close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Реабилитация как основа интеграции инвалидов в общество. Мат.конф 17 дек. 2011 г. Махачкала 2012. - 395 с.

код для вставкиСкачать
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
Институт научной информации по общественным наукам (ИНИОН)
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ
ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет»
ГБОУ ВПО «Дагестанская государственная медицинская академия»
ФГБОУ ВПО «Российский государственный социальный университет»
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ, МОЛОДЕЖИ И СПОРТА
УКРАИНЫ
ГВУЗ «Приазовский государственный технический университет»
МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН
УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ Г. МАХАЧКАЛЫ
МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ, СОЦИАЛЬНОСРЕДОВАЯ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОТРУДОВАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ КАК ОСНОВА
ИНТЕГРАЦИИ ИНВАЛИДОВ В ОБЩЕСТВО
МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ
НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ
(посвященной 80-летию Дагестанского государственного университета)
МАХАЧКАЛА - 2012
1
ББК 74.58
УДК 378
М-11
Печатается по решению ИРС ДГУ.
Сопредседатели оргкомитета:
Пивоваров Ю.С. – директор ИНИОН РАН
Рабаданов М.Х. – ректор ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет»
Мамаев И.А. – министр здравоохранения Республики Дагестан
Члены оргкомитета:
Герасимов В.И. – зав. Отделом научного сотрудничества и международных связей ИНИОН РАН
Ашурбеков Н.А. – проректор по научной работе и инновациям ДГУ
Магомедсултанов И.И. – декан соц. факультета ДГУ
Магомедова С.А. – зав. каф. социальной медицины ДГУ
Цапиева О.К. – зам. директора по науке ИСЭИ ДНЦ РАН
Харабет В.В. – зав. каф. социологии и соц. работы Приазовского ГТУ Украина
Кузнецова Л.В. – зав. каф. спец. и клинической психологии РГСУ
Билалов И.Б. – начальник управления социальной защиты г. Махачкалы
Березкина Т.В. – директор социально-реабилитационного Центра для детей и подростков с
ограниченными возможностями г. Махачкалы
Дамадаева А.С. – доц. каф. психологии соц. работы ДГУ
Асхабова Л.М. – зав. каф. общ. здоровья и здравоохранения ДГМА
Моллаева Н.Р. – зав. каф. психиатрии, наркологии и медицинской психологии ДГМА
Кострова В. П. – гл. педиатр МЗ РД
Магдиева Н.Т. – доц. каф. соц. медицины ДГУ
Мусаева С.Д. – ст. преп. каф. соц. медицины ДГУ
Эмирова Н.Н. – доц. каф. соц. медицины ДГУ
Алиева В.М. – доц. каф. социальной педагогики ДГУ
Цатуров В.Н. – зам. декана по науке соц. факультета ДГУ
Омарова К.А. – доц. каф. социальных технологий ДГУ
Мамеева Д. М. – ст. лаборант каф. соц. медицины ДГУ
Дибиров М.Ю. – директор филиала РГСУ в г. Хасавюрте
Медико-социальная,
социально-средовая
и
профессионально-трудовая
реабилитация как основа интеграции инвалидов в общество. Материалы Международной
научно-практической конференции (посвященной 80-летию Даггосуниверситета), 17 декабря
2011 г. Махачкала: ИП Овчинников (АЛЕФ), 2012. – 395 с.
ISBN 978-5-4242-0042-7
В настоящий сборник включены тезисы выступлений и статьи участников Международной
научно-практической
конференции
«Медико-социальная,
социально-средовая
и
профессионально-трудовая реабилитация как основа интеграции инвалидов в общество»,
состоявшейся 17 декабря 2011 года и посвященной 80-летию ДГУ, на которой были рассмотрены и
обсуждены проблемы, связанные с восстановлением физического, психического и духовного
здоровья инвалидов в современных условиях, а также оказанием им медицинской, социальной,
педагогической, психологической и правовой помощи и поддержки.
Все материалы печатаются в авторской редакции с частичной общей редакцией.
Ответственный редактор – Магомедова Саида Алирзаевна
ISBN 978-5-4242-0042-7
© Кафедра социальной медицины ДГУ, 2011
© Коллектив авторов, 2011
© ИП Овчинников, 2011
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
МЕДИЦИНСКАЯ И МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ЛИЦ
14
С ОГРАНИЧЕНИЕМ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Азовцева О. В., Крашенинникова А. Н. НЕДОСТАТКИ РАЗРАБОТАННОСТИ ВОПРОСОВ
ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ У ЛИЦ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
14
Альберос Х.Л. КОМПЛЕКСНАЯ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ЛЮДЕЙ,
ИМЕЮЩИХ ИНВАЛИДНОСТЬ
15
Альберос Х.Л. МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ЛИЦ С
ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
16
Андреева О.В., Фролов С.А., Гагина Т.А., Туровинина Е.Ф. ОПЫТ РЕАБИЛИТАЦИИ
ПАЦИЕНТОВ В АВТОНОМНОМ УЧРЕЖДЕНИИ СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ
НАСЕЛЕНИЯ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ «СОЦИАЛЬНО-ОЗДОРОВИТЕЛЬНЫЙ
ЦЕНТР ГРАЖДАН ПОЖИЛОГО ВОЗРАСТА И ИНВАЛИДОВ «КРАСНАЯ
ГВОЗДИКА»»
17
Андрийчук О.Я. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПОСТРОЕНИЯ КОНЦЕПЦИИ
ФИЗИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ БОЛЬНЫХ С ГОНАРТРОЗОМ
21
Асхабова Л.М., Гиреев Т.Г., Магомедова С.А. МЕТОДИКА АНАЛИЗА МЕДИКОСОЦИАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ИНВАЛИДНОСТИ И СОЦИАЛЬНОЙ
РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ
23
Асхабова Л.М., Гиреев Т.Г., Магомедова С.А. ПОТРЕБНОСТЬ ИНВАЛИДОВ ВЗРОСЛОГО
НАСЕЛЕНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ
24
Афонина С.Н, Павлова М.М., Демина Р.Р., Егорова О.А., Мацегора Е.О. РОЛЬ ОБУЧЕНИЯ
ГИГИЕНЕ ПОЛОСТИ РТА В НОРМАЛИЗАЦИИ СТОМАТОЛОГИЧЕСКОГО И
БИОХИМИЧЕСКОГО СТАТУСА У ДЕТЕЙ С НАРУШЕНИЕМ СЛУХА
25
Березина О.И. ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛИЗАЦИИ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ И
ИНВАЛИДОВ В УСЛОВИЯХ СТАЦИОНАРНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ
28
Бондаренко Л.А., Пенина Г.О. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАЧЕСТВА
ЖИЗНИ СЕВЕРЯН С НЕРВНО-МЫШЕЧНОЙ ПАТОЛОГИЕЙ
29
Букатова Т.Д., Заика Н.М. ИЗ СОВРЕМЕННОГО ЗАРУБЕЖНОГО ОПЫТА
ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ ДЕТСКОГО ДНЕВНОГО СТАЦИОНАРА
33
Газимагомедова П.К. ЗНАЧЕНИЕ СОЦИАЛИЗАЦИИ ИНВАЛИДОВ, КАК МЕДИКО СОЦИАЛЬНОГО ФАКТОРА РЕАБИЛИТАЦИИ И АДАПТАЦИИ ИНВАЛИДОВ В
СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ
35
Гололобова Т.В. К ВОПРОСУ ОРГАНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ МЕР НЕСПЕЦИФИЧЕСКОЙ
ПРОФИЛАКТИКИ В МУНИЦИПАЛЬНОМ ЗДРАВООХРАНЕНИИ
36
Джавадова Э.А., Пенина Г.О. ОЦЕНКА ФИЗИЧЕСКОГО, ПСИХО-ЭМОЦИОНАЛЬНОГО
СОСТОЯНИЯ И РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ПАЦИЕНТОВ С
37
3
РАССЕЯННЫМ СКЛЕРОЗОМ
Единарова И.Е. О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ КОНСУЛЬТАТИВНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ
ПОМОЩИ В ПЕРВИЧНОМ ЗВЕНЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
39
Жукова О.А., Кром И.Л. СТРАТЕГИИ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ
БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ
39
Заславский А.С., Пенина Г.О. АНАЛИЗ ФАКТОРОВ РИСКА ИНСУЛЬТА КАК ОСНОВА
ПРОФИЛАКТИКИ ИНВАЛИДНОСТИ
42
Зыбин Ю.В., Калюжин В.Г., Зыбина О.Л. РЕАБИЛИТАЦИЯ КООРДИНАЦИОННЫХ
СПОСОБНОСТЕЙ ИНВАЛИДОВ С ДЕТСКИМ ЦЕРЕБРАЛЬНЫМ ПАРАЛИЧОМ
МЕТОДОМ ИГРОТЕРАПИИ
44
Зыбин Ю.В., Самих Ш.А. ФИЗИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ПРИ ТРАВМАХ ПЕРЕДНЕЙ
КРЕСТООБРАЗНОЙ СВЯЗКИ КОЛЕННОГО СУСТАВА
47
Ильина Т.Н., Кром И.Л. МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ИНВАЛИДОВ
ПРИ БОЛЕЗНЯХ СИСТЕМЫ КРОВООБРАЩЕНИЯ
50
Иштерякова О.А. ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И
РЕАБИЛИТАЦИИ БОЛЬНЫХ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ В
РЕСПУБЛИКЕ ТАТАРСТАН
52
Калюжин В.В., Калюжина Д.С. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ АДАПТИВНОГО
ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕНИЕМ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
54
Калюжин В.Г., Калюжин В.В. РАЗВИТИЕ ДВИГАТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ ЛИЦ С
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ В ПРОГРАММЕ «СПЕШИАЛОЛИМПИКС»
56
Касимовский К.К .ВЛИЯНИЕ ПРОЦЕССОВ ГЛОБАЛИЗАЦИИ НА ЧАСТНОЕ
ЗДРАВООХРАНЕНИЕ РОССИИ
57
Коблова А.А., Кром И.Л., Новичкова И.Ю. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ МЕДИКОСОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ В ПСИХИАТРИИ
58
Коваленко Л.Н., Зиборова Е.А. СПОРТ КАК СРЕДСТВО РЕАБИЛИТАЦИИ ЛИЦ С
ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
61
Кострова В.П., Кострова И.Б., Абдурашидова П.Б. РЕАБИЛИТАЦИЯ ДЕТЕЙ В ДОМАХ
РЕБЕНКА
63
Кострова В.П., Кострова И.Б., Ахлакова А.И., Магомедова С.А. СИСТЕМА
МОНИТОРИНГА ПОРОКОВ РАЗВИТИЯ В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН
64
Кострова И.Б., Кострова В.П., Касымова Г.П. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ
РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ C СОМАТОТРОПНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ
65
Кострова И.Б., Кострова В.П., Ковтюх Т.Е. К ВОПРОСУ СКРИНИНГОВОГО
ОБСЛЕДОВАНИЯ НОВОРОЖДЕННЫХ В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН
66
4
Кузьмин В.П., Блинков Ю.А. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ
ИНТЕГРАЦИИ ИНВАЛИДОВ В КУРСКОЙ ОБЛАСТИ
68
Кучава Г.Р. К ВОПРОСУ ИЗУЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ТОКСИКОЛОГИЧЕСКОЙ
ПОМОЩИ
71
Латипов В.Р., Халитов И.И. АСПЕКТЫ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ЖИЗНИ ДЕТЕЙ
И ПОДРОСТКОВ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
72
Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д. ЗДОРОВЬЕСБЕРЕГАЮЩАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
СПЕЦИАЛИСТОВ ПО СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ В ПРОФИЛАКТИКЕ
ИНВАЛИДИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА
74
Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д. К ВОПРОСУ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ
РЕГИОНА И ПРОФИЛАКТИКИ ИНВАЛИДНОСТИ
76
Магдиева Н.Т., Рагимова Р.Г РОЛЬ СОЦИАЛЬНЫХ РАБОТНИКОВ В РЕАБИЛИТАЦИИ
ИНВАЛИДОВ.
77
Магдиева Н.Т., Рагимова Р.Г. СУЩНОСТЬ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ
СЕМЕЙ, ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ
79
Магдиева Н.Т., Эмирова Н.Н., Гусейнова С.А. РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ ЗДОРОВЬЯ У
ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ В УСЛОВИЯХ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ
82
Магомедов Г.М., Магомедова С.А., Мусаева С.Д. ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ
ДЕТСКОЙ ИНВАЛИДНОСТИ, СВЯЗАННОЙ С ВРОЖДЕННЫМИ ПОРОКАМИ
РАЗВИТИЯ В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН
83
Магомедова С.А., Ильинцев Е.В. К ВОПРОСУ ОРГАНИЗАЦИИ ЛЕЧЕБНОПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ПАЦИЕНТАМ РАЗЛИЧНОГО СОЦИАЛЬНОГО
СТАТУСА
85
Магомедова С.А., Нечаев В.С. ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ЛЕЧЕБНОПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ПРИ БОЛЕЗНЯХ СИСТЕМЫ
КРОВООБРАЩЕНИЯ
86
Малучиев Г.С., Малучиева С.Х. CОЦИАЛЬНО-БЫТОВЫЕ УСЛОВИЯ ЖИЗНИ
ИНВАЛИДОВ И ИХ СЕМЕЙ В Г. МАХАЧКАЛЕ
87
Мамаев И.А., Кострова В.П., Кострова И.Б. МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ
ФОРМИРОВАНИЯ ДЕТСКОЙ ИНВАЛИДНОСТИ В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН
89
Мамаев И.А., Кострова В.П., Кострова И.Б. САНАТОРНО-КУРОРТНОЕ ЛЕЧЕНИЕ В
СИСТЕМЕ РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТСКОГО НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН
92
Машкинова И.В. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ
СТУДЕНЧЕСКОГО САНАТОРИЯ-ПРОФИЛАКТОРИЯ
93
Мусаева С.Д., Магдиева Н.Т. ЗАЩИТА И СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ
ИНВАЛИДОВ
94
Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. ДЕТСКАЯ ИНВАЛИДНОСТЬ В РД
96
5
Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
СПЕЦИАЛИСТА ПО СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ В БЮРО МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ
ЭКСПЕРТИЗЫ
97
Назаров Н.О., Мулик Ю.А., Кудрявцева Г.А., Мулик А.Б. ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ УЧЕТА
ПОЛОВОЙ ЦИКЛИЧНОСТИ ОРГАНИЗМА В ПРОЦЕССЕ РЕАБИЛИТАЦИИ
ЖЕНЩИН-ИНВАЛИДОВ
99
Никитин Л.Н. ЛЕЧЕБНО-РЕАБИЛИТАЦИОННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ БОЛЬНИЦЫ КАК ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ФОРМА
КОМПЛЕКСНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ПСИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ
100
Нисан Б.А. К ВОПРОСУ О ЧАСТНО-ГОСУДАРСТВЕННОМ ПАРТНЕРСТВЕ В
ЗДРАВООХРАНЕНИИ
101
Нисан Б.А., Прокинова А.Н. К ВОПРОСУ О ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОМ
ПАРТНЕРСТВЕ В ЗДРАВООХРАНЕНИИ
102
Оплетаев В.Ф., Пенина Г.О. ПОТЕРЯ ТРУДОСПОСОБНОСТИ И ОГРАНИЧЕНИЕ
ФИЗИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ У ПАЦИЕНТОВ С МИГРЕНЬЮ НА ПРИМЕРЕ
РЕСПУБЛИКИ КОМИ.
103
Пономарева Г.М., Пенина Г.О. АДЕКВАТНАЯ ТЕРАПИЯ КАК ПРОФИЛАКТИКА
ИНВАЛИДНОСТИ, ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ И КОГНИТИВНЫХ НАРУШЕНИЙ У
ПАЦИЕНТОВ С ЭПИЛЕПСИЕЙ В РЕСПУБЛИКЕ КОМИ
105
Попова А.В. МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕНИЕМ
ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ОПЫТ ОРГАНИЗАЦИИ В СТАЦИОНАРНЫХ УСЛОВИЯХ
СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ
107
Пругло О.С., Цанг Н.В., Пенина Г.О. ОЦЕНКА СТРУКТУРЫ ОБРАЩЕНИЙ – ОСНОВА
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРОФИЛАКТИКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПАТОЛОГИИ
111
Рождественская Т.В. ИНТЕГРАТИВНАЯ НАУКА В ВОПРОСАХ РЕАБИЛИТАЦИИ
ИНВАЛИДОВ ВСЛЕДСТВИЕ БОЛЕЗНЕЙ СИСТЕМЫ КРОВООБРАЩЕНИЯ
111
Рыскалиев Б.К. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ В РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ
114
Салаватова Н.А. ИНВАЛИДЫ КАК ОБЪЕКТ СОЦИАЛЬНО-МЕДИЦИНСКОЙ РАБОТЫ
116
Семено А.А., Ташина Т.М. ОСОБЕННОСТИ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ
РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ
117
Сенкевич И.М., Калюжин В.Г. РАЗВИТИЕ КООРДИНАЦИОННЫХ СПОСОБНОСТЕЙ У
ДЕТЕЙ 9–11 ЛЕТ С НАРУШЕНИЕМ СЛУХА
120
Стариков А.С., Пенина Г.О. ДИНАМИКА БОЛЕВОГО СИНДРОМА И НАРУШЕНИЙ
ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ У ПАЦИЕНТОВ С ВПЕРВЫЕ ВОЗНИКШИМ
ХРОНИЗИРОВАВШИМСЯ СПОНДИЛОГЕННЫМ РАДИКУЛОПАТИЧЕСКИМ
СИНДРОМОМ
124
Страшко А.Ю. ИППОТЕРАПИЯ КАК СОВРЕМЕННЫЙ МЕТОД РЕАБИЛИТАЦИИ
126
6
ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ.
Сычева Я.Б., Дубовская Л.Н. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ РЕАБИЛИТАЦИОННОЙ
ПОМОЩИ ДЕТЯМ С ДИАГНОЗОМ ДЦП.
129
Тарабрина Н.Ю. ОЗДОРОВИТЕЛЬНАЯ КОРРЕКЦИЯ ФИЗИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ
СТУДЕНТОВ С ФУНКЦИОНАЛЬНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ ШЕЙНО-ГРУДНОГО
ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА
132
Таратынов Ф.А. ЭТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ В ОРГАНИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОМЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ИНВАЛИДАМ
136
Таратынов Ф.А., Нечаев В.С., Холландс Л., ИЗ ОПЫТА РЕФОРМ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
В НИДЕРЛАНДАХ
137
Темербеков Ф.О., Азанова Б.А., Мергентай А., Мусина Г.А. АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ
АНКЕТИРОВАНИЯ ПО ВОПРОСУ НАЛИЧИЯ ИНВАЛИДНОСТИ У НАСЕЛЕНИЯ
137
Тюкин О.А., Лукьянова И.Е. ЭТИКО-ДЕОНТОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МЕДИКОСОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ НАСЕЛЕНИЮ
139
Черкасова Е.А., Кром И.Л., Новичкова И.Ю. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ МЕДИКОСОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ОНКОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ
141
Шмелева С.В. МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ ЖЕНЩИН СТАРШЕГО ВОЗРАСТА
143
Шугаева Л.А. ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ЛИЦ С
ОГРАНИЧЕНИЕМ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УСЛОВИЯХ НЕСТАЦИОНАРНОГО
УЧРЕЖДЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ
145
Шурыгина Ю.Ю. ОЦЕНКА ПОТРЕБНОСТИ И ЭФФЕКТИВНОСТИ КОМПЛЕКСНОЙ
МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ В УСЛОВИЯХ РЕАБИЛИТАЦИОННОГО
ЦЕНТРА
148
Яковчук Е.Д. ПОКАЗАТЕЛИ УЛЬТРАЗВУКОВОЙ ДОППЛЕРОГРАФИИ У СЕВЕРЯН С
ХРОНИЧЕСКОЙ ИШЕМИЕЙ ГОЛОВНОГО МОЗГА НА ФОНЕ САХАРНОГО
ДИАБЕТА 2 ТИПА
151
Яковчук Е.Д., Пенина Г.О. ОЦЕНКА РЕАБИЛЛИТАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ
СЕВЕРЯН С ХРОНИЧЕСКОЙ ИШЕМИЕЙ МОЗГА НА ФОНЕ САХАРНОГО ДИАБЕТА
2 ТИПА
153
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕНИЕМ
ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
155
Абашина А.Д. ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТОДА
АРТ-ТЕРАПИИ В СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ
155
Азанова Б.А., Мергентай А., Мусина Г., Темербеков Ф.О. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ
ОСОБЕННОСТИ У НАСЕЛЕНИЯ, ПРИКРЕПЛЕННОГО К ОРГАНИЗАЦИЯМ
ПЕРВИЧНОЙ МЕДИКО-САНИТАРНОЙ ПОМОЩИ
158
Алексеева М.Н., Тугбаева Е.В. ПСИХОЛОГО-СОЦИАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
162
7
НЕКОТОРЫХ ФОРМ НЕХИМИЧЕСКИХ АДДИКЦИЙ МОЛОДЕЖИ
Алиев М.А., Рабадангаджиева С.Г., Латхина Гуни Р.Л., СОЦИАЛЬНОПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ВОЗМОЖНОСТЯМИ
164
Антонова С.И. АСПЕКТЫ РЕАБИЛИТАЦИИ СЕМЕЙНЫХ ИНВАЛИДОВ И
СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА С НИМИ.
165
Антонова С.И. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
НАРКОЗАВИСИМЫХ ОТЦОВ В ВОЗРАСТЕ 16-18 ЛЕТ И ИХ РЕАБИЛИТАЦИИ
168
Брызгалова И.Л. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК
СРЕДСТВО СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ РЕБЕНКА С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ВОЗМОЖНОСТЯМИ В РЕАБИЛИТАЦИОННОМ ЦЕНТРЕ.
170
Васильева Т.Н., Донская М.В., Куликова Н.В., Шашина И.А. ПРОБЛЕМЫ
ОРГАНИЗАЦИИ КОМПЛЕКСНОГО ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОГО
СОПРОВОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ В ПРОЦЕССЕ ИНТЕГРИРОВАННОГО
ОБУЧЕНИЯ
172
Головатюк Е.И., Назарко О.А. СЕМЕЙНЫЙ КЛУБ КАК ФОРМА НЕСТАЦИОНАРНОЙ
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ С
ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ И СЕМЕЙ, ИХ ВОСПИТЫВАЮЩИХ
174
Дамадаева А.С. ПРОБЛЕМА ДЕМОРФИЗМА КАК ФАКТОРА СОЦИАЛИЗАЦИИ В
СПОРТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.
177
Зубкова В.П. ФОРМИРОВАНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ЭМОЦИЯХ КАК УСЛОВИЕ
УСПЕШНОЙ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ЛИЦ С
НАРУШЕНИЕМ ЗРЕНИЯ
179
Козловская Г.Ю. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИЙ ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННОЙ
ТЕРАПИИ В КОРРЕКЦИИ ТЕЛЕСНОГО ОБРАЗА-Я У ДЕТЕЙ С ДЦП
182
Кузнецова Л.В. СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В РАБОТЫ С ДЕТЬМИ, ВХОДЯЩИМИ
В ГРУППУ РИСКА
185
Лымарева И.А. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ СЕМЕЙ, ИМЕЮЩИХ
ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
187
Малеева М.В., Тонконог И.С.ОСОБЕННОСТИ И ТЕХНОЛОГИ СОЦИАЛЬНОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ ПРОЖИВАЮЩИХ ВНЕ СЕМЬИ
190
Малкова Т.П .ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ С
ГЛУБОКИМИ НАРУШЕНИЯМИ ЗРЕНИЯ В ПЕРИОД РАННЕЙ ВЗРОСЛОСТИ
193
Мариненкова Е.Н., Доморощинова М.Г. ОПЫТ КУ «АЛАТЫРСКАЯ
ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА» МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ ЧУВАШИИ ПО
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ РЕАБИЛИТАЦИИ ЛИЦ, ИМЕЮЩИХ ПСИХИЧЕСКИЕ
РАССТРОЙСТВА И ЗАВИСИМЫХ ОТ ТАБАКА
195
8
Мещерякова Е.С. СОЦИАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ КАК ПУТЬ К ДУШЕВНОМУ
ВЫЗДОРОВЛЕНИЮ
197
Моллаева Н.Р., Алиев М.А., Алиева Т.Г. ПСИХОКОРРЕКЦИОННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ
ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ У ДЕТЕЙ С БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМОЙ
199
Пастухова М.В. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ СЕМЕЙНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ
201
Погадаев М.Е. ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ
ДЕТЯМ ПРИ ЭПИЛЕПСИИ
203
Рогачева Т.В. РЕАБИЛИТАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ СЕМЕЙ, ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙ С
РЕВМАТОИДНЫМ АРТРИТОМ
205
Романова И.В., Любунец А.Ю. ПРИНЦИПЫ МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ
КОРРЕКЦИИ РАССТРОЙСТВ АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ ИНВАЛИДОВ
209
Сахно С.В. ЧУВСТВО ВИНЫ ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ КАК
УСЛОВИЕ РЕСОЦИАЛИЗАЦИИ
210
Сергеева Т.О. Шельшакова Н.Н.ОСОБЕННОСТИ САМОСОЗНАНИЯ ШКОЛЬНИКОВ С
УМЕРЕННОЙ И ЛЕГКОЙ СТЕПЕНЬЮ УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТИ
212
Соловьева С.В. СУЩНОСТЬ, ДИНАМИКА, ПРИЧИННЫЙ КОМПЛЕКС
ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ УМСТВЕННО ОТСТАЛЫХ ДЕТЕЙ
214
Старорусская Е.С. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ
ОТНОШЕНИЙ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА (ПОДРОСТКОВ) С
НАРУШЕНИЕМ ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА
218
Тимофеева И.В. ОБРАЗ ТЕЛЕСНОГО «Я» ПОДРОСТКОВ С ПОРАЖЕНИЕМ ОПОРНОДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА
220
Трущелѐва А.В. ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПЕРЦЕПТИВНОГО ОПЫТА ДЕТЕЙ
С НАРУШЕНИЯМИ ЗРЕНИЯ В СТРУКТУРЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ
ПОМОЩИ
223
Ушаков А.Л., Матюшкина Е.А. АРТ-ТЕРАПИЯ ТЕАТРОМ КАК ОДИН ИЗ МЕТОДОВ
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ЛЮДЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ФИЗИЧЕСКИМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
225
Халтагарова О. Д. ПСИХОСОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙИНВАЛИДОВ СО СЛОЖНОЙ СТРУКТУРОЙ ЗАБОЛЕВАНИЯ
227
Чиж В.В. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА РЕБЕНКА С ОВЗ В
СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОЙ ГРУППЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ЦЕНТРА
СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ
230
Шайхатдинов А.З. ВЛИЯНИЕ МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ НА СОЦИОКУЛЬТУРНУЮ
СРЕДУ УКРАИНЫ.
234
9
СОЦИАЛЬНАЯ И СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ
РЕАБИЛИТАЦИЯ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕНИЕМ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ.
240
Абашина А.Д. СПЕЦИФИКА РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА
ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКОГО ИНТЕРНАТА
240
Алиева В.М., Ильясов Э.А. ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ К
РЕАБИЛИТАЦИОННЫМ ПРОЦЕССАМ В ОТНОШЕНИИ ИНВАЛИДОВ,
ПРОЖИВАЮЩИХ В СТАЦИОНАРНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ
243
Алпатова Н.С. КОРРЕКЦИОННО-РЕАБИЛИТАЦИОННАЯ РАБОТА ПО
ИНТЕГРАЦИИ В ОБЩЕСТВО ЛИЦ С ОТКЛОНЕНИЯМИ В РАЗВИТИИ
246
Байкин С.А. СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ЛЮДЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ВОЗМОЖНОСТЯМИ
249
Беломестнова Л.П. К ВОПРОСУ О ДИСТАНЦИОННОМ ОБРАЗОВАНИИ ДЕТЕЙ С
ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ В ЗАБАЙКАЛЬСКОМ КРАЕ
250
Беляева О.Л., Беленькая Л. В. ПРЕДПРОФИЛЬНАЯ ПОДГОТОВКА ОБУЧАЮЩИХСЯ С
НАРУШЕННЫМ СЛУХОМ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ КАК СРЕДСТВО
РАСШИРЕНИЯ ИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО
ОБРАЗОВАНИЯ
252
Бондаренко И.С., Бондаренко Ю.В. МОДЕЛИ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ
С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ В УКРАИНЕ
255
Веричева О.Н. СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ КАК ОСНОВА ИНТЕГРАЦИИ
ИНВАЛИДОВ В ОБЩЕСТВО
258
Горпинченко А.В., Чекурова Т.А., Горбачева Н.В. ФОРМИРОВАНИЕ ПОТРЕБНОСТЕЙ
ТВОРЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНИКА
262
Горюшкина Е.И. СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ
ЛЮДЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ
265
Грицай Л.А. ПУТИ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ЛЮДЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ И ИХ СЕМЕЙ
268
Дарган А.А. ВЗАИМОСВЯЗЬ СОЦИАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ И СОЦИАЛЬНОГО
САМОЧУВСТВИЯ ЧЕЛОВЕКА С ИНВАЛИДНОСТЬЮ
271
Добрынина А.Ю. ВОПРОСЫ РЕАБИЛИТАЦИИ И АДАПТАЦИИ ДЕТЕЙ С ДЦП
274
Добрынина А.Ю .ОБЩИЕ ВОПРОСЫ И НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ
ИНВАЛИДНОСТИ
276
Дядик Ю.В. АКТИВИЗАЦИЯ ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ УМЕНИЙ СТАРШЕКЛАССНИКОВ
ВО ВНЕКЛАССНОЙ РАБОТЕ
278
Елякина А.С. СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА ДЕТЕЙ С
СИНДРОМОМ ДАУНА
280
10
Ермакова Е.А., Хлыстова Е.В. АНАЛИЗ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ И ЗАРУБЕЖНЫХ
ПОДХОДОВ К ФОРМИРОВАНИЮ КОММУНИКАТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДЕТЕЙ
С ДВОЙНЫМ СЕНСОРНЫМ НАРУШЕНИЕМ
283
Ермакова Е.В. РОЛЬ СОЦИАЛЬНОГО РАБОТНИКА В РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ
285
Засенко А.А. ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ЭКСКУРСИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ДЛЯ ДЕТЕЙ С НАРУШЕНИЯМИ ЗРЕНИЯ
286
Ибрагимова З.Н. МЕДИКО-ПРАВОВОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ КАК
ФАКТОР СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ
287
Кайгородов В.В. СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ИНВАЛИДНОСТИ
289
Каштанова А.Ф. ОПЫТ РАБОТЫ ПО СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ
ЛЮДЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ В ВОЗРАСТЕ ОТ 18 ДО 35 ЛЕТ
291
Крамаренко М.Г. ИНТЕГРАЦИЯ В ОБЩЕСТВО ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ.
294
Кураева Т.П., Хромова Т.В. СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ЛИЦ С ОВЗ В
УЧРЕЖДЕНИЯХ Г.
295
Куниченко О.В. СКАЗКОТЕРАПИЯ КАК СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ РЕЧИ ДЕТЕЙЛОГОПАТОВ САРАНСКА
296
Кучуков Р.Р., Габидуллина М.Х. СОЦИАЛЬНЫЕ ПРАВА УЧАСТНИКОВ ЛИКВИДАЦИИ
АВАРИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН
298
Логинова Н. Н. СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО КАК МЕХАНИЗМ СОЦИАЛЬНОЙ
ЗАЩИТЫ ИНВАЛИДОВ
300
Мельник Ю.В. ПРОДУКТИВНОЕ ИНТЕРАКТИВНОЕ ПОЛЕ В ИНКЛЮЗИВНОМ
КЛАССЕ КАК ЦЕНТРАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ РЕАБИЛИТАЦИИ НЕТИПИЧНОГО
РЕБЕНКА: ЗАПАДНЫЙ ОПЫТ
303
Морозова Т.П. ПЕРСПЕКТИВЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОЦЕССОВ ИНТЕГРАЦИИ
СТУДЕНТОВ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ В СОВРЕМЕННОМ ВУЗЕ.
306
Николаев В.А. ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТРУДОВАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ИНВАЛИДОВ В
ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ
308
Омарова К.А. ПРОБЛЕМЫ ТРУДОВОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ В
КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА
311
Панаргин Ю. И. ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА СТИМУЛЯЦИЮ СОЦИАЛЬНОЙ
АКТИВНОСТИ ЛИЧНОСТИ ИНВАЛИДА ПО СЛУХУ (из личного опыта)
312
Полякова Р.А. К ПРОБЛЕМЕ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ДЕТЕЙ С
НАРУШЕНИЯМИ СЛУХА
313
Попова Г.В., Калюжин В.Г., Толкач-Ризевская Е.В. ИГРОТЕРАПИЯ КАК СРЕДСТВО
РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ 5-6 ЛЕТ С МИОПИЕЙ СРЕДНЕЙ СТЕПЕНИ ТЯЖЕСТИ
316
11
Попова Г.В., Скуратович Е.Н., Калюжин В.Г. РЕАБИЛИТАЦИЯ ДЕТЕЙ 9–10 ЛЕТ С
НЕЙРОСЕНСОРНОЙ ТУГОУХОСТЬЮ III-IV СТЕПЕНИ
318
Приходченко Е.И. ДИДАКТИЧЕСКИЕ ИГРЫ КАК СРЕДСТВО АКТИВИЗАЦИИ
ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБУЧАЕМЫХ
320
Проглядова Г.А., Нагибина М.Н. ВЗАИМОСВЯЗЬ УЧИТЕЛЯ И ЛОГОПЕДА В
ПРОЦЕССЕ КОРРЕКЦИОННОЙ РАБОТЫ С МЛАДШИМИ ШКОЛЬНИКАМИ,
ОБУЧАЮЩИМИСЯ ПО СИСТЕМЕ БРАЙЛЯ
323
Прохорова О.Г. СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ВОЗМОЖНОСТЯМИ
326
Ржаненков А.Н. ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ОКАЗАНИЯ
РЕАБИЛИТАЦИОННЫХ УСЛУГ ПОЖИЛЫМ ИНВАЛИДАМ
329
Ржаненков А.Н. ФОРМИРОВАНИЕ ДОСТУПНОЙ СРЕДЫ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ДЛЯ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ И ИНВАЛИДОВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА
331
Рыжкова Е.С. ВЛИЯНИЕ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ГРАМОТНОСТИ РОДИТЕЛЕЙ НА
РАЗВИТИЕ НАВЫКОВ ОБЩЕНИЯ У ДЕТЕЙ С УМЕРЕННОЙ И ТЯЖЁЛОЙ
СТЕПЕНЬЮ УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТИ
333
Сандитова И.Н. СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ДЕТЕЙИНВАЛИДОВ
335
Семенова Г.В., Королѐв Е.Г. ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ
МОЛОДЫХ ИНВАЛИДОВ КАК СРЕДСТВО АДАПТАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ
ОБЩЕСТВЕ
338
Симаш О.М. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ
НАВЫКОВ САМООБРАЗОВАНИЯ УЧАЩЕЙСЯ МОЛОДЕЖИ С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ВОЗМОЖНОСТЯМИ
341
Соловьева С.В. АКТУАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ
ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТРУДОВОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ УМСТВЕННО ОТСТАЛЫХ
ДЕТЕЙ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ
345
Соловьева С.В. СУЩНОСТЬ, ДИНАМИКА, ПРИЧИННЫЙ КОМПЛЕКС
ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ УМСТВЕННО ОТСТАЛЫХ ДЕТЕЙ
349
Старцева О.Н. ОПЫТ РЕАБИЛИТАЦИОННОЙ РАБОТЫ С ПОЖИЛЫМИ ЛЮДЬМИ В
ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКОМ ЦЕНТРЕ
352
Степанова О.А. РЕГИОНАЛЬНЫЕ НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ И ЦЕЛЕВЫЕ
ПРОГРАММЫ КАК ОСНОВА РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ РЕАБИЛИТАЦИИ И
СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕНИЯМИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
354
Татарова Е.И. ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ И
АБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
358
Тимофейчик С.Ч., Калюжин В.Г. ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ МЕТОДОВ
КОНТРОЛЯ В АДАПТИВНОМ ФИЗИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ ШКОЛЬНИКОВ С
360
12
НАРУШЕНИЯМИ СЛУХА
Тимошенко И.В. РЕСПУБЛИКА КАРЕЛИЯ: НЕОБХОДИМОСТЬ И РЕАЛЬНОСТЬ
РАЗВИТИЯ ИНКЛЮЗИВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ.
362
Ушаков А.Л., Матюшкина Е.А. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ТЕАТР КАК ОДИН ИЗ
МЕХАНИЗМОВ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ И РЕАБИЛИТАЦИИ ЛЮДЕЙ С
ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ.
366
Харабет В.В., Лановенко О.А. СОЗДАНИЕ БЛАГОПРИЯТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО
ПРОСТРАНСТВА ДЛЯ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
368
Чиж О. Ю., Чиж В.В. ИНТЕГРИРОВАННОЕ ОБУЧЕНИЕ ДЕТЕЙ С
ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ В УСЛОВИЯХ МАССОВОГО
ДЕТСКОГО САДА
372
Шатрова С.А. ТОЛЕРАНТНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ВЗРОСЛЫХ С
ДОШКОЛЬНИКАМИ, ИМЕЮЩИМИ ПРОБЛЕМЫ В РАЗВИТИИ
375
Шугаева Л.А. АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕНИЕМ
ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УСЛОВИЯХ НЕСТАЦИОНАРНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ
КОМПЛЕКСНОГО ЦЕНТРА СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ
377
13
СЕКЦИЯ I
МЕДИЦИНСКАЯ И МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ
ЛИЦ С ОГРАНИЧЕНИЕМ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
НЕДОСТАТКИ РАЗРАБОТАННОСТИ ВОПРОСОВ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ У ЛИЦ С
ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
Азовцева О. В.,
Крашенинникова А. Н.,
Уфимская государственная академия экономики и сервиса,
г. Уфа, Россия
В настоящее время в стране отмечается рост численности лиц с ограниченными возможностями.
По прогнозам специалистов, к 2015 г. она может достигнуть 21 млн. человек [2].
Несмотря на гуманизацию нашего общества, люди с ограниченными возможностями, как и лица
с девиантными формами поведения, по-прежнему остаются в неполноправном положении. Учитывая,
что конвенция о правах инвалидов была принята еще в 2006 году, интеграция таких людей в общество
как полноценных граждан идет достаточно медленно. В российском современном обществе все еще
превалирует тезис о том, что частично недееспособные люди неспособны к самостоятельному
существованию и являются только потребителями общественного продукта, тогда как в европейском
обществе их рассматривают в качестве полноправных участников общественной жизни.
Особенно остро стоит эта проблема в сфере детской и подростковой инвалидности, представляя
собой более тяжелое явление, чем инвалидность взрослая, препятствуя полноценному социальному
контактированию, формированию познавательной, эмоционально-волевой и личностной сфер ребенка.
Все это влияет на характер социализации ребенка и определяет специфику организации социального
образования, которая сопровождается рядом противоречий, характерных для российского общества.
Данные обстоятельства вызвали необходимость поиска новых путей и способов
социокультурной интеграции таких людей в общество, определение которых связано с пониманием
современных интеграционных процессов как поворота от «культуры полезности» к «культуре
достоинства».
Это требует от специалистов различного профиля работы по созданию программ направленных
на самореализацию лиц с ограниченной дееспособностью, независимо от физических данных, в которых
будет предусмотрена необходимость проявления их активности по снижению и преодолению
ограничений жизнедеятельности в социуме на основе собственных ресурсов.
Среди таких ресурсов последнее время определенное место занимают различные технологии
физической культуры. Однако и в этом вопросе наблюдается определенный дефект, не позволяющий
получить наиболее полный социально-педагогический эффект от занятий двигательной деятельностью.
Имеющиеся программы и технологии организации физкультурно-оздоровительной работы, мероприятий
культурно-спортивной деятельности сохраняют эпизодический характер.
Учитывая развернутую профессиональную подготовку в вузах физкультурного профиля, в
образовательных учреждениях различного уровня все еще отсутствуют специалисты по адаптивной
физической культуре. В результате этого дети и подростки с ограниченными возможностями
оказываются выброшенными из общего образовательного процесса.
Не менее актуальной причиной немногочисленности учащихся с ограниченными возможностями
на занятиях по физической культуре является отсутствие доступной для них среды в типовых
образовательных учреждениях.
Кроме того, слабо разработана методология организации занятий физической культурой для лиц
с различными нарушениями. На сегодняшний день наиболее полно разработаны модели организации
адаптивной физической культуры с лицами, имеющими нарушения зрения, слуха, интеллектуальную
недостаточность и при ДЦП [1, 3], тогда как методика проведения занятий с лицами, у которых
нарушение здоровья обусловлено соматической патологией заимствовано из лечебной физической
культуры и методологически не подходит к условиям образовательной среды.
Таким образом, можно отметить на недостаточную разработанность вопросов применения
методов и средств физической культуры в процессах социализации и интеграции лиц с ограниченными
возможностями.
14
1.
2.
3.
Список литературы:
Евсеев С.П. Теория и организация адаптивной физической культуры: Учеб. В 2 т. / Под общей ред.проф.
С.П. Евсеева.-М., 2002. – 448с
Мазина Е.И. Организационные и медико-социальные аспекты применения рефлексотерапии в
реабилитации инвалидов трудоспособного возраста: автореф. дис. …канд. мед. наук / Москва., 2006. – 26
с.
Шапкова Л.В. Частные методики адаптивной физической культуры: Учебное пособие. – М.; Советский
спорт,2004. – 464 с.
КОМПЛЕКСНАЯ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ЛЮДЕЙ, ИМЕЮЩИХ
ИНВАЛИДНОСТЬ
Альберос Х.Л.,
Латиноамериканская школа медицины,
г. Гавана, Куба
Инвалидность – явление социальное, избегнуть которого не может ни одно общество; и каждое
государство, соответственно уровню своего развития, приоритетов и возможностей, формирует
социальную и экономическую политику относительно лиц с физическими или умственными
недостатками. Конечно, масштаб инвалидности зависит от ряда факторов, таких, как состояние здоровья
нации, развитие системы здравоохранения, социально-экономический рост, состояние экологической
культуры.
Реабилитация инвалидов – процесс полного или частичного восстановления способностей людей
с ограниченными возможностями к бытовой, общественной и профессиональной деятельности.
Реабилитация инвалидов направлена на устранение или возможно более полную компенсацию
ограничений жизнедеятельности, вызванных нарушением здоровья со стойким расстройством функций
организма, с целью социальной адаптации инвалидов, достижения ими материальной независимости и их
интеграции в общество.
Несмотря на очевидную социальную остроту, проблемы осуществления в стране системы
комплексной реабилитации людей с ограниченными возможностями, не находятся в центре внимания
общества. При этом, например, социально-психологические особенности инвалидов выявлены
недостаточно и, следовательно, не определены модель, алгоритм и технологии еѐ организации с целью
восстановления социального статуса инвалида, достижения им экономической независимости и
интеграции в социальное пространство. С учѐтом того, что проблема комплексной медико-социальной
реабилитации инвалидов является междисциплинарной по своему содержанию и выдвигаемой цели, она
требует адекватного подхода в познании и достижении данной цели, интеграции достижений медицины,
социологии и других наук.
В настоящее время в большинстве стран мира один из десяти человек имеет те или иные
физические или умственные дефекты; не менее 25% всего населения планеты могут быть отнесены к
категории больных. Половина из них – люди трудоспособного возраста. Государством гарантирован
перечень услуг по медицинской, психолого-педагогической, физической, профессиональной, трудовой,
бытовой и социальной реабилитации, техническим и другим средствам реабилитации; изделий
медицинского назначения, которые предоставляются инвалиду, ребенку-инвалиду с учетом фактических
потребностей в зависимости от возрастаи пола.
Таким образом, актуальность проблемы комплексной реабилитации инвалидов обусловлена их
острой потребностью в развитии реабилитационного потенциала с применением различных техник и,
вместе с тем, недостаточной разработанностью теоретических и практических социологических методик
по работе с людьми с ограниченными возможностями, а также отсутствием научно-обоснованных
рекомендаций по повышению роли инвалидов в обществе.
Инвалиды – люди с особенными потребностями, а это, прежде всего, потребности в
восстановлении или компенсации затронутой или утраченной способности к осуществлению разных
видов профессиональной, бытовой и общественной деятельности, а также к максимально возможному
самостоятельному проживанию, в передвижении, беспрепятственном доступе к объектам социальной
инфраструктуры, в возможности овладения знаниями, в рациональном трудовом и бытовом устройстве, в
социально-психологической адаптации, в самореализации, в материально-бытовой и финансовой
поддержке. Поэтому комплексная реабилитация является стратегической основой социальной политики
в отношении инвалидов. Она рассматривается обществом как система и процесс восстановления
нарушенных связей человека с ограниченными возможностями в обществе, развитие и продуктивное
использование его реабилитационного потенциала.
Люди с инвалидностью имеют право вести полноценную нормальную жизни. Это означает
доступность такого повседневного образа жизни, который максимально приближѐн к способу
существования основной части общества, возможность осуществлять социальные контакты с другими
людьми, иметь прилично оплачиваемую работу, активно участвовать в принятии решений относительно
15
своего будущего. Настал момент, когда должна произойти социальная переоценка людей с
инвалидностью. Это произойдѐт в случае выполнения ими положительной общественной роли, если их
будут воспринимать как ценных для общества людей.
Оплачиваемая работа, является решающей стороной обычной жизни в обществе, где люди
оцениваются по тому, чем они занимаются и сколько зарабатывают. В большинстве стран приняты
законы, обеспечивающие квоты предоставления работы людям с инвалидностью на больших
производствах. Но пропорции так малы, что они охватывают лишь незначительное меньшинство
нуждающихся. Возникают сомнения в том, является ли такое законодательство шагом вперѐд, поскольку
оно гарантирует приѐм на работу людей по признаку инвалидности, а не по их способностям. Ещѐ один
минус – зарплата у людей с инвалидностью значительно меньше, чем у других. Проблема
трудоустройства и доход – взаимосвязанные проблемы. Программы, нацеленные на обеспечение
минимального дохода для неработающих и получающих очень низкую заработную плату, должны
составлять основу национальной системы социальной защиты.
Главной целью социальной работы должно быть предоставление такой социальной поддержки,
которая гарантирует реализацию индивидуальной и социальной субъектности, обеспечение каждому
человеку доступной помощи в преодолении кризисных ситуаций, решении сложных жизненных проблем
путем предоставления медицинской, социальной, психологической, педагогической и других форм
помощи.
МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ВОЗМОЖНОСТЯМИ
Альберос Х.Л.,
Латиноамериканская школа медицины,
г. Гавана, Куба
В современном обществе наблюдается процесс интеграции лиц с ограниченными
возможностями во все сферы социальной жизни, что побуждает к поиску новых эффективных форм
медико-социальной помощи этой категории граждан. Медико-социальная помощь является составным
элементом государственной системы социальной защиты наиболее уязвимых слоев населения.
В системе социальной помощи на современном этапе развития российского общества возрастает
роль медико-социальной деятельности по поддержке инвалидов – лиц с ограниченными возможностями
жизнедеятельности. Медико-социальное сопровождение инвалидов – это комплекс медицинских и
социальных услуг, предоставляемых представителям наиболее экономически необеспеченных,
социально слабых и уязвимых слоев населения с целью улучшения их способности к социальному
функционированию. Оно носит, как правило, характер долговременных услуг (медицинских,
социальных, психологических, правовых, педагогических, бытовых) в целях оказания адресной
поддержки наименее защищенных слоев населения, ликвидации или нейтрализации критических
жизненных ситуаций, вызываемых неблагоприятными социально-экономическими условиями.
Медико-социальная деятельность имеет междисциплинарный характер, так как тесно связана с
экономическими, экологическими и личностными условиями жизнедеятельности человека, с
государственной социальной политикой, коммуникативными возможностями индивида в сфере
социальной жизни на всех уровнях социума. Она осуществляется усилиями специалистов различных
профилей, но ведущая, интегрирующая роль в этом процессе принадлежит социальным работникам.
Современная система медико-социальной помощи лицам с ограниченными возможностями имеет
многопрофильную инфраструктуру. Различные ее подразделения входят в блок практической
деятельности учреждений органов здравоохранения, социальной защиты населения, образования, а также
создаются общественными благотворительными организациями.
Основной задачей социального работника в сфере оказания медико-социальной поддержки
является оказание помощи в становлении взаимодействия между личностью, развивающейся в условиях
недостаточности (физической, психической, интеллектуальной), и обществом для содействия
обеспечению независимой жизни и повышению уровня социальной адаптации людей, нуждающихся в
особой поддержке. В его функции входит: формирование здоровых, гуманных отношений в социуме;
содействие саморазвитию личности; оказание помощи в социальной адаптации и реабилитации
инвалидов; направление усилий на оздоровление и нормализацию отношений в семье, устранение
дефицита общения; решение личных и социальных проблем инвалидов; организация правового
просвещения людей, разъяснение их прав и обязанностей; подготовка необходимых документов для
дальнейшего трудоустройства; патронаж инвалидов, нуждающихся в социально-медицинской помощи.
В системе Министерства здравоохранения и социального развития РФ существует сеть
специальных учреждений, оказывающих медико-социальное сопровождение людей с ограниченными
возможностями. Это дома-интернаты для детей с глубокой умственной отсталостью, детские дома для
16
детей с тяжелыми физическими отклонениями, специальные профессионально-технические училища,
дома-интернаты для престарелых и инвалидов, психоневрологические интернаты. В этих учреждениях
помимо медицинских программ реабилитации в настоящее время вводятся программы развития
познавательных возможностей детей, привития трудовых и социально-бытовых навыков и умений,
развития навыков самообслуживания, бытовой ориентации, формированию элементов нравственного
воспитания, основ эстетического воспитания. Однако, подобная форма социальной поддержки людей с
инвалидностью все же не обеспечивает оптимальных условий для их развития и полноценной
социальной адаптации. Содержание инвалида вне семьи, в условиях закрытого социума, без
определенной средовой и коммуникативной стимуляции, приводит к обострению патологических
проявлений дефекта, становится фактором торможения социального становления личности. Атмосфера
домашнего уюта и присутствие родных способствуют мотивации активной деятельности.
В настоящее время можно выделить основные инновационные направления в сфере медикосоциального сопровождения инвалидов: создание принципиально новых (межведомственных) форм
учреждений для оказания социально-медицинской помощи (психолого-медико-социальных
консультаций, реабилитационных и медико-психолого-социальных центров); организация служб ранней
диагностики и ранней помощи в целях профилактики нарушений развития и снижения степени
инвалидности.
ОПЫТ РЕАБИЛИТАЦИИ ПАЦИЕНТОВ В АВТОНОМНОМ УЧРЕЖДЕНИИ
СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ «СОЦИАЛЬНООЗДОРОВИТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР ГРАЖДАН ПОЖИЛОГО ВОЗРАСТА И ИНВАЛИДОВ
«КРАСНАЯ ГВОЗДИКА»»
Андреева О.В., Фролов С.А., Гагина Т.А., Туровинина Е.Ф.,
Центр социального обслуживания населения «Красная гвоздика»,
Тюменский район, Россия
Демографическая ситуация в Российской Федерации пока еще остается неблагоприятной.
Сокращение численности населения, начавшееся в 1992 году, продолжается [8]. Однако темпы уменьшения
численности населения в последние годы существенно снизились за счет увеличения рождаемости и
снижения смертности. По данным органа Федеральной службы государственной статистики по Тюменской
области численность населения ежегодно увеличивается (рис. 1).Т
30000
25000
20000
15000
10000
5000
0
2006
2007 г
2008 г
2009 г
2010 г
Рис. 1. Естественный прирост населения в Тюменской области за 2006-2010 гг.
Важно отметить, что увеличение численности населения происходит за счет людей старше
трудоспособного возраста, и это отражается на количестве лиц с ограничением жизнедеятельности
разной степени (рис. 2).
тыс.человек
600
400
200
0
2006 г
2007 г
2008 г
2009 г
2010 г
тыс.человек
Рис. 2. Численность населения Тюменской области старше трудоспособного возраста в 2006-2010 гг.
17
С увеличением продолжительности жизни населения возрастает количество заболеваний
сердечно-сосудистой системы (ССС), которые являются основной причиной смертности населения в
Тюменской области и в целом по Российской федерации (рис. 3).
30000
20000
16590
12233
12076
13116
13704
7525
4733
4494
4536
4726
2006 г
2007 г
2008 г
2009 г
2010 г
10000
0
доля сердечно-сосудистых заболеваний
впервые вышедшие на инвалидность
Рис. 3. Доля лиц с заболеваниями ССС, среди впервые вышедших на инвалидность в Тюменской области.
Показатель продолжительности жизни является наиболее корректным измерителем уровня
смертности, признанным индикатором качества жизни и здоровья населения. Его значение в существенной
степени зависит от объема государственных расходов, выделяемых на оказание медицинской и социальной
помощи, а также от эффективности политики денежных доходов населения, развитости системы санитарноэпидемиологического благополучия, уровня профилактической грамотности населения [11].
Основным направлением деятельности центра «Красная гвоздика» является восстановительное
лечение, которое включает санаторно-курортное лечение и оздоровление в сочетании с комплексом
социального обслуживания. Система реабилитационных, профилактических и социальных мероприятий
направлена на восстановление и укрепление здоровья людей старшего и зрелого возраста, большая часть
которых страдает от сердечно-сосудистых заболеваний (рис. 4). Центр «Красная гвоздика» относится к
стационарным учреждениям социального обслуживания населения. В Центр направляются граждане,
проживающие на территории Тюменской области, ХМАО и ЯНАО, которым гарантированы
Государственные социальные услуги.
Главная цель Центра – это создание условий для полноценного отдыха и оздоровления людей
зрелого, пожилого, старческого возраста и инвалидов. Решение этой задачи направлено на
физиологические, физические, психологические и социальные аспекты проблем человека. При этом
лечебный (медицинский) аспект занимает значимое место в процессе реабилитации, но не является
главным.
Социально-оздоровительный центр «Красная гвоздика» расположен в Тюменском районе, к
северо-востоку от Тюмени, на берегу озера Матюшино. Здравница находится в живописном сосновом
бору. В радиусе 30 км от учреждения нет автомагистралей и промышленных предприятий. Лесной
массив и наличие водоема в шаговой доступности создает благоприятную экологически чистую
атмосферу для отдыха и оздоровления людей. Спальные и лечебные корпуса имеют 3 этажа,
расположены между собой в шаговой доступности (30-50м), обеспечен доступ во все функциональные
подразделения, что позволяет создать безбарьерную среду для всех категорий отдыхающих.
Центр «Красная гвоздика» функционирует круглый год, заезды для инвалидов с января 2011
года осуществляются на 18 дней, ранее – на 21 день. На территории Центра имеется открытый
термальный бассейн с теплыми раздевалками, площадью 250 кв.м., стадион, открытые волейбольная и
городошная площадки, многочисленные дорожки для терренкура.
3796
2008 г
4402
2009 г
4707
2010 г
Рис. 4. Динамика численности пожилых людей, прошедших курс реабилитации
в Центре за 2008-2010 гг.
18
2500
2105
2000
1379
1500
1071
1000
500
0
2008 г
2009 г
2010 г
Рис. 5. Динамика численности инвалидов с заболеваниями сердечно-сосудистой
системы, прошедшим курс реабилитации
Социально-оздоровительный центр «Красная гвоздика» это современное лечебнопрофилактическое учреждение, имеющее все условия для проведения реабилитации инвалидов с
заболеваниями ССС, что позволяет в короткие сроки существенно улучшить самочувствие, увеличить
функциональные резервы организма, существенно изменить мотивацию к изменению образа жизни.
Основным показателем работы Центра является количество граждан, прошедших социальномедицинскую реабилитацию в «Красной гвоздике». Реабилитанты поступают с 3-5 сопутствующими
заболеваниями, которые могут быть противопоказанием для санаторно-курортного лечения. Поэтому,
каждому пациенту на первичном приеме в Центре составляется индивидуальная программа
реабилитации с учетом основного и сопутствующих заболеваний, индивидуальной переносимости,
выраженности жалоб и личной заинтересованности в восстановительном лечении. Все процедуры в
центре назначаются через день, это обеспечивает щадящий подход в лечении и снижает частоту
обострений.
В центре «Красная гвоздика» применяются три основные группы технологий реабилитации:
диагностические, корригирующие и информационно-обучающие [3,6,7].
Диагностические технологии применяются в виде динамического наблюдения за состоянием
здоровья, прогнозирования возможных изменений самочувствия отдыхающих. После курса
оздоровления проводятся врачебные семинары, на которых оценивается объем и виды оказанных
процедур, исходов оздоровления, внедряются новые подходы к реабилитации с учетом накопленного
научно-практического опыта.
Корригирующие технологии включают в себя: климатотерапию, кинезотерапию,
бальнеотерапию, физиотерапию, лечебную физкультуру, массаж, лечебное питание, гирудотерапию,
методы традиционной терапии, психотерапевтические методы, медикаментозное лечение.
В климатотерапии используется аэротерапия и гелиотерапия. Воздух на территории центра
имеет большую влажность и обогащен фитонцидами сосны. Такое сочетание позволяет лучшей
регенерации слизистой оболочки дыхательных путей, особенно в старшем возрасте (старше 60 лет).
Кинезотерапия используется в виде назначения прогулок по территории, катание на
велосипедах, в зимнее время это лыжные прогулки и катание на коньках. Отличительной особенностью
является то, что люди старшего возраста не стесняются друг друга, активно гуляют. Опосредованно
количество двигательной нагрузки расширяется за счет отдельно стоящих спальных корпусов, столовой
и лечебных корпусов. К окончанию срока лечения пациенты испытывают меньший дискомфорт при
подъеме на лестницу. В 2011 году был внедрен в практику новый метод кинезотерапии – «скандинавская
ходьба».
Наиболее многочисленно в центре представлена бальнеотерапия: ванны, бассейны, души. В
зависимости от состояния здоровья пациента применяются индифферентные и теплые водные
процедуры. На территории функционирует скважина йодобромной хлоридно-натриевой воды высокой
минерализации. Минеральная вода используется для общих и четырех камерных ванн, в бассейне.
Используются также жемчужные ванные с минеральной или пресной водой, ароматические ванны
(хвойные, лавандовые), скипидарные (белые, желтые, смешанные). Гидропатия представлена
циркулярным, восходящим, дождевым душами, Шарко и подводным душем-массажем. Есть пресный
бассейн с финской сауной, минеральный бассейн и открытый термальный бассейн. Бальнеотерапию
получили в 2008 году 496 инвалида, в 2009 году – 1052, в 2010 году – 229.
Для лиц с выраженными изменениями ССС в Центре назначаются сухие углекислые ванны
(установка «РЕАБОКС») [5]. Данный вид лечения является альтернативным при наличии
противопоказаний к бальнеотерапии. Пролечено из числа инвалидов в 2008 году 81 человек, в 2009 г. –
864, в 2010 г. – 171.
Физиотерапевтическое
лечение
представлено
различными
видами
аппаратного
физиотерапевтического лечения (лазер, электрофорез, магнитотерапия общая и местная СВЧ,
электросон, УФ-облучение, дарсонваль и т.п.). При использовании физиотерапии используются
основные показания, противопоказания и принципы совместимости физиотерапевтических процедур
19
[10,12]. Физиотерапия назначалась в 2008 году в 23% случаев, 2009 г. – в 68%, в 2010 г. – 72 %.
Увеличение количества отпущенных процедур связано с приобретением магнитотерапевтических
установок: магнитотурботрона, Полимага, аппарата для транскраниальной магнитотерапии.
При заболеваниях бронхолегочной системы назначается спелеотерапия, аэрозольтерапия с
травами, тюменской минеральной водой и лекарственными средствами. Фитотерапия применяется в виде
фиточая и фитоклизм. Широко используется гирудотерапия, общая криотерапия, инфракрасная сауна и
SPA-терапия.
Проводится групповая и индивидуальная лечебная гимнастика, ручной, механический и
вакуумный массаж. При заболеваниях ССС комплекс ЛФК проводится по щадящей методике и
способствует улучшению дыхания и дистального кровообращения [5].
В Центре постоянно происходит увеличение количества реабилитационного оборудования для
формирования индивидуальных программ восстановительного лечения. С июля 2011 года проводится
прессотерапия (аппарат «Лимфовьюжин», производство Германия), которая улучшает венозный и
лимфатический кровоток, устраняет отечность конечностей.
Психологические услуги проводятся в виде консультативной помощи, тренингов и работы в
сенсорной комнате.
Лечебное питание осуществляется по 14-дневному меню по 5, 9, 10 и 15 диете. Калорийность,
пищевая ценность продуктов и количество употребляемой соли постоянно контролируется диетсестрой и
заведующей производством. Ежедневное потребление овощей и фруктов на одного отдыхающего
колеблется в пределах 500-600 г.
Информационно-обучающие технологии проводятся в виде социальной, социальнокультурной, социально-трудовой и спортивной реабилитации [3,6]. Работа специалистов социально
реабилитационного отделения центра «Красная гвоздика» заключается в патронаже отдыхающих,
который проводится в виде постоянного контроля, регулярного посещения отдельных клиентов центра,
оказание им индивидуальной помощи.
Социально-культурная реабилитация является важным элементом реабилитационной
деятельности, так как удовлетворяет блокированные потребности в информации, в получении
социально-культурных услуг, доступных видов творчества. Главной целью культорганизаторов является
предоставление возможности приятно проводить свободное время, удовлетворение разнообразных
культурно-просветительских потребностей, а также пробуждение новых интересов, облегчение
установления дружеских контактов. Комплекс социокультурной реабилитации приводит к развитию
творческого потенциала отдыхающих, к повышению самооценки, а также к привлечению отдыхающих к
активной жизни и помощи в самореализации.
Спортивная реабилитация включает в себя ежедневные мероприятия (гимнастика, занятия в
тренажерных залах, подвижные игры), а также соревнования и турниры по настольным играм, бильярду
и настольному теннису. Отдыхающие с удовольствием участвуют в «Веселых стартах», в комических
эстафетах. Также инструктором по спорту проводится работа по программе, разработанной
индивидуально для каждого отдыхающего (упражнения на координацию движения, на быстроту реакции
и др.). Таким образом, реабилитационные мероприятия способствуют самовыражению и проявлению
творческих способностей у отдыхающих. Повышается их социальный и психологический статус в
обществе и в семье.
Социально-трудовая реабилитация – метод трудовой терапии способствует удовлетворению
потребности в творчестве, развитию творческих способностей, а также основан на тонизирующем и
активизирующем воздействии труда на психофизическую сферу человека, что позволяет организовать
совместную деятельность, облегчая при этом взаимоотношения между людьми, снимая состояние
напряженности, болезненные переживания. Инструктором по труду написана программа по трудовой
терапии, целью которой является реабилитация отдыхающих посредствам различных методов и приемов
декоративно-прикладной деятельности. Инструктором проводится обучение от начальных навыков
мастерства до умения самостоятельно изготавливать сложные индивидуальные изделия. Мероприятия по
трудотерапии включают в себя: вязание, вышивание, макраме, бисероплетение, изготовление изделий на
швейной машине и многое другое. Работы творческой мастерской «Рукодельница» пользуются большой
популярностью среди отдыхающих, привлекают всеобщее внимание и вызывают восторг.
Из вышеизложенного можно сделать один вывод, что только комплекс всех существующих
методов реабилитации может привести к активизации внутренних резервов человека с ограничениями
жизнедеятельности, содействию восстановления внутреннего равновесия, удовлетворению в жизни и
улучшения самочувствия.
1.
Список литературы:
Аретинский В.Б., Антюфьев В.Ф.// Современные технологии восстановительной медицины. Медицинская
реабилитация пациентов с болезнями сосудов сердца и мозга: Сборник науч. статей. – Екатеринбург, 2004. –
С. 38–90.
20
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
Басов Г.В, Макарова И.Н. «Реабилитация пациентов после оперативного лечения ишемической болезни
сердца». Российский научно-практический журнал. «Физиотерапия, бальнеология и реабилитация» №1, 2010 –
М.: ФГУ Учебно-научный медицинский центр Управления делами Президента РФ – с 45
Боголюбов В.М. Медицинская реабилитация, книга в 3 томах, «Физиотерапия и курортология». Под редакцией
Боголюбова В.М., Издательство:Бином, ISBN 978-5-9518-0273-6, ISBN 978-5-9518-0274-3, ISBN 978-5-95180346-7; 2008 г.
Комплексная реабилитация: наука и практика. Российский научно-практический журнал. №4, 2009. – Пермь:
Научно-внедренческий центр "Аркус", 2009. – 68 с.
Кантур Т.А., Восстановительное лечение гипертонической болезни – Из-во: ООО "Книга по Требованию"
ISBN:978-3-8433-1457-2 Режим доступа: http://www.amursu.ru/attachments/ics/N24_45.pdf
Лисовский В.А., Учебное пособие/Лисовский В.А. и др., Комплексная профилактика заболеваний и реабилитация
больных и инвалидов, Из-во: М.: Советский спорт, 2001 г.
Материалы по восстановительной медицине, лечебной физкультуре, курортологии, спортивной медицине и
физиотерапии
«РеаСпоМед
2008»
М.:
2008
Режим
доступа:
http://www.mediexpo.ru/fileadmin/user_upload/content
Российская Федерация. Концепция развития системы здравоохранения в Российской Федерации до 2020 г.
[Текст]: офиц. Текст – Режим доступа: http://www.zdravo2020.ru/concept.
Российская Федерация. Стратегия социально-экономического развития страны до 2020 года [Текст]: офиц.
Текст – Режим доступа: http://strategy2020.rian.ru/.
Российская Федерация. Законы. Закон «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов»
[Текст]:офиц. текст. [федер. закон: принят Гос. Думой 17 мая 1995 года: в ред. От 10.01.2003 № 15-ФЗ, от
22.08.2004 № 122-ФЗ] – Режим доступа: http://www.zaki.ru.
Российская Федерация. Постановление Правительства Тюменской области от 02 марта 2006 г. N 40-п «О
социальном обслуживании населения в Тюменской области» [Текст]: офиц. текст. – Режим доступа:
http://www.zakon72.info
Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Тюменской области [Электронный
ресурс]: – Режим доступа: http://www.tumstat.gks.ru
Федоренко Н.А., Новейший медицинский справочник/ Восстановительные методы лечения, под редак.
Федоренко Н.А.. Из-во: Эксмо, 2008 г. ISBN 978-5-699-28411-5
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПОСТРОЕНИЯ КОНЦЕПЦИИ ФИЗИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ
БОЛЬНЫХ С ГОНАРТРОЗОМ
Андрийчук О.Я.,
Волынский национальный университет им. Леси Украинки,
г. Луцк, Украина
Прорабатывая теоретический и практический опыт лечения остеоартроза и физической
реабилитации при этом заболевании, мы стремились построить целостную концепцию – комплексный
подход с применением разных средств физической реабилитации (ФР). Концепция – это форма и
средство научного познания, которая является способом понимания, объяснения, толкования основной
идеи теории, это научно обоснованное и, в основном, доказанное выражение основного содержания
теории, но в отличие от теории, он еще не может быть воплощен в стройную логическую систему точных
научных понятий.
Анализируя результаты опроса больных остеоартрозом (n=596), мы отметили, что подавляющее
большинство респондентов (87%) уделяют недостаточно внимания физической культуре (ФК). По
нашему мнению, именно занятиям ФК принадлежит основная составляющая сохранения и
возобновления здоровья и двигательных функций.
Гиподинамия как результат научно-технического прогресса требует использовать любую
возможность для увеличения физической активности в течение рабочего дня и в свободное от работы
время.
Использование ФК является формой массовой активной неспецифической профилактики
функциональных нарушений и многих заболеваний (Мурза В.П., 1991).
Курс лечения и реабилитации, в том числе физической, должен проводиться в комплексе и
требует строгого соблюдения больным всех рекомендаций врача и реабилитолога. Основной задачей
лечения и ФР является реализация системы мероприятий, направленных на устранение или
максимальное снижение проявлений заболевания, устранение причин прогресса заболевания, удлинение
процесса ремиссии, стимуляцию обменных процессов и возобновление поврежденной хрящевой ткани,
возобновление работоспособности и улучшение качества жизни больных, удлинение ее
продолжительности. Задачи педагогических, психологических, социально-экономических и других
мероприятий направлены на приспособление больного к повседневной жизни и труду, осуществление
диспансерного контроля. Эта цель может быть достигнута лишь при комплексном применении всех
составляющих лечебного и реабилитационного процесса.
21
Остеоартроз принадлежит к хроническим заболеваниям суставов, цикл от состояния здоровья к
моменту возникновения (обострения) болезни и опять к соответствующему состоянию здоровья имеет
такие периоды: 1) здоровье; 2) снижение стойкости организма к провоцирующим развитие болезни
факторам; 3) скрытый период болезни и борьба с ней; 4) патогенез (от греч. pаthos – страдание, болезнь и
gеnesis – происхождение, возникновение) – возникновение и развитие остеоартроза, отдельных его
проявлений на разных уровнях организма – от молекулярных нарушений к изменениям в органах и
системах; 5) возобновление; 6) реабилитация с соответствующим состоянием здоровья и качеством
жизни.
В ходе научно-поисковой работы, начиная с аналитико-констатирующего этапа исследования,
мы изучали и анализировали данные амбулаторных и стационарных карт больных. Согласно
полученным данным, у больных гонартрозом отмечаются частые обострения, с увеличением
длительности болезни уменьшаются периоды ремиссии, что можно трактовать как недостаточную
эффективность проведенных курсов лечения. Такие данные вызвали необходимость пересмотра схемы и
плана лечения, введения индивидуально подобранных программ ФР.
Удлинение периода ремиссии и предупреждение прогресса, приостановка дегенеративнодистрофических процессов в тканях сустава – фундаментальный принцип предложенной концепции ФР.
При первичной беседе с больными мы пытались убедить их в действенности и эффективности
рекомендованной программы, ведь психологическая настроенность на выздоровление, доверие к врачу
является основой дальнейшего плодотворного сотрудничества и выполнения всей предложенной
программы в лечебном заведении и дальнейшей поддержке здоровья во внебольничных условиях. О
наиболее благоприятных взаимоотношениях между врачом и больным писал еще выдающийся врач
древней Сирии Абуль Фарадж «Нас трое – я, ты и болезнь; если ты будешь на моей стороне, нам вдвоем
будет легче преодолеть болезнь». Конечно, беседа также велась с родственниками больных, ведь
поддержка и понимание семьи – важные элементы лечения и реабилитации.
Разработанная и предложенная теоретико-методологическая модель, которая является основой
концепции ФР больных гонартрозом, состояла из: образовательных программ; психологической
поддержки; диетотерапии (при необходимости); утренней гигиенической гимнастики; лечебной
гимнастики;
массажа
и
самомассажа;
механотерапии;
физиотерапевтических
процедур;
медикаментозного лечения.
Мы считаем, что к основным задачам реабилитолога относится обучение больных; ведь
реабилитация в медицине – это система не только социально-экономических и медицинских
мероприятий, направленных на возобновление (компенсацию) нарушений функций организма и
возвращение больных и инвалидов к общественно-полезному труду, но и педагогических, направленных
на разъяснение и обучение.
При этом необходимо придерживаться общепризнанных дидактичных принципов при обучении
больных физическим упражнениям: сознательное и активное участие больного, социальная
направленность, всесторонность, наглядность, доступность, индивидуальный подход, систематичность,
непрерывность в течение всех этапов реабилитации, постепенность (поэтапно увеличивалось количество
упражнений, увеличивались объем и интенсивность физической нагрузки, повторность (выполнение
необходимого количества повторений каждого движения, упражнения, с поочередным изменением с
элементами отдыха), комплексное применение всех доступных и необходимых средств ФР, мониторинг
состояния здоровья больных во время и после применения средств ФР, использование методов контроля
адекватности нагрузок и эффективности реабилитации. Кроме того, в процессе обучения выполнению
физических упражнений важным является соблюдение следующих правил: а) от более простого к более
сложному; б) от более легкого к более трудному; в) от известного к неизвестному.
Мы выборе дозирования физической нагрузки мы руководствовались такими методическими
приемами: выбор наиболее выгодного исходного положения; привлечение для исполнения упражнения
необходимых мышечных групп; чередование мышечных групп; разная степень сложности упражнений;
выбор количества и характера выполнения упражнений; выбор оптимальной амплитуды движений;
изменение темпа выполнения упражнений и количества повторений каждого движения; степень
мышечного напряжения; обязательное включение упражнений для расслабления, пауз для отдыха;
создание позитивной атмосферы во время занятий.
22
МЕТОДИКА АНАЛИЗА МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ИНВАЛИДНОСТИ И
СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ.
Асхабова Л.М., Гиреев Т.Г.,
Дагестанская государственная медицинская академия,
Магомедова С.А.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
На современном этапе развития общества решение проблем инвалидности и инвалидов является
одним из приоритетных направлений социальной политики и в значительной мере определяет уровень
социального благополучия, как всего населения, так и его социально уязвимых слоев.
Актуальность проблемы определяется наличием в социальной структуре общества
значительного количества лиц, имеющих признаки инвалидности, что подтверждается данными
официальной статистики (Щепин О.П., Линденбратен А.Л., 2006; Лаврова Д.И., 2009; Лисицын Ю.П.,
2009 и др.).
Общее число инвалидов, состоящих на учете в органах социальной защиты населения в России,
составляло в 2010 г. 11,7 млн. человек.
Общий уровень инвалидности среди взрослого населения, состоящих на учете в органах
социальной защиты населения в Республике Дагестан, составил в 2010 году 816,7 инвалидов на 100 тыс.
населения; первичный выход на инвалидность составил – 63,8 на 100 тыс. всего населения.
По прогнозным оценкам в ближайшие годы ожидается увеличение численности инвалидов. Это
свидетельствует о масштабности проблемы инвалидности и определяет необходимость принятия на
государственном уровне комплекса мер воздействия – как на инвалидов, так и на их социальное
окружение, подчиненных единой цели – реинтеграции инвалидов в общество.
Сложившаяся ситуация требует проведения на федеральном и региональном уровнях мер по
совершенствованию социальной политики, по укреплению системы охраны общественного здоровья.
Особую актуальность приобретают вопросы создания сети реабилитационных учреждений,
обеспечивающих проведение социальной реабилитации инвалидов, являющейся одним из основных
звеньев в системе их социальной адаптации и интеграции.
Во исполнение Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской
Федерации» в субъектах Российской Федерации стала создаваться сеть реабилитационных учреждений
различного профиля, составляющая основу системы реабилитации инвалидов (Осадчих А.И., 2004;
Кузьмишин Л.Е., 2008; Андреева О.С., 2009; Чикинова Л Н , 2009, и др)
В настоящее время в России в социальной сфере функционирует 598 реабилитационных
учреждений, 127 предприятий и организаций, изготавливающих протезно-ортопедические изделия и
комплектующие к ним, 110 предприятий выпускают технические средства реабилитации
Однако до настоящего времени отсутствует единая система реабилитации инвалидов,
координирующая и направляющая деятельность различных ведомств и учреждений, ответственных за
осуществление мероприятий по комплексной реабилитации; не определен правовой статус
реабилитационных учреждении; не разработана система контроля и оценки эффективности
индивидуальных программ реабилитации инвалидов. Требуют дальнейшей разработки вопросы
методологии и технологии социальной реабилитации инвалидов
Процесс формирования инфраструктуры реабилитационных учреждений в регионах идет
медленно из-за отсутствия нормативно-правовой базы и необходимых финансовых средств и
значительно отстает от потребности инвалидов.
В настоящее время в субъектах РФ отмечаются свои особенности состояния и динамики
инвалидности, ее взаимосвязи с показателями потребности инвалидов в социальной реабилитации, что, в
конечном счете, определило необходимость научного изучения вопросов создания системы
реабилитационных учреждении различных типов и видов (Осадчих А.И., 2008 и др.).
Проводимое нами исследование является комплексным, статистическим, социальногигиеническим, организационно-методическим и реабилитационно-методическим. Для решения
поставленных задач и достижения цели исследования была разработана комплексная многоэтапная
методика.
Определение и изучение общего контингента было проведено на основе двухступенчатой
выборки и методом направленного отбора.
Объем выборочной совокупности определялся по общепринятой формуле:
2
t Npq
n
N
2
q
,
где
t pq
n – искомое число наблюдений (объем выборочной совокупности);
N – объем генеральной совокупности (численность контингента инвалидов в Республике Дагестан);
23
t – критерий надежности, равный "2", при 95 %-ой вероятности;
p – предполагаемая величина показателя (50 %);
q = 100 – p,
Δ – предельная ошибка показателя, равная tm, где "m" – средняя ошибка репрезентативности показателя
(1,2 % от величины "p").
Единица наблюдения – инвалид, состоящий на учете в органах социальной защиты населения.
Объем выборочной совокупности составил 723 инвалидов. Период наблюдения – 2008-2010 гг.
В результате расчета было получено, что исследованием должно быть охвачено не менее 700
инвалидов.
Далее на основании данных о структуре контингента инвалидов, полученных в результате
исследования по определению контингента инвалидов по материалам Республики Дагестан, был
проведен расчет необходимого для исследования числа инвалидов по полу, возрасту, классам болезней и
группам инвалидности. Необходимо отметить, что расчет инвалидов проводился по всем классам
болезней, а также по основным подклассам. В отдельных случаях, учитывая редкую встречаемость
данной патологии или предполагаемую однотипность нуждаемости в социальной реабилитации лиц
определенного пола, возраста и группы инвалидности, имела место так называемая «малая выборка».
Для проведения изучения потребности инвалидов в социальной реабилитации была разработана
«Анкета инвалида», которая включала паспортные данные инвалида, основной и сопутствующий
диагнозы, группу, причину инвалидности и др., содержала профессионально-трудовые сведения об
инвалиде, включала характеристику его материального и семейного положения, условия проживания и
пр., а также показатели потребности в социальной реабилитации.
Заполнение анкет проводилось в Республиканском Бюро медико-социальной экспертизы (г.
Махачкала) как общего, так и специализированного профилей.
Затем была проведена шифровка основного заболевания, послужившего причиной инвалидности
в соответствии с Руководством по международной статистической классификации болезней, травм и
причин смерти (МКБ) Х-го пересмотра.
В конце данного этапа исследования проводилась аналитическая и статистическая обработка
материала. Были составлены макеты аналитических таблиц и рассчитаны показатели. Обработка
материала проводилась на персональном компьютере.
В ходе исследования было изучено состояние организации системы медико-социальной
реабилитации инвалидов в Республике Дагестан; изучены типы и виды учреждений, осуществляющих
социальную реабилитацию; проведена их экспертная оценка и разработаны организационнофункциональные модели реабилитационных учреждений.
Методы исследования: аналитический, монографический, анкетирование, интервьюирование,
метод экспертных оценок.
Обработка полученного материала проводилась на персональном компьютере с использованием
методов математической статистики.
ПОТРЕБНОСТЬ ИНВАЛИДОВ ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ
В СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ
Асхабова Л.М., Гиреев Т.Г.,
Дагестанская государственная медицинская академия,
Магомедова С.А.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
Анализ данных о потребности инвалидов взрослого населения в Республике Дагестан в
социальной реабилитации показал, что она составляет в среднем 78,3%. Потребность инвалидов в
социальной реабилитации зависит от тяжести инвалидности. Так, у инвалидов I группы она равняется
93,1%, у инвалидов II группы составляет 79,1%, у инвалидов III группы – 71,5%.
Высокая потребность в социальной реабилитации отмечается у инвалидов вследствие болезней
нервной системы – 85,6%, злокачественных новообразований – 84,9%, болезней костно-мышечной
системы – 84%, травм – 80,8%, психических расстройств – 80%.
Потребность инвалидов в информировании и консультировании по вопросам реабилитации
велика у всех инвалидов и составляет от 70% до 90%; в юридическом консультировании нуждаются
33,6% инвалидов, в адаптационном обучении – 53 % инвалидов. При этом, в развитии навыков
самообслуживания нуждаются 22,6 % инвалидов; навыков передвижения – 24,4 % инвалидов; навыков
ориентации – 6,9 % инвалидов; навыков общения – 11,6 % инвалидов. Необходимость обучения
инвалидов основам пользования техническими средствами реабилитации составляет 37,4 %, пользования
информацией – 25,1 %.
24
Потребность семей, имеющих инвалидов, в психологическом семейном консультировании,
составляет 20,6%. В социокультурной реабилитации нуждаются 37,4% инвалидов. В адаптации жилья
нуждаются 25,6% инвалидов. В технических средствах реабилитации нуждаются 56% инвалидов, в том
числе инвалиды I группы – в 80,6%, II группы – в 54,7%, III группы – в 48,3%. В технических средствах
для передвижения нуждается 28,2% инвалидов, больше всего они нуждаются в креслах-колясках (46,5%
случаев). В приспособлениях для самообслуживания нуждается 31,7% инвалидов, больше всего
инвалиды I группы (58,5%). В различных приспособлениях для бытовых нужд нуждается 40,3% всех
инвалидов, в том числе инвалиды I группы – в 66% случаев; больше всего инвалиды нуждаются в
приспособлениях для уборки квартиры и стирки белья. Потребность в специальных средствах для
слабовидящих и слепых составляет 83,7% у инвалидов с данной патологией. Потребность в специальных
технических средствах для слабослышащих и глухих составляет 90,9% у инвалидов с данной патологией.
Развитие социальной реабилитации в системе социальной защиты населения предусматривает
несколько направлений деятельности, в том числе развитие реабилитационной направленности в
деятельности уже существующих учреждений социальной защиты населения (в стационарных
социальных учреждениях, центрах социального обслуживания населения, специальных учебных
заведениях); создание новых и развитие уже имеющихся реабилитационных учреждений (центров,
отделений, кабинетов социальной реабилитации инвалидов и др.).
Центральное место в системе реабилитации инвалидов занимают имеющиеся в республике
многофункциональные и узкоспециализированные реабилитационные центры республиканского и
муниципального подчинения, развитие которых обеспечивает проведение комплексной, в том числе
социальной реабилитации для значительного контингента инвалидов и делает возможной реализацию
модели социальной адаптации и интеграции инвалидов в семью и общество; является базой для обучения
кадров и разработки методического обеспечения системы реабилитации.
Для обеспечения социальной реабилитации инвалидов осуществляется развитие сети отделений
социальной реабилитации на республиканском и муниципальном уровнях, обеспечивающих программы
социально-средовой и социально-бытовой реабилитации. На основе унифицированной федеральной
программы в Республике Дагестан разработано и утверждено приказом Министерства труда и
социального развития временное типовое Положение об отделении социальной реабилитации инвалидов
Центра социального обслуживания, что обеспечило развитие сети таких учреждений. Однако, объем
услуг по социальной реабилитации инвалидов, оказываемый отделениями, достаточно ограничен; их
кадровое и материальное обеспечение нуждаются в улучшении, что в целом не обеспечивает решения
вопросов реабилитации контингента инвалидов республики с учетом их потребности. Поэтому возникает
необходимость научной разработки новых моделей учреждений, осуществляющих социальную
реабилитацию инвалидов. Это особенно актуально в условиях изменения законодательно-нормативных
документов, касающихся основ социальной политики РФ в отношении инвалидов.
В соответствии с изменениями, внесенными в действующую правовую базу ФЗ от 22.08.2004 г.
№ 122-ФЗ, меры социальной защиты инвалидов являются расходными обязательствами РФ, за
исключением мер социальной поддержки и социального обслуживания, относящихся к полномочиям
государственной власти субъектов РФ. При этом к ведению органов государственной власти субъектов
РФ в области социальной защиты и социальной поддержки инвалидов относится создание и развитие
региональных учреждений, осуществляющих реабилитацию инвалидов.
РОЛЬ ОБУЧЕНИЯ ГИГИЕНЕ ПОЛОСТИ РТА В НОРМАЛИЗАЦИИ
СТОМАТОЛОГИЧЕСКОГО И БИОХИМИЧЕСКОГО СТАТУСА У ДЕТЕЙ С НАРУШЕНИЕМ
СЛУХА
Афонина С.Н, Павлова М.М., Демина Р.Р., Егорова О.А., Мацегора Е.О.,
Оренбургская государственная медицинская академия,
г. Оренбург, Россия
Проблема тугоухости у детей постоянно находится в центре внимания исследователей. Это
объясняется тем, что число детей с тугоухостью и глухотой не снижается, а многие факторы воздействия
на орган слуха растущего организма ребенка приобретают в современных условиях еще большее
значение [3].
По данным ВОЗ в 2002г. в мире насчитывалось 250 млн. человек с нарушением слуха
(учитывались лица с понижением слуха, превышающим 40дБ на лучше слышащее ухо), что составляет
4,2% от всей популяции земного шара. Причем к 2020 г., по прогнозам ВОЗ, ожидается рост количества
лиц с нарушение слуха более чем на 30%. Одной из основных причин патологии слуха у детей является
увеличение числа внутриутробных инфекций [3].
В Российской Федерации число детей и подростков с тугоухостью и глухотой превышает 1 млн.
[2].
25
Чрезвычайная важность проблемы врожденной тугоухости и глухоты у детей состоит в том, что
они теряют слух в самом раннем «доречевом» возрасте. У таких детей, не ощутивших красоту мира
звуков, не возникает интерес к речевому общению и происходит его замена жестами. Кроме того,
снижение слуха в детском возрасте часто приводит к нарушению развития не только речи, но, так же, к
нарушению интеллекта и психики. Все это затрудняет общение ребенка с окружающими и изолирует его
от общества. Поэтому детская тугоухость и глухота – важная не только медицинская, но педагогическая
и социальная проблема [3].
Дети с нарушением слуха имеют серьезные физиологические, физические и интеллектуальные
проблемы и поэтому нуждаются в особом внимании, в том числе, и в части стоматологической помощи.
Необходимо разработать для них эффективную профилактическую программу, учитывая, что их
ментальные, физические и социальные характеристики не позволяют им получать адекватную
стоматологическую помощь [1].
Важным фактором риска развития кариеса у таких детей является плохая гигиена полости рта,
связанная с отсутствием навыков чистки зубов, а также с условиями проживания и питания.
Цель данного исследования: изучить в сравнительном аспекте стоматологический статус и
некоторые биохимические показатели смешанной слюны у здоровых детей и у детей с нарушением
слуха, а также оценить состояние этих показателей после обучения гигиене полости рта через 3 месяца
после первого осмотра.
Материалы и методы. Для проведения исследований нами было отобрано две группы детей:
контрольная группа – 10 практически здоровых детей с хорошим уровнем гигиены полости рта и
опытная группа – 10 детей с нарушением слуха. Это дети одной возрастной группы (4-6 лет), и одного
дошкольного общеобразовательного учреждения города Оренбурга, с одинаковым режимом дня и
характером питания, пребывающие в условиях сада 5 дней в неделю.
Оценка стоматологического статуса проводилась по следующим показателям: интенсивность и
распространенность кариеса, индекс гигиены рта Федорова-Володкиной (1968), индекс гигиены полости
рта для детей раннего возраста (Хамадеевой А.М., Демина Р.Р., 2005) и индекс О´Лири (1972).
Для проведения биохимического анализа использовалась смешанная слюна, собранная без
стимуляции до завтрака, которую в последующем подвергали центрифугированию, замеряли осадок, а в
надосадочной жидкости определяли следующие биохимические показатели: величину рН, концентрацию
молочной кислоты, активность фермента пероксидазы. Все результаты подверглись статистической
обработке с использованием критерия Стьюдента.
Результаты и обсуждения. Первичный осмотр показал, что распространенность кариеса
составила 70% у детей контрольной группы и 80% – у детей опытной группы, а интенсивность кариеса
3,8 и 6,4 соответственно. Это говорит о высоком уровне распространенности и интенсивности кариеса у
детей опытной группы с нарушением слуха.
Индекс Федорова-Володкиной составил 1,4 у группы здоровых детей и 1,94 – у детей с
нарушением слуха, а индекс гигиены полости рта для детей раннего возраста – 0,5 и 1,5 соответственно.
При интерпретации данных значений следует отметить, что у детей контрольной группы хороший
уровень гигиены полости рта, а у детей опытной группы – удовлетворительный.
При изучении биохимических показателей слюны было выявлено значительное увеличение
осадка в группе детей с нарушением слуха (1,0 см против 0,5 см в контрольной группе). Величина рН у
здоровых детей находилось в пределах нормы и составляла 7,0 единиц, а у детей с нарушением слуха
была несколько выше и достигала 7,5 единиц. При исследовании содержания лактата в надосадочной
жидкости было установлено, что количество молочной кислоты достоверно превышает норму, как в
группе здоровых детей, так и в группе детей с нарушением слуха (таб.1). Кроме этого наблюдается
достоверная разница в концентрации молочной кислоты в слюне у детей опытной и контрольной группы:
в группе детей с тугоухостью уровень лактата в 1,4 раза превышал еѐ количество у здоровых детей
(таб.1). Активность фермента пероксидазы в надосадочной жидкости у детей с тугоухостью была
достоверно снижена по сравнению с детьми контрольной группы и составляла 9,27∙10³+1,43мкат/л
против 39,63∙10³+4,47мкат/л.
Анализируя полученные данные, следует отметить, что отсутствие навыков регулярного
гигиенического ухода за полостью рта у детей с ослабленным слухом приводит к увеличению осадка в
слюне, что способствует развитию бактериальной микрофлоры в ротовой полости, следствием чего
является усиление бактериального распада органических
веществ, скапливающихся во рту. При этом образуются вещества щелочного характера: аммиак,
мочевина, амины, которые и смещают рН в щелочную сторону (7,5).
Активность процессов анаэробного распада углеводов под действием ферментов бактериальной
флоры приводит к повышению концентрации лактата в слюне детей обеих групп, что свидетельствует о
риске развития кариеса и о формировании кариесогенной ситуации в полости рта.
Всѐ это требует своевременной коррекции выявленных нарушений, в первую очередь, обучению
детей с нарушением слуха правильному уходу за полостью рта.
26
Табл.1.
Изменение биохимических показателей слюны у детей с нарушением слуха после обучения гигиене
полости рта.
Биохимические
показатели
Осадок (см)
рН
Здоровые дети
0,5
7,0
Дети с тугоухостью
1 забор
1,0
7,5
Дети с тугоухостью
2 забор
0,2
7,0
Лактат (ммоль/л)
0,61+0,19
0,89+0,34*Р<0,05
0,5+0,2**Р<0,05
Пероксидаза (мкат/л)
39,63*10³+4, 47
9,27*10³+1,43*Р<0,05
25,5*10³+1,95** Р<0,05
Примечание: * – достоверное различие по сравнению с контрольной группой;
** – достоверное различие по сравнению с 1-м забором.
В течение трех месяцев обучали детей с нарушением слуха навыкам гигиене полости рта. Детям
показывали правильные движения зубной щетки на модели челюстей. Затем каждый ребенок
индивидуально повторял все движения зубной щетки на модели, с последующим закреплением навыков,
за счет чистки зубов в ванной комнате перед зеркалом, под обязательным контролем.
Спустя три месяца результаты проведенного стоматологического осмотра свидетельствуют, что
индекс Федорова-Володкиной достиг величины 1,52, а индекс гигиены полости рта составил 1,0.
Динамика индекса О´Лири представлена на рис. 1.
6,1
7
6
4,8
5
4
3
3
1,7
2,1
1
2
1,5 0,9
1
0
контактные
вестибулярныеоральные жевательные
1 осмотр
2 осмотр
Рис. 1. Динамика Индекса О`Лири у детей с нарушениями слуха.
Результаты биохимического анализа слюны у детей с нарушением слуха после проведенного
курса обучения показали, что в этой группе произошло значительное уменьшение осадка (0,2 против 1,0
до начала обучения), а так же отмечалась нормализация рН (до 7,0 единиц).
Вместе с тем спустя 3 месяца после проведенного курса обучения в группе детей с ослабленным
слухом наблюдалось существенное снижение концентрации лактата в 1,8 раза по сравнению с исходным
уровнем (таб.1). Активность фермента пероксидазы в надосадочной жидкости у детей с тугоухостью
значительно возрастала и достигла 25,5+1,95мкат/л против 0,89+0,34мкат/л до начала обучения (таб.1).
На основании проведенного исследования были сделаны следующие выводы:
1. Биохимический анализ слюны показал, что у детей с тугоухостью риск развития кариеса
выше, чем у здоровых детей, что требует особого подхода в проведении профилактических мероприятий.
2.
Полученные
биохимические
данные
подтверждают
результаты
проведенного
стоматологического обследования: они находятся в прямой зависимости друг от друга.
3. Представленные результаты диктуют необходимость усиленной санитарно-просветительной
работы среди родителей, воспитателей, педагогов-сурдологов, педиатров по вопросам обучения гигиене
полости рта у детей с нарушением слуха.
1.
2.
3.
Литература:
Д. Бакарчич, А. Легович. Анализ параметров состояния полости рта у детей-инвалидов//Стоматология. –
2006.-№3. – С.57-60.
М.Е. Загорянская, М.Г. Румянцева. Эпидемиология нарушения слуха у детей// Дефектология. – 2006. – №6.
– С.14-19.
Лымарев А.В.//Автореф. дис….канд. мед. наук. – Оренбург 2000. – 3с.
27
ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛИЗАЦИИ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ И ИНВАЛИДОВ В УСЛОВИЯХ
СТАЦИОНАРНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ
Березина О.И.,
Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского,
Балашовский институт,
г. Балашов, Россия
Анализ положения пожилых людей и инвалидов по наиболее общим социальнодемографическим и экономическим характеристикам свидетельствует о наличии основных проблем
пожилых граждан России: неудовлетворительного состояния здоровья, малообеспеченности,
одиночества. Уровень и качество их жизни (КЖ) значительно ниже, чем у трудоспособной части
населения. Увеличение численности людей, страдающих различными хроническими заболеваниями,
которые приводят к потере трудоспособности и инвалидности, снижает качество их жизни. Установлено,
что КЖ данной категории людей зависит главным образом от социально-экономической защищенности,
удовлетворенности людей состоянием их здоровья и уровня социализации.
В настоящее время интерес исследователей к процессу социализации распространился на
взрослость и старость, то есть на «третий возраст». Сформировались различные концептуальные
основания социализации таких ученых, как Г.М. Андреева, И.С. Кон, Дж.К. Коулмен, И. Таллмен и др.
Социализация – процесс двусторонний: с одной стороны, это усвоение индивидом социального опыта
путем вхождения в социальную среду, систему социальных связей; с другой – процесс активного
воспроизводства системы социальных связей индивидом за счет его активной деятельности, активного
включения в социальную среду. Таким образом, под социализацией традиционно понимается освоение
людьми знаний, навыков, стереотипов поведения, ценностных ориентаций, нормативов,
обеспечивающих их полное участие в общепринятых формах социального взаимодействия.
В процессе комплексных социально-реабилитационных мероприятий в Доме-интернате характер
жизнедеятельности проживающих меняется: расширяется социум, круг интересов. Перед социальными
службами Дома-интерната стоит задача не только создания условий для достойной жизни пожилых
граждан, но и установления гармоничных отношений с социальным окружением, расширения
возможности социальной коммуникации и социальной активности граждан старшего поколения.
Поэтому особое значение в социальной работе с пожилыми людьми приобретает педагогический
компонент, заключающийся в формировании у них нового социального опыта, позитивной мотивации и
активизации потенциальных возможностей личности в решении собственных проблем.
Смыслом социальной работы в Доме-интернате является социализация пожилых людей и
инвалидов – восстановление в привычных обязанностях, функциях, видах деятельности, характере
отношений с людьми пожилого человека. Преодоление, смягчение драмы невостребованности
происходит на основе собственного житейского (в том числе, профессионального и семейного) опыта.
Важно не только давать человеку, но и помочь ему продолжать отдавать себя, сохраняя тем самым
устойчивость, гарантию определенной стабильности, ощущение доброй перспективы, оптимистическую
и реализуемую надежду на то, что и в новых обстоятельствах человек останется нужным.
Целью социализации пожилого человека является восстановление его социального статуса,
обеспечение социальной адаптации в обществе, достижение материальной стабильности, то есть
социальная реабилитация. Последняя предусматривает: формирование навыков самообслуживания,
передвижения, ориентации в среде обитания, общения, в том числе, с помощью технических средств
реабилитации, помощь в создании семьи; обучение персональной сохранности (правилам личной
безопасности при пользовании бытовыми приборами и в среде); обучение решению личных и
психологических проблем; социальному общению; помощь и содействие в организации и проведении
активного досуга: посещении друзей, родственников, зрелищных учреждений и мест отдыха, занятия
доступными видами спорта.
Для систематизации работы с пожилыми людьми и инвалидами в Доме-интернате разработана
технология поэтапной организации работы, включающая в себя этапы медико-социальной диагностики,
определение содержания деятельности, коррекцию и технологию организации комплексной медикосоциальной реабилитации.
Особую значимость в комплексной реабилитации занимает психологическое сопровождение
проживающих, имеющих психические отклонения и пограничные состояния психики, связанные с
последствиями травм или со старческим возрастом. В Доме-интернате применяются новые технологии
медицинского и социального обслуживания с использованием достижений в области геронтологии и
гериатрии. Разработаны геронтоориентированные программы социально-медицинской реабилитации,
предусматривающие дифференцированный подход к применению медицинских технологий в
соответствии со спецификой отделений. Так были созданы: отделение милосердия, отделение
социальной реабилитации (комплексная реабилитация) и отделение активного долголетия
(геронтологический уход, комплексная реабилитация).
28
Отличительной особенностью медицинской службы и современной формой работы медикосоциального обслуживания престарелых и инвалидов, является технология «хоспис» – медикосоциальное обслуживание тяжелобольных, требующих особого ухода и более чуткого внимания со
стороны обслуживающего персонала. Хоспис в наибольшей степени обеспечивает качество, он дает
возможность обреченным людям жить без боли, страха и одиночества.
Новой технологией социальной работы Дома-интерната является активизация важнейших
жизнеобеспечивающих функций организма. Эти функции увеличивают объем физиологических резервов
человека. Здесь работает целый комплекс мероприятий, разработанный и успешно действующий в Домеинтернате. Он включает в себя: организацию рационального питания, витаминизацию, двигательную
активность с учетом физиологических резервов организма.
Технология по реализации интеграции пожилых людей и инвалидов в общество
предусматривает следующие этапы:
1. комплексная медико-социальная реабилитация;
2. трудотерапия – от самообслуживания до общественно-полезного труда;
3. общественная жизнь (участие в Совете самоуправления);
4. социокультурная жизнь (участие в творческих студия);
5. участие в микро-группах, социуме Дома-интерната;
6. создание семейных пар;
7. обеспечение самостоятельной жизнедеятельности: перевод из Дома-интерната на постоянное
место жительство.
Таким образом, социализация пожилых людей и инвалидов в условиях стационарного
учреждения социального обслуживания должна осуществляться в разных направлениях: медицинская,
социально-педагогическая,
социально-психологическая,
социокультурная,
социально-бытовая
реабилитация и адаптация.
1.
2.
3.
Список литературы:
Ронк, В. Эволюция форм социальной защиты в России [Текст] / В. Ронк // Человек и труд. – 2004. – № 10. –
С. 251
Технологии социальной работы: Учебник [Текст] / Под общ. ред. проф. Е. И. Холостовой. – М.: ИНФРА –
М, 2002. – 400 с.
Технологии социальной работы в различных сферах жизнедеятельности: Учебное пособие [Текст] / Под
ред. проф. П. Д. Павленка. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и
К», 2006. – 596 с.
СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ СЕВЕРЯН С НЕРВНОМЫШЕЧНОЙ ПАТОЛОГИЕЙ
Бондаренко Л.А.,
городская больница Эжвинского района,
Пенина Г.О.,
Коми филиал Кировской государственной медицинской академии,
г. Сыктывкар, Россия
«Качество жизни» (КЖ) как новый показатель оценки результатов лечения существенно изменил
представления о понятии «терапевтическая эффективность». Данные КЖ, наряду с традиционными
медицинскими методами, позволяют составить целостную и объективную картину болезни (Михайлов
В.А. с соавт., 2008). А при хронических заболеваниях повышение КЖ пациента становится
первоочередной задачей врача (Новик А.А., Ионова Т.И., 2002).
Целью нашего исследования стало изучение особенностей уровня и структуры КЖ, а также
оценка его отдельных составляющих, у пациентов с нервно-мышечной патологией (миастения,
наследственные моторно-сенсорные полиневропатии, прогрессирующие мышечные дистрофии) в
Республике Коми.
Методом выборочного исследования нами было изучено 48 пациентов с нервно-мышечной
патологией (миастения, наследственные моторно-сенсорные полиневропатии, прогрессирующие
мышечные дистрофии) в Республике Коми (РК), находящихся на лечении в неврологическом отделении
КРБ 1998-2009 гг. Критерием включения в исследование был верифицированный диагноз миастении,
наследственной моторно-сенсорной полиневропатии, прогрессирующей мышечной дистрофии.
Комплексное обследование больных проводилось на базе неврологического отделения ГУ РК
«Коми республиканская больница». В план обследования пациентов входили: сбор жалоб и анамнеза,
клинический неврологический осмотр, биохимическое исследование крови, визуализационное
исследование органов средостения (компьютерная или магнитно-резонансная томография – КТ/МРТ),
стимуляционная электронейромиография (ЭНМГ), электромиография (ЭМГ). Для оценки КЖ нами
29
использовались опросник SF-36 и опросник «индекс реинтеграции в нормальную жизнь», для
определения наличия или отсутствия эмоциональных нарушений – опросник CES-D. Статистическая
обработка проводилась в операционной среде Microsoft Windows XP при помощи программ BIOSTAT,
Microsoft Excel, Statistica 6.1.
Уровень распространенности миастении в РК, по нашим данным, на 1 января 2010 г. составил
6,7 на 100 тыс. населения. Соотношение мужчин и женщин среди пациентов с миастенией в республике
равно 1:4, (р ≤ 0,05). Средний возраст пациентов с миастенией на момент госпитализации составил, по
результатам исследования, 40,2±16,2 года, для мужчин и женщин – соответственно 44±18,5 и 39,3±15,8
года, без достоверных различий. Дебют заболевания у женщин наблюдается существенно (р=0,099)
раньше (33,2±15,8лет), чем у мужчин (43±17,8 лет). Пациенты с дебютом заболевания до 30 лет
составили 46,3% от исследованных с соотношением мужчин и женщин в группе 1:11. У 33,8% больных
манифестация заболевания отмечена в возрасте старше 45 лет, в этой группе численная разница
пациентов по полу была минимальной, хотя, как и в остальных группах, здесь преобладали женщины в
соотношении 1:1,7. У остальных пациентов дебют заболевания отмечен в возрастном интервале 31-45
лет. У обследованных пациентов в большинстве случаев (88,8%) был выставлен диагноз
генерализованной миастении, в 42,5% были отмечены бульбарные нарушения. У 11,2% пациентов была
выявлена глазная форма. Генерализованная форма у женщин развивалась несколько чаще (в 89,1%
случаев), чем у мужчин (87,5%), но у мужчин чаще отмечалось тяжелое течение миастении, о чем
свидетельствует наличие бульбарных нарушений в 75% случаев. У 26,7% обследованных пациентов
тимус к моменту исследования был удален. У 31% пациентов патологических изменений тимуса найдено
не было, гиперплазия вилочковой железы обнаружена у 33,8% больных. Тимома была выявлена у 8,5%
обследованных.
При оценке КЖ в общей группе пациентов с миастенией с помощью опросника «Индекс
реинтеграции в нормальную жизнь» средний балл составил 7,9 ± 1,6, что ниже нормальных значений.
Наиболее низкое значение у пациентов с миастенией по шкале SF-36 было обнаружено по
показателю «ролевое функционирование» – 25±38,5%, несмотря на то, что физическое
функционирование было нарушено существенно меньше – 57,7±27,1% и оказалось одним из самых
высоких. На этом же уровне находились значения показателя социального функционирования –
53,4±17,1%, что свидетельствует об относительной сохранности этих функций. Одно из наиболее низких
значений получено нами по показателю «боль» – 36,5±29,4%. Болевой синдром не характерен для
миастении, а его наличие обусловлено сопутствующими заболеваниями. Так же были получены низкие
значения показателей эмоционального функционирования – 45,1±44,1%, уровень психологического
здоровья составил 49,9±19,7%. Численное выражение показателя «общее здоровье» было снижено в 2
раза и составило 48,5±12,1%, также отмечено снижение значений по показателю «жизнеспособность» до
45,8±18,7%. У двух пациентов были выявлены легкие депрессивные расстройства. Средний балл
показателя депрессии по опроснику CES-D составил 15,4±8,3, что соответствует нормальному значению.
При анализе КЖ у мужчин и женщин с миастенией значимых различий не выявлено по ряду
показателей. В т.ч. «общее здоровье» (мужчины – 58,3%, женщины – 46,43%), «жизнеспособность»
(мужчины – 46,7%, женщины – 45,6%), «социальное функционирование» (мужчины – 45,8%, женщины –
55%), «психологическое здоровье» (мужчины – 50,7%, женщины – 49,7%). По всем данным показателям
наблюдается снижение значений практически в 2 раза. Значения показателя «физическое
функционирование» у женщин были ниже и составили 55%, у мужчин – 70%. Значения показателя
«ролевое функционирование» были значительно снижены у мужчин до 0%, у женщин – до 30,4%.
Аналогичное соотношение получено и по показателю «эмоциональное функционирование»: женщины –
54,75%, мужчины – 0% (р≤0,05).
При анализе КЖ у пациентов с миастенией в зависимости от возраста дебюта обращают на себя
внимание более низкие показатели по шкалам физического, ролевого и эмоционального
функционирования при начале заболевания в возрасте 30-60 лет, различия, однако, оказались
статистически незначимыми, корреляционной связи также не найдено. А значения показателя
социального функционирования были ниже при дебюте до 30 лет.
Анализ КЖ в зависимости от формы заболевания показал закономерно более высокие значения
по шкалам физического и ролевого функционирования у пациентов с глазной формой миастении.
Результаты оценки по шкалам эмоционального функционирования и психологического здоровья не
различались у пациентов с локальной и генерализованной формой без бульбарных нарушений, и были
снижены у пациентов с генерализованной формой с бульбарными нарушениями. Средний балл по шкале
CES-D был выше у пациентов с генерализованной формой и у пациентов с бульбарным синдромом.
Различия статистически незначимы.
Мы проанализировали изменение КЖ в зависимости от патологии вилочковой железы. У
пациентов без патологии тимуса значения по шкале «физическое функционирование» (90%) значительно
превышали таковые в остальных группах. У пациентов с гиперплазией тимуса они составили 32,5%,
после тимэктомии (в различные сроки) были несколько выше – 56,9%. Аналогичное соотношение
получено и по шкале «ролевое функционирование»: у пациентов без патологии тимуса – 50%, при ее
30
наличии – 19,6%, в т.ч. после тимэктомии – 18,75%. «Жизнеспособность» так же была выше у пациентов
без патологии вилочковой железы (65%), у пациентов с гиперплазией составила лишь 37,5%, с
тимэктомией в анамнезе – 41,25%. Значения «общего здоровья» у пациентов были на среднем уровне и
значимо не различались в группах: при гиперплазии – 55%, при неизмененном тимусе – 52,5%, при
тимэктомии в анамнезе – 48,1%. Самые низкие значения «социального функционирования» отмечены у
пациентов без патологии вилочковой железы (43,75%). У больных с патологией тимуса они были
выше(55%). Статистически незначимо различались значения по показателю «эмоциональное
функционирование». У пациентов с патологией тимуса они составили 40,5% (с тимэктомией в анамнезе –
49,9%), а с неизмененным тимусом – 50%. По шкале «психологическое функционирование»
наблюдаются более значимые различия: у пациентов без патологии тимуса – 66%, при патологии –
46,6%. При этом у пациентов гиперплазией значения были снижены до 38%, у пациентов с тимэктомией
в анамнезе – 49,5%. Полярные значения были получены по шкале CES-D. У пациентов без патологии
тимуса значения составили лишь 4 балла (что свидетельствует об отсутствии депрессивных нарушений),
а при патологии – 17,8, при этом у пациентов с гиперплазией – 19,75 баллов. Распространенность
различных форм прогрессирующей мышечной дистрофии (ПМД) среди взрослых жителей Республики
Коми, по нашим данным, на 1января 2010 г. составила 6,7 на 100 тыс. населения.
Среди взрослых пациентов с ПМД мужчины составили более половины (65,5%), женщины
находились в численном меньшинстве (34,5%), гендерное соотношение – 1,9:1. Средний возраст
пациентов с ПМД на момент госпитализации составил, по нашим данным, 29,9±11,5 года, для мужчин и
женщин – соответственно 28,5±11,2 и 32,3±11,7 года, без достоверных различий. Средний возраст
дебюта заболевания – 18,1±9,3 года. У мужчин отмечен более ранний дебют (17±7,9 лет), чем у женщин
(20,1±11,4 лет), без статистических различий.
Для определения влияния возраста на качество жизни все пациенты были разделены на две
группы: до 30 лет и 31-60 лет. Средний возраст в первой группе составил 19,5±3,78 лет, во второй группе
– 39,75±8,29 лет. Таким образом, длительность заболевания в младшей группе составила – 10,83±8,9 лет,
пациенты старшей возрастной группы имели более длительный стаж заболевания – 18,38±5,9 лет. В
состав младшей возрастной группы вошли только мужчины. Гендерное соотношение в группе от 31 до
60 лет составило 1:1.
Клиническая картина у пациентов с ПМД была представлена слабостью верхних и нижних
конечностей. Слабость верхних конечностей была выявлена в 85,2% случаев (легкой степени – 7,4%,
умеренной степени – 37,1%, глубокая – 40,7%), нижних конечностей – в 100% случаев (легкой степени –
14,8%, умеренной степени – 7,4%, глубокая – 77,8%). Гипотрофии мышц нижних конечностей выявлены
у 61,4%, верхних конечностей – у 57,9%. Достаточно часто наблюдалось снижение глубоких рефлексов,
на нижних конечностях – 82,5%, на верхних конечностях – 75,4%.
При анализе качества жизни по шкале SF-36 у пациентов с ПМД выявлено снижение его по всем
оцениваемым параметрам. Наиболее низкие значения получены по шкале «физическое
функционирование» – 30,9%, и «боль» – 23%. По шкале «общее здоровье» средний балл составил –
48,6%, «жизнеспособность» – 54,5%. Более высокие значения отмечались по субшкалам «социальное
функционирование» – 63,9%, «эмоциональное функционирование» – 74,1%. У женщин выявлены более
низкие значения «жизнеспособности» – 35±21,2%, у мужчин средние значения по данному параметру
составили 58±12,3%. Так же низкие значения определены у женщин по шкале «эмоциональное
функционирование» (50,15±23,8%) и «психологическое здоровье» (48±22,6%). У мужчин средние
значения по этим шкалам – 79,2±35,3% и 66,8±16,2% соответственно. Как мы объясняем различия? По
остальным субшкалам опросника SF-36, а так же по опроснику CES-D и индексу реинтеграции в
нормальную жизнь значимых различий между мужчинами и женщинами не получено.
Средние значения показателя по «индексу реинтеграции в нормальную жизнь» у пациентов с
ПМД в группах по возрасту значимо не различались и составили 7,78±1,64 балла в группе до 30 лет и
6,31±2,85 балла в группе 31-60 лет. Коэффициент корреляции Спирмена степени парезов и значения по
шкале «индекс реинтеграции в нормальную жизнь» составил r=0,515, р=0,123 (имеется неярко
выраженная связь) Значения по показателю «физическое функционирование» в группе до 30 лет
(37,5±30,94%) превышали таковые в группе 31-60 лет (23±32,52%), статистически значимых различий не
найдено. Снижение уровня «физического функционирования» с возрастом может быть связано с
выраженностью клинической картины (степень парезов). Коэффициент корреляции Спирмена степени
парезов и физического функционирования составил r=0,875, р=0,000 (существенная взаимосвязь), т.е.
чем выше мышечная сила, тем выше «физическое функционирование».
У пациентов в группе 31-60 лет были выявлены более низкие значения по шкале
«психологическое здоровье» – 52,8±16,35 баллов (р<0,05). Кроме того, выявлена обратно
пропорциональная зависимость между возрастом пациента и уровнем «психического здоровья», r= –
0,582, р=0,061 (связь умеренной силы). Значения по шкале «эмоциональное функционирование» в
группах по возрасту практически не различались.
Средний балл по шкале CES-D в старшей возрастной группе был выше (р<0,05) и составил
20,2±8,67 баллов, что свидетельствует о наличии депрессивных нарушений. Коэффициент корреляции
31
Спирмена между возрастом и уровнем депрессии по CES-D r = 0,573 при р=0,066 свидетельствует о
наличии умеренной связи. Значимой корреляции между «психологическим здоровьем» и уровнем
депрессии по CES-D не найдено r =- 0,491 при р=0,121.
Распространенность моторно-сенсорных полиневропатий в Республике Коми по нашим данным,
на 1 января 2010 г. составила 5,3 на 100 тыс. населения. Средний возраст пациентов на момент осмотра
составил 39,7±12,4 лет. Возраст женщин, имеющих численное преимущество (63,2%), был несколько
меньше – 39±2,24 лет. Средний возраст мужчин – 40,3±13,8 лет. Гендерное соотношение в этой группе,
таким образом, составило 1:1,7. Дебют заболевания наблюдался в возрасте 22,8±12,8 лет, с
незначительными гендерными различиями (мужчины – 23,6±12,5, женщины – 22,2±14,1 лет). У 70,2%
пациентов дебют заболевания наблюдался в возрасте до 30 лет, у 29,8% – манифестация заболевания
отмечена в возрасте 31 - 60 лет.
Основными диагностированными вариантами являлись 1 и 2 типы НМСН, встречающиеся на
территории Республики Коми с равной частотой в соотношении 1:1. Гендерное отношение в группе
пациентов с НМСН 1 типа (демиелинизирующий тип поражения) составило 1:1,6 (мужчины:женщины),
среди НМСН 2 типа – 1:2,3 (соотношение мужчин и женщин в популяции жителей Республики Коми
1:1,106). В группе больных НМСН 1 типа отмечалось более ранее начало заболевания (19,3±11,8 лет) в
сравнении с НМСН 2 типа, возраст дебюта которых отмечен в среднем в 24,7±14,1 года, различия
статистически незначимы.
При анализе КЖ у пациентов с НМСН по SF-36 наиболее низкое значение получено по шкале
ролевого функционирования (23,61±25,34%), также более низкие значения по шкалам физического
функционирования (41,67±27,16%), общее здоровье (45,56±6,35%), жизнеспособность (40,56±20,98%).
Эмоциональные стороны качества жизни были затронуты менее, средние значения по шкале
«эмоциональное функционирование» – 55,52±47,16%, «психологическое здоровье» – 54,22±16,75%.
По шкале «физическое функционирования» у женщин и мужчин получены одинаковые значения
– 41,67%, в то же время ролевое функционирование больше страдало у мужчин. КЖ у женщин было
более низким по шкалам психологического здоровья (46,67±11,78%) и жизнеспособности
(35,83±23,11%). Уровень депрессии по CES-D был несколько выше у женщин (15,4±7,02 балла), в этой
же группе выявлены более низкие значения по индексу реинтеграции в нормальную жизнь (7,47±2,29).
Нами были найдены различия по КЖ в зависимости от возраста дебюта. Средний балл по
индексу реинтеграции в нормальную жизнь был выше при дебюте в 31-60 лет (р=0,056). По шкалам
«физическое функционирование» и «психологическое здоровье» значения в зависимости от возраста
дебюта практически не различались. Средние значения по шкалам «ролевое функционирование»,
«социальное и эмоциональное функционирование», а также жизнеспособности были выше при дебюте
заболевания в старшем возрасте. Уровень депрессии был выше при дебюте заболевания в молодом
возрасте (16±8,28 баллов).
Для оценки КЖ в зависимости от возраста мы проводили деление на 2 группы: до 45 лет и
старше 45 лет. У пациентов старшей возрастной группы КЖ было ниже по шкале «физическое
функционирование» (25±21,51%), «социальное функционирование» (55±25,92%), «психологическое
здоровье» (48±8,94%). Несмотря на значимые различия по шкале «физическое функционирование» в
группах по возрасту, «ролевое функционирование» практически не различалось и составило 25±28,8% у
пациентов до 45 лет и 22,5±25,62% у пациентов старше 45 лет. У пациентов до 45 лет были выявлены
относительно высокие показатели психологического здоровья (62±22,3%), но низкие значения
эмоционального функционирования (41,7±50%), у пациентов старшего возраста наблюдалась обратное
соотношение.
Уровень депрессии по CES-D был выше у пациентов старшего возраста, в этой же группе
выявлены более низкие значения по индексу реинтеграции в нормальную жизнь. Коэффициент
корреляции Спирмена между степенью парезов и уровнем физического функционирования составил
0,292, что свидетельствует об отсутствии связи межу показателями.
При сравнительном анализе КЖ по опроснику «Индекс реинтеграции в нормальную жизнь»
самые высокие значения были получены у пациентов с НМСП (8,1±2,08 балла), наиболее низкие
значения отмечены у пациентов с ПМД (7,05±2,3 балла). Средний балл по данному опроснику у
пациентов с миастенией составил 7,9±1,6 балл. Высокие значения «физического функционирования»
отмечены у пациентов с миастенией, почти в 2 раза превышающие таковые у пациентов с ПМД. В
отношении ролевого функционирования наблюдается обратная тенденция. Низкие значения этого
показателя выявлены у пациентов с миастенией, самые высокие среди исследуемых отмечены в группе
пациентов с ПМД. Общее состояние здоровья в исследуемых группах значимо не различалось и
составляло около половины от максимально возможного. Выявлена низкая жизнеспособность у
пациентов с НМСП (40,56±20,98 балла). У пациентов с ПМД определены самые высокие значения по
шкалам «жизнеспособности» и «социального функционирования». Эмоциональные составляющие КЖ
оказались наиболее сохранными с пациентов с ПМД, у них выявлены высокие значения по шкалам
«эмоциональное функционирование» и «психологическое здоровье». Самые низкие значения по шкале
«эмоциональное функционирование», так же как и по шкале «психологическое здоровье» отмечены у
32
пациентов с миастенией. Уровень депрессивных нарушений в исследуемых группах значимо не
различался.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
Список литературы:
Вассерман Л. И., Михайлов В. А., Табулина С.Д. Психологическая структура качества жизни больных
эпилепсией, СПб Психоневрологический институт им. В. М. Бехтерева, 2008
Гехт Б.М. Синдромы патологической мышечной утомляемости. – М.,1974. – 200с.
Гехт Б.М., Ильина Н.А. Нервно-мышечные болезни. – М., 1982. – 325с.
Гехт Б.М., Коломенская Е.А., Шагал Д.И. и др. Стратегия применения глюкокортикоидных препаратов
при нервно-мышечных заболеваниях // Журн. невропатологии и психиатрии. – 1985. – том 85. – вып. II. –
С.1651-1658.
Новик А.А. Концепция исследования качества жизни в медицине / А.А Новик, Т.И. Ионова, П. Кайнд. –
СПб.: ЭЛБИ, 1999. – 140 с.
Новик А.А. Оценка параметров качества жизни населения Санкт-Петербурга методом интегральных
профилей / А.А. Новик, Т.И. Ионова, А.В. Киштович // Вестник межнационального центра исследования
качества жиз-ни. – 2003. – № 1-2. – С. 28-34.
Новик А.А. Руководство по исследованию качества жизни в медицине / А.А. Новик, Т.И. Ионова. – СПб.:
Нева; М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. – 320 с.
Одинак М.М., Новик А.А., Ионова Т.И., Бисага Г.Н. Концепция исследования качества жизни в неврологии//
Неврологический журнал. – 2002, – Т. 7, № 6- с. 49-52
Одинак М.М. Нервно-мышечные заболевания/ М. М. Одинак // Частная неврология. СПб., 2002. – С.333-349.
ИЗ СОВРЕМЕННОГО ЗАРУБЕЖНОГО ОПЫТА ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ ДЕТСКОГО
ДНЕВНОГО СТАЦИОНАРА
Букатова Т.Д.,
Территориальный Фонд обязательного медицинского
страхования Московской области,
г. Люберцы, Московская область,
Заика Н.М.,
Национальный НИИ общественного здоровья РАМН, Москва
Охрана здоровья детского населения – одна из ключевых задач здравоохранения России. Одним
из ведущих методов ее решения является реабилитация больных детей путем этапного лечения и
диспансеризации. При этом эффективность диспансеризации зависит от планового противорецидивного
лечения не только в поликлинике и санатории, но и в стационаре. Однако, госпитализация детей
диспансерных групп в больницу вызывает затруднения, так как дети, чувствуя себя здоровыми,
отрицательно относятся к круглосуточному пребыванию в стационаре. Это отношение разделяют и их
родители. Решение этой проблемы - госпитализация ребенка в дневной стационар –
стационарозамещающую форму организации медицинской помощи населению, структурное
подразделение амбулаторно-поликлинического или больничного учреждения для проведения лечебных,
реабилитационных, диагностических и профилактических мероприятий пациентам, не требующим
круглосуточного медицинского наблюдения. Такой вид медицинской помощи детям в последние годы
получает в России все большее распространение. В этой связи значительный интерес представляет опыт
организации такого вида медицинской помощи в отдельных зарубежных странах.
В США показательным в этом отношении примером является «Программа по охране здоровья
детей» в больнице Блитедейл, штат Нью-Йорк [1], которая включает работу дневного стационара для
детей, которые могут находиться дома, но нуждаются в медицинской и реабилитационной помощи,
которую не могут получить в школе или поликлинике. Детям, до их возвращения домой, в конце дня
обеспечиваются различные виды специализированной медицинской помощи и сестринский уход,
удовлетворяются их потребности в физиотерапии, трудовой терапии и логопедии. Для каждого ребенка
составляется индивидуальная программа с учетом психологических и лечебных потребностей. Кроме
того, к каждому ребенку прикрепляется социальный работник для обеспечения семейной поддержки. В
случае необходимости обеспечивается текущая психосоциальная поддержка и консультирование. Услуги
для детей школьного возраста обеспечиваются совместно с полным курсом академической программы.
Дети дошкольного возраста (от 1 года до 5 лет) получают медицинскую помощь через Центр раннего
детского возраста при больнице. Дети, подлежащие охвату этой программой, имеют следующие
заболевания, хотя их перечень не ограничен: различные ортопедические состояния, включая
последующее хирургическое вмешательство, требующее интенсивной реабилитации; медицинские
состояния, требующие ежедневного медицинского и сестринского наблюдения, например,
химиотерапия; травма головного мозга; нарушение обмена веществ; легочные расстройства (включая
детей, пользующихся аппаратами для искусственной вентиляции легких).
33
Направления в дневной стационар могут исходить из различных источников: больниц, врачей,
школ, родителей и организаций управляемой помощи. При выписке планируются следующие
мероприятия: организация приема в школу, назначение на повторный прием к врачу, консультативные
службы и постоянные контакты с социальной службой. В период пребывания в дневном стационаре и
при планировании мероприятий, связанных с выпиской, много внимания будет уделяться
психосоциальному состоянию ребенка. Помимо вышеуказанных диагнозов, добавляются следующие:
рак, болезни сердца, церебральный паралич, хронические болевые синдромы, генетические заболевания,
болезни крови, серповидно-клеточная анемия, внутричерепное кровоизлияние, нервно-мышечные
нарушения, болезни почек, ревматологические расстройства, расщелина позвоночника.
В структуре детской больницы Сент-Френсис, штат Оклахома, предусмотрен постоянно
действующий детский дневной стационар [2]. Ранее он являлся отделением клинических решений,
работает с 10 до 20 часов с понедельника по пятницу. Фактически, это альтернатива для детей,
нуждающихся в длительном лечении или постоянном наблюдении. Предоставляемые услуги шире, чем
просто визит к врачу, и позволяют избежать обращения в отделение скорой помощи или госпитализации.
Дипломированный сестринский персонал обеспечивает высококачественный современный уровень
помощи амбулаторным детским пациентам. Медсестры и вспомогательный персонал осуществляют
надзор за лечением и оказывают следующие услуги: лечение антибиотиками, химиотерапию,
гидратационную терапию, переливание/вливание продуктов крови.
Детская больница и научный центр в Окленде, штат Калифорния [3] располагает многолетним
опытом работы дневного стационара для детей, в котором амбулаторные пациенты с такими
хроническими заболеваниями, как гемофилия, серповидно-клеточная анемия и рак, в комфортных
условиях могут получать переливание крови и внутривенные инъекции. Специальная программа,
осуществляемая в этом центре, позволяет обеспечивать замену эритроцитов для пациентов с серповидноклеточной анемией, а также сбор стволовых клеток для пациентов с пересадкой костного мозга.
Производится тестирование различных лекарств на толерантность. Для детей осуществляются и
развлекательные программы. Направление в стационар выдается лечащим врачом. Стационар работает с
понедельника по пятницу и каждое третье воскресенье с 7 утра до 17.30.
Детская клиника «Люсил Пакард», штат Калифорния [4] в своем составе содержит отделение дневной стационар на восемь коек для детей, нуждающихся в больничном лечении, но без
необходимости оставаться в больнице на ночь. Стационар работает с 7 до 22 часов, по субботам с 8.30 до
17.00. Предоставляется медицинская помощь по переливанию продуктов крови, химиотерапии,
внутривенным вливаниям, противовирусной терапии, лечению гемофилии, лекарственной седативной
терапии, противогрибковой терапия, иммуноглобулиновой терапии, реабилитации после биопсии печени
и почек и катетеризации сердца, лечению антибиотиками и др. Направление в стационар ребенку выдает
его лечащий врач.
В Монреале (Канада) при еврейской общеклинической больнице Университета МакГилл
успешно действует дневной/вечерний детский психиатрический стационар [5], который обеспечивает
интенсивное лечение для детей с серьезными психо-эмоциональными проблемами и трудностями в
поведении, которые мешают им адаптироваться в школе и дома. Эти дети имеют широкий диапазон
диагнозов, включая расстройство поведения, депрессию, беспокойство, проблемы взаимоотношений с
родителями. Детям и их родителям предлагается всесторонняя лечебная программа, которая включает
психологическую оценку, индивидуальную и семейную терапию, обучение социальной адаптации,
учебные занятия, психотерапия искусством и трудотерапия. Персонал стационара включает психологов,
психиатров, медсестер психиатрического профиля, социальных работников, трудотерапевтов и др.
Дневной/вечерний стационар имеет три отделения:
Отделение для пациентов раннего детского возраста от 3 до 7 лет. Дети посещают
стационар 4 раза в неделю, родители присутствуют на занятиях по семейной терапии. Для некоторых
пациентов предоставляется индивидуальная игровая терапия;
Вечерний стационар. Лечение детей, имеющих трудности в социальной адаптации.
Проводится семейная терапия для родителей. Пациенты посещают стационар два раза в неделю в
вечерние часы;
Дневной стационар. Предоставляется многомодельная программа лечения в течение
одного академического года для детей от 7 до 12 лет. Три или четыре раза в неделю дети посещают
специальные образовательные классы в течение всего дня; в каждом классе 7 учеников. Дети получают
специальную игровую терапию и тренинг по социальной адаптации. Все родители принимают участие в
еженедельной семейной терапии.
Таким образом, анализ опыта работы отдельных клиник США и Канады, при которых действуют
дневные стационары для оказания медицинской помощи детям, показывает эффективность и
востребованность такой формы организации охраны здоровья детского населения. Отдельные
организационные технологии, прошедшие многолетнюю апробацию в таких лечебных заведениях, могут
быть использованы при организации детских дневных стационаров при больницах и поликлиниках в
России.
34
1.
2.
3.
4.
5.
Список литературы:
Children’s
Hospital
and
Research
Center
Oakland:
Day
Hospital
(2011)
http://www.childrenshospitaloakland.org/healthcare/depts/day_overview.asp
Gradinger
J.,
Hardoon
K.
Jewish
General
Hospital
–
Day/Evening
Hospital
(2010)
http://www.jgh.ca/en/DayEveningHospital
Lucile
Packard
Children’s
Hospital
at
Stanford
(2011)
http://www.lpch.org/clinicalSpecialitiesServices/Services/Day Hospital/dayHospital.html
Pediatric
Care
Programs
at
Blythedale
Children’s
Hospital:
Day
Hospital
(2010)
http://www.blythedale/org/programs.php?title=Day%20Hospital
Saint
Francis
Health
System:
Children’s
Day
Hospital
(2011)
http://www.sfhchildrenshospital.com/services/cDayHosp.aspx
ЗНАЧЕНИЕ СОЦИАЛИЗАЦИИ ИНВАЛИДОВ, КАК МЕДИКО - СОЦИАЛЬНОГО ФАКТОРА
РЕАБИЛИТАЦИИ И АДАПТАЦИИ ИНВАЛИДОВ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ.
Газимагомедова П.К.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
В современном мире в связи с установлением и развитием рыночных отношений возникает
необходимость оказания медицинской помощи социально уязвимым слоям населения и их социальной
поддержки со стороны общества и государства, что стимулирует развитие профессиональной медикосоциальной работы. Эта деятельность широко распространена во всем мире и в настоящее время активно
развивается в нашей стране.
Одной из важных составляющих социальной работы является адаптация инвалидов к обычной
среде, другой – их социальная реабилитация посредством медицинских, психологических и
психотерапевтических услуг, правовых и спортивных организаций, существенным условием
деятельности которых является обеспеченность профессионально подготовленными кадрами. Работа
институтов и специализированных служб данной сферы, реализующих реабилитационную функцию,
также должна быть в значительной мере ориентирована на профилактику и своевременное
предупреждение социальных отклонений и формирующих их факторов. Важным направлением
деятельности в данной сфере специализированных служб социальной адаптации по РД является
объединение в единую инфраструктуру; организация координационных связей государственных и
ведомственных медико-социальных учреждений; привлечение к ней потенциала общественных
организаций. В работе с клиентами медико-социальные работники должны в первую очередь проводить
информационно-просветительскую работу т.к. не каждый человек имеет полную информацию о правах
инвалидов, к примеру, о том, как в нашей стране устанавливается инвалидность. Каждый медикосоциальный работник обязан хорошо знать правила, касающиеся установления инвалидности. Ведь за
последние годы в нашей стране наблюдается тенденция роста числа инвалидов. В результате
исследований проведенных в нашей республике по данным ФСГС, такая тенденция сохраняется и в РД
(таб.1).
Таб. 1.
Численность инвалидов по РД, состоящих на учете в органах социальной защиты населения
2005г.
2006г.
2007г.
2008г.
2009г.
Численность инвалидов: всего, тыс. человек
185.0
200.3
211.0
227.5
238.8
На 1000 человек населения
70.1
75,3
78,5
83,9
87.2
Из них численность детей инвалидов в возрасте до
18 лет , получающих соц пенсии всего, тыс. человек
31,7
32.3
31.1
31,6
31.6
На 10000 детей
350,5
365,0
382,0
420.7
424.6
На 1 января 2010 г. общая численность инвалидов составила 238,8 тыс. человек.
Из таблицы 1. видно, что эти цифры по республике РД динамично растут. Орган социальной
защиты населения РД может направлять на МСЭ лицо, имеющее признаки ОЖД и нуждающееся в
социальной защите, при наличии у него медицинских документов, подтверждающих нарушение
функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм и дефектами.
Следовательно, больных по республике направляет на МСЭ учреждение здравоохранения или орган
социальной защиты населения.
Проблемы у инвалидов возникают тогда, когда физические, сенсорные, умственные нарушения
сталкиваются с реакцией общества, этому способствует и отсутствие необходимых технологий или
35
услуг, которые позволяют человеку чувствовать себя полноценным членом общества. Отметим, что в
России инвалидам-колясочникам вообще отказано в общественной деятельности ввиду изобилия
физических барьеров, отсутствия специального оборудованного транспорта, въездов в здания, лифтов и
мест общественного пользования. Инвалиды подвергаются особой форме угнетения, которое исходит от
социальных институтов и «здоровых» в сочетании с ростом зависимости от специалистов социального
обеспечения. Главное препятствие полноценной независимой жизни инвалидов – это представление об
инвалидах, как о больных, которые нуждаются в постоянной заботе и помощи, которых следует жалеть,
и им нужно сочувствовать, «которым чего-то не хватает», то есть отождествление их с неполноценными
людьми. Хотя они такие же люди, с такими же чувствами и эмоциями, что и здоровые и мужчина
инвалид хочет иметь семью и детей, так и женщина-инвалид хочет испытать чувство материнства,
присущее ей от природы. В средствах массовой информации чрезвычайно редки позитивные
репрезентации инвалидов.
В результате родители детей инвалидов, воспитатели, медики, да и сами инвалиды полагают, что
семейная жизнь и инвалидность не могут существовать, либо очень трудно их сочетать. На Западе
инвалиды организуют самопомощь, понимая, что они имеют такие же права, как и любые другие
граждане. В России ассоциации и группы самопомощи инвалидов развиваются в разной степени в
различных городах, в зависимости от того, как организована в муниципалитетах медико-социальная
работа с ними. К примеру, в Москве и Самаре это организация инвалидов-колясочников, общественные
организации инвалидов-афганцев в Санкт-Петербурге, в Махачкале, организации инвалидов Перми и
Нижнем Новгороде, ассоциации родителей детей-инвалидов в Москве и Санкт-Петербурге. В
социальной работе и социальной реабилитации необходимо сотрудничать с общественными
организациями инвалидов, представляющими разный ресурс позитивного самоопределения, независимой
жизни и формирования жизненной позиции инвалидов. Медико-социальные работники выступают здесь
как представители государства, посредством которых инвалиды используют свои права, конституционно
предусмотренные в российском обществе.
Медико-социальная работа и социальная реабилитация предполагают активизацию ресурсов
клиента, его социализацию и создание условий для независимой жизни, уважение человеческого
достоинства и соблюдение прав человека. Говоря о каких либо трудностях, с которыми сталкиваются
инвалиды, медико-социальным работникам необходимо делать акцент не на физическом и психическом
состоянии конкретного человека, а на социальном аспекте проблемы (например, недоступность
некоторых общественных зданий и городского транспорта для человека в инвалидной коляске).
Необходимо стараться оценивать ситуацию с учетом самих инвалидов. Избегать делать предположения о
том, как чувствуют себя инвалиды – узнавать об этом у них самих. Консультироваться с инвалидами и их
организациями по проблемам влияющих на их жизнь. В этих вопросах они эксперты.
В заключении важно отметить, что в работе с клиентами-инвалидами необходимо учитывать,
приобретенная или врожденная у них инвалидность. Именно этот факт может иметь значение ведь если
человек имел в жизни все, был активным, работал, имел семью и т.д. и лишился всего этого в результате
инвалидности, можно представить какой стресс он испытает, и сколько усилий придется приложить
медико-социальным работникам для того, чтобы вернуть его в общество как активную личность.
Построить медико-социальную работу профессионал должен так, что при первом же контакте
распознать, какой сложности перед ним клиент и как нужно построить дальнейшую работу с каждым в
отдельности, в зависимости от пола и возраста, и способствовать социализации и адаптации инвалида в
современном обществе.
К ВОПРОСУ ОРГАНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ МЕР НЕСПЕЦИФИЧЕСКОЙ ПРОФИЛАКТИКИ В
МУНИЦИПАЛЬНОМ ЗДРАВООХРАНЕНИИ
Гололобова Т.В.,
Национальный НИИ общественного здоровья РАМН,
г. Москва, Россия
Здоровье населения является одним из ключевых факторов обеспечения социальноэкономического развития и национальной безопасности страны. В решении проблем организации
лечебно-профилактической помощи населению теоретическое, методологическое и научно-практическое
значение придается всестороннему изучению процессов и условий формирования здоровья населения,
проживающего на конкретной территории. Низкие показатели здоровья в регионах России,
неудовлетворительное состояние среды обитания, недостаточная эффективность мероприятий по
предупреждению ущерба для здоровья обуславливают необходимость изучения организационных
аспектов профилактических мероприятий. В международной практике для решения этих вопросов
широко используются методология управления рисками влияния факторов в рамках системы первичной
медико-санитарной помощи на основе организационных технологий первичной профилактики. Речь идет
36
о
системе
социальных,
законодательных,
экономических,
санитарно-технических,
противоэпидемических и медицинских мероприятий по обеспечению высокого уровня общественного
здоровья и создания оптимальных условий жизни населения, включая благоприятную среду обитания.
Такой интегральный подход невозможен без комплекса законодательных мер, постоянных и
значительных материальных затрат, совместных действий всех звеньев государственного аппарата,
медицинских
учреждений,
предприятий
промышленности,
строительства,
транспорта,
агропромышленного комплекса. Несомненный теоретический и практический интерес представляет
поиск путей организации, и интеграции в первичную медико-санитарную помощь системы мер
неспецифической профилактики как объективного условия при принятии эффективных управленческих
решений в здравоохранении. В промышленно развитых странах уже идут интенсивные процессы
интеграции отдельных видов мер неспецифической профилактики в единую службу первичного уровня.
Противоречивое развитие здравоохранения в последнее десятилетие привело не только к фактической
дезинтеграции системы мер неспецифической профилактики по обеспечению здоровой среды обитания
человека, но и к катастрофическому снижению необходимого финансирования. Нормативно-правовая
база, регулирующая деятельность в области профилактики, особенно на территориальном уровне, носит
фрагментарный характер и нуждается в существенном улучшении. До настоящего времени многие
вопросы системного развития мер неспецифической профилактики, укрепления ее материальнотехнической поддержки, расширения организационно-методического обеспечения, стратегического
менеджмента и маркетинга остаются нерешенными. Поэтому научное обоснование организации системы
мер неспецифической профилактики в системе первичной медико-санитарной помощи с учетом
организационных, управленческих, экономических и маркетинговых особенностей является актуальным
и востребованным и нуждается в научном обосновании теоретических, методологических и
управленческих подходов.
ОЦЕНКА ФИЗИЧЕСКОГО, ПСИХО-ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ И
РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ПАЦИЕНТОВ С РАССЕЯННЫМ СКЛЕРОЗОМ
Джавадова Э.А., Пенина Г.О.,
Коми филиал Кировской государственной медицинской академии,
г. Сыктывкар, Россия
Целью работы является изучение клинических проявлений, инструментальных данных, качества
жизни (КЖ) и эмоционального состояния у больных с рассеянным склерозом; определение корреляции
полученных в ходе работы результатов с акцентуацией типа личности исследованных пациентов, а также
необходимости проведения и приоритетности реабилитационных мероприятий в исследуемой группе
пациентов.
На базе неврологического отделения ГУ РК «Коми республиканская больница» было проведено
обследование группы пациентов (15 человек) с рассеянным склерозом. В ходе обследования
производилась оценка балла по шкале инвалидизации EDSS, оценка депрессии по шкале МонтгомериАсберга и CES-D, оценка КЖ с помощью опросника SF-36. Определение типа личности производилось с
помощью теста акцентуаций 13f.
Среди обследованных 33% составили мужчины и 67% женщины. Средний возраст больных
составил 43,4±10,1 лет (медиана, 25 и 75 персентили составляют соответственно 41; 40; 52), при
колебаниях от 24 до 55 лет, без достоверных гендерных различий. Все исследованные больные являются
лицами трудоспособного возраста. Средний возраст дебюта заболевания составил 28,6±12,6 лет (22; 18;
40). Длительность заболевания составляла в среднем 14,8±5,6 лет (14; 10; 18), без достоверных различий
между мужчинами и женщинами. У всех 100% больных выставлена церебро-спинальная форма
рассеянного склероза. В 89% случаев заболевание имело вторично прогрессирующее течение, в 11%
течение было ремитирующим.
При анализе жалоб наиболее часто, в 89% случаев, отмечалась слабость в нижних конечностях.
У 78% пациентов выявлены тазовые расстройства, среди которых 56% больных отмечало нарушения по
типу задержки, 22% – недержание. 67% пациентов предъявляли жалобы на шаткость при ходьбе; 56%
исследованных отмечают поперхивание при приеме твердой пищи. Нарушение сна в виде затруднения
засыпания отмечалось у 44% больных. Оценка неврологического статуса показала, что наиболее часто (у
77% больных) встречался нижний парапарез. У 89% больных отмечался гипертонус мышц нижних
конечностей по спастическому типу, гиперрефлексия на нижних конечностях и появление
патологических стопных знаков, в 55,6% случаев отмечалось также расширение рефлексогенных зон и
появление клонуса стоп. Медиана мышечной силы в нижних конечностях составила 2,5 баллов (1,5; 3,5).
Брюшные рефлексы отсутствовали у 89% исследованных. В 77% случаев проведение пробы Ромберга и
пяточно-коленной пробы было затруднено в связи с наличием у пациентов глубокого пареза нижних
конечностей. В 33% случаев у больных выявлялся атактический синдром. Только 11% больных
37
выполнило все координаторные пробы удовлетворительно. Нарушения зрения выявлены в 44% случаев.
Всем пациентам проводилась МРТ, по данным которой у 100% исследованных обнаружены
множественные диффузно расположенные очаги в веществе головного мозга, с преимущественной
перивентрикулярной локализацией в 78% случаев. У 44% больных имелись очаги в стволе мозга.
Медиана размера очагов составила 10 (7; 12) мм. При оценке показателей по шкале EDSS медиана балла
составила 6,5 (6; 7), разброс значений от 3 до 7 баллов. Таким образом, у больных рассеянным склерозом
имеется высокая степень инвалидизации. Исследование типов личности пациентов с помощью
опросника 13f выявило у 33% акцентуацию гипертимного типа, преобладание психастеноидного типа
определялось у 23% исследованных, по 11% приходится на сенситивный, эпилептоидный, неустойчивый
и конформный типы. При оценке качества жизни с помощью опросника SF – 36 самое низкое значение
отмечалось по показателю «физическое функционирование», который составил 12,8±22,9%, наибольшее
значение отмечалось по показателю общее здоровье – 80,6±4,6%. Эмоциональное функционирование
составило 66,7±44%, что указывает на значительный разброс значений в группе исследованных больных.
Максимальное значение эмоционального функционирования (100%) установлено для пациентов с
гипертимной акцентуацией типа личности; наименьшее значение получено у пациентов с
психастеноидной акцентуацией – 16,5%. Такие показатели, как жизнеспособность и психологическое
здоровье, находились примерно на одном уровне и составили соответственно 64,4±7,3% и 64,9±3,3%, без
значимых различий по типам личности. Показатель «социальное функционирование» составил
41,7±10,8%. «Ролевое функционирование» находилось в пределах 33,3±39,5%. Показатель «боль»
составил 22,2±22%, что указывает на незначительную роль болевого синдрома в структуре
неврологических нарушений при рассеянном склерозе. Анализ эмоционального состояния по шкале
Монтгомери – Асберга (MADRS) выявил у 33% больных признаки депрессивного расстройства легкой и
средней степени. Медиана показателя составила 11 (5; 15) баллов, что указывает на высокую вероятность
развития у исследованных пациентов депрессии. Результаты самооценки депрессии по опроснику CES –
D коррелируют с результатами MADRS: в 33% случаев наблюдения выявлялась легкая депрессия, в 11%
случаев - признаки выраженной депрессии. Медиана оценки составила 15 (11; 20) баллов. При оценке
корреляции психо-эмоционального состояния по MADRS и CES – D с установленным типом личности
выявлено, что у 100% пациентов, имеющих гипертимную акцентуацию, депрессивных расстройств не
наблюдалось. Депрессия определялась у больных с преобладанием психастеноидного, сенситивного и
эпилептоидного типов, причем наиболее часто, в 50% случаев, депрессивными расстройствами страдали
пациенты психастеноидной акцентуации.
Выводы:
1.
Все исследованные больные являются лицами трудоспособного возраста (до 55 лет),
дебют заболевания приходится на 28,6±12,6 (22; 18; 40) лет.
2.
В структуре жалоб и неврологического дефицита наиболее часто отмечались признаки
глубокого нижнего спастического парапареза, а также тазовые расстройства, выявленные в 78% случаев.
Медиана оценки по шкале EDSS составила 6,5 балла, что свидетельствует о тяжелой инвалидизации
больных рассеянным склерозом.
3.
Тестирование по опроснику SF – 36 показало снижение качества жизни пациентов по
всем физическим и психическим показателям. У всех исследованных отмечалось значительное снижение
показателя физического функционирования до 12,8±22,9%. Данные результаты свидетельствует о
необходимости включения мероприятий медико-социальной реабилитации как важнейшей
составляющей в структуру оказания терапевтической помощи больным рассеянным склерозом с целью
достижения функциональной независимости пациентов, реализации самообслуживания, минимизации
нетрудоспособности, максимально возможного участия пациентов в производственной и бытовой
деятельности, даже при высокой степени инвалидности.
4.
Оценка эмоционального состояния по шкале MADRS и CES-D выявила у 33% больных
признаки депрессивного расстройства легкой и средней степени, в 11% случаев - признаки выраженной
депрессии.
5.
У лиц с гипертимной акцентуацией снижения показателя эмоционального
функционирования и депрессивных расстройств не наблюдалось; у пациентов с психастеноидным типом
личности отмечалось значительное снижение показателя эмоционального функционирования до 16,5%,
депрессивные расстройства в 50% случаев также отмечались у лиц с данной акцентуацией.
6.
Полученные в ходе работы результаты свидетельствуют о тесной связи состояния
пациентов, степени их участия в производственной деятельности и повседневной жизни с
нейропсихологическими характеристиками. В связи с этим, крайне важно использовать индивидуальный
подход при лечении и реабилитации больных с учетом особенностей их личностного реагирования;
проводить наряду с прочими лечебно-профилактическими мероприятиями нейропсихологическое
консультирование, коррекцию аффективных расстройств путем адекватной психологической помощи.
Данный комплекс мероприятий будет способствовать быстрой, своевременной интеграции пациентов с
рассеянным склерозом в общественную жизнь, сохранению интеллектуального потенциала,
38
необходимого не только для продолжения профессиональной деятельности, но и для повышения чувства
собственной значимости как личности.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Список литературы:
Гусев Е.И., Демина Т.Л. / Рассеянный склероз // Consilium Medicum. – Т. 2. - №2. - 2000.
Столяров И.Д., Осетров Б.А. / Рассеянный склероз (практическое руководство) // С-Пб.- изд. «ЭЛБИ-СПБ». –
2002. - 175с.
Тотолян Н.А. / Рассеянный склероз. Диагностика и лечение с позиции доказательной медицины. // Ж. Мир
медицины. – 2000. - №5-6. - С. 34-37.
Boiko AN, Kesselring J, Paty D.W. et al / Multiple sclerosis and public health. // Educational and management
implications. World Health Organization, Department of Mental Health, Neuroscience and Neurological Disorders. –
1999. - №2. – P. 1-11.
Ferribi D, De Seze J, Stojkovic T, Saint Michel t., Gauvrit J.Y, Pruvo JP, Vermersch P. / Cerebral and brainstem
atrophy: correlation with disability in multiple sclerosis. // Multiple sclerosis. Clinical and laboratory research. - 2001.
- Vol.7. - Suppl.1. - S42. – P. 097.
Grimaud J, Barker GJ, Wang L, Lai M, MacManus DG, Webb SL, Thompson AJ, McDonald WI, Tofts PS, Miller DH. /
Correlation of magnetic resonance imaging parameters with clinical disability in multiple sclerosis: a preliminary
study. // J Neurol. – 1999. – Vol. 246. - №10. – P. 961-967
О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ КОНСУЛЬТАТИВНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ В
ПЕРВИЧНОМ ЗВЕНЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
Единарова И.Е.,
Национальный НИИ общественного здоровья РАМН,
г. Москва, Россия
В системе первичной медико-санитарной помощи профилактика, лечение и реабилитация
пациентов должны поддерживаться интегрированными подсистемами консультативной медицинской
помощи. В обеспечении качества медицинского обслуживания консультативная медицинская помощь
играет важную роль, поскольку влияет на конечный результат медицинской услуги. Она занимает место
постоянного системного блока в государственной, муниципальной и частной системе здравоохранения
на всех ее вертикальных и горизонтальных уровнях управления. До настоящего времени официальная
единая система организации консультативной медицинской помощи отсутствует. Этот ключевой
компонент не включен в Концепцию долгосрочного социально-экономического развития РФ на период
до 2020 года. Консультативная медицинская помощь не имеет самостоятельного раздела в «Основах
законодательства РФ об охране здоровья граждан» и в Законе РФ «О медицинском страховании
граждан». Многие ЛПУ вынуждены готовить собственные нормативные акты, входящие в противоречие
с действующим законодательством. Врач-консультант медицинского учреждения фактически не несет
должностной и правовой ответственности за качество работы. Научные исследования организации
консультативной медицинской помощи посвящены таким частным вопросам как потребность в
консультативной помощи больных с отдельными нозологиями, оптимизация консультативной помощи в
терапевтических отделениях многопрофильной больницы, организационная модель консультативнодиагностического центра. Необходимо всестороннее изучение системы консультативной медицинской
помощи с позиций стратегического менеджмента в здравоохранении.
СТРАТЕГИИ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ
Жукова О.А.,
Саратовский Государственный медицинский университет
им. В.И. Разумовского,
Кром И.Л.,
Центр медико-социологических исследований,
г. Саратов, Россия,
Медико-социальная реабилитация (франц. réhabilitation, от лат. re – вновь + habilis удобный,
приспособленный) – сочетание медицинских, общественных и государственных мероприятий,
проводимых с целью максимально возможной компенсации (или восстановления) нарушенных или
утраченных функций организма и социальной реадаптации (или адаптации) больных, пострадавших и
инвалидов [3].
Медико-социальная реабилитация предполагает проведение медицинской реабилитации,
направленной на достижение максимально возможной клинической компенсации, купирования
проявлений болезни и профилактику ее нежелательных последствий или их уменьшение;
39
профессиональной и социальной реабилитации [13,3]. Целью реабилитации является ресоциализация
больных в соответствии с их функциональными возможностями. Оптимальным решением этой
проблемы считается сохранение профессиональной деятельности [6].
Р. Дрейк отмечает, что «психиатрическая помощь не должна сосредоточиваться исключительно
на традиционных целях, таких как соблюдение режима лечения и предотвращение рецидивов или
повторной госпитализации. Она должна иметь более широкие цели, включая помощь больным в
достижении результатов, ориентированных на пользователя: независимость, трудоустройство,
удовлетворяющие взаимоотношения и хорошее качество жизни»[16].
При психических заболеваниях реабилитация имеет свои особенности, связанные в первую
очередь с тем, что при них, как ни при каких других болезнях, происходят серьезные нарушения
личности, ее социальных связей и отношений, утрата социальных навыков, в том числе вследствие
длительного пребывания в клинике и развивающегося у больных госпитализма [9]. Больные нуждаются
не только в лечебной помощи, но и в социальной реабилитации и поддержке, которые приобретают
особую актуальность в связи с социально-экономическими переменами в России в последние
десятилетия [4]. Реабилитация больных, страдающих психическими расстройствами, понимается как их
ресоциализация, восстановление или сохранение индивидуальной и общественной ценности, их личного
и социального статуса [9].
Проблему реабилитации больных шизофренией следует рассматривать как проблему
восстановления человеческой состоятельности (ability – способность, умение). Задача реабилитации –
воссоздать недостающие психические функции, научить больного правильно чувствовать и
воспринимать реальность [11]. В число основных задач реабилитации входит повышение социальной
компетентности лиц, страдающих психическими заболеваниями, уменьшение их стигматизации и
дискриминации, обеспечение долгосрочной социальной поддержки, удовлетворение, по меньшей мере,
базовых потребностей [15]. Реабилитация, учитывающая внутреннюю картину болезни, характер
ведущего психопатологического синдрома и особенности личности больного является условием
ресоциализации больного в психиатрии [8].
Задачи медицинской реабилитации можно считать решенными при стабилизации психического
состояния больного и восстановлении его индивидуального и социального статуса [8].
Профессиональная
реабилитация,
рассматриваемая
как
раздел
медико-социальной
реабилитации, определяется как процесс выполнения последовательных действий в отношении каждого
больного: оценка трудовых навыков и умений; наличие предпосылок к осуществлению трудовой
деятельности; тренинг трудовых навыков; «защищенное» трудоустройство («переходное»
трудоустройство); поиск работы; сохранение работы. Этапы «защищенного» и самостоятельного
трудоустройства больных с психическими заболеваниями являются наиболее значимыми в процессе
ресоциализации лица, страдающего психическим расстройством [12].
В современной России наблюдается вытеснение больных с психическими расстройствами из
трудовой сферы. Они имеют серьезные трудности с трудоустройством, самообслуживанием, часто
предоставлены сами себе, теряют социальные связи [10]. Только около 20% больных добиваются какойлибо формы занятости, и наиболее часто, если не всегда, это малоквалифицированная и низко
оплачиваемая работа [5]. Сложной проблемой является профессиональная реабилитация и
трудоустройство инвалидов вследствие шизофрении [7]. Безработица среди психически больных по
отдельным выборочным исследованиям составляет 8–9% [2].
В России больные с хроническими психическими заболеваниями воспринимаются обществом
как маргинальная часть населения. Социальное положение психически больных людей осложнено
экономическими, социальными, социокультурными и другими обстоятельствами. При обсуждении
вопроса о социальной защите лиц с психическими расстройствами, прежде всего, отчетливо выявляется
ухудшение социального статуса (инвалидизация, занятие неквалифицированным трудом, потеря работы
и безработица; ухудшение материального положения и социально-бытовых условий), изоляция от
общества и близких; нередко имеют место нарушения прав больного [12].
Медико-социальная реабилитация больных, страдающих шизофренией, предполагает коррекцию
нарушений показателей качества жизни, на величину которых оказывает влияние нарушение
психического состояния, качество ремиссии и социализации пациента. Исследование качества жизни
больных, страдающих шизофренией, проводится в Центре медико-социологических исследований г.
Саратова с 2008 г. В исследование были включены 120 больных мужского и женского пола
трудоспособного возраста, находящиеся на стационарном лечении в Областной психиатрической
больнице г. Саратова с диагнозом «шизофрения, параноидная форма, параноидный синдром». С целью
диагностики адекватности самооценки больных проводилась проба Дембо-Рубинштейна. В контрольную
группу входили клинически здоровые лица. Выборочная совокупность составила 220 респондентов.
Исследование качества жизни (КЖ) проводилось нами с использованием международного
опросника WHOQOL-100 (ВОЗ КЖ-100).
Проведѐнный анализ средних показателей КЖ в группе клинически здоровых респондентов и
больных шизофренией позволил выявить показатели КЖ, средние значения которых (p<0,01–p<0,05)
40
различаются в группе лиц трудоспособного возраста с эффективной (группа работающих респондентов)
и неэффективной возрастной социализацией (группа безработных клинически здоровых респондентов).
Фактором эффективной социализации лиц трудоспособного возраста является трудовая занятость.
Данные показатели КЖ, как мы выяснили, не находятся под влиянием психического состояния
респондента.
В ходе исследования выявлено статистически значимое различие средних значений показателей
КЖ клинически здоровых респондентов и больных, страдающих шизофренией, связанных с влиянием
болезни и неэффективной социализацией.
Показатель КЖ является диагностическим критерием тяжести заболевания и степени нарушения
социализации у больных шизофренией. Проведѐнные нами исследования подтверждают, что показатели
КЖ и социального функционирования больных, страдающих психической патологией, являются
значительно более низкими, чем в общей популяции [14]. Показатель КЖ, определѐнный на основании
опросника ВОЗ КЖ-100, дополняя картину болезни, является многофакторным критерием оценки
состояния больных, страдающих шизофренией.
Критерием эффективности реабилитации при психических заболеваниях большинство авторов
считают субъективный уровень комфортности субъекта – его КЖ [1]. Оценка показателя КЖ позволяет
объективизировать стратегии медико-социальной реабилитации больных шизофренией. Показатель КЖ
может быть использован в качестве реабилитационного стандарта при оценке эффективности медикосоциальной реабилитации данной категории больных.
Литература:
1.
Белоусова Н.Ю. Соблюдение принципа необходимых и достаточных условий в процессе социальной
адаптации инвалидов // Медико-социальная экспертиза и реабилитация. 2010. №4. С. 23-25.
2.
Гурович И. Я. Психическое здоровье населения и психиатрическая помощь в России // Психиатрия и
психофармакотерапия. 2001. Т.2, №1. С. 12-20.
3.
Гурович И.Я., Сторожакова Я.А. Психосоциальная реабилитация в психиатрии // Социальная и
клиническая психиатрия. №3. 2001. С. 5.
4.
Гурович И.Я., Шашкова Н.Г., Висневская Л.Я., Худавердиев В.В. Особенности клиники и социальной
адаптации больных шизофренией на этапе стабилизации (по материалам амбулаторной практики) // Шизофрения
и расстройства шизофренического спектра. М., 1999. С. 77-96.
5.
Джонс, Питер Б. Бакли Питер Ф. Шизофрения: клинич. рук. М., 2009. С 124.
6.
Инвалидность
//
Медицинская
справочная
[Электронный
ресурс]/
URL:
http://www.medarticle14.moslek.ru/articles/18305.htm (дата обращения 12.09.2011).
7.
Карякина О. И., Карякина, Т. Н. Основы реабилитации инвалидов: учеб. пособие. Волгоград, 1999. С. 61-63.
8.
Компенсаторные
процессы
//
Медицинская
справочная
[Электронный
ресурс].
URL:
http://www.medarticle14.moslek.ru/articles/20619.ht (дата обращения 10.09.2011).
9.
Методы психопрофилактики и социальной реабилитации больных психическими расстройствами // Новые
целевые
медицинские
программы:
сайт
[Электронный
ресурс].
URL:http://www.eurolab.ua/mentalhealth/3726/3738/30911/?page=3 (дата обращения 03.08.2011).
10.
Новиков В.Э. Психосоциальная реабилитация больных шизофренией на отдаленных этапах течения
заболевания: дис. …канд. мед. наук. Томск, 2005. 170 с.
11.
Полищук Н.Новые возможности реабилитации больных шизофренией // Здоровье Украины: Медицинская
газета.. 2004. № 108.
12.
Рожкова Ю.В. Психиатрическая помощь в системе социальной защиты лиц, страдающих психическими
расстройствами: правовые вопросы: автореф. …канд. мед наук. Омск, 2006. 26с.
13.
Тиганов А.С. Общая психиатрия. СПб, 2003. 405 с.
14.
Шадрин В.Н. Адаптационные возможности и оценка качества жизни больных шизофренией (клинические
и социальные аспекты): дис. … канд. мед. наук. Томск, 2006. 219с.
15.
Ястребов В.С., Митихин В.Г., Солохина, Т.А., Михайлова, И.И. Cистемно-ориентированная модель
психосоциальной реабилитации //Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 2009. №6. С. 45-54.
16.
Drake R.E, Goldman H.H, Leff HS, et al: Implementing evidence-based practices in routine mental health service
settings // Psychiatric Services. 2001. №2. P.179-182.
41
АНАЛИЗ ФАКТОРОВ РИСКА ИНСУЛЬТА КАК ОСНОВА ПРОФИЛАКТИКИ
ИНВАЛИДНОСТИ
Заславский А.С.,
Санкт-Петербургская государственная
медицинская академия им. Мечникова,
г. Санкт-Петербург, Россия,
Пенина Г.О.,
Кировская государственная медицинская академия,
г. Сыктывкар, Россия
Острые нарушения мозгового кровообращения (ОНМК) представляют собой одно из наиболее
распространенных патологических состояний в неврологической практике и клинической медицине в
целом. По данным Всемирной федерации неврологических обществ, ежегодно в мире регистрируется не
менее 15 млн. инсультов. Причем предполагается, что эти данные явно занижены, так как в
развивающихся странах многие случаи инсульта не регистрируются или вовсе остаются без внимания
врачей по причине недоступности медицинской помощи [1, 2, 3, 4]. В России заболеваемость инсультом
составляет 3,4 на 1000 человек в год. В абсолютных цифрах это составляет более 450 000 новых
инсультов в год, при этом до 56–81% выживших инвалидизируется [5, 6]. С медико-биологической точки
зрения на Севере имеется несколько факторов, способных оказать неблагоприятное воздействие на
организм человека: контрастная фотопериодика, холодовой фактор, ветровой режим, повышенная
геомагнитная активность, своеобразие диеты и микроэлементный состав воды и др. [7]. На северных
территориях заболеваемость ишемической болезнью сердца, гипертонической болезнью, раком
наступает, как правило, на 10 лет раньше, чем у жителей средней части России [8]. В связи с этим
проблема сосудистых мозговых катастроф и связанные с ней проблемы реабилитации пациентов и
профилактики инвалидности приобретают особое звучание. Известно, что анализ факторов (ФР) и
последующая работа с населением групп риска может уменьшить число пострадавших и инвалидов
вследствие ОНМК.
Целью настоящей работы являлся анализ ФР ишемического инсульта (ИИ) по данным
территориально-популяционного Регистра инсульта Республики Коми. Аналогичные исследования в
республике ранее не проводились.
За период наблюдения (ноябрь 2007 г. – январь 2011 г.) в Регистр инсульта республики Коми
внесено 5768 человека с установленным диагнозом ОНМК ишемического типа. Среди ФР, учитываемых
в регистре, – артериальная гипертензия (АГ), курение, сопутствующие заболевания сердца, мерцательная
аритмия (МА), инфаркт миокарда (ИМ), дислипидемия, сахарный диабет (СД), злоупотребление
алкоголем, психоэмоциональное напряжение (стресс). Средний возраст пациентов с ИИ составил
63,85±12,65. В группе пациентов с ОНМК ишемического типа значимо (р<0,001) преобладают женщины
(3053 человек, 52,9%). Средний возраст мужчин с ишемическим ОНМК составил, по данным регистра
инсульта, 60,52±11,88 лет, средний возраст женщин – 66,81±12,58 года. Первичные пациенты составили
64,2% от общего числа больных, повторные ИИ были зафиксированы у 1309 пациентов (из них 151
недокументированный).
Пациенты с АГ – 5300 человек – составляют 91,9% от числа больных с ИИ. У остальных 468
человек АГ не зафиксирована. В группе пациентов с АГ 1861 женщины, 1579 мужчина (гендерный
индекс 1,18:1, несколько выше, чем в целом в группе пациентов с церебральной ишемией). Средний
возраст женщин, имеющих АГ как ФР, – около 67,37, а мужчин – около 60,85 лет, как и в целом в группе
пациентов с ИИ. Однако, интересно, что средний возраст пациентов с АГ составил 64,38±12,32 года, что
значимо (р<0,01) выше, чем средний возраст пациентов, у которых АГ не выявлялась – 57,93±14,27 года.
У пациентов с АГ повторные ОНМК отмечены у 23,1%, как и по группе в целом.
Среди пациентов, имеющих в качестве ФР кардиологическую патологию 945 мужчины – 43%,
остальные 57% – женщины. Средний возраст пациентов этой группы 68,43±11,61, что, безусловно,
больше, чем в целом в группе с острой церебральной ишемией и значимо выше, чем у лиц без
сопутствующей кардиальной патологии (61,08±12,4, р<0,001). При сопутствующей кардиальной
патологии частота повторных ОНМК составила 26,8%, что значимо выше (р<0,001), чем в целом по
группе.
Курящие пациенты, в большинстве своем (1588 человек, 88,1%), являются мужчинами. Средний
возраст курящих пациентов 58,15±11,44 лет, тогда как некурящих – 66,49±12,27 лет (р<0,001). Анализ,
проведенный с учетом пола пациентов, показывает, что средний возраст курящих мужчин составляет
58,5±11,06, а курящих женщин – 56±12,18 лет (р=0,012). И курящие мужчины, и курящие женщины с ИИ
значимо (р<0,05) моложе, чем в целом в группе пациентов с ИИ, при этом курящие женщины более чем
на 10 лет моложе, чем в среднем женщины в группе. Частота повторных ОНМК ишемического типа у
курящих пациентов составила 21,5%, что несколько ниже, чем по группе в целом.
По данным регистра, у 1065 пациентов с ишемическим ОНМК зафиксирована МА. Среди
больных с аритмией 354 мужчин (33,2%), женщин, соответственно, 66,8%. Средний возраст пациентов с
42
МА, перенесших ИИ, составил 71,05±10,69 лет, при этом средний возраст мужчин – 66,59±11,23 лет –
значимо (р<0,01) меньше среднего возраста женщин – 73,28±9,66 лет. В среднем, пациенты с МА на 8
лет старше, чем в целом больные с ИИ (р<0,001), и на 9 лет старше, чем пациенты без аритмии (р<0,001).
Среди пациентов с МА 294 имели инсульт в анамнезе (27,6%), что значимо (с p<0,01) отличается от
частоты повторных ОНМК во все группе.
СД страдает 921 пациентов с ИИ, их средний возраст 66,29±11,05, существенно больше, чем у
пациентов без диабета (р<0,001). Среди этих пациентов значимо преобладают женщины, гендерный
индекс 2,4:1, которые, в среднем, на 5 лет старше мужчин (р<0,001). Частота повторных ишемических
ОНМК среди пациентов с СД 27,1%, несколько выше, чем в группе больных с ИИ в целом.
ИМ ранее перенесли 625 пациентов с ОНМК ишемического типа, среди них преобладают
мужчины (55,2%, р<0,05). Пациенты с ИМ в анамнезе значимо (р<0,001) старше таковых, не
переносивших инфаркт, женщины с ИМ, в среднем, на 9 лет старше мужчин (р<0,001). Повторные
ОНМК отмечены у 109 (31,7%) пациентов с ИМ в анамнезе, что достоверно чаще, чем среди всех
пациентов с острой церебральной ишемией (р<0,001).
Влияние перенесенного стресса отметили 456 пациентов изучаемой группы больных с ИИ. Это
относительно молодые пациенты, средний их возраст 60,97±12,6 лет, в группе примерно равное число
мужчин и женщин (гендерный индекс = 1,09/1), причем мужчины практически на 5 лет моложе женщин
(p<0,001). Частота повторных ОНМК в этой группе 17,9%, меньше (p<0,05), чем среди всех пациентов с
ИИ. Среди всех пациентов с ОНМК ишемического типа, внесенных в регистр, все перечисленные ФР
отсутствуют у 101 человека. Гендерный индекс в этой группе 1,2:1 с преобладанием женщин. Средний
возраст больных – 58,24±13 лет, что почти на 5 лет моложе, чем в целом в группе с ИИ, при этом
мужчины несколько старше, чем женщины. Повторные ОНМК зафиксированы здесь у 29 пациентов
(28,7%), из них 1 неподтвержденный. Пациентов, у которых отмечены несколько ФР (АГ, курение,
болезни сердца и ИМ в анамнезе) в регистре 149 человек. В этой группе преобладают мужчины, женщин
среди пациентов с перечисленными ФР только 7. Несмотря на это, средний возраст пациентов этой
группы 61,5±10,65 значимо отличается от среднего возраста всех пациентов с острой церебральной
ишемией (p=0,04) и достоверно превышает возраст пациентов, не имеющих, согласно регистру, ни
одного из ФР (р<0,01). Повторные ОНМК в этой группе отмечены у 52 пациентов (34,9%), из них 8
неподтвержденных, что значимо отличается от частоты повторных ИИ в целом (p<0,001), но не
отличается значимо от таковой частоты в группе без ФР.
Таким образом, оценка данных территориально-популяционного Регистра инсульта в
Республикие Коми за 3 года показала, что на первом месте среди учтенных в регистре ФР у пациентов
находится АГ. Однако, пациенты с АГ значимо старше пациентов, у которых повышение артериального
давления не отмечалось, а повторные ОНМК встречаются у них не чаще, чем у остальных пациентов с
инсультом. Пациенты с сопутствующей кардиологической патологией также старше, чем пациенты без
нее, а частота повторных ОНМК у них значимо выше. Курящие пациенты с инсультом значимо моложе
некурящих. Пациенты с МА достоверно старше остальных. Больные СД старше остальных пациентов и
имеют несколько более высокую частоту повторных ОНМК. Пациенты с ИМ достоверно старше и
повторные ОНМК отмечены у них значимо чаще. Больные с несколькими ФР значимо старше пациентов,
не имеющих ФР по данным регистра, а частота повторных ОНМК в этих группах различается незначимо.
Коррекция указанных ФР может способствовать снижению числа инсультов и уменьшению
инвалидности вследствие сосудистых мозговых катастроф.
Литература:
1.
Гланц С. Медико-биологическая статистика. Перевод с англ. – М., Практика, 1998. – 459 с.
2.
Грибанов А. В., Данилова Р. И. Общая характеристика климато-географических условий Русского Севера и
адаптивных реакций человека в холодной климатической зоне (обзор) = Total characteristic of climate-geographical
conditions of Russian North and adaptive reactions of human in a cold climatic zone (survey) // Сб. науч. тр. Помор.
Междунар. пед. ун-т. – 1994. – № 1. – С. 4-27.
3.
Гусев Е.И., Скворцова В.И.. Ишемия головного мозга.- М.: Медицина, 2001, – 328с.
4.
Захаров В.В. Лечение ишемического инсульта // РМЖ, т. 14, №4, – 2006 г. – С. 705-706
5.
Иванова Т. Н., Юрьева Г. Д., Пащенко Г. С., Миролюбова О. А., Парыгин А. А., Белая Н. С., Литова И. Ф.,
Тараскина 3. И. Профилактика метеотропных реакций у больных церебро-кардиальной патологией на Европейском
Севере = Prevention of meteothropic reactions of patients with cerebral-cardial disease on the European North //Экология
человека. – 1997. – № 1. – С. 35-37
6.
Инсульт: диагностика, лечение, профилактика / Под ред. З.А. Суслиной, М.А. Пирадова. – М.: МЕДпрессинформ, 2008. – 288 с.
7.
Снижение заболеваемости, смертности и инвалидности от инсультов в Российской Федерации / Под ред.
В.И. Скворцовой – М.: Литтерра, 2008. – 192 с.
8.
Яхно Н.Н., Виленский Б.С. Инсульт как медико-социальная проблема. //Русский медицинский журнал. –
2005. – Т.13. – № 12. – С.807-815.
9.
BogousslavskyJ. The global stroke initiative, setting the context with the International Stroke Society. //J Neurol
Sciences. – 2005. – V.238. – Suppl. 1. – IS. 166.
43
РЕАБИЛИТАЦИЯ КООРДИНАЦИОННЫХ СПОСОБНОСТЕЙ ИНВАЛИДОВ С ДЕТСКИМ
ЦЕРЕБРАЛЬНЫМ ПАРАЛИЧОМ МЕТОДОМ ИГРОТЕРАПИИ
Зыбин Ю.В., Калюжин В.Г., Зыбина О.Л.,
Белорусский государственный университет физической культуры,
г. Минск, Белоруссия
Детские церебральные параличи (ДЦП) – это группа патологических синдромов, возникающих
вследствие внутриутробных, родовых или послеродовых поражений мозга и проявляющихся в форме
двигательных, речевых и психических нарушений [1, 5]. Таким образом, речь идет о диффузном
поражении головного мозга на ранних этапах его формирования, что может привести к сенсорным и
речевым нарушениям у ребенка, страдающего церебральным параличом. Кроме того, наличие
двигательных дефектов создает предпосылки для особенностей развития познавательной деятельности
детей, так как чувственное познание формируется на основе анализаторной деятельности мозга [4].
В определении ДЦП, принятого интернациональной группой исследователей в Оксфорде,
отмечается, что это страдание обуславливается заболеванием головного мозга, поражающим те отделы,
которые ведают движениями и положениями тела, и обращается внимание на тот факт, что это
заболевание приобретается на ранних этапах развития головного мозга.
Еще И.М. Сеченов отметил, что ходьба является важнейшим фактором в формировании
восприятия пространства и времени, а, следовательно, здоровый ребенок в процессе передвижения
начинает улавливать разницу между количеством времени, затрачиваемым на переход из одного
помещения в другое (переход из комнаты в комнату, прогулка в парк). Гораздо более монотонно течет
время у ребенка, прикованного болезнью к кровати. Недостаток информации во многом определяет
незрелость его аналитико-синтетических связей и недоразвитие пассивного и активного словаря.
Координационные способности (КС) человека представляют совокупность множества
двигательных координаций, обеспечивающих продуктивную двигательную деятельность, т.е. умение
целесообразно строить движение, управлять им в случае необходимости, быстро его перестраивать [3].
Эффективным методом комплексного развития физических качеств, КС, эмоционально-волевой
и психической сферы лиц с ограниченными возможностями является игровой метод. Игра как забава,
развлечение свойственна людям во все возрастные периоды жизни. Она удовлетворяет естественные
потребности человека в эмоциональном досуге, движении, общении и является способом самовыражения
[2].
Игры (подвижные и малоподвижные) являются самой приемлемой формой занятия физическими
упражнениями с этой категорией детей. Бесконечное разнообразие движений, из которых состоит
подвижная игра, оказывает всестороннее воздействие на психофизическое и эмоциональное состояние
ребѐнка, что создаѐт положительные предпосылки для коррекции [3].
Актуальность темы обусловлена тем, что данное заболевание встречается довольно часто: 1,7–
1,9 на 1000 родившихся детей. Из этого числа многие дети рождаются с умственными отклонениями и, в
дальнейшем, не дееспособны. Те же дети, интеллектуальное развитие которых не нарушено, физически
малоактивны, в результате чего страдают различными дополнительными заболеваниями опорнодвигательного аппарата и внутренних органов. К тому же присоединяются и различные психические
расстройства, вызванные особым отношением культурно невоспитанных сверстников. Когда приходит
время половой зрелости, юношам и девушкам с церебральным параличом довольно трудно найти
спутников жизни. Все эти факторы накладывают отпечаток на психику, зачастую приводя к суицидам
или уходу больного «в себя» [2].
Все эти нарушения и, в первую очередь двигательные, приводят к тому, что дети больные ДЦП,
имеют серьезные нарушения координационной сферы, на основе которой должны формироваться
двигательные умения и навыки прикладного характера (ходьба, бег, прыжки и др.).
Для объективной оценки уровня развития КС у детей с ДЦП и эффективности использованной
коррекционно-развивающей программы использовались интегративные тесты:
Тест для оценки координации движений нижних конечностей.
Методика. Ребенок лежит, руки вытянуты вдоль туловища. Движения двумя ногами
попеременно выполняются с максимальной скоростью, при этом производится активное сгибание в
коленных суставах.
Оценка: подсчитывается число движений, выполняемых за 1 минуту.
Тест на динамическое равновесие.
Методика. Ребѐнку необходимо проползти на четвереньках по скамейке длинной 5 метров,
шириной 25 см и высотой 20 см с максимально возможной скоростью.
Оценка: регистрируется время передвижения от начала движения до его окончания (сек).
Тест на развитие точности движений.
44
Методика. Ребѐнок на расстоянии 3 метров должен сбить мячом 5 кеглей, прокатив
баскетбольный мяч по полу из положения стоя. Расстояние между кеглями 50 см. Для выполнения
задания даѐтся 5 попыток.
Оценка: регистрируется количество сбитых кеглей за 5 попыток, при этом кегли
устанавливаются для каждой попытки заново.
Тест на развитие точности движений.
Методика. Необходимо попасть теннисным мячом в корзину, стоящую на полу, с расстояния 2
метров, из положения стоя. Для выполнения задания даѐтся 10 попыток.
Оценка: засчитывается количество попаданий мяча в корзину.
Тест для оценки координации движений верхних конечностей «набивание мяча».
Методика. Испытуемый выполняет набивание баскетбольного мяча обеими руками
попеременно.
Оценка: фиксируется количество последовательно выполненных ударов за 15 с.
Для экспериментальной группы нами была разработана коррекционно-развивающая программа,
улучшающая КС детей с ДЦП. Занятия по программе проводились 3 раза в неделю в период с конца
октября до конца февраля (52 занятия). Длительность занятия составляла 45 минут. Разработанная нами
программа включала следующие компоненты: упражнения в нескольких этапах и подвижные игры с
использованием фитбола, упражнения на расслабление, музыкотерапию.
Упражнения и подвижные игры с использованием фитбола способствуют формированию
мышечного корсета, коррекции деформации позвоночника, расслаблению (за счет вибрации) спастичных
мышц, развитию равновесия и координации движений, формируют двигательные навыки, положительно
влияют на эмоционально-волевую сферу.
Упражнения на расслабление при помощи фитбола включают в себя: дыхательные упражнения в
медленном темпе и в различных исходных положениях (лежа на спине и животе, сидя и стоя), в
сочетаниях с движениями рук. Такие упражнения проводятся в конце занятия и способствуют не только
развития способности к произвольному и рациональному снятию напряжения мышц, но и снижению
возбуждения нервной системы после физической нагрузки, а также развитию образного мышления,
профилактике заболеваний дыхательной системы.
Музыкотерапия – психотерапевтический метод, основанный на целительном воздействии
музыки на психологическое состояние человека. Она хорошо сочетается с физическими упражнениями.
Любые физические упражнения будут более полезны, если их делать так, как нравится. Главное – это
получить удовольствие и счастье от процесса. В музыкотерапии надо идти вслед за движением, вслед за
музыкой. При проведении занятия в подготовительной и заключительной частях использовалась
спокойная медленная музыка, а в основной части – быстрая и весѐлая.
Положительные эмоциональные переживания во время звучания приятных слуху музыкальных
произведений усиливают внимание, тонизируют центральную нервную систему. При этом в активную
нервную деятельность вовлекаются дополнительные нервные клетки, которые снимают нагрузку с уже
работающих звеньев этой системы. Под музыку выстраивается ритмика организма, при которой
физиологические реакции протекают наиболее эффективно. При умело подобранной мелодии снижается
утомление, улучшается самочувствие.
При активной музыкотерапии дети сами участвуют в исполнении музыкальных произведений,
применяя при этом собственное тело (хлопки, постукивания и пр.). Пение используется, чтобы помочь
детям с нарушениями речи, улучшает их артикуляцию, ритм и помогает в управлении дыханием.
После проведения педагогического эксперимента, по внедрению на занятиях АФК у детей
разработанной нами коррекционно-развивающей программы, направленной на развитие координации
детей 10–12 лет больных ДЦП, было проведено тестирование уровня развития КС при помощи тех же
тестов, что и до начала педагогического эксперимента. Результаты по каждому из тестов до и после
проведения исследования представлены в таблице 1. Они демонстрируют, что применение на занятиях
по АФК у детей с ДЦП разработанной нами коррекционно-развивающей программы приводит к
статистически достоверно выраженному улучшению уровня развития координационных движений и
ориентации в пространстве.
Таблица 1.
Влияние разработанной коррекционно-развивающей программы с игротерапией на координацию
движений детей с ДЦП
Название теста
Попеременное сгибание ног в колене, к-во
Попадание теннисным мячом в корзину, к-во
Сбивание баскетбольным мячом кеглей, к-во
Набивание баскетбольного мяча, к-во
Проползание по гимнастической скамейке, с.
до
14,4±0,66
4,9±0,53
4,1±0,40
2,3±0,39
32,1±0,93
после
21,3±1,46
7,8±0,80
6,3±0,66
4,6±0,66
28,5±1,06
Р
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
45
Как следует из представленных в таблице данных, занятия ЛФК у детей 10–12 лет с ДЦП с
использованием разработанной нами коррекционно-развивающей программы приводят к статистически
достоверно значимым (Р<0,05) улучшениям уровня развития координации точности движений,
ориентации в пространстве и динамического равновесия.
В результате анализа учебно-методической и научной литературы было выявлено, что КС имеют
сложную структуру. Они представляют собой совокупность множества освоенных двигательных
действий, обеспечивающих жизненно необходимые двигательные умения и навыки. Их развитие зависит
от множества факторов: состояния здоровья, психофизического состояния, возраста, пола, генетической
предрасположенности и социального статуса.
Физические упражнения, как важнейшее средство физического воспитания, должны
использоваться в самых разнообразных формах проведения занятий. Форма занятий существенно влияет
на их содержание.
Постоянное использование одних и тех же стандартных занятий задерживает совершенствование
оптимальных двигательных навыков. Различные формы проведения занятий с использованием новых
современных методик – фитбола, музыкотерапии, индивидуального подхода – важнейшее условие
коррекционной работы с детьми школьного возраста.
Упражнения на фитболе могут выполняться из многообразных исходных положений.
Упражнения в исходном положении сидя способствуют тренировке мышц тазового дна, функциональная
несостоятельность которых часто выявляется при патологии мочевыводящей системы. Выполнение
упражнений в исходном положении лежа животом или спиной гораздо тяжелей, чем на устойчивой
опоре. Поддержание равновесия привлекает к координированной работе многочисленные мышечные
группы, превосходно решая лечебную задачу формирования мышечного корсета за счет укрепления
мышц спины и брюшного пресса.
Следовательно, для постепенного правильного освоения упражнений нами было организовано
обучение детей по этапам, то есть от простых упражнений и облегченных исходных положений на 1–2
этапах переходим к более сложным на 3–4 этапах.
Дозировка объема и интенсивности физических упражнений позволяет рационально
регулировать нагрузку путем определенного количества повторений, темпом выполнения,
использованием длинных и коротких рычагов, сменой исходных положений и способов выполнения
упражнений, рациональным чередованием времени нагрузки и отдыха.
Результаты диагностических тестов показали, что у детей занимавшихся АФК по разработанной
нами коррекционно-развивающей программе значительно увеличилась точность координации движений
и ориентация пространстве по сравнению с детьми, занимавшихся АФК по стандартной методике
центра.
Для детей с ДЦП 10–12 лет разработанная коррекционно-развивающая программа является
эффективной, о чем свидетельствуют данные исследования с проведением комплекса подвижных игр,
упражнений с фитболами, на расслабление и музыкотерапией, что позволило разнообразить
вариативную часть урока, создать положительный эмоциональный фон для занимающихся и привести к
статистически достоверно выраженным улучшениям показателей КС в экспериментальной группе.
Проведенные исследования позволяют сделать некоторые выводы:
1.
Разработанный метод тестирования КС позволяет дать объективную оценку уровня
развития отдельных координационных качеств. У школьников 10-12 лет страдающих спастической
диплегией по результатам тестирования уровня развития базовых КС, проведенных при помощи
разработанной авторской методики, за период педагогического эксперимента наблюдалась
положительная динамика развития уровня базовых КС школьников по экспериментальной группе
исследуемых.
2.
Нами была разработана коррекционно-развивающая программа для адаптации детей 10–
12 лет, путем развития КС. Которая включала комплекс подвижных игр и упражнений с фитболами,
упражнения на расслабление и музыкотерапию.
3.
По результатам исследования нами было выявлено, что разработанная коррекционноразвивающая программа для детей с ДЦП 10–12 лет является эффективной, об этом свидетельствует
прирост показателей в экспериментальной группе.
4.
При сравнительном анализе результатов тестирования КС школьников с ДЦП,
полученных при разработанного нами экспериментального метода комплексной оценки, были выявлены
достоверные различия в показателях прироста.
5.
Исходя из наблюдений и практического применения разработана коррекционноразвивающая программа для адаптации детей 10–12 лет, можно предположить, что разработанный нами
метод тестирования базовых КС школьников 10-12 лет с ДЦП можно применять не только для
определения уровня развития этих способностей у данной категории школьников, но и как упражнение,
направленное для развития и совершенствования базовых КС у детей с особенностями психофизического
развития. Кроме этого проведение комплекса подвижных игр и упражнений с фитболами, упражнения на
46
расслабление и музыкотерапию, позволит разнообразить вариативную часть урока и создать
положительный эмоциональный фон для занимающихся.
Литература:
1.
Бадалян, Л.О. Невропатология. / Л.О. Бадалян. – М.: Медицина, 2000. – 234 с.
2.
Герцен, Г.И. Реабилитация детей с поражениями опорно-двигательного аппарата в санаторнокурортных условиях. / Г.И. Герцен, А.А. Лобенко. – М. Медицина, 1991. – 271 с.
3.
Гончарова, М.Н. Лечебная помощь детям с церебральными параличами. / М.Н. Гончарова. – Л.:
Медицина, 1962. – 86 с.
4.
Гужаловский, А.А. Основы теории и методики физической культуры: учеб. для техн. физ. культ. /
Под ред. А.А.Гужаловского. – М.: Физкультура и спорт, 1986. – 352 с.
5.
Евсеев, С.П. Адаптивная физическая культура: Учебн. пособие. – 2-е изд., стереотип. / С.П. Евсеев, Л.В.
Шапкова. – М.: Советский спорт, 2004. – 240 с.
ФИЗИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ПРИ ТРАВМАХ ПЕРЕДНЕЙ КРЕСТООБРАЗНОЙ СВЯЗКИ
КОЛЕННОГО СУСТАВА
Зыбин Ю.В., Самих Ш.А.,
Белорусский государственный университет физической культуры,
г. Минск, Белоруссия
Одной из основных проблем, с которой сталкиваются спортсмены, являются заболевания и
травмы коленных суставов.
Колено – это наиболее часто повреждаемый сустав в человеческом теле. Коленный сустав (КС)
подвержен таким острым, лишающим подвижности травмам, как повреждения связок, которые
начинаются как небольшая боль, но, в конечном счѐте, расстраивают здоровье человека.
Прежде всего, колено – это самый большой и самый сложный сустав в теле, который
подвергается огромной нагрузке. Колено, несмотря на свою величину и значение, довольно слабо со
структурной точки зрения. Этот сустав окружѐн многими крупными мышцами, которые, хотя и
обеспечивают большую подвижность и силу ног, но также подвергают КС огромным напряжениям [2].
Связки суставной сумки охватывает КС как муфта. Они обеспечивают стабильность КС и
растягиваются при совершении движений, однако, когда движение превышает допустимый диапазон,
связки удерживающие сустав, могут испытать растяжение, надрыв или полный разрыв.
В состав связочного аппарата КС входит: крестообразная связка, задняя крестообразная связка,
большеберцовая (медиальная) коллатеральная связка, малоберцовая (латеральная) коллатеральная связка
При сгибании КС до 120–130° вертикальное прикрепление крестообразных связок на бедре
становится горизонтальным, что приводит к скручиванию ПКС и изменению напряжения ее пучков:
происходит удлинение (напряжение) ПМ пучка и укорочение (расслабление) ЗЛ пучка. Такая сложная
биомеханика обеспечивает стабильность КС почти во всех направлениях – переднем, заднем и при
вращательных движениях (пронации и супинации голени).
Разрыв передней крестообразной связки может произойти при действии силы, направленной
вперед, на заднюю поверхность КС при согнутой и повернутой внутрь голени. Часто встречается не
изолированный разрыв крестообразной связки, а так называемая «несчастная триада» или триада
Турнера. Это разрыв передней крестообразной связки, разрыв наружной (коллатеральной
большеберцовой) боковой связки и разрыв внутреннего (медиального) мениска.
Разрывы крестообразных связок могут сопровождаться отрывными переломами костных
пластинок в местах прикрепления связок или переломом межмыщелкового возвышения. Что значительно
затрудняет последующее лечение. Очень часто разрывы крестообразных связок происходят у
спортсменов во время игры в футбол, при занятиях горнолыжным спортом, у борцов. Задняя
крестообразная связка разрывается при резком разгибании голени в КС или при прямом ударе по
передней поверхности голени, когда она согнута в КС.
Во время приземлений и резких перемещений опорная нога испытывает пиковые нагрузки
нескольких масс тела, которые создают большие фрикционные силы между ногой и опорной
поверхностью, в результате чего в течение нескольких миллисекунд стопа не способна повернуться на
этой поверхности. Поэтому вращательный момент, необходимый для шага в сторону или изменения
направления движения передается на коленный сустав.
В согнутом положении КС возможны вращательные движения голени относительно бедра. При
этом латеральный мениск может сместиться на 12–14 мм в переднезаднем направлениях, в то время как
возможность медиального мениска ограничена 4 мм. Поэтому центр вращения расположен примерно
посередине межмыщелковой вырезки [1]. Из-за направлений и расстояний между связками и центром
вращения, вращательные движения голени изначально имеют склонность к зажатию передней
крестообразной связки и расслаблению задней крестообразной связки. Чтобы компенсировать эту
47
ситуацию происходят небольшие скольжения голени относительно бедра. Однако, если колено
нагружено в вальгусном положении голени, особенно если нагрузка превышает массу тела в несколько
раз, как это происходит при приземлении, латеральный мыщелок бедренной кости плотно вжимается в
свою впадину без возможности скольжения. В этой ситуации центр вращения смещается в латеральную
сторону, и вращение происходит вокруг оси латерального мыщелка. В процессе такого вращения
основная нагрузка ложится на переднюю крестообразную связку, медиальную коллатеральную связку и
медиальный мениск, которые препятствуют такому вращению в суставе и в результате травмируются и
рвутся.
По результатам исследования 1018 игроков профессионального клуба из Флоренции, общее
количество травм за 11-летний период составило 207 (20%). Большинство повреждений отмечалось в
возрасте 17–19 лет (юниоры). Чаще травмировались игроки средней линии и нападающие – 22 %,
защитники – 19 %, вратари – 16 %. Проведя исследования Экстранд и др. получили данные по
количеству повреждений разной локализации: КС – 20%, голеностопный сустав – 17%,бедренный сустав
– 14%, пах – 13%, стопа и голень – по 12%, спина – 5%, другие – 7% [1].
После операции на КС наблюдается потеря ряда навыков, так как блокируются на время
движения тела в целом, а в поврежденном участке - еще и в частном. Проявляются синдромы:
болевой синдром;
синдром расстройства движений;
воспалительно-трофический синдром.
В результате этих синдромов может быть потерян ряд навыков:
стоять на больной ноге больной не может;
равновесие на одной ноге не может сохраняться, замечается потеря этой способности в
больной ноге и частично в здоровой;
угол сгибания и разгибания не соответствует здоровой ноге;
мышцы этой конечности заметно слабей по своей форме и деятельности;
ограничена эластичность вставленной после операции связки;
ослабление тела в целом, так как подвижность больного на время была ограничена.
Восстановление после разрыва передней крестообразной связки КС включает в себя 4 этапа в
соответствии с разработанной нами коррекционно-развивающей программой.
1 этап – острое посттравматическое воспаление, начинается после операции и продолжается до
удаления дренажа (до 4-й недели):
1 этап обычно длится на протяжении первых суток после операции. Он может быть продлен в
случае выраженного отека коленного сустава до 4 недель, при быстром восстановлении переходим на 2
этап.
А. Специальные упражнение лечебной гимнастики:
1-е упражнение. В положении на спине с фиксированным коленным суставом ортезом
выполняется разгибание в колене за счет сокращения четырехглавой мышцы бедра в половину силы на
протяжении 3-5 секунд по 10 раз 5 подходов, пауза 1 минута. Выполняется каждые 1–2 часа.
2-е упражнение. В положении на спине с фиксированным КС выполняется при сведении ног,
сжимание между КС твердого пелота, на протяжении 2–3 секунд по 10 раз, делаем 5 подходов.
Выполняется каждые 1–2 часа.
3-е дыхательное упражнение. И.П. правая рука на животе, левая на груди, 1 – глубокий вдох
через рот (так чтобы живот округлился), 2 – через нос (грудью), 3 – задержка дыхания на 2 секунды, 4 –
выдох через рот, затем через нос до полного выдоха. Это упражнение выполняем до начала первого
упражнение и окончания его, также второго по 5 раз отдых межу подходами 30 секунд.
Б. Массаж:
В течение первой недели ежедневно 2 раза по 15 минут в основной части применяют легкий
массаж. Начинаем со здоровой конечности, затем приступаем к больной: используются: поглаживание,
выжимание, растирание. Позднее осторожно включают разминание, все действия выполняются выше
пораженного участка.
2 этап – до 8-й недели.
А. ЛФК:
Занятия в воде проводятся после полного заживление. 5 неделя – специально разработанная
коррекционно-развивающая программа в воде. Задачи: усилить ослабленные мышцы и поддержать
общий тонус мышц, улучшить крово- и лимфообращение, способстовать уменьшению воспалительного
процесса, снять депрессию и тревожность, восстановить эластичность мышц больной конечности и
сохранить у здоровой, улучшить подвижность травмированного сустава.
Занятия в воде, поводятся 3 раза в неделю.
Одновременно применяется специально разработанная программа для тренажерного зала, задачи
те же. Три раза в неделю.
Б. Массаж:
48
Сегментарный и классический массаж 2 раза в день. Проводят массаж коленного сустава,
применяя поглаживание, растирание и движение.
Два раза в неделю проводится точечный массаж с помощью микрокомпьютерного физического
лечебного аппарата Шибоши. Аппарат используем для снятия напряжения с мышц и укрепления мышц
бедра с помощью электростимуляторов .
Используем точечный массаж. Ян-лин, Инь-лин, Цюань, Синь-цзань - эти точки находятся на
задней поверхности голени, на икроножной мышце сверху. Уделяем им особое внимание.
В. Светолечение проводится под наблюдением терапевта 2 раза в неделю.
3 этап – до 12 недели
А. ЛФК:
ЛФК по программе для тренажерного зала и специально разработанная кардиопрограмма.
Задачи: усилить ослабленные мышцы, и поддержать общий тонус мышц, улучшить крово- и
лимфообращение, уменьшить воспаление, восстановить эластичность больной конечности и сохранить у
здоровой, улучшить подвижность травмированного сустава.
Три раза в неделю программа для тренажерного зала, три раза - кардиопрограмма.
программа для тренажерного зала: акцент на укрепление нижних конечностей.
кардиопрограмма: акцент на аэробные нагрузки.
Б. Массаж:
1) классический – после тренировки, 2-3 минут для здоровой ноги, затем для больной 5 минут.
2) точечный – для повышение психо-эмоцонального фона (2 раза в неделю по 20 минут).
3) с помощью лечебного аппарата Шибоши – по программе массажа 2 этапа, 20 минут 1 раз в
неделю.
4) сегментарный – 2 раза в неделю.
4 этап – до 16 недели
А. ЛФК:
ЛФК по программам для тренажерного зала и кардиопрограмма. Три раза в неделю.
Б. Массаж:
Сегментарный массаж по предыдущей системе, 3 раза в неделю, 14 процедур.
В. Пассивные движение:
Применение пассивных упражнений и пассивных движений способствует усилению нервномышечных связей и развивает подвижность в суставах. Пассивные упражнения применяются также с
целью расслабление мышц.
Для оценки двигательных функций и мышечной силы после операции передней крестообразной
связки КС проводились ряд тестов: оценка мышечной силы бедра и голени здоровой и больной ног по
шкале Вейса, измерение объем бедра и голени, измерение амплитуды движений в КС (угол сгибания),
измерение амплитуды движений в КС (угол разгибания).
В таблице 1 наглядно представлены результаты проведения исследования. Они свидетельствуют
об эффективности применяемой программы лечения.
Таб 1.
Оценка эффективности применяемой программы лечения.
Тесты
Объем бедра здоровой ноги, см
Объем бедра больной ноги, см
Объем голени здоровой ноги, см
Объем голени больной ноги, см
Мышечная сила бедра по шк. Вейса, балл
Мышечная сила голени по шк. Вейса, балл
Угол сгибания в коленном суставе,°
Угол разгибания в коленном суставе,°
до
56,2±4,23
53,8±4,39
40,1±0,95
39,5±1,07
1,0±0,18
2,3±0,25
84,6±3,41
33,2±4,25
после
56,7±4,00
56,5±4,03
40,0±0,96
39,9±1,03
3,3±0,3
4,0±0,18
119,2±5,46
7,4±1,60
t факт
0,09
0,45
0,07
0,27
6,57
5,52
5,37
5,68
%
+0,9
+5,0
–0,3
+1,0
+69,7
+73,9
+40,9
+77,2
Таким образом, разработанная нами программа для тренажерного зала дала положительные
результаты в области укрепления мышц после травмы передней крестообразной связки КС. Увеличилась
сила и выносливость.
Применение программы в бассейне помогло снизить общий тонус мышц тела и укрепить
мышцы, окружающие КС; положительно повлиять на эмоциональный фон пациентов.
С помощью кардиопрограммы мы улучшили крово- и лимфообращение у пациентов,
организовали их правильное дыхание, что дало положительный эффект для снятия воспалительных
процессов и улучшения состояния в целом.
С помощью лечебного аппарата Шибоши удалось активировать биологически-активные точки,
отвечающие за общую релаксацию тела, в то числе мышц, окружающих коленный сустав.
49
1.
2.
3.
Литература:
Медицинский
портал
МедУнивер:
[Электронный
ресурс]
Режим
доступа:
http://meduniver.com/Medical/Anatom/76.html. – Дата доступа: 25.10.2011.
Спортивные травмы. Клиническая практика предупреждения и лечения / Под общ. ред. П. Ренстрема. –
Киев: Олимпийская литература, 2003. – 470 с.
Травматология и ортопедия: рук-во для врачей: в 3-х т./ Под ред. Ю.Г.Шапошникова. – М.: Медицина,
1997. – Т. 1. – 654 с.
МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ИНВАЛИДОВ ПРИ БОЛЕЗНЯХ СИСТЕМЫ
КРОВООБРАЩЕНИЯ
Ильина Т.Н., Кром И.Л.,
Институт социального образования (филиал) ГСУ,
г. Саратов, Россия
Обзор социологических исследований в области социальных проблем здравоохранения и
общественного здоровья позволяет предположить, что программы охраны здоровья, профилактики
заболеваний и совершенствования медико-социальной помощи оказываются неэффективными
вследствие «отсутствия комплексного определения здоровья с включением в него немедицинских
признаков» [1], то есть отсутствия интегральной модели, где учитывается многомерная, иерархическая
система показателей качественного состояния здоровья населения.
Проблема комплексной реабилитации инвалидов в Российской Федерации в последние годы
постепенно из категории «социальной» перешла в категорию «национальной безопасности».
Объясняется это тем, что на фоне устойчивой и долговременной убыли населения быстро увеличивается
численность инвалидов в стране. Если в 1992 году в России было 3,98 млн. инвалидов, то сегодня их
численность составляет 13,1 млн. человек. Ежегодно в учреждениях медико-социальной экспертизы
(МСЭ) освидетельствуется более 4 млн. человек, из них впервые признаются инвалидами около 1 млн.
человек, повторно – 2,5 млн. граждан [2].
Базовыми положениями медико-социальной реабилитации (МСР) инвалидов в России являются
государственный характер гарантий прав инвалидов на реабилитацию, приоритет интересов инвалидов
при осуществлении реабилитационных мероприятий, общедоступность системы реабилитации,
комплексный подход, многообразие методов реабилитационных воздействий и форм реабилитационных
учреждений [3].
Реабилитационный процесс предполагает несколько этапов: реабилитационно-экспертная
диагностика; разработка индивидуальных программ реабилитации; реализация индивидуальных
программ реабилитации; динамический контроль эффективности проводимых мероприятий и их
корректировка в соответствии с полученными результатами [3].
МСР инвалидов, являясь комплексным процессом, включает: 1) медицинскую реабилитацию; 2)
профессиональную реабилитацию [4]: обучение (переобучение), повышение квалификации; содействие
трудоустройству (содействие в трудоустройстве на временные работы, на постоянное место работы,
самозанятости и предпринимательству), профессионально-производственную адаптацию; 3) социальную
реабилитацию, которая предполагает создание безбарьерной среды для инвалидов.
В настоящее время МСР рассматривается как проблема социализации инвалида в условиях
соматических и социальных ограничений. Один из ведущих российских специалистов в области
социальной медицины проф. Р.М. Войтенко определил три основных аспекта МСР инвалидов: медикобиологический, психологический и социальный при формировании индивидуальных программ
реабилитации в рамках системного многоуровневого подхода[5].
В последние годы профессиональная и социальная реабилитация рассматривается как
самостоятельный аспект реабилитации. Профессия является одной из важнейших составляющих жизни
человека, придающей этой жизни внутреннюю стабильность [6], в связи с чем, профессиональная
реабилитация может быть рассмотрена как условие эффективной социализации инвалида.
Федеральными законами «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» и «О
занятости населения в Российской Федерации» определено право инвалидов на трудовую деятельность,
способность к которой предполагает осуществление трудовой деятельности в соответствии с
требованиями к содержанию, объему, качеству и условиям выполнения работы и устанавливается при
проведении МСЭ [7].
Инвалидность в России традиционно определялась в терминах ограничения способности или
нетрудоспособности, как «состояние человека, которое характеризуется постоянной или длительной
утратой трудоспособности или значительным ее ограничением» [8]. При установлении
нетрудоспособности инвалидам I и II групп инвалидности «общество не только в праве не допускать к
труду лиц в указанных случаях, но должно запретить им всякую работу в интересах этих лиц и
общества» [9].
50
Деятельность государства по созданию условий для эффективной занятости населения является
способом социальной защиты инвалидов, включения инвалида в профессиональную деятельность,
способствуя его экономической независимости и социальной интеграции. Большинство экономически
развитых стран, создавая условия для эффективной занятости инвалидов, сокращает расходы на оказание
прямой социальной помощи [10].
По мнению Е.В. Белозеровой, изучавшей проблему занятости инвалидов в современном
российском обществе, в настоящее время отсутствует комплексная программа действий по обеспечению
занятости инвалидов. Законодательство, регулирующее занятость и социальное обеспечение инвалидов,
ориентирует выбор в пользу занятости посредством увеличения нормативного трудового стажа и низких
размеров пенсий по инвалидности, в то же время содержит элементы, снижающие
конкурентоспособность инвалидов на рынке труда. Государство делегирует значительную часть
ответственности за решение проблем занятости инвалидов работодателям, одновременно ограничивая
объемы финансовой и налоговой поддержки на осуществление данной деятельности, и таким образом,
само порождает незаинтересованность работодателей в приеме на работу инвалидов.
Следует добавить, что после установления группы инвалидности рекомендации МСЭ могут
содержать требования прекращения работы по специальности. В некоторых случаях инвалиды были
уволены после установления группы инвалидности в связи с отсутствием на предприятии вакансий,
отвечающих рекомендациям МСЭ. Признание инвалида нетрудоспособным не позволяет ему получить
«комплекс услуг по профессиональной реабилитации…». Некоторые инвалиды могут быть признаны
неспособными к обучению или способными, но только в специальных учебных заведениях или по
специальным программам в домашних условиях, что приводит или к их полному исключению из
образовательных сервисов и изоляции или сегрегации, формированию своего рода гетто при обучении в
школах-интернатах для инвалидов. Другими словами, инвалиды имеют ограничения в получении
образования, выборе формы обучения и образовательного учреждения» [11].
Собственные исследования авторов не подтверждают отмеченные в литературе [12] тенденции к
стремлению инвалидов к трудоустройству и сохранению работы, росту трудовой активности как условия
достойного уровня жизни или выживания.
Исследование причин безработицы инвалидов вследствие болезней системы кровообращения
(БСК), занимающих первое ранговое место в структуре инвалидности трудоспособного населения в
Саратовской области, проводила И.Л. Кром [13]. Высшее образование имели 19% инвалидов, 81%
респондентов, имеющих среднее и неполное среднее образование, обладали наименьшим
профессиональным и квалификационным трудовым потенциалом. Инвалиды с низким уровнем
образования, как правило, склонны преувеличивать значимость болезни, имеют более выраженные
психологические проблемы и реже, чем инвалиды, имеющие высшее образование, возвращаются к труду
[14]. Для большинства респондентов, занятых физическим трудом, возникновение ограничений
жизнедеятельности, связанных с БСК, предполагает потерю профессии, безработицу, отсутствие
многовариантности профессионального выбора. Одной из причин длительной безработицы инвалидов,
страдающих БСК, является нестабильность соматического состояния, прогрессирование основного
заболевания и возникновение осложнений – соматических предикторов клинического прогноза у данной
категории больных. Низкая базовая мотивация к труду может быть связана и с тем обстоятельством, что
в 56% случаев трудовые рекомендации были определены инвалидам, длительно неработающим,
находящимся на инвалидности 2 года и более (до 8 лет), большинство из них при проведении медикосоциальной экспертизы высказали нежелание работать. Безработные инвалиды, как правило, охотно
обращались в государственную службу занятости. Демонстрируя низкую мотивацию к труду, они
предполагали в основном не трудоустройство, а получение пособия по безработице.
Большинство рабочих мест, предлагаемых инвалидам, являются низкооплачиваемыми, не
обеспечивающими прожиточный минимум, а условия труда не соответствуют состоянию здоровья,
профессиональной подготовке и образованию инвалидов. Больным, страдающим БСК с установленной
группой инвалидности, могут отказать в трудоустройстве из-за наличия инвалидности, возраста (старше
40 лет). Неоднократны случаи увольнения часто и длительно болеющих инвалидов. При сокращении
производства в первую очередь увольняют больных с установленной группой инвалидности.
Для большинства инвалидов, страдающих БСК, имеющих среднее и неполное среднее
образование и занятых до установления инвалидности физическим трудом, необходимость ограничения
физической нагрузки и потеря профессии связаны с основным заболеванием. Для инвалидов с высшим
образованием в нетерминальной стадии ишемической болезни сердца причиной ограничения
способности к трудовой деятельности является не основное заболевание, а имеющиеся когнитивные
нарушения, предполагающие ограничения способности к переобучению, приобретению новой
профессии, отсутствие многовариантности профессионального выбора, безработицу.
Таким образом, реальное трудоустройство инвалидов и, как следствие, создание условий для их
экономической независимости затруднено отсутствием стройной системы их профессиональной
реабилитации, а так же обусловленной этим низкой эффективности ее элементов: профессиональной
ориентации, подготовки, переподготовки и рационального трудоустройства [15].
51
Создание государственной службы Медико-социальной реабилитации, разработка вопросов
методологии медицинской, профессиональной и социальной реабилитации декларируется одним из
важнейших направлений государственной социальной политики современной России. МСР является
процессом конструирования взаимодействия инвалида и общества с целью предоставления инвалидам
возможности относительно независимой и самостоятельной жизни, условий максимального социального
включения инвалидов позволяющих компенсировать отрицательные социальные последствия
инвалидности. Критерием оценки эффективности проведенной реабилитации является социальная
адаптация и интеграция инвалида в обществе с учетом потребностей и индивидуального выбора
инвалида [16].
Современные достижения в лечении больных, страдающих БСК, определяют перспективность
МСР и возможность смягчения для общества социально-экономических последствий инвалидизации
наиболее многочисленной категории инвалидов при условии создания безбарьерной среды: обеспечение
доступности квалифицированного медицинского обслуживания, государственной поддержки при
трудоустройстве инвалидов в соответствии с состоянием здоровья, профессиональной подготовкой и
образованием, предоставление многовариантности профессионального выбора, равных шансов в
получении престижных и высокооплачиваемых рабочих мест.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
Список литературы:
Бек У. Общество риска: на пути к другому модерну/ У.Бек.- М.: Прогресс-Традиция, 2000. – С. 203.
Белозерова Е. В. Стратегия занятости инвалидов в современном российском обществе: дис. … канд.
социол. наук / Е.В. Белозерова. – Саратов, 2005. – С. 21.
Войтенко Р.М. Социальная медицина и концепция реабилитации/ Р. М. Войтенко. – СПб.: Фолиант, 2002. –
С. 43с.
Калью П. И. Сущностная характеристика понятий «здоровье» и некоторые вопросы перестройки
здравоохранения / П. И. Калью. – М. : ВНИИМИ, 1988. – С. 67.
Козырева П. М. Эволюция социального самочувствия россиян и особенности социально-экономической
адаптации (1994-2001 гг.) / П.М. Козырева, С.Б. Герасимова, И.П. Киселева //Россия реформирующаяся /
под ред. Л.М. Дробижевой. – М. : Academia, 2002. – С. 167.
Концепция совершенствования государственной системы медико-социальной экспертизы и реабилитации
инвалидов Минздравсоцразвития России / http://www.minzdravsoc.ru/docs/mzsr/handicapped/3 Опубликовано
на сайте в 14:55, 03/03/2011. Изменено в 15:21, 03/03/2011.
Кром И.Л. Медико-социологическая концептуализация феномена инвалидности при болезнях системы
кровообращения. дис. д-ра мед. наук: 14.00.52 Саратов, 2007. – 49 с.
Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной
экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы:
приказ М-ва здравоохранения и социального развития РФ от 22 авг. 2005 г. № 535.
Свистунова Е.Г. Концептуальные понятия о медико-социальной реабилитации инвалидов в России / Е.Г.
Свистунова // Медико-социальная экспертиза и реабилитация. – 2003. – № 3. – С. 3-6.
Справочник документов по ВТЭ и трудоустройству инвалидов – Л.: Медицина, 1981. – С. 20.
Ярская-Смирнова Е. Р. Социальная работа с инвалидами / Е. Р. Смирнова-Ярская, Э. К. Наберушкина. –
СПб. : Питер, 2004. – 316 с.
Общие и частные вопросы социально-трудовой реабилитации инвалидов. – Л.: ЛИЭТИН, 1988. – С. 5.
His Y.Y. Life quality of postmyocardial infaction patients: influence of personal variables on coping / Y. Y. His,
C.Y.Chen,. M.B.Lee // Taiman Journal. – 1990. – Vol.89. – P. 149-155.
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И РЕАБИЛИТАЦИИ БОЛЬНЫХ
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ В РЕСПУБЛИКЕ ТАТАРСТАН
Иштерякова О.А.,
Казанский государственный медицинский университет,
г. Казань, Россия
В современных условиях актуальной задачей медицины является совершенствование медикосоциальной и профессиональной реабилитации больных профессиональными заболеваниями (ПЗ). ПЗ
развиваются при работе в контакте с вредными производственными факторами. Установление связи с
профессией умеренно выраженных и выраженных форм ПЗ означает необходимость определения
степени утраты трудоспособности и проведения медико-социальной экспертизы (МСЭ). По заключению
бюро МСЭ лицам с ПЗ назначаются страховые выплаты и дополнительные виды помощи (ДВП) по
медицинской, профессиональной и социальной реабилитации из бюджета Фонда социального
страхования Российской Федерации (РФ).
В Республике Татарстан (РТ) общее количество работающих в различных отраслях экономики
составляет около 1,4 млн. человек. 32% работников имеют контакт с вредными факторами производства
(женщин – 31,5%). От 17 до 23% из них трудятся в условиях, не отвечающих санитарным нормам.
52
Наибольшее их число выявляется в агропромышленном комплексе, автомобиле- и авиастроении,
нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей отрасли.
Целью данной работы является изучение многолетней динамики и тенденции профессиональной
заболеваемости и инвалидности, разработка реабилитационных комплексов при ведущих ПЗ и критериев
оценки реабилитации.
В работе применены методы исследования: анализ медицинской документации центра
профпатологии (ЦПП) и бюро МСЭ, клинико-экспертный метод, ретроспективный эпидемиологический
анализ, статистический метод. Исследование проведено с использованием специально разработанных
статистических карт МСЭ при ПЗ, карт оценки эффективности при ПЗ, утвержденных Министерством
здравоохранения РТ в качестве дополнения к форме 088/у-06 и форме 24-Росстат.
В структуре больных ПЗ в Татарстане около 62% имеют признаки стойкой утраты
профессиональной и общей трудоспособности в связи с ПЗ и нуждаются в реабилитации. В ходе
исследования проведено изучение распространенности основных форм ПЗ при освидетельствовании на
МСЭ. Первое ранговое место занимает вибрационная болезнь (ВБ), составляющая 38-36%. На втором
месте в течение ряда лет – профессиональная нейросенсорная тугоухость (суммарно доля этих ПЗ от
воздействия физических факторов составляет более 50%). Третье место – ПЗ органов дыхания (ОД) – 3033%. Среди ПЗ ОД преобладают профессиональные бронхиты (наибольший удельный вес в структуре
инвалидов от ПЗ – до 55%). Профзаболевания опорно-двигательного аппарата (ОДА) составляют 916,5% от общего числа ПЗ при проведении МСЭ (с тенденцией к увеличению). Около 3% приходится на
инфекционные ПЗ; 1,5-2% – профессиональные аллергозы.
В 13-44% случаев при первичной диагностике ПЗ определяется группа инвалидности,
свидетельствующая о снижении общей трудоспособности больных. При этом 76-91% из них находятся в
трудоспособном возрасте и имеют стаж работы 20 и более лет (50-60%).
Уровень инвалидности от ПЗ в общей структуре причин инвалидности невелик, но значимость
этого вида инвалидности определяется продолжительностью и стойкостью изменений. За последние 10
лет показатель инвалидности от ПЗ в РТ составил: 2001 г. – 0,15; 2004, 2007 гг. – 0,11 на 10000
трудоспособного населения, в остальное время – 0,06-0,10, соответственно. Средний возраст выхода на
инвалидность составляет (47,5±6,0) лет. С 2001 г. к 2007 г. в РТ произошло статистически значимое
снижение доли ПЗ с утратой трудоспособности при первичной диагностике (p<0,01).
Изучение многолетней динамики показателей впервые признанных инвалидами (ВПИ) от ПЗ
путем ретроспективного эпидемиологического анализа инвалидности на 100000 работающих в контакте
с вредными производственными факторами за 1999-2008 гг. показало, что в 1999 г. показатель
инвалидизации работников при установлении связи заболевания с профессией составил 6,4 на 100000
работающих во вредных условиях, в 2000 г. – 7,7 на 100000. Наиболее высоким этот показатель был в
2001г. (11,2 на 100000 работающих во вредных условиях). В 2002, 2003 гг. показатели были ниже
среднего за изучаемый период (6,7 на 100000). В 2004 г. и 2006 г. отмечается их повышение в связи с
ростом заболеваемости, в том числе с утратой общей трудоспособности (6,1 и 8 на 100000,
соответственно). Среднегодовой темп снижения уровней первичной диагностики ПЗ с утратой
профессиональной и общей трудоспособности с 1998 г. к 2008 г. составил 2,3%. Согласно градации
Белякова с соавторами (1981), выявленное значение характеризует умеренную тенденцию снижения
изучаемого показателя. Проведенное сравнение теоретических уровней ВПИ по ПЗ за 1999 г. и 2008 г. с
использованием критерия Стьюдента не показало статистически значимых различий, что позволяет
говорить об отсутствии существенных изменений активности факторов риска. Показатель инвалидности
за 2009-10гг. составил 5,7-5,9 на 100000, что не выходит за рамки прогностических границ. Это
позволяет сделать вывод о сохранении предыдущего характера многолетней динамики
профессиональной инвалидности.
В системе реабилитации больных ПЗ приоритетное место принадлежит санаторно-курортному
лечению (СКЛ). На санаторном этапе реабилитации основное значение имеют лечебно-охранительный
режим, физиотерапевтические методы, лечебная физкультура, диетотерапия, рефлексотерапия и другие.
При ПЗ также значительна роль профессиональной реабилитации, и трудоустройство является
своеобразным терапевтическим средством. Обязательное звено реабилитации – лекарственное
обеспечение больных ПЗ. Все мероприятия по реабилитации фиксируются в программе реабилитации
пострадавшего (ПРП), исходя из рекомендаций ЦПП.
Наблюдение за результатами МСЭ в динамике показало снижение степени утраты
трудоспособности у больных ПЗ после реализации ПРП. При анализе показателя полной реабилитации с
отменой группы инвалидности за 2001-2007 гг. выявлена существенная положительная динамика в 2002
г. и 2004 г., в сравнении с 2000 г. (2000 г. – 9,9 на 100 повторно освидетельствованных инвалидов, 2001 г.
– 15,2, 2002 г. - 29,6, 2004 – 21,3, соответственно). В остальное время показатель удерживается на уровне
17,5-17,9 на 100 повторно освидетельствованных инвалидов.
Проведенное изучение эффективности реабилитации при распространенных ПЗ ОД и ОДА
включало: уточнение динамики жалоб в ходе лечения (реализации ПРП) в течение 3 лет, объективный
осмотр специалистов, анализ результатов лабораторных и инструментальных исследований больных в
53
динамике за 3 года. Полученные сведения позволили оценить рациональность трудоустройства больных,
выполнение рекомендаций по медицинской реабилитации, динамику состояния здоровья и результатов
МСЭ.
Так, при анализе показателей функции внешнего дыхания (ФВД) выявлено статистически
значимое (p≤0,05) уменьшение распространенности обструктивных нарушений ФВД у больных с ПЗ ОД,
проходивших медицинскую реабилитацию. В ходе изучения динамики степени утраты трудоспособности
на фоне получения ДВП установлено статистически значимое уменьшение степени утраты
трудоспособности у больных вибрационной болезнью (χ2=4,2; p<0,05) и ПЗ ОДА (χ2=10,4; p<0,01) на
фоне проведения реабилитации.
Анализ динамики решений бюро МСЭ в целом показал, что у 47% больных с ПЗ ОД снизилась
степень утраты трудоспособности, в том числе у 29% – через год, у остальных – через 2 года
использования ДВП. У ряда больных уменьшение процентов утраты трудоспособности происходило
вплоть до отмены процентов утраты (7%). Также имеется 13% больных с возрастанием степени утраты
трудоспособности. Результаты МСЭ 9% больных в течение трех лет наблюдения на фоне получения
ДВП не претерпевали каких-либо изменений. В остальных случаях отмечено чередование результатов
МСЭ в зависимости от фазы обострения или ремиссии. Схожая тенденция МСЭ наблюдалась при ПЗ
ОДА.
В настоящее время профилактика формирования стойкой утраты трудоспособности и
инвалидности при ПЗ должна быть направлена на: 1) повышение качества медицинского обеспечения
работающих с вредными факторами и закрепление приоритета предупредительных мер по профилактике
ПЗ при распределении средств социального страхования; 2) обеспечение грамотной разработки и
реализации реабилитационных программ, внедрение методики оценки эффективности реабилитации.
При этом можно ожидать достижения цели предотвращения роста инвалидизации вследствие ПЗ и
экономии средств социального страхования.
СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ АДАПТИВНОГО ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ЛИЦ С
ОГРАНИЧЕНИЕМ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Калюжин В.В., Калюжина Д.С.,
Белорусский государственный университет,
г. Минск, Белоруссия
Забота общества о своих согражданах-инвалидах является мерилом его культурного и
социального развития. В резолюции ООН от 9 декабря 1975 г. обстоятельно изложены не только права
инвалидов, но и те условия, которые должны им создаваться государственными и общественными
структурами. К этим условиям относятся условия среды, занятость, в т. ч., мотивация со стороны
общества, обеспечение медицинского обслуживания, психологическая адаптация и создание социальных
условий, включая индивидуальный транспорт, а также методическое, техническое и профессиональное
обеспечение.
По данным Всемирной Организации Здравоохранения инвалиды составляют около 10%
населения земного шара. Эта статистика характерна и для нашей страны. Несмотря на успехи медицины,
их число медленно, но неуклонно растет, особенно среди детей и подростков. До недавнего времени
проблемы этой довольно значительной категории населения игнорировались, и все же, в последнее
время, в результате постепенной гуманизации общества был принят ряд международных документов по
реализации равных возможностей инвалидов.
В настоящее время большинство экономически развитых стран имеют разнообразные
программы и системы социального обеспечения инвалидов, куда входят и занятия физической культурой
(ФК) и спортом. Во многих зарубежных странах отработана система привлечения инвалидов к занятиям
ФК и спортом, которая включает в себя клинику, реабилитационный центр, спортивные секции и клубы
для инвалидов. Но самое главное – это создание условий для этих занятий.
Адаптивное физическое воспитание и спорт помогают психическому и физическому
совершенствованию этой категории населения, способствуя их социальной интеграции и физической
реабилитации. В зарубежных странах очень популярны среди инвалидов занятия физической
активностью с целью отдыха, развлечения общения, поддержания или приобретения хорошей
физической формы, необходимого уровня физической подготовленности.
Инвалиды, как правило, лишены возможности свободного передвижения, поэтому у них часто
наблюдаются нарушения сердечно-сосудистой и дыхательной систем. Физкультурно-оздоровительная
активность в таких случаях является действенным средством профилактики и восстановления
нормальной жизнедеятельности организма, а также способствует приобретению того уровня физической
подготовленности, который необходим инвалиду для пользования коляской, протезом или ортезом. При
этом речь идет не только о нормализации функций организма, но и о восстановлении трудоспособности
54
или приобретении трудовых навыков. Именно спортивное движение инвалидов на Западе стимулировало
законодательное признание их гражданских прав и во многих странах привлекло внимание к их
возможностям и потенциалу.
Во Всемирной программе действий в отношении инвалидов отмечено: «Все большее признание
получает важность спорта для инвалидов. Поэтому государства должны поощрять все виды спортивной
деятельности инвалидов путем предоставления надлежащих средств и правильной организации этой
деятельности». Основное достижение развитых стран – создание равных условий инвалидам в их
вовлечении в занятия ФК и спортом.
Долгие годы у нас бытовало мнение, что понятия «инвалид», «физическая активность» и «спорт»
несовместимы и средства ФК рекомендовались только отдельным инвалидам как кратковременное
мероприятие, дополняющее физиотерапевтические и медикаментозные назначения. ФК и спорт не
рассматривались как эффективное средство реабилитации инвалидов, поддержания их физических
возможностей и укрепления здоровья. Однако, 90-е годы внесли серьезные изменения в отношение
общества к инвалидам в нашей стране и они сыграли свою положительную роль [2].
Среди главных причин имеющихся недостатков в оздоровлении инвалидов средствами ФК и
спорта на первом месте стоит отсутствие нормативно-правовых основ. Но первостепенным является
даже не отсутствие социально-экономических условий для решения этой проблемы, а недопонимание
многими государственными и общественными деятелями важности решения этой проблемы и
преодоление старого стереотипа об инвалидах как о ненужных обществу людях.
Целью и задачами государственной политики в области реабилитации и социальной адаптации
инвалидов средствами ФК и спорта на первом месте должно стоять создание инвалидам условий для
занятий ФК и спортом, формирование у них потребности в этих занятиях.
Следует подчеркнуть, что центр тяжести в этой работе перемещается на места. Именно местные
органы власти должны создавать равные условия для занятий ФК и спортом среди всех категорий
населения [3].
Изучаются наиболее эффективные пути использования физических упражнений для организации
активного отдыха инвалидов и лиц с отклонениями в состоянии здоровья, переключения их на другой
вид деятельности, получения удовольствия от двигательной активности.
В адаптивной ФК акцент делается на поиск нетрадиционных систем оздоровления лиц с
ограниченными возможностями здоровья. Прежде всего, обращают внимание на технологии,
сопрягающие физическое (телесное) и психическое (духовное) начала человека и ориентирующиеся на
самостоятельную активность занимающихся (различные способы психосоматической саморегуляции,
психотерапевтические техники и т.п.).
Исследуются биологические и социально-психологические эффекты от применения
двигательных действий, связанных с субъективным риском, но с гарантированной безопасностью для
занимающихся и выполняемых с целью профилактики депрессии, фрустрации, различных социально
неприемлемых видов зависимостей (от алкоголя, психоактивных веществ, азартных игр и др.).
Находят научное обоснование технологии, основанные на интеграции двигательной
деятельности со средствами и методами искусства (музыки, хореографии, пантомимы, рисунка, лепки,
вышивки) и предполагающие вытеснение из сознания занимающихся предыдущей картины мира,
поглощение их новыми впечатлениями, образами, активностью, погружение в деятельность,
стимулирующую работу отдыхавших участков мозга (его обоих полушарий), всех сфер человеческого
восприятия. Креативные виды адаптивной ФК дают возможность занимающимся перерабатывать свои
негативные состояния (агрессию, страх, отчужденность, тревожность и др.), лучше познать себя;
экспериментировать со своим телом и движением; получать сенсорное удовлетворение и радость
ощущений собственного тела.
Производится специализация сотрудников в различных областях науки (педагогике, психологии,
медицине, физиологии, биомеханике, статистике и т.д.), а также накопление большого практического
опыта в сфере адаптивной ФК и адаптивного спорта.
Активизация работы с инвалидами в области ФК и спорта, несомненно, способствует
гуманизации самого общества, изменению его отношения к этой группе населения, и тем самым имеет
большое социальное значение.
Надо признать, что проблемы адаптивного физического воспитания и социальной интеграции
инвалидов средствами ФК и спорта решаются медленно. Основными причинами слабого развития ФК и
спорта среди инвалидов является практическое отсутствие специализированных физкультурнооздоровительных и спортивных сооружении, недостаток оборудования и инвентаря, неразвитость сети
физкультурно-спортивных клубов, детско-юношеских спортивных школ и отделений для инвалидов во
всех типах учреждений дополнительного образования физкультурно-спортивной направленности.
Ощущается нехватка профессиональных кадров. Не выражена в достаточной степени потребность в
физическом совершенствовании у самих инвалидов, что связано с отсутствием специализированной
пропаганды, подвигающей их к занятиям ФК и спортом.
55
1.
2.
3.
Литература:
Выдрин, В.М. Методические проблемы теории физической культуры / В.М.Выдрин. // Теория и практика
физической культуры. – 2000. – № 6. – с. 10–12.
Лубышева, Л.И. Концепция формирования физической культуры человека. / Л.И.Лубышева. – М.:
ГЦОЛИФК, 2003. – 120 с.
Николаев, Ю.М. Теория физической культуры: функциональный, ценностный, деятельностный,
результативный аспекты. / Ю.М.Николаев. – СПб., 2000. – 156 c.
РАЗВИТИЕ ДВИГАТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ ЛИЦ С ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ
НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ В ПРОГРАММЕ «СПЕШИАЛ-ОЛИМПИКС»
Калюжин В.Г.,
Белорусский государственный университет физической культуры,
Калюжин В.В.,
Белорусский государственный университет,
г. Минск, Белоруссия
В польском городе Познань проходил международный семинар по адаптивной физической
культуре для стран восточной Европы, в котором принимали участие представители университетов ФК
Польши, Украины, Белоруссии и России. Целью семинара было ознакомление представителей
университетов с программой «Спешиал-Олимпикс Европы-Азии», а так же демонстрация применения
различных коррекционных программ этой организации на занятиях по адаптивной физической культуре
(АФК).
Проводились коррекционно-развивающие занятия по АФК для детей с интеллектуальной
недостаточностью средней степени тяжести по программе развития двигательной активности «СпешиалОлимпикс». Данная программа предназначена для людей, имеющих среднюю и тяжѐлую степень
интеллектуальной недостаточности, которые не могут участвовать в традиционных видах спорта и
имеют выраженные физические недостатки. Программа развития двигательной активности делает акцент
не на соревновательной части, а на тренировочном процессе и участии.
Особенности программы: нет жѐстких правил; участники стремятся превзойти свой лучший
результат; участники соревнуются сами с собой; разрешены соревнования с адаптированными условиями
проведения; оборудования и правила соревнований могут быть модифицированы и адаптированы;
используются упражнения, инвентарь, а также способы обучения в соответствии с возрастом участника,
а не развитием его двигательных навыков.
Преимущества программы развития двигательной активности «Спешиал-Олимпикс»:
предоставление доступа к тренировкам и соревнованиям детям, имеющим интеллектуальную
недостаточность средней и тяжѐлой степени; помощь в развитии двигательной активности, улучшении
общего физического состояния детей, имеющих интеллектуальную недостаточность; развитие
уверенности в собственных силах; развитие навыков социального общения в адаптированных условиях;
помощь в укреплении семейных связей через участие в спортивных мероприятиях; в укреплении
дружеских взаимоотношений между семьями, имеющими детей с интеллектуальной недостаточностью
средней и тяжѐлой степени [1].
Занятия с детьми проводил инструктор по АФК и студентка академии физического воспитания
города Познань. В программу занятий включалось обучение детей таким двигательным навыкам как
лазание, ползание, ходьба по ровной и неровной поверхности, метание, складывание предметов
различных по величине и качеству в корзину. При оценке ползания и ходьбы по ровной или неровной
поверхности учитывалось время, затраченное на прохождение 5-10 метров, а также использование
посторонней помощи. При оценке метания принимались во внимание количество попаданий мяча в
корзину, расположенную на расстоянии 10 метров от участника, при этом участнику предоставлялось 5
попыток. Точность движений и время, затраченное на выполнение задания, учитывалось при собирании
предметов различной величины и качества в корзину. Все попытки участника выполнить то или иное
задание горячо поддерживались присутствующими. По завершении состязаний каждый из участников
получил приз. Полученные данные сравнивались с предыдущими результатами участника и
характеризовали не только динамику развития его двигательных навыков, но и работу тренера и
волонтѐров, сотрудничающих с программой развития двигательной активности «Спешиал-Олимпикс»
[2].
Следующие занятия в рамках семинара по АФК проводились по программе «Объединенный
спорт». Данная программа предназначена для лиц с лѐгкой степенью интеллектуальной недостаточности
и имеет следующие преимущества: предоставление возможности участникам с высоким уровнем
спортивных навыков соревноваться с людьми без отклонений в состоянии здоровья; помощь в
улучшении общего физического состояния лиц, имеющих интеллектуальную недостаточность; развитие
уверенности в собственных силах; развитие навыков социального общения; помощь в изменении
56
отношения со стороны общества к лицам, имеющим интеллектуальную недостаточность; в привлечении
молодѐжи в роли спонсоров и волонтѐров.
При отборе участников и партнѐров принимались во внимание такие критерии, как возраст,
уровень физической подготовленности, степень развития необходимых спортивных навыков.
В рамках данной программы проводилась тренировка команд в игре по хоккею на полу. Состав
команд был смешанным: в той и другой команде в игре принимали участие лица, имеющие лѐгкую
степень интеллектуальной недостаточности, а также студенты и выпускники академии физического
воспитания города Познань. Все участвующие в игре по хоккею на полу были старше 18 лет. Многие из
них играли в командах уже более 6 лет. Дружеские взаимоотношения, взаимопомощь, игра на равных в
течение нескольких лет привела участников команд с интеллектуальной недостаточностью лѐгкой
степени к полной интеграции в общество благодаря уверенности в собственных силах, выработке
волевых качеств, ведению здорового образа жизни.
Полученные во время участия в семинаре теоретические и практические знания позволили
сотрудникам Белорусского государственного университета физической культуры принять участие в
проведении Европейской недели баскетбола, которая проходила при поддержке «Спешиал-Олимпикс»
Европы-Евразии и Европейской федерации баскетбола FIBA. В рамках этого мероприятия силами
преподавателей кафедры лечебной физической культуры и при участии студентов, обучающихся на этих
кафедрах, был организован и проведѐн День баскетбола для 30-ти учащихся вспомогательных школ
города Минска, имеющих лѐгкую степень интеллектуальной недостаточности. В программу семинара
входило тестирование двигательных качеств участников, отработка необходимых спортивных навыков и
проведение игры. Нужно сказать, что гости немало удивили наших студентов: один из участников,
выполняя бросок с места, попал в кольцо 26 раз (при росте 1 м 48 см). Игра со студентами нашего вуза,
полученные теоретические знания и подарки каждому участнику Дня баскетбола от «СпешиалОлимпикс» оставили у ребят самые благоприятные впечатления и огромное желание заниматься
спортом, что является неотъемлемым качеством всех мероприятий, проводимых при участии этой
всемирно известной организации.
Литература:
1.
Брискин, Ю.А. Адаптивный спорт. Специальные олимпиады: учебное пособие. / Ю.А. Брискин. –
Львов: «Ахилл», 2003. – 128 с.
2.
Шапкова, Л.В. Средства адаптивной физической культуры: мет. рек. по физкультурнооздоровительным занятиям детей с отклонениями в интеллектуальном развитии. / Л.В. Шапкова. – М.: «Советский
спорт», 2001. – 152 с.
ВЛИЯНИЕ ПРОЦЕССОВ ГЛОБАЛИЗАЦИИ НА ЧАСТНОЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЕ РОССИИ
Касимовский К.К.,
Национальный НИИ общественного здоровья РАМН,
г. Москва, Россия
На сегодняшний день общепризнанным является, что глобализация экономики есть одна из
главных, фундаментальных тенденций развития мирового хозяйства.
Глобализация являет собой исторический процесс либерализации и интеграции рынков товаров,
капиталов и труда, которые прежде функционировали в определенной степени изолированно, в единый
мировой рынок [1]. При этом очень поверхностно сводить процессы глобализации только к рыночным
процессам, сфере обмена. Поскольку глобализацию стоит рассматривать намного шире, как «процесс
воспроизводственной трансформации национальных экономик и их хозяйствующих структур, капитала,
ценных бумаг, товаров, услуг, рабочей силы, при которой мировая экономика рассматривается не просто
как сумма (совокупность) национальных экономик, финансовых, валютных, правовых, информационных
систем, а как целостная, единая геоэкономическая (геофинансовая) популяция (пространство),
функционирующая по своим законам» [2].
Важно понимать, что глобализация – это не только процесс, но и состояние мирового хозяйства,
сложившийся феномен, обладающий рядом тесно взаимосвязанных сущностных черт [ 3].
То есть в результате глобализации уже сложился (а не находится все еще в процессе
трансформации) всемирный рынок результатов и факторов производства: товаров в форме
материального продукта и услуг, капиталов, рабочей силы и знаний и этот рынок все более проявляет
свое глобальное качество.
Таким образом, глобализация представляет собой одновременно и сложившийся феномен, и
продолжающийся процесс.
Важно помнить, что степень глобализации отдельных рынков, а тем более их сегментов, сильно
разнится. На рынках товаров в форме материального продукта и капиталов – она максимальна. Рынки же
услуг (бытовых, транспортных, медицинских, образовательных и др.) в силу самой их природы,
57
вовлечены в международный оборот, а, соответственно, и в процесс глобализации в гораздо меньшей
степени. Таким образом, сохраняется широкий простор для дальнейшего развития глобализации не
только вглубь (в смысле повышения ее уровня на каждом из направлений), но и вширь. Поэтому
исследования закономерной эволюции национальных систем здравоохранения крайне актуальны и
востребованы в направлении поиска и вскрытия характерных тенденций формирования и развития как
отношений между производителями и потребителями медицинских услуг, так и между системами внутри
национальных систем здравоохранения.
Ряд авторов, анализируя реформы здравоохранения в западных странах, прогнозирует
эволюционное развитие абсолютного большинства национальных европейских систем здравоохранения
с ослаблением государственных функций обеспечения медицинского обслуживания и появлением
социальных институтов, осуществляющих организацию и управление потреблением медицинской
помощи [ 4].
По всей видимости, большинство национальных систем здравоохранения, в том числе и
здравоохранение России, в условиях глобализации будет проходить через:
– изменение правового статуса форм и содержания отношений между медицинскими
работниками и пациентами, между производителями и потребителями медицинских услуг;
– преимущественный характер экономической, финансовой составляющей здравоохранения в
целом и в производственных и межличностных отношениях субъектов сферы оказания медицинской
помощи.
Все это, в первую очередь, проявится внутри частной системы здравоохранения, а также во
взаимодействии между частной и государственной системами внутри национального здравоохранения
Российской Федерации.
Важно предвидеть возникновение новых форм и механизмов конкуренции между субъектами
производящими и предлагающими медицинские услуги, формирование эффективных форм защиты прав
пациентов, как своеобразных противовесов в условиях маркетинговых отношений в частном
здравоохранении.
Следует ожидать усиления роли лицензирования, аккредитации и сертификации на основе
применения более жестких стандартов. Все это, в конечном итоге, будет стимулировать схожие
процессы в государственном здравоохранении.
Таким образом, в условиях глобализации можно выделить основополагающие тенденции в
развитии национальных систем здравоохранения:
– приоритетность рыночных отношений субъектов системы здравоохранения;
– поиск и формирование системы многоканальности финансовых потоков в условиях
ослабления, якобы гарантированного государственного бюджета.
По мере углубления глобализационных процессов на рынке медицинских услуг можно ожидать
усиления интеграционных процессов – в рамках национальной системы здравоохранения – адаптации
структур, форм и методов управления подсистемами (частным и государственным здравоохранением)
системы (национальным здравоохранением) с аналогичными структурами систем других государств с
целью поиска оптимального функционирования собственной системы, что должно способствовать
открытости, доверию, развитию сотрудничества и увеличению интеграции.
С другой стороны – процессы глобализации способствуют усилению конкуренции между
национальными рынками здоровья в соответствующем сегменте рынка медицинских услуг, что
неизбежно приводит к «закрытости» национальной системы здравоохранения по отношению к
конкурентам.
1.
2.
3.
4.
Литература:
Колодко Г. Глобализация и экономический рост // Мир перемен. 2004. № 1. С.140.
Кочетов Э.Г. Глобалистика. Теория, методология, практика. Учебник для вузов. М.: НОРМА. 2002, с.601.
www.zlev.ru
Chernichovsky D. Health System Reform in Industrialized Democracies: An Emerging Paradigm/ The Milbank
Quarterly, 1995, v. 73, № 3, h.339-372.
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ В ПСИХИАТРИИ
Коблова А.А., Кром И.Л., Новичкова И.Ю.
Саратовский филиал Института социального образования РГСУ,
Центр медико-социологических исследований,
г. Саратов, Россия
Проблема медико-социальной реабилитации (МСР) больных, страдающих психическими
заболеваниями, в последние десятилетия привлекает всѐ большее внимание специалистов различных
стран в силу исключительной еѐ важности. Широкое внедрение в практику психотропных средств
58
способствовало уменьшению длительности стационарного лечения, появилась возможность активного
медикаментозного лечения препаратами пролонгированного действия в амбулаторных условиях и др.,
что привело к увеличению числа лиц с психическими расстройствами в амбулаторных условиях с
длительными сроками пребывания вне стационара и нуждающихся в медико-социально-правовой
реабилитации [1].
В настоящее время МСР понимается как система различных мероприятий (государственных,
экономических, медицинских, психологических, социальных и других), направленных не только на
оптимальное приспособление больного (инвалида) к жизни и труду, но и на предупреждение того или
иного дефекта (инвалидности).
Реабилитация представляет собой восстановление личного и социального статуса больного,
процесс, характеризующийся четырьмя принципиальными положениями: принцип партнѐрства;
разносторонность (разноплановость) усилий, воздействий и мероприятий, направленных на разные
сферы жизнедеятельности реабилитируемого; принцип единства биологических и психосоциальных
методов воздействия; ступенчатость.
Целью МСР принято считать полное или частичное восстановление или сохранение личностного
и социального статуса больного. В ее непосредственные задачи входят: медицинская реабилитация,
направленная на достижение максимально возможной клинической компенсации, купирования
проявлений болезни и профилактику ее нежелательных последствий или их уменьшение;
профессиональная и социальная реабилитация. Реабилитация в психиатрии достигается сочетанным
применением реабилитационных мероприятий: медицинских, психологических, физических,
педагогических, социальных, трудовых, технических и правовых, составляющих единый комплекс [2].
На этапе восстановительного лечения целью является профилактика дефекта, госпитализма,
инвалидности (или их компенсации); на последующих этапах – ресоциализация больного, создание
благоприятной психологической и социальной микросреды (что, конечно, служит задачам
профилактики, но уже «вторичной» или «третичной») [3].
Профилактика любых заболеваний, в том числе психических, согласно классификации ВОЗ,
подразделяется на первичную, вторичную и третичную. Первичная психопрофилактика включает
мероприятия, препятствующие возникновению психических расстройств. Вторичная психопрофилактика
объединяет мероприятия, направленные на предупреждение неблагоприятной динамики уже возникших
заболеваний, их хронизации, на уменьшение патологических проявлений, облегчение течения болезни и
улучшение исхода, а также на раннюю диагностику. Третичная профилактика способствует
предупреждению неблагоприятных социальных последствий заболевания, рецидивов и дефектов,
препятствующих трудовой деятельности больного и приводящих к инвалидизации.
Первичная профилактика психических заболеваний, таких как шизофрения, пока ограничена
ввиду того, что этиология и патогенез большинства наиболее тяжелых форм психической патологии до
настоящего времени остаются недостаточно ясными. Значение имеет лишь медико-генетическое
консультирование. Развитие техники биологических исследований привело к появлению возможности
пренатальной диагностики тяжелых врожденных заболеваний. Внедрение этих методик в практику
должно способствовать значительному расширению возможностей предупреждения наследственных
(хромосомно-генетических) заболеваний.
Вторичная профилактика – раннее выявление и предупреждение неблагоприятного течения
психических заболеваний занимает большое место в работе психиатров. Вторичная профилактика
заключаются в комплексной фармакотерапии и психотерапии.
При третичной профилактике основное значение приобретает социальная реабилитация
больного.
Важную роль в развитии психопрофилактики играют совершенствование структуры и
увеличение числа различных психиатрических, психотерапевтических и психологических учреждений,
особенно приближенных к населению (дневных стационаров, ночных профилакториев,
психоневрологических и психотерапевтических кабинетов при поликлиниках, кризисных центров,
психологической службы по телефону и т.п.), а также совершенствование методов диагностики и
лечения больных с начальными, легкими формами психических расстройств [4].
При психических заболеваниях МСР имеет свои особенности, связанные, в первую очередь, с
происходящими серьезными нарушениями личности больных, социальных связей и отношений, с
утратой социальных навыков, в том числе вследствие длительного пребывания в клинике и
развивающегося у больных госпитализма. МСР больных в психиатрии понимается как их
ресоциализация, восстановление или сохранение их личного и социального статуса.
Важным стимулом к введению в социальную реабилитацию трудовой терапии послужило
распространение идей социотерапии. У истоков последней стоял немецкий психиатр Н. Simon (1927),
считавший включение больного, страдающего психическим заболеванием, в коллективную трудовую
деятельность фактором стимуляции его социальной активности и преодоления явлений патологической
психосоциальной адаптации к неблагоприятной внутрибольничной среде. Предложенная им система в
несколько измененном виде получила широкую известность в послевоенные годы под названиями
59
«терапия занятостью» (occupational therapy); «промышленная терапия», или «промышленная
реабилитация» (industrial therapy, industrial rehabilitation). Психосоциальная реабилитация – это процесс,
который позволяет больным, страдающим психическими расстройствами достичь своего оптимального
уровня самостоятельного функционирования в сообществе.
В соответствии с современными подходами к проблеме ресоциализации больных при
хронических психических заболеваниях МСР должна стать звеном в общей структуре психиатрической
помощи, которое необходимо для реализации комплексного вмешательства. В отличие от
узконаправленной (только лекарственной или только социальной) помощи, комплексный подход имеет
ряд преимуществ, так как затрагивает сразу все стороны жизнедеятельности пациентов и их ближайшего
окружения. Это позволяет задействовать сохранные стороны личности больных, создать на этой основе
достаточно высокий уровень мотивации к позитивным изменениям, сформировать сознательное
отношение к лечению и ответственность за свое поведение. Практически психосоциальная реабилитация
должна начинаться с первого контакта больного с психиатрической службой и продолжаться до тех пор,
пока не будет восстановлен его социальный и профессиональный статус [5,6].
При проведении МСР больных щизофренией использовались специальные тренинговые
программы (social skill training, communication training; occupational training), направленные на
достижение автономности в стиле жизни больного, улучшение его социальных связей и профилактику
полной изоляции. В реабилитации больных при шизофрении особенное значение имеет
индивидуализированный подход, учитывающий вид и степень выраженности имеющейся у больного
дисфункции (недостаточность инициативы и эмоций, социальный и когнитивный дефект). Сравнительно
недавно появились специальные компьютерные программы, построенные по типу диалога. Они
предназначены для тренировки концентрации внимания и других когнитивных функций и могут
использоваться больными самостоятельно. Наиболее распространенные тренинговые методики,
ориентированные на коррекцию социального поведения больного (token economy programmes; social skill
training strategies) используют стратегию копирования правильного поведения в повседневной жизни:
помимо коррекции присущих больным шизофренией эмоционально-волевых и когнитивных нарушений
они помогают выработать навыки, необходимые для решения повседневных проблем и самостоятельной
жизни [7].
В последние годы в связи с общим ухудшением экономической ситуации, закрытием некоторых
государственных предприятий и безработицей реабилитация психически больных также стала
трудноразрешимой задачей. В современных социально-экономических условиях только развитие
внестационарной помощи может помочь достижению основной цели реабилитации больных, их
адаптации к сложным жизненным условиям. Необходим переход от преимущественно медицинской к
полипрофессиональной, медико-социальной модели, когда с пациентом одновременно работают
специалисты разных направлений. Это – психиатр, психотерапевт, психолог, психиатрическая
медицинская сестра, социальный работник, активирующий терапевт и др. Только в этом случае имеет
место комплексный подход к лечению больного, который учитывает все его проблемы: медицинские,
социальные, психологические и др.
Для успешного выполнения реабилитационных программ в психиатрии требуется активное
взаимодействие общественных, благотворительных организаций с различными государственными и
ведомственными структурами, причастными к образованию, медицинскому обслуживанию,
жизнеобеспечению и предоставлению дополнительных социальных ресурсов больным, страдающим
психическими заболеваниями [7].
Список литературы:
1.
Абрамов В.А. Психиатрия как объект социальной политики государства. Донецк, 2000. – 129 с.
2.
Абрамов В.А., Жигулина И.В., Подкорытов В.С. Хронические психические расстройства и социальная
реинтеграция пациентов. – ООО «Лебедь». – Донецк, 2002. – 279 с.
3.
Кабанов М.М. Реабилитация в контексте психиатрии // Медицинские исследования. – 2001. – Т. 1, вып. 1. – С.
9-10
4.
Комплексная профилактика заболеваний и реабилитация больных и инвалидов: Учебн. пособие / Под редакцией
проф. С.П. Евсеева. – М.: Советский спорт, 2001. – 320 с.
5.
Кутько И.И., Панченко О.А. Реабилитация и абилитация в охране психического здоровья человека //
Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии: Сборник научных работ Института неврологии,
психиатрии и наркологии АМН Украины и Харьковской областной клинической психиатрической больницы №3
(Сабуровой дачи), посвящѐнный 210-летию Сабуровой дачи / Под общ. ред. П.Т. Петрюка, А.Н. Бачерикова. – Киев–
Харьков, 2010. – Т.5.
6.
Методы психопрофилактики и социальной реабилитации больных психическими расстройствами.
[электронный ресурс]. http://www.eurolab.ua/mental-ealth/3726/3738/30911/?page=3 (дата обращения 19.09.2011).
7.
Тиганов А.С. Общая психиатрия – [электронный ресурс] (дата обращения 21.09.2011).
60
СПОРТ КАК СРЕДСТВО РЕАБИЛИТАЦИИ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
Коваленко Л.Н., Зиборова Е.А.,
Белгородский Государственный институт культуры и искусств,
г. Белгород, Россия
Физическая культура (ФК) и спорт являются важным фактором для реабилитации и социальнобытовой адаптации человека с ограниченными возможностями. Ведь физический недуг в большей или
меньшей степени приводит к нарушению функций организма в целом, значительно ухудшает
координацию движений, затрудняет возможность социального контакта с окружающим миром. В этих
условиях появляется чувство тревоги, теряется уверенность в себе и даже чувство собственного
достоинства. С другой стороны, активные физкультурно-оздоровительные и спортивные занятия
позволяют лучше владеть своим телом, восстанавливают психическое равновесие, возвращают чувство
уверенности в себе, дают новые возможности самообслуживания и, в итоге, возврата к активной жизни.
В системе мер социальной защиты инвалидов все большее значение приобретают ее активные
формы, наиболее эффективной из которых является реабилитация и социальная адаптация средствами
ФК и спорта. Интеграция в жизнь общества лиц с ограниченными возможностями сегодня немыслима
без их физической реабилитации. Последняя является не только составной частью профессиональной и
социальной реабилитации инвалидов, но и лежит в их основе.
Адаптивная ФК – это комплекс мер спортивно-оздоровительного характера, направленных на
реабилитацию и адаптацию к нормальной социальной среде людей с ограниченными возможностями,
преодоление психологических барьеров, препятствующих ощущению полноценной жизни, а также
сознанию необходимости своего личного вклада в социальное развитие общества.
Конечно, область применения ее – всеобъемлющая, особенно в нынешних условиях жизни,
когда здоровье населения в целом и особенно молодежи ухудшается катастрофически.
Но главное – адаптивная физкультура позволяет решать задачу интеграции инвалида в общество.
Каким образом?
У человека с отклонениями в физическом или психическом здоровье адаптивная физкультура
формирует:
осознанное отношение к своим силам в сравнении с силами среднестатистического
здорового человека;
способность к преодолению не только физических, но и психологических барьеров,
препятствующих полноценной жизни;
компенсаторные навыки, то есть позволяет использовать функции разных систем и
органов вместо отсутствующих или нарушенных;
способность к преодолению необходимых для полноценного функционирования в
обществе физических нагрузок;
потребность быть здоровым, насколько это возможно и вести здоровый образ жизни;
осознание необходимости своего личного вклада в жизнь общества;
желание улучшать свои личностные качества;
стремление к повышению умственной и физической работоспособности.
Считается, что адаптивная ФК по своему действию намного эффективнее медикаментозной
терапии. Понятно, что адаптивная ФК имеет строго индивидуальный характер. Адаптивная ФК
полностью, от начала и до конца, происходит под руководством специалиста по адаптивной ФК.
«Адаптивная» – это название подчеркивает предназначение средств ФК для лиц с отклонениями
в состоянии здоровья. Это предполагает, что ФК во всех ее проявлениях должна стимулировать
позитивные морфофункциональные сдвиги организма, формируя тем самым необходимые двигательные
координации, физические качества и способности, направленные на жизнеобеспечение, развитие и
совершенствование организма.
Всеобщее распространение имеет точка зрения, согласно которой забота общества о своих
согражданах-инвалидах является мерилом его культурного и социального развития.
По данным Всемирной организации здравоохранения инвалиды составляют около 10 %
населения земного шара. Эта статистика характерна и для России. Несмотря на успехи медицины, их
число медленно, но неуклонно растет, особенно среди детей и подростков.
До недавнего времени проблемы этой довольно значительной категории населения
игнорировались, и все же в последнее время в результате постепенной гуманизации общества были
приняты Всеобщая декларация прав человека, Всемирная программа действий в отношении инвалидов и
Стандартные Правила ООН по реализации равных возможностей инвалидов. Во многих странах приняты
законодательные акты, в которых нашли отражение и проблемы инвалидов.
Основная цель привлечения инвалидов к регулярным занятиям ФК и спортом – восстановить
утраченный контакт с окружающим миром, создать необходимые условия для воссоединения с
обществом, участия в общественно полезном труде и реабилитации своего здоровья. Кроме того, ФК и
61
спорт помогают психическому и физическому совершенствованию этой категории населения,
способствуя их социальной интеграции и физической реабилитации.
В зарубежных странах очень популярны среди инвалидов занятия физической активностью с
целью отдыха, развлечения общения, поддержания или приобретения хорошей физической формы,
необходимого уровня физической подготовленности.
Инвалиды, как правило, лишены возможности свободного передвижения, поэтому у них часто
наблюдаются нарушения сердечнососудистой и дыхательной систем.
Физкультурно-оздоровительная активность в таких случаях является действенным средством
профилактики и восстановления нормальной жизнедеятельности организма, а также способствует
приобретению того уровня физической подготовленности, который необходим, например, инвалиду для
того, чтобы он мог пользоваться коляской, протезом. Причем речь идет не просто о восстановлении
нормальных функций организма, но и о восстановлении трудоспособности и приобретении трудовых
навыков
До последнего времени в России эта группа населения относилась к числу фактически
выключенных из нормальной жизни общества. Их проблемы не было принято обсуждать публично.
Практика градостроительства не предусматривала в общественных местах специальных приспособлений,
облегчающих для инвалидов передвижение. Многие сферы общественной жизнедеятельности были
закрыты для инвалидов
Долгие годы у нас бытовало мнение, что понятия "инвалид", "физическая активность", а, тем
более, "спорт" несовместимы и средства ФК рекомендовались только отдельным инвалидам как
кратковременное мероприятие, дополняющее физиотерапевтические и медикаментозные назначения. ФК
и спорт не рассматривались как эффективное средство реабилитации инвалидов, поддержания их
физических возможностей и укрепления здоровья. 90-е годы внесли серьезные изменения в отношении
общества к инвалидам в России.
Адаптивная физическая культура интенсивно исследуется в последние годы и предполагает
научное обоснование широкого спектра проблем: нормативно-правового обеспечения учебнотренировочной и соревновательной деятельности; управления нагрузкой и отдыхом; фармакологической
поддержки спортсменов-инвалидов в периоды предельных и около предельных физических и
психических напряжений; нетрадиционных средств и методов восстановления; социализации и
коммуникативной деятельности; технико-конструкторской подготовки как нового вида спортивной
подготовки и многих других.
Изучаются наиболее эффективные пути использования физических упражнений для организации
активного отдыха инвалидов и лиц с отклонениями в состоянии здоровья, переключения их на другой
вид деятельности, получения удовольствия от двигательной активности и др.
В физической реабилитации адаптивной ФК акцент делается на поиск нетрадиционных систем
оздоровления лиц с ограниченными возможностями здоровья, ориентируясь, прежде всего, на
технологии, сопрягающие физическое (телесное) и психическое (духовное) начала человека и
ориентирующиеся
на
самостоятельную
активность
занимающихся
(различные
способы
психосоматической саморегуляции, психотерапевтические техники и т.п.).
Исследуются биологические и социально-психологические эффекты от применения
двигательных действий, связанных с субъективным риском, но с гарантированной безопасностью для
занимающихся и выполняемых с целью профилактики депрессии, фрустрации, различных социально
неприемлемых видов зависимостей (от алкоголя, психоактивных веществ, азартных игр и др.).
Находят научное обоснование технологии, основанные на интеграции двигательной
деятельности со средствами и методами искусства (музыки, хореографии, пантомимы, рисунка, лепки и
др.) и предполагающие вытеснение из сознания занимающихся предыдущей картины мира, поглощение
их новыми впечатлениями, образами, активностью, погружение в деятельность, стимулирующую работу
отдыхавших участков мозга (его обоих полушарий), всех сфер человеческого восприятия.
Креативные виды адаптивной ФК дают возможность занимающимся перерабатывать свои
негативные состояния (агрессию, страх, отчужденность, тревожность и др.), лучше познать себя;
экспериментировать со своим телом и движением; получать сенсорное удовлетворение и радость
ощущений собственного тела.
В России более 10 миллионов инвалидов и не все они пассивны, очень многие нуждаются в
проведении реабилитационных мероприятий именно средствами ФК и спорта.
Более 15 лет существует в России Паралимпийское движение, действует Паралимпийский
комитет и федерация ФК и спорта инвалидов России.
Российские спортсмены участвуют в чемпионатах Европы, мира, зимних и летних
Паралимпийских Играх.
Активизация работы с инвалидами в области ФК и спорта, несомненно, способствует
гуманизации самого общества, изменению его отношения к этой группе населения, и, тем самым, имеет
большое социальное значение.
62
Надо признать, что проблемы физической реабилитации и социальной интеграции инвалидов
средствами ФК и спорта решаются медленно.
В сфере физической реабилитации инвалидов по-прежнему существует недооценка того
обстоятельства, что ФК и спорт гораздо более важны для человека с ограниченными возможностями, чем
для благополучных в этом отношении людей. Активные физкультурно-спортивные занятия, участие в
спортивных соревнованиях являются формой так остро необходимого общения, восстанавливают
психическое равновесие, снимают ощущение изолированности, возвращают чувство уверенности и
уважения к себе, дают возможность вернуться к активной жизни. Главной же задачей остается
вовлечение в интенсивные занятия спортом как можно большего числа инвалидов. При этом ФК и спорт
используются как одни из важнейших средств для их адаптации и интеграции в жизнь общества,
поскольку эти занятия создают психические установки, крайне необходимые для успешного
воссоединения инвалида с обществом и участия в полезном труде. Применение средств ФК и спорта
является эффективным, а в ряде случаев единственным, методом физической реабилитации и социальной
адаптации.
РЕАБИЛИТАЦИЯ ДЕТЕЙ В ДОМАХ РЕБЕНКА
Кострова В.П.,
Министерство здравоохранения Республики Дагестан,
Кострова И.Б., Абдурашидова П.Б.,
Республиканская детская клиническая больница им. Н.М.Кураева,
г. Махачкала, Россия
Проблема социальной защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, их
социальная реабилитация и интеграция в систему общественных связей является актуальной задачей
современного общества. На ранних этапах развития единственной формой государственного медикосоциального обеспечения детей-сирот является их пребывание в домах ребенка, где они находятся с
самого раннего возраста, лишенные попечения родителей. Дома ребенка относятся к ведомству
здравоохранения, являясь начальным этапом реабилитации социально-незащищенного детского
населения раннего возраста.
В Республике Дагестан имеется два Республиканских Дома ребенка в гг. Махачкале и Буйнакске.
Анализ их деятельности и представлен в данном сообщении. Своевременная и полноценная медицинская
реабилитация воспитанников этих учреждений приводит к улучшению или стойкой компенсации
нарушенных функций, а также способствует социальной адаптации. Специфика реабилитационного
комплекса в домах ребенка обусловлена особенностями контингента воспитанников, которые уже при
поступлении имеют неблагоприятный медико-социальный анамнез.
Задачи лечебно-оздоровительных и социальных мероприятий в домах ребенка вытекают из
специфики поступающего туда контингента детей и тех условий, в которых они живут и воспитываются.
Прослеживается увеличение социального сиротства, последствия которого очень тяжелы, так как оно,
оказывает неблагоприятное воздействие на психику детей, разрушая эмоциональную связь со средой,
семьей, сверстниками.
Состояние здоровья этих детей в момент поступления далеко от оптимального (средние данные
за последние 5 лет): дети первой группы здоровья встречаются только в виде исключения, 2-я группа
составляет 46,3 %, 3-я группа – 28,3 %, 4-я группа – 13,6 %, 5-я группа – 11,8 %. 53,7% воспитанников
домов ребенка имеют тяжелую хроническую патологию, обуславливающую инвалидность.
В ходе анализа состояния здоровья воспитанников выявлено, что у каждого ребенка
зарегистрировано по 2–3 заболевания, и все они находятся на диспансерном учете у педиатров и других
специалистов. Ведущее место в структуре заболеваемости занимают болезни органов дыхания,
заболевания периода новорожденности, патология эндокринной системы. Установлено, что у
воспитанников домов ребенка наблюдается рост алиментарно-зависимой патологии: гипотрофии,
анемии, рахит. Каждый второй ребенок отстаѐт в физическом развитии, каждый третий – в психическом
развитии. Для них характерны вспышки возбуждения, быстрое развитие утомления, негативные реакции,
малая социальная адаптация. У них часто грустный взгляд. У всех детей из домов ребенка наблюдается
меньшая выносливость нервной системы. Все это – проявление так называемого госпитализма,
отражающегося на физическом и психическом развитии ребенка.
Основными причинами инвалидности из года в год остаются детский церебральный паралич,
поражение нервной системы и нарушение психики, врожденные пороки развития.
Исходя из особенностей воспитанников, основными задачами в деятельности Домов ребенка
определены медико-социальная и психическая реабилитация детей. Для решения этих задач созданы
оптимальные условия, обеспечивается организация качественной лечебной воспитательной работы. На
63
каждого ребенка составлен план лечебно-реабилитационных и воспитательно-коррекционных
мероприятий с прогнозом дальнейшего развития.
В комплексный план медицинской и социально-психологической реабилитации детей входят:
физиотерапия, лечебная физкультура и массаж, психотерапия, фармакотерапия и логопедическая
помощь. Для этого предусмотрено соответствующее оборудование, физиотерапевтический кабинет,
кабинет лечебной физкультуры и массажа, сенсорная комната. Используются различные методики по
коррекции развития детей. Ежедневно с детьми проводятся психопрофилактические мероприятия на
поддержание позитивного эмоционально-личностного контакта «ребенок-взрослый». Эффективные
результаты дает новая методика и «Холдинг-терапия» – по устранению тревожности, психического
напряжения и аутизма. Для профилактики отклонений в речевом и психомоторном развитии детей
работают учителя-дефектологи и психолог. Медикаментозная терапия широко сочетается со
вспомогательными методами воздействия: воздушные и солнечные ванны, водные процедуры, сухой
бассейн, манежи для дневного сна и т.д.
Каждое полугодие воспитанники Домов ребенка осматриваются врачами-специалистами
республиканских лечебных учреждений. После обследования, при необходимости, дети получают
адекватное лечение, а при показаниях и за пределами республики в федеральных клиниках.
Совместная работа врачей и педагогов Дома ребенка позволяет наиболее эффективно определить
направление медико-педагогической реабилитации детей на ранних стадиях заболевания. Одним из
таких направлений является комплектование возрастных групп по принципу «Одна семья» с учетом
прогноза развития каждого ребенка. За такими группами закреплен постоянный медицинский и
педагогический персонал. В Доме ребенка имеются группы, где воспитываются дети различного
возраста, с разной патологией, с учетом процентного отношения более старшего возраста с сохраненным
интеллектом и движениями и детей более младшего возраста с сохраненным интеллектом. В таких
группах не только врачи, логопеды и др. специалисты работают над воспитанием, но и сами дети
помогают друг другу. Создаѐтся семейная обстановка, имеется аудио и видео аппаратура, подобран
соответствующий дидактический материал для прослушивания детей более старшего возраста,
практикуются выезды детей в городские парки, на пляж. В группе обязательно предусматривается место
для отдыха ребенка.
Самое же главное – отношение к детям. Каждый ребенок лучше развивается, полнее
реабилитируется, если он получает достаточно внимания и ласки со стороны взрослого.
Ведется регистр состояния здоровья воспитанников Домов ребенка. Об эффективности
оказываемой им медико-социальной и реабилитационной помощи свидетельствует то, что за последние
годы среди выбывших существенно снизился удельный вес детей, переведенных в учреждения
социальной защиты и дома инвалидов. С 18,4% в 2008г. до 28,7% увеличилось число детей,
возвращенных родителям, с 0 до 2,8% увеличилось число детей, взятых под опеку. К сожалению, на
одном уровне – 10,0% остается число усыновленных детей.
Государственное учреждение не может в полной мере заменить семью, поэтому необходимо
приложить все усилия для возвращения ребенка в родную полноценную семью или найти для него
достойных приемных родителей.
СИСТЕМА МОНИТОРИНГА ПОРОКОВ РАЗВИТИЯ В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН
Кострова В.П.,
Министерство здравоохранения Республики Дагестан,
Кострова И.Б., Ахлакова А.И.,
Республиканская детская клиническая больница им. Н.М.Кураева,
Магомедова С.А.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
Рождение детей с аномалиями и пороками развития (ПР) одна из актуальных проблем
современного здравоохранения. Дети с ПР нуждаются в сложном лечении, длительной реабилитации,
иногда специального обучения, что, помимо морального груза для семьи, требует немалых
экономических затрат со стороны социальных органов. В ряде случаев лечение врожденных пороков
развития (ВПР) существенно ограничено, а нередко бесперспективно, поэтому высока социальная
значимость проблемы.
Для Дагестана – республики с популяциями разного этнического генеза, очевидна и
прогнозируема высокая степень риска наследственной патологии (НП) и ВПР, которые составляют
существенную часть в общей заболеваемости детей раннего возраста – 35,0%о (РФ – 14,5%о). Если в
2001 г. в республике родилось новорожденных с ПР 18,1 на 1000 детей, то в 2010 г. – уже 21,8 на 1000
64
детей. В 2001 г. в структуре детской инвалидности удельный вес по причине ВПР составлял 9,0%,
занимая третье место, а в 2010 г. этот показатель составил 15,8% (второе место). Вклад в структуру
причин младенческой смертности достигает 20-23%.
Очевидна необходимость проведения ситематического комплекса мероприятий по их
профилактике. Эффективным инструментом контроля над ВПР и их профилактикой является система
регулярного слежения за частотой ВПР в популяции. Среди программ профилактической
направленности важное место занимает мониторинг ВПР, который проводится в Республике Дагестан с
1990 года, согласно приказу Министра здравоохранения РД. Его координатором является ГУ
«Республиканский медико-генетический центр» (РМГЦ).
В основные задачи мониторинга ВПР входят: определение частоты, изучение динамики и
этиологии ВПР в популяции, выявление и контроль за новыми тератогенными факторами среды,
определение эффективности проводимых профилактических мероприятий на территориях республики
др. Мониторинг дает возможность оценивать существующий мутационный процесс и прогнозировать
его изменения.
Основным источником информации являются регистрационные извещения неонатологов,
педиатров, акушеров-гинекологов лечебных учреждений (родильные дома, детские поликлиники,
стационары и др.) Учет ВПР основан на регистрации всего спектра ВПР у новорожденных
(мертворожденных) и умерших детей до 18 лет. Дополнительно информация поступает по результатам
осмотров врачей–генетиков, эндокринологов, врачей ультразвуковой диагностики, врачей узких
специальностей. Существенную помощь в диагностике ВПР оказывают выездные бригады специалистов
врачей республиканских лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ), особенно Детской
республиканской клинической больницы (ДРКБ). Медико-генетическая информация накапливается и
хранится в РМГЦ, где проводится качественная обработка поступивших сведений и занесение их в базу
данных с последующим статистическим анализом. На начало 2011 г. в базе данных содержится
информация о 14203 детях с врожденными аномалиями.
При анализе данных установлено достоверное увеличение суммарной частоты нозологического
спектра ВПР в Дагестане. Начато формирование Атласа «Врожденные пороки развития» по всем
территориальным администрациям и учреждениям здравоохранения Минздрава РД.
В настоящее время определен ряд территорий с уровнем регистрации ВПР выше средне
республиканских показателей. К ним относятся: Ахвахский, Ботлихский, Гергебильский, Гумбетовский,
Докузпаринский, Кизлярский, Магарамкентский, Сергокалинский, Хасавюртовский и др. районы, города
Хасавюрт, Каспийск и Кизилюрт.
Проблема сохранения генофонда в изменяющихся условиях среды чрезвычайно актуальна для
Дагестана.
Таким образом, необходима дальнейшая отработка взаимодействия между специалистами
медико-генетической, акушерской и педиатрической служб для выявления полного спектра ВПР,
разработка и проведение целенаправленных массовых программ первичной и вторичной профилактики
по их снижению.
Осуществляемый уже в течение 10 лет мониторинг ВПР является необходимым и закономерным
звеном в системе профилактики ВПР, без которого невозможны объективный контроль динамики частот
врожденных аномалий развития и оценка эффективности проводимых профилактических мероприятий.
Постоянный мониторинг ВПР по существу является единственным на сегодняшний день
реальным средством контроля за ВПР на популяционном уровне и, соответственно, необходимым звеном
в системе мероприятий по профилактике ВПР.
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ C СОМАТОТРОПНОЙ
НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ
Кострова И.Б.,
Республиканская детская клиническая больница им. Н.М.Кураева,
Кострова В.П.,
Министерство здравоохранения Республики Дагестан,
г. Махачкала, Россия,
Касымова Г.П.,
Алматинский медицинский университет,
г. Алматы, Республика Казахстан
Целью данного исследования явилось изучение эффективности использования генноинженерного гормона роста (ГР) в лечении детей с соматотропной недостаточностью (СН).
Отставание в росте, обусловленное в большинстве случаев СН гипофиза, является одной из
актуальных проблем в детской эндокринологии республики. Анализ, проведенный на базе детского
65
эндокринологического отделения Детской республиканской клинической больницы г. Махачкалы
показал, что в структуре эндокринной патологии среди детского населения республики значительный
удельный вес приходится на синдром низкорослости у детей.
Для верификации диагноза проводилось стандартное клиническое обследование детей,
выявление сопутствующей патологии, исследование гормонального профиля, определение костного
возраста, функциональные, ультразвуковые, компьютерные исследования черепа, щитовидной железы,
внутренних органов и органов малого таза.
Регулярная терапия препаратами ГР и наблюдение в отделении детской эндокринологии
пациентов с СН ведется с 2005 года. За этот период времени было обследовано 330 детей с ведущим
синдромом задержка физического и полового развития. В результате проведенного обследования было
установлено, что у 59,7% детей эндокринный генез низкорослости занимает одно из существенных мест
в общем ряду причин дефицита роста и у 40,3% детей была выявлена соматогенная задержка
физического развития.
Заметное отставание в физическом развитии у 64% обследованных детей отмечалось в
возрастном периоде от 4-х до 6-ти лет. До начала лечения у всех детей рост был ниже среднего значения
для данного хронологического возраста более чем на 2-4 стандартных отклонения, отмечалось
отставание костного возраста от паспортного в пределах 2-4 лет.
У обследованных детей с дефицитом ГР в анамнезе наиболее частыми отягощающими
факторами являлись различные осложнения течения беременности и родов. Клинические проявления
дефицита ГР носили полиморфный характер, обусловленный наличием сопутствующих заболеваний,
дефицитом гипофизарных гормонов и патологией щитовидной железы.
Эффективность лечения дефицита ГР зависела от своевременной и правильной
дифференциальной диагностики различных форм нарушения роста, индивидуальных особенностей
ребенка, начала и длительности лечения. Лечение проводилось с использованием генно-инженерных
препаратов гормона роста в стационарно- амбулаторном режиме.
Результаты: основной эффект проводимой терапии – стимуляция линейного роста. По нашим
результатам первого года лечения в 83% случаев скорость линейного роста составила от 10 до 12см в
год, что совпадает с данными опубликованными отечественными и зарубежными учеными, в 10% –
скорость роста составила 4-5см среди детей, имеющих сочетанную соматическую и эндокринную
патологию, в 9% – скорость роста составила не более 2-х см. В основном, это дети, которым терапия
проводилась нерегулярно, или те, у которых имелась индивидуальная непереносимость препаратов. В
последующие годы терапии показанием долгосрочности лечения СН являлось достижение социально
приемлемого конечного роста. В результате наблюдения, несмотря на разные схемы терапии и
различные этиопатогенитические механизмы дефицита роста у больных, прослеживалась
закономерность между показателями конечного роста и пубертатом.
Наибольший эффект от лечения ГР отмечен при начале заместительной терапии в возрасте от 3х до 4-х лет до 11- 12-ти лет, т.е. до наступления пубертатного возраста.
Анализ полученных данных за период применения генно-инженерных препаратов ГР
свидетельствует об их высокой реабилитационной эффективности в лечении СН. Это позволяет достичь
наиболее высоких уровней реабилитации, как в медицинском, так и в социальном плане при лечении
гипофизарного нанизма, обусловленным СН.
К ВОПРОСУ СКРИНИНГОВОГО ОБСЛЕДОВАНИЯ НОВОРОЖДЕННЫХ В РЕСПУБЛИКЕ
ДАГЕСТАН
Кострова И.Б.,
Республиканская детская клиническая больница им. Н.М.Кураева ,
Кострова В.П., Ковтюх Т.Е.,
Министерство здравоохранения Республики Дагестан,
г. Махачкала, Россия
Своевременная диагностика заболеваний является важным критерием качества медицинской
помощи, включая профилактическое и превентивное лечение, направленное на предупреждение
инвалидности. Врожденные пороки развития (ВПР), наследственные и хромосомные заболевания,
приводящие к наибольшему числу инвалидизации, представляют значительную проблему для системы
здравоохранения и социальной защиты.
В Дагестане высок риск рождения детей с генетически обусловленной патологией, что
подтверждает жизненную необходимость раннего их выявления. Массовый скрининг новорожденных на
наследственные болезни позволяет выявить эти тяжелые заболевания в ранние доклинические сроки,
своевременно начать лечение, остановить развитие тяжелых проявлений, ведущих к инвалидизации. В
последующем в этих семьях проводится пренатальная диагностика для их дородового выявления.
66
Соответствующий комплекс мероприятий ведет к снижению детской смертности и инвалидности,
предотвращению необратимой потери здоровья значительного числа детей.
C 1989года в родильных домах республики начато внедрение неонатального скрининга. На
первом этапе скрининг проводился по выявлению больных с фенилкетонурией (ФКУ) и врождѐнным
гипотиреозом (ВГ), значимость которых состоит в том, что в их клинической картине доминирует
тяжѐлая умственная отсталость, приводящая к глубокой инвалидизации ребѐнка. Только массовое
обследование новорожденных позволяет поставить диагноз ФКУ и ВГ в первые дни жизни ребѐнка, до
появления развѐрнутой клинической картины заболевания.
Несмотря на определенные трудности в организации и проведении скрининга, уже к 2005 г. по
республике удалось довести охват обследованием в акушерских стационарах новорожденных до 91,7%.
В рамках приоритетного национального проекта «Здоровье» в Дагестане с 2006 г. расширилась
программа массового обследования новорожденных на наследственные заболевания и была внедрена
диагностика таких болезней, как адреногенитальный синдром (наследственное заболевание эндокринной
системы), галактоземия (генетическое заболевание, связанное с нарушением углеводного обмена) и
муковисцидоз.
Для увеличения объѐма неонатального скрининга по пяти наследственным заболеваниям ГУ
«Республиканский медико-генетический центр» (РМГЦ) был обеспечен соответствующим
оборудованием и расходным материалом. Проведены значительные подготовительные мероприятия в
учреждениях здравоохранения, в том числе, повышение квалификации как врачей, так и средних
медицинских работников.
В республике сложилась четкая методология массовой диагностики наследственных болезней на
доклиническом этапе, основанная на критериях ВОЗ по доклиническому скринингу наследственных
болезней обмена. Программа диагностики включает: забор материала (крови) у новорожденных в
акушерских стационарах и его доставку в диагностическую лабораторию РМГЦ, где проводится
лабораторная просеивающая диагностика, уточняющая диагностика всех позитивных случаев, лечение и
наблюдение выявленных больных, медико-генетическое консультирование семьи.
По результатам проводимого массового скрининга новорожденных на пять нозологий
устанавливают частоту основных наследственных заболеваний обмена по территориям республики.
Систематически анализируются выявленные недостатки массового скрининга, намечаются мероприятия
по повышению качества и эффективности обследования новорожденных. Благодаря ранней диагностике
наследственной патологии начинают патогенетическое лечение.
При проведении скрининга новорожденных все его этапы одинаково важны, выпадение даже
одного из них делает систему малоэффективной.
Полученные результаты скрининга по республике показывают, что среди новорожденных
частота ФКУ колеблется от 1:6500 до 1: 10000 (в РФ –1:6942) , ВГ до 1:4500 (РФ – 1: 3686), АГС – от 1:
4700 до 1:7240 (РФ – 1:6000). С 2007 г. по 2010 г. охват скринингом новорожденных в РД на 5
скринируемых наследственных заболеваний составил 98,8%. За этот период обследовано 129380
новорожденных. В результате проведенного скрининга удаѐтся ежегодно выявлять от 15 до 20
новорожденных с наследственной патологией на ранних стадиях и начинать своевременное лечение.
Как видно, частота скринируемых наследственных заболеваний в РД в целом резко не
отличается от частоты наследственных болезней в РФ. Высокая эффективность раннего доклинического
выявления и своевременно начатого лечения наследственных болезней доказывает необходимость 100%
массового скрининга новорожденных.
С учетом, что в Дагестане высока угроза наследственно обусловленной патологии, все дети
первого года жизни с задержкой психического развития и умственной отсталостью, обязательно
проходят ретестирование на ФКУ и ВГ, независимо от ранее проведенного обследования, что также
является средством профилактики детской инвалидности наследственного генеза.
С конца 2009 г. в республику во все родильные дома (отделения) ЛПУ республики, детские
поликлиники поступают комплекты аудиологической аппаратуры для проведения аудиологического
скрининга с целью ранней диагностики тугоухости и глухоты у новорожденных и детей первого года
жизни. Подготовлены специалисты. За 2010 г. обследовано 33990 новорожденных детей. Выявлено 12
детей с нарушением слуха, все они наблюдаются и получают соответствующее лечение.
Таким образом, скрининг новорожденных позволяет выявить указанные заболевания в ранний
период новорожденности, соответственно начать лечение с первых дней жизни, снизить степень потери
здоровья, тяжесть инвалидности у ребѐнка, а в ряде случаев предотвратить смерть и помочь ребѐнку в
дальнейшем вести обычный образ жизни.
67
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ ИНВАЛИДОВ В КУРСКОЙ
ОБЛАСТИ
Кузьмин В.П., Блинков Ю.А.,
Курский государственный медицинский университет,
г. Курск, Россия
Гуманизация в современном обществе предполагает признание самоценности человеческой
личности, реализацию еѐ способностей с учѐтом индивидуальных физических и психических
особенностей. В связи с этим приоритетной задачей общества становится социальная интеграция людей
с ограниченными возможностями здоровья.
Интеграция общества как процесс формирования новых социальных систем требует
равноправного участия всех составляющих это общество субъектов, соблюдающих свои
индивидуальные и групповые интересы. Участие в интеграции основывается на проявлениях свободной
воли, поэтому все члены общества должны иметь информацию о последствиях предпринимаемых ими
действий. В современных западных обществах получило распространение движение по изучению
инвалидности, в ходе которого у граждан формируются адекватные представления об инвалидности,
связанных с ней проблемах и последствиях участия инвалидов в общественной жизни. В России
изучение проблем инвалидности среди населения находится в стадии формирования и нуждается в
научном обосновании и поддержке.
В последнее десятилетие в РФ отмечается увеличение численности инвалидов. Так, если в 1995
году на учѐте в органах социальной защиты состояло 5,9 млн., то к 2009 году их численность составила
13,2 млн. человек.
По статистическим данным, представленным в таблице 1, на протяжении 2000-х годов в Курской
области общая численность инвалидов, включая взрослое население и детей, и их удельный вес в
структуре населения региона постоянно увеличивались. В последние два года рост численности
инвалидов прекратился, однако в контексте депопуляции населения доля инвалидов в составе населения
продолжает повышаться. Тенденция увеличения численности инвалидов затронула и население
Центрального Федерального Округа (ЦФО) России.
В большинстве регионов ЦФО, в том числе, и Курской области, значительный рост численности
инвалидов начался с 2006 года. Это явилось результатом пролонгированного действия неблагоприятных
последствий снижения качества жизни основной части населения в 1990-х гг., увеличения
заболеваемости, ухудшения экологической обстановки и др. Относительно меньшая доля инвалидов в
структуре населения наблюдалась лишь в Ивановской, Калужской, Тверской областях, городе Москве и
Московской области.
Таб. 1
Инвалидность населения в РФ, ЦФО и Курской области за 2000-2009 гг. (абсолютные цифры и
показатели на 1 тыс. нас.)
РФ
ЦФО
Курская область
2000
10592
3350
85
Всего, тыс. человек
2001
2006
2008
10721
12544
13104
3281
3887
4011
86
121
125
2009
13074
3962
125
2000
74,2
90,7
64,7
На 1000 человек населения
2001
2006
2008
74,3
87,9
92,3
89,3
104,1
108,0
66,1
102,2
107,5
2009
92,1
106,7
108,2
В 2008 году в Курской области количество инвалидов достигло 10,8% от всего населения
региона, из них 96,8% относятся к взрослому населению. Основными причинами признания инвалидами
этой категории населения стали болезни системы кровообращения (30,3 человека на 10000 человек
соответствующего возраста), злокачественные новообразования (19,5), болезни костно-мышечной и
соединительной ткани (14,3), психические расстройства и расстройства поведения (5,6), болезни
эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ (5,4), болезни нервной
системы (5,3) и последствия травм, отравлений и других воздействий внешних причин (4,8). При этом в
регионе показатели инвалидности по названным классам болезней, за исключением системы
кровообращения и последствий травм, являются самыми высокими не только в ЦФО, но и России в
целом. [2]
В 2009 г в расчѐте на 100 тыс. населения в Курской области несколько снизилась заболеваемость
социально-значимыми болезнями. Сократилось число зарегистрированных случаев активным
туберкулезом – с 82.7 до 72.7, злокачественными новообразованиями – с 393.2 до 392.4. Однако возросла
заболеваемость отдельными инфекционными болезнями желудочно-кишечного тракта, верхних
дыхательных путей. Число случаев с острыми кишечными инфекциями увеличилось с 396.0 до 401.5,
верхних дыхательных путей – с 15680.4 до 19134.8, гриппом – с 11.9 до 15.3.
68
В 2009 г. отмечается увеличение заболеваемости детей в возрасте 0-14 лет, особенно с
диагнозом, установленным впервые в жизни на 36.2 тыс. по сравнению с 2008 г.
В последние годы в области сокращается количество лиц, впервые признанных инвалидами, их
число в расчете на 10 тыс. человек населения в 2009 г. составило 82.2 человек (2002 год – 10896; 2006 год
– 13398; 2007 год – 9747; 2008 год – 9542; 2009 год – 9466), число детей-инвалидов – 218.5. Но, несмотря
на положительные тенденции, происходит рост людей имеющих первую группу инвалидности (2007 год
– 9.6; 2008 год – 11.6; 2009 год – 12.8) и третью группу инвалидности (2007 год – 49.6; 2008 год – 51.0;
2009 год – 51.4). [3]
В социологических словарях социальную интеграцию объясняют как процесс объединения
каких-либо элементов в единую социальную систему. В результате возникают различные общества. Эти
процессы идут постоянно, ибо человеческое общество пополняется новыми членами в виде личностной
социализации. [4]
В «Программе действий Всемирной встречи на высшем уровне в интересах социального
развития» (Копенгаген, 6-12 марта 1995 года) в Главе IV. «Социальная интеграция», Ст. 66. сказано:
«Цель социальной интеграции состоит в создании «общества для всех», в котором все лица, каждый из
которых обладает правами и обязанностями, призваны играть активную роль. Такое охватывающее всех
общество должно основываться на уважении всех прав человека и основных свобод, культурном и
религиозном многообразии, социальной справедливости и учете особых потребностей уязвимых и
находящихся в неблагоприятном положении групп, демократическом участии и господстве права».
Учитывая вышеприведенные определения, мы трактуем интеграцию в обществе людей с тяжелыми
заболеваниями, вызвавшими нетипичность психофизиологических свойств (инвалидов), как
совокупность процессов и результатов их социализации, направленных на повышение социального
статуса граждан с инвалидностью и повышение включѐнности в общественную жизнь. [4]
В социальной интеграции людей с ограниченными возможностями здоровья выделяют
несколько направлений. Первое направление охватывает всю проблематику обусловленности
внутреннего субъективного мира человека объективными формами его социального бытия, от самых
общих формально-эпохальных до конкретно-индивидуальных условий и факторов онтогенеза. Это
социокультурная основа жизнедеятельности человека с ограниченными возможностями, которая
включает систему потребностей и систему деятельности.
Второе направление взаимодействия (интеграции) человека и социума характеризуется
проблемами отождествления, относительной независимости внутреннего мира человека с
ограниченными возможностями здоровья от общественных форм бытия.
Третье направление интеграции инвалидов обусловлено социальными формами, связями и
отношениями, а также потребностями внутреннего духовного мира человека, включающими в себя
возможность «преодоления» инвалидом трудностей жизнедеятельности, и отношении общества к
проблемам человека с ограниченными возможностями.
Можно говорить о двух полярных типах социальной интеграции: внешнем и внутреннем.
Включение в социальную общность зависит не только от условий внешней среды, ориентаций личности
на ценности, нормы и требования общества, но и от степени еѐ внутренней идентификации,
отождествления себя с той или иной средой, группой, деятельностью и т. п., с готовностью к слиянию и
внутренней отдаче.
Внутренняя интеграция основана на глубоком принятии ценностей, норм и требований группы,
общности. Такой тип интеграции возникает чаще всего внутри социальной группы инвалидов, между
которыми устанавливаются отношения, основанные на взаимопонимании, взаимозависимости, доверии и
согласии. Он во многом обусловлен характером идентификации, степенью включенности в референтную
социальную среду и активностью самой личности.
Социальная интеграция инвалидов может иметь положительный или негативный характер.
Положительная интеграция возможна в том случае, если еѐ поддерживают другие социальные общности
и группы, в противном случае она приобретает оттенки негативной интеграции.
Социальная интеграция инвалидов невозможна без социального согласия, которое может быть
достигнуто на основе согласованности ценностей и норм, в процессе социализации, адаптации и
реабилитации инвалидов.
На первом этапе жизни инвалиды осваивают существующие в микро- и макросреде ценности и
нормы. По мере приобретения жизненного опыта лица с ограниченными возможностями здоровья
осмысливают их, перерабатывают и либо включают их в систему внутренних ценностей и норм, что
принято называть интериоризацией, либо отторгают как несоответствующие представлениям и
социально-ролевому поведению. Таким образом, формируется наиболее значимая для личности система
ценностей и норм, которая обеспечивает социальную интеграцию инвалидов или, напротив, мешает ей.
Значимая система ценностей и норм может оказывать позитивное и негативное воздействие на
процесс интеграции инвалидов. Она усиливает и способствует интеграции, когда возникает ситуация
коммуникации с представителями тех социальных групп, которые являются носителями подобной
системы ценностей и норм. В этом случае интеграция осуществляется легко и естественно. Однако могут
69
быть ситуации коммуникации инвалидов с другими социальными группами, у которых сформирована
иная система ценностей и норм. В таком случае могут возникать ценностные конфликты, и успешность
интеграции зависит от готовности личности к диалогу, обмену информацией, способности овладеть
новым культурным пространством, от готовности к восприятию и усвоению новой системы ценностей и
норм, к освоению нового пространства и способности формировать новые жизненные ориентиры и
смыслы.
Осваиваемые на первом этапе социализации ценности и нормы помогают инвалидам
адаптироваться к окружающей среде. Собственно адаптация многими учѐными рассматривается как
приспособление к социально-экономическим условиям, ролевым функциям, социальным нормам,
принятым на различных уровнях жизнедеятельности общества. С этой позиции адаптация инвалидов
представляет собой их взаимодействие со средой и приспособление к объективным условиям внешней
среды [1].
Адаптация инвалидов к окружающей среде может быть успешной и неуспешной, что во многом
зависит от соотношения между приобретаемым и теряемым.
В 2009-2010 годах нами было проведено социологическое исследование по изучению уровня
социальной адаптации инвалидов в городе Курске. Методами интервью и анкетирования опрошено 425
респондентов. Главным параметром исследования являлось «социальное состояние» человека в условиях
инвалидности и тенденции его изменения в результате проводимых социально-экономических реформ.
Нами установлено, что общее социальное состояние инвалидов связано, прежде всего, с их
адаптированностью или неадаптированностью к новым условиям жизни. Социальная адаптированность
имеет две стороны – объективную и субъективную. Объективная сторона выражает реальное состояние
адаптированности; субъективная сторона – восприятие и оценку человеком собственной
адаптированности. Интересно отметить, что большинство респондентов являются недостаточно
приспособленными к новым условиям (42,04%), 27,88% – неадаптированными, 7,4% –
индифферентными и только 22,65% инвалидов считают себя адаптированными. Нами выявлено, что
уровни социальной адаптированности лиц с ограниченными возможностями связаны с их
типологическими особенностями, которые можно представить в виде четырѐх групп:
1. Адаптированные инвалиды, у которых, чувство адаптированности в равной мере присуще
мужчинам и женщинам, более выражено оно у лиц в возрасте от 20 до 29 лет; имеющих высшее
образование.
2. Недостаточно адаптированные инвалиды. Преимущественно это мужчины, в возрасте от 30
до 39 лет, имеющих среднее специальное и высшее образование.
3. Неадаптированные инвалиды, их больше среди женщин в возрасте старше 60 лет, с
невысоким образовательным уровнем.
4. Индифферентные инвалиды. Данная категория людей с ограниченными возможностями
здоровья встречается сравнительно чаще среди мужчин в возрасте до 20 лет, с невысоким
образовательным уровнем.
Давая объективную оценку уровня социальной адаптированости с учѐтом дополнительных
признаков социальной депривации инвалидов, нами установлено, что значительной части опрошенных
мешает жить благополучно и быть счастливым – низкий размер пенсии (52,07%), ухудшение здоровья
(35,01%), увеличение цен на товары повседневного и длительного пользования (21,66%), отсутствие
социальной защиты (20,78%), плохие жилищные условия (16,84%).
Одновременно нами установлено, что социальная интеграция лиц с ограниченными
возможностями здоровья непосредственно связана реабилитацией. Основной целью, которой является
восстановление социального статуса человека, правового положения и социальной адаптации в
общество. Характерно, что опрошенные инвалиды по зрению (500 респондентов) в городе Курске
нуждаются в следующих направлениях социальной реабилитации:
1. профессиональной ориентации, обучении профессии, трудоустройстве (35,97%);
2. овладении бытовой техникой, обучении ориентировки в пространстве, развитии защитноприспособительных и компенсаторных реакций (слуха, осязании и т.д.) (34,12%);
3. формировании эмоциональной устойчивости (19,57%);
4. привлечении людей с ограниченными возможностями здоровья к участию в общественной
жизни (22,48%);
5. формировании позитивного общественного мнения по отношению к инвалидам (14,02 %).
Таким образом, социальная интеграция инвалидов представляет собой процесс вхождения в
социум, который осуществляется на основе реабилитации, в тесной взаимосвязи с социализацией и
адаптацией. В процессе интеграции чрезвычайно важно учитывать потребности самих инвалидов,
систему их ценностей и норм, позволяющих реализовать принцип позитивной общественной активности
и нормальной жизнедеятельности.
70
Литература:
1.
Блинков Ю.А., Кузьмин В.П. Организация работы с инвалидами в органах службы занятости:
научно-практический аспект. / Ю.А. Блинков, В.П. Кузьмин // Методические рекомендации. Курск: КГМУ, 2008. –
91с.
2.
Пасовец, Ю.М. Социальные ресурсы и ограничения развития региона в контексте общероссийских
изменений. / Ю.М. Пасовец; Курск. Гос. Ун-т. – Курск, 2010. – 151 с.
3.
Сводный статежегодник Курской области. 2010: Статистический сборник / Территориальный
орган Федеральной службы государственной статистики по Курской области. – Курск, 2010.– 452 с.
4.
Ткаченко В. С. Интеграция в российском обществе людей с инвалидностью. Автореферат
диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук. / В. С. Ткаченко Ставрополь: «СевероКавказский государственный технический университет» 2007. – 45с.
К ВОПРОСУ ИЗУЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ТОКСИКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ
Кучава Г.Р.,
Городская клиническая больница №33 им. проф. А.А. Остроумова,
г. Москва, Россия
Воздействие токсических веществ на человека является глобальной социальной и медицинской
проблемой современности. Обеспечение химической безопасности населения является одной из главных
задач мирового сообщества.
По данным ВОЗ, в течение последних трѐх десятилетий ХХ столетия было синтезировано более
50000 новых химических препаратов, 10000 из которых нашли широкое применение.
Проблема острых экзогенных отравлений привлекает внимание врачей многих стран мира. В
современных цивилизованных странах сложилась «токсическая ситуация», характеризующаяся
накоплением в окружающей среде большого количества химических веществ, которые применяются для
бытовых, медицинских и других целей, и каждое из которых может при определѐнных обстоятельствах
стать причиной возникновения хронического заболевания или острого отравления.
В России острые отравления обоснованно отнесены к разряду наиболее актуальных проблем
общественного здоровья и национальной безопасности в связи с заметным увеличением их
распространѐнности, а также высокой смертности при данной патологии. Кроме того, последствием
острых экзогенных отравлений часто становится инвалидизация пострадавших, что обуславливает
необходимость социальной адаптации таких больных и соответственно повышает актуальность и
медико-социальную значимость данной патологии.
В свете реализации приоритетного национального проекта "Здоровье", основной задачей
которого является улучшение качества и доступности медицинской помощи населению Российской
Федерации, сформулированы первоочередные задачи здравоохранения в соответствии с программой
государственного социально-экономического развития. В их числе снижение уровня преждевременной
смертности от несчастных случаев, отравлений и травм, а также формирование реального механизма
ресурсного обеспечения такого приоритетного направления в здравоохранении, как оказание
эффективной неотложной медицинской помощи.
Наблюдающийся в последние десятилетия прогрессирующий рост числа больных с экзогенными
отравлениями, сопровождающийся длительной временной и стойкой утратой трудоспособности,
является важнейшей медицинской, социальной и экономической проблемой. Особую озабоченность
вызывает значительный рост числа погибших от острых отравлений за последние годы.
При этом за последние 20 лет состояние организации и материально-технической базы
токсикологической службы существенных изменений не претерпели. Даже в специализированных
отделениях в ряде городов практически не применяются активные хирургические методы выведения
токсических веществ из организма при тяжелых формах отравлений (гемодиализ, гемосорбция и др.),
они недостаточно оснащены необходимой диагностической и лечебной аппаратурой.
В настоящее времени в отрасли сформировалось положение, не отвечающее сложившейся
потребности населения в доступной и качественной специализированной токсикологической помощи.
Оценка качества медицинской помощи является сложнейшим процессом, затрагивающим
широкий спектр критериев.
В рамках проведения специального исследования по изучению качества оказанной медицинской
помощи больным с острыми экзогенными отравлениями была разработана специальная карта,
включающая основные критерии оценки качества медицинской помощи, к которым относятся
адекватность, экономичность и соответствие современному научно-техническому уровню.
Экспертной оценке были подвергнуты 452 случая госпитализации в Московский городской
центр экстренной детоксикации Городской клинической больницы №33 им. проф. А.А.Остроумова.
Установлено, что все больные госпитализированы в экстренном порядке по направлению врача
скорой медицинской помощи в тяжелом состоянии и направлены в отделение реанимации и интенсивной
терапии.
71
По мнению экспертов, госпитализация была показана и необходима во всех 100% случаев,
подвергшихся экспертной оценке.
Из общего количества проэкспертированных случаев госпитализации 7,1% охарактеризованы
экспертами как необоснованные – пострадавших следовало направить в наркологический диспансер.
О возможности госпитализации в другое ЛПУ (при наличии в нѐм отделения реанимации и
интенсивной терапии) эксперты указали в 29,2% случаев.
Об обоснованности госпитализации в отделение реанимации и интенсивной терапии эксперты
указали в 95,6% случаев – в остальных 4,4% случаев пострадавших можно было госпитализировать в
токсикологическое отделение центра.
В ходе исследования установлено, что расхождение диагнозов врачей бригад скорой
медицинской помощи и уточнѐнных диагнозов стационара центра составляет 41,6% случаев. Кроме того,
в 47,8% случаев госпитализации, подвергнутых экспертной оценке, отсутствовали сведения об
имеющемся сопутствующем диагнозе. Данный факт свидетельствует о недостаточной подготовленности
врачей скорой медицинской помощи в области дифференциальной диагностики причин острых
отравлений.
Своевременная дифференциация причин острых отравлений на догоспитальном этапе
представляется весьма актуальной, поскольку определяет выбор необходимых мероприятий как
симптоматической, так и антидотной терапии. Достоверная диагностика причин отравления позволяет
дополнительно верифицировать диагноз, а адекватно ориентированная терапия – значительно снизить
вероятность возможных осложнений.
Рекомендованные экспертами сроки пребывания больных в стационаре центра экстренной
детоксикации в подавляющем большинстве случаев составляют 5-7 дней (70,3%) и 3 дня (26,2%), тогда
как фактические сроки пребывания составляют 1 день (68,8%) и 2 дня (21,5%).
Экспертами также отмечено, что во всех 452 случаях госпитализации, подвергнутых
разноплановой экспертной оценке, больным был выполнен необходимый объем диагностических
исследований, при этом адекватная медикаментозная терапия осуществлена только в 93,4% случаев, а в
остальных 6,6% случаев отмечены элементы полипрагмазии.
Обобщѐнные результаты проведѐнной экспертной оценки свидетельствуют об имеющихся
проблемах качества при оказании медицинской помощи пациентам центра экстренной детоксикации и о
необходимости его улучшения на основе повышения квалификации врачей, принимающих участие в
оказании этого вида медицинской помощи, а также на основе развития материально-технической базы
специализированной токсикологической службы в соответствии с современным уровнем развития
медицинской науки и практики здравоохранения.
Литература:
1.
Александровский В.Н., Аксенова А.С., Бондарева Н.И. Критерии оценки лечения больных с
острыми отравлениями в критических состояниях // Материалы IV Всесоюз. съезда анестезиологов и
реаниматологов. М., 1989. С. 295-297.
2.
Лужников Е.А., Роговой М.А., Александровский В.Н., Костомарова Л.Г. Качество и
эффективность оказания помощи больным с отравлениями и критерии их оценки // Здравоохранение РФ. 1986.
№2. С. 30-33.
АСПЕКТЫ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ЖИЗНИ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ С
ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
Латипов В.Р., Халитов И.И.,
Уфимская государственная академия экономики и сервиса,
г. Уфа, Россия
На современном этапе в Российской федерации отмечается стремительный рост детской и
подростковой инвалидности. Удельный вес детей-инвалидов составляет 1,5% от всей детской популяции
и в последние годы имеет тенденцию к росту [5].
Ребенку или подростку с ограниченными возможностями в силу ряда объективных и
субъективных причин изначально гораздо сложнее стать субъектом социализации. Нарушение развития
у детей и подростков с ограниченной дееспособностью означает существенное снижение качества
жизнедеятельности, она способствует социальной дезадаптации, затруднениями в самообслуживании,
общении, обучении, овладении в будущем профессиональными навыками. Независимо от первичного
дефекта у таких детей и подростков отмечается нарушение физического развития и моторных функций.
Большинством исследований показано, что у детей и подростков с ограниченными
возможностями встречается высокая частота задержки формирования у них статической и динамической
координации тела, динамической координации рук, скорости, синхронности, отчетливости выполнения
движений, отставание развития тонкой моторики кисти. Отмечается «неудовлетворительная»
тренированность сердечно-сосудистой системы в сочетании с частым истощением вегетативной
регуляции сердечного ритма. Среди детей и подростков, чье ограничение жизнедеятельности ограничено
патологией анализаторов, низкой интеллектуальной деятельностью и соматическими заболеваниями
72
выявляется патология опорно-двигательного аппарата, которая с возрастом приводит к возникновению у
ряда детей сколиоза III степени и кифосколиоза [1].
Для психического статуса детей и подростков с ограниченными возможностями характерно
наличие у них с высокой частотой повышенного уровня ситуативной и личностной тревожности,
снижения эмоционального фона, а также высокого риска возникновения невротических расстройств.
При этом, авторы показывают, что снижение физического и психического развития напрямую
связаны с изменением их качества жизни.
В этих условиях, универсальным и уникальным средством реабилитации (медицинской,
физической, психической и социальной) таких детей и подростков должны стать средства и методы
физической культуры (ФК). Однако, на практике, если такой ребенок или подросток обучается в
образовательном учреждении совместно со здоровыми детьми, в большинстве случаев врач полностью
освобождает таких детей и подростков от занятий ФК. Но даже в том случае, если учащихся с
ограниченными возможностями относят к специальной группе для занятий ФК, он чаще всего также
оказывается лишенным регулярной двигательной активности, так как в большинстве учебных
учреждений такая группа не организованна [8].
Таким образом, для таких детей и подростков в лучшем случае остаются доступными занятия
ЛФК курсами два раза в год в лечебно-профилактических учреждениях, что, безусловно, недостаточно,
или в коммерческих секциях, где отсутствует необходимая детям-инвалидам направленность
воздействия и медицинский контроль. При этом имеет место недооценка врачами и родителями роли
двигательной активности в жизни детей и подростков с ограничением жизнедеятельности и отсутствие
методических подходов к организации дли них занятий физическим воспитанием.
Средства ФК осуществляются противодействие влиянию гипокинезии, поддержание
двигательной активности и восстановление нарушенного в результате болезни или травмы
функционального потенциала человека.
Важным условием эффективности занятий физическими упражнениями у лиц с ограниченными
возможностями является индивидуальный подход к тренировочной программе, в которой характер,
объем и интенсивность физических нагрузок, методика проведения занятий регламентируются в
зависимости от характера заболевания или травмы, состояния больного, его возраста, этапа
восстановительного лечения [3].
Теоретическими и практическими вопросами воздействия физических упражнений, разработки и
обоснования технологий применения средств физической культуры при конкретных нарушениях
развития посвящены многочисленные публикации отечественных и зарубежных авторов, результаты
экспериментальных исследований и опыт применения существующих методик физических упражнений
при реабилитации в лечебно-профилактических учреждениях свидетельствуют об их недостаточной
результативности [2, 4].
Одной из причин низкой эффективности физических упражнений у лиц с ограниченными
возможностями является несоответствие между необходимыми для получения положительного
результата характером, объемом и интенсивностью физических упражнений и недостаточным для
выполнения реабилитационных программ уровнем функционального потенциала таких людей.
Данные обстоятельства актуализируют необходимость поиска, разработки и научного
обоснования эффективных инновационных педагогических технологий физического воспитания,
основанных на применении различных средств ФК и специализированных тренажерных устройств.
Список литературы:
1. Воробушкова В.В. Физическое и психомоторное развитие детей-инвалидов, обучающихся в
общеобразовательной школе, профилактика и коррекция их нарушений: автореф. дис. …канд. мед. наук / Иваново.,
2008. – 25с.
2. Выдрин В.М. Методические проблемы теории физической культуры //Теория и практика физической
культуры, 2000, с. 10-12. – № 6.
3. Грец, Г.Н. Проблемы развития, сохранения и восстановления двигательных возможностей инвалидов
средствами физической культуры [Текст] / Г.Н. Грец; под общ. ред. В.А. Быкова // Проблемы возрастной и
спортивной антропологии: материалы межрегионального сборника научных трудов, посвященный 75-летию
Р.Н.Дорохова. – Смоленск: СГИФК, 2005. – С. 47-51.
4. Лубышева Л.И. Концепция формирования физической культуры человека. - М.: ГЦОЛИФК, 2003. – 120
с.
5. Мазина Е.И. Организационные и медико-социальные аспекты применения рефлексотерапии в
реабилитации инвалидов трудоспособного возраста: автореф. дис. …канд. мед. наук / Москва., 2006. – 26 с.
6. Николаев Ю.М. Теория физической культуры: функциональный, ценностный, деятельностный,
результативный аспекты. СПб., 2000. – 156 c.
7. Сборник материалов к лекциям по физической культуре и спорту инвалидов (Ред. и сост. В.С.
Дмитриев, А.В. Сахно). Т I и II. - М.: МОГИФК, ВНИИФК, 1993. Т I. – 272 с. Т. II. – 292 с.
8. Социальные и биологические основы физической культуры: Учебное пособие/Отв. ред. Д. Н. Давиденко
Издательство: Санкт-Петербургского государственного университета, 2001, 208 с.
73
ЗДОРОВЬЕСБЕРЕГАЮЩАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СПЕЦИАЛИСТОВ ПО СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ
В ПРОФИЛАКТИКЕ ИНВАЛИДИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА
Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
Становление социальной работы в России, как, впрочем, и в других странах, началось в период
острых социально-экономических потрясений, приведших к социальному неблагополучию значительного
числа населения. Основное предназначение специалистов виделось в том, чтобы противостоять обнищанию
населения, увеличению масштабов социального сиротства, стремительному распространению наркомании,
токсикомании, другим социально значимым заболеваниям, росту инвалидизации общества. Падение уровня
жизни, проблемы общедоступности и качества медицинской помощи, негативная экологическая обстановка
наряду с другими факторами экономического и социального характера проявились в значительном ухудшении
состояния здоровья людей, росте инвалидности среди различных групп населения. Это обозначило как одну
из наиболее острых социальных проблем – проблему здоровья, здорового образа жизни и профилактики
инвалидности [1].
Охрана здоровья и организация профилактической помощи населению – важнейшая
составляющая всей социальной сферы. Проблемы здоровья, здорового образа жизни в контексте
социальной работы решались традиционно. Первые социальные работники стали работать именно в
медицинских учреждениях еще в начале прошлого века. Сейчас в сфере здравоохранения трудится около
1/3 социальных работников всего мира. К задачам социальных работников в здравоохранении обычно
относятся: защита прав пациентов, социальная адаптация больных людей на дому после курса
интенсивной терапии, трудотерапия инвалидов, пропаганда здорового образа жизни, профилактика
инвалидности населения. В сельской местности медицинские социальные работники содействуют
организации медицинских учреждений, работают в сфере управления здравоохранением, медицинских
учреждениях для мигрантов и вынужденных переселенцев, учреждениях, занимающихся профилактикой
рисков заболеваний, наркомании, алкоголизма, в эпидемических центрах и других организациях.
Социальный работник должен видеть проблему физического, социального и духовного здоровья
человека в ее неразделимости; включиться в процесс создания индивидуальной технологии укрепления
здоровья, реабилитации и изменения стиля жизни клиента; выступать за необходимость поддержания
здоровья и отстаивать право людей с ограниченными возможностями вести активный образ жизни.
Социальные ожидания подобного плана являются широко распространенными в обществе, а направление
социальной работы, связанное с сохранением здоровья и полноценной жизни людей, оценивается как
приоритетное. А на фоне усиливающейся «тенденции перехода от медицинской помощи к
многодисциплинарной организованной охране здоровья» социальные работники все чаще вливаются в
команды специалистов, призванных управлять процессом охраны здоровья населения.
В современном здравоохранении проблема здорового образа жизни и профилактики
инвалидности вызывает повышенный интерес, однако, унифицированного подхода к самому понятию до
сих пор не выработано. В понимании термина "здоровый образ жизни", как правило, речь идет об
устранении вредных привычек и о включении в образ жизни отдельных видов деятельности, связанных с
охраной здоровья. Неблагоприятные для здоровья человека условия, созданные его деятельностью или
активностью, способствуют нездоровому образу жизни, включают такие факторы риска, как курение,
употребление алкоголя, психоэмоциональный стресс, нерациональное питание, гиподинамия.
Период радикальных экономических преобразований был для России очень непростым с точки
зрения социальных последствий. В ходе рыночных реформ не удалось избежать социальных издержек и
предотвратить существенное снижение уровня жизни большинства населения. Сегодня, когда в России
наблюдается тенденция к стабилизации политической ситуации и наметилось оживление экономики,
появились условия, открывающие возможности для решения фундаментальных социальных проблем, в
том числе, проблем инвалидности. Проблема состояния здоровья населения в новых экономических
условиях является одной из самых актуальных в здравоохранении. Ключевые элементы политики в
сфере здравоохранения, необходимые для адаптации к глобальным условиям, заключаются в
возрастании роли профилактических мероприятий, в том числе, пропаганды здорового образа жизни, в
проведении современных методов профилактики инвалидности населения.
В нашей стране долгое время медицина подменяла собой многие службы: врач или медицинская
сестра зачастую выполняли функции психолога, психотерапевта, социального работника, потому что
этих специальностей просто не существовало в номенклатуре специальностей здравоохранения. С
распадом системы, в которой сформировалась такая практика, появилась необходимость замещения
утраченных функций, что и обусловило востребованность специалистов социально-медицинского
профиля. Появление социального работника в медицинском учреждении призвано способствовать
формированию новых подходов к решению известных проблем, поиску новых взаимосвязей и разработке
междисциплинарных концепций.
74
В настоящее время часто наблюдается искажение сущности здорового стиля жизни как
социального явления, сведение его к набору частных процедур, игнорирование полифакторной
детерминации и социокультурной обусловленности формирования здорового образа и стиля жизни
личности, акцентирование отдельных компонентов здорового образа жизни и недооценка других.
Здоровый стиль жизни не рассматривается людьми как условие и результат успешной социальной
адаптации и социализации личности. Не выстраиваются взаимосвязи между решением приоритетных
проблем социальной сферы, таких, как демографический кризис, обнищание и маргинализация
населения, девальвация ценностей семьи, и проблемами оздоровления образа жизни в целом и стиля
жизни каждой конкретной личности. Нет понимания того, что картина физического, психического и
духовного здоровья претерпит положительные изменения не тогда, когда страна выйдет из полосы
социально-экономических трудностей, а лишь тогда, когда принципы здорового образа жизни станут
социокультурной нормой, т. е. получат массовое, полноценное внедрение в повседневную жизнь. На этом
фоне в практике социальной работы распространилось мнение, что здоровый стиль жизни – предмет
заботы исключительно педагогов и медицинских работников, что выхолащивает сущность здорового
стиля жизни как комплексной междисциплинарной проблемы.
Формирование здорового стиля жизни личности и профилактика инвалидности в практике
социальной работы в настоящее время сопровождается рядом проблем. Их решение требует
комплексных мер, включающих изменение целевых ориентации специалистов, разработку технологий
здоровьесбережения клиентов специалистов социальной работы, принятия нормативных актов и
решений. Определяющим условием является обновление процесса профессиональной подготовки
специалистов социальной работы в направлении повышения их компетентности в решении данного рода
профессиональных задач. Активное включение социального работника в процесс формирования
здорового стиля жизни личности позволит устранить незавершенность этого процесса, актуализировать
здоровьесберегающий потенциал семьи, обеспечить личностный подход в этом процессе [2].
Политика здорового образа жизни на местном уровне требует создания новых партнерских связей,
которые бы объединяли различные ведомства и профессиональные группы, движимые общим
стремлением к укреплению здоровья людей. Не исключено, что консолидирующая, интегрирующая
функция в этом будет отведена социальной работе. Поэтому по мере улучшения социальной ситуации в
России проблемы полноценной жизнедеятельности личности составят основное содержание социальной
работы, и здоровый образ жизни будет рассматриваться как ее обязательный компонент. Большую
значимость в практике социальной работы должны иметь здоровьесберегающие технологии:
профилактика травм и несчастных случаев, профилактика табакокурения, профилактика рискованного
поведения, интегративные психотехнологии и др. Значимость разработки здоровьесберегающих
технологий в социальной работе на сегодняшний день недооценивается, между тем она обусловлена
поиском более эффективных способов использования ресурсов человека, его физического и
интеллектуального потенциала.
Таким образом, уровень владения здоровьесберегающими технологиями следует рассматривать
как один из показателей профессионализма и культуры специалиста социальной работы в сфере
профилактики инвалидизации общества.
Список литературы:
1. Аналитические материалы Госкомстата России к парламентским слушаниям на тему "О проблемах
здорового образа жизни в Российской Федерации" // Профилакт. забол. и укреп. здоровья. – 2002. – Т. 5, № 2. – С. 4549.
2. Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. Подготовка специалистов для оказания
медико-социальной помощи населению в РД // Известия Дагестанского государственного педагогического
университета. Научный журнал «Психолого-педагогические науки» ISSN 1995-0659. №2(15), 2011. - Махачкала,
2011. - С. 71-74.
3. Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. Медико-социальные аспекты формирования
здоровья студенческой молодежи [Текст]/Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. // Известия
Дагестанского государственного педагогического университета. Научный журнал «Психолого-педагогические
науки» ISSN 1995-0659. №1(14), 2011. - Махачкала, 2011. - С. 54-58.
4.
Мусаева С.Д. Социально-педагогическая поддержка детей в условиях внутрибольничной школы
[Текст] / С.Д. Мусаева //Вестник ПГЛУ.- Пятигорск, 2010.-№1.- С.275-279 (0,8 п. л.).
5.
Мусаева С.Д. Особенности организации учебно-воспитательного процесса в условиях
внутрибольничной школы (на материале детской республиканской клинической больницы) [Текст] / С.Д. Мусаева //
Вестник Костромского университета им. Н.А.Некрасова. Серия Психологические науки. - 2008. - №1. - С.248-251.
6. Хоппенбрауэрс К. // Профессиональное гигиеническое обучение. Формирование здорового образа жизни
детей, подростков, молодежи: Материалы Всероссийской науч.-практ. конф. с международным участием. – М.,
2006. – С. 91-93.
75
К ВОПРОСУ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ РЕГИОНА И ПРОФИЛАКТИКИ
ИНВАЛИДНОСТИ
Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
Демографический кризис, высокая заболеваемость и инвалидность населения были и
продолжают оставаться во всем мире одной из важнейших медико-социальных проблем. Изучение
факторов риска здоровью населения представляется необходимым в связи с негативными тенденциями
основных медико-демографических показателей в Российской Федерации. Учитывая негативные
тенденции медико-демографической ситуации, проблема охраны здоровья человека, профилактики
инвалидности населения в современных условиях приобретает все большую социальную значимость.
Низкое качество жизни и высокая заболеваемость продолжают оставаться одними из наиболее острых
медико-социальных проблем, определяя отсутствие положительной динамики в основных показателях
здоровья населения.
В настоящее время основными причинами, влияющими на здоровье населения, являются
условия и образ жизни, состояние окружающей среды, генетические факторы и деятельность
учреждений здравоохранения. Повсеместно наблюдается беспрецедентное ухудшение качества жизни
большинства населения, связанное с затяжным социально-экономическим кризисом, для которого
характерны рост безработицы, ухудшение качества питания, снижение доступности медицинской
помощи, затяжной психологический стресс. Современное состояние здоровья населения на фоне
сокращения общей численности населения становится дестабилизирующим фактором национальной
безопасности.
В нашей республике уровни заболеваемости и инвалидности населения растут с каждым годом.
И этот рост переходит уже в негативную тенденцию. Около 85% беременных женщин имеют различные
патологические состояния, а у больных матерей рождаются, как правило, больные дети. По данным
официальной статистики, из 1000 детей, родившихся живыми, 580 рождаются больными. Дагестан
относится к региону с относительно высокой рождаемостью, высоким уровнем детской смертности, с
низким индексом здоровья женщин и детей. Нарастает количество новорожденных с низкой массой тела,
увеличивается частота осложнений в родах, растет инвалидность среди детей.
В настоящее время процент здоровых детей среди школьников младших классов составляет 1012%, средних – 8%, а в старших – всего 5%. Более, чем у 50% детей в возрасте до 9 лет и более, у 60%
старшеклассников диагностируются хронические заболевания, многие из которых в дальнейшем
приводят к инвалидизации молодежи. Вследствие этого в активный трудоспособный и репродуктивный
период сейчас вступает больное поколение. Это страшный симптом начала вырождения нации.
Вопросы охраны и укрепления здоровья населения, профилактики инвалидности – одна из
важнейших проблем здравоохранения. Одним из ведущих направлений деятельности ученых должна
стать разработка принципиально новых организационных и научно-методических подходов к решению
сложнейших проблем по эффективной защите здоровья населения.
Согласно ВОЗ, каждый человек имеет право на охрану здоровья, обеспечение физического,
психического и социального благополучия. Оздоровление экологической и экономической ситуации в
республике, осуществление социальных мер защиты позволит сохранить и укрепить здоровье населения
Дагестана, повысить санитарную грамотность и медицинскую активность людей. Это имеет очень
большую социальную значимость: увеличение заболеваемости и инвалидности населения ведет к
уменьшению доли лиц трудоспособного возраста, что отрицательно сказывается на уровне
экономического развития Дагестана. На этом фоне особую актуальность приобретают вопросы охраны
здоровья населения, охраны материнства и детства, здоровья подрастающего поколения, улучшения
демографической ситуации. Это требует активизации совместных усилий медицинских работников,
организаторов здравоохранения, специалистов по социальной работе . Также необходимы
неотложные меры, способные повлиять на социально-экономические, физические и экологические
слагаемые здоровья семей, от чего будет зависеть создание здорового общества.
Литература:
1. Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. Подготовка специалистов для оказания
медико-социальной помощи населению в РД // Известия Дагестанского государственного педагогического
университета. Научный журнал «Психолого-педагогические науки» ISSN 1995-0659. №2(15), 2011. - Махачкала,
2011. - С. 71-74.
2. Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. Медико-социальные аспекты формирования
здоровья студенческой молодежи [Текст]/Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. // Известия
Дагестанского государственного педагогического университета. Научный журнал «Психолого-педагогические
науки» ISSN 1995-0659. №1(14), 2011. - Махачкала, 2011. - С. 54-58.
76
РОЛЬ СОЦИАЛЬНЫХ РАБОТНИКОВ В РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ.
Магдиева Н.Т.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия,
Рагимова Р.Г.,
Бакинский государственный университет,
г. Баку, Республика Азербайджан
Инвалиды как социальная категория людей, находятся в окружении здоровых по сравнению с
ними и нуждаются в большей степени в социальной защите, помощи, поддержке. Эти виды помощи
определены законодательством соответствующими нормативными актами, инструкциями и
рекомендациями, известен механизм их реализации. Следует отметить, что все нормативные акты
касаются льгот, пособий, пенсий и других форм социальной помощи, которая направлена на
поддержание жизнедеятельности, на пассивное потребление материальных затрат. Вместе с тем,
инвалидам необходима такая помощь, которая могла бы стимулировать и активизировать инвалидов и
подавляла бы развитие иждивенческих тенденций. Известно, что для полноценной, активной жизни
инвалидов необходимо вовлечение их в общественно-полезную деятельность, развитие и поддержание
связей инвалидов со здоровым окружением, государственными учреждениями различного профиля,
общественными организациями и управленческими структурами. По существу, речь идет о социальной
интеграции инвалидов, которая является конечной целью реабилитации.
По месту проживания (пребывания) всех инвалидов можно разделить на 2 категории:
находящихся в домах-интернатах и проживающих в семьях.
Указанный критерий – место проживания – не следует воспринимать как формальный. Он
теснейшим образом связан с морально-психологическим фактором, с перспективой дальнейшей судьбы
инвалидов. Известно, что в домах-интернатах находятся наиболее тяжелые в соматическом отношении
инвалиды. В зависимости от характера патологии взрослые инвалиды содержаться в домах-интернатах
общего типа, в психоневрологических интернатах, дети – в домах-интернатах для умственно отсталых и
с физическими недостатками.
Деятельность социального работника также определяется характером патологии инвалида и
соотносится с его реабилитационным потенциалом. Для осуществления адекватной деятельности
социального работника в домах-интернатах необходимо знание особенностей структуры и функций этих
учреждений.
Дома- интернаты общего типа предназначены для медико-социального обслуживания
инвалидов. В них принимаются граждане (женщины с 55 лет,
мужчины с 60 лет) и инвалиды I и II групп старше 18 лет, не имеющие трудоспособных детей или
родителей, обязанных по закону их содержать.
Задачами этого дома-интерната являются:
1.
создание благоприятных условий жизни, приближенных к домашним;
2.
организация ухода за проживающими, оказание им медицинской помощи и
3.
организация содержательного досуга;
4.
организация трудовой занятости инвалидов.
В соответствии с основными задачами дом-интернат осуществляет: активное содействие в
адаптации инвалидов к новым условиям; бытовое устройство, обеспечивая поступивших
благоустроенным жильем, инвентарем и мебелью, постельными принадлежностями, одеждой и обувью;
организацию питания с учетом возраста и состояния здоровья; диспансеризацию и лечение инвалидов,
организацию консультативной медицинской помощи, а также госпитализацию нуждающихся в лечебные
учреждения; обеспечение нуждающихся слуховым аппаратами, очками, протезно-ортопедическими
изделиями и кресло-колясками; в соответствии с медицинскими рекомендациями организацию трудовой
занятости, способствующей поддержанию активного образа жизни.
В домах-интернатах общего типа находятся инвалиды молодого возраста (от 18 до 44 лет). Они
составляют около 10% всего контингента проживающих.
Более половины из них – инвалиды с детства, 27,3% – вследствие общего заболевания, 5,4% – в
связи с трудовым увечьем, 2,5% – прочие. Состояние их отличается значительной тяжестью. Об этом
свидетельствует преобладание инвалидов I группы (67,0%).
Наибольшую группу (83,3%) составляют инвалиды с последствиями поражения центральной
нервной системы (остаточные явления детского церебрального паралича, полиомиелита, энцефалита,
травмы спинного мозга и др.), 5,5% – инвалиды вследствие патологии внутренних органов.
Следствием различной степени нарушений функции опорно-двигательного аппарата является
ограничение двигательной активности инвалидов. В связи с этим 8,1% нуждаются в постороннем уходе,
50,4% передвигаются с помощью костылей или кресло-колясок и только 41,5% – самостоятельно.
77
Характер патологи сказывается и на способности молодых инвалидов к самообслуживанию:
10,9% из них не могут себя обслужить, 33,4% обслуживают себя частично, 55,7% – полностью.
Как видно из приведенной характеристики молодых инвалидов, несмотря на тяжесть состояния
здоровья, значительная часть из них подлежит социальной адаптации в самих учреждениях, а в ряде
случаев и интеграции в общество. В связи с этим, большое значение приобретают факторы, влияющие на
социальную адаптацию молодых инвалидов. Адаптация предлагает наличие условий, способствующих
реализации имеющихся и формированию новых социальных потребностей с учетом резервных
возможностей инвалида.
В отличие от пожилых людей с относительно ограниченными потребностями, среди которых
преобладают витальные и связанные с продлением активного образа жизни, молодые инвалиды имеют
потребности в получении образования и трудоустройстве, в реализации желаний в области
развлекательного досуга и спорта, в создании семьи и др.
В условиях дома-интерната при отсутствии в штате специальных работников, которые могли бы
изучить потребности молодых инвалидов, и при отсутствии условий для их реабилитации возникает
ситуация социальной напряженности, неудовлетворенности желаний. Молодые инвалиды, по существу
находятся в условиях социальной депривации, они постоянно испытывают дефицит информации.
Роль социального работника состоит в том, чтобы создать особую среду в доме-интернате и,
особенно, в тех отделениях, где проживают молодые инвалиды. Терапия средой занимает ведущее место
в организации образа жизни инвалидов молодого возраста. Основным направлением является создание
активной, действенной среды обитания, которая побуждала бы молодых инвалидов к
―самодеятельности‖, самообеспечению, отхода от иждивенческих настроений и гиперопеки.
Для реализации идеи активизации среды можно использовать занятость трудом, любительские
занятия, общественно-полезную деятельность, спортивные мероприятия, организацию содержательноразвлекательного досуга, обучение профессиям. Такой перечень мероприятий должен осуществляться
только лишь социальным работником. Важно, чтобы весь персонал был ориентирован на изменение
стиля работы учреждения, в котором находятся молодые инвалиды. В связи с этим, социальному
работнику необходимо владение методами и приемами работы с лицами, обслуживающими инвалидов в
домах-интернатах. С учетом таких задач, социальный работник должен знать функциональные
обязанности медицинского и вспомогательного персонала. Он должен уметь выявить общее, сходное в
их деятельности и использовать это для создания терапевтической среды.
Для создания положительной терапевтической среды социальному работнику необходимы
знания не только психолого-педагогического плана. Нередко приходится решать вопросы и юридические
(гражданского права, трудового регулирования, имущественные и др.). Решение или содействие в
решении этих вопросов будет способствовать социальной адаптации, нормализации взаимоотношений
молодых инвалидов, а, возможно, и их социальной интеграции.
При работе с молодыми инвалидами важно выявление лидеров из контингента лиц с
положительной социальной направленностью. Опосредованное влияние через них на группу
способствует формированию общих целей, сплочению инвалидов в ходе деятельности, их полноценному
общению.
Общение, как один из факторов социальной активности, реализуется в ходе трудовой занятости
и проведения досуга. Длительное пребывание молодых инвалидов в своего рода социальном изоляторе,
каким является дом-интернат, не способствует формированию навыков общения. Оно носит
преимущественно ситуативный характер, отличается поверхностью, нестойкостью связей. Степень
социально-психологической адаптации молодых инвалидов в домах-интернатах в значительной мере
определяется их отношением к своей болезни. Оно проявляется либо отрицанием болезни, либо
рациональным отношением к заболеванию, либо ―уходом в болезнь‖. Этот последний вариант
выражается в появлении отгороженности, подавленности, в постоянном самоанализе, в уходе от
реальных событий и интересов. В этих случаях важна роль социального работника как психотерапевта,
который использует различные методы отвлечения инвалида от пессимистической оценки своего
будущего, переключает его на обыденные интересы, ориентирует на положительную перспективу.
Роль социального работника состоит в том, чтобы с учетом возрастных интересов, личностнохарактерологических особенностей обеих категорий проживающих, организовать социально-бытовую и
социально-психологическую адаптацию молодых инвалидов.
Оказание содействия в поступлении инвалидов в учебное заведение является одной из важных
функций участия социального работника в реабилитации этой категории лиц.
Важным разделом деятельности социального работника является трудоустройство инвалида,
которое может быть осуществлено (в соответствии с рекомендациями врачебно-трудовой экспертизы)
либо в условиях обычного производства, либо на специализированных предприятиях, либо в надомных
условиях.
При этом социальный работник должен руководствоваться нормативными актами о
трудоустройстве, о перечне профессий для инвалидов и др. и оказывать им действенную помощь.
78
При осуществлении реабилитации инвалидов, находящихся в семьях, и тем более живущих
одиноко, важную роль приобретает морально- психологическая поддержка этой категории лиц. Крах
жизненных планов, разлад в семье, лишение любимой работы, разрыв привычных связей, ухудшение
материального положения – вот далеко неполный перечень проблем, которые могут дезадаптировать
инвалида, вызвать у него депрессивную реакцию и явиться фактором, осложняющим собственно весь
процесс реабилитации. Роль социального работника состоит в соучастии, в проникновении в сущность
психогенной ситуации инвалида и в попытке устранить или хотя бы смягчить воздействие ее на
психологическое состояние инвалида. Социальный работник должен, в связи с этим, обладать
определенными личностными качествами и владеть основами психотерапии.
Таким образом, участие социального работника в реабилитации инвалидов носит
многоаспектный характер, который предполагает не только разностороннее образование, знакомство с
законодательством, но и наличие соответствующих личностных особенностей, позволяющих инвалиду
доверительно относиться к этой категории работников.
Литература:
1. Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. Подготовка специалистов для оказания
медико-социальной помощи населению в РД // Известия Дагестанского государственного педагогического
университета. Научный журнал «Психолого-педагогические науки» ISSN 1995-0659. №2(15), 2011. - Махачкала,
2011. - С. 71-74.
2. Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. Медико-социальные аспекты формирования
здоровья студенческой молодежи [Текст]/Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. // Известия
Дагестанского государственного педагогического университета. Научный журнал «Психолого-педагогические
науки» ISSN 1995-0659. №1(14), 2011. - Махачкала, 2011. - С. 54-58.
3.
Мусаева С.Д. Особенности организации учебно-воспитательного процесса в условиях
внутрибольничной школы (на материале детской республиканской клинической больницы) [Текст] / С.Д. Мусаева //
Вестник Костромского университета им. Н.А.Некрасова. Серия Психологические науки. - 2008. - №1. - С.248-251.
СУЩНОСТЬ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ СЕМЕЙ, ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙИНВАЛИДОВ
Магдиева Н.Т.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия,
Рагимова Р.Г.,
Бакинский государственный университет,
г. Баку, Республика Азербайджан
Реализация различных моделей помощи инвалидам по отношению к лицам с ограниченными
возможностями, деятельность как государственных, так и негосударственных структур, в своей основе
имеет программу реабилитационных мероприятий, позволяющих индивиду не только адаптироваться к
своему состоянию, но в наиболее оптимальной ситуации выработать навыки самопомощи и создания сети
социальных связей. Проблема инвалидности в современном обществе не ограничивается чисто
медицинским аспектом, она в гораздо большей степени является социальной проблемой.
Медико-социальная реабилитация (МСР) инвалидов реализуется в комплексной деятельности,
включающей в себя организационные, экономические, собственно реабилитационные действия. Она
осуществляется всей совокупностью государственных и муниципальных органов и учреждений социальной
защиты, образования, здравоохранения, других сфер в сотрудничестве с негосударственными органами. В
настоящие время процесс МСР является предметом исследования специалистов многих отраслей
научного знания. Врачи, психологи, социологи, педагоги, социальные работники рассматривают
различные аспекты этого процесса.
Инвалидность у детей означает ограничение жизнедеятельности, она способствует социальной
дезадаптации ребенка, которая обусловлена нарушениями в развитии, затруднениями в
самообслуживании, общении, обучении. Освоение детьми-инвалидами социального опыта, включение их
в систему общественных отношений требует от общества серьезных средств и усилий. Разработка этих
мер должна основываться на знании сущности процесса МСР. В силу особенностей детей с
ограниченными возможностями и их нужд и потребностей, им необходима профессиональная помощь
специалистов. Эта помощь должна носить не только медицинский характер, она должна быть
комплексной, затрагивать все стороны жизни такого ребенка.
Среди прочих медицинских дисциплин реабилитация занимает особое место, так как
рассматривает не только состояние органов и систем организма, но и функциональные возможности
человека в его повседневной жизни после выписки из медицинского учреждения. Необходимо
организовать жизнедеятельность больного таким образом, чтобы исключить влияние на неѐ
существующего анатомического и физиологического дефекта. Если при этом прежняя деятельность
79
невозможна или отрицательно влияет на состояние здоровья, необходимо переключение больного на
такие виды социальной активности, которые в наибольшей степени будут способствовать
удовлетворению всех его потребностей. Согласно определению ВОЗ медицинская реабилитация – это
активный процесс, целью которого является достижение полного восстановления нарушенных
вследствие заболевания или травмы функций, либо, если это нереально – оптимальная реализация
физического, психического и социального потенциала инвалида, наиболее адекватная интеграция его в
обществе. Таким образом, реабилитация включает мероприятия по предотвращению инвалидности в
период заболевания и помощь индивиду в достижении максимальной физической, психической,
социальной, профессиональной и экономической полноценности, на которую он будет способен в
рамках существующего заболевания.
МСР характеризует в обобщенном виде процесс усвоения индивидом определенной системы
знаний, норм, ценностей, установок, образцов поведения, которые входят в понятие культуры, присущей
социальной группе и обществу в целом, и позволяет функционировать ребенку в качестве активного
субъекта общественных отношений. Социализацию не следует сводить к образованию и воспитанию,
хотя она и включает эти процессы. Социальная реабилитация ребенка осуществляется под влиянием
совокупности многих условий. Одной из главных целей МСР является приспособление, адаптация
ребенка к социальной реальности, что служит, пожалуй, наиболее возможным условием нормального
функционирования общества. Важно иметь в виду, что реабилитация есть процесс, продолженный в
течение всей жизни человека.
Данные ВОЗ свидетельствуют о том, что всего в мире около 200 миллионов детей с
ограниченными возможностями (3% детей рождаются с недостатками интеллекта и 10% детей с другими
психическими и физическими недостатками). Более того, в нашей стране, как и во всем мире,
наблюдается тенденция к росту числа детей-инвалидов. В России частота детской инвалидности за
последнее десятилетие увеличилась в два раза [2].
В медико-социальной работе с детьми с ограниченными возможностями одним из
основополагающих моментов является изучение и сохранение семейных и социальных связей
инвалида, ибо для каждого индивида его семья должна являться наиболее совершенной и
функциональной социализирующей и реабилитирующей средой. Что касается детей с объективными
ограничениями, лиц с нарушениями функций, то исследованиями статистически достоверно
установлено, что только в условиях семьи они могут добиться высоких показателей в развертывании
своей жизнедеятельности, сохранении социальной и интеллектуальной адекватности, во всяком
случае, по сравнению с лицами, находящимися в государственных стационарных учреждениях.
Однако, помимо бесспорно положительного влияния семьи на развитие ребенка с ограниченными
возможностями, не следует забывать и о том, что семья может являться сильнейшим
патологизирующим фактором, который порождает комплекс самосознания инвалида в его
собственных глазах и глазах окружающих.
Социальная политика, адресованная семьям, имеющим детей-инвалидов, была основана
первоначально на принципах изоляции и компенсации. Принцип изоляции берет начало с самых
древних этапов развития социальной истории и доходит до наших дней. В прошлом этот принцип
приводил к отвержению инвалидов, формированию разного рода фобий и предрассудков в их адрес.
Принцип компенсации реализуется в мероприятиях, нацеленных на возмещение тех ущербов,
которые имеются у детей-инвалидов, в денежной или иной компенсационной фор ме: выплата
пенсий или пособий, предоставление льгот. Сами по себе подобные льготы необходимы, однако,
будучи единственным механизмом помощи, они не способствовали интеграции инвалидов в общество
и обеспечивали им крайне низкие стандарты существования. Кроме того, целый ряд потребностей
детей-инвалидов не может быть выражен в денежной форме, а восстановление социального статуса,
полноценность интеграции в общество лишь опосредованно связана с материальным фактором [3].
Комплексное решение проблемы МСР семей, имеющих детей с ограниченными возможностями,
предполагает ряд мероприятий. Необходимо создать систему комплексной, многопрофильной
реабилитации, направленную на обеспечение относительно независимой жизнедеятельности ребенкаинвалида. Крайне важно развитие промышленной основы системы социальной защиты населения,
производящей изделия, облегчающие быт и труд семей с детьми-инвалидами. Должен появиться рынок
реабилитационных изделий и услуг, определяющий спрос и предложение на них, формирующий
здоровую конкуренцию и способствующий адресному удовлетворению потребностей семей с такими
детьми. Не обойтись без реабилитационной социально-средовой инфраструктуры, способствующей
преодолению детьми физических и психологических барьеров на путях восстановления связей с
окружающим миром. И, конечно же, нужна система подготовки специалистов, владеющих методами
реабилитационной диагностики, восстановления способностей таких детей к бытовой, общественной,
профессиональной деятельности способами формирования механизмов макросоциального окружения с
ним. Решение этих задач позволит наполнить новым содержанием деятельность создаваемых в
настоящее время государственных служб МСР инвалидов. Главная идея новой концепции – компенсация
ограниченных возможностей здоровья ребенка с помощью социальных служб и активной поддержки
80
всего совокупного потенциала окружающего социума, особенно семьи. Ведущими идеями новой
концепции являются: гуманистический характер отношения к ребенку с ограниченными возможностями
здоровья и воспитывающей его семье; отказ от термина «ребенок-инвалид» как дискриминационного,
отвергнутого мировым сообществом, в пользу гуманистической категории «ребенок с ограниченными
возможностями здоровья», «ребенок с отклонениями в развитии»; личностно-деятельный подход к
ребенку, который ставит его в обязательную деятельную позицию, мешающую овладеть синдромом
«приобретенной беспомощности»; социальное видение ребенка и всемерное содействие раскрытию его
социальной сущности; отказ от традиционного подхода к господству медицинской модели инвалидности
в пользу модели социальной реабилитации. Это осуществимо в условиях проявления собственной
активности ребенка, которая должна стимулироваться близкими людьми во всех сферах его
жизнедеятельности.
Деятельность как государственных, так и негосударственных структур, реализация различных
моделей помощи инвалидам в социальной политике по отношению к семьям с детьми с ограниченными
возможности в своей основе имеет программу реабилитационных мероприятий, позволяющих индивиду
не только адаптироваться к своему состоянию, но в наиболее оптимальной ситуации выработать навыки
самопомощи и создания сети социальных связей. Необходимо у лиц с ограниченными возможностями
максимально развивать и использовать способности к самообслуживанию, самопомощи и
самообеспечению. Помощь и содействие, оказываемые инвалиду различными учреждениями и
организациями, должны быть адекватными его состоянию и самочувствию, приниматься на
добровольной основе, содействовать самопомощи и побуждать к ней. Каждый человек имеет право
быть неотъемлемой частью общества и принимать активное участие во всех аспектах его жизни,
право на свободу выбора и самоопределение. Для суверенной личности в современных условиях
ведущей социальной ценностью является свобода выбора, которая зависит от степени
социализации индивида, с одной стороны, и уровня развития общества и общественных отношений –
с другой. Взаимозависимые связи между членами общества не лишают их свободы выбора и права
на эту свободу.
Надо избегать сведения всех проблем лиц с физиологическими, психическими или
интеллектуальными ограничениями только к медицинским вопросам. В этот круг изучения
включаются обстоятельства проживания, воспитания, обучения, общения инвалида, возможность или
невозможность удовлетворения всех присущих ему потребностей, а не только первичных,
витальных. МСР – процесс, который имеет начало, но не имеет конца. Хотя в последнее время все
более подчеркивается субъектная роль ребенка в его участии в реабилитационном процессе,
значение деятельности социальных организаций, благотворительных обществ, ассоциаций
самопомощи детям с ограниченными возможностями, ведущим в наших условиях должны
оставаться государственные социальные гарантии семьям, имеющим детей-инвалидов. Это
обусловлено тем, что результаты кризиса в экономике, снижение возможностей трудового
самообеспечения, даже для вполне здоровых и квалифицированных работников, сокращение в
обществе трудовой мотивации приводит к тому, что семьи с инвалидами больше всех
испытывают затруднение в обеспечении своей жизнедеятельности, реализации своих потребностей
– от самых первичных нужд до высших социальных и духовных потребностей. Семьи с детьми с
ограниченными возможностями в ряде случаев не могут надеяться на выживание без
систематизированной и всесторонней поддержки государства, общества.
Список литературы:
Дементьева Н. Ф., Багаева Г. Н., Исаева Т. А. Социальная работа с семьей ребенка с ограниченными
возможностями // Институт социальной работы. – М., 2006.– 112 с.
2. Ким Е. Концепция «независимой жизни» в социальной работе с детьми с ограниченными возможностями //
Российская энциклопедия социальной работы: В 2 т. М., 2002. С. 17-40.
3. Социальная работа с инвалидами. Настольная книга специалиста/Под ред. Е.И. Холостовой, А.И. Осадчих. –
М., 2006. – 320 с.
4. Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. Подготовка специалистов для оказания медикосоциальной помощи населению в РД // Известия Дагестанского государственного педагогического
университета. Научный журнал «Психолого-педагогические науки» ISSN 1995-0659. №2(15), 2011. - Махачкала,
2011. - С. 71-74.
5. Мусаева С.Д. Социально-педагогическая поддержка детей в условиях внутрибольничной школы [Текст] / С.Д.
Мусаева //Вестник ПГЛУ.- Пятигорск, 2010.-№1.- С.275-279 (0,8 п. л.).
6. Мусаева С.Д. Социально-педагогическая поддержка эмоционально неблагополучных детей в условиях
внутрибольничной школы [Текст] / С.Д. Мусаева, Г.М. Гаджиев // Известия ДГПУ.- Махачкала, 2010.-№1. С.66-70 (0,7 п. л.).
1.
81
РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ ЗДОРОВЬЯ У ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ В УСЛОВИЯХ
ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ
Магдиева Н.Т., Эмирова Н.Н., Гусейнова С.А.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
В современном обществе существенно расширяется понимание здоровья и факторов, его
определяющих, как в индивидуальном сознании конкретного человека, так и в оценке всего
человеческого сообщества. В научном плане здоровье рассматривается как статическое, так и
динамическое состояние, развивающееся в процессе реализации генетического потенциала в условиях
конкретной социальной и экономической среды и позволяющее человеку в различной степени
осуществлять свои биологические и социальные функции.
Под культурой здоровья человека мы понимаем сложно-структурное образование личности,
характеризующееся определѐнным уровнем еѐ валеологической образованности и обладающей опытом
сохранения и укрепления своего здоровья, принимающей и повседневно следующей способам здорового
образа жизни. Культура здоровья личности рассматривается как важнейшая составляющая общей
человеческой культуры – одна из основных форм освоения человеком внешней и внутренней природы,
способ создания гармонии своего существования в самом широком смысле [2].
Особенно важна культура здоровья для детей-инвалидов. Дети-инвалиды – это особая категория
детей, которая требует специфического подхода к организации и развитию у них культуры здоровья в их
образовательной и воспитательной деятельности.
По данным официальной статистической отчѐтности, изданной в 2010 году, в России
зарегистрировано 506636 детей-инвалидов (191,8 на 10000 детей) или 2% детского населения в возрасте
от 0 до 17 лет, включительно. 24,9% из них являются детьми старшего подросткового возраста
(показатель – 292,8 на 10 000 подростков 15-17 лет). Психические расстройства являются причиной
инвалидности у 32% детей старшего подросткового возраста, соматическая патология, болезни нервной
системы и врождѐнные аномалии развития, соответственно – у 16,8%, 16,7% и 11,8% детей 15-17 лет.
Инвалидность при соматической патологии формируется, преимущественно, к 10-12-летнему возрасту,
при психической – к возрасту 15-17 лет [1].
В настоящее время в практику работы школы внедряются различные образовательные и
оздоровительные программы, способствующие формированию валеологической грамотности,
организации ЗОЖ, укреплению здоровья учащихся в сфере, как общеобразовательной учебной
деятельности, так и физической культуры и воспитательной работы, ориентированной на ЗОЖ. Однако,
до сих пор не разрешено имеющееся в науке и практике противоречие между насущной потребностью в
развитии и обучении здоровому образу жизни учащихся и отсутствием целостной теории и технологии
ЗОЖ.
Специалистам, работающим в общеобразовательных учреждениях (педагогу, социальному
работнику, психологу), приходится иметь дело фактически с больными школьниками. В условиях
обучения ребенка-инвалида в общеобразовательном учреждении поддержание границ собственного тела
может быть затруднено за счет ограничения детей и малого количества разнообразных телесных
контактов с ребенком и разговоров об особенностях его тела. Поэтому задача специалиста заключается в
помощи ребенку в осознании особенностей собственного тела и их принятия. Методическим средством
для этого может быть физическая культура, которая должна быть направлена на развитие координации
движений, включающие возможные передвижения и вращение тела в пространстве с преодолением ряда
препятствий. Однако, в большинстве современных образовательных учреждений процесс физического
воспитания школьников, в том числе, и детей-инвалидов, традиционно сводится к физической
подготовке, формированию и развитию двигательных качеств, умений и навыков занимающихся. При
остроте социальных проблем более приоритетной и перспективной является задача развития
физкультурно-оздоровительной работы среди детей-инвалидов.
Таким образом, требуется перестройка сознания будущего специалиста по социальной работе,
повышение уровня его подготовленности в направлении обеспечения здоровья детей, в частности
развития у них культуры здоровья. Говоря о развитии культуры здоровья, необходимо подходить к этому
вопросу с нескольких направлений: первое направление – формирование культуры здоровья будущего
социального работника, который в наибольшей степени обеспечивает воспитание и мотивацию развития
культуры здоровья у ребенка, и второе направление – это развитие культуры здоровья ребенка.
Для развития культуры здоровья ребенка-инвалида необходимо формировать умение будущего
специалиста по социальной работе пропагандировать здоровый образ жизни среди клиентов социальных
служб. Надо готовить специалистов к социально-оздоровительной деятельности с детьми-инвалидами,
развивать у данных детей определенную двигательную базу и воспитать у них осознанную потребность в
занятиях физическими упражнениями, в выработке навыков адаптации к изменяющимся условиям
социальной среды, в пропаганде среди детей ЗОЖ. С помощью социального работника детей
82
необходимо подвести к пониманию того факта, что физическая активность способствует улучшению
настроения, хорошему самочувствию, снимает тревогу, усталость, депрессию и психосоциальный стресс,
а также может стимулировать познавательные процессы.
Проблема формирования ЗОЖ и укрепления здоровья учащихся должна стать приоритетным
направлением развития образовательной системы современной школы, стратегическая цель которой воспитание и развитие свободной жизнелюбивой личности, обогащенной научными знаниями о природе
и человеке, готовой к созидательной творческой деятельности и нравственному поведению. Именно
такой подход к формированию культуры здоровья детей-инвалидов позволяет теоретически обосновать и
практически разработать эффективные технологии работы с данной категорией учащихся.
Литература:
1. Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. Подготовка специалистов для оказания
медико-социальной помощи населению в РД // Известия Дагестанского государственного педагогического
университета. Научный журнал «Психолого-педагогические науки» ISSN 1995-0659. №2(15), 2011. - Махачкала,
2011. - С. 71-74.
2. Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. Медико-социальные аспекты формирования
здоровья студенческой молодежи [Текст]/Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. // Известия
Дагестанского государственного педагогического университета. Научный журнал «Психолого-педагогические
науки» ISSN 1995-0659. №1(14), 2011. - Махачкала, 2011. - С. 54-58.
3.
Мусаева С.Д. Социально-педагогическая поддержка детей в условиях внутрибольничной школы
[Текст] / С.Д. Мусаева //Вестник ПГЛУ.- Пятигорск, 2010.-№1.- С.275-279 (0,8 п. л.).
4.
Мусаева С.Д. Социально-педагогическая поддержка эмоционально неблагополучных детей в условиях
внутрибольничной школы [Текст] / С.Д. Мусаева, Г.М. Гаджиев // Известия ДГПУ.- Махачкала, 2010.-№1. - С.66-70
(0,7 п. л.).
5.
Мусаева С.Д. Особенности организации учебно-воспитательного процесса в условиях
внутрибольничной школы (на материале детской республиканской клинической больницы) [Текст] / С.Д. Мусаева //
Вестник Костромского университета им. Н.А.Некрасова. Серия Психологические науки. - 2008. - №1. - С.248-251.
6. И.О.Буштырева, А.Э.Мационис, Е.Ю.Лебеденко, Н.Т.Магдиева, М.П.Курочка, Н.А.Миханошина,
П.А.Баранов. Адаптационные реакции фетоплацентарного комплекса при гестозе и нарушениях влагалищного
микробиоценоза // Вестник Российского университета дружбы народов. - №5. – М., 2008.
7. Стратегия «Здоровье и развитие подростков России» (гармонизация Европейских и Российских подходов к
теории и практике охраны и укрепления здоровья подростков). – М.: Издатель Научный центр здоровья детей
РАМН, 2010. – 54 с.
8. Трещева, О.Л. Программно-методические основы обучения ЗОЖ учащихся общеобразовательной школы /
О.Л. Трещева. // Теория и практика физической культуры. – 2001, № 2. – с. 8-12.
ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕТСКОЙ ИНВАЛИДНОСТИ, СВЯЗАННОЙ С
ВРОЖДЕННЫМИ ПОРОКАМИ РАЗВИТИЯ В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН
Магомедов Г.М.,
Региональный центр этнополитических исследований РАН
Магомедова С.А., Мусаева С.Д.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
Проведенное нами в 2008-2010 гг. исследование проблемы близкородственных браков не
выявило их четкой взаимосвязи с уровнем врожденной патологии у детей, но помогло составить
представление об уровне детской заболеваемости и инвалидности в Республике Дагестан (РД). Это
послужило стимулом к продолжению исследования факторов риска (ФР) появления детей с
врожденными пороками развития (ВРП).
На конец 2010 года в Дагестане было зарегистрировано 26072 детей-инвалидов (в 2008 г. –
26714), что составляет 4% от детского населения РД и 4,8% от общего количества детей с
ограниченными возможностями в РФ.
На 50590 детей, родившихся в 2010 году выявлено 1102 случая ВПР.
Вместе с ростом рождаемости, показатель которой по РД вырос с 18,6 в 2008 г. до 19,8 на 1000
населения в 2010 (по РФ в среднем в 2008 г. этот показатель составлял 12,1), увеличился и уровень
младенческой смертности: с 12,8 до 14,6 (по РФ в 2008 г. – 8,5). Также в 2010 году увеличилась и детская
смертность (0-18 лет) с 1,6 до 1,8 на 1000 тыс. населения.
Показатель детской заболеваемости на 100 тыс. населения в 2010 г. по республике составил
128688,5 – против 126250,3 в 2008 г. (по РФ – 183890,9). Заболеваемость детей первого года жизни
составила 41175,8 на 100 тыс. соответствующего населения.
Следует также отметить, что в Дагестане, хотя незначительно, но все же увеличился показатель
диспансеризации женщин с невынашиванием: с 27,4 до 28,0 на 1000 ЖДВ. Показатель диспансеризации
83
женщин из групп риска на рождение детей с ВПР и хромосомной патологией также немного вырос – с
9,6 (6389 чел.) до 9,7 (6460 чел.) на 1000 ЖДВ.
Среди причин такого высокого уровня инвалидизации и заболеваемости детского населения
республики, помимо тяжелых социально-экономических условий жизни дагестанцев, ухудшения
экологической ситуации, низкого уровня жизни, особенно в высокогорных районах,
неудовлетворительного медицинского обслуживания, некоторые исследователи выделяют и браки между
близкими родственниками, влияющие, по их мнению, на структуру детской заболеваемости, уровень
детской смертности, повышающие риск самопроизвольных выкидышей и появления на свет детей,
предрасположенных к различной патологии (Магомедов А.А.).
Таким образом, целью данного научно-исследовательского проекта является: изучение ФР
ухудшения здоровья детей и проблемы рождения детей с ВПР в РД.
Для достижения поставленной цели была разработана и реализована комплексная методика,
которая включала два этапа: статистический и социологический. На первом этапе была проведена
обработка и анализ статистической информации медико-социального характера, источниками которой
явились Госкомстат РД, Минздрав РД, Республиканское бюро МСЭ, Республиканский цент
планирования и репродукции семьи и Республиканский медико-генетический центр.
На втором этапе для выявления распространенности ФР детской инвалидности, связанной с
ВПР, был проведен социологический опрос, охвативший 210 респондентов (родителей детей с ВРП,
проживающих в двух сельских районах республики: Акушинском и Кизлярском, а также и в городе
Махачкале.
Выбор этих населенных пунктов в качестве места проведения исследования не случаен.
Кизлярский район лидирует по уровню выявления ВПР, а в Акушинском, моем родном районе, этот
показатель – один из самых низких в РД. В г Махачкале, столице республики с самой высокой
концентрацией населения, транспорта, работающих предприятий, на население действует множество ФР.
Наглядно это видно на рисунке 1.
12
11
10
9
8
7
6
5
4
3
2
1
0
2008
РД
2009
г. Махачкала
2010
Кизлярский р-н
Акушинский р-н
Рис.1. Динамика удельного веса детей с ВПР в общей структуре детского населения РД за 2008-2010 гг.
С учетом высокой степени детской заболеваемости и инвалидности (показатель первичного
выхода на инвалидность детей до 18-ти лет в 2010 г. достиг 36,6 на 10 тысяч детского населения (2834
чел.); в структуре заболеваний, обуславливающих детскую инвалидность, первое место занимают
врожденные аномалии – 6,4 (502)).
Учитывая специфику Дагестана с высоким уровнем распространенности различных ФР
рождения детей с ВПР, а также для дальнейших исследований в этой области большое значение имеет
дальнейшее укрепление и развитие медико-генетической службы. Это предполагает следующие шаги:
создание в каждом районном центре кабинетов для проведения медико-генетических
консультаций с центрами-координатами (Республиканским медико-генетическим центром и
Республиканским центром планирования и репродукции семьи в Махачкале);
создание на федеральном, региональных и муниципальных уровнях банков генетических
данных;
проведение работы по массовому обследованию новорожденных на наличие наследственных
заболеваний;
рекомендации будущим супругам пройти обследование на носительство наиболее часто
встречающихся патологических генов, которые могут передаваться наследственным путем,
особенно в случаях сочетания у них различных ФР.
проведения мониторинга на республиканском уровне.
Литература:
1.
Мусаева С.Д. Социально-педагогическая поддержка детей в условиях внутрибольничной школы
[Текст] / С.Д. Мусаева //Вестник ПГЛУ.- Пятигорск, 2010.-№1.- С.275-279 (0,8 п. л.).
84
2.
Мусаева С.Д. Социально-педагогическая поддержка эмоционально неблагополучных детей в условиях
внутрибольничной школы [Текст] / С.Д. Мусаева, Г.М. Гаджиев // Известия ДГПУ.- Махачкала, 2010.-№1. - С.66-70
(0,7 п. л.).
3.
Мусаева С.Д. Особенности организации учебно-воспитательного процесса в условиях
внутрибольничной школы (на материале детской республиканской клинической больницы) [Текст] / С.Д. Мусаева //
Вестник Костромского университета им. Н.А.Некрасова. Серия Психологические науки. - 2008. - №1. - С.248-251.
4. Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. Подготовка специалистов для оказания
медико-социальной помощи населению в РД // Известия Дагестанского государственного педагогического
университета. Научный журнал «Психолого-педагогические науки» ISSN 1995-0659. №2(15), 2011. - Махачкала,
2011. - С. 71-74.
К ВОПРОСУ ОРГАНИЗАЦИИ ЛЕЧЕБНО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ
ПОМОЩИ ПАЦИЕНТАМ РАЗЛИЧНОГО СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА
Магомедова С.А.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия,
Ильинцев Е.В.,
Национальный НИИ общественного здоровья РАМН,
г. Москва, Россия
Проблема качества оказания медицинской помощи в условиях города и сельской местности
обсуждалась организаторами здравоохранения еще в последней трети прошлого века. При этом многие
авторы выделяли в качестве важного условия развития территориальной системы здравоохранения
обеспечение равной доступности медицинской помощи для горожан и сельских жителей (Р.С. Гаджиев,
1988; И.Ф. Присакарь с соавт., 1988 и др.).
Состояние здоровья населения РФ на протяжении последних лет характеризуется
неблагоприятным трендом (высокий уровень смертности, низкий уровень рождаемости, отрицательная
динамика показателей состояния здоровья населения, худшие показатели средней продолжительности
предстоящей жизни по сравнению с Европейским регионом). При этом, в современной России,
показатели здоровья в социальных группах с финансовыми затруднениями хуже в сравнении с
остальным населением (О.П. Щепин, 2006; М.Г. Шестаков, 2009; О.П. Щепин с соавт., 2010, и др.).
Поэтому, на примере Республики Дагестан, было проведено сравнительное изучение
особенностей социального статуса и медицинской активности городских и сельских жителей при
помощи анонимного анкетирования пациентов, обратившихся в амбулаторно-поликлинические
учреждения Республики (городские жители, сельские жители равнинной местности и сельские жители
высокогорья, всего 300 респондентов). Показатели здоровья каждой из групп достоверно не отличались
друг от друга и соответствовали национальным тенденциям с преобладанием болезней органов дыхания
в структуре заболеваемости по обращаемости.
Респонденты оценивали уровень своего материального достатка. Большинство опрошенных
отнесли себя к группе с доходами среднего или ниже среднего уровня (38.0%). При этом половина
городских жителей считает свой уровень материального достатка средним, что достоверно выше
аналогичного показателя у сельских жителей равнинных территорий (t=2,35).
Установлено социальное расслоение жителей Дагестана в зависимости от места проживания.
Так, уровень материального достатка жителей городской местности достоверно превышает уровень
материального достатка жителей села. Среди горожан 65,0% оценивают свой уровень материального
достатка как средний или выше среднего, а 60,0% сельских жителей равнинной местности – средний или
ниже среднего. Среди сельских жителей высокогорья, 70,0% охарактеризовали свой уровень
материального достатка как средний или ниже среднего.
Если доля горожан с материальным достатком ниже среднего составила 17,0%, то среди жителей
горных сѐл она в два раза выше – 34,0%. Доля сельских жителей равнин, характеризующих свои доходы
ниже среднего уровня (29,0%), достоверно превышает соответствующий показатель по городу (t = 2,00).
Такое различие в уровне доходов, вероятно, связана с преобладанием в сельской местности лиц
пенсионного возраста и инвалидов. Так, каждый третий пациент, проживающий в сельской местности,
пенсионер, а каждый десятый – инвалид.
Важной составляющей правильной организации амбулаторно-поликлинической помощи
населению является полноценное лекарственное обеспечение лечебно-диагностического процесса.
Исследование предусматривало изучение мнения респондентов о возможности приобретения лекарств,
выписанных врачом поликлиники. Среди горожан преобладал утвердительный ответ (45,0%), среди
сельчан – ответ «не всегда» (41,0% в равнинной местности и 48,0% в горной местности). Не могут себе
позволить приобрести выписанные врачом препараты 17,0% горожан и 26,0% сельских жителей. Таким
образом, приобретение рекомендованных медицинским работником лекарств чаще вызывает
85
затруднение в сельской местности, что отрицательно влияет на результативность лечебного процесса.
Эффективность лечения сельского населения Дагестана в амбулаторно-поликлинических
условиях во многом зависит и от организации медицинской помощи на догоспитальном этапе.
Транспортная отдалѐнность сельских жителей от учреждений здравоохранения позволила предположить,
что большее число посещений амбулаторно-поликлинических учреждений имеет место именно в городе.
Однако исследование показало, что в течение года городской житель совершал в среднем 3,6 посещения
поликлиники, тогда как жители равнинных сѐл обращались к врачам амбулаторного приѐма 4,6 раза, а
проживающие в высокогорной сельской местности – 4,5 раза в год.
Для городского населения нехарактерно и частое (13 раз и более) обращение в поликлинику.
Так, лишь один из ста опрошенных респондентов указал, что в последние 12 месяцев посещал врача 15
раз. У сельских жителей и равнинной, и высокогорной местности по 7 человек указали, что посещали
врачей в течение года не менее 13 раз. Указанные различия позволяют высказать гипотезу о меньшей
результативности социально-медицинской помощи, оказанной сельским жителям. При этом имеет место
большая потребность в получении медицинской помощи проживающими в сельской местности лицами с
низким уровнем доходов по сравнению с городским населением, имеющим более высокий уровень
доходов. Одной из причин данного явления является социальный дифферент медицинского обеспечения
населения Республики. Трудности в организации отлаженного обеспечения жизненно необходимыми
лекарственными средствами социально незащищѐнных групп населения на амбулаторнополиклиническом уровне требует стратегического межсекторального взаимодействия на
территориальном и на федеральном уровнях.
Литература:
1. Гаджиев Р.С. Сельский врачебный участок. – М., 1988 г. – 273 стр.
2. Магомедова С.А., Магдиева Н.Т., Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н. Подготовка специалистов для оказания
медико-социальной помощи населению в РД // Известия Дагестанского государственного педагогического
университета. Научный журнал «Психолого-педагогические науки» ISSN 1995-0659. №2(15), 2011. - Махачкала,
2011. - С. 71-74.
3. Присакарь И.Ф. с соавт. Обоснование потребности и перспективы развития экстренной внебольничной
помощи детям в сельской местности. - Актуальные вопросы совершенствования амбулаторно-поликлинической
помощи женщинам и детям. – М., 1988 г. – стр. 105-109.
4. Шестаков М.Г., 2010Медико-социальные аспекты здоровья населения с доходами ниже прожиточного
уровня в современных социально-экономических условиях. - Автореф. ... д.м.н. - М., 2010 г. – 45 с.
5. Щепин О.П. Влияние здравоохранения на состояние здоровья населения. – Бюллетень ННИИОЗ . – 2006. –
вып. 4. – стр. 11-19.
6. Щепин О.П. с соавт. Основы профилактической медицины в России. – М.,2011. – 276 стр.
ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ЛЕЧЕБНО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ПРИ
БОЛЕЗНЯХ СИСТЕМЫ КРОВООБРАЩЕНИЯ
Магомедова С.А.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
Нечаев В.С.,
Национальный НИИ общественного здоровья РАМН,
г. Москва, Россия
Политико-экономические изменения конца ХХ – начала ХХI веков сформировали для населения
новые условия жизнедеятельности, которые воздействуют как на состояние здоровья человека, так и на
рост «стресс-индуцированных» заболеваний, в первую очередь болезней сердечно-сосудистой системы
(ССС). В Республике Дагестан (РД) отмечается рост и заболеваемости, и смертности по этой группе
заболеваний. В этой связи возрастает значение такой отрасли медицины как психокардиология.
Кардионевроз является одним из наиболее распространенных психосоматических расстройств и
встречается у 4,7% пациентов общемедицинской сети. К сожалению, в амбулаторной и стационарной
сети эта проблема не находит должного понимания у лечащих врачей. По республике Дагестан
кардиологическая патология диагностируется у городского населения в два раза чаще, чем на селе.
Смертность от болезней системы кровообращения (БСК) в 2007-2010 гг. составила около половины
общей смертности населения Республики.
Важной организационно-методической точкой соприкосновения БСК и психики человека
является состояние деменции лиц пожилого и старческого возраста. Она обусловлена прогрессированием
церебро-васкулярной болезни. Такой пациент наблюдается либо терапевтом, кардиологом, в случае
инсульта может наблюдаться неврологом. В РД (особенно в сельских районах) смерть от болезней
психики в пенсионном возрасте регистрируется достаточно редко, что, учитывая общую
распространенность деменции, предположительно является недостоверным и требует дополнительного
86
изучения. Возможно, играет роль отсутствие психиатрической помощи лицам старческого и пожилого
возраста в сельских районах республики. Для изменения ситуации представляются оправданными такие
научно-практические предложения по реформированию медицинской помощи в РД, как внесение
изменений в медико-экономические стандарты диагностики и лечения БСК за счет введения
обязательной консультации врачей-психиатров, психотерапевтов, прошедших специальную подготовку в
области психокардиологии; проведение дополнительной подготовки врачей-кардиологов, терапевтов в
области психокардиологии; организация дополнительной подготовки врачей кардиологов, терапевтов,
врачей общей практики, неврологов по методикам скринингового обследования на выявление
когнитивных нарушений у лиц пожилого и старческого возраста; предложение Министерству
здравоохранения республики Дагестан разработать методики диагностики когнитивных нарушений у лиц
с низким уровнем образования (не умеющими читать и писать); оснащение кабинетов врачей общей
практики, терапевтов участковых, оказывающих помощь на селе, наглядно-методическими пособиями
для разъяснения важности ранней диагностики БСК, ЦВБ, деменции; в программах по формированию
здорового образа жизни населения учет влияния стресс-индуцирующих факторов на ССС.
CОЦИАЛЬНО-БЫТОВЫЕ УСЛОВИЯ ЖИЗНИ ИНВАЛИДОВ И ИХ СЕМЕЙ В Г. МАХАЧКАЛЕ
Малучиев Г.С.,
Дагестанский государственный университет,
Малучиева С.Х.,
Южно-федеральный университет, махачкалинский филиал
г. Махачкала, Россия
Несмотря на неоднократные повышения пенсий в последние годы в значительной степени
снизился жизненный уровень семей членами, которых являются инвалиды. Практически все денежные
доходы таких семей используются на покупку продуктов питания. С не меньшей остротой возникли
проблемы лечения, образования и отдыха, которые еще более усилились под влиянием экономического
кризиса.
Сегодня семье инвалида, как никогда, требуется социальная помощь и защита государства – не
разовая, а постоянная, гарантированная, адресная. Большую роль в этом играет реализация
государственной политики помощи инвалидам и их семьям.
Целью данного исследования является определение социально-бытовых условий семей, членами
которых являются инвалиды.
Для получения эмпирического материала, было проведено исследование в Советском районе г.
Махачкалы; всего было опрошено 60 респондентов.
Средний возраст опрошенных составляет 49 лет, абсолютное большинство имеет II и III группы
инвалидности, в большинстве семей опрошенных проживает от двух до трех человек, на каждую
опрошенную семью «приходится» 1,6 инвалида. «Обычный» возраст получения группы – 44 года, таким
образом, большинство участников исследования на момент опроса находились в статусе инвалида пять
лет (рис. 1). Данные по выборке показывают, что в семьях опрошенных не наблюдается дефицита
комнат, т.к. в большинстве случаев на каждого члена семьи приходится одна комната.
Рис. 1. Распределение респондентов по возрасту (%).
87
Нас интересовало мнение самих инвалидов о способах, которыми чаще всего в республике
можно оформить инвалидность. Так вот, ответ на вопрос «Как вы думаете, какой % обратившихся
«покупает» комиссию»? средний показатель составил 88%, причем каждый четвертый думает, что в 7
случаях из десяти «покупают специализированную комиссию», каждый второй опрошенный думает, что
подобный процесс происходит в девяти случаях из десяти (рис. 2).
Среди опрошенных 17% имели I группу, по одной трети – II и III группы, 13% – инвалиды
детства.
Рис. 2. Распределение положительных ответов респондентов на вопрос о возможности «покупки»
инвалидности (%).
Каждый шестой респондент проживает в одиночестве, каждый пятый – вдвоѐм с супругом (ой),
половина – вместе с детьми.
Более половины семей опрошенных (54,5%) имеют двух инвалидов.
Более половины опрошенных (58%) не пользуется Интернетом. Абсолютно большинство (80%)
инвалидов первой группы – женщины, следовательно, во II и в III группах женщин значительно меньше,
25% и 30% соответственно.
Данные таблицы 1 демонстрируют гендерную разницу при монетизации льгот.
Таб. 1.
Сопряженность ответов на вопрос «Как Вы относитесь к замене натуральных льгот
денежными выплатами»? с полом респондентов (%).
пол
Как Вы относитесь к замене натуральных
льгот денежными выплатами?
Итого
положительно
отрицательно
затрудняюсь ответить
муж
43,8%
37,5%
18,8%
100,0%
жен
38,5%
30,8%
30,8%
100,0%
Итого
41,4%
34,5%
24,1%
100,0%
Около 60% опрошенных, лично не сталкивались с коррупционными явлениями при получении
инвалидности, а среди тех, кто признался в этом – трое из четверых мужчины. В то же время 48%
отвечавших на вопросы анкеты думают, что комиссии МСЭК коррумпированы абсолютно всегда.
Лишь каждый четвертый указал, что его семья получает социальную и психологическую
помощь.
Несмотря на инвалидность, девять из десяти мужчин работают, в то время, как лишь каждая
шестая женщина-инвалид нашла себе работу. Если не рассматривать гендерный аспект по данному
вопросу, то доля работающих в среднем составляет 57%.
Лишь каждый десятый опрошенный мужчина думает, что его права и права его семьи
нарушались в государственных и частных учреждениях. Две трети респондентов никогда не находились
в организациях дневного и стационарного пребывания учреждений социального обслуживания, каждый
третий указал, что не нуждается в таком учреждении.
Треть женщин обращается за материальной помощью, каждый второй опрошенный желает
получить поездку в санаторий.
Трое из четверых инвалидов не проявляли желания получить новую профессию. В то же время
80% желает трудиться.
88
Две трети опрошенных указали, что при получении инвалидности сталкивались с проблемами
«на каждом шагу» – и в поликлинике, и в МСЭК и в других учреждениях.
Использованные источники:
1.
http://www.friendship.com.ru/invalid/01.shtml
2.
www.inva-support.cn
МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ ДЕТСКОЙ ИНВАЛИДНОСТИ В
РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН
Мамаев И.А., Кострова В.П.,
Министерство здравоохранения Республики Дагестан,
Кострова И.Б.,
Детская республиканская клиническая больница,
г. Махачкала, Россия
Одним из острых вопросов современного общества является проблема инвалидности с учетом ее
медицинского, социального, нравственного, экономического значения и характеризует нарушение
взаимосвязей человека-инвалида с обществом. Количество инвалидов отражается на демографических
показателях, качестве жизни населения.
Считается, что около 55% причин детской инвалидности (ДИ) имеют врожденный, в том числе и
наследственно обусловленный характер, а 60 – 70% – связаны с патологией анте- и интранатального
периода развития ребенка (Д.И.Зелинская, 1995). К сожалению, среди взрослых до 50 лет около 25%
людей с ограниченными возможностями – инвалиды детства, что уменьшает продолжительность их
жизни.
Прогноз реального состояния здоровья детей в новом столетии показывает, что существует
угроза его ухудшения, особенно по заболеваниям, наиболее часто приводящих к инвалидности.
Свидетельством этого является отсутствие стабильности в показателях ДИ.
Для обоснованного совершенствования медицинской помощи детям с ограниченными
возможностями необходимы статистические достоверные сведения. С этой целью в республике создана
автоматизированная информационно-аналитическая система «Регистр детей-инвалидов». Анализ
результатов мониторинга детей-инвалидов в Дагестане показал, что наиболее значимыми причинами
возникновения инвалидности являются: ухудшение социально-экономического положения семей,
возрастающая социальная напряженность, снижение жизненного уровня населения, высокий уровень
безработицы, высокая заболеваемость родителей, особенно женщин детородного возраста,
наследственный фактор, усиливающееся отрицательное влияние факторов внешней среды, особенно на
беременную женщину, при ухудшении экологической обстановки, растущее число межродственных
браков и др.
За последние годы деятельность лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) проходит в
более сложных экономических условиях, с постоянным угасанием привычных систем социальной
защиты материнства и детства. Расширены критерии определения инвалидности у детей.
По данным ЛПУ число детей с ограниченными возможностями здоровья в РД выросло с 20820 в
2000 г. до 25725 человек в 2010 г. И хотя за последние три года наметилась положительная динамика в
снижении темпов нарастания числа детей-инвалидов со снижением показателей общей ДИ с 342,3 до
322,5 на 10 тыс. детей и первичной инвалидности с 37,6 до 36,6 на 10 тыс. детей, эти показатели
остаются существенно выше, чем в среднем по Российской Федерации.
По нозологической структуре ДИ существенно отличается от инвалидности взрослых и во
многих случаях предотвратима.
Специфика ДИ состоит в ограничениях жизнедеятельности, возникающих в период
формирования высших психических функций, усвоения знаний и умений, в период становления
личности. Инвалидность в детском возрасте накладывает ограничения на проявление личности ребенкаинвалида и на еѐ формирование. Кроме того, инвалидность чаще возникает у лиц, имеющих социальную
недостаточность, а, как известно, любой ребенок нуждается в социальной защите.
В структуре ДИ первое место стабильно занимают психоневрологические заболевания – 40,8%,
второе – врожденные аномалии, пороки развития и наследственная патология – 15,8%, далее следуют
заболевания органов зрения и уха – 9,9%, костно-мышечной системы – 4,5%, кровообращения, органов
дыхания, патология эндокринная и желудочно-кишечного тракта и т.д.
В структуре главных нарушений в состоянии здоровья детей по причине инвалидности
основную роль играют висцеральные, двигательные и умственные нарушения.
Понимая важность проблем ДИ, работа всех учреждений здравооохранения республики
нацелена на еѐ профилактику и развитие реабилитационной помощи больным с хронической патологией
и детям-инвалидам.
89
Профилактика ДИ начинается с охраны здоровья семьи и женщин репродуктивного возраста на
уровне женских консультаций, амбулаторно-поликлинических учреждений, специализированных
центров, роддомов и др. ЛПУ.
Одно из первых мест в структуре заболеваний, приводящих к инвалидности детей, занимают
нервно-психические болезни. В связи с этим разработана четкая система организации оказания этапной
медицинской помощи, проведение профилактических, реабилитационных мероприятий детям, начиная с
периода новорожденности.
Большое значение имеет оснащение акушерских стационаров необходимым оборудованием и
аппаратурой для выхаживания детей, особенно недоношенных, оказание интенсивно-реанимационной
помощи, внедрение современных перинатальных технологий, в том числе лечения, ранней реабилитации
перинатальной патологии. Третий год идет целенаправленное оснащение акушерских стационаров,
детских больниц республики, подготовка кадров для выхаживания детей, рожденных с крайне низкой и
экстремально низкой массой тела при рождении, что связано с внедрением новых критериев определения
живорождения.
Поражение центральной нервной системы (ЦНС) у новорожденных и возрастание удельного
веса перинатальной патологии лежат в основе формирования многих инвалидизирующих нервнопсихических заболеваний. В республике внедрен обязательный стандарт обследования
(нейросонография) новорожденных, начиная с родильных домов, с целью ранней диагностики патологии
ЦНС. В стандарт входит и обязательный осмотр невропатологом, хирургом и др. специалистами.
Высокие компенсаторные возможности с использованием методов ранней реабилитации (в родильных
домах, отделениях патологии новорожденных детских больниц, поликлиник и др.) позволяют снизить
тяжесть этих нарушений и облегчить адаптацию детей к условиям обычной жизни.
Все дети группы риска по развитию патологии ЦНС берутся под наблюдение врачей по месту
жительства. В детских амбулаторно-поликлинических учреждениях республики детям первого года
жизни обеспечивается профилактическое (диспансерное) наблюдение по разработанному стандарту
объема обследования и кратности осмотра специалистами (невропатологом, хирургом, окулистом и др.)
Среди причин инвалидности у детей существенное место занимают врожденные аномалии,
пороки развития и наследственная патология, риск возникновения которых в республике велик. Поэтому
сохранение репродуктивного здоровья, планирование семьи, антенатальная охрана плода, медикогенетическая профилактика ДИ являются ключевыми направлениями в принятой Правительством РД
Республиканской целевой программе «Здоровое поколение».
На своевременное выявление детей с врожденными и наследственными заболеваниями и
оказание им квалифицированной медицинской помощи направлена деятельность ГУ «Республиканский
медико-генетический центр» (РМГЦ), ГУ «Республиканский центр планирования семьи и репродукции»
(РЦПСиР), ГУ «Республиканский центр охраны нервно-психического здоровья детей и подростков»
(РЦОНПЗДиП), родильные дома и др. ЛПУ.
В РД сформирована и развивается служба планирования семьи. Для своевременного лечения
женщин и подготовки их к материнству. Сформирован банк данных женщин с репродуктивной
патологией. Кроме того, для рождения здорового потомства организовано оздоровление в условиях
санаторных учреждений беременных женщин.
Одним из основных подходов к профилактике инвалидности является дородовая диагностика
врожденной и наследственной патологии. С этой целью во всех районных и городских ЛПУ
функционируют кабинеты с аппаратами УЗИ, где каждая беременная женщина проходит 3-х кратное
скрининг-обследование по пренатальной диагностике плода. Что позволило нам перейти от вероятности
прогноза потомства при медико-генетическом консультировании к однозначному решению вопроса о
состоянии здоровья плода.
Проведена реконструкция РМГЦ в соответствии с современными требованиями медикогенетической службы. Создан регистр и отработан эпидемиологический мониторинг по врожденным и
наследственным заболеваниям. Расширяются возможности внутриутробной диагностики патологии
плода у беременных, во всех ЛПУ. Увеличен объем скринингового обследования беременных с целью
определения биохимических и инфекционных маркеров (пренатальная диагностика). С этой целью на
базе РМГЦ открыта «Клиника одного дня».
Многие наследственные заболевания проявляются не сразу после рождения, поэтому для их
выявления на доклинической стадии и профилактики ДИ наибольшее значение имеют внедренные в
республике скрининг-программы массового обследования новорожденных на фенилкетонурию (ФКУ),
врождѐнный гипотиреоз (ВГ), адреногенитальный синдром (наследственное заболевание эндокринной
системы), галактоземию (генетическое заболевание, связанное с нарушением углеводного обмена),
муковисцидоз и врожденные нарушения слуха. Развита сеть лабораторий для своевременной
диагностики и лечения внутриутробных инфекций плода и новорожденных.
Среди причин инвалидизирующих нарушений значительную роль играют и соматические
заболевания, такие как ревматические, сердечно-сосудистые, легочные, гастроэнтерологические.
Проведенные эпидемиологические исследования в республике указывают на возрастающую роль в
90
причинах детской инвалидности эндокринных заболеваний, уровень которых значительно выше, чем в
целом по стране. Раннее установление инвалидности при этих видах патологии позволяет своевременно
назначить и проводить комплекс реабилитационных воздействий, способствующих эффективной
профилактике тяжелых отдаленных последствий у взрослых.
Медицинская реабилитация детей-инвалидов в республике осуществляется стационарно в
детских отделениях ЛПУ городов и районов, в специализированных республиканских детских и других
ЛПУ.
Для улучшения медицинского обслуживания детей-инвалидов в РД создана реабилитационная
база, которая представлена Республиканской детской больницей восстановительного лечения,
Республиканским реабилитационным центром, муниципальным городским детским реабилитационным
центром дневного посещения в гор. Махачкале, детскими санаториями Минздрава РД («Журавлик»,
«Ахты», «Гуниб», «Горка»). Расширяется сеть отделений и кабинетов реабилитации и
восстановительного лечения в амбулаторно-поликлинических учреждениях здравоохранения РД
(физиопроцедурные, кабинеты ЛФК, массажа), которые оснащаются техническими средствами
реабилитации и восстановительного лечения. В республике созданы три Центра здоровья для детей,
приоритетными задачами которых являются разработка индивидуальных подходов к формированию
здорового образа жизни, борьбе с факторами риска развития заболеваний, просвещение и
информирование детей, семей о вреде употребления табака и злоупотребления алкоголем,
предотвращение социально значимых заболеваний и формирование ценностей своего здоровья.
Дети, нуждающиеся в высокотехнологичной и дорогостоящей медицинской помощи, в т.ч.
инвалиды, безотказно направляются в федеральные специализированные медицинские учреждения.
Решена проблема оказания медицинской помощи детям с врожденными пороками сердца в Федеральных
центрах городов Москвы, Астрахани, С-Петербурга и др. В ДРКБ и Республиканском кардиологическом
диспансере имеются детские кардиологические отделения. Расширяется объем хирургических
вмешательств при врожденных пороках сердца в ДРКБ.
На качество проводимой профилактики инвалидности влияет и материально-техническая база
детских ЛПУ республики, их оснащенность диагностической и реанимационной аппаратурой.
Реализация мероприятий Программы модернизации здравоохранения Республики Дагестан на 2011-2012
гг. позволит существенно повлиять на решение этих проблем.
В подавляющем большинстве дети-инвалиды нуждаются в функциональной абилитации, т.е. в
развитии отсутствующих ранее функций. Медицинская абилитация (реабилитация) должна дополняться
педагогической и быть нацеленой на социальную адаптацию и на включение инвалидов в общество.
Поэтому столь необходима единая республиканская программа по медико-психологической,
педагогической и трудовой реабилитации инвалидов детства, расширение интегрированного обучения
детей с ограниченными возможностями.
В ряде случаев отмечена поздняя регистрация инвалидности у детей, что связано со
сложностями функциональных исследований у детей раннего возраста и отсутствием современных
возможностей ранней идентификации причин нарушений развития ребенка. Позднее выявление
инвалидности у ребенка может быть связано и с условиями проживания семьи. Высокая стоимость
проезда и зачастую высокая оплата за лечение и консультации за пределами РД, делают их
недоступными для значительной части детей-инвалидов.
За последние годы общество сделало значительные шаги по отношению к детям с
ограниченными возможностями. Пересматриваются вопросы положения этих детей в обществе.
Возникают новые направления социальной адаптации детей-инвалидов. Вся деятельность
педиатрической службы здравоохранения республики направлена на предупреждение таких изменений в
состоянии здоровья детей, которые могут вести к инвалидизации, пересмотрена подготовка врачейпедиатров с акцентом на профилактическую и превентивную педиатрию.
К сожалению, в республике нет ещѐ должной консультативной службы, где родители могли бы
получить рекомендации по уходу и развитию ребенка с ограниченными возможностями. Отсутствует
система профессиональной ориентации детей с отклонениями в развитии. Не решена проблема трудовой
занятости инвалидов детства. Значительная часть их не дополучает протезную и ортезную помощь.
Злободневной темой остаѐтся проблема трудоустройства матерей, имеющих детей-инвалидов.
Должен появиться рынок реабилитационных изделий и услуг, определяющий спрос и
предложение на них, способствующий адресному удовлетворению потребностей инвалидов. Не обойтись
без реабилитационной социально-средовой инфраструктуры, способствующей преодолению инвалидами
физических и психологических барьеров на пути восстановления связей с окружающим миром. Требует
улучшения подготовка специалистов, владеющих методами реабилитационно-экспертной диагностики,
восстановления способностей инвалидов к бытовой, общественной, профессиональной деятельности.
Решение этих задач позволит наполнить новым содержанием деятельность созданных государственных
служб реабилитации инвалидов.
Целевая программа могла бы снять часть актуальных проблем и улучшить положение детей инвалидов в Республике Дагестан.
91
САНАТОРНО-КУРОРТНОЕ ЛЕЧЕНИЕ В СИСТЕМЕ РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТСКОГО
НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН
Мамаев И.А., Кострова В.П.,
Министерство здравоохранения Республики Дагестан,
Кострова И.Б.,
Детская республиканская клиническая больница,
г. Махачкала, Россия
В комплексе лечебно-оздоровительных и профилактических мероприятий, направленных на
укрепление здоровья детей, санаторно-курортное лечение занимает особое место, являясь важным
этапом в системе реабилитации детского населения. Санаторное лечение способствует восстановлению
нарушенных функций, предупреждает прогрессирование патологических процессов у детей, повышает
компенсаторные возможности растущего организма. Всѐ это в целом одно из наиболее эффективных мер
предупреждения детской инвалидности.
В последнее время заметно ухудшение состояния здоровья детского населения. Наиболее
неблагоприятная тенденция в состоянии здоровья отмечается у детей школьного возраста. Выросло
количество детей с хронической патологией, которые составляют основную долю диспансерных
больных и детей - инвалидов.
Школьный, а особенно подростковый возраст, является одним из наиболее сложных этапов, во
время которого организм ребенка достигает своей биологической зрелости, наблюдаются нервнопсихические и гормональные изменения. Именно в этом возрасте начинают формироваться хронические
заболевания взрослых, ограничивающие годность к различным профессиям, службе в армии,
омрачающие перспективу будущего материнства и отцовства. Лечение и реабилитация школьников с
хроническими заболеваниями требуют длительного времени и значительных затрат. В стационарах
пребывание подростков ограничено, а амбулаторно-поликлинический этап чаще направлен на лечение и
диагностику острых заболеваний. Поэтому для улучшения качества лечебных мероприятий и повышения
эффективности лечения больных принципиальное значение имеет внедрение в практику современных
методов восстановительного лечения и реабилитации.
За последние годы возросла актуальность и значимость санаторного лечения, где возможно
проведение полного комплекса диагностики, лечения и реабилитации детей с учетом всех заболеваний.
Санаторно-курортная реабилитация предусматривает закрепление эффекта лечения,
достигнутого в стационаре, поликлинике; временную изоляцию больного от причинно-значимого
аллергена и неблагополучной экологической обстановки, в том числе, уменьшение или прекращение
приѐма лекарственных средств, дальнейшее укрепление здоровья, главным образом, за счет правильного
физического воспитания с использованием природных факторов.
Отбор детей на санаторное лечение осуществляется санаторно-отборочными комиссиями
детских поликлиник по результатам ежегодно проводимой диспансеризации детей. Приоритет отдаѐтся
детям из малообеспеченных и социально незащищенных семей, а также детям интернатных учреждений,
инвалидам.
Ежегодно в здравницах России оздоравливаются более трѐхсот детей из Дагестана. Однако, в
современных социально-экономических условиях российское здравоохранение не в состоянии принять
всех нуждающихся в лечении детей. В связи с этим очень важно с максимальным эффектом
использовать местные оздоровительные базы.
Несмотря на дефицитное финансирование, Министерству здравоохранения РД удалось
сохранить в республике сеть детских санаториев. Для оздоровления детей используются редкие
природные блага и явления, имеющиеся в Дагестане и обладающие уникальными целительными
качествами для профилактики заболеваний, детской инвалидности и реабилитации детей. Воздействие
благоприятного климата на режим двигательной активности, использование лекарственных трав и
минеральной воды, физиотерапевтических и бальнео-процедур, тренирующей гимнастики, массажа,
общеукрепляющих факторов рационального питания, способствует стимуляции защитных сил
организма, повышению функциональной активности органов и систем больных детей.
Высокогорный пульмонологический санаторий «Гуниб» с уникальными природными
факторами,не уступает лучшим здравницам г. Кисловодска. Благоприятный климат, соседство хвойных
массивов и более 300 солнечных дней в году, отсутствие загрязняющих факторов (промышленных
предприятий, нагруженных автотрасс) обеспечивают поддержание экологически благоприятных условий
для оздоровления детей с болезнями органов дыхания. Используются благоприятные климатогеографические факторы и природные лечебные ресурсы (лечебные травы).
Повышенная оксигенизация воздуха, благоприятный климат при укреплении материальнотехнической базы санатория «Гуниб» дали бы возможность открыть в нем отделение для реабилитации
детей с патологией центральной нервной системы (ЦНС).
92
Второй горный санаторий – «Ахты». Природные ресурсы данного санатория уникальны и
используются с IXX века; доказана их высокая эффективность в лечении детей с ревматическими
заболеваниями и болезнями опорно-двигательного аппарата. Санаторий располагает не только
климатическими факторами – главное лечебное действие здесь оказывают источники горячей
минеральной воды, химический состав и свойства которой приравниваются к источнику «Мацеста», на
котором работают всемирно известные здравницы г. Сочи.
Очень остро стоит вопрос об открытии в детских санаториях отделений для матери и ребенка.
Эта проблема одинаково требует решения, как в санатории «Гуниб», так и в санатории «Ахты».
Открытие этих отделений даст возможность восстанавливать репродуктивное здоровье женщин,
особенно многорожавших, более доступной станет специализированная помощь детям и их
оздоровление с 3-4-летнего возраста.
Значение желудочно-кишечного санатория «Журавлик» в г. Махачкале для лечения детей от 1,5
до 7-ми лет с каждым годом растѐт, так как число санаториев для детей дошкольного возраста в
Российской Федерации крайне ограничено. Предназначен он для круглогодичного оздоровления.
Используемые природные ресурсы: минеральная вода (бальнеолечение и приѐм внутрь) и
пеллоидотерапия. На территории санатория «Журавлик» подведена высокотермальная минеральная вода.
Наряду с ней, детский желудочно-кишечный санаторий располагает лечебной грязью.
В санатории применяются современные методы для реабилитации больных с патологией
желудочно-кишечного тракта: физиотерапия, лечебная гимнастика, грязелечение, фитотерапия, массаж,
кислородные коктейли, воздушные ванны, закаливающие процедуры, кишечные орошения и др.
Роль санатория возросла в связи с ростом заболеваний гепатобилиарной системы и
сохраняющимся высоким уровнем кишечных инфекций. Болезни органов пищеварения занимают по
частоте второе место в структуре заболеваемости детского населения. Рассматривается возможность
ориентации оздоровления детей с патологией эндокринной системы.
В системе здравоохранения имеются ещѐ два детских туберкулезных санатория.
Актуальной проблемой является растущее число детей с патологией ЦНС, чему способствует
ухудшающееся репродуктивное здоровье населения, обострение многих социальных вопросов и
проблем. Ранняя реабилитация является гарантом сохранения их психоневрологического здоровья,
интеллекта, генного фонда нации и предупреждения инвалидизации. При отсутствии местного санатория
данного профиля и ограниченных возможностей отправления детей за пределы республики очень
важную роль в восстановительном лечении играет Республиканский центр охраны нервно-психического
здоровья детей и подростков, отделения (кабинеты) восстановительного лечения детских амбулаторнополиклинических учреждений (дневные стационары). Использование реабилитационной базы
поликлиник для оздоровления детей, особенно в летний период, даѐт высокий эффект и может быть
рекомендовано в условиях экономической нестабильности.
В Российской Федерации нет санаториев, подобных «Ахтам» и «Гунибу» по своему
географическому расположению и уникальным климатическим и природным ресурсам. Расширение и
укрепление материально-технической базы этих санаториев позволило бы использовать их не только для
оздоровления детей Дагестана, но и для детей и подростков из других субъектов России.
Дальнейшее укрепление материально-технической базы детских санаториев республики,
совершенствование организации системы научных разработок и внедрения в практику передовых
медицинских технологий, методик восстановительного лечения – реальная основа для расширения
такого неоценимо важного этапа в ориентации снижения детской инвалидности в Дагестане, каким
является санаторно-курортная помощь.
ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ СТУДЕНЧЕСКОГО САНАТОРИЯПРОФИЛАКТОРИЯ
Машкинова И.В.,
Российский химико-технологический университет им. Д.И. Менделеева,
г. Москва, Россия
Охрана и укрепление здоровья студенчества как одной из ведущих групп молодежи, является
актуальной задачей государственной политики здравоохранения. Среди студенчества выявлены
негативные тенденции в заболеваемости, образе жизни, распространении вредных привычек. Возросшие
объемы профессиональной информации, интенсификация учебного труда, внедрение в процесс обучения
инновационных технологий способствуют возникновению соматических и психогенных заболеваний,
преходящих в хронические формы. Решение вопросов здоровья студенчества требует профилактически
направленного подхода, в котором ключевым элементом является студенческий санаторийпрофилакторий. Это учреждение предназначено для проведения лечебных и оздоровительных
мероприятий со студентами и сотрудниками учебных заведений высшего, среднего и начального
93
профессионального образования. В России действует около 160 студенческих санаториевпрофилакториев, которые оздоравливают до 140 тыс. студентов в год. В организации работы
студенческого санатория-профилактория имеются нерешенные проблемы. Санаторий-профилакторий
формально не включен в систему местного здравоохранения по своему подчинению. Отсутствует научно
обоснованная номенклатура. Санаторно-профилактическая помощь не охвачена ОМС. Бюджетное
финансирование покрывает только питание. Оплата труда минимальная, профессиональный стаж
медицинских работников профилактория не учитывается, не хватает необходимого медицинского
технического оснащения. Для улучшения качества здоровья будущих специалистов организационные
особенности работы студенческого санатория-профилактория нуждаются в углубленном исследовании.
ЗАЩИТА И СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ИНВАЛИДОВ
Мусаева С.Д., Магдиева Н.Т.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
Социальная защита инвалидов – система гарантированных мер, направленных на создание
условий, обеспечивающих им равные с другими гражданами возможности участия в общественной
жизни и развитии общества.
Меры социальной защиты инвалидов включают медико-социальную экспертизу, реабилитацию,
организацию обеспечения их жизнедеятельности и осуществляются в зависимости от характера и
степени нуждаемости инвалидов в тех или иных видах социальной защиты.
Интеграция инвалидов в общество – достижение оптимального уровня их жизнедеятельности и
потенциальных способностей личности в результате воздействия мер социальной защиты.
Реабилитацию инвалида (РИ) следует рассматривать с двух позиций. С одной стороны, – это
процесс восстановления здоровья человека и его социальных связей с окружающим миром вследствие
активизации естественных биологических и физиологических компенсаторно-адаптационных
механизмов и собственных усилий личности; с другой – это система социально-экономических,
медицинских, профессиональных, педагогических и др. реабилитационных мероприятий, направленных
на предупреждение прогрессирования патологического процесса, восстановление здоровья и личности,
устранение или максимально возможную компенсацию ограничений жизнедеятельности человека.
Оптимальное сочетание естественных биосоциальных сил организма и целенаправленного их
стимулирования способствует эффективности мер реабилитации.
Социальная защита инвалидов – это система гарантированных государством экономических,
социальных и правовых мер, обеспечивающих им условия для преодоления, замещения ограничений
жизнедеятельности и направленных на создание им равных с другими гражданами возможностей
участия в жизни общества.
Проблемы инвалидности не могут быть поняты вне социокультурного контекста, в котором
живет человек, – семьи, дома-интерната, социального окружения в целом. Инвалидность, ограниченные
возможности человека не относятся к разряду чисто медицинских явлений. Вот почему технологии
помощи инвалидам – взрослым или детям – основываются на социально-экологической модели
социальной работы. Согласно этому подходу, люди с ограниченными возможностями имеют
функциональные затруднения в результате заболевания, отклонений или недостатков развития,
состояния здоровья, внешности, вследствие неприспособленности физического и социального окружения
к их специальным потребностям, из-за предрассудков общества по отношению к инвалидам.
Данная проблема следующим образом определяется Всемирной организацией здравоохранения:
структурные нарушения (impairments), видимые или распознаваемые медицинской диагностической
аппаратурой, могут привести к утрате или несовершенству навыков, необходимых для некоторых видов
деятельности (disability), что при соответствующих условиях будет способствовать социальной
дезадаптации, неуспешной или замедленной социализации (handicap). Инвалидность – это не состояние,
но процесс ограничения возможностей, процесс, где нарушения телосложения, функций организма или
условий окружающей среды снижают активность человека и затрудняют его социальную деятельность.
Причиной ограниченных возможностей может стать недостаток или несовершенство образовательных
программ, медицинских и социальных услуг, необходимых конкретному ребенку, подростку, взрослому
человеку.
Социологические научные исследования показали, что уровень и качество жизни инвалидов в
РФ значительно ниже, чем в среднем у населения, их многочисленные проблемы решаются недостаточно
эффективно, что определяет необходимость формирования оптимально функционирующей системы
социальной защиты инвалидов, отвечающей международным нормам, политике государства в
отношении инвалидов и современной концепции инвалидности. Приоритетным направлением
социальной защиты этих граждан должна стать реабилитация инвалидов.
94
РИ – сложнейшая многоаспектная проблема, в которой в равной мере значимы медицинские,
социальные и профессиональные аспекты. Вместе с тем особое место должна занимать
профессиональная РИ. Обусловлено это тем, что экономические, социальные и политические
преобразования, происходящие в стране, в конечном итоге должны быть направлены на обеспечение
баланса прав, обязанностей и интересов граждан, что является одним из гарантов стабильности общества
и снижения социальной напряженности. В определенной мере этот баланс будет выдержан при создании
условий, когда человек может сам распоряжаться своей судьбой, иметь материальную независимость и
реализовывать способность к самообеспечению, без ущемления интересов сограждан.
Одно из главных условий – обеспечение права человека на труд. Трудовая деятельность
определяет взаимоотношения членов общества. Инвалид обладает в сравнении со здоровым человеком
ограниченной возможностью трудиться. При этом в условиях рыночной экономики он должен быть
конкурентоспособным по сравнению с другими членами общества и на равных началах выступать на
рынке труда. Очевидно, что проблема профессиональной РИ (и как ее итог – трудовое устройство
инвалидов в новых для нашей страны условиях рыночных отношений) становится весьма актуальной.
Существующая система трудоустройства в условиях рыночной экономики еще не отлажена и нуждается
в совершенствовании. Сложившаяся система помощи инвалидам в стране никогда не была
ориентирована на их интеграцию в общество. Многие годы основными принципами государственной
политики в отношении инвалидов были компенсация и изоляция. Приоритетным направлением
реформирования государственной политики должна стать их реабилитация. Для осуществления реформы
нужны новые специалисты, обладающие принципиально новым взглядом на инвалидов. Такие
специалисты должны непременно обладать способностью сострадать и быть профессионалами
супервысокого класса, а также иметь достойную материально-техническую базу для осуществления
своей деятельности.
Проблеме РИ посвящены многочисленные научные программы, разрабатываемые в рамках ООН
такими организациями, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Международная ассоциация
социального обеспечения (МАСО), Международная организация труда (МОТ) и др. Первое определение
сущности реабилитации было дано ВОЗ следующим образом: «...не только вернуть больного к его
прежнему состоянию, но и развивать его физические и психологические функции до оптимального
уровня». Данное определение отражало сугубо функциональный подход, при котором приоритет
реабилитации виделся в психофизиологическом восстановлении человека, что представлялось
достаточным для достижения его благополучия. Однако практика показала, что само по себе улучшение
и даже полное восстановление здоровья далеко не всегда обеспечивает возвращение человека в тот
биосоциальный ритм жизни, в котором он пребывал до развития болезни и инвалидности. Болезнь и
инвалидность существенно изменяют человека, его биосоциальные связи с внешним миром становятся
иными, и только лишь мерами, направленными на восстановление физических и психических функций,
не удается добиться должного успеха.
Очевиден масштабный подход к решению проблем реабилитации и стремление рассматривать
реабилитацию через систему разноплановых мероприятий. В этом определении четко очерчены цели
реабилитации:
– предупреждение заболеваний, ведущих к временной и стойкой утрате трудоспособности;
– возвращение больных и инвалидов в общество и к общественно полезному труду.
Обращает на себя внимание тот факт, что особое значение придавалось лишь одному
ограничению жизнедеятельности человека – утрате трудоспособности. Признавая безусловную
прогрессивность данной дефиниции реабилитации, нельзя не видеть ее ущербности. Жизнь человека не
может и не должна рассматриваться только через призму его способности или неспособности трудиться.
Жизнедеятельность многоаспектна и включает неограниченно широкий круг функций, среди которых
особо важное для человека значение имеют: самообслуживание, передвижение, ориентация, общение,
контроль за своим поведением, способность к обучению и трудовой деятельности.
В 1981 году Комитет экспертов ВОЗ дал целевое трактование реабилитации инвалидов:
«Реабилитация инвалидов должна включать все мероприятия, призванные сократить последствия
возникшей непригодности и позволить инвалиду полностью интегрироваться в общество. Реабилитация
направлена на то, чтобы помочь инвалиду не только приспособиться к окружающей его среде, но
оказывать воздействие на его непосредственное окружение и на общество в целом, что облегчает
интеграцию его в общество. Сами инвалиды, их семьи и местные органы должны участвовать в
планировании и проведении мероприятий по реабилитации». В этом определении не уделено внимания
роли естественных процессов восстановления за счет компенсаторно-адаптационных механизмов
организма и усилий личности, не учтена необходимость направить реабилитационные мероприятия не
только на сокращение последствий возникшей непригодности, но и на поддержание и развитие
потенциальных способностей личности.
Виды деятельности, необходимые для РИ:
* раннее обнаружение, диагностика и вмешательство;
* медицинское обслуживание;
95
* консультирование и оказание помощи в социальной области;
* подготовка к самостоятельному индивидуальному уходу, независимому образу жизни;
* обеспечение вспомогательными техническими средствами, средствами передвижения,
социально-бытовыми приспособлениями и пр.;
* специальные услуги по восстановлению профессиональной трудоспособности (включая
профессиональную ориентацию, профессионально-техническую подготовку, трудоустройство).
В соответствии с концепцией многопрофильного подхода целью реабилитации является
интеграция инвалидов в общество. Выделяются следующие основные направления, по которым должны
реализовываться многоаспектные реабилитационные мероприятия:
1) предупреждение прогрессирования патологического процесса и восстановление здоровья
инвалидов;
2) восстановление личности;
3) раннее возвращение инвалидов к трудовой деятельности;
4) обеспечение возможности для постоянной интеграции инвалидов в общество.
Система РИ включает централизованные и децентрализованные организационные формы
реабилитации. Централизованные формы предполагают осуществление реабилитационных мероприятий
в центрах медико-социальной и профессиональной реабилитации инвалидов. Реабилитация в
децентрализованных формах во всех странах осуществляется на территории проживания инвалидов с
использованием возможностей местных органов здравоохранения, социального обеспечения, труда,
занятости, учебных заведений, промышленности и т. д. Централизованные и децентрализованные формы
являются взаимодополняющими и взаимосвязанными этапами реабилитации инвалидов.
В 1993 году в рамках ООН было проведено обсуждение «стандартных правил обеспечения
равных возможностей для инвалидов». Даны следующие основные концептуальные направления
реабилитации инвалидов.
Реабилитация означает процесс, имеющий целью предоставить инвалидам возможность достичь
оптимального физического, интеллектуального, психического и (или) социального уровня деятельности
и поддерживать его, тем самым предоставляя им средства, призванные изменить их жизнь и расширить
рамки их независимости. Реабилитация может включать меры по обеспечению и (или) по
восстановлению функции ограничения. Процесс реабилитации не предполагает лишь оказание
медицинской помощи. Он включает в себя широкий круг мер и деятельности, начиная от начальной и
более общей реабилитации и кончая целенаправленной деятельностью, например, восстановление
профессиональной трудоспособности. Необходимо изменить общество с тем, чтобы создать условия для
инвалидов, а не изменять индивидуума, имеющего инвалидность, с тем чтобы приспособить его к жизни
общества.
РИ – долгосрочный и дорогостоящий процесс, экономический эффект которого не
сиюминутный. В определенной степени члены общества, не являющиеся инвалидами, должны отдавать
часть благ общества без компенсации со стороны инвалидов. Очевидна необходимость социального
партнерства в решении проблем инвалидов и инвалидности, включая РИ. Условно РИ принято
подразделять на медицинскую, социальную, профессиональную. Вышеприведенное разделение
реабилитации не только условно, но и принципиально неверно.
Если выделять медицинскую реабилитацию и социальную, то тогда, естественно, следует
определять медицинский и социальный статусы человека. Правильнее подразделять РИ на медицинские
меры реабилитации, социальные меры реабилитации, профессиональную реабилитацию.
Медицинские меры реабилитации многочисленны, имеют количественные и качественные
характеристики, критерии оценки и экспертизы. К этим методам относятся: методы восстановительного
лечения, включающие в себя преемственное продолжение патогенетической медикаментозной терапии,
проводимые на предшествующих этапах, физические методы активизации больного, которые принято
формировать в программах и осуществлять в строгой последовательности, санаторно-курортное лечение.
Использование медицинских мер реабилитации при адекватном выборе методов позволяет добиваться
успеха у подавляющего большинства инвалидов.
Восстановительное лечение должно носить комплексный характер и включать, наряду с
медицинскими, физическими, психологическими методами, меры социальной и профессиональной
реабилитации:
1) социально-бытовую адаптацию инвалидов;
2) адаптацию инвалидов к труду с использованием трудотерапии, вовлечением в трудовую
деятельность в условиях моделирования производственных процессов;
3) профессиональную ориентацию и психокоррекцию установок на труд.
Таким образом, к медицинским мерам реабилитации следует отнести: восстановительное
лечение, санаторно-курортное лечение, диспансерное наблюдение, медико-социальный экспертный
контроль.
96
ДЕТСКАЯ ИНВАЛИДНОСТЬ В РД
Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
Детская инвалидность – одна из острейших медико-социальных проблем современного
общества. По данным экспертов ВОЗ, количество детей в возрасте до 16 лет с ограничением жизненных
и социальных функций составляет около 10 % населения земного шара, т.е. более 120 млн.
Уровень инвалидности, наряду с показателями младенческой смертности, заболеваемости,
физического развития и медико-демографическими процессами, является базовым индикатором
состояния здоровья детского населения, отображая уровень экономического и социального благополучия
страны.
В последние годы в состоянии здоровья детей в Республике Дагестан проявились негативные
тенденции: растет число детей с наследственной, врожденной и перинатальной патологией,
психическими расстройствами, хронической патологией внутренних органов.
По данным министерства труда и социального развития РД в Дагестане зарегистрировано около
230 тысяч инвалидов, из которых 33 тысячи – дети. В республике создана система реабилитации
граждан, имеющих серьезные проблемы со здоровьем. В неѐ входят стационарные и полустационарные
учреждения социального обслуживания населения. Центр социального обслуживания граждан пожилого
возраста и инвалидов города Махачкалы функционирует с 1993 года.
В структуре причин врожденных патологий 10-15 процентов составляют генетические
нарушения, 5-10% – повреждающие факторы окружающей среды. В остальных случаях причины носят
многофакторный характер. Тем не менее, общее число первично признанных инвалидами детей в 2009
году снизилось на 697 человек по сравнению с 2007 годом.
Снизился и интенсивный показатель первичной инвалидности среди детей.
Основная причина инвалидизации детей в 2009 году по республике – врожденные аномалии.
Основной фактор, способствующий этому – браки между родственниками. А среди повторно
освидетельствованных инвалидов на первом месте – дети с психическими расстройствами.
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СПЕЦИАЛИСТА ПО СОЦИАЛЬНОЙ
РАБОТЕ В БЮРО МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
Мусаева С.Д., Эмирова Н.Н.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
Начиная с 90- х годов проблемы инвалидности стали все больше привлекать к себе внимание
ученых, практических работников, общественности, самих инвалидов и их семей, что было обусловлено
не только и не столько увеличением численности контингента инвалидов в различных странах мира,
сколько совершенствованием общественных отношений, демократизацией общества, возросшим
уровнем заботы о здоровье населения, созданием и активной деятельностью организаций инвалидов. При
этом следует иметь в виду, что в сфере общественных интересов находились обе стороны проблемы:
«инвалидность» и понятие инвалид».
В последние годы здоровье нации находится под все нарастающим давлением социальных,
политических и экономических изменений, оказывающих значительное влияние на состояние
общественного здоровья граждан. Недостаточное качество медицинской помощи наряду с ухудшением
материально-экономического положения и снижением уровня жизни большинства населения Российской
Федерации, а также неблагополучная демографическая ситуация приводит к росту заболеваемости и
инвалидности населения, обострению многих социальных проблем.
Инвалидность – это сложная биосоциальная категория, охватывающая различные уровни
развития человека как существа биологического и социального в его многообразных взаимоотношениях
с окружающей средой.
Проблемы инвалидности и инвалидов сегодня относятся к числу наиболее важных проблем
государства, т.к. касаются многих миллионов людей с ограничениями жизнедеятельности вследствие
нарушения здоровья. Инвалидность – это социальное явление, избежать которого не может ни одно
общество в мире. По данным ВОЗ, инвалидами являются до 10% населения планеты.
По данным Минздравсоцразвития РФ, по состоянию на 1 января 2010 года в России
зарегистрировано около 13,2 млн. инвалидов, что составляет 9,3 процента населения страны. В Дагестане
численность инвалидов – около 247 тыс. человек, или менее 9,1 процента населения. Таким образом,
уровень инвалидности в стране в целом выше, чем по республике Дагестан.
97
Введение должности специалиста по социальной работе в состав бюро МСЭ находится в
соответствии с современными требованиями, которые предъявляются к учреждениям медикосоциальной экспертизы.
Применения к должностным обязанностям специалиста по социальной работе в структуре
деятельности по МСЭ относят следующие:
– участие в оценке тяжести заболевания;
– оценка категории и степени выраженности ограничений жизнедеятельности с учетом
социального статуса;
– оценка реабилитационного потенциала и реабилитационного прогноза;
– оценка социально-бытового статуса;
– определение мер социальной защиты, включая реабилитацию, при необходимости - коррекция
мер;
– выявления лиц, нуждающихся в социально-медицинской помощи;
– выявления причин возникших медико-социальных проблем у инвалидов, проходящих
экспертизу;
– содействие в решении этих проблем;
– содействие интеграции деятельности различных государственных и общественных
организаций и учреждений по оказанию необходимой социально-экономической помощи инвалидам;
– содействие в устройстве инвалидов в лечебно-профилактические и учебно-воспитательные
учреждения;
– содействие более широкому использованию каждым инвалидом собственных возможностей
для социальной самозащиты нуждающихся в этом людей;
Специалист по социальной работе должен знать постановления, распоряжения, приказы
вышестоящих органов, нормативные и другие руководящие материалы по социальной защите населения,
знать психологию, социологию, основы общей и семейной педагогики, формы и методы воспитательной
работы и просвещения, права инвалидов, нормы жилищного законодательства, организацию санитарного
просвещения, передовой отечественный и зарубежный опыт социальной работы.
В аспекте рассматриваемого вопроса приобретают значения и умения, которыми должен
овладеть специалист по социальной работе.
Он должен уметь:
– выслушивать больного с пониманием;
– выявить информацию и собрать факты, необходимые для анализа и оценки ситуации;
– посредничать и улаживать отношения между конфликтующими лицами, группами;
– интерпретировать социальные нужды и докладывать о них в соответствующих службах,
инстанциях;
– активизировать усилия подопечных по решению собственных проблем.
Специалист по социальной работе в структуре общей технологии экспертно-реабилитационной
работе занимает как бы промежуточное место между экспертом-клиницистом и специалистом по
реабилитации. Не имея медицинского образования, он пользуется клинической информацией для
организации своей деятельности. Со специалистом по реабилитации специалист по социальной работе
взаимодействует на этапе разработке и реализации индивидуальных программ реабилитации инвалидов.
Одной из задач специалиста по социальной работе в составе бюро МСЭ является определение
социального статуса инвалида, что должно быть осуществлено при социально-бытовой и социальносредовой диагностике. Принимаются во внимание образовательный уровень, профессия, состояние
трудовой занятости, семейное положение.
Последнее обстоятельство особенно важно для суждения о возможностях социальной
реабилитации, которая является прерогативой специалиста по социальной работе. Инвалид в семье – это
человек, вызывающий сочувствие близких родственников и, вместе с тем, обременяющий членов семьи в
связи с необходимостью осуществлять физическую и социально бытовую помощь инвалиду. Семья как
один из инструментов социальной реабилитации, в зависимости от ее структуры и психологической
направленности членов, может выполнять либо активизирующую, реабилитационную роль, либо
тормозящую спонтанную деятельность, проявляя «гиперопеку» и «сверхзащиту» инвалида, прикрывая
его от каких-либо попыток выполнения общественно полезной деятельности.
Задача специалиста по социальной работе заключается в том, чтобы не только выявить состав
семьи, определить ее установку по отношению к инвалиду. Но и сформировать установку этой семьи на
реабилитацию инвалида с учетом социально-экономических возможностей и социальной культуры ее
членов.
Анализ семейной ситуации инвалида важен еще и потому, что не редко она имеет
экономический аспект, поскольку инвалид может оказаться основным источником финансового
обеспечения семьи. В этом случае выявляется необходимость помощи инвалиду в трудоустройстве в
соответствии с показаниями на основе оценке клинического и социального статусов.
98
При работе с семьей специалисту по социальной работе необходимо знание законодательных и
нормативных документов, которые он должен использовать для реализации льгот по социальной защите
инвалидов и их семей.
В рамках анализа микросоциальной среды специалист по социальной работе выявляет
ближайшее окружения инвалида (друзья, сверстники, бывшие или настоящие сослуживцы), характер
контактов (эмоциональный, формальный) и их изменения в связи с его инвалидизацией.
В ходе обследования инвалида выявляется состояние жилищных условий: отдельная квартира,
собственный дом, комната в коммунальной квартире, комната в общежитии, снимаемая площадь,
состояние санитарной жилищной норме.
Далее необходимо выявление таких вопросов, как наличие коммунальных удобств, телефона.
Для инвалидов с поражением опорно-двигательного аппарата, с нарушением зрения и слуха важно
выяснение вопроса о состоянии оборудование квартиры в соответствии с типом дефекта, о
приспособлении кухни, о наличие вспомогательных устройств, сигнализаторов, облегчающие
приготовления пищи, об оборудовании прихожей, ванной, туалета, о наличие специальных
приспособлений, обеспечивающих бытовую независимость инвалида (надевание обуви, дистанционное
управление открывание форточек, дверей и т.д.).
ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ УЧЕТА ПОЛОВОЙ ЦИКЛИЧНОСТИ ОРГАНИЗМА В ПРОЦЕССЕ
РЕАБИЛИТАЦИИ ЖЕНЩИН-ИНВАЛИДОВ
Назаров Н.О., Мулик Ю.А., Кудрявцева Г.А., Мулик А.Б.,
Волгоградский государственный университет,
г. Волгоград, Россия
Функциональные возможности организма женщин-инвалидов тесно связаны с циклическими
процессами. Менструальный цикл является одним из регуляторов жизнедеятельности и функциональных
состояний женщин. Фазы овариально-менструального цикла (ОМЦ) генетически детерминированы,
специфика их проявления обусловлена комплексом индивидуальных физиологических особенностей
женского организма. На протяжении всего ОМЦ в организме женщин происходят волнообразные сдвиги
в обмене веществ, системах дыхания, кровообращения, выделения и другие, связанные с
физиологическими колебаниями состояния нервно-эндокринных структур. Нейрогуморальные
механизмы регуляции ОМЦ обеспечивают периодичность колебания уровня стероидных гормонов [1, 3],
которые действуют не только на органы мишени, но и на организм в целом, что обусловливает
временную специфику различий функциональных состояний организма женщин.
Для выявления индивидуальных специфических функциональных проявлений женского
организма в различных фазах ОМЦ были задействованы 33 студентки Волгоградского государственного
университета, в возрасте от 17 до 20 лет, с устоявшимся ОМЦ. Расчет фазы ОМЦ производился по
методу Огино-Кнауса, посредством чего определялся момент овуляции, являющийся точкой перехода
фолликулярной фазы в лютеиновую [2]. Для оценки функционального состояния использовались тесты,
стандартно реализуемые прибором психофизиологического тестирования «УПФТ 1/30». При этом
определялись показатели вариационной кардиоинтервалометрии (ВКМ), сложной зрительной моторной
реакции (СЗМР), простой зрительной моторной реакции (ПЗМР).
На основании спектрального анализа ВКМ выявлены достоверные различия адаптационного
потенциала (общая мощность спектра) между фолликулярной и лютеиновой фазами ОМЦ (p=0,01).
После овуляции в лютеиновую фазу при повышении концентрации прогестерона возрастает стрессчувствительность организма за счет увеличения содержания аллопрегнанолона, являющегося мощным
модулятором ГАМК-А рецепторов [6]. Кроме этого прогестерон инициирует повышение базальной
температуры на 0,50 С [4], в результате чего увеличивается скорость биохимических процессов и
изменяется углеводный обмен. Средняя скорость реакции ПЗМР и СЗМР в лютеиновуюфазу ниже, чем в
фолликулярную, с достоверностью различийр=0,04 и р=0,047 соответственно. Увеличение скорости
реакции обеспечивается ростом уровня эстрадиола в фолликулярную фазу [4], активирующий
симпатический компонент вегетативной нервной системы (ВНС). При этом возрастает уровень
психической активности, в частности, концентрация внимания и активация работы памяти, а также
увеличивается скорость проведения нервных импульсов в скелетных мышцах и их тонус [5].Суммарные
количества сделанных ошибок в тестах ПЗМР и СЗМР в различные фазы ОМЦ статистически не
отличались. Отсутствовали достоверные различия сдвига вегетативного баланса в показателях ВКМ.
Данный результат свидетельствовал об адекватности работы ВНС во всех фазах ОМЦ у обследуемых
студенток.
Исходя из полученных результатов, следует констатировать, что в фолликулярную фазу
состояние организма характеризуется выраженной активностью центральной нервной системы (ЦНС) и
повышенной скоростью проведения нервных импульсов в скелетных мышцах. В лютеиновую фазу
99
активность ЦНС ниже, чем в фолликулярную, при этом возрастает адаптивность организма к
изменяющимся условиям внешней среды, в том числе к климатическим условиям, физической,
психоэмоциональной и интеллектуальной нагрузке.
Таким образом, используя контроль половой цикличности в схемах медико-социального
сопровождения женщин-инвалидов, целесообразно учитывать конкретную специфику функциональных
состояний, обусловленную фазами ОМЦ. В фолликулярную фазу рост реактивности организма
сопровождается активацией процессов мышления, памяти, актуализацией потребностей, что
способствует повышению эффективности профессионального обучения и переобучения. В лютеиновую
фазу, нарастающая резистентность организма положительно влияет на профессиональнопроизводственную адаптацию инвалидов. Данный подход позволит оптимизировать систему
профессиональной реабилитации женщин-инвалидов.
Исследование проведено в рамках реализации Федеральной целевой программы «Научные и
научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 гг. по теме: «Выявление природы и
прикладное использование феномена пластичности популяционных механизмов гомеостаза в условиях
средовой нагрузки» (Государственный контракт № П1262 от 27.08.2009 г.)
Список литературы:
1.
Агаджанян, Н.А. Хроноструктура репродуктивной функции [Текст] / Н.А. Агаджанян, И.В.
Радыш, С.И Краюшкин. – М.: Издательская фирма «КРУК», 1998. – 248 с.
2.
Буштырева И.О., Мационис А.Э., Лебеденко Е.Ю., Магдиева Н.Т., Курочка М.П., Миханошина
Н.А., Баранов П.А.. Адаптационные реакции фетоплацентарного комплекса при гестозе и нарушениях влагалищного
микробиоценоза // Вестник Российского университета дружбы народов. - №5. – М., 2008
3.
.Гинекология [Текст]: Учебник / Под ред. Г.М. Савельевой, В.Г. Бреусенко. – М.: ГЭОТАР-МЕД,
2004. – 480 с.
4.
Кулаков, В.И. Гинекология [Текст]: Учебник для студентов медицинских вузов / В.И. Кулаков, В.Н.
Серов, А.С. Гаспаров. – М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2005. – 616 с.
5.
Поллов К. Введение в репродуктивную эндокринологию [Текст]: Биохимические и физиологические
аспекты, основы диагностики / К.Поллов. – М.: Меридиан, 2000. – 72 с.
6.
Физиология. Основы и функциональные системы [Текст]: Курс лекций / Под редакцией К.В.
Судакова. – М.: Медицина, 2000. – 784 с.
7.
Belelli and Lambert, 2005 D. Belelli and J. Lambert, Neurosteroids: endogenous regulators of the
GABAA receptor, Nat. Rev. Neurosci. 6 (2005), pp. 565-575.
ЛЕЧЕБНО-РЕАБИЛИТАЦИОННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ БОЛЬНИЦЫ КАК
ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ФОРМА КОМПЛЕКСНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ПСИХИЧЕСКИ
БОЛЬНЫХ
Никитин Л.Н.,
Казенное учреждение Чувашской Республики
«Республиканская психиатрическая больница»,
г. Чебоксары, Россия
С августа 2010 г. в больнице работает лечебно-реабилитационное отделение (ЛРО) на 50 коек,
основанное на внедрении вместо медицинской, биопсихосоциальной модели психиатрической помощи и
полипрофессионального подхода к ее оказанию.
За основу работы взяты модули психосоциальной терапии и психосоциальной реабилитации
психически больных, разработанные сотрудниками Московского НИИ психиатрии МЗСР РФ.
ЛРО, согласно положению, является лечебным отделением, осуществляющим стационарное
обследование, лечение и социально-трудовую реабилитацию лиц, страдающих психическими
расстройствами. Отделение осуществляет свою деятельность в тесном взаимодействии со всеми
подразделениями больницы, а также оптимизирует межведомственное взаимодействие с учреждениями,
оказывающими социальные услуги или иные виды помощи пациентам, в том числе общественными
организациями.
В состав полипрофесссиональной бригады входят врач-психиатр, медсестра, психолог,
специалист по социальной работе, художественный и музыкальный руководители, сестра милосердия,
библиотерапевт (на должности трудинструктора).
В работе отделения широко используются работающие в больнице за счет сотрудников
отделения студии: студия активного общения и досуга, музыкальная студия «Вдохновение»,
художественная студия «Акварель», литературная студия «Акварель», литературная студия «Зеленая
лампа», а также работа больничного Храма во имя преподобного Серафима Саровского.
100
Широкое внимание обращено на проведение занятий по психообразованию. Ежедневно больные
занимаются в двух группах: занятия в одной из них проводятся утром, а для посещающих другие
реабилитационные мероприятия – после обеда.
Обучающие семинары-тренинги направлены на получение навыков социального
взаимодействия, в основном виде тренингов общения: модули: «Эффективное общение», «Общение в
социуме», «Преодоление барьеров в общении», «Стресс», «Уверенного поведения». При необходимости
проводим обучение навыкам самообслуживания в быту, тренинг навыков трудоустройства и др. В
просветительские программы входят также вопросы приема поддерживающего лечения, влияние
алкоголя, наркотических средств на течение психических расстройств, вопросы трудовой занятости,
ведения здорового образа жизни, влияние микроклимата семьи на течение болезни. Обсуждаются
социальные проблемы: своевременность переоформления инвалидности, социальный пакет, проблемы,
связанные с трудоустройством.
Совместно с музыкальным руководителем ежемесячно производятся постановки миниспектаклей и концертов пациентами и для пациентов больницы, в основном приуроченные к памятным
датам. Импровизированные декорации и детали к костюмам для спектаклей изготовляются пациентами
арт-студии «Акварель» под руководством художественного руководителя. На занятиях в студии
«Зеленая лампа» проводятся чтение литературных произведений, обсуждение цитат, литературных
образов. В последнее время библиотерапевт и члены студии «Зеленая лампа» широко привлекаются при
составлении сценария концертов, сценок.
Особую значимость приобрела разработанная в этой студии антитабачная программа «Дыши
свободно». Программа содержит доступную информацию о табакокурении в форме концертов-лекций.
Литературно-музыкальные номера облегчают усваиваемость материала. Данная программа состоит из
трех блоков. В каждом блоке предлагаются советы тем, кто еще не готов отказаться от табака.
Особенность программы «Дыши свободно» – осмысление «никотиновой действительности» через
творчество. Песни, стихи, сценки о вреде табака, конечно, не избавляют от никотиновой зависимости, но
помогают сделать первые шаги на пути к собственному здоровью и собственному «Я». Среди артистов
преимущественно курящие пациенты, из них двое полностью бросили курить, часть пациентов
уменьшила интенсивность курения.
Наряду с лечением, в отделении постоянно, с момента поступления, проводятся мероприятия по
социальной и трудовой реабилитации больных. Больные с первых дней пребывания, начинают
включаться в трудовые процессы на принципе «самообслуживания», помогают медперсоналу в
организации режима и распорядка в отделении, начинают участвовать в участках лечебно-трудовых
мастерских больницы. В швейном участке больные шьют халаты, постельное белье и т.д., вяжут
мочалки, другие больные занимаются выращиванием сельскохозяйственных культур на территории
больницы летом, а в осенне-весеннее время – выращиванием зеленого лука, на ремонтном участке –
посильными ремонтными работами.
В отделении широко используются принципы дифференцированного режима наблюдения над
больными. Практически все больные перед выпиской из стационара переводятся на 5-й режим
наблюдения.
Все вышеперечисленное служит организационной предпосылкой для успешного освоения и
внедрения в ЛРО новых современных форм и методик лечебно-реабилитационного характера.
К ВОПРОСУ О ЧАСТНО-ГОСУДАРСТВЕННОМ ПАРТНЕРСТВЕ В ЗДРАВООХРАНЕНИИ
Нисан Б.А.,
Российский государственный медицинский университет,
г. Москва, Россия
Процессы глобализации затрагивают все сферы жизнедеятельности российского социума, в том
числе и здравоохранение. В условиях капиталистического «постиндустриального» рынка обостряются
проблемы доступности и качества медицинской помощи, в деятельности лечебно-профилактических
учреждений все более преобладает финансовый компонент получения прибыли. В России число
медицинских учреждений уменьшается в государственном секторе и увеличивается в негосударственном
секторе. Затраты населения на охрану здоровья достигают 40% в сравнении с 15-30% в других странах.
Одно из решений этого вопроса лежит в области государственного и негосударственного
софинансирования. Такой подход эффективен в рамках использования в здравоохранении механизмов
частно-государственного партнерства – сотрудничества различных частных и государственных структур
по проблемам охраны здоровья населения. В настоящее время Гражданский, Бюджетный, Налоговый
кодексы не содержат прямых ссылок на регулирование вопросов частно-государственного партнерства.
Государственное и муниципальное здравоохранение для решения задач охраны здоровья населения
101
нуждается в негосударственных (частных) поставщиках медицинских услуг, в том числе и в вопросах
организации лечебно-профилактической помощи по отдельным нозологиям.
Конкретным примером частно-государственного партнерства в здравоохранении является
организация лечебно-профилактической помощи при такой широко распространенной патологии как
дефекты зрения. В России до 40% граждан страдают близорукостью. В 2010 г. число посещений к
врачам-офтальмологам составило около 65,5 млн. Расстройства зрения нуждаются в рациональной
оптической коррекции, которую могут подобрать только квалифицированные специалисты по
оптометрии, работающие как в государственных, так и в частных медицинских учреждениях.
Оптометрия, как медицинская специальность, официально входит в структуру здравоохранения
Канады, США, Великобритании, Испании, Германии, Франции и многих других стран. Подготовка
оптометристов в США и многих странах Европы проводится в университетах и частных учебных
заведениях. Оптометрическое образование и практика подлежат соответствующему правовому и
профессиональному регулированию. Существует и международная организация «Интернациональная
оптическая и оптометрическая лига». В России оптометрическая служба создана в 1983 году, однако до
настоящего времени полноценного развития не получила. Специальной подготовки для врачейофтальмологов не предусмотрено, что не позволяет при сложных видах коррекции оказывать помощь
высокого качества. В тоже время специалисты по оптометрии востребованы в государственном и
частном секторах здравоохранения в силу быстрого развития рынка медицинских услуг и полного
отсутствия соответствующих образовательных учреждений. Изучение организационных особенностей
службы оптометрической помощи, которая оказывается одновременно в государственном и частном
секторах, позволит предложить пути внедрения частно-государственного партнерства в здравоохранение
для обеспечения качества и доступности медицинской помощи населению в условиях вызовов
глобализации.
К ВОПРОСУ О ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОМ ПАРТНЕРСТВЕ В ЗДРАВООХРАНЕНИИ
Нисан Б.А.,
Российский государственный медицинский университет,
Прокинова А.Н.,
Национальный НИИ общественного здоровья РАМН,
г. Москва, Россия
Политические и экономические противоречивые изменения последних лет усилили потребность
и необходимость в объединении усилий государства, бизнеса и гражданского общества в решении задач
в социальном секторе, в т.ч. и в здравоохранении. Такое сотрудничество определяется как
государственно-частное партнерство (ГЧП) и представляет собой институциональные отношения между
государством (в лице органов государственного управления), и частными организациями
(представляющими бизнес и гражданское общество). В рамках этого партнерства государственные и
частные структуры действуют совместно для решения проблем или оказания услуг при общем
понимании целей, методов и форм сотрудничества. Существует много форм и видов ГЧП,
различающихся по отношениям собственности и условиям взаимодействия (1).
Несмотря на взаимовыгодный характер сотрудничества, партнерство можно считать
равноправным достаточно условно, т.к. одна из сторон имеет ни с чем несравнимую возможность
использовать то, что у другого партнера отсутствует в принципе. Государство, и бизнес, используя
партнерство в собственном интересе и стремясь максимально эффективно использовать возможности
друг друга «в нужном месте и в нужное время», объединяются во имя общих целей, формируя ГЧП [2,
3].
Приоритетная отрасль, которая выбирается для привлечения в нее инвестиций с помощью ГЧП,
зависит от социально-экономического уровня развития страны и реализуемой политики государства. Чем
выше уровни производительности труда, потребления ВВП на душу населения, социальной защиты,
качество медицинского обслуживания и образования, тем чаще ГЧП используется в здравоохранении,
где государство заинтересовано в улучшении качества медицинской помощи, а бизнес в выгодном
вложении средств. Рожкова С. Н. (2008) показала, что в 915 случайно выбранных зарубежных проектах
ГЧП в секторе здравоохранения стоит на первом месте только в странах "Большой семерки" (184 из 615
проектов, или 30%) [4].
По данным В.Г. Варнавского (2008), в здравоохранении из 91 проектов 76 посвящены
предотвращению инфекционных заболеваний (СПИД, туберкулез, малярия); 4 – репродуктивному
здоровью, 3 – пищевым дефицитам, Оставшиеся сосредоточены на проблемах политики и исследований
в области здравоохранения, химической безопасности, слепоте и катаракте [5].
В общем смысле ГЧП можно определить как совокупность форм долгосрочного взаимодействия
государства и бизнеса для решения на взаимовыгодных условиях общественно значимых задач.
102
Состояние общественного здоровья к таким наиболее значимым для общества задачам и относится.
Именно поэтому ГЧП может стать действенным инструментом при реформировании российского
здравоохранения, одной из форм вывода здравоохранения из кризиса.
Здравоохранение как сектор вложения больших государственных средств (государство тратит на
эту сферу около 1 трлн. 200 млрд. руб. в год) является перекрестком интересов государства и бизнеса.
Бизнес заинтересован не только в получении прибыли, но и в увеличении эффективности деятельности,
повышении доступности трудовых ресурсов, а также снижении социальных выплат. Эти цели бизнеса
совпадают с целями государства и взаимопроникновение интересов здесь очень важно. По различным
прогнозам, в будущем будет происходить только рост затрат на здравоохранение. Грамотная
организация ГЧП позволяет существенно увеличить эффективность, использования средств и
управления за счет одновременного привлечения ресурсов многих участников. Это позволяет усиливать
государственные целевые программы здравоохранения за счет синергизма усилий правительственных
структур, представителей частного сектора, СМИ, благотворительных организаций, частных лиц в
сообществах, затронутых проблемой [5].
Что пока препятствует развитию ГЧП на законодательном поле России? В Конституции
декларируется равный доступ к медицинской помощи, определяется равенство всех форм собственности
и принципы государственного регулирования, которые должны применяться одинаково также ко всем
формам. Однако при этом определение государственно-частного партнерства в российском
законодательстве отсутствует. Соответственно, в здравоохранении ГЧП регулируется опосредованно
законами «Об организации страхового дела в Российской Федерации», «О медицинском страховании
граждан в Российской Федерации», базовым Законом «Об основах охраны здоровья населения РФ».
Для реальной стимуляции развития ГЧП в здравоохранении необходимо активное развитие
добровольного медицинского страхования, изменение налогообложения прибыли медицинских
организаций и бизнеса, вкладывающего деньги в развитие отрасли. Важно ввести возможность зачета
средств обязательного медицинского страхования при покупке дополнительных полисов медицинского
страхования для физических лиц и предприятий. В конечном счете, назрела объективная необходимость
принять закон о государственно-частном партнерстве и внести вышеперечисленные изменения в
законодательство.
Партнерство должно быть в гармонии с национальным приоритетом в области здравоохранения,
оно должно дополнять, а не подменять государственные инициативы и должно быть оптимально
интегрировано в национальную систему здравоохранения, без какого либо конфликта интересов.
Следует четко понимать, что у государства и частного партнера – разные мотивации участия в ГЧП, но
цель одна – укрепление здоровья граждан России. Основными структурообразующими элементами
государственно-частного партнерства в здравоохранении должны стать не отдельные медицинские
организации или сети клиник, а стратегические альянсы органов власти, профессиональных
саморегулируемых организаций и частных инвесторов.
Использованные источники:
1.
Варнавский В.Г. Государственно-частное партнерство в России: проблемы и перспективы //
0течественные записки. - 2008. - № 6.
2.
Международный опыт коммерциализации технологий. Предложения для использования в
российском законодательстве. Материалы проекта EUROPEAID "Наука и коммерциализация технологий". Ноябрь
2005 г. (http://www.rttn.ru/_files/fileslibrary/34.doc )
3.
Рожкова С. Н. Анализ мирового опыта использования государственно-частного партнерства в
различных отраслях экономики// Рынок ценных бумаг. – 2008. - № 1 (352).
4.
Reich, MR. Public-private partnerships for public health. Nat Med. 2000;6:617-620. doi: 10.1038/76176.
(PubMed)
5.
Ziemba E. Public–private partnerships for product development: financial, scientific and managerial
issues
as
challenges
for
the
future.
Geneva,
CIPIH
research
report,
2005.
(http://www.who.int/intellectualproperty/studies/Ziemba.pdf)
ПОТЕРЯ ТРУДОСПОСОБНОСТИ И ОГРАНИЧЕНИЕ ФИЗИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ У
ПАЦИЕНТОВ С МИГРЕНЬЮ НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ КОМИ.
Оплетаев В.Ф.,
Лечебно-профилактическое объединение ОАО «Монди СЛПК»,
Пенина Г.О.,
Коми филиал Кировской государственной медицинской академии,
г. Сыктывкар Россия
Головные боли (ГБ) испытывает до 96% населения нашей планеты, а женщины страдают еще
больше с частотой встречаемости 99%. Частые пароксизмы ГБ снижают эмоциональный фон человека,
его работоспособность, способность заниматься домашними делами. Первичные ГБ занимают десятое
103
место среди всех состояний, приводящих к утрате работоспособности, а у женщин находятся на пятом
месте [1].Учитывая частоту встречаемости цефалгий, возможно предположить и величину ущерба,
наносимого при этом экономике страны. К примеру, США ежегодно теряет около 20 миллиардов
долларов в связи со снижением или временной утратой трудоспособности у пациентов с ГБ [2]. Как
известно, одной из распространенных первичных цефалгий является мигрень (М) (11% населения Земли
испытывали пароксизмы мигренозных головных болей). Критериями, позволяющими установить
диагноз М, являются: не менее 5 приступов головной боли от 4 до 72 часов, гемикраническая головная
боль пульсирующего характера, умеренная или сильная, усиливающаяся при обычной физической
нагрузке, например, при подъеме по лестнице, сопровождающаяся тошнотой, рвотой или их сочетанием,
непереносимостью яркого света (фотофобия), непереносимостью резких звуков (фонофобия), и
обязательно – отсутствие симптомов органической патологии. Отличительной особенностью М с аурой
является зрительные, слуховые, двигательные и психические расстройства, которые обычно длятся от 10
до 25 минут, имеют полностью обратимый характер, по крайней мере, один симптом ауры развивается на
протяжении более 4 минут, или два или более симптомов, которые возникают последовательно один за
другим, и ГБ появляется не позднее 1 часа после ауры [3].
Целью нашей работы было определение тяжести мигренозных пароксизмов, их влияние на
повседневную активность, трудоспособность и экономический ущерб от приступов.
На сегодняшний день в исследование включено 20 человек, в соответствии с предложенными
критериями. Пациентам проводился общий и неврологический осмотр, общеклинические анализы крови,
мочи, биохимический анализ крови, электроэнцефалограмма (ЭЭГ), нейровизуализация (магнитнорезонансная (МРТ) или компьютерная (КТ) томография головного мозга), ультразвуковое исследование
(УЗДГ) брахиоцефальных артерий. По результатам обследования органической патологии не выявлено.
Кроме того, нами оценивалась тяжесть мигренозных приступов по шкале оценки влияния М на
повседневную активность и трудоспособность MIDAS (ограничение повседневной активности) за 3
месяца.
В анализируемой группе мужчин – 20%, женщин – 80%. Можно говорить о преобладании
женщин, болеющих М, что соответствует общемировой статистике. Средний возраст пациентов
34,5±7,49 года (мужчин – 38,5±7,23 лет, женщин – 33,5±7,43 лет). У изучаемых пациентов диагноз М без
ауры установлен в 70% случаев, М с аурой – в 30%. Можно говорить о значимом преобладании М без
ауры в обследованной группе (р<0,01). Наследственность по М у пациентов отягощена не была.
Наиболее часто приступы М возникали как реакция на стрессовые ситуации на работе или в семье (75%),
а также на смену погоды и времени года (весна-осень) – в 20% случаев.
При исследовании всей группы пациентов выявлено, что, в среднем, они из-за ГБ пропустили
5,2±3,4 рабочих или учебных дня (полностью или частично). Еще в течение 9,25±4,66 дней
работоспособность была снижена на половину или более из-за ГБ. 7,6±4,65 дней пациенты нашей
выборки совсем не занимались домашними делами, 8,9±4,89 дней работоспособность в домашних делах
была снижена на половину или более из-за головных болей. И 3,5±2,26 дней за последние 3 месяца наши
пациенты пропускали досуговые мероприятия, общественные или семейные (полностью или частично).
Экономический ущерб, обусловленный заболеваемостью населения, связан с затратами на
лечение и выплатами по социальному страхованию. Кроме того, в результате временной утраты
трудоспособности людьми, занятыми в экономике, теряется определенная часть выгоды в производстве
валового внутреннего продукта (ВВП – конечный результат производственной деятельности
экономических единиц-резидентов). Анализируя представленные данные, можно ориентировочно
рассчитать экономический ущерб от мигренозных пароксизмов, связанный с выплатами по социальному
страхованию, в общей выборке за 3 месяца. В целом за три месяца двадцатью пациентами группы
трудоспособность была временно утрачена 104 рабочих дня, или 35 дней в течение месяца.
Среднемесячная зарплата в г. Сыктывкаре в 2011 году составляет 18 000 р. за 26 трудовых дня [4].
Следовательно, один человек из выборки принес экономические потери в размере 1 211 р., а вся группа
пациентов – 24 231 р. за 1 месяц, без учета затрат на лечение и потерю определенной части в
производстве ВВП.
В группе пациентов с М без ауры обследованные пропустили, в среднем, 5,19±3,19 рабочих или
учебных дня (полностью или частично) из-за головных болей, и еще 8,75±4,99 дней работоспособность
была снижена на половину или более. 6,38±4,21 дней пациенты совсем не занимались домашними
делами, 8,63±5,15 дней у пациентов работоспособность в домашних делах была снижена на половину
или более. 3,25±2,35 дней за последние 3 месяца больные пропускали досуговые мероприятия,
общественные или семейные (полностью или частично).
В группе пациентов с М с аурой больные пропустили 5,25±4,72 рабочих или учебных дня
(полностью или частично). 11,25±2,5 дней работоспособность была снижена на половину или более из-за
головных болей. Целых 12,5±2,89 дней пациенты совсем не занимались домашними делами, а 10±4,08
дней работоспособность в домашних делах была снижена на половину или более. Больные пропустили
4,5±1,73 дней досуговых мероприятий, общественных или семейных (полностью или частично) за
последние 3 месяца.
104
При сравнении данных выборок пациенты с М с аурой совсем не занимались домашними делами
достоверно чаще (р<0,01) остальных. Количество суммарно пропущенных дней по болезни у пациентов,
страдающих М ю без ауры было существенно меньше – 12,81±9,16 дня, чем у пациентов с мигренью с
аурой – 17,55±2,99 дня.
Мужчины из-за головных болей пропустили 5,3±4,7 рабочих или учебных дня (полностью или
частично), что практически не отличается от женщин (5,2±3,2 дня). У мужчин 11,3±2,5 дня
работоспособность была снижена на половину или более из-за ГБ, у женщин этот показатель несколько
ниже (8,8±5,0 дней). 12,5±2,9 дня мужчины совсем не занимались домашними делами, а женщины лишь
6,4±4,2 дня, что значимо меньше (р<0,01). Кроме того, большее количество дней (10,0±4,1) у мужчин
работоспособность в домашних делах была снижена на половину или более из-за ГБ. Женщины
ограничено работали по дому лишь 8,6±5,1 дня. Мужчины за последние 3 месяца пропустили 4,5±1,7 дня
досуговых мероприятий, общественных или семейных (полностью или частично), против женщин –
3,3±2,4 дня.
Таким образом, в исследованной группе пациентов с М с аурой и без ауры выявлено
существенное преобладание женщин над мужчинами (4:1). Средний возраст пациентов 34,5±7,49 года
без значимых гендерных различий. Наиболее часто встречается простая М (70%). В среднем, пациенты
из-за головных болей пропустили 5,2±3,4 рабочих или учебных дня (полностью или частично) и еще
9,25±4,66 дня работоспособность пациентов была снижена на половину или более из-за головных болей.
При ориентировочном неполном анализе один человек из выборки принес экономические потери,
минимум, в размере 1 211 р., а вся группа пациентов – 24 231 р. за 1 месяц.
Литература:
1.
Амелин А. В., Игнатов Ю. Д., Скоромец А. А., Соколов А. Ю. Мигрень. Патогенез, клиника,
фармакотерапия. МЕДпресс-информ, 2011г. – 256с.
2.
Статистический ежегодник Республики Коми, КомиСтат, 2011. – 502с.
3.
Noshir Mehta et all. Head, Face, and Neck Pain Science, Evaluation, and Management, 2009 г. – 722с.
4.
Rasmussen BK, Jensen R et all. Epidemiology of headache in a general population – a prevalence study.
J Clin Epidemiol. 1991; 44(11):1147-57.
АДЕКВАТНАЯ ТЕРАПИЯ КАК ПРОФИЛАКТИКА ИНВАЛИДНОСТИ, ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ И
КОГНИТИВНЫХ НАРУШЕНИЙ У ПАЦИЕНТОВ С ЭПИЛЕПСИЕЙ В РЕСПУБЛИКЕ КОМИ
Пономарева Г.М.,
ГУ РК «Коми республиканская больница»,
Пенина Г.О.,
Коми филиал Кировской государственной медицинской академии,
г. Сыктывкар, Россия
Эпилепсия (Э) – это хроническое заболевание головного мозга, характеризующееся повторными
приступами, возникающими в результате чрезмерной нейронной активности и сопровождающимися
различными клиническими и параклиническими проявлениями [3, 8]. Люди с этим заболеванием имеют
целый ряд социальных ограничений и часто выбывают из категории активно работающего населения, Э
негативно сказывается на качестве их жизни (КЖ). Адекватно подобранная терапия Э предотвращает
прогрессирование нарушения, является залогом успешной профилактики инвалидности у пациентов [1,
2, 4]. Стратегия лечения Э предполагает достижение медикаментозной (а впоследствии – и полной)
ремиссии при наивысшем КЖ. Приоритет качества жизни больного учитывается преимущественно в
последнее время [5], в то время как принципы комплексности лечения, преемственности терапии,
длительности ее проведения и индивидуальности, сформулированы несколько десятилетий назад. Общие
принципы терапии включают выбор адекватного антиэпилептического препарата (АЭП),
соответствующего форме Э, синдрому и типам припадков, подбор индивидуальной эффективной дозы
препарата, при которой достигается медикаментозная ремиссия либо существенно понижается частота
припадков [6, 7]. Использование этой дозировки предполагает отсутствие побочных проявлений и
осложнений приема АЭП. Регулярность приема учитывает фармакокинетику препарата [9].
Целью данной работы явилась оценка КЖ, эмоциональных и когнитивных нарушений у больных
с Э в Республике Коми в зависимости от наличия или отсутствия терапии.
Было обследовано 75 пациентов с симптоматической Э (60% мужчин и 40% женщин),
направленных в ГУ РК «Консультативно-диагностический центр» и госпитализированных в отделение
нейрохирургии ГУ РК «Коми республиканская больница» (КРБ), в отделение неотложной неврологии
городской больницы Эжвинского района (ГБЭР). Эмоциональный статус изучался с помощью шкал
тревоги J. Teylor и депрессии CES-D, а также с помощью шкалы открыто проявляемой агрессии
Юдовского (ОАSСL). Сон пациентов исследовался по шкале оценки качества сна – SQS. При
исследовании когнитивных функций оценивались память, внимание и мышление (методика «исключение
105
лишнего», сложные аналогии, определение устойчивости внимания и динамики работоспособности –
тест Шульте, кратковременная память по Лурия), использовалась краткая шкала оценки психического
статуса (MMSE). При оценке качественных признаков использовался критерий Фишера.
Обследовано 75 пациентов (60% мужчин 40% женщин) со значимым преобладанием мужчин
(р<0,1). Из 75 обследуемых пациентов только 85% (первая группа) получали антиконвульсанты (причем
только в 44% наблюдался постоянный прием), соответственно 15% (вторая группа) не получали терапии
на момент осмотра (р<0,05). Из 64 пациентов на политерапии находились 25%, на монотерапии 75%. В
политерапии использовались следующие комбинации: карбамазепин + вальпроевая кислота – 11%,
карбамазепин + вальпроевая кислота + ламотриджин – 1,5%, карбамазепин + бензонал – 1,5%,
вальпроевая кислота + ламотриджин – 3%, карбамазепин + ламотриджин – 5%, вальпроевая кислота +
топирамат – 3%. Пациенты, находящихся на монотерапии, получали карбамазепин в 80%, препараты
вальпроевой кислоты в 17%, в 3% топирамат.
Из 64 пациентов, находящихся на терапии, 25% была установлена группа инвалидности. 10%
установлена III группа инвалидности, 13,5% – II группа инвалидности, 1,5% – I группа инвалидности. Из
11 пациентов без терапии 18% находились на инвалидности: 9% с первой группой инвалидности и 9% с
III группой инвалидности.
Исследуя КЖ больных с Э по шкале QOLIE-31, можно отметить следующее: факт заболевания,
наличие различных проявлений болезни мешали исследуемым активно заниматься общественной
деятельностью, отдыхать, причем пациентам, находящимся на терапии, значимо чаще, (р<0,05), также
данная группа чаще испытывала нервное напряжение, обеспокоенность в отношении предстоящих
приступов.
Шкала тревоги J. Teylor выявила следующую закономерность: высокий уровень тревожности
наблюдался у 70% в группе получающих терапию, низкий уровень тревожности – у 30%. У пациентов,
не получающих терапию, высокая тревожность наблюдалась в 36% случаев, низкая – в 46%, не
наблюдалась вообще – в 18% (р<0,1). По данным шкалы депрессии CES-D, значимо (р<0,05) чаще
страдали депрессией пациенты на терапии – в 45%, в отличии от второй группы, где депрессия
наблюдалась лишь в 10%. Шкала открыто проявляемой агрессии Юдовского (ОАSСL) в 40% случаев в
первой группе и 27% – во второй группе оказалась положительной, без значимых различий. Кроме того,
в 67% случаев в первой группе наблюдалась инсомния, в 33% была выявлена норма. Во второй группе
нарушение сна наблюдалось у 54% пациентов, а у 46% – норма, без значимых различий в группах.
При оценке психического статуса по шкале MMSE 75% пациентов в первой группе и 73% во
второй группе находились в диапазоне 28-30 баллов, что соответствовало норме. 24-27 баллов набрали
18% пациентов в первой группе и 9% во второй группе. 20-23 балла наблюдалось у 5% пациентов в
первой группе и у 9% без терапии, ниже 20 баллов набрали 2% из первой группы и 9% из второй группы
(без значимых различий). При оценке когнитивных функций, выяснилось, что 90% пациентов,
находящихся на терапии и 81% пациентов, не получающих лечение, имеют низкий уровень оперативной
памяти, без статистических различий в обеих группах. Хорошая врабатываемость в работу (тест Шульте)
наблюдалась у 47% в первой группе и 28% во второй группе (р<0,05); а хорошая устойчивость внимания
- у 58% и 46% соответственно, без статистической разницы. Для определения способности к обобщению
и абстрагированию использовалась методика «исключение лишнего». Результаты по набранным баллам
распределились следующим образом: 2-4 балла набрали 6% первая группа (36% вторая группа), 57баллов – 37% (9%), 8-9баллов – 40% (46%), а 10 баллов – 17% (9%), значимо лучшие показатели у
пациентов, находящихся на терапии (р<0,05).
Таким образом, пациенты, находящиеся на терапии антиконвульсантами, имели лучшую
динамику работоспособности, способность к обобщению и абстрагированию, в то же время более
высокие показатели депрессии и тревожности. Факт заболевания, наличие различных проявлений
болезни мешали исследуемым активно заниматься общественной деятельностью, отдыхать, причем
пациентам, находящимся на терапии значимо чаще. Кроме того, пациенты, получающие терапию, чаще
испытывали нервное напряжение, обеспокоенность в отношении предстоящих приступов. В работе с
пациентами выявленные отклонения в эмоциональном статусе корректировались подключением к
терапии антидепрессантов и транквилизаторов, была рекомендована работа с психологами и проведена
беседа с родственниками.
Литература:
1.
Базилевич С.Н. Эпилепсия и склероз гиппокампа: автореферат. Диссертация, к.м.н. - СПб 2001г.
2.
Воронкова, К.В. Изменения высших психических функций у больных с эпилепсией / К.В. Воронкова,
O.A. Пылаева, М.А. Проваторова, Е.С. Косякова // Вестник эпилептологии. – 2005. – № 1 (04) С. 3-6.
3.
Зенков Л.Р. Клиническая эпилептология (с элементами нейрофизиологии) / М.: 000 «Медицинское
информационное агeнтство», 2002, 416 с.. ил.
4.
Зенков Л.Р. Рациональная политерапия эпилепсии // Альманах клинической медицины. 2005. - Т
VIII., Ч 3. - С. 132-135.
5.
Карлов В.А. Ключевые вопросы проблемы эпилепсии// Журнал неврологии и психиатрии имени С.С.
Корсакова-2003. – №3-с.4-8.
106
6.
Мухин К.Ю., Петрухин А.С., Глухова Л.Ю. Эпилепсия. Атлас электро-клинической диагностики М.: Альварес Паблишинг, 2004. – С.202-240.
7.
Яковлева, Ю.А. Формирование психических нарушений при эпилепсии / Ю.А. Яковлева // Обозрение
психиатрии и медицинской психологии им. В.М.Бехтерева. 2007. - Т. 04 - №2 - С.36-40.
8.
Arroyo S., Anhut H., Kugler A.R. et al. Pregabalin add-on treatment: a randomized, double-blind,
placebo-controlled, dose-response study in adults with partial seizures // Epilepsia.- 2004. Vol. 45, № 1. - P. 20-27.
9.
Berg, A. Residual cognitive effects of uncomplicated idiopathic and cryptogenic epilepsy / A. Berg, J.
Langfitt et al // Epilepsy & Behavior. 2008. - Vol. 13 -1 -4.-P. 614-619.
МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕНИЕМ
ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ОПЫТ ОРГАНИЗАЦИИ В СТАЦИОНАРНЫХ УСЛОВИЯХ
СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ
Попова А.В.,
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
г. Ярославль, Россия
Ограничение жизнедеятельности (ОЖ) — полная или частичная утрата лицом способности или
возможности осуществлять основные компоненты повседневной жизни. Такое определение применимо
равно как к лицу, имеющему ОЖ вследствие болезни, травмы, то есть инвалиду, так и к пожилому
человеку, который, в свою очередь, имеет ограничения вследствие похожих причин.
К причинам, ограничивающим жизнедеятельность пожилых людей, относятся: полиморбидность
соматической патологии, старческая немощь, коморбидная патология, которая сопровождает
хронические соматические заболевания (тревога, депрессивный эпизод) и, в свою очередь, ухудшает и
утяжеляет их течение, а также социально-экономические и социально-психологические (социальная
депривация).
Эта тенденция актуализировала изучение группы пожилых людей, объективно потребовала
выявления всех факторов ограничения их жизнедеятельности, а также реабилитационных мероприятий,
направленных на укрепление и восстановление физического и психического здоровья.
Социально-демографическая группа пожилых людей чрезвычайно дифференцирована; в ней
выделяются пожилые люди, постоянно проживающие в государственных учреждениях социального
обслуживания.
Так, в Ярославской области в 2011 году в восемнадцати государственных стационарных
учреждениях социального обслуживания населения постоянно проживает 4015 человек. Лица пожилого
возраста (женщины от 55 лет и мужчины от 60 лет) составляют около 62% от общего количества
живущих в домах-интернатах, инвалиды с соматическими заболевания составляют около 24%, с
психическими заболеваниями 31% [8].
С целью социальной адаптации пожилых людей к условиям жизни в стационарных учреждениях
Ярославской области организована и проводится адаптационно-реабилитационная деятельность,
осуществляемая при помощи конкретных видов, методов, способов, форм и технологий.
Среди всех объективных и субъективных факторов и условий нормальной социальнопсихологической адаптации и, как еѐ следствия, активного долголетия пожилых людей, постоянно
проживающих в домах-интернатах, особое значение имеет комплексная реабилитационная работа [4].
Теоретической основой реабилитации служит учение о компенсаторно-приспособительных
реакциях и адаптации [1]. Приспособление целостного организма в условиях старения и, как правило,
полиморбидности представляет собой сложнейший интегральный процесс внутрисистемных и
межсистемных взаимодействий, способный изменяться в ходе проведения различных реабилитационных
вмешательств.
Теоретические и прикладные исследования социальной реабилитации инвалидов с
соматическими и психическими заболеваниями проводили Н.Ф. Дементьева, Е.И. Холостова, А. В.
Храпылина, А.И. Осадчих [7].
Они рассматривали систему реабилитации по следующим принципам: компенсация равных
социальных прав и возможностей индивидов; неразрывная связь индивида с ограниченными
возможностями и социальной среды; изучение и сохранение семейных и социальных связей
индивидов; комплексность и последовательность; государственные социальные гарантии, приоритета
прав и законных интересов лиц с ограниченными возможностями и независимая жизнь.
Социально-бытовая и трудовая виды реабилитационного воздействия на лиц пожилого возраста
разрабатывались в исследованиях Дементьевой Н.Ф., Дыскина А.А., Танюхиной Э.И., Поднебесной Е.Б.,
Устиновой Э.В. и др.
Автор в данной статье исследует комплексную реабилитационную работу с пожилыми людьми в
условиях дома-интерната, конечной целью которой является их активное долголетие.
Основным субъектом данной деятельности является персонал учреждений во главе с
107
администрацией, а объектом – конкретный пожилой человек, поступивший на проживание в доминтернат. Мотивами данного вида деятельности и принципами ее осуществления выступают гуманизм,
милосердие, сострадание, сопереживание.
По сути, адаптационно-реабилитационная деятельность (АРД) в доме-интернате – это субъектсубъектные отношения, в которых пожилому человеку отводится достаточно важная роль. Только
благодаря осознанию им важности АРД в целом и ее конкретных мероприятий, в частности, пожилой
человек может активно принять в них участие и максимально достичь заранее поставленных целей –
нормальной адаптации к условиям проживания в доме-интернате и активного долголетия.
Идеальная схема АРД и ее конкретных мероприятий, с одной стороны, определяются целями и
задачами конкретными для каждого поступившего на проживание в учреждение, а, с другой, –
ситуацией, в которой находится каждый пожилой человек. Характер этой деятельности также зависит от
биопсихосоциальных характеристик человека и тех условий, в которых приходится действовать (условия
дома-интерната). Например, если в условиях дома-интерната малой вместимости цель АРД достигается в
более короткие сроки с использованием меньшего количества мероприятий, то в учреждениях
вместимостью более ста человек для достижения аналогичной цели необходимо длительное проведение
комплекса мероприятий.
Любая АРД в домах-интернатах связана с целью и результатами (к чему стремятся субъекты), с
мотивами (почему он это делают), с формами ее организации (при помощи каких способов, мероприятий
и технологий обеспечивается достижение цели и получение результатов). Основными целями
реабилитационной работы являются повышение уровня социально-психологической адаптации и
активное долголетие. Еѐ результаты отличаются большим разнообразием: стабилизация
психосоматического состояния пожилых людей, повышение уровня социальной активности, улучшение
коммуникативных способностей, восстановление утраченных бытовых навыков и т.п.
АРД в Ярославских домах-интернатах, как правило, осуществлялась посредством организации и
проведения комплекса мероприятий разной направленности и содержания с использованием знаний по
геронтологии, социальной психологии, геронтопсихологии, гериатрии, медицины, педагогики, теории и
практики социальной работы с пожилыми людьми.
По мнению автора, адаптационно-реабилитационные мероприятия (АРМ) в условиях
стационарного учреждения социального обслуживания представляют собой комплекс мероприятий
оздоровительно-восстановительного характера, направленных на повышение уровня адаптивных
способностей пожилых людей к жизнедеятельности в условиях дома-интерната. Сущность АРМ
представляет совокупность медицинских, социально-психологических и педагогических позитивных
воздействий на пожилых людей, включѐнных в их образ жизни. При этом немаловажное значение имеет
адаптация самой социальной среды и условий проживания к потребностям пожилых людей, имеющих
разные уровни адаптивных способностей.
По сути, в основе компенсаторных реакций лежит формирование новой системы взаимодействия
сохранившихся структур. К сожалению, полная компенсация при реабилитации лиц пожилого возраста
недостижима. Эффективным необходимо признать уже частичное их восстановление. Неполная
компенсация нарушенных или утраченных функций лиц пожилого возраста может повлечь за собой
развитие новых функциональных нарушений, в связи с чем, при их реабилитации важно учитывать
временной фактор восстановительного вмешательства.
При разработке, планировании, организации и проведении АРМ в большинстве случаев
учитываются особенности геронтопсихологии в целом, и, конкретно, психофизиологическое состояние
каждого пожилого человека, а также специфика его социально-психологической адаптации,
непосредственно связанная с индивидуальными особенностями (полом, возрастом, характером,
темпераментом и т.д.).
АРМ – это часть и обязательное условие нормальной адаптации пожилого человека,
проживающего в стационарном учреждении. В данном случае апелляция к личности пожилого является
наиболее известным и общепризнанным принципом их проведения. Ее сущность состоит в том, что
человек имеет в доме-интернате возможность устанавливать неформальные контакты, как с
обслуживающим его персоналом, так и с другими проживающими в нем людьми, что достигается
посредством «грамотного» размещения с учетом психологической совместимости, сравнительно
свободным распорядком дня, непринужденной, психотерапевтической «атмосферой», осуществлением
взаимообслуживания и самоуправления.
АРМ имеют следующие виды: медико-социальные, профессионально-трудовые, правовые,
психологические, социально-психологические, социально-ролевые и социально-бытовые. Каждый из них
включает в себя определенный набор методов, способов и технологий. Автором в ходе исследования
было выяснено, что в ярославских стационарных учреждениях социального обслуживания набор
обозначенных мероприятий различен, степень их выраженности и эффективности во многом зависят от
состояния материально-технической базы, профессионализма персонала, отношения администрации к
различным инновациям, количества внешних контактов домов-интернатов с научным социумом и
широкой общественностью, качества их взаимодействий.
108
Опыт проведения АРД в стационарных учреждениях Ярославской области показывает, что
первым необходимым требованием к проведению обозначенных мероприятий является их наиболее
раннее начало. Другим выступает непрерывность, которая обеспечивает их эффективность и
результативность. Следующим требованием является комплексность, то есть наиболее полное,
комплексное воздействие на пожилого человека. Другое требование к мероприятиям – их
индивидуальная направленность, что предполагает достаточно дифференцированный, индивидуальный
подход к проживающим гражданам. Следующим обязательным требованием и условием проведения
мероприятий является наличие тесного контакта между пожилым человеком и персоналом, который
проводит эти мероприятия. Авторские исследования показали, что невосприимчивость пожилым
человеком АРМ выражается обострением имеющейся хронической соматической патологии, вплоть до
развития острых сосудистых состояний (острое нарушение мозгового кровообращения, инфаркт
миокарда, гипертонический криз и т.д.). Это может проявиться и в резком изменении психики пожилого
человека, вплоть до развития старческого психоза. Вот почему у проживающих в доме-интернате
пожилых людей важно создать положительные установки на АРМ и процесс их проведения, а также
войти с ними в тесный психологический контакт, целью которых является предотвращение негативных
психосоматических состояний.
АРМ всегда начинаются с оказания медицинской помощи, состоящей в проведении медиковосстановительных мероприятий. С целью телесной реабилитации как основы социальнопсихологической адаптации пожилых людей в домах-интернатах используется широкий диапазон
лечебных процедур для восстановления нормальной формы и функций различных частей тела,
нарушенных в результате травм или болезней, а также способствующих восстановлению любых
способностей человека. Так, в обследованной автором контрольной группе пожилых людей,
поступивших на проживание в дом-интернат (75 человек), у 63,5% человек были выявлены заболевания
сосудов головного мозга (цереброваскулярная болезнь), а у 54% – болезни системы кровообращения
(ИБС, гипертоническая болезнь). Анализируя дневники динамического наблюдения в медицинской
документации, автором было выявлено, что уже в течение первого месяца проживания после проведения
медико-восстановительных мероприятий (назначение лекарственных препаратов, медицинских
манипуляций, корректировки нарушений сна, рационального, регулярного питания и др.) у 75%
обследуемых отмечается соматическое улучшение состояния [5].
По мнению автора, цель медицинских АРМ сводится не к возвращению пациенту здоровья, а к
оптимальному восстановлению человека во всех доступных для него областях жизненной активности,
несмотря на соматическое или психическое неблагополучие. Это, в свою очередь, диктует использование
более действенной лечебной терапии до проведения самих восстановительных мероприятий. Здесь
важно помнить о рациональных сроках начала реабилитационных мероприятий, а также своевременном
осуществлении АРМ в целях лучшей адаптации пожилых людей к новым условиям проживания в домеинтернате.
Важной стороной проводимых АРМ является их опора на принципы индивидуализации и
дифференциации. В целом, это – сложная, разноплановая деятельность, которая требует использования
дифференцированных мер помощи пожилому человеку в зависимости от состояния его здоровья, уровня
трудоспособности, личных психологических характеристик, микросоциального окружения и много
другого. Принято считать, что в данном процессе пожилой человек менее инициативен и активен, чем
обычный пациент в условиях лечебного стационара. Поэтому необходимы дополнительные меры для
максимальной его активизации, прежде всего в личностном плане. Это может быть развитие адекватной
мотивации пожилых людей к жизни в доме-интернате, приводящей к возможно более полному их
вовлечению в адаптационно-реабилитационный процесс, сознательному и активному участию в
осуществляемых мероприятиях. Именно такая заинтересованность проживающих в доме-интернате
служит основой проведения указанных мероприятий и способствует их высокой эффективности.
Одной из целей проводимых мероприятий является раскрытие и последующее развитие
разнообразных психологических задатков, склонностей, способностей, заложенных в конкретном
пожилом человеке, но не реализованных в его прежней жизни вне стен дома-интерната, то есть развитие
так называемого адаптационно-реабилитационного потенциала. Конечная цель проведения любых АРМ
– возвращение пожилого человека в общество, даже если оно, при этом, ограничено пространством
стационарного учреждения социального обслуживания.
Обозначенные требования к организации АРМ и принципам их проведения выражают лишь
общие закономерности их осуществления в стационарных учреждениях. Некоторые из них отражают
понимание обозначенных мероприятий, главным образом, как процессуального феномена, другие – как
системы деятельности, что соответствует современной двухплановой интерпретации данной категории.
Большинство принципов носит методологический характер, остальные, в основном, – организационный.
Те и другие не являются, безусловно, предметом законченного изучения и нуждаются в дальнейшем
осмыслении и разработке.
Во всех Ярославских домах-интернатах пожилым людям оказывается медико-социальная
помощь, которая выражается в комплексном подходе, содержащем следующие АРМ: социально-
109
медицинские, социально-психологические, социально-бытовые, социально-культурные, социальнотрудовые.
Они предоставляются пожилым людям с целью лучшей адаптации в новых для них условиях
проживания и включают в себя непосредственно медицинские мероприятия, которые и представляют
собой организованный лечебный процесс в условиях стационарного учреждения социального
обслуживания, носящего характер амбулаторной медицинской помощи и стационара на дому в
необходимых случаях.
Социально-психологическая реабилитация, проводимая в стационарных учреждениях
социального обслуживания, включает в себя мероприятия, способствующие лучшей адаптации пожилого
человека в новых для него условиях проживания. В этих мероприятиях активное участие принимают
психолог или психотерапевт учреждения, которые проводят занятия как с отдельными проживающими,
так и с группами пожилых людей. Распределение по группам людей происходит по каким-либо
признакам (возрасту, образованию, формам проведения свободного времени и др.). В некоторых случаях
психиатр проводит коррекционное лечение или курсовое медикаментозное лечении, а в других – для
повышения эффективности этих мероприятий приглашают коррекционного педагога или логопеда.
Социально-бытовая реабилитация, как следующий вид АРМ в стационарных учреждениях,
является своеобразным закреплением результатов, полученных от проведенных социально-медицинских
и социально-психологических мероприятий. Необходимость проведения ее мероприятий обусловлена
психофизиологическими особенностями контингента стационарных учреждений социального
обслуживания, имеющих соматическую или психоневрологическую патологию. В связи с болезнью или
полученным увечьем некоторые социально-бытовые навыки у пожилых людей могут быть утрачены
полностью или частично, что вынуждает их «закрываться» в ограниченном жизненном пространстве или
заставляет полностью (или частично) зависеть от посторонней помощи. Восстановление полностью (или
частично) социально-бытовых навыков считается завершающим этапом проведенной восстановительной
терапии.
Возвращение утраченных социально-бытовых навыков как части социально-психологической
адаптации способствует дальнейшему развитию и совершенствованию социально-бытовой
реабилитации, эффективность которой определяет всю жизнедеятельность и социальное существование
пожилого человека в стационарном учреждении.
Социально-культурные реабилитационные мероприятия как составная часть и одно из условий
социально-психологической адаптации и активного долголетия пожилого человека представлены в
стационарных учреждениях социального обслуживания активными и пассивными формами.
Исследования автора показали, что 52% опрошенных пожилых людей, постоянно проживающих в десяти
Ярославских домах-интернатах, предпочитает пассивный досуг (просмотр телепередач, прослушивание
информации по радио) [8].
Активные формы проведения свободного времени были выявлены у 12% опрошенных пожилых
людей, постоянно проживающих в десяти Ярославских домах-интернатах. К ним относятся участие в
работе клубов по интересам, различных кружков (пения, вязания, макраме, лепки, изделия из лоскутов и
т.д.), в организации и проведении концертов художественной самодеятельности, выставок, конкурсов и
праздников [5, С. 125].
Пожилые люди участвуют в деятельности местных отделений общественных организаций
ветеранов ВОВ и инвалидов. В домах-интернатах из числа активных пожилых людей часто организуют
культурно-бытовые комиссии, которые совместно с администрацией учреждения организуют
мероприятия культурно-досуговой деятельности. Принципиально важную роль при осуществлении
данного вида мероприятий играют наличие или отсутствие у пожилых людей психологической
установки на активное проведение досуга, а также стимулирующие действия персонала дома-интерната,
как инициаторов их социальной активности.
Таким образом, благодаря осознанию важности АРД в целом и ее конкретных мероприятий, в
частности, пожилой человек способен активно принимать в них участие и максимально социально
адаптироваться в конкретном доме-интернате и продлить своѐ активное долголетие. Результаты АРД и ее
мероприятий в домах-интернатах весьма разнообразны и могут не совпадать с ее целью. Любая АРД в
домах-интернатах связана с целью и результатами (к чему стремятся субъекты), с мотивами (почему он
это делают), с формами ее организации (при помощи каких способов, мероприятий и технологий
обеспечивается достижение цели и получение результатов).
Литература:
1. Албегова И.Ф., Попова А.В. Государственная система стационарных учреждений социального
обслуживания, защиты и поддержки населения как фактор социальной адаптации пожилых людей в изменяющейся
России: Монография. - Яросл. пед.ун-т. - Ярославль: ЯрПГУ, 2009. - 257 с.
2. Годовые отчѐты 10-ти домов-интернатов общего типа г. Ярославля и Ярославской области за 2009-2010
годы.
3. Гольдштейн С.Л., Мусинко А.В., Ткаченко Т.Я., Черданцева Г.А. Системная концептуальная модель
реабилитации //Системная интеграция в здравоохранении, № 1 (3), 2009. - С.23-29.
110
4. Дементьева Н.Ф., Котора З.Ф., Азимова Л.Ф. Социальная реабилитация пожилых людей с психическими
расстройствами в центре социального обслуживания // Медико-социальная экспертиза и реабилитация, № 3, 2006.
- С. 11-14.
5. Кичерова М.Н. Социальная реабилитация инвалидов в современных условиях //Вестник СамГУ, № 5/1 (55).
2007. - С.132-142.
6. Попова А.В. Динамика и факторы социально-психологической адаптации пожилых людей в современных
домах-интернатах: Автореферат на соиск.ст. канд психол.н. - Ярославль, 2008. - 24 с.
7. Юмашев Г.С., Реннер К. Основы реабилитации. М., 1973.
8. http://www.gks.ru/dbscripts/Cbsd/DBInet.cgi Дата обращения 12.10.2011.
ОЦЕНКА СТРУКТУРЫ ОБРАЩЕНИЙ – ОСНОВА СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
ПРОФИЛАКТИКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПАТОЛОГИИ
Пругло О.С., Цанг Н.В.,
Министерство здравоохранения Республики Коми,
Пенина Г.О.,
Коми филиал Кировской государственной медицинской академии,
г. Сыктывкар, Россия
Целью нашей работы был анализ случаев обращений пациентов в конфликтную комиссию по
профпатологии.
Нами проанализировано 44 случая обращений пациентов, в том числе мужчин – 36 (82%),
женщин 8 (18%). Средний возраст больных был около 58 лет, при этом средний возраст мужчин
составлял 56,8±7,3 года, женщин – 59,1±4,9, без существенных различий. За пределами полярного круга
проживают 10 (28% от общего числа мужчин) мужчин и 2 (25% от общего количества женщин),
остальные являются жителями территорий Крайнего Севера. Большая часть обследованных является
работниками предприятий угледобывающей отрасли – 54,7%. Среди остальных на первом месте
находятся пациенты, работавшие в условиях воздействия вредных факторов токсической природы, затем
работники шумоопасных профессий, газоэлектросварщики и водители. Средний общий стаж работы
мужчин и женщин различался незначимо, составляя, соответственно 27 и 31 год. Средний «вредный»
стаж работы мужчин составил 17±6,8 лет (т.е. около 63% от общего стажа работы мужчин), у женщин
22,7 года (т.е. около 73% от общего рабочего стажа у женщин). Среди установленных диагнозов
обследованных наибольшее часто отмечался хронический бронхит – 39,5% на втором месте поясничнокрестцовая радикулопатия – 39%, что существенно больше, чем число установленных диагнозов шейной
дорсопатии – 7% (р<0,003). Периферический ангиодистонический синдром зарегистрирован в 32,5%
случаев, с такой же частотой отмечена и сенсоневральная тугоухость. Существенных гендерных
различий по частоте встречаемости различных нозологических форм выявлено не было.
Распределение диагнозов у мужчин в зависимости от средней длительности работы на вредном
производстве. Отмечена существенно (р<0,07) большая частота двусторонней сенсоневральной
тугоухости у лиц, чей стаж работы в шумоопасных профессиях превышал 17 лет в сравнении с
остальными. Интересно, что и среди работников тяжелого физического труда, и среди других
обратившихся на первом месте по частоте находятся заболевания бронхолегочной системы, а дорсопатии
занимают только второе место.
Таким образом, полученные данные о структуре обращений пациентов позволяют планировать
проведение профилактических, лечебно-диагностических и реабилитационных мероприятий и, на
основании сведений о нарушении жизнедеятельности вследствие профессиональных заболеваний,
прогнозировать развитие у них стойких ограничений трудоспособности.
ИНТЕГРАТИВНАЯ НАУКА В ВОПРОСАХ РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ ВСЛЕДСТВИЕ
БОЛЕЗНЕЙ СИСТЕМЫ КРОВООБРАЩЕНИЯ
Рождественская Т.В.,
Центр медико-социологических исследований,
г. Саратов, Россия
Начало двадцать первого века в России ознаменовалось углублением социальных проблем,
ухудшением демографической ситуации и состояния здоровья населения. Неразрешенные медицинские
и социальные проблемы требовали реализации на качественно более высоком уровне.
Из насущных потребностей практической деятельности представителей различных
специальностей, так или иначе связанных со здоровьем населения, – медиков, психологов, социологов,
социальных работников – возникла потребность формирования новых интегративных подходов к их
111
решению. Невозможность достижения конечного результата – создания условий для формирования
оптимального уровня здоровья нации – в рамках одной из указанных специальностей очевидна.
Настоящее состояние отечественного здравоохранения требует не только радикальной
модернизации материально-технической базы медицины и широкого внедрения высоких лечебнодиагностических технологий, но и отлаженной, четко работающей системы практической медицинской
помощи и социальной защиты населения.
Как новый вид «мультидисциплинарной профессиональной деятельности медицинского,
психолого-педагогического и социально-правового характера, направленной не только на
восстановление, но и сохранение, и укрепление здоровья» [1] рассматривается медико-социальная
работа.
Активно пополняемая в последние годы новым содержанием именно медико-социальная работа
может быть проводником не только реабилитационных мероприятий; с ее помощью должно быть также
реализовано важнейшее профилактическое направление задачи сохранения здоровья населения.
Различные группы населения, имеющие проблемы со здоровьем различной степени
выраженности, а, следовательно, и различные медицинские и социальные проблемы, в повседневной
жизни, являются объектом медико-социальной работы.
Разработка вопросов теории и практики в любой специальности базируется на научных
исследованиях дисциплин, лежащих в ее основе. В последние десятилетия базовой теоретической и
практической основой медико-социальной работы стала социология медицины.
Социология медицины получила свое развитие с середины ХХ века в работах зарубежных
социологов – W. Petty, Chadwick, Guerin, Mayhew, Frank, Parsons, Denton, Straus, Freidson, Foucault,
Merton, Susser, Steudler, Rider and Goss, Mechanic, Winter и других.
Под влиянием сформировавшейся науки произошли кардинальные перемены в вопросах
социальной политики сохранения здоровья населения в ведущих странах Европы и Америки.
Начало формирования отечественной научной школы социологии медицины происходило в те
же годы; отечественные ученые, занимавшиеся проблемами социологии медицины в 50-70-е г.г. XX
века: Бирюков Д.А., Гращенков Н.И., Жданов В.М., Изуткин А.М., Кербиков О.В., Лисицын Ю.П.,
Сержантов В.Ф., Смулевич Б.Я., Царегородцев Г. И. [2].
Современная
российская
социология
медицины
представлена
фундаментальными
исследованиями академика РАМН А.В. Решетникова. Большая роль в становлении и развитии научной
дисциплины принадлежит ведущим российским ученым Н.Н.Седовой, Ю.П. Лисицыну, Л.А. Ильину,
В.И. Покровскому, С.А. Ефименко, Л.М. Астафьевой, Д.П. Солодухиной, М.Н. Шляпниковой, В.А.
Труфакину, М.А. Пальцеву, О.П. Щепину, В.А. Княжеву, В.И. Добренькову, Н.Ф. Измерову, А.М.
Сточику, И.Н. Денисову и др.
Исследования в социологии медицины ведутся по многим направлениям: изучение социальнодемографических факторов и предикторов (в первую очередь социальных) возникновения болезни,
социология болезни и поведение больного в условиях болезни, социология медицинских профессий,
социология взаимоотношений врача и пациента, социология институтов медицины и организации
здравоохранения, изучение социальных аспектов развития различных форм здравоохранения,
сравнительный анализ организации оказания различных видов медико-социальной помощи в различных
странах.
В начале нового тысячелетия при участии специалистов в области социологии медицины
наметились важные изменения и в отечественном здравоохранении. Так, при разработке Национального
проекта «Здоровье», при редактировании законов РФ «Закона об обращении лекарственных средств»,
«Закона о медицинском страховании» были учтены рекомендации социологов медицины [3].
Обновляется также методология дисциплины (используются не только количественные, но и
качественные методы) и увеличивается число традиционных направлений медико-социологических
исследований: удовлетворенность различных социальных групп населения медицинским и социальным
обслуживанием, бюджет рабочего времени медицинского персонала, медико-социальная демография,
региональные особенности структуризации и управления здравоохранением, социально-экономическая
эффективность деятельности медицинских учреждений и др [4].
В существующем с 2008 г Центре медико-социологических исследований (в Институте
социального образования (филиале) Российского государственного университета в г. Саратове)
проводятся исследования «на стыке» социологии и медицинских специальностей, занимающихся
различной соматической патологией.
Один из важнейших разделов исследований – изучение социальных предикторов, качества
жизни, потребности в медико-социальной помощи, вопросов адекватной реабилитации и профилактики,
социализации пациентов с болезнями системы кровообращения (БСК).
Нет необходимости повторять, какую глобальную проблему представляют болезни системы
кровообращения (БСК) в современном здравоохранении. По результатам большинства проспективных
исследований на территории России и бывшего СССР, даже при наличии благоприятных изменений в
112
профиле риска, выявлена отрицательная динамика заболеваемости и смертности от ишемической
болезни сердца (ИБС) за последнее десятилетие [5].
За годы работы Центра изучались различные группы пациентов, страдающих БСК, –
военнослужащие с ИБС и артериальной гипертензией (АГ), жители сельской местности и горожане
трудоспособного возраста, с ИБС, как с перенесенным инфарктом миокарда, так и без него, в сочетании с
АГ и без нее, с наличием хронической сердечной недостаточности как осложнения БСК, так и без нее, с
формированием инвалидности и без нее. В ходе исследований изучался интегративный показатель
«качество жизни», как критерий эффективности лечебных, реабилитационных и профилактических
мероприятий.
Обследование пациентов проводилось в различных ситуациях болезни (изменившихся условиях
функционирования больного со степенью утраты прежних возможностей личности) [6]. При
определении классификации ситуации болезни учитывается тяжесть заболевания, степень
профессиональных ограничений, вызванных болезнью.
Инвалидность рассматривается нами как способ социализации, возникающий при нарушении
способности субъекта к выполнению профессиональных обязанностей, невозможности эффективно
реагировать на изменение социальной среды из-за нарушения способности к конкуренции и
приспособлению [7]. Согласно мнению М.В. Ромма [8], одна и та же ситуация оказывает на субъектов
различное влияние, которое связано с индивидуальной реакцией на социальную реальность.
Инвалидизация, как вариант неэффективной социализации личности, не всегда связана с
тяжестью соматических проявлений. Это характерно для двух первых ситуаций болезни – с
минимальным преходящим и со значительным постоянным влиянием болезни на возможность
реализации основных мотивов личности больного. В третьей ситуации болезни – с крайне выраженными
проявлениями болезни и невозможностью реализации личностных мотивов наблюдается прямая
корреляционная зависимость тяжести соматического состояния и степени социальных ограничений
индивида [9 ].
Факторами, тормозящими адаптацию личности в ситуации болезни, являются как внешние, так и
внутренние: возрастной, эмоционально-психологический, мировоззренческий, знаковый, тезаурусный,
контрсуггестивный, ситуативный (включающий в себя наибольшее количество переменных,
непосредственно влияющих на приспособительные процессы в социуме) [8]. Для пациентов, страдающих
БСК, наиболее значимыми являются:1) психологический (личностный), 2) ситуативный, связанный, по
определению М.В. Ромма, с качественной спецификой адаптирующей социальной среды.
Понятие «качество жизни» (КЖ) появилось в 70-е годы ХХ века и представляет собой
интегративный показатель, отражающий степень удовлетворения индивида жизнью в целом и ее
отдельными сферами, основанный на его субъективном восприятии. КЖ включает в себя социальную,
физическую, психологическую, эмоциональную составляющие и активно исследуется в различных
дисциплинах- социологии, психологии, экономике, медицине. В последние десятилетия в медицине
утвердился термин «КЖ, связанное со здоровьем».
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет здоровье как «состояние полного
физического, психического и социального благополучия». Критерии нарушения здоровья и социальные
последствия болезни определяются Концепцией инвалидности в соответствии с Международной
классификацией ВОЗ.
Современная российская концепция инвалидности не включает исследование КЖ при ее
установлении, хотя именно «КЖ, связанное со здоровьем, являясь ключевым понятием современной
гуманистической медицины, позволяет дать глубокий обобщенный анализ физических, психологических,
эмоциональных и социальных проблем больного человека». В настоящее время эффективность
лечебных, профилактических, реабилитационных мероприятий оценивают на основании целого
комплекса показателей (летальность, продолжительность пребывания в стационаре, наличие
осложнений, степени выраженности функциональных расстройств, регистрируемых при лабораторных и
инструментальных исследованиях и т.д). Психологические и социальные проблемы, привносимые в
жизнь пациента болезнью, остаются по-прежнему за рамками врачебных интересов.
Исследование влияния заболевания на КЖ пациента основано на изучении самостоятельной
оценки больным ограничений, возникших вследствие той или иной патологии. Большинство методик,
созданных для изучения КЖ, включает исследование физического и психического состояния,
социальных ограничений, ролевое функционирование и субъективное восприятие состояния больного.
Цель нашего исследования – изучение КЖ как критерия эффективности медико-социальной
реабилитации и вторичной профилактики инвалидов вследствие БСК. В исследование были включены
120 инвалидов трудоспособного возраста, страдающих ИБС (перенесенными инфарктами миокарда) в
сочетании с АГ и хронической сердечной недостаточностью, проходивших обследование и лечение в
условиях кардиологического стационара городской больницы и областной поликлиники г. Саратова.
Диагноз сердечно-сосудистой патологии был верифицирован при комплексном клиникоинструментальном обследовании больных.
113
Для оценки КЖ был использован Миннесотский опросник «КЖ больных с хронической
сердечной недостаточностью». Для оценки психологического статуса пациентов и степени
достоверности результатов их тестирования применялся стандартизированный многофакторный метод
исследования личности (СМИЛ).
Проведенный анализ выявил существенную зависимость физической составляющей показателя
КЖ от соматических показателей – функционального класса стенокардии, тяжести АГ, нарушений
сердечного ритма, хронической сердечной недостаточности (р <0,01). На социальную и
психологическую составляющие эти факторы оказывали менее заметное влияние.
Величина показателя КЖ, определяемая на основании субъективных оценок самого больного,
коррелирует с рядом объективных величин и характеристик, выявляемых в ходе специального
обследования сердечно-сосудистой системы пациента. Поэтому показатель КЖ следует не только
рассматривать как надежный показатель состояния больных – инвалидов вследствие БСК, но и
необходимо использовать его для повышения степени объективности оценки клинического прогноза и
эффективности медико-социальной реабилитации и вторичной профилактики при проведении медикосоциальной экспертизы больных при БСК.
Таким образом, прогноз реабилитации пациентов БСК определяется не только и не всегда
степенью выраженности соматического страдания больного. Во многом он зависит от эффективности
социализации личности в условиях болезни. В ходе проведения медико-социальных мероприятий по
реабилитации пациентов с БСК для улучшения КЖ больного (а значит и для улучшения прогноза
течения болезни) необходимо уделять большее внимание решению насущных социальных проблем
пациента.
Литература:
1. Качмазова Б.А. Теория и практика интеракции социологии медицины и медико-социальной работы:
диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук. – Волгоград,2008. – С.3
2. Кром И.Л. Медико-социологическая концептуализация феномена инвалидности при болезнях системы
кровообращения: автореф. дис. … д-ра мед. наук. – Саратов, 2007. – 34 с.
3. Орлова М.М. Социально-психологическая адаптация соматических больных и ситуация
болезни//Психология системного функционирования личности: материалы Междунар.научн. конф. – Саратов, 2004.
– С.223-225
4. ОсиповД.А., Кром И.Л., Ребров А.П. Роль клинических предикторов в отдаленном прогнозе больных
ишемической болезнью сердца с перенесенным инфарктом миокарда. Научные труды 111 Всероссийской научнопрактической конференции «Социология медицины – реформе здравоохранения». – Волгоград, 2010. – С.260-266.
5. Петров В.И. Приветствие участникам 111 Всероссийской научно-практической конференции «Социология
медицины – реформе здравоохранения». Научные труды конференции. – Волгоград, 2010 – С.3-4.
6. Решетников А. В. Институциональный подход в исследовании экономических процессов // Социология
медицины.—2008. – №2 – С. 25-29
7. Решетников А. В. Методология исследований в социологии медицины. – М., 2000. – 238с.
8. Решетников А.В. Социология медицины – М.: Геотар,2010 – С. 4-5
9. Ромм М. В. Адаптация личности в социуме. – Новосибирск: Наука, 2002. – С. 100.
ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ В РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ
Рыскалиев Б.К.,
Атырауский институт нефти и газа,,
г. Атырау, Республика Казахстан
Одним из путей вовлечения инвалидов в активную социальную жизнь и профессиональную
деятельность, создания благоприятных условий для их физической, психологической и социальной
реабилитации является физкультурно-оздоровительная и спортивная деятельность.
Среди наиболее часто встречающихся ограничений жизнедеятельности у инвалидов является
ограничение способности к передвижению. В связи с патологией костно-мышечной системы либо других
органов и систем возникает дефицит двигательной активности, что в результате приводит к так
называемой гипокинетической болезни. В основе ее лежат гипокинезия и гиподинамия, их кумулятивное
воздействие.
Гиподинамия означает абсолютное и относительное снижение объема и интенсивности
двигательной активности человека, сопровождающейся малыми мышечными усилиями. Гипокинезия
характеризуется низким уровнем затрат энергии на мышечную работу, локальным характером
мышечных действий, длительной фиксированностью вынужденной позы, упрощением и обеднением
координационной деятельности.
Именно физкультура и спорт в силу активирующего воздействия на организм, на повышение
уровня физической подготовки, расширение круга общения, стимуляции "духа состязания"
рассматривается как оздоровительная среда.
114
Физическая культура (ФК) как оздоровительная среда состоит из ряда последовательных этапов,
смена которых не обязательно будет осуществлена в каждом конкретном случае. Это зависит от
физических и психологических задатков и степени выраженности реабилитационного потенциала.
Признано, что одним из первых этапов, а вместе с тем необходимых компонентов ФК является
физическое воспитание (ФВ), которое выполняет функцию систематической физической подготовки, в
частности, инвалидов с детства к практической жизни. В ходе ФВ формируются личностные свойства
инвалида, воля, способность преодолевать трудности.
Неразвитость в нашей стране ФК и спорта инвалидов обусловлена рядом причин:
неразработанность концептуального подхода, отсутствие специализированных спортивных сооружений
и оборудования, неподготовленность профессиональных организаторов и тренеров для инвалидов,
низкая мотивация инвалидов к самосовершенствованию.
В процессе ФВ осуществляется формирование и совершенствование моторных функций и
особенно тех, которые нарушены вследствие патологического процесса. В ходе ФВ происходит
компенсация основного дефекта и коррекция вторичных нарушений, возникших в связи с основным
заболеванием. Двигательные упражнения развивают мышечно-суставное чувство, ориентировку в
пространстве, тренируют память на последовательность движений, совершенствуют умение выполнять
движения по вербальной инструкции, способствуют укреплению сердечно-сосудистой системы,
активизируют обмен веществ, стимулируют интеллектуальные способности инвалидов, улучшают
общий тонус организма.
Цель ФВ – дать возможность инвалиду самому корректировать и компенсировать свои
недостатки.
Следует отметить, что ФВ как специальный метод совершенствования физического и
нравственного потенциала инвалида само по себе еще не представляет собой среду с точки зрения
социально-средовой реабилитации. Оздоровление инвалида с использованием утренней зарядки,
производственной зарядки, лечебной физкультуры и других индивидуальных методов воздействия еще
не создает оздоровительную среду. Для этого необходимо введение, "включение" множества других
факторов соревновательного, игрового характера, что помимо развития и совершенствования моторики
должно создать именно среду. Оздоравливающее ее воздействие будет сказываться в таком случае и на
психологическом состоянии инвалидов. В ходе состязаний выявится возможность самореализации,
самоутверждения инвалидов, что создает предпосылки их социальной интеграции.
В основе ФВ лежат коррекционно-компенсаторные приемы. Независимо от категории
инвалидов, типа дефектов решаются общие оздоровительные задачи, которые предполагают
организацию работы таким образом, чтобы оказывать влияние не только на общее состояние, но
восстанавливать те или иные нарушенные болезнью функции организма. Эти задачи включают в себя
физическое оздоровление, создание условий для правильного физического развития, закаливание,
коррекцию особенностей соматического состояния (коррекцию акта дыхания, нарушений сердечнососудистой системы).
Воспитательные задачи предполагают выработку определенных характерологических черт (воля,
настойчивость, чувство коллективизма, организованности, активности, смелости и т. д.), обеспечивают
стимуляцию психического развития. Развивается внимание, память, находчивость, улучшается
ориентация, осуществляется развитие интеллекта.
Воспитание основных физических качеств (силы, ловкости, быстроты, выносливости) инвалидов
до недавнего времени считалось нецелесообразным в связи с комплексным поражением организма и
мнением о невозможности полноценного приспособления их к самостоятельной жизни.
Решение образовательных задач по формированию двигательных умений и навыков в работе с
инвалидами предполагает, прежде всего, помощь естественному процессу формирования возрастных
моторных функций. Кроме того, необходимо формирование тех двигательных умений и навыков,
которые инвалид самостоятельно не может освоить из-за патологических изменений двигательной
сферы, часто встречающихся у всех категорий инвалидов.
При многократном повторении упражнений идет совершенствование моторной и сенсорной
ориентировки, разлитое возбуждение постепенно переходит в строго дифференцированный импульс, так
же как и неоформленная, генерализованная двигательная реакция.
В ФВ инвалидов решается ряд специальных коррекционных задач, имеющих самостоятельное
значение, но тесно взаимосвязанных. Это, прежде всего, задачи, включенные в компенсацию основного
дефекта и в коррекцию вторичных нарушений, обусловленных основным заболеванием, выполнение
таких двигательных заданий, которые развивают мышечно-суставное чувство, ориентировку в
пространстве и времени, степень напряжения и расслабления мышц, память на последовательность
движений по качеству их выполнения. Правильно подобранные и дозированные, они являются мощными
афферентациями, адресованными в различные отделы центральной нервной системы, которые изменяют
соотношение возбудительных и тормозных процессов в коре больших полушарий и могут быть
направлены на перестройку патологических, условных рефлексов, возникших в процессе заболевания.
115
В ФВ инвалидов должны широко использоваться все средства системы ФВ. Вместе с тем они
должны быть разработаны в строгом соответствии с коррекционно-компенсаторными задачами с учетом
занимающихся.
Так, в работе со здоровыми не выделяют специальные упражнения на включение в движение, на
координацию, воздействующие на вестибулярный аппарат. Считается, что любое физическое
упражнение в какой-то мере используется в этих целях. Но у инвалидов имеются настолько
значительные дефекты при включении в движение координации движений и сохранения равновесия, что
восстановить их общими упражнениями не удается. Необходимы специальные упражнения для
коррекции и компенсации этих нарушений.
В ФВ инвалидов выделяют две группы упражнений: общеподготовительные (общеразвивающие
упражнения, используемые в малых формах физического воспитания, зарядки, физкультминутки и т. д.)
и специальные (ходьба, бег, плавание и т.д.)
Основными формами ФВ инвалидов являются:
– самостоятельные занятия физическими упражнениями (утренняя гигиеническая гимнастика,
прогулки, ближний туризм, коррекционные занятия с использованием методических материалов);
– организованные групповые и секционные занятия ФК и спортом (ЛФК и коррекционные
занятия в лечебно-санаторных учреждениях и реабилитационных центрах, занятия доступными видами
спорта в группах и секциях общественных физкультурных организаций, производственная гимнастика
для лиц, занятых в сфере материального производства и службы быта, и др.);
– инваспорт (организация и проведение соревнований по доступным видам спорта).
ИНВАЛИДЫ КАК ОБЪЕКТ СОЦИАЛЬНО-МЕДИЦИНСКОЙ РАБОТЫ
Салаватова Н.А.,
Дагестанский государственный университет,
г. Махачкала, Россия
Основными показателями общественного здоровья является заболеваемость, инвалидность и
смертность. Инвалидность относится к числу основных критериев оценки качества здоровья населения.
Проблемы инвалидности привлекают всеобщее внимание во всем мире ввиду огромного социального и
экономического ущерба наносимого инвалидизацией общества, в том числе и в странах, где социальноэкономическое благополучие носит стабильный характер. Инвалидность принадлежит к числу важных
социальных проблем, профилактика которой осуществляется в государственном плане органами и
учреждениями здравоохранения и социальной защиты в большинстве стран мира. Неучастие инвалидов в
общественно полезном труде ведет к снижению трудовых ресурсов в стране, к увеличению расходов по
их социальной защите и медицинскому обслуживанию, к усилению социальной напряженности в
обществе.
По данным ООН, в мире насчитывается примерно 450 миллионов людей с нарушениями
психического и физического развития. Это составляет 1/10 часа жителей нашей планеты.
Данные всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) свидетельствуют, что число таких
жителей в мире достигает 13%. Нетрудоспособные граждане в каждой стране составляют предмет
заботы государства, которое социальную политику ставит во главу угла своей деятельности. Основной
заботой государства по отношению к пожилым людям и инвалидам является их материальная поддержка
(пенсии, пособия, льготы и т.д.). Однако нетрудоспособные граждане нуждаются не только в
материальной поддержке. Важную роль играет оказание им действенной физической, психологической,
организационной и другой помощи.
Инвалидность представляет собой социальный феномен, избежать которого не может ни одно
общество, и каждое государство сообразно уровню своего развития, приоритетам и возможностям
формирует социальную и экономическую политику в отношении инвалидов. Однако возможности
общества в борьбе с инвалидностью как социальным злом в конечном итоге определяются не только
степенью понимания самой проблемы, но и существующими экономическими ресурсами. Конечно,
масштаб инвалидности зависит от множества факторов, как-то: состояние здоровья нации, развитие
системы здравоохранения, социально-экономическое развитие, состояние экологической среды,
исторические и политические причины, в частности, участие в войнах и военных конфликтах, и пр.
В России все из перечисленных факторов имеют ярко выраженную негативную направленность,
которая предопределяет значительное распространение инвалидности в обществе. В настоящее время
численность инвалидов приближается к 10 млн. чел. (около 7% населения) и продолжает расти.
Особенно рост численности инвалидов значителен за последние 3 года и не будет, пожалуй,
преувеличением утверждение, что в не столь отдаленной перспективе он продолжится.
В структуре первичной инвалидности по возрасту в Республике Дагестан в динамике за
последние 10 лет преобладают инвалиды молодого возраста, удельный вес которых был 67,3-64,5% в
116
1999-2000 гг., в последующие годы уменьшается, однако в среднем составляет 54,1% от общего числа;
удельный вес инвалидов среднего возраста равен 21,9%, пенсионного – 24% от общего числа
(значительно отличается от возрастной структуры в РФ, где преобладают инвалиды пенсионного
возраста, и выделяется среди субъектов Южного округа, в большинстве которых доля инвалидов
молодого возраста меньше). Уровень первичной инвалидности с учетом возраста имеет следующие
особенности: в молодом возрасте в среднем составляет 74,9, в среднем возрасте – значительно выше –
181,2, в пенсионном – 129,6 на 10 тыс. соответствующего населения.
России грозит "инвалидизация всей страны", во всяком случае, всего ее населения в пенсионных
возрастах. Несмотря на существующие макроэкономические и финансово-бюджетные ограничения, с
которыми сталкивается переходная экономика, очевидно, что при таких масштабах и процессах
игнорировать проблему инвалидности российское государство позволить себе не может.
Сегодня остро ощущается потребность в том, чтобы перевести общегуманитарные и
теоретические рассуждения в экономические категории. Необходимо оценить современное состояние
проблемы, понять, какое место в современном обществе занимают инвалиды, какова роль и
конфигурация социальной политики в отношении инвалидов в общей социальной парадигме
российского государства и каков ее эффект.
Основные сферы жизнедеятельности человека – труд и быт. Здоровый человек
приспосабливается к среде. Для инвалидов же особенность этих сфер жизнедеятельности состоит в том,
что их надо приспосабливать к нуждам инвалидов. Им надо помочь адаптироваться в среде: чтобы они
свободно могли дотянуться до станка и выполнять на нем производственные операции; могли бы сами,
без посторонней помощи выехать из дому, посетить магазины, аптеки, кинотеатры, преодолев при этом и
подъемы, и спуски, и переходы, и лестницы, и пороги, и многие другие препятствия. Чтобы инвалид
смог все это преодолеть, нужно сделать среду его обитания максимально для него доступной, т.е.
приспособить среду к возможностям инвалида, чтобы он чувствовал себя на равных со здоровыми
людьми и на работе, и дома, и в общественных местах. Это и называется медико-социальной помощью
инвалидам, людям престарелого возраста – всем тем, кто страдает от физических и психических
ограничений.
Целью социально-медицинской работы с инвалидами является достижение максимально
возможного уровня здоровья, функционирования и адаптации лиц с физической и психической
патологией, а также социальным неблагополучием.
Социально-медицинская работа с инвалидами имеет много общего с медицинской
деятельностью в целом. При этом необходимо подчеркнуть, что, не превышая пределы своей
компетенции, она не претендует на выполнение лечебно-диагностических функций, а предусматривает
тесное взаимодействие с медицинским персоналом и четкое разграничение сфер ответственности.
Специалист, прошедший специализацию по социально-медицинской работе должен владеть:
– умением анализировать социально-медицинские проблемы инвалидов
– содержанием и методикой социально-медицинской работы с инвалидами в учреждениях
социального обслуживания населения, образования, здравоохранения, службе планирования семьи;
– навыками координатора в решении проблем клиента.
ОСОБЕННОСТИ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ
Семено А.А.,
Санкт-Петербургский государственный институт
психологии и социальной работы»,
г. Санкт-Петербург, Россия,
Ташина Т.М.,
Шуйский государственный педагогический университет,
г. Шуя, Россия
В Российской Федерации на протяжении многих лет уровень инвалидности, как один из
показателей здоровья населения, остается достаточно высоким. Рост инвалидности в нашей стране
свидетельствует о снижении уровня здоровья нации в целом.
В настоящее время в РФ 1,6 млн. детей относятся к категории лиц с ограниченными
возможностями здоровья (ОВЗ) и нуждаются в специальном образовании и социальном воспитании,
отвечающих их потребностями. В России частота детской инвалидности за последнее десятилетие
увеличилась в три раза [2].
Ежегодно в стране рождается около 30 тысяч детей с врожденными наследственными
заболеваниями, среди них 70-75% являются инвалидами [2].
117
Дети с ОВЗ входят в более широкую группу, обозначаемую целой серией формулировок,
несущих определенный смысл, но не всегда отражающих состояние детей и проблемы, вытекающие из
этого состояния: «дети с особыми потребностями», «дети с отклонениями (нарушениями) в развитии»,
«дети с ограниченными возможностями», «особые» дети. Эти термины используются в сфере
профессионалов с целью замещения понятия «инвалид» другими, не привносящими унизительный смысл
в характеристику детей, чья жизнь отличается от традиционного понятия детства и нередко наполнена
физической болью и душевными страданиями.
В настоящее время не существует единых принципов классификации нарушений развития.
Лапшин В.А. и Пузанов П., авторы одной из наиболее известных классификаций нарушений развития
чаще всего, используемых на практике, выделяют следующие группы: дети с сенсорными нарушениями
(нарушения слуха и зрения); дети с интеллектуальными нарушениями (умственная отсталость и
задержки психического развития); дети с нарушениями речи; дети с нарушениями опорно-двигательного
аппарата; дети с комплексными (комбинированными) дефектами развития; дети с искаженным
(дисгармоничным) развитием [4].
С этой точки зрения медико-социальная реабилитация предотвращает нарушение связей
человека с окружающим миром и выполняет профилактическую функцию по отношению к
инвалидности.
Проблема инвалидности не ограничивается медицинскими аспектами, она в гораздо большей
степени является социальной проблемой неравных возможностей. Главная проблема ребенка с ОВЗ
заключается в нарушении его связи с миром, в ограниченной мобильности, бедности контактов со
сверстниками и взрослыми, в ограниченном общении с природой, недоступности ряда культурных
ценностей, а иногда и элементарного образования. Эта проблема является следствием не только
субъективного фактора, каковым является состояние физического и психического здоровья ребенка, но и
результатом социальной политики и сложившегося общественного сознания, которые санкционируют
существование недоступной для инвалида архитектурной среды, общественного транспорта, социальных
служб.
Проблемы медико-социальной реабилитации связаны с региональными условиями, с наличием
или отсутствием спецшкол, специальных реабилитационных центров, специалистов дефектологов в
местах проживания семей, где есть ребенок-инвалид. Поскольку специальные образовательные
учреждения распределены по стране крайне редко, то дети инвалиды часто вынуждены получать
образование и воспитание в специальных школах интернатах. Попадая в такую школу, ребенок
оказывается изолированным от семьи, от нормально развивающихся сверстников, от общества в целом.
Аномальные дети как бы замыкаются в особом социуме, вовремя не приобретают надлежавший
социальный опыт. Закрытость специальных образовательных учреждений, не может отразиться на
развитии личности ребенка, на его готовность к самостоятельной жизни [1].
Медицинские и сопутствующим им мероприятия – лишь основа для проведения дальнейшей
долговременной работы по социальной реабилитации.
В настоящие время процесс реабилитации инвалидов является предметом исследования
специалистов многих отраслей научного знания. Психологи, философы, социологи, педагоги,
социальные психологи и т.д. вскрывают различные аспекты этого процесса. Исследуют механизмы,
этапы, стадии и факторы реабилитации.
Проблема реабилитации детей и подростков с нарушениями психического и физического
развития весьма актуальна и в теоретическом и в практическом отношении. Но, не смотря на это
реабилитации детей-инвалидов все еще не являются предметом специального исследования.
В представлении Е.И. Холостовой – реабилитация – комплекс мер, направленных на
восстановление человека в правах, социальном статусе, здоровье, дееспособности. Этот процесс нацелен
не только на восстановление способности человека к жизнедеятельности в социальной среде, но и самой
социальной среды, условий жизнедеятельности, нарушенных или ограниченных по каким-либо
причинам [6].
По мнению Дементьевой Н.Ф. – реабилитация – процесс и система медицинских,
психологических, педагогических, социально-экономических мероприятий, направленных на более
полную компенсацию ограничения жизнедеятельности, вызванных нарушением здоровья, со стойким
расстройством функций организма [3].
В рамках комплексной реабилитационной деятельности можно выделить различные уровни, в их
числе: медико-социальный, профессионально-трудовой, социально-психологический, социальноролевой, социально-бытовой, социально-правовой.
Реабилитация инвалидов с детства, особенно детей-инвалидов, имеет свои особенности, т.к. она
должна обеспечить с учетом того, что речь идет о растущем организме, развитие всех систем и функций,
предупредить задержку в росте и развитие ребенка. Поэтому под реабилитацией инвалидов детства с
учетом основополагающих и методологических положений реабилитации, принято принимать систему
медицинских, педагогических, психологических, социально-экономических и др. мероприятий, которые
направлены на ликвидацию или коррекцию патологических изменений, нарушающих нормальный ход
118
развития организма ребенка. И на максимально полную и раннюю социальную адаптацию ребенка, на
формирование у него положительного отношения к жизни, обществу, семье, обучению, трудовой
деятельности.
Медицинская реабилитация (МР) включает в себя комплекс медицинских мер, направленных на
восстановление или компенсацию нарушенных или утраченных функций организма, приведших к
инвалидности. Это такие меры, как восстановительное и санаторно-курортное лечение, профилактика
осложнений, реконструктивная хирургия, протезирование и ортезирование, физиотерапия, лечебная
физкультура, грязелечение, психотерапия и др. Государство гарантирует инвалидам в полном объеме
всех видов медицинской помощи, включая лекарственное обеспечение. Все это осуществляется
бесплатно или на льготных условиях в соответствии с законодательством Российской Федерации и
законодательством ее субъектов.
Комитет ВОЗ дал определение МР: реабилитация – это активный процесс, целью которого
является достижение полного восстановления нарушенных вследствие заболевания или травмы функций,
либо, если это нереально – оптимальная реализация физического, психического и социального
потенциала инвалида, наиболее адекватная интеграция его в обществе [4].
Таким образом, МР включает мероприятия по предотвращению инвалидности в период
заболевания и помощь индивиду в достижении максимальной физической, психической, социальной,
профессиональной и экономической полноценности, на которую он будет способен в рамках
существующего заболевания. Среди прочих медицинских дисциплин реабилитация занимает особое
место, так как рассматривает не только состояние органов и систем организма, но и функциональные
возможности человека в его повседневной жизни после выписки из медицинского учреждения. В
последние годы в реабилитацию введено понятие «качество жизни, связанное со здоровьем». При этом
именно качество жизни рассматривают как интегральную характеристику, на которую надо
ориентироваться при оценке эффективности реабилитации больных и инвалидов [5, с. 145]. Правильное
представление о последствиях болезни имеет принципиальное значение для понимания сути
медицинской реабилитации и направленности реабилитационных воздействий.
Оптимальным является устранение или полная компенсация повреждения путем проведения
восстановительного лечения. Однако это не всегда возможно, и в этих случаях желательно организовать
жизнедеятельность больного таким образом, чтобы исключить влияние на неѐ существующего
анатомического и физиологического дефекта. Если при этом прежняя деятельность невозможна или
отрицательно влияет на состояние здоровья, необходимо переключение больного на такие виды
социальной активности, которые в наибольшей степени будут способствовать удовлетворению всех его
потребностей.
Основные принципы МР [3] наиболее полно изложены одним из ее основоположником К.
Ренкером:
Реабилитация должна осуществляться, начиная с самого возникновения болезни или травмы и
вплоть до полного возвращения человека в общество (непрерывность и основательность).
Проблема реабилитации должна решаться комплексно, с учѐтом всех еѐ аспектов
(комплексность).
Реабилитация должна быть доступной для всех кто в ней нуждается (доступность).
Реабилитация должна приспосабливаться к постоянно меняющейся структуре болезней, а также
учитывать технический прогресс и изменения социальных структур (гибкость).
Поскольку одним из ведущих принципов реабилитации является комплексность воздействий,
реабилитационными могут называться лишь те учреждения, в которых проводится комплекс медикосоциальных и профессионально-педагогических мероприятий. Выделяют следующие аспекты этих
мероприятий [4]:
1. Медицинский аспект – включает вопросы лечебного, лечебно-диагностического и лечебнопрофилактического плана.
2. Физический аспект – охватывает все вопросы, связанные с применением физических
факторов (физиотерапия, ЛФК, механо- и трудотерапия), с повышением физической работоспособности.
3. Психологический аспект – ускорение процесса психологической адаптации к изменившейся в
результате болезни жизненной ситуации, профилактика и лечение развивающихся патологических
психических изменений.
4. Профессиональный аспект – у работающих лиц – профилактика возможного снижения или
потери трудоспособности; у инвалидов – по возможности, восстановление трудоспособности; сюда
входят вопросы определения трудоспособности, трудоустройства, профессиональной гигиены,
физиологии и психологии труда, трудового обучения переквалификации.
5. Социальный аспект – охватывает вопросы влияния социальных факторов на развитие и
течение болезни, социального обеспечения трудового и пенсионного законодательства,
взаимоотношение больного и семьи, общества и производства.
119
6. Экономический аспект – изучение экономических затрат и ожидаемого экономического
эффекта при различных способах восстановительного лечения, формах и методах реабилитации для
планирования медицинских и социально-экономических мероприятий.
Комплексное решение проблемы инвалидности предполагает ряд мероприятий: расширение
содержания базы данных об инвалидах в государственной статистической отчетности с акцентом на
отражение структуры потребностей, круга интересов, уровня притязаний инвалидов, их потенциальных
способностей и возможностей общества; внедрение современных информационных технологий и
техники для принятия объективных решений по проблемам инвалидности; создание системы
комплексной многопрофильной реабилитации, направленной на обеспечение относительно независимой
жизнедеятельности инвалидов; развитие промышленной основы и подотрасли системы социальной
защиты населения, производящей изделия, облегчающие быт и труд инвалидов; формирование рынка
реабилитационных изделий и услуг; создание реабилитационной социально-средовой инфраструктуры,
способствующей преодолению инвалидами физических и психологических барьеров на путях
восстановления связей с окружающим миром.
Таким образом, мы можем сделать вывод, что медико-социальная реабилитация инвалидов
является социально значимой, комплексной, многокомпонентной проблемой, которая может решаться
лишь при условии активной государственной поддержки, тесного межведомственного и межуровневого
взаимодействия.
Литература:
1. Ляпидевская Г.В. О создании сети реабилитационных центров для детей и подростков с ограниченными
возможностями // Вестник психокоррекционной и реабилитационной работы. – 1997. – №1. – С. 56-67
2. Малер А.Р. Новое в оказании помощи детям-инвалидам// Дефектология. – 1996. – №1. – С. 45-64
3. Малофеев Н.Н. Современный этап в развитии системы специального образования в России. – М.: Логос. –
2000. – 145 с.
4. Обучение и воспитание детей в условиях центра коррекционно-развивающего обучения и реабилитации:
Пособие для педагогов и родителей / С.Е. Гайдукевич, В. Гайслер, Ф. Готан и др.; Науч. Ред. С.Е. Гайдукевич. – Мн.:
УЩ «БГПУ им. М.Танка», 2010. – 144 с.
5. Путь к работе: Новый взгляд на реабилитацию / Пер. со шведск. Т.Антончик, Л. Копочель, О. Сочнева. –
Мн.: УП «Технопринт», 2009 – с. 204
6. Социальная работа с инвалидами. настольная книга специалиста / Под ред. Е.И. Холостовой, А.И.
Осадчих. – М.: Институт социальной работы. – 1996. – 189 с.
РАЗВИТИЕ КООРДИНАЦИОННЫХ СПОСОБНОСТЕЙ У ДЕТЕЙ 9-11 ЛЕТ С НАРУШЕНИЕМ
СЛУХА
Сенкевич И.М., Калюжин В.Г.,
Белорусский государственный университет физической культуры,
г. Минск, Белоруссия
Слух имеет огромное значение для развития человека. У ребенка, лишенного слуха, познание
окружающей действительности крайне затруднено. Ребенок не сможет самостоятельно научиться
говорить, так как не воспринимает речь, не слышит звуковых образцов. Глухой человек не может
контролировать собственное произношение, речь его отличается невнятностью, слабой звучностью,
гнусавостью и другими признаками.
Глубокие нарушения слуха и речи способствуют изоляции аномальных детей, так как
ограничено их участие в различных видах деятельности совместно с нормально слышащими детьми [3].
Особенности моторики глухих порождаются целым комплексом причин, одной из которых
являются нарушения функций отдельных систем организма.
В многочисленных работах по этому вопросу указывается на значительную роль вестибулярного
аппарата в развитии двигательной сферы. Так, с помощью специального исследования выявлены
различные проявления вестибулярной дисфункции у 62% детей, имеющих нарушения слуха. Даже
незначительные нарушения в работе вестибулярного аппарата вызывают существенные изменения
моторики глухих. Вместе с тем нельзя не учитывать тот факт, что количество глухих, у которых
проявляются своеобразные особенности в двигательной сфере, превышает число лиц, страдающих
вестибулярными нарушениями [3, 4].
Эти положения можно объяснить тем, что патологический процесс в слуховом анализаторе
изменяет не только функции вестибулярного аппарата, но и функции кинестетического анализатора,
который также определяет особенности двигательной деятельности глухих.
С точки зрения физиологии о состоянии двигательной сферы можно судить по некоторым
неврологическим показателям. У 64% глухих имеются резкие изменения характера рефлекторного ответа
и у 43% отмечено невыраженное снятие тормозного влияния коры головного мозга.
120
Таким образом, анализ литературы свидетельствует, что состояние двигательной сферы детей с
нарушением слуха зависит от ряда причин. При этом в разных случаях любая из них может играть
важную роль. Вместе с тем можно утверждать, что особенности развития двигательной сферы у глухих
детей обусловлены тремя основными факторами: отсутствием слуха, изменением некоторых
функциональных систем и недостаточным развитием речи.
Для глухих и слабослышащих школьников характерны следующие разнообразные нарушения в
двигательной сфере, которые необходимо учитывать при организации работы [3, 4, 8]:
недостаточно точная координация и неуверенность в движениях;
относительная замедленность овладения двигательными навыками;
трудность сохранения статического и динамического равновесия;
низкий уровень развития ориентировки в пространстве;
низкий уровень развития силовых качеств (особенно статической и силовой
выносливости, а также силы основных мышечных групп – сгибателей и разгибателей);
замедленная скорость обратной реакции;
невыраженное снятие тормозного влияния коры головного мозга.
Целью нашей работы явилась разработка коррекционно-развивающей программы по развитию
координационных способностей у детей с нарушением слуха.
Для выполнения цели мы поставили перед собой такие задачи:
1) определить особенности развития координационных способностей у слабослышащих детей;
2) апробировать коррекционно-развивающую программу для развития координационных
способностей у детей 9–11 лет с нарушением слуха;
3) оценить эффективность влияния коррекционно-развивающей программы на развитие
координации у детей с нарушением слуха.
Чтобы доказать эффективность нашей коррекционно-развивающей программы мы провели
исследование на базе специальной общеобразовательной школы № 14 (СОШ №14) г. Минска для детей с
нарушением слуха.
В исследовании принимали участие 16 человек: 8 из экспериментальной группы и 8 из
контрольной. Возраст участников составлял 9–11 лет. В начале педагогического эксперимента и в одной,
и в другой группах исследуемых было проведено тестирование уровня развития координационных
способностей (КС) при помощи одних и тех же интегративных тестов. Контрольная группа (КГ)
занималась по основной программе спецшколы. Для экспериментальной группы нами была разработана
коррекционно-развивающая программа (КРП), направленная на развитие координационных
способностей у детей с нарушением слуха и длившаяся четыре месяца.
КГ занималась по программе спецшколы. Занятия по адаптивной физической культуре
проходили 3 раза в неделю по 45 минут. Каждый урок состоял из трех частей: подготовительной,
основной и заключительной.
Подготовительная часть направлена на формирование адекватной установки на реализацию
главной задачи, соответственно настроить эмоционально-волевые факторы поведения занимающихся,
обеспечить оптимальное врабатывание систем организма в соответствии с требованиями деятельности,
которая составит основное содержание занятия. В ее содержание входят строевые упражнения,
дыхательные упражнения, общеразвивающие упражнения, с предметами или без.
Основная часть направлена на решение задач, поставленных на занятии, и составляет 70% от
основного времени, где используются специально-подготовительные, специальные упражнения для
освоения нового двигательного навыка, упражнения направленные на развитие силы, быстроты и
координации. Обучение, закрепление и совершенствование умений и навыков, а так же развитие
физических качеств осуществляется в соответствии с программными требованиями для детей с
ограниченными возможностями здоровья.
Заключительная часть занятия направлена на восстановление систем организма после нагрузки.
Содержание ее составляют упражнения на дыхание, расслабление.
Для экспериментальной группы (ЭГ) нами была разработана КРП, улучшающая КС детей с
нарушением слуха. Занятия по программе проводились 3 раза в неделю в период с начала марта до конца
апреля. Длительность занятия составляла 45 минут.
Разработанная нами КРП включала следующие особенности: постепенное введение сложных
упражнений на развитие КС и включение элементов подвижных игр, направленных на развитие КС.
Также мы снизили время вводной части благодаря уменьшению количества общеразвивающих
упражнений и увеличили моторную плотность урока.
В физических упражнениях использовались следующие методические приемы:
На этапе начального разучивания действия:
элементы новизны в изучаемом физическом упражнении (изменение исходного
положения, направления, темпа, усилий, скорости, амплитуды, привычных условий и др.);
симметричные и асимметричные движения;
релаксационные упражнения, смена напряжения и расслабления мышц;
121
упражнения на раздражение вестибулярного аппарата (повороты, наклоны, вращения,
внезапные остановки);
На этапе углубленного разучивания действия:
упражнения на раздражение вестибулярного аппарата (упражнения на ограниченной,
повышенной или подвижной опоре);
упражнения на точность различения мышечных усилий, временных отрезков и
расстояния (использование предметных или символических ориентиров, указывающих направление,
амплитуду, траекторию, время движения, длину и количество шагов);
упражнения на мелкую моторику кисти (жонглирование предметами, пальчиковая
гимнастика и др.);
парные и групповые упражнения, требующие согласованности совместных действий.
На этапе результирующей отработки действия:
воспроизведение заданного ритма движений (под музыку, голос, хлопки);
пространственная ориентация на основе кинестетических, тактильных, зрительных,
слуховых ощущений (в зависимости от сохранности сенсорных систем);
Эффективным методом комплексного развития физических качеств, КС, эмоционально-волевой
и психической сферы лиц с ограниченными возможностями является игровой метод. Игра как забава,
развлечение свойственна людям во все возрастные периоды жизни, она удовлетворяет естественные
потребности человека в эмоциональном досуге, движении, общении и является способом
самовыражения.
Чтобы удостовериться, что дети в КГ и ЭГ были одинаковы по своим физическим
возможностям, был проведен ряд тестов.
Как видно из данных, представленных в таблице 1, статистически достоверных различий в
группах не было. На основании этого можно сделать вывод, что дети КГ и ЭГ до начала проведения
исследования по своим физическим возможностям и по уровню базового развития координационных
способностей были практически одинаковы.
Таб. 1.
Сравнительные данные параметров КС в КГ и ЭГ до начала проведения иссдедования.
Тесты
Проба Ромберга «Аист», с
Бег по гимнастической скамейке, с
Прыжки на одной ноге, с
Перешагивание через палку, с
«Слаломный бег», с
«Прыжки по кочкам», с
Сбивание кегель, к-во
КГ
17,7±1,40
2,74±0,12
2,54±0,20
5,87±0,24
0,98±0,20
4,05±0,52
3,41±0,30
ЭГ
17,1±1,64
2,67±0,16
2,56±0,17
5,93±0,25
0,90±0,16
3,96±0,28
3,49±0,25
t факт.
0,31
0,26
0,06
0,18
0,12
0,43
0,16
t крит.
2,15
2,15
2,15
2,15
2,15
2,15
2,15
Р
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
В таблице 2 представлены результаты тестирования уровня развития КС у детей ЭГ до и после
занятий по разработанной нами КРП.
Таб. 2.
Уровень развития КС в ЭГ до и после занятий по КРП.
Тесты
Проба Ромберга «Аист», с
Бег по гимнастической скамейке, с
Прыжки на одной ноге, с
Перешагивание через палку, с
«Слаломный бег», с
«Прыжки по кочкам», с
Сбивание кегель, к-во
до начала
17,1±1,64
2,67±0,16
2,56±0,17
5,93±0,25
0,90±0,16
3,96±0,28
3,49±0,25
после
24±1,49
1,83±0,04
2,04±0,06
5,01±0,18
0,38±0,07
3,2±0,32
4,2±0,18
t факт.
3,5
4,2
2,47
2,9
2,8
2,15
2,02
t крит.
2,15
2,15
2,15
2,15
2,15
2,15
2,15
Р
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
Как видно из данных, представленных в таблице 2, под воздействием разработанной нами КРП
наблюдается статистически достоверно выраженное улучшение показателей КС у детей
экспериментальной группы. Об этом свидетельствует достоверно выраженное увеличение четырех
тестов: на статическое равновесие (проба Ромберга «Аист»), двух тестов на динамическое равновесие
(бег по гимнастической скамейке, прыжки на одной ноге) и теста на кинестетическую способность
(перешагивание через гимнастическую палку).
Данные тестирования свидетельствуют, что под воздействием разработанной нами КРП
наблюдается статистически достоверно выраженное улучшение физических качеств у детей ЭГ. Об этом
свидетельствовало статистически достоверное увеличение тестов на ориентацию в пространстве
122
(«Слаломный бег», «Прыжки по кочкам» и сбивание кегель), что доказывает благотворное влияние
разработанной нами КРП на развитие физических качеств у детей с нарушением слуха.
Благодаря проведенным исследованиям мы можем оценить влияние разработанной КРП на
показатели координации у детей ЭГ. Под воздействием нашей программы наблюдается статистически
достоверно выраженное улучшение показателей координационных способностей у детей ЭГ. Об этом
свидетельствует достоверно выраженное увеличение всех четырех тестов: на статическое равновесие
(проба Ромберга «Аист»), на динамическое равновесие (бег по гимнастической скамейке), на
динамическое равновесие (прыжки на одной ноге) и на кинестетическую способность (перешагивание
через гимнастическую палку).
Также результаты тестирования ориентации в пространстве детей ЭГ после проведения
обследования показывают, что под воздействием разработанной нами КРП наблюдается статистически
достоверно выраженное улучшение физических качеств у детей ЭГ. Об этом свидетельствовало
статистически достоверное увеличение теста на ориентацию в пространстве («Слаломный бег»), теста на
ориентацию в пространстве (сбивание кегель), теста на ориентацию в пространстве (броски в корзину
(время, с)), что доказывает благотворное влияние разработанной нами КРП на развитие физических
качеств у детей с нарушением слуха. Параметры теста на ориентацию в пространстве («Прыжки по
кочкам») и теста на ориентацию в пространстве (броски в корзину (количество попаданий)) имели
выраженную тенденцию к изменениям в положительном направлении, но статистически достоверных
различий установлено не было.
Выводы. В результате изучения литературных источников было установлено, что КС у детей с
патологией слуха явно отличаются от уровня развития тех же качеств у детей того же возраста, но не
имеющих данной патологии и нуждаются в коррекции средствами АФК.
Нами была разработана КРП по АФК, которая включала в себя постепенное введение сложных
упражнений на развитие КС и включение элементов подвижных игр, направленных на развитие КС у
детей с нарушением слуха. Данная программа была апробирована на детях ЭГ, в то время как дети КГ
занимались по стандартной программе СОШ №14. В конце исследования были проведены контрольные
тесты, а полученные результаты сравнены при помощи методов математической статистики.
Статистически доказана положительная динамика развития КС под влиянием разработанной
КРП, включающей постепенное введение сложных упражнений на развитие КС и включение элементов
подвижных игр, направленных на развитие КС у детей с нарушением слуха. Также наша КРП доказывает
благоприятное воздействие на уровень развития КС у этих детей, по сравнению с детьми КГ,
занимавшихся по стандартной методике СОШ №14.
Литература:
1. Литош, Н.Л. Адаптивная физическая культура. Психолого-педагогическая характеристика детей с
нарушениями в развитии: учеб. пособие /Н.Л. Литош. – М.: СпортАкадемПресс,2002. – 140 с.
2. Лях, В.И. Координационные способности: диагностика и развитие / В.И. Лях. – М.: ТВТ Дивизион 2006. –
290 с.
3. Национальный интернет-портал Республики Беларусь [электронный ресурс] / История изучения
нарушений слуха у детей – М.: 2007. – Режим доступа: http://www.dcp.com.ua.index – дата доступа 03.03.2011г.
4. Национальный интернет-портал Республики Беларусь [электронный ресурс] / Детская патология
Беларуси: прошлое, настоящее, будущее. – Минск, 1998. – Режим доступа: http://minzdrav.by – дата доступа
22.02.2011г.
5. Теория и методика физической культуры: Учебник для институтов физической культуры / Л.П. Матвеев.
– М.: Физкультура и спорт, 1991. – 543с.
6. Теория и организация адаптивной физической культуры: учебник. В 2 т. Т. 2: Содержание и методики адаптивной
физической культуры и характеристика ее основных видов / Под общей ред. проф. С.П. Евсеева. – М.: Советский спорт, 2007. –
448 с.
7. Холодов, Ж.К. Теория и методика физического воспитания и спорта: учебное пособие для студентов
высш. учеб. заведений / Ж.К. Холодов, В.С. Кузнецов. – М.: изд. центр «Академия», 2000. – 480 с.
8. Шапкова, Л.В. Частные методики адаптивной физической культуры. /Под ред. Л.В. Шапковой. – М.:
Советский спорт, 2004. – 464 с.
123
ДИНАМИКА БОЛЕВОГО СИНДРОМА И НАРУШЕНИЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ У
ПАЦИЕНТОВ С ВПЕРВЫЕ ВОЗНИКШИМ ХРОНИЗИРОВАВШИМСЯ СПОНДИЛОГЕННЫМ
РАДИКУЛОПАТИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ
Стариков А.С.,
Республиканский кардиологический центр,
Пенина Г.О.,
Кировская государственная медицинская академия,
г. Сыктывкар, Россия
Социальная и медицинская значимость спондилогенной патологии нервной системы доказана
большим числом исследований, посвященных различным аспектам этой проблемы. До настоящего
времени спондилогенные заболевания периферической нервной системы (ПНС) продолжают
оставаться одной из наиболее сложных и актуальных проблем клинической неврологии (Акимов
Г.А., Одинак М.М., 2004; Скоромец А.А., Ахметсафин А.Н., Баранцевич Е.Р., 2001). Наиболее
распространенными ср еди них являются по яснич но-крестцовые радикулопатии (ПКР)
(Скоромец А.А., Скоромец Т.А. 1997;), поражающие наиболее социально и экономически активную,
трудоспособную часть населения и сопровождающиеся не только значительными экономическими
затратами на диагностику, лечение и реабилитацию, но и снижающие качество жизни больных
(Помников В.Г., Скоромец А.А.., Зоткин Е.Г., 2003).
На сегодняшний день консервативные методы лечения дискогенной радикулопатии остаются
наиболее востребованными в широкой клинической практике, что во многом обусловлено высокой
травматичностью хирургического лечения и частыми рецидивами болевого синдрома после проведенной
операции. Стремительное развитие лучевых методов диагностики, таких как компьютерная томография
(КТ), а в особенности, магнитно-резонансная томография (МРТ) существенно упростило процесс
распознавания характера дегенеративно-дистрофических изменений позвоночника. Вместе с тем,
выявляемые при помощи КТ или МРТ протрузии и грыжи межпозвоночных дисков не всегда
определяют клиническую картину заболевания, подчас являясь случайной диагностической
находкой и направляя клинициста по ложному диагностическому пути. Проблема дегенеративных
поражений позвоночника всесторонне изучается в течение последних нескольких десятилетий. Однако
до настоящего времени нет единого мнения не только о патогенезе развития клинических синдромов, но
и о терминологии и методах лечения (Антонов И.П., 1987; Бабкова В.Н., 1992; Насонов Е.Л., 2003;
Хабиров Ф.А., 2006).
Все изложенное определяет необходимость дальнейшей разработки и апробации новых методов лечения и
реабилитации спондилогенных радикулопатий, что создало предпосылки для проведения настоящего
исследования.
Целью работы являлось исследование динамики болевого синдрома и нарушений
жизнедеятельности (НЖ) у пациентов с впервые возникшим хронизировавшимся спондилогенным
радикулопатическим синдромом. Пациентам проводилось полное клинико-неврологическое
обследование, включавшее, помимо углубленной оценки соматического и неврологического статуса,
обязательное электронейромиографическое и нейровизуализационное исследование. Оценка уровня боли
проводилась нами с использованием визуальной аналоговой шкалы (ВАШ), процентной шкалы боли,
десятибалльной шкалы оценки болевого синдрома. НЖ оценивались с использованием опросника
Роланда-Морриса «Боль в нижней части спины и НЖ» и Освестровского опросника НЖ при боли в
нижней части спины.
Для оценки динамики болевого синдрома у пациентов с ПКР было обследовано 12 пациентов.
Самооценка уровня боли и НЖ у пациентов этой группы проводилась не только на 1 и 14 дней от начала
заболевания, но и через 3, 6 и 9 месяцев от момента дебюта. Среди обследованных пациентов 9 (75%)
составляли мужчины и 3 (25%) женщины. Средний возраст пациентов этой группы составил 42,3 ± 5,2
года, все они являлись жителями южных районов. Критериями включения пациентов в группу являлись:
1.
Сохраняющийся болевой синдром к окончанию курса лечения.
2.
Умеренное течение болевого синдрома с отсутствием выраженных обострений за период
наблюдения.
3.
Отсутствие травм и оперативных вмешательств на позвоночнике в анамнезе.
4.
Отсутствие необходимости регулярного приема анальгетиков или НПВП в связи с
болью в спине или сопутствующей патологией, за исключением ситуационных вариантов.
5.
Возможность пациента заполнять клинические шкалы в указанные сроки.
Результаты оценки уровня боли представлены на рис.1.
124
8
7,4
6
4,5
4,4
4
3,3
2
2,4
0
Дебют заболевания
2 недели
3 месяца
6 месяцев
9 месяцев
Уровень боли по ВАШ
Рис. 1. Динамика уровня болевого синдрома при самооценке по ВАШ.
Как видно из графика, уровень боли у пациентов к окончанию курса значимо уменьшался (с 7,4
до 2,4 баллов). В то же время, при хроническом течении болевого синдрома, уровень боли постепенно
начинал нарастать, составляя 3,3 балла на 3 месяце и 4,5 балла на 6 месяце. Затем следовала некая
стабилизация уровня боли – 4,4 балла на 9 месяц от начала заболевания.
Оценка НЖ при оценке по опроснику Роланда-Морриса представлена на рис.2.
15
10
5
0
Дебют заболевания
2 недели
3 месяца
6 месяцев
9 месяцев
Опросник Ролланда-Морриса
Рис. 2. Результаты оценки НЖ по опроснику Роланда-Морриса.
Как видно из представленного графика, у пациентов с хроническим течением вслед за
уменьшением НЖ (уменьшение суммарного среднего балла по опроснику с 11,9 ± 3,2 до 3,2 ± 1,0) ,
которое наблюдалось к окончанию курса лечения, к 3 месяцу наблюдалась отрицательная динамика
(увеличение балла до 6,0 ± 2,1), вслед за которой опять отмечалось улучшение жизнедеятельности (6
месяцев – 4,8 ± 1,7 балла, 9 месяцев – 4,3 ± 1,1 балла). При этом зафиксированные НЖ не выходят в
группу значительных (средний балл не превышает 7).
Аналогичные результаты наблюдаются и при тестировании по опроснику Освестри (рис. 3).
Из представленной диаграммы можно увидеть, что наблюдается динамика, сходная с
результатами при оценке по опроснику Ролланда-Морриса: вслед за наступившим к окончанию лечения
улучшением (уменьшение суммарного балла по опроснику – с 26,4 ± 3,1 до 17,1 ± 4,1 баллов) возникает
субъективное ухудшение жизнедеятельности, связанное с болью в спине (увеличение балла до 21,2 ± 4,3)
с последующей положительной динамикой к 6 (18,4 ± 4,2 балла) и 9 (18,0 ± 3,9 баллов) месяцам от
начала заболевания.
30
20
10
Дебют заболевания
2 недели
3 месяца
6 месяцев
9 месяцев
Опросник …
Рис. 3. Динамика НЖ при оценке по опроснику Освестри.
Наибольшие нарушения к 3 месяцу наблюдаются в категориях «Сидение», «Стояние»,
«Поднимание предметов», характеризующих, в большей степени, индивидуально-бытовую сферу и
нарушения в ней, в то время, как наиболее выраженные НЖ к 6 месяцу наблюдаются у пациентов в
категориях «Ходьба», «Общественная жизнь», «Поездки», характеризующих социальную сферу жизни
индивида.
Нарастание уровня НЖ после прекращения терапии и выписки из стационара может быть
объяснено тем, что пациент с впервые возникшим и до конца не купированным болевым синдромом не
адаптирован к жизни с болью в спине. С этим связано ухудшение, зафиксированное при тестировании на
3 месяце заболевания с максимальными нарушениями в группах бытовой сферы. Со временем наступает
бытовая адаптация, и акцент дезадаптации смещается в сторону социальной сферы. В тоже время,
125
уровень нарушений жизнедеятельности мало соотносится с субъективной выраженностью болевого
синдрома в этот период.
Таким образом, изучение динамики течения острого впервые возникшего болевого синдрома у
пациентов с ПКР показывает, что уровень НЖ не остается стабильным после выписки из стационара, а
колеблется в зависимости от характера нагрузок, предъявляемых окружающей социальной средой.
Литература:
1. Акимов Г.А. Дифференциальная диагностика нервных болезней / Г.А.Акимов, М.М. Одинак. – СПб.: Изд-во
Гиппократ, 2004. – 663 с.
2. Скоромец А.А., Ахметсафин А.Н., Баранцевич Е.Р., Клименко А.В., Козелкин А.А., Скоромец Т.А., Солонский
А.В., Шумилина А.П. Лечение поясничных спондилогенных неврологических синдромов. СПб.: Гиппократ, 2001. –
157с.
3. Скоромец А.А., Скоромец Т.А., Шумилина А.П. Остеохондроз дисков: новые взгляды на патогенез
неврологических синдромов // Невролог, журн. М.: Медицина, 1997. – №6. – С.53-55.
4. Помников В.Г., Скоромец А.А.., Зоткин Е.Г. / Ограничение жизнедеятельности при неврологических
проявлениях остеопороза позвоночника / // Медико-социальная экспертиза и реабилитация. – 2003. - N4. – с. 30-32
5. Антонов И.П. Клиническая классификация заболеваний периферической нервной системы / И.П. Антонов.
– М.: Медицина, 1987. - 15 с.
6. Бабкова В.Н. Эффективность комплексного лечения больных с неврологическими синдромами поясничного
остеохондроза в санаторных условиях// Вертеброневрология. - 1992. – №2. – С . 72-75
7. Насонов Е.Л. Проблемы остеопороза у мужчин // Рос. Мед. журн. - 2003. – Т. 11 – № 23. – С. 1-8.
8. Хабиров Ф.А. Руководство по клинической неврологии позвоночника. - Казань: Медицина, 2006. – 520 с.
ИППОТЕРАПИЯ КАК СОВРЕМЕННЫЙ МЕТОД РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕТЕЙ С
ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ.
Страшко А.Ю.,
Ставропольский реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями
здоровья»
г. Ставрополь, Россия
Лечебный эффект от общения с животными известен не одну тысячу лет и еще Гиппократ
утверждал, что больные люди быстрее выздоравливают при верховой езде, а меланхолики расстаются с
черными мыслями.
Лечебная верховая езда (иппотерапия – в переводе с греческого, «лечение лошадью») это
эффективный метод восстановительной терапии. Иппотерапия (Ит) – физиотерапевтическое лечение,
основанное на нейрофизиологии, использующее лошадь и верховую езду [3].
Сегодня в 45 странах действуют центры лечения верховой ездой. Для реабилитации больных
отбираются лошади, обладающие подходящими характеристиками. При отборе оцениваются спокойный
миролюбивый характер лошади, ее способность работать с людьми, здоровая уравновешенная психика.
В последние годы, Ит используется в системе комплексной реабилитации лиц с различными
нарушениями в развитии. Часто применяется при лечении детей-инвалидов в качестве
многофункционального метода реабилитации, т.е. иппотерапия используется не только в качестве одной
из разновидностей лечебной физкультуры, но и как метод психологической коррекции.
Ит используют в реабилитации как терапевтическое средство, которое помогает добиться
улучшения состояния пациентов, которые страдают различными отклонениями в развитии.
Сущность метода заключается в том, что лошадь (hippos ИТ греч.) при движении шагом
выступает в роли терапевтического посредника для всадника, передавая двигательные импульсы,
аналогичные движению человека при ходьбе. Лошадь передает пациенту от 90 до 110
разнонаправленных двигательных импульсов в минуту. Данное двигательное воздействие вызывает
ответную реакцию пациента, которая помогает физиотерапевту корректировать двигательную
активность больного. [4]
Большим преимуществом Ит является чрезвычайно широкий диапазон показаний к его
применению, когда происходит более быстрое и успешное, чем при традиционном лечении,
выздоровление и стойкие улучшения. Конная «терапия» неоценима при лечении и профилактике
сколиоза, неврозов, при многих желудочно-кишечных заболеваниях, остеохондрозе, отдельных
сенсорных расстройствах, психических недугах и пр. В комплексе с Ит лечение во всех случаях более
эффективно. Регулярные занятия лечебной верховой ездой благоприятно влияют на весь организм в
целом, нормализуют деятельность сердечно-сосудистой, нервной и пищеварительной систем, снижают
судорожную готовность, уровень сахара в крови у диабетиков и т.д.
Особенно эффективной и действенной Ит оказалась в реабилитационной практике с детьми,
страдающими самыми тяжкими, практически неизлечимыми заболеваниями, а также отклонениями в
физическом и интеллектуальном развитии (ДЦП, ранний детский аутизм и др.), что напрямую связано с
126
уникальным свойством Ит оказывать одновременное положительное воздействие на физическую,
интеллектуальную и психосоциальную сферы занимающихся. [2]
Интерес к лошади, восхищение ее красотой и силой свойственны практически каждому из нас.
Радость же детей, обремененных тяжелыми недугами при встрече и общении с этим прекрасным
животным трудно переоценить.
Основной механизм воздействия Ит на организм больного, основан на концепции лечебнопрофилактического влияния двух мощных факторов: психогенного и биомеханического.
Под психогенным фактором подразумеваются две высокоценные мотивации – очень желаемое с
очень опасным (страх и неуверенность в себе). Это помогает, во-первых, раскрыть потенциальные
возможности больного активно вовлекая его в лечебный процесс с преодолением страха и
неуверенности, и, во-вторых, помогает вести борьбу с имеющимися нарушениями с помощью
эмоционально стимулирующего прекрасного животного - лошади.
Под биомеханическим фактором подразумевается влияние колебаний, возникающих и идущих
от спины движущейся лошади в трех взаимно перпендикулярных плоскостях. Эти колебания вызывают
поочередное напряжение и относительное расслабление почти всех групп мышц, с большим акцентом на
мышцы туловища. Это обуславливает частичную ( а в некоторых случаях необходимую) нормализацию
мышечного тонуса, снижение спастичности, уменьшения объема и амплитуды непроизвольных
движений, улучшение координации, что в свою очередь улучшает статико-локомоторные функции [6].
Положительный эффект воздействия Ит связан со следующими факторами:

взаимодействие с лошадью уже создает положительный эмоциональный фон;

мышцы ребенка разогреваются теплом лошади и массируются движениями мощной
мускулатуры лошади;

в работу включаются все группы мышц всадника, и размеренный ритм движений
оказывает благоприятное воздействие на весь организм.
В настоящее время определены следующие основные направления использования верховой езды
в лечебных, оздоровительных и социально-педагогических целях:
1. Ит для коррекции различных двигательных нарушений, таких, как парезы, параличи верхних и
нижних конечностей, расстройства координации движений, насильственные движения и т.п. В
127
ортопедической практике были попытки применения данного метода при коррекции деформаций
позвоночника и иных дефектов осанки [Цверава, Лория, 1983; Karte, 1989].
2. Лечебная верховая езда и вольтижировка (упражнения на лошади) как метод педагогического
воздействия. Данный вид помощи показан детям и подросткам, в том числе и с нарушениями
интеллектуального развития, детям с нарушениями в поведении, затруднениями в обучении с целью
педагогической коррекции. Ведущими специалистами в этой области являются педагоги и психологи.
3. Верховая езда как спорт среди инвалидов, как спортивная деятельность, способствующая
поддержанию общей физической активности и реабилитации личности. Ведущие специалисты в данной
области – тренеры по верховой езде, имеющие специальные знания и лицензию для работы с
инвалидами.
4. Ит как назначенное врачом лечебно-гимнастическое мероприятие, в котором на лошадь
возложена роль живого тренажера. Применяется в терапии двигательных расстройств на основе
поражения центральной нервной системы, а также в комплексной реабилитации при некоторых
соматических заболеваниях и в ортопедической практике. Ведущими специалистами в проведении
занятий являются методисты по Ит и инструкторы лечебной физкультуры.
5. Ит как средство восстановления способности к передвижению в рамках послеоперационной
реабилитации хирургических больных. В терапии внутренних болезней она используется как элемент
системы, включающей средства лечения компенсированных заболеваний органов кровообращения,
нарушений обмена веществ, заболеваний органов дыхания, при различного рода вегетодисфункциях
[Цверава, Лория, 1983]. В психоневрологической практике езда верхом применяется при лечении
различных депрессий, неврозов, отдельных психозов (под особым врачебным контролем), а также при
задержке психомоторного развития у детей [Karte, 1989]. К сожалению, до сих пор не разработана
методика применения Ит в целях социальной реабилитации и интеграции инвалидов вследствие ДЦП.[1]
В настоящее время Ит является современным методом реабилитации лиц с ограниченными
возможностями.
В нашем центре, ГУСО «Ставропольский реабилитационный центр для детей и подростков с
ограниченными возможностями здоровья», этот метод используется достаточно давно, за все это время
отмечается положительная динамика в физическом и психологическом здоровье детей, а также
наблюдается улучшение в эмоционально-волевой сфере. Занятия по Ит проводятся с каждым ребенком
два раза в неделю. Эти дни, по мнению детей, считаются самыми «любимыми». Однако, занятию
предшествует подготовительная работа, которая заключается в том, что дети, при возможности, рисуют
лошадь, обговаривают впечатления от прошлого занятия и готовят совместно с родителями угощение
для своего друга «Аргонавта» (так зовут лошадь).
Все задания и нагрузка для каждого конкретного ребенка рассчитываются с опорой на его
психофизические возможности, ведь если ребенка перегрузить упражнениями, то не получится достичь
положительного эффекта, к которому мы так стараемся прийти. Так, при более легких формах ДЦП
ребенку дается комплекс определенных упражнений. В более тяжелых случаях, когда сохранность
двигательных функций минимальна, первоначальная работа заключается в обычном катании ребенка на
лошади, а при появлении позитивной динамики в состоянии опорно-двигательной системы постепенно
начинаем вводить упражнения на развитие той или иной группы мышц.
Хочется отметить, что на занятии дети очень стараются выполнить все задания, который дает
инструктор. Для них очень важно сделать их правильно и без посторонней помощи, показать родителям
и своему новому другу-лошади, что он может это. Итогом занятия, является кормление лошади
угощениями, которые принес ребенок. Этот момент очень радостный для каждого ребенка, все дети
улыбаются, смеются, их переполняют положительные эмоции.
Для каждого ребенка занятия Ит очень значимы, потому как появляется возможность не только
увидеть лошадь на картинке, но и увидеть, потрогать, прокатиться на ней верхом и даже управлять с
помощью повода.
Кроме того, занятия с лошадью помогают детям и в процессе социализации. Лошадь становится
своеобразным посредником между ребенком и окружающими людьми. Так, например, установление
контакта с детьми-аутистами происходит намного быстрее, чем на обычных традиционных занятиях.
Помимо того, родителями наших детей отмечено, что занятия Ит актуализируют и внутрисемейные
контакты, когда ребенок стремиться рассказать своим родителям, родственникам, знакомым о том, как
он катался на лошади.
В ряде наших исследований замечено: дети начинают гордиться тем, что у них получается
управлять животным, выполнять те или иные упражнения, что значительно повышает уровень их
самооценки.
В заключении хочется выразить надежду на то, что в ближайшее будущее метод Ит, как один из
наиболее эффективных и прогрессивных, будет использоваться в большинстве коррекционных
учреждений системы образования.
128
Литература:
1. Иппотерапии: возможности и перспективы реабилитации при детском церебральном параличе. А.
Денисенков, Н.Роберт, И. Шпицберг. – М.:2004.-51с.
2. Иппотерапия - как метод психофизиологической и социальной коррекции для детей с синдромом Дауна.
Симарова Елена - III Межрегиональной Конференции «Иппотерапия. Инвалидный конный спорт. Опыт и
перспективы» Россия. Санкт Петербург 2010 г.
3. http://www.pcerebral.com/cerebral/index12.php
4. http://horsesclab.ru/index.php/ii
5.
http://www.sudar-rb.com/stati-oloshadyah/ippoterapiya/
6. http://www.dislife.ru/flow/theme/195/
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ РЕАБИЛИТАЦИОННОЙ ПОМОЩИ ДЕТЯМ С ДИАГНОЗОМ ДЦП.
Сычева Я.Б., Дубовская Л.Н.,
Комплексный центр социального обслуживания населения Томской области,
г. Томск, Россия
Проблемы детей с ограниченными возможностями (ОВ) абсолютно разные, но чтобы оказать
необходимую помощь, их можно разделить условно на проблемы физического здоровья, психического
благополучия и социальной адаптации. Еще в средине 90-х годов прошлого столетия, в период
неопределенности и становления новой государственной формации, начали появляться центры по
оказанию комплексных услуг, направленных на решение наиболее актуальных проблем детей с ОВ, с
целью облегчения их нелегкой жизни. За последнее десятилетие значительные изменения произошли в
мировоззрении людей, общество «обернулось лицом» к таким людям. Их стали считать полноправными
его членами и современные дети не отворачиваются в ужасе от «других» детей, а порой не замечают
вообще их недостатки и играют вместе.
На 1 января 2009 года общая численность детей-инвалидов в Томской области 3901 человек. В
возрастной структуре детской инвалидности дети от 0 до 4 лет составляют 17%; от 5 до 9 лет – 24%; 1014 лет – 30%; 15 лет – 9,5%; 16-17 лет – 19%. На 1 месте (22.8%) – дети с психическими нарушениями, на
2 месте (21,3%) – дети с заболеваниями нервной системы. Из последних – 68, 6%, с детским
церебральным параличом, у которых в 76% случаев сохранен интеллект, но ограничены способности к
передвижению, в эту группу также входят дети, с приобретенными после травм нарушениями в нервной
системе, утратившие способность к самостоятельному передвижению. На 3 месте (18,2%) – дети с
врожденными аномалиями, у которых в силу разных причин также имеются трудности в адаптации.
В связи с ограничениями в передвижении такие дети не всегда имеют возможность получить
санаторно-курортную помощь или курс реабилитации в специализированном центре, они не могут
получить качественное образование. Дети-инвалиды имеют мало возможностей «живого» общения со
сверстниками и нередко «заперты» в четырех стенах, что усугубляет не только их физические
нарушения, но и способствует формированию психологических проблем. Такое положение ребенка часто
сопровождается проблемами в семье: низким уровнем доходов, отсутствием одного из родителей.
Дети с ОВ, как правило, проживают в неполных семьях, нередко они остаются на попечении
других родственников – бабушек, чужих добрых людей, так как от них отказываются родные родители,
если не сразу, то позднее, когда устают заботиться о таком ребенке, теряют надежду.
В отделении реабилитации одного из подобных Российских центров – Комплексном центре
социального обслуживания населения Томской области этот процесс становления ребенка с ОВ и
помощь его семье в социальной адаптации успешно протекает с 1995 года.
В соответствии с решением наиболее актуальных проблем для детей предусмотрены социальные
услуги:
социально-медицинские, направленные на поддержание и улучшение физического
здоровья (индивидуальная программа реабилитации, медико-социальное обследование, санитарнопросветительская работа, оказание экстренной медицинской помощи)
социально-психологические, направленные на профилактику отклонений поведения и
аномалий личного развития ребенка (комплекс психо-коррекционных мероприятий для ребенка и его
семьи, консультативные беседы, психологическое тестирование, экстренная психологическая помощь,
совместно со службой «Телефона доверия»)
социально-педагогические, направленные на улучшение жизненного уровня детей и их
семей, социальную адаптацию (педагогические программы, семейные праздники, родительский клуб
«Аист», посещение экскурсий, театров, выставок, концертов, кинопремьер и т.д.)
Для семьи с ребенком-инвалидом важно соблюдение многих условий. В центре ребенок и его
семья могут получить всю необходимую помощь на месте, от комфортного проживания и
индивидуального питания, до специфической разнонаправленной реабилитации. Реабилитация – это
комплекс многоплановых мероприятий, имеющих различные аспекты: медицинский, физический,
129
психический, профессиональный, социально-экономический, личностный, педагогический. Конечной
целью реабилитации инвалидов является их социальная интеграция – включение в активную жизнь
общества. В случае с детьми-инвалидами чаще, чем при взаимодействии с «обычными» детьми,
возникает необходимость разрешения некоторых медицинских проблем. Нередко у таких детей имеется
очень много серьезных пороков развития внутренних органов (сердечно сосудистой системы,
патологическое формирование органов пищеварительного тракта, недоразвитие органов зрения, слуха),
что создает объективные трудности и значительно меняет подход к реабилитации таких детей. При
назначении различных восстановительных мероприятий приходится обращать внимание и на высокую
склонность таких детей к вирусным заболеваниям, различной этиологии, врожденную «слабость»
иммунной системы.
Одной из наиболее многочисленных и социально незащищенных групп детей-инвалидов
являются дети с тяжелыми умственными и физическими нарушениями, чаще всего сочетающимися при
детском церебральном параличе (ДЦП). Проблемы, с которыми сталкиваются инвалиды с ДЦП, порой
настолько серьезны, что для многих становятся труднопреодолимыми или непреодолимыми вообще.
ДЦП – это группа синдромов, которые являются следствием повреждений головного мозга, возникших в
период беременности, родов и в раннем послеродовом периоде. Характерной особенностью ДЦП
является нарушение моторного развития ребенка, выраженное, прежде всего, в аномальном
распределении мышечного тонуса и нарушении координации движений. По преобладанию тех или иных
неврологических нарушений можно различать отдельные формы ДЦП. Обычно страдают верхние и
нижние конечности, в зависимости от преобладающего поражения которых, а также сторонности
различаются отдельные клинические варианты – диплегия, гемиплегия, двойная гемиплегия, а также в
клинической картине могут преобладать гиперкинетический синдром или гипотоническая форма, так
называемый атонически-астатический синдром с расстройством координации. Учитывая особенности
рассматриваемых форм ДЦП у детей в возрасте около 7 лет, в неврологическом статусе которых
ведущим патологическим симптомом является нарушение двигательной функции вследствие наличия
повышенного или пониженного тонуса в конечностях, изменения силы мышц, патологических
координаторных нарушений и так далее, в первую очередь проводится курс по развитию двигательных
функций ребенка.
Основной принцип данной методики – поэтапное обучение ребенка естественным навыкам. Если
ребенок не может самостоятельно держать голову, сидеть, удерживать предметы в руках, нет опоры, нет
навыков ходьбы, то обучение и стимуляция двигательных актов начинается от простого к сложному с
того этапа, на котором произошла резкая задержка в физическом развитии. Детей с физическими
проблемами обучают постепенно, не форсируя событий, если они есть, и обязательно сопровождая этот
процесс играми и беседами. Перед врачом ставится задача: научить что-либо делать ребенка, исходя из
его возможностей, используя необходимые приспособления.
В отделении ребенок с ОВ рассматривается специалистами не отдельно по каждой из своих
проблем, а в целом. И, прежде всего, он рассматривается как личность с заложенным в ней громадным
потенциалом, который необходимо развивать. Каждый аспект ставит свои задачи, имеет свои методики,
и все они направлены на подготовку ребенка с ОВ на независимую полноценную жизнь. Медицинский
аспект, предусматривает безмедикаментозное лечение для всех форм ДЦП, кроме случаев с выраженной
спастикой. В этом случае мы применяем центральные миорелаксанты (мидокалм, баклофен). Весь
процесс реабилитации, прежде всего, безболезненной, должен приносить удовольствие ребенку. Занятие
с каждым ребенком, используя специальное оборудование, идет индивидуально. Такие процедуры
назначаются после массажа, который приводит к необходимой растяжке и расслаблению мышц.
Позиционную терапию (необходимые укладки) совмещаются у нас с психологическими тренингами,
либо с учебными занятиями. Таким образом, лечение и обучение проходит рядом.
В период с 2008 по 2010 годы в отделение прошли реабилитацию различные группы детей (табл.
1).
Выводы:
В период с 2008 по 2010 годы увеличилось общее количество детей и подростков,
поступивших на реабилитацию.
Мы смогли оказать помощь большему числу семей, имеющих ребенка-инвалида (35%).
В категорию нуждающихся в социальной реабилитации и получивших ее, вошли
беженцы (22 ч.).
Количество детей, поступивших повторно, уменьшилось, но и это хороший показатель,
свидетельствующий о том, что больше новых пациентов и их семей получили комплексную помощь в
нашем отделении.
Одним из новых видов помощи стала галотерапия, которую включили в комплекс реабилитации.
Галотерапия – уникальный метод профилактики и лечения заболеваний. Он основан на использовании
искусственного микроклимата, близкого по параметрам к условиям подземных соляных спелеолечебниц.
Отрицательные ионы, попав в дыхательные органы человека, вызывают раздражение нервных
окончаний в легких, частично проникают через стенки легочных альвеол в кровь и, таким образом,
130
оказывают действие на весь организм. Мерцательный эпителий, выстилающий дыхательные пути,
совершает около 900 колебательных движений в минуту, "выметая" наружу огромное число частиц,
попадающих туда. Под влиянием отрицательных ионов колебательные движения мерцательного
эпителия ускоряются. Этим объясняется лечебный эффект воздействия отрицательных ионов при
аллергических заболеваниях, бронхиальной астме, сенной лихорадке. Отличное действие оказывают
отрицательные ионы на вредных производствах (угольные шахты, цементные заводы и т.п.).
Таб. 1.
Распределение детей, прошедших реабилитацию в г. Томске в 2008-2010 гг., по типам учреждений и
типам семей
Всего
г. Томск
Районы
области
Повторные
Количество семей
(всего)
С детьмиинвалидами
Многодет.
Неполные
Малообеспеч.
Беженцы
Количество детей
Отделение круглосуточного
пребывания
151
-
151
74
142
46
67
29
142
22
Дневное отделение
960
960
–
112
901
341
265
295
901
–
Лагерь «Парус»
240
240
-
56
211
49
25
137
211
–
Итого, чел.
1351
1200
151
242
1254
436
357
461
1254
22
Итого, %
100
89
21
18
100
35
28
37
100
В том числе
Важно отметить, что помимо аэроионизации организма, в галокамере используются и
психотерапевтические воздействия. К ним относятся:
музыко-терапевтические программы, специально разработанные применительно к различным
состояниям организма,
элементы психотренинга и гипносуггестивного воздействия.
Нами используются многие методики, которые дают видимый эффект:
1. Метод сенсорной коррекции.
2. Нагрузочная дозированная терапия.
3. Динамическая проприоцептивная коррекция (ДИПРОКОР).
Основными задачами сенсорного воспитания детей с ДЦП, на наш взгляд, являются:
1) усвоение детьми основных сенсорных эталонов цвета, формы, фактуры поверхности,
ориентировки в пространстве, величины;
2) развитие и совершенствование зрительно-слухового, тактильно-двигательного видов
восприятия, его основных свойств;
3) накопление правильного динамического представления о явлениях и предметах окружающего
мира, их свойств на основе полученного образа;
4) развитие