close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Obrazets kursovoy raboty

код для вставкиСкачать
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Южно-Уральский государственный университет"
(Национальный исследовательский университет)
Факультет "Подготовки сотрудников правоохранительных органов"
Кафедра "Уголовно-правовых дисциплин"
Уголовно-правовая характеристика укрывательства преступлений (ст. 316 УК РФ)
КУРСОВАЯ РАБОТА
По дисциплине "Уголовное право"
ЮУрГУ 030501 2011 019 ПЗ КР
Нормоконтролер
Специалист по УМР кафедры УПД
____________ В.О. Петрова
"___"____________2011 годаРуководитель работы
Преподаватель ЮУрГУ, к.ю.н.
___________________А.А. Петров
"___"____________2011 года
Автор работы
Студентка группы 325-ОзО
________________ О.B. Иванова
"___"____________2011 года
Работа защищена
с оценкой (прописью, цифрой)
___________________________
"___"____________2011 года
Челябинск 2011
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Южно-Уральский государственный университет"
(Национальный исследовательский университет)
Факультет "Подготовки сотрудников правоохранительных органов"
Кафедра "Уголовно-правовых дисциплин"
Специальность "Юриспруденция"
УТВЕРЖДАЮ
Заведующий кафедрой
_____________С.С. Степанов
"___"____________2011 года
ЗАДАНИЕ
на курсовую работу студента
Ивановой Ольги Владимировны
Группа 325-ПСПО
1. Дисциплина ______Уголовное право______________________________
2. Тема работы ____ Уголовно-правовая характеристика укрывательства преступлений (ст. 316 УК РФ)__________________________________
3. Срок сдачи студентом законченной работы 24.11.2011 года.
4. Перечень вопросов, подлежащих разработке
Исторический аспект советского законодательства____________________
Место и роль укрывательства преступления УК РФ_____________________
Объективные признаки, образующие состав Укрывательства преступления_
Объект преступления, предусмотренные ст.316 УК РФ__________________
Объективная сторона, образующая состав ст.316 УК РФ________________
Субъективные признаки укрывательства преступлений__________________
Лица, подлежащие уголовной ответственности________________________
Субъективная сторона преступления предусмотренного ст. 316 УК РФ_______________________________________________________________
5. Календарный план
Наименование разделов курсовой работыСрок выполнения разделов работыОтметка руководителя о выполнении1. Исторический аспект советского законодательства.2. Объективные признаки, образующие состав укрывательства преступления3. Субъективные признаки укрывательства преступлений4. Написание заключения.5. Нормоконтроль.6. Предоставление работы на рецензирование.7. Предоставление работы на кафедру для допуска к защите
Руководитель работы ___________________________________А.А. Петров
Студентка ___________________________________________ О.В. Иванова
АННОТАЦИЯТ
Иванова О.В. "Уголовно-правовая
характеристика укрывательства преступлений (ст. 316 УК РФ)" - Челябинск, ЮУрГУ, гр. 325- ПСПО,
2011. - 35 с., иллюстраций - нет, библиографический список - 19
наименований, 1 приложение.
Целью курсовой работы является изучение укрывательства как самостоятельного состава преступления, оценка эффективности существующих правовых механизмов привлечения к уголовной ответственности за сокрытие преступника, следов преступления, орудий и средств его совершения, а равно предметов, добытых преступным путем и выработка на этой основе научно-практических рекомендаций по совершенствованию норм действующего законодательства в данной сфере.
Объектом работы являются общественные отношения по реализации уголовно-правового запрета на заранее не обещанное сокрытие преступника, а равно орудий и средств совершения преступления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем.
Предметом курсовой работы является уголовно-правовая норма, которая предусматривает ответственность за заранее не обещанное укрывательство преступлений, а также вопросы квалификации укрывательства преступлений.
ОГЛАВЛЕНИЕ:
ВВЕДЕНИЕ...................................................................................6
1 РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ СТАНОВЛЕНИЯ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА УКРЫВАТЕЛЬСТВО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ..........8
1.1 Исторический аспект советского законодательства ............................8
1.2 Место и роль укрывательства преступления УК РФ...........................12
2 ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОСТАВА УКРЫВАТЕЛЬСТВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ.........................................................................24
2.1 Объект преступления, предусмотренные ст.316 УК РФ......................24
2.2 Объективная сторона, образующая состав ст.316 УК РФ....................25
3 СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОСТАВА УКРЫВАТЕЛЬСТВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ.........................................................................28
3.1 лица, подлежащие уголовной ответственности................................28
3.2 субъективная сторона преступления..............................................29
ЗАКЛЮЧЕНИЕ............................................................................31
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК..................................................32
ПРИЛОЖЕНИЕ А. .......................................................................33
ВВЕДЕНИЕ
В каждом государстве и в любое время успех борьбы с преступностью определяется, в том числе, разрешением вопросов уголовной ответственности лиц, содействующих совершению общественно опасных деяний. Концентрированный взгляд на проблему заранее не обещанного укрывательства преступлений высвечивает ряд актуальных моментов. Так, комплексное уяснение логического содержания уголовных норм и анализ научно-правовых воззрений на заранее не обещанное сокрытие преступлений, с одной стороны, вскрывают существенные противоречия и технические несовершенства действующей законодательной модели состава укрывательства, а с другой стороны, предоставляют исследователю простор для поиска наиболее приемлемых конструкций.
Далеко не всегда под непосредственным объектом укрывательства понималась нормальная деятельность отдельных структур и звеньев органов, составляющих систему правосудия, что, в свою очередь, зависело от особенностей подхода российского законодательства и права на различных этапах их становления и развития к уголовной ответственности укрывателей. Окраска общественной опасности заранее не обещанного укрывательства в современных условиях несколько изменилась (ст. 316 относится к категории преступлений небольшой тяжести), но на характер и юридическую природу этого преступления, обозначенное обстоятельство не повлияло. Укрывательство не перешло и не должно было перейти в круг менее общественно опасных деяний, более того, по аналогии с недонесением о преступлениях, подвергнуто декриминализации, поскольку необходимость привлечения к уголовной ответственности лица, при нарушении им уголовно-правовой нормы, предусмотренной статьей 316 Кодекса, в данный момент не может потерять своей актуальности.
Целью курсовой работы является изучение укрывательства как самостоятельного состава преступления, оценка эффективности существующих правовых механизмов привлечения к уголовной ответственности за сокрытие преступника, следов преступления, орудий и средств его совершения, а равно предметов, добытых преступным путем и выработка на этой основе научно-практических рекомендаций по совершенствованию норм действующего законодательства в данной сфере.
Объектом являются общественные отношения по реализации уголовно-правового запрета на заранее не обещанное сокрытие преступника, а равно орудий и средств совершения преступления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем.
Предметом курсовой работы является уголовно-правовая норма, которая предусматривает ответственность за заранее не обещанное укрывательство преступлений, а также вопросы квалификации укрывательства преступлений.
Сотрудники органов внутренних дел, по мотиву корыстной либо иной личной заинтересованности, укрывают преступления различными путями, начиная от наиболее простого способа - прямого отказа в приеме заявления и заканчивая более изощренными приемами - не возбуждают уголовное дело либо незаконно прекращают (приостанавливают) уголовное преследование, объединяют несколько материалов в единое производство либо манипулируют с цифрами. Однако государство, за исключением единичных случаев, не принимает сколь-нибудь жестких мер уголовно-правового реагирования к таким бесчинствам должностных лиц.
В современном обществе возобладала тенденция следования укрывателей преступной психологии и морали с целью получения материальной выгоды, укоренилось ложное восприятие дружеских отношений с преступником, укрепилось мнение о том, что сотрудничество с органами правосудия предосудительно.
1 РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ СТАНОВЛЕНИЯ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА УКРЫВАТЕЛЬСТВО ПРЕСТУПЛЕНИЯ 1.1 Исторический аспект советского законодательства
Уголовная ответственность за укрывательство была известна уже дореволюционному русскому уголовному законодательству. Однако первоначально соответствующие нормы рассматривались вне рамок тех разделов и глав, которые консолидировали преступления, посягающие на правосудие. Русские ученые-юристы начала XX в. отмечали, что укрывательство - это прямое противодействие судебному преследованию при исполнении приговоров, следовательно, оно имеет своим объектом интересы следственных и судебных органов. Начиная с 1919 года в РСФСР, анализируя ст. 21-24 УК РФ руководящих начал, утверждали, что по смыслу закона к пособничеству может быть отнесено лишь заранее обещанное укрывательство. В частности, А.Н. Трайнин писал, что поскольку в ст. 24 говорится о содействии совершению преступления, то, следовательно, речь идет об укрывательстве заранее обещанном, так как заранее не обещанное укрывательство содействием преступлению в точном смысле этого слова не является. По существу А.Н. Трайнин высказал правильную мысль. Однако ни теорией, ни практикой эта точка зрения, подразделяющая укрывательство на два вида, не воспринималась.
УК РСФСР 1922 г. отнес укрывательство к соучастию с той же формулировкой, что и в предшествующем законодательстве (ст. 16). Это вызвало дискуссию по вопросу об укрывательстве. Позицию А.Н. Трайнина1 в этом вопросе поддержал А.А. Пионтковский2, который, отмечая противоречивость законодательной формулировки укрывательства, писал, что поведение укрывателя, не обещавшего содействие исполнителю, "не стояло с совершением этого преступления ни в объективно причинной, ни в субъективной психической связи". В Особенной части УК РСФСР 1922 г. содержался ряд статей, в которых предусматривалась ответственность за укрывательство контрреволюционных преступлений (ст. 68), преступлений против порядка управления (ст. 75, 76), фальшивомонетничества (ст. 85), должностных преступлений (ст. 114), воинских преступлений (ст. 204, 206, 207). Таким образом, законодатель установил ответственность за укрывательство особо опасных преступлений. Надо полагать, что в этих случаях имелось в виду укрывательство заранее не обещанное, ибо укрывательство как вид пособничества оставалось во всех случаях наказуемым. Такой вывод напрашивается, в частности, и из формулировки ст. 68 об ответственности за укрывательство и пособничество "всякого рода преступлениям, предусмотренным ст. 57-67, не связанные с непосредственным совершением означенных преступлений или при неосведомленности об их конечных целях".
В Основных началах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. об укрывательстве ничего не говорилось. Практические работники при решении вопроса об ответственности укрывателей продолжали руководствоваться теми принципами, которые сформулировались на базе УК РСФСР 1922 г.
В Общей части УК РСФСР 1960 г. имелась ст. 18 "Укрывательство". Последнее трактовалось как "заранее не обещанное укрывательство преступника, а равно орудий и средств совершения преступления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем". Такая законодательная формулировка давала возможность избежать чрезмерного сужения круга рассматриваемых деяний. Кроме того, в ст. 189 "Укрывательство преступлений" предусматривалась ответственность за заранее не обещанное укрывательство. Этот состав был включен в главу "Преступления против правосудия", впервые появившуюся в советских уголовных кодексах. Заранее не обещанное укрывательство рассматривалось как преступление только тогда, когда оно было направлено на сокрытие перечисленных в ст. 189 УК РСФСР преступлений. Во всех остальных случаях такое укрывательство расценивалось как аморальный поступок. Несколько позднее, в 1962 году, в раздел II "Иные государственные преступления" главы первой "Государственные преступления" УК РСФСР была введена ст. 88.2, предусматривающая ответственность за заранее не обещанное укрывательство государственных преступлений. Модельный УК содержит ст. 326 "Несообщение о преступлении или его укрывательство". В соответствии с ч. 2 статьи заранее не обещанное укрывательство тяжкого или особо тяжкого преступления рассматривается в качестве преступления средней тяжести. В отличие от УК РСФСР 1960 г. регламентация вопросов об уголовной ответственности за укрывательство в УК РФ нашла свое отражение лишь в Особенной части. Такое решение представляется абсолютно оправданным. Еще Н.С. Таганцев3 подчеркивал, что "перенесение учения о прикосновенности в Особенную часть представляет не только теоретический, но и практический интерес: с помещением отдельных случаев прикосновенности в соответствующие рубрики можно верно оценить как основания их наказуемости, так и характеристические признаки каждого типа" 1.2 Место и роль укрывательства преступлений УК РФ
Установленная уголовным законодательством ответственность за укрывательство играет важную роль в борьбе с преступностью. Предупредительное значение наказания обусловливается вовсе не его жестокостью, а его неотвратимостью. Важно не то, чтобы за преступление было назначено тяжкое наказание, а то чтобы ни один случай преступления не проходил нераскрытым.
Большинство авторов опирается на то, что понятие прикосновенности охватывает три вида преступной деятельности - укрывательство, недонесение и попустительство. Однако некоторые ученые не считают схему "укрывательство- недонесение-попустительство" единственно верной и незыблемой для обоснования института неприкосновенности как самостоятельного института российского уголовного права, тем более, что недонесение о преступлении в новом уголовном кодексе вообще не влечет уголовной ответственности. Укрывательство: Установленная уголовным законодательством ответственность за укрывательство играет важную роль в борьбе с преступностью. Предупредительное значение наказания обусловливается вовсе не его жестокостью, а его неотвратимостью. Важно не то, чтобы за преступление было назначено тяжкое наказание, а то чтобы ни один случай преступления не проходил нераскрытым. В ныне действующем уголовном законодательстве не дается определения укрывательству преступлений, и четко видна тенденция к сокращению видов преступлений, укрывательство которых влечет за собой уголовную ответственность. В связи с разграничением преступлений на категории "в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния" и с тем, что укрывательство преступлений небольшой тяжести, преступлений средней тяжести и тяжких преступлений не влечет уголовной ответственности, УК РФ провозглашает, что ответственность наступает только за "заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений"4. Объект прикосновенности к преступлению имеет как бы двойственную структуру: с одной стороны, это общественные отношения в сфере предотвращения, пресечения или изобличения конкретных преступлений; с другой - общественные отношения в сфере предупреждения преступлений определенного рода, т. е. аналогичных тем, в отношении которых имел место факт непредотвращения, непресечения или неизобличения.
Объективная сторона укрывательства всегда выражается в активных действиях, заключающихся в сокрытии преступника, орудий и средств совершения преступления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем. Нельзя согласиться с утверждением отдельных авторов о том, что укрывательство может выражаться как в активных действиях, так и в бездействии. Бездействие прикосновенного лица не может привести к реальному выполнению объективных признаков укрывательства; оно может образовать только состав недонесения или попустительства. Сокрытие преступника может состоять, например, в предоставлении ему убежища, в изменении его внешнего вида, в снабжении его поддельными документами и т. п. Под сокрытием орудий и средств совершения преступления следует понимать, например, помещение указанных предметов в тайниках, изменение их внешнего вида или уничтожение. Сокрытие следов преступления - это, как правило, изменение или уничтожение первоначального вида обстановки места совершения преступления, уничтожение оставленных преступником предметов, отпечатков обуви, отпечатков пальцев, выправление вмятин на автомашине, замывание пятен крови на одежде и т. п. Наконец, сокрытие предметов, добытых преступным путем, может выражаться в частности, в предоставлении укрывателем места в своей квартире для хранения похищенного имущества, в оказании преступнику помощи в транспортировке этого имущества в места укрытия и в других подобных действиях.
Следует, вместе с тем, иметь в виду, что укрывательством признается не любое физическое или интеллектуальное содействие преступнику, а только такое, которое действительно затрудняет изобличение преступления. Незначительная помощь преступнику, не имевшая целью оказать содействие в сокрытии совершенного им преступления и фактически не оказавшая такого содействия, состава укрывательства не образует. Главное отличие между укрывательством и недонесением состоит в существенных особенностях объективной стороны этих деяний. Если укрывательство всегда выражается в активных действиях, то недонесение представляет собой чистое бездействие. Привлечение к ответственности по совокупности преступлений - за укрывательство и недонесение одновременно - было невозможным.
С субъективной стороны укрывательство характеризуется виной в форме прямого умысла. В содержание умысла укрывателя входит, прежде всего, сознание общественно опасного характера своих действий. Сознание общественно опасного характера своих действий основывается в данном случае, с одной стороны, на сознании характера укрываемого преступления и, с другой, - на сознании того, что в результате его действий укрываемое преступление может оказаться неизобличенным. Достижение указанного последствия составляет цель деятельности виновного. По этим соображениям нельзя согласиться с мнением тех авторов, которые допускают возможность совершения укрывательства с косвенным умыслом. Мотивами укрывательства могут быть корыстные побуждения, родственные чувства, боязнь мести со стороны преступника, чувство ложного товарищества и т. п. Мотивы лежат за пределами состава укрывательства, но они учитываются при назначении наказания.
Недонесение о преступлениях: В отличие от укрывательства, недонесение и попустительство менее изученные в российской юридической литературе виды прикосновенности к преступлению. До сих пор не решены отдельные вопросы, относящиеся как к содержанию, так и к перспективе развития уголовно-правовых норм, предусматривающих эти виды прикосновенности. В свете произошедших в нашей стране переворотов и все более набирающей темпы демократизации общества новый ныне действующий УК РФ устранил ответственность за такой вид прикосновенности, как недонесение. Но этот институт, относящийся к прикосновенности как и укрывательство, и попустительство, близко стоящий к ним и часто "переливающийся" в них, недонесение должно быть рассмотрено в данной работе. Важно также рассмотреть пути развития данного института и выявить тенденции его совершенствования.
Объективная сторона недонесения характеризуется бездействием, представляющим собой невыполнение правовой обязанности сообщить о готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении органам власти.
Недонесение необходимо отличать от попустительства. Оба эти деяния5 выражаются в бездействии. Однако юридическое содержание бездействия в том и другом случае различно. Если попустительство имеет место в связи с невыполнением обязанности воспрепятствовать (противодействовать) преступлению, то невыполненная недоносителем обязанность состоит, как правило, лишь в надлежащем о нем сообщении. В силу этого недонесение по УК РСФСР можно было квалифицировать по совокупности с попустительством, например по статьям 190 ("Недонесение о преступлениях") и 127 ("Оставление в опасности"), по статьям 190 и 255 ("Нарушение уставных правил караульной службы") УК РСФСР и т. д. Вместе с тем, если недонесение совершалось должностным лицом, то в этом случае оно полностью поглощалось составами, предусмотренными статьями 170 ("Злоупотребление властью или служебным положением") и 260 ("Злоупотребление властью, превышение или бездействие власти") УК РСФСР.
Субъективная сторона недонесения может выражаться только в прямом умысле. Поскольку общественно опасные последствия специально не оговаривались в качестве признака состава этого преступления, то вина субъекта определялась в данном случае только в отношении факта несообщения о преступлении. Виновное лицо сознает, что бездействует при достоверном знании о готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении, предвидит, что, бездействуя, оно не делает необходимого о преступлении сообщения в соответствующие органы и желает того, чтобы преступление оставалось нераскрытым. Представляется неточным мнение Ш. С. Рашковской о том, что виновное в недонесении лицо "сознает, что нарушает возложенную на него законом обязанность"20. Как утверждают Г. Виттенберг и П. Панченко6, законодатель не включал в элементы вины сознание запрещенности в законе того или иного деяния, поскольку это не соответствовало бы принципу - "незнание закона не освобождает от ответственности за его нарушение". В случаях, если законом была предусмотрена ответственность за недонесение о преступлении при отягчающих обстоятельствах, недоноситель отвечал лишь тогда, когда эти обстоятельства сознавались им.
Попустительство преступлениям: Попустительство преступлениям определяется как умышленное невоспрепятствование подготовке, совершению или сокрытию преступления в случаях, если виновное лицо должно было и могло принять необходимые к его предотвращению, пресечению либо изобличению меры.
Действующим уголовным законодательством попустительство специально не предусмотрено, но оно всегда является наказуемым, когда охватывается составами более общего порядка. Большинство авторов признают за попустительством право считаться формой прикосновенности. Например, П. И. Гришаев и Г. А.Кригер считают, что попустительство относится к прикосновенности. Они отмечают, что попустительство всегда сопровождается тем, что другое лицо пользуется им для более легкого совершения преступления, а посему оно связано с совершением преступления другими лицами. Следовательно, попустительство нельзя исключать из института прикосновенности.
Попустительство должностных лиц (или так называемое должностное попустительство) может повлечь ответственность по статьям УК РФ о злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), о воинских преступлениях (ст.ст. 340-344 УК РФ), о халатности (ст. 293 УК РФ).
Общественная опасность попустительства заключается в том, что, с одной стороны, оно создает возможность беспрепятственной подготовки, совершения или сокрытия конкретного преступления, а с другой, открывает возможность совершения остающимся безнаказанным преступником дальнейших преступлений. В силу того, что нормы, регулирующие ответственность за попустительство, "разбросаны" по различным главам уголовного кодекса (предусматривающим, как правило, ответственность за преступления, в отношении которых имело место невоспрепятствование), можно сделать вывод, что законодатель придает первостепенное значение объекту, на который посягает основное преступление.
Что касается должностного попустительства, то его главным объектом законодатель признает общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность государственных органов или общественных организаций.
Объективная сторона попустительства выражается в чистом бездействии.
Бездействие здесь представляет собой невыполнение правовой обязанности воспрепятствовать готовящемуся, совершаемому или укрываемому преступлению.
С субъективной стороны попустительство, как правило, совершается с прямым умыслом. Вместе с тем, когда для наличия состава преступления требуются определенные общественно опасные последствия, то вина при попустительстве может выступать и в так называемой "двойной" форме.
Важно четко определить понятие прикосновенности к преступлению как уголовно-правовой категории, так как от этого во многом зависит решение вопроса о пределах ответственности за прикосновенность. Прикосновенность к преступлению - это уголовно наказуемая причастность к преступлению, не находящаяся в причинной связи. Есть еще и уголовно-социологическое понятие прикосновенности, которое включает в себя укрывательство, недонесение и попустительство, совершаемые в отношении любого преступления, причем как умышленно, так и неосторожно и независимо от особенностей субъекта прикосновенности (частное или должностное лицо). Например, в следственно-судебной практике к прикосновенности, в частности к попустительству, нередко относят допущенную должностным лицом халатность, которая способствовала хищению государственного имущества. Между тем, прикосновенность к преступлению как уголовно-правовое понятие значительно уже по объему. Здесь имеется в виду только прикосновенность, совершаемая, как правило, частным лицом, притом только умышленно и лишь в отношении строго определенных законом серьезных преступлений. Уголовная ответственность за такую прикосновенность наступает только в случаях, специально предусмотренных законом. Помимо института прикосновенности к преступлению существует и институт соучастия в преступлении, который является одним из самых важных и сложных в теории уголовного права. Это не случайно, потому что преступная деятельность, как и всякое творчество человека, может осуществляться как в одиночку, так и группой лиц, и даже определенной организацией людей с разветвленной деятельностью, наделенных различными преступными "правами" и "обязанностями", с иерархическим руководством: от организаторов до исполнителей, пособников и укрывателей. Нормы о соучастии сосредоточены в главе 7 УК РФ (в ст. 32-36 УК РФ). В ст. 32 дается научно-практическое определение самого понятия соучастия в преступлении, а именно "Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления". Данное определение и все последующие постановления закона, развивающие основные положения этого общего правила, полностью соответствуют ключевым положениям Резолюции седьмого Международного Конгресса по уголовному праву.
Соучастие, как правило, с объективной стороны предполагает действия, но в ряде случаев они могут быть совершены и путем бездействия. Такие случаи возможны, если бездействию предшествовало соглашение, заключенное до совершения преступления или в момент его совершения, но всегда до наступления преступного результата. Например, умышленное бездействие должностного лица, обязанного в силу своего служебного положения принимать меры по предотвращению преступления, когда оно заведомо по соглашению с преступником таких мер не принимает. Эту точку зрения высказывал Верховный Суд СССР, и она в принципе верна.
При соучастии необходимо, чтобы все соучастники знали об исполнителе преступления, в котором они участвуют. Знание заключается в том, что они сознают те стороны преступного деяния, которые образуют основные признаки и элементы состава преступления. Сказанное не требует непосредственного знакомства с исполнителем; достаточно сознания того, что таковой есть, преступление им совершается или будет совершено.
Соучастие возможно там, где у соучастников имеются: а) взаимное знание о преступной деятельности друг друга; б) единое намерение совершить одно и то же преступление, хотя, разумеется, цели и мотивы у них могут быть и разными.
УК РФ называет четыре вида соучастников: исполнитель, организатор, подстрекатель и пособник. Все они отличаются друг от друга формами и характером участия в преступлении. Степень участия представляет собой всестороннюю оценку фактической роли субъекта в совершении преступления. Характер же участия представляет собой критерий разграничения исполнителей, подстрекателей и пособников между собой. Однако указанный критерий в отношении организатора преступлений должен быть дополнен и некоторыми другими деталями. Основным моментом, характеризующим организатора преступления, является степень его участия в преступлении, которая всегда оказывается наивысшей. Итак, характер участия в преступлении определяет разграничение исполнителей, подстрекателей и пособников. Наивысшая степень участия характерна для организатора преступления, хотя формально его роль в преступлении может выглядеть как исполнение, подстрекательство или даже пособничество деянию. Исполнитель преступления. Часть 2 ст. 33 УК гласит:
Исполнитель - это прежде всего лицо, выполняющее состав преступления, предусмотренный законом. Этим он отличается от подстрекателя и пособника. Российское уголовное право неизменно придерживается объективного понимания исполнения преступления. Следует отметить и то, что ст. 33 УК впервые указывает на посредственное исполнение (причинение). Посредственное причинение невозможно в преступлениях, где законом предусмотрен специальный субъект (исполнитель), например в должностных и воинских преступлениях, а также в преступлениях, где субъект обладает какими-либо физиологическими свойствами, например при изнасиловании. Подстрекательство к преступлению. Часть 4. ст. 33 УК гласит: "Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом". Прежде чем рассматривать способы подстрекательства, следует выяснить, в чем усматривать основу ответственности за него: в самом факте склонения на преступление, в возникшей у исполнителя решимости его совершить, или только в реализации этой решимости. В литературе высказывались самые различные точки зрения. В российской теории уголовного права и в судебной практике сложился вполне определенный взгляд на этот институт уголовного права и его можно определить следующим образом: подстрекательство предполагает такое склонение другого лица к преступлению, при котором у подстрекаемого возникает намерение совершить преступление, если это намерение полностью или частично было реализовано. В судебной практике подстрекательство в чистом виде встречается крайне редко. Чаще всего оно выливается в организацию преступления. Тем не менее, опасность этого вида соучастия, особенно в настоящее время, увеличивается. Само подстрекательство, да и личность подстрекателя представляют собой, как правило, большую опасность, чем пособничество, особенно если речь идет о склонении к преступной деятельности несовершеннолетних. Уговор (убеждение) как способ подстрекательства наиболее распространен: исполнителю внушается мысль, что он имеет какой-либо прямой или косвенный материальный, моральный или другой интерес в преступлении. При этом не имеет значения, может ли подстрекаемый в действительности получить эту выгоду или подстрекатель обманывает его. Практически уговор - это просьба совершить преступление, но заявленная более настойчиво и, как правило, неоднократно. Уговор можно уподобить систематической психологической обработке сознания исполнителя с целью внушить ему решимость совершить преступление и побороть контрмотивы к нему. Так, некая Ш. в течение нескольких месяцев систематически внушала своей дочери К. убить ее мужа за "недостойное поведение". Однажды вечером, когда потерпевший после очередной ссоры с женой лег спать, мать напомнила дочери об убийстве и последняя, достав заранее приготовленный и спрятанный под кроватью топор, несколькими ударами по голове сделала это.
Подкуп. Этим термином можно обозначить любое склонение к преступлению путем обещания материальных выгод - передачи денежных средств или имущества, освобождения от имущественных обязательств, обещание выгодной сделки и т. п. Выгода может быть заключена в самом совершении преступления (например, избавление от нетрудоспособного члена семьи). Подстрекательство путем подкупа может иметь место и при "заказном" убийстве. В этом случае подстрекатель чаще всего выступает как организатор. При этом следует заметить, что в случае подкупа для совершения наемного убийства само преступление может быть квалифицировано для организатора и как убийство по другим мотивам.
Угроза. И этот способ подстрекательства близко примыкает к организации преступления, поскольку может представлять собой "заказное" убийство. Если же угроза представляет собой лишь способ обычного подстрекательства, то она должна быть реальной и достаточно серьезной, например угроза применить физическое насилие (в том числе и по отношению к близким), лишить имущества, прав на имущество. Думается, что степень реальности и серьезности угрозы должна быть основанием отграничения подстрекательства от организации преступления.
Пособничество преступлению представляет собой наиболее распространенный вид соучастия. В общей массе преступности на долю пособничества приходится около трех процентов. Согласно ч. 5 ст. 33 УК, "Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы".
Организатор преступления. Согласно ч. 3 ст. 33 УК РФ "Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими".
Если субъект одновременно выступает в роли и подстрекателя, и соисполнителя, то чаще всего признается организатором преступления. Особенно наглядно проявляется повышенная общественная опасность подобных субъектов, когда предметом их "заботы" выступают несовершеннолетние. Можно смело сказать, что более половины несовершеннолетних свое первое преступление совершают под руководством взрослых, ранее судимых лиц. Руководитель (организатор) преступления, нередко сам не принимая участия в подготовке преступления, руководит его непосредственным осуществлением, отдает различные распоряжения. В самом преступном акте он может выполнять лишь функции пособника, но от этого его роль не превращается во второстепенную. Руководство преступной деятельностью, как правило, осуществляется как соучастие с предварительным соглашением в наиболее организованной его форме.
Таким образом, различие между соучастием в преступлении и прикосновенностью состоит в том, что прикосновенность не является содействием преступлению, совершаемому исполнителем, и следовательно, не находится в причинной связи с ним. Лицо, прикосновенное к преступлению не причиняет преступного результата, его действия в отличии от действии соучастника не составляют необходимого условия для совершения преступления другими лицами. Также, действующее законодательство, признаёт соучастие лишь такую совместную деятельность, которая является необходимым условием совершения преступления и причиной наступивших в результате этой деятельности преступных последствии, последовательно и чётко решает вопрос о значении причинной связи для отграничения соучастия от прикосновенности. Лицо, прикосновенное к преступлению не причиняет преступного результата, его действия в отличии от действии соучастника не составляют необходимого условия для совершения преступления другими лицами.
2 ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОСТАВА УКРЫВАТЕЛЬСТВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
2.1 Объект преступления, предусмотренный ст.316 УК РФ
Объектом преступления являются интересы правосудия. Общественная опасность укрывательства состоит в том, что оно препятствуют своевременному раскрытию преступлений и привлечений и привлечению виновных к уголовной ответственности, создает условия для безнаказанности этих лиц и продолжения ими преступной деятельности.
Укрывательство является видом прикосновенности к преступлению, то есть деятельности, связанной с совершением преступления, но не являющейся содействием ему и не находящейся в причинной и виновной связи с преступным результатом укрываемого деяния. Таким образом, укрывательство не является соучастием в преступлении.
2.2 Объективная сторона, образующая состав ст.316 УК РФ
Объективная сторона укрывательства заключается в заранее не обещанном сокрытии преступника, совершившего особо тяжкое преступление, следов, орудий и средств такого преступления, а также предметов, добытых преступным путем. Преступление совершается путем действия.
Данный состав является формальным и считается оконченным с момента совершения любого действия, направленного на укрывательство преступления. Эти действия могут быть как одномоментными (например, уничтожение орудия преступления), так и длящимися (например, длительное хранение в своем жилище предметов, добытых преступным путем). Приведем примеры из судебной практики:
Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 24-П09 Обвинительный приговор не может быть основан на доказательствах, достоверность которых вызывает сомнения. Приговор и последующие судебные решения отменены за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст.316 УК РФ. К. признан виновным в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжких преступлений - убийств. В период с 31 августа по 16 сентября 2006 г. М. организовал вывоз в г. Москву ряда лиц, которые скрывались от правоохранительных органов, будучи подозреваемыми в убийстве. Для этого он привлёк своего знакомого К., имевшего легковое транспортное средство, поставив его заранее в известность о цели поездки, на что К. дал своё согласие. В ночь на 16 сентября 2006 г. автомобиль под управлением К. с находившимися в нём М., а также скрывавшимися от уголовного преследования лицами был задержан сотрудниками милиции. Действия К. квалифицированы судом по ст. 316 УК РФ. Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осуждённого, отменил судебные решения в отношении К. по следующим основаниям. В приговоре не приведено доказательств, на основании которых можно было сделать вывод о том, что К. располагал какой-либо достоверной информацией о совершённом убийстве и помогал в его сокрытии. Из материалов дела следует, что К. очевидцем преступления не являлся. В приговоре приведены показания К., из которых следует, что он был знаком с М., который просил отвезти его на своей автомашине в г. Покров. В пути следования они забрали ранее незнакомых ему лиц. О том, что эти лица имеют какое-либо отношение к убийству, он не знал, и М. ему об этом не говорил.
Таким образом, выводы суда о том, что К. был осведомлён М. о совершённом преступлении и достоверно знал, что участвует в укрывательстве лиц, совершивших убийство, основаны на предположениях, на которых обвинительный приговор не может быть постановлен в силу ч.4 ст.302 УПК РФ.
Президиум отменил судебные решения в отношений К. в части его осуждения по ст. 316 УК РФ, а производство по делу в этой части прекратил на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления. В соответствии с ч.1 ст. 134 УПК РФ за К. признано право на реабилитацию.
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 9 ноября 2005 г. N 636-П05ПР7
По приговору Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 15 июня 2004 г. Дегоев осужден по ч. 2 ст. 162 и ст. 316 УК РФ. По делу осуждены также Дзугаев и Хасиев. Дегоев признан виновным в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а также в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления - убийства, сопряженного с разбоем. Хасиев, Дзугаев и Дегоев, предварительно договорившись между собой о совершении нападения на гр-ку Панцулая с целью хищения имущества, привезли ее в безлюдное место. Хасиев и Дзугаев, выйдя за рамки договоренности, решили при совершении разбойного нападения убить потерпевшую.
Реализуя задуманное, Хасиев стал разговорами отвлекать ее внимание, а Дзугаев набросился на нее сзади и задушил. Убедившись в том, что потерпевшая мертва (смерть наступила от механической асфиксии), Дзугаев, Хасиев и Дегоев завладели ее имуществом и поделили его между собой. После этого Дегоев активно способствовал сокрытию следов преступления, хотя заранее не обещал этого.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 8 сентября 2004 г. приговор в отношении Дегоева оставила без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения. Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представлении поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Дегоева по ст. 316 УК РФ и о прекращении дела в этой части за отсутствием в деянии состава преступления, а также об исключении указания о назначении ему наказания в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ.
Президиум Верховного Суда РФ 9 ноября 2005 г. удовлетворил надзорное представление, указав следующее. Как видно из приговора суда, Дегоев совершил в отношении потерпевшей преступление - разбой, однако в ее убийстве не участвовал, но принял меры к сокрытию этого преступления, совершенного другими лицами.
Осуждая Дегоева за данные действия, суд не учел, что он укрывал не только совершенное другими лицами убийство, но и свои действия в отношении потерпевшей, а потому был заинтересован в сокрытии обоих преступлений. При таких обстоятельствах в действиях Дегоева отсутствовал состав преступления, предусмотренный ст. 316 УК РФ.
На основании изложенного Президиум Верховного Суда РФ приговор суда и определение Судебной коллегии в отношении Дегоева в части его осуждения по ст. 316 УК РФ отменил и уголовное дело в этой части прекратил на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ; из этих же судебных решений исключил указание о назначении Дегоеву наказания в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ; в части осуждения Дегоева по ч. 2 ст. 162 УК РФ приговор и определение Судебной коллегии оставил без изменения. 3 СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОСТАВА УКРЫВАТЕЛЬСТВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ 3.1 Лица, подлежащие уголовной ответственности
Субъектом укрывательства признается вменяемое лицо, достигшее 16 лет, не являющееся супругом или близким родственником лица, совершившего преступление. Последний, негативный признак субъекта укрывательства вытекает из содержания примечания к ст. 316 УК РФ, в котором говорится: "Лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом или близким родственником".
Само появление данного примечания следует рассматривать как абсолютно правильный шаг, отвечающий принципам гуманизма и справедливости. Однако в этом примечании можно увидеть и недостатки. Во-первых, ни в ст. 316, ни в других статьях УК РФ не раскрывается содержание понятия "близкий родственник". Его определение дано в п. 4 ст. 5 УПК РФ. Однако при изучении его содержания можно обнаружить некое несоответствие со ст. 316 УК РФ. В отличие от последней в п. 4 ст. 5 УПК РФ понятие "супруг" включено в содержание понятия "близкий родственник". Во-вторых, нам представляется, что примечание не в полной мере учитывает естественные права лиц, связанных близкими отношениями с участниками преступления. Не гуманнее и не логичнее было бы исключить уголовную ответственность за укрывательство не только близких родственников, но и других лиц, для которых судьба укрываемого преступника небезразлична в силу сложившихся личных отношений. Именно по такому пути пошел законодатель многих зарубежных государств. Так, например, ст. 454 УК Испании исключает из числа субъектов укрывательства также и лицо, "находящееся в устойчивой связи, подобной брачным отношениям" с виновным. Ограничивает круг субъектов укрывательства за счет лиц, находящихся во внебрачном сожительстве с исполнителем или соучастником преступления, и УК Франции (ст. 434-6). Можно полагать, что и наше уголовное законодательство должно учитывать интересы лиц, находящихся в фактических брачных отношениях с укрываемым преступником путем устранения их из круга субъектов посягательства.
3.2 Субъективная сторона преступления
С субъективной стороны укрывательство совершается умышленно. Относительно вида умысла мнения специалистов разделились. Была высказана точка зрения о том, что рассматриваемое преступление может быть совершено не только с прямым, но и с косвенным умыслом. Эта точка зрения представляется нам ошибочной. Виновный, совершая активные действия, прямо направленные на сокрытие преступления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем, действует с целью скрыть совершенное преступление и тем самым помогает преступнику избежать ответственности. При наличии такой цели субъективная сторона заранее не обещанного укрывательства характеризуется не безразличным отношением к последствиям (которые, в данном случае, не являются признаком объективной стороны состава в силу "формальности" последнего), а желанием скрыть совершенное преступление. Иными словами, при заранее не обещанном укрывательстве у виновного всегда имеется прямой умысел на сокрытие преступления.
На прямой умысел как форму вины в составе укрывательства неоднократно указывали и высшие судебные инстанции.
Так, например, по делу И., осужденного по ч. 1 ст. 189 УК РСФСР, Президиум областного суда, рассматривавший дело по протесту заместителя Председателя Верховного суда РСФСР, указал, что по смыслу закона заранее не обещанное укрывательство предполагает, что действия укрывателя всегда совершаются с прямым умыслом. Так как наличия такого рода умысла у И. доказано не было, уголовное дело в отношении него было прекращено из-за отсутствия в его действиях состава преступления.
Однако для субъективной стороны рассматриваемого деяния недостаточно установить, что виновный желал скрыть преступление. Для привлечения к уголовной ответственности по ст. 316 УК РФ необходимо, кроме того, выяснить, сознавало ли лицо характер укрываемого им деяния. Так, если по всем обстоятельствам дела виновный сознавал, что укрываемый им преступник совершил убийство при превышении пределов необходимой обороны, тогда как на самом деле было совершено так называемое простое убийство, он не может быть привлечен к уголовной ответственности. В тех случаях, когда ответственность установлена за укрывательство преступления, отягощенного квалифицирующими признаками, в содержание вины должно входить и осознание виновным этих признаков. Таким образом, виновный осознает общественную опасность и социальную сущность своих действий по укрывательству преступления (интеллектуальный момент) и желает их совершить (волевой момент). Мотивы совершения заранее не обещанного укрывательства могут быть самыми различными. На квалификацию они не влияют, поскольку находятся за пределами состава, однако могут быть учтены судом при назначении наказания.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В нашей стране на сегодняшний день законодательная конструкция укрывательства не может предложить правоприменителям проверенные и точные критерии для разрешения вопросов квалификации и привлечения к уголовной ответственности виновных лиц. К сожалению, нормотворческие органы не предусмотрели в официальной формулировке укрывательства признаки, позволяющие четко охарактеризовать деяние самого укрывателя. В результате такое законодательное определение "укрывательства преступлений", с одной стороны, делает рассматриваемую норму достаточно гибкой и пластичной, с другой стороны, создает существенные препятствия к отграничению данного деяния от иных, сходных с ним составов преступлений. Органы правосудия не всегда верно трактуют само понятие "заранее не обещанное укрывательство преступлений". В итоге не точно дается квалификация деяния, неправильно определяется наказание, зачастую к уголовной ответственности привлекается невиновное лицо. Однако указанные ошибки по уголовным делам недопустимы. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
Нормативно-правовые акты
1 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 №6-ФКЗ, от 30.12.2008 №7-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. - 2009. - №4. - ст. 445
2 Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ - По сост. 07 декабря 2011 года // Собрание законодательства Российской Федерации - 17 июня 1996 г. - № 25 - Ст. 2954.
3 Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. №174-ФЗ - По сост. 07 декабря 2011 года // Российская газета. - 22 декабря 2001г. - №249.
4 Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (Принят третьей сессией ВС РСФСР пятого созыва 27 октября 1960 г.) - М., Юрид. лит-ра. - 1987г.
Книги и статьи
5 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В.И.Радченко. - М.: Вердикт, 1996. - 453с.
6 Бриллиантов, А.В. Уголовное право России: Общая и Особенная часть / А.В. Бриллиантов. - М.: Проспект, 2011. - 1223 с.
7 Бриллиантов, А.В. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова. - М.: Проспект, 2010. - 514с.
8 Г. Виттенберг, П. Панченко. Прикосновенность к преступлению по советскому уголовному праву. Иркутск, Иркутский государственный университет им. А. А. Жданова, 1976. - 189с.
9 Новоселов Г.П. Уголовное право. Особенная часть: учебник . 5-е изд., изм. и доп. - М.: Норма, 2009. - 214с.
Интернет-источники
10 http://www.neuch.ru/referat/56190.html
11 http://www.neuch.ru/referat/11219.html
12 http://www.pravanet.ru/content/view/1329/76/
13 http://www.pravo.vuzlib.net/book_z1958_page_27.html
ПРИЛОЖЕНИЕ А
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 9 ноября 2005 г. N 636-П05ПР8
По приговору Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 15 июня 2004 г. Дегоев осужден по ч. 2 ст. 162 и ст. 316 УК РФ. По делу осуждены также Дзугаев и Хасиев. Дегоев признан виновным в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а также в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления - убийства, сопряженного с разбоем. Хасиев, Дзугаев и Дегоев, предварительно договорившись между собой о совершении нападения на гр-ку Панцулая с целью хищения имущества, привезли ее в безлюдное место. Хасиев и Дзугаев, выйдя за рамки договоренности, решили при совершении разбойного нападения убить потерпевшую.
Реализуя задуманное, Хасиев стал разговорами отвлекать ее внимание, а Дзугаев набросился на нее сзади и задушил. Убедившись в том, что потерпевшая мертва (смерть наступила от механической асфиксии), Дзугаев, Хасиев и Дегоев завладели ее имуществом и поделили его между собой. После этого Дегоев активно способствовал сокрытию следов преступления, хотя заранее не обещал этого.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 8 сентября 2004 г. приговор в отношении Дегоева оставила без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения. Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представлении поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Дегоева по ст. 316 УК РФ и о прекращении дела в этой части за отсутствием в деянии состава преступления, а также об исключении указания о назначении ему наказания в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ.
Президиум Верховного Суда РФ 9 ноября 2005 г. удовлетворил надзорное представление, указав следующее. Как видно из приговора суда, Дегоев совершил в отношении потерпевшей преступление - разбой, однако в ее убийстве не участвовал, но принял меры к сокрытию этого преступления, совершенного другими лицами.
Осуждая Дегоева за данные действия, суд не учел, что он укрывал не только совершенное другими лицами убийство, но и свои действия в отношении потерпевшей, а потому был заинтересован в сокрытии обоих преступлений. При таких обстоятельствах в действиях Дегоева отсутствовал состав преступления, предусмотренный ст. 316 УК РФ.
На основании изложенного Президиум Верховного Суда РФ приговор суда и определение Судебной коллегии в отношении Дегоева в части его осуждения по ст. 316 УК РФ отменил и уголовное дело в этой части прекратил на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ; из этих же судебных решений исключил указание о назначении Дегоеву наказания в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ; в части осуждения Дегоева по ч. 2 ст. 162 УК РФ приговор и определение Судебной коллегии оставил без изменения. Студент _325_ группы__________/О.В. Иванова/
(подпись)
1 А.Н. Трайнин - доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент АН СССР. Заслуженный деятель науки РСФСР
2 А.А. Пионтковский - советский учёный-юрист, заслуженный деятель науки РСФСР (1968), член-корреспондент АН СССР (1968), специалист в области уголовного права, общей теории права, философии и методологии юридической науки.
3 Н.С. Таганцев- известный русский юрист, криминалист, государственный деятель.
4 УК РФ 2010 ст.316
5 Деяние (в уголовном праве) - акт осознанно-волевого поведения человека в форме действия или бездействия, повлекших общественно опасные последствия. Деяние является обязательным признаком события преступления и объективной стороны преступления как элемента состава.
6 Г. Виттенберг, П. Панченко. Прикосновенность к преступлению по советскому уголовному праву. Иркутск, Иркутский государственный университет им. А. А. Жданова, 1976, с. 8.
7 [Электронный ресурс] http://www.terentevsky.ru/up6/5_4.html
8 http://www.terentevsky.ru/up6/5_4.html
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
Документ
Категория
Рефераты
Просмотров
72
Размер файла
60 Кб
Теги
kursovoy, rabota, obrazets
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа