close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Николай Гумилев

код для вставкиСкачать
Aвтор: Харчук Сергей, ученик Средняя школа 35, преподаватель Мещерикова Нина Ивановна, "5". Набережные Челны, 2001г.
 Первая четверть двадцатого века была наполнена крупными историческими событиями, и, как всегда, переломные годы России породили много писателей и поэтов, критиков и философов. Среди них в годы, о которых идет речь, активно вели творческую жизнь Лев Толстой, Иван Бунин, Куприн, Есенин, Блок, Маяковский, Мандельштам, Андрей Белый и многие другие видные писатели, участвовавшие в общественной борьбе и создававшие произведения, отражавшие жаркие схватки противоборствующих сил. Именно в такую неоднородную литературную среду и вошел Николай Гумилев. Он был щедро наделен от природы оригинальным талантом, впоследствии, к сожалению, реализованным не в полной мере. Он написал много хороших и нисколько не враждебных нам стихов и сделал много замечательных переводов, и нельзя писать историю русской поэзии ХХ века, не упоминая о Гумилеве, о его стихах, о его критической работе как автора книги о русской поэзии, о его взаимоотношениях с Блоком, с Брюсовым, с другими выдающимися поэтами.
Поэт вырос из семьи корабельного врача. Родители его переехали в Царское Село. Хотя первое стихотворение поэта было опубликовано в газете "Тифлисский листок" в городе Тифлисе. Огромный вклад в творчество Н. Гумилева внес известный в то время поэт Инокентий Федорович Анненский, которому посвящено следубщее стихотворение:
Памяти Аненского.
К таким нежданным и певучим бредням
Зовя с собой умы людей,
Был Инокентий Анненский последним
Из царскосельских лебедей.
Я помнб дня: я, робкий, торопливый,
Входил в высокий кабинет,
Где ждал меня спокойный и учтивый,
Слегка седеющий поэт.
Десяток фраз, пленительных и странных,
Как бы случайно уроня,
Он вбрасывал в пространство безымянных
Мечтаний - слабого меня.
........
Он был директором царскосельской гимназии, в которой Гумилев выпустил свой первый сборник стихов "Путь конквистадоров".
О знакомстве с Брюсовым. В какой-то мере Брюсов был прав: юношеские стихи имели свой настрой. Н. Гумилев сразу заявил об особом подходе к миру.
Конквистадор завоевывал не земли, не страны, а новую любовь, вплетая ,в воинственный наряд звезду долин, лилию голубую, проникая в "тайны дивных снов", добывая звезды с "заснувшего небосклона".
Возникают "всегда живые, всегда могучие" "герои героев": "сверкая доспехами", они подымают "меч к великим войнам" во имя "божественной любви". Мужественная интонация нарастает. Волевое начало становится доминирующим. Вот оно - отличие Гумилева от его старших современников: К. Бальмонта, А. Белого, А. Блока (Брюсов считал, что именно им подражал Гумилев). Название "Путь конквистадоров" оттеняло новизну избранной позиции. Идеалы утверждались в "битве" огневой, даже кровавой.
Гумилев стремился приблизить возможную гармонию. На этом пути фантазия подсказала образы богов, королей, царей и пророков - символы кары за слабость людей, всеядность.
Он, как гроза, он гордо губит
В палящем зареве мечты
За то, что он безмерно любит
Безумно-белые цветы.
Страстная притяженность к грядущим зорям тесно связала "Путь конквистадоров" с поэзией начала ХХ века. В ней, однако, Гумилев проложил свое русло.
В 1907 году он уезжает в Париж для продолжения образования. Но, предаваясь творческим увлечениям, будущий поэт таки не окончил Сербонны. Он начал издавать литературный журнал "Сириус", соавтором которого была Анна Горенко, знакомая с ним еще по Царскому Селу. Гумилев стремился стать знаменитым, но после публикации трех тоненьких номеров "Сириуса" литературное предприятие его закончилось.
Там же, в Париже, выходит в свет в 1908 году вторая книга "Романтические цветы". "Любовь, в самом общем смысле слова, есть связь отдельного, и у Верхана (бельгийский поэт - символист; писал на французском) совершенно отсутствует чувство этой связи", - писал Гумилев в период создания "Романтических цветов", где драма неразделимой либо неверной любви тоже трактуется расширительно. Как знак разобщения, отчуждения людей друг от друга. Потому горечь обманутого лирического героя приобретает особую значимость. А вечная тема - новые грани.
Большинство стихотворений обладает спокойной интонацией. В неповторимом облике оживляет поэт легендарные мотивы, творит фантастические превращения. Экзотика, обычно географическая и историческая, определяет феномен Г. Не удовлетворяясь чтением и воображаемыми странствиями по экзотическим краям, Г. отправляется в свое первое путешествие в Африку, о чем пишет в письме отцу, но отец считал это пустым занятием и не только не прислал денег, в которых очень нуждался Николай, но и не дал своего благословения, сказав, что сперва закончить университет, только потом...
