close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

История и самосознание. Проекты dvv international на исторические темы. Под ред. Маттиаса Клингенберга (2010)

код для вставкиСкачать
История и самосознание
Проекты dvv international на исторические темы
Под редакцией Маттиаса Клингенберга
Институт по международному сотрудничеству
Немецкой Ассоциации Народных Университетов
dvv international
Международные перспективы образования взрослых
Отчеты, исследования и материалы, опубликованные в данной серии, предназначены для содействия дальнейшему развитию теоретических и практических аспектов
деятельности народных университетов во взаимосвязи с международными перспективами образования взрослых – и наоборот. Мы надеемся, что путем предоставления
доступа к информации и канала для коммуникации данная серия публикаций будет
способствовать повышению уровня знаний, более глубокому пониманию образования
взрослых и улучшению сотрудничества в этой сфере на международном уровне.
Опубликовано:
Institut fur Internationale Zusammenarbeit
des Deutschen Volkshochschul-Verband (dvv international)
Редактор: Маттиас Клингенберг
Ассистент редактора: Гизела Вашек
Ассистент редактора (русская версия): Ирина Разилова
Производство: in puncto druck + medien gmbh, Бонн
Мнения, выраженные в материалах, опубликованных под именами отдельных авторов, не обязательно отражают точки зрения издателя и редакторов. Данная публикация или ее фрагменты могут быть воспроизведены с надлежащим указанием источника информации. Издатель просит предоставить ему копии при любом подобном
воспроизведении.
Библиографическая информация опубликована Die Deutsche Bibliothek.
Die Deutsche Bibliothek указывает данную публикацию в Deutsche Nationalbibliografie;
подробные библиографические данные доступны в сети Интернет по адресу
<http://dnb.ddb.de>
ISBN 978-3-942755-00-9 (для английской версии издания)
© 2010 dvv international
dvv international
Obere Wilhelmstraße 32 • 53225 Bonn
Federal Republic of Germany
Тел.: +49/228-97569-0 • Факс: +49/228-97569-55
info@dvv international.de • www.dvv international.de
Данная публикация профинансирована Федеральным
министерством экономического сотрудничества и развития Германии (BMZ).
Содержание
Маттиас Клингенберг
Введение ............................................................................... 5
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
Ваня Иванова / Виолета Стойчева
Образование взрослых и интерактивное преподавание
истории на Балканах................................................................ 9
Космин Будеанка
Антикоммунистическое сопротивление в Румынии и
методы устной истории............................................................ 27
Вася Ровсник
Сребреница – повседневная жизнь после геноцида.................... 33
Воспоминания как вклад в примирение II:
Армяно-Турецкий проект
Назарет Назаретян
Армяно-Турецкое примирение посредством образования
взрослых и переосмысления истории. Опыт,
приобретенный на практике..................................................... 49
Центральная Азия: история и самосознание
(сплочение нации)
Комил Каланов
Социокультурный альманах Узбекистана..................................
63
Алишер Сабиров
«Oral history» - от проектов dvv international к
узбекистанской практике......................................................... 69
Михаил Рожанский
«Устная история» - философия памяти.....................................
77
Коммуна Хамидова
Судьба кокандского интеллигента............................................
87
Луиза Махмудова
История и самосознание в Узбекистане...................................... 93
Ирина Шакирова
Там, где чисто, светло.............................................................
99
Аскарходжи Обидов
Когда человека настигает горе................................................. 111
Биографическое обучение
Ольга Агапова / Татьяна Кононыгина
Биографическая образовательная работа со старшими
поколениями в России.............................................................
119
История и травма
Петер Юнге-Вентруп
Историческая мастерская в Минске............................................ 129
Марина Бачило
Общаться, учиться, вспоминать................................................ 139
Астрид Зам
Чернобыльская катастрофа в контексте
европейской культуры памяти................................................... 145
Грузия: Сталинизм
Лика Кацитадзе
Осмысление советской истории Грузии...................................... 165
Список авторов............................................................................ 171
Фотографии были предоставлены авторами,
если не указано иное.
Обложка: dvv international Ташкент
Предисловие
Маттиас Клингенберг
Предисловие
История и самосознание
Так называется проект. Это название можно легко понять
и объяснить с точки зрения историографии, этнологии или
политологии – но позвольте мне объяснить, что это название
значит для меня в моем личном понимании.
Мой дедушка умер в 1993 г., в год, когда я сдал выпускные
экзамены в школе. Мы пили, танцевали и гуляли с одноклассниками, и у всех нас тогда было настроение повеселиться.
Это случилось майским днем. Светило солнышко, и для этого
времени года было необычайно жарко – в тот вечер, когда
он умер. У меня ушло некоторое время на то, чтобы осознать его смерть
– но потом я понял, каким будет наследие этого ушедшего человека для
меня. До его смерти, скажем, последние лет десять, он все больше и больше рассказывал мне о своем прошлом – в основном, о войне. Он делал это
не без принуждения – я заставлял его все глубже погружаться в хранилище
его воспоминаний.
В то время мне был 21 год, и я несколько раз изучил всю историю войны,
холокост и вину немцев в них в школе и во всех молодежных движениях, в
которых я участвовал. Но один вопрос я никак не мог выбросить из головы:
«Что мой дед делал во время этой войны»?
Этот же вопрос первое послевоенное поколение в Германии задавало
своим родителям. Подобные расспросы часто происходили в 1960-е годы, и
мы все знаем, что в результате они привели к культурной революции 1968
г. на западе.
Мой дед и 25 лет спустя по-прежнему сомневался и не хотел рассказывать все эти печальные и жестокие истории своему молодому внуку. Однако я спрашивал его снова и снова, и не отпускал его без ответа. Тогда он
начал рассказывать – осторожно, главным образом, военные анекдоты и
смешные истории о своих товарищах. Затем, через какое-то время, он заговорил о сражениях, окопах, оружии, стрельбе и убийствах. Первая реальная история, о которой я вспоминаю сейчас, когда пишу эти строки, была о
дезертире, прострелившем себе руку через буханку хлеба, чтобы попасть
в госпиталь и уйти с фронта. Его поймали, потому что обнаружили хлебные
крошки в ране, и затем он был расстрелян исполнителем. Участвовал ли
мой дед лично в этом расстреле? Я не помню. Были и другие ужасные истории – также об СС и убийствах на обратном пути из России.
В тот раз, спустя почти 50 лет, он впервые заговорил об этих тяжелых
Предисловие
воспоминаниях, и я почувствовал, что для него это было подобно избавлению от травмы.
С другой стороны, этот разговор о прошлом открыл мне деда с почти незнакомой до того времени стороны и в значительной степени изменил мое
представление о нем. Узнав эту «живую» историю, я лучше понял привычки, поведение и взгляды моего деда и его поколения. И она оказала большое влияние на мое самосознание. В результате я начал изучать историю.
Я чувствовал и продолжаю ощущать тесную связь с этой семейной историей
и, как следствие, с историей этих людей.
В настоящее время мне кажется, что я знаю свои корни и понимаю особую ответственность за это наследие. И я намеренно не говорю о вине
– я не смог бы чувствовать себя виноватым за то, что произошло до моего
рождения.
Вы сейчас можете сказать: «Это интересно, но как эта очень личная и
эмоциональная история из жизни связана с данной публикацией и представленными в ней проектами?»
Я считаю, что они тесно связаны! Мы все можем на когнитивном уровне
хорошо понимать и разделять абстрактные взгляды, концепции и воззрения, но если мы добавим к этому что-то личное от себя, то сможем лучше
проникнуть в суть вопроса. Я хочу сказать, что проекты, упомянутые в публикации, не только пытаются оказать поддержку примирению (например,
в случае Армении и Турции, о чем вы можете прочесть на стр. 48) или
успешному сплочению нации (например, проекты в Узбекистане, стр. 61)
на уровне обучения или преподавания, но и делают это посредством эмпатии – что добавляет всему подходу к образованию личное и конкретное
чувство собственности участников. Все проекты нашей исторической сети
dvv задают эти же самые три кардинальных вопроса – в разных условиях и
формулировках: «Кто я?», «Откуда я?» и «Куда я направляюсь?». Ответы
на эти вопросы влияют не только на личную жизнь тех, кто задается ими,
но и на общество и политические системы, в которых они живут.
Надеюсь, читателю понравится книга, и он захочет задать себе эти вопросы. Возможно, представленный здесь успешный опыт работы поможет
начать новые проекты в этой сфере!
Маттиас Клингенберг
Бонн, 6 мая 2010 г.
Воспоминания как вклад
в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы
(ЮВЕ)
Образование взрослых и интерактивное
преподавание истории на Балканах
Ваня Иванова и Виолета Стойчева
Образование взрослых и
интерактивное преподавание
истории на Балканах
Введение: Исторический проект в
Юго-Восточной Европе
История и преподавание истории играют важную роль в
развитии личного, национального и европейского самосознания. Они являются ключевыми аспектами для примирения и укрепления демократии в странах Юго-Восточной
Европы (ЮВЕ). Следовательно, работа в этой сфере может
помочь обеспечить долгосрочную стабильность в этом регионе. Тем не менее, в ходе прошлых и текущих этнических,
культурных и национальных конфликтов правительства используют преподавание истории в качестве инструмента для
пропаганды национализма и разжигания розни.
Исторический проект осуществляется Институтом по международному сотрудничеству Немецкой ассоциации народных университетов (dvv international). Целью проекта является рассмотрение вопросов использования недавнего
прошлого региона и злоупотребления им путем реализации
многосторонних инициатив в сфере исторического образования, способствующих взаимопониманию, а также распространению навыков и ценностей для развития гражданского
общества в регионе.
Предшественником исторического проекта является семинар под названием «Помнить во имя будущего», проведенный в октябре
2002 г. в Германии. Он был проведен dvv international при поддержке двух
министерств Германии (Министерства экономического сотрудничества и
развития и Министерства иностранных дел). На данном семинаре 15 молодых людей из шести стран Юго-Восточной Европы были обучены методам
рассмотрения травмирующих событий недавнего прошлого. Текущий исторический проект является непосредственным результатом семинара «Помнить во имя будущего», впоследствии разработанным некоторыми участниками его предшественника. Таким образом, один из принципов проектов
dvv international – акцент на образовательных мероприятиях для группы
мультипликаторов – уже был соблюден.
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
В ходе первого регионального семинара в сентябре 2004 г. в г. Мостар,
Босния и Герцеговина, обсуждалось событие, посвященное открытию моста Мостар, разрушенного в 1993 г., как символу мирного сотрудничества.
Часть программы была посвящена обсуждению примирения: «Памятные
места и встречи для диалога» с помощью метода «Разговорное кафе». Некоторые ответы на один из вопросов «Как мы можем способствовать примирению в ЮВЕ?» заинтересовали и вдохновили основную команду проекта на проведение мероприятий в последующие пять лет. Ответы были
следующими: обучающие семинары; посещение друг друга; не забывать о
последствиях прошлого; лоббирование среди лиц, принимающих решения;
написание книг о схожих характеристиках в регионе; введение истории
стран ЮВЕ в школьную программу; создание общей «Народной команды»;
влияние музыки и танцев; обмен рецептами / совместное приготовление
пищи; нахождение возможностей работать совместно; содействие распространению нейтрального отношения и соблюдение дистанции от истории;
ТВ и радио ЮВЕ; обмен программами в пределах ЮВЕ; выставка, представляющая страны / фотографии Балканских стран; приход ЮВЕ в мою
страну; принести примирение людям из небольших сельских районов – осведомленность; найти сообщения, чтобы «промыть мозг» людям словами
о примирении; межкультурные и межрелигиозные браки; спортивная лига
ЮВЕ и т.д.
Результаты и размышления представлены в точности такими, какие они
есть. Они говорят сами за себя. Помимо этого, в ходе большинства формальных и неформальных бесед в первую очередь всегда поднимался вопрос о том, насколько уязвимы преподаватели, когда их ученики/студенты
задают им прямые вопросы о том, что произошло в недавнем прошлом в
регионе. Озадаченные тем, как отвечать тактично, преподаватели истории открыто рассказали о своих потребностях в инструментах, методах и
подходах: как вести себя в таких деликатных и сложных ситуациях. Таким образом, обучение интерактивным методам преподавания стало одним
из основных полей деятельности исторического проекта dvv international в
регионе, в конечном итоге доказавшего, что образование взрослых – это
мощный инструмент для повышения качества работы и жизни участвующих
в нем лиц.
Все мероприятия проекта направлены на повышения качества преподавания истории посредством различных интерактивных методов и форматов.
В настоящей статье мы бы хотели рассмотреть некоторые аспекты теории,
подходы и деятельность, которые мы реализовали и проверили на практике
за эти пять лет.
Для получения более подробной информации о всем разговорном кафе см. Ivanova, V. /
Kien- Peng Lim (ed.). (2004). History Project 2004 «Remember for the Future». Teaching Methods,
Ways of Interaction and Reconciliation in South Eastern Europe. IIZ/DVV – Regional office Sofia.
http://www.historyproject.dvv international.org/
10
Образование взрослых и интерактивное
преподавание истории на Балканах
Теоретическая основа: преподавание истории в
Юго-Восточной Европе
В качестве школьного предмета у истории есть широкий спектр возможностей формирования концепций и взглядов молодых людей. В большей
степени история формирует их самосознание и позицию в мире. История
играет даже более значительную роль в условиях динамичной взаимосвязи, экономических и социальных факторов в глобализованном мире.
Изменения, касающиеся преподавания истории в школе, тесно
связаны с новыми взглядами, суть
которых заключается в подготовке человека к активному участию
в жизни гражданского общества.
Ожидаемые результаты не слишком
связаны с объемом приобретенных знаний, но зависят от качества научных знаний, их глубины и
значимого содержания. Школьная
программа определяет новые цели
преподавания истории в направлении формирования целостной
картины мира, понимания изменения как основной характеристики
прошлых и современных эпох и
Изучение различных мест на Балканах и
понимания и изучения определен- приятное времяпрепровождение
ных моделей деятельности. Таким
образом, необходимо подчеркнуть,
что способ, при помощи которого внимание молодых людей обращается на
культурные ценности, является крайне важным для их отношения к миру,
а также для отношения мира к ним. П. Бурдье пишет: «Ребенок получает
от образовательной среды не только культуру (объективно), но также и
определенное отношение к этой культуре, которое является следствием
того, каким образом оно было приобретено». На практике, образование
личности становится точкой соединения, фактором, играющим важную
роль в узнавании культур и коммуникации между ними и одобрении различий во имя общего блага в современном многокультурном мире.
«Государственные требования к школьной программе по истории и цивилизациям» – Стейт
ньюспейпер, выпуск 48, 13. 06. 2000, 44.
Bourdieu, P. The School as a Conservative Force: Scholastic and Cultural Inequalities. - In J.
Eggleston (Ed.) Contemporary Research in the Sociology of Education. London, Methuen, 1974, с.
32-46
11
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
Наследие
Традиционный подход, применяемый при преподавании истории в школе, можно охарактеризовать как монокультурный, этноцентрический и элитарный. Акцент делается на термине «этноцентризм», так как в течение
длительного периода времени этноцентризм определял философию исторического повествования. История преподносилась с позиции восприятия
собственной культуры как доминантной в отношении остальных культур.
Применение этноцентрического подхода в истории основано на предположении, что национальная история совпадает с историей крупнейшей национальной группы страны, а также с доминирующим языком и культурной
группой. Подобный способ воссоздания прошлого предполагает создание и
развитие национального государства, что в Европе относится к 18-19 вв.
Кроме того, в более широком смысле, этноцентризм определяет существующие стереотипы по отношению к близким и не столь близким соседям, так
называемое понятие «другого». В отношении наших балканских соседей,
историческая память связана со стремлением к независимому существованию и утверждению через триаду нация=территория=государство.
При этой отправной точке, школьная программа основана на широком
и подробном представлении в хронологическом порядке национальной
(или европейской) истории, а в историческом повествовании внимание
уделяется, главным образом, событиям и участникам политической жизни.
Преобладание политической и конституциональной истории в учебниках
по истории определяет существование авторского текста в большей степени, чем других нетекстовых компонентов. Эти характеристики могут быть
подвергнуты сомнению, так как они состоят из положительных элементов,
связанных с систематизацией накопленных исторических знаний. Вот почему необходимо обращать внимание на это условие; учащимся, в основном,
предоставляются результаты чьего-либо понимания – автора учебника, художника, аналитика и т.д., но интерпретация представляется в качестве
обезличенной информации, которую нельзя поставить под сомнение. На
практике монокультура учебника по истории дополняет этноцентризм, так
как подобным образом логика национального повествования выстроена в
виде героического эпоса. При данных условиях, механическое преподавание заготовленных фактов со стороны преподавателя и их повторение учениками определяет предпосылки для старых мифов; тех, что создают стереотипы в отношении «других», тех, кто от нас отличается. Таким образом,
история в современном обществе продолжает подтверждать стереотипы,
вешая ярлык «плохих» на соседние страны, и, следовательно, на Балканах
история продолжает нас разделять.
Stradling, R. The multuperspective approach in history teaching. Council of Europe. 10; см. также:
Stefanov, Sv., Robev, N. The Doomed Peninsula: Confronting National Stereotypes in the Balkans
from the Enlightenment until the World War II – http://socsci.flinders.edu.au/scanlink/nornotes/
vol5/articles/stefanov.html.
Stoycheva, V. Ethno-demographic and territory identification of the Bulgarian community in the
History textbooks (1878-1944). – О б р а з о в а н и е, 2001, №6, pp.62-71. (на болгарском языке)
12
Образование взрослых и интерактивное
преподавание истории на Балканах
Проблема
Динамика современного мира ставит под сомнение способность исторического образования находить инновационные и эффективные стратегии
преподавания материала о прошлом. Несмотря на то, что на Балканах, как
и в других странах Европы, учебная программа, главным образом, ориентирована на знания , существуют необходимость и намерение проводить
непрерывные реформы образования в посттоталитарных обществах, целью
которых являются личностно-ориентированные занятия. В ходе данного
обучения предпринимаются попытки лучше понять прошлое, и оно превращает историческое образование в динамично организованный процесс рационального изучения прошлого на основе различных источников и точек
зрения. Это предоставляет учащимся возможность выйти за рамки своего
личного диапазона ценностей, а также понять ценности «других».
Методическая основа задач современного исторического повествования
предоставляет следующие основные элементы новых школьных программ
обучения истории в Балканских странах:
– Сбалансированное представление политической истории путем разработки новых тематических учебных программ, связанных с активной и
творческой ролью людей в их образе жизни, труде, повседневной жизни, сосуществовании с другими этническими и религиозными сообществами и т.д.;
– Создание документальной базы для изучения прошлого и изменение
различных отношений и интерпретаций истории на основе множества
взглядов (мультиперспективности) и мультикультурализма (культурного разнообразия);
– Развитие у студентов навыков критического мышления и компетентный подход к обучению;
– Развитие отношения и ценностей в качестве поведенческих норм;
– Практическое применение приобретенных знаний.
Таким образом, преподаватели в Балканских странах «становятся вовлеченными» в «новое прочтение» прошлого, начиная с событий 1989–1990
годов. Для того чтобы найти ответы, преподавателям необходимо посмотреть в нескольких направлениях. С одной стороны, соответствующие документы можно найти в новой школьной документации. В соответствии с
общей ситуацией в Европе, новые программы обучения истории делают
Van der Leeuw, Roord, J. Introduction. In: Changes and Continuity in Everyday Life In Albania,
Bulgaria and Macedonia 1945–2000. Teacher Resource Book, EUROCLIO, Skopje 2003, p. 3; См.
также Pingel, F. The European Home – Representation of 20th century Europe in history textbooks.
Council of Europe, September 2000, p. 199; Лоу-Беер, Э. Совет Европы и История в школе.
Страсбург, 1997; Leclerc, Jean-Michel. Отчет о семинаре «The teaching of national history in
secondary schools in South East Europe», Sarajevo, Bosnia and Herzegovina, 13-15 June 2002.
Damjanova, A. Constructivism – The new educational paradigm. Bulgarian language and literature
(веб-версия), 2005, No. 5; См. также Constructivist Learning Design: http://www.prainbow.com/
cld/cldp.html
13
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
акцент на культурной сути научных знаний, отдавая приоритет личным
измерениям исторического содержания.
Следующим шагом является изменение направления в сторону дидактической значимости – от истории на основе фактов к дискурсивной истории.
Подобное понимание истории
подчеркивает не количество
изученных фактов, а их анализ, который приводит к компетентности и формированию
навыков.
Необходимость в
компетенциях, связанных с
пониманием значения исторической информации в различных текстах из прошлого и построение значений в
ходе выработки или передачи информации, приводит к
активному обучению. Таким
образом, учащиеся изучают
стратегии, связанные с поиском ими объяснений. Вместо
того, чтобы соглашаться с
определенной точкой зрения,
Знакомство друг с другом
учащиеся формируют свое
личное мнение в процессе
изучения множества различных фактов, объяснений и мнений, связанных с интерпретацией прошлого.
Эта новая методика основана на подходе с «мультиперспективностью»,
«мультикультурализмом» и «множеством мнений» британского ученого Р.
Стрэдлинга. При возрастающей популярности «нового подхода к истории»
термин «мультиперспективность» начал широко употребляться в Европе в
начале 1990-х годов.
Критический взгляд на прошлое путем одновременного представления
различных точек зрения К. Петер Фришке называет процессом, «стратегией интерпретации», в рамках которой также представляется другое мнение
или мнения, помимо точки зрения автора. Основные характеристики данной стратегии связаны не только со способом интерпретации исторических
фактов, но также и с необходимостью взглянуть на них под различными углами, и в то же время применяются основные правила истории как науки,
а мы помним о наших собственных предрассудках и предубеждениях.
Stradling, R., Teaching 20th-century European history. Council of Europe Publishing, F-67075,
Strasburg Cedex, 2001.
Fritzsche, K. Peter, Unable to be tolerant? - In Farnen, R. et a. (2001), Tolerance in Transition,
Oldenbourg. In: Stradling, R., The Multiperspective approach…
14
Образование взрослых и интерактивное
преподавание истории на Балканах
Все эти новые подходы к преподаванию истории были включены в качестве основных концепций при разработке интерактивных тренингов для
преподавателей в рамках исторического проекта, и были рассмотрены такие темы как: Меньшинства и большинство на Балканах – пути взаимодействия; Повседневная жизнь до и после падения коммунизма; Балканы – между стигматизацией и европейской интеграцией; Размышления и
рассмотрение новейшей истории в памятных местах; ИКТ в преподавании
истории; Портрет соседа и т.д. 10
Новая методика Применение мультиперспективного подхода к процессу преподавания
истории связано с:
• способами представления истории в учебниках;
• отбором источников;
• методами, применяемыми для интерпретации источников.11
В обзоре существующих учебников истории и программ обучения истории
в Албании, Болгарии, Македонии, Румынии, Сербии и Словении рассматривается наличие прошлого в виде многослойного процесса. Результаты
показывают, что в новых учебниках истории мультиперспективное повествование расширяется в нескольких направлениях. Точки зрения «невидимых» и социальных групп (женщин, детей, рабочих и иммигрантов, и даже
лингвистических, этнических и религиозных меньшинств), которые обычно
«игнорировались» официальной политической историей, представлены в
большей степени. Линейный процесс хронологического повествования обогащается рядом событий, произошедших «тем временем…» ,12 иными событиями «других важных личностей». Таким образом, представление событий
становится намного более сложным и богатым, основанным на взаимосвязанных историях, выражающих изменение через точки зрения различных
участников.
Посредством подобных источников в учебнике по истории авторы стремятся «визуализировать» расстояние во времени, и предлагаемые вопросы
и задания позволяют обсудить различные точки зрения. При таких условиях открывается возможность поразмышлять с позиции учащихся о своих
личных ценностях, точках зрения и примененных инструментах преподавания. Более широкое13 понимание термина «документ» позволяет принять различные виды источников, обладающих равной значимостью для
10 Для получения более подробной информации обо всех тренингах см. http://www.historyproject.
dvv international.org/
11 См.: Kusheva, R., Multiperspectivity, choosing sources and how to work with them. – Dialogue in
History, issue 7, 16-31 (in Bulgarian).
12 Stradling, R., The Multiperspective approach…
13 Kusheva, R., Methodology of history teaching. Paradigma. Sofia, 2000, p. 138 (на болгарском языке).
15
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
изучаемого периода времени. С другой стороны, это означает, что помимо навыков анализа письменных источников, учащиеся изучают методы
декодирования других документов – фотографий, звуков, цветов, шумов,
запахов и т.д.14
Последнее, но не менее важное: мультиперспективный подход связан с
расширением набора методов, применяемых в школе на уроках истории.
Это проявляется, когда выявляются и исследуются различные мнения об
изучаемых событиях, а также когда анализируются культурная среда и отношения, иллюстрирующие точку зрения автора. Разнообразие школьных
материалов, расширение диапазона источников и отрицание моноидеологии предоставляют подходы для педагогики на основе диалога, которая
существенным образом меняет уроки истории.
Использование эмпатии в качестве стратегии и подхода для более глубокого понимания предполагает стремление воссоздать опыт и чувства людей, живших в изучаемый период времени, что обеспечивает позиционирование во времени и отказ от современных мнений и взглядов. Это связано
с желанием поставить себя на место других и увидеть мир их глазами – отнестись с сочувствием.
Формирование отношения к мультиперспективной исторической реальности является условием не только для отношения к «другим», но также
и для получения адекватного объяснения своим собственным комплексам.
Подобные компетенции нельзя приобрести автоматически. Для этого необходимо выстроить соответствующие педагогические ситуации, взаимодействие и толерантный диалог между учащимися в процессе обучения.
Сложность преобразования современного преподавания истории в «процесс» предполагает обучение молодых людей критическому сопоставлению
и противопоставлению разных источников. В ходе «диалога» между различными «следами» прошлого, например, официальными архивными документами (сохраняющими память государственной системы), и, с другой
стороны, устными источниками, «кодирующими» память человека, которые
часто характеризуются субъективностью и противоречиями, учащиеся посвоему постигают идеи, столкновение новых и старых мифов, навязанных
им оценками недавнего и далекого прошлого.
Подобное размышление о наших собственных стереотипах является условием для появления граждан-«аналитиков», критически относящихся к
манипуляциям историей. Таким образом, преподавание истории может поддержать развитие навыков социальной коммуникации молодых людей в их
позиции граждан своих стран, что означает более широкое понимание национального самосознания – в отношении принадлежности к гражданскому
обществу страны.
14 Clairaut, Jean-Louis, Interdisciplinary reading of the landscape. – In: Interdisciplinary reading of the
landscape. Faber, V. Tarnovo, 2007, 9-23 (на болгарском языке).
16
Образование взрослых и интерактивное
преподавание истории на Балканах
Устная история как ресурс современного
образования
В рамках развития реформ системы образования и «нового прочтения»
прошлого в Балканских странах, метод устной истории стал актуальным
и всеобъемлющим методом, предоставляющим преподавателям возможность гибко выполнять новые школьные планы и находить успешные и
конкретные решения для активного процесса обучения. Исторический
проект dvv international с 2005 г. направляет свои усилия на разработку
тренингов и обучение преподавателей-тренеров по устной истории во всех
странах Балкан. Помимо обучения преподавателей и педагогов региона
на семинарах, группа специалистов проекта разработала Руководство для
преподавателей устной истории – «Удовольствие от преподавания». Это
руководство 15 было создано группой
преподавателей истории из Балканских стран и предназначается для повышения осведомленности преподавателей о повседневной жизни людей с
помощью свидетельств очевидцев. Для
того чтобы мы могли узнать о жизни
наших родителей, бабушек и дедушек
и тем самым больше узнать о нас самих
и «других», это руководство адаптирует деликатный подход и концентрируется на недавнем прошлом. Подобный
вид инструмента для преподавателей
уникален не только по причине процесса совместной работы, но также и
благодаря готовым апробированным
урокам, посредством которых у нас Исследовательский проект по устной
имеется общая модель преподавания истории
нашей новейшей истории позитивным
и толерантным способом на основе принципов мультиперспективности и
мультикультурализма.
Например, возможности использования устной истории и устных свидетельств в школах в Болгарии ограничиваются государственными постановлениями в сфере образования, включенными в школьную программу.
Количество документов и ожидаемые навыки, которые должны приобрести
учащиеся в результате их интерпретации, указаны в разделе «Источники
15 Руководство для преподавателей можно бесплатно скачать с веб-сайта проекта: http://www.
historyproject.dvv international.org/. Помимо этого руководства, там представлены еще несколько публикаций с аналогичным практическим подходом, предназначенных для педагогов
и преподавателей, работающих со взрослыми - 2004: Помнить во имя будущего и передвижная
ярмарка; 2008: Балканские истории – эффективные методы преподавания истории в Юго-Восточной Европе и Портрет соседа (DVD).
17
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
истории».16 Одним из методических оснований для использования устной
истории в процессе преподавания является интерпретация документов,
которые рассматриваются как «совокупность всех следов человеческой
деятельности, способствующая изучению Истории» . Более широкое понимание термина «документ/источник», содержащееся в школьной документации, предоставляет возможности для:
● Включения устных свидетельств в школьные учебники в качестве источников официальной информации о событии или историческом процессе;
● Дополнительного представления учителем устных свидетельств в качестве различных альтернативных точек зрения на события или историческую личность;
● Проведения учащимися исследований и обсуждения о деликатных и
противоречивых вопросах или событиях недавнего и далекого прошлого.
Использование устных свидетельств в качестве одного из источников для
изучения прошлого позволяет учителям организовать сложный процесс
преподавании/обучения на основе мультивосприимчивости, сочетая развитие исторического сознания и национального самосознания с совершенствованием навыков критического мышления. Преподаватели истории могут
применять устную историю на всех уровнях образования, от колледжей до
аспирантуры, а также в рамках образовательных программ сообществ.
Для применения метода устной истории в классе ученики должны обладать:
● Техническими знаниями, чтобы связать устные свидетельства с реальным историческим контекстом;
● Навыками определения достоверности источника и знанием основных
процессов, связанных с понятием источника;
● Критическим мышлением и навыками интерпретации;
● Способностью понимать суть исторической информации и ее письменной структуры посредством ключевых слов или примечаний и различных
планов и навыков для составления школьных исторических текстов на основе собранных свидетельств;
● Возможностями для синхронизации и асинхронизации хронологических
различий и региональных особенностей в историческом и культурном развитии различных обществ; возможностями для синтеза знаний и методов в
истории, литературе, философии и других изучаемых предметах.
Использование устной истории в начальном школьном историческом образовании с 5-го по 8-й классы основано на понимании знаний о
мире. В большинстве Балканских стран, где систематический курс истории
начинается с аутентичного прошлого (Сербия, Македония, Словения), основная идея, на которой основывается знание, заключается в предостав16 Kusheva, R.: Methodology of Teaching History. Sofia 2000, с. 138
18
Образование взрослых и интерактивное
преподавание истории на Балканах
лении понятий о далекой эпохе посредством использования современного
социального опыта из повседневной жизни детей. Когда ученики способны
представлять исторические события в хронологическом порядке, они также
могут выстроить понятия времени и пространства. Возможность использовать метод устной истории в рамках обязательной подготовки появляется,
когда ученики изучают темы, связанные с историей культуры или повседневной жизни. Учителя могут давать ученикам интересные задания, посвященные памятникам национального и всемирного культурного наследия,
расположенным на территории страны или сохраненным в виде музейных
экспозиций. Правительства различных Балканских стран старались сохранить здания или целые улицы в старых частях больших или маленьких городов, обладающих исторической атмосферой, и вобравших в себя ритмы
и психологию живших там людей. Подобные «музеи под открытым небом»
предоставляют учителям возможность организовать открытые уроки, наряду с известными занятиями в обычных музеях. Помимо этого, культурное
наследие дает ученикам возможность выполнять различные творческие
задания, связанные со сбором устных свидетельств путем проведения интервью с родителями или знакомыми. Учитель истории Доника Ксемайли из
Приштины, Косово, применила этот метод на своих уроках истории.
В числе других ресурсов устной истории могут быть традиционные песни
и легенды, которые добавляют и предоставляют больше смысла и содержания для более глубокого понимания прошлого. Эти ресурсы включены в
учебник, и учитель может разработать различные дидактические ситуации
для того, чтобы побудить учеников активно участвовать в процессе обучения в качестве исследователей. Фольклор цыган необходимо намеренно
использовать не только для интеграции детей в процесс обучения, но также
и в качестве инструмента для приобретения знаний, чтобы узнать больше о
цыганской культуре в школе.
Задание, посвященное повседневной жизни и культуре народов Балкан,
их участию в четком историческом представлении событий, в качестве источника для систематического обучения также можно интерпретировать
как связь между коллективной и исторической памятью. Устная история
позволяет ученикам понять такие визуальные знаки как эмблемы, костюмы, ювелирные изделия, обычаи и церемонии, а также традиционные порядки социальной организации, так что память одного исторического события становится значимой для учеников как историческое свидетельство
жизни в прошлом и ее контактов с «другими», имевших иное значение.
Преподаватели могут давать ученикам дополнительные задания, помимо
тех, что представлены в школьной программе, и поощрять их больше узнавать о своей стране.
Коллекции личных воспоминаний и автобиографические рассказы также
являются ценными источниками для учеников начальных школ. Например,
в процессе преподавания новой истории Болгарии в шестом классе учитель
может дать ученикам задание собрать различные истории о кооперативных
хозяйствах, миграции людей, строительстве новых домов, первом телеви-
19
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
зоре в доме, вечерних мероприятиях или участии в молодежных бригадах.
Во всех этих воспоминаниях участвуют родственники и родители, соседи
и другие люди, и, в то же время, они мотивируют учеников, проживающих
в различных местах, и, возможно, считающих традиционный способ преподавания истории скучным и трудным для изучения и понимания. Навыки, необходимые ученикам 5-8 классов начальной школы, для того, чтобы
применять метод устной истории, главным образом, связаны со способами
сбора информации, такими как разговор, исследование, генеалогическое
дерево и интервью.17 Вследствие того, что для развития специальных исторических навыков необходимо поэтапное применение метода устной истории, учителям следует опираться не только на теоретические объяснения и
рекомендации, но также показывать ученикам действующие модели, вовлекая их в дидактические ситуации с целью обучения.
Многие интересные задания для дополнительного изучения истории можно выполнить в классе или за его пределами в рамках мероприятий на
открытом пространстве, например, на семинарах, в клубах, на занятиях по
культурному наследию и т.д. Ниже представлены некоторые рекомендуемые темы, которые можно использовать в течение учебного года или за два
или три месяца:
● История моей семьи (семейная история, семейный календарь, рабочие
дни и праздники в семье);
● Жизнь моих родителей в период коммунистического режима;
● Гордость моей семьи;
● Моя школа;
● Мой город /деревня;
● История моего имени;
● История моей улицы;
● Игры детей в прошлом18
Специальные занятия можно посвятить известным семьям, сыгравшим
важную роль в развитии страны. Эти уроки истории будут способствовать
дальнейшему развитию навыков учеников по работе с устными свидетельствами и их использованию при изучении истории. Примеры некоторых устных свидетельств:
●
●
●
●
Семейный плакат;
Генеалогическое дерево;
Традиции и праздники моей семьи;
Моя автобиография и т.д.
Существует множество возможностей для использования метода устной
17 Автор использует методику, внедренную Р. Стрэдлингом и популяризованную в рамках проекта
«Изучение и преподавание истории Европы в XX веке», по причине различий в терминологии,
характерных для различных школ, применяющих устную историю.
18 Некоторые темы предложены Тудором Хебеаном из Румынии.
20
Образование взрослых и интерактивное
преподавание истории на Балканах
истории в среднем школьном образовании. По сравнению с начальной
школой, где устная история применяется, чтобы помочь ученикам узнать
больше об их окружении, в средней школе устная история более тесно
связана с темами, изучаемыми на уроках истории. Ученики изучают те же
приемы устной истории, но применяют их к разным предметам.19 В силу
иного возраста ученики демонстрируют значительный набор навыков при
использовании различных источников. У преподавателей истории есть
разнообразные возможности создания дидактических ситуаций, позволяя
ученикам переносить приобретенные ими общие навыки на другие предметы. Учителя могут давать ученикам индивидуальные задания, связанные
со сбором устных свидетельств, а также проводить исследовательские мероприятия в рамках различных проектов.
Метод устной истории, включенный в обязательную школьную программу, применяется на основе новых учебников по истории, содержащих
большое количество устных свидетельств и дидактических заданий, облегчающих процесс интервьюирования о традиционном и культурном наследии, политической и социально-экономической истории, начиная со
второй половины XX века, и о жизни
этнических меньшинств. Эти задачи
синтезируют характеристики свидетельств и предполагают комбинированное использование устной истории с этнологией, политологией,
искусствоведением,
социологией,
лингвистикой, литературой, географией и информатикой.
Разработка сложных заданий по
сбору устных свидетельств на некоторые ключевые темы предоставляет
возможность для применения мультиперспективного и мультикультурного подхода к изучению истории.
Воспоминания о прошлом как ролевая
Она также предоставляет возможигра
ность для интерпретации на различных уровнях фактов из местной, региональной и европейской истории. Вышеприведенный пример считается
приемлемым для гуманитарных школ, где преподаватели проводят более
двух часов занятий историей в неделю.
В большинстве случаев ограниченное количество часов занятий историей позволяет учителям задавать задания устной историей на дом и затем
19 Donald A. Ritchie: Doing Oral History. Practical Advice and Reasonable Explanations for Everyone.
Twayne 1995, p.165
21
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
устраивать презентации результатов, анализа и обобщения собранной информации на уроке. Преподаватели истории часто дают ученикам интересные задания, посвященные их семьям и местной истории, которые носят
более углубленный и сложный характер по сравнению с заданиями для
учеников начальной школы. Исследовательские работы учеников и сбор
устных свидетельств важны по причине сложности целей исследования,
разнообразия использованных источников, уровня анализа и интерпретации собранной информации, что также связано со способностью проводить
сопоставление и отбор, критический анализ и обобщение, а также писать
индивидуальные аналитические сочинения.
a) Исследование истории семьи, включающее несколько тем:
• Происхождение и история семьи в нескольких поколениях;
• Личностный характер членов семьи, участвовавших в великих исторических событиях национальной истории, активистов государства, ученых,
спортсменов, национальных борцов;
• Исследование топографии мест, связанных с историей семей.
Таким образом, ученики изучают алгоритм исследования генеалогии семейных корней, и узнают больше о воспоминаниях семьи, ее месте и вкладе в коллективное развитие сообщества. Ученики также могут провести исследование, посвященное их месту жительства.20 Задание может включать
различные аспекты, например:
• Историческую информацию о центре старой деревни/города;
• Географическое исследование центра деревни/города (главной площади);
• Текущее состояние архитектуры и природного наследия в центре деревни/города;
• Топографическое исследование названий улиц.
По каждому объекту исследования необходимо выполнить несколько заданий. Например, для сбора информации о текущем состоянии архитектуры
и природного наследия в центральной части города необходимо:
• Изучить и собрать фотографии, связанные с текущим состоянием зданий в центре города; домов, фонтанов, отделки и т.д.
• Собрать материалы о различных зданиях по следующей схеме:
• Название в настоящее время
• Расположение в деревне/городе
• Связь с городом
• Положение во времени (даты проекта, строительства)
• Владельцы здания
• Использованные материалы
20 Пример адаптирован из Macedo, F., L. Macedo: Cultural Patrimony. In: European Citizenship
Education. Teacher’s manual, edited by European Information center, V. Turnovo, Bulgaria, 2004.
22
Образование взрослых и интерактивное
преподавание истории на Балканах
• Элементы отделки
• Условия проживания (гигиена, охраняемый объект)
б) Исследование культурных традиций, соблюдаемых в различных
местах и географических регионах в определенной стране, например,
хождение по углям в районе Иджиэн Трейс Греции.21 Выполнение задач
исследования, связанных с культурными традициями, помимо трудностей
при проведении устных интервью, предоставляет учащимся возможность
узнать о непрерывном развитии человеческих цивилизаций. Оно также делает «очевидными» культурные параллели и общие обычаи, что мы с легкостью обнаруживаем на Балканах. Именно в этих условиях метод устной
истории поддерживает рационализацию индивидуального самосознания,
а также самосознание других людей, учит толерантности и уважению к
отличиям. Помимо обязательной программы, метод устной истории можно
использовать в рамках факультативного подготовительного курса
для учащихся. В числе некоторых
актуальных тем могут быть:
• Детство в прошлом
• Женщины и мужчины в прошлом 22
• Повседневная жизнь при коммунизме23
• Религия при коммунистическом режиме
• Экономические и социальные
проблемы после 1989 г.24
Большинство
диахронических
тем в учебниках, рассматривающих некоторые аспекты историБеседа с очевидцами
ческого развития в течение длительного периода времени, можно
изучать посредством педагогического подхода, включающего применение
устных свидетельств. Возможные темы представлены ниже:
• Как развитие технологий повлияло на быт людей и их работу?
21 Аналогичная идея в рамках данного Руководства для преподавателей представлена Пантазисом Мителудисом из Греции.
22 Для того чтобы поддержать учителей в 2001–2002 гг. были опубликованы два руководства для
преподавателей, созданных в рамках проекта по истории и преподаванию истории в Юго-Восточной Европе. Исследователями были участники международного семинара балканских исследователей и специалистов, Юго-западный университет «Н. Рилски», Благоевград, Болгария.
23 Преподаватели из трех Балканских стран работали в рамках Пакта стабильности, Евроклио и
национальных ассоциаций учителей истории в 2000–2003 годах. См. Teacher Resource Book
«Changes and Continuity in Everyday Life in Albania, Bulgaria and Macedonia 1945–2000», Euroclio,
Skopje, 2003.
24 Тюдор Хебеан из Румынии предложил две последние темы.
23
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
• Какие изменения привнесло расширение городских районов в жизнь
людей в небольших городах и сельской местности?
• Как изменился рынок труда на протяжении нескольких лет (снижение
уровня занятости, появление новых профессий и отраслей, сокращение
объемов ручного труда и развитие высоких технологий)?
• Каким образом изменились отношения между поколениями?
• Как изменилась повседневная жизнь людей?
• Как транспорт и коммуникации повлияли на жизнь людей?
• Каким образом изменения в медицине улучшили жизнь людей?
• Как изменились наши идеи и восприятие, например, идеи и восприятие
религии и веры, преступления и наказания, бедности и благополучия, образования, искусства, моды, роли и обязанностей человека и государства,
национального самосознания и патриотизма и т.д.25 Некоторые из приведенных примеров подходят для открытых занятий,
например, в музеях или мемориалах, так как они сочетают устную историю
с архивными данными, сохраненными в этих местных объектах исследования, а также с профессиональной поддержкой и консультациями экспертов,
работающих на этих объектах. Например, тема «Развитие футбола в вашей
деревне/городе» в течение двух мировых войн, предоставляет учащимся
различные возможности для проведения исследования традиций культуры
и спорта людей в местном сообществе, которое они выбрали в качестве
места для исследования. Собирая информацию о футболистах, тренерах,
футбольных болельщиках, журналистах и представителей администрации в
сфере футбола, учащиеся также могут изучить жизнь в деревне или городе
в послевоенные годы. Они также могут запланировать и провести различные тематические интервью, на такие темы как послевоенная повседневная жизнь, рынок труда, экономика, мода, питание, свободное время, пристрастия и предубеждения, связанные с футболом, любимая футбольная
команда и значение футбола в их жизни.
В рамках школьных проектов, являющихся элементами различных национальных и международных программ, таких как «Европа», «Культура
2000», «Сократ – Комениус» и т.д. преподаватели могут мотивировать своих учеников к проведению исследования по устной истории. Например, работая над темой «Женщины в XX веке», ученики могут выбрать различные
темы для своих микро-проектов:
• Женщины и индустриализация
• Женщины и семейная жизнь
Сама тема может состоять из отдельных небольших вопросов:
– Технологии и женщина: экономия времени или нет?
– Материнство
– Женщины и потребление
– Счастливое общество – обязанность женщины?
• Женщины и культурная жизнь
• Политическая власть и равенство
25 Stradling 2001
24
Образование взрослых и интерактивное
преподавание истории на Балканах
• Женщины и войны в XX веке
• Женщины и революции 26
Применение метода устной истории в современных школах позволяет
учителям использовать не только обязательные учебники истории и предоставляет ученикам возможность лучше понять данные исследований
из различных источников, таких как государственные и личные архивы,
воспоминания (дневники, письма и мемуары), устные свидетельства, автобиографии и семейные истории, фотографии и другие семейные ценности.
Несмотря на то, что ученики могут столкнуться с трудностями при поиске
данных или сделать «открытия», метод устной истории дает им шанс исследовать не только хорошо известные официальные источники, но также
и неизвестные и установить новые официальные исторические факты, а
также самим стать авторами «устных свидетельств».27
Для сложного преобразования преподавания истории в настоящее время
в «процесс» необходимо, чтобы молодые люди критически сопоставляли
различные исторические источники и учились с их помощью. Вне зависимости от обстоятельств, ученики обнаруживают несоответствия между старыми и новыми мифами, навязанными им недавним или далеким прошлым,
в процессе «коммуникации» с различными «следами» прошлого, такими
как официальные архивные документы, воспоминания представителей государственной системы, устные свидетельства. Тем не менее, «кодирование» воспоминаний человека в ходе исследовательского проекта во многих
случаях привело к субъективности и противоречиям. Когда ученики размышляют о своих собственных стереотипах, они становятся более «вдумчивыми» гражданами, которые отнесутся более критично и будут анализировать, если заметят случаи манипуляции национальной и всемирной
историей.
Выводы
Вследствие быстрых политических переходных процессов в Восточной
Европе в 1990-е годы возникла необходимость в пересмотре устной истории и обогащении письменных документов устными данными, особенно в
тех странах, где тоталитарные режимы манипулировали историей и подвергали ее цензуре. Восточные европейцы все больше интересовало изучение фактов, и их завораживали конкретные исторические свидетельства,
переданные им посредством материальных доказательств устной истории в
начале 1990-х годов.
Сегодняшние классы часто являются мультиэтническими и мультикуль26 Рут Тюдор, эксперт Совета Европы, прокомментировала несколько тем в ходе семинара для
учителей истории в Велико Тарново в октябре 2005 г., «Образование граждан и гендерное
равенство».
27 Stradling 2001, p. 213
25
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
турными. Более того, у людей с критическим складом ума представление
информации в средствах массовой информации вызывает сомнения. Все
данные необходимо критично выстроить, чтобы превратить их в знания,
для того, чтобы они стали полезными для человека и общества. Вместо
односторонней передачи информации, современный процесс изучения истории является активным, динамичным и критическим. Ожидается, что этот
процесс принесет обширные и актуальные знания, которые позволят людям примириться с прошлым и подготовиться к встрече с будущим.
Мультиперспективность можно успешно использовать при изучении политических и социальных конфликтов, чтобы помочь ученикам понять, как
и почему участники конфликта по-разному воспринимают действия и реакции «других», основываясь на противоположных интерпретациях и предрассудках. В подобных случаях необходимо применять метод эмпатии.
Меняющаяся учебная программа, новые учебники, руководства для преподавателей, интерактивные методы рассмотрения проблем являются доказательством значительного прогресса в преподавании и изучении истории в странах Юго-Восточной Европы в последние годы. Многие учителя
истории, исследователи и педагоги, обучающие взрослых, из различных
международных проектов по интерактивному преподаванию истории на
Балканах внесли свой вклад в это достижение.
Один из таких проектов – Исторический проект dvv international.
26
Антикоммунистическое сопротивление в Румынии
и методы устной истории
Космин Будеанка
Антикоммунистическое
сопротивление в Румынии и
методы устной истории
Устная история и методы устной
истории в Румынии
Упоминания о памяти часто встречаются в самых ранних
письменных исторических документах. Геродот и Фукидид
использовали устные свидетельства в своих собственных
воспоминаниях для реконструкции различных событий.
В последующие столетия память представляла собой надежный источник. Развитие технологий после Второй мировой войны позволило сохранять устные свидетельства
с помощью аудио- или видеоустройств, тем самым подтвердив их статус документальных источников.
Кроме того, во второй половине XX века произошли
изменения в подходе к характеристикам письменных исторических документов. Все более популярной становилась микроистория – как форма
представления истории, в отличие от макроистории. Специалисты по реконструкции прошлого больше внимания уделяли значению события, чем
его позитивистской реконструкции; тем не менее, это изменение не исключало определенной фактической достоверности. В новых условиях устная
история может выявить неизвестные события или незнакомые аспекты общеизвестных событий, или пролить свет на неизведанные стороны повседневной жизни не господствующих классов общества. Данный постмодернистский подход также может способствовать реконструкции определенных
аспектов, связанных с историей частной жизни.
При вышеприведенных обстоятельствах, в течение последних десятилетий устные источники занимали видное место, особенно в письменных
документах новейшей истории, при этом не исключая другие подходы к
документированию.
Устная история по-прежнему признается не всеми историками. Историки-сторонники традиционного подхода склонны сдержанно относиться
к устным свидетельствам. Они обвиняют устные источники в отсутствии
надежности вследствие ограничений памяти, а также в субъективности
Valerie Raleigh Yow, Recording Oral History, Sage Publications, 1994, с. 3.
Alessandro Portelli, What makes oral history different, în The Oral History Reader, с. 67.
27
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
очевидцев событий. Тем не менее, если рассматривать «истинность» и
«объективность» документов, можно утверждать, что они так же могут быть
подвергнуты сомнению или признаны субъективными. В этом отношении,
подходящим примером является история коммунистического режима, так
как официальные документы были написаны под давлением политиков,
поэтому описание прошлого в них является предвзятым и субъективным.
При данных обстоятельствах, устные свидетельства можно считать столь
же достоверными, как и любой документ. Более того, повествование тех,
кто жил в период коммунизма и участвовал в событиях того времени, являются весьма полезными для получения точки зрения об истории тех лет,
максимально приближенной к истине.
Становление коммунистического режима
в Румынии
После Второй мировой войны в Румынии, как и в других европейских
странах, коммунистический режим постепенно набирал силу при помощи
советской армии. В последующие годы коммунистическая партия предприняла меры для устранения оппозиции; для этой цели использовались все
возможные средства, и большинство из них были следствием советской
действительности 1930-х годов. Политические партии были расформированы; 30 декабря 1947 г. король Михай I был вынужден отречься от престола,
и была провозглашена народная Республика Румыния.
Затем было нарушено функционирование находившихся под политическим контролем представительных учреждений; Румынская Академия контролировалась большевиками, православная церковь была подчинена официальной пропаганде, Греческая католическая церковь была объявлена
вне закона в 1948 г., а ее представители были арестованы. В то же время,
коммунистическая партия начала сложный процесс для преобразования
экономики в соответствии с моделями сталинистов. Данный процесс был
направлен на экономику как городов, так и сельской местности. Заводы,
магазины и банки были национализированы; была введена система обязательных квот, и также началась коллективизация сельского хозяйства ,
повлекшая за собой серьезные последствия для населения сельских районов.
Приблизительно через пять лет коммунистической партии, при основательной поддержке Советского Союза, удалось заменить существующую
политическую, экономическую и социальную систему на систему, совершенно отличную от реалий Румынии.
Там же, с. 68-71.
The Black Book of Communism - Crimes, Terror, Repression, Humanitas, Bucharest, 1998, с. 737738.
Victor Frunză, The History of Stalinism in Romania, Humanitas, Bucharest, 1990, с. 411-413; Ghiţă
Ionescu, Communism in Romania, Litera, Bucharest, 1994, с. 218-222.
28
Антикоммунистическое сопротивление в Румынии
и методы устной истории
Вооруженное антикоммунистическое
сопротивление
Это серьезное изменение естественного хода событий вызывало значительное недовольство населения, поэтому вскоре последовали манифестации протеста. Одним из наиболее существенных способов противостояния
новому коммунистическому режиму была организация вооруженного антикоммунистического сопротивления в горах, которое было представлено
группами партизан.
Движение сопротивления появилось и развивалось, потому что люди
не знали о Ялтинском соглашении между представителями запада и Советским Союзом; более того, их воодушевляла надежда на начало новой
войны, которая, как ожидалось, завершится освобождением Румынии от
коммунизма. Кроме того, западные радиостанции постоянно передавали
сообщения о поддержке и одобрении борьбы
против коммунизма.
Движение антикоммунистического сопротивления было сформировано из нескольких десятков групп, но не являлось единым.
Группы создавались спонтанно, в определенных регионах, поэтому между ними редко
налаживались связи. В то же время, необходимо упомянуть о том, что подобные формы оппозиции не были характерны для всей
территории Румынии, а лишь для нескольких
представительных районов, расположенных
в горной, засаженной лесом и труднодоступной местности.
Группы партизан действовали в послевоенные годы и до начала 1960-х годов. Обычно они состояли из десяти человек, как правило, молодых мужчин, но среди них были и
женщины, у которых были различные политические альтернативы до войны.
Действия этих групп варьировали от написания и распространения листовок до нападений на государственные учреждения. Во
многих случаях борьбу начинали не партизаны, они занимали оборонительную позицию
и обычно ждали начала нового конфликта,
чтобы на него отреагировать.
Лидерами этих групп являлись военнослужащие, исключенные из армии, бывшие Космин Будеанка и бывший
политические лидеры или простые люди. политический заключенный
Среди наиболее известных групп партизан- Георге Паскалау
29
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
антикоммунистов можно отметить «Ион Гаврила Огорану» и «Арнецою-Арсенеску» в горах Фагараш; «Спиру Бланару», «Георге Ионеску», «Ион Ута»,
«Петру Домажнеану» в горах Банат; «Парагина», «Влад Тепеш II», «Владимир Маковейчук», «Константин Сенуша», «Гаврил Ватаманюк» в регионе
Молдова; «Теодор Шушман», «Леон Шушман», «Дабижа-Макавей», «Капота-Дежеу», «Крест и меч» в горах Апусени; «Ион Илбан» и «Николае Поп»
в области Марамуреш; «Бабадаг Форест» и «Татар Груп» в Добрудже.
Государственные учреждения использовали как террор, так и репрессии
не только против партизан, но также и по отношению к населению вышеуказанных регионов. Основным противником групп партизан была Секуритате (политическая полиция), которой помогали милиция и прокуратура.
Меры этих учреждений по искоренению сопротивления усилились в периоды 1948-1953 гг. и 1957-1960 гг. Последствия репрессий, проведенных в то
время, были весьма серьезными, так как многие люди погибли: одни были
заключены в тюрьму, в то время как другие были приговорены к пожизненному принудительному труду или к смертной казни. И сегодня по-прежнему
заметны травмы, нанесенные семьям и целым сельским сообществам.
Вооруженное антикоммунистическое
сопротивление, устная история и
образование взрослых в Румынии
После 1989 г. стало очевидно, что исторический дискурс был значительно
изменен во время коммунистического режима в Румынии. Среди многочисленных тем, остававшихся без внимания до 1989 г., вооруженное антикоммунистическое сопротивление начало вызывать большой интерес историков. По причине того, что после тех событий прошло уже много времени, и
постепенно сокращающегося числа тех, кто их пережил, начиная с 1990-х
годов, стало очевидным, что крайне необходимо получить как можно больше свидетельств от людей, участвовавших в сопротивлении.
Первая официально оформленная мера по вовлечению взрослых в процесс изучения антикоммунистического сопротивления путем использования устных свидетельств была принята в г. Клуж-Напока в 1997 г.; инициатива завершилась созданием Института устной истории при университете
«Бабеш-Болиай». Более того, была создана программа обучения магистров
в области устной истории. Первый исследовательский проект Центра был
посвящен антикоммунистическому сопротивлению, и большое число студентов написали работы на эту тему. Начиная с 1999 г., программа для докторантов, запущенная в Центре, способствует развитию других исследовательских проектов, посвященных вооруженному антикоммунистическому
сопротивлению.
Интерес к антикоммунистическому сопротивлению имел место не только
в г. Клуж-Напока, но также и в других городах, где он обычно сохранялся
C. Jurju, C. Budeancă, op. cit., с. 16-17.
30
Антикоммунистическое сопротивление в Румынии
и методы устной истории
до публикации результатов исследований, но при этом образованию
взрослых внимания не уделялось.
Значение вооруженного антикоммунистического
сопротивления в новейшей истории Румынии
превратило его в отправную точку
многочисленных проектов по устной истории. Таким образом, с 1
по 6 июля 2005 г. тренинг под названием «От семени к фрукту. Осуществление
исследовательского
проекта по устной истории и обучение» состоялся в Сибиу и Фагараш; мероприятие посетили 24
преподавателя истории и тренера,
участвующих в проектах по обраСтуденты встречаются с ветеранами
зованию взрослых, из нескольких Второй мировой войны
стран юго-восточной Европы. Обучение включало практическое применение устной истории и множество примеров, связанных с антикоммунистическим сопротивлением.
Серия из пяти тренингов по распространению методов устной истории
была проведена в рамках этого же проекта в 2006 г. Их участниками были
преподаватели истории из различных городов Румынии (Сучава, Орадя,
Клуж-Напока, Крайова, Слатина), обучавшиеся при тех же условиях и по
тем же темам, которые были на тренингах в Сибиу и Фагараш.
Более того, начиная с 2006 г., Институт по расследованиям коммунистических преступлений и памяти румынской эмиграции разработал ряд образовательных проектов , ориентированных на взрослых (главным образом,
преподавателей истории, но также и студентов, изучающих гуманитарные
науки); были представлены конкретные методы исследований устной истории, а примеры были, в основном, по теме вооруженного антикоммунистического сопротивления.
Преимущества и цель применения устной
истории в образовании взрослых
Весьма большое значение имеют преимущества использования устных
источников в образовании взрослых. Можно отметить наиболее важные
Для получения более подробной информации см. http://www.historyproject.dvv international.
org/
Для получения более подробной информации см. http://www.historyproject.dvv international.org
/
Для получения более подробной информации см.http://www.crimelecomunismului.ro/en/
projects/educational_programs
31
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
элементы, благодаря которым рекомендуется данный подход:
• динамичность вследствие взаимодействия с очевидцами или участниками событий. Непосредственное и легкое получение информации. Возможность сразу получить разъяснения или дополнительные данные.
• эффектное зрелище – Повествование участника движения антикоммунистического сопротивления весьма увлекательно и сразу же вызывает интерес.
• оригинальность – Наличие очевидца события в качестве «наглядного
пособия» представляет собой замечательную альтернативу традиционным
методам обучения, так как получение информации происходит в приятной
манере.
• низкая стоимость – В отношении расходов, связанных с образовательным процессом, необходимо упомянуть, что использование устных свидетельств подразумевает низкие затраты. Повествование участника важного
события можно записать и использовать несколько раз по мере необходимости.
Основываясь на нашем опыте, мы можем утверждать, что применение
специфических методов устной истории в образовании взрослых производит эффект умножения, так как эти методы и техники легко можно освоить
и передать другим.
И последнее, но не менее важное: необходимо упомянуть о целях тех, кто
применяет эти методы. Например, интервью в рамках устной истории может
быть опубликовано в газете, журнале или книге (интервью типа жизнеописания); его можно опубликовать в сети Интернет в оригинальном аудио или
видео формате, или его можно записать; интервью можно использовать
при создании фильма или радиопередачи; его можно применять в образовательном процессе для различных возрастных групп. Вне зависимости от
используемого метода распространения, сообщение может достичь огромного количества потенциальных получателей при относительно небольших
усилиях и значительном информационном и образовательном эффекте.
Выводы
В бывших коммунистических странах о новейшей истории по-прежнему мало известно как взрослым, так и молодому поколению. Принимая во
внимание тот факт, что школьная программа включает изучение новейшей истории в небольшом объеме, проекты, направленные на образование
взрослых (и, в особенности, преподавателей истории) являются крайне необходимыми. Преимущество устной истории в изучении и понимании периода коммунизма заключается в возможности привлечь очевидцев и непосредственных участников различных событий к образовательному процессу.
Поскольку развитие общества, в целом, также заставляет образование обновляться, мы полагаем, что внимание к устной истории может быть необходимым решением, особенно в сфере гуманитарных наук.
32
Сребреница – повседневная жизнь после геноцида.
Вася Ровсник
Сребреница – повседневная
жизнь после геноцида.
Применение метода устной истории на практике.
Ровно через 50 лет после самого массового кровопролития в истории человечества в сердце Балкан, Боснии, произошел геноцид. Этот геноцид был совершен в
центре Европы, на родине так называемого «западного
мира». И он был осуществлен прямо перед камерами,
на глазах всей мировой общественности. Он был похож
на самое ужасное из всех когда-либо показанных реалити-шоу. Однако, последняя война на Балканах была
намного более запутанной трагедией. Это была война
между этническими группами, война между военными
и гражданским населением, религиозная война, война
между периферией и городами, столкновение поколений, война между востоком и западом … В Югославии
произошли почти все виды войн.
Изучая войну в Боснии, я сталкивался со многими
дилеммами, вопросами, возникающими из черно-белых точек зрения обеих сторон (сербов и боснийцев). Являются ли боснийцы просто исламизированными сербами или они потомки иллирийско-романского племени,
проживавшего здесь несколько веков назад и имевшего культурный центр
в мифической Аргентарии? Хотело ли международное сообщество предотвратить формирование исламского государства на Балканах? Как могло
получится так, что международная общественность не восприняла всерьез
возможность геноцида, и он мог произойти в одном из анклавов в Подринье? О чем думал подполковник Том Карреманс, командующий голланд Система контролируемой демократии и полицейского государства предоставляет нам хороший
объект для сравнения концепции реалити-шоу и последней войны на Балканах. Представим
себе, что «большой брат» - это международное сообщество (и мнение общественности во всех
его формах), а бывшие югославские государства в 1991-1995 гг. являются соперниками в доме
«большого брата» – на Балканах. Ход развития событий весьма схож. В обоих случаях мировая
общественность просто наблюдает, что происходит на месте, но никто ничего не предпринимает. Обе модели были бы simulthaneus, если бы конкуренты в игре «большой брат» начали бы
убивать друг друга, но шоу бы не остановилось на этом, так как оно вызывает большой интерес
общественности и средств массовой информации, и в него вложено много денег.
Недалеко от Сребреницы римляне построили шахтерский поселок под названием Аргентария,
который в те времена был одним из крупнейших поселений на Балканах. S. Salimović, Knjiga o
Srebrenici, с. 19 (далее по тексту, Knjiga o Srebrenici).
33
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
скими войсками в Сребренице, когда произносил тост вместе с Радко Младичем, в то время как четники уже начали убивать все мужское население
Сребреницы? О чем думали простые солдаты ДАТЧБАТа, когда помогали
сербам отделять боснийских мужчин от женщин? О чем думали военные
преступники Младич, Крстич, Караджич и многие другие, когда планировали и затем осуществили массовое убийство свыше 8 000 мусульман в Сребренице? На эти и многие другие вопросы нельзя дать четкого ответа.
В течение нескольких веков район Сребреницы был известен как территория, богатая серебром, свинцом, цинком и золотом, и по этой причине
интересовал многих завоевателей. Иллирийские племена во 2 веке до н.э.
начали разведывать руду. Разработка месторождений продолжилась при
римлянах, славянах (в средневековом Боснийском государстве), турках
(более 400 лет), австро-венграх, при Королевстве СХС-Югославия и социалистической Югославии Тито. После Второй мировой войны Сребреница
пыталась приблизиться к общемировому уровню, поэтому было построено
множество новых заводов и рудников. В середине 1980-х гг. быстро возрастала доля образованного населения, представленного двумя основными
этническими группами (боснийцами и сербами), в общине, и в результате
многие молодые люди из Сребреницы обучались в известных югославских
университетах. В начале 1990-х гг. многие молодые интеллектуалы хотели
способствовать развитию города и общины. Однако, вместо этого произошла трагедия.
Во второй половине 1991 г. уже было понятно, что великосербские
националисты готовят акты агрессии в Боснии и Подринье. В апреле 1992
г. сербские подразделения по-прежнему образующие ЮНА (Югославскую
народную армию) под командованием генерала Младича и совместно с
местными сербскими коллаборационистами и военизированными группами
заняли Сребреницу, но это не означало, что город сдался. Более трех лет
Сребреница героически отражала ряд атак сербов на территории общины, которая в силу своего географического положения недалеко от Дрины,
являлась одной из первоочередных целей сербской националистической
и преступной политики. Когда в апреле 1993 г. было достигнуто соглашение о демилитаризации города (резолюции 819 и 824 Совета Безопасности
ООН), Сребреница была объявлена зоной безопасности под защитой ЮНПРОФОР. В анклаве находилось приблизительно 40 000 страдающих от голода местных жителей-боснийцев и беженцев из соседних общин, ежедневно
умирающих от гранат, болезней и голода.
Последняя атака сербов (9 июля 1995 г.) привела к падению города через два дня (11 июля) и затем резне мужчин и мальчиков в Сребренице.
На стороне сербов подразделения Дринского корпуса были перемешаны с
различными военизированными формированиями четников и даже иностранцев. Все убийства и депортация происходили в присутствии голландских «голубых касок» на их базе в Поточари. В некоторых отчетах утверж Knjiga o Srebrenici, с. 21.
J. Pirjevec, Balkan wars, Ljubljana 2003.
34
Сребреница – повседневная жизнь после геноцида.
дается, что в нескольких случаях
солдаты Датчбата даже помогали
сербским войскам сортировать людей по половому признаку, в ходе
депортации и затем во время массовых убийств. Через несколько
дней в результате этнических чисток почти все мусульманское мужское население Сребреницы было
убито, остальные депортированы,
и небольшая группа предприняла
прорыв в Тузлу. Через неделю после 11 июля свыше 8 200 мужчинбоснийцев были убиты в соседних
со Сребреницей деревнях, горах и
лесах сербскими военизированными подразделениями под руководством Младича и Аркана. Это была Мемориальный центр в Поточари
самая массовая резня в Европе
после Второй мировой войны, которая будет отдаваться эхом в последующие века со всем своим трагическим героизмом, который можно выразить
всего лишь одним словом. Сребреница.
Геноцид
Лемкин, «отец» современной теории о геноциде, подчеркивает, что «Геноцид организуется для различных враждебных действий, направленных
на разрушение основ жизни одной национальной группы. Целью подобного плана является уничтожение основных политических, социальных и
культурных учреждений, языка, национальных чувств, религии и экономической жизнеспособности одной национальной группы. Геноцид направлен
против национальных и этнических групп. Кампании с целью геноцида направлены против отдельных лиц как членов национальной группы.» Лемкин также участвовал в составлении Конвенции ООН о геноциде, принятой
в 1948 г. Геноцид означает осуществление каждого из нижеперечисленных действий, направленных на частичное или полное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой.
Актами геноцида являются:
- убийство членов группы;
- причинение серьезных физических или психических травм членам
группы;
- психологическое давление в целях разрушения группы;
Там же.
S Totten, W. S. Parsons, I. Charny, Century of genocide, p. XIII- XXXIV (далее по тексту Century of
genocide).
35
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
- меры, способные привести к сокращению рождаемости;
- насильственная депортация и перемещение семей и детей.
Возможно, наиболее общее определение геноцида на сегодняшний день
приводится в Международном словаре Уэбстера, 3-е издание: «Геноцид
является намеренным осуществлением систематических действий (таких
как убийства, нанесение психических и физических травм, негуманные
условия жизни, ограничение рождаемости), направленных на уничтожение расовой или культурной группы, или разрушение ее языка, религии и
культуры.
Этнические чистки и геноцид в Сребренице имели место как в городе, так
и на периферии, где население было весьма смешанным в этническом отношении. Основной характеристикой геноцида в Сребренице было то, что он
являлся гендерцидом. Гендерцид – это массовое убийство лиц определенного пола. Пропагандистская машина боснийских сербов утверждала, что
все, включая безоружных мужчин- боснийцев, представляют потенциальный риск, и поэтому не являются гражданскими лицами. «Сербы борются с
мусульманами», – эту фразу часто произносили в высоких кругах международной политики. Неписаная роль международного сообщества заключалась в том, чтобы «Спасти гражданское население». Под этим подразумевались женщины и дети, но не тысячи приговоренных к смерти мужчин и
мальчиков Сребреницы в возрасте 12-80 лет.
Период после геноцида
Период после акта геноцида характеризуется всесторонним доминированием определенной группы над другой. Сократились ранее частые случаи
насилия, местность была очищена от враждебных элементов. Период после
геноцида продолжается до настоящего времени (он не прекращается), но
его последствия могут быть не подвержены воздействию времени, так же,
как и историческая ситуация. Повседневная жизнь характеризуется значительными демографическими изменениями и бедностью10. Кроме того,
показательным для периода после геноцида является отрицание геноцида
Century of genocide, с. 30.
http://en.wikipedia.org/wiki/Gendercide
Для такого смелого предположения существует более чем достаточно доказательств. В регионе
Сребреницы была всеобщая мобилизация мужчин-сербов в ВРС (Вооруженные силы Республики Сербской), включая всех солдат бывшей ЮНА (Югославской народной армии). В некоторых
местах солдаты лишь меняли военную форму на форму четников, в то время как в Сребренице
были вооружены 10% войск боснийцев. Характер общей связи между присутствием солдат
ДАТЧБАТА и КАНБАТА иллюстрирует видео разговор между канадскими и голландскими военными наблюдателями в конце июня 1995 г., где они говорят, что им нет дела до судьбы
мужчин-боснийцев в городе. Подобное нездоровое восприятие вместе с ложным убеждением,
что ничего подобного произойти не могло, было одной из основных причин геноцида в Сребренице. Младич понял, что это зеленый свет для начала резни. H. Nuhanović, Pod zastavom UN-a,
str. 38-41 (далее по тексту Nuhanović).
10 Там же, с. 34-35, Century of genocide, str. XII-XVIII.
36
Сребреница – повседневная жизнь после геноцида.
и, с другой стороны, стремление оправдать убийства. В случае Боснии и
Герцеговины, средства массовой информации, отравленные опасными и
кровавыми древними мифами и философией «око за око», оправдали геноцид, который прошел весьма успешно. Этот факт оказал наихудшее влияние на молодых людей, так как на них еще большим грузом давит жизнь
их родителей, и им не предоставили информацию о геноциде должным образом. В сегодняшней социальной жизни Сребреницы есть много признаков, указывающих на некую концепцию отличий при определении
основных ценностей обычной повседневной жизни11. Последствия
геноцида проявляются не только в
разрушенных домах, но также и в
умах выживших людей.
Метод устной истории
В ходе исследования мною были
применены все знания, приобретенные на конференциях и семинарах dvv international, посвященных методам проведения интервью
и сбору исторических материалов
(методу устной истории). Для исИнтервью с местными представителями науки
пользования интервью необходима теоретическая и практическая
подготовка. Поскольку интервью является информацией «из первоисточника», с определенной точки зрения она имеет большую ценность по сравнению с письменным источником. Это как будто машина времени (отпечаток во времени), который приводит исследователя в самый центр развития
событий повседневной жизни. Однако, она также может быть весьма субъективной. Помимо вопросника и самого интервью, процесс устной истории
также включает методы анализа, сбора информации, критическую оценку
и заключительный синтез или выводы. Перед началом интервью исследователь должен систематически подготавливать вопросник по теме исследования. Само интервью представляет собой тщательно контролируемую
последовательность научных процедур. Оно начинается с поиска партнеров.12 В начале интервью исследователь должен представиться, рассказать
о своей работе и спросить, можно ли сделать запись интервью (аудио/видео).13 Вопросы должны быть точными, систематическими и логичными.
Исследователь должен быть подготовлен по различным вопросам, включая
11 Оказалось, что ностальгия по Югославии является основной ценностью, главным образом, людей среднего или пожилого возраста.
12 Это также зависит от социального климата в местном сообществе и характера исследователя.
13 Часто происходило так, что в случае записи на камеру некоторые люди отказывались участвовать в интервью.
37
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
умение быть гибким в ходе обсуждения, и с каждым получателем информации это происходит по-разному. Исследователь также должен проинформировать интервьюируемого о том, где и каким образом исследование будет
опубликовано и документально зафиксировано14.
Мое исследование 2006-2008 гг.
Мое исследование в Сребренице было проведено в 2006 и 2008 годах с
применением того же вопросника15. Я записал свыше 50 интервью с членами обеих основных этнических групп. В своем вопроснике я сделал акцент
на повседневной жизни до и после войны. В своем исследовании я старался
получить отпечаток во времени каждого года повседневной жизни в Сребренице. Я также осознавал, что для детального анализа периода после геноцида такой работы далеко не достаточно. Тем не менее, по крайней мере,
я старался осветить основные события, причины и последствия геноцида
в Сребренице в повседневной жизни населявших ее сербов, мусульман и
хорватов. В вопросах я уделил основное внимание параметрам повседневной жизни и, в особенности, сравнению прошлого и настоящего (1991/настоящее время). Наиболее сложной проблемой в ходе моего исследования
был деликатный вопрос о роли религии и национализма в геноциде и в
повседневной жизни Сребреницы сегодня. В конечном итоге, я постарался представить последствия геноцида в Сребренице и воздействие этого
трагического события на повседневную жизнь населения через десять лет
после геноцида. Я также постарался оценить глобальное воздействие геноцида в Сребренице на понимание самой концепции геноцида, и уроки,
которые мы можем извлечь из событий в Сребренице.
Вопросник был разделен на следующие темы:
• Экономическая ситуация и отношения в повседневной жизни
• Местные власти и международное сообщество в Сребренице
• Образование и повседневная жизнь молодежи
• Религия
• Будущее Сребреницы
Экономическая ситуация и отношения в повседневной жизни
Согласно переписи 1991 г., в общине Сребреница проживало 37 000 жителей (28 000 боснийцев, 8 000 сербов, 600 хорватов и 43 представителя
«других» групп). Свыше 11 000 человек были трудоустроены. На сегодняшний день население общины не превышает 11 000 человек, из которых лишь
1 500 имеют работу. Соотношение этнических групп в общине Сребреница
(в самом городе было не более 4 000 жителей) было 60:40 в пользу сербов
14 Более подробная информация о методе устной истории представлена по адресу http://www.
historyproject.dvv international.org/materials/HistoryProject2006.pdf.
15 Анализ моего первого исследования (2006 г.) был представлен на конференции балканских
историков IIZ-DVV в Белграде (октябрь 2007 г.).
38
Сребреница – повседневная жизнь после геноцида.
(6 000 сербов, 4 000 боснийцев
и 40 хорватов). Национальность
полностью определялась религиозной принадлежностью (православные -сербы, мусульманебоснийцы,
католики-хорваты).
Слаборазвитая инфраструктура
и последующая изоляция основных экономических маршрутов
(в отличие от прошлых времен,
когда Сребреница была самым
процветающим центром горнодобывающей промышленности на
Балканах) сдерживают развитие
региона на всех уровнях. В настоящее время экономическая и
Интервью с членами мультикультурной
социальная ситуация в общине политической партии
Сребреница очень тяжелая. До
агрессии Сребреница была одной из наиболее развитых общин в Югославии и предоставляла 11 500 рабочих мест. Сегодня у нее даже нет такого количества жителей. В данное время Сребреница является третьей по
величине общиной Боснии и Герцеговины, так как ее площадь составляет
530 квадратных километров, и, несомненно, самой бедной. Жизнь в Сребренице до войны была почти идиллической. Развитие промышленности –
особенно горнодобывающей, запасы древесины и, как следствие, крупные
заводы в регионе (производство боксита, фабрика по производству аккумуляторов, деревообрабатывающая промышленность...) – было весьма успешным. Большая часть населения была трудоустроена, многие были фермерами. Кроме того, хорошим источником дохода для Сребреницы являлся
туризм. На сегодняшний день, около 1 500 человек имеют работу, многие
из них – малообеспеченные фермеры. Международное сообщество поддерживает их в рамках миссий ПРООН и организации CARE International, что
является для них единственным источником доходов. Согласно некоторым
источникам, уровень безработицы составляет приблизительно 80%.
С экономической точки зрения повседневная жизнь в Сребренице до
и после войны не поддается сравнению. В настоящее время там особая
ситуация, когда жители пытаются обеспечить свои основные потребности,
чтобы выжить, например, найти работу. Кроме того, программа развития
после геноцида международных, национальных и местных организаций отчасти не увенчалась успехом. Первоочередной задачей была реконструкция зданий, но они забыли о создании новых рабочих мест и ускорении
социального восстановления16. Неудовлетворительная экономическая ситуация является основной причиной, по которой население не возвраща16 Многие респонденты подчеркнули, что они бы предпочли новую работу новому дому. «Мы сами
восстановим свои дома, просто дайте нам работу!»
39
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
ется в регион. Отношения в повседневной жизни между двумя основными
этническими группами были несравнимо лучше до войны, чем сегодня. До
войны Сребреница была образцом мультикультурного сообщества – боснийцы, сербы и хорваты работали вместе и проводили совместные социальные мероприятия. Кроме того, все мои респонденты сказали, что у них
были (и до сих пор есть) несколько хороших друзей из другой этнической
группы. В настоящее время полицейские патрули в Сребренице смешаны
в этническом отношении. До войны было несколько смешанных браков,
хотя это и было редкостью. В 1996-2000 годах в Сребренице жили только
сербы (многие из них прибыли в Сребреницу сразу после войны из бывших
сербских территорий в Боснии и Хорватии). Боснийцы начали медленно
возвращаться в свои дома лишь в 2000 г., через 5 лет после Дейтонского
соглашения. В остальном, жизнь в Сребренице медленно возвращается в
нормальное русло, хотя она никогда снова не станет нормальной до конца. Сегодня некоторые энтузиасты стараются возродить традицию хороших
добрососедских отношений, когда люди посещали друг друга во время религиозных праздников.
Местные власти и международное сообщество в
Сребренице
В настоящее время Сребреница (после Дейтонского соглашения в 1995
г.) находится в сербской части Боснии, под властью так называемой Республики Сербской (РС). Сегодня город больше сербский, чем мусульманский. Местный орган власти возглавляет мэр, и его администрация состоит
из представителей разных этнических групп.
Многие мусульмане Сребреницы до сих пор не вернулись в свои дома
(приблизительно 11 000 человек сейчас проживают в Федерации, а также во многих странах мира), но
у них есть право голоса. Тем не
менее, тенденция голосования
из-за рубежа идет на убыль. В
боснийской политической реальности Сребреница сегодня
– это нечто вроде изолированной территории, острова на
сербской территории в Боснии
и Герцеговине. Дело в том, что
люди снова бегут из Сребреницы, многие не видят там никаких
перспектив. Самую активную
деятельность из международных организаций, работающих в
Сребренице, ведет ПРООН (Программа развития ООН). СогласМестная рок-группа
40
Сребреница – повседневная жизнь после геноцида.
но большинству респондентов, Сребреница сегодня представляет собой нечто вроде политического ринга, сенсационной новости, используемой для
накопления политических очков с помощью националистических обещаний. Международным сообществом, местными и федеральными политиками
были осуществлены многие ошибочные проекты17. С другой стороны, также
имеет место немного идеалистическое убеждение, что международное сообщество обо всем позаботится, потому что это его долг. Я не уверен, что
международное сообщество способно полностью осуществить социальное
восстановление Сребреницы, так как его приоритеты во многих случаях не
совпадают с приоритетами людей. Тем не менее, международное сообщество и его организации по-прежнему играют важную роль в существовании
Сребреницы. Помимо проектов по возвращению населения, в мае 2000 г. в
Нью-Йорке международное сообщество организовало специальную конференцию доноров для Сребреницы и выработало план действий в отношении
Сребреницы, в рамках которого было собрано 12 миллионов долларов для
начала крайне необходимых работ по восстановлению (водоснабжения,
электроснабжения и инфраструктуры) Сребреницы. Эта работа была поручена ПРООН. В Сребренице также представлены многие другие гуманитарные организации (SARA, CARE International, «Матери Сребреницы», OSC,
OHR (Управление Верховного представителя в Боснии и Герцеговине),
Институт Нансена и другие). Все эти
организации помогают нормализовать взаимоотношения и ситуацию в
Сребренице.
Образование и повседневная жизнь молодежи
До войны свыше 11 000 детей посещали начальные и средние школы (медицинские, химические и т.д.
школы) в Сребренице и поблизости
от нее. В настоящее время общее Местный ребенок играет в видеоигру
количество учеников составляет 1
500, из которых лишь около 250 детей-боснийцев. Наибольшую проблему
представляет плохое состояние школ, что негативно влияет на качество образования. Федерация и Республика Сербская имеют различные программы обучения. В Сребренице используют учебную программу Республики
Сербской, поэтому многие боснийские дети посещают школы за пределами
17 Возможно, самой большой концептуальной ошибкой международного сообщества при восстановлении повседневной жизни в Сребренице было то, что основным символом восстановления
была реконструкция домов, а не заводов, которые могли бы дать людям работу. Это содействие
не было сбалансировано с долгосрочными потребностями населения.
41
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
страны – те, что используют учебную программу Федерации18. Эти школы
расположены в окружающих деревнях, где большинство населения составляют боснийцы. Места, где учатся студенты Сребреницы, определяются национальным происхождением. Сербские студенты учатся в таких городах
как Зворник, Биелина, Пале, Баня-Лука и Београд, тогда как боснийские
студенты учатся в Тузле и Сараево. Многие из них не возвращаются. С другой стороны, произошло и положительное событие – осенью 2006 г. были
открыты экономический и юридический факультеты Университета Сараево,
поэтому у молодых людей есть возможность учиться в их родном городе.
Религия
На сегодняшний день, соотношение верующих (православных и мусульман) аналогично этнической структуре, т.е. 2:3 в пользу сербов на территории всей общины. В Сребренице до войны была традиция совместно
отмечать религиозные праздники. Мусульмане, православные и католики посещали друг друга и преподносили небольшие подарки. В настоящее время эту традицию пытаются восстановить в рамках проекта «Дом
доверия» (House of trust). Корни этой
мультикультурной традиции были
полностью уничтожены из-за националистически-ксенофобской
роли
религии в боснийской войне. Таким
образом, сегодня религиозные организации в Сребренице функционируют более обособленно. Религиозное
образование в Сребренице является
частью образовательной программы
Республики Сербской, но оно является факультативным и разрозненным. У двух крупнейших религиозных
общин в Сребренице (исламской и
православной) также есть свои собственные доноры, главным образом,
за рубежом или из диаспоры, которая
является основным донором Сербской
Новый автомобильный завод
православной церкви. С другой стороны, исламская религиозная община финансируется диаспорой во всем мире
(в Чикаго существует организация, собирающая средства для Исламского
центра) и во многих исламских странах (правительство Малайзии, например, строит мечеть). Кроме того, необходимо подчеркнуть, что все три религиозных сообщества частично финансируются местными властями.
18 Босния и Герцеговина конституционно разделены на три нейтральных, самоуправляющихся
административных единицы: (боснийско-хорватскую) Федерацию, Республику Сербскую и автономного округа Брчко, который является частью обоих административных единиц.
42
Сребреница – повседневная жизнь после геноцида.
Модели, подобные «Дому доверия», организованному энтузиастом-директором SARA (организации, целью которой является повышение качества жизни женщин и молодежи) и ассоциации мультикультурных народных
танцев Васо Йовановича под руководством Ахмо, являются яркими лучами
света на темном небе Сребреницы19.
Будущее Сребреницы
До войны Сребреница была успешной туристической общиной (Спа Домавия, река Дрина, озеро Перучак), поэтому будущий потенциал Сребреницы связан со сферой туризма. Один из моих собеседников сказал, что
Сребреница должна создавать условия не для смерти, а для жизни, что
должно проявиться в различных туристических достопримечательностях.
Каньон реки Дрина глубиной свыше 600 м с лесами, где водятся дикие
животные, может быть превосходным местом для охоты, рыбалки, отдыха и
турпоходов, как это было до войны. Озеро Перучак также относится к категории возможных туристических достопримечательностей. В Сребренице
также можно заниматься лыжным спортом, пешеходным туризмом, экстремальными видами спорта и есть возможности для ночных туристических
походов. Сребреница также весьма богата природными ресурсами (древесина, руда, сельское хозяйство) и имеет хорошие перспективы в горнодобывающей и деревообрабатывающей промышленности. Источник целебной
минеральной воды «Црни губер» и когда-то успешный спа-курорт Домавия
в Сребренице также обладают большим потенциалом. В Сребренице также
есть весьма успешный словенский завод по производству автомобилей и
новый винный завод. Однако, город не восстановится после кризиса без
посторонней помощи. Цель различных международных организаций и местных органов власти должна заключаться в создании возможностей для
надлежащего использования природных ресурсов. Тем не менее, в первую
очередь необходимо завершить проект по строительству инфраструктуры,
в особенности, дорог.
Краткое содержание
В настоящее время Сребреница является недостаточно развитой общиной,
поэтому проводить сравнение с довоенным периодом невозможно. У многих людей сохранились чудесные воспоминания об их развитой в промышленном и туристическом отношении общине до войны, образцовой модели,
где мультиэтническое общество сочеталось с экономическим прогрессом
в социалистической системе. По этой причине сегодня население сильно
19 Я бы сказал, что это замечательно – то, как эти местные гуманисты и энтузиасты, боснийцы
и сербы, хотят восстановить дух солидарности и терпимости, который так необходим Сребренице. Однако, один тот факт, что каждый год на годовщину резни в Сребренице происходят
различные националистические инциденты, показывает нам, что ситуация далека от нормальной.
43
Воспоминания как вклад в примирение I:
Пример Юго-Восточной Европы (ЮВЕ)
ностальгирует по Югославии, и это в
значительной степени оправдано.
На сегодняшний день, экономическая ситуация в Сребренице
имеет признаки светлого будущего.
Поскольку все было уничтожено,
необходимо начать с самого основного, например, с инфраструктуры,
рабочих мест и взаимоотношений
среди населения. Высокий уровень
безработицы и неудовлетворительные условия жизни могут привести к новым конфликтам. Светлым
пятном может быть туризм. Многие
люди чувствуют, что у них нет перспектив, и используют любую возможность, чтобы уехать. После того
Сребреница сегодня
что произошло было бы, несомненно, нереалистичным полагать, что любовь заменит собой ненависть. И уже
улыбки сербского парня, адресованной боснийской девушке в баре, где
представители двух этнических групп сидят за разными столами, достаточно, чтобы посеять зерно любви или, как минимум, терпимости.
Школы в Сребренице находятся в плохом состоянии, но положение
улучшилось после открытия экономического и юридического факультетов.
Кроме того, высок процент молодежи, употребляющей алкоголь и наркотики. Среди молодых людей весьма распространено ощущение бесперспективности, и они полностью полагаются на свою судьбу. В будущем здесь
необходимо сделать нечто больше. Молодые люди также должны взять на
себя немного больше ответственности, так как их будущее находится только в их руках.
Религиозные отношения в Сребренице, в основном, пропитаны невежеством, хотя несколько недавних мультикультурных событий свидетельствуют о положительной тенденции («Дом доверия»). Тем не менее, религия по-прежнему чересчур переплетена с (опасными) древними мифами
и предрассудками, которые, к сожалению, были и до сих пор являются
основной причиной этнической ненависти и насилия.
Несмотря на очевидные проблемы, многие жители Сребреницы верят в
более светлое будущее. Эти люди знают, что нет ничего хуже войны, поэтому создание благоприятных условий для жизни является единственным
вариантом для них. Знают, что война – это не альтернатива. И сегодня
это очевидно в Сребренице. Возможно, поэтому вы можете почувствовать
в Сребренице подлинное балканское гостеприимство и то, что эти люди
сделают все возможное, чтобы жить в мире20. Самым удивительным в Среб20 Подобные ощущения и опыт также испытал Дж. Сакко, автор прекрасных комиксов «Горажде
– безопасный район».
44
Сребреница – повседневная жизнь после геноцида.
ренице сегодня является то, что там
есть люди (боснийцы, сербы и так
называемые «югославы»21 ), желающие восстановить мультикультурное
общество, которое когда-то было в
Сребренице.
Исследование принесло мне
больше вопросов, чем ответов,22 но
я уверен, что я стал лучше как человек. Сегодня вы можете сидеть в
одном из баров Сребреницы и смотреть футбольный матч с сербами и
боснийцами. Возможно, это значит
больше, чем мы думаем. На всей человеческой цивилизации лежит тень
Сребреницы, указывающая всем
нам и направляющая наши дейсСребреница сегодня
твия, чтобы не допустить еще один
взрыв балканской пороховой бочки. И как сказал один из моих собеседников: «Мы никогда больше не будем братьями, но мы можем быть хорошими
соседями, живущими в мире и терпимости».
21 В Сребренице я встречался с тремя очень интересными людьми среднего возраста, сформировавшими мультикультурную партию. Они назвали себя «югославами». Возможно, они являются
моделью для более светлого будущего Сребреницы.
22 Наиболее очевидно сложность балканского парадокса иллюстрируется событием, в котором
я участвовал в рамках Исторического проекта в Софии. После весьма эмоционального спора
между двумя друзьями, боснийцем и сербом, о войне в Боснии и Герцеговине, мне было непонятно, как через пару часов они могли вместе пить пиво и веселиться. Когда я им сказал, что
не понимаю их поведения, они начали смеяться. Один из них ответил: «Эй, словенец, есть еще
много того, чего ты не понимаешь».
45
Воспоминания как вклад в
примирение II: Армяно-Турецкий
проект
Армяно-Турецкое примирение посредством образования взрослых и
переосмысление истории. Опыт, приобретенный на практике
Назарет Назаретян
Армяно-Турецкое примирение
посредством образования
взрослых и переосмысление
истории. Опыт, приобретенный
на практике
Впервые мы столкнулись с темой «Переосмысления истории» в Армении во время презентации г-на
Уве Гартеншлегера (заместитель главы института dvv
international), в рамках недели образования взрослых
в Армении в 2006 году. В своей презентации с названием «История и самосознание или почему необходима
история», г-н Гартеншлегер изложил свой опыт, собранный во время проектной деятельности в этой сфере в Германии, государствах Юго-восточной Европы и
Центральной Азии. Еще тогда эта презентации вызвала
интересную дискуссию среди участников мероприятия.
При планировании на 2007 год мы, Назарет Назаретян и Маттиас Клингенберг, обсуждали идею о проектной деятельности к
теме «Переосмысление истории» и решили сделать попытку разработать
проект, направленный на Армяно-Турецкое примирение.
Уже сейчас мы готовы представить Вам первые результаты нашей работы.
Предпосылки
Прежде чем перейти к самому проекту, мы хотели бы кратко рассказать
о его предпосылках.
По случаю футбольного матча между сборными командами обоих стран в
рамках отборочных игр на Чемпионат Мира, в апреле 2008 года президент
Армении Серж Саргсян пригласил своего турецкого коллегу Абдулла Гюль в
Ереван, чтобы вместе наблюдать за игрой. 6го сентября состоялся футбольный матч, оба президента присутствовали на игре.
Исторически отношения между Арменией и Турцией складываются не
просто. Геноцид, в результате которого по различным данным было убито
49
Воспоминания как вклад в примирение II:
Армяно-Турецкий проект
до 1,5 млн. человек, все еще оспаривается турецким правительством.
Обе страны перенасыщены предрассудками и стереотипами. В Армении
существует большой недостаток доверия к Турции, то же самое относится
и к Турции.
В последние 2 года уже наблюдаются определенные процессы, ведущие
к примирению двух обществ. Кроме того, возникает все больше дискуссий
в обществах Армении и Турции.
Убийство турецкого журналиста с армянскими корнями Хранта Динка в
январе 2007 года оказало большое воздействие на общественное мнение в
Турции. Тысячи людей вышли на улицы Стамбула с плакатами «Я - Хрант»,
«Я армянин».
В начале декабря 2008 года 200 турецких интеллектуалов стартовали
интернет-акцию «Извинение» (http://www.ozurdiliyoruz.com/foreign.aspx).
До конца февраля 2010 количество человек, посетивших сайт, составило
около 30410. Все они подписались под текстом извинения.
Наблюдаются продвижения и в политических диалогах. В октябре 2009
года Министры иностранных дел Турции и Армении подписали два протокола: о возобновлении отношений и о развитии отношений между двумя
странами. Конституционный суд Армении признал соответствие протоколов
с Конституцией. Сейчас эти документы должны быть ратифицированы парламентами обоих стран.
3 этапа проекта
Этап 1: Сбор опыта
Международная конференция «Образование взрослых и межкультурный
диалог на перекрестке тысячелетий».
Конференция проводилась в рамках недели Образования взрослых в Армении в 2007 году. В конференции участвовали эксперты из 9ти стран.
Теме «История и Самосознание» была определена отдельная сессия, на
которой участвовали докладчики из стран Балкан, Молдовы, Узбекистана,
Турции и Армении. В конференции также принял участие и г-н Догу Эргил
из Турции. Он профессионально занимается вопросами «Истории и Самосознания». Все презентации были очень интересными и новыми для участников конференции. Важно было также и участие г-жи Вани Ивановой и г-жи
Елены Сабировой, которые презентовали проекты, проводящиеся на территориях Балканских государств и Узбекистана. В заключение конференции
мы с г-ном Эргил и г-жой Ивановой обсудили возможность дальнейшего
сотрудничества и установили сотрудничество на 2008 год.
Этап 2: Развитие проектных идей, определение основных действующих лиц
Введение мероприятий по переосмыслению истории (История и Самосознание) в Армении.
В 2008 году мы начали проведение мероприятий направленных на переосмысление истории. В октябре 2008 года состоялся первый рабочий семинар
на тему Армяно-Турецкого диалога в рамках деятельности нашего проекта.
50
Армяно-Турецкое примирение посредством образования взрослых и
переосмысление истории. Опыт, приобретенный на практике
Он назывался «История и Самосознание: Проведение мостов для диалога
и взаимопонимания» («History and
Identity: Building Bridges for Dialogue
and Understanding»). Программу семинара разрабатывала Ваня Иванова, координатор «Проекта История» dvv international в Балканских
странах. Выбор партнеров в Турции
проходил при поддержке г-на Догу
Эргил, профессора Университета Анкары. В Армении ответственными за
выбор участников были мы.
Со стороны Турции на семинаре
приняли участие 4 профессора, среПодготовительный семинар в Стамбуле
ди них г-н др. Догу Эргил, социолог,
проф. Университета Анкары, г-н др.
Фикрет Аданир, историк, проф. Университета Сабанчи, г-жа др. Лейла Нейзи, социолог и этнолог, доцент Университета Билги. С армянской стороны
на семинар прибыли г-жа др. Ануш Ховханнисян из Института востоковедения при Академии наук Армении, г-жа др. Хрануш Харатян из Центра этнологических исследований Армении «HAZARASHEN» и Института археологии
и этнографии при Академии наук Армении и г-н Храчжа Хакобджанян из
Ассоциации образования взрослых и обучения на протяжении всей жизни.
Семинар проводила г-жа Ваня Иванова из dvv international.
В работе семинара также приняли участие авторы этой статьи.
Цель рабочего семинара заключалась в создании дискуссии на тему восстановления истории посредством методологий образования взрослых.
Другой целью было обработки различных проектных идей в области образования взрослых, которые могли бы быть реализованы в рамках деятельности dvv international в Армении.
В течении трех дней обсуждались различные темы, среди которых были
также и стереотипы, существующие в обществе обоих государств, презентация истории и методов «рассказанных историй» («Oral History»).
Рабочая группа посетила Музей Геноцида в Ереване, экскурсию в котором провел директор музея г-н др. Хайк Демоян.
По завершению семинара были предложены и обсуждены следующие
идеи для возможной проектной деятельности dvv international в области
Армяно-Турецкого примирения.
Следующие идеи были предварительно предложены и обсуждены:
• Проведение исследований в Армении и Турции на предмет представления людей друг о друге;
• Написание совместной книги (sharing common history) к происшествиям
в 19-ом и 20-ом веках в Армении и Турции;
• Создание собрания рассказов жителей Армении и Турции о 19-ом и 20ом веках;
51
Воспоминания как вклад в примирение II:
Армяно-Турецкий проект
• Проведение серии Летних школ с тематикой oral history для молодых и
взрослых из Армении и Турции
Через две недели после проведения рабочего семинара в турецких СМИ
было опубликовано несколько статей. Среди них и англоязычная газета
«Türkish Daily News», которая опубликовала статью под названием «Академики кладут фундамент миру» («Academics grasp a mantle of peace»), в
котором участники из Турции выразили свои идеи о семинаре и возможных
проектах.
Этап 3: Проведение проекта
Образование взрослых и Oral History как вклад в Армяно-Турецкое примирение.
После семинара в Ереване мы много обсуждали, какие из разработанных проектов, исходя из нашего опыта, были бы осуществимы и интересны
для нашей дальнейшей деятельности в области Армяно-Турецкого примирения.
Выбор пал на две темы:
• Создание собрания рассказов жителей Армении и Турции о 19-ом и 20ом веках;
• Проведение серии Летних школ с тематикой oral history для молодых и
взрослых из Армении и Турции
После определения тем мы начали работу над концепцией нового проекта и написанием проектной заявки.
Кем являются наши партнеры?
Для нас было важно найти подходящих партнеров в Армении и Турции,
достаточно открытых для того, чтобы осуществить с нами этот проект.
В первую очередь мы выбрали научных советников в лице г-жи др. Лейлы Нейзи из Университета Сабанчи в Стамбуле и г-жи др. Хрануш ХаратянАракелян из Института археологии и этнографии Академии наук Армении.
Оба эксперта принимали участие в первом рабочем семинаре «History
and Identity: Building Bridges for Dialogue and Understanding» в октябре 2008
года и имеют многолетний опыт научных исследований в области этнографии.
Также, при поддержке научных советников мы выбрали два партнера
среди ННО в Армении и Турции.
«HAZARASHEN» Центр этнографических исследований в Армении и
«ANADOLU KÜLTÜR» в Турции.
На этом месте мы хотели бы ознакомить Вас с нашими партнерскими организациями.
Партнер в Армении: «HAZARASHEN»
HAZARASHEN был основан как независимая и общественная ННО в августе 1997 года в Ереване. Основная цель HAZARASHEN – это исследование,
52
Армяно-Турецкое примирение посредством образования взрослых и
переосмысление истории. Опыт, приобретенный на практике
оценка и прогноз социально-экономических, культурных и этнических процессов в Армении и в ее
соседних регионах с использованием современных этнологических
и этнографических методов. Таким
образом, эта организация стремится внести свой вклад как в мирное
рассмотрение и разрешение межэтнических конфликтов в регионе,
так и в развитие открытого гражданского общества в Армении.
При этом она сотрудничает с этническими и культурными меньшинствами страны, они включают
в себя, прежде всего обделенные
группы людей, таких как беженцев, Первый семинар по примирению в Ереване
преследуемых по причине религиозных убеждений и бедных.
Кроме того HAZARASHEN способствует и развитию этнологии и этнографии как науки (социо-культурная этнография) в Армении.
В последние годы HAZARASHEN успешно сотрудничала с другими международными организациями, напр. с GTZ (различные исследования об уровне бедности в Армении), со Всемирным банком (в области малых и средних
предприятий в сельскохозяйственном секторе), с UNESCAP (анализ уровня
бедности и занятости), с UNHCR (исследования о состоянии дел с беженцами и межкультурными конфликтами) и с Open Society Institute (анализ
миграции и способов управления).
Партнер из Турции: «ANADOLU KÜLTÜR»
ННО ANADOLU KÜLTÜR была основана в 2002 году в Стамбуле и ставит
себе цель, посредством искусства и культуры устанавливать мосты между
культурами и народами. Выдержка из устава ННО:
«ANADOLU KÜLTÜR верит в то, что люди различных происхождений, самосознаний и вероисповеданий могут общаться посредством артистичных
форм самовыражения и что обмен между культурами может привести к взаимопониманию и сопереживанию.»
Организация обладает обширным опытом сотрудничества со многими турецкими, кавказскими и международными партнерами. Кроме того и с Гете
Институтом, с которым она проводила неделю короткометражных фильмов.
Помимо деятельности во всех областях искусства и культуры (кино, ли по этой теме смотрите также представление ННО на сайте www.anadolukultur.org/en/calisma_
alanlari.asp
53
Воспоминания как вклад в примирение II:
Армяно-Турецкий проект
тература, фотография, современное
искусство, перфоманс, музыка и охрана культурного наследия) для данного
проекта важен и опыт, прежде всего
в области межкультурного диалога
и специальная программа «Kaukasus
Initiative».
В
рамках
программы
«Kaukasus Initiative» в городе Карс
(вблизи границы с Грузией и Арменией) в 2005 году был открыт «Kars Arts
Center», который стремится оживить
межкультурный диалог посредством
турецко-кавказских культурных мероприятий, прежде всего с Арменией,
Армянская церковь в Стамбуле
чтобы уменьшить существующие страхи соприкосновения.
Частью программы межкультурного диалога являются и распространение
инструментов и методик oral history и работы с очевидцами развития исторических процессов, этот принцип также будет полезен и во время проведения второго летнего лагеря в Турции.
При развитии и проведения проекта мы также преследовали и следующие цели:
• Внести вклад в процесс примирения Армении и Турции
• Работа над предрассудками у участников и привлеченных
• Изучение методик, подходов и инструментов мирного разрешения
конфликтов
• Изучение и апробирование методов работы с историей и с очевидцами
• Использование методик, подходов и инструментов мирной работы над
конфликтами
• Пополнение исторической картины посредством «истории снизу» (подход oral history)
Кем являлись наши целевые группы?
Непосредственной целевой группой являлись 20 студентов из Армении и
Турции, которые во время всего проекта могли друг с другом познакомиться, работать над существующими в обществах обоих государств предрассудками и изучить методы oral history и методы работы с очевидцами. Полученные знания во время студенческого лагеря, большинство студентов
смогли применить на последующих интервью с очевидцами. Кроме того,
после последней рабочей встречи в Стамбуле, студенты могли презентовать набранный опыт и сделать свой вклад в подготовку публикации.
Мы уверены в том, что потенциал разрешения конфликтов существует и,
прежде всего, у молодежи.
Общество обоих государств, как и Всемирное сообщество экспертов в
этой области – также являются нашей целевой группой. Публикация будет
54
Армяно-Турецкое примирение посредством образования взрослых и
переосмысление истории. Опыт, приобретенный на практике
издаваться на трех языках: на армянском, турецком и английском. Для нас
было важно представить друг другу истории очевидцев двух обществ и тем
самым внести вклад к их дальнейшему сближению.
Косвенной целевой группы проекта являлись все привлеченные в проект
эксперты. Успешное сотрудничество экспертов из обеих стран на научном
уровне явилось вызовом, с которым всей команде удалось справиться.
Опосредованно, изложение истории очевидцев в Армении уже изменилось. Эксперты из различных институтов и университетов поменяли свое
отношение к методам oral history и имеют сейчас совсем иное отношение к
историям, рассказанных очевидцами, что в свою очередь будет сказываться и на их студентах. На долгосрочной основе это имело бы влияние и на
социальные науки в Армении. В Турции метод уже интегрирован в учебные
программы некоторых университетов.
Основные действующие лица:
Помимо двух научных советников в работу проекта были включены
Из Турции
Осман Кавала - ANADOLU KÜLTÜR
Сибил Чекмен - ANADOLU KÜLTÜR
Хайдар Даричи - ассистент из Университета Сабанчи – научная команда
Езги Гюнер - ассистент из Университета
Сабанчи – научная команда
Сибель Максудиан - ассистент из Университета Сабанчи – научная команда
Из Армении
Ануш Хоханнисян – Академия наук Республики Армения, Институт Востоковедения – научная команда
Лузине Харатьян Lusine Kharatyan - Академия наук Республики Армения, Институт
археологии и этнографии – научная команда
Микаэль Золян – председательство по
правам человека при UNESCO, изучение
демократии и Европы; Ереванский государственный Университет им. В. Брусова
– научная команда
Ара Гулян - „Hazarashen« Центр этнологических исследований Армении
Самвел Карабекян – Ереванский Государственный Университет, факультет Востоковедения
dvv international
Маттиас Клингенберг – Руководитель региона Азия
Ваня Иванова – Проект по истории Бал- Армянское кладбище в Стамбуле
55
Воспоминания как вклад в примирение II:
Армяно-Турецкий проект
канских государств
Назарет Назатерян – Управляющий филиалом в Армении
Варужан Аванесян – Ассистент по проекту
Патриция Розенберг - Практикантка
Мероприятия по проекту
Проектом предусматривалось проведение двух главных мероприятий:
Мероприятие 1: «Летний лагерь для молодых взрослых из Армении и Турции»
Мероприятие 2: «Вспомнить вместе: Мгновения совместного восприятия
истории турками и армянами» (компоненты oral history)
Ход проекта
Подготовительная встреча в Стамбуле
В качестве первого мероприятия в рамках проекта была организованна
рабочая встреча в конце августа 2009 в Стамбуле. В течении двух дней
партнеры имели возможность познакомиться друг с другом, разработать
основные правила сотрудничества, начать планирование летнего лагеря
(Мероприятие 1). Ученные представили их соображения по исследованиям
(Мероприятие 2).
По той причине, что время, выделенное на проект, было ограниченным,
было очень важно предпринять правильное планирование процесса реализации проекта. Уже сегодня мы можем сказать, что, несмотря на двух месячное опоздание, нам удалось провести проект в запланированном объеме
и качестве.
Мероприятие 1: «Летний лагерь для молодых взрослых из Армении и Турции» в Дилижане.
Для того чтобы обеспечить высокую эффективность студенческого лагеря отбор студентов для участия был очень важен. Чтобы лучшим образом
провести отбор мы попросили организовать его процесс бюро Германской
Службы Академического Обмена (DAAD) в Ереване и Стамбуле.
Разработанные заявочные формуляры на английском языке были разосланы партнерам DAAD и в другие академические организации и ННО в
Армении и Турции.
Требованиями для участия в лагере были хорошие знания английского
языка, гражданство Армении или Турции, как и принадлежность к социальным наукам.
Из Армении поступило 45, из Турции более 80ти заявлений от студентов
из различных университетов. Отбор был организован в два этапа. Сначала
проходил выбор по резюме желающих. Затем для прошедших студентов
проводились собеседования. В итоге было выбрано по 10 студентов из каждой страны.
Выбраны были студенты из Ереванского Государственного, Государственного Лингвистического, Российско-Армянского Университетов и Региональной Европейской Академии в Ереване и из Университетов Богазичи, Коч,
56
Армяно-Турецкое примирение посредством образования взрослых и
переосмысление истории. Опыт, приобретенный на практике
Сабанчи в Стамбуле и Анкаре.
Одновременно с отбором студентов
мы с помощью научных советников
выбрали тренеров для летнего лагеря.
Студенческий лагерь длился 7
дней. Все участники были заселены
в гостинице «Dilijan Resort» в г. Дилижан. В гостинице «Dilijan Resort»
имеется все необходимое для проведения семинара. Дилижан – небольшой город, находящийся в 100 км.
севернее Еревана.
Во время проведения лагеря нашими основными темами стали:
• Межкультурные диалоги в теории
Летний лагерь в Дилижане
и на практике;
• Историческая сеть dvv international
– опыт, набранный в Центральной Азии и на Балканах;
• Oral history в теории и на практике;
• Примеры книг по истории в Балканских государствах и на Южном Кавказе;
• Тренинг к методу oral history на практике, проведение интервью в Дилижане и по соседству;
На открытии студенческого лагеря присутствовала г-жа Мелани Мольтманн – заместитель посла ФРГ в Армении.
Начали мы с темы «Межкультурные диалоги в теории и на практике» для
того, чтобы сблизить молодых людей и создать атмосферу доверия во избежание возможных конфликтов.
Затем, Маттиас Клингенберг, Ваня Иванова и Патриция Розенберг сделали презентацию сети dvv international по работе с историей. Были представлены успешные проекты в различных странах. Тем самым, студенты могли
лучше понять, какой проект проводится с их поддержкой.
Г-жа Микаель Кулури из Пелопоннесского Университета Греции представила проект «Учебники по истории на Балканах» («History textbooks in the
Balkans») и его результаты.
Г-н Микаэль Золян из Государственного Университета Лингвистики в свою
очередь, презентовал результаты проекта «Narratives of National History in
the History Textbooks of the South Caucasus» («Изложения Национальной
истории в учебниках по истории Южного Кавказа»).
После теоретического введения в методику oral history были проведены
практические интервью в Дилижане и его окрестностях. В тот же вечер студенты могли обменяться впечатлениями от проведенных ими интервью.
В один из дней студенческого лагеря, 10го октября 2009 года были подписаны Армяно-Турецкие Протоколы в Цюрихе. Все участники следили за
трех часовым процессом подписания.
57
Воспоминания как вклад в примирение II:
Армяно-Турецкий проект
Для примирения двух стран очень важны культурные программы. Обширная программа свободного времени была призвана помочь, познакомится
поближе, снизить предрассудки и страх соприкосновения. Во время лагеря
было организованно посещение Музея Паражанова в Ереване. Директор
музея, г-н Завен Саргсян, лично провел экскурсию.
Для вечерней программы ANADOULU KÜLTÜR с разрешения авторов предоставил к просмотру два фильма, близких к тематике проекта.
Ежегодно в октябре в Ереване проходит празднование дня рождения города. Студенты из Турции имели возможность прогуляться в этот день по
Еревану и принять участие в различных культурных мероприятиях.
Студенты из Турции также посетили и Музей Геноциду в Ереване.
Более подробная информацию о проекте изложена на сайте на армянском, турецком и английских языках: www.learningtolisten.de
Мероприятие 2: «Вспомнить вместе: Мгновения совместного восприятия
истории турками и армянами» (компоненты oral history)
После окончания студенческого лагеря обе научные группы в Армении и
Турции начали проведение интервью.
Профессиональным фотографом в Ереване был проведен небольшой тренинг по фото и видео съемки для студентов. В исследованиях главную роль
при поддержке своих групп играли оба советника, г-жа Нейзи и г-жа Харатьян. В Армении в сбор интервью помимо научной группы были вовлечены
и студенты, участвовавшие в лагере. Все студенты могли задавать вопросы
во время интервью, подготавливать рукописи, некоторые делали фото и
видео съемки.
Обе научные команды из ННО «Hazarashen» и Университет Сабанчи для
проведения проектов oral history были полностью оснащены современной
компьютерной, аудио, фото и видео техникой.
В Армении интервью было проведено с 35 людьми, в Турции более чем с
80тью. В Армении было написано более 1000чи страниц текста, сделано сотни фотографии и несколько часов видеосъемки. Интервью проводились с
октября по декабрь 2009 года. Публикация была издана в феврале 2010.
Интервью проводились в различных
местностях Армении и Турции, некоторые из них: Ереван, Гюмри, Ванадзор, Уян, Ашнак, Ечмиадзин, Армавир
в Армении и Стамбул и окрестности
восточной части Турции.
Подробный список опрошенных в
Армении опубликован в книги.
Они рассказывали свои личные истории, как и истории своих родителей. В книге можно найти множество
эмоциональных моментов.
Летний лагерь в Дилижане –
Мы надеемся, что книга привлечет
интервью с очевидцем
58
Армяно-Турецкое примирение посредством образования взрослых и
переосмысление истории. Опыт, приобретенный на практике
внимание и затронет душу и простых читателей.
В Армении все аудио, фото, видео и текстовые документы находятся у
научного советника проекта г-жи Хрануш Харатьян и после проекта будут
переданы Институту археологии и этнографии Академии наук Республики
Армения для дальнейшего пользования и архивирования.
Завершающий рабочий семинар в Стамбуле.
Последняя встреча в рамках проекта состоялась в Стамбуле. Весь состав
участников проекта, ученные и студенты 3 дня рассматривали и обсуждали
результаты исследований, как и дизайн имеющейся публикации.
Студенты также имели возможность, поделится своим опытом, собранным
во время исследований.
Армянские и турецкие студенты вместе посещали достопримечательности
и выставки культурной столицы Европы 2010 – Стамбула.
В завершении состоялась пресс-конференция с участием представителя
Консулата ФРГ в Стамбуле.
Конференция проводилась на трех языках (армянский, турецкий и английский) и передавалась различными средствами связи в Армении. Публиковалось несколько сообщений и в армянской и в турецкой прессе.
Конкретными результатами проекта можно считать следующее:
• Популяризация метода oral history в научных кругах Армении и Турции;
• Вклад в процесс примирения обществ обоих государств
• Прямые контакты между студентами и учеными
• Публикация историй очевидцев
• Сводки средств массовой информации
• Сотрудничество экспертов
• Практический тренинг для студентов
На этом месте, мы хотели бы сердечно поблагодарить наши донорские
организации – Министерство Иностранных Дел и Министерство по экономическому сотрудничеству и развитию ФРГ. Без их поддержки, реализация
проекта была бы невозможна. Также, мы хотели бы поблагодарить наших
партнеров «ANADOLU KÜLTÜR» и ННО «HAZARASHEN», как и наших советников г-жу Хрануш Харатян и г-жу Лейда Нейзи, руководителя проекта г-на
Маттиаса Клингенберга, эксперта г-жу Ваня Иванова и остальных экспертов и студентов.
Более подробную информацию о проекте Вы сможете найти на сайте проекта на армянском, турецком и английском языках:
www.learningtolisten.de
59
Центральная Азия: история и
самосознание (сплочение нации)
Социокультурный альманах Узбекистана
Комил Каланов
Социокультурный
альманах Узбекистана
Уже почти 20 лет как разрушилась советская империя.
В этот период в Узбекистане и в других республиках,
входивших в состав Советского Союза, многое изменилось. Развилось новое мышление и мировоззрение, произошли большие изменения в инфраструктуре страны,
появилась частная собственность. Вместо кириллицы,
в школе введен латинский алфавит, во всех государственных учреждениях появились условия для делопроизводства на узбекском языке, людям дана возможность
осуществлять свое религиозное вероисповедование, и
так далее. Естественно, были достижения, иногда совершались ошибки, и в какой-то степени они продолжались
в той или иной форме. Но чтобы ни случилось, всё это
история народа Узбекистана.
В освещении исторических фактов некоторые исследователи выражают
субъективное отношение. Историю мы изучаем, чтобы не повторять сделанных ошибок, чтобы уважать наших предков и родителей или делать выводы
об эпохе и их достигнутых победах; мы вновь и вновь обращаемся к ней,
чтобы понять причину того, в каком мире мы живём. Главное, в памяти поколения должен оставаться положительный дух «человеческого фактора»,
для этого мы тщательно рассматриваем каждую страницу истории.
В последнее время специалисты различных научных направлений лингвистики, социологии, - специалисты в области религии, журналисты, педагоги, географы начали серьёзно заниматься вопросами новейшей истории.
Из-за процесса осмысления идентичности в независимых государствах,
специалисты различных сфер начали считать необходимым участие в
важном факторе строительства государства. Быть может, мы ошибаемся в
применении слова «необходимый», по правде говоря, специалисты различных сфер (в последние 10 лет), выражали свое отношение к историческому
процессу, стараясь активно участвовать в нем. Не отрицаем того, что это не
может не нравиться некоторым историкам, но действительность состоит в
том, что порой специалисты других областей из своего исследовательского
объекта, в какой-то мере, вносят соответствующую долю в толкование исторического процесса.
Одним словом, в начале процесса идентичности и воплощения новой
национальной идеи в независимых государствах осуществлялся за счет
63
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
обоснованных и необоснованных амбиций. Позже специалисты начали
понимать, что из этого ничего хорошего не выйдет. Споры и диспуты на
национальные и религиозные темы иногда из-за напряженной нервной обстановки превращались в конфликтную ситуацию, которая стала толчком
к появлению геополитических и геоэкономических проблем. Представляемые распоряжению читателя взгляды и мнения в данной статье в основном
будут нести информационный характер.
По инициативе и поддержке Представительства Немецкой Ассоциации
Народных Университетов (dvv international), ведущего свою деятельность
в Ташкенте, в 2009 году был начат своеобразный проект по программе
«Развитие образования взрослых». Проект называется «Социокультурный
альманах Узбекистана». «Альманах» охватывает существующие ценности
и традиции в социально-культурной жизни узбекского общества, бытовой
образ жизни и ментальность проживающих здесь людей, различных национальностей и вероисповедования. Все это изучается в стиле «устной
истории».
16 - 19 июня 2008 г. при финансовой поддержке Представительства
Немецкой Ассоциации Народных Университетов (dvv international) была
организована научная командировка специалистов Узбекистана в город
Красноярск (Россия), по теме «Современные тенденции развития образования взрослых». В составе научной группы Маттиас Клингенберг,
Елена Сабирова, специалист по программе образование взрослых Гаухар
Худайбергенова и автор Комил Каланов. Во время конференции наше внимание привлекла книга - альманах «Байкальская Сибирь. Предисловие 21
века», которая явилась результатом научного эксперимента, проведенного
группой сибирских исследователей во главе с Михаилом Рожанским. Был
поднят вопрос о проведении такого эксперимента в Узбекистане. Стороны
начали обсуждать вопрос его осуществления. 25 - 30 августа 2008 г. в г.
Иркутске на научно-практическом семинаре по повышению квалификации социологов, «Поколения, социальная
энергия и исторические альтернативы в советском и постсоветском обществе», были
выработаны теоретические и
стилевые виды проекта для
осуществления в Узбекистане. Исходя из этого была
создана научная группа, в
состав которой вошли люди
разных
национальностей,
а также разного возраста и
специальностей, из различных регионов страны.
Участники семинара по устной истории
Нами
были
привлечены
64
Социокультурный альманах Узбекистана
участники из высших учебных
заведений, специалисты из академических институтoв и вузoв.
В состав авторов будущего альманаха вошли историки, журналисты, социологи, филологи,
психологи, географы, этнографы, биологи. Вместо предполагаемых 20 группа стала насчитывать 34 человека. Из них 2
- доктора наук, 15 - кандидаты
наук, 5 - учителя и исследователи в университетах и исГруппа авторов социокультурного альманаха
следовательских институтах, 1
аспирант, 4 магистранта, 4 студента бакалаврита и 3 сотрудника негосударственных учреждений. Самому
старшему члену научной группы 72 года, а самой младшей 20 лет. Национальный состав широкий - представители узбекской, русской, татарской,
киргизской, армянской, таджикской, корейской, азербайджанской, турецкой, каракалпакской и уйгурской национальностей. Кроме того, представители авторского состава альманаха - это местные специалисты, умеющие
осветить все характерные особенности регионов страны.
Проект, проходил в 4 этапа:
1. Первый семинар: «История и самосознание: местные особенности, программа и методы исследования» со 2 по 5 марта 2009 г. в г. Ташкенте.
2. Второй семинар: «История и самосознание: социальное пространство
(город, поселок, село) как предмет исследования» прошел с 13 по 16
мая 2009 г. в г. Ташкенте.
3. Третий семинар: «Исследование «мест памяти»: понятия, возможности,
образцы» прошел с 19 по 25 августа 2009 г. в г. Ташкенте. Был приглашён российский иследователь проф. И. Штейнберг. Участники обсудили
предварительные варианты статей. В ходе обсуждения некоторые участники изменили тему исследования
4. Редакторская работа: подготовка к изданию.
Члены организованной рабочей группы предложили разделить содержание альманаха на 5 частей, а именно:
• Первый раздел называется «Многоголосый Ташкент», здесь можно
ознакомиться со статьями: «Жактовские дворы 60-х», «Взгляд иностранцев на город», «Квартальная махалля», «Мост «Оборотень»», «Жизнь в
общежитии», «Сердце Ташкента», «Там, где светло и тепло», «Ташкентские базары».
• Во втором разделе «Города и кишлаки» читателю предложены статьи: «Шахтерский городок Красногорск», «Медресе (Мир Араб) в Бухаре», «Джума - город Пятница», «Армянская церковь в Самарканде»,
«Город Навои», «Город Термез», «Забытые кишлаки», «Путешествие в
65
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
Кунград».
• Отражение бытовой жизни нашло в третьем разделе «Люди и жизнь».
В нем читателю представлены следующие статьи: «Дом моего детства»,
«Детство в Канди», «Женщины – челноки г.Навои», «Куда утекают реки
…», «Воспоминания о Шерджане».
• Четвертый раздел - это «Судьбы». В этом разделе авторы обратились
к историческим страницам своей жизни. Здесь мы можем прочитать такие статьи как: «Язык, который стал нужен», «Генеалогия деда», «И
судьба с судьбою говорит …», «Риштан: связь поколений», «Интеллигент», «Судьба, определенная обычаями».
• «Образ жизни» это заключительный раздел об образе жизни наших
соотечественников в годы независимости. Здесь можно прочитать статьи
под названиями: «Опередившие время», «Сетевой маркетинг с ташкентским акцентом», «Молодежь в Интернете», «Съеденные сады», «Надо
взять большой чугунный котёл», «Гончары Хорезма», «Рассвет большого
города».
В столице Узбекистана в г. Ташкенте проживает около 3 млн. человек. В
этом громадном мегаполисе контраст восточной и западной культур привлекает внимание многих. В первом разделе альманаха представлены статьи о
традиционной части Ташкента, о сооружениях где до сих пор чувствуется
дух советского периода, о студенческой среде и городском транспорте.
Из стран Центральной Азии Узбекистан считается самой густонаселенной
страной. По данным на 2009 г. население страны составляло 27 млн. человек. Во втором разделе «Города и кишлаки» авторы приводят картины
бытового образа жизни в маленьких городах и селах, расположенных в
различных частях страны. Знакомясь со статьями данного раздела, читатель может находиться одновременно в двух эпохах, становясь свидетелем крутого поворота социальнокультурного облика одного села
или города в советский период и
в годы независимости.
В третьем разделе «Люди и
жизнь» авторы описывают произошедшие и происходящие события и случаи из жизни простых
людей; каким образом жизнь в
советское время, основанная на
плановой экономике, в годы независимости приспособляется к рыночной экономике.
В
аграрно-индустриальной
стране, к которой относится Узбекистан, большинство ценностей,
обычаев и обрядов развивалось в
связи с земельно-водяными факВручение сертификатов участникам семинара
торами.
66
Социокультурный альманах Узбекистана
В страну с благоприятным климатом для выращивания продуктов по
инициативе государственных руководителей СССР в первой половине
20 века было депортировано множество малых народов. Один из них
– корейцы, кроме их образа жизни,
языка и обычаев, статьи о судьбе
корейского народа оставят большое
впечатление у читателя. Этот раздел
непосредственно связан с судьбами людей, авторы информируют о
неизвестных нам судьбах, о трудностях узбекского народа в годы репрессий.
В последнем разделе «Образ
жизни» авторы в своих статьях
дают сведения об обрядах и обычаях, успевшими стать (в какой-то
степени) традиционными в повседневной жизни граждан в годы независимости. Здесь читатель будет наблюдать адаптацию людей к новому
обществу.
Дискуссия участников
В общем, на основе подготавливаемого
проекта Представительства Немецкой Ассоциации Народных
Университетов (dvv international)
Альманах рассчитан на широкий
круг читателя, поэтому здесь присутствуют научно-публицистический Альманах
стиль.
Планируется издательство альманаха на трех языках (русском, узбекском и немецком). Мы считаем, что изданный альманах заинтересует читателя, и с его помощью читатель познакомится с ежедневной жизнью и бытом некоторых сторон узбекистанцев. В
любом случае, он лишь отражает часть своеобразной культуры населения,
проживающего в этой стране.
В процессе подготовки альманаха, использовался опыт российских специалистов, в частности М.Рожанского. В результате мы смогли не только
подготовить альманах на должном уровне, но и аккумулировать огромный
научно-академический и человеческий капитал в лице нашего авторского коллектива. Мы уверены, что потенциал сложившейся научной группы
позволит нам и в дальнейшем провести уникальные научные исследования
67
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
Презентация альманаха
68
не только в рамках страны, но и всего
центральноазиатского и всего постсоветского региона. Для этого желательно создание независимого исследовательского центра, ядро которого уже
сложилoсь в рамках нашего коллектива. Например, кандидат исторических
наук А.Сабиров уже принимает ряд мер
по организации Центра «Oral history» в
Ташкенте.
В настоящее время, в процессе глобализации и развития информационного общества смена идей происходит
ускоренными темпами. Возникает проблема сохранения исторической памяти старшего поколения. Исходя из этой
точки зрения, вышепредложенный метод является оправданным.
«Oral history» - от проектов dvv international
к узбекистанской практике
Алишер Сабиров
«Oral history» - от проектов
dvv international к
узбекистанской практике
Воспоминания во имя будущего
Из более чем, 20 различных проектов реализуемых
dvv international в Центральной Азии, ориентированных на улучшение общего социального положения в
регионе, весьма любопытным является совместный
проект с Гёте-Институтом, Германской службой академических обменов (DAAD), Фондом Фридриха Эберта и
Фондом Герды Хенкель «История и самосознание».
Историческое сознание это оценка прошлого во всем
ее многообразии, присущим и характерном как для общества в целом, так и для различных социальных и
этносоциальных групп и отдельных людей. Тем самым
общности людей осмысливая свое прошлое, могут воспроизвести его в пространстве и времени во всех его
трех состояниях – прошлом, настоящем и будущем, способствуя связи времен и поколений.
Старт германскому проекту в Узбекистане, был дан в 2005 году. По
мнению немецких коллег, в регионе принято видеть собственную историю,
скорее, как символ, нежели тем, что можно пересмотреть и переосмыслить.
По мнению узбекского историка Равшана Абдуллаева «чрезмерная любовь
к своей истории, оправданная в моральном плане, в исследовательском,
как правило, приводило (и приводит) к крайнему субъективизму…» (Р. Абдуллаев Историческое сознание и своевременная историческая наука Узбекистана – в кн. История и самосознание II. Узбекистан и Германия в XX
веке. Ташкент. 2007)
Центральная Азия имеет долгую общую историю, общую историю (преимущественно) мирного сосуществования самых разных народов, многие
жители этого региона имели и имеют совершенно личный подход к этой
теме; это могут быть родственники, живущие в соседней стране, это могут быть те периоды в жизни (например, образование), которые провел в
другой части региона, или это может быть история собственного народа,
выходящая за рамки границ.
69
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
Немецкие организации работающие в Узбекистане, не без основания считают, что их опыт переосмысления своей истории, объединения Европы,
которая прежде всего является историческим процессом, может быть полезен молодым независимым государствам постсоветской Средней Азии.
Именно для немцев, которые лишь несколькими годами ранее основания
Европейского Экономического Сообщества, (1957 г.) покрыли весь континент смертью и разорением, конфронтация со своим собственным, обремененным виной прошлым и шаг признания и раскаяния явились предпосылкой для активного участия в объединении Европы. И не случайно одна
из проектных недель в рамках «Истории и самосознания» проходила под
общей темой «Региональная интеграция и история в Узбекистане и Германии».
В рамках этого проекта Гёте-институт концентрировался на дискуссии
о роли институтов в процессах регионального объединения на примере
Европейского Союза. Фонд Фридриха Эберта занимался вопросами структурной связи образования национального самосознания и определения национально-государственных интересов, Германскaя службa академических
обменов DAAD рассмотривала тему образования национальных государств,
Фонд Фридриха Науманна сконцентрировался на работе с молодым поколением, Фонд им. Герды Хенкель продолжил работу в формате «Две страны,
две перспективы».
Одним из малоизученных аспектов исторического самосознания, является историческая память, через которую осуществляется исторические
воззрения народа, отношения его к истории. Если нация нацелена на
будущее, она должна хранить память о прошлом. Каждый народ извлекает
уроки из прошлого, суровых и тяжелых, светлых и знаменательных дней,
исторических испытаний и достижений. Как справедливо заметил лидер
Узбекистана И.А. Каримов «Нет будущего без исторической памяти».
В связи с этим dvv international
четко обозначил свой ракурс в
данном проекте - принцип осознания истории через её личностное восприятие очевидцами
событий.
Мои наблюдения и непосредственное участие как местного эксперта в этом в проекте показывают, что dvv international удалось с
самого начала грамотно и адекватно местному контексту сформировать стратегию проекта.
Региональная разговорная чайхана
в Ташкенте
70
На начальном этапе Представительство dvv international в Узбекистане выступила с инициативой
«Oral history» - от проектов dvv international
к узбекистанской практике
работы с очевидцами истории в махаллях - традиционный социальный институт общинного типа, жители которого осуществляют местное самоуправление города Ташкента. (Проект «Разговорная чайхана». Чайхана – культурный и общественный центр в Узбекистане).
Работа с очевидцами истории проводилась на основе биографических
методов. Эти методы позволили изучать историю и представить живую
картину прошедших событий на основе прошлого конкретного человека, а
также на примере биографий аксакалов (пожилых людей). Благодаря этой
работе пожилые жители махалли стали активнее участвовать в деле воспитания подрастающего поколения для осмысления молодежью лучших
национальных традиций через изучение истории.
Логическим продолжением, в рамках этой стратегии работы Представительства, стали семинары, так как назрела необходимость изложения рассказов очевидцев на бумаге для будущих поколений. Они стали своеобразным мастер-классом для тех, кто решил взяться за перо для изложения
воспоминаний прошлого. Участниками семинара были как представители
махаллей города Ташкента, так и специалисты в области образования
взрослых. В результате появляется книга воспоминаний о событии 40-летней давности - ташкентского землетрясения 1966 года, для передачи информации молодым поколениям Узбекистана и других стран (Ташкентское
землетрясение 1966 года. Воспоминания очевидцев. Ташкент 2006 г.).
Это послужило своеобразным импульсом для многих активистов участвующих в проекте, продолжить деятельность в этом направлении. Появилась
мотивация записать собственные воспоминания, выпустить книги, фильмы,
создать фотосайты. Компонент dvv international проекта «История и самосознания выходит на более качественный и одновременно сложный уровень
– к ранее слабо изученной теме «oral history».
«Oral history»
«Оral history» (устная история) – это записанные на магнитофонную
плёнку воспоминания людей о своей жизни, о событиях прошлого, свидетелями которых они были.
Еще в XIX в. ведущей тенденцией в рамках процесса профессионализации истории была документальная традиция. Инициировал профессиональную подготовку историков немецкий историк Леопольд фон Ранке,
чей научный семинар в Берлинском университете, превратился в самый
престижный в Европе центр. Под влиянием немецкой исторической школы сорбонские исследователи К.-В. Ланглуа и Шарль Сейнобо начали свой
классический учебник «Введение в изучение истории» (1898 г.) с категорического утверждения, что «нет документов – нет истории». Таким образом,
развитие научной критики источников, а затем утверждение позитивизма
привели к установлению в историографии своеобразного «культа факта»,
опиравшегося на представления о безусловной достоверности письменного
документа.
71
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
Но ко второй половине ХХ в. документальный метод, как основной, у
историков стал постепенно проходить. Многие ученые-обществоведы, например, английский философ, археолог и историк Древней Британии Робин
Джордж Коллингвуд в своей «Идее истории» (1946 г.), призвали к критическому анализу и сопоставлению различных источников для установления
фактов. Один из основателей школы «Анналов» Марк Блок, сочетавший
архивные поиски с изучением формы полей, географических названий и
фольклора, много беседовал с крестьянами французской глубинки. Тем не
менее, устную историю можно считать сравнительно молодым явлением в
историографии.
Как современная технология сбора исторических источников и самостоятельное научное направление «oral history» сложилась после Второй мировой войны.
Причем устная история стала использоваться в образовании и даже изменила учебники по истории.
Европейская историческая наука, сначала критически относилась к устной традиции, но в последней четверти ХХ века и она обратилась к устной
истории. При этом здесь доминировали сюжеты, связанные с социальными катаклизмами и потрясениями – войнами и революциями. Начиная со
встреч в Болонье (1976 г.) и Колчестере (1979 г.) раз в два года стали проводиться международные конференции по устной истории, а затем была
учреждена Международная устно-историческая ассоциация.
Исследования в рамках устной истории ведутся сегодня по всему миру.
В 1990-х гг. в Мексике и Бразилии были созданы национальные устноисторические ассоциации. В Австралии устно-историческая ассоциация
действует с конца 1970-х гг., опираясь на сотрудничество специалистов по
местной, социальной истории и антропологии коренных народов. В 1980е гг. американец Уильям Хинтон на китайских материалах создал шедевр
устной истории «Шенфан: перманентная революция в китайской деревне»
(1983 г.). Для Израиля после Второй мировой войны любые устные свидетельства стали важнейшей частью борьбы за национальное и культурное
выживание. Первым памятником этой борьбе стал архив музея «Яд Вашем»
в Иерусалиме. Впоследствии эта деятельность приобрела интернациональный характер, став катализатором многочисленных исследований по всему
миру, а также отдельных акций типа создания Мемориального музея «Холокост» в Вашингтоне или масштабной программы Спилберга по видеозаписи
свидетельств. В Южной Африке устная история как научная дисциплина
активно разрабатывается с 1980-х гг., реализуя важный метод сбора источников о жизни и репрессиях в условиях апартеида.
В Германии «устная история», сутью которой является опрашивание
«свидетелей эпохи», развивалась параллельно истории повседневности.
Проекты посвящались, прежде всего, периоду национал-социализма и
истории ГДР. В центре внимания исследователей находится «жизненный
опыт» современников, что и стало основным вкладом устной истории в историографию. Поздний старт устно-исторического движения в Германии
объясняется последствиями нацизма, который дискредитировал фольклор-
72
«Oral history» - от проектов dvv international
к узбекистанской практике
ное движение и оставил после себя
поколение, стыдящееся своего опыта. Все же к 1980-м гг. программа социально-исторических исследований
о рабочих Рура, возглавляемая Луцем
Нитхаммером, заняла промежуточное
положение между растущим числом
проектов по местной истории и сообществом
социологов-биографов,
которым под влиянием Габриэлы Розенталь удалось выработать интенсивный «герменевтический» метод
анализа интервью.
В бывшем СССР, ученые также использовали методы устной истории. В
70-80-е гг. проводились устные опросы «передовиков производства», Очевидец на семинаре
лучших колхозников, комбайнеров, а
также ветеранов войны. Эти источники хранили парадную, оптимистичную,
востребованную властью картину советской повседневности и их использовали лишь в качестве иллюстраций к общей схеме официальной историографии. По словам российского историка С.О. Шмидта, «утрачивалась
основная ценность информации именно устной истории, более открытой,
по сравнению с другими (письменными) источниками» (Шмидт С.О. Путь
историка. Избранные труды по источниковедению и историографии. М.,
1997. С. 106.)
П. Томпсон называл эти исследования «пародией на устную историю»
для создания «пропагандистского жанра» оптимистических советских исследований (Томпсон П. Устная история. Голос прошлого. М., 2003. с.74.)
Традиционно в Узбекистане, в сфере устной истории работают этнографы. Особенностью отечественной этнографии всегда являлся ее историзм
(в отличие от западной традиции, где этнологические исследования всегда
были ближе к социологии).
Однако и узбекские историки использовали методы устной истории в
своих исследованиях.
Начальным опытом применения научного подхода устной истории, можно
считать исследования профессора Х. Зияева в конце 50-начале 60-х годов,
когда он лично собрал воспоминания у оставшихся в живых участников
мощного национально-освободительного восстания 1916 г. в Ферганской
долине.
Практика сбора устных свидетельств сталa активно использоваться с обретением Независимости Республики Узбекистан.
Специалистами Института истории АН (К. Ражабов, Д. Зияева) проводилась нарративное интервьюирование детей и других членов семьи участников и лидеров антисоветских восстаний (1918-1924 гг.), репрессированных представителей узбекского дехканства, купцов, ремесленников (30-е
73
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
годы). Данные материалы систематизированы и используются в экспозициях музея «Памяти жертв репрессий» АН Узбекистана.
Ученый Ахмаджон Солмонов (Ферганский государственный университет) проводил работу по устным
воспоминаниям мусульманского духовенства Ферганской долины по
вопросам религиозной политики советской власти в 1940-80-ых годах
прошлого столетия.
Специалист Шодмон Хаитов (Бухарский государственный университет), на основе нарративного интервьюирования и биографического
метода изучал историю узбекской
Карта памяти
эмиграции 1917-90-х годов.
Работниками Музея «Памяти жертв репрессий» с использованием методов устной истории проводились исследование с представителями культуры, науки и духовенства Узбекистана, переживших различные значимые
события в истории своей страны, а также с представителями национальных
диаспор депортированных в Узбекистан. Интервьюирование органично сочеталось с исследованием анкетных данных и других письменных свидетельств. Каждое интервью охватывает не только конкретный период, но
всю жизнь человека, что позволяет проследить трагические следы репрессий на истории целых семей.
Однако в отечественной истории сбор воспоминаний ведется очень фрагментарно, и до настоящего времени оставалось уделом профессиональных
исследователей.
Практический подход проекта dvv international
Учитывая что ценность данного метода обусловленa тем, что устные воспоминания, спонтанные, «независимее» письменных, устная история пытается «дать слово» игнорируемым (так называемым «неисторическим») слоям общества и таким образом, она больше отражает историю, создаваемую
«снизу» (history from below), ежедневную жизнь и т.д. , dvv international,
на мой взгляд выбрала правильный контекст в реализации проекта «oral
history». Вывела устную историю за пределы академической науки, но широко используя потенциал и опыт узбекистанских исследователей.
Представительство dvv international начало работу по апробированной
методике. Были организованы ряд семинаров, участниками которых были
разные слои населения, учителя, вузовские работники, студенты, пенсионеры, ученые. Обучающие семинары с участием экспертов из России проходили по проблемно-тематическим консультациям навыкам работы с уст-
74
«Oral history» - от проектов dvv international
к узбекистанской практике
ной информацией. В результате сформировалась команда исследователей
по созданию социокультурного альманаха Узбекистана, подготавливаемого
исключительно методом устной истории.
В 2009 г.при поддержке dvv international, Кыргызской Ассоциацией Образования Взрослых была организована Четвертая региональная Академия
Образования взрослых «Устная история-как источник самосознания и развития нации», где участвовали представители всех стран среднеазиатского
региона и Кавказа.
Академическая учеба была очень насыщенной. Участники получили информацию о месте «oral history» в истории, науке и современной жизни,
узнали различные подходы в применении методики, ознакомились с социальными проектами в области «oral history».
В процессе этой работы выявилась еще одна возможность «oral history»
- как инструмент региональной интеграции. Это хорошо проявилось в конкретных проектах предложенных участниками летней Академии:
• «Люди озер» (Казахстан, Кыргызстан, Армения, Таджикистан, Турция,
Узбекистан)
• «Породненные сердца» Взгляд поколения 70-х годов XX (Реставрация
движения породненных регионов Узбекистан-Болгария)
• «Дети Арала» (Проблемы Арала через взгляд молодежи)
• «Межнациональные браки раньше и теперь».
В этих проектах устные источники будут иметь особое значение при освещении таких вопросов, например
как отразились ключевые события
нашей истории на жизни людей, как воспринимали их сами жители, как
трансформировались их культура, повседневный быт в противоречивой
истории нашего региона в ХХ в. И которые можно обозначить коротким
словосочетанием «Общая беда, общая радость».
В результате работы над проектом «История и самосознание» целевая
группа dvv international в Узбекистане восприняла с большим интересом
работу по его компоненту «oral history».
Это хорошо показала проведенная в сентябре 2009 года в офисе dvv
international очередная встреча в рамках традиционной неофициальной
программы «ташкентские вечера» друзей dvv international. В непринужденной обстановке участники встречи обменивались своими впечатлениями относительно тематики одного из наиболее значимых направлений
деятельности dvv international - «oral history». Автор данной статьи представил слайд-презентацию на эту тему. И имел возможность наблюдать за
реакцией аудитории. Разгорелся очень заинтересованный и компетентный
разговор. Участники встречи рассказывали об опыте аналогичных проектов
других стран, делились мнениями, приводили примеры «устной истории»
из своих собственных биографий и из биографий известных людей.
Перспектива проекта
Можно смело констатировать, что на сегодняшний день, при содействии
Представительства dvv international в Узбекистане активно формируется
75
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
сообщество устных историков, с определенными полевыми навыками и
опытом аналитической работы.
Дискуссии внутри этого сообщества показывают, что назрела необходимость объединения усилий научных работников, преподавателей и студентов, всех интересующихся историей своего края по делу сохранения
народной памяти о событиях, фактах, явлениях, которые составляют историческое прошлое нашего государства, а также междисциплинарное взаимодействие, обмен методами и подходами, сформировавшимися в рамках
разных научных областей
Данное сообщество, например в формате Центра, или Ассоциации, была
бы направлена прежде всего, к истории повседневности. Это значит, к
близкой нам узбекистанской истории, той, что, заключена в судьбах рядом
живущих людей, семей, махали, учреждений, предприятий или кишлаков,
поселков и городов. Любая такая судьба неразрывно связана с судьбой
страны
Задачи могут быть следующие
• обучение взрослой аудитории - ученые, преподаватели вузов, журналисты, архивные работники, школьные учителя навыкам нового научно-педагогического направления «oral history»;
• создание временных рабочих групп в составе отечественных и зарубежных специалистов для проведения научно исследовательских работ, или
публицистики;
• организация научных конференций, семинаров, летних школ, организация циклов публичных лекций, спецкурсы в вузах;
• обеспечение обращения профессиональной информации, а именно: создание узбекистанской базы данных из устной истории и обмен информацией научного и организационного характера с заинтересованными
сторонами, обеспечение методической поддержки;
• редакционно-издательская деятельность;
• предоставление разного рода интеллектуальных услуг, а именно: рецензирование, редактирование, заключение обзоров зарубежной научной
литературы, аннотированных библиографий и тому подобное, осуществление научной экспертизы и предоставление консультаций из устно исторической тематики;
• координация работ по сбору воспоминаний.
Обеспечение публичного доступа к банку данных устной истории может осуществляться посредством специально созданного сайта. Помимо
собственных записей, сайт, может предоставить дисковое пространство для
хранения воспоминаний, собранных другими исследовательскими группами и центрами.
Это сообщество, может в последующем стать координирующим центром
регионального сообщества устных историков в Центральной Азии.
76
«Устная история» - философия памяти
Михаил Рожанский
«Устная история» философия памяти
Когда составители сборника предложили мне написать
статью об опыте работы в жанре устной истории, я предложил этот текст, рассчитывая через диалог с самим собой на двадцатилетней дистанции переосмыслить цели и
задачи занятий этим увлекательным ремеслом – устной
историей. Диалог с собой состоялся и, наверное, он мог
бы вырасти в целую книгу, но итог этого диалога таков:
через двадцать лет, несмотря на развитие социальных исследований, несмотря на то, что радикально изменились
социальные обстоятельства, и даже государство стало
другим, несмотря на личный и профессиональный опыт,
понимание устной истории в самом главном не изменилось. Вернее сказать – благодаря личному и профессиональному опыту,
я по-прежнему убежден, что этика человеческого равенства – это методология устной истории. Поэтому через двадцать лет я решил оставить этот
текст лаконичным, не добавлять к нему ничего и ограничиться минимальными комментариями «на полях».
Простая ситуация, обычная для практики «устной истории»: интервью у
двух участников одного и того же события. Если интервью берут у каждого
в отдельности, то можно услышать рассказы настолько непохожие, будто
речь идет о событиях совершенно разных. К этому есть подходы с двух
точек зрения. Можно провести критический анализ источников и, устранив субъективность рассказов, пытаться установить, как было «на самом
деле». Так поступают не только в суде при допросе свидетелей, но к этому
обязывала всегда и профессия историка, служащего исторической правде,
истине. А может быть, сделать предметом саму субъективную разницу рассказов, пытаясь не устранить ее, а, напротив, стимулировать с помощью
вопросов? И такая позиция профессионально оправдана, если понимать,
что субъективный мир людей - не только результат, но и участник истории.
Две позиции не исключают друг друга, однако разница между ними значительна. В первом случае «устная история» - источник, во втором - как
источник, так и объект исследования. Сам ренессанс «устной истории» в
большой мере связан с изменением представлений об объекте исторического исследования, с включением ментальных структур в предмет изучения.
77
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
Но «устная история» - нечто большее, нежели расширение поля внимания
историков, и два подхода к интервью с двумя очевидцами содержат в себе
философскую разницу.
Эти изменения в предмете и методах исторического познания позволяют
нам вступить в сферу философии истории, т.е. задуматься об отношениях
между человеком и историей. Можно сказать, задуматься заново, поскольку
историки, по крайней мере в нашей стране, отвыкли вступать в эту сферу
и по разным причинам не испытывали в этом нужды. С точки зрения философии истории два подхода к той простой ситуации, с которой я начал, содержат философскую оппозицию друг к другу, ибо несут разное отношение
к человеку. Более того, «устная история» стремится преодолеть историософию, которая доминирует две тысячи лет в европейской культуре.
«Устная история» неспособна отделить себя от человеческой памяти. И
в то же время это - история, т.е. предпосылка истории «писанной» (историографии). Именно «устная история» демонстрирует нам, что память
- основа истории, и в то же время являет разрыв с памятью, даже насилие
над ней. Породив историю как вид деятельности и форму сознания, «устная история» отходит на периферию, соглашается со своей вторичностью.
Возрождение «устной истории» сегодня - симптом новых отношений между
историей и памятью, что особенно очевидно в обществе, где отношения
между историей и памятью десятилетиями пресекались. И в силу особых
отношений с памятью «устная история» вновь обращает нас к самим основаниям и предпосылкам Истории, требуя и позволяя тем самым задуматься
над вопросом, что же такое История, каковы отношения между Историей и
Человеком, как меняются эти отношения.
Философия истории и Память
История как форма отношений человека с миром стала возможной благодаря человеческой памяти. Память избирательна - существует забывание.
Мы способны забывать плохое и хорошее, существенное и несущественное.
Но в силах ли человек управлять своей памятью? Мы всегда рискуем непроизвольно вспомнить прочно забытое. Существенное может стать совсем несущественным, а несущественное (настолько, что пытаемся изгнать его из
памяти) вдруг становится существенным. Что прошло незамеченным, вдруг
всплывает в памяти и предстает значительным в свете последующих событий, и даже окажется предзнаменованием. Это свойство памяти - менять
значение событий, которые ушли и живут только в ней - делает возможным
выстраивание событий, лиц, слов и жестов в ряды последовательные, причинно-следственные, т.е. делает возможной историю как форму жизни.
Существование в памяти ушедших людей, а значит, надежда человека
сохранить себя в памяти других делают историю для человека необходимой, ибо он может сохранить себя после смерти, лишь придав себе значение, соединив свои поступки и слова с чем-то общезначимым - с движением мира к грядущему. Человек неспособен управлять своей памятью, но
не может не стремиться это делать. История становится таким средством
78
«Устная история» - философия памяти
- средством управлять памятью, наделять значением, смыслом и лишать
смысла, значения.
История - форма существования, в которой избирательность уже не
свойство, а суть. Не все и не всех она наделяет значением, чтобы направлять людей и события. События выстраиваются в ряд, направленный, как
вектор, к некоему грядущему итогу, и люди, их поступки, жесты, слова,
как и народы, их устремления и их прошлое, делятся на исторические и
неисторические.
История как отбор оказывается формой неравенства. Ее «смысл» служит критерием, меркой значения людей, этносов, идей, государств. Точнее
сказать - её «смыслы», поскольку в истории, в определении значимости
и незначимости, в совершении событий и их выстраивании участвует сознание людей, а люди по-разному представляют «смысл» - грядущий итог
истории, разное вкладывают даже в одни и те же слова, метафоры, жесты.
Мы находимся в истории и история находится в нас, определяя то, как мы
видим, говорим, действуем. История, суть которой - отбор, подразумевает
и отбор «смыслов», т.е. настаивание на истинности.
Рассматривая Историю таким образом, мы входим в круг понятий: Бессмертие, Равенство, Истина. История как форма человеческого существования помогает человеку справляться с этими проблемами, позволяет решать их, но не позволяет решить окончательно. А поскольку проблемы эти
- коренные, и коренятся они в самих основаниях Истории, то будучи не в
силах отказаться от их решения (что равносильно отказаться от истории),
история и вынуждена сегодня обращаться к своим основаниям и преодолевать самое себя.
Возрождение «устной истории» - это и свидетельство обращения Истории
к своим истокам и, очевидно, процесс преодоления Истории, исчерпания ее
как способа человеческой жизни.
Двадцать лет спустя кажется неуместным писать понятия с большой буквы. Пафос – тоже свойство исторического существования человека и он
актуализируются во времена больших перемен. Сегодня – уже не на пишущей машинке, а на компьютере – эти слова можно набрать курсивом, не
прибегая к торжественным заглавным буквам. Но масштаб проблем исторического существования не снизился и не мог снизиться за два десятилетия:
человек остается заложником истории и тех смыслов, которыми её наделяют. Когда мы встаем на сторону человеческой памяти, помогая человеку
осознать свои отношения с историей, мы вносим свою лепту в преодоление
этой зависимости.
«Устная история» и Истина
Конкретизируем нашу ситуацию, придав ей слегка фантастический характер. Представим, что у нас есть возможность услышать и записать устную историю сражения при Бородино - во Франции и в Советском Союзе
обнаружено по одному живому участнику этого события. Но стариков надо
щадить - о чем же мы их расспросим за тот час, что отведут их опеку-
79
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
ны для наших диктофонов? Спросим, кто же все-таки одержал под Бородино победу, и постараемся выяснить новые аргументы, указывающие на
победившую сторону? Уточним детали смерти Багратиона или поведения
Мюрата? Или спросим дедушку и почтенного месье, как каждый из них
себя чувствует и что им приятнее всего вспоминать? Я бы задал последний
из этих вопросов, но понимаю тех интервьюеров, которые не упустили бы
уникальной возможности услышать от двухсотлетних старцев их мнение по
любому иному поводу.
Надуманная ситуация? Схоластический вопрос? Не слишком.
По сути это вопрос о пересмотре общественного смысла занятий историей, и от него легко провести связь к сложнейшим проблемам исторического
образования, инвестиций в гуманитарные исследования, издательской политики, государственной и общественной цензуры.
Вершина - так называется небольшое село в сотне километров от Иркутска, которое вдруг стало международной достопримечательностью, местом
постоянных визитов из-за границы, в основном из Польши. Село иногда
называют просто «Польская деревня». Большинство местных жителей - потомки поляков, поселившихся здесь в первом десятилетии нашего века.
Принято считать причиной их переселения столыпинские реформы. Но теперь, когда многочисленные гости оживили интерес к этой теме, стали расспрашивать жителей о происхождении деревни, оказалось, что сибирские
поляки не имеют какой-то несомненной версии на этот счет. Воспоминания
о том, что рассказывали предыдущие поколения, создают мозаику эпизодов и людей, развертывают красочный фильм памяти, но фильм без определенного сюжета. И здесь, как и в случае со свидетелями Бородино, нужно
выбирать задачи исследования - восстанавливать «историческую правду»
или сохранить на магнитных лентах живые рассказы людей, не всегда озадачивая их просьбой вспомнить поточнее. Необходимо выбирать и потому,
что деревня не слишком велика, и потому, что многое в рассказах исчезнет
или примет сторону «официальной» версии, как только эту версию истории
деревни начнут публиковать. Да и не могут быть люди постоянным объектом расспросов ученых, набросившихся на лакомый кусочек.
Конечно, выбор задач не обязательно совершается как подписание договора. Такой выбор может импровизированно присутствовать в конкретной
беседе, но «устная история» - ремесло равновесия между восстановлением
истины и стремлением разбудить «поток сознания», чтобы сохранить его и
донести до мира. И здесь нет жесткого алгоритма, равновесие это приходится искать постоянно.
«Устная история» как ремесло заставляет историка, а не только философа, вспомнить о Канте. Иммануил Кант отдавал приоритет практическому
разуму перед чистым. Чистый разум занят познанием, его предмет - Истина. Истина вечно недостижима, но ее поиск дает людям материал для суждений о мире и о жизни. Разум практический существует как способность
суждений и его предмет - человеческое благо. История – царство Чистого
разума. Его даже позволительно назвать Историческим разумом, поскольку
Истина - понятие неотрывное от Истории как способа жизни. Истина - это
80
«Устная история» - философия памяти
отбор, это подход к показаниям наших чувств и разума с критерием соответствия неким мировым законам. Человек исторический, т.е. человек,
ощущающий себя участником некоего мирового процесса, переносит избирательность истории в сферу познания. Человеческая потребность знать о
мире приняла в европейской культуре форму такого познания для которого
Истина - самоцель.
Свое логическое завершение Исторический разум находит в некоторых
общественных формах нашего века, созданных под знаком воплощения в
жизнь Истины, приведения порядка вещей в соответствие с порядком идей.
Речь идет и о нашей стране. В таком логически последовательном варианте
Истина уже не принадлежит познанию, а становится синонимом небольшого набора идеологических символов. Чистый разум становится Разумом
идеологическим, абсолютно оторванным от разума практического.
Таким образом История отрицает самою себя.
Во-первых, поскольку некие символы и понятия становятся абсолютной
ценностью, то настоящее, где ценности почитаются, отделяет себя пропастью от прошлого, в котором эти ценности реализованы не были и которое
в силу этого утратило какую-либо собственную ценность. История, расправившись с прошлым, может быть лишь эрзац-историей.
Во-вторых, с позиций идеологии как самоценности любой человек, человеческая жизнь могут быть только случайностью по отношению к непреложным мировым законам. И это лишает человека способности ощущать
себя участником истории, он может ее только претерпевать. То есть история
перестает быть способом жизни людей. В царстве идеологического разума
именно понятие истины служит обоснованием последовательной фальсификации. В шестидесятых годах, когда делались попытки восстановления
правды о сталинской эпохе, противники такого восстановления писали, что
есть «правда факта», а есть «правда истории».
Теоретическое отступление понадобилось мне, чтобы показать противоречивый контекст, в котором происходит сегодня развитие «устной истории» у нас. Освобождение жизни от идеологических оков предполагает
и освобождение памяти, ее раскрепощение. Но в ситуации идейного противоборства историк с микрофоном все равно остается человеком определенных идейных позиций, зависимость от которых в своей работе ему
очень трудно ослабить. То, что историческая наука декларирует служение
Истине, в чем-то помогает, но в чем-то крайне мешает преодолевать идеологизированность.
Журнал «Социологические исследования» опубликовал запись воспоминаний бывшего охранника Сталина А.Рыбина - крайне тенденциозные и
очень интересные (см. «Социологические исследования», 1988, N3). Интересные настолько, что помещенные тут же комментарии известного социолога, прекрасно владеющего пером, об исторической ценности воспоминаний вряд ли кто-нибудь смог дочитать до конца. В редакцию пошли
письма. В одном из них пожилой философ удивился, как можно всерьез
говорить об исторической ценности свидетельств, противоречащих общеизвестным фактам и, более того, содержащих «явное вранье». Этот извес-
81
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
тный философ писал также в своем письме (достаточно характерном), что
нет никакого смысла множить заведомые выдумки сталинистов и «следует
прекратить морочить людям головы...» («Социологические исследования»,
1989, N5,с.93)
Интерес к воспоминаниям Рыбина и отклик на их публикацию выявляют
два отношения к человеческой памяти.
Первое - идеологическое. Оно проявляется не только в вульгарных
формах и имеет серьезные основания сегодня - тревогу за будущее. Если
дети активно пишут в газету «Пионерская правда» письма, защищающие
Сталина, кумира их дедушек, если никого не удивляет общество «юных
сталинистов» и существует даже «клуб Брежнева», то трудно удержаться
от разоблачения выдумок сталинистов. И нужно ли удерживаться? Ответственность перед погубленными сталинской системой требует восстановления Истины. И само требование Истины обязывает нас исследовать «изнутри» то, что называют сталинистским сознанием.
Тревога за будущее, как и бережное отношение к памяти своих предков,
требует и иного подхода к памяти - с точки зрения человеческого блага,
практического разума. Возможность сосуществования разных убеждений,
позиций, а значит и разных миров памяти - для нас вопрос практический.
«Клуб Брежнева» и выступления в защиту Сталина - не только идеализация
прошлого, но и симптомы протеста против идеологического насилия над
памятью. Отдавая приоритет практическому разуму, Кант сформулировал
нравственный императив, требующий отношения и к себе, и к любому другому человеку, как бы ни был чужд тебе его мир, как к самоценности. Это
поистине практическое требование в нашей исследовательской ситуации.
Ренессанс «устной истории» - свидетельство упрочения Практического
разума. В работе историка с микрофоном интерес к человеку занимает не
меньшее место, чем интерес к истине. Более того, интерес к человеку - условие такой работы, основа профессионализма. Опубликованному тексту,
как в случае с воспоминаниями Рыбина, легко отказать в праве на существование, но кто из историков откажется слушать собеседника, рассказывающего о прошлом, даже если рассказ - «заведомое враньё»?
«Устная история» и Равенство
Воспоминания А.Рыбина существуют не только на бумаге. Режиссер Семён
Аранович, записав монологи Рыбина, создал фильм «Я служил в охране
Сталина» - блестящий образец «устной истории». Фильм вышел на экраны
и вызвал еще более бурную реакцию, чем публикация: режиссер в отличие от журнала даже не выразил отношения к своему персонажу. Монтаж
материала не преследовал цели разоблачить, а помогал как можно полнее
раскрыться «герою». Если бы режиссер расставил оценки, он снизил бы
эффект фильма - зрителю легче было бы осудить и актом осуждения отделить это явление от себя. Но вглядываясь в неукротимого старика, можно,
благодаря режиссеру, не спешить с приговором, а узнавать собственные
черты и черты тех людей, с которыми вместе живешь в этом мире и обязан
82
«Устная история» - философия памяти
ужиться. Если бы режиссер расставил оценки, то он поступил бы нечестно
по отношению к старику, искренне открывшемуся перед его видеокамерой.
Можно считать героя в глубине души преступником и нравственным калекой, но можно быть и признательным ему за то, что, раскрыв перед нами
свою память, он позволяет нам осмыслить его духовный опыт и избежать
уже наших собственных преступлений. Духовный опыт преступника оказывается не менее существенным для нас, чем наш собственный.
Пора опять вспомнить о Канте и о понятии «этическая общность». Общность людей разных, но равных - сосуществование Миров памяти, разных
опытов и миропредставлений. И каждому человеку необходимо это многообразное единство Человечества, опыт Человечества, составляющий и его
личный опыт. Поэтому человек должен относиться к Человечеству в своем
лице и в лице любого другого человека как к цели, но не как к средству.
Нетрудно заметить, что это требование равенства находится в противоречии с Историей как способом человеческой жизни. История относится к
человеку именно как к средству, да и не все люди равны перед Историей.
Поэтому историк способен легко пренебречь требованием человеческого
равенства, если только он - не историк с микрофоном.
Занятие «устной историей» - школа равенства. Возрождение «устной истории» связано с необходимостью обратиться к живой человеческой памяти, а не только к ее вещественным свидетельствам, зафиксированным на
бумаге или воплощенным в предметах. Человеческая память не сосредоточена в литературных салонах, партийных кабинетах и государственных
архивах. «Устная история» возрождена интересом к деревне, к рабочим
пригородам, к неграмотным старикам. Но одно дело декларировать Равенство, а другое - утверждать его своей деятельностью. Для «устной истории»
проблема равенства оказывается постоянной рабочей проблемой.
Если рассматривать отношения с теми, у кого мы берем интервью, то пример воспоминаний Рыбина достаточно ясно показывает общую трудность.
Именно на таком примере очевидно: историк, отказывающийся от интервью
с человеком, который ему неприятен, рискует утратить уникальное историческое свидетельство: живой образ того самого мировоззрения, которое
будущим историкам придется восстанавливать по исчезающим следам. А
поставив задачу передать этот образ во всей полноте, помочь рассказчику
«раскрыться», мы обязаны признать за ним право на свои трактовки, иллюзии, свою память, т.е. преодолеть антипатию.
Проблема равенства существует и при самой большой симпатии. Герой
твоего интервью - интересный человек, со своим неповторимым миром и
бесценными воспоминаниями, но он для тебя - также и объект, источник
воспоминаний. Кроме того, твой герой - объект твоих методов, приемов, с
помощью которых можно его разговорить.
И, наконец, отношение к человеку как к средству проступает в самой
сложной нравственной проблеме «устной истории» - проблеме скрытого
микрофона. Легче всего разрешить эту трудность, отказавшись от скрытого микрофона как безнравственного средства. Однако тем самым мы отказываемся от уникальных человеческих свидетельств. Предельный случай
83
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
- интервью с бывшими палачами, начальниками лагерей. Предельный, поскольку в этих ситуациях скрытый микрофон - не просто технический прием,
а сознательный обман: конечно, такой герой не даст разрешения записывать его откровения, тем более не даст санкцию на их обнародование.
Но есть и более мягкий вариант - когда скрытый микрофон применяется
просто в интересах сохранения чистоты и непосредственности рассказа человека, не привыкшего к микрофонам. И в том и в другом случае мы (хотя
и в разной степени) нарушаем принцип равенства. Но это означает только, что каждый раз, в каждом конкретном случае историк должен заново
решать вопрос об использовании скрытого микрофона. Иначе исчезнет из
внимания нравственный аспект наших занятий и «устная история» утратит
свою корневую связь с равенством, т.е. утратит собственные основания
– уважение к человеческой памяти.
Технический прогресс отменил «мягкий вариант» скрытого микрофона
- компактная аппаратура уже не мешает даже самому стеснительному собеседнику. О рассказах, записанных «в тёмную», тайно от рассказчика,
может поведать только журналист из «желтой газеты» - историк поступивший так потеряет доверие коллег, автор книги, фильма или телепередачи,
выступающий в роли историка и поступивший таким образом, не вызовет
доверия у серьезного зрителя или читателя. Но проблема равенства не
стала менее острой - она возникает всякий раз, когда при подготовке публикации или при монтаже фильма автор решает, что из того, что сказано
в момент откровенности, что доверено доброжелательному собеседнику,
можно выносить на страницы или экран.
«Устная история» и Бессмертие
На Центральном телевидении в Москве стерты некоторые записи Ойстраха, Гилельса, Ростроповича. Не по злому умыслу - не хватало пленки для
записи новых концертов. В то время историк в СССР, работавший с диктофоном, знал, как трудно решать, какой из прежних записей придется пожертвовать, когда нужна пленка для новой. Стоит ли сравнивать масштаб
жертвы: уничтожение записи неповторимого выступления великого музыканта и устного повествования простого человека, когда это повествование
может быть единственной формой существования этого «я» после смерти?
Отсутствие масштаба для таких сравнений – свидетельство уникальности
человеческого «я» и важности для нас проблемы бессмертия.
Давно уже нет дефицита на аудио или видеопленку, а цифровая техника
сделала возможные объемы записи безлимитными. Но эти неограниченные
возможности привели к другим коллизиям: рассказы людей о прожитой
ими жизни стали наполнять электронные архивы. Память, оцифрованная
и размещенная на сайте, отрывается от человека, чей рассказ записан, и
от историка, который записывал рассказ и брал на себя ответственность
за распоряжение не просто свидетельствами, а частью человеческого «Я»,
за то в каком виде человек предстанет в мире и тогда, когда физически из
мира уйдёт. Встают вопросы, связанные со степенью и сроками доступности
84
«Устная история» - философия памяти
подобных архивов памяти, и эти трудности не менее серьезны для занятий
устной историей, чем прежние вопросы «где достать пленку» и «что стереть», а вопрос «что достойно записи» был, есть и будет.
Любой историк восклицал не раз: «Как жаль, что не было с собой магнитофона!», зная, что рассказчик не повторит сказанного так же ярко, или
повторит ярко, но уже по-другому, или уйдет из жизни, лишив оставшихся на земле возможности слышать себя. Человек потенциально бессмертен - бессмертны его духовная жизнь и духовный опыт, перетекающие в
собеседников, в любимых, в детей и воспитанников, иногда в написанные
книги, чаще - в созданные им вещи. Возможность продолжить себя после
физической смерти и рождает в человеке надежду на бессмертие. История
воплощает эту надежду, давая человеку его место, его роль в общем движении Мира. Не каждому История отводит такое место, и делает она бессмертными лишь избранных. Но даже избранные бессмертны как средство
истории, как ее персонажи; история не сохраняет их человеческого «я»,
полноты и своеобразия их духовного опыта. В современном мире, который
может сохраниться лишь при понимании мира каждого человека (равно как
и каждого народа) как самоценности, как уникального мира, история исчерпывает себя - отношение к человеку как к средству гибельно. История
и не может учитывать уникальность человека, иначе она утрачивает свой
предмет. Роль альтернативы истории выполняла философия, сохраняющая
внимание к человеческой уникальности и помогающая человеческому «я»
примириться с историей. Поэтому в ХХ веке, когда избирательное отношение к человеку ввело мир в неразрешимые противоречия, философия пыталась преодолеть историю («Философия жизни», экзистенциализм, герменевтика, структурализм, идеи конца истории и т.д.). Для нашего предмета
это означает, что устная история превращается в устную философию.
Записанные на бумаге воспоминания сохраняют память о человеке, его
суждения и факты его жизни. Человек пишущий, выстраивающий слова и
формирующий мнения по законам письменной речи и согласно тем задачам, которые он перед собой поставил, постоянно себя ограничивает, отказываясь от того, чтобы сохранить свое «я», поскольку иначе он не сможет
оставить свой след.
Мемуары - всегда авторская концепция собственной жизни, таковы законы письменной речи. Дневник от них мало чем отличается, поскольку он
- тоже монолог, подразумевающий слушателя или воображаемого собеседника. Чем же отличается «устная история»? Разве она не фиксирует какой-то момент человеческого «я», омертвляя его расшифровкой на бумаге
или монтажом пленки? В «устной истории» собеседник не воображаемый,
а реальный, и это обстоятельство, как и отсутствие законов письменной
речи, принципиально меняет ситуацию. «Устная история» - диалог, а значит, предполагает сосуществование памятей. Диалог - это и ограничение
(ибо есть пределы понимания), и постоянное стремление преодолеть ограничение, раздвинуть пределы. В таком постоянном преодолении трудностей взаимопонимания и в обнаружении новых пределов устный рассказ и
может воплотиться в образ, в котором, как в капле, отразится уникальность
85
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
личности, полнота человеческого «я».
Подобный уровень «устной истории» - осуществление мира миров (Михаил Гефтер), взаимовглядывание людей друг в друга. Не бумага, а память
собеседника дает надежду продлить свою жизнь, оставить память о себе.
Такое намерение собеседника не совсем совпадает с доминирующими в историографии традициями. В традиционных представлениях об источниках
и критериях научности успех интервью - это получение точного ответа на
точные вопросы. При таком подходе историк подобен журналисту, для которого всякие неясности и глубины, «излишние» биографические подробности - информационный шум, который нужно устранить при подготовке
публикации. Но если думать о сохранении человеческого «я» в его многообразии и полноте, то историк должен воспроизводить не просто воспоминания, но Мир памяти в воспоминаниях. В этом случае диалог историка со
своим героем должен быть диалогом двух «я», а не обработкой памяти со
стороны науки и научной точности. Приоритет отдается иному критерию
- философско-художественной образности, целостности. Представления
человека о прошлом и настоящем, об отношениях с близкими и об исторических событиях, подробности быта и суждения о судьбе страны - все
оказываются ликами памяти (целостной, поскольку это память конкретного
человека). Каждый из ликов памяти помогает увидеть другой лик, другую
черту. И неясности, и глубины естественны, ибо Миры, духовный опыт двух
людей несводимы друг к другу без остатка, два человеческих «я» не могут
исчерпывающе совпасть. И эти неясности, и глубины сохраняют возможность другим современникам и потомкам вступать в диалог с духовным миром человека, однажды проинтервьюированного историком с микрофоном,
т.е. лишают человеческое «я» смерти.
Историк стремится к полноте вглядывания в мир современника - и в этом
смысле история становится философией. Трудная задача, но выполняя её,
надо сказать слова благодарности традиционной историографии, приучившей нас, что служить истине - значит не терять ценного и важного. Просто
понимание того, что ценно и важно, стало несколько шире, чем понятие
Истины.
За двадцать лет устная история не вызвала революционных изменений в
исторических исследованиях в России. Ученые советы по-прежнему относятся к интервью как источнику не вполне «научному», даже если работа
посвящена социальной истории или истории повседневности. Появляются
интересные и яркие книги, основанные на устных воспоминаниях, приходят новые поколения историков, но они вынуждены считаться с правилами
корпорации. Однако, устная история как работа с человеческой памятью
вышла за «ведомственные границы» историков. Особенно важно, что устная история стала частью системы образования взрослых, помогая человеку преодолевать те трудности отношений с Историей, которые были предметом данной статьи.
86
Судьба кокандского интеллигента
Коммуна Хамидова
Судьба кокандского
интеллигента
Сегодня представить жизнь в нашей стране в первые
десятилетия прошлого века не так просто. По словам писателя Абдуллы Кадири, это были «самые черные, самые
страшные годы нашей истории». К началу 30-х годов, когда поутихло пламя гражданской войны, жизнь простого
народа не стала спокойней. К ежедневной заботе о хлебе
насущном прибавился еще и страх, страх за жизнь.
Советская власть в те годы проводила политику сплошной коллективизации. Рушатся вековые устои жизни людей, объявленные пережитками прошлого, усиливаются
репрессии государства против народа. Правящий режим
под различными предлогами арестовывает, сажает в тюрьмы и ссылает в отдаленные края лучших представителей народа, объявляя
их врагами народа, саботажниками, кулаками и чуждыми элементами. Тысячи людей были расстреляны, сгинули в лагерях, многие были вынуждены
бежать за границу, где жизнь их протекала в тоске по родине, по родным
людям. В Коканде, центре национального освободительного движения очаге культуры и просветительства, репрессивная политика Советов оставила
особый след. Политические репрессии коснулись самих выдающихся людeй
из разных областей жизни: экономики, культуры, просвещения. Это были
государственные деятели Акбар Исломов, Исроил Ортиков, Кодир Туракулов, Адалла Каримов, Узокбой Мамаюсупов, Нуриддин Улмасбоев, Жумабой
Хусанбоев, Нишонбек Мавлонбеков, поэты и переводчики Усмон Носир и
Мирзо Хуканди, журналистка Собира Холдорова, педагог и просветитель
Ашурали Зохирий – автор научных статей переводчик поэзии Алишера Навои и Бабура.
Если бы Адуваххоб Ибодиев, Мухторхон Мухаммадий, Набижон Зохиров,
Мухаммаджон Холикий, Комилжон Косимов не стали жертвами репрессии
– сколько они смогли бы сделать для людeй.
Одним из таких людей, павших в жернова политических репрессий, был
Азиз Каюмов.
В автобиографии, хранящейся в фондах музея, Азиз Каюмов пишет: «Я
87
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
родился в 1898 году в году в махалле Бешарык города Коканда,
в семье служащего Абдукаюма,
сына Тошмухамеда. Отец был
грамотным человеком, хорошо
знал русский язык. Своих семерых сыновей он отдал учиться в
новометодные (джадидские) школы». (Биография написана в 1967
году).
Да, Азиз Каюмов родился в интеллигентной семье, стал передовым человеком своего времени. В
1917-м году он поступил учиться
в педагогический техникум «Дорул-муаллимин», где его учителями и наставниками были лучшие
Выпускники 9-го класса, г. Коканд, 1930 г.
представители местной интеллигенции: Абдулла Мустакаев, Булат
Солиев, Ходи Файзи. В 1919 году Азиз Каюмов закончил шестимесячные
курсы по подготовке учителей в Ташкенте и стал работать воспитателем
в школе (интернате) «Дорул-шафака» и одновременно в школе №3 города Коканда. В 1921 году школа, из-за увеличившегося состава учащихся,
была разделена на две и получила название Коммуна. В школе Коммуне №1 руководил Абдувахоб Ибодиев, известнейший Кокандский педагог,
также ставший жертвой репрессий, в школе №2 стал работать директором
Азиз Каюмов.
В 1922 году школы Коммуны были преобразованы в интернаты. А таких
в Коканде было пять. В интернатах мальчики и девочки учились раздельно,
русские и евреи занимались в группах с русским языком обучения. Узбекские дети учились в интернатах №1 и №4, русские в интернате №2, евреи
№3, девочки – в интернате №5.
Азиз Каюмов заведовал интернатом №4 и оставил о себе самые лучшие
воспоминания. В 1923 году ему поручается ответственное дело: организация интерната для детей из самых бедных семей. Так называемый «интернат для голодных детей» №9 был открыт, руководил им Азиз Каюмов,
воспитателями и педагогами были Зуфар Файзи, Гулсун Обидова, Мафтухо
Капкаева, Саид Эсонбоев.
В 1924 году интернаты будут преобразованы в детские дома. Азиз Каюмов был назначен директором детского дома №1, с ним работали Улуг
Турсун, Беккузин, Хадякул Ризаев – воспитатели, Боки Назар, Содик Зохид,
Хасан Шодиев – учителями, Кодир Тошмат – пионерским организатором.
В 1925 году Азиз Каюмов назначен ответственным работником городского отдела образования, в 1927 – 30 годах он инструктор Ферганского
окружного отдела образования, ведет большую методическую работу в
школах области.
88
Судьба кокандского интеллигента
В 1928 году в Коканде открывается опорная школа – семилетка,
позднее преобразованная в школу с 9 летним сроком обучения.
В 1930 году Азизу Каюмову поручено заведовать опорной школой.
Прежний заведующий школы Мухторхон домла Мухаммадий в декабре 1929 года был арестован. Позже арестовали и бывшего ученика
школы Усмана Носира, 25 летнего
поэта, прославившегося своими замечательными стихами. Поэта отправили в ссылку в Сибирь, где он и
погиб от туберкулеза в селе Суслово Кемеровской области. Мухторхон А. Каюмов с членами семьи в 1973 г.
Мухаммади же аресовывался дважды…
В начале 30-х годов в народном образовании стали активно пропагандировать просвещение в селе. Вооруженный новыми методиками Азиз Каюмов
направляется на работу в район Кудаш, где под его руководством открываются новые школы, с помощью населения строятся новые школьные здания. В районе Кудаш в то время было 21 школа, среди них школа молодых
дехкан и школа рабочих Шорсувского серного рудника. С душой работали
здесь учителя Бегижон Гофур, Эшботиров, Маъмудов, Насриддинов.
В 1932 году Азиз Каюмов возвращается в город, работает инспектором
горОНО. В 1933 году его за многолетний безупречный труд на ниве просвещения награждают почетной грамотой исполнительного комитета города
Коканда и денежной премией.
В 1935 году Азиза Каюмова отправляют учиться и повышать квалификацию в Самаркандский государственный университет. Через год во время каникул он временно исполняет обязанности заведующего Кудашского
района.
Продолжить учебу в университете ему не разрешили, да еще так сложилось семейное положение…
В 1937 году в Кокандском педагогическом техникуме открылись краткосрочные заочные курсы районных учителей. Азиз Каюмов назначается
инспектором заочного педтехникума, самозабвенно передает свой богатый
опыт и знания сельским учителям.
…Однажды уставший после рабочего дня, Азиз Каюмов вернулся домой,
где его ждала жена Малохатхон и дети Эркинжон, Тулкинжон, младший
Ёркинжон был еще в колыбели. Когда все уснули, посреди ночи в дверь
сильно постучали. Открыв двери, Азиз понял все: перед ним были сотрудники НКВД.
- Ты учитель Каюмов? - спросил вооруженный нквдэшник.
- Да, я. А что случилось?
89
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
- Обыскать дом! - приказал военный, а Каюмову ответил грубо:
- Здесь не ты, а тебе задают вопросы, запомни. Нам известно, чему ты
учишь молодых учителей. Вот у тебя
целый сундук книг, - мы знаем, какие
это книги. Арестовать врага народа!
связанного учителя ночные гости увели с собой.
С 20 августа по 11 ноября 1937 года
Азиз Каюмов находится в Кокандской
тюрьме, затем его отправят в Новосибирск в ссылку. 10 лет он пробудет в
лагере для политических заключенных где-то под Мариинском. Тяжело
Справка о реабилитации Азиза Каюмова
трудится на строительстве железной
дороги, а в годы второй мировой войны шьет варежки и пимы для солдат. И все эти годы он днем и ночью думает
о родине, о семье, о детях…
В 1947 году, отбыв наказание, Азиз Каюмов получил разрешение вернуться домой. Но жить в Коканде ему не позволяют и он, по совету друзей,
eдeт в соседний Узбекистанский район, где работает бригадиром шелководческой бригады, кладовщиком в ремесленной школе, работником потребительской кооперации, - то есть не гнушается никаким трудом, заботится о семье и детях.
Самое радостное событие в его жизни произойдет в 1954 году, когда его
официально реабилитируют. Оправдательный приговор окрылит его и как
будто прибавит жизни. Азиз Каюмов прожил долгую жизнь, а умер 12 января 1981 года в возрасте 83 лет, в окружении детей, внуков и правнуков.
Вспоминает Клара опа – невестка.
Я учительница много лет проработала в городских школах, сейчас на пенсии. В эту семью я пришла невесткой в 1964 году. Бодучие одной профессиям со свекром, я легко находила с ним обший язык. Часто он рассказывал
мне о прошлом. Первая жена моего свекра вышла за него в 15, умерла при
родах и он остался с ребенком, дочкой Динорой на руках. Потом он женился на моей свекрови Малохатхон. По словам свекрови, семья ее отца была
раскулачена и чтобы спасти дочь, отец отдал ее замуж за Азиза Каюмова.
Я прожила вместе со свекром и свекровью много лет свекор умер 1981
году, свекровь в 1992 – м. Семя была хорошой, дружной. Свекор был хорошим отцом своим детям. Где бы не служил свекор – в городских или районных отделах народного образования, - в школах – везде он показал себя
принципиальным работником. Его принципиальность, видимо, и стала причиной неудовольствия некоторых, которые поспособствовали его аресту…
90
Судьба кокандского интеллигента
Вот что рассказывает об Азизе Каюмове его сын
Ёркинжон Каюмов
«Когда отца арестовали, я был двухмесячным младенцем. У меня было два старших брата. А когда отец
вернулся из ссылки, я был школьником. Помню как
отец жаловался на боль в груди а когда я стал расспрашивать, почему у негo болит грудь, он рассказал, как
в годы второй мировой войны ссыльные по настоящему
голодали. Голодный, истощенный отец увидев, как готовили корм свиньям, взял себе немного, но был страшно избит… А боль в груди осталaсь на всю жизнь.»
Какую еду давали в ссылке? – спрашивал я у отца.
– Гороховую баланду, где изредка встречались не- Ёркинжон Каюмов
сколько горошин, - отвечал отец. Когда мой отец находился в лагере какое-то время он работал на тюремной кухне: чистил
овощи, морковь картошку за очистками приходила женщина она пожалела
голодного арестанта и тайком подпаивала его свежим молоком. До конца
жизни отец остался благодарен ей, так как выжил в тюрьме благодаря этому молоку.
Помню как отец рассказывал о последних днях в лагере. 20 августа 1947
года исполнилось ровно 10 лет как отца арестовали и сослали в лагерь.
Поздно ночью его подняли с нар, вызвали к начальнику лагеря, объявили,
что его срок заключения истек и выпроводили за ворота…
Поезд на Мариинск ходил раз в сутки, а до вокзала было 8 км. Отец прошeл эти 8 км и ждал поезда еще 18 часов.
А вот что вспоминают сёстры отца:
«Когда сотрудники НКВД пришли в дом и начали обыск, в доме даже вскрыли полы, а нашли там … елочные игрушки, которые отец приготовил для
детей.
После возвращения отца семья наша переехала в кишлак Майда миллат Узбекистанского района. Мы, дети ходили в школу за три километра в
соседнее селение. Отец строго следил за нашей учебой и поведением, не
допускал, чтобы мы зря проводили время. Учились мы хорошо, позже получили высшее образование.
Меня приглашали на работу в комитет государственной безопасности.
Но отец был категорически против. Обидa на «органы» осталась на всю
жизнь. «Сын, - сказал он, - я не в силах видеть их форму». И я отказался,
проработал руководителем на культурном поприще вплоть до выхода на
заслуженный отдых.
Мне 72 года, у меня 4 детей и 11 внуков. Мои дети и невестки – все с
высшим образованием. Когда в Ташкенте открылся музей жертв политических репрессий, я был искренне рад, ведь создание такого музея – это дань
уважения к тысячам безвинно пострадавших от политических репрессий,
91
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
Учителя и воспитанники детского дома №8
92
таких же как мой отец».
Действительно учитель А.Каюмов
вступил в партию в 1919 году. Выполняя задания партии, активно участвовал в колхозном строительстве. Несмотря на это, он
был репрессирован и 10 лет жизни провел в лагерях. Жертвами
репрессий стали тысячи и тысячи
людeй, среди этих людeй с попранным человеческим достоинством,
с загубленными судьбами и наши
земляки. Судьба Азиза Каюмова
заслуживает особого внимания
как типичная судьба интеллигента, ставшего жертвой беспощадного строя. Память жертв репрессии
священно она вечна незыблема.
Интервью
Луиза Махмудова
Интервью
В 2009 году в Узбекистане рамках проектной недели
«История и самосознание» был организован цикл мероприятий, посвященный памяти футбольной команды «Пахтакор 79». О том - почему выбор пал именно
на эту тему в интервью рассказывает координатор по
Центральной Азии, России и Южному Кавказу (dvv
international, Бонн) Маттиас Клингенберг.
Датский философ и теолог Зёрен Киркегаард когдато сказал: «Хотя жизнь и проживается вперед, осмысляется она лишь в обратном направлении».
- Надо сказать, что в наших планах были разные новые тематики. В ноябре 2008 года мы провели семинар, на который пригласили наших партнеров, чтобы обсудить – куда двигаться дальше. Мы уже
провели разные небольшие проекты в рамках тематики «история и самосознание», в том числе мероприятие по формату «Разговорная чайхана»,
в результате которых вышла книга воспоминаний о землетрясении 1966
года. Участниками обсуждения (новых тем) были люди, проживающие в
различных регионах Узбекистанa, в том числе Нукусе, в Ферганской долине, Коканде, которые (ранее) принимали участие в проекте «История и самосознание». Они предложили 4 направления: это «Дети Арала» - проект,
идея которого вспомнить, как жили люди раньше в зоне Аральского кризиса, как живут сейчас, каким люди видят будущее этого региона. Другой
небольшой проект был предложен городским музеем Коканда, где существует экспозиция, посвященная теме репрессий. Тема могла звучать «Дети
репрессированных». Еще одна идея посвящена наводнению в Ферганской
долине в 1978 (1979) годy. И, наконец, идея, которая была предложена
мной – это идея по поводу гибели футбольной команды «Пахтакор» в 1979
году. Это было очень значимым событием для Узбекистана, для тех людей,
которые живут на узбекской земле. Тем более, что в этом году исполняется 30 лет этой трагической дате. Все эти четыре предложения были обсуждены экспертами и специалистами проекта «История и самосознание».
Зёрен Киркегаард: Дневники 1834-1855, Мюнхен 1949г.
93
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
Еще одной, пятой идеей, была та, с которой мы познакомились в городе
Красноярске, куда нас приглашали на «Фестиваль образования взрослых».
Один из семинаров вел Михаил Рожанский, который возглавляет Центр социальных исследований г. Курска. Центром по результатам проектов выпущены два альманаха, посвященныe локальной истории – т.е. о фактах
истории того или иного места, населенного пункта рассказывается самими
проживающими там людьми. Люди вспоминают, какая жизнь была раньше,
описывают какая oна сейчас и делятся своими планами на будущее. Например, жизнь человека (была) связана со строительством и работой большой фабрики, построенной в советское время. Работа на ней обеспечивала
достойное проживание самого человека и его семьи. Затем, следует время
развала Советского Союза, производство остановилось и вместе с ним, начинаются перемены в жизни человека. Вместо работы на фабрике, деньги в
дом идут от какой-то мелкой розничной продажи. Это могла быть торговля
семечками на улице, например. Вот такие перемены во время жизни одного
поколения. И такие локальные истории актуальны и для Узбекистана, где
также было образовано много населенных пунктов, привязанных к промышленным предприятиям, например. Или новые кишлаки, которые были
связаны со строительством ирригации, освоением новых земель под хлопок
и другие культуры.
Но прошло время, происходят перемены в сознании людей, сегодня они
уже живут в суверенном Узбекистане, изменились многие условия, настали рыночные отношения. И как все это изменило историю самих людей,
это тоже очень интересно. И мы пригласили Михаила Рожанского сюда и
собрали группу заинтересованных людей, в которую вошли очень разные
люди. В их числе представители науки (Академия наук, исторический факультет ТашГУ), специалисты из Коканда, занимающиеся вопросами истории репрессий, и другие. И лично я поначалу достаточно скептически
относился к перспективам проведения работы по такой локальной истории
здесь. Рожанским был проведен недельный семинар и это был один из тех
семинаров, в котором участвовали все до конца, никто не ушел. В
рамках проектной недели, состоявшейся в мае, он провел второй
семинар, и работа началась. И до
конца года уже должен быть закончен первый альманах по локальной истории, составленный
узбекскими участниками. То есть,
от проекта по «устной истории»
совершен переход к новому понятию «истории локальной». И
все это под «общей крышей» направления «История и самосознание».
Стадион «Пахтакор»
94
Интервью
Возвращаясь к тем пяти идеям, о
которых шла речь выше, хочу сказать, что было принято решение
работать над проектом посвященным «Пахтакору», учитывая такие
факторы как значимость события
и партнерство, которое поможет в
реализации данной идеи. Практически каждый человек, особенно в
Ташкенте, которому больше 30 лет
знает об этой трагедии. И если даже
не лично помнит о ней, то со слов
родителей, например. И очень важно вспомнить об этом, потому что
такие вещи никогда не забываются, не уходят из памяти людей. И, Команда «Пахтакор», 1979 г.
по-моему, те, кто жил в то время в
Ташкенте, чувствовали себя общностью, были объединены общим горем,
общей печалью, слезами, ужасом, который вызвала гибель команды. На это
момент, как будто бы, остановилась история.
Внимания заслуживают все предложенные идеи. Мы работаем над направлением «Пахтакор», занимаемся проектом «Локальная история», но
и все другие тематики, они как бы внутри этой работы. И, если нет отдельного проекта по направлению «Дети репрессированных» в Коканде, то
не значит, что эта работа не будет развиваться дальше, так как заинтересованные специалисты принимают участие в семинарах по созданию «локальных историй». И все что будет наработано ляжет в основу альманаха,
который будет состоять из различныx небольшиx проектoв и направлений.
И мое видение в том, что этот альманах станет маленькой картиной Узбекистана и тех перспектив, которыми живут люди в стране. То есть свою
родину опишут люди, которые здесь живут.
В проект «Пахтакор» войдет вечер воспоминаний с театрализованной
постановкой. Опыт такой уже есть, так как в 2008 году был успешно организован вечер воспоминаний, связанный с ташкентским землетрясением
1966 года.
Этот год ознаменовал собой и обмен опытом между Узбекистаном и Россией в реализации того направления, которое мы обозначили как «История
и самосознание». Проекты в этом направлении идут и в Кыргызстане, на
Кавказе. Большой проект начинается при поддержке центрального офиса
dvv international между Турцией и Арменией, основной темой которого является примирение. Будет организована Летняя Академия с участием молодых людей из Турции и Армении. После обучения методике «устной истории» они будут работать над интервьюированием жителей в своих странах.
Затем планируется, что мы вновь соберемся, и будем работать над этими
интервью вместе. И это будет нелегко, потому, что, как известно, в истории
этих двух стран есть очень тяжелые моменты. Но время идет, и сегодня от-
95
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
ношения уже лучше даже в сравнении
со временем 10-ти летней давности.
Сложно будет и в языковом отношении, так как общим языком общения
будет английский. И хочу сказать, что
один эксперт из Стамбула, который
очень помогает в реализации проекта, известный специалист в этнологии Лейла Нейзи также будет с нами
на Летней Академии, которая будет
организована в Средней Азии в Кыргызстане. Приглашена также еще один
наш известный эксперт Ваня Иванова
(Болгария), которая расскажет об использовании методики «oral history»
на Балканах. И вообще общей темой
всей Летней Академии станет устная
Памятник команде-79
история.
Работа по созданию истории от очевидцев идет и я очень рад, например,
инициативе, высказанной заместителем директора ташкентского Музея
репрессий Алишером Собировым, который считает необходимым развитие этого направления при создании архива данного музея. И это важный
шаг по развитию такого направления как «устная история». Как отметил
А.Собиров в ходе майской конференции «История и самосознание»: «Мы
понимаем устную историю как нечто необходимое нам в качестве дополнительной информации там, где отсутствуют документы, где нет свидетельств
на бумаге. Чтобы восполнить пробелы в истории, возможно использование
интервью, свидетельств, собранных путем «устной истории».
Метод «устной истории» существует наряду с официальной историей,
научными изысканиями, как один из методов отображения исторической
реальности. Ее картина становится ярче и насыщенней, так как проходит
через сердца людей, их воспоминания, связанные с ними эмоции. Кроме
того, данный метод учит людей самой возможности заниматься письменным
творчеством, отображая историю собственной жизни через воспоминания,
оставляя потомкам и истории собственные свидетельства истории. И для
людей Узбекистана, как и многих людей из других стран, это немаловажно.
«Устная история» - это и возможность создать связь поколений, передать
семейные традиции и знания о происхождении рода, семьи, своей «малой»
родины. Это похоже на ту традицию, когда сведения в прямом смысле передавались «из уст в уста» - от отца к сыну, от деда к внуку. Сегодня метод
«устной истории» очень важно использовать и при поисках национальной
идентичности.
- А где, на Ваш взгляд, метод «устной истории» мог бы еще найти себе
применение?
Похожий вопрос был задан А.Собирову в ходе конференции: «А насколько результаты, уже собранные при применении метода «устной истории»
96
Интервью
будут отражены, например, в
учебных курсах?» К сожалению,
пока это еще не отражено шире,
чем в специальных публикациях. Однако, то что дает методика должнo изучаться, ведь
полученные при ее применении
интересные серьезные материалы могут обогатить тот же учебный процесс. Поэтому я считаю,
что комиссия, которая занимается оценкой учебников, могла бы
изучить данное направление и
его результаты. Если будет заинтересованность и более тесная взаимосвязь тех, кто занимается «устной историей» и тех,
кто отвечает за тоже образование, думаю, результаты будут
интересными. Если взять матеВетераны футбольной команды «Пахтакор»
риалы, уже собранные Музеем
репрессий, то, думаю, школьник
ближе познакомится с этим периодом в истории через чтение
письма из ГУЛАГа, сохраненного в семье, человека попавшего
под репрессии, или через воспоминания сегодня живущих родственников. Это дает более живое восприятие истории, рисует
картину ее реальных событий.
Это способствует и самоидентификации личности, погружению
в историю родного края. Важно
чувствовать историю как часть
себя, и этому, в немалой степени, может способствовать тот
живой, неофициальный язык,
который свойственен свидетельствам, собранным по методике
«устной истории». Важно, чтобы Встреча ветеранов
люди понимали: откуда они и
куда они идут. Если взять пример Германии, то после Второй
мировой войны наступило время, когда нация должна была
97
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
понять – что происходило и как развиваться дальше. Этот и есть процесс
самосознания, поиск ответов на вопросы: откуда я и куда я иду? И это
очень важно. Поэтому мы постоянно поддерживаем инициативу в отношении развития метода «устной истории», его конкретного применения, как
в случае с Музеем репрессий. Всегда найдут поддержку и инициативы других структур, в том числе научных, исследовательских, которые захотят
использовать возможности этого метода для обогащения своей деятельности. Мы помогаем в освоении самой методики «устной истории», а то содержание, которым она будет наполнена – зависит только от собственного
интереса узбекистанцев. И те проекты, которые были осуществлены с использованием метода в Ташкенте – и по теме землетрясения 1966 года, и
по трагедии погибшей в авиакатастрофе команды «Пахтакор 79», показали
возможности обогащения истории через воспоминания очевидцев, через
метод «устной истории».
98
Там, где чисто, светло. Ташкентцы о столичном метро.
Ирина Шакирова
Там, где чисто, светло.
Ташкентцы о столичном метро.
О проекте создания «Альманаха Узбекистана» я узнала на IV Летней Академии dvv international, которая
была посвящена устной истории как методу осмысления
прошлого, такую тему предложил Глава Представительства в Узбекистане Маттиас Клингенберг.
Программа академии включала многочисленные презентации, большинство из которых было посвящено трагическим событиям человеческой истории, связанной
с различными политическими событиями; стихийными
бедствиями, катастрофами.
Тогда мне подумалось, а ведь метод «oral history» может и должен применяться и для того, чтобы обобщить
и осмыслить позитивный опыт человечества, вспомнить
то, что нас объединяет, описать те события, открытия, объекты, которые
повлияли на многих людей положительно, продемонстрировали созидающий дух человечества.
Знания, полученные на академии, и привели меня к участию в проекте
«История и самосознание», я записалась на семинар, где познакомилась с
принципами написания исследовательской статьи (хотя я по образованию
профессиональный журналист, здесь есть свои особенности); и вместе с
другими участниками проработала свою идею – написать о ташкентском
метро.
«Ташкентское метро – постоянное место встречи для тех, кто выбрал
этот город, как выбирают свою судьбу; место памяти для тех, кто покинул
этот город, но никогда его не забудет. Идея поговорить о ташкентском метро и своем отношении к нему среди моих друзей, людей разных профессий,
принадлежащих к разным поколениям, вызвала большой интерес и даже
энтузиазм. Надеюсь, и вы, читатели альманаха, станете сейчас полноправными участниками нашего диалога, Читайте, соглашайтесь или спорьте, вы
свободны в своем отношении к теме…
99
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
- «...Была ранняя весна, и было
холодно…» - до сих пор помню эту
первую строчку своей статьи, которую
писала на творческом конкурсе при
поступлении в университет. Писала
я про ташкентское метро, седьмое в
Советском Союзе, и тридцать пятое в
мире. Тогда, в 1979 году, оно уже
работало, первая Чиланзарская линия функционировала уже два года.
Мы, студенты, с надеждой ждали, когда пунктирная строчка проектируемых станций в сторону вузгородка на
карте, висящей в вагонах метро, превратится в обозначение строящихся,
а затем и действующих. Для нас это
Станция метро в Ташкенте
означало прекращение каждодневных
боев за место в маршрутке, которая курсировала из центра до университета. Но мы не стали такими счастливчиками, вторая линия была пущена
только спустя два года после окончания учебы. Наверное, для тех, кто
«получил» метро как данность, мое романтическое отношение к нему покажется смешным, но мы, люди, помнящие жизнь «до метро» не можем
думать о нем без изрядной доли нежности. Возможно, это дань ностальгии
по юности, но разве нельзя не восхищаться этим быстрым и удобным видом
транспорта, имеющим в Ташкенте такое неповторимое лицо?
Алишер Аликулов, 45 лет, предприниматель в сфере интернет-технологий: Могу сказать, что, появление метро изменило мою жизнь – появилась гордость за город, стало удобнее ездить, первое время специально
ездили на дальние станции чтобы посмотреть, гостям показывали, встречи
назначали, катались просто так туда-сюда, на эскалаторе катались, пятаки
меняли – много разных воспоминаний. У меня много историй, связанных с
ташкентским метро. Однажды приехал в Ташкент из дальней поездки рано
утром и подъехал на С.Рахимова, ждал открытия метро. Когда, наконец
сел, то заснул и проспал свою станцию – «Дружба Народов», а проснулся
уже на конечной, «Максима Горького» – разбудил дежурный. Перешел
на другую сторону, сел в обратную сторону. Проснулся снова на «Сабира
Рахимова» (конечной в другую сторону) – снова проспал! Попал по назначению только с третьего раза – не спал всю ночь, видимо, поэтому так
крепко засыпал.
Умида Максумова, 54 года, руководитель социальных проектов: С
появлением метро появилось ощущение того, что Ташкент становится мегаполисом, так как метро имеют не все большие города мира.
Лично мне Ташкентское метро придало чувство гордости за свой город,
так как оно является не только транспортным средством, но и произведени-
100
Там, где чисто, светло. Ташкентцы о столичном метро.
ем искусства. Ташкентское метро уникально, каждая станция представляет
собой какую-то либо историческую
справку, либо значимое событие в
жизни государства и народа, оно символизирует также интернациональное
братство народов, проживающих на
территории Средней Азии. Я хорошо
запомнила открытие станции Буюк
ипак йули (бывшая Максима Горького), так как жила в непосредственной
близости от этой станции. Это был
большой настоящий праздник абсолютно для всех. Он начался с вечера накануне открытия станции. Люди
Станция метро
сами выходили на улицу, играл духовой оркестр, было много цветов, которыми люди украшали вход в метро,
в день открытия многие люди и дети не пошли на работу и школу, чтобы
увидеть церемонию открытия и стать первыми посетителями.
На протяжении многих лет гости, которые приезжали ко мне или к моим
друзьям, зарубежные партнеры все в один голос восхищаются и удивляются одновременно нашим метро.
Владимир Плетинский, 49 лет, Елена Плетинская, 47 лет (, журналисты, бывшие ташкентцы, ныне граждане Израиля):
Елена: С появлением метро наконец-то я почувствовала гордость за родной город.
Владимир: Я жил в ста метрах от места, где строилась станция метро
«Пахтакор». Все работы проходили у меня на глазах. Оказался в числе
первых ста пассажиров этой станции. Главное, что изменило в моей жизни появление метро - появилось место, где телефонные аппараты стояли
целыми и невредимыми, и откуда можно было звонить без опасения, что
хулиганы запрут тебя в телефонной будке.
Елена: Конечно, метро здорово повлияло на нашу жизнь. Я училась на
филологическом факультете ТашГУ на Хадре, и хотя от моего дома был
прямой троллейбус, обязательно пересаживалась на метро, чтобы пройтись
пешком по улице Навои и зайти в метро. Метро радовало своей чистотой
и надежностью.
Владимир: Жить стало удобнее, жить стало веселее. И, главное, уже
можно было никуда не опаздывать.
Светлана Ян, 47 лет, директор по развитию строительной компании: В отличие от наземного транспорта метро всегда ходит! Есть уверенность и надежда, что ты гарантированно будешь доставлен в разные
точки города до 24 часов включительно. Я живу рядом со станцией Мет-
101
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
Из правил пользования метрополитеном
Пассажиры должны:
• Соблюдать общественный порядок, требования санитарии и настоящие Правила;
• Оплачивать свой проезд, а также провоз багажа или предъявлять на контрольном
пункте в развернутом виде документ, дающий право на бесплатный проезд;
• При пользовании эскалатором стоять справа, лицом по направлению движения,
держаться за поручень, не прислоняться к неподвижным частям, не наступать на
ограничительные линии, нанесенные на ступенях, проходить с левой стороны и не
задерживаться при сходе с эскалатора, а малолетних детей держать за руку или на
руках;
• При нахождении на платформе станции равномерно размещаться по всей ее длине,
не заходя за ограничительную линию, до полной остановки поезда. При остановке
поезда освободить место у дверей вагонов для свободного выхода пассажиров;
• Находясь в поезде уступать места инвалидам, лицам пожилого возраста, пассажирам с детьми. Не прислоняться к дверям вагона, не мешать входу и выходу пассажиров.
• При подъезде к станции назначения заблаговременно подготовиться к выходу из
вагона;
• освобождать вагоны на конечных станциях.
Пассажиры имеют право:
• Бесплатно провозить одного ребенка до 7 лет, а также лыжи, детские велосипеды,
санки, рыболовные удочки, музыкальные инструменты, мелкий садовый инвентарь
в чехлах;
• Пользоваться, при необходимости, медицинской помощью медпунктов метрополитена, расположенных на станциях.
В метрополитене запрещается:
• Курить в вагонах, вестибюлях, переходах и на платформах станций;
• входить на станцию в одежде и обуви, а также с багажом, которые могут испачкать
одежду пассажиров, вагоны, сооружения и устройства метрополитена, а также в
нетрезвом (алкогольном, наркотическом) состоянии и с мороженым;
• Провозить пожароопасные, взрывчатые, отравляющие и ядовитые вещества и предметы, бытовые и газовые баллоны, огнестрельное оружие и животных, а также багаж, габариты которого превышают допустимые в пункте 3.2, а также колющие,
режущие и легко бьющиеся предметы, лыжи и коньки без чехлов;
• Повреждать элементы оборудования и архитектурно-художественной отделки, остекления вестибюлей и служебных помещений, элементы подвижного состава и других технических средств метрополитена;
• Засорять и загрязнять вестибюли, переходы и платформы станций, салоны вагонов,
эскалаторы, пути;
• Сидеть на ступенях эскалатора, облокачиваться и ставить вещи на поручни, бегать
по эскалатору и платформе, ставить детей и размещать багаж на сидениях вагонов;
• Опускаться на пути и бросать на путь предметы, которые могут вызвать нарушение
движения поездов;
• Осуществлять кино- и фотосъемку без разрешения администрации метрополитена,
а также пользоваться магнитофонами, радиоприемниками и музыкальными инструментами;
• Осуществлять торговлю, складировать и содержать вещи в неустановленных местах.
102
Там, где чисто, светло. Ташкентцы о столичном метро.
ро «Ойбек», которая недавно стала узловой. Расстояния сокращаются, время
экономится!
Фаррух Шакиров, 22 года, финансист. Я родился спустя десять лет после
запуска первой линии в эксплуатацию.
Метро очень удобный вид транспорта, когда я был студентом, метро очень
сильно выручало меня. Это быстрый вид
транспорта и вы точно знаете, когда оно
приедет, и приедет ли оно вообще, чего
не скажешь о некоторых видах общественного транспорта. Ташкентское метро – это символ современного Ташкента.
Если бы я был туристом, вместо многих
музеев посетил бы наши станции метро,
каждая из станций красива и уникальна.
Точно в старой немой киноленте…
( неужели такое возможно?)
Я в метро в незнакомом Ташкенте,
И приятно вокруг, и тревожно.
Наплевав на устои, обычаи
Бухары, Самарканда, Ташкента,
Позабыв племенные различия,
Обнимаясь, кайфуют студенты.
И едва я ступил на ступени,
Чем-то очень далеким пахнуло.
Эхо первых метрополитенов,
Эхо первой любви громыхнуло.
Олег Ануфриев, актер театра
и кино (Россия)
- Говорят, что тогдашний руководитель Узбекистана Шараф Рашидов
«получил» разрешение на строительство метро от руководства страны в
награду за «белое золото» - хлопок. Мы выращивали его для всей страны
ценой разнообразных перекосов в сельском хозяйстве и природопользовании. Само по себе решение строить метро в сейсмоактивной зоне тоже
вызывает удивление. И, то, что не каждый крупный город может похвастать таким видом транспорта, создает своего рода чувство превосходства
у ташкентцев. Наше метро в сравнении с другими подземками – лучше
или хуже? Глубокое, глухое московское метро, где люди снуют на огромной скорости, очень жарко, так, что приходится снимать верхнюю одежду
и передвигаться налегке, толкотня, давка, огромные собаки на станциях,
толчея торговцев, предлагающих на продажу все, что только можно, вплоть
до дипломов любого московского вуза… Мрачноватое петербургское метро… После них ташкентское метро, на мой взгляд, кажется приветливым
и уютным.
Алишер Аликулов: Наше метро - чистое, оно у нас красивое, неглубокое и в целом удобное. Мне есть с чем сравнить – например, метро в Риме
нашему проигрывает по красоте, метро в Москве и в Питере из-за глубины
– долго спускаться. Ташкентское метро отличается от московского и особенно европейских метро своей некоторой помпезностью (что в целом не
так и плохо), ведь там люди могут сидеть на ступеньках или даже на полу
и никто не сделает замечания, в переходах везде поют музыканты, стоят
автоматы по продаже закусок и напитков.
103
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
Умида Максумова:
В других
городах мира, например в Париже,
метро-это всего лишь средство передвижения, не несущее никаких
познавательных элементов. В лучшем случае представлена только
реклама. Ташкентское метро очень
уютно и комфортабельно. Сейчас я
не являюсь постоянным клиентом
Ташкентского метро, но меня всегда согревает мысль, что, если мне
будет необходимо воспользоваться
общественным транспортом, то с
помощью
метро смогу попасть в
Поезд метро
любую отдаленную часть города в
чистоте, комфорте и уюте.
Владимир Плетинский: Метро - очень удобный транспорт, который
должен быть в каждом мегаполисе. Сегодня мне есть с чем сравнивать ездил в метро не только в Москве и Питере, но и в Лондоне, Париже, Риме,
Нью-Йорке, Барселоне... Ташкентское метро, каким я его помню, ничем не
хуже и не лучше остальных подземок.
- Не знаю, согласитесь ли вы со мной, но для меня метро – это другая реальность, другой мир, ты входишь в метро, и это означает, что ты отправляешься в путешествие. И хотя твой маршрут определен, в метро всегда
есть ощущение тайны, непредсказуемости, предвкушения открытия.
Олеся Бондарь, 24 года, переводчик. У меня с метро связано бесчисленное количество надежд, ожиданий, фантазий... Помню, как, спрятавшись за колонной, искала глазами человека, которого встречала только
здесь, в метро. Мы никогда не говорили друг с другом, но на протяжении
всех четырех лет обучения мы с ним встречались глазами, а полутемный
свод метрополитена был как будто оправой этих странных встреч двух незнакомых людей. С этими впечатлениями я и ассоциирую СВОЕ метро. То,
что происходило здесь, больше никогда не повторялось где-то еще.
Метро - это другой мир, в нем нет лицемерия и фальши, конкуренции и
соревнований. Оно уравнивает всех: и профессора со студентом, и пожилого человека с ребенком.
Метро - это история любви, памяти, смятения. В метро я приходила с
одной мыслью, а уходила с другой. Входила в вагон с одним человеком, а
покидала его - уже с другим. И вот эта бесконечная смена поколений, миражей, историй и делает метро сферой, отличной от обычной жизни, подземной сферой со своими правилами и своей обыденностью.
Я была счастлива в разные периоды моей жизни, в которых присутствовало метро, когда все, чего хотелось - это держаться за руки и ехать, не
останавливаясь в маленьком вагоне с рассыпанными на полу звездами - так
104
Там, где чисто, светло. Ташкентцы о столичном метро.
я называла блестки покрытия в отдельных вагонах. Помню, как говорила:
«Посмотрите вниз - эти блестки похожи на расколотые звезды!». Внешний
мир пытается проникнуть сюда, чтобы внести свои приоритеты, но пока у
него это не получается.
Елена Плетинская: Метро для меня - это символическое место: на станции « Площадь Ленина» я увидела у телефонного аппарата некоего лохматого субъекта, который на поверку оказался отличным парнем. Уже через
несколько месяцев мы поженились.
Владимир Плетинский: Так я помню, метро не столько отражало жизнь
наземного Ташкента, сколько было его антиподом. Здесь не было суеты,
жары и пусть чаще всего доброжелательного, но хамства. Я очень любил
станцию метро «Сквер Революции», именно здесь всегда назначал свидания девушкам и отсюда ходил на семинары молодых писателей.
Светлана Ян: Ташкентское метро – это особое место, воплощение дисциплины и порядка, чистоты и красоты. В метро говоришь тише, становишься предупредительнее и внимательнее. Это место, которое воспитывает и поднимает тебя в твоих глазах.
У меня много мест памяти, связанных с метро. Метро «Узбекистанская»
- на ней мы выпускали с подругой своих дошколят, и они сами выходили
и шли в детский сад позади Дома Кино, настолько это было безопасно!
Дальше мы ехали на метро «Чиланзар» - с керамическими орнаментами
чудных цветов и форм, на работу. Обратно с работы ехали до «Дружбы народов», забирали детей, и все было так определенно, неспешно и
спокойно в жизни. Особое место – место «Проспект Космонавтов» – самое
таинственная и романтическая
станция.
Бернара Саитбаева, 25 лет,
психолог: Я стала пользоваться
метро лет с шестнадцати практически ежедневно, нравится,
что в нашем метро всегда красиво, чисто, и безопасно (есть
опыт сравнения с Московским
метрополитеном). Ташкентское
метро это не только удобный вид
транспорта, это достопримечательность. Когда знакомые из
других городов и стран просят
рассказать о Ташкенте, обычно
о метро упоминаю в первую очередь и даже советую обязательно его посетить (хотя бы старые
Поезд метро
105
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
линии). На каждой станции архитекторы заложили свою «изюминку»,
своеобразный стиль, который больше нигде не повторяется, но... далеко не
все смогли это оценить. Надеюсь, что благодаря нашим рассказам, жители
города и гости столицы будут воспринимать метро не просто как один из
видов транспорта.
- Наше метро строилось в разные времена, и мы видим и чувствуем эту
разницу. Первая линия строилась всей страной, с учетом мирового опыта и
нашей сейсмоопасной реальности, она и сейчас выглядит самой надежной
и «грамотной», следующие линии явно не дотягивают до нее, это смутное
ощущение не оставляет, когда переходишь с Чиланзарской линии на Узбекистанскую, и становится явным, когда переходишь на Юнусабадскую.
Не сразу, но замечаешь, что здесь уже не бетонные шпалы, а деревянные,
пропитанные креозотом, отсюда сильный специфический запах, который
никак не выветривается.
Изменения коснулись и архитектуры и декора, и названий. Сейчас моим
детям уже трудно объяснить, что на станции метро «Бунедкор» (ранее
«Халклар Дустлиги», а еще ранее «Дружба народов») когда-то можно
было увидеть гербы всех союзных республик Советского Союза, гербы демонтировали, часть «кругов» под ними украсили майоликой, а большая
часть так и стоит «слепая», залитая бетоном. Станция «Максим Горький»
переименована в «Буюк Ипак Йули» («Великий Шелковый путь»), но декоративный сюжет с Данко, вынимающим сердце из своей груди, по-прежнему напоминает «историю» этой станции. Таковы многочисленные приметы
перемен, которые произошли в жизни страны.
Алишер Аликулов: Один англичанин, который приезжал в наш город по
делам как-то сказал, что ему у нас нравится две вещи – ташкентское метро
и театр оперы и балета имени Алишера Навои. И то и другое в очень хорошем состоянии и очень доступно по цене. Он это относил к положительному
наследию коммунизма. Сейчас нам есть над чем работать, например, у нас
далеко не самые лучшие вагоны, можно было уже менять на более современные. Долго достраивается третья линия. Турникеты и жетоны – тоже
анахронизм, давно пора менять. Надо вернуть систему проездных билетов,
сделать их нескольких видов – на день, на неделю, на определенное количество поездок, причем, с нормальной скидкой, чтобы не исключать метро
из общей системы транспортных коммуникаций, не коммерциализировать
его.
Фаррух Шакиров, 22 года.
Как не крути, метро – это символ того, что Советский Союз внес свою
положительную лепту в историю и внешний вид города, потому что именно
советские инженеры построили многие первые линии метро. Не будь Ташкент столицей Узбекистана, никакого метро (по крайней мере, до 1991г.) у
нас бы не было. Я родился в 1987 году и поэтому метро для меня, это что-то
советское, память.
- Метро для меня еще и воплощение живого духа города, ведь там можно
106
Там, где чисто, светло. Ташкентцы о столичном метро.
увидеть и угадать очень многое о
нашем быте, проблемах, надеждах,
особенностях. Одна из таких особенностей, мне кажется, огромное
число молодых людей в метро, они
несут с собой настроение юности,
бесшабашной молодости, задора.
Недавно я видела, как группа девчонок, нарядившись в забавные
новогодние маски, переходила из
вагона в вагон на каждой станции,
когда я спросила, зачем они это делают, они ответили: «Чтобы поднять
людям настроение! Они смотрят на
нас, и начинают улыбаться!»
Светлана Ян: Дух нашего горо- Станция метро «Площадь независимости»
да в нашей многонациональности
и толерантности. Посмотрите – какой разношерстный и разноликий народ
путешествует по станциям. Кто-то с семьей едет в парк, а кто-то в гости
(непременно с тазиком, накрытым полотенцем, под которым - угощенье),
кто-то с большими сумками с базара, а кто-то в театр или на концерт.
Спортсмены, загорелые туристы, студенты в белых рубашках, дети с игрушками… Все разные и пестрые, но всех объединяет одно – наше ташкентское тепло, которое согревает наши сердца и не дает зачерстветь и
засохнуть, свет, которое освещает наши лица и души!
У нас в метро как дома – все родные и спокойные, ни разу не видела орущих или нервных. Всегда помогут и объяснят, куда пройти и как.
Бернара Саитбаева: Почему-то словосочетание «дух нашего города»
вызвало в памяти станцию метро «Алишер Навои». Будучи студенткой, мне
приходилось ежедневно бывать на ней. В ожидании очередного состава я
рассматривала изображения по мотивам произведений А.Навои и каждый
раз не переставала удивляться, и даже гордиться тем богатым наследием,
которое досталось нам от наших предков.
Алишер Аликулов: Дух города метро, конечно, отражает. Потому что им
пользуется много народу, потому что оно довольно протяженное и разветвленное, без него уже трудно представить жизнь Ташкента. Метро очень
демократичный транспорт, им пользуются разные слои населения. В целом
наше метро меня устраивает. Для нашего города это большое благо! Пусть
работает четко и развивается!
- Спасибо вам за то, что поделились своими мыслями и чувствами.
Встретимся в метро!
107
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
Даты и факты о ташкентском метро
Строительство Ташкентского метрополитена (единственной на сегодняшний день системы метрополитена в Центральной Азии, построенной в сейсмоактивном районе) началось в 1970 году и первая линия длиной 12, 2 км
и 9 станциями была запущена в 1977 году. Открытие было приурочено к
очередному празднованию годовщины Октябрьской революции. Строилось
Ташкентское метро при технической поддержке московского метростроя.
В настоящее время протяженность трех линий метро с 29 станциями составляет 37, 5 км. Ташкент занимает площадь 260 кв. км и насчитывает более двух с половиной миллионов жителей, поэтому метрополитен является
стратегически важной транспортной системой столицы.
Первый участок первой – Чиланзарской- линии (от станции Сабира Рахимова» до станции «Сквер Амира Темура» бывшая «Октябрьской Революции») с 9 станциями, электродепо и Домом связи был введен в эксплуатацию 6 ноября 1977 года. Протяженность линии составляла 12, 2 км.
Второй участок Чиланзарской линии (от станции «Сквер Амира Темура» бывшая «Октябрьской Революции» до ст. «Буюк Ипак Йули» бывшая
«Максима Горького») с 3 станциями вступил в строй 18 августа 1980 года.
Протяженность участка составляет 4, 6 км. К августу 1980 года число станций на двух участках Чиланзарской линии метрополитена достигло 12, а
протяженность составила 16, 8 км.
В 1980 году начато строительство первой очереди второй – Узбекистанской - линии метрополитена от станции «Навои» до станции «Ташкент» с
5 станциями. В декабре 1984 года первая очередь Узбекистанской линии
была сдана в эксплуатацию. Протяженность этого участка - 5, 6 км.
В ноябре 1987 года была сдана в
эксплуатацию вторая очередь Узбекистанской линии со станциями «Чкаловская» и «Машинасозлар» (бывшая
станция «Ташсельмаш»), протяженностью 3, 2 км, длина линии при этом
достигла 8, 8 км. В ноябре 1989 года
начала работать третья очередь Узбекистанской линии с двумя станциями
- «Гафура Гуляма» и «Чорсу», протяженность этого участка составляет 2,
2 км. И, наконец, 30 апреля 1990 года
было завершено сооружение Узбекистанской линии - была открыта четвертая очередь со станциями «Тинчлик»
и «Беруни», протяженностью 3, 2 км.
Общая протяженность линий составила около 31 км с 23 станциями.
В сентябре 1988 года начато строиСхема метрополитена
тельство третьей Юнусабадской линии
108
Там, где чисто, светло. Ташкентцы о столичном метро.
метрополитена. 1 сентября 2001 года состоялось открытие Юнусабадской
линии, которая имеет 6 станций, протяженностью 7, 61 км и крытый метромост между станциями «Бадамзар» и «Хабиба Абдуллаева» в районе ташкентской телевизионной башни через реку Боз-Су. Участок сдан в эксплуатацию 26 октября 2001 года. Ежедневно новая ветка метро, соединившая
центр Ташкента с одним из густонаселенных микрорайонов столицы - Юнусабадом, перевозит до 60 тысяч пассажиров.
Даты и факты о ташкентском метро
После распада Советского Союза и объявления независимости Республики Узбекистан станции ташкентского метро подверглись переименованиям:
На Чиланзарской линии:
1) в ноябре 1991 года станция «Площадь имени В.И.Ленина» стала «Мустакиллик майдони»,
2) в мае 1992 года станция «50 лет СССР» стала «Мирзо Улугбек»,
3) в мае 1992 года станция «Комсомольская» стала «Ёшлик»,
4) в мае 1992 года станция «Октябрьской Революции» стала «Марказий
хиёбони»,
5) в августе 1993 года станция «Марказий хиёбони» стала «Амир Темур
хиёбони»,
6) в 1997 году станция «Максима Горького» стала «Буюк Ипак Йули»,
7) 10 октября 2005 года станция «Ёшлик» стала «Миллий бог», в 2008 –
«Бунедкор».
на Узбекистанской линии:
8)в мае 1992 года станция «Проспект Космонавтов» стала «Космонавтлар»,
9) в мае 1992 года станция «Ташсельмаш» стала «Машинасозлар».
Еще несколько станций лишились русскоязычных названий, и были преобразованы в узбекоязычные:
на Чиланзарской линии:
станция «Сабира Рахимова» стала «Сабир Рахимов»,
станция «Дружба Народов» стала «Халклар Дустлиги»,
станция «Хамида Алимджана» стала «Хамид Олимжон»,
станция «Пушкинская» стала «Пушкин»,
на Узбекистанской линии:
станция «Гафура Гуляма» стала «Гафур Гулом»,
станция «Узбекистанская» стала «Узбекистон»,
(источник – Интернет-сайт www. mymetro.ru)
109
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
Подвижной состав ташкентского метрополитена
Вагоны типов Еж3 и Ем-508Т, поступившие в Ташкент при открытии метрополитена, в 1980-е года после поступления новых вагонов были переданы в Тбилиси и Баку.
Сейчас в ташкентском метрополитене имеется 10 различных типов вагонов:
• Тип 81-717, выпущены Мытищинским машиностроительным заводом в
1984-1987 годах.
• Тип 81-714, Тип 81-714.5. , выпущены Ленинградским вагоностроительным заводом имени И.Е. Егорова в 1980-1991 годах.
• Тип 81-714.5., Тип 81-717, выпущены Мытищинским машиностроительным заводом в 1979-1987 годах.
• Тип 81-717, Тип 81-717.5.,выпyщены Ленинградским вагоностроительным заводом имени И.Е. Егорова в 1984-1992 годах.
• Тип 81-717.5., Тип 81-718.0., выпущены Мытищинским машиностроительным заводом (ОАО «Метровагонмаш») в 1993 - 2001 годах.
Поезд метро
110
Когда человека настигает горе
Аскарходжи Обидов
Когда человека настигает горе
Когда человека настигает горе, никто не в силах равнодушно наблюдать. Раньше, когда происходили землетрясения в Туркмении и Таджикистане, их волны доходили и до нас. Но их сила была небольшой.
26 апреля 1966 года. Утро. Страшная тряска в самом
центре нашего города застала всех врасплох. Из-за
того, что случилось это бедствие неожиданно, ранним
утром, казалось всем диким сновиденьем. Проснувшиеся с ужасом люди со страхом смотрели вокруг, на своих родных. Немного успокоившись, бежали проведать
соседей.
Когда рассвело, дошли слухи, что эпицентр стихии
пришелся на долю Урды. Все кинулись туда, узнать о состоянии родственников.
Отец велел мне проведать тетю, которая жила в Рабочем городке, а сам
пошел к дяде Миракбару, проживавшему рядом с текстильным комбинатом.
Справа от остановки «Известия» по центральной улице «Усман Юсупов»
находилась улица «Писательская», ныне называемая «Бахор». Пройдя в
глубь по улице около 50-60 метров, я вошел в 10-ый дом слева. Увидев
меня, тетя бросилась навстречу и завалила меня вопросами: «Как вы, всё
ли хорошо? Родители живы-здоровы? Дом ваш был старенький, не развалился? А что с соседями?»… «Я как раз хотела пойти проведать вас», - сказала она.
Я сказал ей, что все мы в порядке. «Наши все беспокоятся о вас. Многие
пошли проведать родственников, живущих на Урде», - пояснил свой визит. Послушав меня, тетя немного успокоилась: «Хорошо, хоть без потерь
обошлось».
Оглядываясь вокруг, я увидел, что на стенах дома тети появилось несколько глубоких трещин. Подойдя ближе, сквозь щель вижу внутреннюю
часть комнаты. «Ой, тетушка, не развалится ли стена?» - спросил я с тревогой. «Нет, племянничек, пока стоит. Наш дом относительно новый, поэтому
трещин не так много. Но слышали, что старые дома на той стороне Анхора
все рухнули. Мы благодарны, что все целы остались. Впереди лето, отремонтируем, праздник на всех один», - ответила тетя. Я был 20-летним зе-
111
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
леным юношей, никак не мог понять:
при чем тут праздник на всех. Думал,
если это и есть праздник, то что же
тогда несчастье.
Попрощавшись, я вспомнил слова
тети о том, что «старые дома на той
стороне Анхора все рухнули». Я подумал о своих однокурсниках из Алтыарыка, снимавших дом в этом районе,
и решил их навестить. Ранее я приходил к ним раза два, чтобы готовиться
вместе к занятиям.
Дойдя до Урды, повернул рядом с
кафе «Анхор». Ни кафе «Анхор», ни
старинная восточная баня рядом с
кафе не пострадали. Однако 5-6 комРазрушения
нат в здании ГАИ (Государственной
автоинспекции) пришли в полуразрушенное состояние. Одна сторона стены была развалена, деревянные перекладины и жестяные накладки крыши
упали во внутрь комнат. Я продолжал идти по улице. Многие старые дома,
построенные методом «синч», уцелели. Хотя штукатурка со стен сошла и
некоторые стены стояли совсем «голые», но все же стены удержали крыши.
Дома из сырого кирпича были полуразрушены.
Я вошел во двор дома, где жили мои друзья. Они завтракали. Увидев
большую шишку на голове Баходыра, я спросил: «Что случилось?» Он сказал, что с полки на него опрокинулся чайник с холодным чаем. Я стал осматривать соседские дома: улицы в тумане пыли, у кого-то стена рухнула,
кто-то постелил курпачи на тапчан во дворе и пытается уложить спать не
выспавшихся детей.
Время было больше восьми
утра, и все вместе пошли в институт рядом со стадионом «Пахтакор». Мы учились на втором
курсе Ташкентского Политехнического института.
Никто не знал точно, будут
занятия или не будут. Все были
заняты расспросами о самочувствии друг у друга.
С 28 апреля все высшие учебные заведения были закрыты.
Студентов мобилизовали на трудовой фронт, распределили в
строительные предприятия. Более ста тысяч молодых людей с
кипящей и бурлящей в мускулах Разрушения
112
Когда человека настигает горе
силой походили на хорошо организованную армию. Экзамены и зачеты
проставили автоматически, и мы в качестве студентов третьего курса приступили к трудовой деятельности.
Все, кто владел строительным мастерством, стал работать в качестве самостоятельного мастера. Кто не умел
мастерить, был назначен помощником
рабочих или грузчиком. После работы и в воскресные дни многие участвовали на хашарах у родственников,
знакомых и соседей.
Не покупай дом,
покупай соседа
Восстановительные работы
после землетрясения
На основании плана строительства ГУМа (Главного универсального магазина) все дома по левую сторону от Чорсу к Бешагачу попали под слом.
Здесь жил мой школьный товарищ Махамаджон Илёсов. Их дом тоже должны были снести, поэтому им выделили землю под участок в массиве Октябрь. Еще не успели снести дом, как неожиданно умер их 46-летний отец.
Мой друг был старшим в семье. Четыре сестры и двое братьев остались без
отца.
Посоветовавшись между собой, мы решили помочь нашему другу. Совместными усилиями залили фундамент нового дома, аккуратно отделили
стройматериалы со старого и отвезли на новый участок, рассортировали и
подготовили к применению. К нашему большому счастью, их сосед через
стену был мастером по кладке кирпича и крыши. Увидев нашу заботу и помощь, он обрадовался и сказал: «На этом доля вашей работы закончилась.
Я мастер по кладке, дни стоят длинные, после работы мы с моим сыном
будем работать у вас и построим твой дом. Когда повзрослеешь и станешь
сам зарабатывать, воля твоя, возьму все, что дашь. Если не сможешь отблагодарить, тоже не обижусь. Ведь не зря говорят, что сосед имеет долю
в соседях».
Ремеслом и сыт будешь,
И коня, и халат добудешь.
У друга по детству Илёса была дача в районе Чупан-аты. В их квартале
началась большая стройка, строили городок для ленинградских строителей. Строители строили дома и тут же жили в палатках. Семье Илёса выделили землю в массиве Бирлик. Родственники помогли залить фундамент,
подготовили глиняные кирпичи.
113
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
Мастера, которые заливали сырцовые кирпичи, были нарасхват. Поэтому
еле-еле отыскали из кишлака мастера по имени Тургун. Он боялся начинать
работу один, так как его напарники были заняты на другой стройке. Когда
я сказал, что в этой семье пятеро сыновей, четыре зятя, около тридцати
внуков, что я сам буду класть кирпичи рядом с ним, ему придется только
помочь вывести углы и контролировать меня, он согласился: «Хорошо, завтра начнем работу».
Работа закипела. Спустя 25 дней были готовы 4 комнаты и 18-тиметровый
айван (веранда) с колоннами. Кровельщик приступил к покрытию крыши.
В воскресные дни, когда помощников становилось много, мы с отцом ходили на хашар к его племяннику дяде Адылу, жившему рядом со стадионом
«Пахтакор». Придя к нему, отец осмотрел работу мастера по синчу и остался доволен. Мне приказал готовить глину, а племяннику сказал: «Начнем
с улицы».
Сам начал кладку кирпича. К вечеру стена со стороны улицы была построена. Благодаря этому хашару я научился у отца класть кирпичи. Делать
соломенную штукатурку я умел с детства, потому что крыши почти всех
домов в нашей махалле были из глины. И в чиллю (самые жаркие дни, с
25 июня по 5 августа) каждого лета соседи по очереди делали хашар для
ремонта глиняных крыш.
Не успели оглянуться, как наступил сентябрь. Всех студентов вузов мобилизовали на сбор хлопка. Собирали хлопок только два дня. Через два
дня всех студентов механического факультета вернули в город. Это было
связано с тем, что из-за нехватки рабочих на заводах «Ташсельмаш» и «Узбексельмаш» хлопкоуборочных комбайнов производилось меньше плана.
Так как мы специализировались на механике и станкостроительстве, мы
работали на станках, производили сельскохозяйственную технику и этим
внесли свой вклад в выполнение плана по сбору белого золота – гордости
родного Узбекистана.
В народе говорят, что молодцу и сорок умений мало. В год землетрясения
мы овладели несколькими мастерскими умениями.
Строительное мастерство и знания, полученные в институте, в жизни мне
здорово помогли. Вот и сейчас, в свои 62 года я не сижу без дела. Полученный опыт и знания помогают мне создавать проекты домов в восточном и
европейском стилях. Несколько строительных бригад строят дома, мечети
и мавзолеи по моим проектам.
Природная стихия, настигнувшая наших горожан, сплотила людей, научила быть милосердным, отзывчивым, сострадать и помогать друг другу.
Она также доказала, насколько великим даром для человека являются мир
в стране, здоровье и спокойствие.
114
Когда человека настигает горе
Река жизни течет непрерывно…
С тех пор прошло 42 года. Здание
известного кафе «Анхор» всё то же,
не изменилось. И мост над Анхором, и
ограждения всё те же. Лишь деревья
у реки повзрослели. Скамейки под
деревьями до сих пор стоят на месте, там же. Только нет на них влюбленных пар, мило глядящих друг на
друга.
Помню, в детстве мы прыгали с
этого моста в воду и проплыв немно- Эпицентр землетрясения сегодня
го, с завистью смотрели на влюбленных Лейли и Меджнунов, сидящих в
обнимку на скамейках. Мечтали поскорее стать взрослыми и так же сидеть
с любимыми. Вот и повзрослели, только посидеть здесь кому-то удалось, а
кому-то – нет.
Вытерев платком скамейку, сел и задумался об этом и о многом другом.
Наблюдая за равномерно текущей водой, стал вспоминать годы молодости,
пролетевшие как сон, стал думать о прожитой жизни.
В это время поздоровавшись со мной, прошла группа молодых людей
– шаловливых девушек и юношей с еле заметными усами. Вижу среди них
старшую внучку Шахло – ученицу академического лицея. Может, среди ребят есть
и мой будущий внучатый зять.
Жизнь пролетает быстро, не успеешь
моргнуть глазом. Черные кудрявые волосы седеют, альпийский стан сгибается и
опирается на трость.
Но жизнь не стоит на месте. Место могучих деревьев занимают саженцы. И всем
понятно, что в одну воду не войти два
раза, она неминуемо движется вперед, не
останавливается на полпути.
Река жизни течет непрерывно.
Автобиография
Вместе мы – сила
Я, Абидов Аскар Хидоятович, родился в
1946 году в Ташкенте в старой части города в махалле под названием «Сузук-ота».
В 1970 году закончил Ташкентский политехнический институт и получил специ-
115
Центральная Азия: история и самосознание (сплочение нации)
альность « Инжинер-механик». С 1970
по 2006 год работал в таких организациях как, ННТ «Технолог», «Пищепром» и «Плодоовощпром» в отделе
конструкции, начинал свою деятельность с обычного конструктора до ведущего специалиста конструктора.
В 2004 году нашу махалю посетил
Вимсо Шрот, студент Германского технического университета и был очень
впечатлен старинными домами и архитектурой махали. Тремя месяцами
позже он познакомил меня с руководителем Германской службой академических обменов (DAAD) Маттиасом
Клингенбергом и тогда началось наша
Презентация А. Обидова
совместная работа. Работали мы в
рамках проекта «История и самосознание». В 10-12 мая 2005 года прошла
международная конференция «История и самосознание» организованная
несколькими немецкими организациями, работающими в Ташкенте. В рамках проектной недели «История и самосознание» участники конференции
посетили нашу махалю, ознакомились с древней архитектурой мечетей и
домов ХI, XIV, XVIII века.
В 2006 году были приглашена активисты нескольких махаллей на семинар «Работа с воспоминаниями», который проводила Ольга Агапова
(Санкт- Петербург). Результатом этого семинара стала публикация посвященная землетрясению в Ташкенте 1966 года «Воспоминание очевидцев
Ташкентского землетрясения 1966г». Для подготовки этой публикации
были проведены ряд семинаров и мероприятий в формате «Разговорная
чайхана», «Ташкентские вечера».
Работу в области истории и воспоминаний я продолжаю, на данный момент веду исследовательскую работу над созданием генеалогии от Адама
до нашего поколения.
116
Биографическое
обучение
Биографическая образовательная работа
со старшими поколениями в России
Ольга Агапова, Татьяна Кононыгина
Биографическая
образовательная работа
со старшими поколениями
в России
Более десяти лет назад в России по инициативе Правления
общества «Знание» началась активная образовательная работа с пожилыми людьми в разных городах России. Стартовав практически одновременно в ряде регионов страны, на
практике она развивалась по-разному и вылилась в самые
различные формы - в зависимости от потребностей конкретной целевой аудитории, от возможностей и предпочтений
местных организаций. В первую очередь, это была тематика,
связанная с вопросами здоровья, с интересом к культуре и
религии, с рукоделием и прикладным творчеством, с садоводством и психологией – словом, те курсы и программы,
которые позволяют пожилому человеку улучшить качество
своей жизни.
Серьезным импульсом для развития образовательной работы с пожилыми стал международный проект «Расширение
возможностей участия пожилых людей в социальных и политических процессах демократического развития России»,
поддержанный Делегацией Европейского Союза в 1998
году.
Сформулированные в рамках проекта цели образовательной деятельности – актуализация и использование жизненного опыта и активности пожилых людей для развития
гражданского сообщества, развитие самостоятельности, активности и ответственности пожилых в поиске вопросов, связанных с улучшением условий собственной жизни, развитие диалога с другими поколениями – актуальны и до сих пор.
Каждый из пяти партнеров, принимавших участие в проекте, напрямую
или косвенно затрагивали в своей работе темы, связанные с осмыслением
жизненного пути участников. Скажем, в Ярославле через сотрудничество с
обществом «Мемориал» и различные активные методы работы (Разговорные
кафе, Письменные и Исторические мастерские) фактически создавались
119
Биографическое обучение
условия для диалога с Историей, для
возможно более полного и объективного
рассказа представителям младших поколений о преступлениях сталинизма. В
Челябинске через разработку стратегии
диалога с молодыми и средними поколениями путем приобщения к творчеству создавались попытки преодоления
изоляции пожилых. Осмысление собственного социального опыта помогало
пожилым Академгородка (Новосибирск)
включаться в демократические общественные процессы. Орловские коллеги
попытались связать биографическую
работу с развитием диалога со средствами массовой информации. В результате
не только жизненные истории пожилых
стали достоянием широкой общественУчастники семинара по устной истории
ности, но и они сами, своими силами,
попытались создать свою газету – место встречи разных поколений, где
публиковались истории реальных живых людей.
При всем разнообразии образовательных программ для пожилых людей
обращение к собственной жизни, к профессиональному и жизненному опыту оказывалось в центре образовательного процесса, выводя, таким образом, на первый план вопросы биографического обучения.
Осознав потенциал обращения к историям жизни конкретных людей, в
дальнейшем, когда европейский проект был завершен, образовательные
организации продолжили работу с воспоминаниями пожилых людей. За
последующие пять лет было проведено более 20 мероприятий регионального, межрегионального, международного характера, где уже на уровне
подготовки специалистов-мультипликаторов пытались на практике освоить
биографические методы работы. В результате – появились новые контакты, были разработаны идеи новых проектов, и главное, мультипликаторы приобрели неоценимый опыт обучения во время самих мероприятий.
В регионах страны подготовлено более 250 специалистов, которые умеют
профессионально и на современном уровне вести работу со старшим поколением, умеют использовать инновационные активные методы работы. Одновременно в России начали издавать литературу, в которой представлен
лучший опыт, обсуждаются методологические, методические, организационные вопросы, связанные с образованием пожилых людей.
С течением времени биографическая работа перешла на иной, качественно новый, уровень.
К настоящему моменту условно можно выделить несколько направлений
работы.
Форма «Разговорного Кафе», заимствованная у немецких коллег, стала
традиционной. Независимо от тематики, здесь предполагается доверитель-
120
Биографическая образовательная работа
со старшими поколениями в России
ный искренний тон участников, требуется неформальная и уютная обстановка. Столики в таком «кафе» размещаются по кругу, как в настоящем
кафе, чтобы всем было хорошо слышно и видно. В «Кафе» может быть приятный приглушенный свет, на столах – свечи, что также помогает создать
приятную атмосферу, участникам предлагается чай. В любом «Разговорном
кафе» обязательно присутствуют три персонажа: рассказчик, слушатели
и ведущий. Рассказчик повествует о каком-либо периоде своей жизни (или
событии). Важнейшей предпосылкой успешности «Кафе» является принцип добровольности. Рассказчик выступает в этой роли сугубо по своему
желанию: его право говорить только о том, о чем он считает нужным. Рассказ всегда носит конкретный характер. Задача рассказчика - передать
другим свою личную историю, воспоминания и впечатления о каком-либо
пережитом им событии. Он может говорить и о том, что выпало на долю
определенной группы людей (женщины, узники лагерей, участники войны
и т.д.). У слушателей может быть совсем другое представление о том, как
могли развиваться события, но для героя пережитое именно таково, как он
сам это воспринимает (и чувствует). На этой позиции стоят организаторы и
ведущие «Кафе». Во время повествования рассказчик может использовать
фотографии, памятные вещи, пластинки: это, как правило, придает особую
эмоциональность содержанию рассказа. Каждое из десятков организованных нашими партнерами Кафе было уникальным – не только благодаря
прозвучавшим уникальным историям: невозможно повторить и уникальную
атмосферу каждой встречи.
С течением времени наметилась определенная тенденция: все более активную роль в выборе тем, в организации, подготовке и модерации играют
сами пожилые участники. Отчасти эта работа выливается в форму исторических кружков, построенных по принципу самоорганизации. Все более
активное участие в этой работе принимают молодые люди и представители
средних поколений, а также студенты высших учебных заведений (будущие социологи, социальные работники и работники сферы культуры): для
них участие в мероприятиях с пожилыми – не только профессиональная
практика, но и, по их признанию, интересные встречи и запоминающиеся
беседы, удивительный опыт, который «невозможно получить нигде больше» (из отзыва студента Д., Новосибирск).
Второе направление, которое фактически «выросло» из Разговорных
кафе – творческие мастерские, где участники пытаются свои воспоминания
превратить в «мемуары», то есть обработанные записи историй, которые
объединяются единой темой, выбираемой самим участниками. В результате этой работы выпущены несколько сборников воспоминаний («Книга
припоминаний», «Из безвести возникнув», «Свидетели времени. Новеллы
военного детства», «Обретая себя. Книга семейных судеб», «Непридуманные истории», «Дерево корнями сильно. Семейные истории»). Занятия, организованные в интерактивных формах, позволяют не только погрузиться
в воспоминания, попытаться адекватно выразить их в письменном слове,
но и развивают столь необходимые в пожилом возрасте «мягкие навыки»
– умение слушать, способность конструктивно критиковать, способность к
121
Биографическое обучение
диалогу. В этой работе, по признанию самих участников, развивается ответственность и повышается самооценка. Наблюдается также и побочный
эффект – все больше пожилых людей начинают параллельно с участием в
Мастерских осваивать работу на компьютере: для них это становится насущной необходимостью. Эта сфера деятельности становится своеобразным и крайне важным в пожилом возрасте «полем» для общения с внуками
и правнуками.
Следующее направление работы можно условно назвать «Дети войны».
Эта категория людей сегодня – пенсионеры. Они не совершали подвигов
на фронте, они были просто детьми, однако, война навсегда стала частью и
их жизни и судьбы. Из семинаров и встреч с немецкими сверстниками родился замысел проекта «Будущее нуждается в воспоминаниях». Идея его
– в том, чтобы обратить внимание общества на эту категорию граждан, способствовать процессу реабилитации жертв войны и национал-социализма
посредством социально-психологической поддержки, образования и сопровождения пожилых людей. Рамки проекта создают условия для общения
пожилых и молодых, и тем самым строится живой «мост» между поколениями. Одновременно проект делает возможным встречу немецких и русских
«свидетелей времени»; для них, оказывается, это тоже важно – встретиться со сверстниками из бывшей страны-противника. Сбор и сохранение рассказов свидетелей времени способствует предотвращению профашистских
настроений в обществе. Проект служит формированию ответственности и
социального участия молодых людей, с одной стороны, и развитию готовности к диалогу и передачи жизненного опыта представителями старших
поколений, с другой. Помощь молодых пожилым в сочетании с сопровождением и исторической работой являются в России новой платформой для
честного диалога с военным поколением. В этом сочетании социальных и
образовательных компонентов и есть новизна проекта. Со стороны Германии в проекте участвуют Фонд «Память, ответственность и будущее»,
«Работа и жизнь» («Arbeit und Leben») и Союз пенсионеров региона химической промышленности («Verein Vorruhestand der Chemieregion»). Основной исполнитель в России – Центр социальной адаптации и переподготовки
кадров, который находится в Академгородке.
Пожилые и молодые люди объединились в пары, встречаются, беседуют,
молодые участники помогают пожилым и записывают их истории, используя нарративные подходы и практики. Если рассматривать образование в
широком смысле - как развитие, как возможность самореализации, то, безусловно, возможность общения, диалога и со сверстниками, и с молодежью
становится полем трансформации, динамики, позитивных изменений для
пожилых людей. Внутренние преобразования, которые происходят с участниками проекта, есть суть обучения в пожилом возрасте.
Участие в образовательной биографической работе приводит молодых
к наглядному убеждению в том, что пожилые люди – разные (на первый
взгляд, это не вполне очевидно!). Несмотря на то, что они, люди примерно одного возраста, казалось бы, относятся к одному поколению, находятся примерно в одинаковых материальных условиях, они могут по-разному
122
Биографическая образовательная работа
со старшими поколениями в России
мыслить и чувствовать, вести себя и
самовыражаться в ситуации обучения, по-разному оценивать одни и те
же события. Участие в исторических
событиях (даже в детском возрасте!)
по-разному воспринимается людьми. Бывшие малолетние узники фашистских концлагерей и угнанные
на принудительные работы; дети,
родившиеся в условиях немецкого
принудительного труда и в блокадном Ленинграде; оказавшиеся на
оккупированных территориях – все
они в глазах молодых людей становятся личностями, и у каждого из
них – уникальная судьба. Биографическая работа, тем самым, обладает Диалог между поколениями
выраженным педагогическим эффектом, оказывая позитивное эмоциональное воздействие на молодежь,
расширяя горизонты мировосприятия.
Для пожилых эта образовательная работа – возможность осмысления
собственного жизненного пути, поиск внутренних ресурсов, изменение негативных установок.
В г. Орле в 2009 году стартовал аналогичный проект «Военного времени
дети – будущим поколениям», финансируемый немецким Фондом «Память,
ответственность и будущее». Мероприятия проекта направлены на создание благоприятного психологического и социального климата, моральную
поддержку, ликвидацию отрицательных эмоциональных воспоминаний о
войне. Организация работы с воспоминаниями, контакты с представителями молодого и старшего поколения Германии помогают снять психологическую напряженность между представителями стран, понять друг друга. Создаются условия для преодоления одиночества, включение пожилых
в активную деятельность в рамках межпоколенческих групп самопомощи
«Солидарность поколений». Используются различные методы работы по
сбору, анализу, передач воспоминаний детей войны. Это - межпоколенческие встречи, диалоговые площадки, работа в межпоколенческих парах,
«разговорное кафе», «чемодан жизненного пути», Акции Памяти, посещение музеев, работа в архивах, оформление воспоминаний в печатном и
электронном варианте, создание межпоколенческого театра воспоминаний.
Для сбора воспоминаний «детей войны» создана партнерская межпоколенческая сеть «Без прошлого нет будущего», включающая в себя 5 рабочих
площадок в разных районах Орла и Орловской области. За время реализации проекта собрано 58 рассказов – воспоминания «свидетелей времени».
В проекте приняли участие 229 человек: пожилые люди – «свидетели времени», студенты-волонтеры вузов г.Орла, школьники. Создан межпоколенческий театр воспоминаний, в котором идет постановка спектакля по мо-
123
Биографическое обучение
тивам собранных жизненных историй
детей войны. Презентация спектакля
стоится в конце 2010 года. Налаживаются видео-мосты между «свидетелями
времени» России и Германии. В конце
2009 года открыта выставка «Война и
мир глазами детей».
Надо сказать, что образовательнобиографическая работа с пожилыми
людьми, как никакое другое направление, способствует созданию рамок для
сотрудничества с местными организациями. Благодаря проектной деятельности в ряде регионов России удается
привлечь местные властные и административные структуры (Управление
Очевидец
общественных связей мэрии; центры
социального обслуживания населения,
государственные университеты и другие высшие и средние учебные заведения. Привлечение общественных организаций (таких, как «Союз бывших
малолетних узников фашистских концлагерей»; «Блокадники» и др.) дает
и им совсем новые «пространства» для деятельности, открывает новые
перспективы. Все события проекта освещаются, как правило, средствами массовой информации (местные газеты, радио, телевидение). В г. Орле
создан уникальный журнал «Золотая осень». Группа слушателей компьютерных курсов решила применить свои знания на деле, и стала выпускать
журнал для пожилых, о пожилых, силами пожилых. Он выпускается уже 10
лет. В нем они рассказывают о своей жизни и обучении на курсах, делятся
советами, освещают проектную деятельность. Этот журнал бесплатно распространяется среди пенсионеров. Одновременно кафедра журналистики
филологического факультета Орловского государственного университета
размещает информацию о деятельности Народного Университета, о проводимых мероприятиях и проектах на своем сайте и в журнале ГолосОК.
Это позволяет молодым людям лучше понять пожилых людей, перенять их
мудрость и опыт, сгладить непонимание, наладить межпоколенческое общение.
«Военные» истории, которые стали известны благодаря биографической
работе, всегда поражают своей непосредственностью, непредвзятостью:
ведь сегодняшние пенсионеры тогда были детьми, и поэтому восприятие
их, несмотря на сегодняшний солидный возраст, осталось детским, что добавляет этим оставшимся в памяти случаям какой-то пронзительности, искренности; подкупает их простодушие и честность. Невозможно забыть историю, когда хозяйские дети дразнили и притесняли русскую девочку (речь
идет о принудительных работах в Германии), а хозяйка посочувствовала
и вступилась за нее. Или история о том, как дети помогли военнопленным
передать одежду, чтобы те организовали побег. Возвращаясь мысленно
124
Биографическая образовательная работа
со старшими поколениями в России
в те тяжелые времена, пожилые люди с благодарностью вспоминают людей
– и немцев, и русских! - и какие-то светлые минуты, и детские радости той
«недетской» жизни, словом, все то, что не должно пропасть, уйти в небытие с уходом этих людей из жизни.
Что же кается результатов, или, как мы говорим, «продуктов» образовательно-биографической деятельности, здесь хотелось бы отметить следующее. Недавно, обсуждая итоги одной из встреч, мы пришли, как нам кажется, к точной формулировке основного результата: «Воспоминание есть
форма освобождения». Действительно, в процессе проведения развернутых подробных интервью, создавая эссе и стихи, люди как бы освобождаются от тяжелого груза воспоминаний. Более свободными они становятся,
освобождаясь от стереотипов, разрушая традиционные шаблоны («образ
врага» - в прошлом, равнодушие и цинизм молодежи – в настоящем, отсутствие перспектив – в будущем). Они становятся другими людьми.
«Продуктам», которые можно «потрогать руками», уделяется большое
внимание в организации образовательной работы с пожилыми. За последнее время созданы фильмы о биографиях участников, о поездках в Германию, в те места, где они вынуждены были жить не по своей воле. Были
организованы две фотовыставки «Лики судьбы» и «По следам прошлого».
Подготовлен цикл телепередач о героях проекта из серии «Сибирская энциклопедия».
Недавно было организовано мероприятие в совсем новом формате - выставка «Пространство времени». В выставочном зале на стендах вместо
привычных экспонатов посетители увидели потертые видавшие виды старые чемоданы, которые много лет простояли на антресолях. В этих чемоданах размещены семейные реликвии, карты, фотографии, документы, вещи
и вещицы, чем-то ценные их хозяевам, участникам проекта. Эти чемоданы и есть мини-презентация собственной истории, своих ценностей, своего
жизненного опыта.
Оригинальной и ценной показалась сама идея – собрать на выставке
именно чемоданы. Это ведь тоже развернутая (или материализованная?)
метафора – дорог, продвижений по жизни, Жизненного Пути в самом точном смысле, пути, отправляясь в который, человек упаковывает в дорожный чемодан самое ценное. Совершенно ясно, что эта выставка – результат
всей предыдущей образовательной работы с пожилыми. Без семинаров и
встреч она вряд ли была бы возможна.
Опыт и практика показали, что наиболее благоприятная атмосфера и гармоничные отношения между людьми разных поколений устанавливаются на
совместных праздниках и общих культурных мероприятиях. В Орловском
Народном Университете золотого возраста как результат биографической
работы появилась новая традиция – праздник Рождества и Нового Года, в
котором участвуют и пожилые люди, и молодежь. Пожилые достали из
сундуков и принесли на праздник старинные елочные игрушки. Оказалось,
что эти, казалось бы, совсем «нейтральные» к истории вещи отражают эпоху; изучая их, можно судить об эпохе, о культуре, не говоря о том, что с
каждой из этих хрупких вещиц также связана какая-то семейная история,
125
Биографическое обучение
и этим они бесконечно дороги хозяевам. Молодежь познакомилась со
старыми традициями празднования
Нового года и Рождества, пожилые
люди с удовольствием делились
своими «новогодними» воспоминаниями, семейными традициями. Так
родилась идея создания в Орле музея елочной игрушки. Теперь музей
насчитывает около 2 000 экспонатов. Сюда с удовольствием приходят
школьники, знакомятся с праздничными «атрибутами» старого времени, «свидетелями» детства их родителей и старших родственников. На
открытии выставки побывали учащиеся младших классов Орловской
Чемодан с памятными вещами
православной гимназии. Забавно
было наблюдать, как современные дети, «продукт» XXI века, дружно достали сотовые телефоны и стали фотографировать все, что им понравилось. В этом году музей елочной игрушки пополнился коллекцией новогодних открыток, которые принесли пожилые люди. Открытки хранят теплые
сердечные пожелания, что делает их «живыми». Начала складываться коллекция поздравительных новогодних открыток со всего света.
Бесконечно ценно то, что в основе биографической работы с пожилыми лежит диалог, понимаемый в самом широком смысле: между пожилыми людьми, сверстниками, между разными поколениями, между странами
- бывшими врагами, между Прошлым и Настоящим. Возможность такого
широкого диалога дает основание надеяться, что страшное прошлое, пережитое нашими стариками, никогда не повторится, что достойная старость
будет жить в гармонии с молодостью. Биографические методы работы приводят к парадоксальным выводам, к потрясающим по своей пронзительности и глубине откровениям. «Врагами не рождаются», - так назывался
один из российско-немецких семинаров, и это название отражает один из
ключевых принципов этого нового подхода, когда важно услышать, узнать,
разобраться, понять, что есть общего и близкого, попытаться встать на позицию другого, а значит – внутренне обогатить и себя.
Биографическая работа с пожилыми и для пожилых – один из самых заметных успехов в российском образовании взрослых последних лет.
126
История и травма
Историческая мастерская в Минске
Петер Юнге-Ветруп
Историческая мастерская
в Минске
Историческая мастерская в Минске - совместный проект Международного Образовательного Центра (МОЦ)
Дортмунда, МОЦ «Johannes Rau» в Минске и Ассоциации Еврейских Общин и Организаций. Он располагается
в одном из последних сохранившихся домов Минского
гетто 1941-1943 годов, в непосредственной близости с
бывшим еврейским кладбищем.
Помнить Минское гетто и
лагерь смерти Тростенец
История Минского гетто и лагеря смерти Тростенец
была не известна западноевропейским странам вплоть
до 80-ых годов 20 века и не являлась темой для исторических наук. До
этого момента лишь немногие знали, что в 1941-1942 годах евреев из Рейха
депортировали в Минск: их либо расселяли в Минском гетто, либо убивали
в недалеко расположенном лагере смерти Тростенец.
Со стороны белорусского правительства не было предпринято никаких
усилий для сохранения памяти о Минском гетто. В начале 90-ых годов оставалось лишь несколько домов того времени, и лишь отдельные напоми В 80-ых годах журналист Пауль Коль объездил места уничтожений в Белоруссии и России и
собрал многочисленное количество источников: Пауль Коль, «Я удивлен тем, что еще жив»,
г. Гютерсло, 1990 г. (Paul Kohl, Ich wundere mich, dass ich noch lebe, Guetersloh, 1990), Уве
Гартеншлегер также занимался темой Минского гетто и лагерем смерти Тростенец, Уве Гартеншлегер, город Минск, «Во время Германской оккупации (1941-1944)», Дортмунд, 2001 г. (Uwe
Gartenschlaeger, Die Stadt Minsk waehrend der deutschen Besetzung (1941 – 1944), Dortmund,
2001)
Точное число депортированных не известно. В Минск депортировали евреев из Гамбурга, Бремена, Дюссельдорфа, Кёльн-Бонн-Сигкрайза, Франкфурта, Вены, Берлина и Праги. На основании списка транспортировки исходят из того, что примерно 26 000 евреев были перевезены в
Минск. Из них выжили лишь немногие. В начале 90-ых годов возникли инициативы в Гамбурге
и Бремене, которые «прошлись» по следам депортированных и установили памятные обелиски
на бывшем кладбище Минского гетто. В последующих годах города Дюссельдорф, Кёльн-БоннСигкрайза, Берлин и Вена также приняли решение установить памятники на бывшем кладбище
гетто.
129
История и травма
нания об их прежнем существовании. О лагере смерти Тростенец сейчас
напоминает лишь один обелиск. Памятник стоит на месте, где раньше в
урочище Благовщина был котлован – «Яма», в который закапывали убитых.
До создания исторической мастерской в 2003 году были лишь отдельные
инициативы, которые старались восстановить историю Минского гетто и не
дать существованию лагеря смерти Тростенец уйти в небытие. Таким образом, перед Ассоциацией Еврейских Общин и Организаций, Международным
Образовательным Центром (МОЦ) Дортмунда и партнерским учреждением
МОЦ „Johannes Rau« в Минске стояла задача, посредством совместных инициатив оградить историю гетто Минска и лагеря смерти Тростенец от забвения.
Участвующие партнеры в непосредственной близости от бывшего кладбища Минского гетто нашли никем не использовавшийся дом. Поэтому они
обсудили вопрос о возможности использования дома с управлением города.
В мае 2002 МОЦ Дортмунда организовал симпозиум для белорусских и
немецких историков на тему «Места уничтожения в Белоруссии». Для ознакомления с работой исторических мастерских белорусские ученые имели
возможность посетить мастерские на Федеральной земле Северный РейнВестфалия. В октябре 2002 года последовал рабочий семинар в Минске, на
котором должна была начаться работа по ремонту здания и документация
биографий очевидцев того времени. Однако тогда управление города еще
не было согласно предоставить здание в пользование исторической мастерской. Проект «Историческая мастерская» не вписывался в концепцию
белорусских историков; он не соответствовал ни официальной историографии, ни попытке историков, причисляющихся к белорусской оппозиции,
написать национальную историю. Прозвучал упрек: «Почему вы снова за Еще в 1946 г. выжившие евреи установили памятный обелиск на бывшем месте расстрела в
гетто - «Яме», который на идише напоминает о убиении 5 000 евреев 02 марта 1942: «Светлая
память на вечные года пяти тысячам евреев, убитых руками кровных врагов человечества
– фашистко-немецких убийц - преступников», Анна Красноперка, в письмах моих воспоминаний, «Мое выживание в Минском гетто 1941/42», Шверте, 1991.
В 2000 году архитектору и художнику Леониду Левину, являющемуся также председателем
Еврейских общин и организаций было поручено разработать новый памятник «Яме». Леонид
Левин известен далеко за пределами Белоруссии за свое ни с чем несравнимое оформление памятников: Др. Астрид Зам, «Архитектура, как крутой маршрут» (Dr. Astrid Sahm, Architektur als
Gradwanderung), Леонид Левин, «Произведение как мост между памятью и настоящим», Минск,
2008. (Leonid Lewin – ein Werk als Bruecke von Gedaechtnis und Gegenwart, Minsk, 2008).
Пауль Коль работал над историей лагеря смерти:»Лагерь смерти Тростенец, показания
очевидцев и документы», Пауль Коль, Дортмунд, 2003 (Das Vernichtungslager Trostenez,
Augenzeugenberichte und Dokumente, Paul Kohl, Dortmund, 2003).
Симпозиум документирован в: Фред Дорн, Михаэль Хесс, Петер Юнге-Вентруп, Места уничтожений в Белоруссии, Дортмунд, 2003. (Fred Dorn, Michael Hess, Peter Junge-Wentrup, Orte der
Vernichtung in Belarus, Dortmund, 2003.) Белорусские историки посетили Виллу Тен Хомпель в
Мюнстере, тюрьму для гестаповцев в Дортмунде и действующий музей Вестфалии в Зигене.
130
Историческая мастерская в Минске
ботитесь только о евреях?». В обоих лагерях существовал и до сих пор
существует антисемитизм. Поэтому проект был подвержен опасности срыва
по причине отсутствия договора на съем дома и необходимой поддержки.
Совершенно неожиданно к концу 2002 года нам удалось заполучить контракт на съем дома. За небольшой срок в 3 месяца нам при помощи белорусских фирм удалось отремонтировать дом и обустроить его для использования в качестве исторической мастерской. В качестве руководителя
мастерской удалось заполучить др. Казму Козака.
Концепция исторической мастерской
Содержательная концепция разрабатывалась посредством диалога и практической работы создателей мастерской: МОЦ Дортмунд, МОЦ
«Johannes Rau» в Минске и Ассоциацией Еврейских Общин и Организаций.
Деятельность должна была вестись по трем направлениям:
• Вспомнить в диалоге с выжившими
• Учиться на историческом месте
• Исследования по следам «пробелов в истории»
Своим существованием историческая мастерская обязана Послам ФРГ и
видным политикам, которые постоянно выступали в ее поддержку. Так, к
примеру, писал Иоганнес Рау в апреле 2004 года во время нахождения в
должности президента Германии: «Особенно важный проект – это «Историческая мастерская в Минске», которая образовалась на месте бывшего
гетто в Минске_где МОЦ Дортмунда, МОЦ Минска и Ассоциация Еврейских
Общин и Организаций совместно работают над тем, чтобы посредством воспоминаний о прошлом создать хорошее будущее». Политики Федеральной
земли Северный Рейн-Вестфалия и Федерального Союза постоянно посещают мастерскую во время своих визитов в Минск; эта поддержка – главная причина того, что этот проект все еще существует.
До сегодняшнего дня не известно, почему белорусские власти все же дали согласие на заключение договора о съеме. Мы получали всегда договор на один год; таким образом, предоставлялся контроль над проектом; власти могут закрыть его в любое время.
Расходы на ремонт должны были покрываться за счет МОЦ Дортмунда; часть расходов могла
быть покрыта заявкой в рамках программы поддержки Беларусь. Также расходы за эксплуатацию покрываются МОЦ Дортмунда, или МОЦ «Иоганесса Рау» в Минске.
Финансовых средств хватило, чтобы оплачивать заработную оплату руководителя и эксперта на гонорарной основе. Помимо окладов должны быть мобилизованы средства для съема
здания, дополнительных издержек, содержания офиса, мероприятий, выставок и проектов. В
данное время в Германии образовался определенный круг доноров, благодаря которым покрываются эти затраты.
131
История и травма
Вспомнить в диалоге
с выжившими
Благодаря поездке в Германию уже
до создания мастерской возникли отношения к некоторым очевидцам того
времени. Леонид Левин обобщил наши
стремления в одной простой фразе: «Не
забывайте Сару». Т.е. не забывайте тех
женщин, у которых принудительный
труд отнял молодость и которые по возвращению в Советский Союз считались
коллаборационистками. Лишь в начале
90-ых годов они смогли признаться в
том, что были принудительными работницами в концентрационных лагерях в
Германии. Историческая мастерская,
кроме прочего стремится быть местом
встречи очевидцев и здесь они должОчевидец беседует с молодыми
ны чувствовать себя хорошо. У них есть
людьми. Источник: IBB Internationales
Bildungs- und Begegnungswerk,
желание рассказывать о пережитом моДортмунд, Германия
лодому поколению, для того чтобы «подобная война не смогла повториться». Будут предприняты следующие шаги
по «Извлечению уроков из истории»:
• Разговоры с очевидцами того времени вместе с группами молодежи и
школьных классов – один из важных составляющих программы мастерской; международные посетители также охотно участвуют в этих мероприятиях
• Экскурсии в пределах Минского гетто предоставляются представителями
исторической мастерской по следующим темам:
- «Минск во времена немецкой оккупации 1941-1944 гг.»
- «Минское гетто: Территория смерти»
- «Лагерь смерти Тростенец»
- «Памятные места депортаций из Германии, Австрии и Чехии»
За год проходит примерно 120 бесед с очевидцами и около 200 групп
интересуется экскурсиями. Эти предложения ориентированы в первую очередь на молодежь в возрасте от 13 до 20 лет.
Все очевидцы сегодня в очень большом возрасте или находятся в последней фазе их жизни. Поэтому партнеры разработали проект «Состариться с
честью», который охватывает следующие области10 :
Под понятием «очевидец» понимаются выжившие концентрационных лагерей и принудительных работ, как и выжившие из Минского гетто. Общение среди этих групп между собой представляет определенную сложность; они высчитывают, кто и сколько перенес страданий и кто
мог активно участвовать в действиях сопротивления.
10 Проект «Состариться с честью» стал возможным благодаря поддержке Фонда «Воспоминание,
Ответственность, Будущее» и церквей федеральных земель Вестфалии и Гессена Нассау. Про-
132
Историческая мастерская в Минске
• Историческая мастерская - место встречи очевидцев, в котором проходят
празднества по случаю дней рождений и где предпринимаются совместные поездки на природу. Кроме того образовались группы заинтересованных по разным темам.
• Очевидцев, которые больше не могут посещать мастерскую, посещают
дома и помогают в повседневных делах. С этой целью образовалась
группа волонтеров, состоящая из 40 молодых людей. Молодые люди
также документируют рассказы очевидцев.11 Один из волонтеров описывает свои впечатления следующим образом: «Это дает нам много полезного, общение с этими людьми, потому что от них мы слышим потрясающие разум рассказы о жизни. От них мы учимся, как преодолевают
трудности и не теряют надежды».
• Некоторые очевидцы пользуются услугами по уходу, которые предоставляются Православной общиной «Все радости скорбящих» и еврейской
организации взаимопомощи «Chessed Rachamim».
Примерно 500 очевидцев вовлечены в работу различных программ и примерно 7 000 молодых людей в год участвуют в беседах и экскурсиях по
историческим местам.
Учиться на историческом месте
В исторической мастерской образовались многочисленные клубы, которые от 4-ех до 6-ти раз в год обмениваются мнениями по заранее определенным темам. На данный момент существуют следующие клубы:
•
•
•
•
Клуб
Клуб
Клуб
Клуб
молодых историков
военных историков
истории Германии
преподавателей истории
В центре внимания стоят темы, которые напрямую связанны с германской
оккупацией:
• Убийство евреев в Минском гетто, в лагере смерти Тростенец и в других
регионах Белоруссии
• Еврейское противостояние в Белоруссии, коллаборационизм во времена
оккупации, война против белорусских деревень
• Депортация белорусов на принудительные работы
• История белорусов в концентрационном лагере «Освенцим» и в других
концентрационных лагерях
• Сравнение культуры воспоминаний в Германии и Белоруссии
ект начат в 2007 году.
11 В этой работе участвуют студентки, изучающие социальную работу; но также участвует и группа кадетов белорусской армии.
133
История и травма
Также затрагиваются темы, касающиеся отношений Белоруссии и Германии как
до нацистского режима, так и после 1945
года.
Историки видят историческую мастерскую
как место, в котором они сами разрабатывают постановку вопросов и их исследуют.
В отдельных клубах участвуют не только
студенты, но и белорусские аспиранты и
профессора исторических наук.
Помимо работы в клубах проводится
примерно 3 мероприятия в год, в которых
участвуют или пользуются отдельным вниманием западноевропейские историки. Вот
некоторые из них:
• По случаю 70-летия начала Второй Мировой Войны в сентябре 2009 года обсуждался вопрос вступления советских войск на
территории восточной Польши. В Польше
это событие рассматривается как аннексия
польских территорий, в Белоруссии же считается объединением западной и восточной
Белоруссии.
• По случаю 65-летнего юбилея роспуска
Помнить во имя будущего
Минского гетто в октябре 2008 года группа
Источник: IBB Internationales
немцев приняла участие в мероприятиях,
Bildungs- und Begegnungswerk,
посвященных памяти жертвам.12
Дортмунд, Германия
• По случаю 65-летия освобождения Освенцима, 27 января 2010 были представлены памятные места Леонида
Левина в представительстве Федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия в Берлине.
• В марте 2010 года планируется представить и обсудить материалы по
Минскому гетто и Тростенецу, которые можно было бы эффективно использовать на уроках.
В различных клубах и главных мероприятиях участвуют примерно 300
историков. Эти мероприятия находят широкий отклик в специальных периодических печатях и общественных средствах массовой информации.
Исследования по следам «пробелов в истории»
В сотрудничестве с исследовательскими учреждениями исторической
мастерской удалось разработать исследовательские проекты и выиграть
гранты, для их финансирования.
12 Президент Белоруссии принял участие в торжестве и в своем обращении уделил особое внимание сопротивлению еврейских групп населения. Он также подчеркнул необходимость создания
памятного места в Тростенеце.
134
Историческая мастерская в Минске
На данный момент ведется разработка исследовательского проекта по
Минскому гетто и лагерю смерти Тростенец с Институтом исследования антисемитизма в Берлине.13 Очередной научно-исследовательский проект
связан с «Убийством больных в Белоруссии в 1941-1944 гг.», данный проект проводится при Историческом факультете Университета Саара.14
В центре внимания проводимой в исторической мастерской работы стоит
документация биографий очевидцев того времени.15 Многочисленные биографии тем временем уже изданы и на немецком языке.16
Помимо этого историческая мастерская обеспечивает возможность работы над темами по истории и Белоруссии и Германии.
Процессы обучения в исторической мастерской
В исторической мастерской нет экзаменов; также нет обязательства,
участвовать в предложенных мероприятиях. И все же мы наблюдаем, что
молодежь приходит наравне с историками и очевидцами. Группы посетителей из Германии интересуются работой и организацией исторического
исследования.
Что же делает историческую мастерскую интересной для разнообразных
целевых групп? Следующие отличительные черты выявляются при более
подробном рассмотрении:
• В исторической мастерской происходит изучение по следам истории. Это
касается в первую очередь здания исторической мастерской, в котором
еврейские семьи пытались жить в большой тесноте. В котором можно
найти небольшую «Малину», убежище, в котором евреи искали защиты во время налетов нацистов. Поиск по следам относится и к гетто. В
первую очередь к бывшему еврейскому кладбищу и к месту расстрела,
«Яме». Посетителей побуждают, также проводить небольшие исследования в своих местах жительства – что там происходило во времена нацистского режима.
13 Под руководством г-га проф. Вольфганга Бенца г-жа Петра Рентроп смогла собрать документы
из архивов Германии, Белоруссии и США. Публикация последует в ближайшее время. Проект
финансируется Фондом Тиссен.
14 Под руководством г-на проф. Худеманна белорусские аспиранты исследуют документы в белорусских архивах на предмет убийства больных в 1941-44 гг. проект финансируется Фондом
Герды Хенкель.
15 Многие очевидцы сами записали свои жизненные истории с просьбой о помощи при публикации. Например: «Война и украденные годы: истории жизни бывших восточных рабочих Минского района Ленин»; «Война и украденные годы: истории жизни бывших восточных рабочих
Минского района Партизан»; «Смертный лагерь Бухенвальд, Майданек и Дахау: истории жизни
бывших заключенных из Белоруссии»; «Личный архив заключенного в гетто Цясси Пруслина:
Минское гетто, подполье и борьба детей за выживание».
16 «Гетто еще существует?», проектная группа из Кёльна, Берлина-Гамбурга-Гёттингена , 2003;
Люба Исраиловна Абрамович, проф. Ганц-Гейнрих Нольте, Пустота в Слониме, Дортмунд, 2005
г. (Ljuba Israeljewna Arbramowitsch, Professor Hans-Heinrich Nolte, Die Leere in Slonim, Dortmund
2005).
135
История и травма
• Одно из главных значений для исторической мастерской имеет наличие
очевидцев времени; молодые люди благодаря их рассказам узнают, что
значит насилие, голод, пытки и болезни. Очевидцы напоминают и о том,
что они выжили только благодаря счастливому случаю или помощи других. Эти беседы разъясняют молодым людям, что и у них всегда есть
возможность выбора, а именно, участвовать в насильственном преступлении, не обращать внимания на насилие и несправедливость вокруг или
самому помогать жертвам или участвовать в сопротивлении. Беседы с
очевидцами – один из путей узнать, что значит гражданское мужество.
• Историческая мастерская стремится к обмену и сотрудничеству с международными партнерами и, в особенности с организациями, занимающимися историческими исследованиями.17 В исторической мастерской
документируются источники, являющиеся исходным пунктом для работы.
Насколько хватает времени, эти источники переводятся, таким образом,
они представлены на немецком и русском языках. Тем самым, историческая мастерская старается не писать для «правительства» или «оппозиции», а стремится посредством источников и диалогов с иностранными
историками осветить историю.
Отличительная черта исторической мастерской состоит, в конечном счете, в принципе добровольности; никакие экзамены не принимают и никакие работы не оценивают. Тем самым, в центре внимания мастерской стоит
профессиональный диалог и вопросы участвующих. Он оставляет место для
самоорганизованных учебных процессов. Участвуют люди, заинтересованные в рассказчиках и темах.
Историческую мастерскую в Минске, таким образом, можно сравнить с
аналогичными учреждениямив Германии; для Белоруссии – это единственное учреждение с этим профилем.
Политические условия
В начальной фазе факт создания «Исторической мастерской» рассматривался скептически, если не отрицательно.18 Но так как не хотелось полностью отклонять «Просьбы с немецкой стороны», выбрали способ предоставлять договор на съем дома только на один год. Тем самым была создана
возможность в любое время закрыть проект исторической мастерской административным путем.19
17 Многие из возможных сотрудничеств по причине недостатка персонала исторической мастерской не могут быть проведены.
18 Данный отказ со стороны правительства можно понять; определение истории – это центральный инструмент, дающий власть. Правящие постоянно используют этот инструмент для определения истории в своих интересах.
19 В 2009 году был подписан договор о съеме на 2 года.
136
Историческая мастерская в Минске
Благодаря тесному сотрудничеству с партнерами и поддержкой Посла ФРГ создание Исторической мастерской все-таки стало возможным.
Несомненно, с участием г-на Левина в проекте,
мастерская приобрела человека, пользующимся в Белоруссии большим вниманием и большим
признанием за рубежом.
На данный момент историческая мастерская
провела несколько интересных мероприятий, на
которые приглашались люди с различными политическими мировоззрениями. Эти мероприятия
Диалог между поколениями
широко освещались местными средствами массовой информации. Таким образом, правительству
не стоит опасаться того, что историческая мастерская стала местом оппозиции.
На этой нише историческая мастерская признается и более того, терпится, что рассматриваются темы, которые для Белоруссии являются спорными. В качестве примера здесь послужит мероприятие по случаю 70-летия
вступления советских войск на бывшую территорию восточной Польши.
Сегодня можно сказать, что на месте изначального отклонения, проглядывается позиция, которая сигнализирует отдаленный интерес. Историческая мастерская остается проектом на окраине белорусского общества,
который, однако, не обособляется. Он пользуется интересом со стороны
историков и большим одобрением со стороны молодого поколения.
137
История и травма
Помнить
Учиться
Исследовать
138
Общаться, учиться, вспоминать …
Марина Бачило
Общаться, учиться, вспоминать …
В центре города Минска находится уникальное место – Историческая мастерская – белорусско-немецкий
проект Минского международного образовательного
центра им. Йоханнеса Рау. Это место в центре столицы
Беларуси уникально своей историей и своим предназначением. Этому небольшому домику более 100 лет,
он свидетель многих исторических событий, которые
происходили в Минске. Во время второй мировой войны он находился на территории Минского гетто, и его
история тесно связана с этими трагическими годами.
Вот уже 7 лет Историческая мастерская открыта для
посещений и проведения различного рода мероприятий. Здесь нашли свой второй дом, «Теплый дом», бывшие узники гетто и концлагерей, бывшие принудительные рабочие, праведники народов мира, историки, студенты, школьники….
Благодаря интенсивной работе Исторической мастерской, эти категории
жертв национал-социализма и сталинизма имеют возможность встречаться друг с другом, делиться своими воспоминаниями с молодыми людьми,
получать знаки внимания от общества. Деятельность Исторической мастерской направлена на то, чтобы максимально сохранить личные жизненные
истории и уникальный опыт свидетелей тех далеких событий и активно
использовать накопленный материал для формирования общеевропейской
культуры памяти.
Вот уже 65 лет как закончилась война и оставшиеся в живых свидетели
тех страшных событий уже далеко не в молодом возрасте. Поколение пожилых людей, которые пережили войну, горе, лишения, смену приоритетов
является для нас носителем нравственности, благоразумия и милосердия.
Эти люди обладают огромным потенциалом мудрости, силы и оптимизма.
Но, как известно, старость наряду со всеми положительными качествами,
вносит в нашу жизнь много негативного. Это, прежде всего, болезни и недомогания, одиночество и недостаток общения, материальные трудности и
бедность.
Поэтому с 1 апреля 2007 года на базе Исторической мастерской началась
реализация первого социального немецко-белорусского проекта «Обес-
139
История и травма
печим достойную старость свидетелям войны». Проект ориентирован на
улучшение качества жизни пожилых людей, создание им условий для более достойной жизни. Так как основная группа пожилых людей жертвы,
которые пострадали от двух режимов – фашизма и сталинизма – поэтому
особое внимание в проекте уделяется их душевным травмам и личным переживаниям.
Еще одну очень важную миссию выполняет проект – это примирение
между различными категориями узников. Почему возникла и существует
и сейчас конфронтация между людьми, которые во время Второй мировой
войны, да и в мирное время, в той или иной степени пострадали от двух
страшных режимов? Причин тому много, как объективных, так и субъективных. С уверенностью могу сказать, что одной из причин является очень
долгое замалчивание историй жизни и трагедия большой группы так называемых «негероических» людей. Сейчас у них появилась возможность
свободно без страха поведать правду о тех далеких событиях, рассказать
о себе, своей семье, о том, как все было. Очень долго эти люди молчали, а
сейчас у них появилась возможность рассказать, и они как бы соревнуются
в том, что мои страдания и страдания моих близких заслуживают наибольшего внимания, сочувствия и уважения со стороны общества.
В своей работе в проекте мы стараемся учитывать этот факт и поэтому
строим общение и свою работу таким образом, чтобы никто не был не замечен или не услышан. Наши участники проекта, независимо от их статуса
и возраста, для нас одинаково равны, к каждому мы относимся с одинаковой долей понимания и уважения. Конечно, не могу сказать, что за 3 года
действия проекта мы решили эту сложную задачу. Но с уверенностью могу
сказать, что свидетели войны, которые активно участвуют в мероприятиях проекта, стали терпимее и гуманнее друг к другу, научились слушать
и слышать друг друга, вести диалог и с должным уважением относятся к
страданиям свидетелей других категорий.
Проект включает три основных блока:
1.Организация клубов по интересам и встреч свидетелей друг с другом,
молодежью, различными общественными группами и международными
партнерами;
2.Добровольная помощь на дому для тех категорий свидетелей, которые
в силу своего возраста и состояния здоровья не имеют возможности посещать Историческую мастерскую и испытывают трудности с ведением
домашнего хозяйства;
3.Амбулаторный уход на дому за тяжелобольными людьми, которые прикованы к постели, часто одиноки и нуждаются в ежедневной квалифицированной помощи;
Такая структура и содержательная наполняемость блоков проекта являются хорошей моделью работы с пожилыми людьми. Каждый блок проекта
ориентирован на определенную группу, в зависимости от состояния здоровья, самочувствия, интересов и др. Таким образом, каждый желающий
140
Общаться, учиться, вспоминать …
может найти свое место в проекте и
получить ту помощь, в которой он
нуждается.
Чтобы лучше понять, каким образом организована работа всех блоков проекта, я постараюсь кратко их
описать.
В основе работы первого блока
проекта мы использовали мировой
опыт работы с пожилыми людьми –
организация обучающих кружков и Дом исторической мастерской в Минске.
клубов по интересам. На протяжении Источник: IBB Internationales Bildungs- und
трех лет деятельности проекта была Begegnungswerk, Дортмунд, Германия
организована работа различных клубов по интересам, некоторые из них не имели положительной динамики, а
некоторые существуют и интенсивно развиваются. Это:
«Клуб ручного творчества», «Любителей немецкого языка», «Клуб национальных белорусских традиций», «Фильмы нашей молодости», «Здоровье» и др.
Эти клубы пользуются большой популярностью, потому что дают возможность пожилым людям знакомиться друг с другом, встречаться, общаться и
учиться чему-то новому и интересному. Кроме того, это возможность реализации, а порой и открытия своего образовательного и творческого потенциала. Действительно, все еще часто существует мнение, что пожилой
человек останавливается в своем личностном развитии, утрачивает способность к самореализации и приобретению новых знаний и опыта. Для
нас важен главный принцип – добровольность и инициативность участников, а сама работа строится на основе опыта и знаний его членов.
Наши клубы объединяют собой небольшие группы людей, которые систематически (согласно плану работы) собираются вместе для занятий, обсуждений или совместных действий по определенным темам и проблемам.
Например, как правильно общаться с детьми, внуками и правнуками, традиционные белорусские кулинарные рецепты, как правильно питаться в
пожилом возрасте и др.
В каждом клубе царит атмосфера доброжелательности и психологического комфорта, в каждом из них сложились свои правила и традиции, совместное празднование дней рождения и семейных событий.
Кроме того, эти клубы исполняют роль групп самопомощи, где участники получают социальную и морально-психологическую поддержку друг от
друга.
А главное – встречи в клубах по интересам и образовательных кружках
восполняют дефицит общения, который так необходим пожилым людям.
Помимо кружков и клубов по интересам, участники проекта имеют возможность один раз в месяц собираться вместе в «Кафе встреч и воспоми-
141
История и травма
наний», где за горячим вкусным обедом и чашкой чая можно вспомнить
прошлое, обсудить важные события, происходящие в нашей стране и мире,
познакомиться с интересными людьми, высказать свои пожелания.
С началом реализации проекта «Обеспечим достойную старость свидетелям войны » в Исторической мастерской у свидетелей появилось еще
несколько возможностей внести в свою жизнь разнообразие, расширить
свой кругозор, оставаться активным членом общества.
Стало уже традиционным празднование в Исторической мастерской
« Дня юбиляра». Ведь не секрет, что зачастую пожилые люди остаются
одиноки в свои 70, 80, 90 лет и тогда именно в свой день рождения это
одиночество ощущается наиболее грустно и трагично. Поэтому совместное
празднование за столом с фруктами, чаем и сладостями, концертной программой, а главное в теплой дружеской обстановке – это настоящий подарок для пожилых людей.
Пожилой возраст – это хорошая возможность для путешествий. В рамках
проекта регулярно организовываются экскурсионные поездки по культурно-историческим и памятным местам Беларуси. Экскурсии удовлетворяют
познавательные, культурные, эстетические и духовные потребности любого человека. У пожилых людей, живущих в Беларуси, чаще всего нет
достаточно средств и сил самостоятельно организовать для себя подобные
поездки. Поэтому они с огромным желанием принимают участие в подобных мероприятиях.
По результатам проведенного анкетирования среди участников проекта
именно организация познавательных поездок и экскурсий среди прочих
пожеланий была самой востребованной.
Я с уверенностью могу сказать, что во многом проект не имел бы должного успеха, если бы не помощь молодых людей, которые на добровольных
началах принимают участие в проекте. Студенты, школьники, волонтеры
из Германии и других стран посещают пожилых людей на дому, выполняют их поручения, оказывают помощь в уборке, стирке, покупке продуктов
и др. Задачей волонтеров является доставка продовольственных пакетов
на дом. Такую помощь регулярно на протяжении трех лет получают самые
нуждающиеся.
Проект «Обеспечим достойную старость свидетелям войны» выполняет
две важные функции. Первая – это социальная, благодаря которой пожилые люди получают возможность собственной активности, а также получают помощь и внимание со стороны молодых людей. Вторая – это исторически-политическая, так как молодые люди, участвующие в проекте имеют
возможность общения со свидетелями военных и послевоенных событий.
Жизненный опыт этих людей, их воспоминания о тех трагических событиях
формируют в сознании молодых людей реальную историческую картину.
Волонтеры проекта записывают истории жизни свидетелей.
Волонтер проекта, студентка БГУ Юлия Воробей так описала свои впечатления от общения со свидетелями: «Лично для меня, общение со свидетелями военных событий, их рассказы о войне, изменили мое отноше-
142
Общаться, учиться, вспоминать …
ние к истории, к жизни. Самым главным выводом,
который я сделала для себя, было следующее – в
любых условиях, ситуациях, не смотря ни на какие
жизненные проблемы всегда нужно оставаться человечным и быть гуманным по отношению к другим
людям».
С целью повышения статуса волонтера в обществе и создания сети волонтерского движения в
Беларуси ежегодно проводится Международный
молодежный форум волонтеров. Форум волонтеров
проводится под девизом «Помним о прошлом – заботимся о будущем» и объединяет усилия молодых
людей из Беларуси, Украины, Германии и других
стран в деле сохранения мира на земле, улучшению Международный
связи поколений, развитию идей гуманизма. В фо- образовательный центр
руме принимают участие молодежные волонтерские «Johannes Rau»
организации и инициативы, которым не безразлична жизнь пожилых людей, инвалидов и других социально-уязвимых групп
населения.
Одной из важных составляющих в работе добровольцев является их
сопровождение. Немецкий специалист в области психодрамы Фред Дорн
регулярно приезжает в Минск на встречу с волонтерами. На занятиях по
психодраме у них есть возможность поделиться своим опытом общения с
пожилыми людьми, своими чувствами, переживаниями, мыслями.
Третий блок проекта реализуется в сотрудничестве с двумя организациями – Еврейской благотворительной организацией «Хэсэд Рахамим» и Белорусской православной общиной. Специально подготовленные и имеющие
соответствующую профессиональную подготовку специалисты этих организации осуществляют амбулаторный уход на дому за тяжелобольными,
нуждающимся в постоянной помощи пожилым людям.
Именно этот блок является самым сложным в проекте. Однако он необходим, так как большое количество пожилых людей нуждаются в такой
помощи и поддержке. К сожалению, в Беларуси еще не сложилась система
медико-социальной поддержки пожилых людей, которые в силу тяжести
своего состояния здоровья прикованы к постели и качество их жизни полностью зависит от наличия и качества работы специальных служб ухода.
Вместо заключения я хочу привести высказывания участников проекта:
Активное участие в проекте делает меня более бодрой и
жизнерадостной.
Изменился мой характер, отношение к жизни и людям.
Расширился круг знакомств, жизнь стала более интересной
и насыщенной.
Я стала лучше себя чувствовать, моя жизнь стала веселее.
Мы стали ближе и внимательнее друг к другу.
143
История и травма
И положительное изменение в жизни отметили 66 % участников проекта.
Свидетели военных событий второй мировой войны, сотрудники проекта
«Обеспечим достойную старость свидетелям войны» выражают огромную
благодарность немецкому федеральному фонду «Память. Ответственность.
Будущее», Дортмундскому международному образовательному центру,
Евангелической церкви немецких федеральных земель Северная Рейн-Вестфалия и Хессен-Насау за финансовую поддержку, внимание и заботу.
Интервью с очевидцем
Источник: IBB Internationales Bildungs- und Begegnungswerk,
Дортмунд, Германия
144
Чернобыльская катастрофа в контексте европейской культуры памяти
Астрид Зам
Чернобыльская катастрофа в
контексте европейской
культуры памяти
Доработанный вариант доклада, прочитанного 15 декабря
2009 года в университете города Гиссена (ФРГ)
В 2011 году будет отмечаться 25-ая годовщина со дня
взрыва реактора на Чернобыльской АЭС. Таким образом,
родилось уже целое поколение, у которого нет воспоминаний, непосредственно связанных с событиями, произошедшими 26 апреля 1986 года. Отсюда возникает опасность, что по поводу 25-ой годовщины Чернобыльская
катастрофа и ее последствия в последний раз удостоятся
пристального внимания со стороны средств массовой информации вместе с потоком публикаций, фильмов, выставок и т.д., прежде чем Чернобыль окончательно будет
предан забвению.
Вместе с тем взрыв реактора на Чернобыльской АЭС
26 апреля 1986 года коснулся практически всех людей
в Европе и за ее пределами. У многих людей катастрофа на Чернобыльской АЭС вызвала в определенном роде состояние «антропологического
шока» , который сделал для них наглядной вездесущую угрозу человеческой жизни со стороны современных технологий. Поэтому большинство
людей в Европе, которые осознанно пережили взрыв реактора, до сих пор
вспомнят, чем они занимались в те дни, когда стало известно о катастрофе.
Почти во всех европейских странах в течение следующих лет были созданы
инициативные группы, которые по сей день оказывают помощь людям в
Беларуси, Украине и – хоть и в меньшем масштабе – в России для уменьшения последствий катастрофы. Именно по этой причине этой катастрофе на
первый взгляд, кажется, просто предназначено стать существенной частью
европейской культуры памяти.
Для того чтобы определить, может ли и если да, то каким образом, черно Vgl. Ulrich Beck: Der anthropologische Schock. Tschernobyl und die Konturen der Risikogesellschaft,
in: Merkur, Deutsche Zeitschrift für europäisches Denken, 1986, 8: 653-663. (Ульрих Бек: Антропологический шок. Чернобыль и контуры общества риска, в немецком журнале европейской
мысли «Меркур», 1986, 8: 653-663.)
145
История и травма
быльская катастрофа внести вклад в становление европейской культурой
памяти, мы должны поставить перед собой два принципиальных вопроса:
1. Что такое европейская культура памяти?
2. Как была воспринята Чернобыльская катастрофа, и каким образом выстраиваются воспоминания по отношению к ней и ее последствиям?
Чтобы ответить на эти вопросы, в первую очередь, были анализированы публичные средства информации как носители воспоминаний, а также
политика воспоминаний политических и общественных акторов. К сожалению, в данной статье не является возможным рассматривать и передачу
воспоминаний в приватной сфере, т.е. в семье и т.д. Данные формы воспоминаний требуют отдельного исследования.
Что такое европейская культура памяти?
О развитии европейской культуры памяти в последние годы говорят многие европейские политики и общественные акторы. Это связывается с ожиданиями того, что совместные воспоминания прошедших событий укрепят
фундамент Европейского Союза как политического проекта.
С точки зрения содержания попытки развития европейской культуры памяти сконцентрированы на событиях Второй мировой войны и особенно на
уничтожении европейских евреев во время нее. Холокост, таким образом,
часто обозначается как негативный основополагающий миф Европы. Уже в
этом проявляется принципиальная сложность европейской культуры памяти, которая не только направлена на создание транснационального взгляда
на историю, сколько требует определенной смены парадигм в рефлексии
исторических событий и контекстов. Традиционно национальная идентичность до 1945 и частично также после была основана на представлении о
национальных героических поступках и героических событиях национальной истории. В отличие от этого общая память в Европе выходит за национальные границы преимущественно только в воспоминаниях о больших
общеевропейских катастрофах 20-ого столетия и их жертвах. С одной стороны это делает возможным, прежде всего, дальнейшее сосуществование
различных национальных исторических нарративов. Но с другой стороны
возникает вопрос, достаточно ли воспоминание о Холокосте для того, что Vgl. Ulrike Ackermann: Das gespaltene Gedenken. Hier Holocaust, da Gulag,: Eine gesamteuropäische
Erinnerungskultur ist nicht in Sicht, in: Internationale Politik, 2006, 5, zit. nach http://www.ulrikeackermann.de/GespalteneErinnerungEuropa.pdf.
(Ульрике Акерманн: Расщепленная мысль.
Здесь Холокост, там ГУЛАГ: общеевропейская культура памяти не предвидится, из Internationale
Politik, 2006, 5 http://www.ulrike-ackermann.de/GespalteneErinnerungEuropa.pdf)
Claus Leggewie, Schlachtfeld Europa. Transnationale Erinnerung und europäische Identität, in:
Blätter für deutsche und Internationale Politik, 2009, 2, zit. nach http://www.eurozine.com/
articles/2009-02-04-leggewie-de.html. (Клаус Леггеви, Поле боя Европы. Транснациональная
память и европейская идентичность, из Blätter für deutsche und Internationale Politik, 2009, 2,
zit. http://www.eurozine.com/articles/2009-02-04-leggewie-de.html.)
146
Чернобыльская катастрофа в контексте европейской культуры памяти
бы развить у европейцев прочные чувства взаимосвязи и общего исторического смысла. Конечно, 20-ая годовщина падения Берлинской стены и
железного занавеса расширили основу для европейской культуры памяти в
положительном измерении. К тому же есть еще и другие значимые для всего европейского континента события, которые могут быть интегрированы в
европейскую культуру памяти и, частично, позволить положительно ссылаться на наследие в духе свободы и эмансипации. Это касается 1789 года
(Французская революция), 1848 (демократическая революция), 1914 (Первая мировая война) и 1968 (студенческие волнения). Правда, эти события
широко отмечаются публично, как правило, лишь на круглые годовщины,
тогда как память о Холокосте присутствует постоянно.
Общая транснациональная память до сегодняшнего дня несет в себе
конфликтный потенциал. Более того, церемонии и публичные дебаты, посвященные 60-летию начала Второй мировой войны и 20-летию бархатных
революций в странах бывшего социалистического лагеря в 2009 году, показали, насколько до сих пор гетерогенны и конфликтны воспоминания
об этих событиях в странах Европы. Тем самым до сих пор проявляются
разделительные линии между Востоком и Западом – что не является удивительным ввиду различных политических и социальных контекстов, которые
влияли или же влияют на формирование воспоминаний людей на Востоке
и на Западе. При этом можно проводить и дальнейшую дифференциацию,
как это пытается сделать Штефан Требст, определив Западную, Центрально-Западную, Центрально-Восточную и Восточную Европу как 4 зоны со
специфической культурой памяти. Кроме того, диктаторский опыт Южной
Европы, длившийся вплоть до 1970-ых годов, он выделяет отдельно.
К основным линиям конфликтов относятся:
• оценка сталинских репрессий и вопрос об их соотношении с националсоциалистическими массовыми уничтожениями.
Разделительные линии проходят с одной стороны между старыми и новыми членами ЕС. В западных странах в силу доминирования тезиса о сингулярности Холокоста критическое осмысление сталинских репрессий,
как правило, либо вытеснялась, либо использовалась с целью уменьшения
масштабов национал-социалистической политики уничтожения и даже ее
оправдания. Однако, в отличие от людей в Западной Европе, для которых
– включая с 1985 года ФРГ – 1945 год считается годом освобождения, для
Stefan Troebst: Jalta versus Stalingrad, GULag versus Holocaust. Konfligierende Erinnerungskulturen
im größeren Europa, in: Bernd Faulenbach / Franz-Josef Jelich (Hg.): „Transformationen« der
Erinnerungskulturen in Europa nach 1989 (Geschichte und Erwachsenenbildung, Bd. 21), Essen
2006, 23-49, hier: 30. (Штефан Требст: Ялта – Сталининград, ГУЛАГ – Холокост. Противоречивая культура памяти в большей Европе, из «Трансформация культуры памяти в Европе после
1989 года (История и образование взрослых, том 21) изд. Бернд Фауленбах/ Франц Йозеф
Йелих, Эссен 2006, 23-49, здесь 30)
147
История и травма
людей в странах Центрально-Восточной Европы он означает переход от
одной диктатуры к другой. Эти различия стали, на пример, очевидными в
2007 году, когда в связи с переносом советского памятника в Таллинне в
отношениях Эстонии и России дело дошло до настоящего межгосударственного конфликта, а Европейский Союз в целом демонстративно оставался в
стороне. Тем не менее, и между Россией и государствами ЕС в целом существуют значительные различия. В то время как в странах ЕС культура памяти
основывается, главным образом, преимущественно на жертвах, в России и
Беларуси в первую очередь подчеркиваются героические аспекты победы.
Особенно четко конфликтный потенциал проявился на примере дискуссии
по поводу 60-летия подписания пакта Риббентропа-Молотова. То, что эта
годовщина привлекла заметно больше общественного внимания на Западе,
чем Мюнхенское соглашение от 1938 года за год до этого, представляло
собой с точки зрения России афронт, на что, к примеру, в своем открытом
письме указал российский премьер-министр Путин в сентябре 2009 года.
Эти сопоставления показывают, что до сих пор в историческом дискурсе
присутствуют моменты взаимного обвинения, связанного с вопросами исторической ответственности.
• Восприятие 1989 года как года свободы, который привел к окончательному преодолению системы блоковой конфронтации и распаду социалистического лагеря.
Также и в этом случае можно проследить асимметрию в историческом
опыте и воспоминаниях. Для России, Беларуси и других стран СНГ решающей цезурой стал год 1991. Распад Советского Союза был воспринят многими людьми в странах только образовавшегося СНГ как катастрофа, связанная с потерей статуса мировой державы и экономическим упадком. Это
отодвинуло позитивный опыт расширения свобод далеко на задний план.
Ввиду существования таких конфликтующих культур памяти многие скептики исходят из того, что единая европейская культура памяти невозможна
еще в долгой перспективе, и воспоминания и в дальнейшем в значительной
мере будут связаны с национальным контекстом. Подтверждением тому являются дебаты о преамбуле к Конституционному договору Европейского Союза. В конечной версии проекта Конституционного договора не содержится
Ackermann, Hier Holocaust, da Gulag (Fn. 2); Leggewie, Schlachtfeld Europa (Fn. 3); Troebst (FN.
4): Jalta versus Stalingrad. (Акерманн, Здесь Холокост, там ГУЛАГ; Леггеви, Поле боя Европы
(Fn. 3); Требст FN. 4): Ялта – Сталинград).
Karl Schlögel: Auf verlorenem Posten? Russland und seine Freunde 20 Jahre nach der Wende, in:
Osteuropa, 2009, 11: 15-36, hier 35. München war der Sündenfall. Nicht erst der Hitler-Stalin-Pakt
ebnete den Weg zum Krieg. Aus dem Brief des russischen Ministerpräsidenten Wladimir Putin an die
Polen, in: Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung, 6.9.2009. (Карл Шлегер: На потерянном посту? Россия и ее друзья. 20 лет после перемен. из Osteuropa, 2009, 11: 15-36, здесь 35. Мюнхен
был грехопадением. Не только Пакт между Гитлером и Сталином был поводом для войны. Из
письма премьер-министра России Владимира Путина полякам. из газеты Frankfurter Allgemeine
Sonntagszeitung, 6.9.2009)
148
Чернобыльская катастрофа в контексте европейской культуры памяти
эксплицитного упоминания таких исторических переломных моментов, как
мировые войны, Холокост или же ГУЛАГ, а лишь исключительно абстрактное замечание об «отныне, после столь мучительного опыта, объединенной
Европе». В Лиссабонском договоре, вступившем в силу в начале 2010 года,
даже не содержится этого упоминания.
Тем не менее, скептики упустили не только тот факт, что национальные
события также и в национальном контексте трактуются весьма различно и
противоречиво. Прежде всего, они упустили то, что понятие общей культуры памяти вообще направлено не на единые воспоминания, а на культуру
совместного обращения с различными воспоминаниями. По определению
историка Ганса-Гюнтера Хокертса «культура памяти» представляет собой
«широкое сводное понятие, обозначающее совокупность всех форм не чисто научного употребления исторических событий общественностью». Чтобы этот способ «употребления» не привел к острым конфликтам, культура
памяти должна включать в себя способность учиться понимать различные
перспективы рассмотрения исторических событий с точки зрения различных контекстов разных участников, чтобы не противопоставлять данные
перспективы. Таким образом, вместо черно-белой картины получается картинка из многочисленных серых тонов, в которой проявляется с одной стороны объективное влияние политических систем, а также станут очевидными сложности и возможности индивидуального выбора в исключительных
исторических ситуациях с другой стороны. Соответствующие процессы более дифференцированного восприятия истории можно было наблюдать на
национальном уровне большинства западноевропейских государств после
1990 года. Ведь в это время в них происходило критическое переосмысление истории, благодаря которому впервые были признаны случаи коллаборационистской деятельности и участия в национал-социалистической
политике депортации и уничтожения евреев. Тем самым «разбился» тот
«черно-белый тон», который создал «картину объединенной в восстании
против внешних и внутренних врагов нации». Этот факт облегчает совместимость национальных и европейской культур памяти, т.е. развитие
Vgl. hierzu Christian Joerges / Matthias Mahlmann / Ulrich K. Preuß (Hg.): „Schmerzliche Erfahrungen
der Vergangenheit« und der Prozess der Konstitutionalisierung Europas, Wiesbaden 2008. (Кристиан Йоргес/Матиас Мальманн/Ульрих К. Пройс: «Больные воспоминания прошлого» и процесс
конституционализма в Европе, Висбаден 2008)
Zit. nach Christoph Corneließen: Erinnern in Europa, Bundeszentrale für politische Bildung, in:
Volker Knigge / Norbert Frei (Hg.): Verbrechen erinnern. Die Auseinandersetzung mit Holocaust und
Völkermord, Bonn 2005, zit. nach www.bpb.de/themen/8JVYJ2.html. (Цитата Кристофера Корнелисена: Воспоминания в Европе, Центр политического просвещения, из Фольке Книге/ Норберт
Фрей (изд.): Помнить о преступлении. Дискуссия о Холокосте и геноциде, Бонн 2005 по www.
bpb.de/themen/8JVYJ2.html )
Harald Welzer / Claudia Lenz: Opa in Europa. Erste Befunde einer vergleichenden Tradierungsforschung,
in: Harald Welzer (Hg.): Der Krieg der Erinnerung. Holocaust, Kollaboration und Widerstand im
europäischen Gedächtnis, Frankfurt a.M. 2007:. 7-40, hier 26. (Харальд Вельцер/Клавдиа Ленц:
Дедушка в Европе. Первые результаты сравнительного исследования передачи из Харальд
Вельцер (изд.) Война воспоминаний. Холокост, коллаборационизм, противостояние в европейской памяти, Франкфурт-на-Майне 2007:. 7-40, здесь 26 )
149
История и травма
«по-европейски открытых национальных культур».10
Под культурой памяти в этом случае
подразумевается в первую очередь не
осуждение тогдашних исторических
акторов, а прежде всего извлечение
уроков из истории для того, чтобы избежать преступлений против человечности в настоящем и будущем. В этом
отношении понятие культуры памяти
тесно связано с понятием политической культуры. Общая культура памяти
может существовать только в том случае, если участники разделяют общие
демократические ценности, которые
допускают плюрализм воспоминаний,
Реактор на Чернобыльской АЭС
и дают возможность соотносить эти
воспоминания с соответствующими
контекстами. Следовательно, такая культура памяти тесно связана с существованием функционирующих демократических структур управления.
Согласно Конраду Ярушу, общая культура памяти может формироваться
только из множества децентрализованных инициатив, понимая прошлое
не как прогресс, а как обязательство в рамках цивилизации научиться сохранять мир и права человека.11 Учитывая то, что в Европе существуют
различные авторитарные и гибридные политические системы, решающим
вопросом в этом случае является вопрос, предполагает ли общая европейская культура памяти существование общей политической культуры как
данности, или же развитие единой культуры памяти в определенной мере
способствует одновременно и становлению общей политической культуры.
Второе, по-моему, скорее диалектическое понимание взаимосвязи политической культуры и культуры памяти является более подходящим.
Ввиду конфликтного потенциала, который связан со Второй мировой войной и Холокостом, встает вопрос, какие исторические события кроме этих
могут способствовать становлению европейской культуры памяти. Для того
10 Matthias Kumm: Geschichte als Argument? Republikanisches Geschichtsverständnis im
Transnationalen Europa, in: Christian Joerges / Matthias Mahlmann / Ulrich K. Preuß (Hg.):
„Schmerzliche Erfahrungen der Vergangenheit« und der Prozess der Konstitutionalisierung Europas,
Wiesbaden 2008: 43-47. (Матиас Кумм: История как аргумент? Республиканское понимание
истории в транснациональной истории из Кристиан Йергес/ Матиас Мальманн/ Ульрих К. Пройс
(изд): «Больные воспоминания прошлого и процесс конституционализма в Европе, Висбаден
2008, 43-47)
11 Konrad H. Jarusch: Konfligierende Erinnerungen. Nationale Prägungen. Verständigungsversuche und
europäische Geschichtsbilder, in: Joerges / Mahlmann / Preuß: 15-25, hier 25. (Конрад Х. Яруш:
Конфликтные воспоминания. Национальные формы. Попытки к пониманию и европейские картины истории из Йергес/ Мальманн/ Пройс: 15-25, здесь 25. )
150
Чернобыльская катастрофа в контексте европейской культуры памяти
чтобы проверить, насколько подходит для этого тема Чернобыльской катастрофы, мы должны задаться вопросом, как эта катастрофа присутствует
на сегодняшний день в воспоминаниях в различных странах, и какие разнообразные условия, предпосылки для воспоминаний существуют в разных
странах и между ними. Это позволит нам определить наличие конфликтного потенциала, который может усложнить или же сделать невозможным
включение Чернобыльской катастрофы в европейскую культуру памяти.
Восприятие Чернобыльской катастрофы на
Востоке и на Западе
Когда произошел взрыв реактора на Чернобыльской АЭС, система международных отношений еще была разделена на Западный и Восточный блоки.
В СССР политика гласности и перестройки только что была провозглашена
генеральным секретарем Михаилом Горбачевым, и катастрофа четко очертила ее границы. Только после того, как в скандинавских странах был выявлен повышенный радиационный фон, советское руководство признало
факт «аварии» на Чернобыльской АЭС. То, что на самом деле произошел
взрыв реактора, и, таким образом, максимальная проектная авария люди
в Западной Европе узнали в течение последующих недель. В Советском
Союзе же прошло около трех лет, прежде чем люди узнали о настоящем
масштабе катастрофы и в газетах были опубликованы карты зараженных
территорий.12
В соответствии с этим реакции в разных странах были различные. В ФРГ,
где существовала сильное антиядерное движение, катастрофа воспринялась как подтверждение существовавших долгие годы опасений. Консервированные продукты питания в
магазинах были раскуплены, посевы уничтожены, песочницы перекопаны, детям запретили гулять на
улице, для того чтобы уменьшить
дозу облучения. Как раз в 1986
году социолог Ульрих Бек опубликовал свою книгу об обществе риска. Чернобыль для него обозначил
«конец всех наших высокоточных
возможностей дистанцироваться»:
«С одной стороны были заборы,
лагеря, военные блоки, с другой
– свои собственные четыре стены После катастрофы
12 Vgl. hierzu ausführlich Astrid Sahm: Transformation im Schatten von Tschernobyl, Münster 1999.
(Астрид Зам: Трансформации в тени Чернобыля, Мюнстер 1999)
151
История и травма
– реальные и символические границы, за которыми те, которых это, как
казалось, не затрагивает, могли остаться в стороне. Все это существует
и дальше, но после Чернобыля перестает существовать».13 Несмотря на
то, что общественная реакция на Чернобыльскую катастрофу в Германии,
пожалуй, была самой сильной, и, на первый взгляд, радиоактивные осадки как будто остановились на границе с Францией, Чернобыль вызвал и
в других западноевропейских странах общественное беспокойство и стал
поводом для проведения государственных мер безопасности. Так, в Швеции подлежали уничтожению сотни тонн мяса северного оленя, в Англии,
Уэльсе и Шотландии еще в течение 15 лет после Чернобыля на нескольких
сотнях ферм сохранялся запрет на забой овец.14 Но в общей своей массе
повседневной жизни в Западной Европе Чернобыль причинил все же незначительный и кратковременный ущерб.
В Советском Союзе, напротив, у людей не сложилось представление о
рисках использования «мирного атома». Около 100 тысяч человек, которые
были эвакуированы в первые дни и недели после катастрофы, не имели
понятия о том, что они должны покинуть свои дома навсегда, и то, что еще
несколько сотен тысяч людей в последующие годы ждет такая же судьба.
Они думали, что эвакуация продлится лишь несколько дней, и по распоряжению оставляли все свое имущество, включая домашних животных. Эти в
большинстве своем в короткий срок организованные военными эвакуации
у многих людей вызвали ассоциации с бегством после нападения Германии
на Советский Союз летом 1941 года. Также и в последующее время доминировали сравнения с войной: как в «героической» борьбе «ликвидаторов»,
как назывались команды спасения для предупреждения долгосрочных последствий катастрофы, так и при определении масштабов катастрофы: как
и во время Второй мировой войны от катастрофы пострадал каждый четвертый житель Беларуси. Даже покинутые деревни, в которых догорали
деревянные дома, напоминали Вторую мировую войну. Потому что и после
них оставались только каменные дымовые трубы, как это нашло свое выражение в знаменитом мемориальном комплексе Хатынь, построенном в
память об уничтоженных во время Второй мировой войны деревнях. 15
В то время как в Западной Европе Чернобыльская катастрофа была воспринята как катастрофа нового вида, которая относится к будущим гло13 Ulrich Beck: Risikogesellschaft. Auf dem Weg in eine andere Moderne, Frankfurt a.M. 1986, S. 7.
(Ульрих Бек: Общество риска. На пути в другую современность, Франкфурт-на-Майне 1986
С.7)
14 Mycle Schneider: 15 Jahre nach Tschernobyl. Atomkraft und Treibhauseffekt? Hrsg. von Die Grünen/
Freie Europäische Allianz im Europäischen Parlament, April 2001, http://www.greens-efa.org/cms/
topics/dokbin/102/102927.15_jahre_nach_tschernobyl_atomkraft_und@en.pdf (Майкл Шнайдер:
15 лет после Чернобыля. Атомная энергия и парниковый эффект? Изд. партия Зеленых/Свободный европейский Альянс в Европейском парламенте, апрель 2001, http://www.greens-efa.
org/cms/topics/dokbin/102/102927.15_jahre_nach_tschernobyl_atomkraft_und@en.pdf )
15 Astrid Sahm: Und der dritte Weltkrieg heißt Tschernobyl...» [A tre’tja mirovaja vojna - Černobyl’], in:
F. Dorn/L. Jekel/V. Ignatowitsch, Erinnerungen gegen den Krieg [Ne ubit’ čeloveka], zwei¬sprachige
Ausgabe, Minsk 1995: 202-227.
152
Чернобыльская катастрофа в контексте европейской культуры памяти
бальным рискам современного технологического общества, в тогдашнем
Советском Союзе она была осмыслена преимущественно в категориях прошлого, и воспринята как локальная авария с легко преодолеваемыми последствиями. Отчетливо это показала Светлана Алексиевич в своей книге
«Чернобыльская молитва. Хроника будущего», в которой опрошенные ею
свидетели все же улавливали в этой катастрофе нечто особенное, однако
не могли подобрать соответствующих слов и описывали реальность кое-как
через сравнения с войной.16 Когда в 1988 и 1989 годах в рамках так называемой «народной дипломатии» происходили первые открытые встречи
между немцами и беларусами, беларусы часто не могли понять, почему в
Германии было организовано намного больше заметных мер предосторожности, чем в их собственной стране, которая потерпела в несколько раз
больше от высокого радиоактивного загрязнения. К тому же у людей в Германии и западноевропейских странах было гораздо больше возможностей
действовать самостоятельно, там – в отличие от Советского Союза – к примеру, можно было свободно приобрести дозиметры, а также существовали
независимые институты, такие как экологический институт в Дармштадте.
Несмотря на выраженные различия в восприятии Чернобыльской катастрофы между Западом и Востоком, люди во время своих встреч тем не менее
установили, что катастрофа вызвала у них одинаковые страхи и тревоги
относительно здоровья детей и т.д. К этому также можно отнести тот факт,
что Чернобыльская катастрофа и в тех и в других странах вызвала особые
чувства, прежде всего, у женщин и матерей, как бы призвав их тем самым
к активным действиям. По этой причине в различных странах создавались
инициативные группы, которые хотели по средствам практической помощи
внести свой вклад в уменьшение последствий катастрофы в Беларуси и
Украине. Особенно выражено это движение было в Германии, где помощь
часто мотивировалась стремлением к практическому искуплению вины немцев за преступления, совершенных во время Второй мировой войны. Этому способствовали распространенные в Беларуси сравнения катастрофы с
войной.17
Инициативы приглашали детей на оздоровление, организовывали передачу помощи и оказание медицинской помощи, поддерживали переселения, создавали возможности реабилитации в потерпевших странах и многое
другое. В 1995 году размер доставленной в Беларусь гуманитарной помощи
достигал по приблизительным подсчетам 700 млн. долларов, в 2005 году,
тем не менее, размер помощи составлял около 75 млн. долларов. Она пос-
16 Swetlana Alexijewitsch: Tschernobyl. Chronik der Zukunft, Berlin 1997. (Светлана Алексиевич:
Чернобыль. Хроника будущего, Берлин 1997.)
17 Es ist zu fragen, inwieweit der Kriegsvergleich in Spanien eine Rolle spielt, da der deutsche
Fliegerangriff auf Guernica ebenfalls in 1937 an einem 26. April erfolgte. Erstaunlicherweise wird
dies in den deutschen Medien kaum erwähnt. (Следует спросить, в какой степени играет роль
сравнение войны в Испании, так как воздушное нападение Германии на Гуерника в 1937 году
также произошло 26 апреля)
153
История и травма
тупала из 101 страны. Также и после этого ежегодно около 50 тысяч детей
приглашались на оздоровление за границу: около 10 тысяч из них в Германию, в Италию же – более 20 тысяч детей.18
Это широкое движение помощи не обошлось без конфликтов, которые
классически связаны со схемой «донор-получатель». Даже вопрос о том,
является ли отдых за рубежом действительно оздоровлением с полезным
эффектом для здоровья или же в большей степени сопряжен с обременительным культурным шоком, вызвал между инициативами споры. Некоторые инициативы в связи с этим сознательно выбирали путь, сконцентрированный на создании возможностей оздоровления, а также на других
структурных проектах в потерпевших странах. Многим инициативам удалось с середины 1990-тых годов стать настоящими партнерскими инициативами, которые развивали и претворяли в жизнь проекты с равным участием
как немецких, так и белорусских партнеров. Однако, еще предстоит исследовать, насколько вопрос оценки последствий катастрофы на сегодняшний
день по-прежнему является центральным предметом диалога различных
инициатив, или же Чернобыль превратился скорее в формальную исходную
точку совместных проектов.
Кроме категорий прошлого и настоящего для восприятия Чернобыльской
катастрофы особое значение играет определение ее как катастрофы советской системы или же глобальной катастрофы, которая независимо от
политической структуры могла произойти на любой атомной станции. Так
как советский менеджмент катастрофы после Чернобыля с его трехлетней
политикой молчания глубоко подорвал доверие советских граждан к их политической системе, новые альтернативные политические силы, образовывавшиеся в Советском Союзе, использовали катастрофу для дискредитации
господствующей советской системы. В Беларуси и Украине национальные
силы даже инициировали нечто на подобии «Нюрнбергского процесса», организовав в Минске и Киеве в апреле 1991 года «народные трибуналы».19
При этом сами они оставались в рамках господствующего публичного дискурса, который объяснял Чернобыльскую катастрофу в категориях Второй
мировой войны – или же пытались использовать его в своих целях.
В Западной Европе, напротив же, большей части общественности было
понятно, что система менеджмента катастроф в их собственных странах
также в случае максимальной проектной аварии была бы безнадежно перегружена и также пришлось бы рассчитывать на схожую политику умалчивания во избежание паники. По этой причине катастрофа в обществен18 Astrid Sahm: Auf dem Weg in die transnationale Gesellschaft? Belarus und die internationale
Tschernobyl-Hilfe, in: Osteuropa 2006, 4: 105-116. (Астрид Зам: На пути в транснациональное
общество? Беларусь и международная гуманитарная помощь пострадавшим от Чернобыля, из
Osteuropa 2006, 4: 105-116)
19 Sahm, Transformation im Schatten von Tschernobyl, 217ff. (Астрид Зам, Трансформации в тени
Чернобыля 217ff)
154
Чернобыльская катастрофа в контексте европейской культуры памяти
ных дебатах многих стран служила
аргументом для отказа от использования в общественных целях атомной энергии, как это было решено
на референдуме в ноябре 1987 года
в Италии. В Германии черно-желтая
коалиция создала в ответ на Чернобыльскую катастрофу федеральное
министерство охраны окружающей
среды, охраны природы и безопасности реакторов. Несмотря на то,
что в то время был достигнут общественный консенсус, который
рассматривал атомную энергию как
переходную, официальное решение Памятник пожарникам - первым жертвам
об отказе от атомной энергии было Чернобольской аварии
принято лишь избранным в 1998
году красно-зеленым правительством. В других странах, как например во
Франции, использование атомной энергии в общественных целях не ставилось под вопрос, тогда как в третьих, как в Швеции или Швейцарии,
Чернобыль стал лишь еще одним аргументом и без того острой дискуссии
по поводу использования атомной энергии. В общественных дебатах всех
стран противники атома, как правило, на передний план выдвигали основополагающие проблемы использования атомной энергии в общественных
целях по всему миру. Представители атомного лобби, напротив, подчеркнули, что Чернобыльская катастрофа в первой очереди обусловлена советской системой управления и произошла исключительно из-за недостатков
сконструированных и для военных целей реакторов Чернобыльского типа.
В этом аргументе они сошлись с позицией политической оппозиции в Советском Союзе. В этом смысле конфликтные линии в восприятии катастрофы по своей сути глобальные и не привязаны к конкретным политическим
системам. Фактически весь спектр политических конфликтных линий отражается в публичном дискурсе каждой страны.20
После Чернобыльской катастрофы и в тогдашнем Советском союзе и других входящих в социалистический лагерь восточноевропейских странах,
в которых эксплуатировались атомные станции, постепенно образовались
антиядерные движения. За границами СССР эти процессы отчасти происходили даже быстрее, поскольку там, как правило, существовали более
интенсивные прямые контакты с Западной Европой. Это относилось и к
ГДР, где люди имели больший доступ к информации, чем люди в Советском
Союзе, в связи с приемом западногерманского телевидения и т.д. Здесь
члены независимых инициатив за мир и защиту окружающей среды уже в
июне 1986 года распространяли обращение под заголовком «Чернобыль
20 Vgl. Schneider, 15 Jahre nach Tschernobyl (Fn. 14). (Шнайдер, 15 лет после Чернобыля (Fn. 14))
155
История и травма
действует везде».21 На фоне этих растущих протестов правительства некоторых советских республик и восточноевропейских стран во второй половине 1980-ых годов оставили или изменили свои тщеславные планы по
поводу развития использования атомной энергии.22 Благодаря развитию
антиядерного движения в Восточной Европе вышеописанный контраст восприятия в категориях будущего и прошлого был немного смягчен. Правда,
движение за защиту окружающей среды снова утратило свое значение в
1990-тых годах в постсоветских странах, особенно в силу драматического
экономического кризиса. Однако, в новом тысячелетии дебаты об изменениях климата дали по всей Европе новые аргументы в пользу дальнейшего
развития использования атомной энергии и, таким образом, практически во
всех европейских странах общественные конфликты, связанные с эксплуатацией АЭС вновь приобрели актуальность.
Как вспоминают?
Различия заключались не только в восприятии катастрофы. Заметная разница прослеживается также и в формах воспоминаний, которые сложились
за последние 20 лет. В Украине находятся основные места памяти - приостановленная атомная станция и покинутый город-призрак Припять. Соответственно Чернобыльская катастрофа здесь, прежде всего, вспоминается
как техническая. Закрытая зона как и приостановленная атомная станция с
бетонным укрытием, названным «саркофагом», над разрушенным третьим
блоком реактора используется здесь с коммерческой целью как туристический объект. Не в последнюю очередь благодаря инициативам объединенных в «Союз Чернобыля» и другие организации ликвидаторов в Киеве был
открыт Чернобыльский Музей. Здесь реконструированы ход катастрофы,
спасательные мероприятия, а также судьбы покинутых деревень и людей.23
В России также существует Чернобыльский музей, инициаторами которого
выступили представители гражданской обороны, выполняющие большой
объем деконтаминационных работ вокруг разрушенного реактора и в загрязненных территориях. Таким образом, и тут доминирует воспоминание о
Чернобыле как о технической катастрофе.
21 Danuta Kneipp: „Tschernobyl wirkt überall …«. Die Reaktorkatastrophe und die Umwelt- und
Friedensbewegung in der DDR, in: Zeitgeschichte-online, Thema: Die Reaktorkatastrophe von
Tschernobyl, hrsg. von Sabine Schön, April 2006, zit. nach zeitgeschichte-online.de/zol/portals/_
rainbow/documents/pdf/kneipp_umbwg.pdf (Данута Кнейп: «Чернобыль вездесущ…». Катастрофа на реакторе и движение за защиту окружающей среды и мир в ГДР, из Zeitgeschichteonline, Тема: Чернобыльская катастрофа на реакторе, изд. Сабине Шеен, апрель 2006 год по
zeitgeschichte-online.de/zol/portals/_rainbow/documents/pdf/kneipp_umbwg.pdf )
22 Chernobyl and Eastern Europe: One year after the accident, RFE/RL RAD Background Report, 67,
24.4.1987. (Чернобыль и Восточная Европа: один год после аварии RFE/RL RAD Background
Report, 67, 24.4.1987.)
23 Martin Pavlik: Das schlummernde Ungeheuer und seine toten Helden. Das Ukrainische Nationale
Čornobyl’-Museum Kyїv, Kurzanalysen und Informationen des Osteuropa-Instituts München, 2006,
Nr. 25. (Мартин Пайлик: Скрытое чудовище и его мертвые герои. Украинский национальный
музей Чернобыля, Киев, Краткие анализы и информация Института Восточной Европы, Мюнхен
2006, №25 )
156
Чернобыльская катастрофа в контексте европейской культуры памяти
В Беларуси, напротив, нет сравнимых с Украиной значительных центральных мест памяти. В столице есть только маленькая церковь, расположена в
парке Дружбы на крайним центре города, а также памятники в отдельных
зараженных местах, которые формально едва ли отличаются от памятников погибшим во время Второй мировой войны. Чернобыль вспоминается
здесь, главным образом, в основном как катастрофа повседневности, которая, прежде всего, уничтожила многовековую народную культуру Полесья.
Во время экспедиций на покинутые хутора этнологи собрали предметы и
выставили их в полуоткрытом музее при Академии наук. Также и музей
икон в находящейся на краю зоны отчуждения Ветке стал особым местом
памяти. Фольк-музыканты собрали народные песни этого региона и представили их впервые на фестивале «Кветка полын» в Минске 3 мая 2009
года. На этот фестиваль также были приглашены некоторые музыканты из
Украины, работающие над той же темой. Аутентичные же места, покинутые
после катастрофы, сегодня почти исчезли. Их либо сравняли с землей, либо
снова заселили. Покинутые деревни превратились в прямом смысле слова в
заповедники. Именно поэтому передать чувствами невидимую катастрофу
сложно. То, что эта проблема, по меньшей мере, частично заметна, стало видно на примере поддержки проектов по направлению «Культура и
воспитание, передача воспоминаний» в рамках программы CORE, которая,
правда, была закрыта в 2009 году. Кроме этого, к 25-летию Чернобыльской
катастрофы церковь памяти катастрофы в парке Дружбы должна превратиться в более значимое памятное место.24
В дискурсах памяти в Беларуси и Украине общим является то, что Чернобыльская катастрофа причисляется к многогранной национальной истории страданий. В Беларуси это относится преимущественно к опыту войны, хотя беларуский писатель Алесь Адамович уже в 1990 году в своей
статье «Куропаты, Хатынь, Чернобыль» включил в эту историческую цепочку опыт уничтожения в периоде сталинских репрессий.25 В Украине,
напротив, особенно отчетливо подчеркивается ответственность Москвы за
Чернобыльскую катастрофу, что, тем самым, становится очередным обоснованием национальной независимости страны. Здесь Чернобыль ставится
в одну линию с Голодомором, т.е. намеренно организованной Сталиным
огромной катастрофой в Украине, в течение которой в начале 1930-ых годах умерли несколько миллионов человек. Очевидно, что на фоне данной
катастрофы Чернобыль поблекнет в общественном сознании.26
24 Ср. www.core-chernobyl.org/eng/projects/topicalprojects/culture/radikulture/
25 Ales’ Adamovič: Kuropaty, Chatyn, Cernobyl´, in: Literaturnaja gazeta, Nr. 33, 15.8.1990.
26 Melanie Arndt: Von der Todeszone zum Strahlen-Mekka? Die Erinnerung an die Katastrophe
von Tschernobyl in Belarus, Russland und der Ukraine, in: Zeitgeschichte-online, Thema: Die
Reaktorkatastrophe von Tschernobyl, hrsg. von Sabine Schön, April 2006, zit. nach zeitgeschichteonline.de/zol/portals/_rainbow/documents/pdf/arndt_tschernobyl.pdf (Мелани Ардт: От смертельной зоны до лучевой мекки? Воспоминания о катастрофе на Чернобыле в Беларуси, России,
Украине, из Zeitgeschichte-online, Тема: Чернобыльская катастрофа на реакторе, изд. Сабине
Шеен, апрель 2006 год по zeitgeschichte-online.de/zol/portals/_rainbow/documents/pdf/arndt_
tschernobyl.pdf )
157
История и травма
В других европейских странах память о Чернобыле концентрируется в
основном на годовщинах и поддерживается, прежде всего, инициативами
в помощь Чернобылю и организациями, выступающими против АЭС, такими, как Гринпис. Они используют годовщины Чернобыльской катастрофы,
с одной стороны, для проведения протестных акций против использования
атомной энергии в их стране или же во всем мире. С другой стороны, они
организуют на локальном, частично национальном и международном уровнях выставки, посвященные Чернобылю, на которых выставляются в первую очередь детские рисунки и фотографии. Однако, по моим сведениям,
не хватает постоянных памятных мест. Этого, к примеру, можно было бы
достичь, интегрируя Чернобыль в постоянные выставки истории техники
и т.д. До сих пор только французский философ Поль Вирилио публично
озвучил идею создания музея технических катастроф и предпринял попытку частично это осуществить во время Парижской выставки в 2002/2003
годах.27 До этого самая претенциозная выставка с точки зрения европейской культуры памяти состоялось в честь 20-ой годовщины Чернобыльской
катастрофы в Центре современной культуры в Барселоне. Наряду с ходом
катастрофы и описанными как «Чернобыльская битва» спасательными
работами, на этой выставке, организованной в результате баскско-французского сотрудничества, были представлены также судьбы ликвидаторов
– как забытых героических спасителей Европы, условия жизни людей в
зараженных регионах, переселенцев и т.д. Целью была рефлексия, прежде
всего, над пониманием человеческого существования в техническом обществе науки с его имманентными рисками. Также была представлена идея
«экстремальной антропологии» для сохранения «украинской Атлантиды»
в форме деревенской культуры в Полесье. Тем самым выставка использовала центральный элемент характерного для постсоветского пространства
восприятия Чернобыля. Аспект европейского движения солидарности же,
напротив, остался незатронутым.28
Начиная с 20-ой годовщины Чернобыля можно проследить усиление внимания к теме Чернобыля по университетским курсам. Так, Свободный университет Берлина проводил в 2006 году междисциплинарный цикл лекций,
посвященный последствиям Чернобыля. Европейский Гуманитарный Университет в сотрудничестве с Университетом Коэна и Киевским университетом им. Шевченко с 28 августа по 3 сентября 2006 года провел Летнюю
школу на русском и французском языках по Чернобылю, рассмотрев феномен с философской, социально-антропологической и политологической
точки зрения.29 Частично тема Чернобыля также затрагивается независимо
от годовщин на мероприятиях, посвященным общим вопросам памяти. Так,
27 Kunst der Katastrophe. Paul Virilio über den Unfall – eine verunglückte Ausstellung in Paris, in: Die
Zeit, 51/2002. (Искусство катастрофы. Пауль Вирилио о несчастном случае – выставка в Париже, из Die Zeit, 51/2002.)
28 Подробное описание на сайте http://www.cccb.org/en/exposicio-once_upon_a_time_chernobyl12974
29 Программу и тезисы вы найдете на www.unicaen.fr/colloques/tchernobyl/programme.php
158
Чернобыльская катастрофа в контексте европейской культуры памяти
в Университете Мюнхена с октября 2006
года по июль 2007 в рамках специальности «Восточная Европа» проходил курс для
студентов по теме «Носители памяти». В
рамках данного курса были проанализированы и представлены в виде брошюры
наравне с Чернобылем восстание в Венгрии в 1956 году и другие события.30 Институт немецких исследований при Рурском университете в Бохуме организовал
в зимнем семестре 2008/2009 годов лекции на тему «Европейские места памяти
20-ого столетия», где Чернобылю была
посвящена одна лекция наряду с Освенцимом, Данцигом, Сараево и другими местами.31
Покинутый город Припять
Для всех европейских стран характерным является то, что Чернобыль стал метафорой для обозначения других страшных или чрезвычайных событий. Так, белорусская оппозиция
во время спорного референдума по изменению Конституции в 1996 году
говорила о «правовом Чернобыле». Иногда также весь режим, созданный
президентом Лукашенко, обозначался как «политический Чернобыль». Во
Франции это обозначение применяется в связи с успехами на выборах ле
Пена. Знаменитый французский режиссер Ариан Мнучкин и другие французские интеллектуалы использовали понятие «культурного Чернобыля»
для описания негативного влияние «Евродиснея» на французскую культуру.32 Понятие Чернобыльского синдрома используется во Франции также
в тех случаях, когда страна якобы в отличие от стран-соседей остается незатронутой мировыми кризисами, как это было, например, во время мирового экономического кризиса в 2008 году.33 Можно также привести схожее
многообразие метафорических высказываний, использующихся в других
странах.34
30 См. www.osteuropastudien.uni-muenchen.de/aktivitaeten/projektkurse/medien_erinnerung/index.
html#top
31 См. http://www.ruhr-uni-bochum.de/deutschlandforschung/Programm_Ring_VL_WS_0809.pdf
32 Vgl. Frankreich: Ein politisches Tschernobyl, unter: www.spiegel.de/spiegel/print/d-13527452.
html; Richard J. Golsan: From French Anti-Americanism and Americanization to the «American
Enemy»? In: Alexander Stephan (ed.): The Americanization of Europe. Culture, Diplomacy, and
Anti-Americanism after 1945, 2006, S. 42-68, hier S. 59. (Франция: политический Чернобыль на
www.spiegel.de/spiegel/print/d-13527452.html; Ричард Й. Гольсан: От французского антиамериканизма и американизации до «Американского врага»? Из: Александр Штефан: Американизация Европы. Культура. Дипломатия и антиамериканизм после 1945, 2006, С. 42-68, здесь С. 59
)
33 France in denial or bucking the trend? BBC News, 14.11.2008, newsvote.bbc.co.uk
34 Vgl. beispielsweise für Deutschland Georg Stötzel/Martin Wengeler (Hg.): Kontroverse Begriffe.
Geschichte des öffentlichen Sprachgebrauchs in der Bundesrepublik, Berlin 1995, 655ff. (Напр. для
Германии Георг Штецель/Мартин Венгелер (изд): Противоречивые понятия. История общего
словоупотребления в Федеративной Республике, Берлин 1995, 655ff.)
159
История и травма
Чернобыль стал темой практически во всех средствах массовой информации. Так, уже на упоминавшейся выставке в Барселоне были представлены
и современные произведения искусства – были показаны фильмы, а также
исполнялась музыка, в том числе реквием по жертвам Чернобыля Романа
Гурко. В Берлине в апреле 2006 года студенты Высшей школы искусств
Берлин-Вайссензее и Государственной академии дизайна и искусства города Харькова выставляли свои совместные работы. Во время проектного
семестра были созданы плакаты, анимации, рекламные ролики, проводились акции в городе. Показательной для проводимых в Германии дискуссий
о Чернобыле стала выставка под названием «Визуальная энергия. После
Чернобыля: ресурсы, энергия и мы», проходившая при финансовой поддержке министерства охраны окружающей среды ФРГ и выдвинувшая на
первый план вопрос об обращении с энергией.35
Также Чернобыль находит свое отражение в романах, комиксах и компьютерных играх. Уже в 2001 году Енки Билал опубликовала свою сатиру
в формате комиксов под названием «Саркофаг. Обмен письмами». В 2009
году под влиянием эпидемии свиного гриппа появился роман Торстена
Гюна под названием «Чернобыльский вирус». Также в интернет-магазине
Amazon имеется в продаже и пользуется большой популярностью разработанная в Киеве компьютерная игра ужасов – «Сталкер - тень Чернобыля».
По сценарию игры происходит новый взрыв реактора, появляются мутанты
и т.д. Всего на Amazon при поиске по ключевому слову «Чернобыль» можно найти 320 соответствий на немецком языке, на Amazon.com – 18072
на английском языке, при этом многие названия, конечно, упоминаются
несколько раз. В любом случае после 1996 года, 10-ой годовщины Чернобыля, можно констатировать значительный спад публикаций, а новинки, вышедшие после 2006 года, 20-ой годовщины Чернобыля, практически
можно сосчитать на пальцах одной руки.
Это всего лишь один показатель того, что на Чернобыльскую катастрофу
в последнее время накладываются, отодвигая ее на задний план, другие
катастрофы и длинный процесс трансформаций в Беларуси и Украине. Процесс вытеснения происходит при этом на различных уровнях. Это относится
также и к наиболее зараженной радиоактивными осадками Беларуси. В то
время как президент Лукашенко в середине 1990-ых активно преподносил
себя как политик, реально занимающийся вопросами по преодолению последствий катастрофы, в последние годы эти последствия тематизируются
в публичном пространстве в заметно меньшей степени. Также и для политической оппозиции Чернобыль уже давно является показной темой, так
как на проводимых ежегодно Чернобыльских маршах специфически Чернобыльские темы в основу не ставятся, а выносятся другие актуальные политические вопросы, как например отношения с Россией. Но, прежде всего, именно желание людей отнести невидимую, но вездесущую угрозу на
35 См. berlin-charkiw.de/content/index.php
160
Чернобыльская катастрофа в контексте европейской культуры памяти
второй план, как и нежелание жить постоянно в «мире запретов» являются
важной причиной постепенного забвения.36
Почему Чернобыль должен стать незаменимой
частью европейской культуры памяти?
Как и многие другие события, Чернобыльская катастрофа не является
темой вне конфликтов и в различных странах воспринимается по-разному.
При этом опасность политической инструментализации этой темы дополнительно усугубляет ее включение в европейскую культуру памяти. Но,
по-видимому, невозможно найти такой исторической феномен, относительно которого можно было бы на европейском уровне сконструировать бесконфликтное воспоминание. Использование Чернобыля как метафоры, а
также переосмысление его в различных медиа-средствах показывает, что
Чернобыль стал прочной частью памяти. И это несмотря на то, что конкретные события и последствия все чаще уходят на задний план, осложняя
тем самым саморефлексивное понимание Чернобыля обществом. За активное вовлечение Чернобыльской катастрофы в развивающую европейскую
культуру памяти, которая обязана проекту «космополитической Европы»37,
говорит, с одной стороны, то, что в этом случае речь идет о катастрофе с
потенциалом глобальной угрозы, которая касается в равной степени как
людей в Европе, так и по всему миру. С другой стороны - тот факт, что в
многочисленных странах Европы, а также в некоторых неевропейских странах, как, например, в пострадавшей от атомных бомбардировок Хиросимы
и Нагасаки Японии, образовались солидарные инициативы, действующие
на протяжении долгого времени.
Конечно, можно лишь условно говорить о европейском движении солидарности после Чернобыля. Так как большинство инициатив существует на
национальном уровне, и не связаны между собой на европейском. Один из
наиболее важных немецко-белорусских Чернобыльских проектов Детский
реабилитационно-оздоровительный центр «Надежда», в 2009 году реализовал более 20 международных проектов по оздоровлению в сотрудничестве
с инициативами из шести европейских стран и Японией. К сожалению, эти
инициативы едва ли до сих пор состоят в прямом контакте друг с другом.
Тем не менее, инициативы, образованные в ответ на Чернобыль, имеют
потенциал внести существенный вклад в становление европейского гражданского общества. Особые достижения этих инициатив состоят в том, что
они развились из инициатив помощи в партнерские проекты и, несмотря на
межкультурные различия, научились достигать взаимопонимания и пре36 Alfredo Pena-Vega: Leben in einer Welt der Verbote. Eine Vergangenheit, die nicht vergeht, in:
Osteuropa, 2006, 4: 71-80. (Альфредо Пена-Вега: Жизнь в мире запретов. Прошлое, которое не
уходит, из Osteuropa, 2006, 4: 71-80.)
37 Vgl. hierzu Ulrich Beck / Edgar Grande: Das kosmopolitische Europa, Frankfurt a.M. 2004. (Ульрих
Бек/ Эдгар Гранде: Космополитическая Европа, Франкфурт-на-Майне, 2004)
161
История и травма
Детский сад в г. Припять
следовать совместные цели. Поэтому
25-ая годовщина Чернобыля должна быть использована политиками,
учеными и акторами гражданского
общества для того, чтобы проанализировать и задокументировать как
судьбу непосредственно затронутых
Чернобылем людей, так и историю
европейских инициатив солидарности, чтобы тем самым не только поспособствовать становлению объединяющей Восток и Запад европейской
культуры памяти, но и поддержать
процесс становления неотъемлемого
для политической культуры Европы
сильного европейского гражданского
общества.
Направленный на эти цели проект планируют реализовать в 2010 году
Дортмундский международный образовательный центр и фонд Меркатор в
сотрудничестве с Минским международным образовательным центром им.
Й. Рау и европейским объединением EUSTORY. В рамках данного проекта
молодые люди из разных стран получат возможность совместно изучить
различные аспекты Чернобыльской катастрофы и, прежде всего, исследовать судьбы потерпевших от Чернобыля населенных пунктов. Кроме того,
благодаря встречам и публикациям сможет закрепиться в общественном
сознании европейское солидарное движение, возникшее в результате реакции на Чернобыль. Благодаря посещению аутентичных мест, беседам
со свидетелями и проведению выставки, посвященной Чернобылю, наконец-то смогут предстать для школьников, студентов и граждан Германии
конкретные судьбы ликвидаторов как забытых спасателей Европы, а также
других потерпевших от Чернобыля людей из Беларуси и Украины.38
38 Подробную информацию вы можете получить на сайте www.ibb.d-de.
162
Грузия: Сталинизм
Осмысление советской истории Грузии
Лика Кацитадзе
Осмысление советской
истории Грузии
(Сталинизм, тоталитаризм, репрессии)
Совместный проект Немецкой Ассоциации народных
университетов (dvv international) и
фонда им. Генриха Бёлля (Heinrich-Böll-Stiftung)
Предыстория
Мрачные годы сталинской эпохи оставили тяжёлый
след в грузинском обществе. Тысячи семей, которых непосредственно или частично коснулись репрессии 30-х
годов 20-го века, являются свидетелями преступлений
тех времён. Несмотря на то, что большей частью грузинского общества эра сталинизма оценивается как время
великого террора и несправедливости, люди воспринимают себя лишь в роли жертвы, и никто не говорит о
собственной гражданской ответственности и соучастии
общества в этих преступлениях.
Тема сталинизма, тоталитарного режима, репрессий и
террора до сих пор не теряют актуальность в Грузии.
Общество всё ещё не освободилось от страха перед коммунистическим диктатом. В сознании людей ещё живы воспоминания о заседаниях так называемой «тройки», о расстрелах дворянства в 1942 году, о «Великой чистке»
1937-1938 годов, о расстреле демонстрации в марте 1956 года и о многих
других событий.
В эпоху, когда повседневная жизнь была крайне засекречена 70-летним
коммунистическим режимом и строжайше контролировалось КГБ, выявить
правду было крайне сложно. Одно только проявление интереса к конкретным фактам и деталям или к статистическим данным о жертвах репрессий
и террора, о местах осуждения и казни могло оказаться роковым. Даже с
наступлением эпохи перестройки и гласности архивы XX-го века были закрыты и недоступны для исследователей.
Вследствие вышеупомянутых причин история Грузии XX-го века остаётся
одной из самых неизучённых страниц. Масштабы террора, острота репрессий, на протяжении десятилетий бушевавших во всем Советском Союзе (
в том числе и в Грузии, где число жертв сталинского режима достигает
десятков тысяч), до сих пор не полностью осознаются обществом. Отно-
165
Грузия: Сталинизм
шение общества к теме сталинизма, репрессий и террора и интерпретация
фактов неоднозначны. Между тем объективный анализ исторических фактов, осмысление и оценка прошлых ошибок являются важнейшими предпосылками для развития демократических ценностей и создания открытого
общества в Грузии.
Особенно тревожным является тот факт, что часть нашего общества воспринимает Сталина как гордость нашей страны, оправдывая все его действия исторической необходимостью той неоднозначной и сложной эпохи.
Всё это явно указывает на необходимость детального изучения и серьёзной
ревизии исторических фактов сталинской эпохи и предоставления населению достоверной информации о масштабах репрессий и влияния массового
террора на страну в целом. Для преодоления фантомов прошлого необходимо начать открытый диалог с участием широких слоёв общественности.
Особо важным является формирование правильного представления и отношения молодого поколения к тоталитарному режиму сталинской эпохи
для того, что бы они во всей полноте осознали преступность данного режима и недопустимость повторения ошибок прошлого.
Наш вклад...
Осознавая всю важность изучения и анализа новейшей истории страны
для развития демократического общества, граждане которого чувствуют
ответственность за судьбу страны и всего, что в ней происходит, в 2009
году Немецкая Ассоциация народных университетов (dvv international) совместно с фондом им. Генриха Бёлля (HBS) начали новый проект по интерпретации новейшей истории Грузии (советский период). На первом этапе
планируется инициировать публичные дискуссии по этому противоречивому, неоднозначному вопросу. Акцент в обсуждении должен быть сделан
на роли и ответственности общества, допускающего совершение преступлений против человечества. Подобный подход будет способствовать критическому осмыслению исторических событий и выявлению всего спектра
мнений по данному вопросу.
Общей целью проекта является содействие развитию демократических
ценностей и демократического мышления в Грузии и повышение уровня
осведомленности населения путем многостороннего изучения темы сталинизма, террора и репрессий. Стратегия проекта подразумевает также создание маршрута топографии красного террора и репрессий.
Проект продлится несколько лет. 2009 год был предусмотрен как ориентационная фаза для уточнения тем и планируемых мероприятий. Одним из
важнейших результатов проекта станет разработка исторического маршрута в Тбилиси, связанного с темой сталинизма, т. н. маршрут «Топография
красного террора». Экскурсия по данному маршруту предназначена для
всех, кто заинтересован темой сталинизма, для школьников и студентов.
Маршрут, вероятно, заинтересует и иностранцев, туристов, особенно из
стран бывшего Советского союза. Планируется разработка специальных
учебных программ для учащихся и пособий для учителей школ. В проек-
166
Осмысление советской истории Грузии
те также предусмотрена подготовка
публикации и создание веб-страницы. Для вовлечения широкой общественности в обсуждение вопроса
гражданской ответственности за всё
происходящее в стране будут проведены открытые дебаты.
На начальном этапе, в ноябре 2009
года dvv international и фонд им. Генриха Бёлля (HBS) организовали в
Тбилиси международный семинар с
участием местных и международных
экспертов. Целью мероприятия являлось, ознакомление заинтересованных лиц с проектами, касающимися
анализа новейшей истории и методаМеждународный семинар, посвященный
ми их разработки.
сталинизму в 2009 г.
Семинар ставил целью выявление
людей, имеющих опыт исследования истории тоталитаризма в международном контексте или заинтересованных работой в этой сфере. Приглашённые
на семинар международные эксперты из Германии (Бохумский Университет), Латвии (Латвийский музей оккупации), Литвы (Международная Комиссия по Оценке Преступлений Нацистского и Советского Оккупационных
Режимов в Литве и Литовский центр Исследования Геноцида) и России
(Международный Мемориал) поделились с грузинскими участниками своим опытом в сфере проведения исследований и создания образовательных проектов на тему тоталитаризма (практическая работа для осмысления
прошлого). В рамках семинара были определены цели, задачи и риски и
выработаны конкретные рекомендации по осуществлению проекта.
Участники семинара решили на первом этапе ограничиться лишь столицей
Грузии, Тбилиси, так как все основные события главным образом разыгрывались здесь. Кроме того, масштабы проекта на данном этапе не позволяют
охватить всю страну. Было принято решение выбрать примерно двадцать
наиболее значимых объектов в районе старого города, которые ассоциируются с темой террора и репрессии (здания НКВД, ВЧК и КГБ, тюрьмы, суды
и трибуналы, места массовых расстрелов, лагеря заключённых, конспиративные квартиры, жилые дома, из которых уводили больше всего репрессированных), разработать маршрут и создать соответствующие сопроводительные образовательные программы для разных целевых групп.
Исследование охватывает исторический период с 1918 по 1956 гг.
В конце 2009 была создана интердисциплинарная рабочая группа в составе шести грузинских экспертов и трёх независимых консультантов, которая впоследствии основала общественную организацию под названием
«Лаборатория Исследования Советского Прошлого» (Soviet Past Research
Laboratorу). Позднее к рабочей группе в качестве волонтёра присоединилась сотрудница Музея Оккупации Латвии, в данное время проходящая
167
Грузия: Сталинизм
стажировку в Национальном Музее Грузии.
С начала 2010 года группа развернула активную исследовательскую работу по выявлению наиболее значимых исторических объектов, связанных
со сталинским террором, по поиску и ситематизации архивной документации и изучению печатных изданий и прессы, установлению карт того
периода, и др. Члены группы собирают информацию и материалы в архиве центрального комитета коммунистической партии Грузии, в архиве
КГБ, в библиотеке грузинского парламента, в Музее истории Тбилиси, в
Музее оккупации Грузии, в Музее Сталина. Кроме того, члены организации
интервьюируют живых свидетелей сталинской эпохи, получают обширную
информации из различных интернет-форумов и социальной сети Facebook,
где была создана специальная страница «Лабораторя Исследования Сталинизма».
Вследствие переработки собранных материалов рабочая группа уже наметила около одиннадцати конкретных объектов сталинского террора. Для
каждого из них будет приготовлена краткая аннотация - информационный
текст на основе документальных сведений, в котором будет изложено, какое отношение имеет это конкретное место к теме сталинизма, террора и
репрессий. На основе этих объектов будет построен маршрут сталинизма,
террора и репрессий, предварительный вариант которого будет готов уже
летом этого года.
Дальнейшие планы...
Следующим шагом должно стать изготовление печатной версии карты
Тбилиси, на которую будет нанесен маршрут топографии красного террора и репрессий с указанием конкретных объектов, а также короткой информации о них. Презентация карты маршрута и связанных с ней образовательных программ состоится в туристических агентствах, библиотеках,
исследовательских учреждениях, школах и университетах, а также будет
рекламироваться средствами массовой информации. В этом плане предполагается активное сотрудничество с Министерством Образования и Науки
Грузии, с Департаментом по Туризму Грузии, а также с Ассоциацией Учителей Истории Грузии. Для преподавателей истории будут разработаны
специальные пособия, которые помогут им проводить экскурсии по маршруту террора для старшеклассников. Первые пилотные экскурсии начнутся
в ноябре этого года.
На основе собранных материалов будет создана интернет-страница «Лаборатории исследования советского прошлого», которая должна позволить
всем заинтересованным лицам просмотреть документальные материалы и
получить достоверную информацию о масштабах советского тоталитарного
режима и сталинских репрессии. На веб-странице будет помещена управляемая динамичная карта террора с коротким описанием нанесенных на
ней объектов. По отдельной рубрике будет представлена обширная информация, собранная рабочей группой в процессе исследования. Сайт также
будет иметь фото и видео галерею, форум, календарь террора, базу дан-
168
Осмысление советской истории Грузии
ных репрессированных лиц, разделы
«Хроника советской прессы», «Азбука террора», «lost & found». Сайт будет постоянно обновляться, что даст
группе возможность продолжить исследовательскую работу по данной
теме. Предусмотрена презентация
веб-страницы для широкой общественности.
Начиная с мая и до конца 2010
года будут проведены открытые дискуссии о роли и ответственности общества в эпоху сталинизма. Цель дебатов заострить внимание общества
на опасности повторения ошибок
прошлого, повысить самосознание
членов общества и ответственность
Международный семинар, посвященный
его членов в деле формирования сталинизму в 2009 г.
открытого и свободного общества и
защиты демократических ценностей.
Второй международный семинар, запланированный в июле этого года,
позволит рабочей группе ещё раз проанализировать достигнутые результаты вместе с коллегами и международными экспертами, получить необходимые рекомендации и наметить будущие перспективы. По завершении семинара dvv international проведет тренинг для участников проекта на тему
«Устная история как один из методов сбора информации»
Кто поддерживает...
Кроме финансовой помощи, dvv international и фонд им. Генриха Бёлля
(HBS) оказывают рабочей группе методическую, консультационную и организационную поддержку, а также предоставляют необходимую литературу.
Особо следует отметить роль и поддержку архивного управления Министерства внутренных дел Грузии, библиотеки парламента Грузии, Национального Музея Грузии, Центра культурных отношений «Кавказский Дом»,
Института Свободного Развития Информации, Гильдии Тбилиси и других
организации.
Важную роль в осуществлении проекта играют также партнеры из Латвии, Литвы и России. Недавно заинтересованность в сотрудничестве и в
оказании помощи выразило посольство Эстонии в Грузии. Посольство
Швейцарии в Грузии финансово поддерживает исследование материалов
расстрела демонстрантов в Тбилиси в 1956 году и публикацию архивных
материалов.
В дальнейшем предполагается тесное сотрудничество с Министерством
Образования и Науки Грузии и с Департаментом по Туризму Грузии.
169
Список авторов
Список авторов
Маттиас Клингенберг, родился 16 сентября 1972 г. в нижней Саксонии,
Германия. Изучал историю и политологию в Университете Хайдельберга со
специализацией в областях: «Теории развития» и «Культурные отношения
между ГДР и СССР». Опыт работы: в области образования и развития в
Гёте-Институте, Германской службе академического обмена (DAAD) и Институте по международному сотрудничеству Немецкой Ассоциации Народных Университетов (dvv international). Опыт работы за границей: Казахстан, Узбекистан, Танзания. В настоящее время - глава отдела «Азия» dvv
international в головном офисе в Бонне, Германия.
Ваня Иванова являлась руководителем «Исторического проекта» dvvinternational в Юго-Восточной Европе в течение пяти лет с 2004 г., работала в сфере интерактивных методов работы и преподавания новейшей
истории на Балканах. В настоящее время Ваня продолжает способствовать
развитию Исторической сети dvv international в рамках проекта по армянотурецкому примирению. Кроме того, Ваня является научным сотрудником
Центра изучения европейских беженцев, миграции и этнологии при Новом
Болгарском университете (CERMES), где она проводит научное исследование для получения степени доктора наук в сфере изучения миграции,
посвященное внутренним перемещениям, политике возвращения беженцев
и миграции квалифицированных специалистов.
Виолета Стойчева преподает методику преподавания истории на факультете истории Университета Велико-Тарново им. святых Кирилла и Мефодия. Она является экспертом в области образования Европейского информационного центра (EIC) в Велико-Тарново. Кроме того, Виолета является
автором и соавтором учебников по истории и руководств для преподавателей истории в школе на разных уровнях. Виолета является автором свыше
50 публикаций в сфере дидактики и методики преподавания истории, гендерного равенства, устной истории и повседневной жизни при социализме,
ненасильственного образования, гражданского образования и т.д. С мая
2005 г. используя свои знания и опыт, Виолета вносит большой вклад в
развитие «Исторического проекта» dvv international в ЮВЕ.
Космин Будеанка родился в 1975. Магистр и доктор наук в области устной
истории. 2000-2006 – исследователь в Институте устной истории, университет «Бабеш-Болиай», Клуж-Напока, Румыния; 2006-2007 – эксперт отдела по исследованию архивов, Институт по расследованиям коммунистических преступлений, Бухарест, Румыния; 2007-2010 – Начальник отдела
„Музеи и воспоминания», Институт по расследованиям коммунистических
преступлений; с 2010 г. эксперт отдела идеологии и культуры, Институт
по расследованиям коммунистических преступлений и памяти румынской
эмиграции, Бухарест, Румыния;Публикации об антикоммунистическом сопротивлении в Румынии, коммунистических репрессиях, пребывании за-
171
История и самосознание
ключенных в румынских коммунистических тюрьмах, восприятии представителей немецкой этнической группы румынами Трансильвании после 1918
г., устной истории.
Вася Ровсник, преподаватель истории и социологии в начальной школе
Апасе. Студент 2 курса аспирантуры в области социологии Университета Марибор. С 2006 г., исследует повседневную жизнь после геноцида в
Сребренице с применением метода устной истории. Также являлся одним
из организаторов двух исторических проектов dvv international в Словении (2005, 2008). Проанализировал свыше 50 интервью с представителями
местного населения Сребреницы в 2006-2008 гг.
Назарет Назаретян. Руководитель филиала dvv international в Армении с
2003 года. По профессии – инженер машиностроения, в сфере образования
с 1999 года, когда приступил к обязанностям заместителя директора Финансового колледжа в Ереване. Помимо деятельности в сфере образования
имеется опыт работы инженером.
Комил Каланов. Окончил Ташкентский Государственный (сейчас - Национальный Университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека), факультет философии. В 2000 г. защитил кандидатскую диссертацию по направлению
«социология». В настоящее время работает доцентом на кафедре политического менеджмента и международной журналистики в Узбекском государственном университете мировых языков. Сфера увлечений и исследований: этносоциология, социология религии, социальная психология.
Алишер Сабиров родился в г. Фергане, в 1959 г. В 1982 г. окончил историко-педагогический факультет Ферганского государственного педагогического института. Работал учителем истории в сельской школе, ПТУ,
в Институте истории Академии Наук Узбекистана, с 2008 г. Заместитель
директора музея «Памяти жертв репрессий» АН Республики Узбекистан.
Кандидат исторических наук (1987) Имеет более 15 публикаций. Сфера научных интересов: историко-социологические исследования, методы «oral
history». Тематика научных исследований: Узбекистан в составе советского
государства в 50-80- е годы ХХ века. Проблемы и противоречия развития.
Михаил Рожанский, род. в 1954 г., канд.философских наук, научный
директор Центра независимых социальных исследований и образования
(Иркутск). Сферы интересов: социальная история советской и современной
России, социальные проблемы образования, образование взрослых. Разрабатывает интерактивные методы образования. Данная статья – русская
версия доклада, подготовленного к европейскому конгрессу по устной истории, проходившему во Франкфурте весной 1990 года, то есть двадцать
лет назад. В том же 1990 году текст был опубликован в журнале «Общественные науки и современность» ( 1990, № 6, сс. 141-150).
172
Список авторов
Коммуна Хамидова. Родилась в Коканде в 1960 г. Окончила исторический факультет Ферганского государственного университета. В настоящее
время работает заведующей отделом истории Кокандской краеведческий
музей.
Луиза Махмудова. Родилась в 1964 г. в Узбекистане. Окончила Самаркандский государственный университет, факультет русской филологии по
специальности „филолог, преподаватель русского языка и литературы«. В
дальнейшем продолжила образование по специальности «журналист» на
различных курсах и тренингах в Москве, Чехии, США и др. странах. Работала в Самарканде в областной государственной телерадиокомпании (19822000 гг.), негосударственной телерадиокомпания «СТВ,» (2000-2002 гг), в
Ташкенте - руководителем информационного центра, редактором негосударственной радиостанции «Пойтахт» (2002-2006 гг.). В настоящее время
является главным редактором редакции международной информации негосударственного информационного агентства «Туркистон-пресс» и корреспондентом-новостником еженедельной негосударственной газеты «Новый
Век», Ташкент. Имеются публикации в различных журналах, газетах и на
веб-сайтах.
Шакирова Ирина Эудардовна, закончила факультет журналистики Ташкентского государственного университета, имеет дополнительное образование по управленческому консультированию и обучению взрослых. В настоящее время работает тренером-консультантом компании SKS Сonsulting
(Ташкент).
Аскарходжи Обидов родился в 1946 году в Ташкенте, в старой части
города в махалле под названием «Сузук-ота». В 1970 году окончил Ташкентский политехнический институт и получил специальность «Инженермеханик». С 1970 по 2006 год работал в таких организациях как ННТ «Технолог», «Пищепром» и «Плодоовощпром». Начинал свою деятельность с
обычного конструктора, пройдя путь до ведущего специалиста конструктора. С 2006 года сотрудничает с dvv international в рамках проектного
направления «История и самосознание».
Ольга Владимировна Агапова, кандидат педагогических наук. Родилась
в Ленинграде в 1959 году. Выпускница Ленинградского государственного
университета, в 1982 году окончила филологический факультет по специальности «Русский язык и литература». Работала в качестве научного
сотрудника в Институте образования взрослых Российской Академии Образования. C 1996 года – сотрудник Института по международному сотрудничеству немецкой ассоциации народных университетов (dvv international),
с 2002 по 2010 г. - директор Представительства dvv international в РФ
(Санкт-Петербург). С 2010 г. -консультант dvv international по вопросам
образования взрослых.
173
История и самосознание
Татьяна Михайловна Кононыгина, родилась в 1951 году в г. Орле. Окончила физико-математический факультет Орловского государственного педагогического института. Начинала трудовую деятельность учителем физики и
математики в сельской школе Свердловского района Орловской области. В
течение 15 лет занимала руководящие должности, приравненные к государственной службе в комсомольских и партийных органах Орловской области. С
1988 года занимается научно-педагогической деятельностью в высшей школе. Дипломированный доцент кафедры социальной работы и психолого-педагогических наук Орловского государственного института искусств и культуры. Является лектором по проблемам социальной политики.
Петер Юнге-Вентруп изучал социологию и историю; он является директором Международного Центра Образования и Встреч Дортмунд, имеющего
статус ООО. В 90-е он, в сотрудничестве с белорусскими партнерами, основал Международный Центр Образования и Встреч «Johannes Rau» в Минске.
МЦОВ «Johannes Rau» Минск является местом примирения, встреч и сотрудничества, а также «Домом в общем Доме Европы «. С 2002 года МЦОВ Дортмунд и МЦОВ Минск реализуют Программу Содействия Беларусь для поддержки белорусского гражданского общества. Центральным проектом является
также Историческая Мастерская Минск, которая поддерживает процессы
примирения с участием свидетелей истории.»
Марина Бачило, руководитель проекта «Обеспечим достойную старость
свидетелям войны»
Астрид Зам родилась в 1968 г., доктор философских наук. 1994-2000 гг. научный сотрудник Маннгеймского центра социальных исследований в Европе и кафедры политологии и новейшей истории Маннгеймского университета,
2000-2005 гг. - научный ассистент кафедры политологии и новейшей истории
Маннгеймского университета, с 2006 г. - директор Минского международного
образовательного центра имени Йоханнеса Рау. Автор публикаций по темам
интеграции, трансформации и формирования национальной идентичности в
западных странах СНГ, энергетики и экологии, а также исследований по вопросам мира и конфликтов.
Лика Кацитадзе, заместитель директора представительства dvv international
в Грузии. Работает в dvv international с 2002 года. По образованию преподаватель немецкого языка. Окончила также 2-годичный Тбилисский Высший
Курс Синхронного перевода по специальности „последовательный переводчик«. Прошла стажировку в Магдебургском Педагогическом Институте
и Deutsche Bank, Zentrale Office, Frankfurt. Имеет 21-летный опыт работы в
различных международных организациях, в том числе в течении года выполняла функции представителя Deutsche Bank в Грузии, являлась главным
консультантом телевизионной передачи «Вакансия» Общественного телевидения Грузии. 2002-2004 - региональный координатор Южного Кавказа проектов dvv international. С 2005 года по настоящее время принимает непосредственное участие в осуществление всех проектов Грузинского Филиала
dvv international, в том числе региональных, а также финансируемых другими
донорами, такими как ЕС и ЕТF. Владеет тремя иностранными языками.
174
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
112
Размер файла
3 531 Кб
Теги
international, dvv, маттиас, проект, клингенберга, исторические, 2010, ред, история, темы, под, самосознание
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа