close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Учебное пособие по Уголовному процессу

код для вставкиСкачать
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
"Уральский юридический институт
Министерства внутренних дел Российской Федерации"
В. К. Коломеец ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ УПК РФ:
НОВАЦИИ И ТРАДИЦИИ
Научно-практическое пособие
Екатеринбург
2007
ББК 67.410.2
К612
К612Коломеец В. К.
Основные положения УПК РФ: новации и традиции. Научно-практическое пособие/ В. К. Коломеец. - Екатеринбург: Изд-во Уральский юридический институт МВД России, 2007. - 111 с.
Рецензенты:ГСУ при ГУВД по Свердловской области;
В. С. Балакшин, доктор юридических наук, профессор (УрГЮА)
В 2007 г. внесены значительные изменения и дополнения в УПК РФ. Автор пособия одним из первых подготовил научно-практические рекомендации по новым законоположениям Общей части и досудебного производства. Издание предназначено, прежде всего, для сотрудников ОВД, обучающихся в ведомственных образовательных учреждениях.
Печатается по решению редакционно-издательского совета УрЮИ МВД России.
ББК 67.410.2
(c) В. К. Коломеец, 2007
(c) УрЮИ МВД России, 2007
ПРЕДИСЛОВИЕ
Первое издание научно-практического пособия "Актуальные вопросы производства по новому УПК РФ" было подготовлено автором на основе материалов лекций, прочитанных практическим работникам в 2002 г., издано УрЮИ МВД России в 2003 г., т. е. когда новых учебников еще не было и не могло быть. Сегодня их несколько десятков, но в них, естественно, не рассматриваются кардинальные новации 2007 года в российском УПК. В учебных заведениях МВД дисциплина "Уголовный процесс" обоснованно отнесена к профильным и тем учебным дисциплинам, которые проходят итоговую государственную аттестацию. Правильное понимание основных процессуалных положений обеспечивает должное правоприменение соответствующих предписаний не только УК, но и целого ряда иных норм, профессионально необходимых сотрудникам ОВД в их деятельности. В декабре 2006 г. исполнилось пять лет со дня принятия УПК РФ (2001 г.), в июле 2007 г. - первое пятилетие его применения... Не скоро закончатся существенные изменения и дополнения в УПК: их уже более 500... Приняты далеко не всеми ведомствами и не все необходимые подзаконные акты, например, такие как постановление Пленума Верховного Суда России от 05.03.2004 № 1 - о применении судами норм УПК... Автор первого издания констатирует, что многие его выводы и предложения не противоречили последовавшим затем изменениям и дополнениям УПК: СЗ РФ 2006 г. № 31 ч. 1 ст. 3452; 2007 г. № 16 ст. 1827; № 18 ст. 2118; № 24 ст. 2830 и 2833; № 31 ст. 4008 и 4011.
В предлагаемом научно-практическом пособии учтены основные новации в Общей части УПК, а также особенности срока и форм обучения (сокращенной, очно-заочной) дисциплине с обязательной опорой на самостоятельную работу и практику обучающихся, в том числе имеющих уже среднее юридическое либо высшее неюридическое образование, при обязательных контроле и помощи ведомственного учебного заведения и руководителей по месту службы, особенно в органах дознания и следствия.
Именно там, "на земле", в ОВД - максимум загруженности сотрудников процессуальной и другой связанной с ней работой, и при всех имеющих место быть недостатках, максимум служебной подготовки и профессиональной подготовленности ответственных руководителей и исполнителей. Такие вопросы актуальны и для других "силовых ведомств", где они еще более далеки от оптимального решения. Например, вопросы дознания в структурах Минобороны, Минюста и ФСИН, МЧС, ФСБ, ФСО, СВР, в таможенных органах (побывавших даже в Минэкономразвития и торговли). Однако из сообщений СМИ и по некоторым документам из прокуратуры складывается представление о недостаточной профессиональной подготовке и подготовленности работников ОВД и их руководителей. О реальном вкладе ОВД в дело укрепления законности, правопорядка, сохранения целостности государства, а также о роли учебных и научных учреждений - см. материалы "Российской газеты" за 09 и 10.02.2007, журнала "Государство и право" (2006. № 1. С. 54-61).
Для профессиональной подготовки и повышения квалификации обоснованно рекомендуют фундаментальные учебники, например, 3-томный "Курс уголовного судопроизводства", под редакцией В. А. Михайлова (2006 г.), "Уголовно-процессуальное право РФ", под редакцией И. Л. Петрухина (2006 г.), "Уголовный процесс" под редакцией В. П. Божьева (2006 г.) и некоторые другие. С учетом, разумеется, происшедших в 2007 году, довольно неожиданных и, бесспорно, существенных изменений почти 120 положений статей УПК и с учетом особенностей форм обучения и категорий обучающихся практических работников ОВД можно порекомендовать также учебные пособия последних лет и наиболее краткие, емкие, типа "Краткого курса уголовного процесса" - автор А. П. Рыжаков, "Уголовный процесс" - авторы А. В. Смирнов и К. Б. Калиновский. Этого же плана и предлагаемое в авторской редакции научно-практическое пособие "Основные положения УПК РФ: новации и традиции".
1. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Основные понятия, конституционно-отраслевые и отраслевые принципы
Уголовно-процессуальный кодекс РФ (2001/2002 гг.) был введен в действие соответствующим законом от 18.12.2001 № 177-ФЗ с 1 июля 2002 г., и с этого дня - понедельника - начинается отсчет новой правоприменительной практики. У преподавателей уголовного процесса и обучающихся, тем более, практиков в ведомственных юридических вузах был свой понедельник (2 сентября 2002 г.) - начало учебного года и начало нового курса нового уголовно-процессуального права России XXI века. Указанные ранее законы 2007 года о внесении существенных изменений в УПК, к сожалению, вступают в силу разновременно - с 9 июня, 7 сентября сего года или без указания срока... Новеллы или новации в российских УПК и законе о прокуратуре кардинально меняют некоторые традиционные положения о прокурорском надзоре и повышают значение ведомственного процессуального контроля в органах следствия и дознания, и не только в системе МВД. Уголовный процесс - это, прежде всего и в буквальном смысле, практическая и только процессуальная деятельность, основанная на Конституции РФ и регулируемая УПК, обязательная для всех участников при наличии определенных законом условий и оснований. В принципиально и процессуально важной ст. 5 УПК РФ даны многие основные понятия и их законодательное толкование, которое обязательно для практиков и, разумеется, для обучающихся: п. 1-60. Конечно, в нормах закона и, тем более, в практическом правоприменении не должно быть чье-либо ведомственного интереса, но все-таки с учетом ведомственной категории обучающихся и формы их обучения особого внимания заслуживают, например, такие разъяснения законодателя, как: дознание, дознаватель, органы дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, руководитель следственного органа, следователь, досудебное производство, контроль телефонных и иных переговоров, неотложные следственные действия, розыскные меры, результаты оперативно-разыскной деятельности, прокурор, процессуальное действие, уголовное преследование и некоторые другие. Уголовное преследование (п. 55) - термин не новый для российского законодательства, но сегодня он предусматривает только процессуальную деятельность - по изобличению в совершении преступления (преступлений) подозреваемых, обвиняемых, а затем подсудимых и осужденных - до вступления приговора в законную силу. Причем, уголовное преследование - это процессуальная деятельность не судов, а иных участников досудебного и судебного производства со стороны обвинения, для которых такого рода действия являются главными и основными, но также не единственно важными и возможными. К тому же производство по делу может быть прекращено и до суда, а в суде и обвинитель может отказаться от обвинения.
Современный российский УПК (кодекс - это в буквальном значении "книга"), а по сути - Свод основных общепринятых и традиционных процессуальных правил производства по уголовным делам. Кодекс объективно необходим: во-первых, для оптимального регулирования юридически значимых действий, а иногда и бездействия; во-вторых, для минимального хотя бы регулирования возникших правовых (процессуальных) отношений между основными участниками производства - до суда, в судах и при реализации юридически значимых решений; в-третьих, что самое главное, для максимально эффективного выполнения задач по защите прав и по доказыванию определенных законом обстоятельств: см., напр., ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, ст. 6 и 73 УПК. В традициях, не только российских, давно признается, что соблюдение основных процессуальных форм типа гарантий, кодификация отраслевого законодательства - это особые социальные и даже национальные ценности, от которых нельзя бездумно отказываться, хотя "хотеть как лучше" можно...
Во всеобщей истории права (процесса), общества и государства можно различать такие типы или виды "идеальных" процедур производства по уголовным делам: примитивный; обвинительный; разыскной; состязательный; смешанный; основанный только на религиозных догматах (ислама, иудейских или др.). Есть существенные отличия уголовного процесса континентальных государств, в т. ч. России, и "островных" - прежде всего в Англии и США. В нашей стране следует различать также производство по уголовным делам в разные периоды: досоветский, советский и постсоветский, т. е. сегодняшний. Уголовный процесс современной России относится к континентальному, с отдельно кодифицированным процессуальным законодательством, к смешанному, т. к. до суда он разыскной, а в суде - состязательный, причем с приоритетом публичных (государственно-властных) начал, хотя допускается и диспозитивность в ограниченных законом случаях: см. изм. и доп. ст. 20, 21, 23, 25, 28, 144, 147, 246, 318, 319, 321 УПК и соответствующее постановление Конституционного суда России от 27.06.2005 № 7.
Формирование нового материального и процессуального законодательства России продолжается уже более 10 лет, обновляются подзаконные акты, но не всегда своевременно и системно. При этом, оценивая преимущества или недостатки прежних и особенно новых правил, в том числе организационных и процессуальных, надо исходить не только и не столько из того, насколько это удобно для оперработников, дознавателей, следователей, прокуроров, адвокатов и судей, а насколько это обеспечит реальную защиту прав и законных интересов основных участников процесса и, прежде всего, пострадавших от преступного посягательства либо могущих пострадать от бездействия власти, ее злоупотреблений и превышения необходимых пределов, установленных Конституцией, УК и УПК. Сегодня еще более актуальными воспринимаются слова-заветы дореволюционных русских юристов о том, что "...полиция имеет дело с правами и сама есть право, должна быть основана на идее права, и в праве должна искать своего рода оправдания" (В. Н. Лешков), а "...правосудие должно удовлетворять именно общество, а не юристов, народ, а не класс людей, зарабатывающих себе на жизнь и делающих карьеру разбором тяжб и расследованием преступлений" (Л. Е. Владимиров).
УПК РФ включает на сегодня 474 номера статей (исключены ст. 26, 473, 475, 476, 477, а введены ст. 401, 1581, 2231), в УПК РСФСР статей было более 520. Впервые в отечественном законодательстве в УПК РФ появились и использовались в правоприменительной практике и соответствующие бланки - обязательные формы процессуальных документов: досудебные - см. ст. 476 (бланки № 1-169) и судебные - см. ст. 477 (бланки № 1-63). Для обучающихся и юристов-практиков эти формы-бланки очень нужны, в том числе и недавно введенные (№ 291, 851, в суде - № 91): см. п. 94-96 закона от 05.06.2007 № 87-ФЗ. При этом не следует и переоценивать юридического значения таких бланков, судьба которых сегодня "повисла в воздухе", т. к. признаны утратившими силу ст. 13 ФЗ № 177 от 18.12.2001 и ст. 475, 476 и 477 УПК РФ. Главное, конечно, не приложение к закону, а смысл и буква самого закона, т. е. соответствующих статей УПК, Конституции России, а в некоторых случаях общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров, ратифицированных у нас и юридически действующих: см. об этом также соответствующее Постановление пленума Верховного суда России от 10.10.2003 № 5 с учетом указанных новаций ФЗ № 211 и 214 от 24.07.2007.
В УПК, по аналогии с УК РФ, можно и нужно видеть "Общую часть" - ст. 1-139 и "Особенную": ст. 140-472. Особенная часть охватывает 9 отдельных частей-стадий и 9 специальных порядков производства. Стадиями уголовного процесса современной России считаются: 1) возбуждение уголовного дела; 2) предварительное расследование; 3) подготовка к судебному разбирательству; 4) судебное разбирательство в суде первой инстанции; 5) апелляционное судопроизводство; 6) судопроизводство в кассационной инстанции; 7) исполнение приговора и других решений суда; 8) производство в судебно-надзорных инстанциях; 9) производство по вновь открывшимся или новым обстоятельствам по данному делу. Не отступая от всеобщего, хотя и формального, принципа юридического равенства всех перед законом и судом, но учитывая специфику деяния или его участника, российский законодатель предусматривает и некоторые дифференцированные (специфичные) порядки производства: 1) особый порядок судопроизводства при полном признании обвинения; 2) производство по делам частного обвинения у мирового судьи; 3) производство с участием присяжных заседателей; 4) производство без участия обвиняемого и подсудимого; 5) производство по делам несовершеннолетних; 6) производство по делам невменяемых; 7) производство по делам так называемых vip с учетом новаций ФЗ № 211 и 214 от 24.07.2007; 8) производство по реабилитации и компенсации (ст. 133 УПК) и 9)восстановление утраченных материалов и уголовных дел (ст. 1581 УПК). Выделение автором пособия этих девяти стадий и специфичных производств в какой-то мере спорно и условно, но и обоснованно законоположениями УПК, традицией и новациями.
Из курса других учебных дисциплин хорошо известна традиционная вертикаль правовых (в т. ч. уголовно-процессуальных) норм и их источников: 1) конституционные; 2) отраслевые законодательные и комплексные; 3) подзаконные акты - высших судов, Генпрокуратуры, Минюста, МВД и т. д.; 4) международно-правовые и общепризнанные, ратифицированные... Место УПК РФ (2001/2002 гг.) среди других источников уголовно-процессуальных норм было убедительно показано еще в постановлении Конституционного суда России от 29.06.2004 - при проверке конституционности статей 7, 15, 234 и 450 УПК. Там буквально указано, что федеральный законодатель, "кодифицируя нормы, регулирующие производство по уголовным делам, вправе установить приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перед иными федеральными законами в регулировании уголовно-процессуальных отношений". Вместе с тем иногда оказываются, хотя в разной степени, затронутыми уголовно-процессуальные действия и отношения участников в целом ряде других федеральных кодексов - в УК и УИК, ГК и ГПК, ТК, НК и в иных комплексных федеральных законах - о милиции; ОРД; содержании под стражей; государственной судебно-экспертной деятельности; о прокуратуре; адвокатской деятельности и адвокатуре; о государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, свидетелей, потерпевших и прочих лиц. По процессуальным и организационным вопросам не должно быть несогласованности между законами - федеральным УПК и субъекта РФ (например, о мировых судах и судьях) и федеральными конституционными, к примеру, такими как о чрезвычайном положении, о судебной системе, о Конституционном суде России (и значении его решений, доступность некоторых из них оставляет желать лучшего). К сожалению, еще хуже обстоит дело с принятием и введением в законную силу новаций 2006, 2007 гг. многочисленных и существенных положений УК, УПК и т. д., не говоря уже о подзаконных актах. Поэтому уже давно надо было в обязательном порядке и на местах организовать хотя бы элементарную работу кодификаторов - штатных либо внештатных, силами сотрудников, обучающихся без отрыва от службы в юридических учебных заведениях. По опыту судов в каждом следственном подразделении и органе дознания надо иметь контрольные тексты некоторых кодексов, подшивку "Российской газеты", а по возможности и подключение к сети Интернет, к программам "Консультант Плюс", "Кодекс", "Энциклопедия российского законодательства" - ИПС "Гарант", может быть к электронной библиотеке Мошкова и в электронной библиотеке Уральского юридического института МВД России.
В российском УПК 2001 г. впервые была выделена глава 2 "Принципы уголовного судопроизводства", включая и досудебное (см. п. 56 ст. 5), хотя и без законодательного определения понятия "принцип", без какого-либо деления принципов (основных начал) на конституционные и отраслевые или по стадиям процесса. Таким образом, кодексом-сводом отраслевых законоположений были и остались зафиксированы следующие принципы уголовного процесса: ст. 7 - Законность при производстве по уголовному делу; 8 - Осуществление правосудия только судом; 9 - Уважение чести и достоинства личности; 10 - Неприкосновенность личности; 11 - Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве; 12 - Неприкосновенность жилища; 13 - Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; 14 - Презумпция невиновности; 15 -Состязательность сторон; 16 - Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту; 17 - Свобода оценки доказательств; 18 - Язык уголовного судопроизводства; 19 - Право на обжалование процессуальных действий и решений: см. ФЗ № 214 от 27.07.2007. Однако, по сути и форме, все перечисленные принципы можно условно подразделять на контитуционно-отраслевые (ст. 7-14, 16 и 18) и отраслевые (ст. 15, 17 и 19 УПК). И те и другие должны в четкой формулировке отражать и содержать что-то очень сущностное, существенное, прежде всего, для практического правоприменения. Разумеется, не только в интересах юристов-правоприменителей, но главным образом для защиты прав и законных интересов пострадавших и лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Поэтому, наверное, нельзя ограничиться лишь указанными положениями как принципами, не всегда можно в теории и на практике согласиться с формальным их отсутствием в УПК РФ либо с их названием, толкованием и применением: см., напр., Ю. Орлов. Проблемы истины в уголовном процессе // Государство и право. 2007. № 3; А. Кругликов. Равенство всех перед законом и судом... // Законность. 2007. № 3.
Процессуальные права и обязанности граждан (а также обязанности и права соответствующих должностных лиц) относятся к числу наиважнейших и постоянно находятся в центре внимания Конституционного суда Российской Федерации. Этот относительно новый для России орган судебной власти, безусловно пока необходимый для исправления фундаментальных ошибок в отраслевом законодательстве и главное - в правоприменении, в том числе при досудебном и судебном производстве по уголовным делам. Тем более, что значительная часть населения нашего социального и правового "государства будущего" сегодня относится к малоимущим слоям (или, по-канцелярски, к малодоходным), которым фактически ограничен доступ не только к "доступному" жилью, образованию, квалифицированной медицинской помощи, но и к такой же юридической защите и помощи, что, как правило, фактически исключает им по уголовным делам доступ и в суды, особенно в вышестоящие инстанции... Как известно, по постановлению федерального правительства с 1 января 2006 г. в некоторых областях в порядке эксперимента были созданы и работают государственные юридические бюро для оказания малоимущим бесплатной юридической помощи по делам не уголовным, а иным, связанным с защитой права собственника, социального обеспечения и т. п. В Свердловской области в 1 квартале 2007 г. малоимущим признавали лицо, чей доход был ниже прожиточного минимума в 3 324 рубля. Всего три госбюро имеются в Екатеринбурге, Нижнем Тагиле и Каменск-Уральском и их штатные сотрудники-юристы практикуют и выездную консультационную помощь. Если результаты эксперимента окажутся ожидаемо положительными, такого рода эксперимент и прецедент будет, наверное, учтен для реального обеспечения защиты прав и законных интересов тех же лиц и по уголовным делам. К тому же нередко эти дела оказываются взаимосвязанными, например, наследственные и... уголовные.
В новом российском УПК, на мой взгляд, особенно "не повезло" некоторым традиционным отраслевым принципам - очень важным для практического понимания и правоприменения, таким как публичность, установление истины (т. е. всесторонность, полнота и объективность исследования) и даже гласность. Кроме того, при обучении юристов и в практическом правоприменении не должно быть места, как бывает, двойному и взаимоисключающему толкованию конституционно-отраслевых принципов процесса, например, таким как уважение чести и достоинства личности, неприкосновенность личности, жилища, да и презумпция невиновности... С последней можно и начать: в разных формулировках презумпция невиновности (ст. 14 УПК РФ) давно известна отечественным законодателям- с 1864 г. по Уставу уголовного судопроизводства (ст. 14), а с 1977 г. - в Конституциях СССР, РСФСР и ст. 13 УПК РСФСР. Периодически в публикациях солидных изданий и авторов-юристов почему-то утверждается, что "впервые в новом кодексе был закреплен и принцип... презумпция невиновности": см. Российская газета. 2006. 5 декабря. Суть указанного принципа принципов (как и принципа законности) в том, что это скорее процессуальная идеологема, неоднозначно и очень давно сформулированная, согласно которой государство (!) считает лиц, подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и даже осужденных - невиновными до тех пор, пока их вина и виновность не будут доказаны в предусмотренном УПК порядке и установлены соответствующим приговором, вступившим в законную силу. Этот принцип, т. е. подход, на мой взгляд, не допускает, чтобы на практике дознаватель, прокурор, следователь, да и председательствующий судья (составляя обвинительный приговор) полагали, что у подозреваемого, обвиняемого и осужденного нет определенной законом формы вины... О том же говорит и статистика приговоров суда о виновности либо невиновности лиц, особенно по их непричастности: п. 20 ст. 5 УПК. Сегодня по международным нормам и по российским законам презумпция невиновности не всегда и совсем необязательно должна быть связана только с судом и с приговором. Согласно УК и УПК допустимо и досудебное, и судебное прекращение дела (уголовного преследования) по так называемому нереабилитирующему лицо основанию - по амнистии, примирению сторон, деятельному раскаянию (см. законы от 27.07.2006 № 153; от 05.06.2007 и 06.06.2007 № 87 и № 90 и другие).
Кратко о конституционно-отраслевом "Уважении чести и достоинства личности" (ст. 9 УПК). В ст. 21 Конституции России не совсем так, а иначе сформулированы положения о недопустимости унижения и, тем более, пыток. Да и в отраслевом кодексе речь идет не о внутреннем отношении должностных лиц, ведущих процесс, к личности (например, Калугина или Чикатилло), а о недопустимости при этом хотя бы и внешнего проявления унижения в виде определенных решений, действий и даже слов. В УПК, вслед за статьями УК, запрещены любые действия, унижающие достоинство, оскорбляющие человека и, тем более, создающие реальную опасность для его здоровья или жизни. При производстве по уголовному делу никто, т. е. никакие лица (не только подозреваемые и обвиняемые) не должны подвергаться указанным действиям, насилию и пыткам. В отраслевом кодексе вообще установлен, на мой взгляд, приоритет средств убеждения (силы знаний и умения) над мерами принуждения, процессуальными и иными, при одинаковых к ним требованиям законности, обоснованности, своевременности и соразмерности. Почему-то не установлена законом лишь форма обращения к участникам процесса, за исключением их обращения к суду - ч. 3 ст. 257 УПК.
В уголовно-процессуальной деятельности надо знать и учитывать определенную специфику ряда юридических понятий психологического и другого воздействия или насилия, наличия либо отсутствия добровольности, например, при явке с повинной, даче показаний и признании, изменении их, при возмещении ущерба и т. п. Еще более далек от ясного понимания законопослушных юристов-практиков, законодателей и специалистов-теоретиков (уголовного права и процесса) вопрос о пытках. О них в современных и доступных российских учебниках, комментариях и других работах обычно не пишут вообще или пишут только об абсолютном запрете пыток. Вместе с тем по публикациям СМИ получается, что такие факты на практике не редки и уже потеряли характер сенсаций, хотя СМИ речь ведут, чаще всего, не о производстве расследования, а совсем об иной деятельности, иногда и правомерной... Похоже, что у нас на практике, в теории и законодательстве, по этой острой и сложной проблеме наступает "момент истины". В недавней истории нашего государства был и такой трагический опыт, когда публично говорилось одно, а секретными указаниями ЦК ВКП(б) на местах сотрудников НКВД обязывали применять жесткое физическое воздействие как "правильный и целесообразный метод" в отношении явных и неразоружившихся, т. е. не признающихся, не раскаявшихся, "врагов народа" (см. также Ся Юнь. Пытки и утилитаризм... // Государство и право. 2005. № 11; Баренбойм П. Как избежать пытки... М., 2000).
Несмотря на многовековую историю, принцип языка судопроизводства до сих пор у нас по УПК России 2001 г., хотя и сформулирован в ст. 18, но на практике обеспечивается "со скрипом". Так, в республиках, входящих в состав РФ, не везде, наверное, имеются УПК (УК, УИК) и бланки документов с текстами на русском и иных государственных языках этих республик, да и по УПК - не четкие критерии "достаточности" или "недостаточности" владения соответствующим языком, требуются большие временные и финансовые затраты на перевод устной речи и письменных документов, а по уголовным делам вообще отсутствуют какие-либо государственные структуры для указанной работы. Кроме того, в российском УПК сегодня юридически "отсутствуют" даже такие известные в прошлом отраслевые принципы, как публичность, установление истины по уголовному делу и даже участие представителей общественности. Хотя фактически они никогда не смогут "выпасть из гнезда" практики правоприменения, да и в тексте УПК РФ сохранились некоторые важные элементы и этих принципов.
Так, в ст. 6 и 21 об обязательном производстве по уголовным делам, по сути, речь идет о принципе публичности, не исключающим некоторую диспозитивность по делам частного обвинения, частно-публичного и публичного: см. ст. 23, 25, 28 УПК. О принципе установления истины по делу фактически указано в ст. 73, 152, 171, 299, 380 УПК и в соответствующих формах-бланках процессуальных документов, действие последних сегодня как бы утратило законную силу из-за новаций. Более того, в УК РФ установлена ответственность за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, с целью воспрепятствовать всестороннему, полному и объективному расследованию, т. е. установлению истины по уголовному делу: см. ч. 2, 3 ст. 294. Процессуальные формы участия граждан в досудебном и судебном производстве по уголовным делам традиционно всегда были у нас и ранее и, конечно, имеются сейчас. Они не исчерпываются сегодня привлечением к отправлению правосудия в качестве присяжных заседателей: см. ч. 5 ст. 32 Конституции РФ и гл. 32 УПК. В Общественной палате, например, имеется законопроект о механизме общественного контроля, в том числе и за деятельностью правоохранительных органов, а на местах действуют народные дружинники, формирования казачества, землячеств и пр.
Эти вопросы, как и другие по данной теме, обучающиеся вполне могут освоить при самостоятельной работе: см. также статьи таких авторов, как Божьев В. П. Пятилетие УПК // Законность. 2007. № 1; Головко Л. В. Место Кодекса в системе источников уголовно-процес-суального права // Государство и право. 2007. № 1; Гуляев А. П., Кальницкий В. В. и др. Материалы конференции Совершенствование норм и институтов УПК РФ. Омск: Омская академия МВД России, 2006. Ссылки на литературу и нормативные акты указаны автором не в отдельных сносках, а в тексте и так, чтобы читатель смог при необходимости самостоятельно находить и использовать указанный первоисточник, но не "ксеро-присваивать" чужие правильные сноски, тексты и работы. Кстати, по международным Болонским соглашениям, такое может повлечь даже отлучение от учебы в государственном вузе и от государственной службы.
2. УЧАСТНИКИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Основные положения и процессуальные признаки, классификация, самоотвод и отвод, специальные меры государственной защиты (ст. 5 п. 171, 18, 31, 381, 411, 45-48, 58 и гл. 7-9 УПК РФ; Указ Президента РФ "О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих..." от 03.03.2007 № 269; ст. 201, 401, 402 Закона "О прокуратуре РФ" с изм., доп. 05.06.2007 № 87-ФЗ)
Круг участников в этой сфере юридической деятельности широк, специфичен и неоднороден. Правовой (и процессуальный) статус на разных стадиях процесса в разной степени был детализирован в положениях УПК РФ и приложениях к ст. 476, 477, а нередко в других законах и подзаконных актах. Вместе с тем всем основным участникам (субъектам) уголовно-процессуальных отношений, прежде всего, потерпевшему, обвиняемому, адвокату, прокурору и председательствующему судье в судах первой и апелляционной инстанций необходимо было бы иметь свой правовой (и процессуальный) статус, который включал бы такие общие элементы: 1) процессуальные права; 2) процессуальные обязанности; 3) специальные меры государственной защиты; 4) особые меры поощрения и юридической ответственности. Уголовно-процессуальная деятельность при досудебном производстве и судопроизводстве, частично и при исполнении приговора, по УПК современной России состоит из нескольких основных направлений (процессуальных функций), даже в наименовании которых условно выделены главные цели и участники - действующие лица и исполнители. Это участники, реализующие уголовное преследование (сторона обвинения - п. 47 ст. 5), защищающиеся от него (сторона защиты - п. 46 ст. 5), осуществляющие правосудие (только суд - п. 52, 53 ст. 5) и иные участники, которые обеспечивают необходимые условия уголовно-процессуальной деятельности - досудебной, судебной и постсудебной: см., напр., ч. 3, 4 ст. 11, ст. 56-60, 133-139 УПК. Надо подчеркнуть, что в нашем публично-состязательном (до суда) процессе деятельность дознавателя, следователя, их руководителей и прокурора нельзя относить только к обвинительной. В предлагаемом научно-практическом пособии, разумеется, учтены ведомственные интересы и особенности формы обучения практических работников системы ОВД. Поэтому рассматриваются более или менее подробно не все законоположения УПК, а лишь некоторые из наиболее актуальных и сложных для обучающихся. Как известно, даже из СМИ (Российская газета. 2007. 30 января, 9 и 10 февраля) за 2006 год в ОВД было 19 млн обращений, зарегистрировано 3 855 373 преступления, возбуждено более 3 млн уголовных дел, окончено расследование дознавателями - свыше 1 млн дел. Следователи ведомства расследуют дела по 70 % всех совершенных в стране преступлений, а экономической направленности - до 90 % ... Вместе с тем, отмечены весьма существенные недостатки в уголовно-процессуальной и другой деятельности, связанные и с недостаточной профессиональной подготовкой дознавателей, следователей, их руководителей. Так, например, по сравнению с Прокуратурой, ФСБ и ФСКН в системе МВД следователей больше всего, но почти треть из них не имеет высшего юридического образования, а из общего количества даже "штатных" дознавателей в ОВД лишь 39 % - с высшим юридическим и около 30 % - со средним юридическим образованием, а 36,5 % имеют практический опыт дознавательской работы не более 3 лет (см. об этом и приказ МВД России от 03.08.2006 № 606). Итак, в соответствии с УПК РФ: Участники со стороны обвинения, это: дознаватель, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, иные должностные лица органа дознания, следователь, следственная группа, руководитель следственного органа, руководитель следственной группы, прокурор, государственный обвинитель, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, представитель: ст. 5 п. 6, 7, 12, 17, 171, 18, 24, 31, 381, 41, 47, 59 и соотв. ст. УПК и формы - бланки процессуальных документов, последние законом от 05.06.2007 № 87 почему-то считаются полностью утратившими свою силу и практическое значение.
Дознаватель (ст. 5 п. 7; ст. 41) - это аттестованный сотрудник на должности дознавателя (старшего дознавателя), а также иное должностное лицо этого органа дознания (далее - ОД), которым на основании закона и письменного указания соответствующего начальника органа дознания или начальника специализированного подразделения дознания поручено произвести проверочные действия, дознание либо неотложные следственные и другие процессуальные действия. Полномочия дознавателя вправе использовать и указанные начальники, а также их заместители и лица, исполняющие их обязанности. Письменные указания начальников обязательны для дознавателя, но могут быть обжалованы по ведомственной вертикали, прокурору и в суд, как правило, без приостановления исполнения указания.
Закон запрещает возлагать полномочия дознавателя на лицо, которое по этому деянию проводит либо проводило оперативно-разыскные мероприятия (ч. 2 ст. 41), что может относиться и к мерам административного воздействия, как к основаниям для самоотвода или отвода дознавателя (ч. 1 п. 2 ст. 61, 67 УПК). В процессуальных действиях и бездействии дознаватель самостоятелен, хотя в предусмотренных законами случаях обязан уведомить и получить согласие определенных участников досудебного производства, прокурора или решение суда: см. с учетом новаций 2007 г. по ч. 4 ст. 20; ч. 3 ст. 21; 23, 25, 28, 29, ч. 3 ст. 165 УПК. Процессуальная самостоятельность и независимость дознавателя, по сравнению со следователем, регулируется не столько совестью и УПК (ч. 1 ст. 17) сколько российским УК. Новациями 2007 г. исключены "новации" 2001 г., так и не работавшие, когда следователю ОВД могло быть поручено производство дознания, а дознавателю (не только ОВД) - по оконченному им делу - поддерживать гособвинение в суде вместо прокурора. Орган дознания (ст. 5 п. 24; ст. 40) - как правило, это точно определенный УПК и иными нормативными актами государственный орган либо сам его руководитель, которые на основании законов управомочены осуществлять соответствующие процессуальные действия, оперативно-разыскные меры и расследование в форме дознания. УПК РФ по традиции указывает на коллегиальные либо единоличные ОД. Среди последних в настоящее время есть и представители негосударственных структур - руководители геологоразведочных партий, зимовок и капитаны торговых судов. Принцип единоличия-единоначалия устанавливается там, где специфичны условия работы и нужно конкретизировать и повысить ответственность руководителя за безотлагательное принятие им надлежащих мер. При этом процессуальные документы о начале, движении и окончании расследования, применении (неприменении) мер процессуального принуждения и пресечения должны, на мой взгляд, составляться от имени такого единоличного ОД, т. е. от имени соответствующего главного (старшего) судебного пристава, командира войсковой части, начальника гарнизона, военного учреждения, колонии, тюрьмы, следственного изолятора или иного учреждения, подразделения пенитенциарной системы. В коллегиальных ОД, к которым закон отнес органы внутренних дел и соответствующие подразделения МЧС, ФСКН, ФСБ, СВР, ФСО и таможенные органы, входившие недавно в систему Минэкономразвития и торговли, все процессуальные документы дознаватель правомочен составлять от своего имени и некоторые требуют еще утверждения начальником ОД. К сожалению, УПК и приложения - формы процессуальных документов, как правило, таких "мелочей" не замечали и не различали, что могло повлечь по Конституции России (ч. 2 ст. 50) и УПК (ч. 3, 4 ст. 7 и ч. 4 ст. 11) признание доказательств и мер процессуального принуждения недопустимыми.
За истекшие 5 лет формирования нового российского уголовно-процес-суального права так и нет еще необходимой ясности в системе и даже наименованиях некоторых органов дознания, включая ОВД и иные органы (ст. 40 УПК). Даже в структуре Минюста сначала в качестве органа дознания в п. 2 ч. 1 ст. 40 назван конкретный руководитель, а затем и орган службы судебных приставов - дознавателей (п. 4 ч. 3 ст. 157). В УПК место основного и традиционного ОД "милиции" (в свое время отказавшейся от слова "орган") занял сегодня снова неопределенный "орган внутренних дел". И если прежнее законодательство считало, что в ГРУОВД имелось два орган дознания - криминальная милиция и милиция общественной безопасности, то с 1 июля 2002 г. орган дознания стал единым и неделимым. Как правило, это соответствующий горрайотдел внутренних дел в целом, но не его подразделения, хотя сегодня законом № 90-ФЗ от 06.06.2007 в УПК вводится новация - ст. 401, говорящая о специализированном подразделении дознания и не только в ОВД.
Начальник орган дознания (см. прежние статьи - 5 п. 17; ч. 1 и 3 ст. 41, ч. 3 ст. 144 и ч. 4 ст. 225, к которым добавлены новации - в ст. 147, 148, 1581, 306, 319, 321, 446 УПК) - это точно определенный законом единоличный руководитель данного органа дознания, правомочный давать подчиненным сотрудникам указания и поручения о производстве проверочных действий, дознания, неотложных следственных и иных процессуальных действий, контролировать их, оказывать содействие и помощь, в необходимых случаях лично участвовать в досудебном производстве. Неточно и, на мой взгляд, юридически неверно в ч. 1 ст. 41 УПК выражена мысль, что начальник якобы может возлагать на дознавателя правомочия свои и даже органа дознания. Наоборот - это начальник ОД вправе, при необходимости, исполнить все процессуальные полномочия подчиненных ему сотрудников, включая начальника подразделения дознания и дознавателя. Сегодня в российском УПК, как и прежде, основные процессуальные обязанности и права начальника ОД не собраны в одной статье, а оказались "рассеяны" не только по всему кодексу, но и среди форм процессуальных документов и в ведомственных подзаконных актах.
По действующим законам и непротиворечащим им подзаконным актам только соответствующий начальник ГРУОВД (по ...) либо его заместитель, а не во множественном числе - см. п. 17 ст. 5 УПК, а также официально исполняющие их обязанности должностные лица, обязаны в качестве начальника ОД лично проверить законность, обоснованность и утвердить, подписать такие процессуальные документы: 1) постановление о назначении и производстве сотрудниками ОВД проверки (ревизии) финансовой, хозяйственной и иной (конкретно) деятельности: п. 25 ч.1 ст. 11 Закона о милиции; ст. 144 УПК и соотв. Инструкции МВД РФ № 177 (2004 г.), № 636 и № 665 (2005 г.) см. изм.- № 796 (2007 г.);
2) рапорт об обнаружении (должностным лицом ОД) признаков преступления: ст. 143 УПК и прежнее приложение - форму № 1;
3) постановление о возбуждении уголовного дела (должностным лицом ОД): ст. 146 УПК и с учетом изменений форма № 14;
4) постановление должностного лица ОД об отказе в возбуждении уголовного дела: ст. 148 УПК и с учетом изменений форма № 21; 5) обвинительный акт и сопроводительный документ в прокуратуру: ст. 225 УПК и бывшая форма № 163; полагаю, что по логике закона надо бы начальнику ОД утверждать и постановление о привлечении в качестве обвиняемого, если оно выносилось ранее дознавателем (см. ст. 100, 171 УПК и бывшую форму № 92), а также и постановление о прекращении уголовного дела (или преследования) по нереабилитирующему лицо основанию: см. соотв. ст. УК, УПК и бывшую форму № 135; постановление о восстановлении утраченных дознавателем уголовного дела или отдельных материалов (ч. 1 ст. 1581 УПК);
6) при необходимости и другие постановления: - о применении специальных мер государственной и (или) физической защиты участников досудебного производства: ч. 3 ст. 11 УПК и соответствующие федеральные законы;
- об оплате участия специалиста, переводчика, эксперта и адвоката - защитника по назначению - ч. 5 ст. 50 УПК;
- об отмене постановления подчиненного сотрудника ОД о приостановлении производства по уголовному делу - п. 3 ч. 1 ст. 401 УПК (см. также приложение 2 и "Российскую газету". 2007. от 26 июля).
Начальник подразделения дознания (ст. 5 п. 171 и ст. 401 УПК) - это впервые определенный российским законом единоличный руководитель соответствующего специализированного подразделения дознания (не только в системе горрайорганов внутренних дел), а равно его штатный заместитель либо должностное лицо органа дознания, официально назначенное исполнять эти обязанности. Начальник подразделения дознания (НПД) по отношению к находящимся в его подчинении дознавателям - с 09.06.2007 - правомочен:
- поручать и контролировать проверку сообщения о преступлении (-ях);
- принимать необходимые и законные меры, процессуальные решения (документы) согласно 145-148 УПК;
- полностью произвести расследование в форме дознания;
- произвести неотложные следственные и иные процессуальные действия (п. 19 ст. 5 и ст. 157 УПК);
- проверять уголовные дела, давать указания, в том числе в письменном виде, обязательные к исполнению;
- изымать уголовное дело и с письменными указаниями передавать другому сотруднику подразделения;
- отменять необоснованное постановление дознавателя о приостановлении и возобновлять производство по делу;
- вносить прокурору ходатайства об отмене незаконного или необоснованного постановления дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела, как, наверное, и любого другого такого же решения, и не только дознавателя;
- проводить организационно-техническую и аналитическую работу, готовить учетно-статистические и другие материалы.
Ранее отмечено, что НПД правомочен и сам возбудить уголовное дело, произвести по нему необходимые действия, полностью окончить дознание либо приостановить расследование, как и дознаватель по ч. 2 ст. 401 УПК. Эта новация повторяет и добавляет традиционные неясности (с начальником следственного отдела и прокурором, принявшим уголовное дело к производству), т. к. закон не дал ответа, нужны ли будут в этом случае "над ними" другие руководители подразделения дознания, следствия или прокурор?!.
Следователь (ст. 38 УПК) - это аттестованный сотрудник на должности следователя (старшего следователя и т. п.) в системе органов МВД, Следственного комитета при прокуратуре РФ, следственных органов при ФСБ, МВД и ФСКН России, который на основании закона и решения соответствующего руководителя следственного органа по уголовному делу осуществляет расследование, как правило, в форме следствия либо производства неотложных следственных и иных процессуальных действий. По сути, следователь - это исследователь, прежде всего (см. ст. 6, 7, 73 УПК), хотя закон и отнес его к стороне уголовного преследования и обвинения. Тот же закон (УПК и УК) обязывает следователя любого ведомства всесторонне, полно и объективно исследовать все уличающие и оправдывающие либо смягчающие обстоятельства, разумно возможные версии, обоснованно применять (или не применять) меры процессуального и иного принуждения, в определенных законом (не всегда четко, к сожалению) случаях прекратить уголовное дело (уголовное преследование) и обеспечить участникам досудебного производства реализацию их прав, в том числе и на квалифицированную юридическую защиту. Следователь в процессуальных действиях (и бездействии) самостоятелен, хотя в предусмотренных законами случаях он обязан уведомить и получить согласие определенных участников досудебного производства, соответствующего руководителя следственного органа или решения суда. Следователь правомочен:
- передавать руководителю своего следственного органа уголовное дело для направления его по подследственности либо при заявлении отвода или самоотвода до решения вопроса о передаче дела другому следователю;
- давать соответствующие поручения органам дознания и следователям иных следственных органов;
- при несогласии с требованиями прокурора и руководителя следственного органа обжаловать их в вышестоящей инстанции либо в суде, как правило, без приостановления их исполнения;
- может приостановить без исполнения обжалованные им письменные указания прокурора и руководителя следственного органа по вопросам: 1) изъятия дела и передачи другому следователю; 2) привлечения либо не привлечения конкретного лица в качестве обвиняемого; 3) квалификации содеянного и объема обвинения; 4) избрания либо не избрания меры пресечения; 5) производства либо не производства действий, допускаемых по судебному решению; 6) направления либо не направления дела в суд; 7) досудебного прекращения либо не прекращения уголовного дела или уголовного преследования лица;
- ограничить и запретить разглашение материалов следствия до его окончания.
Российские законодатели в июле 2001 г. дружно проголосовали за очень усеченную правовую (и процессуальную) самостоятельность и независимость следователя: 290 - "за", 2 - "против" и никого "воздержавшегося"... И только спустя годы - за сегодняшние законоположения, которые еще далеки от имевшихся в 1928 г., 1861 г. и во времена Екатерины II. К сожалению, в отечественной истории и не только, остаются малоизвестными имена тех следователей, которые были высоко профессиональными и нравственными, а потому и подлинно независимыми, в том числе процессуально, к примеру - Павел Федорович Кейзер, расследовавший уголовное дело о массовой гибели людей 18 мая 1896 г. на Ходынском поле в Москве. Сегодня такие следователи еще более нужны и они, наверное, есть, как было, например, по так называемому делу "Трех китов". Для чего потребовались неоднократные расследования и судебные разбирательства. Складывалось впечатление, что независимые следователи-профессионалы нашему обществу действительно нужны очень и не очень государству... Ведь не случайны количественная и, тем более, качественная неукомплектованность кадров, а "увольняемость" по разным причинам следователей только из системы ГРУОВД, МВД составляет порядка 7 тысяч ежегодно... Новации УПК должны помочь решать и эту проблему.
Руководитель следственного органа (ст. 5 п. 381; ст. 39 УПК) - это определенный законом единоличный руководитель соответствующего следственного подразделения в следственных органах (при ГРУОВД, МВД, ФСБ, ФСКН и в Прокуратуре), а равно штатный заместитель руководителя либо должностное лицо, официально назначенное исполнять эти обязанности. Новации 2007 г. впервые в отечественном законодательстве повышают правовое (и процессуальное) положение начальника следственного подразделения любого из ведомств до традиционного статуса прокурора и, по сути, превысили. Сегодня прокурорский надзор за деятельностью следственных органов фактически сведен к минимуму, а за деятельностью органов дознания - к максимуму. Существенно возрастает значение ведомственного процессуального контроля, главным образом в следственных органах.
В результате новаций РСО (руководитель следственного органа) с 09.09.2007 правомочен:
- поручать следователю решать вопрос о возбуждении уголовного дела и производстве следствия или неотложных следственных и иных процессуальных действий;
- выносить постановления: о соединении уголовных дел, создании следственной группы, назначив руководителя или возглавлять ее, изменять ее состав, о выделении материалов или дел;
- отменять незаконные или необоснованные постановления следователя и руководителя следственной группы;
- проверять уголовные дела, давать согласие следователю по направляемым ходатайствам в суд об избрании в качестве таких мер пресечения, как залог, домашний арест, заключение под стражу, а также контролировать их исполнение, продление сроков содержания, изменение или отмену, производство следственных и иных процессуальных действий, допускаемых по судебному решению (ч. 2 ст. 29 и ст. 165 УПК);
- давать следователю и руководителю созданной следственной группы обязательные указания в письменном виде, как правило, без приостановления их исполнения, за исключением определенных ч. 3 и 4 ст. 38 и п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК;
- устанавливать, создавать необходимые условия, продлевать и контролировать соответствующие сроки проверочных действий, неотложных следственных и иных процессуальных действий, предъявления обвинения, окончания расследования и другие;
- возвращать уголовное дело для производства дополнительного расследования со своими письменными и конкретными указаниями, контролировать их исполнение;
- изымать уголовное дело и в предусмотренных законом случаях отстранять следователя, рассматривать жалобы и решать вопросы об отводе и самоотводе, поддерживать ходатайство перед вышестоящей инстанцией и отменять указания нижестоящего РСО;
- утверждать постоновления следователя о прекращении производства, давать письменное согласие следователю для досудебного прекращения (уголовного преследования) по нереабилитирующему лицо основанию: ст. 25, 28, 427 УПК и др.;
- выносить постановление о восстановлении утраченного следователем уголовного дела или отдельных материалов;
- проводить организационно-техническую и аналитическую работу, направлять учетно-статистические и другие документы.
РСО вправе присутствовать при проведении следственных и иных действий, принять уголовное дело к производству и провести расследование, обладая при этом всеми полномочиями следователя или руководителя СГ. Неясно, нужен ли и в этом случае статус РСО и найдется ли в системе ГРУОВД-МВД столько руководителей, подготовленных фактически до профессионального уровня прокуроров... О других обязанностях и правах начальника СО см.: Материалы межвузовской научно-практической конференции "Совершенствование норм и институтов УПК РФ". Омск: Омская академия МВД России, 2006; также см. новеллы ст. 104 1-3 УК РФ и публикацию "Следствие по контракту" // Российская газета. 2007. 29 августа.
Потерпевший (ст. 42, 43 УПК и бывшие формы соотв. документов № 53, 57) - это физическое лицо, которому в результате уголовно-противоправного деяния был нанесен определенный вред - физический, имущественный и (или) моральный, а юридическому лицу - имущественный и (или) его деловой репутации. О признании потерпевшим должно быть своевременно вынесено обоснованное постановление. Если пострадавший погиб или умер в результате совершенного в отношении него деяния, то статус потерпевшего необходимо признать за одним из близких родственников пострадавшего. Надо заметить, что эту норму и практику Конституционный суд России оценил как ограничение конституционных прав других родственников и близких лиц: см. определение 18.01.2005 № 131. В контексте ст. УК и ст. 42 УПК РФ следует, наверное, понимать и различать "юридическое лицо" в широком смысле и узкоспециальном, т. е. по ст. 23, 48 ГК РФ (ч. 1). По традиции была и есть специфика правового (и процессуального) положения потерпевших - юридических лиц, а также по делам частно-публичного и более всего частного обвинения: см. ст. 5 п. 59, ст. 20, 21, 25, 28, 147, 230, 314 ч. 4, 318, 319, 321 УПК (с изм. и доп. 12.04.2007. № 47-ФЗ и 06.06.2007. № 90-ФЗ); см. "Российскую газету". 2007. 24 июля. Права и законные интересы любых потерпевших должны быть юридически и, по сути, реально обеспеченными на всех стадиях досудебного и судебного производства, включая исполнение приговора и иных решений, причем уровень их обеспеченности не может быть ниже, чем у обвиняемых, подсудимых и осужденных. Например, при изменении обвинения, приостановлении или прекращении дела, получении извинений и уведомлений, копий и т. д. В этом плане по правовым (и процессуальным) вопросам по уголовным делам об определенных законом преступлениях после 01.01.2007 возникают новые трудности при реализации ст. 104 1-3 УК, а в УПК РФ - ст. 51 ч. 1 п. 31 и др., при расследовании и судопроизводстве в отсутствие обвиняемых (подсудимых). Постоянно имеют место актуальные вопросы, так или иначе связанные с потерпевшими, при многочисленных амнистиях, рассмотрении дел в особом порядке или с участием присяжных, а также по террористическим актам, преступлениям в кредитно-банковской системе, строительстве, медицине и в некоторых других высокотехнологичных сферах деятельности. Большой резонанс вызывали "мелочные" уголовные дела 2006-2007 гг., например, по ч. 3 ст. 146 УК РФ - прекращенное судом из-за "незначительности ущерба" (в размере 266,7 тыс. рублей), нанесенного инофирме - юридическому лицу или другое дело - о ДТП со смертельным исходом для 5 пострадавших, дело, которое после уплаты подсудимым миллионных сумм потерпевшим, т. е. родственникам погибших, было прекращено также судом в виду "примирения сторон". Причем по этим делам обвиняемые и подсудимые (значит и их адвокаты - защитники) вину не признавали, но согласились с решением суда. Такого рода ситуации надо бы решать не правоприменителям, включая судей, а законодателям и четче определить границы диспозитивности, публичности и усмотрения правоприменителей. В конце концов даже олигархи, криминалитет и коррупционеры приходят у нас к консенсусу в том, что лучше, если действует сила определенного Закона, чем закон Силы, т. е. денег, "административного ресурса" и т. п. Об этом см. также: Божьев В. П. Предпосылки обеспечения интересов потерпевшего // Законность. 2005. № 11; Лунев В. В. Конфискация имущества из УПК РФ незаконно исключена // Государство и право. 2006. № 4; Материалы семинара по проблемам примирения и посредничества // Государство и право. 2006. № 9 и 10; Хатуева В. В. Особенности возбуждения уголовных дел частного обвинения // Государство и право. 2007. № 4; Чекулаев Д. Процессуальные права потерпевших на досудебных стадиях уголовного процесса // Законность. 2007. № 2; Лукин В. предлагает программу защиты прав потерпевших (см. "Российскую газету. 2007 за 7 и 24 апреля, 29 августа).
Роль прокурора в уголовном процессе: традиции и новации. Прокурор (п. 6, 31, 411 ст. 5, ст. 37 УПК) - это определенный законом единоличный руководитель соответствующего звена органов прокуратуры, назначенный на должность прокурора или его штатного заместителя либо на иную должность, приравненную законом к указанным. Прокурор (от лат. "куратор" - заботящийся о...) не только и, наверно, не столько участник уголовного процесса на стороне обвинения и осуществляющий от имени Государства уголовное преследование, сколько обязанный осуществлять активный и профессиональный надзор за процессуальный и иной деятельностью органов дознания и следствия, в том числе, и особенно, за реализацией прав теми, кто не может самостоятельно ими воспользоваться, включая и пострадавших, и лиц, изобличаемых в совершении преступлений, даже быть "говорящим судьей" (по А. Ф. Кони).
По традиции российские прокуроры были обязаны и правомочны по закону осуществлять квалифицированный юридический надзор за оперативно-разыскной, профилактической, уголовно-процессуальной и иной деятельностью органов дознания, за своевременным, всесторонним, полным и объективным производством дознания и следствия, за действиями (и бездействием) учреждений экспертизы и уголовно-исполнительной системы, нижестоящих прокуратур, поддерживать в судах государственное обвинение и исковые требования либо от этого отказаться, вносить представления в судебно - надзорные и другие инстанции (в том числе по ст. 402, 413-416, 448 УПК), приносить от имени государства официальное извинение реабилитируемому лицу и содействовать в восстановлении его нарушенных прав. Не случайно законом от 18.12.2001 № 177 на Генеральную прокуратуру была возложена предварительная разработка всех форм процессуальных документов для досудебного производства, по которым из 171 документа примерно 50 требовали обязательного прокурорского утверждения или согласия, хотя и вчера и сегодня вряд ли это всегда было, действительно, необходимо.
Новации 2007 г. определили традиционные и существенно отличающиеся от них правомочия прокурора в уголовном процессе: - признав постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным в течение 24 часов с момента получения материалов вправе отменить постановление о возбуждении дела;
- проверять исполнение закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях, в случаях его нарушения для принятия мер направлять материалы в соответствующие органы дознания или следствия;
- проверять уголовные дела в органе дознания и давать по ним обязательные и конкретные указания в письменном виде;
- рассматривать жалобы, решать вопросы об отводе и самоотводе дознавателя, при выявлении соответствующих нарушений отстранять его от производства по делу, изымать дело и передавать другому дознавателю, наверное, согласуя это с руководителями органа дознания;
- давать письменное согласие дознавателю на его ходатайства перед судом об избрании, продлении срока, изменении или отмене определенных законом мер пресечения, мер процессуального принуждения, следственных и иных процессуальных действий, допускаемых по судебному решению; при истечении предельного срока содержания под стражей отменить эту меру пресечения;
- участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении указанных ранее вопросов в ходе досудебного производства;
- отменять незаконные или необоснованные постановления дознавателя, а также нижестоящего прокурора в установленном порядке, возобновлять приостановленное дознавателем производство;
- рассматривать информацию руководителя следственного органа о его несогласии с требованиями прокурора и принимать решения, предусмотренные УПК; по этим вопросам решение Генерального прокурора РФ считается окончательным, что не означает запрета обращения в суды;
- передавать материалы и уголовные дела по их подследственности, а также изымать любое уголовное дело и мотивированным постановлением передавать его следователю Следственного комитета при прокуратуре;
- утверждать постановление дознавателя о досудебном прекращении уголовного дела или уголовного преследования (по любому из оснований);
- утверждать обвинительное заключение следователя и обвинительный акт дознавателя или возвращать их для пересоставления, а также для производства дополнительного расследования с письменными и конкретными указаниями;
- вправе отказаться от уголовного преследования и государственного обвинения в порядке, установленном законом.
Указанные и некоторые иные правовые (и процессуальные) правомочия (напр., по ч.2 ст.10 п. 10 ч. 1 и ч. 2 ст. 448 УПК) могут осуществлять лишь прокуроры и их заместители, прямо определяемые законом. В новациях ничего не сказано о непосредственном участии прокуроров, их помощников и прокуроров-криминалистов в качестве следователей или иных лиц. См. об этом выступление Заместителя Генпрокурора РФ С. В. Кехлерова в "Российской газете" за 24.05.2007 и статьи: Балакшин В. Коллизии поддержания государственного обвинения // Законность. 2006. № 4; Исаенко В. Процессуальные полномочия прокурора - криминалиста // Законность. 2005. № 7; Шадрин В. Совершенствование полномочий прокурора в уголовном процессе - в указанном ранее сборнике Омской академии МВД России; см. там же - об иных участниках на стороне обвинения; см. приказы ГП РФ от 06.09.2007 г. № 136 и 137.
Роль суда в уголовном процессе. Суд (ст. 118 Конституции РФ; п. 48, 54 ст. 5; ст. 8, 29, 30 УПК) - это определенный законом единоличный либо коллегиальный орган судебной власти, который правомочен контролировать отдельные действия и бездействие других лиц на досудебных стадиях процесса, рассматривать уголовное дело с постановлением приговора именем Российской Федерации, осуществлять надзор за деятельностью и решениями нижестоящих судебных инстанций, рассматривать отдельные вопросы и принимать по ним решения при исполнении приговора, наказания и других мер уголовно-правового характера.
В настоящее время судей в России почти 29 тыс., 1 судья примерно на 4,5 тыс. взрослого населения; все российские судьи - назначаемые, сначала на определенные сроки, затем, по сути, несменяемые до 70-летнего возраста. Присяжные - в отличие от народных заседателей в прошлом - сегодня юридически не приравнены к судьям - профессионалам, но представляют высшую форму участия народа в уголовно-процессуальной деятельности: см. ч. 5 ст. 32 Конституции РФ; п. 1 ст. 11 ФКЗ о судебной системе; ФЗ о присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции от 20.08.2004 № 113 в редакции ФЗ от 31.03.2005 № 26; с изменением ст. 6 Закона от 18.12.2001 № 177 - Законом от 30.12.2006 № 269 о том, что суд с участием присяжных заседателей в Чеченской Республике должен быть не с 01.01.2007, а с 01.01.2010; п. 2 ч. 2 ст. 30 и ч. 3 ст. 31 УПК РФ. В прежних приложениях к ст. 477 УПК были указаны формы 64 процессуальных документов для судебного производства, подготовленных под контролем Верховного Суда России. Конечно, это был не исчерпывающий перечень и тогда уже было целесообразно, чтобы их номера отличались от досудебных, например, добавлением букв "СП" - судопроизводство ("П" - прокурорский надзор, "С" - следствие и "Д" - дознание).
Разумеется, никаким формам судебного производства, как и досудебного, не следует заранее отдавать предпочтение, главное - как и "на кого" они работают. В зависимости от времени, места и условий (относительно нормальных либо экстремальных) могут быть законодательные и правоприменительные приоритеты, всегда учитывающие собственный опыт и традиции, а иногда и общепризнанные нормы нравственности и международного права: см. Кодекс чести судьи РФ и соответствующее Постановление пленума Верховного суда России от 10.10.2003 № 5. По действующему российскому УПК единолично судья, т. е. суд рассматривает дела о преступлениях (если санкция не свыше 3 лет лишения свободы) - в мировых судах и федеральных (районных или приравненных к ним), в том числе при апелляции на решение мирового судьи, который является судом субъекта РФ; также единолично по первой инстанции рассматриваются дела о преступлениях с санкцией до 10 лет лишения свободы - в федеральных судах от районных и выше.
Коллегиальный суд - это 3 судей федерального областного суда (или суда, приравненного к нему) либо 3 судей Верховного суда России, которые рассматривают по первой инстанции дела, как правило, о тяжких и особо тяжких преступлениях. В случаях, предусмотренных Конституцией РФ и УПК, по ходатайству обвиняемого, его дело рассматривает суд в составе 1 профессионального судьи - председательствующего и 12 присяжных заседателей суда из числа российских граждан, проживающих на определенной территории (ч. 2 ст. 20; ч. 2 ст. 47 и ч. 4 ст. 123 Конституции РФ и ст. УПК - 5 п. 30; 30 ч. 1 п. 2; 31 ч. 3). В кассационных и надзорных инстанциях состав суда только коллегиальный - из 3 судей при кассационном производстве (от лат. "коллегия" - трое), а при надзорном - не менее 3. Пленум Верховного суда РФ, т. е. собрание всех судей этого высшего судебного органа, не рассматривает конкретных уголовных дел, но дает исключительно важные разъяснения по актуальным вопросам судебной практики, по сути, обязательные не только для судов: см. в Бюллетене ВС РФ соответствующие постановления Пленума от 31.05.2007 № 27 о судебной практике рассмотрения решений квалификационных коллегий о привлечении судей к дисциплинарной ответственности и другие, например от 05.03.2004 № 1 по актуальным вопросам применения положений нового УПК; от 22.11.2005 № 23 о судопроизводстве с участием присяжных; от 05.12.2006 № 60 об ускоренном и упрощенном порядке судопроизводства при полном согласии обвиняемого (подсудимого) с обвинением; от 11.01.2007 № 1 по судебно-надзорной деятельности, а № 2 - по вопросам назначения судами уголовного наказания, в том числе при явке с повинной, существенно смягчающей ответственность и наказание. К сожалению, высший судебный орган и в этом постановлении вновь умалчивает о такой явке с повинной, которая по закону полностью освобождает явившееся лицо от уголовной ответственности и наказания: об этом см. Материалы указанного ранее сборника Омской академии МВД России, 2006 г. и статью в первом номере за 2006 г. "Журнала российского права". В настоящее время российские суды и судьи, и только они, имеют правомочия принять решения по таким правовым (и процессуальным) вопросам, как: признать виновным лицо (физическое) и назначить уголовное наказание, а равно иную меру уголовно-правового характера; как правило, не ухудшая положения осужденного, корректировать решение суда в стадии исполнения приговора; отменить или изменить решение нижестоящей судебной инстанции; временно отстранить от должности подозреваемого и обвиняемого; применить в виде меры пресечения залог, домашний арест или заключение под стражу, продлить их срок; поместить не находящееся под стражей лицо в медицинский стационар для производства экспертизы; осуществлять контроль за теми оперативно-разыскными, процессуальными и следственными действиями, которые могут затрагивать основные конституционные права и свободы физических или юридических лиц; рассматривать жалобы, ходатайства, принимать решения и давать согласие-заключение: о снятии иммунитета с определенных законом лиц на возбуждение уголовного дела и т. д., в том числе в отношении следователя, руководителя следственного органа, прокурора, адвоката и судьи (ст. 29, 125, 165, 318, 319, 321, 397, 447, 448, 450 УПК РФ с изм. и доп. по ФЗ № 214 от 24.07.2007.).
О роли суда и судей см. также: Клеандров М. И. О спецпроверке кандидатов в судьи // Журнал российского права. 2007. № 2; Колбая Г. Н. О научном обеспечении судебной реформы // Журнал российского права. 2005. № 6; Колесникова Е. В., Селезнева Н. М. О повышении ответственности судей в Российской Федерации // Журнал российского права. 2006. № 12; Н. Китаев Неправосудные приговоры к смертной казни. Иркутск. 2001; Николаев А. В., Юрьева А. С. Против искажения юридических итогов Великой Победы над фашисткой Германией // Государство и право. 2006. № 9; Медведева И., Шишкова Т. Троянский конь ювенальной юстиции // Наш современник. 2006. № 5; Суд присяжных в России: Громкие уголовные процессы 1864-1917 гг. / Сост. С. М. Казанцев. Л., 1991; Леви А. Суд присяжных: нужна реформа // Законность. 2006. № 12 и, кроме того, известные работы таких замечательных авторов, как А. Ф. Кони, Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, А. П. Чехов и, к сожалению, малоизвестные многим юристам-практикам произведения В. Распутина "Живи и помни", "Дочь Ивана и мать Ивана", В. Федорова "Женитьба Дон Жуана", на мой взгляд, последнее является лучшим произведением в стихах (!) об уголовном процессе советской России.
Участники со стороны защиты - это подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, оправданный, реабилитируемый, лицо, в отношении которого производство прекращено по нереабилитирующему основанию, защитник (как правило, адвокат), гражданский ответчик, представитель, законный представитель: ст. 5 п. 12, 35, 46; ст. 46-49, 54, 55 УПК и бывшие или будущие (?) формы - бланки процессуальных документов.
Подозреваемый (ст. 46, 100, п. 1 ч. 1 ст. 145, 223 УПК и постановление Конституционного суда России от 27.06.2000 № 11) - это физическое лицо, которое может быть субъектом определенного уголовным законом деяния, если в отношении лица имеются доказательства, но их еще недостаточно для обоснованного обвинения. Этого участника в российском уголовном процессе юридически не было в период с 1864 по 1961 гг. В УПК РФ 2001 г. с учетом новаций 2007 г. появление подозреваемого, его статуса (прав и обязанностей), связывают с определенным моментом производства, процессуальным документом и сроком - за исключением п. 1 и 4 ч. 1 ст. 46 УПК:
- когда уголовное дело возбуждено в законном порядке в отношении конкретного лица (п. 1 ч. 1 ст. 46; ст. 146, 147, 223 УПК);
- при досудебном задержании лица как подозреваемого - на срок не более 48 часов, а по судебному решению о продлении этого срока еще не более 72 часов (ч. 2 ст. 22 Конституции РФ; п. 2 ч. 1 ст. 46; ст. 91, 92; п. 3 ч. 7 ст. 108; ч. 2, 3 ст. 128 УПК);
- если к лицу до вынесения обвинения применена судом мера пресечения в соответствии со ст. 100 УПК, как правило, до 10 суток, а в исключительных случаях до 30 суток (ч. 2 ст. 22 Конституции РФ; п. 3 ст. 46; ст. 97, 99, 100, ч. 1 ст. 108 УПК);
- либо лицо, которое о совершении преступления или преступлений было уведомлено соответствующим документом (по ст. 2231 УПК).
Кроме этого, Конституционный суд России еще в указанном ранее постановлении 2000 г. обратил внимание на то, что права подозреваемого должны быть обеспечены и тому лицу, в отношении которого при производстве расследования проводят процессуальные, следственные и иные действия, фактически направленные на его изобличение в совершении преступления, например, предъявляют для опознания, производят допрос и очную ставку и т. п. Среди процессуальных прав подозреваемого надо особо выделять, разъяснять и обеспечивать (не нарушать) такие, как:
• своевременно быть уведомленным, т. е. знать и понимать, в чем конкретно и именно его (ее) подозревают и почему;
• получать об этом копию соответствующего процессуального документа и разъяснения, в том числе основных прав, обязанностей и юридических последствий при их соблюдении или нарушении; хранить документы при себе;
• заявлять ходатайства об участии переводчика, адвоката, законного представителя, специалиста; отказ от их участия или согласие с участием лиц, приглашенных дознавателем или следователем, может быть только добровольным и оформленным в письменной форме;
• быть допрошенным в кратчайшие сроки - до истечения 24 часов после задержания, и в течение 3 суток с момента вручения уведомления о подозрении, иметь для консультации с защитником не менее 2 часов перед первым допросом, давать объяснения и показания либо от этого отказаться, представлять в качестве возможных доказательств определенные сведения, предметы и документы, а также свои аргументы для их проверки;
• заявлять отводы, жалобы и ходатайства, включая о встрече с руководителями ОД, СО и прокурором, которые об этом должны быть своевременно уведомлены; • быть доставленным к федеральному судье не позднее 40 часов после задержания для решения вопросов об освобождении, заключении под стражу, содержании под домашним арестом или продлении задержания еще на 72 часа; ходатайствовать об уведомлении (либо неуведомлении) определенных законом лиц о задержании, заключении под стражу и месте своего нахождения;
• знакомиться с протоколами следственных и других процессуальных действий в предусмотренных законом случаях; добровольно согласиться с прекращением дела (или уголовного преследования) по нереабилитирующему основанию в отношении себя либо не согласиться и требовать продолжения расследования и передачи дела в суд.
Обязанности подозреваемого по логике закона это: не продолжать преступной деятельности; не пытаться скрыться от органов расследования; не уклоняться от вызовов в орган дознания, к следователю или в суд; не препятствовать установлению истины и производству по делу, включая освидетельствование, экспертизу, дачу образцов для сравнительного исследования, предъявление для опознания и т. п. Фактически и юридически эти и другие обязанности подозреваемого являются, по сути, реализацией тех запретов или ограничений, которые предусмотрены целями и содержанием определенных законов мер процессуального убеждения, принуждения или пресечения. Об этом см. также статьи: Бозров В. Процессуальный статус задержанного в частном порядке // Законность. 2005. № 9; Овсянников И. Уголовно-процессуальные гарантии прав подозреваемого // Юридический мир. 2005. № 10 и Булатов Б. Б., Николюк В. В., Цоколова О. И. - в указанном ранее сборнике материалов Омской академии МВД России, 2006 г. Обвиняемый (ст. 5 п. 22; ст. 47; ч. 2 ст. 133, 134 УПК) - это физическое лицо, которое является субъектом определенного УК РФ состава преступления и в отношении него имеется достаточно допустимых и достоверных доказательств по данному делу. Появление статуса обвиняемого, его прав и обязанностей связано с определенным моментом, процессуальным документом, а иногда и сроком - по ст. 47, 100, 172, ч. 3 ст. 224, 225, 318, 319 УПК РФ (с учетом новаций 2007 г.):
• когда вынесено законное и обоснованное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого (до этого у отдельных российских граждан сначала должен быть снят особый иммунитет); • когда вынесен обвинительный акт, а ранее указанного постановления не было;
• когда по делу частного обвинения мировым судьей было принято соответствующее заявление и назначено судебное заседание.
После назначения судьей судебного разбирательства по уголовному делу обвиняемый становится подсудимым, а с вынесением и провозглашением приговора - осужденным или оправданным. По букве и смыслу ч. 2 ст. 47 и ст. 133, 134 УПК РФ реабилитируемое лицо - это полностью оправданное по предъявленному обвинению и не осужденное по этому же делу, но по другому, измененному обвинению (см. Бюллетень ВС РФ. 2005. № 1. С. 22). Неоднократные и неудачные новации по делам частного обвинения так и не внесли ясность в вопросы о том, когда при таком производства дело считается возбужденным (и кем), а когда (и как) появляются обвинение и обвиняемые? При назначении судебного заседания мировым судьей лицо, в отношении которого было подано и принято соответствующее заявление, становится подсудимым - не будучи обвиняемым... Кроме этого, еще с советских времен остается, к сожалению, неопределенным вообще правовой (и процессуальный) статус лица подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, в отношении которого прекращено производство по нереабилитирующему основанию, как и других лиц, по сути, соучастников, отбывающих или отбывших наказание: об этом см., например, Коломеец В. К. Новые положения УК и УПК, практика их применения: приложение к "Юридическому вестнику". Екатеринбург: УрМАЮ, 2000; статья того же автора "Российское право и процесс о явке с повинной: вчера, сегодня и завтра" (в указанном ранее сборнике Омской академии МВД России, 2006 г.)
Процессуальные права и обязанности обвиняемого во многом такие же, что и у подозреваемого, но при этом законом учитываются и длительность пребывания обвиняемым (подсудимым), и наличие обвинений, первичного или итогового, но всегда достаточно обоснованного. При производстве следствия, как правило, надо особо выделять, разъяснять, обеспечивать и соблюдать (не нарушать) такие процессуальные права обвиняемого, как:
• своевременно быть уведомленным, т. е. знать и понимать, в чем конкретно и именно это лицо обвиняют и почему; в чем обвинение изменено и по какому основанию;
• получить об этом соответствующую копию процессуального документа и разъяснения, дополняющие статус подозреваемого, включая и основания, которые по закону могут смягчать или отягчать уголовную ответственность либо полностью освободить от нее;
• иметь адвоката - защитника: в определенных ст. 51 УПК РФ случаях обязательно, в том числе бесплатно (на платной основе количество защитников не ограничивается); согласие на участие адвоката по назначению и отказ от защитника должны быть добровольными и оформлены в письменной форме;
• иметь необходимые по закону условия и время для встречи с адвокатом и подготовки к защите (ч. 3 ст. 47), для перерывов при допросах и других действиях; давать показания добровольно либо отказаться от этого; знать, что после отказа повторный допрос по тому же обвинению производят только по письменной просьбе самого обвиняемого (ч. 4 ст. 173);
• знать о роли признания (по УК и УПК), включая особый порядок судопроизводства при полном согласии самого обвиняемого с предъявленным ему обвинением, когда закон за это преступление предусматривает наказание не свыше 10 лет лишения свободы (ст. 314 УПК);
• предоставлять лично и через защитника, законного представителя и иных лиц определенные сведения, предметы и документы в качестве возможных доказательств, а также свои аргументы для их проверки; ходатайствовать о соответствующем документировании факта явки с повинной, признания, возмещения или заглаживания вреда;
• знать об основаниях и порядке реабилитации обвиняемого; добровольно согласиться с прекращением дела (или уголовного преследования) по нереабилитирующему в отношении себя основанию либо не согласиться и требовать продолжения расследования и передачи дела в суд;
• своевременно ознакомиться с материалами оконченного при расследовании дела, получить копию итогового документа бесплатно, а за свой счет - копии других документов, за исключением тех, которые относятся к государственной или иной охраняемой федеральным законом тайне либо отнесены к конфиденциальным, а равно персональным сведениям о личности: ст. 23, 24; ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.
Обязанности обвиняемого закон фактически также указывает: см., например, ст. 97, 100 - 102, 106, 107, 111, 210, 247 УПК и бывшие формы - бланки процессуальных документов; а также ст. 1041-3 УК РФ о конфискации (СЗ РФ. 2006. № 31 ч. 1. ст. 3452). Следует предвидеть большие правовые (и процессуальные) сложности при реализации этой новеллы 2006 г. и новаций 2007 г.: см. "Российскую газету" за 29 августа с. г. В российских УК и УПК не все еще ясно с ответственностью подозреваемого и обвиняемого за оговор, за лжесвидетельство других лиц и совсем неясно, причем давно, т. е. с введения в действие "нового" УК РФ 1996 г., с ответственностью организатора и руководителя преступного сообщества за преступления, совершенные участниками этого криминального формирования (по ч. 5 ст. 35 и ч. 1 ст. 210 УК РФ). К сожалению, законодатели пока должным образом так и не отреагировали на публикации по этим актуальным вопросам в конце прошлого века и начале этого, в том числе и автора пособия: см. Коломеец В. К. О некоторой специфичности конфликтов и доказывания по делам о ч. 1 ст. 210 УК РФ: Преодоление конфликтных ситуаций в процессе раскрытия и расследования преступлений: Сб. науч. тр. Екатеринбург: Изд-во УрЮИ МВД России, 2006; Новикова Ю. Г. Особенности уголовного судопроизводства по делам о взаимосвязанных преступлениях, Екатеринбург: Изд-во УрЮИ МВД России, 2005; Бравилова Е. А Обвинение и его изменение на различных стадиях уголовного процесса. Екатеринбург: Изд-во УрЮИ МВД России, 2005.
Гражданский ответчик (ст. 54 УПК; ч. 1 ст. 1064, ст. 1075, 1078, 1079, 1081 ГК РФ) - это, как правило, тот же обвиняемый (подсудимый), в отношении которого вынесено соответствующее постановление, в том числе о привлечении его в качестве гражданского ответчика, а как исключение - другое лицо, физическое, юридическое, несущее по гражданскому законодательству правовую ответственность за причинение вреда. По делам о преступных деяниях несовершеннолетних, пожилых, больных или некоторых категорий должностных или иных лиц, чья деятельность связана с источниками повышенной опасности, закон допускает перенос ответственности за имущественный вред и денежной компенсации за моральный вред с непосредственного причинителя вреда на другое лицо, например, на близкого родственника, на юридическое предприятие, учреждение, на их руководителя, охранную или контролирующую службу. Такое законоположение известно очень давно и оно в законных интересах и обвиняемого (подсудимого, осужденного), и потерпевшего (гражданского истца). Гражданский ответчик, как и пострадавший, гражданский истец, участвуют в уголовном процессе лично, а также могут иметь своего представителя, включая и адвоката (ст. 55 УПК). Защитник (ч. 1 ст. 48, ст. 55 Конституции РФ; ст. 49 УПК; Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре - от 31.05.2002 № 35 (с изм. и доп. 2003-2007 гг.) - это гражданин России и высококвалифицированный юрист, имеющий статус адвоката и зачисленный в реестр адвокатской палаты субъекта РФ для оказания квалифицированной юридической помощи. Иное лицо может быть допущено в качестве защитника по решению суда.
В определенных законом случаях квалифицированная помощь адвоката - защитника обеспечивается обязательно (ст. 51 УПК), в том числе и бесплатно либо на добровольной и платной основе. По смыслу и букве закона адвокат - защитник оказывает правовую (и процессуальную) помощь лицам, явившимся с повинной, задержанным в административном или "частном" порядке (до возбуждения уголовного дела), после возбуждения уголовного дела либо вручения лицу уведомления о подозрении (ст. 2231 УПК), а также подозреваемым, обвиняемым и тем, в отношении кого производство прекращено по нереабилитирующим основаниям или ставится перед судом вопрос о применении к лицу принудительных мер воспитательного, медицинского и иного уголовно-правового характера. Для защиты законных интересов подзащитного лица адвокат вправе (по ст. 53 УПК) использовать законные средства и те, которые не запрещены законом, при этом не допуская и нарушения норм Кодекса профессиональной этики адвоката (2003 г.). Соответствующие жалобы и представления на действия (и бездействие) адвоката рассматривает квалификационная комиссия, создаваем в адвокатской палате субъекта РФ (ст. 29, 33 Закона от 31.05.2002 № 35). Новации последнего времени требуют согласования законоположений, в том числе касающихся адвокатской тайны. Так, например, по ч. 5 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре органам дознания запрещено негласное сотрудничество в любой форме с адвокатом, а в п. 5 ч. 3 ст. 6 - предписано, что условия официальных процессуальных бесед адвоката с подзащитным, в том числе в местах содержания под стражей, должны обеспечивать реальную конфиденциальность. Планы, досье и любые сведения, связанные с оказанием юридической помощи, по закону являются адвокатской тайной, в связи с чем адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля. Кроме того, проведение оперразыскных мероприятий, возбуждение уголовного дела в отношении адвоката, производство следственных действий (таких, как выемка, обыск и т. п.) допускается только на основании судебного решения: см. ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре..., ст. 11, 29, 123, 319, 447, 448 УПК РФ и Определение Конституционного суда России от 08.11.2005 № 439.
Вместе с этим, на органы внутренних дел законодательством были возложены новые и важные обязанности: принимать необходимые меры по обеспечению личной безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности их имущества: ч. 4 ст. 18 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре. Тем более, что новации о конфискации (по ст. 1041-3 УК) и допустимость ведения досудебного и судебного производства в отсутствие обвиняемого, подсудимого и осужденного (п. 31 ч. 1 ст. 51; п. 8 ч. 1 ст. 73; ч. 5 ст. 108; ч. 5 - 7 ст. 247 УПК) возлагают сегодня и на адвокатов-защитников, прежде всего, довольно сложные и специфичные правомочия: см. Закон от 27.07.2006 № 153. При самостоятельной работе по этой теме см. также: Бородинова Т. Г., Демидов И. Ф. Обвинение и защита: проблема равных возможностей // Журнал российского права. 2005. № 2; Шейфер С. А. Роль защиты в формировании доказательственной базы по уголовному делу // Государство и право. 2006. № 7; Гордейчик С. Злоупотребление правом на защиту // Законность. 2006. № 12; Казиахметов С. УПК РФ: успех или проблемы? // Законность. 2007. № 2; интервью президента Федеральной палаты адвокатов в РФ Семеняко Е. // Российская газета. 2007. 17 апреля.
Другие участники уголовно-процессуальной деятельности
Это очень многочисленная группа лиц, в том числе должностных, может быть условно подразделена на две подгруппы: одни лица и органы обеспечивают необходимые условия для нормальной деятельности (досудебной, судебной и послесудебной), другие - обеспечивают необходимые и нормальные условия, прежде всего, при доказывании по уголовным делам.
К первым относятся: "технические" помощники (следователя, адвоката, гособвинителя, судьи); секретари - в ОВД, прокуратуре, в судах; органы и должностные лица, реализующие оперразыскные меры и меры специальной государственной защиты участников процесса; руководители и дежурный состав ИВС, СИЗО, колоний, тюрем и т. п.; судебные приставы - исполнители и ОУПДС, т. е. обеспечивающие установленный порядок деятельности судов. К примеру, при обоснованных предположениях о наличии скрываемого оружия, взрывчатки, наркотиков или других изъятых из обычного оборота предметов судебные приставы сегодня правомочны производить привод лиц, обеспечивать подготовку и проведение заседаний суда, проверять документы у граждан, осуществить их личный досмотр и досмотр находившихся при них вещей и иных объектов (см. Закон от 21.07.1997 № 118 и дополнения - 03.03.2007 № 29-ФЗ). Нашим обучающимся обязательно должны быть хорошо известны практические и правовые возможности деятельности их коллег на местах.
Вторую подгруппу могут составлять такие участники процесса, как: заявитель, свидетели, в том числе, и особенно, очевидцы, понятые, переводчик и другие специалисты, эксперты, руководитель экспертного госучреждения: гл. 8; ст. 58-60 УПК РФ; Закон о государственной судебно-экспертной деятельности в РФ от 31.05.2001 № 73. В этом пособии далее будут рассмотрены актуальные и процессуальные вопросы деятельности участников второй подгруппы. Сразу надо заметить, что и вчера и особенно сегодня в связи с новациями особую актуальность на местах приобретет проблема самоотвода и отвода многих участников и в том числе: 1) дознавателя, следователя, эксперта, прокурора и судьи; 2) соответствующих руководителей органов дознания, следствия, экспертизы и прокуратуры; 3) переводчика и иных специалистов, помощников судьи и секретаря судебного заседания и пр. 4) представителей потерпевшего, гражданского истца или ответчика; 5) адвоката и других лиц с правозащитными функциями: ч. 1 ст. 41, ст. 61, 63, 66, 67, 70, 71, 72; ч. 13 ст. 108, 109, 110 УПК РФ; ст. 402 Закона о прокуратуре РФ. Новации о процессуальных и иных мерах обеспечения государством защиты и безопасности участников досудебного и судебного производства
Это межотраслевой институт, а также междисциплинарная теория и, главное, практика по обеспечению при производстве по уголовным и иным делам государственной защиты от неправомерных и опасных воздействий как внешних, так и внутренних, т. е. в последнем случае со стороны лиц, формально управомоченных лишь на законные действия: ст. 2, 17, 18, 45, 46, 55, 56 Конституции РФ; соответствующие федеральные законы - от 20.04.1995 № 45; 20.02.2000 № 42; 20.08.2004 № 119; 03.04.2006 № 46 и соответствующие постановления Правительства РФ от 27.10.2006 № 630; от 03.03.2007 № 134 и другие нормативные акты, а также ст. 283, 284, 310, 311, 320 УК РФ.
В УПК РФ (2001 г.) впервые в отечественном законодательстве были указаны некоторые процессуальные меры обеспечения защиты и безопасности участников в ч. 3 ст. 11 (и отмененные пока формы процессуальных документов к отдельным статьям), такие как:
• использование псевдонимов для свидетелей, потерпевших (ч. 9 ст. 166 с изм. по закону 2007 г. № 87-ФЗ);
• предъявление для опознания в условиях, исключающих возможнось опознаваемому (наверное, и его защитнику, законному представителю) узнать опознающего (ч. 8 ст. 193 - с учетом изменений);
• контроль и запись переговоров (ст. 186 - с учетом изменения и ч. 1 этой статьи);
• арест, осмотр и выемка почтово-телеграфных отправлений (ст. 185), а также арест, осмотр и выемка имущества, ценных бумаг (ст. 115, 116; ч. 5 ст. 165 с учетом изменений);
• закрытие части или всего судебного заседания (ст. 241);
• допрос во время судебного следствия лица, находящегося вне суда, с использованием аудио- видеотехнических средств либо в суде - в условиях, исключающих возможность его узнать (ч. 5 ст. 278);
• ограничения в использовании технических средств записи и связи в судебном заседании и в помещениях суда; неразглашение определенных сведений в процессуальных документах, включая и приговор: ст. 234 ч. 1, 241, 276, 277, 278, ст. 281 ч. 2, 429.
Кроме этих процессуальных мер, Законами 1995, 2004 гг. были определены и другие, т. е. непроцессуальные и комплексные меры специальной защиты участников, уточнен процессуальный статус защищаемых лиц, к которым отнесены:
1) потерпевший (т. е. физическое или юридическое лицо), гражданский ответчик, частный обвинитель, их представители;
2) подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, оправданный, их защитники, законный представитель, гражданский ответчик, а также лицо, в отношении которого прекращено производство по нереабилитирующему основанию;
3) свидетели (очевидцы, заявители) и их адвокаты;
4) иные лица, которые способствовали предупреждению, пресечению или раскрытию преступления (преступлений);
5) специалисты (ревизоры, педагоги, кинологи и т. д.), переводчики, понятые, эксперты и их руководители;
6) близкие родственники, а также супруги потерпевших и свидетелей.
В данном пособии следует лишь назвать эти непроцессуальные меры по защите участников и требования к должностным лицам ОВД и т. д. Так, по любой категории преступлений и их составов, временно или постоянно, могут и должны быть своевременно обеспечены при реальной угрозе: • личная и иная охрана, охрана жилища и имущества; • выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения; • закрытие конфиденциальных и персональных сведений; • перемещение в безопасное место; • дополнительные меры в отношении тех, кто находится в ИВС, на гауптвахте, в СИЗО, колонии и т. п. Если такие меры оказываются недостаточными, то по тяжким или особо тяжким преступлениям, наверное, не исключено, что иногда и по преступлениям средней тяжести, должны быть своевременно приняты следующие меры: - изменение места работы, службы или учебы; - смена места регистрации или проживания; - замена основных документов; - изменение внешности, не исключая, наверное, возраста, да и пола...
Соответствующие руководители органов дознания и следствия, прокурор или судья (в чьем производстве было либо находится это дело или председатель суда), получив информацию от любого лица, а тем более от указанного ранее участника досудебного или судебного производства, обязаны безотлагательно и не позднее 3-х суток проверить сообщение о наличии реальной угрозы и вынести соответствующее постановление о применении мер защиты и безопасности (либо об отказе в этом). Фактическая реализация таких мер возложена законами, постановлениями Правительства России, ведомственными нормативными актами, прежде всего, на специальные государственные органы в системе МВД, ФСБ, ФСКН, МО, МЮ, в том числе на местах, в субъектах Федерации и в центре, наверное, и за границами России.
Разумеется, что уголовноправовая, процессуальная и фактическая защита лиц (физических, юридических) не должна всегда заканчиваться с оглашением приговора или вступлением его в законную силу. Должна продолжать также действовать и ответственность по ст. УК РФ - 283, 284, 293, 310, 311, 320 и другим. См. работы: Зеленина О. А. Процессуальный статус участника уголовного процесса и его изменение в досудебном производстве. Екатеринбург: Изд-во УрЮИ МВД России, 2006; Чекулаев А. Применение мер безопасности в отношении потерпевших и других участников процесса // Законность. 2005. № 5; Сопин В. Личная безопасность прокурорских работников // Законность. 2006. № 10; Замылин Е. И. О пробелах УПК России в части обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства - в указанном ранее Сборнике Омской академии МВД России, 2006 г.; Межкафедральный сборник научных трудов "Правовая защита. Проблемы применения современного законодательства в практике". Вып. 4. Екатеринбург: Изд-во УрЮИ МВД России 2007; академик РАН Кудрявцев В. Н. Современная юридическая наука развивается слишком медленно // Закон. 2007. № 4., а в спецбиблиотеке - нормативные акты и литературу с ограничительными грифами издания.
Итак, Государство российское специально принятыми в 1995, 2004 гг. мерами должно обеспечить участникам процесса защиту их жизни, здоровья и имущества, а доказательствам по уголовному делу - законный порядок их получения, проверки, оценки и сохранности. 3. ДОКАЗЫВАНИЕ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ
Понятие и значение предмета и пределов доказывания; доказательства, их признаки, виды, основные элементы и правила доказывания, классификация и систематизация доказательств, их перечни: ст. 5 п. 1, 141, 20, 361, 38, 411 и пр. до 60; ст. 7, 14, 17, 21 и др.; ст. 25, 28, 29, 37-39, 401, 50, 73-90 в редакции ФЗ 2006, 2007 гг. (включая ст. 104 1-3 УК); ст. 211, 214, 221, 223, 2231, 225 ч. 1; 306, 307 УПК РФ и бывшие приложения - формы документов в ст. 475-477 УПК, судьба которых неясна, а также соответствующее Постановление пленума Верховного суда РФ от 05.03.2004 № 1.
Российское законодательство, передовая практика и теория традиционно и официально признают, что доказывание составляет сердцевину процесса (и не только уголовного), а определение понятия доказательства - ключ к рассмотрению остальных вопросов при уголовно-процессуальном и прочем доказывании, т. е. при доказывании по уголовным делам или другим - административным, разыскным и оперразыскным. Сегодня не только в России существенно увеличилась преступность, в том числе профессиональная и организованная, тем более, коррупционная. Появился даже термин "коррупционное единство" - внутрикорпоративное и вне, т. е. между отдельными участниками с обеих сторон - защиты и обвинения, нередко и в судах и учреждениях Федеральной службы исполнения наказания. Один из выходов - рост профессионализма и нравственных начал сотрудников и их руководителей в системе тех органов и служб, которые на практике реализуют соответствующие положения Конституции, УК, УПК РФ и других законов, подзаконных актов, связанных с досудебным, судебным или "послесудебным" производством по уголовным и иным делам... Без основ нравственных и твердых знаний законоположений УПК о доказывании, без умения их применять - нет и не может быть подлинного профессионализма и профессионалов не только в системе ГРУОВД, МВД (см. указанную ранее публикацию "Следствие по контракту").
Основные положения уголовно-процессуального доказывания (далее - УПД) начинаются в УПК РФ со ст. 73, которая названа "Обстоятельства, подлежащие доказыванию" и перечисляет их в 8-ми пунктах (ч. 1), а во 2-й - указывает и на подлежащие выявлению обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Замечу, что с последними в ОВД, по ведомственной статистике, все обстоит вроде бы хорошо: см. об этом соответствующую инструкцию МВД РФ о деятельности по предупреждению преступлений от 17.01.2006 № 19. Законоположения ст. 73 УПК в теории называют "предметом доказывания", т. е. имеют в виду то, что эти обстоятельства обязательно должны быть установлены и доказаны по каждому уголовному делу, каждому из обвиняемых, по каждому преступлению и по каждому составу преступления. Ранее автором уже было отмечено, что остается неясным вопрос: что вменять и как доказывать при ч. 5 ст. 35 и ч. 1 ст. 210 УК РФ. Также есть мнение, что устанавливать и доказывать надо только фактические обстоятельства, поскольку при доказанности либо недоказанности первых все юридическое "автоматически" становится ясным: и уголовно-правовая квалификация, и формы вины, соучастие и, тем более, вид наказания и иные меры уголовно-правового характера. Эти спорные вопросы можно обсудить на групповых занятиях с обучающимися практиками.
Итак, п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК требует доказанности обстоятельств о факте преступного деяния (времени, месте, способе и т. д.); например, почти всегда бывают важны индивидуальные особенности орудий, предметов, их число, стадия совершения деяния, необходимые сведения о пострадавших, вид ущерба, иногда и его размеры, иные объективные признаки, которые отличают конкретное преступное деяние от смежных преступлений и, тем более, от близких к преступлению, но административных, налоговых, таможенных или других правонарушений. По сути здесь ставится и решается вопрос: "что произошло?" или, иными словами, устанавливаются и доказываются (либо остаются недоказанными) соответствующие признаки объекта и объективной стороны конкретного состава преступления.
П. 2 - обязывает доказать "виновность" лица, т. е. до суда - форму вины и мотивы; роль конкретного лица, необходимые персональные данные о нем (в их числе могут быть сведения и о специальном субъекте), наличие и форма соучастия и некоторые другие обстоятельства. По сути ставится и решается вопрос: "кто это совершил?" или, иными словами, должны быть доказанными признаки конкретного субъекта преступления (в том числе и специального) и признаки субъективной стороны определенного состава преступления. Только эти доказанные обстоятельства могут дать правовое основание уголовной ответственности (ст. 8 УК РФ), т. е. доказанность всех необходимых признаков определенного состава преступления конкретным лицом. Не случайно древние очень верно подметили и нам завещали: если юридические доказательства есть, тогда юридически есть и преступление...
В российских кодексах до 60-х гг. ХХ века не было отдельной статьи о "предмете доказывания" по всем уголовным делам, но на практике и в теории использовалось довольно верное понятие - "главный факт", т. е. именно те обстоятельства, которые были в п. 1 и 2 ч. 1 ст. 68 УПК РСФСР, и перечислены сегодня в п. 1 и 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ. На мой взгляд, на групповых занятиях можно обсудить одномоментно с п. 2 и обстоятельства из п. 5 ч. 1 ст. 73, т. е. вопрос, когда следует установить и доказать еще некоторые "сопутствующие" обстоятельства, которые например, исключают преступность и наказуемость (по ст. 31, 37-42 УК РФ) либо исключают только наказуемость - при амнистии, давности, необходимости принудительного лечения невменяемого лица, наконец, при смерти лица, совершившего это преступление. При этом могут быть и сугубо процессуальные препятствия для досудебного и судебного производства по данному делу: когда нет необходимого по закону заявления или согласия (ст. 23; п. 5, 6 ст. 24 УПК) либо имеется неотмененное процессуальное решение - п. 4, 5 ч. 1 ст. 27 УПК.
П. 3 - отдельно выделяет обстоятельства, которые характеризуют личность обвиняемого (имея в виду и подозреваемого, и подсудимого тем более); хотя перед законом и судом все совершившие преступления должны быть юридически равны, но индивидуальный подход к личности любого человека не исключается и законом допускается, предусмотрен и поощряется, например, к несовершеннолетним, а также пожилым, женщинам, прежде всего, занятым воспитанием детей, к лицам, явившимся с повинной, возместившим ущерб и действительно раскаявшимся. При наличии доказательств и иных данных такие обстоятельства могут и должны существенно влиять на применение (или не применение) соответствующих мер процессуального принуждения, пресечения и даже наказания. По относительной аналогии следует также учитывать и обстоятельства, характеризующие потерпевших (физических лиц и не только), их взаимоотношения с обвиняемым лицом, и, разумеется, не только по делам частного и частно-публичного обвинения. По еще более "грубой" аналогии, сообразуясь с положениями п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК, можно и нужно своевременно выявлять определенные основания и принимать соответствующие меры защиты и безопасности потерпевших, подозреваемых и иных лиц.
П. 4 - требует обязательной доказанности характера и размера вреда, причиненного преступлением; эти обстоятельства как бы дублируют п. 1, когда обязательным признаком объективной стороны некоторых составов преступлений должен быть только определенный вид и размер ущерба - "значительный", "крупный", "особо крупный", "тяжкие последствия" либо малозначительный (ч. 2 ст. 14 УК), т. е. такой, который совсем не имеет общественной опасности в качестве обязательного признака преступления. Значит, в п.4 не только и не столько "дублируется" п. 1, сколько требуется установление и доказывание наличия всех видов ущерба (в том числе потерпевшим юридическим лицам), а также фактически и формально юридически точное определение размеров ущерба. Практика, наверное, покажет, что наряду с этими обстоятельствами, по п. 4 - об ущербе, причиненном преступлением, после 01.01.2007, по большому ряду преступлений и их составов (см. п. "а" ч. 1 ст. 1041 УК РФ), надо будет установить и доказать, что должно подлежать конфискации, какое конкретно имущество и полученные доходы либо имущество, деньги, иные ценности, которые предназначались для финансирования и совершения преступлений: см. также п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК, введенный в 2006 г.: см. СЗ РФ. 2006. № 31 ч. 1, ст. 3452.
П. 5 - обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, как уже отмечалось, целесообразнее их рассмотреть ранее, т. е. вместе с п. 2. П. 6 - смягчающие либо отягчающие наказание; они не должны повторять обстоятельства, которые указаны в описании признаков преступления; перечень вторых см. в ст. 63 УК, он исчерпывающий, а не исчерпывающий смягчающих наказание: см. ч. 3 ст. 60 и ч. 1 ст. 61 УК... Когда и куда относить состояние опьянения, и не только алкогольного, можно рассмотреть на групповом занятии, тем более, что ведомственная статистика советских и постсоветских времен показывает примерно одинаковое положение о том, что около 70 % преступлений совершается в состоянии опьянения.
Пункты 7 и 8 - мне представляются исключительно важными, т. к. при досудебном и судебном производстве обязательно должны быть установлены и доказаны основания и условия, определенные УК и УПК, "которые могут повлечь освобождение от уголовной ответственности и наказания". Речь идет о так называемых нереабилитирующих лицо основаниях - ст. 75, 76, 801, 90 УК и соответственно - 28, 25, 427 УПК (с учетом новаций 2006 и 2007 гг.), а также о применении судом принудительных мер воспитания, лечения, а теперь в п. 8 и конфискации... Хотя с вопросом конфискации еще много неясного и потому спорного, на мой взгляд, эти новации целесообразнее рассматривать и по УК и по УПК вместе с п. 4 ч. 1 ст. 73 .
Кроме п. 1-8 ч. 1, в ст. 73 УПК РФ есть и ч. 2, по сути, криминологической направленности о том, что подлежат выявлению и обстоятельства, которые способствовали совершению данного преступления. Это, конечно, важная часть дознавательской, следственной, экспертной, прокурорской и судебной деятельности (ч. 4 ст. 29, ч. 2 ст. 158 УПК; инструкция МВД РФ № 19-2006 г.). Она также связана с доказыванием, но весьма специфична и заслуживает отдельного рассмотрения, например, при подготовке и защите тематических письменных работ, рефератов, докладов по линии НИРС, причем не только о своевременности, содержании и форме представлений по уголовным делам, в том числе так называемых "обобщенных", но и о других мерах, включая дисквалификацию по КоАП, ГК, УК...
Итак, предмет УПД - это определенный законом круг (скорее "квадрат") обстоятельств, фактических и юридических, которые по каждому уголовному делу должны быть установлены и доказаны (ч. 1 ст. 73). Пределы УПД зависят от особенностей дела, деяния и участников, наличия обоснованных версий, очевидности: например, когда есть или нет данных о лице, совершившем преступление, при несовершеннолетии - ст. 421, невменяемости - ст. 434, vip - ст. 447, 448 УПК, наконец, от конкретных этапов и стадий досудебного и судебного производства. В этом и состоит практическое значение предмета и пределов УПД, чтобы обоснованными, доказанными, по сути, были основные решения по делу, от начала и до окончания производства, тем более, если при этом имелись элементы правомерного принуждения. Отмеченное относится как к "рубежным", так, и особенно, к итоговым процессуальным решениям, действиям и документам. Понятие и определение "доказательства" не случайно в теории и на практике называют ключом, ключевым, для рассмотрения многих важных вопросов УПД. Основываясь на УПК РФ, можно попытаться дать свое авторское и учебно-практическое определение, разумеется, не бесспорное и необходимое для обсуждения на занятиях с юристами-практиками... Итак, доказательство (а) - это:
1) сведения (информация) о преступлении, причастных лицах и (или) об иных обстоятельствах, имеющих значение по данному либо другому уголовному делу - ч. 1 ст. 74 УПК (т. е. это относимость); 2) полученные соответствующим должностным лицом, только из определенных законом источников и в порядке, установленном и допускаемом УПК РФ - ч. 2 ст. 74 (т. е. это допустимость, если нет признака недопустимости по ст. 75 УПК);
3) проверенные и оцененные как достоверные, соответствующие действительности, а в совокупности - как достаточные - по ст. 77, 87, 88, 196 УПК (т. е. имеющие достоверность и достаточность).
Далее юристам-практикам важно иметь представление о понятиях использования и классификации доказательств в уголовно-процессуаль-ной деятельности. Так, при принятии решений доказательства обязательно должны быть проанализированы, в тексте некоторых процессуальных документов - при необходимости указаны, а в обвинительном заключении или акте обязательно - в перечнях систематизированных доказательств - как обвинения, так и защиты, при этом точно названы - вид, (т. е. процессуальная форма) каждого и кратко его относимость. Доказательства могут быть классифицированы: как прямые, т. е. прямо указавшие на обстоятельства из ст. 73 УПК, либо косвенные, т. е. через другие обстоятельства, как первоначальные или производные. Иногда закон и практика выделяют: явные (следы) или иные, в том числе микро, макро; уникальные, единоличные или множественные (до массовых); на бумажных, электронных и иных носителях, не требующих либо требующих перевода-преобразования в доступную информацию. Законодательство и теория доказательств иногда подразделяют досудебные и судебные доказательства, в том числе по вновь открывшимся обстоятельствам (ч. 3 ст. 413) или новым - ч. 4 ст. 413 УПК.
Таким образом, доказательство это не сам по себе объект, а его свойства, признаки: относимость, допустимость, достоверность, а для их совокупности - еще и достаточность. В ч. 2 ст. 74 действующий российский УПК перечислил и назвал следующие виды или процессуальные формы доказательств: 1) показания при допросе; 2) протоколы следственных и судебно-следственных действий; 3) заключения экспертов; 4) вещественные доказательства и 5) иные документы. Далее кратко о каждом из названных: 1) показания - только при допросе; только определенных законом лиц, а именно - свидетеля (ст. 56 УПК), потерпевшего (ст. 42), подозреваемого (ст. 46) и обвиняемого, подсудимого (ст. 47); по аналогии со свидетелем может быть допрошен и гражданский истец, ответчик, законный или другой представитель (ст. 44, 54, 48, 55, 426, 428, 437, 441 УПК); только в исключительных и указанных в УПК случаях в суде вместо показаний подсудимого, потерпевшего или свидетеля могут быть использованы протоколы прежних допросов этих лиц (ст. 276, 281, 247);
2) протоколы следственных действий и судебного (?) заседания - т. к. в ст. 83 нет расшифровки, то надо см. гл. 24-27 и п. 19 и 32, 33 ст. 5 УПК, в частности, п. 19 ст. 5 содержит общее и очень важное законодательное разъяснение неотложных следственных действий, производимых органом дознания после возбуждения уголовного дела, по которому следствие обязательно, с целью незамедлительного выявления и фиксации доказательств по делу (а иногда не только по этому делу - ч. 2 ст. 155 УПК); следственные - это особый вид процессуальных действий, цель которых получение и проверка доказательств (по-старому "следов"); что касается судов первой и апелляционной инстанций, то их действия, наверное, нужно бы называть судебно-следственными, т. к. их названия хотя и аналогичны следственным, но у них все специфично - их перечень и цели, условия и порядок проведения, фиксации и оформления.
При досудебном производстве, не только на мой взгляд, можно и нужно считать в качестве следственных (в широком смысле слова) все действия дознавателя и следователя, иногда специалиста и эксперта, которые указаны в УПК РФ и в соответствующих бывших приложениях к ст. 475, 476: 1) осмотр; 2) эксгумация трупа человека; 3) освидетельствование живого человека; 4) выемка; 5) обыск; 6) следственный эксперимент; 7) наложение ареста на почтово-телеграфные отправления (включая их осмотр, выемку); 8) контроль и запись телефонных и иных переговоров; 9) допрос; 10) очная ставка; 11) проверка показаний (ранее допрошенных) на месте; 12) предъявление для опознания; 13) получение образцов; 14) назначение и производство экспертизы; 15) помещение в медицинский стационар; 16) наложение ареста на имущество, деньги, счета (включая осмотр); 17) назначение и производство ревизии, налоговой и иной документальной проверки; 18) задержание по подозрению; 19) принятие явки с повинной или другого сообщения о преступлении, включая из-за рубежа. Итоговые документы всех указанных действий могут быть относимыми и допустимыми доказательствами, но формально не все они считаются протоколами следственных действий в узкоспециальном смысле, например № 13, 15, 16, 17, 18 и 19. Кроме того, УПК РФ рассматривает в качестве самостоятельного вида доказательств именно показания, изложенные в протоколе допроса, но не сам протокол и, прежде всего, выводы эксперта, а не сам по себе документ;
3) заключение эксперта, а при необходимости и показания эксперта - только для уяснения этого документа, но не для подмены его и выводов: см. ст. 57; ч. 1, 2 ст. 80; ст. 196, 204, 205, 206, 282, 283; ч. 3, 4, 5 ст. 413 УПК; Закон о государственной судебно-экспертной деятельности в РФ от 31.05.2001 № 73 (с изм., доп.) и ст. 292, 302, 307 (примеч.) УК РФ; повторюсь, доказательственное значение представляют, прежде всего, выводы эксперта (-ов), которые могут быть: категорическими (положительными или отрицательными); вероятными, тогда последние не могут быть в основе обвинения и тем более обвинительного приговора (см. п. 13 известного постановления Пленума Верховного суда СССР от 16.03.1971).
В ст. 196 УПК РФ, аналогично ст. 79 УПК РСФСР, определены случаи, когда по любому уголовному делу обязательным является именно это следственное действие (экспертиза) и этот вид доказательства, т. е. заключение эксперта: о причине смерти; характере и степени вреда здоровью (физическому, психическому); а при обоснованных сомнениях - о психическом состоянии подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), о возрасте, о способности самому (самой) защитить свои права, правильно воспринимать обстоятельства по делу, давать об этом показания, участвовать в досудебном или судебном производстве (почти все это относится к потерпевшим и свидетелям); см. также: Новые Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека // Российская газета, 2007. 24 августа. В УПК РФ был снят запрет производить экспертизу и тому лицу, которое по данному делу ранее участвовало в качестве специалиста (при осмотре и пр.), но ведь остаются основания для самоотвода и отвода, если обнаруживается недостаточная компетентность или чрезмерная заинтересованность, подчиняемость: ч. 2 ст. 70 УПК. К "старым" проблемам были добавлены новые, например, о допустимости назначения (и производства) экспертизы до возбуждения уголовного дела и до получения прокурорского согласия на возбуждение уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК), что теперь исключено новациями 2007 г. Но и сегодня не стало яснее, например, с получением "основополагающих" доказательств по делам частного обвинения по ч. 1 ст. 115 УК (о причинении легкого вреда здоровью), по ч. 1 ст. 116 (о побоях) и т. д., а по делам о преступлениях, совершенных после 01.01.2007, где по УК и УПК предусмотрена конфискация, потребуется сложный комплекс оперразыскных, следственных и иных процессуальных действий, совокупность специфичных экспертных исследований и доказательств, чтобы при досудебном и судебном производстве, да и при исполнении соответствующих приговоров, было обеспечено реальное исполнение конфискаций; 4) вещественные доказательства (ст. 81, 82 УПК и бывшие формы процессуальных документов № 1, 3, 4, 5, 28, 44, 52, 70, 91, 145-147, 26сп и 43, а также п. 17 новой Инструкции о порядке представления результатов ОРД... от 17.04.2007 (Российская газета за 16.05.2007); как правило, из-за прямых связей с преступным деянием они незаменимы и являются объектами материального мира (а не идеального как сведения в виде показаний, признаний и т. п.). Нож, пуля, деньги "общака" всегда материальны, но они важны не столько "сами по себе", сколько явным наличием у них общих для любого доказательства свойств или признаков: относимости, допустимости и достоверности. Практика, теория и закон давно выработали и специальные требования-критерии, согласно которым (или хотя бы одному) материальный объект будет считаться вещественным доказательством:
• если он использовался как орудие преступления либо готовился для этого;
• был объектом преступного и иного неправомерного посягательства;
• сохранил на себе следы от применения орудия преступления либо от объекта посягательства;
• был или является результатом, включая доход, от преступления (-ий), как правило, длящихся или латентных, указанных или перечисленных в ст. 1041 УК РФ, а также других с признаками преступного или иного неправомерного посягательства, к примеру, по данным финансового мониторинга и некоторых иных служб;
• любой другой объект (материализованного мира), если он содержит в доступной форме сведения, с помощью которых могут быть установлены обстоятельства, которые имеют значение по делу - так называемы производные вещественные доказательства, "меченые" банкноты, ксерокопия несохранившегося документа и т. п.
И ранее, и особенно сегодня, по делам о преступлениях коррупционных, экономической направленности, средней тяжести, тяжким и особо тяжким преступлениям, всегда надо соблюдать обязательный процессуальный минимум - алгоритм при юридическом формировании, "рождении" любого "вещдока":
1. Точно зафиксировать кто, когда, где, что и как обнаружил первоначально и "особые приметы" обнаруженного материального объекта.
2. Процессуальный осмотр - целесообразно с участием специалиста и понятых; при этом не должно быть сомнений в том, что осматривают именно тот, ранее обнаруженный объект, фиксируют и детализируют его "особые" и иные приметы.
3. Правомочное должностное лицо выносит постановление о признании объекта вещественным доказательством по конкретным признакам относимости, включая хотя бы один из указанных в ст. 81 УПК (в редакции 2006, 2007 гг.). 4. Иные документы (ст. 84 УПК), иными словами "другие документы", а не те, что были определены и рассмотрены ранее - как протоколы, заключения экспертов или документы-вещественные доказательства; иные документы (далее - ИД) являются самостоятельным видом доказательств, но они также не могут быть анонимными или секретными, неподлежащими для ознакомления и проверки; они могут быть в любой доступной форме, получены от официальных и прочих лиц, однако за исключением тех, кто ведет производство по данному делу. Разумеется, что ИД всегда должны содержать сведения об обстоятельствах, которые имеют то или иное, косвенное или прямое отношение к уголовному делу (т. е. тот же признак относимости); но весьма могут быть своеобразны признаки допустимости и достоверности ИД: прежде всего, у таких процессуальных документов, которые в действующем УПК формально не отнесены к следственным действиям и протоколам, например, задержание с поличным, явка с повинной, наложение ареста на имущество, на ценные бумаги и пр. В совокупности ИД вполне могут быть доказательствами, особенно на первоначальных этапах процесса, но, как правило, не могут быть основой обвинения и, тем более, обвинительного приговора.
Впервые появившиеся в Конституции РФ и УПК РСФСР новации о недопустимых доказательствах сначала не привлекли особого внимания юристов-практиков, даже у адвокатов, но затем стали чуть ли не главными средствами защиты от обвинения. Если в ч. 2 ст. 50 Конституции России сказано, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (УПК, но не только!), то в ч. 3 ст. 7 УПК РФ дополнено: "нарушение норм настоящего Кодекса дознавателем, следователем, прокурором или судом влечет недопустимость полученных таким образом доказательств". В УПК РФ 2001 г. включена специальная ст. 75. "Недопустимые доказательства" (т. е. "не доказательства"):
- так, в ч. 1 ст. 75 дан общий и оценочный признак недопустимости, т. е. нарушение принципиально важного правила получения соответствующих доказательств, которые поэтому не могут быть в основе обвинения (п. 1-4 ч. 1 ст. 73) и не должны использоваться при доказывании любого из обстоятельств, указанных, прежде всего, в ч. 1 ст. 73 УПК;
- в ч. 2 ст. 75 содержатся конкретные и не исчерпывающие случаи, когда доказательства считаются недопустимыми: п. 1 - если показания даны лицом при допросе в отсутствие адвоката, но в суде этим же лицом показания не подтверждены либо подсудимый отказался от дачи показаний;
- п. 2 - если показания любого лица основаны на непроверяемых "источниках": слухах, предположениях, "нетрадиционных" методах, в том числе лай-детекторах либо традиционных, таких как "вали на... мертвого, неизвестного, уехавшего "за бугор", психобольного, наконец "на мента"...
- п. 3 - все другие виды доказательств, если было нарушено какое-то из обязательных правил типа гарантий (по Конституции, УПК либо другому федеральному закону), когда это нарушение существенно повлияло или могло повлиять на доказанность обстоятельств, прежде всего, п. 1-4 ч. 1 ст. 73 УПК, и если это нарушение затем не могло быть устранено (дознавателем, следователем, их руководителями, прокурором или в суде): см. соответствующие постановления Конституционного суда России от 08.12.2003 № 18 и Пленума Верховного Суда от 05.03.2004 № 1 п. 2 и др.
После надлежащей проверки и оценки представленных или полученных ими материалов дознаватель, следователь либо суд должны вынести специальное постановление о признании доказательства недопустимым: ст. 88 ч. 3, 4; 235; 475, 477 УПК и бывшее приложение почему-то лишь для суда и судей № 26. Надо полагать, что каждое такое доказательство может быть признано недопустимым не "вообще", а только по конкретному признаку, точнее, по его отсутствию, т. е. относимости, достоверности или допустимости. И допустимость либо недопустимость также должны быть конкретизированы: либо это недопустимый субъект УПД или такой же источник доказательств или недопустимые - способ получения, проверки или изъяны процессуального оформления - принципиальные, а не технические, невосполнимый, т. е. все это так называемые "корни отравленного дерева". В теории и на практике известно также о требованиях "асимметрии допустимости доказывания", но только почему-то для адвокатов, о допустимости, например, только для них и их клиентов всего, что прямо не запрещено УК и УПК РФ (ч. 2 ст. 16, п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК; ст. 303 УК и др.). В чем особенности самого хода процесса доказывания по уголовным делам, его основных элементов и специальных правил: см. об этом ст. 85-88 и 89, 90 УПК и бывшие приложения-формы, судьба которых неясна.
Первый по логике и закону этап или элемент - это "собирание доказательств" (ст. 86), точнее, не доказательств еще, а сведений о том, что произошло, кто причастен и т. д.: п. 1-8 ч. 1 ст.73 УПК; собирание включает и представление возможных доказательств по требованию должностных лиц органов расследования или суда, по собственной инициативе "со стороны"; как правило, собирают возможные доказательства только указанные лица и только следственными, в суде судебно-следственными, а также некоторыми иными, но процессуальными действиями; представлять возможные доказательства могут адвокаты, их клиенты, частные лица, частные детективы и т. д.; собираемые и представляемые сведения, документы и другие объекты вводятся в уголовное дело только через допустимый вид (форму) доказательств, конечно, относимых и достаточно достоверных, что указано в (п. 361 ст. 5 и ст. 89 УПК), а также в межведомственной Инструкции 17.04.2007 о порядке представления результатов ОРД (Российская газета. 2007. 16 мая).
Собирание и представление возможных доказательств адвокатом определено ч. 3 ст. 86 УПК и ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ от 31.05.2002 № 63 (с изм. и доп.); при этом адвокат вправе: • произвести опрос лиц с их согласия; • запросить (и получить, так как выдать обязаны) необходимые справки, характеристики и иные документы (в подлиннике или заверяемые копии); • использовать высококвалифицированных переводчиков и других специалистов, не исключая частных детективов и охранников (ст. 58, 59, 60 УПК, ст. 188 ГПК РФ); • получать своевременно соответствующие уведомления, копии основных процессуальных документов, а по окончании досудебного и судебного производства (в судах первой и апелляционной инстанций) и копии других документов, за исключением, определенных в законодательстве.
Второй элемент УПД - проверка доказательств (ст. 87), а в суде и своего рода "перепроверка" и исследование; это также, как собирание доказательств, активная практическая и интеллектуальная деятельность, обязанность определенных законом должностных лиц и судей судов всех инстанций; вместе с тем, право адвокатов и иных участников; при этом проверка доказательств может быть не только путем следственных, судебно-следственных и других процессуальных действий, но и иными, но не запрещенными законом способами: см. указанные ранее ч. 3 ст. 86, ч. 3 ст. 6 и пр. В УПК есть и специально предназначенные, прежде всего, для проверки следственные действия: • проверка показаний ранее допрошенных лиц (на месте преступления и т. п.) - ст. 194; • очная ставка - ст. 192 (в суде - так называемы перекрестный допрос и пр.);
• предъявление для опознания - ст. 193; • следственный эксперимент - ст. 181; • контроль и запись переговоров - ст. 186 (по делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях);
• экспертизы, в том числе и особенно дополнительная, повторная, комиссионная или комплексная, да и сам допрос эксперта по его заключению - ст. 196, 200, 201, 205, 207;
• правила о ведомственном контроле руководителей органов дознания и следственных органов, надзор прокурора, судебный контроль при производстве определенных законом оперативно-разыскных, процессуальных и следственных действий - см. ст. 29, 165 и другие с учетом новаций 2007 г.; • допустим в суде допрос, в том числе перекрестный, понятых, специалистов, оперработников, дознавателей и следователей, но не о факте расследуемого деяния или о "признании" лица, а только о производстве какого-то действия согласно закону (УПК, "О милиции", "Об ОРД" и т. д.)... Что касается использования для проверки доказательств "детектора лжи" и других способов нетрадиционного характера, то это дело вкуса, и лучше об этом не скажешь, чем сказали некоторые авторы в своих работах: Ларин А. М., Криминалистика и паракриминалистика: научно-практическое и учебное пособие. М.: Изд-во БЕК, 1996; Китаев Н., Психофизиологическая экспертиза // Законность. 2007. № 3.
Третий элемент УПД - так называемая "свобода" оценки доказательств (ст. 17 УПК), которая должна производиться, тем не менее, только по некоторым специальным правилам оценки доказательств, причем по любому уголовному делу; при общности таких законоположений условно можно различить оценку доказательств предварительную и итоговую (например, при окончании расследования), а в судах - до вступления в законную силу судебного решения и после, когда, к примеру, приговор именем Государства обретает, по сути, силу Закона, обязательного для всех, кого он прямо и косвенно касается.
Оценка каждого доказательства на его относимость, допустимость и достоверность, а совокупности доказательств и на их достаточность - деятельность внешне пассивная, но внутренне - это самая напряженная работа, прежде всего, интеллектуальная работа профессионалов, т. е. дознавателя, следователя, их руководителей, эксперта, прокурора, адвоката и судей, по некоторым делам в суде - еще и при участии присяжных заседателей, что чаще усложняет, чем упрощает работу профессионалов.
Практика, законодательство и теория УПД выработали определенные правила (своего рода "Заповеди") для собирания, проверки, оценки и использования доказательств по уголовному делу:
1. Закон определил различные степени процессуальной самостоятельности, независимости и свободы оценки доказательств для различных участников уголовно-процессуальной деятельности.
2. Никакое доказательство не должно иметь заранее установленной силы и... "бессилия".
3. Один процессуальный источник (вид или форма доказательства) может давать несколько доказательств, а совокупность источников - только одно доказательство.
4. Только юридически доказанное существует юридически, а недоказанное, например, участие означает юридически доказанное неучастие.
5. Существенные сомнения необходимо устранить, а неустраненные - используются только в интересах обвиняемого и подсудимого.
6. Основой обвинения не могут быть доказательства, которые невозможно проверить.
7. Все, что в основе подозрения или обвинения должно иметь особую доказательственную значимость по данному делу, почему должно быть и особо фиксируемо, охраняемо и сохраняемо.
8. Одно доказательство, тем более признание, еще не полное, т. е. недостаточное, доказательство, в том числе и по делам о так называемой "сделке о признании" (ст. 28 УПК).
9. Даже alibi , тем более, повторяющееся (как modus operandi), может оказаться уликой поведения, доказательством соучастия, что подлежит проверке.
10. Показания основных участников, как со стороны обвинения, так и защиты, должны быть "опредмечены" - вещественными доказательствами, выводами и заключениями экспертов, другими документами, а те же "немые свидетели" должны найти свое место и в показаниях допрошенных лиц... Причем не только при допросах, но также и при очной ставке, проверке показаний на месте, следственном эксперименте и т. п. Это не должно быть формальным так называемым "закреплением признания", надо стараться искать и находить что-то новое, уточняющее, что ранее не было обнаружено и зафиксировано.
С учетом категорий обучающихся и форм обучения необходимо уточнить некоторые особенности правил использования в качестве доказательств по уголовному делу результатов оперразыскных мер (ОРМ), т. е. негласной деятельности и административных мер (АМ) милиции общественной безопасности. Напрямую результаты этих мер не могут использоваться как доказательства по уголовным делам, т. к. им "не хватает" допустимости, хотя налицо может быть и относимость и достоверность. Результаты ОРМ или АМ на практике часто используют в качестве фактического повода для возбуждения уголовного дела или возобновления приостановленного либо прекращенного производства, как основание для проведения следственных и иных процессуальных действий, принятия соответствующих мер процессуального принуждения, для обеспечения личной безопасности участников, при процессуально-профилактических действиях, выдвижении и отработке версий, составлении и реализации планов раскрытия и расследования преступлений.
В принципе для того, чтобы непроцессуальная информация становилась по уголовному делу допустимым доказательством надо применить процессуальный способ введения результатов ОРМ или АМ в материалы этого дела в качестве одного из видов доказательств, указанных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ, чаще всего, в форме вещественного доказательства или иного документа, включая протоколы явки с повинной, задержание с поличным и другие. Статья 89 (Использование в доказывании результатов ОРД) состоит из одного предложения, которое содержит, по сути, лишь запрет на использование результатов ОРД, если они не отвечают требованиям, предъявляемым УПК к доказательствам... На мой взгляд, это полностью относится и к результатам любых иных мер, принимаемых согласно КоАП, НК, ТК, ГПК, УИК РФ и т. д. При этом и при первоначальном получении информации непроцессуального характера, и затем при переводе ее в определенный вид (форму) доказательства по уголовному делу надо соблюсти законоположения ч. 2 ст. 50 Конституции России и положения других, т. е. федеральных конституционных законов, "просто" федеральных, поскольку существенное их нарушение, а не только одного УПК, может превратить доказательство в недопустимое - п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК.
Разумеется, свое важное значение имеет и соблюдение подзаконных актов МВД РФ и других, полностью соответствующих Конституции и не противоречащих иным законам и подзаконным актам, которые должны пройти регистрацию в Минюсте России и быть официально опубликованными в доступных СМИ, прежде всего в "Российской газете", если они затрагивают конституционные права и свободы граждан либо юридических лиц. В межведомственной Инструкции 2007 г., как и в документе 1998 г., определен общий порядок представления результатов ОРД дознавателю, следователю, органу дознания и следствия, прокурору и в суд. Среди общих положений о порядке представления результатов ОРД в качестве доказательств можно отметить, что: 1) только соответствующий руководитель определенного оперразыскного органа, подразделения, службы правомочен принимать решение в виде постановления о представлении конкретных сведений и материалов судье, прокурору, следователю или дознавателю; 2) при крайней необходимости и по определенным правилам с представляемых материалов может быть снят ограничительный гриф; 3) способ передачи и фактическая передача информации также должны обеспечивать как своевременность получения доказательства, так и их сохранность, а также надлежащее и правомерное их использование, обратную информационную связь и т. д. В теории и законодательстве, на практике "имеют место" и так называемые формальные доказательства, т. е.: когда вообще не требуется особое доказывание общеизвестных фактов. По УПК РФ допускается действие преюдиций (ст. 90), презумпций (ст. 14; ч. 1 ст. 91; ст. 314; ст. 390; ст. 405 УПК), к последним можно отнести те же правила об обязательности экспертиз (ст. 196 УПК). В российских УК и УПК хуже стало с неформальными и "размытыми" критериями о возрасте, вменяемости и новациями о конфискации в качестве иной меры уголовно-правового характера. В заключении о систематизации доказательств и других материалов по уголовным делам. Это важная часть практической и интеллектуальной работы профессионально подготовленных дознавателей, следователей до суда под контролем и надзором соответствующих руководителей органов дознания, следствия и прокуроров, а в суде при участии государственных и частных обвинителей, профессиональных судей и адвокатов. В УПК РФ и бывших приложениях-формах ключевых процессуальных документов, как правило, предписана обязательность обоснования их необходимыми доказательствами, а обвинительного заключения и обвинительного акта - специальными перечнями доказательств, как обвинения, так и защиты (см. ст. 220, 225 УПК и их формы - № 158, 163, которые используются, так как других пока нет). Важно тут заметить, что один вид доказательства, например, показания, может содержать доказательства и обвинения, и защиты. Кроме того, адвокаты и их клиенты (не только на стороне защиты) вправе заявлять ходатайства, жалобы о признании в качестве доказательств определенных документов, о допросе лиц в качестве свидетелей и т. п., и в результате по делу также могут быть получены допустимые доказательства. В перечнях доказательства должны быть точно названы - своим наименованием (согласно ч. 2 ст. 74) УПК и кратко указана относимость каждого (согласно п. 1-8 ч. 1 ст. 73 УПК); разумеется, указываются и соответствующий том, страницы, а не "листы" уголовного дела.
Определенная логика (хронологическая или иная) должна быть при систематизации доказательств в каждом из перечней, в том числе (по многоэпизодным делам) целесообразна разбивка перечней доказательств по эпизодам или по участникам: см. об этом известное Постановление Пленума ВС РФ от 05.03.2004 № 1, хотя сегодня и в нем должны найти отражение новации 2006-2007 гг. и, по сути, потребуется другое постановление... По той же логике и системе хронологической или иной надо указать и обстоятельства - как отягчающие, так и смягчающие наказание и даже список лиц, подлежащих вызову в суд. Об этом с учетом новаций см. также: Божьев В. Пятилетие УПК РФ // Законность. 2007. № 1; Исаенко В. Использование возможностей судебной экспертизы // Законность. 2007. № 2; Михайловская И. Б. Соотношение судебных и следственных доказательств // Государство и право. 2006. № 9; Макогон И. Построение комплексов улик // Законность. 2006. № 10; Шейфер С. А. Роль защиты в формировании доказательственной базы // Государство и право. 2006. № 7; Белкин А. Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М: Норма, 2005; Балакшин В. "Асимметрия" правил оценки допустимости доказательств // Законность. 2007. № 3; Шейфер С. А. Обновление правовой регламентации доказывания по УПК РФ: шаг вперед? // Государство и право. 2004. № 12; Кехлеров М. Особенности доказывания по уголовным делам о терроризме; Жуланов В., Ищенко Е. Анализ информации из электронных баз данных в следственной группе // Законность. 2007. № 4; Доля Е. Конституционность п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК // Законность. 2007. № 5; Никитин Е. Надзор за законностью оперативно-разыскных мероприятий // Законность. 2007. № 6; Следствие по контракту // Российская газета. 2007. 29 августа.
4. МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО УБЕЖДЕНИЯ И ПРИНУЖДЕНИЯ
Задержание, меры пресечения, сроки содержания под стражей, иные меры: ст. 2, 15 ч. 3, 17 ч. 3, 21-25, 55 ч. 3 и др. Конституции РФ; Законы о милиции, о прокуратуре, об адвокатской деятельности и адвокатуре, о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых, о судебных приставах с учетом новаций 2006, 2007 гг. Кодексы - УК, ст. 88 ч. 6, 1041-3, 117, 294-296, 300-304, 307-312, 320, 321; УПК - ст. 5 п. 11, 111, 13, 15, 171, 18, 19, 21, 29, 381, 39, 411, 42; ст. 10, 11, 16, 37-39, 401, 41, 91-118, 128, 210, 237, 238, 396-399, 402 и бывшие приложения - соотв. формы процессуальных документов; постановления: Конституционного суда России от 22.03.2005 № 4 и Пленума Верховного суда России от 05.03.2004 № 1 п. 4-10, 12, 14, 16, 17; на местах в судах - обзор и рекомендации (12.10.2006), а также материалы в "Российской газете" (11.11.2006, 24.04.2007), "Областной газете" (13.03.2007) и др.
Наши предшественники - российские юристы очень давно и верно подметили, что в сложной механике уголовного процесса надо заботиться в равной мере о надлежащих скоростях, силе пара и тормозной системе... Меры процессуального убеждения и принуждения нацелены на выполнение общих и специальных задач, стоящих перед досудебным и (если процесс продолжается) перед судебным производством по уголовным делам. В сравнении с прежним законодательством и в УК, и в УПК не сократилось, а существенно увеличилось количество законных мер воздействия по отношению к физическим или юридическим лицам, если они препятствуют нормальному ходу расследования и, тем более, правосудию. Вместе с увеличением количества правовых (и процессуальных) мер убеждения и принуждения были значительно повышены требования к законности, обоснованности и своевременности их применения либо неприменения. Не все удалось реализовать за эти пять лет применения "новых" УК и УПК, потребовались существенные коррекции и новации. В начале надо отметить, что имеются некоторые и самые обязательные общие процессуальные условия для применения любой из многочисленных мер убеждения и принуждения. Это: 1) наличие возбужденного уголовного дела + 2) надлежащее должностное лицо, ведущее досудебное или судебное производство по данному делу + 3) надлежащее лицо, к которому эта мера по закону и необходимости может быть применена + 4) наличие соответствующего основания и процессуального оформления. По сути такие же условия-требования обязательны и для решения вопроса о неприменении соответствующей меры. Несоблюдение и, тем более, заведомое нарушение этих условий, как правило, влечет очень значимые и обоюдоострые юридические последствия - и по УК, и по УПК: см. в пособии Приложение 1.
В действующем УПК РФ все разного рода процессуальные меры определены в три подгруппы: 1) задержание подозреваемого 2) меры пресечения 3) иные меры принуждения... "Иные" включают большой ряд таких процессуальных средств, среди которых надо, на мой взгляд, особо выделить наложение ареста на имущество, на ценные бумаги и счета (по ст. 115, 116 УПК РФ и бывшие, но действующие пока приложения - формы № 291, 851 и 91сп, 12 сп и др.). Это неразрывно связано, во-первых, с доказыванием и вещественными доказательствами по уголовным делам, во-вторых, с возмещением причиненного преступлением ущерба и, в-третьих, с реальным исполнением новации в виде конфискации как особой правовой (и процессуальной) меры уголовноправового характера: см. ст. 1041, 1042 и 1043 УК РФ (СЗ РФ. 2006. № 31 ч. 1 ст. 3452, а также изменения и дополнения по ФЗ № 87, № 90, № 214 2007 г. и другие.).
О задержании подозреваемого (ст. 91-96, 108 ч. 7 п. 3; ч. 11-13; ч. 3 ст. 210, 449 УПК). Это наиболее острая, кратковременная мера, как правило применяемая при очевидной причастности конкретного лица к преступлению, за которое (судом) может быть назначено лишение свободы. Так определено в ч. 1 ст. 91 и в ст. 423 УПК, но в ч. 6 ст. 88 УК РФ есть "подвох": там сказано, что "не может быть назначено лишение свободы несовершеннолетнему в возрасте до 16 лет, совершившему впервые преступление небольшой или средней тяжести, а также остальным лицам в возрасте до 18 лет, совершим впервые преступления небольшой тяжести". Таким образом, эти лица не могут быть по УПК РФ ни задержаны как подозреваемые, ни заключены под стражу... На местах в свое время следовало бы внимательнее ознакомиться в судах с обзором Верховного суда России о правоприменительной практике 2005, 2006 гг. по вопросам о заключении под стражу, причем, не только в отношении несовершеннолетних.
По российским законам задержание по подозрению ранее всегда считалось неотложным следственным действием, которое, как правило, производилось полицией (по ст. 257, 258 УУС 1864 г.) либо милицией или иным органом дознания (см. ст. 122 и 87 УПК РСФСР 1960 г.); кстати, именно органом, а не так как сегодня, лицом, производящим дознание. По сути, таковым задержание должно быть и в настоящее время, хотя по ст. 91 УПК РФ (2001 г.) оно названо не следственным, а "просто" процессуальным действием, одной из мер процессуального принуждения, и сегодня пока не требует обязательного и официального участия руководителя органа дознания, следствия или прокурора в решении вопроса о задержании лица в качестве подозреваемого. В этом плане закон мог бы более полно и четко определить положение начальника подразделения дознания, иначе он окажется "слугой двух господ" - начальника ОД и прокурора, и причем без четко определенных в УПК процессуальных обязанностей и прав для рассматриваемой ситуации.
Задержание по ст. 91 УПК РФ должны характеризовать законность, неотложность, кратковременность и обоснованность. Так до и без судебного решения задержание может быть на срок не более 48 часов (но не 2 суток!). По постановлению федерального судьи этот срок законного и обоснованного задержания может быть продлен еще, но не более чем на 72 часа по ходатайству стороны о необходимости представить дополнительные доказательства для обоснования заключения лица под стражу либо об освобождении задерживаемого: п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК. Обоснованность задержания или, как в заголовке ст. 91, основания (по сути, доказанность), т. е. наличие либо отсутствие (при недостаточности) соответствующих доказательств, прямо или косвенно указывающих на причастность лица к преступлению. Перечень таких оснований-доказательств и точное описание каждого из них известно на практике и по законам не только России очень давно, и поэтому с ними надо обращаться очень внимательно в новациях, подзаконных актах и в теории, когда предлагаются "революционные" усовершенствования.
Так, п. 1, 2 и 3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ (2001 г.) определили, что для подозрения и задержания может быть достаточно хотя бы одного такого основания, по сути, прямого доказательства, т. к. наряду с ними будут и косвенные:
1) при захвате лица (лиц) при совершении преступления или непосредственно после, т. е. "захват с поличным" (а "...поличное пуще признания" - как заметил еще В. Даль);
2) когда потерпевшие или очевидцы (исключая соучастников) укажут на данное лицо как на совершившее это преступление (до 01.07.2002 было по другому: "прямо" укажут и очевидцы, "в том числе потерпевшие"?!);
3) если обнаружены явные следы преступления на этом человеке, и не только на его лице, при нем, на одежде (в транспортном средстве), в жилище.
В части 2 ст. 91 указаны "иные данные" (значит нет тех, что есть в ч. 1 или нецелесообразно их раскрывать); но эти "иные", например, показания соучастника или "очеслышца", обязательно должны быть в совокупности с другими сведениями (не только доказательствами) о том, что лицо пыталось скрыться (готовилось, не являлось, уклонялось, тем более, сопротивлялось) или фактически не имеет постоянного места жительства либо достоверно не установлена его личность... В эту же часть ст. 91 почему-то поместили и совсем иное основание - документ о продлении срока задержания еще не более, чем на 72 часа (всего 120 часов), в связи с направлением в суд ходатайства об избрании и применении к задержанному лицу заключения под стражу в качестве меры пресечения; при этом требуется согласие руководителя следственного органа, а дознавателю - прокурора. При решении вопросов о задержании, содержании, да и освобождении задержанных требуется повышенный ведомственный контроль, прокурорский надзор и судебный контроль. И это в УПК РФ "расписано" буквально по часам: см. ст. 5 п. 11, 15, 21; ст. 91, 92, 94, 96 и ч. 2 ст. 46; 50 ч. 4; 108 ч. 3 и 7, а также те статьи, где указано "немедленно", "безотлагательно", что означает фактически не более 24 часов... А иногда, см. бывшие формы соответствующих процессуальных документов, исчисление таких сроков даже "поминутное": например, при составлении протокола задержания (форма № 28) и других документов - сообщения прокурору, уведомления о факте задержания и месте содержания либо, наоборот, о неразглашении этого, о своевременности допроса задержанного и участия защитника (ч. 4 ст. 92), допуске оперработника (ч. 2 ст. 95) и других лиц, например, законного представителя, переводчика, врача, представителя общественности либо СМИ.
Для освобождения лиц, задержанных по подозрению, в УПК РФ также есть свои основания (ст. 94 и справка ф. № 40), очень далекие от идеала. В части 1 - п. 1: когда подозрение в совершении преступления (было?!) не подтвердилось (при оговоре, самооговоре, казусе - случае совпадения и т. п.), что влечет извинение, прекращение уголовного преследования и не исключена реабилитация (ч. 1 ст. 27 и ст. 133 УПК), хотя задержание формально могло быть законным и обоснованным;
- п. 2: отсутствуют (вообще или достаточные) основания для избрания и применения заключения под стражу; таким образом, подозрение подтверждено и осталось; законной и обоснованной может быть другая мера пресечения к подозреваемому либо обязательство о явке по вызовам в ОД, к следователю или в суд; при этом участники со стороны обвинения или защиты (по объективным или субъективным причинам) не всегда могут успеть выполнить все требования ч. 3 ст. 108 УПК и рекомендации п. 4 постановления пленума Верховного суда России от 05.03.2004 № 1;
- п. 3: (физически и юридически процессуальное) задержание лица (или нескольких) произведено с (существенным) нарушением положений ст. 91 УПК, в том числе и УК, тем более, с нарушением конституционных гарантий, например, на свидетельский иммунитет, на квалифицированную юридическую защиту, на обеспечение личной безопасности и т. п.; практики иногда специально "утяжеляют" квалификацию деяния по УК, роль и форму вины задержанного и фактически в качестве основной цели задержания нередко определяют получение признания (см. об этом примечание к ст. 117, 301 - 303 УК РФ и другим).
В результате пункт 3 ч. 1 ст. 94 УПК становится не только основанием для освобождения задержанного, но и основанием для уголовного преследования сотрудников, которые незаконно и необоснованно задержали и содержали под стражей такое лицо. Об освобождении задержанного должно быть вынесено соответствующее постановление лицом, производившим расследование и в определенных законом случаях начальником места содержания (ч. 3 ст. 94). Прокурор (с 07.09.2007г.) вправе освободить только обвиняемого, если истек предельный срок содержания его (тем более, ее) под стражей - ч. 5 ст. 109 и ч. 2 ст. 221 УПК. Вместе с тем п. 6 ч. 2 ст. 38 предусматривает отмену прокурором любого решения дознавателя, в том числе о задержании и освобождении лица.
При неотложности задержания по закону не требуется выносить об этом специальное постановление, что не исключено и не может быть ограничено устными указаниями прокурора или следователя органу дознания: п. 4 ч. 2 ст. 37; п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК. По аналогии ряд положений закона о задержании подозреваемого применяются в некоторых случаях и к обвиняемому, подсудимому и осужденному: ч. 3, 4 ст. 210; ч. 14 ст. 108; ч. 2 ст. 238; ч. 41 ст. 396 и п. 18 ст. 397 УПК.
Меры пресечения: Конституция РФ, ст. 21-25, 29, 35; УПК - ст. 97-110, 255, 311, 423, 435 ч. 1, 450, 460; Закон о содержании под стражей... от 15.07.1995 № 103 (с учетом новаций 2007 г.; см. также бывшие приложения - формы процессуальных документов). Это меры, предусмотренные Конституцией, федеральными конституционными и федеральными законами, т. е. процессуальные средства убеждения и принуждения, которые при соблюдении определенных условий должны и могут быть применены либо не применены в отношении обвиняемых, подсудимых, осужденных и, как исключение, подозреваемых с целью предотвращения возможных с их стороны неправомерных действий, а судом и с целью обеспечения исполнения обвинительного приговора. В УПК РФ указаны и в основных чертах определены все виды мер пресечения:
1. Подписка о невыезде и надлежащем поведении - по ст. 102. 2. Личное поручительство - по ст. 103.
3. Наблюдение командования воинской части - по ст. 104. 4. Присмотр за несовершеннолетним - по ст. 105, хотя по сути здесь две меры. 5. Залог - по ст. 106. 6. Домашний арест - по ст. 107. 7. Заключение под стражу - ст. 108, 109 УПК; а также Закон о содержании под стражей... (и бывшие, но пока действующие формы процессуальных документов для каждой из указанных мер пресечения)... С учебно-практической целью можно, наверное, все эти виды процессуальных средств условно подразделить на меры процессуального убеждения (№ 1, 2, 3, 4, 5) и меры принуждения (№ 4, 6, 7). Меры убеждения, прежде всего, основаны на определенном доверии к подследственным, подсудимым и на минимуме их изоляции, а меры принуждения содержат минимум доверия и максимум изоляции. Однако любая из мер пресечения, разумеется, должна быть законной, обоснованной, а также своевременной и соразмерной содеянному, т. е. по-своему справедливой. Для всех мер и лиц, для каждой меры и личности, российские законодатели с учетом большого, вплоть до исторического, опыта традиционной правоприменительной практики установили по закону определенные юридические основания и условия применения указанных мер; хуже всего было и есть с фактическими условиями содержания под стражей и реализацией других мер. Как и основания для задержания (в ст. 91), так и основания для избрания (либо не избрания) мер пресечения указаны, прежде всего, в ст. 97 УПК... Но как и в ст. 91 основанием, обоснованностью надо считать не одни лишь "предположения", интуицию и т. п., а необходимую совокупность допустимых и достаточно достоверных доказательств и иных сведений, прямо или косвенно относящихся к тому, что:
- по п. 1 ч. 1 ст. 97 - данное лицо скрывается или уклоняется от расследования, от вызовов в органы дознания, следствия или может это сделать;
- п. 2 - либо продолжает преступные или "предпреступные" неправомерные действия;
- п. 3 - либо угрожает заявителю, потерпевшему, свидетелю или иным участникам досудебного и судебного производства, уничтожает или фальсифицирует доказательства или иным неправомерным путем препятствует производству по делу или может это сделать.
В ч. 2 ст. 97 УПК - эти же основания, но лишь для судей и судов, прежде всего, 1-й и 2-й инстанций, когда постановлен обвинительный приговор, но еще он не вступил в законную силу, и мера пресечения применяется для того, чтобы реально обеспечить исполнение обвинительного приговора; при этом мера пресечения, как правило, также не должна быть тяжелее допускаемого по закону уголовного наказания. В известном специалистам постановлении пленума Верховного суда России от 05.03.2004 № 1 о применении норм УПК РФ (2001 г.) было дано толкование практики, которое по сути обязательно не только для судей и не только при избрании и применении такой меры пресечения, как заключение под стражу: см. пункты 4-6, 8-12, 14, 17, 26, 31 (а всего их 32). Эти рекомендации Верховного суда, разумеется, даже не могли предвидеть новаций УК и УПК 2006, 2007 гг.
К сожалению, в УПК и в указанном постановлении из п. 4 неясно, как судья сможет практически не входить в обсуждение вопросов обоснованности подозрения, обвинения и квалификации деяния по УК РФ. Тем более, когда это относится к подозреваемым либо обвиняемым в совершении преступлений повышенной опасности и латентности, которые перечислены в ч. 2 ст. 100 УПК, в п. "а" ч. 1 ст. 1041 УК. Если же привести в "системное соответствие" основные положения ст. 91, 97, 99, 100 и ч. 1 ст. 108 УПК РФ (см. также бывшие формы процессуальных документов), то в отношении подозреваемого лица любая мера пресечения может быть применена при наличии основания для его задержания либо иных заслуживающих доверия сведений о его причастности к совершению преступления, как правило не ниже средней тяжести, к примеру, при внезапном исчезновении заинтересованного лица или важных документов, при перечислении сомнительных сумм денежных средств и пр., а также при нарушении лицом обязательства о явке (по ст. 112 УПК). При избрании определенной меры пресечения в отношении конкретного лица (не только подозреваемого) надо учитывать и другие обстоятельства: имеется ли фактически у него (тем более, у нее) постоянное местожительство на территории России, место работы и т. д.; достоверно ли установлены данные о личности лица, особенно о возрасте, состоянии здоровья, индивидуальных особенностях, а также почему нельзя (либо можно) применить в данном случае менее строгую процессуальную меру. К тому же, при решении вопроса о мере пресечения не только российским законодательством не возбраняется, но и поощряется учет смягчающих и отягчающих обстоятельств, явки с повинной, признания, возмещения ущерба и иных форм деятельного раскаяния, способствования расследованию и судебному разбирательству по этому и даже другому уголовному делу.
При формально-юридическом равенстве всех перед законом и судом (по ст. 19 Конституции РФ, ст. 4 УК и ст. 6 ГПК РФ) есть существенные особенности, юридические и фактические, избрания и применения мер пресечения к некоторым категориям специальных субъектов, т. е. к несовершеннолетним, к невменяемым, к "негражданам" РФ, к vip, к военнослужащим и иным сотрудникам так называемы "силовых" ведомств, наконец, к лицам, которые отбывают уголовное наказание в закрытых или открытых учреждениях ФСИН Минюста, а также когда к ним судом применены иные меры уголовно-правового характера (раздел VI УК РФ в редакции Закона от 27.07.2006 № 153-ФЗ).
Применение или неприменение меры пресечения может быть обжаловано участниками, чьи права и законные интересы этим были затронуты и, конечно, должностными лицами, ведущими досудебное производство: вышестоящему прокурору, руководителю органа дознания или следствия или в суд, не исключая апелляционную, кассационную и надзорную инстанции (ч. 5 ст. 388 УПК). Конституционный суд России еще 03.05.1995 в постановлении № 4 указал, что обязательно подлежат принятию и рассмотрению судом (и не только им, наверное) также жалобы лиц, находящихся в розыске (к примеру, Ульмана, непонятно по какому основанию осужденному заочно). Подача жалобы не приостанавливает реализации определенной меры пресечения. УПК России предусмотрел 7, на мой взгляд, 8 видов таких мер процессуального убеждения и принуждения (в ст. 98). По характеру их воздействия они расположены "по нарастающей", как бы по аналогии с видами уголовных наказаний (в ст. 44 УК РФ). Между видами преступлений (наказаний за них) и мерами пресечения объективно имеется определенная связь, хотя и непростая. Кратко изложим наиболее существенные либо специфичные положения каждой меры пресечения.
1. Подписка о невыезде и надлежащем поведении (ст. 102 УПК и бывшие приложения ф. № 96, 97): отбирается у обвиняемого, подсудимого, осужденного до вступления приговора в законную силу, либо, как исключение, у подозреваемого, если они фактически имеют постоянное или временное место жительства. На основании постановления и подписки обязательства лицо не вправе без уведомления и разрешения ведущего процесс куда-либо отлучиться с места фактического нахождения; разумеется, не допускать и других неправомерных действий (или бездействие в виде неявки по вызову к дознавателю и т. д.); копию подписки-обязательства целесообразно лично вручить "подписанту"; при невыполнении принятых им (добровольно!) обязательств эта мера может быть изменена на более строгую и, кроме того, не исключено и наложение судом денежного взыскания - до 25 МРОТ по ст. 117, 118 УПК. Подписку о невыезде вряд ли нужно и можно, де-факто и де-юре, применять к несовершеннолетним, к лицам с существенными психическими недостатками и, тем более, к невменяемым, а также к лицам, которые уже находятся в учреждениях ФСИН, да и к военнослужащим или "негражданам" России.
2. Личное поручительство (ст. 103 УПК и ф. № 96): с согласия подследственного или подсудимого, осужденного и по письменному ходатайству одного поручителя, а лучше двух, от них отбирают в произвольной форме составленное обязательство, по сути, аналогичное форме № 97; поручителями допускают только совершеннолетних лиц и совершенно не заинтересованных лично в данном уголовном деле; им кратко разъясняют суть дела и обвинений (подозрений), выясняют, какими непроцессуальными действиями они смогут обеспечить правомерное поведение лица (только одного), за которого поручаются, тем более, что в случае нарушения этой меры поручители также могут быть судом подвергнуты денежному взысканию - до 100 МРОТ. В УПК РФ, к сожалению, не предусматривается никаких мер даже морального поощрения для поручителей и других лиц, которые способствуют нормальному ходу процесса. 3. Наблюдение командования воинской части (ст. 104 УПК и ф. № 96): устанавливается за обвиняемым (подозреваемым) из числа военнослужащих либо военнообязанных лиц во время исполнения обязанностей военной службы либо при прохождении военных сборов; по традиции, это относится, прежде всего, к тем, кто находится "на казарменном положении", как и в палатках или на кораблях. При этом де-юре, в том числе по международным правилам, также требуется получать согласие "поднадзорного" и разъяснять суть ограничений и последствий при нарушении этой меры пресечения. Поскольку штатных дознавателей в Минобороне пока нет, то соответствующие следователи должны своевременно согласовать с командованием в/ч вопрос о применении такой меры и, еще более, вопрос о своевременном получении информации о ее нарушении. Соответствующий командир в/ч, он же и орган дознания, организует по уставам ВС РФ исполнение этой меры пресечения и несет ответственность за ее неисполнение либо ненадлежащее исполнение.
4. Присмотр за несовершеннолетним (ст. 105 УПК, ф. № 96; ст. 312 Закона "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" от 24.06.99 № 120 с доп. 05.01.2005 № 9-ФЗ): устанавливается при досудебном и затем судебном производстве по данному делу, когда лицо все еще не достигло 18 лет; поэтому в первую очередь надо абсолютно точно и как можно быстрее определиться с наступлением возраста уголовной ответственности, т. е. 14 и 16 лет (по ч. 1, 2 и 3 ст. 20 УК); в сущности, и по оформлению эта мера пресечения аналогична рассмотренным ранее видам поручительства, т. е. личного или должностного - военного. Ранее в пособии замечено, что, по сути, в одной ст. 105 УПК указаны две меры пресечения: поручительство родителей, иных лиц, заслуживающих доверие, а также и присмотр - наблюдение администрации специализированного учреждения для несовершеннолетних ("детских" учреждений очень неудачное определение в УПК). Закон прямо не указывает на обязательность получения согласия у "присматривающих" и "присматриваемых" лиц, но по логике и по рекомендациям Верховного суда России, это целесообразно и необходимо: см. соответствующее постановление пленума от 14.02.2000 № 7 и инструкцию МВД РФ по предупреждению преступлений 17.01.2006 № 19. Под присмотр администрации спецучреждения закрытого типа могут быть помещены только те, кто по решению суда там уже находится и в отношении этого лица вновь идет расследование и судебное разбирательство. Неправильны, на мой взгляд, "мониторинговые" разъяснения о том, что обязанности по присмотру за несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым, подсудимым и осужденным могут быть возложены на администрацию "любого" детского (?!) учреждения. Тем более, что при необеспечении присмотра и надлежащего поведения, возможно не только изменение меры пресечения, но и применение судом денежного взыскание, наверное, с руководителя администрации спецучреждения - до 100 МРОТ, причем, из его зарплаты, а не со счета этого учреждения.
5. Залог (ст. 106 УПК, с учетом новаций 2007 г.; см. бывшие формы № 96, 98, 99 и 7 СП): это внесение на депозитный счет суда, по решению которого в порядке ст. 108 УПК избрана эта мера, реальных денежных средств, ценных бумаг, иных ценностей в целях обеспечения своевременной явки подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного и надлежащего их поведения; по советскому законодательству такая мера пресечения фактически применялась редко, как правило, в отношении иностранных граждан; с 07.09.2007 право применять эту меру в любой момент производства по уголовному делу имеет только суд, а следователь и дознаватель ходатайствуют об этом, получив согласие соответственно руководителя следственного органа и прокурора; среди залогодателей, кроме самого подозреваемого и обвиняемого, не должно быть лично заинтересованных в деле лиц - физических или юридических и, тем более, фактических соучастников, а также представителей или органов российских государственных структур, муниципальных или местного самоуправления. Предмет и размеры залога должны быть согласованы с залогодателем и подозреваемым (обвиняемым), если это не одно и то же лицо; размер залога, как правило, бывает соразмерен предусмотренному законом уголовному наказанию, но иногда учитывается и нанесенный преступлением ущерб. После внесения залога и получения об этом документа (квитанции и пр.) составляется протокол о принятии - ф. № 98, копия которого остается у залогодателя. В случае неисполнения требований закона при залоге, как и при любой мере пресечения, это также протоколируется и четко указывается суть нарушения (форма № 99). При существенном нарушении залог решением суда (судьи) может быть передан в собственность казны, т. е. государства, но не на счет самого суда.
6. Домашний арест (ст. 22-25, 27, 29 Конституции РФ; п. 1 ч. 2 ст. 29; ст. 107, 108 УПК; с учетом новаций 2007 г. см. бывшие формы № 100 и 6 СП): это действительно новая и почти неприменяемая у нас мера процессуального принуждения - пресечения, т. к. она до сих пор не имеет достаточной правовой базы; в федеральном законе, которым является УПК, лишь в общих чертах указаны положения о том, что при домашнем аресте могут быть установлены ограничения и запреты на общение с определенными лицами (физическими, юридическими), на переговоры с использованием любых средств связи, на отправление и получение любой корреспонденции, на свободу передвижения вне точно определенных мест; с учетом тяжести преступления и особенностей возраста, состояния здоровья, семейного положения, рода занятий и других обстоятельств, и главное условий для практического исполнения данной меры пресечения. Она предполагалась и до сих пор предполагается стать альтернативой заключению и содержанию под стражей лиц, количество которых в России никак не удается существенно уменьшить; не случайно, что при надлежащем поведении срок домашнего ареста включается в срок уголовного наказания (п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК); по аналогии с заключением под стражу сначала должно быть согласие руководителя следственного органа на постановление следователя, а для дознавателя - согласие прокурора с ходатайством к суду об избрании домашнего ареста, а затем постановление судьи о применении этой меры пресечения; копия судебного решения с указанием конкретных ограничений и запретов, возможных последствий при их нарушении вручается подозреваемому (обвиняемому) и должностному лицу госоргана - "реализатора" этой меры процессуального принуждения; у последнего или "крайнего" до сих пор, к сожалению, нет, кроме УПК, никаких других необходимых нормативно-правовых положений; в публикациях, тем не менее, констатируется, что домашний арест все-таки применяют, например, в закрытых военных гарнизонах, а вне их судьи возлагали исполнение всех указанных ограничений и запретов на ОВД, и законоположения хоть как-то исполнялись участковыми и оперуполномоченными, сотрудниками ПДН и даже... следователями. 7. Заключение под стражу (ст. 22 и др. Конституции РФ; ст. 15, 20, 88 ч. 6 и др. УК РФ; ст. 5 п. 411, 42; ст. 29 ч. 2 п. 1; 108, 109, 110, 126, 128, 247 ч. 5, 7; 423, 435, 450 УПК РФ, с учетом новаций 2007 г. см. бывшие приложения - формы № 101, 102 и СП 1-5, 14; Закон о содержании под стражей...15.07.1995 № 103 (с изм.); УИК РФ ст. 13 ч. 4 (о мерах безопасности... ФЗ от 03.04.2006 № 46); Положение о СИЗО Минюста РФ от 25.01.1999 № 20 (с изм.); указанная ранее межведомственная Инструкция о порядке представления результатов ОРД... 17.04.2007. Заключение под стражу - наиболее строгая мера пресечения из рассмотренных ранее, но цели ее те же: обеспечить надлежащее (правомерное) поведение обвиняемого, подсудимого и осужденного (до вступления приговора в законную силу), а в исключительных случаях, предусмотренных законом, и подозреваемого. УПК, вместе с УК, определяют специальные условия для законного избрания и применения этой меры пресечения, это целый комплекс: • если было совершено (совершеннолетним) преступление, за которое закон предусматривает, как правило, более 2 лет лишения свободы; • невозможность применения иной, менее строгой меры пресечения и процессуального принуждения; • особый порядок досудебной подготовки и судебного рассмотрения материалов об этой мере пресечения; • содержание заключенных под стражу только в определенных законом местах (помещениях, условиях) и не свыше точно определяемого судом срока. К сожалению, такие места законодателями не очень четко определены, это: • изоляторы временного содержания ОВД (и не только?!); • следственные изоляторы (только системы МЮ?); • отдельные помещения в учреждениях ФСИН (только для своих "сидельцев"); • гауптвахты - пока только для военнослужащих мужского пола и не офицеров, а с 01.01.2008 - только для реализации судебных решений о дисциплинарных арестах (до 30 или 45 суток) за наиболее грубые нарушения воинских уставов.
Конституционный суд и Верховный суд России отмечали, что федеральные судьи при рассмотрении материалов о заключении под стражу должны проверять и законность, и обоснованность (!?) соответствующих обвинений и, тем более, подозрения в совершении конкретным лицом определенного преступления. Только в исключительном случае заключение под стражу может быть избрано судом при обвинении (подозрении) в преступлении, за которое предусмотрено и менее 2 лет лишения свободы, но тогда необходимо и хотя бы одно из таких оснований, подтверждающих, что лицо фактически не имеет постоянного места жительства на территории РФ, что достоверно не установлена его личность, что им была нарушена ранее избранная мера пресечения (или обязательство о явке) либо лицо скрывалось или пыталось скрыться от расследования и суда: ч. 1 ст. 108 УПК.
К несовершеннолетним обвиняемым и подозреваемым заключения под стражу применимо лишь при обоснованном обвинении (подозрении), что им было совершено умышленное преступление, за которое предусмотрено свыше 5 лет лишения свободы, а в исключительном случае - и при совершении этим лицом преступления средней тяжести. Вместе с этим, повторюсь, надо см. и ч. 6 ст. 88 УК РФ, где сказано, что "не может быть назначено лишение свободы несовершеннолетнему - в возрасте до 16 лет совершившему впервые преступление средней тяжести"; к тому же законом от 09.03.2001 в категорию средней тяжести были включены все неосторожные преступления, санкция которых свыше 2 лет лишения свободы и до 10 лет (включительно).
Порядок избрания и применения заключения под стражу в своей основе одинаков (перед законом и судом все должны быть юридически равны), но есть существенные различия: при досудебном или судебном производстве по делу; в отношении лиц, наделенных служебным иммунитетом; в присутствии подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного либо при так называемом "заочном аресте", но с обязательным участием защитника (адвоката): см. п. 5 ст. 108; ч. 13 ст. 109; ч. 3 ст. 238; ч. 5 ст. 247; 450; ч. 2 ст. 466 УПК РФ. В федеральный районный суд своевременно направляется с согласием руководителя следственного органа постановление следователя либо дознавателя - с согласием прокурора и ходатайством об избрании заключения под стражу; прилагаются материалы, подтверждающие законность, обоснованность и необходимость именно такой меры пресечения в отношении данного лица; прилагаются копии постановлений о возбуждении дела, о привлечении в качестве обвиняемого, протокола о задержании, протоколов допроса, сведения о судимости, об угрозах и других неправомерных действиях в отношении потерпевших, свидетелей и т. п.: см. с учетом новаций 2007 г. п. 4, 11, 25 Постановления пленума ВС РФ от 05.03.2004 № 1. Было бы целесообразным такие материалы в суде хранить в условиях неразглашения тайны расследования и объединять их в единое "контрольно-судебное досье" по данному уголовному делу №..., чтобы затем не требовать изготовления и представления вновь тех же документов, которые уже имеются; а их нередко снова требуют, для решения судом вопроса о продлении срока содержания под стражей того же лица.
Сроки содержания под стражей установлены в УПК отдельно: • для подозреваемых (ст. 100, 108 ч. 7 п. 3); • для обвиняемых (ст. 109) с изм. 2007 г.; • для подсудимых и осужденных (ст. 109, 388 ч. 5). Во время предварительного расследования первоначальный срок содержания - до 2 месяцев (с момента фактического задержания); затем, при объективной невозможности закончить расследование, а также изменить (отменить) эту меру пресечения, федеральный районный суд может продлить еще на 4 месяца; после чего, при особой сложности дела, по тяжким или особо тяжким преступлениям и с согласия руководителя следственного органа субъекту РФ, а для дознавателя - с согласия прокурора в исключительных случаях по ч. 4 ст. 224, а также при исполнении запроса по ст. 453 УПК - соответствующий федеральный судья (суд) может продлить срок содержания под стражей еще на 6 месяцев; в особых случаях: по делу об особо тяжком преступлении и с согласия в соответствии с подследственностью Председателя Следственного комитета либо руководителя следственного органа федерального управления тот же суд может продлить срок еще на 6 месяцев (итого - 18 месяцев); для ознакомления с материалами оконченного дела содержащимся под стражей обвиняемым установлен свой порядок продления предельных сроков, т. е. 6, 12 или 18 месяцев - на уровне субъекта РФ: ч. 5, 7 ст. 109 УПК (см. ФЗ № 214 от 24.07.2007). При этом главное, чтобы материалы дела были своевременно подготовлены и представлены для ознакомления - не позднее, чем за 30 суток до истечения предельного срока и, разумеется, чтобы не было законного основания для изменения или отмены содержания лица под стражей. Если прокурор установил, что нарушены требования ч. 5 ст. 109 и предельный срок содержания обвиняемого под стражей истек, то прокурор обязан отменить меру пресечения (см. ч. 2 ст. 221 УПК).
Во время судебного производства срок содержания под стражей подсудимого и осужденного до вступления приговора в законную силу, как правило, не должен превышать 6 месяцев, но по делам о тяжких или особо тяжких преступлениях этот срок суд может продлить еще на 3 месяца, и неоднократно. Рассмотрение жалоб и представлений по вопросу о применении заключения под стражу (либо об отказе в этом) осуществляется в кассационном порядке и не позднее, чем в 3-суточный срок. Суд первой и второй инстанций вправе и по своей инициативе применить не заключение под стражу, а домашний арест, залог или другую меру. Мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора, может быть изменена или отменена также только с согласия указанных лиц: ч. 3 ст. 110 УПК. К сожалению, не требуется ни согласия, ни даже уведомления суда, т. к. в свое время утратила силу ч. 4 ст. 110; хотя следователь все еще обязан уведомлять суд, например, об отмене ареста почтово-телеграфной корреспонденции (по ч. 6 ст. 185 УПК РФ). На мой взгляд, в УПК следует ясно и категорично определить, - что если нет оснований для применения какой-либо из 7 (или 8?) мер пресечения, то у подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного обязательно надо отобрать соответствующее обязательство о явке в орган дознания, к следователю или в суд. Весьма странно, что новации 2007 г. везде в УПК исключили обязательность явки к прокурору.
Иные меры процессуального убеждения и принуждения, к которым закон отнес: 1) обязательство о явке; 2) привод; 3) временное отстранение от должности; 4) наложение ареста на имущество или на ценные бумаги; 5) денежное взыскание; 6) обращение залога в собственность государства. Круг лиц, к которым применяются "иные меры" более широк по сравнению с мерами пресечения. Так, обязательство о явке, привод и денежное взыскание применимы не только к подозреваемому и обвиняемому (подсудимому), но и к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу и ответчику, специалисту и эксперту, переводчику, понятому и даже к присяжному заседателю - за неявку в суд без уважительной причины (ч. 3 ст. 333 УПК). Кратко об этих мерах:
1. Обязательство о явке (см. 112 и бывшие ф. 71 и 25 СП): при этом лицу разъясняются обязанности своевременно являться по вызовам в орган дознания, к следователю и в суд, сообщать об уважительных причинах неявки, перемене места жительства и пр.; разъясняют возможные юридические последствия неисполнения обязательства; бесспорно, что тут больше доверия и убеждения, чем принуждения.
2. Привод (см. ст. 113 и бывшие ф. № 37, 58 и 27 СП): в этой процессуальной мере реализуется, прежде всего, принуждение; для этого требуется соответствующее постановление, которое исполняют сотрудники милиции, а в суде и судебные приставы; не подлежат приводу лица до 14 лет, а также беременные женщины или больные, которым не позволяет явиться их состояние здоровья; как правило, привод осуществляют только в дневное и рабочее время (см. Приказ МВД РФ от 21.06.2003 № 438 и новации 2007 г.).
3. Временное отстранение от должности (ч. 1 ст. 37 Конституции РФ; п. 10 ч. 2 ст. 29 и ст. 114 УПК и бывшие ф. № 105 и 13 СП): при этой мере на время расследования и судопроизводства отстраняют и не допускают лицо, не только должностное, к исполнению своих обязанностей по службе, по педагогической и иной деятельности; для этого необходимы: сначала постановление следователя с согласием руководителя следственного органа или дознавателя - с согласием прокурора с ходатайством перед судом, затем - рассмотрение судом в присутствии лица и судебное постановление о временном отстранении и назначении денежного пособия в размере 5 МРОТ (ежемесячно); разумеется, что эта мера процессуального (и иного!) законного принуждения, нередко необходимая, но нужен и контроль за фактическим ее исполнением, например, за отстранением консультантов, руководителей - собственников и т. п. Хороших юридических правил много, но главное как и кем они фактически исполняются (и исполняются ли?!): так к примеру, есть ст. 32.11 о дисквалификации по Кодексу об административных правонарушениях, а с 1 апреля 2007 г. (!?) в МВД впервые введен официальный и без ограничительных грифов реестр - "черный список" лиц, которым, наверное, не только по приговору суда запрещено занимать руководящие и некоторые другие должности, включая и в правоохранительных органах.
4. Наложение ареста на имущество или на ценные бумаги (ст. 35; ч. 3 ст. 55 Конституции РФ; ст. 29, 115, 116, 165 УПК и бывшие формы № 291, 851 и 91 СП; № 72, 76, 78 и 12 СП): арест налагается, как правило, по ходатайству следователя с согласия руководителя следственного органа, а дознавателя - с согласия прокурора; затем - по постановлению суда, а в случае, не терпящем отлагательства, только на основании постановления следователя либо дознавателя с уведомлением прокурора и суда не позднее 24 часов с момента начала наложения ареста на имущество, например, на указанное в ст. 1041 УК РФ и по уголовным делам о преступлениях, перечисленным там же, т. е. по ст. 105 ч. 2; 111 ч. 2; 126 ч. 2; ст. 1271, 1272, 146, 147, 164; 184 ч. 3, 4; 186, 187, 188, 189, 204 ч. 3, 4; 205, 2051, 2052, 206, 208, 209, 210, 212, 222, 227, 2281, 229, 231, 232, 234, 240, 241, 242, 2421, 275, 276, 277, 278, 279, 281, 2821, 2822, 285, 290, 355, 359 ч. 3.
Законоположения ст. 1041 УК применяются к правоотношениям, возникшим после 01.01.2007, но не ранее. Арест не налагается на имущество, на которое не может обращаться и взыскание по ст. 446 ГПК и ст. 235 ГК (с изм. и доп.). При наложении ареста должны быть понятые и специалисты; копия протокола вручается лицу, на чье имущество наложен арест либо его правомочному представителю.
5. Денежное взыскание (ст. 117, 118 УПК и бывшая ф. № 99): налагается за нарушения во время досудебного или судебного производства по уголовному делу, которые были существенными, запротоколированы и допущены потерпевшим, свидетелем, гражданским истцом и ответчиком, экспертом, специалистом, переводчиком (ч. 2 ст. 111 УПК), поручителями (ч. 4 ст. 103 и ч. 3 ст. 105) иным лицом, присутствующим в судебном заседании, включая присяжного заседателя и старшину присяжных (ч. 3 ст. 333) при нарушении порядка, неподчинении законным требованиям и распоряжениям председательствующего судьи или судебного пристава (ч. 1 ст. 258). Размер денежного взыскания пока от 25 до 100 МРОТ, последнее - для личных и должностных поручителей за несовершеннолетних; денежное взыскание налагается только судом; при нарушении во время судопроизводства - тем же судом, который рассматривает "основное" уголовное дело.
6. Обращение залога в собственность государства, казны, и не через расчетный счет суда (ч. 4 ст. 106; ч. 6 ст. 118 УПК и бывшая ф. № 99): этот вопрос решает только суд; одновременно может быть избрана более строгая мера пресечения; если процессуальное нарушение не существенно, то залог может быть возвращен залогодателю. Дополнительно по теме рекомендуются следующие источники: Руднев В. И. Судебная защита прав лиц, содержащихся под стражей. М.: Формула права. 2005; Овчинников Ю., Артемов В. Первые шаги домашнего ареста // Законность. 2005. № 7; Андреева О. И. Решение вопроса об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу // Журнал Российского права. 2005. № 2; Булатов Б. Б. Применение мер государственного принуждения к лицам, подозреваемым и обвиняемым... и статьи таких авторов, как Николюк В. В., Цоколова О. И., Ткачева Н. В., Минулин Р. М. в сборнике материалов конференции Омской юридической академии МВД России, 2006; Тулянский Д. В. Некоторые положения УПК РФ: требуются законодательные новации // Журнал Российского права. 2007. № 2; Звечаровский И. Понятие мер уголовно-правового характера // Законность. 2007. № 1; Мельников В. Ю. Проблемы применения домашнего ареста // Журнал Российского права. 2007. № 3; Чеботарев В. Изоляторы временного содержания: прокурорский надзор // Законность. 2007. № 3; Кошаева Т. О. Уголовная ответственность за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта // Журнал Российского права. 2007. № 3; Мачинский В. Задачи те же, подходы - иные // Законность. 2007. № 4; Публикация о беседе с Председателем СК и первым заместителем Генпрокурора РФ // Российская газета. 2007. 29 августа.
5. ИНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЧАСТИ ПЕРВОЙ УПК РОССИИ
Формы надзора, контроля, ходатайств, жалоб, процессуальных решений и документов; Процессуальные сроки; Реабилитация; Восстановление уголовного дела (Конституция РФ ст. 2, 17, 45, 46, 52, 53; УПК РФ ст. 5 п. 33-35; ст. 29, 37, 39, 119-139, 1581, 159, 162, 165 - с учетом новаций 2007 г. и бывших приложений; ГК РФ ст. 12, 150-152, 1069, 1079-1081, 1099, 1101; соотв. постановления Конституционного суда России от 14.07.2005 № 8-П и Пленума Верховного суда России от 20.12.94 № 10, с изм. 25.10.96)
Часть первая УПК РФ, иными словами - Общая часть, завершается изложением правовых норм, важных принципиально, процессуально либо технически. Они, по сути и по форме, разнохарактерные и многочисленные, но обеспечивают неразрывные правовые (и процессуальные) связи с законоположениями других частей УПК - при реализации норм досудебного производства, судебного и даже "послесудебного", т. е. при исполнении приговора, наказания и иных мер уголовно-правового характера. Разумеется, под соответствующим контролем и надзором, хотя, на мой взгляд, для оперработника, дознавателя, следователя и эксперта (не только в системе ГРУОВД, МВД) первым и основным должен быть самоконтроль. Например, при наличии обстоятельств, которые могут исключать участие в досудебном производстве, сотрудник ОВД не должен об этом умалчивать и ожидать отвода, он или она обязаны заявить о самоотводе. В теории это было известно давно российским законодателям и правоприменителям (по УПК и УК), но сегодня такое положение подтверждено Указом Президента РФ от 03.03.2007 № 269 "О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных служащих РФ и урегулированию конфликта интересов", а также соответствующими новациями 2007 г. в нормативно-правовых актах о милиции, ОВД, прокуратуре, следствии и суде. Отраслевой УПК РФ (2001 г.) и некоторые "комплексные" законы определили процессуальные формы (виды) контроля или надзора за действиями (и бездействием) соответствующих должностных и других лиц. Так, ведомственный процессуальный контроль правомочны осуществлять начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, их заместители, руководители следственных органов и их заместители, руководитель следственной группы и руководитель экспертно-криминалистического подразделения при ГРУОВД. В УПК об этом, более или менее, четко сказано (соответственно) лишь в ст. 5 п. 17, 171, 38 1, 411 и ст. 39, 401,199, а также в Законе о государственной судебно-экспертной деятельности от 31.05.2001 № 73-ФЗ. С процессуальными обязанностями и правами руководителей в органах дознания, включая и систему МВД, должной ясности не было до 2007 г. ни в законодательстве, ни в подзаконных актах. Хотя уже имелся приказ МВД РФ от 03.08.2006 № 606 "Об утверждении Основных направлений совершенствования деятельности подразделений дознания ОВД РФ на 2006-2011 гг. и Плана их реализации". Но и сегодня после новаций 2007 г. не решен до конца вопрос о процессуальном статусе начальника ГРУОВД в качестве начальника органа дознания, не говоря уже о командире в/ч ВВ МВД, а начальник подразделения дознания стал как бы "слугой двух господ" - и начальника ОД, и прокурора.
Прокурорский надзор: ст. 37 и 221 УПК РФ и Закон "О прокуратуре РФ", 1999 г. с новациями 2007 г. Пока эта функция прокурора распространяется на негласную и гласную деятельность органа дознания, на следственные и иные процессуальные действия, прежде всего, дознавателей, на их бездействие, на правовые действия (акты) и бездействие соответствующих руководителей органов дознания и следствия. По УПК РФ в качестве прокурора может участвовать и его заместитель, но не помощники или прокуроры - криминалисты. Обязательность согласия или письменных указаний прокуроров ограничена запретами Конституции РФ, УК и УПК. В случае несогласия Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ или руководителя соответствующего следственного органа на федеральном уровне с требованиями прокурора об устранении нарушений в ходе следствия окончательное решение принимает Генеральный прокурор России. Прокурорский надзор, как правило, не осуществляется за содержанием деятельности специалистов, экспертов и адвокатов и, как правило, не затрагивает деятельность судов.
Судебный контроль и надзор: ст. 29, 355, 403, 417 УПК РФ; Закон "О мировых судьях в РФ" (1998 г.) с изм. 30.11.2004 № 142-ФЗ. Только соответствующие суды, в том числе судьи, правомочны осуществлять правосудие, рассматривая уголовные дела, а вышестоящие судебные инстанции и судебный надзор за решениями нижестоящих судов. Относительно новая для России деятельность - судебный контроль на досудебных стадиях процесса за целым рядом оперативно-разыскных, следственных и других процессуальных действий и мер. Мировые судьи не правомочны осуществлять такого рода судебный контроль. Не определен в УПК правовой (и процессуальный) статус помощника судьи. Согласно п. 1 ст. 11 Закона "О судебной системе РФ" от 31.12.96 № 1-ФКЗ (с изм.) присяжные не относятся к судьям, которыми считаются только лица, исполняющие свои обязанности на профессиональной основе.
Общественный контроль: ст. 20, 32, 47, 123 Конституции РФ; Закон "О присяжных заседателях федеральных судов..." от 20.08.2004 № 113, с учетом изм. ФЗ от 31.03.2005 № 26 и 30.12.2006 № 269; ст. 324-353 и др. УПК РФ. Участие присяжных заседателей - одна из форм общественного контроля за судебным производством в современной России, от чего абсолютное большинство стран отказываются. У нас по УПК РФ (2001 г.) - это высшая форма участия общественности. Кроме присяжных, общественный контроль, по сути, осуществляется и потерпевшими (их ежегодно несколько миллионов), законными представителями, понятыми, поручителями, частными обвинителями, другими лицами, присутствующими в открытом судебном заседании, представителями СМИ, Общественной палаты - в центре и на местах: о других формах участия общественности см. интервью, которое дал Министр внутренних дел Р. Нургалиев в "Российской газете" 27.06.2007. В Екатеринбурге и области имелся опыт создания "летучих отрядов" представителей общественности и ГУВД для проверки фактов задержания (и содержания) граждан в ОВД. К сожалению, в УПК РФ (2001 г.) не нашлось места даже для ст. 3751 УПК РСФСР о том, что Уполномоченный по правам человека в РФ вправе ознакомиться с материалами дела: после вступления приговора в законную силу или если производство прекращено, а также когда отказано в возбуждении уголовного дела. Такие права, разумеется, были и имеются у потерпевших, законных представителей и многих других физических и юридических лиц. Необходима конкретизация полномочий самих Уполномоченных - в Москве, ул. Мясницкая (?!) и в субъектах РФ, которые в пределах соответствующих территорий получили доступ в учреждения, исполняющие уголовные наказания (согласно Закону от 19.06.2007 № 104), конечно не исключая при этом представителей уполномоченных и их помощников: см. доклады Уполномоченного за 2006 г. // "Российская газета". 2007. 13 и 24 апреля.
Важное место не только в УПК имеют понятия "ходатайство" и "жалоба": ходатайство, как правило, оформляется в письменной форме и содержит просьбу или требование заинтересованного лица (например, потерпевшего, обвиняемого) к ведущему процесс (дознавателю, следователю, председательствующему судье) обеспечить законные права, произвести или не производить процессуальные действия, такие как назначение защитника-адвоката, отвод, вызов или привод неявившегося, произвести экспертизу, очную ставку, приобщить материалы к уголовному делу, признать доказательство недопустимым и т. п. Решение об удовлетворении либо отказе принимается безотлагательно или не позднее 3 суток после заявления ходатайства. Когда оно связано с решением вопроса о допустимости либо недопустимости доказательства, то важно указывать конкретные признаки (т. е. относимость, допустимость и достоверность), по которым эти сведения признаются допустимыми либо недопустимыми доказательствами по данному делу.
Жалоба, как правило, оформляется в письменной форме и содержит несогласие заинтересованного лица с какими-либо действиями или бездействием, прежде всего, ведущего производство по уголовному делу, а так же других лиц, например, специалистов и экспертов, оперработников, сотрудников ИВС, СИЗО и т. д. Эти жалобы могут быть направлены руководителям органов дознания, следствия, прокурору и в суд. Они могут быть оформлены и направлены в открытом или "закрытом" (т. е. нецензурируемом) виде, как через лиц, ведущих процесс, так и "через их голову": см. Закон "О порядке рассмотрения обращений граждан" от 02.05.2006 № 59-ФЗ и соотв. нормативные акты МВД, ГУВД. Сроки рассмотрения жалоб зависят от их содержания и инстанции: так, по уголовному делу для прокуроров, руководителей органов следствия и дознания, в том числе вышестоящих - до 3 суток либо не более 10. В суд, включая и вышестоящий, обжалуются действия (и бездействие) дознавателя, следователя, прокурора и других лиц, когда были затронуты конституционные гарантии, к примеру, на юридическую защиту прав и законных интересов, на доступ в суд (при отказе в возбуждении дела, прекращении или приостановлении до суда); процессуальные сроки для судов - не более 5 суток: ст. 50, 52 Конституции РФ и ст. 123, 125, 126 УПК РФ. Принесение жалобы, как правило, не приостанавливает производства обжалуемого действия и исполнения обжалуемого решения, если это не сочтут необходимым сделать правомочные должностные лица органов расследования, прокуратуры или суда. Установлены и иные сроки и порядок рассмотрения жалоб в вышестоящих судах - при апелляции, кассации, судебном надзоре.
Процессуальные сроки: основные отличия в предназначении и исчислении. Нет общепризнанных "стандартов" в международных нормах о сроках расследования, предварительного заключения и содержания под стражей и прочих; эти процессуальные сроки, как правило, более или менее четко определяются национальным законодательством. К примеру, в России в УПК всегда определялись конкретные сроки задержания подозреваемого лица, сроки содержания под стражей подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного - до вступления приговора в законную силу. Вместе с тем, в подписанных и ратифицированных нашей страной международных документах зафиксировано, что каждому должно быть гарантировано, что досудебное и судебное производство будет проведено "в разумные сроки", т. е. в установленные национальным законодательством.
Основные их виды: процессуальные сроки изоляции, расследования, начала судопроизводства и иные. Так, ст. 92 и ст. 108 ч. 7 п. 3 определяют срок задержания подозреваемого лица: 48 + 72 = 120 часов (но не 5 суток). Статья 100 - сроки действия в отношении подозреваемого меры пресечения, в том числе и заключения под стражу: по ч. 1 - до 10 суток, а по ч. 2 - не более 30, с учетом срока и по ч. 1. Не внесено новациями 2007 г. изменений в ст. 109 УПК в установленные прежде сроки содержания под стражей обвиняемого и подсудимого: до 2 месяцев, до 6, 12 и в исключительных случаях - не более 18 месяцев. Сроки начала и производства предварительного расследования по УПК РФ всегда были дифференцированными, но новации 2007 г. - с 10 июня для дознания увеличили сроки расследования - до 30 суток, а в определенных законом случаях они могут быть определены до 6 и 12 месяцев; для следствия сроки остались прежние - до 2 месяцев, до 6, 12 и в исключительных случаях свыше (ст. 162 УПК). По уголовным делам не своей подследственности установлен 10-ти суточный срок для производства неотложных следственных и иных процессуальных действий: п. 19 ст. 5 и ч. 3 ст. 149, 157 УПК. При исчислении процессуального срока в часах отсчет ведется "по факту" (ограничения свободы и т. п.) и независимо от рабочего, праздничного, дневного и ночного времени; из бывших приложений-форм документов следует, что фактически учету подлежат и часы, и минуты (задержания, составления протокола, уведомления прокурора и т. д.). Когда срок исчисляется в сутках, то должна быть учтена и та часть (суток), с которой фактически началось ограничение прав лица, если этого нет, начало отсчета ведется с начала (ночи) следующих суток. Месяцы начинают исчислять, как правило, со следующих суток, а окончание - в 00 часов последнего рабочего дня, за исключением (как отмечалось ранее) сроков содержания под стражей, домашнего ареста и нахождения в медицинском стационаре (по ч. 9, 10 ст. 109 и ч. 2 ст. 128 УПК), которые исчисляют "по факту" и засчитывают в срок содержания под стражей и назначаемого судом наказания.
На мой взгляд, аналогичным должен быть подход и к зачету времени, в течение которого это лицо (как правонарушитель) находилось в приграничном изоляторе до установления личности либо содержалось под административном арестом. Это полностью соответствует ст. 22 Конституции РФ, хотя прямо и не закреплено в ст. 72 УК и п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК. К сожалению, по этому вопросу нет рекомендаций в известных специалистам постановлениях пленума Верховного суда России: от 05.03.2004 № 1; 24.03.2005 № 5 и 11.01.2007 № 2 (в п. 48 последнего лишь повторены почему-то три из четырех положений ч. 10 ст. 109 УПК РФ). Кроме того, из постановления от 24.03.2005 № 5, специально посвященного судебной практике применения (не только судами) административного законодательства, неясными остались и вопросы: о допустимости - недопустимости в качестве доказательств материалов досудебного производства по уголовному и административному делам (см. ч. V п. 3 и ч. IV п. 18 постановления); о реабилитации - нереабилитации лиц по основанию п. 2 ч. 1 ст. 27 и п. 2 ч. 1 ст. 24, т. е. п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК (п. 3, 15 постановления); о возложении на председательствующего судью обязанностей по установлению правонарушения и "административному преследованию" правонарушителя (п. 12, 13); "дозволению" по ч. 3 ст. 2.1 КоАП повторно привлекать к административной ответственности должностных (и иных?!) лиц, привлеченных к уголовной и (или иной) ответственности (п. 15): см. ч. 1 ст. 50 Конституции РФ; ч. 2 ст. 6 УК РФ.
В уголовном и процессуальном законодательстве есть ряд важных понятий, за одинаковым наименованием которых кроется неоднозначное содержание. Так, "обстоятельства" могут быть фактическими, юридическими, освобождающими от уголовной ответственности и т. д.; "основания" - такими же и, кроме этого, материальными, процессуальными и просто документами, а "документы" - процессуальными, вещественными доказательствами, иными и пр. Неоднозначны и коренные понятия - процессуального действия, включающего интеллектуальное решение и наличие процессуального документа, а также бездействие органа дознания, следователя, прокурора и суда: см. ст. 123 УПК. По сути первично всегда интеллектуальное решение и действие, которое обязательно облекается в форму соответствующего процессуального документа (см. бывшие приложения к ст. 476 и 477 УПК). Кроме того, может быть обязательным оформление и вручение копий некоторых процессуальных документов, направление оперразыскных и других непроцессуальных документов, включая и многочисленные учетно-статистические "карточки" - форм № 1, 1.1 и прочие. Собственно решение, как правило, оформляется как постановление (о возбуждении уголовного дела, о производстве освидетельствования и т. п.), а ход и результаты - в форме протокола, но иногда и в виде заключения специалиста, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, заключения эксперта (-ов). Можно и нужно особо выделить итоговые процессуальные документы, досудебные и судебные: обвинительное заключение; обвинительный акт; по сути аналогичное с ними постановление о прекращении производства по нереабилитирующему лицо основанию; к такому особому итоговому документу относится, разумеется, приговор, и не только обвинительный.
В действующем более 5 лет УПК пока нет нужного, на мой взгляд, уточнения о том, что подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель, специалист и эксперт вправе собственноручно записать свои показания, данные во время допроса. Хотя в части 2 ст. 166 и ч. 2 ст. 474 УПК РФ определены казалось бы все "варианты" изготовления протокола и иных процессуальных документов - типографским, электронным и иным способом, в том числе написанием "от руки", но нигде в кодексе, как было прежде, не определено кем может быть написан такой документ и, прежде всего, протокол допроса. Поэтому заинтересованная сторона, особенно при рассмотрении дела в судебных инстанциях, имеет основание считать собственноручно заполненный протокол недопустимым доказательством, со ссылкой на ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 1 и п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК. На мой взгляд, до уточнений в УПК, а они нужны, собственноручно написанное может сегодня быть лишь приложением к соответствующему протоколу допроса, как и к другому следственному, судебно-следственному и иному процессуальному действию, начиная с принятия и оформления явки с повинной, причем явки с повинной на любом этапе производства по уголовному делу, а не только при его возбуждении или возобновлении.
О процессуальных издержках: ст. 131 УПК РФ, с изм. и доп. ФЗ от 03.03.2006 № 33. Это подлежащие определению в денежном выражении материальные расходы по уголовному делу, которые, как правило, должны быть возмещены осужденным лицом. К таким издержкам закон отнес: 1) расходы по обеспечению явки и проживания потерпевших, свидетелей, специалистов, экспертов и некоторых других, за исключением подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного; 2) компенсационные расходы тем же и другим участникам следственных, судебных и иных процессуальных действий при недополучении ими зарплаты, порче их имущества, а также по выплате госпособия подозреваемому, обвиняемому, подсудимому и осужденному, временно отстраненному от работы (5 МРОТ в месяц);
3) оплата расходов переводчика и других специалистов, экспертов и их учреждений, если их участие не является выполнением их основной функции (должностного лица, госоргана и т. п.);
4) оплата адвокату за оказание квалифицированной юридической помощи, прежде всего, по назначению (ч. 5 ст. 50 УПК), на мой взгляд, не исключено и за представительство - по ст. 45 УПК;
5) расходы на принятие мер, обеспечивающих попечительство за несовершеннолетними и другими иждивенцами содержащегося под стражей обвиняемого, а нередко и для обеспечения сохранности жилища и иного имущества этого лица; 6) расходы, обеспечивающие сохранность вещественных доказательств и другого имущества, в том числе и подлежащего конфискации в соответствии с ч. 1, 2 и 3 ст. 1041 УК РФ.
Не подлежат взысканию процессуальные издержки с оправданного лица, а также с осужденного в особом (сокращенном) порядке (ч. 10 ст. 316 УПК), с осужденных - за работу переводчика и адвоката-защитника в определенных законом случаях. Вопрос о процессуальных издержках должен быть рассмотрен и решен при окончании предварительного расследования в форме дознания или следствия, а затем и при окончании судопроизводства по данному делу: см. п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК и бывшие приложения - формы № 142, 158. При осуждении нескольких лиц взыскание издержек производится не в солидарном, а в долевом порядке с учетом роли соучастников и их имущественного положения. Суд может также освободить осужденного или его законного представителя от возмещения процессуальных издержек, но только по уважительной причине, т. е. по имущественной несостоятельности либо тяжелому материальному положению иждивенцев осужденного лица. О реабилитации после незаконного уголовного преследования или осуждения - см. ст. 53 Конституции РФ; п. 34, 35 ст. 5 и ч. 2 ст. 133 УПК... Это специальная процедура по восстановлению, хотя бы в пределах возможного, тех прав и законных интересов, которые оказались нарушенными, если лицо было подозреваемым или обвиняемым, подсудимым либо осужденным к любой из мер уголовного наказания, а также к принудительной мере уголовно-правового характера, но затем в отношении этого лица производство прекращено по реабилитирующему основанию либо постановлен оправдательный приговор, вступивший в законную силу: п. 1 ч. 1 ст. 24 (отсутствие признаков преступления), п. 2 ч. 1 ст. 24 (отсутствие состава преступления); п. 1 ч. 1 ст. 27 (непричастность подозреваемого, подсудимого или осужденного к совершенному преступлению). Кроме того, если по этому основанию прекращено оперразыскное производство, то лицо также имеет право на свою реабилитацию - см. ст. 5 Закона об ОРД.
В определенном УПК РФ случае указанному лицу дознаватель, следователь или председательствующий судья обязан разъяснить (уведомить письменно) о праве на реабилитацию, а, получив письменное требование о реабилитации, оказать лицу содействие в течение 1 месяца в том, чтобы это право могло быть реализовано и самим реабилитируемым, а также с юридической помощью со стороны-адвоката и даже должностных лиц - органа дознания, следствия или суда. При этом должны быть уточнены виды и размеры ущерба, с чьих счетов, кто и каким способом, в какие сроки обязан обеспечить возмещение нанесенного вреда. У "жертвы правосудия" - физического лица есть соответствующие права на восстановление и возмещение ущерба здоровью, имущественному положению и морального вреда, в том числе в денежном его выражении. У юридического лица, которое было незаконно привлечено в качестве гражданского ответчика, есть право на возмещение имущественного вреда и (или) морального, т. е. его деловой репутации.
Отрицательные последствия морального вреда должны устраняться официальным, от имени государства, извинением прокурора, причем не ниже должностного положения того, кем осуществлялся надзор и поддерживалось государственное обвинение. Если в СМИ ранее были материалы негативного характера, то не позднее 30 суток после реабилитации об этом должна быть помещена информация, причем там же и в не менее заметном виде и без повторно порочащих это лицо заголовка и подтекста. Возмещение имущественного вреда, как правило, должно быть произведено в полном объеме и за счет казначейства, независимо от вины конкретных сотрудников определенных ведомств (органов дознания, следователей, прокуратуры и суда). Реабилитируемое лицо самостоятельно и, как правило, при содействии добросовестных и квалифицированных (и лично не заинтересованных) юристов должно выбрать наиболее целесообразный и законный способ возмещения вреда по данному уголовному делу, т. е. в порядке гражданского судопроизводства, а также в порядке, установленном для решения вопросов, связанных с исполнением приговора (в данном случае при оправдании осужденного): см. ст. 133-139; 396 ч. 6; 397 п. 1, 15; 399 ч. 1 п. 1, ч. 2; 401 УПК; постановления Конституционного суда России от 14.07.2005 № 8-П и от 28.06.2007 № 8-П; определение СК Верховного суда России (Бюллетень ВС РФ. 2007 № 2. С. 29, 30). В указанных постановлениях Конституционный и Верховный суды России, по сути и неоднократно, признают, что действующему законодательству противоречит ограничение каким-либо сроком (напр., 6 месяцев) прав граждан на полное возмещение ущерба, нанесенного незаконными действиями органов дознания, следователем, прокурором или судом. Восстановление утраченных частично либо полностью материалов уголовных дел: см. ст. 1581 УПК с учетом новаций 2007 г. К этой статье приложений - бланков процессуальных документов, к сожалению, не было, но они были предложены в учебном пособии: Ефремова Н. П., Кальницкий В. В., Правовые и организационные вопросы предупреждения утраты и восстановления уголовных дел. Омск: Изд-во Омской академии МВД России, 2005. На мой взгляд, если учесть и новации в УПК, то этими учебными документами вполне можно пользоваться сегодня в практической работе на досудебных и судебных стадиях процесса. Тут же надо заметить, что ст. 1581 УПК РФ, наверное, может быть применима и к отказным материалам, и к представляемым в суд документам для решения вопросов о залоге, временном отстранении от должности, продлении задержания, о заключении под стражу и т. д. Нередко "исчезают" приостановленные и даже архивные дела, из хранилищ органов дознания и следственных подразделений, прокуратур и судов... Вместе с тем последние годы слишком "модными" и частыми стали многодоходные телесериалы на основе архивных уголовных дел; все ли тут законно?.. Восстановление утраченных и действующих уголовных дел, по сути, очень своеобразное и сложное особое производство по УПК РФ. До введения в июле 2003 г. ст. 1581 УПК уголовные дела, разумеется, тоже утрачивались и восстанавливались... Но тогда применялась аналогия исполнительного законодательства и правила архивного делопроизводства - см., например, приказ Генпрокуратуры РФ от 28.12.98 № 93. Практика показала, что в этих случаях нельзя было и далее ограничиваться, по сути и по форме, только указанными подзаконными и сугубо техническими, "делопроизводственными" нормами. После 12 июля 2003 г. и новелл 2007 г. при восстановлении материалов уголовного дела по ст. 1581 УПК требуется соблюдение традиционных и специфических процессуальных правил: 1) прежде всего, необходим официальный служебный документ по факту утраты, т. е. когда, где, как и что конкретно было частично либо полностью повреждено и (или) утрачено;
2) требуется постановление руководителя следственного органа, начальника органа дознания для восстановления утраченного досудебного материала или всего дела либо постановление судьи - для восстановления утраченного судебного производства, в том числе и при направлении указанным руководителям для исполнения и восстановления тех документов, которые в копиях должны быть в органах дознания и следствия;
3) как правило, все процессуальные сроки при восстановлении материалов и уголовных дел исчисляются и продлеваются в общем порядке, а если истекли предельные сроки задержания или содержания под стражей, лицо подлежит освобождению;
4) по копиям и результатам производства необходимых следственных и иных процессуальных действий, конечно, сложно, но возможно получить заново относимые, допустимые, достоверные и достаточные доказательства, но иного пути для окончания расследования и рассмотрения дела в суде нет, хотя некоторые действия и доказательства не подлежат "восстановлению" либо очень оспоримы (к примеру, "производные" вещественные доказательства);
5) бесспорно, что стороны должны быть вновь ознакомлены с собранными материалами - по ходу их восстановления и в целом, с составлением об этом протоколов по ст. 216, 217 УПК и т. п.;
6) действующий УПК и бывшие приложения к ст. 476 и 477, как правило, не требуют не то что анализа доказательств, но даже их упоминания, поэтому из таких копий немногое можно получить для восстановления доказательственной базы, не исключая и формально составленные перечни доказательств в обвинительном заключении или обвинительном акте; 7) конечно, сегодня многие документы гораздо легче восстановить при наличии электронной техники, цифровых фото- и звукозаписывающих устройств, но их также легко стало и сфальсифицировать, оспорить, а неустраненные сомнения, как известно, могут быть истолкованы однозначно и не в пользу подозрения, обвинения и осуждения лица, а наоборот;
8) даже Конституционный суд России исключает "восстановление" признаний и любых показаний при допросе подозреваемого, обвиняемого и иного лица путем допроса об этом таких заинтересованных "посредников", как оперработник, дознаватель и следователь, которые вели производство;
9) как правило недопустимо, дальнейшее участие в производстве по данному (восстановленному) уголовному делу тех лиц, которые подлежат самоотводу или отводу из-за их причастности к факту утраты материалов и, тем более, всего уголовного дела.
По этой теме см. также: Константинов П., Стуканов А. Рассмотрение жалоб на действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора // Законность. 2005. № 6; Пантелеев В. Ю. Проблемы обеспечения безопасности населения... Теневая экономика: проблемы диагностики и нейтрализации // Материалы I Всерос. конф. Екатеринбург: Институт УрО РАН, 2004; Красавчикова Л. О. Вопросы компенсации пострадавшим в результате террористических актов... // Закон. 2006. Ноябрь; Мурадъян Э. М. О судебных ходатайствах // Государство и право. 2006. № 6; Толстиков Н. Компенсация морального вреда // Законность. 2006. № 11; Современное законотворчество: теория и практика: Материалы междунар. конф. к 100-летию Госдумы России: Науч. тр. Вып. 6: В 3 т., М.: Изд-во Рос. академии юр. наук, 2006-2007 гг.; Ролхин В., Миронов М. Институт реабилитации // Законность. 2007. № 5; Кудрявцев В. Н., Кузнецова Н. Ф., Комиссаров В. С., Лунеев В. В. Конституция - это закон для Государственной думы // Государство и право. 2007. № 5.
Приложение 1
ПОЯСНЕНИЯ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ УКАЗАТЕЛЯ
В УЧЕБНОЙ И ПРАКТИЧЕСКОЙ РАБОТЕ ОБУЧАЮЩИХСЯ
В конце 1999 г. ГУВД СО направляло такой указатель (9/2203) на места и он использовался оперработниками, следователями, дознавателями, сотрудниками дежурных частей и ИВС. Сегодня кардинально изменились многие положения уголовного, процессуального и другого законодательства, что учтено в указателе, который целесообразно использовать в системе профессиональной подготовки и в практической работе:
• при проведении и продлении срока проверочных действий, составлении рапорта сотрудника об обнаружении признаков преступления и других процессуальных документов (о явке с повинной и т. д.);
• решении вопроса о возбуждении уголовного дела, об уведомлении конкретного лица о подозрении; • принятии мер оперразыскного характера и криминалистическом сопровождении расследования, обеспечении государственной защиты участников ОРД и процессуальной деятельности;
• назначения и производства исследований и экспертиз специалистами; проведения неотложных следственных и иных процессуальных действий (задержания, наложения ареста на имущество, счета и пр.);
• применении (либо неприменении) соответствующих мер процессуального убеждения и принуждения, пресечения; продлении процессуальных сроков (задержания, заключения под стражу, расследования и т. д.);
• обязательном или факультативном участии: специалиста, переводчика, понятых, законных представителей и адвокатов, в т. ч. по п. 5 ст. 50 и п. 31 ч. 1 ст. 51; ч. 4-7 ст. 247 УПК РФ;
• при планировании, реализации специальных мер, обеспечивающих собрание допустимых, достоверных и достаточных доказательств для окончания следствия, в том числе по делам о преступлениях, перечисленных в ст. 1041-3 УК и в ч. 2 ст. 100 УПК РФ.
Разумеется, что дальнейшие изменения в Ук и УПК, например, по ФЗ № 211 и № 214 от 24.07.2007 и другим, надо учитывать самостоятельно и вносить в указатель, который автором пособия был подготовлен по состоянию на 07.09.2007.
УКАЗАТЕЛЬ КАТЕГОРИЙ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ИХ СОСТАВОВ, ДОЗВОЛЕНИЙ И ОГРАНИЧЕНИЙ ПРИ ЗАДЕРЖАНИИ, ЗАКЛЮЧЕНИИ ПОД СТРАЖУ, КОНФИСКАЦИИ ПО КОНСТИТУЦИИ, УК И УПК РОССИИ
(Н - небольшая тяжесть С - средняя тяжесть Т - тяжкие О - особо тяжкие преступления - по состоянию на 07.09.2007)р. VII - № ст., ч. - преступления против личностир. VIII - № ст., ч. - преступления в сфере экономикир. IX - № ст., ч. - преступления против общественной безопасностир. X - № ст., ч. - против государственной властир. XI - против военной службыр. XII - против мира
и безопасности человечества1051о 2о1321т2т3о1581н2с3т4т2051о2о3о2381н2т3с275о3021с2т3531о2о106с133н1591н2с3т4т1831н2с3с4т20511т2о2391с2н276о3031н2с3т3321н2с3н3541с2с1071с 2с134с1601н2с3т4т1841н2с3н4н20521с2с2401с2т3т277о304с3331с2т355т1081н 2с135с1611с2т3о1851н2с207с2411с2т3т278о3051с2т3341с2т3561о2о1091н2с3с1361н2с1621т2т3о4о1851н2081т2с242н279о3061н2с3т3351с2с3т357о110с1371н2н1631с2т3о1861т2о3о2091о2о3о24211т2т2801с2с3071н2с3361н2н358о1111т2т3о4о1381н2н3с1641т2о1871т2т2101о2т3о2431н2с2811о2о308н3371н2н3с4с3591т2о3т1121с2с1391н2н3с1651н2с3с1881с2т3т4о2111т2о3о2441н2с2821н2с3091н2с3с4т3381т2т3601с2т113н140н1661с2т3т4о1891с2с3т2121т2т3с2451н2н28211с2н3т310н3391н2тсм. Конституция РФ
ст. 2, 16, 55 ч. 3 и др.
УК РФ, ст. 8, 15, 20, 75, 88 ч. 6, 1041, 1042, 10431141н2н1411н2с3с1671н2с190т2131с2т246с28221с2н3111н2с3401с2т3с1151н2н14111н2н168н1911н2т214н2471н2с3с2831с2с3121н2с3411с2с3н1161н2н1421с2с3с1691н2н192с2151н2с3с2481н2с284с3131с2с3т3421н2с3н1171с2т1421с170н193с21511н2с2491н2н2851с2т3т314н3431н2с1181н2н1431н2с1711н2с1941н2с21521с2с3т2501н2н3с28511н2с315н344н1191н2с1441н2н17111с2т1951н2н21531с2т3т2511н2н3с28521н2с316н345с1201с2с145н1721с2т196т2161с2с3с2521н2н3с2861с2т3т317о3461н2с
УПК РФ, ст. 20, 23, 25, 28, 51, 73 ч. 1 п. 8, 91, 100, 108, 115, 116, 165 ч. 5 и др.1211н2н14511н2т173с197т2171н2с3т2531н2н2871с2с3т3181с2т347н1221н2с3т4с1461н2н3т1741н2с3т4т1981н2с218с2541н2н3с288н319н348н1231н3с1471н2с17411н2с3т4о1991н2н2191с2с3с255н289н3201с2с3491н2с3с1241н2с148н1751н2с3т19911н2т2201н2с3т2561н2н3н2901с2т3т4о3211с2с3о3501н2с3с125н149с1761с2с1992с2211с2т3т257н2911с2т3221н2с351с1261т2о3о1501с2т3т4т177н2011с2с2221с2т3т4н2581н2н292н32211н2с352с1271н2с3т1511с2с3т1781н2с3т2021с2с2231с2т3т4н259с2931н2с3с3231н2с12711с2т3о153с1791н2т2031с2т224н2601н2н3с2941н2н3с324н12721с2т3о154н1801н2н3т2041н2с3с4с2251н2с2611н2т295о3251н2н3н1281с2т155н1811с2с1291н2н3с156н( Не позднее 30 дней должно быть предъявлено обвинение задержанному и заключенному под стражу лицу, подозреваемому (ч. 2 ст. 100 УПК): ст. 205, 2051, 206, 208, 209, 277, 278, 279, 281 или 360 УК РФ.1301н2н1571н2н1311т2т3о( Прекращение производства согласно ч. 2 ст. 75 УК, ч. 2 ст. 28 УПК предусмотрено в ст. 126, 1271, 204, 205, 2051, 206, 208, 210, 222,223, 228, 275, 276, 278, 2821, 2822, 291, 307 УК РФ.( Конфискация (согласно ст. 1041-3 УК РФ) по ст. УК: 105 ч. 2, 111 ч. 2, 126 ч. 2, 1271, 1272, 146, 147, 164, 184 ч. 3, 4; 186, 187, 188, 189, 204 ч. 3, 4; 205, 2051, 2052, 206, 208, 210, 212, 222, 227, 2281, 229, 231, 232, 234, 240, 241, 242, 2421, 275, 276, 278, 279, 281, 2821, 2822, 285, 290, 355 и ч. 3 ст. 359; см. ст. 115; 116 и 165 УПК и ст. 446 ГПК РФ. Приложение 2
ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОБЯЗАННОСТИ И ПРАВА НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ В КАЧЕСТВЕ НАЧАЛЬНИКА ОРГАНА ДОЗНАНИЯ
НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
С 1 июля 2002 г. по УПК РФ место основного и традиционного органа дознания "милиции" занял единый и неделимый "орган внутренних дел" (п. 1 ч. 1 ст. 40), что требовало и требует безотлагательных уточнений федеральных законов и подзаконных актов. До этого по УПК РСФСР и Закону о милиции начальниками двух органов дознания в милиции мог быть, как правило, не сам первый руководитель, а его заместители, т. е. начальник криминальной милиции и начальник милиции общественной безопасности. После дополнения п. 17 ст. 5 УПК полномочия начальника ОД имеют и сам руководитель органа внутренних дел и его заместители. Причем для них по закону не было и нет должностной конкретизации: см. ч. 1 ст. 41; ч. 3 ст. 144; ч. 4 ст. 225 УПК РФ - с учетом новаций 2007 г. и бывших бланков процессуальных документов. Поэтому представляются сугубо формальными имеющие большое распространение указания "сверху" о возложении строгой "персональной" ответственности на руководителей органов дознания, разумеется, не только в системе органов внутренних дел. Хотя именно там, прежде всего, и максимум загруженности процессуальной работой, и максимальная подготовка к ней у соответствующих начальников горрайорганов и других сотрудников ОД. Эти же вопросы не менее актуальны и еще более далеки от их нормального решения в других ведомствах - в Минобороны, Минюсте и ФСИН, в МЧС, ФСБ, ФСО, СВР, ФСКН, в таможенных органах, еще недавно входивших в систему Минэкономразвития и торговли.
В соответствии с Конституцией России правовой (и процессуальный) статус госоргана - органа дознания и его руководителя - начальника ОД должен определяться более точно и только законами не ниже федерального уровня. Процессуальная и иная деятельность начальника ОД очень специфична, тем более в ОВД, но не очень четко определена в законодательстве, да и в подзаконных актах. Уже поэтому (из УПК, УК, ФЗ о милиции, ОРД и т. д.) целесообразно сформировать более четкий правовой и процессуальный статус, который бы включал: 1) обязанности начальника ОД, в том числе и. о.; 2) права; 3) специальные меры государственной защиты и 4) особые меры поощрения и ответственности.
Формирование нового материального и процессуального законодательства России продолжается более 10 лет, обновляются подзаконные акты, но до сих пор нет должной конкретики: об этих госорганах (управомоченных на дознавательскую и другую деятельность), об их процессуальных руководителях, и, прежде всего, начальнике ОД, об их основных процессуальных правомочиях, "рассеянных" по УПК РФ и бывшим приложениям-бланкам процессуальных документов, и не собранных в одной статье, что было сделано ранее применительно к дознавателю, а с 10.06.2007 - введением ст. 401 о начальнике подразделения дознания. В соответствующем приказе МВД РФ от 3.08.2006 № 606 намечены основные направления дальнейшего совершенствования организации и деятельности, прежде всего, специализированных подразделений дознания горрайорганов до 2011 г.(!). Понятно, что в этом приказе не упоминается о другом органе дознания - командире войсковой части Внутренних войск (и приравненных к нему): см. п. 3 ч. 1 ст. 40 УПК РФ. Но непонятно, почему в приказе, посвященном дознанию в ОВД, нет ничего, по сути, о правовом и процессуальном статусе начальника ОВД в качестве начальника ОД? Нужно заметить, что Приказом МВД РФ от 25.10.2006 № 847 утверждено новое Типовое положение об отделе (управлении) внутренних дел по соответствующему району, городу или иным муниципальным образованиям. В ст. 17 названы и важные процессуальные правомочия этого горрайоргана, не исключая производство следствия, а в ст. 20 - о правомочиях начальника ОВД и ОД сказано лишь так, что он должен руководствоваться законами Российской Федерации и подзаконными актами МВД России. Наверное, в исключительных и экстремальных случаях любой зам вправе и обязан заменить начальника ГРУОВД, в том числе и соответствующий руководитель следственного органа (ст. 39 УПК)
С учетом отмеченного ранее, разумеется не только мной, и в целях дальнейшего повышения уровня профессиональной подготовленности руководителей горрайорганов внутренних дел как начальников органа дознания (повторюсь, подготовленных не хуже, а значительно лучше, чем в других ведомствах) считаю важным и возможным предложить и собрать в единый комплекс основные процессуальные обязанности и права начальника ОВД, включая и некоторые его организационно-контрольные функции. Это будет способствовать (в широком смысле) правовой защите и его, и других участников уголовно-процессуальной и иной законной деятельности. Более понятными, законными и обоснованными могут стать соответствующие меры поощрения и наказания, применяемые нередко в отношении сотрудников ОВД и их руководителей - начальников органов дознания. Пока тут недопустимо много, на мой взгляд, произвольного. Автор этой работы преследует, естественно, "ведомственные", научно-практические интересы, рассматривая основные процессуальные обязанности и права начальника ОВД как начальника ОД: по непосредственному его участию в досудебном производстве, в контроле за действиями (и бездействием) сотрудников, оказанию содействия не только им, обеспечению в необходимых случаях квалифицированными специалистами, специальными мерами государственной защиты участников процессуальной и оперативно-разыскной деятельности. Руководствуясь конституционными и уголовно-процессуальными положениями, начальнику ОВД либо исполняющему его обязанности или его заместителю (как правило, за исключением руководителя следственного органа) надлежит выполнять нижеследующее:
I. Как начальник ОД начальник ОВД обязан организовать работу с обращениями физических и юридических лиц, лично вести прием заявлений, сообщений и любой информации, если в ней обоснованно предполагается наличие признаков террористического или коррупционного деяния, а также при явке лица с повинной в подготовке и совершении преступления повышенной опасности, латентности или "резонансности", например, на почве национальных, религиозных и прочих "разборок".
II. Он обязан лично, через заместителей, начальника специализированного подразделения дознания и других сотрудников осуществлять непрерывный контроль за своевременным приемом, регистрацией указанных и иных сообщений о преступлениях, за проведением квалифицированной проверки соответствующего сигнала, как правило, без осуществления мер уголовно-процессуального принуждения и следственных действий, либо при необходимом их минимуме.
III. Начальник ОД и ОВД обязан лично решать и контролировать вопросы: об уведомлении (либо неуведомлении) определенных законом лиц и СМИ о принятых мерах, об обеспечении мер государственной защиты (либо отказе в этом), о подготовке и проведении оперативно-разыскных мер, требующих согласия прокурора, руководителя следственного органа и суда, о выявлении и надежной сохранности особо важных сведений, следов, документов и иных ценных либо опасных объектов.
IV. Обязан лично проверять обоснованность обращения дознавателя или другого должностного лица ОД к начальнику (заместителю) за продлением срока свыше 3 суток, но не более 10 - при необходимости дополнительных и конкретных проверочных действий; продлить и установить необходимый срок, оказав необходимую помощь исполнителю (ч. 3 ст. 144 УПК РФ).
V. Начальник ОВД и прокурор или руководитель следственного органа (с учетом новаций 2007 г. см. соответствующую Инструкцию, утвержденную Приказом МВД РФ от 02.08.2005 № 636; и приказы от 16.03.2004 № 177 и 12.08.2005 № 665) обязаны рассмотреть обоснованность подготовленного соответственно сотрудниками ОД или следователями ходатайства о проведении проверки (ревизии) финансовой и иной деятельности на определенных объектах в связи с наличием данных о существенных нарушениях налогового и другого законодательства, влекущих уголовную ответственность, и после подписания постановления сотрудники ОД приступают к проверке (ревизии) - сроком не более 30 суток: см. об этом ст. 11 Закона о милиции, ч. 3 ст. 144 УПК РФ; о способах проверки см. Инструкцию № 177 (2004 г.), № 636 (2005 г.).
VI. Если оказалось несколько конкурирующих сигналов о преступном деянии, начальник ОВД и его заместители (не исключая и руководителя следственного органа), начальник подразделения дознания вправе указать подчиненному сотруднику, что и почему надо использовать при возбуждении уголовного дела в качестве повода: поступивший и зарегистрированный первым или наиболее объективный либо обеспечивающий неразглашение определенных сведений или же самый содержательный - о факте деяния, последствиях и причастных лицах. По результатам проверки соответствующие руководители органов дознания и следствия обязаны дать письменное указание (резолюцию) подчиненному сотруднику о принятии им законного, обоснованного и конкретного решения, предусмотренного ч. 1 ст. 145 УПК РФ, либо руководитель вправе сам принять такое решение. По международноправовым положениям, ратифицированным СССР, РФ, по Конституции России, УК, УПК, Законам о милиции, оперразыскной деятельности и другим нормативным актам обязательному исполнению подлежат только законные указания или решения соответствующих руководителей ОВД, руководителей экспертно-криминалистических, следственных подразделений при ОВД, а также иных участников досудебного производства из других ведомств (прокуратуры, суда и т. д.).
VII. В сложных случаях соответствующий руководитель должен ясно предписать подчиненному сотруднику, как и когда возбудить уголовное дело: как правило - по факту совершения деяния неизвестным лицом либо в отношении конкретного лица; какие неотложные действия нужно произвести безотлагательно. К таким ситуациям надо отнести и те, которые не очень ясно определены в нормативно-правовых актах и не всегда могут быть там четко изложены, поскольку имеют много специфичного. Так, через заместителей и руководителя следственного органа начальник обязан держать под особым контролем:
1) информацию, получаемую по специальным каналам связи, "телефонам доверия" и т. п.;
2) соответствующие проверки сообщений в СМИ, в Интернете о "резонансных" преступлениях; о снятии иммунитета в отношении лица, указанного в ст. 447 УПК; рассмотрение вопроса о возбуждении дела частного или частно-публичного обвинения;
3) принятие явки с повинной и сопутствующих материалов о преступлении повышенной опасности и латентности;
4) фактические данные о декларационных платежах и лицах, освобожденных от ответственности: ФЗ от 30.12.2006 № 269;
5) заявления о безвестном исчезновении человека;
6) сообщения о преступлениях, поступающие из других органов дознания и следствия, из прокуратуры и суда, а также туда направляемые, в том числе, о фактах явки с повинной, лжесвидетельства, прочих обстоятельствах, вновь открытых или новых (см. ст. 405, 413, 415 УПК);
7) специальный реестр должностных и иных лиц, дисквалифицированных судом (по КоАП, УК, УПК, ГК, ГПК);
8) запросы - ответы иностранных ведомств, международных организаций, включая Интерпол (ч. 5 ст. 223 и ст. 453 УПК);
VIII. Начальник ОВД лично, через заместителей и начальника специализированного подразделения дознания, дежурный состав горрайоргана, ИВС и других лиц вправе жестко контролировать соблюдение конституционных положений и процессуальных сроков, исчисляемых: - в часах - 2, 3, 4, 8, 12, 24, 40, 48, 72 - по ст. 5 п. 11, 15; ст. 10 ч. 1; ст. 91, 92, 94, 96 и ч. 2 ст. 46; 50 ч. 4; 108 ч. 3, 7; 114 ч. 2, 5; 128; 148 ч. 4; 156 ч. 2; 165 ч. 5; 187 ч. 2 - 4; ч. 4 ст. 221, 425 ч. 1, а также те статьи УПК, где сказано "немедленно" (напр. ст.126, 146 ч. 4) или "безотлагательно", что означает фактически не более 24 часов, а в отношении несовершеннолетних см. также ч. 6 ст. 88 УК РФ;
- в днях или сутках срок с учетом новаций 2007 г. указан в ст. УПК: 100, 109 ч. 7, 124, 128, 144, 146, 162 ч. 7, 172 ч. 1, 215, 221, 223, 2231 - 226, 237; в месяцах - ст. УПК: 108, 109, 128, 162 и др.;
- "ночное время" или время отдыха: см. ст. 164 ч. 3, ст. 5 п. 21, где указано с 22 и до 6 часов местного времени, что не должно, наверное, распространяться на объекты, работающие в круглосуточном режиме, включая и общеустановленные нерабочие и выходные, праздничные дни: см. ст. 112 Трудового кодекса РФ, это 1-5, 7 января, 23 февраля, 1 и 9 мая, 12 июня и 4 ноября.
IX. Если конституционным или иным федеральным законом (УК, УПК, об ОРД и т. д.) некоторые правовые и процессуальные ситуации указаны, иногда лишь названы, как исключительные либо нетерпящие отлагательства, то они должны быть под контролем соответствующих руководителей ОВД, а решения, действия и документы достаточно обоснованными, понятными и убедительно мотивированными (ст. 7 УПК РФ). Это относится и к ОРД, и к мерам по обеспечению государственной защиты участников процесса. Об исключительных случаях применения некоторых положений УПК прямо сказано в ст. 100, 108, 109, 165 ч. 5; 170 ч. 1, 3; 179 ч. 1; 223 ч. 5; к этому можно фактически отнести и признание уличенного "свидетеля", и отказы от ранее данных объяснений или показаний, от подписей, от участия в процессуальных действиях: см. также примечание к ст. 117 УК РФ. На обстоятельства, нетерпящие отлагательства закон прямо или косвенно указывает в ст. УПК: 176 ч. 2; 177 ч. 5, 6; 178; 184 ч. 2; 196; 146 ч. 4; 202 ч. 1, а фактически и во многих статьях о применении мер процессуального принуждения и пресечения: 91, 100, 105, 108, 109, 112-116, 221 ч. 2; 423, 435, 449, 450. Это, прежде всего, следственные и иные процессуальные действия по "горячим следам", т. е. осмотр места преступления; эксгумация, получение образцов и заключений специалистов; безотлагательные допросы - иностранных граждан, а также пострадавших, очевидцев, подозреваемых де-юре и заподозренных де-факто; освидетельствование и иные осмотры; выемки, обыски (в жилых, производственных и других помещениях), захват с поличным; личные обыски; обнаружение вещественных доказательств и предметов, запрещенных для обычного оборота. В отличие от прежнего законодательства в УПК РФ нет перечня неотложных следственных и процессуальных действий (мер), но есть очень важные целеуказания на них, особенно в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, в ст. 5 п. 19; 40 ч. 2 п. 2 и ч. 3; 91; 145 ч. 3; 146 ч. 4; 149 п. 3; 152 ч. 5; 157 и ч. 5 ст. 165 УПК. Таким образом, даже если совершенное преступление не подследственно данному органу расследования, то по закону, и как правило, должны быть произведены все неотложные действия, но, наверное, нецелесообразно проводить такие действия, как очная ставка, проверка показаний на месте, следственный эксперимент, а вместо экспертизы достаточно будет изъять образцы (при возможности "с запасом") и получить заключение специалиста (-ов). X. По действующим законам или подзаконным актам соответствующий начальник ОВД - ОД либо его заместитель обязаны лично проверить законность, обоснованность и утвердить, подписать такие документы:
1) постановление о назначении и производстве сотрудниками ОВД проверки (ревизии) финансовой, хозяйственной и иной (конкретно) деятельности: ст. 11 Закона о милиции; ч. 3. ст.144 УПК РФ; Пр.МВД РФ - 13.09.2007 г. № 796;
2) рапорт об обнаружении (должностным лицом ОД) признаков преступления: ст. 143 УПК РФ и прежнее приложение - форму № 1;
3) постановление о возбуждении уголовного дела (должностным лицом ОД): ст. 146 УПК, с учетом новаций 2007 г. и форму № 14;
4) постановление должностного лица ОД об отказе в возбуждении уголовного дела: ст. 148 УПК - форму № 21;
5) обвинительный акт и сопроводительный документ в прокуратуру: ст. 225 УПК - форму № 163; полагаю, что по логике закона начальник ОД должен утверждать и постановление о привлечении в качестве обвиняемого, если оно выносилось ранее дознавателем ОВД: (ст. 100, 171 УПК и бывшая форма № 92), а также и соответствующее постановление о прекращении уголовного дела (преследования), тем более, по нереабилитирующему лицо основанию: см. соотв. ст. УК, УПК и бывшую форму № 135 и новации 2007 г.;
6) постановление о восстановлении утраченных дознавателем уголовного дела или отдельных материалов (ч. 1 ст. 1581 УПК);
7) при необходимости и некоторые другие постановления: - постановление о применении специальных мер государственной и (или) физической защиты участников досудебного производства;
- об оплате участия специалиста, переводчика, эксперта и адвоката - защитника по назначению - ч. 5 ст. 50 УПК (Пр. МЮ / МФ РФ от 15.10.2007 г. № 199/87 н) и др.;
XI. От имени начальника ОВД должны быть подготовлены и направлены процессуальные и другие документы, например, спецсообщения, учетно-статистические формы и отчеты, представления по ч. 2 ст. 73 и ч. 2 ст. 158 УПК, уведомления, поручения, запросы и ответы за границу РФ, материалы мировому судье конкретного судебного участка (№ ... по территориальности), а для определения подсудности - только на имя председателя федерального суда в районе (городе) или области: см. Закон о мировых судьях - с изменениями от 30.11.2004 № 142 - ФЗ и постановление Конституционного суда России от 27.06.2005 № 7.
* * *
В каждом ОВД могут быть свои объекты, "субъекты" и временные периоды повышенной опасности - до экстремальной, особо конфликтоемкие, взяткоорганизуемые и т. п. Разумеется, они должны быть под постоянным контролем, не только со стороны начальника и его заместителей. Контроль необходим квалифицированный и объективный, гласный и негласный, включая законное и обоснованное применение технических средств. По правовым и процессуальным отношениям и уголовным делам после 1 января 2007 г. могут возникнуть новые трудности при реализации ст. 1041-3 УК, а в УПК РФ по ст. 51 ч. 1 п. 31; 73 ч. 1 п. 8; 172, 217 и особенно ст. 247 ч. 5-7 .
К сожалению, в УПК РФ, в теории и на практике пока не найдено должного места процессуальным обязанностям и правам начальника ОД* в ОВД, командира в/ч Внутренних войск, а получивший с 10.06.2007 процессуальный статус начальник специализированного подразделения дознания не всегда сможет стать для руководителя ОВД основным "помощником по дознанию", скорее он окажется фактическим помощником прокурора, хотя и со своим статусом. В УПК РФ - по аналогии с руководителями следственных органов, прокурорами и председателями судов - надо как-то решить вопрос с правовым и процессуальным положением руководителей вышестоящих структур в системе органов дознания по отношению к нижестоящим, точнее, к территориальным и объектовым, экстерриториальным и специализированным. А, может, в свете традиций некоторые руководящие органы и их первые лица вообще не должны иметь по УПК конкретизированного правого статуса и быть юридически вне партий, общественных организаций и движений. Главное - чтобы этот государственный орган и руководитель работали добросовестно и максимально эффективно в интересах всего общества и народа.
_________________________________
* см. соотв. приказ МВД РФ от 06.08.2007 г. № 697 и указания по его выполнению ГРУОВД и т.д.
Надо помнить: производство по уголовному делу - досудебное, судебное, послесудебное - не рубка леса и люди не щепки и не винтики, а усвоение основных законоположений - не факультатив не нужных вещей.
ОБЩЕПРИНЯТЫЕ И АВТОРСКИЕ СОКРАЩЕНИЯ
АД - административная деятельность
БВС РФ - Бюллетень Верховного суда РФ
ВК РФ - Вестник Конституционного суда РФ
ИВС - изолятор временного содержания
ИК - исправительная колония
КоАП РФ, УК, УПК, УИК и др. - кодексы
КМ - криминальная милиция
МОБ - милиция общественной безопасности
ОВД - орган (или отдел) внутренних дел
НПД - начальник подразделения дознания
РСО - руководитель следственного органа
ПКС, ППВС - Постановления Конституционного суда или пленума Верховного суда
ПД - процессуальные действия
СД - следственные действия
СГ - следственная группа
СЗ РФ - Собрание законодательства РФ УПД - уголовно-процессуальное доказывание
ФЗ - Федеральный закон
ФКЗ - Федеральный конституционный закон
СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие...............................................................31. Понятие и принципы уголовного процесса современной России......................................................................
52. Участники уголовно-процессуальной деятельности............153. Доказывание по уголовному делу...................................454. Меры процессуального убеждения и принуждения.............645. Иные положения части первой УПК России......................83Приложение 1. Пояснения по использованию указателя в учебной и практической работе обучающихся.....................
97Указатель категорий преступлений, их составов, дозволений и ограничений при задержании, заключении под стражу, конфискации по Конституции, УК и УПК России........................
98Приложение 2. Процессуальные обязанности и права начальника отдела внутренних дел в качестве начальника органа дознания................................................................
99Общепринятые и авторские сокращения...........................108
Об авторе
Коломеец Валерий Константинович: родился в Москве, на Старом Арбате, в 1934 г., был в столице во время осадного положения (1941-1942 гг.); с 1943 г. - суворовец бывшего Орловского-Свердловского военного училища, окончил Московское КВУ имени Верховного Совета РСФСР в 1954 г. и до осени 1960 г. служил на Дальнем Востоке, до сокращения Вооруженных сил СССР на 1 млн 200 тыс.
В Свердловске работал в военном трибунале гарнизона секретарем судебного заседания, окончил СЮИ и был направлен оперуполномоченным ИТУ, затем был следователем и старшим следователем, а в 1970 г. - переведен на преподавательскую работу.
В 1972 г. окончил заочно адъюнктуру во ВНИИ МВД СССР и защитил кандидатскую диссертацию, с 1975 г. полковник милиции, с 1977 г. доцент (ВАК). Был начальником кафедры; после выхода в отставку в 1991 г. был доцентом на кафедрах УрГЮА и УрЮИ МВД России. 15 лет исполнял обязанности народного заседателя (военного и затем областного) судов. С 2002 г. - консультант в ГСУ при ГУВД по Свердловской области.
Всего подготовил около 120 научно-практических работ, 2 монографии, несколько десятков пособий и др. Одним из первых и немногих исследовал специфику досудебного и судебного производства по делам о преступлениях в ИТУ, как передовой опыт в МВД СССР были отмечены работы совместно с УВД Свердловской и Челябинской областей по специальной психологической и юридической подготовке милиции к действиям в особо сложных условиях, на конкурсах вузов России и на конкурсе "Фемида" (2001 г.) в Москве высокую оценку получили авторские исследования правовых и процессуальных проблем явки с повинной. В дальнейшем многие положения нашли свое место и в практике, и законодательстве.
И главное: за 36 лет преподавания подпись автора можно увидеть в дипломах нескольких тысяч уральских юристов - практических работников ОВД, и не только... Женат - раз и навсегда, детей - двое и трое внуков.
Автор
Валерий Константинович Коломеец
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ УПК РФ:
НОВАЦИИ И ТРАДИЦИИ
Редактор Худякова Н. Ч.
Технический редактор Ульмасова И. Э.
Компьютерная верстка Изотина А. Н.
Подписано в печать 20.08.2007. Формат 60х84 1/16
Печать трафаретная. Бумага писчая
Усл. печ. л. 6,9. Уч.-изд. л. 6,4
Тираж ??? экз. Заказ № 143
Организационно-научный и редакционно-издательский отдел
Уральского юридического института МВД России
620057, Екатеринбург, ул. Корепина,66
Участок оперативной полиграфии
Уральского юридического института МВД России
2
Документ
Категория
Рефераты
Просмотров
1 010
Размер файла
885 Кб
Теги
процесс, уголовное, учебно, пособие
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа