительны и подвержены изменению, по мере того, как обнаруживаются факты, показывающие
их неточность. Такие категории,
как «необходимость», «неизбежность», «абсолютная истина», «абсолютный детерминизм» и т. д.,
лежат вне сферы подобного рода
науки. Все положения науки, как
ее понимает Парето, носят лишь
более или менее вероятностный
114
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
емых ими религиозных учений,
только в слегка измененной словесной оболочке. Социологические
учения о «Религии Человечества»,
«Религии Солидарности» или «Демократии»; идеи «Прогресса»,
«Социализма», «Эволюции»,
«Братства», «Свободы», «Справедливости», «Равенства» и т. д.;
теории, которые проповедуют,
что должно быть и что не должно; теории, которые определяют,
что есть добро и зло; разного рода
«законы» эволюции и развития, ?
все эти теории и положения, столь
часто встречающиеся в современной социальной и социологической
мысли, являются ненаучными,
как и любая «теология», потому
что они суть не что иное, как ее
модификации. Кроме того, они не
имеют в своей основе фактов или
наблюдений и не описывают характеристики и закономерности
фактов, но догматически предписывают, что должно быть или
постулируют некоторые сущности, лежащие вне наблюдения и
эксперимента67 .
Такова вкратце концепция логико-экспериментальной научной
социологии Парето. Не трудно заметить, что эта концепция науки
напоминает концепции А. Курно,
Э. Маха, Р. Авенариуса, А. Пуанкаре, А. Рея, П. Дюгема, К. Пирсона, А. Чупрова, Ф. Энрикеса,
отчасти ? концепции Г. Файхингера и М. Вебера68 , и некоторых
других видных представителей и
теоретиков современной науки.
Это не означает, что Парето не
признает полезности не логикоэкспериментальных теорий и мнений; напротив, он в большей степени, нежели кто-либо другой,
настаивает на том, что «не науч-
ные» (или не логико-экспериментальные) теории очень часто бывают полезны и необходимы в
жизни общества, в то время, как
логико-экспериментальные теории
часто бывают социально вредны.
Таким образом, Парето разделяет категории «истины» и «бесполезности». Если, однако, он с сожалением исключает все не логикоэкспериментальные положения из
сферы науки, то делает он это
только для того, чтобы избежать
смешения науки с другими формами социальной мысли.
Количественное описание функциональной взаимосвязи социальных явлений вместо односторонней причинности
Следующая важная составляющая методологии Парето ? это
критика концепции односторонней
причинности и ее использования
при изучении социальных явлений.
Понятие «причины» и «следствия»
предполагает отношение односторонней зависимости между двумя
(или несколькими) явлениями. На
самом деле, такой связи почти
никогда не бывает в отношениях
между разнообразными социальными явлениями. Как правило,
они взаимозависимы. Если, например, свойства членов общества
влияют на его социальную организацию, то последняя, в свою
очередь, тоже на них влияет. Поэтому концепция односторонней
причинно-следственной зависимости не может использоваться при
научном подходе к изучению социальных явлений. Когда же она
используется, то обнаруживает
либо ложность «упрощенческой»
теории либо ее «кинематографический» характер. Под ложностью
115
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
«упрощенческой теории» я имею в
виду следующее. Возьмем какоенибудь общество. Его характер и
равновесие зависят от А) географической среды, В) экономической ситуации, C) политической
конституции, D) религии; E) этики и знаний и других факторов.
Все эти переменные взаимозависимы и влияют друг на друга. Благодаря этому взаимодействию они
постоянно изменяют характер
общества и его равновесие. Стало
быть, мы имеем взаимозависимость этих «переменных» и динамическое равновесие общества,
которое может всегда переходит
из одного состояния:
A, B, C, D, E
A?, B?, C?, D?, E?
A», B», C», D», E»
в другое
состояние
и т. д.
Теоретик-«упрощенец» берет
элемент А как причину и пытает-
ся рассмотреть B, C, D и Е как
его «следствия»69 . Другие упрощенцы могут взять элемент В, С
или D как «причину» и попытаться рассмотреть остальные элементы как его следствия. Таким образом, мы могли бы получить и
действительно получили массу
самых разных, противоречащих
друг другу у??ений, которые представляют собой упрощенный тип
социальной теории (все они, будучи теориями односторонними,
пытаются объяснить всю социальную жизнь с помощью географического, расового, экономического, политического или какогонибудь другого фактора). В результате подобной процедуры,
теория неизбежно становится односторонней, ее обобщения ? неадекватными, диагнозы ? ложными, а формулы неправильными;
нечего и говорить о бесполезности тех баталий, которые между
собой разные упрощенческие теории.
Теперь о том, что понимается
под ложностью «кинематографической» теории. Социологи наблюдают и описывают переход А в А?,
А» т. д.; переход В в В?, В»;.. переход С в С?, С»,? точно так же,
как нам показывают кадр за кадром в кинематографе. Этот переход кинематографические теории
описывают под названием эволюции. Этим описанием они и ограничивают свою задачу и полагают, что все необходимое для проведения научного исследования
выполнено. Ложность подобных
теорий, даже когда точны их схемы «эволюции» (что бывает редко) заключается в их поверхностности. Они не дают, да и не могут
дать какое-либо обобщение, вы-
116
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
ходящее за пределы чисто эмпирического, «исторического описания». Они не могут обеспечить нас
«формулами единообразий» и не
дают никакого анализа явлений70 .
Для того чтобы избежать того
или иного заблуждения, социологии следует обратиться к понятию
функционального отношения между социальными явлениями вместо односторонней причинно-следственной связи. Понятия «причина» и «следствие» должны быть
заменены такими понятиями, как
«переменная» и «функция». Руководствуясь чисто методологическими соображениями, необходимо
сначала выделить определенную
«переменную», которая всегда
присутствует как компонент социальных явлений и затем изучать
ее «функциональную связь» с другими явлениями B, C, D, E. То
же самое необходимо сделать и с
«другими переменными» B, C, D,
E. Когда этот этап останется позади, для изучения сложного комплекса взаимозависимых социальных явлений A, B, C, D?. необходимо ввести ряд полученных
нами «формул» их функциональных связей71 . На этом синтетическом этапе изучения основное внимание следует уделить тем социальным отношениям, которые более или менее постоянны. Мы должны наблюдать их флуктуации во
времени и пространстве, а также
взаимозависимость и корреляцию
этих флуктуаций. Мы должны
уловить устойчивые закономерности в их сложном многообразии и
изменении, дать их качественное
описание и способы количественного измерения. Все, что является уникальным или совершенно
нерегулярным, не повторяется
или происходит «случайно», мы
должны оставить в стороне, по
крайней мере, на время ? до тех
пор, пока в нашем распоряжении
не окажется формулы для ряда
наиболее значимых «единообразий» и их количественных признаков. De minimis non curat praetor.
Таким образом, мы будем постигать сложную реальность путем
целого ряда «последовательных
приближений». В противоположность тем построениям, которые
предлагают теоретики, склонные
к упрощению, эти «последовательные приближения» будут довольно точными72 . Они будут отличаться и от кинематографических теорий, поскольку позволят нам понять функциональную взаимосвязь между явлениями, вывести
формулы, описывающие закономерности, и установить показатели корреляционных связей, которые более или менее точно описывают самые фундаментальные
социальные процессы. Итак, все
эти положения методологии Парето можно резюмировать следующим образом:
А. Концепция взаимозависимости вместо односторонней зависимости.
В. Концепция функциональной
связи вместо причинно-следственной.
С. Изучение постоянных элементов социальной системы, а не
ее единичных, случайных и совершенно нерегулярных компонентов.
D. Изучение единообразий и
корреляционных связей этих постоянных элементов в процессе их
флуктуации (в пространстве и во
времени).
Е. Количественное измерение
единообразий, их колебаний и кор-
117
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
реляции вместо чисто качественного описания.
F. Следуя этому методу, мы
получим ряд формул, представляющих собой последовательные
приближения к чрезвычайно
сложной социальной действительности и ее динамике73 .
Кроме того, нетрудно заметить, что все эти методологические положения практически тождественны тем, которые предлагают А. Пуанкаре, Э. Мах, П. Дюгем, К. Пирсон и других видные
методологи науки. Кроме того, они
вполне согласуются с недавно возникшим направлением в интерпретации причинной связи, детерминизма и т. п. в естественных науках. Эти понятия все более и более утрачивая свой метафизический привкус «неизбежности» и «необходимости», превращаются в
теории функциональных отношений, в основе которых лежат
принципы вероятности. Согласуются с принципами Парето и распространенные в последнее время
количественные исследования социальных явлений, методы математической статистики и математической теории корреляции (в том
числе и частичной корреляции),
равно как и новейшие открытия
в математической теории переменных и т. д.
Теперь рассмотрим вкратце,
как реализовал Парето этот свой
план. Остальные его идеи, связанные с длительным и строго продуманным индуктивным анализом
фактов и математических формул,
могут быть здесь рассмотрены
лишь в самом схематическом виде.
Те, кто желает ознакомиться с
дополнительными фактами, подтверждающими теорию Парето,
следует обратиться к его работе,
в которой почти две тысячи страниц, и все они наполнены соответствующими доказательствами.
Понятие общества у Парето
Одни социологи изображают
общество в качестве организма,
другие ? просто как совокупность
индивидов, в то время, как третьи используют термин «механизм». Поэтому их называют социальными органицистами, реалистами, номиналистами или механицистами. Парето не принадлежит, пожалуй, ни к одной из этих
школ. Для него любая существующая социальная группа ? это
просто «социальная система», которая в течение того времени,
пока она существует, находится в
состоянии равновесия, т. е. в таком состоянии, когда силы, пытающиеся разрушить социальную
систему, успешно уравновешиваются интегрирующими силами.
Следуя примеру других социальных физикалистов, Парето,
ради простоты изложения, рассматривает общество как систему
человеческих молекул, находящихся между собой в состоянии
сложного взаимодействия74 .
Теория факторов Парето
Конкретные формы социальной
системы многочисленны и разнообразны. Какие же факторы ответственны за ту или иную форму
социальной системы? «Форма общества определяется всеми влияющими на нее элементами: форма, в свою очередь, реагирует на
эти элементы». Все эти элементы
или факторы можно разделить на
три класса: «1) почва, климат,
флора и фауна, геологические
118
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
условия и т. д.; 2) другие внешние
элементы данного общества в данный период времени; таковыми
выступают для него другие ?
внешние по отношению к нему ?
общества, и предыдущие стадии
его собственной истории, которые
по отношению к нынешнему этапа развития данного общества
тоже являются внешними»; 3)
внутренние элементы социальной
системы, такие как раса, характер остатков, чувств, интересов,
идеологий и других свойств человеческих молекул, составляющих
данную социальную систему75 .
Отсюда видно, что в этом отношении Парето ? плюралист.
Все эти элементы, как правило,
взаимозависимы. «Для того, чтобы полностью объяснить данную
социальную форму, необходимо
познать все эти многочисленные
элементы количественно; их роли,
комбинации и взаимосвязи». К сожалению, в настоящее время познание их в таком объеме невозможно. Для того, что его осуществить, нам придется упростить
ситуацию, взять только некоторые из наиболее значимы элементов, пренебрегая, по крайней
мере временно, менее важными.
Только тогда, когда каждый из
этих значимых элементов и их
комбинации будут тщательно изучены, возможным окажется и полный социологический синтез. А пока
нам придется довольствоваться
упрощенным описанием социальной системы и наиболее существенных факторов ее равновесия76 .
довал не все, а лишь некоторые,
а именно: 1) «остатки» (напоминающую «доминантные рефлексы»
Олпорта или психиатрические
«комплексы»); 2) «деривации» (речевые реакции, идеологии); 3)
экономические факторы; 4) гетерогенность человека и социальных
групп; 5) социальную мобильность
и циркуляцию элит. Разумеется,
Парето не считает, что этими
элементами исчерпываются все
существенные факторы, ответственные за форму социальной
системы. Многие другие факторы
тоже существенны, но их Парето не рассматривает по той причине, что даже подробное изучение любого из пяти выше перечисленных элементов дело чрезвычайно сложное и трудное. Кропотливое количественное изучение дополнительных факторов
будет делом других социологов.
Этим и объясняется характер
«Трактата по общей социологии»
Парето. Эта работа представляет
собой монографическое исследование вышеуказанных пяти элементов социальной системы. Иными
словами, Парето из методологических соображений упрощает реальную социальную систему, допуская, что она состоит только из
этих пяти элементов; и таким образом, пытается выстроить предварительную теорию, которая является приблизительным образом
реальной и более сложной социальной системы. За неимением достаточного места для описания
долгого и подробного анализа
форм, корреляций, комбинаций,
колебаний, показателей и воздействий каждого из пяти элементов,
проведенного Парето, я вынужден ограничиться здесь догмати-
Элементы или факторы, изученные Парето
Из всего многообразия факторов или элементов Парето иссле-
119
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
ческим изложением некоторых
основных его выводов.
же и в сексуальном аскетизме,
нанесении увечья половым органам и аскетическом осуждении
сексуального желания и сексуальной жизни. То же самое можно
сказать и о других «остатках» в
плане их взаимоотношения с инстинктами77 . «Остатки являются
проявлением инстинктов и чувств,
подобно тому, как поднятие столбика ртути в термометре является проявлением повышения температуры»78 .
Существует шесть основных
классов «остатков», каждый из
которых делится на ряд подклассов. Классы эти следующие:
1) инстинкт комбинаций: стремление производить физические и
умственные комбинации с разнообразными вещами вообще, комбинации с вещами противоположными, вещами похожими, комбинации редкостных вещей с исключительными событиями и т. д.;
2) потребность сохранения агрегатов: стремление человека сохранять отношения с другими
людьми и местам; отношения с
живыми и мертвыми; в неизменном виде сохранять абстракции,
символы, символические понятия
и т. д.; 3) инстинкт (или потребность) проявления чувств посредством внешних актов: религиозная экзальтация, политическая
агитация и т. д.; 4) инстинкты,
связанные с жизнью в обществе:
мотивы, в силу которых люди создают особые общества и партии;
представления, связанные с идеей единообразия членов сообщества, такие как неприятие новшеств («неофобия»), сострадание,
жестокость, аскетизм, желание
популярности, комплексы неполноценности и превосходства и т. д.;
Выводы Парето относительно «остатков» и «дериваций»
1. Помимо прочих элементов,
равновесие социальной системы
зависит от характеристик ее человеческих «молекул», особенно
от их форм поведения или их действий. Человеческие действия
чрезвычайно сильно зависят от
природы их «мотивов». Среди этих
мотивов особенно важными являются более или менее постоянные.
Парето называет их «остатками».
Остаток ? это и не инстинкт, и
уж тем более не «чувство». Это
один из более или менее постоянных «мотивов», имеющихся у членов любого общества, независимо
от того, носит ли это постоянство
инстинктивный или какой-то иной
характер. «Остатки» примерно соответствуют тому, что Олпорт
называет «доминантными рефлексами», Л. Петражицкий ? «эмоциями», а многие другие психологи относят к числу «комплексов», таких, например, как «комплекс неполноценности», или к той
категории явлений, которые А.Л.
Лоуэлл называет «наклонностями».
В конечном счете в их основе лежат инстинкты, но, в отличие от
инстинктов, их проявления носят
не «жесткий», а чрезвычайно разнообразный характер, допускающий совершенно разные, порой
даже противоположные формы.
Например, сексуальный остаток,
в противоположность сексуальному инстинкту, может проявлять
себя не только в действиях совокупления (непосредственная форма удовлетворения и проявления
сексуального инстинкта), но так-
120
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
5) потребность сохранения целостности личности: мотивы, в
силу которых человек стремится
остаться самим собой, а не потерять свою личность, стремление
к равенству и т. д.; 6) половые инстинкты79 .
На первый взгляд, эта классификация может показаться очень
несообразной, но потом, когда
поймешь основания, на которых
она построена, и те возможности
анализа, которые она предоставляет, представление о ее несообразности по большей частью развеивается. Перечисленные «остатки» (потребности, инстинкты) присутствуют в любом обществе, и в
этом смысле они являются постоянными элементами любой социальной системы. Однако их распределение среди разных индивидов и групп неодинаково. Есть индивиды (и группы) с сильно развитыми «остатками комбинаций»,
но с довольно слабыми «остатками сохранения агрегата»; а есть
индивиды и группы, у которых
остатки распределяются противоположным образом. Внутри одного общества, в течение времени и
при наличии разных обстоятельств, варианты распределения
«остатков» среди человеческих
молекул могут претерпевать довольно большие изменения. Когда это происходит, социальная
система меняет свою форму.
2. Характер «остатков» определяет характер человеческих действий, которые в какой-то степени являются проявлением «остатков». У людей это проявление может принимать две основные формы: действия, не сопровождающиеся речевыми реакциями или не сопровождающиеся
субъективными процессами осмысления, такие как инстинктивные или машинальные действия
(схема: А [«остаток»] ведет к В
[действию]); и действия, сопровождающиеся речевыми реакциями и идеологиями, или осознанными психическими процессами,
теориями, мотивациями, оправданиями, представлениями о целях,
намерениях, «приукрашиваниями»
и другими явно или неявно выраженными речевыми реакциями.
Схема в данном случае такова:
А [«остаток»] ведет одновременно к:
В [действию]
С [речевой реакции]
Все эти речевые реакции и
идеологии Парето называет «деривациями». Отсюда берет начало
его «социология идей и идеологий»
или «социология речевых реакций
человека».
3. Некоторые авторы справедливо отмечают, что в этом отно-
121
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
шении Парето близок к К. Марксу. Как и Маркс, он не придает
большого значения «деривациям»
или «идеологиям». Они для него
? просто проявления «остатков».
Остатки ? это «отцы идеологий».
«Деривации» ? своего рода флюгер, который поворачивается в
соответствии с направлением ветра «остатков». Их влияние не то
чтобы совсем ничтожно, но все
же гораздо меньше, чем предполагают многие. Они гораздо более
изменчивы и более гибки, чем «остатки». Один и тот же «остаток»
может послужить основой разных
«дериваций», а разные деривации
могут «прикрываться» разными
«остатками», и наоборот. Один и
тот же «остаток» может послужить
началом разных «дериваций» (или
оказаться завуалированным разными «деривациями»), и наоборот.
Иногда «остатки» разного вида оказываются «окутанными» аналогичными «деривациями». Это можно
показать на следующих примерах.
«Остаток» в виде страха перед человекоубийством проявляется в
следующих «деривациях»:
и являющегося соответствующим
«остатком». В зависимости от обстоятельств «остаток» может послужить началом этих и многих
других «идеологий». Несмотря на
множество различий, все идеологии ? практически не что иное,
как разнообразные «одежды» того
или иного «остатка».
Речевые реакции правоверного католика, который не признает религиозную веротерпимость,
и тех пылких коммунистов, которые страстно осуждают религиозную «нетерпимость», прямо
противоположны. Однако, «остатки», лежащие в основе их реакций, одинаковы: стремление навязать всем остальным свои собственные стандарты поведения и
веры. Речевые реакции многих
аскетов по отношению к сексу носят характер крайне отрицательный, но тот факт, что они так
много говорят о сексе и так резко его отвергают, указывает на
то, что «остаток» этих «дериваций»
такой же, как и у «непристойных
речевых реакций» людей распутных.
4. Так как действие и «деривации» в такой степени зависят от
«остатков», то из этого следует
целый ряд чрезвычайно важных
выводов, касающихся «остатков» и
динамики идеологий. Во-первых,
«остатки» нередко противоречат
друг другу в рамках сознания одного и того же человека. Вот почему наше поведение и наши поступки по большей части тоже
внутренне противоречивы и нелогичны. Определяя «логические
действия», как такие действия,
желаемая субъективная цель которых совпадает с их объективным
результатом, Парето, лучше, чем
«Не убивай, не то попадешь в
ад».
«Не убивай, потому что это
запрещено Богом».
«Не убивай, так как это безнравственно».
«Не убивай, потому что это
бесчеловечно или идет против
Закона, Прогресса и Справедливости».
«Не убивай!»
Эти деривации ? всего лишь
«покрывала», скрывающие действительного агента, препятствующего совершению акта убийства
122
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
кто-либо другой, показывает, что
большая часть наших действий
нелогична. Находясь во власти
сложной игры «остатков», мы совершаем бесчисленное множество
действий, которые не логичны
или субъективная цель которых
(идеология) оказывается совершенно иной, чем их объективный
результат. Они совпадают только
в сфере логико-экспериментального поведения и в области научных представлений. Во всех остальных, гораздо более многочисленных случаях, поведение человека носит по сути дела нелогичный и противоречивый характер,
поскольку «остатки», лежащие в
основе совершаемых им поступков, нередко оказываются противоречащими друг другу. Наши действия с логической точки зрения
непоследовательны, потому что
наши «остатки» находятся в подвижном состоянии, в результате
чего «деривация», преобладающая в данный момент, может быстро смениться другой, совершенного иной по своему характеру.
Под влиянием первой из них мы
ведем себя так, под влиянием следующей ? совершенно иначе. Короче говоря, анализ соотношения
динамики «остатков» и динамики
поступков, проведенный Парето,
и его выводы относительно нелогичных действий человека, представляют собой, возможно, непревзойденный анализ поведения
человека80 .
5. С еще большим основанием
то же самое можно сказать о
теории, касающейся природы «дериваций» (идеологий), разработанной Парето. Поскольку отношения
между «остатками» чрезвычайно
сложны и зачастую противоречи-
вы, можно предположить, что и
деривации человека (слова и идеологии) редко бывают логичными
и безупречными с логико-экспериментальной точки зрения. Подавляющая их часть, в том числе
политические, религиозные социологические, экономические и всякие другие «теории», нелогичны,
непоследовательны, внутренне
противоречивы или псевдонаучны.
Они не дают точного описания
изучаемых фактов, а представляют собой всего лишь «мотивацию»,
«оправдание», «приукрашивание», «рационализацию», «морализацию» или «идеализацию» того
поведения, к какому нас побуждают наши остатки. Когда изменяются «остатки», тогда изменяются и «псевдонаучные» теории. Один
«остаток» уступает место другому,
прямо противоположному; наша
теория о том, что «А есть В», уступает место той, согласно которой «А не есть В». Следовательно,
«логика» человеческих рассуждений в большинстве случаев очень
далека от того, чтобы быть логичной. Идеология принимается или
не принимается в большинстве
случаев не столько потому, что
она истинна или ложна, сколько
из-за того, что она согласуется
или не согласуется с нашими «остатками». Вот чем объясняется
влияние газетной пропаганды,
пылких речей и всякого рода призывов, которые влияют на наши
эмоции и чувства. Вместо научных
доводов они использую силу чисто вербальных псевдо-доказательств, которые играют на наших склонностях. Несмотря на это,
подобного рода «деривации» часто оказываются более убедительными, чем научные доводы, при
123
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
условии, что они согласуются с
преобладающими «остатками».
Отсюда следует, что если мы хотим изменить мнения и идеологию
человека или группы, то самый
лучше способ для этого ? изменить их «остатки». Если изменяются или разрушаются «остатки»,
то и соответствующие деривации
(идеологии) тоже претерпевают
изменения (Ibid., ch. XI). С этой
точки зрения, социология Конта с
ее идеалами (деривациями) Позитивизма, Прогресса и Религии человечества является столь же ненаучной, как и самая примитивная фетишистская вера. Теории
Прогресса, Равенства, Демократии, Справедливости, Социализма, Национализма, Патриотизма,
Интернационализма и т. д. также
являются нелогичными «деривациями», отличающимися от первобытной магии и религиозной веры,
которые они отвергают, только по
форме. Почти все страстные борцы против предрассудков и суеверий суть не что иное, как носители таких же предрассудков и
почти ничем не отличаются от тех
догматических умов, с которыми
они борются. Рассматривая одного за другим всех наиболее известных современных социальных
мыслителей, таких как Конт,
Спенсер, Г. Самнер Мэн, не говоря уже о целом сонмище разного
рода «идеологов», Парето убедительно показывает непоследовательность, противоречивость,
ложность и нелогичность их утверждений, в то же время указывая
на те «остатки», которые ответственные за эту «псевдонаучность». Парето лучше чем кто бы
то ни было выявил «псевдонаучный характер» таких «богов» (по-
нятий), как «Прогресс», «Эволюция», «Демократия», «Равенство»,
«Солидарность», «Справедливость», «Закон», «Естественные
права», «Нравственность» и т. д.
Для него эти «научные» идеи и
теории столь же ошибочны, как и
любые самые невежественные
предрассудки. Они представляют
собой те же самые нелогичные
«деривации», только «одетые» по
последней моде. Таким образом,
Парето, подобно некоторым бихевиористам, рассматривает «деривации» как «минорные реакции»
нашего поведения. Он указывает
на невозможность обоснования какого бы то ни было научного утверждения о человеке, группе
или эпохе лишь с помощью соответствующих речевых реакций. По
его мнению, они представляют
собой лишь нечто вроде сбитого
термометра, показывающего, какие «остатки» скрываются за ними.
Всего вышеизложенного достаточно для того, чтобы понять,
почему Парето не уделяет большого внимания «деривациям».
Значительная часть его работы
посвящена изучению флуктуаций,
которые «деривации» испытывают
в связи с флуктуациями «остатков». Хотя остатки тоже флуктуируют, скорость их колебаний гораздо медленнее, а амплитуда
намного ограниченнее, чем у «дериваций», которые чрезвычайно
непостоянны и изменчивы. Далее
Парето показывает, что, несмотря на различие конкретных форм
«дериваций», имеющихся у разных народов и в разные времена,
основные виды «остатков», замаскированные в идеологиях, остаются более или менее постоянными.
Поверхностный наблюдатель ус-
124
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
мотрит огромную разницу между
дикарем, который боготворит свой
фетиш или своего царька, и атеистическим социалистом нашего
времени, ? тем не менее, и у того
и у другого один и тот же «остаток» «обожествления». Единственное их различие состоит в том,
что дикарь боготворит некий фетиш и для подтверждения своей
веры ссылается на «магический
знак», в то время как атеист боготворит К. Маркса, Ленина или
Руссо и для доказательства своих
утверждений цитируют «Капитал»
Маркса, «Рассуждение» Руссо или
еще что бы то ни было. В прошлом «остаток» повиновения проявлялся главным образом в подчинении королям, священникам и
дворянам. Теперь все они развенчаны, но «остаток» сохранился и
проявляется в повиновении демагогам, лидерам профсоюзов, капитанам индустрии и т. п. «Одежды» разные, «остаток» ? один и
тот же. Такой «остаток», как
стремление к единообразию членов общества, проявлялся раньше
в религиозной нетерпимости, в
преследовании тех, кто покушался на частную собственность,
осуждении разводов, коротких
юбок и т. д. Теперь мы в этом отношении снисходительны, но зато
мы нетерпимы по отношению к
потреблению спиртных напитков
(сухой закон) и по отношению к
любой критике действий реформаторов и сторонников «Религии
Человечества», «Прогресса» и т. д.
«Деривации» изменились, а остатки сохранились. Вышеописанная
концепция Парето не означает,
однако, что все эти «деривации»
абсолютно недееспособны или социально вредны. Они в какой-то
мере дееспособны, но не настолько, как думают многие. Далее, в
противоположность всем тем, кто
считает, будто любая истина полезна, а все суеверия вредны,
Парето особо подчеркивает тот
факт, что в действительности
дело обстоит иначе. Случается,
что многие предрассудки (деривации) бывают полезными для сохранения целостности социальной
системы, в то время как истина
нередко способствует ее распаду.
Другими словами, «деривация»
(миф, легенда, страстная вера или
предрассудок, который, приукрашивая действительность, внушает энтузиазм) может быть полезной для группы, а голая правда,
наоборот, часто оказывается погибельной. Здесь Парето приходит
к выводу, аналогичному выводам
Макиавелли, Д. Фрэзера, Г. Ле
Бона, Ж. Сореля81 и других. Предрассудки и иллюзии по-своему
также жизненно необходимы для
общества, как и логико-экспериментальная истина. Все вышеизложенное представляет собой самый общий очерк основных идей
Парето, высказанных им по данному вопросу. В самом обобщенном виде можно сказать, что содержание книги Парето состоит
в тщательном анализе влияния
«остатков» на «деривации», «остатков» ? на «остатки»; в анализе
влияния окружающей среды на
«остатки», «дериваций» ? на «деривации», «дериваций» ? на «остатки», а также колебаний «остатков» и «дериваций» и их взаимной
диффузии. Я вынужден опустить
этот материал ввиду ограниченного объема книги.
6. Из других положений учения
Парето об «остатках» следует ос-
125
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
тановиться на его утверждении о
том, что выше перечисленные
шесть классов «остатков» не поровну распределены среди разных
индивидов, социальных классов и
социальных групп. Есть индивиды
и группы с многочисленными и
сильными остатками первого класса («остатки комбинаций»), а есть
индивиды и группы с многочисленными и сильными остатками второго класса (сохранение агрегатов). То же самое справедливо и
по отношению к «остаткам» других классов. Это имеет существенное значение в том смысле, что
характер доминирующего «остатка» сильно влияет на формирование человеческой личности индивида и во многом ? на характер
группы. Он накладывает на них
явный отпечаток и в огромной
большой степени определяет как
поведение индивида, так и характер социальной организации группы. Из всех этих «остатков» особенно важными являются «остатки», относящиеся первому и второму классам. На их основе Парето разрабатывает свою гипотезу
о двух основных социальных типах индивидов: спекулянтах и
рантье. К первому типу относятся все те, у кого есть сильные и
многочисленные «остатки» комбинаций. Они являются комбинаторами, предпринимателями и зачинщиками, всегда вечно замышляющими какую-то новую комбинацию (финансовые и деловые
схемы, изобретения, политические и дипломатические преобразования и вообще что угодно). В
какой бы сфере деятельности они
ни подвизались, у них всегда есть
какая-нибудь новая комбинация. В
этом отношении они реформаторы
и преобразователи. В них нет никакого психологического консерватизма. Часто они оказываются
людьми аморальными и нечестными, будучи слишком пластичными во всех отношениях. Рантье
? это те, у кого преобладающим
«остатком» является стремление к
сохранению социального агрегата.
По этой причине они представляют собой психологически консервативный тип, представителей
которого не интересуют ни новшества, ни новые комбинации, но
которые стремятся спасти, сохранить и поддержать то, что уже
существует. Это люди с сильным
чувством долга, с узко направленной, но вполне определенной волей, всегда действующие с оглядкой. Их можно встретить среди
«узколобых» представителей любого движения, послушно следующих за своими лидерами. В своем
поведении они непреклонны и зачастую фанатичны.
В этом смысле это два вечных
типа, встречающихся в любом обществе. В тех странах, где в правительстве преобладают представители первого типа, т. е. спекулянты (обычно в демократическом
и плутократическом правительствах), представители высший
класс обнаруживают способность
к консолидации общества. Пользуясь своими способностями, они на
какое-то время повышают уровень
экономического процветания общества. Им удается обманывать
управляемые ими массы с помощью разного рода гуманистических и демократических спекуляций, обещаний и т. п. Естественно, они коррумпированы. Коррупция и махинация рано или поздно
приносят свои зловредные резуль-
126
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
таты, вследствие чего высшие
классы постепенно заменяются
противоположным типом, т. е. рантье. Таким образом, смена одного типа другим происходила много раз в истории разных стран и
происходит до сих пор. По мнению автора, большая часть всех
довоенных демократических правительств состояла из парламентских махинаторов-плутократов
или коррумпированных «спекулянтов». Они обладали способностями к комбинации, но в то же
время были настолько коррумпированы, стали до такой степени
мягкотелыми и «гуманными», что
оказались вытесненными людьми,
относящимися к типу рантье
(вопрос о том, хорошо или плохо
такое замещение, оставим в стороне)82 . События, по-видимому, во
многом подтвердили ожидания
Парето83 .
ких интересов играет значительную роль в установлении социального равновесия. Их сложная действительность не может быть полностью объяснена экономически и
нуждается в синтетическом социологическом изучении. С другой
стороны, социология не может
объяснить сложную социальную
реальность, пока не примет к сведению положения чистой экономики как специальной науки, которая изучает их особым способом и
в упрощенных условиях. Экономическая интерпретация истории
справедлива в том отношении, что
она подчеркивает существенную
роль экономического фактора в
социальных явлениях. Но она ошибочна, поскольку пытается объяснить их с помощью только этого
фактора, или когда объявляет его
«причиной», а все остальные ?
всего лишь «следствиями». В этом
отношении экономическая интерпретация истории является разновидностью вышеописанной упрощенческой теории (см. также главу об экономической школе).
Социальная однородность. ?
Следующий важный и постоянный
элемент или фактор социальной
системы ? разнообразие индивидов. Это опять-таки вечный и бесспорный факт. Индивиды отличаются друг от друга в плане физическом, нравственном и интеллектуальном. Явления социальной
стратификации и социального неравенства берут свое начало в
этой гетерогенности. Они тоже
являются вечными, постоянными
элементами любой социальной системы. В связи с этой частью своей теории, Парето резко критикует учения о равенстве, демократии, самоуправлении и т. д. Все
Выводы Парето, касающиеся
других элементов социальной системы
Менее подробно Парето исследует и другие существенные элементы факторов социального равновесия: экономические факторы
или интересы, гетерогенность человеческих существ, а также социальную стратификацию и циркуляцию элит.
Экономические интересы. ?
Едва ли мы можем сомневаться в
том, что «индивиды и группы движимы инстинктами и расчетом,
направленными на приобретение
полезных или притягательных для
них материальных ценностей, а
также желанием добиться почестей и уважения», или, иначе говоря, сомневаться в том, что у них
есть «интересы». Совокупность та-
127
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
соответствующие идеологии ?
просто «деривации», абсолютно
не согласующиеся с фактами. Никогда не существовало такой социальной или политической системы, в которой была бы реализована идея равенства или подлинной демократии. То, что называется демократией, является скорее плутократией; контроль над
управляемым народом осуществляется в основном с помощью обмана, махинаций и разного рода
комбинаций, а осуществляют его
демагоги, капиталисты, лицемеры
и циники. Другой распространенный тип правления ? это грубое
насилие, когда контроль осуществляется с помощью физического
принуждения. Один тип может
быть столь же хорош или плох,
как и второй. Но какие бы средства ни использовались, основополагающий факт разнородности
индивидов будет производить социальное неравенство и стратификацию. Идеологии могут использовать такие эпитеты, как демократия, равенство и другие высокопарные выражения. Однако, они
не могут отменить факта стратификации, который демонстрируют все общества и все группы.
Циркуляция элит. ? Существование социальной стратификации означает, что в каждом обществе имеются, грубо говоря,
два основных слоя: низшие и высшие классы. Они отличаются друг
от друга разным распределением
«остатков» среди них, а также и
во многих других отношениях. Так
как есть стратификация, то должна быть и циркуляция или перемещение индивидов из низших в
высшие классы и из высших в
низшие. Ее интенсивность в раз-
ных обществах и в разные периоды времени разная, но в какойто степени она существует даже
в кастовом обществе. Одной из ее
постоянных причин является то
обстоятельство, что любой существующей аристократии суждено
рано или поздно исчезнуть. «История ? это кладбище аристократий». Вакуум, образующийся в
результате вымирания аристократии должен быть заполнен, и заполнение его совершается благодаря подъему представителей низших классов в высшие социальные слои. Таким образом, внутри любого общества происходит
непрерывный процесс циркуляции
элит. Исследуя некоторые детали
этого процесса, Парето описывает основные способы, с помощью
которых аристократия или плутократия пытается удержать свои
позиции. К числу таких методов
относятся: уничтожение, заключение в тюрьму, подкуп, развращение и возвеличивание возможных
и опасных лидеров из низших
классов. Здесь этот «Карл Маркс
буржуазии» развивает теорию,
похожую на теории наиболее радикальных революционных синдикалистов и анархистов. С другой
стороны, он, в отличие от «мягкотелых идеологов либерального
гуманизма», утверждает, что «либеральное» мнение о бесполезности физических и жестоких мер
для сохранения аристократией ее
привилегированного положения,
ошибочно. Вместе с Сорелем он
утверждает, что если правильно
применять методы чрезвычайного
и грубого принуждения, то аристократия сможет поддержать и
продлить свое существование; и
что, вопреки широко распростра-
128
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
ненному мнению, такие аристократия, применяющая подобные
жестокие меры, существуют в
течение более длительного срока, чем аристократия мягкая и
гуманная. Руководствуясь этими
соображениями, Парето пророчит
падение существующих парламентских, мягкотелых и пацифистских плутократий в демократических странах; и социальное возвышение новой, грубой, мужественной и милитаристской аристократии из низших классов84 . Такая циклическая смена происходил много раз, будет происходить
она и в будущем.
Описав эти постоянные элементы социальной системы, Парето
переходит к рассмотрению их связи друг с другом, с «остатками»,
«деривациями» и целым рядом
других явлений85 .
Циклическая концепция социальных изменений Парето
Изучив колебания разнообразных явлений, Парето предлагает
ряд циклических теорий для разных социальных процессов. «Линейная концепция» социального изменения остается для него чуждой.
Он показывает ошибочность всех
«исторических тенденций», «исторических законов эволюции» и «линейных теорий стадий прогресса».
Что фактически наблюдается в
истории, так это только колебания и вибрации, происходящие с
разной продолжительностью и разной скоростью. Существование какой бы то ни было бесконечной
«линейной» эволюции общества или
социальных институтов до сих пор
доказано не было.
Таков, вкратце, несколько упрощенный каркас основных идей
социологии Парето. Как я уже отмечал, он может дать лишь отдаленное представление о книге
Парето. Ее ценность, возможно,
состоит не столько в характере его
общей теории, сколько в ряде
представленных им исследовательских монографий, из которых она
и состоит. Изобилие математических формул, диаграмм и длинный
ряд исторических и фактических
подтверждений плюс неудачное
расположение материала чрезвычайно затрудняют задачу адекватного изложения работы в кратком
виде. Тем не менее, все вышеизложенное, вероятно, дает о ней
некоторое представление.
7. ???????
По мнению автора, главные
идеи социологии Парето следует
признать правильными и плодо-
129
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
творными. Хотя почти все эти идеи
были высказаны еще до Парето,
ему удалось их развить и систематизировать. Его концепция социологии в ее отношении к частным социальным наукам гораздо
лучше, чем великое множество
других теорий подобного рода. Его
учение о взаимозависимости разных социальных явлений, а также функциональный и количественный методы их изучения согласуются с существующими тенденциями в естественных и социальных науках. Его анализ поведения человека, роли «остатков»
и «дериваций», а также нелогичной «логики» действий человека
опять-таки похожи на правду. Его
несколько грубоватые и «ироничные» высказывания насчет ненаучного характера очень многих «социологических» теорий следует
признать справедливыми. Его идея
удачных приближений и необходимости концентрировать наше
внимание на относительно постоянных элементов социальной системы кажутся мне правильными.
Наконец, его теория гетерогенности человеческих личностей, социальной стратификации, циркуляции элит и его критика «сладких»
идеологий Прогресса, Демократии,
Равенства и т. п. получили подтверждение и дальнейшее развитие у
многих других авторов. Часть из
них была осуществлена независимо от Парето, другая часть ? под
его прямым влиянием86 .
Но наряду с этими ценными
достижениями, теоретические
построения Парето имеют и некоторые серьезные недостатки. Вопервых, его понятие «остатков»
остается несколько определенным
и, по сути, «субъективным» в том
смысле, что оказывается чем-то
вроде внутреннего «мотива» (чувства, инстинкта), который не может быть объективно изучен и
измерен. Подобно многим другим
психологам, Парето «вкладывает»
эти «остатки» в человека, а затем
выводит из них то, что ему нравится. По этой причине, все возражения по поводу аналогичных
психологических интерпретаций
(см. главу о Психологической школе) как разновидности «анимистических концепций»87 , следует высказать и в адрес метода и теории
Парето. Правда, Парето в своем
исследовании продвинулся гораздо дальше большинства психологов, но, тем не менее, он не смог
полностью избежать неадекватности этого метода. Отсюда следует, что такие внутренние «мотивы» почти невозможно изучить
объективно и количественно. Несмотря на склонность Парето к
количественному изучению, он,
фактически, не осуществил подлинно количественного исследования того, что он называет «остатками». Этим объясняется и то, почему паретовская классификация
«остатков» оказывается в значительной степени произвольной и
сомнительной, что, естественно,
сказывается на многих его выводах и заключениях.
Во-вторых, мне трудно отличить его «остатки» от «интересов»
как экономических факторов. Линия, их разделяющая, очень расплывчата и почти не просматривается. По этой причине трудно
определить с достаточной точностью, какова степень влияния, оказываемого каждым из этих факторов в установлении социального равновесия.
130
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
В-третьих, Парето и сам неоднократно подчеркивает тот факт,
что один и тот же «остаток» может быть «окутан» в совершенно
разные «деривации», что и оказывается причиной, в силу которой всегда очень трудно точно
установить, какой именно «остаток» является источником той или
иной «деривации». Уже сам этот
факт ставит под сомнение многие
случаи, когда Парето сводит определенные «деривации» к тем или
иным «остаткам». То, что он предлагает, может соответствовать, а
может и не соответствовать действительности. Поэтому мы часто
оказываемся в недоумении и не
знаем подлинных связей между
«остатками» и «деривациями».
В-четвертых, теория социальной циркуляции Парето носит
слишком общий характер и не точна. Она нуждается во многих поправках и в дальнейшем развитии.
Эти замечания касаются наиболее существенных из слабых мест
теории Парето. Однако они не зачеркивают его ценный вклад в
методологию социальной науки,
социологию речевых реакций и
идеологии, или в общее представление о социальных явлениях. Его
труд является, быть может, лучшей реализацией того плана социальной физики, который был
начертан мыслителями XVII в.
Парето старается придерживаться этого плана, отбрасывая его
слабые стороны и разрабатывая
все ценное, что содержится в его
величественных прозрениях. В
других современных механистических и энергетических теориях,
о которых шла речь выше, к теориям XVII в. добавлено фактически очень мало; в работе Парето
они вновь оживают во всем своем
блеске и очаровании. Учение Парето показывает, что социальная
физика XVII в., если понимать ее
правильно, ? не просто дерзкая
мечта ума человеческого, но что
она может быть развита до уровня подлинно научной социологии,
которая, возможно, и не в состоянии окажется раскрыть все «тайны» поведения человека и его истории, но сможет в какой-то мере
прояснить наиболее важные из них.
Целый ряд других упомянутых
учений, которые следуют принципам Парето, и которые уже принесли некоторые ценные результаты, как будто бы, оправдывают эти ожидания и стимулируют
проведение «механистических и
количественных исследований социальных систем», контуры которых были очерчены Парето.
Ссылки
Эти монографии будут указаны
ниже.
2
См. по тексту книги.
3
Об американской социологии
см.: Small A. Fifty Years of Sociology
in the Unitrd States // American
Journ al of Sociology. 1916, May;
Barnes H.E. American Psychological
Sociology // The Sociological Review.
1922, 1924, 1925; Gillin J.L.
Presidential Address // Publications
of the American Sociological Society,
vol. XXI; об английской социологии:
Barnes H.E. English Sociology //
Publications of the American
Sociological Society, vol. XXI; о немецкой социологии: Vierkandt A. Die
Uberwindung des Positivismus in der
deutschen Soziologie der Gegenwart
// Jahrbuch fur Soziologie, Bd. II;
Barth P. Die Philosophie der
Geschichte als Soziolofie. Lei pzig,
131
1
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
1922, Bd. II; von Wiese L. German
Sociologie // The Sociological
Review, vol. XIX, № 1; Brinkmann
C. German Sociologie // Publications
of the American Sociological Society,
vol. XXI; об итальянской социологии: Michels R. Elemente zur
Soziologie in Italien // Kolner
Vierteljahrshefte fur Soziologie. III
Jahrgang, 4 Heft (переводы статьи
опубликованы в журналах «Revue
Intern ation al de Sociologie» и
«Суспiльство», № III?IV); о французской социологии: Duprat G.L. La
psycho-sociologie en France //
Archiv fur der Philosophie und
Soziologie. Bd. XXX, heft 1?2;
Faucounet P. Durkheim Sociological
School // The Sociological Review,
vol. XIX, № 1; о русской социологии: Sorokin P. Die Russische
Soziologie
in
Swanzigsten
Jahrhundert // Jahrbuch fur
Soziologie, Bd. II (в переводе напечатана в журнале «Суспiльство», №
III?IV и ? в сокращенном варианте ? в «Publications of the American
Sociological Society», vol. XXI); Hecker
J. The Russian Sociology. New York,
1915; о чехословацкой социологии:
Blaha A. Die zeitgenossische
tschechisxhe Soziologie // Jahrbuch fur
Soziologie, Bd. II. Все эти работы являтся только показательными образцами исследований подобного типа.
4
«In physics plurimum posuit»3*,
? говорит он об учении Эпикура.
См.: Cicero. De finibus bonorum et
malorum. I, 6, 19.
5
См.: Stoicorum veterum
fragmenta. Collegit J. Ab. Arnim.
Li psiae. 1903 Bd. III. S. 20; Seneca.
Epistola, 117; «placet nostris quod
bonum est corpus esse»4*, ? пишет
Сенека своему адресату.
6
См. превосходный труд Е.В.
Спекторского «Проблема социальной физики в XVII столетии» (Варшава, 1910, т. 1; Киев, 1917, т. 2).
Эта работа, наверное, самое лучшее исследование социальной фи-
зики XVII в. Я признателен профессору Спекторскому за то, что он любезно прислал мне единственный
экземпляр этой книги, имеющийся
у него самого. Его труд настолько
ценен для истории социальной, политической и этической мысли, что
его следовало бы перевести и сделать доступным для иностранных
специалистов.
7
Такова, например, бихевиористская школа в психологии. Стремление ее сторонников изучать человеческое поведение и мышление
безо всякого учета «внутреннего
психологического опыта», т. е. изучать их как разновидности механических явлений, есть не что иное,
как модификация механистической
и количественной психологии XVII
в. (Декарт, Лейбниц, Спиноза,
Мальбранш и др.), которая рассматривала человека в качестве автомата и пыталась изучать психологические процессы так же, как и
физические, - измеряя и интерпретируя их с помощью понятий физической механики. (См.: Спекторский
Е.В. Указ. соч., т. 1, с. 81, 339; т. 2, с.
408). То же самое можно сказать и
об их попытках использовать объективные методы исследования и изучать социальные и психические
явления подобно тому, как изучают свои объекты специалисты в области физики, и тем самым освободиться от каких бы то ни было этических, религиозных и иных соображений. Сказанное справедливо и
относительно их попыток все измерять строго научным образом. В социологии и социальной психологии
современные теории волевого действия (Л. Уорд), теории, основанные на «инстинктивистской» интерпретации социальных и поведенческих фактов, такие как учение Томаса о «четырех желаниях», о «шестисложных интересах» Ратценхофера и А. Смолла (провозглашенных
Смоллом «последним словом в со-
132
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
циологии») и многие другие разновидности подобной «интерпретации», - все они были сформулированы Гоббсом, Спинозой, Вейгелем,
Мальбраншем, Г. Гроцием, Декартом, Лейбницем. Я. А. Коменским и
другими (см.: Спекторский Е.В. Цит.
соч., т. 2, с. 411?422 и passim). То
же самое следует сказать и о «монадологиях» Парето и Тарда.
8
«Hominis corpus quatenus
machin amentum
quoddam?
machin amentum humani corporis, ?
писал Декарт. ? L?on peut fort bien
comparer les nerfs de la (humaine)
machine aux tuyanx des machines
de ces fontaines, ses muscles et ses
tendons aux autres divers engins et
ressorts? De plus, la respiration et
autres telles actions? sont comme les
mouvements d?une horloge»5* и т. д.
(Renati Des Cartes. Meditationes de
prima philosophia, Meditatio sexta.
Amsterdam, 1685, р. 43; его же.
L?Homme // Oeuvres, Cousin, IV,
р. 347?348). «Quid est cor nisi
elastrum, quid nervi nisi chordae,
articuli nisi? rotulae» 6*, ? писал
Гоббс («Левиафан», Введение //
Operae, III, 1). «Le corps de l?animal
est une machine en meme temps
hydraulique, preumatique et
pyrobolique, pneumatique et
pyrobolique? une Espece d?un
Automate Naturel, qui surpasse
infiniment les Automates artificiels»7*,
? говорит Лейбниц. См.: Спекторский Е.В. Цит. соч., passim.
9
«Тело живого человека отличается от мертвого так же, как часы
или любой другой автоматический
механизм, когда заканчивают свое
действие, отличается от тех же часов или механизма, когда они ломаются» (Декарт. Les passions de
l?ame. Art. VI // Oeuvres, Cousin,
IV, 418*; см.: Спекторский Е.В. Цит.
соч., т. 2, с. 410).
10
Спекторский Е.В. Цит. соч.,
т. 2, с. 411?422.
См.: Cumberlend R. Disquisito
philosophica de legibus n aturae. 1671.
12
Ср.: Sorokin P. Social Mobility,
ch. I.
13
См.: Спекторский Е.В. Цит. соч.
т. I, с. 328?554; т. II, с. 450?628.
14
Особенно интересной и впечатляющей была «Пантометрика» забытого мыслителя Эрхарда Вейгеля. Возможно, он последовательнее,
чем кто бы то ни было, пытался
создать универсальную количественную науку ? «Mathesis
universae». Над этой проблемой Вейгель бился долго и с большим упорством. Ее значимость, по мере того
как он над ней работал, в его собственных глазах возрастала. Он пытался решить ее разными способами. В конце концов, он был раздавлен этой ношей. Он стал чуть ли не
маньяком, и везде видел только
фигуры, фигуры и фигуры. Согласно его концепции, универсальная
математика, или «Пантометрика»,
должна была стать специфической
наукой о количестве, в противоположность наукам о качестве. Она
должна возникнуть, продолжает он,
потому, что без количественных характеристик не существует реально применимого знания ни об одной сфере явлений. Любая причинная связь, любое взаимодействие
может быть измерено. Настоящий
научный детерминизм ? это детерминизм количественный. Таким образом, все объекты превращаются
в количество. Количества, изучаемые в «Пантометрике», можно разделить на три типа: физические,
нравственные и терминологические.
К нравственным количествам Вейгель относил экономические ценности, социальное положение, престиж, власть, социально значимые
достижения, услуги, преступления и
т. д. Все эти феномены могут быть измерены. Истинные нравственные философы, или юрисконсульты, должны быть математиками. Эти идеи он
133
11
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
пытался подробно развить в ряде
своих работ: «Idea Matheseos
Universynopsis» (1669); «Universi
Corporis pansophici Prodromus de
gradibus humanae cognitionis»(Jenae,
1672); «Corporis Pansophici Pantologia»
и т. д. О Вейгеле см.: Спекторский
Е.В. Цит. соч., т. I, с. 488?563.
15
Petty W. Several Essays in
Political Arithmetics. 1699.
16
См.: Berkeley G. The Princi ples
of Moral Attraction // Works. Fraser
edition, vol. IV.
17
Ср. концепцию «социальной дистанции» Э. Богардуса и теорию социальной роли «осознания добра» Ф.
Гиддингса.
18
См., например: Lord Kame.
Sketches of the History of Man.
1788, vol. 1?4; Dunbar J. Essays on
the History of Mankind in Rude and
Cultivated Ages. 1780; Huth H. Soziale
und individualistische Auffassung im
18 Jahrhundert, 1907.
19
Из других работ, авторы которых претендуют на интерпретации
социальных феноменов согласно
законам физики и механики, но
фактически дают им другую интерпретацию, можно назвать следующие: Planta J.C. Wissenschaft des
Staates oder die Lehre vom
Lebensorganismus. Chur, 1852;
Zacharia K.S. Vierzig Bucher vom
Staate. 1839?1843, Bd. I?VII;
Mismer. Principes sociologiques, 1880;
De Marinis. Sistema di Sociologia,
Torino, 1901; Fiske J. Outlines of
Cosmic Philosophy. London, 1874;
Bagehot W. Physics and Politics. New
York, 1884. Г. Зиммель и представители формальной школы в социологии широко используют геометрические понятия и аналогии, но
связь этих аналогий с их теориями
носит совершенно случайный характер, поэтому они имеют лишь
весьма косвенное отношение к «механистической» интерпретации социальных явлений (см. главу «Формальная школа» в настоящей книге).
Гораздо более механистическими
или до некоторой степени энергетическими являются интерпретации
экономических и юридических феноменов, предложенные в работах:
Helm G. Die Lehre von der Energy.
Lei pzig, 1887, S. 72?74; Bozi A. Die
Weltanschauung der Jurisprudenz.
S. 108?110. Сравнительно неплохая
(но все-таки несколько упрощенная
и устаревшая) характеристика механистической школы представлена в работах: Squillace F. Le dottrine
sociologische. Roma, 1902 (ch. I),
Trisca P. Prolegomenes a une
Mecanique Sociale. Paris, 1922, vol.
II и в предисловии G. Solomon?а к
книге: Bousquet. Grundriss der
Soziologie Paretos. 1926.
20
Генри Чарлз Кэри родился в
1793 и умер в 1879 году. Первый том
его «Принципов» был издан в 1858 г.
в Филадельфия, раньше чем спенсеровские «Основные начала»
(1862), «Основания биологии» (1864),
«Основания социологии» (1876) и
«Основания этики» (1879).
21
Carey H.C. Principles of Social
Science. Philadelphia, 1858, vol. I, p. 62;
ср. его же: The Unity of Law.
Philadelphia, 1872, ch. IV и p. 127?129.
22
Carey H.C. Princi ples of Social
Science, vol. I, p. 41.
23
Ibid., p. 42.
24
Ibid., p. 42?43.
25
Между прочим, Кэри был еще
и одним из первых представителей
социологистской школы (см. главу об
этой школе). Так же, как и Огюст
Конт и другие представители социологистской школы, он полагал, что
психология, опирается на социологию, и психологические феномены
должны объясняться социальными
условиями, а не наоборот. См.: Carey
H.C. Princi ples of Social Science, vol.
I, ch. II.
26
Ibid., p. 199. Здесь Кэри гораздо раньше, чем Зиммель или Дюркгейм, указал на солидаристскую
или связующую роль общественно-
134
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
го разделения труда, что в развитом виде стало центральной идеей
работы Дюркгейма. Но, тем не менее, его имя до сих пор не упоминается среди предшественников
Зиммеля и Дюркгейма.
27
Ibid., p. 61.
28
Carey H.C. The Unity of Law.
Philadelphia, p. 127?129.
29
См.: Carey H.C. Princi ples of
Social Science, vol. I?III, passim.
30
Carey H.C. Princi ples of Social
Science. Philadelphia, 1867, vol. II,
р. 466-468. Для большей ясности я
разместил его физические и социальные законы в двух параллельных колонках.
31
Воронов Н.Г. Основания социологии. СПб., 1912; Haret. Mecanique
sociale. 1910; Barcelo A. Essais de
mecanique sociale. Paris, 1925; предварительно часть этой работы напечатана в Revue Intern ation ale de
Sociologie. 1915; Lotka A.J. Elements
of Physical Biology. Baltimore, 1925.
Совершенно иную позицию занимает Р. де ла Грассери, который пытался создать космическую социологию. В его теории вселенского взаимодействия и его разновидностей
мало что заимствовано из механики. См.: de La Grasserie R. De la
cosmosociologie. Paris, Giard and
Briere.
32
Lotka A.J. Op. cit., р.16.
33
См.: Воронов Н.Г. Основания социологии, passim.
34
«L?energie total de l?individu
dans son champ se conserve constante
a travers toutes ses modifications».
35
См.: Haret. Op. cit., предисловие и passim; Barcelo. Op. cit., passim.
36
Гораздо более тщательно разработаны формулы Лотки. Несколько глав его книги действительно
ценны и содержат нечто большее,
нежели простое применение формул механики к социальной сфере.
37
Бехтерев В.М. Коллективная
рефлексология. Пг., 1921, ч. II,
с. 221?420.
Там же, с. 225-230.
Там же, с. 314?319.
40
Там же, с. 270?282.
41
Там же, с. 292?307.
42
Там же, с. 230?242.
43
Solvay
E.
Formules
d?introduction а l?energetique physio
et psychosociologique // Questions
d?energeque sociale. Institut Solvay.
Bruxelles, р. 53?55, 213?215,
passim. Систематический анализ «социальной энергетики» Сольве см. в
работе директора Социологического Института Сольве G. Barnich?a
«Essaide politique positive basee sur
l?energetique social de Solvay»
(Bruxelles, 1919, р. 1?186 и passim).
44
Ostwald W. Energetische
Grundlagen
der
Kulturwissenschaften. Lei pzig, 1909,
Vorvort. См. также: Ostwald W. Die
Energien. Lei pzig, 1908.
45
Carver T.N. The Economy of
Human Energy. 1924. К этой школе
примыкает и работа: Sims N.L.
Society and its Surplus. New York,
1924. В предисловии и в начале книги профессор Симс очень убедительно излагает энергетическую точку
зрения. Однако в дальнейшем, при
анализе различных социальных явлений он оказывается не в состоянии отстоять свою энергетическую
«desiderata» и делает длинное обозрение социальной эволюции и социальных процессов, в которых
энергетическая точка зрения недостаточна для доказательства.
46
См.: Winiarsky L. La Method
mathematique dans la sociologie et dans
l?economie // La revue socialiste. 1894,
vol. ХХ, р. 716?730; Winiarsky L. Essai
d?une nouvelle interpretation de
phenomenes sociologiques // Ibid.,
1896, vol. XXIV, р. 430?454;
Winiarsky L. L?equilibrio sociale //
Revista Italian a di sociologia. 1899,
Sept.; Winiarsky L. Deux theories
d?equilibre economique // Revue
intern ation ale de sociologie. 1896;
р. 904?930; Winiarsky L. Essai sur le
135
38
39
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
mecanique sociale // Revue philosophique.
1898, vol. XLV, р. 351?386; Winiarsky
L. L?equilibre esthetique // Ibid., 1899,
vol. XLVII, р. 569?605; Winiarsky L.
L?energie sociale et ses mensurations /
/ Ibid., 1900, vol. XLIX, р. 113?134,
255?287. Последние три статьи наиболее важны. О Виньярском см.:
Groppali A. Essai recent de sociologie
pure // Revue intern. Sociologie. 1900,
р. 425?442, 487?519; Squillace F. Op.
cit., p. 107?119; Trisca P. Op. cit., vol.
II. В качестве своих предшественников Виньярский называет Гербарта,
Вебера, Фигнера, Дельбефа, Эджворта, Госсена, Вальраса, Джевонса,
Парето, которые пытались применить математический метод для изучения психических и экономических
явлений. Как указавалось ранее в
ходе нашего изложения, этот список предшественников Виньярского
может быть дополнен, по крайней
мере, еще несколькими десятками
имен.
47
Winiarsky L. L?energie sociale,
р. 113?115.
48
Winiarsky L. L?equilibre
esthetique, р. 569?573.
49
Winiarsky L. L?energie sociale,
р. 114?116.
50
Winiarsky L. Essai sur le
mecanique sociale, р. 351?386.
51
Winiarsky L. L?energie sociale,
р. 120. На основании этой статьи, а
также
статьи
«L?equilibre
esthetique» некоторые пришли к
выводу, что Виньярский заложил
основы теории Фрейда значительно раньше, чем это сделал сам
Фрейд.
52
Эта идея была сформулирована К. Леонтьевым задолго до Виньярского. Она лежит в основе критики Леонтьевым уравнительных и
социалистических движений. «Прогрессивная эволюция организма или
общества всегда сопровождается
феноменом дифференциации. Его
дезинтеграция, напротив, всегда обнаруживает смешение того, что
прежде было разрозненным и дифференцированным. Это смешение
ведет к ослаблению связей между
частями организма и общества и в
конечном счете приводит к его
уничтожению». Отсюда ? леонтьевские «три фазы жизненного цикла любого общества»: период первоначальной простоты, затем период цветущей сложности и, наконец,
период вторичного смесительного
упрощения и упадка. В истории современной Европы первый из этих
периодов длился примерно до IX
в., когда общество оставалось попрежнему простым. Второй период
относится совпадает с высшим расцветом европейской цивилизации
между IX?XVII ва. «Но, начиная с
XVIII в. Европа вступила в период
смешения и уравнивания. Величие
ее длилось всего лишь 1000 лет. Тот
факт, что в XIX в. она признала
равенство как идеальное средство,
свидетельствовал о ее истощении
и повороту назад ? к упростительному смешению. Но прежде, чем она
достигнет этого, ей суждено пасть
и уступить место другим обществам.
Все подлинно великое, прекрасное
и прочное было создано не посредством всеобщей свободы и равенства, а различием в правах, социальном положении и возможности
получения образования ? в обществе, объединенным высшим и священным авторитетом». Уравнительное движение означает тенденцию
к простоте трупа и равновесию
смерти. Однако и Леонтьев не был
первым, кто выдвинул эту теорию,
похожие идеи еще раньше, в 1869
г., были сформулированы Н.Я. Данилевским. Таким образом, они за
полвека предвосхитили теории
Шпенглера. Фактически все существенные особенности работы
Шпенглера являются всего лишь
повторением социальных построений Леонтьева и Данилевского. См.:
Леонтьев К.Н. Византизм и славян-
136
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
ство. 1873; Данилевский Н.Я. Россия
и Европа. 1869 (2-е изд.: СПб., 1871).
См. также: Бердяев Н.А. Философия
неравенства. Берлин, 1923.
53
Winiarsky L. L?йnergie sociale,
р. 124?127.
54
Ibid., р. 262?287.
55
Теории, которые отвергают
любую психологическую интерпретацию социальных явлений и любое применение «субъективных»
выражений и которые использует
такие термины как «социальное
напряжение», «напряжение социальных групп» или «энергии социального действия» и т. д., остаются
за рамками нашего рассмотрения.
Судя по их намерениям, они обнаруживают склонность к «механистической» или «энергетической» интерпретации социальных фактов;
но, как правило, они оказываются
не в состоянии справиться с этой
задачей. Книги Артура Бентли «The
Process of Government» и «Relativity
in Man and Society» могут служить
яркими образцами подобного рода
работ. Будучи вполне правым в своей критике различных психологических объяснений социальных явлений, А. Бентли (см. «The Process
of Government», 1908, р. 7?8, 17?
18, 35?37, 50?51 и passim) в плане конструктивном не может сохранить свой объективизм и физикализм при интерпретации социальных феноменов. В конце концов
он сводит свое понятие «напряжения» к «интересам» и тем самым снова вводит в социальную интерпретацию те самые «психические и
субъективные факторы», против
которых он так энергично боролся
в первой части своей работы. То же
самое можно сказать и по поводу
его новой работы «Relativity in Man
and Society» (1926). Помимо того, что
Бентли не вполне удачно применяет математическую теорию относительности в социальной науке,
«реформирование» социологии,
предпринятое им в последней его
книге, носит скорее чисто терминологический, чем фактический характер. Для любого серьезного сторонника объективизма в социологии
неприемлемы ни «интересы» Ратценхофа, ни зиммелевсие «формы», ни
«социальный разум» и «коллективные представления» Дюркгейма в
качестве основных объяснительных
принципов объективной социальной
науки. Очевидно, что эти принципы являются чисто субъективными
и носят тот же характер, что и «аффекты» Г. Спенсера или «интересы»
А. Смолла, которые сам Бентли подверг столь суровой критике. Несмотря на это, словно бы забыв об этой
своей критике, Бентли в своей новой книге отзывается о них с большим одобрением, тем самым еще
раз показывая, что его «объективизм» носит чисто терминологический характер. Еще с большим основанием то же самое можно сказать
и о некоторых других теориях, которые критикуют «психологизм» и
«субъективизм» в социологии, ратуют за «объективную социологии» и
в то же время обильно используют
такие выражения, «социальное напряжение». Большинство из них,
однако, от начала и до конца оказываются «субъективными», «умозрительными» и «психологическими».
Их «социальные напряжения» остаются неопределенными даже для
самих авторов. Как только они начинают что-то «интерпретировать»,
«субъективизм» и «психологизм»,
категорически отвергаемые ими до
этого, сразу появляются под слегка
измененными именами, такими как
«психо-социальное окружение»,
«психо-социальные факторы» и т. п.
В результате такие работы не имеют положительных качеств ни сугубо психологической интерпретации,
ни даже чисто объективных, механистических или бихевиористских
интерпретаций, зато обладают все-
137
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
ми недостатками и тех и других. Их
цель ? построить объективную социологию ? фактически так и остается всего лишь «pia desideria».
56
Превосходный анализ принципа логического соответствия субъекта и предиката см. в работе: Петражицкий Л. Введение в теорию
права и нравственности. СПб., 1907.
См. также: Чупров А.А. Очерки по
теории статистики. СПб, 1909.
57
Петражицкий Л. Цит. соч.,
с. 72?73 и passim.
58
Чупров А. Цит. соч., с. 1?20 и
passim.
59
Подробное рассмотрение этого вопроса см. в книге: Сорокин П.А.
Система социологии, т. I, с. 7?10.
60
Сорокин П.А. Цит. соч., с. 8.
61
Родился в Париже в 1848 г. в
итальянской семье, умер в 1923 г.
Профессор экономики и социологии
университета Лозанны в Швейцарии. Биографию Парето см. в:
Pantaleoni M. In occasione della morta
di Pareto // Giorn ale degli
Econimisti. 1924. № 1?2.
62
Pareto V. Il compito della
sociologia fra le scienze sociali //
Rivista Italian a di sociologia. 1897,
July; Pareto V. I problemi della
sociologia // Ibid., 1899; Pareto V.
Un applicazione di teorie sociologiche
// Ibid., 1900; Pareto V. Trate de
sociologie generale. Paris, 1919, vol.
II, § 2009?2024.
63
См.: Pareto V. Cours d?economie
politicue. Lausanne, 1896?1897;
Pareto V. Les systems socialistes.
Paris, 1902?1903; Pareto V. Manuale
di economia politica. Milano, 1906; и
целый ряд статей Парето, опубликованных в ведущих итальянских,
французских и шведских экономических и социологических журналах.
64
См. цитированные статьи Р.
Михельса об итальянской социологии и о работах Парето в «Kцlner
Vierteljahrshefte fьr Soziologie»
(1924, July-August) и те же самые
статьи в «Revue intern. de Sociologie»
(1924, p. 518?530); Bousquet G.H. V.
Pareto // Revue intern. de Sociologie.
1924, p. 113?117; Bousquet G.H.
Grundriss der Soziologie Paretos.
1926; Carly F. Paretos soziologisches
System und der Behavoirismus //
Kolner Vierteljahrshefte fur
Soziologie. IV. Jahrgang, 3 und 4
Heft; Borgatta G. L?Opera sociologica
e le feste guibilary di V. Pareto.
Torino, 1917; Jubilй du V. Pareto.
Lausanne, 1920 (издание университета Лозанны, где Парето был профессором); специальный номер
«Giorn ale degli Economisti» (1924,
№ 1?2), посвященный Парето и составленный по материалам Р. Михельса, М. Панталеони, Э. Барона,
Дж. дель Веккио, Р. Бенини, Э. Чиккотти и других известных экономистов и социологов.
65
Bousquet правильно отмечает:
«Trattato est aussi mal redige que
possible? L?abondance des preuves
experimentales nuit a la clarte de
demonstration, les sujets sont abordes
sans aucum esprit de suite, et le
lecteur ne comprend pas ou il va»
(Bousquet G.H. V. Pareto // Revue
intern. de Sociologie. 1924, p. 116). Ср.:
Barone E. L?opera di V. Pareto e il
progresso della scienza // Giorn ale
d. Economisti. 1924, p. 22. Существует краткое изложение «Трактата»
Парето, сделанное Фариной
(Farina), но даже оно не дает адекватного предсавления о социнении
Парето.
66
В этом отношении работа Парето напоминает одну из работ другого выдающегося социолога и экономиста Макса Вебера. Несмотря на
совершенно разные отправные точки и терминологию, методологические выводы обоих авторов (в сфере
социологии) весьма похожи. Так как
наиболее важная работа М. Вебера
затрагивает проблему религии, то
ее уместнее всего будет рассмотреть в главах, посвященных социологии религии.
138
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Социология №2 2008
См.: Pareto V. Traite de sociologie
generale. Paris, 1917, vol. I, p. 1?64.
68
М. Вебер, придерживаясь совершенно иной точки зрения, также приходит к заключению, что
социологические закономерности
есть не что иное, как «Erwartungschancen», т. е. типичные вероятностные ожидания. См.: Weber M.
Wirtschaft und Gesseschaft,
Grundriss der Sozialokonomik. Bd. III,
S. 14; Weber M. Gesammelte Aufsatze
zur Wissenschaftslehre. 1922, S. 420,
444?446.
69
Фюстель де Куланж, например, пишет: «Отечественная религия учила человека присваивать
себе землю и гарантировала его
права на собственность». Парето
показывает, насколько ошибочно
это утверждение и насколько идея
причины (вместо взаимозависимости) ответственна за эту ошибку
(Pareto V. Traite de sociologie
generale, vol. I, p. 254?255). Таким
же образом он рассматривает ряд
аналогичных «каузальных причин»
О. Конта, Г. Спенсера, Г. Самнера
Мэна, Дюруи, Дж. Ст. Милля и т. д.
и убедительно показывает их ошибочный характер, обусловленный
той же самой причиной (Ibid., §
256?258). Поэтому он прав, когда
утверждает, что большая часть
многочисленных антропологических
и этнографических «объяснений» неудовлетворительна.
70
Pareto V., Op. cit., § 2023. Ср.:
Barone E. L?opera di V. Pareto e il
progresso della scienza // Giorn ale
d. Economisti. 1924, p. 22?24.
71
Ср.: Weber М. Gesammelte
Aufsatze zur Religionssoziologie.
Tubingen, 1922, Bd. I, S. 21?22, 82,
183, 238 и passim.
72
Ср. с соответствующей теорией
М. Вебера о цели социологического
обобщения. (О Максе Вебере см.
ниже.)
73
Pareto V. Traite de sociologie
generale, vol. I, р. XIII?XVI, § 96,
99, 138, 254?255, 267 и passim; vol.
II, § 1731?1732, 1767, 1861, 2061,
2080, 2088?2104, 2336 и passim.
Критика Парето «каузальных» теорий, разработанных самыми влиятельными научными авторитетами,
в высшей степени поучительна.
74
Pareto V. Op. cit., vol. II,
p. 1306?1316, § 2060?2062. Здесь
следует обратить внимание на математическую формулу равновесия
Парето. Не очень сильно от концепция социального равновесия Парето отличается концепция Ф. Карли.
«Социальное равновесие, ? пишет
Карли ? это совокупность внутренних ритмов (между элементами социальной системы) и внешне-внутренних ритмов, которые происходят не противореча друг другу.
Иными словами, это совокупность
коррелирующих внутренних и внутренне-внешних изменений, которые
происходят, либо оставаясь постоянными, либо изменяясь одинаковым образом» (Carli F. L?Equilibrio
delle Nazioni. Bolonga, 1920, p. 34).
75
Pareto V. Op. cit., vol. II, § 2060.
76
Ibid., § 2061?2066.
77
Подробный анализ остатков см.
в: Pareto V. Op. cit., vol. I, ch. VI,
§ 842?844; vol. II, ch. XI.
78
Ibid., § 875.
79
Ibid., § 888. См.: § 889?1396 и
§ 1687?2059, посвященные анализу этих остатков.
80
Pareto V. Op. cit., ch. II. Ср.: Lowell
A.L. Public Opinion in War and Peace,
passim и ch. I?III. Президент Лоуэлл, произведя специальный анализ,
приходит к выводам, очень напоминающим утверждения Парето.
81
См. например: Frazer J.G.
Psyche?s Task. London, 1913; Sorel
G. Reflection on Violence. New York,
1912, p. 133?135 (учение Сореля о
пользе мифов).
82
См. главу XIII, в которой анализируются некоторые экспериментальные исследования типов личности, аналогичных типам Парето.
67
139
Социология №2 2008
Социологическ
ое наследие
Социологическое
Об этой теории см.: Pareto V.
Op. cit., vol. II, ch. XII.
84
Это было реализовано фашизмом, идеологи которого называют
Парето в числе своих идеологических лидеров.
85
Pareto V. Op. cit., ch. XII?XIII.
86
Теории гетерогенности индивидов и групп, как мы увидим в дальнейшем, разрабатывались великим
множеством биологов и социологов
расовой и антропологической школы (Гобино, Ф. Гальтоном, Х. Чемберленом, K. Пирсоном, O. Аммоном, В. де Лапужем и всеми специалистами в области евгеники и наследственности (см. главу о расовой
и антропологической школе). Перечисленные и многие другие авторы развивали выше указанные
идеи социальной циркуляции элит.
Под влиянием Парето написаны
следующие работы о циркуляции
и
социальном
равновесии:
Kolabinska M. La circulation des elites
en France. Lausanne, 1912; Sensini
G. Teoria dell?equilibrio di
composizione delle classi sociali //
Rivista Italian a di Sociologia. 1913,
Sept., Oct. См. также: Sensini G. La
teoria della Rendita; Bouven P. Les
applications mathematique a
l?economie politique. Lausanne, 1922;
Carly F. Op. cit. Наконец, автор настоящей работы в своем исследовании социальной мобильности нашел
многие идеи Парето полезными для
себя (см.: Sorokin P.A. Social
Mobility; здесь приведены ссылки и
на другие работы, посвященные
проблемам социальной циркуляции
и стратификации). Теоритические
построения, в которых развиваются идеи, аналогичные основным
идеям Парето о демократии, равенстве, неизбежности социальной
стратификации, плутократическом
и олигархическом характере демократических и эгалитарных режимов; о роли насилия в истории,
вырождении аристократии и т. п.,
чуть раньше, чуть позже, независимо или отчасти под влиянием
Парето развивал целый ряд выдающихся мыслителей. Помимо указанных выше работ Н.Я. Данилевского и К.Н. Леонтьева, следует назвать «Толпу» Г. Лебона и особенно
его труд «Психология социализма».
См. также: Mosca G. Eltmenti di
scienza politica. 1895; Ostrogorsky М.
La democratie et les parties politiques.
Paris, 1912; Michels R. Sociologia del
partito politico moderno (книга перевеведена на французский, английский и немецкий языки); Maine
S.H. Popular Government. London,
1896; Sorel G. Reflections on Violnce;
Кропоткин П.А. Речи бунтовщика.
1919; работы теоретиков революционного синдикализма, таких как
Лагардель и другие; Bryce J. Modern
Democracies. New York, 1921; Lowell
A.L. Public Opinion in War and Peace;
Lippmann W. Public Opinion. New
York, 1922; и особенно Lippmann
W. Phantom-Public. 1925. Что касается циклической теории социальных процессов Парето, см. параграф о циклических концепциях
в настоящей книге.
87
Первобытный человек привносит в наблюдаемые им явления (или
находит за ними) разнообразных
«духов» и их деятельностью объясняет все конкретные феномены,
начиная с грозы и заканчивая рождением, смертью и другими важными событиями в жизни человека. Психологи, вместо старомодных
«духов» или «таинственных сверхсил», вкладывают в человека «эмоции», «желания», «идеи», «остатки» и т. п. и при помощи их влияния
пытаются интерпретировать человека и события социальной жизни
как «проявления» их деятельности.
Легко увидеть, что процедура в
обоих случаях по сути дела одна и
та же ? анимистическая. Единственное отличие состоит в терминологии.
83
140
Социология №2 2008
Православная социология
© 2008 г.
Л.С. Астахова, Р.Р. Ахметзянова
?????????? ?(???) «??????????????? ?????»:
? ??????? ????????? ??????????
???????????? ????????
В
рамках традиционалистского этапа российской истории сформировалось мировоззренческое понятие, выступающее краеугольным камнем тысячелетнего прошлого, а возможно, и настоящего и будущего нашей страны ? понятие соборности. Мы не касаемся его происхождения, нас интересует соборность
как принцип общественных традиций России, поскольку именно в
качестве принципа (не просто
правильной религиозности и духовности ? в отличие от духовности ложной, ? но и гражданского общества) соборность, на наш
взгляд, включает в себя не только чисто теоретический, но и
практический «срезы» российского «бытия-в-мире». Практический
смысл принципа соборности связывается с тем, насколько продуктивным он может быть для возможного гражданского общества
в России, а также с ответом на
вопрос о месте соборности в системе ценностей современного
гражданского общества. Наряду с
этим будет сделана попытка показать внутреннюю близость принципа соборности с понятием «коммуникативного разума», разработанного в философии Ю. Хабермаса. На наш взгляд, существует
определенное единство, возможно, несколько стихийное сходство
нормативных установок «теории
коммуникативного действия» и
принципа соборного объединения.
Оно проявляется, прежде всего,
в уважении традиции, способной
оказать влияние на будущее развитие общества.
Итак, проект модерн ? продукт рациональной деятельности
людей, всеобщий объективносубъективный процесс, в варианте Ю. Хабермаса оригинальный
проект единства человечества на
рационалистической основе. Задолго до Хабермаса, до фактического манифестирования «удаления
от религиозности», запитанного на
прагматизме, еще от Декарта
сформировалось «современное по-
141
Православная социология
Социология №2 2008
нятие о том, что достоверность
? дитя рефлексивной ясности, т.е.
перепроверки наших собственных
представлений безотносительно к
тому, что они «репрезентируют»?» [1, p. 469]. Позже, Тённис
подчеркивает, что «сознательный
индивид презирает все темные
чувства, предощущения, предрассудки», сознательность лежит в
основе всех безошибочных поступков. Однако в условиях общества,
сформированной «цивилизации
государственности», человек беспокоен и непостоянен, хотя и интеллектуален.
В «Философии денег» Г.Зиммеля мы уже обнаруживаем вытекающую из интеллектуализма бесхарактерность личности, однако
«интеллектуальный человек как
таковой обладает известной властью над тем, кто живет больше
чувствами» [2, p.602]. У Э.Дюркгейма вообще приходим к тому, что
актор на самом деле ? не самостоятельно-действующий, и более
того, не может быть уверен в подлинности его собственного «я» (ибо
все в сознании человека имеет
источником общество).
И, наконец, Вебер, своей концепцией фактически отождествляет понятие личности и рационального человека. И сконструировав
классификацию идеальных типов
действия, построенную по принципу убывания рациональности,
на последнее место ставит традиционное (почти на границе осмысленности, сознательной смысловой
ориентации).
Если отталкиваться от того что,
согласно Веберу, задача понимающей социологии состоит в «интерпретирующем понимании социальной деятельности», т.е. «деятельно-
сти, которая в соответствии со
смыслом, придаваемым ей действующим лицом или лицами, соотнесена с поведением других и соответственно ориентирована на них в
своем протекании», то необходимым становится наша интерпретация основополагающих понятий.
Начнем собственно с определения деятельности, которое в
современной социальной науке
обычно трактуется как активное
преобразование окружающей действительности в соответствии с
представлениями человека о должном её состоянии. Преобразование ведется в соответствии с заранее виртуально созданной моделью предвосхищаемого результата, т.е.целью деятельности.
Социальная деятельность отличается от просто «деятельности
как она есть» тем, что она ориентирована на окружающих и их
реакцию, на тот субъективный
смысл, который вкладывается, с
одной стороны нами, когда мы совершаем определенное действие,
а с другой стороны, понимающими наше действие людьми, Другими, и соответствующим образом
его толкующих. Если переиначить
определение П. Сорокина, социальное действие ? это действие
человека, ориентирующегося в
своем поведении на определенное
поведение окружающих, а также
их ожидания, с одной стороны, и
понимающего, что его действия
вызовут ответные последующие
действия окружающих, в соответствии с нашими ожиданиями, с
другой. Вкладывая субъективный,
только нами подразумеваемый
смысл в свои действия, мы невольно подразумеваем понятность дей-
142
Социология №2 2008
Православная социология
ствий для окружающих, вольно
или невольно пытаемся подтолкнуть окружающих к деятельности по нашему сценарию.
Таким образом, первый признак деятельности ? субъективный смысл, придаваемый нашим
действиям и тем самым вырывающий социальную деятельность из
потока простого поведения. Даже
когда деятельность направлена на
какой-либо предмет, эта деятельность уже наполняется смыслом,
возможно элементарным по своей
сути; однако уже
на данном этапе
можно обозначить
её как простейшую
социальную деятельность, так как
человек таким образом действующий соотносит себя
с некой вещью,
смыслом и местом
этой вещи в его
жизни. В данном
случае человек соотносит свое поведение не с поведением Других, но с вещами и
их смыслом в жизни Себя и Других. Зажигая свечу, мы освещаем
себе путь, но и возможно, делаем это для других. В первом случае мы осуществляем деятельность, во втором ? социальную
деятельность.
Итак, социальная деятельность
должна обладать подразумеваемым смыслом, соотнесена не только с собственными представлениями о должном, но и с некими
Другими, и их подразумеваемыми смыслами (ведь, в идеале, мы
бы хотели, чтобы наше поведение
было истолковано так, как мы
этого хотели). У М.Вебера социальная деятельность требует еще
и осознанности, а случайности во
взаимодействиях подобны природным процессам. Поэтому можно
сказать, что Вебер требует не
только осознанность в существовании Другого, не только сознательное действие с расчетом на
понимании Другим мотивов наше-
го поведения, но и вообще, социальным действие может быть признано только тогда, когда нам
понятна линия поведения Другого. Таким образом, мы требуем от
людей не просто сознательности,
но и природной чувствительности
и догадливости, так как понимание такого рода есть понимание
уже на третьем смысловом слое:
осознание для себя, для других и
понимание того, что хотел бы дать
понять мне действующий Другой
своими действиями?
Невзирая на столь значительную философскую традицию,
143
Православная социология
Социология №2 2008
Ю.Хабермас принадлежит к числу тех философов, которые пытаются спасти классический проект философии, где главная роль
в достижении единства людей отводилась разуму. Более того, он
полагает, что этот проект не только не исчерпал себя, но даже не
был реализован. Главным дополнением данного проекта с его стороны стало понятие коммуникации, в котором Хабермас соединил рациональность, этику и свободу, возможности для единства
которых он видел именно в коммуникации. Наряду с этим Хабермас предпринял попытку решения
проблемы укрепления солидарности, в связи с чем разработал проект включения другого [3], основанный на искусстве компромисса и на политике договоренностей.
«Теория коммуникативного действия» и «этика дискурса» Хабермаса основаны на межсубъектном
подходе к проблематике современности. Целью теории коммуникативного действия является прояснение предпосылок рациональности процессов достижения понимания. В связи с этим Хабермас
дополняет межсубъектный подход
понятием «коммуникативная рациональность», которая напоминает
«идеи логоса, ассоциируясь с несиловым объединением, создающим консенсус дискурсом, преодолением его участниками исходных
субъективных взглядов в пользу
мотивов рационального соглашения» [4]. «Коммуникативное действие» опирается на такие символические акты, при помощи которых субъект может понимать и
контролировать действия окружающих его людей. С одной сторо-
ны, коммуникативное действие
направлено на сообщение, с другой ? на переговоры: языковое
сообщение достигает своей цели,
если принимается другими членами языкового общества. Следует
также отметить, что в «коммуникативном действии» важно не
столько содержание, сколько
форма, благодаря которой осуществляется достижение согласия.
Хабермас пишет, что «коммуникативными я называю такие
интеракции, в которых их участники согласуют и координируют
планы своих действий; при этом
достигнутое в том или ином случае согласие измеряется интерсубъективным признанием притязаний на значимость» [5]. При этом
возникают притязания участников
коммуникации на истинность, правильность и правдивость сообразно тому, ссылаются ли они на положения дел в объективном мире,
на социальные нормы или на собственное чувство справедливости.
Справедливость коммуникации
обеспечивается там, где соблюдаются следующие требования к
этике процесса дискурса: 1) никто из желающих внести вклад в
дискуссию не может быть исключен из числа ее участников; 2)
всем предоставляются равные
шансы на внесение своих соображений; 3) мысли участников не
должны расходиться с их словами; 4) коммуникация должна быть
настолько свободной от внешнего
или внутреннего принуждения,
чтобы позиции принятия или непринятия относительно критикуемых притязаний на значимость
мотивировались исключительно
силой убеждения более весомых
144
Социология №2 2008
Православная социология
оснований [4]. По мнению Хабермаса, подлинный (рациональный)
консенсус достигается посредством
дискурса ? диалога как равноправной процедуры аргументации.
Формирующаяся таким образом
«этика дискурса» представляет собой универсальное, т.е. значимое
для всех разумных субъектов коммуникации, согласие.
Хабермас считает, что принцип
универсализации не является достаточным для того, чтобы моральные нормы имели форму безусловно обязательных предложений. Универсальные нормы могут
стать всеобщими правилами действия, если они получают признание со стороны всех личностей, к
которым они имеют отношение.
Опыт признания норм коммуникации Хабермас связывает с тем,
что всеобщее одобрение достигается в случае, если нормы познаваемым образом воплощают интерес, общий для всех затрагиваемых ими личностей. Согласно «этике дискурса», та или иная норма
«лишь в том случае может претендовать на значимость, если
все, до кого она имеет касательство, как участники практического дискурса достигают (или могли бы достичь) согласия в том, что
эта норма имеет силу» [5]. Тем самым, моральные вопросы не могут быть решены монологическим
путем, но требуют коллективных
усилий.
В трактовке Хабермаса универсализм является «высокочувствительным к различиям». Он полагает, что «равное уважение к
каждому распространяется не на
себе подобных, но на личность
другого или других в их инаково-
сти. И солидарное ручательство за
другого как за одного из нас соотносится с изменчивым «Мы» такой
общности, которая сопротивляется всему субстанциальному и все
шире раздвигает свои нечеткие
границы. Эта моральная общность
конституируется исключительно
негативной идеей упразднения
дискриминации и страдания» [3].
Тем самым «вовлечение другого»
здесь означает, что границы общности оказываются открытыми
для всех.
Наконец, в каждой конкретной
общности заложена моральная общность в качестве ее «лучшего Я».
Дело в том, что, моральное сознание оказывается обусловлено
определенным самопониманием
моральных личностей: они сознают свою принадлежность к моральной общности. К этой общности принадлежат все, кто был социализирован в какой-либо коммуникативной форме жизни.
По мысли Хабермаса, личности индивидуализируются только
на путях социализации, поэтому
в моральном отношении в расчет
принимается как незаменимый
никем другим единичный человек,
так и член общности, благодаря
чему справедливость увязывается
с солидарностью. Равенство в обхождении практикуется среди неравных, которые, тем не менее,
осознают свою сплоченность. «Этика дискурса» оправдывает содержание морали равного обращения
с каждым и солидарной ответственности за каждого. Таким образом, коммуникативное согласие, достигаемое посредством
«этики дискурса», «зависит одновременно от незаменимого «да»
145
Православная социология
Социология №2 2008
или «нет» каждого отдельного
лица, и от преодоления эгоцентрической перспективы, которое
вовлекает всех в осуществляемую
ради взаимного убеждения практику аргументирования» [3]. Коммуникативная структура, отсюда,
предполагает чтобы «да» или «нет»
участников коммуникации определялись лишь ненасильственным
принуждением со стороны лучших
аргументов.
Следует особо отметить еще
один момент в философских построениях Ю. Хабермаса. Одной из
значимых целей его социальной
философии становится возможность построения ненасильственных способов социального бытия
как универсальной коммуникации
рациональных субъектов. Фундаментальным условием возможности осуществления этой программы Хабермас полагает радикальную трансформацию европейской
рациональности, которая в своей
сложившейся форме моделирует
насилие в жестких конструкциях
«инструментальной рациональности» технократического общества.
Дело заключается в том, что лежащая в основе европейского
мышления оппозиция субъекта и
объекта обуславливает также и
субъект-объектное отношение к
миру. «Субъект-центрированный
разум ищет для себя масштабы в
таких критериях, как истина и
успех, регулирующих отношения
познающего и целесообразно действующего субъекта с миром, где
существуют объекты или определенный порядок вещей» [4]. Хабермас противостоит институциональному и культурному принуждению, искажающему коммуника-
цию и навязывающему ложное
согласие: «субъект-центрированный разум есть продукт распада
и узурпации, т.е. присвоения общественного процесса, в котором
второстепенные факторы занимают место целого, не обладая при
этом силой для ассимиляции всех
его структур» [4]. В этой связи
философ полагает необходимой
переориентацию развития общества на принципиально субъектсубъектную структуру, «интеракцию», которая складывается в
межличностном общении. Если
«инструментальная рациональность» ориентирована на достижение цели, что неизбежно предполагает прагматическое использование другого в качестве объекта (средства), то «коммуникативная рациональность» предполагает принятие другого в качестве
самодостаточной ценности и исключает какие бы то ни было
цели помимо самого акта своего
осуществления. В этом отношении
«эмансипационный интерес» человека, стремящегося к освобождению от любого насилия, может
быть реализован только посредством установления подлинной
«интеракции». «Коммуникативный
разум» выражает интерсубъективность отношений, нацеленных на взаимопонимание, и отношений, основанных на взаимном
признании. Структура интерсубъективных отношений позволяет
субъекту отказаться от объективированной позиции и выработать
совершенно иное отношение к
самому себе. Исходя из этого, по
Хабермасу, парадигма познания
предметов должна смениться парадигмой взаимопонимания меж-
146
Социология №2 2008
Православная социология
ду субъектами, способными рассуждать и действовать.
Важно отметить, что для процессов взаимопонимания конститутивным значением обладает понятие жизненного мира. В теории
Хабермаса жизненный мир обладает функцией формирования контекста и ресурса коммуникативного действия. Благодаря жизненному миру как фону коммуникации
ее участники «предстают теперь
не созидателями, которые с помощью соответствующих действий
преодолевают ситуации, а порождением традиций, оказавших непосредственное влияние на их
формирование как личностей, солидаристских групп (членами которых они являются) и общественных процессов (на фоне которых
они росли и воспитывались» [4]. В
конечном итоге, как полагает Хабермас, в процессе коммуникации
жизненный мир воспроизводит
сам себя, т.е.продолжает культурные традиции, объединяет социальные группы путем выработки
норм общественного поведения и
включает в общественные отношения представителей подрастающего поколения. Таким образом, коммуникативное действие служит
как укреплению традиции и обновлению культурного потенциала,
так и социальной интеракции и
формированию солидарности. В
аспекте социализации оно способствует формированию личности,
обретению ею идентичности.
Таким образом, в отношении
«коммуникативного разума» Хабермаса можно сказать следующее. Философ считает, что «инструментальный разум», отделившийся от моральных ценностей,
действительно перестает служить
человеку и даже обращается против него самого. Хабермас хотел
бы связать вместе разум, нравственность и демократию. Для того
чтобы эта мечта не оставалась
утопией, он искал место, где бы
они соединялись, и нашел его в
коммуникативных действиях,
предназначенных для достижения
согласия, взаимопонимания и признания в процессе переговоров,
обмена мнениями и их обоснования.
Действительно, никто не будет
спорить, что западная культура
в основе своей построена и генетически укоренена в христианстве, что не помешало ей, вне
всякой заметной религиозной аномии и ярких культурных переломов, стать культурой обмирщенной. Как мы уже можем наблюдать, этот процесс продолжается
не первое столетие, и христианство западной цивилизации превращается, если уже не превратилось, в «христианство без Христа», заменив Бога на Разум. Можно сказать, что западный мир,
построенный на христианстве, не
уже христоцентричен, и фактически являет собой «секулярное
христианство».
Вне всякого сомнения, что,
имея перед глазами западный
опыт, российская цивилизация
должна предпринимать попытки к
сохранению своего потенциала, и
религиозно-духовного потенциала
в том числе. Сегодня вполне можно сказать, что безрелигиозность
является фактором потери своеобразия культуры общества: безрелигиозность подрывает основы
морального регулирования, так
147
Православная социология
Социология №2 2008
как с точки зрения конформистского поведения большая часть общества не сопрягает знание о добре и зле, хорошем и плохом, должном и нужном, с убежденностью, твердостью устоев, воспринимая их в процессе социализации лишь на поверхностном поведенческом уровне. Одним из православных принципов самобытного общественного устройства в
России является принцип соборности.
Итак, соборность является специфическим понятием русской религиозной философии, его определение было выработано русским мыслителем XIX в. А.С. Хомяковым, согласно которому соборное единство людей представляет собой «единство свободное и
органическое, живое начало ко-
торого есть Божественная благодать взаимной любви» [6]. Соборность для Хомякова есть тождество единства и свободы, проявляемое в законе духовной любви,
а сама свобода определяется им
как свобода самоосуществления
человека в истине. Основные составляющие соборности ? органичность, благодать, любовь.
По определению словаря В.
Даля, «соборность ? сносить, свозить, созывать в одно общее место, стаскивать и соединять,
приобщать одно к другому»
[7]. Этимологически понятие
«соборность» связано со
словом «собор», которое
имеет два основных значения: 1) собрание выборных
или должностных лиц, созванное для решения каких-либо вопросов; 2) храм
для совершения богослужения духовенством нескольких церквей. По Хомякову,
церковный собор выражает идею «единства во множестве», и в этом смысле
православная соборность
(Церковь) органично сочетает в себе два, казалось
бы, трудносовместимых
принципа: свободу и единство.
Соборное общество строится исходя из принципа,
в котором его члены строят свои
взаимоотношения на той же основе, на которой зиждется единство
ипостасей Святой Троицы ? нераздельности и неслиянности. Следуя этому положению, личность
и общество находятся во внутренней гармонии и сохраняют относительную независимость друг от
148
Социология №2 2008
Православная социология
друга. В этом своем качестве соборность представляет собой «Ясогласие» отдельных индивидуумов, которые, объединяясь, обеспечивают себя «Мы-свободой».
Так, один из современных исследователей отмечает следующее: «социальной основой отечественного бытия является симфонизм ? соборное согласие всех,
свобода в единстве ? Я-согласие.
Концепция соборности утверждает холистский социальный идеал,
соответствующий христианской
антропологии, в которой целое
понимается больше части, поскольку оно дает жизнь и смысл
частям; часть значит меньше, нежели целое, хотя и у неё существует индивидуальная свобода.
Соборность оказывается культурно-психологическим основанием и
нравственным стержнем социального объединения, подразумевая
особый способ выражения свободной воли людей. Её можно назвать
Мы-свободой, которая отличается от индивидуальной свободы
тем, что в ее основание закладывается нравственно-религиозное единство соплеменников, народа» [8].
Важно отметить, что изначально принцип соборного объединения проявляется в виде воцерковленного единства христиан.
Согласно Хомякову, церковь, есть
«духовный организм», сущность и
основа которого есть «единство
благодати, живущей во множестве разумных творений, покоряющихся благодати» [6]. Вне церкви отдельный человек не то, что
он же есть в церкви: «?каждый
человек находит в Церкви самого
себя, но себя не в бессилии свое-
го духовного одиночества, а в
силе духовного единения с братьями, со Спасителем. Он находит в ней себя в своем совершенстве или точнее ? находит в ней
то, что есть совершенного в нем
самом» [6]. Данный момент указывает на определяющую роль церкви в соборном объединении. Значение церкви состоит в том, что
она представляет пример выстраивания отношений индивида и общности, части и целого на основе
их соотнесенности с неким третьим началом. С одной стороны, это
«третье» выступает как высшее
начало и для индивида, и для общности. С другой стороны, непосредственная личная соотнесенность части и целого с этим безусловно высшим их началом
предполагает то, что помимо «полюсов» отношения (индивид и
всеобщность), существуют и некие
«промежуточные» образования, в
не меньшей степени соотнесенные
с «третьим-высшим». В свете этого всякое соборное объединение
в своей внутренней организации
является религиозной общностью,
даже если носит чисто мирской
характер: семья, крестьянский
мир, государство.
Если исходить из того, что соборное общество по сути своей
является общностью религиозной,
то на каком основании можно сопоставлять его с гражданским обществом как светским феноменом?
Ведь не стоит забывать, что понятия соборности и гражданского
общества отличаются друг от друга по происхождению: первое
представляет собой достояние отечественной практической религиозно-философской традиции, а
149
Православная социология
Социология №2 2008
второе является социально-политическим достижением западного
общества модерного типа.
Трудно спорить с тем, что модель западноевропейского гражданского общества с присущим ей
рационализированным приоритетом подчинения долгу, праву и
закону на первый взгляд имеет
мало общего с феноменом соборности. Кроме того, в России именно в силу духовной укорененности идеи соборного объединения
людей, западные образцы демократии и гражданского общества не
принимались сразу и буквально.
Здесь стоит прислушаться к мнению В.М. Межуева: «Особенность
России часто видят в свойственном ей коллективном, общинном
духе, что справедливо только при
следующем допущении ? основу
этой общинности она искала именно в духе, а не в традиционных
(патриархальных) формах сознания крестьянских общин?Общество, согласно такому представлению, образуется не столько
путем интеграции в правовое государство частных, автономных
индивидов, сколько объединением людей вокруг высших и универсальных ценностей и целей человеческого существования» [9].
Получается, что соборная общность есть, в первую очередь, духовная общность, в отличие от
общности гражданской, социально-политической. Однако тот же
автор говорит о том, что подобные универсальные ценности
«?могут представать как в религиозном, так и в светском обличии» [9]. Говоря о России и имея в
виду общество, доставшееся нам
по праву исторического наследо-
вания, правильно было бы рассматривать и саму западную модель гражданского общества в российском социокультурном контексте. В этом случае мы начинаем
исследовать не просто абстрактное гражданское общество, а
именно возможное российское
гражданское общество. Для того
чтобы выяснить, как такое общество может сложиться в России,
мы не вправе не учитывать многовековой отечественный опыт соборного объединения людей, и
тогда мы не сможем не заметить
схожести российских и западных
паттернов цивилизационного развития.
Главное сходство состоит в
том, что и в первом и во втором
случае постулируется единство
людей на основе взаимного согласия с целью решения общих задач
совместными усилиями. Конечно,
следует учесть, что задачи эти
связаны с разными сферами человеческой жизни. Соборное единство главным образом направлено на духовное самосовершенствование человека на основе религиозной веры. Гражданское общество, напротив, является пространством социально-практического улучшения условий совместной жизни. Тем не менее, следует согласиться с С.Л. Франком,
который писал о соборности как о
внутреннем первичном «мы» по
отношению к внешней «общественности». В ответ на существенные
чаяния соборного объединения ?
органичность, любовь, Божественная благодать, гражданское общество представляет свои инструменты ? общественный договор,
социальный капитал и переговор-
150
Социология №2 2008
Православная социология
ную силу. Неотъемлемой частью
гражданского общества является
право. Подобно тому, как церковь
предстает высшим духовным началом соборного единства, в гражданском обществе «третьим-высшим» в отношениях между людьми становятся право и закон. Тем
самым понятие соборности и в настоящий момент может выступать
в качестве «первичного единства»
людей, на основе которого ? при
некоторых условиях ? становится возможным полноценное гражданское объединение.
Какое же место занимает соборность в системе ценностей
гражданского общества? На наш
взгляд, соборность предполагает
самую непосредственную связь с
гражданским обществом.
Во-первых, гражданское общество, понимаемое как область свободного самопроявления индивидов, их добровольных ассоциаций
и организаций, является продолжением традиций российского
прошлого: вечевых собраний и
земских соборов. Земство и местное самоуправление являются
наиболее характерными соборными политическим моделями, которые во многом отразили реальные
обстоятельства формирования общественного бытия допетровской
Руси и последующих фаз становления российской государственности. Существует интересное мнение о том, что в «философии соборности» присутствует «онтологический реализм» в понимании власти [8]. Предполагается, что такое
общество строится на основе общественных отношений, выражающих подлинное согласие людей.
«Желание сохранить живое содержание государственности и определяет смысл соборности. Общая
воля способна оживить государство, она делает его духовным. «В
числе многих парадоксов русской
жизни один из самых замечательных тот, что политически Россия
была абсолютной монархией, а в
общественной жизни в ней была
бытовая демократия, более сво-
151
Православная социология
Социология №2 2008
бодная, чем в Западной Европе»,
? писал Н.О. Лосский» [8]. Соборный идеал управления государством делает упор на самоуправлении. Последнее предполагает,
что «внешний предмет конкретизуется не столько в правах и притязаниях человека, сколько в его
обязанностях перед другими людьми. Самоуправление, самодейство,
самостояние являются основой
общественного права ? народоправства, базирующегося на духовности» [8].
Следующий момент сходства
состоит в том, что в гражданском
обществе постулируются те же
составляющие, что и в соборности ? добрая воля к объединению,
согласие и единство по основным
вопросам общежития. И этот союз
основан не на насилии и принуждении, а на свободном желании к
объединению, как ради решения
насущных общественных проблем,
так и для отстаивания перед государственной властью своих
неотъемлемых прав и интересов.
Этот признак доброй воли к объединению просматривается в самом
определении гражданского общества.
Вероятно, в современной России гражданское общество может
стать одним из адекватных проявлений соборного духа. Религиозная ситуация в России в середине первого десятилетия XXI в.
характеризуется целым рядом
специфических составляющих: в
результате резкой смены идеологических перспектив развивается
религиозная аномия; наблюдается некоторое снижение ? по
сравнению с ситуацией на начало
90-х гг. ХХ в. ? интенсивности
посещаемости храмов, уменьшение «религиозного бума», возвращение его в «нормальные» для
секулярного общества масштабы;
сформировалось четкое конфессиональное противостояние, затухание «экуменистических» движений
в регионах; появились религиозные фобии (спровоцированные
развитием таких феноменов, как
религиозный террор и секты ?
возможно, потому, что терроризм
под знаменами ислама показал,
что и в традиционной религии
может быть заложена опасность
для общества); наблюдается болезненное восприятие массами религиозной тематики, особенно в
поли- и биконфессиональных регионах. В ситуации, когда в обществе происходит утеря религиозных ценностей, формируется в
массовом масштабе и воспроизводится религиозная аномия. Формирование подобного патологического состояния происходит в результате отсутствия добровольно признаваемых религиозных ценностей, на основе которых формируется система социального контроля. Центральной ценностью в данном случае является религиозная
вера, отрицание которой влечет за
собой дальнейшее отрицание всей
духовной системы ценностей.
«Вера ? это состояние предельной заинтересованности» [11,
с. 133], выражение и реализация
предельного интереса человека.
Религиозная вера есть наиболее
предельная заинтересованность,
реализация духовного интереса,
наиболее обладающая признаком
предельности. Все прочие интересы, в данном случае, социальные,
познавательные, эстетические
152
Социология №2 2008
Православная социология
подчинены религиозной вере, в
некоторых же случаях, совершенно отринуты.
Акт веры ? есть акт всей личности, как целостной сущности,
ибо это не есть функция либо
всего лишь часть человеческого
бытия (например, бессознательное). Акт веры предполагает, как
верно подметил П. Тиллих [11, с.
133?135], не только принятие
того, что составляет предельный
интерес, но и обещания предельного исполнения, т.е. соучастие
реализации предельного интереса (активное соучастие, осуществляемое той специфической, в данном случае, религиозной деятельностью, т.е. той специфической
категорией близкой к нашему пониманию религиозного понимания).
Определяя веру как состояние
предельной заинтересованности,
можно лишь констатировать, что
объект и содержание веры важно
для самого верующего, однако
формально обозначить объект
веры представляется весьма затруднительно. Как видно с точки
зрения религиозного поведения,
вера не есть рациональный акт;
кроме того, она не соотносится с
рациональной структурой человеческой личности.
Вера «мертвеет» в условиях
чистой рациональности: невозможна вера как акт рационального,
волевого утверждения выбранного предельного интереса: воля
может породить деятельность,
спровоцировать поведение, но не
может являться побуждающей,
или, пробуждающей причиной
веры.
Несколько иначе обстоит дело
с чувством. Эмоции пробуждать
мечту нечто, но лишь обозначив
для разума те границы, за которыми находиться предельный интерес, «Но эмоция не порождает
веру» [11, с. 137].
«Предельный интерес есть интерес к тому, что дается в опыте
как предельное» [11, с. 138]. Опыт
есть объективный смысл веры,
ибо опыт осмысливается в акте
веры. Далее поведение будет основано на субъективном понимании «личного» предельного интереса.
Однако религиозный опыт как
точка слияния объективного и
субъективного, объединяет и чувственно-волевую, рациональноиррациональные компоненты.
Опыт здесь есть выражение веры,
есть выражение воли к вере, воли
к деятельности, сопряженное с
эмоциональным восприятием «предельного интереса», к которому
иначе приблизиться, в общем-то
нельзя.
Религиозное поведение включает в себя, строго говоря два компонента веры: «вера объективная», «предельно заинтересованность как она воспринимается
большинством таких же верующих; и «вера субъективная» ? акт
веры актора, такая, как она понимается им самим. Религиозный
опыт таким воплощает эти две
составляющие, хотя зачастую и не
воспринимается актором в его
объективно- субъективной полноте: он может идентифицировать
лишь одну из компонент и таким
образом классифицировать свой
опыт в определенном ключе, сопоставляя или отрицая опыт как
результат осмысления веры, акт
веры.
153
Православная социология
Социология №2 2008
Религиозный опыт не должен
восприниматься конечно, завершено, ибо в этом есть ограничение сакрального в его действии,
во времени и в пространстве. В
дихотомии добро?зло, творчество?разрушение и т. д. есть двойственность перспективного действия сакральной сущности, двусмысленность, которая дает возможности, потенцию осуществления предельного интереса полностью. Опыт всегда конечно ? бесконечен, предельно ? беспределен, ибо предполагает незавершенный акт действия «святого».
Опыт благополучный может завершиться отрицательно, если нравственное совершенство актора не
будет подтверждается актами религиозного поведения. И наоборот,
опыт отрицательный, как известно, тоже опыт, и в случае реализации соответствующих альтернатив может приблизить субъекта,
как минимум, к акту новой веры,
обладающей большой волевой компонентой. Хотя в любом случае это
будет акт конечного существа,
очарованного и обращенного к бесконечному.
И именно поэтому хотелось бы
остановится на социальном поведении человека, ориентированное
в своей мотивированности на Бога.
Несомненно, что хотя Бог и не
является человеческим существом
(конечно, мы не будем в данном
контексте рассуждать об образе
и подобии), он является мощным
ограничителем поведения религиозного человека. И соответственно, поведение человека религиозного и действующего будет обладать всеми признаками социаль-
ного действия. Так, во-первых,
осуществляя любую деятельность,
человек соединяет с этой деятельностью также и некий смысл, который представляет собою соотнесение действий с некоей сущностью и смыслом, вкладываемым с
действия не только человеком, но
и данной разумной сущностью.
Далее, человек предполагает поведение, угодное Богу и понятное
ему, и обратно, соотносит желаемое Богом и желаемое собой, причем соотношение это не формально-ритуальное, а глубинное, смысловое: необходимо выдержать
именно смысл правильного социального действия. Наконец, человек не только осознает правильность и необходимость своего поведения с позиций своих потребностей, но пытается проникнуть
в смысловую структуру Божественного сознания, определяя
правильное и неправильное поведение.
Очередной смысловой слой появляется, когда человек действует не только исходя из своего
разумения с ориентацией на то,
как это будет понято Богом, но
ориентируясь на поведение Бога,
пытаясь прочитать смысл Его поступков и деяний. В данном случае этот признак социальности
поведения ? ориентация на предшествующий социальный акт деятельности ? проявляется в попытке «чтения» поступков окружающих и неодушевленных сил природы в контексте Божественного
Предопределения.
Что же наблюдается, когда Бог
становится лишь «Богом в душе»,
когда разум занимает место Бога
154
Социология №2 2008
Православная социология
в сформированной веками системе нравственных регуляторов?
«Бог ? это игра. Игра моего сознания, моей воли, моей свободы.
Потому что Бог ? во мне и во
мне подобных. Возможно, что Он
когда-то и создал этот мир, но
теперь я управляю этим миром и
собой. Бог ? это я сам. Как свободная личность, я действую в
обществе сообразно своим волевым устремлениям и разуму. И
здесь я не скован не только излишней моралью, но и законом,
поскольку он ? рукотворное человеческое создание. Я буду выполнять закон только в той мере,
в какой он будет соответствовать
моим интересам, и я всегда склонен игнорировать и даже преступать закон до тех пределов, пока
лично мне он не будет угрожать
морально и физически» [12, с. 21].
Как известно, гражданское общество ? это общество с развитыми экономическими, культурными, правовыми отношениями,
независимое от государства, но
взаимодействующее с ним. Другими словами, это общество граждан высокого социального, экономического, политического, культурного и морального статуса,
создающих совместно с государством развитые правовые отношения. Можно определить гражданское общество с иной позиции.
Существует вариант определения
этого понятия, согласно которому, гражданское общество ? это
независимая от государства самостоятельная сфера жизни общества, в которой действуют различные социальные группы, объединения культурного, национального, религиозного, территориального и иного характера, выражающие разнообразные интересы людей. В любом случае, создание
гражданского общества ? один из
примеров целенаправленных общественных преобразований, достигнутых в длительной борьбе за
общественный прогресс. Для за-
155
Православная социология
Социология №2 2008
падного мира в XIX?XX вв. становление гражданского общества
стало признанной общественной
целью. Этот процесс сопровождается всесторонним развитием свободы общества и личности от государства. Для религиозных организаций в последние годы процесс
этот приобретает вид свободы религии от государства, провозглашенную давно, но реализуемую
только сейчас. Время покажет,
насколько данный подход правомочен.
Известно, что государство в
обществах, которые можно назвать гражданскими, фактически
является вторичным по отношению к обществу, и таким образом
достигается высокая степень социальной стабильности. Фактически,
речь здесь идет о строгом разграничении политической и неполитической сфер жизни общества,
о разъединении понятий государства и общества, о невмешатель-
стве государства в частную жизнь
людей. Религия как раз и является той частной, сугубо интимной
областью, которую, как кажется,
необходимо обособить, изъять,
сделать неподконтрольной, как
социальному, так и государственному контролеру. Это необходимо
именно с точки зрения построения самого гражданского общества.
В настоящее время существует одно серьезное исследование
продуктивных возможностей общественного договора в деле реального складывания гражданского общества в современной России. Оно было проведено российским институциональным экономистом А. Аузаном, который, будучи также президентом Института национального проекта «Общественный договор», свои теоретические разработки пытался
реализовать на практике. По его
мнению, именно общественный
договор становится источником
доверия и взаимного согласия
между договаривающимися сторонами, что, в свою очередь, входит в состав неотъемлемых признаков соборного объединения.
Именно гражданское общество
производит только ему присущие
продукты: переговорную силу и
социальный капитал [10], которые так близки соборному единству людей на основе любви и
взаимного согласия. Переговорная
сила ? это правовая защита
граждан при помощи равноправного диалога с частным сектором
и государством. Под социальным
капиталом предполагаются определенные нормы доверия, на ос-
156
Социология №2 2008
Православная социология
нове ??оторых возможна какаялибо деятельность. А, как известно, настоящее производство доверия может происходить только
в условиях реального человеческого взаимодействия. Подобное
взаимодействие способен обеспечить общественный договор между гражданским обществом и государством.
Таким образом, мы приходим
к выводу, что гражданское общество в условиях чистой, «инструментальной» рациональности слабо осуществимо ввиду жесткого
насильственного прагматизма,
однако потеря религиозной морали на фоне тотального принуждения чревата еще более значительными последствиями, вплоть
до невозможности осуществления
базовых принципов: формирования развитых культурных, правовых отношений. Обращение к парадигмам взаимопонимания, способными рассуждать, действовать
и верить, а значит, доверять, позволит сформировать принципы
возможного российского гражданского общества. «Желать теперь
остается нам только одного: чтобы какой-нибудь француз понял
оригинальность учения христианского, как оно заключается в нашей Церкви, и написал об этом
статью в журнале; чтобы немец,
поверивши ему, изучил нашу Церковь поглубже и стал бы доказывать на лекциях, что в ней совершенно неожиданно открывается
именно то, чего теперь требует
просвещение Европы. Тогда, без
сомнения, мы поверили бы французу и немцу и сами узнали бы
то, что имеем» [13, с.18].
Литература
1. Taylor Ch. Overcoming
epistemology // After philosophy.
End on transformation? Eds.
K.Baynes,
J.Bohmann,
Th.McCanty. Massachusets, L. 1987.
2. Simmel G. Philosophie des
Geldes. Gesamtausgabe. Bd. 6.
Frankfurt a.M. 1989.
3. Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической теории
/ Пер. с нем. СПб.: Наука, 2001.
4. Хабермас Ю. Философский
дискурс о модерне / Пер. с нем.
М.: Весь мир, 2003.
5. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие / Ю. Хабермас / Пер. с нем.
СПб.: Наука, 2000.
6. Хомяков А.С. Соч.: В 2 т. Т. 2.
Работы по богословию. М.: Медиум, 1994. С. 87.
7. Даль В. Толковый словарь
живого великорусского языка //
http // www. yandex. ru
8. Арефьев М.А. Русская культурология. Ч. 1. Культура российского самоуправления // http //
www. edulib. ru
9. Россия в условиях стратегической нестабильности (материалы «круглого стола») // Вопросы
философии. 1995. № 9. С. 34.
10. Аузан А. Общественный договор и гражданское общество /
/ http // www. polit. ru
11. Тиллих П. Динамика веры.
Избранное. М., 2003.
12. Кудрявцев В.А. Философия
пораженного духа. М., 2004.
13. Киреевский И.В. Разум на
пути к Истине. М., 2002.
157
Православная социология
Социология №2 2008
© 2008 г.
В.Е. Журавлев
????? ??????? ??????????????
? ???????????????? ??????
С
оциологические исследования в России показывают
наличие серьезной динамики изменения религиозной идентичности населения. Если в 1991 г.
православными себя называли
34%, атеистами или агностиками
? 56% , то уже в 2005 г. эти цифры составили соответственно 62%
и 30%1 . При этом массовый интерес к православию в России свидетельствует и о возрастании роли
и значения теологического знания
как особой религиозной формы
познания мира. Такого рода тенденции побуждают социологию,
так же как и другие общественные науки, к всестороннему анализу происходящих процессов.
Необходимо отметить, что в
европейской науке, начиная с эпохи Просвещения, установилась
точка зрения, что теология и наука представляют собой принципиально разные направления познания.
Наука основывается на позитивном знании и представляет собой динамичную систему о суще-
ственных связях действительности, в то время как религия, в ее
наиболее общем виде, представляет собой веру в сакральный мир.
Сакральный мир ? это царство
небесное, присутствие другой реальности, которая не принадлежит ни человеку, ни профанному,
земному миру.
В литературе распространено
определение религии как институционализированной системы верований, символов, ценностей и
практик, которые обеспечивают
группу людей решением вопросов,
относящихся к сфере предельных
категорий человеческого бытия.
Научное знание, основанное на
позитивизме, т.е. ограниченном
историческом опыте, сознательно
отделяет себя от религиозного познания, апеллирующем к миру
вечному, внеисторическому.
Возникшая в середине XIX в.
социология как наука об обществе
включает в себя совокупность способов, методов, приемов получения объективных знаний о закономерностях мира, которые под-
158
Социология №2 2008
Православная социология
лежат эмпирической верификации
(возможность проверки опытным
путем). Кроме того она предполагает возможность квантификации
(выражение качественных характеристик в количественной форме)
изучаемых процессов и явлений..
В соответствии с особенностями развития социологии выстроилась и ее структура. Социологические теории условно поделили
на три уровня, различающихся по
масштабу предмета изучения: общесоциологические теории; специальные или частные социологические теории, исследующие отдельные сферы социальной жизни; конкретные социологические
исследования группы фактов в
отдельных областях знаний.
Надо отметить, что последние
развивались и продолжают развиваться весьма бурно, они направ-
лены на решение практических
общественных проблем в сфере
экономики, политики, управления
и т.д.
Однако если прикладные социологические исследования вполне
укладывались в позитивистскую и
неопозитивистскую интерпретацию (социальные явления подчиняются законам, общим для всей
действительности ? природной и
культурно-исторической; методы
социального исследования должны быть точными и объективными, как и методы естествознания;
субъективные аспекты поведения
человека можно исследовать только через их открытые проявления; истинность научных понятий
и утверждений устанавливается на
основе эмпирических процедур;
все социальные явления описываются и выражаются количествен-
159
Православная социология
Социология №2 2008
но; социология должна быть свободна от ценностных суждений и
связи с идеологией), то интерпретация на базе специальных и общесоциологических теорий столкнулась с проблемой противоречия
между социальной действительностью и ее теоретическим представлением в рамках существующих
социологических теорий.
Показательным для развития
социологии является появление
качественной социологии, в рамках которой социолог обращается
прежде всего к личному опыту,
выраженному в словах, высказываниях, рассказах о собственной
жизни. В центре качественной социологии оказывается не количественное описание процессов, а
субъективный мир человека, его
мировосприятие, чувства, переживания. И уже из них извлекается собственно «социальное», т.е.
то, что является типичным для
общественной жизни.
Можно утверждать, что социология, оставаясь на позициях
эмпирического познания социальной реальности, вместе с тем все
активнее и глубже проникает в
субъективные мотивы поведения
человека. С другой стороны, на
уровне методологии, она находится в поиске общей, наиболее адекватной, теории объяснения социальных процессов.
В качестве всеобъемлющей абстрактной теории, объясняющей
философские и духовные основы
бытия, интерпретирующей социальные процессы во времени и
пространстве, самым естественным
образом может выступить религиозное знание, учитывающее развитие современного общества.
Современная теоретическая социология уже достаточно близко
подошла к тому, чтобы признавать
релевантность для социологической теории экзистенциальных
идей, которые не подлежат эмпирической проверке.
Так, Т. Парсонс в своей работе
«Роль идей в социальном действии»
прямо писал, что существует
класс понятий и высказываний,
которые не верифицируемы, но
не потому, что они ложны, а потому что они, как выразился В.
Парето, «превосходят возможности опыта»2 . Далее Парсонс отмечает, что если систематически и
последовательно изучать высказывания людей для обоснования
попыток достижения глобальных
целей, то можно прийти к выводу, что они носят неэмпирический и скорее метафизический, чем
научный характер3 .
Рассматривая проблемы «значения» в культурной системе в
книге «Социальная система и
культура», Парсонс указывал,
что высшим уровнем проблем,
связанных со значением, является уровень концепций предельной
реальности в религиозно-философском смысле. Этот уровень касается главных предпосылок, из
которых вырастают неэмпирические компоненты общей системы
убеждений каждой культуры. Этот
уровень следует охарактеризовать
как предел познаваемого4 .
Чтобы конкретное действие
было эффективным, полагает
Парсонс, общая идея порядка должна быть расширена путем конкретизации объекта, наделенного
узаконенным авторитетом, который на высшем уровне значения
160
Социология №2 2008
Православная социология
может выступить как воля божества или своего рода диалектика
истории5 .
Из приведенного ясно, что в
социологии давно существует вектор теоретической мысли, направленный на поиск гармоничного
синтеза теологического, религиозно-философского и классического
социологического знания.
В тоже время мейнстримом во
взаимоотношениях социологии и
религии продолжает оставаться
социология религии как отраслевая социология, исследующая религиозный феномен.
Согласно доминирующей точке
зрения российских социологов,
«предметом социологического анализа является не Бог, а поведение людей верующих в бога»6 .
При этом собственно религиозное мировоззрение социология
религии не изучает, в качестве
объекта и предмета социологического анализа исследует религиозные институты, а также типы и
особенности религиозного сознания на уровне личности.
Среди методологических подходов в социологии религии можно
выделить такие, как: субстанциональный, структурно-функциональный, системный, институциональный, генетический, культурологический и др.
К важным общественным функциям социологии религии можно
отнести гносеологическую (теоретико-познавательную) и праксиологическую (управленческую).
В тоже время взаимоотношение социологического и религиозного знания в рамках социологии
религии продолжает оставаться на
обозначенном позитивистской эпо-
хой уровне разграничения. Во
многом это является следствием
преобладания в современном обществе и в некоторых научных
кругах вульгарно-материалистической, гедонистической и либерально индивидуалистической
идеологии.
Несмотря на это появление
христианского, прежде всего православного, направления в социологии как определенной научной
школы в России представляется
вполне логичным. Перед христианскими социологами стоит очень
сложная во всех отношениях задача преодолеть в рамках своей
методологии различие рационального и религиозного познания,
более того, найти их непротиворечивый синтез.
Хотя подобная проблема является актуальной именно в нынеш-
161
Православная социология
Социология №2 2008
нее время, сама по себе она далеко не нова и в формате истории религиозно-философского
дискурса имеет серьезные основания.
Так, ведущий представитель
немецкой классической философии Г.Гегель, рассматривая взаимоотношения научного познания
и религиозного, отмечал, что,
стремясь понять естественное явление, люди ищут его основание
в сфере конечного материального мира, в то время как на область религии приходится абсолютное содержание и цель. Научное познание захватило весь
конечный материал, втянув его
в сферу своего господства; к нему
отошло все определенное содержание; однако, устанавливая в
нем необходимую связь, оно не
способно ввести в него связь абсолютную7 .
Как только противоположность
между обеими сторонами достигает той стадии, на которой каждая
из сторон враждебно отталкивает
от себя другую, возникает потребность в сближении, где бесконечное являло бы себя в конечном, а
конечное ? в бесконечном, и каждое из них не составляло бы более особого царства. Это было бы
примирением чистого религиозного чувства с познанием и интеллектом. Подобное примирение
должно было бы полностью удовлетворить все требования познания и понятия, ибо они не могут
поступиться ничем. Однако в такой же степени ничто не может
быть утеряно и из абсолютного содержания, и оно не может быть
снижено до конечного; и перед
лицом бесконечного конечная форма знания должна себя снять8 .
Христианство, по мнению Гегеля, наиболее расположено к
такому примирению, поскольку
христианская религия сама соприкасается с противоположностью
чувства, непосредственного созерцания, с одной стороны, рефлексии и знания ? с другой9 .
Со свойственной ему глубиной
Гегель отмечает, что существование индивида в конечном материальном мире означает наличие у
него двух сторон «Я»: 1) негативного, вызванного самосознанием
собственной конечности, «бытия
во зле»; 2) позитивного, «бытия в
добре», связанного с абсолютностью, бесконечностью существования, со способностью абстрагироваться от всего внешнего. Эта обособленность свободна от власти
временного, от изменений и превратностей меняющегося мира, от
162
Социология №2 2008
Православная социология
зла и раздвоенности; в качестве
абсолютности самосознания она
представлена в мысли о бессмертии души10 .
Самосознание духа, утверждает Гегель, есть вечный абсолютный момент вечной жизни, куда
оно уйдет, возвысившись над временем, этой абстрактностью изменения, и над реальностью изменения, над раздвоенностью, в том
случае, если оно будет взято в
единстве и примирении, которые
предполагаются от века существующими в предмете сознания11 .
Разве не актуальны и в настоящее время эти религиозно-философские идеи Гегеля для осмысления и интерпретации проблем
глобализации, аномии, социальных конфликтов, экзистенциальных мотивов поведения индивидуальных и коллективных акторов, трансляции культурного наследия и других социальных явлений на которые перманентно
ищет ответы теоретическая социология совместно с другими науками?
А ведь есть еще и огромный
духовный потенциал русской социально-философской мысли, который вполне может послужить
основой для нового подхода в осмыслении и интерпретации социальных процессов. Можно вспомнить таких православных авторов
как П. Сорокин, И. Ильин, С. Булгаков, Н. Бердяев, Н. Данилевский, П. Флоренский и другие ученых.
По крылатому выражению П.
Флоренского, «философия каждого народа, до глубочайшей своей
сущности, есть раскрытие веры
народа, из этой веры исходит и к
этой же вере устремляется. Если
возможна русская философия, то
только ? как философия православная, как философия веры православной, как драгоценная риза
из золота ? разума ? и самоцветных каменьев ? приобретений
опыта ? на святыне православия»12 . Тоже самое можно отнести и к социологии в России.
Основная проблема, на мой
взгляд, сейчас заключается в систематизации идей и организации
интеллектуалов, которые могли
бы институализировать новую
школу русской христианской социологии.
Ссылки
Реальная Россия: Социальная
стратификация современного российского общества. М.: «Журнал
Эксперт», 2006.
2
Парсонс Т. Роль идей в социальном действии // О социальных
системах. М.: Академический Проект, 2002. С. 529?530.
3
Там же
4
Парсонс Т. Социальная система и культура // О социальных
системах. М.: Академический Проект, 2002. С. 714?717.
5
Там же.
6
Гараджа В.И. Социология религии: Учеб. пособие. М.: ИНФРАМ, 2007. С. 16.
7
Гегель Г.В.Ф. Лекции по философии религии // Философия
религии. М.: РОССПЭН, 2007. Т. 1.
С. 162?163.
8
Там же С. 164.
9
Там же.
10
Там же С. 196.
11
Там же.
12
Флоренский П., свящ. Соч. М.,
1996. Т. 2. С. 191.
163
1
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
© 2008 г.
В.В. Ковалев
???????H?????? ????????????? ???????????
(?? ??????? ?????????????? ???????)
??????????? ??????
Прежде чем перейти непосредственно к самому контент-анализу, нам бы хотелось сказать несколько слов в обоснование применяемого метода. Почему художественные фильмы и почему
именно контент-анализ? На эти
два вопроса ответ, в общем-то,
один. Механизм формирования
искусственных стереотипов можно анализировать любым из количественных методов сбора информации, существующих в арсенале социолога. Однако практически любой из них ? массовый опрос, экспертный опрос, наблюдение, эксперимент, глубинное интервью и т.д., ? взятый сам по
себе, вскрывает лишь отдельный
аспект интересующего нас социального механизма. Использовать
их необходимо в комплексе. Между тем, с учетом особенностей
предмета нашего исследования,
комплексное применение этих
методов представляется едва ли
возможным. Для использования
комплексной методологии при изу-
чении механизма складывания искусственных стереотипов нужна
многолетняя работа целого исследовательского института, а, возможно, даже и не одного.
Такими возможностями мы не
располагаем. Именно поэтому мы
пришли к убеждению, что было
бы правильным проанализировать
не само российское общество, а
его искусственную имитацию.
Дело в том, что художественный фильм представляет собой как
бы завершенный и застывший в
определенном историческом времени тип состояния общества,
хотя, конечно, это общество создано с помощью искусства режиссера, его помощников и актеров. Просматривая тот или иной
фильм, надо помнить о том, что
мы погружаемся в искусственно
смоделированную реальность. Но
эта реальность представляет собой
живое полотно, на котором как бы
отпечатывается та естественная
реальность, в которой создавался
данный искусственный мир. Та естественная реальность уже дав-
164
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
но стала историей, однако, благодаря кинотехнике, мы можем в
любой момент в нее вернуться и
увидеть ее собственными глазами.
Для нас, как для исследователей,
особенно важным является то, что
искусственная реальность художественного фильма не растворяется во времени, в многочисленных
социальных институтах и группах,
которые образуют
миллионы людей,
но представлена в
нашем восприятии
на четко установленном хронометраже кинокартины, а также в типизированных образах ограниченного количества
персонажей. На
последнем случае
нам хотелось бы
сделать отдельный акцент. Мы
изучаем социальные стереотипы, а в художественных фильмах их создатели
стараются заставить героя мыслить именно стереотипно, чтобы
рельефнее отражать тот или иной
фрагмент реальности, которая
заключена в соответствующих ей
ценностных образах. В целом, персонажи, это носители определенных совокупностей стереотипов,
которые взаимодействуют с носителями других разновидностей
стереотипов.
Кроме того, художественный
фильм ставится еще и с той целью, чтобы люди увидели в нем
себя, либо таких людей, какими
они хотели бы стать. Поэтому лю-
бой грамотно поставленный фильм
обладает колоссальным потенциалом социализирующего воздействия. А поскольку мы поставили
перед собой задачу показать механизм формирования искусственных стереотипов, то определенная категория фильмов обязательно должна содержать в себе изыскиваемые нами процессы и состо-
яния. Вопрос, следовательно, заключается в критериях отбора таких фильмов.
Для контент-анализа мы выбрали три художественных фильма:
«Окно в Париж», «Особенности
национальной охоты» и «Брат-2».
Наш выбор объясняется следующими мотивами. Во-первых, эти
фильмы являются четкими маркерами, отметившими и зафиксировавшими определенный исторический этап в развитии российского общества. Первый фильм,
«Окно в Париж», был поставлен
в начале 1993 г. Он вобрал в себя
такие характеристики российско-
165
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
го общества, которые исторически пришлись на период ломки старых социокультурных стереотипов
и практически полного отсутствия
новых. Он поставлен в период нахождения российского общества в
состоянии аномии. Второй фильм,
«Особенности национальной охоты», вышел на экраны в конце
1995 г. Он принадлежит уже другой эпохе, времени, когда российского общество через мучения и
потуги пыталось родить новые социальные идентичности ? то, что
нас объединяет, и ради чего нам
стоит быть вместе и вообще быть.
И, наконец, третий фильм, «Брат2», является кинокартиной, которая принадлежит эпохе пробуждения национальной гордости и
четкого выстраивания идентификационных показателей. Этот
фильм дает установку на признание значимости собственной культуры и ее отличия от иных, прежде всего, западной, культур.
Во-вторых, в этих фильмах их
создатели постарались четко выразить некие типизированные
черты российской культуры, а
также субъектных носителей данных черт. При таком подходе, который предполагает широкую операционализацию ценностей российского общества, очень легко
выделять социокультурные стереотипы, функция которых состоит в том, чтобы подчеркивать определенные личностные черты
персонажей фильма.
И, в-третьих, данные фильмы
являются и рефлексией их создателей на те процессы, которые происходили в российском социуме, и,
одновременно, мощным фактором
социализирующего воздействия на
общество. Неслучайно, что они имели большой успех у самой широкой
публики, собрав в прокате достаточно большие кассовые сборы.
Надо заметить, что фильмы поставлены профессионалами своего
дела, и их создатели могут гарантировать высокое качество четкости картины российского общества
на момент их создания.
Что касается избрания в качестве метода контент-анализа, то
здесь все просто: фильм является
документом, а лучшего метода
для его исследования, чем контент-анализ, не существует.
Теперь, после того, как была
проведена презентация метода,
мы приступим, собственно, к самому контент-анализу.
???????H?????? ??????
«???? ? ?????»
В первом взятом для анализа
фильме мы выделили 77 смысловых единиц (далее ? см.ед.). Эти
смысловые единицы нами пронумерованы в зависимости от хронометража фильма. Их можно
объединить в несколько смысловых линий, которые имеют общий
контекст для оценки каждой отдельной смысловой единицы. Таких линий в фильме всего четыре. Представим их в порядке наивысшей значимости.
1 линия ? «негативизм в адрес
российского и россиян» (относительно этой линии мы выделили
30 см.ед.);
2 линия ? «коммерциализация
общественной жизни» (13 см.ед.);
3 линия ? «взаимодействие
французов и русских» (10 см.ед.);
4 линия ? «отношение к эмиграции» (8 см.ед.).
166
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
Проведем анализ первой и четвертой смысловых линий.
Первое, что обращает на себя
внимание, это явное доминирование в удельном весе общего количества смысловых единиц такой
линии как «негативизм в адрес
российского и россиян». В пропорциональном соотношении со всеми смысловыми единицами фильма ее удельный вес равняется 39%.
Это очень высокий показатель.
Из выделенных
нами групп наибольший удельный вес
имеют смысловые
единицы, связанные
с «внешним убожеством» и с «пьянством». Это является,
в общем-то, типичным для российской
культуры. Однако
надо заметить, эти
явления в фильме
представлены в несколько гротескном
виде, выходящим за
пределы даже нашей ненормальности, которую мы считаем допустимой, либо смирились с ней как с
данностью. Это можно легко проследить, обратившись к смысловым
единицам, связанным с взаимодействием русских и французов.
Данная линия, содержащая 10
см.ед., в фильме имеет дополнительную смысловую нагрузку,
цель которой показать в более
ярком свете деградацию внешней
стороны культуры российского
общества. Контекст взаимодействия русских и французов протекает в течение всего фильма в
едином эмоциональном фоне. Для
характеристики этого фона доста-
точно будет одного слова: «шок».
Это состояние французская сторона переживает при взаимодействии с русскими в семи смысловых единицах из десяти, относящихся к данной линии.
В представленных смысловых
единицах 1 линии («негативизм в
адрес российского и россиян») обращает на себя внимание самый
широкий спектр социального негативизма, который нельзя огра-
ничить только внешней некультурностью и пьянством. Здесь аморальность, недоверие между
людьми, эгоистичность, неуважительное отношение друг к другу,
склонность к разрушению, лицемерие, разложение власти. Налицо полная картина социальной
аномии, хаоса, распада традиционных социальных связей, утрата
ценностей. И все это, преимущественно, в оценках самих же россиян, а не французов.
Такова рефлексия героев фильма на ситуацию в российском обществе начала 1990-х гг. Она в
целом совпадает с тем, что писали в то время о социальных про-
167
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
цессах в России социологи, философы, культурологи и представители иных наук.
Четвертой смысловой линией
фильма, содержащей восемь
смысловых единиц, является отношение героев к эмиграции. Эта
линия является самой нечеткой и
неоформленной. Эта неопределенность фильма, которая идет в диссонанс со многими кинокартинами того времени, где идея сбежать на Запад, была выражена
куда более как рельефно (например, «Невеста из Парижа»), первоначально поставила перед нами
вопрос ? «почему герои не бегут
из разоренной страны?», ответ на
который мы нашли не сразу.
Помощь в разрешении этой проблема неожиданно пришла при
анализе последней смысловой единицы фильма (см.ед. 77). Заканчивается картина тем, что все основные герои фильма бьют кирками в большую серую стену, надеясь вновь пробить дырку в Париж.
Этот символический эпизод следует разобрать в общем контексте
фильма, который необходимо определить посредством анализа содержательной направленности
всех его смысловых единиц.
Человек, как известно, стремится туда, где ему хорошо. Поэтому попробуем еще раз рассмотреть насыщенность фильма негативными и позитивными смысловыми единицами с указанием их
векторной направленности.
В фильме всего можно выделить 51 см.ед., создающих негативный эмоциональный фон его восприятия. Их них 30 см.ед. относится к российскому обществу и 4
см.ед. ? к французскому. В пропорциональном эквиваленте
удельный вес негативных смысловых единиц в отношении российского общества равняется 58,8%, а
применительно к французскому ?
7,8%. То есть удельный вес негативного эмоционального фона в
России по количество см.ед. в восемь раз выше, чем во Франции.
Что касается смысловых единиц, создающих позитивный эмоциональный фон, то здесь наблюдается прямо противоположная
динамика. Всего таких смысловых
единиц можно выделить двенадцать. Одна из них связана с Россией; одиннадцать ? с Францией.
В пропорциональном эквиваленте
удельный вес позитивных смысловых единиц в отношении российского общества равняется 8%, а
применительно к французскому ?
92%. Иными словами, удельный
вес позитивного эмоционального
фона в России по количество
смысловых единиц в 11 раз ниже,
чем во Франции.
Эти расчеты, хоть и в известной степени условные, позволяют
нам понять символику завершающей смысловой единицы фильма.
В действительности она отражает
актуализированное стремление
героев фильма убежать на Запад.
Потеря легкой возможности через
окно проникать в Париж привела
к резкому осмыслению утраты
прежних возможностей, составляющих основу цивилизованной жизни. Все прежние сомнения героев
относительно отъезда за рубеж,
красивые слова о Родине, в одночасье забылись и превратились в
дешевую бижутерию, словесную
мишуру. Теперь они готовы уехать
из этой разоренной страны, где
царят хаос, неурядицы, утрата
привычных ориентиров поведе-
168
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
ния, нищета; страны, будущее
которой ставится под сомнение
сами же россиянами.
Итак, основной вывод по контент-анализу фильма «Окно в
Париж» будет следующим. В начале 1990-х гг. в российском обществе произошел распад прежних социокультурных стереотипов, которые выступали в качестве одного из главных факторов,
определяющего устойчивость социальных связей и основные принципы коммуникативных координат.
Российский социум приобрел транзитивный характер, войдя в стадию ценностных и институциональных трансформаций.
1) менее всего выражена, но
по ряду фрагментов фильма прослеживается линия распада социальных связей, существующее
недоверие между людьми (3
см.ед.);
2) возрастание ощущения безнадежности (22 см.ед.);
3) человек чувствует себя хорошо, когда пьет (18 см.ед.).
Далее рассмотрим соотносимость выделенных по трем линиям смысловых единиц.
При первой поверхностной
оценке фильма может сложиться
впечатление, что это незатейливый фильм о том, как «пьют на
Руси», и только. Тем более что в
той части фильма, где показывается охота в России в историческом прошлом смысловых единиц,
связанных с распитием спиртных
напитков, также немало: из 8
см.ед. «питие» встречается в трех;
в двух оно является главной смысловой единицей. Очевидно, что
авторы хотели показать, что пили
на Руси всегда и во все времена.
Однако, как это ни парадоксально, фильм вовсе не о пьянстве или, во всяком случае, в
первую очередь не о нем.
???????H?????? ??????
«??????????? ????????????
?????»
Весь фильм можно разделить на
49 см.ед. Эти эпизоды являются
смысловыми кадрами фильма, где
или происходит действие, или используются иные способы передачи зрителю определенного смысла.
Из них 40 эпизодов посвящены современной российской реальности
(«охоте»), 8 эпизодов ? охоте периода, очевидно, второй половины
XVIII века. В 49-ом
эпизоде происходит объединение
двух линий в
одну, где, однако,
отсутствует совместное взаимодействие
героев
фильма двух временных эпох.
В данном фильме четко просматриваются
три
смысловые линии:
169
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Первое, что обращает на себя
внимание при арифметическом
подсчете смысловых единиц ? их
больший удельный вес во второй
линии («возрастание ощущения
безнадежности»). Этой линии посвящено в качестве основных
фрагментов 21 см.ед. Кроме того,
4 см.ед. фильма относительно этой
линии могут рассматриваться в
качестве второстепенных из тех,
что мы выделили в срезе смысловых единиц 3 линии («человек
чувствует себя хорошо, когда
пьет»). Третьей линии («человек
чувствует себя хорошо, когда
пьет») посвящено 18 см.ед. Причем из них главными могут рассматриваться лишь 9; остальные
9 ? второстепенные.
Рассчитывая удельный вес
смысловых единиц двух линий от
общего количества смысловых единиц путем определения простого
пропорционального соотношения,
получаем следующие цифры.
Удельный вес смысловых единиц 2 линии («возрастание ощущения безнадежности»): 60,9% ?
с учетом главных и второстепенных смысловых единиц; 51,2% ?
считая лишь главные смысловые
единицы. Удельный вес смысловых
единиц 3 линии («человек чувствует себя хорошо, когда пьет»):
43,9% ? с учетом главных и второстепенных смысловых единиц;
21,9% ? считая лишь главные
смысловые единицы.
Итак, если мы рассчитываем
удельный вес лишь главных смысловых единиц, то получаем, что
значимость 2 линии («возрастание
ощущения безнадежности») имеет двукратное превышение по
удельному весу. Количественные
показатели позволяют нам сделать
промежуточный вывод о том, что
анализируемый фильм на самом
деле о том, что для российского
общества характерно состояние
переживания депривации, подавленности, отчаяния и прочих негативных психо-эмоциональных
состояний.
Подобное утверждение нуждается в качественной проверке. Более пристальное внимание нужно обратить на соотносимость
смысловых единиц 2 линии («возрастание ощущения безнадежности») и смысловых единиц 3 линии («человек чувствует себя хорошо, когда пьет»).
Здесь важнее всего обратить
внимание на хронометраж фильма, т.е. распределенность в нем
смысловых единиц обеих линий.
Каждая из линий, имея самостоятельную логику развития, в определенной степени является либо
автономной от иной линии, либо
полностью зависимой. Однако
практически все главные смысловые единицы третьей линии («человек чувствует себя хорошо, когда пьет») приходятся на первую
треть фильма. Из девяти таких
семь, что составляет удельный вес
77,8%. Далее, в остальных 2/3
фильма встречаются лишь две
главные смысловые единицы 3
линии («человек чувствует себя
хорошо, когда пьет»). Остальные
смысловые единицы этой линии
являются вспомогательными,
главная задача которых раскрыть
содержание 2 линии («возрастание
ощущения безнадежности»). На
этот же начальный период фильма приходится 8 главных смысловых единиц 2 линии («возрастание
ощущения безнадежности»). То
есть их количество в первой тре-
170
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
ти фильма является соотносимым
по удельному весу. Однако во второй части фильма главные смысловые единицы 2 линии («возрастание ощущения безнадежности»)
встречаются в несколько раз чаще.
Начало фильма обозначено как
действо о легком и беззаботном
времяпрепровождении людей, которые решили отдохнуть от насущных забот. Этой части хронометража свойственны смысловые
единицы без акцентированного
действия, построенные на формулировке значимости спиртного
для жизни. Они бравурны и оптимистичны по содержанию. Ориентированы на получение удовольствия. Критерием оценки этой части фильма может быть смысловая единица номер 6 «отдыхать ?
пить». Однако затем с 50-й минуты фильма удельный вес 3 линии
(«человек чувствует себя хорошо,
когда пьет») резко падает вниз.
Значимость 2 линии («возрастание
ощущения безнадежности»), напротив, начинает резко расти,
доходя до своей максимальной
степени выраженности к окончанию фильма.
Между тем, пить в фильме
меньше не стали. Употребление и
упоминание о спиртном встречается в нем от начала до окончания картины. В чем же тогда парадокс? Дело в том, что смысловые единицы 2 линии («возрастание ощущения безнадежности»)
постепенно начинают съедать
смысловые единицы 3 линии («человек чувствует себя хорошо, когда пьет»), превращая их из главных во второстепенные. Сама 3
линия постепенно сходит на нет,
поскольку с середины фильма выясняется: от употребления спирт-
ного не то, что не хорошо, а, как
раз наоборот, плохо. В фильме нет
ни одной завершенной смысловой
единицы, когда бы герои, начиная какое-то действие, доводили
его до логического завершения.
Начиная примерно с сороковой
минуты фильма, героев преследуют сплошные неудачи. Причем,
что показательно, неудачи, раскрываемые в смысловых единицах
2 линии («возрастание ощущения
безнадежности»), имеют большой
удельный вес корреляционной зависимости от смысловых единиц 3
линии («человек чувствует себя хорошо, когда пьет»). В итоге, изначальный мотив фильма «отдыхать
? пить» утрачивает всякий смысл.
Корреляционный анализ позволяет нам разделить фильм на две
примерно равные половины. Со
второй его части мы наблюдаем с
героями картины одни неприятные
метаморфозы: они ссорятся, испытывают неудачи во всех начинаниях, растет ощущение неудовлетворенности. Оно подчеркивается все чаще недоуменными оценками финна. Их содержание полностью раскрывается в см.ед. 30:
«Я не понимаю смысла этой охоты». Финну дают понять, что
смысла никакого нет. Есть лишь
его видимость.
Эта мысль четко прослеживается в итоговой см.ед. 49, где объединяются обе сюжетные линии
фильма: охота XVIII в. и современная охота. Объединение их происходит в воображение финна. Вступая в диалог с егерем Кузьмичом,
он говорит: «Хорошая была охота».
Ответом Кузьмича стала фраза:
«Нормальная». Между тем, говорили они о разных вещах. Финн об
охоте XVIII в., которая находилась
171
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
в его воображении, а Кузьмич о
той, участниками которой были
наши современные герои.
Реплика Кузьмича является
оценкой всей тогдашней жизни
середины 1990-х гг. То, что мы
видели на экране, является не
больным воображением сценариста картины, а действительно нормальным, т.е. обычным течением
повседневной жизни. Причем речь
идет не о пьянстве в узком смысле этого слова, а о социальной
неприкаянности того времени. Герои нередко употребляют слово
«Россия». Оно в картине встречается 12 раз, что достаточно высокий показатель для фильма,
который повествует не об ура-патриотических настроениях. Столь
большой удельный вес свидетельствует об акцентированности общества на жизнь именно в своей
стране. Российские герои картины
не дают своему Отечеству в высказываниях ни единой отрицательной характеристики. В том числе,
в своих обращениях к финну. Более того, герои в доступных им
способах пытаются найти основания для национальной гордости,
хотя и делают это в высшей степени нелепо. В фильме предпринимается попытка найти общую
для всех идентичность. Это видно, хотя бы из тех тостов, которыми герои в течение всей картины сопровождают свои возлияния.
Однако алкогольная идентичность
хороша в ситуации социальной
пассивности, для бомжей и бездельников. В фильме четко показано, что пьянство и целенаправленная деятельность несовместимы. Герои во всех своих начинаниях терпят фиаско, и не в последнюю очередь из-за чрезмерной
алкогольной активности. Однако
иных способов единения, кроме
совместного распития спиртных
напитков, в фильме не предложено. В то время общество еще
не было готово к их поискам.
Обретение ориентиров национальной идентичности можно четко проследить по фильму «Брат2», который относится уже к другой исторической реальности.
???????H?????? ??????
«????H2».
Весь фильм можно разделить
на 81 см.ед. Как и в отношении
предыдущих фильмов, каждой
смысловой единице присвоен свой
номер. Он установлен порядком
появления каждой конкретной
смысловой единице в хронометраже фильма.
С этих позиций мы можем выделить следующие смысловые
линии (группировки смысловых
единиц):
1 линия ? «Данила: целостный
типаж-образ русской души» (относительно этой лини мы выделили
25 см.ед.);
2 линия ? «непутевый брат» (9
см.ед.);
3 линия ? «величие национального духа» (15 см.ед.);
4 линия ? «выражение негативизма в адрес иностранцев» (13
см.ед.);
5 линия ? «характеристика
бизнеса» (8 см.ед.);
6 линия ? «характеристика
власти» (2 см.ед.).
Линия 6, характеризующая
власть, представлена всего двумя смысловыми единицами. В одном случае (см.ед. 18) Данила сталкивается с российской милицией,
итогом чего является его помеще-
172
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
ние под арест
за нарушение
паспортного
режима и подозрение в
убийстве. В
другом случае, аналогичная ситуация,
но уже с американской полицией, помещения
под
арест за драку с неграми (см.ед. 57).
Обе смысловые единицы создают
негативный эмоциональный фон
восприятия власти, что является
типичным для традиционных ценностей российского общества.
5 линия ? «характеристика
бизнеса», состоит из 8 см.ед. Показательно, что в каждой из них
заключен негативный эмоциональный фон восприятия бизнеса.
Основным модулем фильма является дихотомия двух линий:
«Данила: целостный типаж-образ
русской души» (25 см.ед.) и «непутевый брат» (9 см.ед.).
Каждый из образов-типажей
двух братьев отражает то или
иное начало традиционной русской ментальности.
Брат Данилы ? разрушительное начало в русской ментальности. Практически каждая смысловая единица, с ним связанная,
свидетельствует об отрицающей
направленности его образа-типажа. Показательно то, что его
судьба в фильме имеет несчастливый финал. Его арестовала полиция и ему, видимо, не избежать
длительного срока тюремного заключения. Подобного рода сюжетный поворот как бы дает зрителю
понять, что эта линия развития
российской ментальности является тупиковой. Отрицание какихлибо ценностей, да преклонение
перед Америкой ? это уже прошедшая часть российской истории.
Она осталась в начале 1990-х. И
мы ее обрисовали, делая контентанализ фильма «Окно в Париж».
Современность же основана на
возвращении к традиционным ценностям, патриотизме. Носителем
этих идей выступает Данила как
целостный типаж-образ русской
души (1 линия фильма).
Воздействие на сознание зрителя в рамках данной линии осуществляется по трем основным
направлениям:
1) соответствующий музыкальный фон (тщательно подобранные
саунд-треки);
2) формирование привлекательности образа;
3) борьба героя за «правду жизни».
Остановимся на последнем выделенном аспекте. Сразу обращает на себя внимание удельный вес
смысловых единиц этого направления применительно ко всем остальным смысловым единицам,
связанным с характеристикой типажа-образа Данилы. Их больше
173
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
половины от общего количества.
Сюда можно отнести смысловые
единицы 12, 22, 23, 25, 30, 50,
62, 72, 73, 74, 76, 77.
Обращает на себя внимание то,
что из 13 смысловых эпизодов,
которые характеризуют либо саму
«правду жизни» либо способы ее
достижения, 8 связаны с нарушением законности. Эти нарушения
в деятельности Данилы по достижению либо оценки «правды» составляют удельный вес 61,2%.
Подобный подход к оценке значимости для общества законности
очень четко коррелируется с ценностями традиционного общества,
согласно которым «закон», «правосудие», «государство» не способны
стоять на страже интересов человека. Они создаются для «бояр»,
«царских приспешников», «чиновников». Простому же человеку нужен не закон, а воля, которой он
будет распоряжаться на началах
«правды», «справедливости». Мерила оценки поведения в рамках данных понятий устанавливаются стереотипами, исконно предопределяющими правильные стандарты поведения человека, получаемые по
каналам социализации.
Таким образом, можно констатировать, что наш главный положительный персонаж акцентирован
в своей целедостижительной деятельности на утверждение ценностей, которые имеют традиционный характер. Стереотипы деятельности и оценки, которые формируются такого рода ценностями,
по преимуществу являются стереотипами традиционного общества.
В завершении контент-анализа
обратимся к двум последним не
исследованным нами смысловым
линиям фильма. Это 3 линия ?
«величие национального духа» (15
см.ед.) и 4 линия ? «выражение
негативизма в адрес иностранцев»
(13 см.ед.).
Их также можно объединить в
один общий модуль, как в случае
с оценкой двух линий, посвященных типажам Данилы и его брата.
Причем данное объединение имеет значение не для простой структурации анализируемого материала. Оно отражает глубокую внутреннюю связанность 3 линии («величие национального духа») и 4
линии («выражение негативизма в
адрес иностранцев») для решения
задач, поставленных перед контент-анализом для описания механизма складывания искусственных стереотипов. Формируя обе
линии в единый смысловой модуль, мы обнаруживаем один из
наиболее распространенных механизмов стереотипизации, описанный в науке на ином исследовательском материале вдоль и поперек. Речь идет о резком разграничении людей на «Своих» (соответственно, хороших) и «Чужих»
(соответственно, плохих).
В анализируемом фильме этот
прием едва ли не впервые в отечественном кинематографе постперестроечной эпохи используется широкомасштабно и целенап-
174
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
равленно, делая главный акцент
на воздействие в область ценностной сферы зрителя.
Самое главное в этом контексте то, что слова «русский», «Родина», «Россия», характеризующие «Своих», появляются в контексте фильма практически всегда в положительном эмоциональном фоне. Всего упоминаний таких слов можно обнаружить в 16
см.ед. В негативном плане дается
упоминание лишь в одной смысловой единице; в остальных 15-ти
смысловых единицах ? неизменно в положительном. Здесь выявляется разительный контраст
между отношением к собственной
стране героев фильма «Окно в
Париж» начала 1990-х годов, которое мы выявили в ходе его контент-анализа, с тем, какие трансформации с этим негативизмом
произошли к началу нового тысячелетия, времени выхода на экраны фильма «Брат-2».
Что касается употребления
слов, касающихся характеристики
«Чужих», то здесь наблюдается
еще более четко выраженная картина: все смысловые единицы, где
происходит оценка «Чужих», даны
исключительно в негативном смысле. Спектр негативизма самый разнообразный и рассчитан на все слои
общества: от простонародного «Вот
уроды» в адрес американцев, до
широких культурологических умозаключений о том, что «В Америке все просто так, кроме денег».
Механизм формирования искусственных стереотипов, построенный на признании ценностей своей
культуры и отрицании чужой культуры, действует, затрагивая разные аспекты стереотипизации.
Здесь формируются как антропос-
тереотипы, определяющие вектор
отношения к иным группам, так и
социокультурные стереотипы, затрагивающие ценности.
Антропостереотипы образуются за счет резкой акцентуации внимания на негативистских оценках
конкретных субъектов из категории «Чужих» («долбанные нигеры», «бендеровцы», «черный как
сволочь» и т.д.). Используется весь
известный науке арсенал: расизм
(см.ед. 57, 69), антисемитизм (см.ед.
45), национализм (см.ед. 8, 37, 40,
41, 60). Иногда это делается очень
примитивно, в расчете на примитивное же восприятие. Иногда более тонко, чтобы «разбудить» в
человеке дремлющую в нем ксенофобию.
Социокультурные стереотипы
формируются под воздействием
установки развенчать мифы о
том, что образ жизни «Чужих»
лучше образа жизни «Своих». Так,
см.ед. 36, 58, 65, 80 формируют у
зрителя установки на то, что у
«Чужих» плохо, там испытываешь
чувство неполноценности, потерю
человечности, веру в людей. К
примеру, наиболее нейтральная
фраза об Америке, из сформулированных в фильме положительными персонажами, звучит, что
в ней «Никак». Все остальное ?
на пределе негативизма.
Подобная ситуация показывает,
насколько сильно изменилось восприятие российским обществом
ценности своей собственной культуры. Прежде оцениваемая исключительно в отрицательных тонах,
к анализируемому периоду времени она приобретает утерянную
значимость и позиционируется исключительно в комплементарных
суждениях.
175
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
??????
тенциал и явно ощутимый смысл
лишь уже в новом тысячелетии.
Отражением новых тенденций
в российском обществе стал фильм
«Брат-2». Он является знаковым
для постперестроечной России в ее
кинематографическом воплощении.
Именно относительно этого периода времени можно говорить о
том, что наличие искусственных
стереотипов, как индикаторов
стремления к формированию национальной идентичности, является уже свершившимся фактом
социальной жизни. Кинематограф
уловил новые веяния в общественном сознании и отразил их на экране. С другой стороны, он же был
одновременно и их творцом. Четкое соотношение причин и следствий в данном сложном общественном явлении установить не
представляется возможным. Здесь
прослеживается и тяга российского общества к исконному, и желание властей дать народу базисные основания для единства, которые всегда проще найти в прошлом, чем в настоящем.
Тенденции этого процесса можно было обнаружить еще с середины 1990-х гг. Они прослеживаются во внезапном всплеске популярности группы «Золотое
кольцо», отставке с поста министра иностранных дел проводника
западной политики Козырева, росту антиамериканских настроений,
возрастании популярности КПРФ
и ее лидера Зюганова, которые
тогда активно спекулировали на
национальных идеях, не имеющих
ничего общего с пролетарским
интернационализмом. Российское
общество стало приходить к осознанию того, что мы ? другие, и
у нас есть свои интересы.
Проведенный контент-анализ
трех российских фильмов позволяет нам сделать следующие выводы.
В начале 1990-х гг. российское
общество находилось в состоянии
деформации социальных связей и
утраты ориентиров национальной
идентичности. Отсутствовало понимание ценности национальной
культуры, имел место распад привычных социальных норм и устойчивых ролей поведения.
С середины 1990-х гг. в российском социуме начинает наблюдаться пробуждение понимания
значения факторов, способствующих повышению социальной интеграции и устойчивости. В эту
эпоху российское общество только начинает осуществлять поиски
новых ценностей, которые позволили бы обрести новые импульсы
к единению. Тогда же предпринимаются попытки взглянуть несколько иначе на собственную
культуру. Ей уже не дают абсолютно негативистские оценки,
однако и позитивных компонентов
тоже еще не выделяют. Отсюда
столь жалкая акцентуация в фильме «Особенности национальной
охоты» на пьянство, которое героями рассматривается как условие,
способствующее социальной интеграции. Иных маркеров общество тогда еще предложить не
могло. Однако надо обратить внимание на то, что в анализируемом фильме четко отражена тенденция поиска таких маркеров. Эта
тенденция, безусловно, тупиковая.
В то же время, ее появление уже
отрадный момент, так как именно в ту эпоху начинаются поиски
национальных идентичностей, которые приобрели устойчивый по-
176
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
© 2008 г.
Г.И. Козырев
?????? ???????? ????????????
?????? «??????»
Р
еальная «жертва» (если она
имела место), и ее образ,
могут в значительной степени расходиться по своим качественным и количественным характеристикам, т.к. восприятие
отражает не только объективную
реальность, но и оценочные интерпретации, и эмоциональные
компоненты перцепции, и результаты целенаправленной деятельности по созданию «образа» (начало см.: Социология. 2007.
№ 2). В философском понимании
образ ? идеальное отражение
предметов и явлений материального мира в сознании человека.
В психологии образ ? субъективная картина мира или его фрагментов. В социологии образ ?
обобщенное, социально сконструированное отражение реальных характеристик предметов и
явлений. Целенаправленно сконструированный образ называется имиджем (или брэндом) [1]. В
нашем исследовании под словом
«образ» мы будем понимать,
прежде всего, целенаправленно
сконструированное отражение
реальных и мнимых характеристик предметов и явлений.
Создаваемый «образ жертвы»
должен, прежде всего, отвечать
стратегическим и тактическим целям и задачам субъектов социальных и политических отношений
в определенный период времени и
в определенной ситуации. Кроме
того, он должен приобрести социальную значимость как для непосредственных субъектов взаимодействия, так и для окружающей
социальной среды. Поэтому формирование (конструирование) образа «жертвы» предполагает осознанную, целенаправленную деятельность субъектов.
В зависимости от преследуемых целей, субъекты могут формировать следующие образы жертвы: образ «жертвы-героя», образ
«жертвы-утраты», образ «жертвы по принадлежности», образ
«жертвы-трагедии», образ «жертвы-врага», образ «жертвыстраны», образ «жертвы-народа», образ «абстрактной жерт-
177
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
вы», и другие образы. Некоторые
образы «жертвы» могут «выполнять» различные функции, т. е.
использоваться и как «жертва-герой», и как «жертва-утрата», и
как «жертва-потеря» и др. Образ
такой «жертвы» условно можно
назвать «многофункциональным»
или «универсальным».
Процесс формирования образа
«жертвы» предполагает проведение целого ряда социальных действий (мероприятий), которые так
или иначе дополняют друг друга
или являются составной частью
одно другого. В нашем исследовании мы рассмотрим следующие
виды мероприятий по созданию
образа «жертвы»: актуализация,
сакрализация, героизация, гуманизация, «приватизация», мифологизация, институционализация,
объективация и легитимизация
образа «жертвы».
В начале мы проанализируем
процесс формирования образа
«жертвы-героя», а потом отметим
особенности формирования других
«образов».
Актуализация образа «жертвы-героя». В социальных и политических отношениях формиру-
емый образ «жертвы» призван выполнять определенные
функции для достижения целей той
или иной стороны
конфликта. Поэтому
момент начала процесса формирования
образа «жертвы-героя» или актуализация ранее сформированного образа
выбирается осознанно, т.е. в нужный момент времени, когда влияние создаваемого или актуализируемого образа на развитие конфликта
будет максимальным. Например,
момент формирования образа
«жертвы-героя» ? Павлика Морозова ? был выбран тогда, когда
намеченные партией (ВКПб) сроки окончания коллективизации
срывались. Трагическая гибель
подростка и «раскрытие кулацкого заговора» давали прекрасный
повод для начала нового витка
репрессий против не желавших
вступать в колхозы крестьян.
«Приватизация» образа
«жертвы-героя» призвана показать (доказать), что «невосполнимую» утрату в лице жертвы, понесла конкретная сторона конфликта. Так, стараниями советской
пропаганды образ Павлика Морозова был отделен от реального
сельского мальчика, изъят из семьи, деревенской среды и им противопоставлен. Убийство рассматривалось как часть антиправительственного заговора. Гибель подростка в приговоре суда была квалифицирована как «убийство на
почве классовой мести». Дедушку,
бабушку, брата и дядю Павлика
178
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
приговорили к расстрелу по ст. 588
Уголовного кодекса РСФСР 1927 г.
? за «Совершение террористических актов, направленных против
представителей советской власти
или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций» [2].
Другой пример «приватизации»
жертвы ? попытка определенных
кругов в руководстве Украины
представить «голодомор» 1932?1933
гг. как целенаправленную акцию по
уничтожению украинского народа.
При этом пострадавшие всех национальностей, проживавшие в то
время на Украине, считаются украинцами, а их палачи причисляются к некой внешней силе.
Сакрализация образа «жертвы-героя». Под сакрализацией
«жертвы» в нашем исследовании
понимается процесс придания пострадавшему в ходе реального
или мнимого конфликта объекту
(человеку, животному, строению
и др.) символического, священного смысла. Если в создании образа
принимает участие церковь, то
жертва дополнительно наделяется статусом святомученика. Сакральный образ жертвы или какойто ее символ становятся основным
элементом определенных обрядов,
ритуалов, культовых действий.
Например, принятие присяги молодых воинов у памятника жертвам прошлой войны.
Сакральная «жертва-герой» в
нашем исследовании ? это пострадавший (принесший себя в жертву) за благополучие других людей реальный или мифический герой, наделенный пассионарностью.
Например, мифической жертвой
и героем для многих народов мира
является Прометей, пострадавший
за то, что дал людям возможность
пользоваться огнем. Для миллионов людей во многих странах героем, павшим в борьбе за свободу и счастья простых людей, является герой Кубинской революции Че Гевара. Для российского
народа героем, отдавшим свою
жизнь за независимость Родины,
является Иван Сусанин.
Неотъемлемой частью сакрализации жертвы является ее героизация. Какими бы качествами не
обладала жертва в реальности, в
процессе сакрализации она, как
правило, наделяется качествами
положительного героя, который и
в обычной жизни проявлял незаурядные способности, и в экстремальных условиях вел себя достойно. Наиболее характерным в
этом отношении, на наш взгляд,
является пример Павлика Морозова. Усилиями советской пропаганды и системы «коммунистического воспитания», обычный малограмотный сельский мальчик превратился в кумира для всех
школьников Советского Союза.
Одновременно с героизацией
жертвы, как правило, происходит
и ее «гуманизация» ? придание
реальной или мнимой жертве определенных свойств и качеств, которые подчеркивали бы ее жизнелюбие и добрые отношения к
окружающим: «он так любил
жизнь», «у него были большие
планы на будущее», «он всем желал добра». «Гуманизация», во-первых, способствует увеличению в
массовом сознании значимости понесенной утраты, во-вторых, подчеркивает антигуманный характер
посягателей на жертву. Последнее
обстоятельство, благодаря изощренной пропаганде, и манипуляции
фактами, может превратить пала-
179
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
ча и тирана в «самого человечного
человека», а его жертвы в безжалостных «врагов народа».
Контраст между гуманизмом,
героизмом и трагизмом жертвы, с
одной стороны, и антигуманной,
варварской сущностью ее врагов,
с другой стороны, является наиболее значимым, если жертвой
становятся относительно не защищенные в реальной жизни существа: дети, женщины, старики.
Например, легендарная героиня
французского народа Жанна
Д?Арк (1412?1431 гг.) в наибольшей степени, на наш взгляд, сочетала в себе большинство из перечисленных качеств. Поэтому образ героической жертвы, по мнению французов, оказал решающее влияние на исход столетней
войны (1337?1453 гг.), а сама она
в 1920 г. была канонизирована католической церковью.
Существенное значение на
формирование образа жертвы-героя, и ее сакрализацию имеет
количество пострадавших в конфликте людей. Анализ различных
примеров формирования образа
жертвы позволяет сделать вывод
о том, что чем большее количество жертв в конфликте, тем
сложнее сформировать некий целостный образ «жертвы-героя», а
ее сакрализация в такой ситуации
практически невозможна даже по
чисто техническим причинам. Например, имена многочисленных
жертв сложно перечислить, тем
более ? запомнить, а образ жертвы-одиночки воспринимается и
запоминается значительно проще
и целостнее. Поэтому когда жертвенный подвиг совершается группой лиц, то в процессе формирования образа жертвы-героя и ее
сакрализации выделяют некий
обобщающий коллективный образ,
например «герои Панфиловцы»,
«защитники Брестской крепости»,
«блокадники», «могила неизвестного солдата», которая символизирует собой всех погибших во
Второй мировой войне советских
солдат. Другой вариант, когда из
коллективного образа выделяют
наиболее значимую личность. Например, экипаж самолета, которым командовал капитан Гастелло, состоял из пяти человек. Но
образ жертвы-героя формировался на основе одной личности.
Мифологизация образа жертвы конфликта. Мифологизация
жертвы предполагает придание ей
каких-то вымышленных свойств и
качеств, которыми она не обладала в действительности. Необходимость мифологизации возникает в том случае, если образ реальной жертвы не соответствует
преследуемым стороной конфликта целям и задачам, или такой
жертвы не было вообще. При этом
если реальные факты из жизнедеятельности жертвы или свидетельства очевидцев противоречат
создаваемому образу, то такие
факты либо замалчиваются, либо
интерпретируются необходимым
образом. Свидетелей вынуждают
либо молчать, либо говорить то,
что необходимо для формирования
требуемого образа жертвы. Известно, что первоначально созданный
Александром Фадеевым образ героев-молодогвардейцев не понравился Сталину, и писателю пришлось вносить в уже созданный
образ значительные коррективы.
Институционализация образа «жертвы-героя» предполагает закрепление образа в официальных символах, мероприятиях,
атрибутах, памятных знаках, нор-
180
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
мативных документах, общественном сознании и в
научных теориях. Пример:
создание памятников, мемориалов, музеев, научных организаций, награждение жертвы-героя правительственными наградами, присвоение его имени улицам, городам, поселкам, официальное
празднование памятных
дат, посвященных памяти
героя и т.д. В ходе институционализации создается
так же история образа
«жертвы», т.к. любой институт должен иметь свою
историю. По мнению П.
Бергера и Т. Лукмана, «невозможно адекватно понять институт, не понимая исторического процесса, в ходе которого он
был создан» [3, с. 92]. Суть институционализации заключается в
том, чтобы на официальном уровне закрепить создаваемый образ
жертвы, придать ему общенародную и государственную значимость, обеспечить образу государственную и общественную поддержку и защиту. Институционализация образа может иметь региональный, государственный и международный уровень.
Одной из основных задач институционализации является «закрепление» вновь создаваемой социальной реальности и установление
контроля над поведением людей.
При этом сам по себе процесс институционализации, независимо
от того, созданы или нет механизмы социального контроля, начинает оказывать влияние на «человеческое поведение, устанавливая предопределенные его образцы» [3, с. 99].
Объективация образа «жертвы». Придание институционализированному образу исторических
свойств, способствует тому, что
образ приобретает качества объективности. Объективация ? это
«процесс, посредством которого
экстернализированные продукты
человеческой деятельности приобретают характер объективности» [3,
с. 101]. Это процесс, в результате
которого «субъективно» конструируемый образ или произошедшее событие приобретают свою собственную реальность, устойчивость и
повторяемость в сознании и поведении людей. Отныне он воспринимается как изначальная данность
социального мира: «Плывут пароходы ? Слава Мальчишу-кибальчишу! Летят самолеты ? Слава
Мальчишу-кибальчишу!».
Одним из важнейших этапов и
условий институционализации образа «жертвы» является его легитимизация. Это общественное и
официальное признание институционализированной «жертвы» как
181
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
объективной реальности, как признание значимости и правомерности отдания соответствующих почестей образу «жертвы». Так, например, в 1991 г. Верховный Совет РСФСР объявил 30 октября
Днем памяти жертв политических
репрессий, который советские
диссиденты отмечали с 1974 г. Но
на официальном уровне органы
власти России до октября 2007 г.
ни разу не отдавали дань памятной дате. Поэтому посещение президентом РФ В.Путиным Бутовского полигона (на котором в 1937?
1938 гг. были расстреляны десятки тысяч человек) и возложение
цветов к Большому поклонному
кресту, освященному в память обо
всех пострадавших в годы государственного террора, было знаковым событием в новейшей истории
страны. «Фактически это была
первая официальная оценка, которую новая российская власть ?
впервые за многие годы ? дала
политическим репрессиям советского периода» [4]. Посещение Бутовского полигона В. Путиным является важным этапом в процессе
легитимизации образа «жертвы».
Официальные и дружественные визиты иностранных делегаций (в том числе и первых лиц
государства), как правило, включают в свою программу возложение венков к памятным местам,
символизирующим институционализированную «жертву» ? как акт
ее признания и скорби по утрате.
Непризнание национального образа жертвы-героя (или просто жертвы) другими государствами расценивается как враждебный акт.
Например, в настоящее время
факт геноцида армянского народа
(1915 г.) признала 21 страна. Турция, не желающая признавать
факт уничтожения ею более полутора миллионов армян, находится в сложных международных
отношениях с теми странами, которые этот факт признали. В октябре 2007 г. палата Конгресса
США также приняла постановление о признании факта геноцида
армянского народа, что привело
к дипломатическому конфликту
между США и Турцией.
Международные образы жертв
имеют определенные механизмы
защиты от их осквернения (непризнание). Например, непризнание каким-лидо государством
жертв Холокоста расценивается
международным сообществом как
осквернение памяти всех погибших во время Второй мировой
войны. В некоторых странах отрицание Холокоста преследуется в
уголовном порядке.
Институционализация и легитимизация образа «жертвы» является одним из факторов, способствующих урегулированию конфликта
«по справедливости». Непризнание
одной из сторон конфликта самого
факта наличия «жертвы» может
осложнить процесс его урегулирования либо сделать невозможным
его завершение в принципе. Примером незавершенного конфликта
выступают отношения между Арменией и Турцией.
Процесс формирования образа
«жертвы-героя» является достаточно сложным и противоречивым. В
нем должны сочетаться такие положительные качества, как жертвенность (пассионарность), героизм, гуманность, преданность
неким идеалам и др. Не всякая
реальная жертва подходит для создания такого образа. Кроме того,
с точки зрения остроты восприятия героического поступка героев
182
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
не должно быть слишком много.
Иначе героизм превращается в
обыденность. Поэтому в случае,
когда в конфликтной ситуации имеет место коллективная (массовая)
«жертва», пострадавшая сторона
(или считающая себя таковой) формирует образ «жертвы-утраты».
Формирование образа «жертвы-утраты». Само понятие коллективная или массовая жертва
выдвигает на первый план количественные характеристики «жертвы», которые призваны показать, как много утратила (потеряла) та или иная сторона конфликта. Или как много непосредственно не причастных к конфликту людей пострадали в результате действия (бездействия) той
или иной стороны. Преследуя свои
интересы в конфликте, противоборствующие стороны могут
умышленно завышать или занижать количество пострадавших,
ссылаясь на данные, достоверность которых сложно проверить.
Если же количество пострадавших несложно проверить, то создатели образа «жертвы-утраты» используют психологические
методы, например, взывают к
чувствам справедливости, жалости к пострадавшим и их близким,
пытаются внушить людям, что
они являются пострадавшими, то
есть жертвами. В качестве примера приводим выдержку из предвыборной программы партии лидера ЛДПР, который в преддверии парламентских выборов (2007 г.)
стремился заручиться поддержкой
протестного электората: «Вам
каждый день показывают сцены
разврата и насилия, вас превратили в скот и трамбуют всякой
гадостью ваши истрепанные души.
? Вы не в состоянии вынести все
тяготы этой свинцово-мерзопакостной жизни». [5].
Формирование образа «жертвы-трагедии. Данная категория
жертвы характеризует тяжесть
понесенной утраты. Поэтому трагизм произошедшего не нуждается в особом «стимулировании».
Суть образа «жертвы-трагедии»,
в нашем понимании, заключается
в том, чтобы представить произошедшую трагедию как предопределенный (неизбежный) удар
судьбы. Внушаемая фатальность
произошедшего позволяет прямым и косвенным виновникам случившегося избежать ответственности за случившееся. Демонстративной заботой о пострадавших людях и решительными заявлениями о том, что «все взято под контроль» какого-то высшего должностного лица, виновники трагедии стремятся избежать наказания и сохранить (укрепить) свои
статусные позиции. Таким образом,
администрации президента США
после теракта 11 сентября удалось
вывести из-под критики и угрозы
наказания своих сотрудников, отвечающих за безопасность страны
и даже повысить свой рейтинг.
Формирование образа «жертвы-врага». С позиции формальной
логики понятия «жертва» и «враг»
являются антиподами. Поэтому
враг не может быть жертвой. Но
политическая практика вносит свои
коррективы в формальную логику.
Необходимость создания образа
«жертвы-врага» возникает тогда,
когда одна из сторон не может опровергнуть имевшие место факты
героических и жертвенных поступков представителей другой стороны. Например, невозможно опровергнуть факт героической гибели
миллионов советских (в том числе
183
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
и российских) солдат во время освобождения Европы от фашизма.
Но в некоторых из освобожденных
стран к власти пришли (стремятся
прийти) антироссийски настроенные политические силы, которым
мешают образы солдат-освободителей. Для дискредитации образа
«жертвы-героя» и формирования
образа «жертвы-врага» в приведенном примере используются следующие методы.
1. Превращение освободителей
в оккупантов. Исторический факт
освобождения страны (народа) замалчивается либо его значимость
умаляется. На первый план выдвигается проблема «захвата» советскими войсками территории страны. Актуализируются «ужасы» советской оккупации. Таким образом, жертвам-освободителям приписывается ответственность и вина
за события, в которых они не участвовали. Подменяя факты и понятия, «перемещая» события во
времени, создатели образа «жертвы-врага» пытаются переписать
историю в своих интересах.
2. Дискредитация подвига
жертвы-героя. Совершенный героем (героями) подвиг подвергается сомнению, либо дискредитируется. Например, говорится о том,
что в действительности никакого
подвига и не было, либо о том,
что ничего героического в поведении героя нет.
3. Обесценивание факта жертвенности. Попытка навязать
мнение, что принесенная жертва
была либо напрасной, либо не соразмерной достигнутым результатам. Например, говориться о том,
что солдаты-освободители погибли по недоразумению, из-за некомпетентности своих командиров,
или защищая не те идеалы.
4. Оспаривание числа погибших героев. Умышленное занижение числа погибших либо замалчивание (забывание) самого факта гибели людей, места совершения подвига или места захоронения погибших.
Формирование образа «абстрактной жертвы». Данный образ
жертвы формируется на основе
различных категорий реально или
мнимо пострадавших людей. Например, «русскоязычное население Прибалтийских стран», «индейцы Северной Америки», «евреи», «выходцы из стран Ближнего Востока» (в европейских странах) и др. Абстрактность данной
категории жертвы, с одной стороны, не позволяет конкретизировать предъявляемые претензии к
реальному и мнимому посягателю,
а с другой стороны, может использоваться как постоянный фактор
давления на обвиняемую в посягательстве сторону. Например, во
времена СССР Запад обвинял советское государственное руководство в нарушении прав человека.
Распался Советский Союз, сменилась политическая система России, но образ «абстрактной жертвы», права которой нарушаются,
продолжает выполнять свою роль
в межгосударственных отношениях. Универсальность «абстрактной
жертвы» позволяет предъявлять
те или иные претензии почти любому оппоненту или противнику.
Формирование образа «жертвы по принадлежности». Для того
чтобы оправдать посягательство
на жизнь и жизненно важные ценности людей, принадлежащих к
«низшей» социальной группе, требуются определенные теоретические обоснования и реальные факты. Иными словами, необходимо
184
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
потенциальную жертву представить в виде врага, который даже
самим фактом своего существования представляет угрозу «высшей»
социальной группе. В теоретическом плане для этих целей обычно
используются различные националистические и расовые теории, а
также теории классовой борьбы,
которые пытаются доказать превосходство одних наций, рас,
классов над другими. Кроме того,
чтобы обосновать правомерность
посягательства «высшей» социальной группы на «низшую», необходимо убедить себя и своих сообщников, а также, по возможности,
и других, в том, что данная социальная группа представляет
реальную или потенциальную угрозу для конкретной «высшей»
группы и/или для других аналогичных групп. Например, фашистская пропаганда Германии времен
Второй мировой войны обвиняла
евреев в том, что они захватили
ключевые позиции в экономике и
бизнесе и тем самым ограничили
возможности развития германской
нации; марксистская теория классовой борьбы обвиняет буржуазию
в нещадной эксплуатации наемных
рабочих и считает что она должна быть уничтожена как класс.
В качестве реальных фактов в
процессе формирования образа
«жертвы по принадлежности» используются реальные и вымышленные инциденты и конфликты,
в которых «низшая» социальная
группа предстает как посягатель
на жизненно важные ценности
«высшей» группы.
Формирование образа «жертвы-страны» (этноса, нации). Когда какая-либо страна подвергается агрессии извне, ее однозначно
можно признать жертвой. Напри-
мер, нападение фашисткой Германии на Советский Союз. Но существуют ситуации, в которых
факт агрессии (насилия) по отношению к реально или мнимо пострадавшей стране (этносу, нации) является не столь очевидным.
Например, в вооруженном конфликте между сербами и косовскими албанцами (вторая половина
1990-х гг.) однозначно определить
агрессора и жертву весьма непросто. Каждая противоборствующая
сторона, опираясь на поддержку
своей «косвенной стороны», стремилась доказать, что агрессором
является ее противник. В этом
конфликте, благодаря стараниям
США и НАТО, косовские албанцы были признаны «жертвой» агрессии со стороны сербов. В результате «жертва» получила всестороннюю поддержку, а сербская
часть Югославии подверглась жестокой бомбардировке.
185
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Суть формирования образа
«жертвы-страны» заключается в
том, что считающая себя жертвой (признанная другими в качестве таковой) страна получает определенное право на компенсацию
полученного ущерба и/или на ответную агрессию (возмездие). Так
после терактов 11 сентября президент Буш заявил, что Соединенные Штаты стали жертвой агрессии международного терроризма, и что отныне США имеют
право на месть. Аналогичной, по
сути, была реакция президента
Путина на взрывы жилых домов в
Москве и других российских городах (осень 1999 г.). Страны Прибалтики, а также Украина, Грузия, Польша пытаются представить себя жертвой советской (российской) оккупации и претендуют
на определенные компенсации.
Сформированный образ «жертвы-страны» должен отвечать следующим требованиям:
? наглядно демонстрировать
то, что страна (народ, нация) действительно подверглась целенаправленной агрессии, т.е. стала
жертвой;
? идентифицировать посягателя (агрессора) и обличать его агрессивную сущность;
? показывать величину нанесенного посягателем ущерба (число погибших, пострадавших, количество утраченных ценностей,
возможностей и др.);
? обосновывать свое право на
компенсацию утраченного либо на
«удар возмездия».
Формирование образа «многофункциональной («универсальной») жертвы». Реальная жертва
может изначально обладать несколькими, необходимыми для
формирования «универсального»
образа, свойствами. Например,
такими как героизм, трагизм, непричастность к конфликту, значительным числом понесенной утраты. Часть этих и других свойств
может быть «приписана» образу
«жертвы» в ходе его формирования. Возможны варианты, когда
один и тот же образ «жертвы»
различными социальными группами в обществе и вовне воспринимается по-разному. Так, по мнению самих американцев, террористический акт, произошедший
в США 11 сентября 2001 г., в мире
воспринимается неоднозначно:
«для одних это формула террора
и необходимости решительной
борьбы с ним. Для других это формула заслуженного возмездия.
Наконец, для третьих ? это формула борьбы с «Большим сатаной»
? американским империализмом»
[6].
В настоящее время существуют различные версии того, кто
являлся заказчиком и подлинным
исполнителем терактов, произошедшего 11 сентября в США [7].
И в задачи нашего исследования
не входит выявление этих проблем. Мы можем только констатировать, что данный теракт был
весьма эффективно использован
США для формирования образа
многофункциональной жертвы,
который (образ) стал использоваться администрацией Соединенных Штатов в качестве оправдания последующей агрессивной
внешней политики. В качестве основных в данном случае можно
выделить следующие, искусно
формируемые, образы: «жертвастрана», «жертва-трагедия»,
«жертва-герой». Суть многофункционального образа «жертвы» ? в
его универсальности и возможно-
186
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
сти использовать его для достижения различных целей.
Эффективность формирования того или иного образа «жертвы» во многом
зависит от того, в какой социальной среде и кем формируется данный образ. В
условиях тоталитаризма
процесс формирования образа «жертвы» находится
под строгим контролем властных структур или возглавляется самим режимом.
Поэтому процесс формирования протекает достаточно быстро, эффективно, а сам
образ «жертвы» получается либо
однозначно положительным (в
случае формирования образа
«жертвы-героя»), либо однозначно отрицательным (в случае формирования образа «врага»). Любые
сомнения, различия в представлениях об образе решительно пресекаются. Сформированный в таких условиях и такими методами
образ «жертвы», как правило, не
в полной мере соответствует «параметрам» реальной жертвы и имеет ограниченные временные и
пространственные рамки функционирования. За пределами зоны
влияния режима сформированные
им образы «жертвы» могут восприниматься совсем иначе. С падением тоталитарного режима начинается пересмотр (реабилитация,
осуждение, разоблачение) сформированных им образов, например,
реабилитация «врагов народа» после смерти Сталина.
В условиях демократии в формировании образа «жертвы» принимают участие различные социальные субъекты и учитываются
разные мнения и представления
о «жертве». Поэтому сформиро-
ванный образ получается более
реалистичным и долговременным.
Но в любом случае образ жертвы
и сам факт ее появления формируется и воспринимается в зависимости от позиции сторон в социальном конфликте и интересов
субъектов политики в системе политических отношений.
Литература
1. Шестопал Е.Б. Политическая
психология: Учебник для студентов вузов. М., 2007. С. 352?353.
2. Дружников Ю.И. Доносчик
001, или Вознесение Павлика
Морозова. М., 2002.
3. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М., 1995. С. 92.
4. Забродина Е. За что? // Московские новости. 2007. № 43. С. 8.
5. Забродина Е. Хорошее настроение как национальная идея //
Московские новости. 2007. № 33(1400).
6. Стуруа М. Кто звонит по 911
// Московский комсомолец. 2007.
11 сент. С. 4.
7. См., например: Зимин Н. Сопротивление материалов // Итоги. 2007. № 38. С. 42?46.
187
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
© 2008 г.
А.Ф. Невоструева
????????????????? ???????
?????????? ????????????
В
науке существует доста
точно много определений
социальной коммуникации,
связанных с функционированием
базовых институтов: семейнобрачных, экономических, политических, религиозных, культурных.
Некоторые исследователи (Э. Гидденс, К.Д. Хамелинк, А. Эллиас)
определяют место социальной
(массовой) коммуникации в составе социального института в сфере культуры (образования) 1 . Другие (А.И. Кравченко, В.Ф. Анурин,
Р.И. Руденко, П.Л. Бергер и др.)
выделяют коммуникацию в качестве функции (структурного элемента) основных институтов общества2 .
Однако система каналов социальной коммуникации обладает
удивительным свойством ? она
пронизывает все базовые социальные институты, обеспечивая
их взаимодействие наподобие нервной системы, обеспечивающей
равновесие с внешней средой. Как
известно, поражение нервной системы может вызвать патологию
в крайних формах ? паралич,
приводящий к полной неподвижности и, в конечном счете, к гибели человеческого организма. Один
из классиков мировой социологии
Гарольд Лассуэлл, основоположник метода контент-анализа, выявляя коммуникацию как сложный
процесс, подчеркивал, что «коммуникация может быть рассмотрена с точки зрения структуры и
с точки зрения функции, иначе
говоря, с позиции структурного и
188
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
функционального анализа»3 . Он
сравнивает коммуникацию с процессами сигнализации и управления в живом организме и животном мире, направленными на поддержание равновесия любой системы. Никлас Луман, определяя
коммуникацию как сущностную
характеристику самого общества,
обращал внимание на то, что «человеческие отношения, да и сама
общественная жизнь невозможны
без коммуникации»4 .
Коммуникационные потоки осуществляют не только связь между структурными единицами базовых социальных институтов,
направляя определенные импульсы, отражая социальные запросы,
требующие своего разрешения,
но и создают каналы обратной связи в виде правовых актов, новых
организаций, культурных феноменов. В то же время происходит
своеобразная «иннервация» коммуникационных потоков внутри институтов, создавая их вертикальное и горизонтальное направления. Под вертикальными потоками понимаются потоки, идущие от
администрации к рядовым сотрудниками (приказ, постановка задач,
убеждение, поддержка, контроль,
кризисная коммуникация) и от
рядовых сотрудников к администрации (отчет, запрос, служебная
записка, профсоюз, собрание трудового коллектива). Горизонтальные коммуникационные потоки
происходят между равными по рангу членами этих коллективов (производственная коммуникация, обмен мнениями, собрание, перекур,
беседа в баре после работы и др.).
Начиная с рубежа 60?70-х гг.
ХХ в., второй этап НТР создает
объективные предпосылки для
формирования нового типа общественного развития, получившего
название «информационное общество». На этой основе происходил
переход к иной социально-экономической, политической и культурной модели общества, где, на смену количественным показателям,
ведущими и определяющими становятся качество жизни человека
и условия, создаваемые обществом
для его развития. В связи с этими
процессами принципиально меняется роль и значение социальной
коммуникации. Из функции обслуживания базовых институтов она
сама превращается в самостоятельный институт, с собственной организационной структурой. Пройдя
долгий путь становления и развития человека вместе с ним, создавая необходимую среду его существования и взаимодействия с другими людьми с помощью вербальных и невербальных инструментов,
являясь жизненно важным элементом постепенного усложнения общественных связей человеческого
сообщества, социальная коммуникация в современных условиях
представляет сложную иерархию и
внутреннюю структуру: СМИ, радио, телевидение, глобальные
средства связи и информации, интерактивные способы, основанные
на возможностях интернета, разнообразные виды транспорта, традиционная почта, PR. Каждая из
них, в своем развитии, эволюционионизирует от социальных практик к институциализации, приобретая необходимые качества и
свойства.
Все это нашло свое отражение в изменении положения ком-
189
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
муникативных дисциплин в научном и профессиональном сообществе. С конца 30-х гг. ХХ в. в американских и западноевропейских
университетах читаются курсы по
теории коммуникации, что способствовало формированию вузовской специальности, присваиваются ученые степени по этой дисциплине. В 50-е гг. прошлого столетия в США была открыта первая кафедра коммуникаций, которые сегодня имеются в большинстве университетов и научных
центров развитых европейских государств. Происходил быстрый
рост выпусков научных журналов,
посвященных теоретическим и
прикладным проблемам коммуникации. Создаются международные
профессиональные ассоциации,
среди которых наибольший авторитет имеют: Международная
коммуникативная ассоциация,
Национальная коммуникативная
ассоциация США, Европейский
коммуникативный конгресс. В конце 2000 года была создается Российская коммуникативная ассоциация (РКА), оказывающая влияние на процессы становления и
развития коммуникативного образования в нашей стране. Под ее
эгидой состоялось несколько международных конференций.
Вместе с тем в последнее время более настойчивый характер
стали принимать попытки расширительного значения социальной
коммуникации, выведения ее из
сферы социологического знания,
придания ей роли отдельной науки ? коммуникологии (В.Б. Кашкин, И.П. Яковлев, М.А. Василик)5 .
Так И.П. Яковлев дает определение понятию «коммуникация» как
«информационного взаимодействия между людьми посредством
знаков, носителями которых является сам человек или созданные
им искусственные средства»6 . Некоторые исследователи предлагают даже переходить к созданию
особой метанауки ? теории социальной коммуникации (А.В. Соколов) 7 . В нашу задачу не входит
анализ новых представлений о
роли и значении, месте в системе
современной науки социальной
коммуникации. Отметим только,
что данные представления отражают объективную реальность и
социальную многомерность современного мира, в котором коммуникационные процессы занимают
одно из центральных мест. Но в
этих процессах мирового развития, все чаще называемых «глобализацией», присутствует также
целый комплекс внутренних противоречий, создающих объективные трудности в анализе современных социальных проблем.
Благодаря современным достижениям нового этапа НТР, коммуникационные процессы приобретают все более массовый характер. А это, в свою очередь, приводит к формированию новых граней научного познания социума. В
последней трети ХХ в. сформировалось новое направление в рамках социологической науки ? теория массовой коммуникации. В
ней представлено новое видение
одного из влиятельных социальных институтов ? традиционных СМИ, а также новых каналов человеческого обмена и информации ? Интернета, мобильной связи, других технических
способов этого обмена. Интересное
190
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
и яркое исследование провели
американские ученые Дж. Брайэнт и Д. Мирон, анализируя содержание трех ведущих научных
журналах по вопросам массовой
коммуникации с целью выявления
теорий, парадигмы исследования
и научных школ, установления их
места в научных областях, уровень их популярности. К ведущим
научным школам, идеи которых
чаще всего цитировались в журналах, относились: Британские
культурные исследования, Чикагская школа социологических исследований, Франкфуртская школа и Венский кружок. Авторы отмечают за этот период наличие
более 600 теорий массовой коммуникации, среди которых ведущими оказались 24, а наиболее цитируемые три: теория пользы и
удовлетворения; формирования
повестки дня и культивации8 . Несмотря на научное «обилие» можно согласиться с выводами авторов, что ни одна из наиболее популярных теорий массовой коммуникации ХХ1 в. не способна сегодня объяснить, предсказать или
даже вместить те поразительные
изменения, которые происходят в
современных институтах массовой
коммуникации, технических возможностях и целевых аудиториях.
Со второй половины ХХ в. появляются отечественные исследования массовой коммуникации, в
которых предпринимается попытка не только критически подойти
к уровню социологического знания, достигнутого в стране, но и
спроецировать выводы зарубежных ученых на российскую действительность, ввести отечествен-
ную науку в общемировой дискурс9 . Так, очень интересными с
точки зрения современных процессов глобализации выглядит теоретическое обоснование особенностей развития информационно-коммуникативной среды, представленные для обсуждения профессором В.А. Михайловым. Раскрывая особенности «виртуального»
типа общения, имеющие значительное распространение в современной жизни, он выделяет семь
основных положений: виртуальность, интерактивность, гипертекстуальность, глобальность, креативность, анонимность и мозаичность, что позволяет осуществить
сравнительно-типологический анализ трансформационных процессов
в сфере массовой коммуникации10 .
Наряду с исследованиями общих проблем социальной коммуникации все большее значение
приобретают научные разработки
в области связей с общественностью. Сегодня устоявшимся научным выводом является признание
PR-деятельности в качестве одной
из важнейших дисциплин в системе социологического знания.
Это направление, сравнительно
новое по названию для российского научного сообщества, имеет
достаточно длительную историю
становления: от интуитивных находок в процессе политического и
экономического развития индустриальных государств мира (прежде всего, США) до создания теоретических основ нового научного направления, организационных
структур, системы подготовки
кадров. Стремительные темпы общественного развития, значительное усложнение структуры жиз-
191
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
недеятельности современной общественной жизни создавали объективные предпосылки для перехода от политики влияния и подчинения к политике сознательного
взаимодействия между всеми социальными институтами. Таким
универсальным средством становится PR-деятельность, трансформирующаяся в новый влиятельный
социальный институт, обладающий некоторыми уникальными
качествами.
Известный российский специалист в области PR М.А. Шишкина
выдвинула обоснованную идею об
основных этапах развития этого
социального института, убедительно показала эволюцию PRпрактик от модели к модели на
достаточно значительном историческом периоде. Доказательным
является применение методологии
американского специалиста Дж.
Грюнига для определения содержания четырех основных моделей
PR-деятельности11 . Особый интерес для практических работников
представляет последняя из них ?
«двухсторонняя симметричная»
модель. Ее отличительными признаками является: полное осознание субъектом PR-деятельности
необходимости взаимопонимания и
учета взаимовлияния среды и
организации; цель PR-деятельности ? взаимная польза фирмы и
общественности («симметричность»); достижение взаимопонимания через переговорный процесс, стратегия разрешения конфликтов; переход от приемов журналистики и рекламы к исследованиям и консультациям; значительное возрастание роли исследования и планирования; учет со-
циальной значимости проводимых
мероприятий. Абсолютно справедливо обращается внимание на
превращение PR в механизм взаимодействия организации и внешней среды на основе партнерства;
клиент, потребитель, покупатель
воспринимается как «партнер по
бизнесу»12 . Подобная классификация находит поддержку и свое
продолжение во многих отечественных исследованиях13 .
Интересную трактовку «связей
с общественностью» предлагают
О.И. Карпухин и Э.Ф. Макаревич14 .
По мысли авторов, консолидирование больших человеческих коллективов (в виде многообразных
организаций) с помощью инструментов общественных связей усиливает социальный контроль над
деятельностью государства и, в
конечном счете, способствует стабилизации общества, снижает вероятность социальных конфликтов.
Отличительной особенностью
данного направления является
большое количество определений
исходного понятия. Общеизвестно,
что проведенное еще в середине
70-х гг. прошлого века коллективное исследование американских
ученых для создания унифицированного определения «PR» выявили около 500 различных толкований этого термина. Не вызывает
сомнений, что за прошедшее время их количество не стало меньше, а значительно увеличилось.
Представляется, что основной
причиной является обращение не
к выяснению сути этого вида социальной коммуникации, а к ее
деятельной стороне, которая чрезвычайно многообразна. Поэтому
попытки дать исчерпывающее оп-
192
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
ределение, посредством обращения к деятельности, будут оставаться безуспешными.
Более удачной, с понятийной
стороны, выглядит русский перевод, ставший на сегодняшний день
в России самым распространенным
? связи с общественностью. Однако и здесь существует неявное
семантическое противоречие, которое отмечают исследователи. В
нем скрыт субъект, который осуществляет взаимодействие с
объектом ? общественностью.
С нашей точки зрения, наиболее плодотворным станет обращение к терминологии из социологической науки, где одно из центральных мест занимает достаточно разработанная категория ?
социальный институт. Это ? предельно широкая научная категория, позволяющая на уровне обобщения охватить наиболее существенные черты объективной реальности и тем самым избежать
внутренней противоречивости терминологии. Думается, в первом
приближении, определение PR ?
связи с общественностью можно
предложить в следующей редакции: PR ? это социальный институт особого рода, обеспечивающий взаимосвязь и взаимодействие всех базовых социальных
институтов. Важно указать на
наиболее динамичный элемент ?
средства коммуникации, которые
прошли исторический путь от первых невербальных и вербальных
форм. Именно они становятся основой усложнения и объективной
причиной структурирования социальной коммуникации. На этой основе представляется возможным
рассматривать историю связи с
общественностью не как продукт
исключительно американской
культуры, а общемировой феномен, говорить о национальных
моделях ее развития.
С этой точки зрения, отечественная история связей с общественностью не будет выглядеть
куцей (с конца 80-х гг. ХХ в.), а
получает собственное историческое поле. Если же говорить о современных российских PR, то
здесь в конце 1980-х гг. произошла полная (научная, организационная, терминологическая) замена советской модели, базирующаяся на особом социальном институте ? партийной идеологии и
партийном аппарате КПСС, на
американскую модель PR. Российское общество стремительно
«пробежало» в кратчайшие исторические сроки весь путь институциализации, который прошли
США за 250 лет ? от модели «паблисити» до современных форм
«двусторонней симметричной коммуникации».
Возвращаясь к проблеме институализации связей с общественностью в системе социальной коммуникации, необходимо подчеркнуть, что внутренняя структура
PR принимает достаточно стройные очертания, соответствуя главным социальным институтам. В
зависимости от субъектов PR, он
подразделяется на: политический
(во всем его внутреннем многообразии); экономический (в этой
сфере происходит активное взаимодействие и взаимопроникновение с маркетингом, рекламой);
культурный (образование, наука,
искусство, инфраструктура: библиотеки, музеи и др.); брачно-се-
193
Социология №2 2008
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
мейный (широкое распространение брачных контор и агентств),
а также проникает в деятельность
церковных и религиозных организаций и направлений.
Основной организационной единицей в западной модели PR-деятельности являются самостоятельные PR-агентства и советники
(консультанты). Их роль различна. Агентства выполняют по заказам компаний, организаций, учреждений, обществ разработку
мероприятий по формированию
стратегии взаимодействия с различными социальными институтами, мониторинг состояния общественных настроений и ожиданий.
Как удачно выразил эту стратегию руководитель французского
PR-агентства «Information et
Enterprise» Жан-Пьер Бодуан:
«Деятельность паблик рилейшнз
состоит в установлении и поддержании результативных отношений с полезными аудиториями»15 .
Консалтинговое направление является доминирующим на бизнесрынке Западной Европы и США.
Советники осуществляют разработку стратегии поддержания управления имиджем компании у
целевых аудиторий ее общественности, где центральное место отводится обеспечению «комплицитности» (причастности) с целевыми
аудиториями. Теория «комплицитности» сегодня получила широкое
распространение, особенно в Западной Европе. Суть заключается
в том, чтобы демонстрировать
свою деятельность вокруг общественности, работать в направлении не только узнавания компании, но и чтобы эту деятельность
принимали как социально важную
и значимую. В практике российского PR эта стратегия получила
название позиционирования, которое, на наш взгляд более глубоко отражает эту сторону деятельности в связях с общественностью и является центральным
звеном в формировании имиджа
не только лидера, как выразителя корпоративной коммуникации,
но и компании в целом.
Российская действительность, в
которой осуществляется генезис
PR-деятельности в соответствии с
западной моделью, до сегодняшнего дня находятся под сильнейшим влиянием объективных условий и факторов постсоветского
переходного периода. Происходит
достаточно болезненный процесс
изменения идеологии деятельности базовых институтов. На этот
процесс влияют также особенности национального развития. Среди них можно отметить следующие: стереотипы административно-командной системы управления; относительная слабость и неразвитость гражданской жизни,
институты гражданского общества; правовой «нигилизм». Необходимо отметить еще одну особенность, которая в ментальности
российского человека приобретает особое значение и место в процессе коммуникации. Речь идет о
«неформальных» взаимоотношениях, известных в обыденном сознании как «блат», «знакомство». Эта
форма взаимоотношений наиболее
трудно уловима научным инструментарием «зарубежного происхождения». Поэтому в практической PR-деятельности присутствие
этого фактора приводит к возрастанию внимания к проблемам фор-
194
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
мирования искусства общения.
В отличие от западной системы
организации PRструктур, в России
наиболее эффективной системой
для создающихся
бизнес-структур
явилась следующая
организационная
схема16 (схема 1):
Автор, выделяя
этот тип организации работы, называет ее «оптимальной» и отмечает, Схема 1
что такая структура характерна не более чем 10%
исследуемых объектов в силу значительных затрат на ее содержание. Однако в условиях российской действительности именно такая организация работы позволяет эффективно решать большинство стратегических задач, создавать условия цивилизованных отношений в рамках социально ответственного бизнеса.
Ключевым направлением представляется работа пресс-службы,
которая выступает в качестве центра разработки стратегии отношений с общественностью и СМИ. В
России первые пресс-службы появляются в сфере государственной власти в конце 1980-х годов,
они были призваны решать, в первую очередь, проблемы гармонизации отношений высших структур власти с общественностью в
условиях обостряющегося политического кризиса в стране и ожесточенной борьбы за власть. Однако по мере преодоления кризис-
ных ситуаций пресс-службы стали достаточно эффективно выполнять свои главные функции. Постепенно эта форма организации
PR-деятельности получила преимущественное распространение,
и на сегодняшний день прессслужба (отдел по связям с общественностью) является преобладающей (до 60% созданных PRструктур). Оптимальная модель
современной пресс-службы представлена в данной схеме и демонстрирует обобщение не только
теоретических исследований российских ученых, но и практику
повседневной работы ряда компаний и коммерческих организаций17 (схема 2).
К сожалению, пока еще чрезвычайно мало специальных исследований, посвященных организации работы пресс-службы, пресссекретаря в современных социальных институтах18 . Единичны
защиты диссертаций по нашей
тематике в социологических дис-
195
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
См.: Анурин В.Ф. Основы социологических знаний.
Н.-Новгород,
1998. С. 127;
Кравченко А.И.
Социология. М.:
Проспект, 2006.
С. 194; Кравченко
А.И.,
Анурин В.Ф.
Социология.
СПб.: Питер,
2004. С. 104;
Руденко Р.И.
Практикум по
социологии. М.:
Юнити, 1999. С.
333; Фролов
С.С. Социология. М.: Наука, 1994.
С. 123; Бергер П.Л. Приглашение
в социологию: Гуманистическая
перспектива. М.: Аспект Пресс,
1996. С. 44.
3
Lasswell H. The Structure and
Function of Communication in
Society // The Process and Effects
of Mass Communication. Chicago?
1971.
4
Луман Н. Невероятные коммуникации. Проблемы теоретической социологии. Вып. 3. СПб., 2000.
5
См.: Кашкин В.Б. Введение в
теорию коммуникации: Учеб. пособие. Воронеж: Изд-во ВГТУ,
2000; Яковлев И.П. Ключи к общению: Основы теории коммуникаций. СПб.: «Аквалон», «Азбукаклассика», 2006; Василик М.А.
Наука о коммуникации или теория коммуникации? К проблеме
теоретической идентификации //
Актуальные проблемы теории коммуникации. Сб. науч. трудов. СПб.:
Изд-во СПбГПУ, 2004. С. 4?11.
2
Схема 2
сертационных советах, и те ограничиваются филологической проблематикой19 . Особенно востребованы студентами, практическими
работниками такие направления,
как социальная коммуникация,
журналистика в PR-деятельности,
основы психологии общения, деловой протокол, этика, культура
коммуникации, организация личной технологии работы, формирование корпоративной культуры,
имиджа и репутации, фирменного стиля и другие.
Ссылки
См.: Гидденс. Э. Социология. М.:
Эдиториал УРСС, 1999. С. 413?414;
Хамелинк Кеес Дж. Культура в век
электронных средств // Культуры ? диалог народов мира. 1985.
№ 4. С. 25; Эллиас А. Как научить
ребенка мыслить // Перспективы
гуманитарного образования в средней школе. М., 1992. С. 56.
1
196
Социология к
оммуникаций
коммуникаций
Социология №2 2008
Яковлев И.П. Указ. соч. С. 10.
См.: Соколов А.В. Общая теория социальной коммуникации.
Учеб. пособие. СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2002.
8
См.: Бакулев Г. Теоретизирование и исследования в массовой
коммуникации: прошлое, настоящее и будущее. Материал взят на
сайте:
www.russcomm.ru/
rca_biblio/b/bryant.shtml
9
Бакулев Г.П. Массовая коммуникация. Западные теории и концепции. М., 2005; Березин В.М.
Теория массовой коммуникации.
Курс лекций. М., 2002; Богомолова Н.Н. Массовая коммуникация и
общение. М., 1988; Каган М.С. Мир
общения. Л., 1989; Макаров М.М.
Массовая коммуникация в современном мире. М., 2000; Назаров
М.М. Массовая коммуникация в
современном мире: методология
анализа и практика исследования.
М., 2002; Терин В.П. Массовая
коммуникация и ее исследования:
формирование и развитие. М.,
2000; Яковлев И.П. Современные
теории массовых коммуникаций.
СПб., 2004 и др.
10
Михайлов В.А., Михайлов С.В.
Особенности развития информационно-коммуникативной среды современного общества // Актуальные проблемы теории коммуникации. Сб. научн. трудов. СПб.: Издво СПбГПУ, 2004. С. 34-52.
11
См.: Шишкина М.А. Паблик
рилейшнз в системе социального
управления. СПб.: Изд-во «Паллада-медиа»; СЗРЦ «Русич», 2002.
С. 198-202.
12
Шишкина М.А. Указ. соч.
С. 202.
13
См.: Белов А.А. Теория и практика связей с общественностью:
Учеб. пособие. СПб.: Северо-Запад,
2005; Гундарин М.В. Книга руководителя отдела PR. СПб.: Питер,
2006; Маслова В.М. Связи с общественностью в управлении персоналом: Учеб. пособие. М.: Вузовский учебник, 2005; Чумиков А.Н.,
Бочаров М.П. Связи с общественностью: теория и практика: Учеб.
пособие. М.: Дело, 2003 и др.
14
Карпухин О.И., Макаревич
Э.Ф. Формирование масс. Природа общественных связей и технологии «паблик рилейшнз». Опыт
историко-социологического исследования. Калининград: Янтарный
сказ, 2001.
15
Бодуан Жан-Пьер. Управление имиджем компании. Паблик
рилейшнз: предмет и мастерство
/ Пер. с фр. М.: ИНФРА-М, 2001.
С. 19.
16
Невоструева А.Ф. Современная пресс-служба: Учеб. пособие.
Пермь: Изд-во ПГТУ, 2007. С. 36.
17
Невоструева А.Ф. Указ. соч.
С. 40.
18
См.: Ворошилов В.В. Современная пресс-служба. СПб.: Издво Михайлова В.А., 2005; Азарова Л.В., Гусева Н.В., Иванова К.А.
Связи с общественностью в некоммерческих организациях. Учеб. пособие. СПб., 2003; Векслер А.Связи с общественностью для бизнеса. Н-Новгород, 2001 и др.
19
Шишкина М.А. Паблик рилейшнз в системе социального
управления: Автореф. дисс?д-ра
социол. наук. СПб., 1999; Крылов
И.В. Управление маркетинговыми
коммуникациями в России: Автореф. дисс?д-ра социол. наук. М.,
1998; Македонский С.Н. Выставочная деятельность как информационная инновация (социокультурный аспект): Автореф. дисс?канд.
социол. наук. М., 1998.
6
7
197
Социология молодежи
Социология №2 2008
© 2008 г.
Ю.В. Березутский
??????? ????? ???????:
???????? ? ??????????? ????????
В
развитии института семьи
постсоветского общества
появились новые тенденции, которые получили в литературе неоднозначные оценки. Одни
ученые характеризуют эти процессы «изменениями», другие ?
«деградацией», третьи ? «обновлением», четвертые ? «кризисом», пятые ? «модификацией».
Некоторые российские ученые
связывают процессы, протекающие в институте семьи, прежде
всего, с институциональным кризисом ? процессом, характеризующимся падением авторитета данного института. При этом причиной кризиса выступает неспособность данного института эффек-
тивно исполнять свои главные
функции [1].
Другие исследователи, с одной
стороны, интерпретируют семью
как исключительно нравственнопсихологический союз, с другой ?
как девальвацию институционального взгляда на семью. Так, например, Т.В. Свадьбина утверждает, что кризис семьи связан с
крахом семейной экономики, с
разделением работы и дома, а
выход видит в перспективе развития постиндустриальной цивилизации, восстанавливающей статус малого семейного бизнеса.
Только на этой основе возможны
преодоление кризисных явлений
семьи как социального института
Статья подготовлена при поддержке Российского Гуманитарного Научного Фонда (РГНФ) в рамках научно-исследовательского проекта «Современная молодая
семья: состояние и проблемы», проект № 07-03-88305а/Т, 2007 г. (n=640). Генеральную совокупность составляли молодые семьи Хабаровского края в возрасте
до 30 лет. Также в статье использованы результаты исследования «Молодежь
Хабаровского края: проблемы и перспективы», 2007 г. (n=472). Генеральную совокупность составляла молодежь Хабаровского края трех возрастных групп ? 17,
24 и 29 лет. Тип выборочной совокупности ? многоступенчатый, квотный ? в
разрезе трех основных характеристик (пол, возраст, территория проживания),
случайный на этапе отбора респондентов. Научный руководитель ? д.с.н., профессор Н.М. Байков.
198
Социология №2 2008
Социология молодежи
и малой группы. Институциональной парадигме противостоит ценностная концепция семьи [2].
Безусловно, современная модель
российской молодой семьи вбирает
в себя элементы как традиционного подхода (родственно-семейный
принцип организации жизни, перевес ценности родства над максимизацией выгод индивида, социокультурная заданность семейных ролей,
принцип семейного «мы» в отношении с внешним окружением, семьецентризм в противовес эгоцентризму, многодетность в противовес малодетности, семейный авторитет в
социализации детей), так и элементы эгалитарной семьи (смещение
акцентов от семьецентризма в сторону индивидуально-личностного
эгоцентризма).
По мнению профессора Л.В.
Карцевой, сегодня по мере увеличения разрыва между формальным и неформальным началами
возрождаются модели, известные
с древних времен, ? варианты
полигамной семьи, внебрачной
кровно-родственной неполной (материнской), внебрачной неформальной полной (конкубинат) либо
семьи в открытом браке. Кроме
того, растет число семей в повторном браке с детьми от предыдущих браков или бездетных. Наиболее же экстремальным можно
назвать такое явление, как гомосексуальные семьи [3]. По мнению
многих отечественных ученых (например, А.И. Антонов, В.М. Медков, С.И. Голод и др.), традиционная модель семьи одобряется большинством членов общества и является идеальной моделью семьи,
желаемой и для личности и для
общества [4].
Следуя веберовскому подходу к
идеальным типам, важно подчеркнуть их «должный», а не «сущий»
характер. Реальные модели и отличаются от идеальных тем, что
не встречаются в действительности в чистом виде и всегда представляют собой «смесь» двух или
более типов моделей. Поэтому современная модель молодой семьи
не должна и не может соответствовать идеальной модели семьи
(традиционной), поскольку современная молодая семья (как явление) обладает не всеми чертами,
которые должны быть ей свойственны. Однако ее гораздо легче изучать и анализировать, сравнивая с построенной идеальной
моделью, как своего рода эталоном.
Сегодня многие отечественные
ученые говорят о кризисе современной молодой семьи, и связывают его с меняющимися социально-экономическими и социальнополитическими процессами общества. На самом деле, скорее всего, «кризис» сопровождает институт семьи постоянно, но с различ-
199
Социология молодежи
Социология №2 2008
ной обостренностью и последствиями протекающих в нем процессов. Во-первых, это связано со
сложностью самого социального
института семьи, который находится в тесной взаимосвязи и взаимозависимости с обществом и
индивидом. Во-вторых, идеальные
модели в обществе не существуют, они лишь являются основой
для сравнения и выработки управленческих решений по снижению
негативных аспектов их функционирования. И, в-третьих, обще-
пать себя как социальный институт. Она всегда будет являться
главным фундаментом общественной жизни людей. Престиж семьи
был и будет неизменно высоким
уже по той причине, что семья
представляет собой центр удовлетворения многих потребностей:
естественно-биологических, социально-психологических, индивидуально-психологических, а наиболее специфические потребности (в сексуальном партнерстве и
продолжении рода) присущие любому человеку
не могут не
только исчезнуть, но и редуцироваться
[6]. Просто в
современном
российском обществе произошла смена
позиций во
взаимодействии
трех
разноуровнеРис. 1. Пирамида взаимоотношений трехуровневой
вых субъектов:
субъектной системы: индивид, семья, общество.
индивида, семьи и обществоведы, анализируя институт ства. Семья сегодня сохраняет свое
семьи в его историческом разви- центральное место, по-прежнему
тии, зачастую отмечают его по- являясь каналом разрешения простоянный кризисный характер. тиворечий между социумом и инТак, например, П.А. Сорокин еще дивидом. Разница лишь в том, что
в 1916 г. отмечал, что «семья пе- в дореформенный период иерарреживает острый перелом, старые хия их взаимоотношений напомии отчасти современные ее формы нала пирамиду, в основании комало-помалу исчезают и уступа- торой находился индивид, а на
ют место иным формам, извест- вершине ? общество, то сегодня
ным пока в общих чертах» [5].
позиции кардинально изменились:
Безусловно, семья, выступая индивид занял верхнюю (лидируглавной ячейкой общества, вряд ющую) позицию, тогда как общели сможет настолько деформиро- ство оказалось в нижней, подчиваться, чтобы полностью исчер- ненной позиции (рис. 1).
200
Социология №2 2008
Социология молодежи
В 90-х гг. XX столетия российское государство недостаточно
стало уделять внимания функционированию социального института семьи. В созданных условиях
семьи самостоятельно старались
адаптироваться к новым социально-экономическим и социальнополитическим условиям. Одновременно эти процессы сопровождались маргинализацией населения.
Последующие события показали,
что адаптационные процессы,
хотя и амортизировали социальную напряженность, в тоже
время сопровождались нарастанием кризисных явлений внутри самой семьи. И в наиболее сложном
положении оказались молодые
семьи.
По мнению ряда отечественных
ученых, феномен многообразия
моделей семьи связывается с глубокими социальными изменениями, имеющими глобальные и национальные характеристики и
выражающимися в смене ценностных парадигм [7]. Поэтому важно проанализировать особенности
развития молодой семьи исходя из
общих и специфических особенностей социально-экономических условий развития общества. Оценки
состояния и функционирования
современной молодой семьи, тенденций протекающих в этом социальном институте и систему ценностных отношений рассмотрим на
примере одного из крупных регионов Востока России ? Хабаровского края.
Какие ценностные и институциональные изменения определяют сознание и поведение молодых
семей региона? Каковы основные
тенденции их формирования?
Как мы уже отмечалось, в трехуровневой субъектной системе
«индивид-семья-общество» в послереформенный период произошли кардинальные изменения, связанные с изменением влияния общества (государства) на индивида.
Произошло ослабление социализирующей функции общества,
внимания государства к индивидам, что и отразилось в сознании
молодежи, которая сегодня слабо
ощущает на себе деятельность государства по решению ее актуальных социальных проблем. Большая часть молодежи региона
(54,6%) отмечает, что государство
сегодня относится к молодежи так
же, как и к другим группам населения (только десятая часть отмечает об улучшении отношения).
Подавляющее большинство молодежи (62,8%) не ощущает на себе
влияния государственной молодежной политики (позитивное влияние ощущают на себе только
15,5%). Такие оценки свидетельствуют о слабой эффективности
государственной молодежной политики, ее неспособности создать
оптимальные возможности (экономические, правовые, финансовые,
социальные) для реализации потенциала и устремлений молодых
семей.
Результаты социологического
исследования не позволяют согласиться с оценками некоторым ученых о том, что «семья перестает
быть ценностью для людей, исчезают мотивы, побуждающие их
вступать в брак и заводить детей»
[8].
Для большинства молодых семей Хабаровского края в иерархии 18 смысложизненных ценнос-
201
Социология молодежи
Социология №2 2008
тей (терминальных, ценностейцелей) счастливая семейная жизнь
занимает вторую позицию (72,9%),
уступая лишь такой ценности, как
здоровье. Поэтому у молодого поколения сегодня, по крайней мере
на уровне сознания, ценность семьи сохраняется (исходя из особенностей традиционной модели
семьи), однако реальное воплощение этой ценности отражает многообразие изменений, которые
носят действительно кризисный
характер.
Такие же тенденции происходят и в целом в молодежной среде региона. По результатам исследования семья и семейная жизнь
занимают одно из ведущих мест в
рейтинге ценностей молодежи,
уступая по своей значимости лишь
здоровью и материальному благополучию. Глубже оценить роль
семьи в ценностных установках
молодежи позволяет заданный в
анкете проективный вопрос о перспективах социального становле-
ния молодежи. 17-летней молодежи был задан вопрос: «Каким бы
Вы хотели себя видеть через 10?
15 лет?», 24-летней молодежи был
задан вопрос: «Каким бы Вы хотели себя видеть через 5 лет?»,
29-летней ? «Какой Вы сейчас?».
В результате мы получили данные, которые свидетельствуют о
том, что семья как ценность в
большей степени носит декларативный (желаемый) характер. Так,
17- и 24-летняя молодежь желает
в 70% случаев в будущем быть
людьми, у которых крепкая семья
и хорошие дети, в то время как,
только 42,4% 29-летней молодежи отмечают эту ценность в качестве реализованной. Подтверждением выше обозначенной тенденции служит и удельный вес молодых людей, состоящих в брачных
отношениях. Показатель количества зарегистрированных браков
среди молодежи не высок: к 29
годам только две трети молодых
людей вступили в брак.
Современная молодая семья
находится в поиске самостоятельного развития, которое по ее
мнению не связано с преемственностью семейных отношений родительской семьи. Что лишний раз
подтверждает трансформацию
традиционной модели семейных
отношений. Согласно результатам
социологического исследования,
лишь третья часть (39,7%) респондентов хочет, чтобы ее семья была
похожа на семью родителей, остальные отметили отсутствие такого желания.
Одной из причин кризисных
процессов института молодой семьи выступает достаточно высокая внутрисемейная конфликтность супругов, зачастую приво-
202
Социология №2 2008
Социология молодежи
дящая к распаду семьи, и, как
следствие, к большому числу социальных проблем. Только у трети молодых семей (30,7%) конфликты между супругами практически не возникают. У остальных
возникают с разной частотой. Главной причиной семейных конфликтов, по оценкам молодых людей,
выступает отсутствие взаимопонимания (недоверие, ревность, измены, различия в интересах). Ввиду чего практически у 38,8% супругов возникает мысль о разводе.
Одним из серьезных следствий
кризиса современного российского института молодой семьи является демографическая проблема, которая «представляет угрозу для национальной безопасности российского государства» [9].
Высокий уровень смертности, низкая рождаемость, невысокая продолжительность жизни, рост числа разводов и неполных семей,
распад традиционной модели семьи ? таковы кризисные явления
современной семьи, которые выступают основными факторами,
обуславливающими демографический кризис в российском обществе и являющимися равнопорядковыми по своей значимости в
молодежном сознании.
Неоднозначной представлена
картина и желаемого молодежью
возраста вступления в брак. Каждый десятый молодой человек, не
состоящий в браке, не собирается
в него вступать в будущем; 40%
молодежи вообще затруднились
дать ответ. Кризис молодежного
сознания обусловлен тем, что сегодня каждый третий молодой человек (32,4%) не считает обязательным регистрацию брака при
создании семьи.
Подобные установки молодежи
в сфере брачно-семейных отношений не могут не сказаться и на
уровне рождаемости, что в свою
очередь определяет демографическую ситуацию в регионе. Современная молодежь откладывает создание семьи на более поздний
срок, что совпадает с общероссийскими тенденциями: сокращение
общего числа браков и увеличение среднего возраста вступления
в брак [10].
Результаты социологического
исследования молодых семей позволяют сделать вывод, что в сознании молодых семей в отношении рождения детей доминируют
установки традиционной модели
семьи, а в реальности проявляются элементы эгалитарной модели.
Так, согласно полученным данным, абсолютное большинство
молодых семей желает иметь двух
детей (68,9%), еще 15,5% ? трех
и более, только лишь 1,4% молодых семей не желает иметь детей.
Однако в реальной жизни каждая
пятая молодая семья не имеет детей, только половина имеет одного ребенка, двоих детей имеет
только 15,9% молодых семей и
1,9% семей имеет трех и более
детей.
Безусловно, ориентация современной молодой семьи на малодетность, имеет под собой экономическую основу, о чем свидетельствуют и статистические данные,
и результаты многих общероссийских социологических исследований. Финансово-экономические
проблемы современной российской
семьи выступают следствием того,
что сегодня 60% семей в России
не способны обеспечить полноценную социализацию детей, и, если
203
Социология молодежи
Социология №2 2008
число таких семей увеличится
еще на 8-10%, затруднительно
будет говорить о воспроизводстве
российского общества [11]. Результаты регионального исследования
также свидетельствуют о доминировании в оценках молодых семей экономических причин нежелания, либо откладывания рождения детей на более поздние сроки.
Однако, как нам представляется, экономические причины (плохие жилищные условия, плохое
материальное положение семьи)
выступают неким стереотипом нежелания иметь детей, что явилось
следствием активной пропаганды
за последние два десятилетия образцов и моделей жизни западного общества потребления. Открытая рыночная система демонстрирует высокие стандарты жизни и
открывает «большие возможности» при наличии «больших денег».
Поэтому сегодня демографический
кризис можно назвать «кризисом
современной западной цивилизации». Ведь большинство развитых
стран сегодня испытывают демографические проблемы, связанные
со снижением рождаемости, а
многие слаборазвитые и развивающиеся страны характеризуются
высоким уровнем рождаемости. И
сегодня молодежное сознание характеризуется такими особенностями, что многие семьи ориентируются, прежде всего, на получение образование, карьеру, приобретение жилья, стабильную и
высокооплачиваемую работу, а
уже после ? на рождение детей.
Кризис молодежного сознания
усугубляется тем, что только половина молодых семей (54,8%) примет решение оставить ребенка в
случае незапланированной беременности, 14% молодых семей
прервут беременность, остальные
31,2% затруднились с оценкой на
этот счет.
Анализ иерархии ценностей семейной молодежи показывает, что
подавляющее большинство отдает приоритет ценности «здоровья»,
придавая ему значение «сверхценности». Выбор «здоровья» в качестве доминирующей ценности
объясняется реальным, кризисным состоянием здоровья российской молодежи. Согласно экспертным оценкам, в настоящее время только 10% детей рождается
полностью здоровыми.
Среди молодых семей только
четвертая часть супругов (26,5%)
отметили, что фактически не болеют. Более того, практически
каждый десятый отметил о наличии у него хронических заболеваний. Особенно распространены в
молодежной среде простудные заболевания (66,3%) соответственно),
желудочно-кишечные (18,2%), сердечно-сосудистые (11,8%), нервной
системы (9,1%), опорно-двигательного аппарата (7,5%).
Однако, несмотря на распространенность различных заболеваний, семейная молодежь мало что
предпринимает для поддержания
нормального состояния своего здоровья, ведения здорового образа
жизни. Примерно половина молодежи является курильщиками,
только небольшая часть семейной
молодежи (13?18%) не употребляет алкогольные напитки, у 25%
есть друзья и знакомые, употребляющие наркотические вещества
(что выступает субъективной
оценкой распространенности этой
204
Социология №2 2008
Социология молодежи
проблемы в молодежной среде).
Наряду с этим у молодой семьи сегодня слабо сформированы
основы культуры здорового образа жизни (только треть молодых
семей использует меры профилактики заболеваний), что связано со
слабой распространенностью таких
элементов здорового образа жизни, как занятия спортом, посещение врачей, здоровое питание и др.
Молодые семьи региона испытывают серьезные финансово-экономические трудности, что не
может обеспечить не то что воспитание ребенка, но и саму молодую семью. Практически каждая
четвертая молодая семья (22,5%)
имеет среднемесячный доход на
одного человека меньше уровня
прожиточного минимума, 36,7%
имеют доход от 1 до 2 размеров
прожиточного минимума. В большинстве своем бюджет молодой
семьи складывается из заработной
платы мужа (87,6%), чуть меньше из заработной платы жены
(64,8%). Каждая четвертая молодая семья (25,7%) ориентируется
на материальную помощь родителей, родственников.
Низкий уровень материальной
обеспеченности заставляет супругов искать дополнительные заработки. Дополнительные физические и умственные нагрузки оказывают негативное влияние на
здоровье, ограничивают время
общения и воспитания детей.
Наряду с экономической, серьезной проблемой становления и
развития института молодой семьи
является жилищная проблема.
Результаты исследования показывают, что 48,1% молодых семей
имеют отдельную квартиру или
дом. Остальные вообще не имеют
постоянного жилья.
Сложности материальной обеспеченности и неудовлетворенность
жилищными условиями обостряют
зависимость молодых семей от поддержки из вне, их нуждаемость в
социальной поддержке государства.
Практически половина молодых
семей (44,7%) не в силах справится со своими материальными трудностями и ждет социальной поддержки от государственных органов,
еще третья часть затруднилась с
оценкой нуждаемости.
Тем не менее, молодежный
оптимизм ориентирует молодежь
на позитивные изменения их экономического положения в будущем. Практически половина молодых семей (42,9%) считает, что в
ближайшие год-два уровень их
жизни улучшится.
Результаты исследования в Хабаровском крае выявили смещение
акцентов в определении семейных
ролей в современной модели молодой семьи. Большинство вопросов,
связанных с семейной жизнью,
молодые супруги сегодня стараются решать совместно, не перекладывая их решения на одного из них.
Совместно в молодых семьях решаются такие проблемы, как текущие расходы (62,8%), покупка
товаров (82,6%), летний отдых
(81,6%), воспитание детей (74,8%),
обустройство жилья (66,2%), семейный досуг (80,4%), планирование числа детей (85,6%). Лишь небольшая часть молодых семей возлагает семейные заботы на одного
из супругов.
По оценкам большинства молодых семей (60,3%) к браку молодых людей необходимо подготав-
205
Социология молодежи
Социология №2 2008
ливать. Причем используя самые
разнообразные формы: специальные занятия в семейно-брачных
консультациях (38,6%), проведение специальных занятий в учебных заведениях (37,0%), через
функционирование молодежных
клубов (37,0%), создание специальных телевизионных передач
(34,9%), выпуск специальной литературы (30,5%), подготовка статей в газетах и журналах (30,2%).
Молодые семьи нуждаются в
организации консультаций по таким вопросам, с которыми самостоятельно не могут справиться:
по юридическим вопросам (27,1%),
по проблемам психологии (23,6%),
по вопросам воспитания детей
(18,9%), по вопросам социальной
защиты (16,8%) и др.
Таким образом, современная
молодая семья ? это достаточно
сложное явление, вбирающее в
себя элементы различных семейных моделей (традиционной, эгалитарной, внебрачной и других) и
стремящееся адаптироваться исходя из существующих социальноэкономических условий общества.
Литература
1. Добреньков В.И., Кравченко
А.И. Фундаментальная социология:
В 15 т. Т. 10: Гендер. Брак. Семья.
М.: ИНФРА-М, 2006. С. 885.
2. Свадьбина Т.В. Семья и российское общество в поиске обновления. Нижний Новгород, 2000. С. 74.
3. Карцева Л.В. Модель семьи в
условиях трансформации российского общества // Социологические
исследования. 2003. № 7. С. 95.
4. См.: Антонов А.И., Медков
В.М. Социология семьи. М., 1996.
С. 54; Антонов А.И. Микросоциология семьи (методология исследования структур и процессов). М.,
1998.
5. Сорокин П. Кризис современной семьи // Ежемесячный
журнал. 1916. № 2. С. 74.
6. Карцева Л.В. Модель семьи в
условиях трансформации российского общества // Социологические
исследования. 2003. № 7. С. 94.
7. Федотова Ю.В. Проблема
понимания кризиса семьи // Социологические исследования. 2003.
№ 2. С. 140.
8. Федотова Ю.В. Проблема
понимания кризиса семьи // Социологические исследования. 2003.
№ 2. С. 137.
9. Российская Федерация. Президент (2000; В.В. Путин). Послание Президента России Владимира Путина Федеральному Собранию Российской Федерации //
Известия. 2000. 14 июля.
10.Богданова Л.П., Щукина А.С.
Гражданский брак в современной
демографической ситуации //
Социологические исследования.
№ 7. 2003. С. 101.
11. Проблемы комплексного
изучения семьи // Социологические исследования. 2000. № 3. С. 137.
206
Социология №2 2008
Социология молодежи
© 2008
Л.М. Куракина
??????????
??????????
П
роблема формирования
гражданско-патриотичес
ких качеств личности наиболее актуальна в подростковом
и юношеском возрасте, в период
«социализационного пика». Анализ
проблем формирования гражданско-патриотических качеств молодежи анализировался нами через
призму субъективного восприятия
содержания понятий «гражданин»
и «патриот»; факторов, определяющих патриотизм; уровня патриотичности и удовлетворенности
жизнью на «малой» и «большой»
Родине; ориентацию на эмиграцию
и др. Эмпирическая база исследования ? молодежь в возрасте 1430 лет (г. Сызрань, 2003, 2005 гг.,
n = 614).
Как показало наше исследование, значительное большинство
(88,3%) молодых респондентов считают необходимым наличие у современных молодых людей патриотических чувств, при этом 54,0%
считают это чувство необходимо
молодежи «в полной мере». Но что
же такое «патриотизм», каковы
возможные его типы, как субъективно воспринимается и какими
типами патриотизма характеризуется современная молодежь, какую роль играет патриотизм в процессе социализации современной
российской молодежи?
В целом, патриотизм ? особое отношение к стране, в которой родился человек, где прошла
значимая часть его жизни; это
отношение, которое характеризуется комплексом положительных
чувств, основанных на идентификации с образом данной страны, с
ее народом, ее историей, культурой и т.д. Среди этих чувств
можно назвать: чувство гордости,
общности, ответственности,
защищенности, благодарности и
др. Чувство патриотизма формулируется в таких известных словосочетаниях, как «любовь к Родине», «преданность своему Отечеству».
Современнее понимание «патриотизма», с одной стороны, свя-
207
Социология молодежи
Социология №2 2008
зывается с эмоциями человека на
воздействия внешней среды в месте рождения данного индивида,
его воспитания, детских и юношеских впечатлений, становления
его как личности. Организм каждого человека связан с ландшафтом его обитания, с обычаями и
традициями родных мест, с образом жизни местного населения,
его историческим прошлым, ро-
довыми корнями, т.е. с фрагментами био-, инфо- и ноосферы. В
этом отношении патриотизм может
рассматриваться как внутреннее
чувство человека, закрепленное
на его подсознательном уровне.
Но, с другой стороны, патриотизм может выступать как духовное качество, рационально осознаваемое и поддерживаемое личностью осознанием своего долга
перед страной, родной землей,
Отечеством. Такой патриотизм связан с определенной внутренней
духовной работой личности и может формироваться не только соответствующими объективными
внешними условиями (материаль-
ными, ландшафтными и т.п.), но
и социо-культурными, педагогическими, информационно-пропагандистскими и иными средствами. Тем самым, патриотизм может
проявляться как внутреннее душевно-эмоциональное, психическое чувство. И как духовное, рационально-сознательное свойство
личности. Используя веберовскую
типологию социального действия,
первое проявление
патриотизма может рассматриваться как ценностно-рациональное,
второе проявление
? как целе-рациональное действие.
Анализ сущности патриотизма,
имеющего различные грани, невозможен без определения его основных
типов. Типология
патриотизма может проводиться
по следующим основаниям:
1. По степени осознанности (рациональности).
2. По специфике восприятия
природы (характера) Отечества.
3. По степени проявления патриотических чувств в практической деятельности.
Рассмотрим данную типологию
подробнее.
1. По степени осознанности патриотизм может иметь рациональные и иррациональные виды. Рациональный патриотизм, как
субъективно и объективно оправданный патриотизм, опирается на
конкретную реальность настоящего, на позитивное отношение к
208
Социология №2 2008
Социология молодежи
нему. Это патриотизм, сочетающий в себе адекватность восприятия прошлого и настоящего страны, с их критической оценкой и
конструктивным подходом к будущему развитию. Это патриотизм,
предполагающий одновременно и
осознание личной доли ответственности за судьбу страны,
большой и малой Родины.
Иррациональный патриотизм
подразделяется на следующие
типы:
Формальный патриотизм. Он
проявляется в ситуации психологического дискомфорта, причины
которого либо не осознаются до
конца индивидом, либо человек
сознательно уклоняется от их
оценки. В результате человек продолжает жить в стране, но у него
появляется необходимость в оправдании своего пребывания
здесь, как правило, с помощью
житейских фраз: «Здесь жили
наши отцы и деды».
Абсурдный патриотизм. В условиях неудовлетворенности жизнью в стране, но, испытывая потребность жить на этой земле,
человек пытается усиленно найти, за что можно «любить свою
Родину». Иногда это абсурдные,
иногда иронические объяснения.
Оптимистический патриотизм. Несмотря на негативные
эмоции, абстрактный образ Родины может оставаться вполне позитивным. Настоящее ? это болезненное, но временное состояние: впереди нас ждет выздоровление (образ идеализированного
«светлого будущего»).
Ностальгический патриотизм.
Еще один способ избежать негативных эмоций, связанных со своей Родиной, ? ностальгическое
погружение в прошлое (гордость
за славное прошлое Отечества).
Пессимистический патриотизм. Когда негативные эмоции
достигают уровня, при котором
становится трудно компенсировать их формальными, абсурдными, оптимистическими или ностальгическими механизмами, появляется необходимость каким-то
образом эти эмоции выражать.
Однако, вместо рационального
пути ? изменения мира (улучшение существующего или поиск
подходящего места для жизни) ?
человек выбирает пессимистический патриотизм. Такое пассивное
сосуществование с негативным
образом своей страны имеет оборотной стороной такое же пассивно-негативное и бесперспективное
отношение к себе.
Деструктивный патриотизм.
В случае, когда человек не хочет
принимать негативный образ, появляется идея, что кто-то ответственен за то, что происходит.
Ответственность целиком (или в
основном) возлагается на какоенибудь лицо или группу лиц, на
какой-либо социальный слой или
даже национальность [1].
Вторым основанием типологии
патриотизма является специфика
восприятия природы (характера)
Отечества, т.е. что понимается под
Отечеством, Родиной? Энциклопедический словарь Брокгауза и
Эфрона рассматривает исторически меняющийся смысл понятия
Отечества следующим образом.
1. Отечество ? род (семья).
Когда собирательная жизнь человечества держалась на кровной
связи между членами отдельных
небольших групп, чувство обще-
209
Социология молодежи
Социология №2 2008
ственной солидарности совпадало
с чувством семейным. Такой первичный патриотизм рода или племени совместен и с кочевым бытом.
2. Отечество ? родная земля.
При переходе племен к оседлому
земледельческому быту, патриотизм получает свое специфическое значение, становясь любовью
к родной земле.
3. Отечество ? общая культурная среда (среда обитания).
При переходе к городскому образу жизни чувство родной земли
естественно слабеет, но здесь развивается новый элемент патриотизма ? привязанность к своей
культурной среде или к родному
месту рождения и обитания.
4. Отечество ? государство
(власть и религия). С естественными основаниями патриотизма,
как природного чувства, соединяется его нравственное значение,
как обязанности и добродетели.
Долг благодарности к родителям
расширяется до пределов групп и
объединений, участвующих в
жизни индивида. Наиболее значимыми среди них являются религиозные группы и государство как
оплот независимости, защиты от
внешних врагов, освященного
(узаконенного) права властвования
на данной территории. Таким образом, служба родине становится деятельным богослужением, а
патриотизм совпадает с благочестием. Не культ зависел от родины, а родина, как таковая, создавалась культом: отечество было
землею отцовских
богов, и потому беглецы, уносившие с
собою этих богов, через них основывали
новое отечество.
К концу древнего
мира произошел
окончательный переход от патриотизма,
определявшегося этнографическими и
географическими
границами к патриотизму общей государственности (воплощенной окончательно в лице императора, на
которого было перенесено и религиозное значение общего Отечества).
5. Отечество ? нация (нация
как совокупность граждан). Принято считать, что в чисто национальном виде патриотическое
чувство проявилось в начале XV
в. во Франции в лице Жанны
д?Арк [2]. Окончательно новый
смысл Отечества утверждается в
странах Западной Европы с формированием наций-государств в
ходе буржуазно-демократических
революций, когда утверждается
210
Социология №2 2008
Социология молодежи
новый тип легитимности государственной власти, формируется
новая структура управления, вовлекающая граждан во властный
процесс. Теперь власть осуществляется как бы от имени всей нации, т.е. всех проживающих на
данной территории граждан. Понятия нации и Родины становятся
синонимами, а патриотизм выступает в качестве интегрирующей
идеологии.
По мнению Э.М. Андреева и А.К.
Кузнецовой, в настоящее время
можно различить пять главных
версий понимания патриотизма,
существующие в большинстве
стран: государственный, этнический, расовый, классовый, общегражданский [3].
Для дореволюционной России
характерен государственно-религиозный смысл понятия Отечества,
который выражался в формуле «За
веру, царя и отечество». В послереволюционный период первоначально был провозглашен принцип
интернационализма («У пролетариата нет Отечества»), впоследствии
«Социалистическое Отечество в
опасности». В целом для советского периода характерен так называемый «классовый патриотизм» и
понимание Отечества как государства рабочих и крестьян.
В настоящее время предпринимаются попытки создания концепции национально-гражданского
(общегражданского) патриотизма,
близкого к западному образцу
(гражданство-нация), основанного
на особой культуре патриотизма
[4]. Но в отличие от западно-европейского патриотизма «общероссийский» патриотизм невозможен без сочетания с государствен-
ным типом патриотизма. Осмысление основных признаков общероссийского патриотизма, гармонично сочетающего элементы государственной и национально-гражданской идеологии с учетом национально-ментальных, культурных, исторических, географических особенной нашей страны, могло бы стать основой для формулирования интегрирующей национальной идеи.
Третьим основанием типологии
патриотизма является степень
практической реализации патриотических чувств. По данному критерию можно выделить:
номинальный патриотизм (выражение «на словах» любви к Родине; внешнее, формальное проявление чувства сопричастности
судьбам своего Отечества, гордости за прошлое и настоящее, веры
в будущее своей страны и т.д.);
деятельностный («забота о
процветании (благополучии) страны», «защита Отечества»). При
этом наиболее ярким проявлением деятельностного патриотизма
считается самопожертвование во
имя независимости страны. Войны
и внешний враг всегда выступали
катализатором, укрепляющим
патриотические настроения. Сложнее проявить патриотизм в мирное время. Не всегда официальная идеология и народная традиция четко формулирует признаки «мирного патриотизма». Иногда это приводит к ситуации создания виртуального, вымышленного врага, борьба с которым должна якобы поддерживать и концентрировать патриотический дух.
Насколько патриотична современная российская молодежь, ка-
211
Социология молодежи
Социология №2 2008
кими типами характеризуется ее
патриотизм и как связан современный патриотизм с общими
процессами социализации молодежи?
В субъективном восприятии
патриотизм, по данным наших
исследований, проявляется в номинально-эмоциональной форме.
Подтверждением тому служит
анализ субъективного восприятия
содержания понятий «патриот» и
«гражданин». В научной мысли
«гражданин» ? это лицо, принадлежащее к населению определенного государства, пользующееся
всеми правами, которые обеспечиваются законами данного государства, и исполняющее в соответствии с законом свои обязанности. Гражданство человека определяется правовой принадлежностью к населению государства и
рассматривается как правовая
связь физического лица с определенным государством.
В субъективном восприятии
гражданство, гражданин, граж-
данственность выходят за рамки
социально-правового пространства
и включают ценностно-оценочные
характеристики.
Большинство 77,5% (61,0% ?
в 2003 г.) опрошенных молодых
горожан дали ответ, совпадающий
с научной, политико-правовой
трактовкой понятия «гражданин».
Остальная часть опрошенных в
определении понятия «гражданин»
использовала ценностно-оценочные признаки, связанные с такими качествами, как: «честное выполнение законов государства» 10,6% (16,6% ? в 2003 г.); «забота о благе Родины, честность» ?
8,6% (7,7%); «патриотизм, любовь
к государству» ? 8,3% (6,6%); «активное участие в общественной
жизни» ? 6,6%.
«Патриотизм» ? понятие близкое, но не тождественное понятию «гражданственность». Если
связь «личность-государство» (суть
гражданственности) является в своей основе формально-правовой, то
«патриотизм» по определению
Таблица 1
Отношение городской молодежи к понятию «патриот»,
в % по годам исследований
??атриот ? ?то??
2003 г.
???????, ????????? ? ??????? ???? ??????
49,2
???????, ??????? ?? ??? ???? ????? ??????
15,3
???????, ??????????? ? ????? ????? ??????, ???????
9,3
??????? ??? ??? ?????? ????????
???????, ????????? ??????? ????? ??????
7,3
???????, ??????? ? ???? ??????
6,6
???????, ?????????? ????? ???????
4,8
??????? ? ???????? ??????????????? ????? ????? ???????
2,4
?? ?????? ?????????? ??????? (?????, ???????? ????)
1,1
???????, ?????????????? ???????? ?????? ???????????
?
???????, ??????? ?? ?????????? ??????? ?? ????? ??????
?
???, ??? ?????? ? ?????
?
??????????
?
???????????? ????????
10,0
212
2005 г. ?инамика
54,0
+4,8
13,3
-2,0
25,7
+16,4
1,3
3,5
5,0
1,7
?
0,6
5,2
0,7
0,3
6,3
-6,0
-3,1
+0,2
-0,7
-1,1
+0,6
+5,2
+0,7
+0,3
-3,7
Социология №2 2008
Социология молодежи
предполагает оценочную характеристику связи «личность?государство-отечество». «Патриотизм» ?
нравственный политический принцип, социальное чувство. Признаки, которые, по мнению молодых
горожан, характеризуют патриотизм, представлены в табл. 1.
В подавляющем большинстве
97,8% (94,9% ? в 2003 г.) молодых респондентов правильно определяют качества, характеризующие патриотизм: любовь, преданность и верность своей Родине
? 57,8%; готовность на все ради
своей Родины ? 13,5%; гордость
за свою страну и ее историю ?
6,3%; готовность заботиться о благе своей страны, ответственность
перед страной ? 27,4%. Если данные качества подразделить на
группы, то соотношение между
ними будет следующим: номинальные ? 64,3%; деятельностные ?
40,9% (от общего числа ответов
респондентов).
К качествам, названным респондентами в 2003 г., в 2005 г. были
добавлены такие составляющие
патриотизма, как: «желание навсегда связать свою судьбу со своей Родиной», «поддержка политики государства», «служба в армии». В совокупности, данные качества назвали 6,5% молодых горожан.
Патриотизм как социальное
качество может быть измерено,
прежде всего, субъективно осознаваемой самооценкой, а также
косвенными показателями: уровнем удовлетворенности жизнью в
стране (Большая Родина) и родном городе (Малая Родина), желанием связать свою жизнь с родной страной и местом своего рождения и др.
Значительное большинство
85,7% (88,3% ? в 2003 г.) молодых респондентов считают необходимым наличие у современных
молодых людей чувства гражданственности и патриотизма, при
этом 42,7% считают, что это чувство необходимо молодежи «в
полной мере». Примерно также
оценивают молодые респонденты
и свой уровень патриотичности, но
с несколько большей долей критичности. Это проявилось в выборе варианта ответа «в полной
мере» (свой личный уровень патриотичности так оценили только
18,5% опрошенных). Самооценка
уровня патриотизма молодежи г.
Сызрани в зависимости от гендерной принадлежности представлена в табл. 2.
Тем самым, в той или иной степени относят себя к патриотам
87,0% респондентов от общего
числа опрошенных молодых горо-
Таблица 2
Влияние гендерных различий на чувство патриотизма, в % по каждой группе
????????? ??????
?????
???????
16,2
23,5
67,6
70,6
16,2
5,9
100,0
100,0
????????? ?? ?? ???? ???????????
??, ? ?????? ????
? ????????? ???????
???
?????
213
?????
18,5
68,5
13,0
100,0
Социология молодежи
Социология №2 2008
жан, среди которых 18,5% считают себя патриотами «в полной
мере», а 68,5% ? «в некоторой
степени». В целом, девушки по
самооценке отличаются более высоким уровнем патриотизма:
склонны считать себя патриотами
«в полной мере» 23,5% девушек и
16,2% юношей; «в некоторой степени» 70,6% девушек и 67,6% юношей.
Одним из специфических показателей степени патриотичности
молодежи в настоящее время является желание жить в России.
Исследование показало, что современный патриотизм характеризуется своеобразным сочетанием
гордости за свою страну, номинальной (внешней) преданностью
своей стране с низким уровнем
желания навсегда связать свою
судьбу со своей родиной. Последнее утверждение подтверждает-
ся ответами на вопрос о том, можно ли быть патриотом, живя за
пределами своей Родины?
В совокупности 65,6% молодых
горожан не связывают патриотизм
с территориальной принадлежностью и считают, что патриотом
можно быть и за пределами своей
Родины. Согласились с утверждением «Настоящий патриот никогда не покинет своей Родины»
56,2% опрошенных, что почти на
10% меньше, чем согласившихся
в той или степени с предыдущим
утверждением.
Тем самым, по усредненным
данным около 40% молодых горожан не связывают патриотизм с
жизнью и территориальной принадлежностью и при возможности
ориентированы на эмиграцию из
России.
В общей сложности 70% опрошенных верят в то, что у «Рос-
Таблица 3
Оценка молодежью факторов, определяющих чувство патриотизма,
в % по каждой гендерной группе
????? ???????, ?? ??? ??????,
?????? ?? ??????? ????????????
???????????? ??????? (??????????????)
???????? ???????????, ??????
???????? ??????? (??????????, ???????? ??????)
????????, ????????????? ????? (??????????)
?????? ? ?????????? ???????????
?????
???????????? ????????
??????? ????????
???? ?????? ? ????
??????????? ????????
???????? ? ??????
??????????
?????? ?? ?????????
????? ?????
????????? ?????? ?? ????????? ? ??????? ????????
??????????? ????????
??????????? ????????
214
????????? ??????
?????
???????
37,8
38,9
18,9
44,4
35,1
11,1
18,9
16,7
8,1
5,5
2,7
11,1
?
16,7
5,4
5,5
5,4
5,5
5,4
?
2,7
5,5
2,7
5,5
5,4
?
2,7
?
2,7
?
2,7
?
2,7
?
?????
38,2
27,3
27,3
18,2
7,3
5,5
5,5
5,5
5,5
3,6
3,6
3,6
3,6
1,8
1,8
1,8
3,6
Социология №2 2008
Социология молодежи
сии великое будущее»; полностью
с этим согласен каждый третий из
опрошенных. 31,2% молодых горожан не согласны с этим утверждением. Большинство опрошенных
гордятся тем, что они живут в
России. Об этом свидетельствует
отношение к утверждению «Я горжусь тем, что я живу в России».
Согласились с этим утверждением 84,7% молодых горожан, из
которых 49,3% опрошенных «согласны полностью». 94,7% опрошенных горожан считают «Россию
? страной великой истории и
культуры». Почти 70% молодых
горожан согласны с этим «полностью». Не согласились с данным
утверждением лишь 5,3% опрошенных. Такое соотношение свидетельствует о преобладании ностальгического патриотизма.
Гражданско-патриотические
чувства формируются под воздействием целого комплекса факторов, которые условно можно подразделить на группы: экономические и социально-духовные; объективные и субъективные; первичные (влияние первичных социальных групп) и вторичные (воздействие вторичных социальных
групп) и т.д. Личное мнение молодежи (вопрос был открытым) о
факторах, влияющих на формирование чувств патриотизма в современном российском обществе,
показано в табл. 3.
Несмотря на то что в числе
преобладающих факторов респондентами были названы экономические (материальное положение), по сумме материальных и
социально-духовных факторов относительная доля первых состав-
ляет всего 26,1%, соответственно
доля вторых ? 73,9% (от общей
суммы полученных ответов, взятых за 100%). Анализ соотношения
объективных и субъективных факторов показал их равную значимость. Значительно большее влияние на формирование гражданственности и патриотизма, по
мнению опрошенных, оказывают
формально-институциональные,
вторичные социальные группы.
Девушки в большей степени
отмечали ответы, связанные с
внешней защитой (политика государства, семья, защищенность
личности ? 72,2% в сумме; доля
тех же факторов у юношей ?
21,6%). Юноши предпочли ответы,
связанные с внутренними факторами (менталитет, культура страны, религиозные ценности, собственная смелость), которые в
сумме у них составили 48,6% против 11,1% у девушек.
Молодые горожане в большинстве своем согласились с тем, что
патриотизм связан, прежде всего, с идейностью и нравственностью (87,6%) и с тем, что настоящий патриот должен стремиться
к активной позиции, заботиться о
том, чтобы в стране жизнь стала
лучше (87,2%). Но, с другой стороны, при ответах на прямой вопрос о связи патриотизма с уровнем благосостояния населения
были получены прямо противоположные данные. Не согласились с
утверждением о том, что патриотизм зависит от благополучия
граждан лишь 41,6% опрошенных
горожан.
По степени влияния наиболее
значимыми и почти равными при-
215
Социология молодежи
Социология №2 2008
знаками, как показал обобщенный
анализ, стали религиозность и
уров??нь жизни. Среди тех, кто
считает себя верующим, 91,9%
респондентов уверены, в той или
иной степени, что современной
молодежи нужны качества гражданственности и патриотизма. Аналогичный вариант ответа был выбран 80,0% неверующих респондентов. Среди молодых горожан, считающих, что гражданско-патриотические качества совсем не важны для современной молодежи,
верующих респондентов почти в 5
раз меньше, чем неверующих
(3,6% против 15,0%). Влияние
уровня жизни проявляется следующим образом: считают необходимым наличие у современной молодежи гражданственно-патриотических чувств 77,7% респондентов
с низким уровнем жизни; в груп-
пе со средним и выше уровнем
жизни ? 91,4 %.
Уровень религиозности, по
данным нашего исследования,
также является наиболее значимым фактором, определяющим
самооценку уровня патриотизма
молодежи. В целом, по всему
массиву опрошенных молодых горожан, считают себя патриотами: в полной мере ? 29,8%; в некоторой степени ? 60,9%. Среди
респондентов, относящих себя к
верующим, считают, что у них
есть чувства гражданственности
и патриотизма 36,9%, что «совсем нет» ? 0,9%. В то время как
20% респондентов, не считающих себя верующими, выбрали
соответственно первый вариант,
а 10,3% ? второй. Среди неверующих респондентов почти в 3
раза больше тех, кто «реши-
216
Социология №2 2008
Социология молодежи
тельно» хотел бы эмигрировать из
России.
Таким образом, проведенное
исследование дает основание считать, что уровень религиозности
в наибольшей степени коррелирует с гражданско-патриотическими ценностями молодого поколения. Эта взаимосвязь, на наш
взгляд, связана, с одной стороны,
с большей интегрированностью верующих в отечественную историю, культуру, ментальность, а
с другой стороны, с более высоким нравственным уровнем, чувством долга, ответственности.
Исследование показало высокий уровень номинальной патриотичности городской молодежи,
«правильность» понимания понятий
«гражданин» и «патриот» на уровне теоретического знания, преобладание ностальгического типа
патриотизма. Анализ показал, что
современный патриотизм характеризуется специфическим сочетанием гордости за свою страну,
историю, культуру с формальной
преданностью своей стране и с
низким уровнем желания навсегда связать свою судьбу с судьбой
своего Отечества.
По обобщенным оценкам только около 40% молодых россиян
можно с полным правом отнести
к категории «патриот». Им в полной мере присущи гражданскопатриотические качества. Однако,
как мы видим, их доля не превышает половины молодежного населения.
«Номинальных патриотов» значительно больше ? около 80%.
Для данной категории характерно согласие с социально значимы-
ми утверждениями о патриотизме и гражданской ответственности, но при более кардинальном
выборе они отходят от патриотических позиций.
В заключение, следует отметить, что в современных условиях нет задачи важнее и сложнее,
чем задача формирования патриотизма. Необходимо учитывать,
что люди приходят к пониманию
патриотизма по-разному: один через природу или искусство родной страны, другой ? через ее
историю, третий ? через религиозную веру, а кто-то через службу в армии. Чтобы воспитывать
патриотизм у других, нужно самому быть искренним и убежденным патриотом и уметь не проповедовать любовь к Родине, а увлекательно исповедовать и доказывать ее своими делами, полными энергии и преданности. Для современной России решение проблем патриотичности населения,
особенно молодого поколения, напрямую связано со степенью и характером патриотичности отечественной политической и интеллектуальной элиты.
Ссылки
1. Трунов Д. Иррациональные
формы патриотизма // Культурные миры меняющейся России.
Пермь: ЗУЦНЦ, 2003. С. 71?73.
2. Энциклопедический словарь
Ф.А. Брокгауза и И.А. Эфрона. Т.
47. Патриотизм. С. 36?38.
3. Андреев Э.М., Кузнецова А.В.
Культура патриотизма и консолидация общества. М.: РИЦ ИСПИ
РАН, 2004. С. 37.
4. Там же. С. 40?41.
217
Социология молодежи
Социология №2 2008
© 2008 г.
В.В. Чернов
???????????? ?????????????????
? ??????????? ?????????? ????????
О
дним из направлений соци
ально значимой деятельно
сти для молодежи и ее
гражданской социализации могло
бы стать оказание помощи ветеранам, лицам, пострадавшим при
исполнении обязанностей военной
службы (служебных обязанностей), тем более что опыт подобной помощи в нашей стране уже
существовал, это известное тимуровское движение, в процессе
которого молодыми людьми оказывалась практическая помощь на
дому, осуществлялись меры моральной поддержки. В недавнем
прошлом она проводилась молодежной организацией, осуществлявшей шефство над семьями военнослужащих, инвалидами, ветеранами и людьми, оказавшимися в сложной жизненной ситуации
и не способными делать это самостоятельно.
По нашему мнению, социальная патриотическая работа как
аналог тимуровского движения ?
это совместные действия молодежи, объединенной общей целью ?
оказывать комплекс действий личностного и организованного характера, а также иных мероприятий,
направленных на оказание помощи и услуг престарелым, инвалидам, ветеранам и другим людям,
оказавшимся в сложной жизненной ситуации и не способным делать это самостоятельно.
В 2005 г. Центром исследования
проблем социальной защиты военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов и исследовательской группой Общероссийской общественной организацией инвалидов войны в Афганистане, членом которой являлся автор
статьи, было проведено комплексное изучение социальных установок и ориентаций молодежи России в контексте рассматриваемой
проблемы: повышение эффективности гражданской социализации
и патриотического воспитания
молодежи на основе социальнозначимой деятельности через оказание помощи инвалидам участникам боевых действий и членам
их семей.
218
Социология №2 2008
Социология молодежи
В ходе анкетирования молодых
людей по разным
регионам получены ответы 808 респондентов. В выборке представлены все группы молодежи по территориальному признаку в пропорции
к общей численности молодежи России. Из числа опрошенных лица
мужского пола составляют 58,5%,
лица женского пола ? 41,5%. По
возрасту распределение следующее: 13?15 лет ? 49,9%, 16?19
лет ? 50,1%. В ходе анкетирования вопросы группировались по
тематическим разделам.
Проведенное исследование показывает, что больше половины
российской молодежи (52,1%) знакомы с термином «тимуровское
движение», около четверти в той
или иной мере сталкивались с
ним, а треть молодых людей России впервые о нем узнали из анкеты.
Российская молодежь в большинстве своем убеждена в целесообразности возрождения системы привлечения молодых людей
к решению социальных проблем
ветеранов ? 45,17%, лишь треть
опрошенных не имеют четкой позиции по данному поводу и одна
четверть (24,76%) не высказались
по данной проблеме.
Общий уровень оценки российской молодежью необходимости и
целесообразности создания подобной организационной формы высокий (0,59), что говорит о понимании и осознании российской мо-
лодежью проблем социальной защищенности ветеранов и инвалидов, а также необходимости их
поддержки. Уровень осведомленности российской молодежи о тимуровском движении, которое было
распространено в нашей стране
раньше, также находится на высоком уровне (0,60), что говорит
о достаточном внимании молодежи России к проблемам оказания
социальной помощи инвалидам и
ветеранам.
Самый высокий уровень ознакомленности молодежи с понятием «тимуровское движение» наблюдается в Приволжском федеральном округе ? 60,1%, на втором месте находится Центральный
ФО (52,6%), на третьем ? Сибирский (50,6%) и четвертое место
занимает Южный ФО (49,3%).
Можно утверждать, что во
всех регионах около половины
молодых граждан как мужского,
так и женского пола знакомы с
понятием «тимуровское движение». Молодежь возрастной группы от 13 до 15 лет более осведомлены о нем, чем молодые граждане России 16?19 лет.
Можно утверждать о взаимовлиянии таких факторов, как оз-
219
Социология молодежи
Социология №2 2008
накомленность с тимуровским движением и интерес к личному участию в движении. Доля влияния
осведомленности о движении на
интерес составляет 57,8%. В ходе
проведенного регрессионного анализа была выявлена четкая зависимость: с повышением уровня
ознакомленности с тимуровским
движением на 20% интерес к личному участию в движении будет
возрастать на 3,8%.
Опрос показал, что вид социальной помощи, требующий наименьших затрат времени и сил,
получает наиболее высокий уро-
вень положительных высказываний (например: «поздравление с
праздниками»), а наименьший
уровень у вида социальной помощи «повседневный уход», связанного с наибольшим приложением
усилий. Данные свидетельствуют
о разнице между согласием с идеей создания системы социальной
поддержки и желанием лично
участвовать в подобного рода деятельности. Это может быть следствием неосведомленности моло-
дых людей о проблемах ветеранов и инвалидов, что подтверждается низким уровнем представленности среди родственников молодежи: инвалидов боевых действий ? 22,77%; участников войны в Афганистане ? 11,26%; матерей, отцов, чьи дети погибли
при исполнении воинского долга ?
5,94%; участников боевых действий в Чечне ? 11,76%.
Напрямую соотносится с поручением молодежи конкретных видов социальной помощи ветеранам
интерес к личному участию в тимуровском движении. Здесь происходит очень интересное распределение мнений
молодежи: 37,1%
с удовольствием
приняли бы участие в подобной
деятельности,
треть воздержались от ответа и
не выразили интереса к личному
участию 30,3%.
Анализируя
полученные данные, можно сказать, что в целом
по России сохраняется стабильный
уровень выше среднего (0,5) интереса к участию в движении ?
аналоге тимуровскому. Это говорит о существовании устойчивых
ценностных ориентаций и установок в отношении готовности оказывать помощь инвалидам и ветеранам.
Больше интереса к личному
участию в движении выказали
представительницы слабого пола,
молодые люди чаще проявляли
220
Социология №2 2008
Социология молодежи
неуверенность при ответе на данный вопрос, выбирая вариант «и
да, и нет».
На интерес к личному участию
в тимуровском движении влияет
такая характеристика, как понимание важности военной службы
для себя лично и для страны в
целом. Исходя из регрессионного
анализа, можно утверждать, что
с увеличением интереса к участию
в тимуровском движении понимание важности военной службы
будет возрастать. Фактор ? интерес к личному участию в движении ? в большей мере влияет
на важность военной службы для
себя лично (доля влияния 50,6%).
В отличие от влияния на важность военной службы для себя
лично, доля влияния интереса к
личному участию в движении на
понимание важности военной
службы для страны составляет
22,4%. Исходя из результатов регрессионного анализа, при увеличении интереса к движению на
20% понимание важности воинской службы для страны увеличится на 2,4%.
Таким образом, можно говорить о наличии здорового ядра в
молодежи России, готового взять
на себя ответственность за оказание социальной помощи ветеранам
и инвалидам, стать основой, базисом возрождающейся организационной формы работы с молодыми людьми.
В результате проведенного исследования можно сделать следующие содержательные выводы:
? основная часть российской
молодежи положительно ориентирована на оказание социальной
помощи ветеранам и инвалидам и
привлечение ее к этой деятельности; высокий уровень мнений по
целесообразности привлечения
молодых людей к подобному движению говорит о понимании подрастающим поколением необходимости и важности возрождения
системы социальной поддержки
ветеранов и инвалидов;
? с возрастанием доли личного участия в том или ином виде
социальной помощи ветеранам и
инвалидам количество отвечающих одобрительно уменьшается,
и наоборот, что, вероятно, является следствием неознакомленности молодежи с проблемами ветеранов и инвалидов и несоответствием подобного рода деятельности их установкам в условиях современной действительности;
? высокий уровень понимания
важности военной службы для
себя лично и для государства в
целом говорит о наличии среди
большой группы молодежи России
национальной идеи патриотизма,
позволяющей осознать необходимость и целесообразность защиты
Российской Федерации, ее конституционного строя и суверенитета,
а также поддержания состояния
безопасности;
? значительная часть молодежи России осознает необходимость
и целесообразность создания системы социальной поддержки ветеранов и готова приложить личные
усилия как для оказания конкретных видов помощи ветеранам и
инвалидам, так и для организационного объединения в рамках единой социальной патриотической
деятельности.
221
Социология молодежи
Социология №2 2008
© 2008 г.
П.Ф. Кравчук, Ю.Ю. Шкарина
????????
? ??????????????? ????????
На протяжении многих веков
культура развивалась по законам
преемственности, в пределах преемственности складывался национальный тип культуры, определяющий качества народа и личности. Преемственность культуры является закономерностью исторического развития. Она реализуется в динамической и последовательной смене поколений. Каждое
поколение имеет свои особенности: ценности и духовный облик,
жизненный опыт и отношение к
событиям эпохи, творческие достижения и сохранение традиций.
Исследованием роли поколений
в истории культуры в зарубежной
социологии и культурологии занимались такие ученые, как М. Мид,
С. Айзенштадт, М. Вебер, К. Маннгейм, К. Кенистон, А. Тойнби и
другие. На основании их работ
можно сделать выводы, что смена поколений создает непрерывность в истории культуры, способствует передаче культурного наследия и стимулирует дальнейшее
изменение. Проблемы социального взаимодействия и преемственности поколений привлекали внимание многих российских ученых
в разные периоды развития общества. Исследованием этих проблем
занимались социологи: И. Кон, И.
Ильинский, В. Лисовский, Л. Коган, В. Шубкин, А. Шендрик.
В нашей стране активно развивается новый тип социальной
связи, при которой образ жизни
старшего поколения уже не тяготеет над младшим. Формирование и распространение префигуративного типа культуры становится объективной базой разрыва
между поколениями. Молодежь
формируется в условиях другой
социокультурной среды, под влиянием иного образа жизни. Она
обрела большую самостоятельность, в том числе и в выборе
того, что она воспринимает из
прошлого, и, вместе с тем, усилилось в детерминации ее поведения влияние материальных соображений и экономических фак-
222
Социология №2 2008
Социология молодежи
торов. Ломается прежний, преимущественно традиционалистский
механизм социального наследования, а новый механизм, способный ограждать молодежь от антиобщественных влияний, настроений, поступков, еще не сформировался.
Критика и переоценка традиций
у младшего поколения, сопровождается обычно попытками изменить форму поступков и социального взаимодействия, предполагая
свою форму поступков, новый
стиль поведения. Если в прежние
эпохи центральной составляющей
социального взаимодействия между пожилыми людьми и молодежью выступала межпоколенческая
преемственность в культурных и
морально-этических нормах, образцах поведения, жизненных
проектах, то сегодня типы межпоколенческого взаимодействия
носят иной, деструктивный характер.
Как показывают результаты
социологического исследования,
проведенного нами в апреле?
июне 2006 г. среди молодежи (в
возрасте от 14 до 30 лет) и пожилых людей (женщин старше 55 лет
и мужчин старше 60 лет) города
Курска и Курской области, в ходе
которого было опрошено 780 респондентов (по 50% каждой из двух
возрастных групп респондентов),
около 80% всех опрошенных считают проблему противоречия молодежи и пожилых людей одной
из самых острых проблем современного общества. Деструктивным
следствием такого отношения к
данной проблеме становится распространение в современном об-
ществе таких форм социального
взаимодействия между пожилыми
людьми и молодежью, как: избегание (по мнению 42,7% из числа
всех опрошенных) и конфликт
(18,4%).
В сознании молодежи формируется восприятие отношений с
пожилыми людьми как проблемные, и такие же представления
складываются у людей пожилого
возраста относительно молодых
людей. По мнению 58,2% всех опрошенных, за последнее десятилетие отношения между пожилыми людьми и молодежью стали
хуже. Причиной этого большинство респондентов (58,6%) считает социально-экономические реформы, проводимые в нашей
стране.
Поколения пожилых людей и
молодежи одинаково обеспокоены
223
Социология молодежи
Социология №2 2008
неэффективностью социальной
политики государства, которая,
по мнению 50,3% из числа всех
опрошенных, не направлена ни на
одно из поколений. Негативная
оценка действия властей и общества также преобладает во взглядах респондентов относительно
актуальной (для 80% пожилых
людей и молодежи) проблемы взаимоотношений между поколениями. 94,7% всех респондентов считают, что государство и общество
не уделяет или недостаточно уделяет внимание проблеме противоречия между молодежью и пожилыми людьми и межпоколенческим отношениям в целом.
Как показывают данные исследования, большинству пожилых
людей (57%) импонирует молодежь
времен Советского Союза. Современную молодежь, по мнению
пожилых респондентов, наиболее
сильно отличают от их сверстни-
ков советской эпохи такие качества, как: отсутствие патриотизма (65,6%), жестокость и агрессивность (56,2%), невоспитанность
(56%), расчетливость (30,3%), пассивность, иждивенческая позиция
(30,2%) и равнодушие (23,8%). В то
же время современная российская
молодежь по сравнению с советской ? более «свободная и самостоятельная» (19,5%), «образованная» (15,6%), «целеустремленная»
(13,7%) и «ответственная» (11,6%).
Если говорить о сегодняшнем
дне, то большинство пожилых
людей (70%) предпочло бы возрождение у молодежи идеалов
советского периода нашей истории, а не формирование новых
идеалов. Свой выбор пожилые
люди объясняют тем, что современная молодежь живет в иных,
более жестких условиях, у них
больше проблем с получением образования, трудоустройством, об-
224
Социология №2 2008
Социология молодежи
ретением материальной независимости.
Одна из причин неприятия предыдущего социокультурного опыта молодежью и затруднения формирования конструктивной культуры социального взаимодействия
молодого поколения с поколением
пожилых людей, лежит в самой
молодежи: в свойственной ей противоречивости. Компенсаторным
фактором, который может повлиять на решение этой проблемы,
является взаимный процесс воспитания: не только старшими поколениями младших, но и младшими старших.
Согласно результатам нашего
исследования молодежь считает,
что типичными качествами пожилых людей являются: патриотичность (77,7%), духовность (76,5%),
чувство долга (67,2%), способность
к самопожертвованию (59,7%), образованность (43,1%) и вера в будущее (33,7%). При этом необходимо отметить, что результаты
опроса пожилых граждан относительно черт, присущих их сверстникам, полностью совпали с
мнением молодых респондентов.
Это свидетельствует о том, что
молодежь, несмотря на приписываемые ей негативные черты,
склонна объективно оценивать не
только своих ровесников, но и
пожилых людей, особое внимание
обращая на их положительные
черты и качества.
Вместе с тем, усилился уровень
конкурентности между различными возрастными группами. В частности, это остро проявилось на
рынке труда, где требования к
рабочей силе четко коррелируют
с возрастными характеристиками.
Технический прогресс не учитывает старшинства: бурный прогресс науки и техники, когда качественные перевороты происходят в сроки, более короткие, чем
жизнь одного поколения, ускорение темпов социализации на первый план выдвигает такие качества личности, как восприимчивость к новому, энергичность, способность к творческим решениям,
физическая выносливость, что
более свойственно молодым людям. Пожилым людям трудно успевать за радикальными и быстрыми преобразованиями в области технологии производства.
В советское время пожилые
люди владели комплексом знаний
и технологий, культурой, накопленным опытом, и младшие осваивали это, не сомневаясь в его
важности и полезности. Молодежь
перенимала опыт прародителей,
понимая, что прошлое гарантирует будущее, и «внимательно
вглядывалась в зеркало предков,
пытаясь предугадать свой жизненный