Но увещевания отца не были приняты во внимание, и поездка совершилась на сэкономленные присылаемые родителями деньги. Он заранее написал несколько писем и попросил друзей, чтобы они отсылали их родителям через каждые 10 дней
В 1908 году Г. вернулся из Африки в Париж, а затем и в Россию.
Отношение к начинающему поэту в литературных кругах было не особенно благожелательным. Письмо Брюсову: "Я имел к Зинаиде Николаевне Мережковской рекомендательное письмо от ее знакомой писательницы Микулич и однажды днем я отправился к ней. Войдя, я отдал письмо и был введен в гостиную. Там, кроме Зинаиды Ник., были еще Философов, Андрей Белый и Мережковский. Последний почти тотчас скрылся, остальные присутствовавшие отнеслись ко мне очень мило, и Философов начал меня расспрашивать о моих философско-политических убеждениях. Я смутился, потому, чтобы рассказать мое мировоззрение стройно и связно, потребовалась бы целая речь, а это было невозможно... Я отвечал, как мог, отрывая от своей системы клочки мыслей, неясные и недосказанные. Но, очевидно, желание общества было подвести меня под какую-нибудь рамку. Сначала меня сочли мистическим анархистом - оказалось неправильно. Учеником Вячеслава Иванова - тоже. Наконец сравнили с каким-то французским поэтом Бетнуаром или что-то в этом роде... на мою беду в эту минуту вошел хозяин дома Мережковский, и Зинаида Ник. Сказал ему: "Ты знаешь, Николай Степанович напоминает Бетнуара". Мережковский положил руки в карманы, встал у стены и начал отрывисто и в нос: "Вы, голубчик, не туда попали! Вам не здесь место. Знакомство с вами ничего не даст ни вам, ни нам. Говорить о пустяках совестно. А в серьезных вопросах мы все равно не сойдемся. Единственное, что мы могли бы сделать, это спасти вас, так как вы стоите над пропастью. Но это ведь..." Тут он остановился. Я добавил: "Дело не интересное?" И он откровенно ответил: "Да", - и повернулся ко мне спиной. Чтобы сгладить эту неловкость, я посидел еще минуты три, потом стал прощаться. Никто меня не удерживал, никто не приглашал. В переднюю, очевидно из жалости, меня проводил Андрей Белый".
Не получив признания в кружке Мережковских, Г. встречается с И. Ф. Аненским, знакомится с С. К. Маковским (сыном художника), который основал журнал "Аполлон", и становится помощником по делам издания. Он печатает в "Аполлоне" стихи и ряд статей о русской поэзии. Так появился критик, занимающийся специально поэзией, что не часто бывало в нашей литературе. Г. написал целую серию статей о ведущих поэтах начала ХХ века: о В. Брюсове, Ф. Соголубе, К. Бальмонте, Андрее Белом, С. Городецком, И. Бунине, Вяч. Иванове, М. Цветаевой, О. Мандельштаме и других своих современниках.
25 апреля Г. женится на Анне Андреевне Горенко, с которой он познакомился ещё в лицее. В том же 1910 году у Г. вышел новый, третий, сборник стихов "Жемчуга". Каждое выступление Г. встречалось в печати критически. Выход в свет "Жемчугов" тоже не остался без такого внимания. С мягкой иронией Вячеслав Иванов заметил, что автор сборника "в такой мере смешивает мечту и жизнь, что совершенное им одинокое путешествие за парой леопардовых шкур в Африку немногим отличается от задуманного - в Китай - с метром Рабле...". А. Брюсов вообще отказал Гумилеву в связях с современностью. Гумилев находил одинаковую "нецеломудренность отношения" к художественному творчеству в двух тезисах: "Искусство для жизни" и "искусство для искусства". Но делал такой вывод: "Все же в первом больше уважения к искусству и понимания его сущности.
Небольшой цикл "Капитаны", о котором так много высказывалось неверных суждений, рожден тем же стремлением вперед, тем же преклонением перед подвигом. С именами путешественников входит в "Капитаны" поэзия великих открытий.
В "Жизни страха" Гумилев писал: "Под жестом в стихотворении и подразумеваю такую расстановку слов, подбор гласных и согласных звуков, ускорений и замедлений ритма, что читающий стихотворения невольно становится в позу героя". Таким мастерством владел Гумилев.
Гумилев сделал свой вклад в этнографию Африки: собрал фольклор, изучил быт, нравы эфиопов. А для себя как поэта, по его словам, запасся материалом и зрительскими впечатлениями "на две книги". Действительно, многие стихи, особенно сборников "Шатер", "Чужое небо", обретают свежую тематику и стилистику.
Неутомимый поиск определил активную позицию Гумилева в литературной среде. Он скоро становится видным сотрудником журнала "Аполлон".
В своих воспоминаниях В. Неведомская говорит, что в характере Гумилева "была черта, заставлявшая его искать и создавать рискованные положения...". Отмечает она и его влечение к опасности чисто физической.
Г. ищет возможность как-то организационно объединить поэтов, близких ему по взглядам, по творческому направлению. Так родился "Цех поэтов". Он предлагал: "Большее равновесие между субъектом и объектом" поэзии, не оскорблять непознаваемые "более или менее вероятныими догадками", и - поведать "о жизни, немало не сомневающейся в самой себе...". Акмеистские принципы в творчестве Г., как он считал, с наибольшей полнотой выразились в новом его сборнике, вышедшем в 1912г., - "Чужое небо". Кроме своих стихов Г. включил в этот сборник переводы пяти стихотворений Теофиля Готье. В сборник были включены небольшие поэмы "Блудный сын" и "Открытие Америки". Рядом с героем Колумбом в "открытии" Америки стала не менее значительная героиня -Муза Дальних Странствий.
Г. влечет феномен жизни, которая таинственна, сложна, противоречива и маняща.
Ответ на вопрос о смысле человеческого бытия Гумилев находит у Теофиля Готье: избегать "как случайного, конкретного, так и туманного, отвлеченного"; познать "величественный идеал жизни в искусстве и для искусства".
В 1912 году. Г. ездил в Италию, где получил много свежих впечатлений; они породили новые стихи, которые он публиковал в "Русской мысли". В 1913г. Г. предпринимает еще одно путешествие в Африку, на этот раз он был командирован Академией наук. В результате этого путешествия родились новые стихи. 1914г, такой трагический для всей Европы из-за начавшейся летом первой мировой войны, был небезоблачен и для Гумилева, и прежде всего лично: наметился его разрыв с Анной Ахматовой. Г. и в жизни, и в литературе всегда тяготел к битвам, напряженным ситуациям, оружию, поэтому начало войны он встретил как возможность лично для себя отличиться в делах ратных.
Так, 24 августа 1914г. Гумилев стал добровольцем лейб-гвардии уланского полка и сделал все, чтобы немедленно попасть в действующую армию. Одновременно с Геогиевским крестом IV степени (24 декабря 1914г) за смелые действия в разведке Г. получил и звание ефрейтора.
За отличие в боях Г. 15 января 1915г. был произведен в унтер-офицеры, а 25 декабря того же года его награждают вторым Георгиевским крестом уже III степени.
В 1916г. вышла его книга стихов "Колчан". В нее были включены стихи, написанные уже в годы войны. В Колчане множество ярких вариантов темы души и тела: "все идет душа, горда своим уделом..."; "Все в себе вмещает человек, который любит мир"; "солнце духа, ах, беззакатно, не земле его побороть".
В 1918г. произошел окончательный разрыв с Анной Ахматовой. Они официально оформили свой развод.
Как и положено молодому человеку, на следующий год он влюбился и женился на Анне Николаевне Энгельгардт, дочери литератора. В 1920г. у молодых супругов родилась дочь Елена.
Вскоре после возвращения Гумилев переиздает сборники своих стихов "Романтические цветы" и "Жемчуга", пересмотрев, поправив и дополнив их. В том 1918же году выходит его новый сборник "Костер", в который вошли стихи, написанные в 1916-1917гг. Последний сборник стихов, который вышел в 1921г. Гумилев назвал "Огненный столп". В этот сборник вошли стихи, написанные после возвращения на родину, в период самых напряженных революционных перемен в России. Здесь стихи совсем уже другого Гумилева. Он отходит от им же придуманного акмеизма. Клирика "огненного столпа Гумилев пришел не стразу. Значительной вехой после "Колчана" стали произведения его парижского и лондонского альбомов, опубликованные в "Костре". Уже здесь преобладают раздумья автора о собственном мироощущении. Стихотворения рождены вечными проблемами - смысл жизни и счастья, противоречия души и тела, идеалы и действительность. Чтение "Огненного столпа" пробуждает чувства восхождения на разные высоты. "Огненный столп", тем не менее, дарит и светлые, прекрасные чувства, преклонение перед красотой, любовью, поэзией. "Огненный столп" Гумилев успел только собрать и приготовить к печати, а вышла книга уже после смерти Г. тиражом в 1000 экз. Гумилев был арестован 3-го августа 1021 года по обвинению в участии в заговоре контрреволюционной Петрогадской боевой организации, возглавляемой В.Н. Таганцевым. Решение суда - расстрел. То, что успел написать Гумилев, осталось в памяти многих и многих, любящих отечественную поэзию. Более века прожил в нашей литературе замечательный оригинальный поэт Николай Гумилев. Он прожил это время по-своему и как поэт, и как человек. И столетний рубеж, который мы отмечали в 1986г., не является, конечно, той гранью, за которой завершится писательская судьбы Гумилева.
Документ
Категория
Литература, Лингвистика
Просмотров
42
Размер файла
140 Кб
Теги
рефераты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа