close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Морозов Н.М. Тайга. Исторический опыт поколений. Том II

код для вставкиСкачать
Во втором томе изложена история города Тайга от начала мирной жизни (после освобождения от колчаковских войск) до окончания Великой Отечественной войны. В первой части обобщен разносторонний исторический опыт поколений жителей Тайги, на долю ко
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР
УГЛЯ И УГЛЕХИМИИ СИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РАН
ГКУ КО «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ»
Н. М. Морозов
Тайга
Исторический опыт поколений
II том
1920 – 1945 гг.
Кемерово
2017
УДК 94 (571.17) «1920/1945»
ББК Т3 (2Рос–4Ке)
Утверждено к печати Учёным Советом
Института экологии человека
ФИЦ УУХ СО РАН 25 августа 2017 г.
Работа выполнена в рамках научной программы СО РАН:
XII.190.2. Историческое развитие Сибири в составе Российского государства:
роль традиций и новаций
Проект: «Создание индустриальной базы на территории Кузбасса в конце XIX
– первой половине XX вв.» (0352-2016-0004)
Рецензенты:
доктор исторических наук, доц. А.Н. Ермолаев
кандидат исторических наук, доц. И.Ю. Усков
Морозов Н.М.
Тайга. Исторический опыт поколений. Том II. 1920–1945 гг.
Кемерово: ООО «ИНТ», 2017. 497 с.
ISBN 978-5-600-01376-6
Во втором томе изложена история города Тайга от начала мирной жизни
(после освобождения от колчаковских войск) до окончания Великой Отечественной войны.
В первой части обобщен разносторонний исторический опыт поколений
жителей Тайги, на долю которых выпало восстановление и развитие железнодорожного сообщения на севере Кузбасса в период НЭПа и в годы первых пятилеток. Рассмотрена история города в годы Великой Отечественной войны.
Во второй части представлены воспоминания и корреспонденции о городе и его жителях, выявленные в государственных архивах Кемеровской, Новосибирской и Томской областей, Кемеровском областном краеведческом музее,
в опубликованных сборниках документов, а также на страницах губернских
(областных) изданий и городских тайгинских газет. Собранный материал позволяет углубить понимание специфики истории Тайги.
Для историков, краеведов и всех, интересующихся историей города Тайга.
ББК Т3 (2Рос–4Ке)
ISBN 978-5-600-01376-6
© Морозов Н.М., 2017
Часть I. Исторический опыт поколений (Победители)
Глава I. Преодоление трудностей «военного коммунизма»
(1920–1921)
1.1. Формирование первых органов власти
23 декабря 1919 г. после 6-часового боя 27-я Омская дивизия выбила колчаковские войска из Тайги. Город заполнили части 5-й Красной Армии, которые, получив временную передышку, готовились через день-два начать дальнейшее преследование противника. Большинство взятых в плен белогвардейцев выразили
желание записаться добровольцами и защищать Советскую власть. Беженцы со
слезами на глазах удивлялись гуманности красноармейцев и высказывали сожаление по поводу попытки бегства. Однако напрасные жертвы были уже принесены.
В следующую ночь жители засыпали спокойно. В городе воцарилась полная тишина.
Сразу после освобождения станции началась лихорадочная работа по налаживанию железнодорожного движения и хозяйственной жизни. Первоначально
власть сосредоточилась в руках одного комиссара – Фёдорова Павла Платоновича, выбранного железнодорожниками, участвовавшими в боях за город. Предполагалось, что в ближайшие дни все его полномочия перейдут местному военнореволюционному комитету (ревкому), который предстояло выбрать1.
П.П. Фёдоров, известный сторонник Советов и деятель кооперативного движения в Сибири, прибыл в Тайгу из Иркутска за несколько дней до указанных событий. Принял участие в подготовке к планируемой силами отряда железнодорожников операции с целью отрезать отход польских бронепоездов на восток. Однако
накануне сражения был арестован белогвардейцами и приговорён к расстрелу.
Лишь случайность спасла его от неминуемой смерти2.
Вместе с тем, по ранее распространённому в войсках указанию Реввоенсовета, на руководство 5-й армии в Сибири по мере освобождения ею населённых
пунктов, и особенно железнодорожных станций, возлагалась обязанность формировать органы власти из числа местных коммунистов. Пока 27 дивизия находилась
Знамя Революции. 25.12.1919. № 5.
Фёдоров Павел Платонович (1896-1938). Партийный и государственный деятель. Член партии правых
эсеров с 1914 г., в 1917–1920 гг. – член партии левых эсеров, с 1920 г. член РКП(б). С 1920 г. секретарь
Иркутского губкома РКП(б), затем находился на другой партийной и советской работе в Сибири и на
Дальнем Востоке. С 1924 работал на ответственных должностях в ВСНХ. Образование – незаконченное
высшее. С 1929 г. профессор Московской горной академии. В 1930-1932 гг. – директор Торфяного института (Москва). Арестован (1932) как сторонник М. Рютина. Был приговорён к 5 годам лагерей. В 1938
г. расстрелян после дачи нужных следствию «признательных» показаний и полного раскаяния в «содеянном» (Борщаговский А.М. Мартемьян Рютин – социальный мыслитель // Время. Идеи. Судьбы. 1991.
№ 2. С. 96).
1
2
3
в Тайге, эту миссию выполнили политработники: комиссар штаба В.И. Ротшильд,
комиссар артиллерии дивизии Вольдемар Бюллер, а также тт. Ананьев и Бандура,
которые, освободив П.П. Фёдорова от временного исполнения обязанностей комиссара, несколько дней сами представляли временный революционный комитет1.
Первое организационное собрание коммунистов и им сочувствующих, посвящённое выборам нового состава ревкома из местных товарищей, состоялось 29
декабря. Его открыл и вёл Виктор Иванович Ротшильд, который рассказал о необходимости выборов в оргбюро для создания партийной организации и дальнейшего роста её рядов.
Всем 28 пришедшим активистам было предложено предъявить документы,
удостоверяющие их членство в партии. Таким образом, принадлежность к РКП(б)
подтвердили 10 человек: бывший кузнец Ефим Михайлович Глушков, Пётр Николаевич Потапов, Соколов, Мартирий Илларионович Ефименко, Василий Прохорович Ивченко, Зимакин, Дмитрий Никандрович Данилов, Игнатий Афанасьевич Бубнов, Гончаров и Яковлев – первые коммунисты освобождённой Тайги.
Остальных присутствовавших председатель попросил покинуть собрание, но
ушли не все. Остались им сочувствовавшие соратники, бывшие в 1917–1918 гг. в
рядах местной Красной Гвардии и проверенные в недавних боях. По большинству
голосов в оргбюро и одновременно членами ревкома были избраны: Глушков, Потапов (председатель), Соколов, М. Ефименко и Данилов. Остальные коммунисты и
не члены партии были распределены по его отделам: в продовольственный – т.
Соколов; учётно-реквизиционный – Лузин, Зимакин, Яковлев, Ефименко, Валентик;
административный – Гончаров, Бубнов; жилищный – Ивченко и Кирпичиков2.
В конце заседания состоялся обмен мнениями по вопросу о военном и политическом положении Сибири и всей Советской республики. Коммунисты обсудили
неотложные задачи по восстановлению хозяйства станции, снабжению населения
топливом, хлебом, по уборке трупов и т. д.
Руководство Томского губкома осознавало сложную обстановку, в которой
оказался молодёжный (по возрасту членов) ревком при отсутствии в его составе
опытных организаторов партийной и хозяйственной работы. Обыватели, переживая масштабную эпидемию тифа, морозы, скромно встретили Новый год, Рождество, началась святочная неделя, время шло, и от новой власти все ожидали решительных действий.
9 января тт. Ротшильд, Бюллер, Ананьев и др. были отозваны в 27-ю дивизию, продвигавшуюся далее на восток. В этой связи из Омска в помощь Тайгинскому ревкому и для руководства по распоряжению Сибирского бюро ЦК РКП(б)
был направлен профессиональный революционер, бывший рабочий-полиграфист
1 Революционный комитет (ревком) — временный орган гражданской и военной власти, наделённый
чрезвычайными полномочиями.
2 ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 331. Л. 141.
4
Василий Михайлович Похлёбкин1, прибывший в город 13 января 1920 года и возглавивший уже выбранные партийные органы.
Благодаря кипучей энергии, напористости, преданности делу революции, бескомпромиссности,
опыту мобилизации людей в критических ситуациях и
политической эрудиции нового председателя ревкома, имевшего неограниченные полномочия, рабочие
Тайгинского узла почувствовали в нём крепкую руку
помощи новой власти. Так, одной из первостепенных
задач ревкома стало реанимирование городского хозяйства. От бывшей Тайгинской управы в декабре
1919 года в наследство осталась развалившаяся телега, несколько поломанных лопат и ни одной лошади. Работа предстояла огромная. Город был захламлён, всюду виднелись следы бегства Белой армии:
Похлёбкин
тысячи больных тифом, трупы людей и лошадей на
Василий Михайлович
улицах, сваленные на путях вагоны, потухшие парофото 1922 г.
возы, холод и голод.
Тайгинскому ревкому пришлось напрячь все силы, чтобы организовать хозяйственный обоз, найти рабочих и начать очистку города, снабжение людей топливом и водой, работу бань, мастерских.
Обоз начали создавать с поимки брошенных на улицах колчаковцами лошадей (они были голодными, раненными или больными), сбора саней, телег, сбруи,
фуража, изготовления лопат, мётел, вёдер. Уже в конце января 1920 года Горкомхоз имел 44 лошади, около двух десятков саней и телег. В начале февраля была национализирована городская баня Орлова. Её отремонтировали и пустили в
эксплуатацию. Баня обслуживала красноармейцев гарнизона и воинские эшелоны,
госпитали и население города. В марте заработала портняжная мастерская.
В.М. Похлёбкин (1988–1954). Окончил начальное училище в г. Гжатске. С 1906 г. принимал активное
участие в революционном движении. Работая в типографии, помогал печатать большевистскую литературу, вместе с другими революционерами создавал большевистские ячейки. В 1913–1914 гг. жил и работал в Петрограде, выполнял разные партийные поручения. В 1916 г. был мобилизован в царскую армию, служил на КВЖД г. Цицикаре, где принимал самое активное участие в агитационной работе среди
солдат. После демобилизации в 1918 г. работал в различных городах Сибири. В октябре 1920 г. был
избран неосвобождённым членом Томского губисполкома, а в марте 1921 г. – секретарём Томского губкома, в 1922 г. переведён в Москву. В 1923–1924 гг. учился во Всесоюзном коммунистическом сельскохозяйственном университете имени Я. М. Свердлова при ЦИК СССР. Все следующие годы жил и работал в Москве (ГАНО. Ф. Р-2075. Оп. 1. Д. 14. Л.15; Тайгинский рабочий. 19.11.1967. № 125).
В апреле 1961 г. группа ветеранов Гражданской войны (П.Я. Волков, М.Я. Врублевский и Е.М. Прудников) обратилась в горком КПСС с ходатайством увековечить имя В.М. Похлёбкина в названии одной
из улиц Тайги. Бюро горкома отклонило предложение, мотивируя тем, что он непродолжительное время
(менее одного года) работал в городе, «и что у него нет особых заслуг перед партией и государством»
(ГАКО. Ф. П-33. Оп. 30. Д. 11. Л. 196).
1
5
В январе-феврале 39 семей железнодорожников были переселены в лучшие
квартиры. Своей очереди ждали ещё 50 семей. Реквизиционный отдел занимался
национализацией брошенных домов, а также больших особняков с выселением
собственников или уплотнением жилплощади. Был намечен график их ремонта1.
Похлёбкин пересмотрел состав ревкома и оргбюро, оставив в их рядах Потапова, Глушкова и Ефименко. Для работы заняли здание бывшей городской управы.
Обновлённым оргбюро было созвано несколько митингов и собраний железнодорожников. Всем членам партии и сочувствовавшим предлагалось зарегистрироваться и заполнить анкету (основную карту коммуниста) для анализа качественного
состава потенциальной партийной массы и её резерва. В течение двух недель после тщательного изучения и обсуждения анкет была создана партийная организация в количестве 45 человек: 24 членов партии и 21 сочувствующего, – ещё 31 желающий не успел пройти
перерегистрацию.
25 января 1920 г. состоялось первое общее
уже не организационное,
а рабочее собрание тайгинских
коммунистов
(присутствовали 27 человек). В повестке стояли
следующие вопросы: 1)
текущий момент (докладчик т. Похлёбкин), 2) доклад оргбюро (т. Глушков), 3) выборы партийноСлева направо: Ефим Михайлович Глушков и
го комитета, 4) текущие
Мартирий Илларионович Ефименко
дела.
фото начала 1920-х гг.
В резолюции по первому вопросу особо отмечалось: «Ставим в долг и обязанность каждого коммуниста Тайгинской организации стремиться к поднятию производительности труда,
транспорта, напрячь максимум усилий по борьбе с тифом, с этим внутренним врагом, оставленным нам в наследство белыми бандитами»2. По второму вопросу выступил Глушков, объяснивший допущенную до приезда Похлёбкина медлительность в деятельности оргбюро неимением опытных партийных работников, загруженностью его членов обязанностями в различных комиссиях, отсутствием помещения для заседаний и специальной методической литературы, инструкций в помощь.
По результатам обсуждения третьего вопроса партийный комитет (партком)
1
2
Елизаров И.В. Станция Тайга, год 1920-й // Тайгинский рабочий. 3.08.1972. № 92.
ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп.1. д. 331. Л. 143.
6
избрали в расширенном составе из пяти человек: Похлёбкина (председатель),
Глушкова (секретарь), Ефименко М., Потапова и Ивченко. Учитывали то, что Тайга
после освобождения стала рассматриваться губернскими органами власти в качестве города – центра формирующегося района, и работа должна вестись в соответствующем масштабе,
По четвёртому вопросу т. Бубновым было сообщено о том, что в условиях
свирепствующей эпидемией тифа в военной, дорожной и городской покойницких
находится много трупов. Участники собрания единогласно приняли решение организовать субботники по захоронению умерших от заразной болезни.
Кампания по приёму в РКП(б) продолжалась и в следующие месяцы.
В результате, сформировался актив, способный организовать партийную и
производственную деятельность в ведомственных органах управления, профсоюзах, в кооперативах, комсомоле и других общественных объединениях (см. таблицу 1). Кроме того, протоколами ревкома осуществлялись назначения на ответственные должности: комиссар труда – Буров (с 23.01.1920), помощник начальника
гор- уездной милиции – Колчинов (с 23.03.1920), завхоз горбольницы – Паутова (с
23.04.1920) и др.1.
В городе ещё оставались не отправленные на родину бывшие военнопленные, среди которых были и коммунисты. В составе отдела национальных меньшинств райкома организовали секции (венгерскую, польскую, латышскую, тюркотатарскую и др.), в рамках которых иностранцы до своего отъезда принимали активное участие в партийной работе и общественных мероприятиях, занимались
политпросвещением2.
Список ответственных работников Тайгинской организации РКП(Б) август 1920 г.3 Таблица 1.
Ф.И.О.
Похлёбкин
Василий Михайлович
Потапов
Пётр Николаевич
Ефименко
Мартирий Илларионович
Докшин
Дмитрий Иванович
Любишкин
Ефрем Гаврилович
Зайцев
Николай Алексеевич
Рогалис
Викентий Иосифович
Кукель
1
2
3
Возраст
(лет)
33
26
27
29
27
30
33
34
образование
должность
начальное
председатель райпарткома, председатель исполкома (с мая)
зав. райполитотделом, зав. агитац.пропаганд. отделом учкпрофсожа
член райпарткома, начальник гарнизона г. Тайга (военком)
член райпарткома, зам. предс. учкпрофсожа, зав. собесом (с октября)
член райпарткома
секретарь учкпрофсожа
член райпарткома, инструктор ком.
ячеек на ж. д., предс. учкпрофсожа
член райпарткома,зав. отд. наробразования (с июня), зам. финановым
отделом, зав. собесом (с мая)
член райпарткома, зав. оперчастью
ремесленная
школа
2-х класс.
училище
домашнее
2-х класс.
училище
сельская
школа
сельская
школа
4 класса гор.
ГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 242. Л. 113–113об.
Знамя коммуниста. 28.08.1920. № 81; 20.02.1921. № 10.
ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 331. Л. 33, 129-129об.
7
Основная
профессия
типографский
рабочий
слесарьразметчик
надсмотрщик
беспров. тел.
переплётчик
слесарь
слесарь
слесарь
кассир
Юлиан Иосифович
Гибин
Василий Иванович
Глушков
Ефим Михайлович
Валентик
Иван Игнатьевич
Перекрёстов
Николай Дмитриевич
Рябов
Григорий Степанович
Гурьев
Михаил Тимофеевич
Данилов
Дмитрий Никандрович
Беркович Шандор
33
33
31
31
36
38
41
24
Ивченко
Василий Прохорович
Доставалов
Николай Семёнович
Вершинский
Николай Иванович
Сухицкий П.Г.
28
Ислентьев
Андрей Андрианович
Тишкин В.П.
51
Усачёв
Дмитрий Фёдорович.
Кошкарёв
40
33
Кожевников П.Д.
32
Паньков Кирилл Георгиевич
32
30
32
23
27
училища
2-х классное
училище
домашнее
народное
училище
среднее
ремесленн.
училищ
начальное
училище
народное
училище
5 кл. технич.
училища
ремесленное
уч-ще
2-х классн.
Училище
4-х классн.
училище
учительский
семинар
2-классн. училище
ж. д.. ремесл.
уч-ще
начальное
2-х классн.
училище
4-х классн.
училище
техническ.
училище
районной трансп. ЧК
член райпарткома
председатель учкпрофсожа
член райпарткома, член Совета раб.
солд. и крестьян. депутатов
член райпарткома
зав. отделом нар. хозяйства
член райпарткома
председатель бюро профсоюзов
Член райпарткома
зав. продовольственным отделом
член райпарткома
секретарь отдела управления
член райпарткома, зав. отдела труда
и соц. обесп-ния (с августа)
член райпарткома
зав. отдела нац. меньшинств
член райпарткома
зав. жилищным отделом
член райпарткома
зав. отделом управления
член райпарткома,
народный судья
член райпарткома, начальник районной транспортной ЧК
член райпарткома, начальник уездной милиции (с августа)
комиссар III участка службы пути
конторщик
конторщик
помощник
слесаря
конторщик
слесарь
весовщик
помощник
машиниста
Помощник
машиниста
слесарь
бухгалтер
конторщик
учитель
конторщик
комиссар I участка службы тяги
помощник
машиниста
машинист
комиссар материальной службы
конторщик
зав. агитпунктом станции
конторщик
предс. комиссии по борьбе с трудовым дезертирством в службе пути.
машинист
Так, в Тайге проживали 216 бывших венгерских военнопленных. В составе созданной в марте соответствующей секции коммунистов были 5 членов и 12 кандидатов. Её руководители – Беркович Шандор и Лудван Шандор – организовали кипучую деятельность своих сторонников. Только со второй половины августа по
сентябрь 1920 года соотечественникам были прочитаны лекции на темы: «Парламент и коммунизм», «Партийная дисциплина», «Работа наша здесь и на родине»,
«Положение средних крестьян в Венгрии», «Об алкоголизме», «Старая и новая
культура» и др. Ежедневно (!) проводились партийные собрания и митинги. Тайгинский райком регулярно приглашал коммунистов-венгров на общие собрания городской организации. Секция направляла своих представителей на учёбу в венгерские
партийные школы в гг. Новосибирск и Омск. Венгры вместе с русскими самоотверженно работали на субботниках. Для тайгинской детворы в самом красивом месте
города они построили детский сад с фонтаном.
Летом 1920 года, когда Антанта организовала очередной поход против молодой Советской республики, в Сибири началось формирование интернациональных
8
частей. В Омск стали стекаться венгры из Барнаула, Томска, Новониколаевска,
Тайги, Анжеро-Судженска, Красноярска и других мест. В июле из Омска на западный фронт отправилась добровольческая бригада из иностранцев.
С началом массовой эвакуации бывших военнопленных Германии и АвстроВенгрии домой, в конце 1920 – начале 1921 гг., еженедельно десятки эшелонов
проходили с ними через станцию Тайга. В эти месяцы ещё более напряжённо работала венгерская секция. На станции был открыт агитационный пункт, на базе которого во время стоянок эшелонов местные пропагандисты читали лекции, проводились митинги-концерты, осуществлялось снабжение отъезжающих газетами и
журналами. Под руководством венгра Бако играл духовой оркестр. Венгерский художник Ковач Ласло много сделал для оформления вагонов наглядной агитацией.
«Ни один эшелон военнопленных, – говорилось в докладе райкома ВКП(б), – не
прошёл без того, чтобы не заразиться бациллами большевизма (имелось в виду
идеями большевизма – Н.М.)»1.
В августе 1920 г., согласно первой административно-территориальной реформе бывшего Томского уезда, его южная часть была выделена в отдельный
район с центром г. Тайга. В его состав вошли 4 уезда: Пашковский, Романовский,
Пачинский, Поломошенский, а также рабочий посёлок Яшкино. Всего в новом районе проживало 43500 человек, из них 8475 рабочих и 30800 крестьян. На современной Кемеровской области его площадь заняла бы территорию Юргинского и
Яшкинского районов.
В августе на первой конференции была создана Тайгинская районная партийная организация. В неё вошли следующие партийные ячейки: службы тяги, движения (созданы 6 февраля), советских служащих (26 февраля), районной транспортной чрезвычайной комиссии (28 февраля), железнодорожной милиции (6 мая),
службы пути (6 мая), материальной службы (4 июля), телеграфа (6 августа), иностранной секции (23 марта), работников просвещения, ряда воинских подразделений, а также сельские партячейки (Пашковская – в конце 1920 г.; Пачинская – 21
сентября; станций Юрга и Яшкино – январь 1921 г.). К концу 1920 года в Тайге работали 16 партийных ячеек, в которых состояли 322 коммуниста, а в деревнях района была создана 31 ячейка, объединявшая 266 сельских коммунистов. Самой
крупной и боевой организацией являлась ячейка службы тяги, в которой работало
80 членов РКП(б).
В состав первого Тайгинского райкома были избраны тт. Похлёбкин (секретарь), Потапов, Глушков, Перекрёстов, Мохначёв, Ковпак, Шмырин и Кольяков 2.
Осенью 1920 года прошли выборы в райисполком. С самого начала организации
Тайгинского района райком приступил к созданию и укреплению своей опоры в деревне: партийных и комсомольских ячеек, сельских Советов, – помогал в проведении землеустроительных работ.
1
2
Матвеев И. Венгерские интернационалисты в Тайге // Тайгинский рабочий. 30.09.1958. № 116.
Елизаров И.В. 50 лет тому назад // Тайгинский рабочий. 29.12.1970. № 156.
9
В сентябре созданный при райкоме женотдел (располагался на ул. Савиновской, бывший дом Агафонова) начал проводить собрания женщин-делегаток, вовлекая представительниц слабого пола в общественную жизнь. Этому событию
местный поэт (Л. Квапинский) посвятил несколько строк:
В мозолистые руки мир захватим,
Хозяйством станем сами управлять,
Интернациональным женским ратям
Приспело у кормила власти встать.
Крестьянка и работница, почувствуй,
Какую мощь являет Ваша Рать!
Ты миром управлять учить искусно,
Как домом научилась управлять1.
На первом организационном заседании делегатки с помощью инструктора губотдела избрали коллегию в составе 2-х коммунисток (Андреевой и Симоновской)
и одной беспартийной (Валентик)2. Актив приступил к работе в первую очередь
среди домохозяек. С 1 по 14 ноября велась агитация по подготовке к неделе ребёнка и неделе помощи Западному фронту. Делегатки организовали кружечный
сбор (128678 руб.), сбор вещей (женщины служащие и домохозяйки пожертвовали
84 учебника, карандаши, ручки, бумагу, детские пальто, рубашки, платья и др.). На
субботнике они спряли и связали для 2-х местных приютов 1 пуд шерсти. Швеи
союза «Игла» пошили 180 штук платьев и нижнего белья.
С ноября 1920 г. по январь 1921 г. делегатки трудились в отделах социального обеспечения (собеса), народного образования, коммунальном, посещали столовые с проверками условий труда и санитарного состояния. Они проводили собрания с участием большого количества женщин города. Первая районная беспартийная конференция работниц и крестьянок прошла 16 марта 1921 года (докладчики:
Потапов, Харлампиева, Андреева, учительница Э. Симоновская)3. В конференции
участвовали 80 делегаток с решающим голосом и 20 с совещательным. Предварительно для проведения волостных конференций и выбора делегаток на районную
конференцию в деревни в помощь были направлены 2 коммунистки. В мае 1921
года в различных профессиональных организациях города состояло около 700
женщин, активно отстаивавших свои права, в горисполкоме работал подотдел
охраны материнства и младенчества. Оставались проблемы налаживания более
тесной работы с медицинским персоналом и железнодорожными организациями4.
Таким образом, в Тайге в середине 1920 г. эффективно работала уже сложившаяся городская партийная организация – основная опора центральных и губернских органов партийной и государственной власти.
Газета «Знамя коммуниста». Важным источником информации о деятельности
районной парторганизации и доведения до населения решений органов власти
Знамя коммуниста. 15.09.1920. № 87.
ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 3. Л. 34.
3 ЦД НИТО. Ф. 1. Оп.1. д. 372. Л. 62.
4 ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 3. Л. 51–51об.
1
2
10
стала первая тайгинская газета «Знамя коммуниста», первый номер которой вышел 26 января 1920 г.
Этому событию способствовало стечение двух обстоятельств. Первое заключалось в появлении в середине января на пороге ревкома неизвестного молодого
человека. Последний сообщил присутствовавшему там т. Доставалову о стоящем
уже несколько месяцев на путях станции вагоне с типографией бывшей газеты
«Сибирские стрелки», приписанной к корпусу генерала А.Н. Пепеляева. Заявитель
сопровождал вагон и в изменившейся политической обстановке не знал, что делать с вверенным ценным имуществом.
Вторым обстоятельством явилась прозорливость В.М. Похлёбкина, бывшего
типографского рабочего, опытного пропагандиста и партийного вожака, адекватно
оценивавшего силу газетного слова и владевшего технологией печатного дела. В
это время на станции работала комиссия Сибревкома по выявлению и разгрузке
ранее пригнанных товарных составов, которая в любой момент могла обнаружить,
реквизировать и переправить ценное оборудование куда угодно: в Томск, Новониколаевск и т. д. Вместе со своим заместителем Глушковым Похлёбкин на месте в
полуразрушенном вагоне убедился в полной комплектности типографии, включая
наличие краски и рулонов бумаги. Решение было немедленным: воспользоваться
неожиданной находкой для выпуска городской газеты. На следующий день он подписал соответствующий приказ, и типографию спешно разместили в небольшом
деревянном домике № 17 (бывшая лавка купца Агафонова), на углу 2-й улицы (Советской) и пер. Вокзального (будущего Савиновского). Редакционный коллектив
составили: сам Похлёбкин, комсомолец Людгер Квапинский и учитель железнодорожной школы Евлампий Николаевич Целебровский (ответственный секретарь)1.
Отыскались и знакомые с полиграфией работники: Н.И. Козлан (зав. типографией),
Борис Парменов, Аня Копылова, Антонина Дмитриевна Живетьева, Дарья Дмитриевна Попова.
В отдельные месяцы, когда газета печаталась на двух полосах, периодичность выхода номеров составляла три раза в неделю. В другое время дважды в
неделю она выпускалась на четырёх полосах. Тираж зависел от значимости (по
мнению редакции) подаваемой информации и колебался от 600 экземпляров до
3000 (когда сообщалась, например, новость о победе над Врангелем).
До июня 1920 г. «Знамя коммуниста» являлась органом Тайгинского ревкома и
Тайгинского парткома. После выборов исполнительной власти (май 1920 г.) газета
стала официальным печатным органом Тайгинского Совета рабочих и красноармейских депутатов и Тайгинского комитета РКП(б).
Появление своей газеты было настолько необычным явлением, что рабочие
не скрывали удивления, читали её с интересом и гордились этим первенством Тайги среди других узловых станций.
1
Привалихин В.И. Тайга. 100 лет: исторический очерк. Новосибирск: Издатель, 1996. С.62.
11
Первые номера были заполнены в основном официальной информацией: декретами Советской власти, материалами о внешней и внутренней политике партии.
Но вскоре стали появляться и заметки первых рабкоров: В. Рогалис, Доставалова,
Перекрёстова и др., – работавших на ответственных должностях в партийных и советских органах власти. «А потом, – вспоминал Е. Целебровский, – [все] как бы поняли силу печатного слова, дружно стали писать и рядовые рабочие, и солдатыЧОНовцы, и школьные учителя.
Помню, как на ходу, потихоньку (а вдруг кто заметит!) новые рабкоры клали
свои записки прямо в мой …карман. И шёпотом приговаривали: «Уж ты, пожалуйста, пропусти поскорей, покрепче, с песочком его продери». Прошло 45 лет с тех
незабываемых дней. А перед моими глазами всё ещё стоят наши первые рабкоры.
Вот коренастый, низкого роста Д.Н. Данилов – тяговик из депо, весёлый Любишкин
– из учкпрофсожа, чёрненькая, рассудительная учительница Симоновская… Как
буря врывался в редакцию Мартирий Ефименко, тогдашний военком. Часто писали
Ефим Глушков, Докшин, Галуза, молодой Квапинский приносил стихи. С большими
письмами (на целую страницу) приходил неугомонный Волков Павел – тяговик…
Вспоминается смешной случай. В редакцию с молочным горшком в руках входит старушка.
– Кто здесь у вас главный? – спрашивает она. Показываем.
– Вот принесла сметанки я, – говорит она.
– Ездила по провизионке в Боготол, на обменку, а сынок Вася сказывал: «В
редакции-то тоже голодно живут. А помощь людям оказывают». Вот и надумала я
вам сметанки привезти»1.
12 марта 1920 г. газета впервые предоставила одну полосу для комсомольско-молодёжной газеты «Голос красной молодёжи». В дальнейшем газета тайгинских комсомольцев периодически печаталась в таком совмещённом формате. Нередко редакция одну полосу выделяла «Страничке женщины-работницы» для
освещения деятельности женсоветов2.
«Знамя коммуниста» выходила в свет благодаря железной воле её идейного
вдохновителя – председателя парткома В.М. Похлёбкина. В феврале 1921 г. он на
трое суток арестовал ответственного секретаря издания Е. Целебровского за самовольное оставление места службы3. В августе 1920 года Томский губревком вынес постановление о передаче типографии в Кузнецкий район (центр п. Кольчугино). Только опираясь на авторитет вожака городской парторганизации, который одновременно являлся и председателем горисполкома, Президиум последнего решил не подчиняться губернской власти и просил вынести этот вопрос на губернский съезд4. В итоге тайгинцы типографию отстояли.
1
2
3
4
Тайгинский рабочий. 4.05.1965. № 68.
Знамя коммуниста. 15.09.1920. № 87.
Знамя коммуниста. 6.02.1921. № 7.
ГАТО. Ф. р-53. Оп. 1. Д. 181. Л. 19, 26.
12
В декабре 1921 г. Совет рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов
поддержал инициативу группы молодёжи во главе с Л. Квапинским о выпуске ещё
одной газеты под названием «Таёжный молот». Планировали тиражи в 250 экземпляров каждый продавать по цене 500 руб. за номер, что даст возможность оплачивать сотрудникам гонорар и приобретать бумагу. Исполком решил заказывать
дополнительные её объёмы через редакцию «Знамя коммуниста»1.
Однако времена и обстоятельства быстро менялись. Инициатива оказалась
нежизнеспособной. В конце 1921 г. В.М. Похлёбкин перешёл работать в Томский
губком, острее стал ощущаться дефицит бумаги, прежние запасы уже давно закончилась. Железнодорожники получали зарплату, которой не хватало даже на еду,
поэтому тиражи «Знамя коммуниста» распространялись бесплатно за счёт средств
предприятий. К середине 1923 г. и они отказались финансировать газету, изменившую в августе название на «Таёжный рабочий» и выходившую один раз в неделю тиражом в 250 экземпляров. Издание перешло на самоокупаемость. Согласно августовскому решению горисполкома, всем организациям, квартальным и другим подведомственным структурам было рекомендовано провести обязательную
подписку, а редакции – пустить номера в розничную продажу. Рекомендациям мало кто последовал. Вследствие отсутствия средств 16 января 1924 г. Тайгинский
горисполком по предложению В.И. Рогалиса2 постановил газету закрыть3. Е.Н. Целебровский переехал в Томск, редакторский коллектив распался. Вместо неё в течение года группой рабкоров партийного клуба изредка выпускалась стенная районная газета «Тайгинский рабочий»4.
Выходом из положения могло стать печатание номеров на полиграфической
базе взамен отдельных выпусков томского «Знамени революции». 29 июля 1924 г.
даже вышел её первый номер под названием «Тайгинский рабочий». Однако на
этом предполагаемый проект и завершился.
В распоряжении горисполкома осталась типография, выполнявшая заказы на
печать бланков, рекламных листков, плакатов и другой полиграфической продукции. Предприятие ежегодно еле-еле сводило концы с концами, и мысли о возрожГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 242. Л. 142.
Рогалис Викентий Иосифович родился в 1887 г. Окончил сельское народное училище. Работал слесарем и уже в 1906 г. включился в революционное движение. На его квартире устраивались собрания
большевиков, хранилась нелегальная литература и типографское оборудование.
С марта по октябрь 1917 г. был членом руководящего ядра Тайгинской большевистской организации
и вместе с тт. Глушковым, Волковым, Самарцевым, Зайцевым и другими вёл борьбу с меньшевиками и
эсерами, к которым принадлежал и его брат.
После Октябрьской революции был избран членом Тайгинского парткома, заседателем революционного трибунала и заведующим финансовым отделом Тайгинского Совета. В 1920 г. работал заведующим агитпропотделом Тайгинского райкома, а с 1923 г. – Мариинского уездного комитета РКП(б) и Томского губкома партии (1925–1926 гг), ответственным секретарём Тайгинского городского объединения
профсоюзов (1928–1929 гг.), председателем Ачинского окрпрофбюро (с 1929 г.). Есть предположение о
том, что В.И. Рогалис был невинно осуждён в 1937 г. (ГАКО. П-3. Оп. 15. Д. 14530).
3 ГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 1081. Л. 8–8об.
4 Красное знамя. 16.01.1924. № 13; 9.12.1924. № 282.
1
2
13
дении газеты не возникало, а среди почти полностью обновившегося руководящего
состава местного партийного и государственного аппарата энтузиастов печатного
дела как-то не наблюдалось.
И только во второй половине 1930 г., когда возросла роль Тайгинского железнодорожного узла в выполнении задач 1-й пятилетки, а Яшкинского района (с административным центром – г. Тайга) – в обеспечении государства сельскохозяйственной продукцией, был организован постоянный выпуск районной газеты «На
полный ход», сменившей в начале 1932 г. название на «Сталинский путь», а в августе 1954 г. – на «Тайгинский рабочий»1.
Воссоздание профсоюзных организаций. Коммунисты, уже имевшие дореволюционный опыт, а также в 1917-1919 гг. опыт работы в профсоюзах, понимали,
что без привлечения рабочего актива, без профессиональных организаций будет
трудно решить задачи восстановления хозяйства, укрепления Советской власти.
В.И. Ленин рассматривал профсоюзы как школу, где рабочие учатся азам самоуправления, приобретают навыки организованной борьбы, стараются понять демократические процедуры и механизмы, которые обеспечивают проведение воли
трудящихся через свое выборное руководство, не допуская при этом перерождения рабочих лидеров. «Это организация воспитания, вовлечения, обучения, школа
управления, школа хозяйничанья, школа коммунизма. Место профсоюзов, так сказать, между коммунистической партией и государственной властью. Своеобразие
всё в сочетании профсоюзами 2-х черт: убеждение масс, резервуар власти»2.
Выполняя указания ЦК партии Томского губкома, уже в 20-х числах января
1920 г. оргбюро Тайгинского парткома начало восстанавливать профсоюзные организации, разогнанные Временным правительством. Первым в Тайге был воссоздан профсоюз железнодорожных рабочих и служащих, который сразу же занялся
организацией труда, быта и снабжения рабочих депо, станции, пути. В январе был
образован участковый комитет профсоюза (учкпрофсож) во главе с первым председателем В.И. Гибиным3, его заместителем Д.И. Докшиным и секретарем Е.Г. Любишкиным, который осуществлял руководство первичными профорганизациями на
линии от Болотной до Мариинска.
Затем был восстановлен профсоюз деревообделочников, объединивший всех
работников лесозаготовок в Тайгинском районе. Для успешного проведения работы по воссозданию аналогичных объединений, в феврале 1920 г. оргбюро парткоС тех пор газета «Тайгинский рабочий» ежегодно издаётся в г. Тайга. Лишь с апреля 1963 г. и весь
1964 г. она не выходила, т. к. была закрыта по решению Кемеровского обкома КПСС.
2 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 42. С. 388.
3 Гибин Василий Иванович родился в 1888 г. на Украине. Работать по найму начал в г. Черновцы, где
выполнял первые поручения социал-демократической группы. В 1917 г. до октября состоял членом партии левых эсеров, затем вышел из нее и занял место в рядах РСДРП(б). Вступил в красногвардейский
отряд, участвовал в революционной работе в Томске. Затем был направлен в Тайгу, чтобы наладить
работу отстающего участка депо – склада топлива. Здесь он создал профсоюзную группу, проводил политмассовую работу с железнодорожниками. Был избран членом учкпрофсожа и депутатом Совета, а в
январе 1920 г. - председателем воссозданного учкпрофсожа и членом Тайгинского парткома.
1
14
ма выделило инициативную группу из трёх коммунистов, которая приступила к
формированию профсоюзов на других предприятиях и в учреждениях.
В середине февраля свои профсоюзы появились у печатников, учителей, связистов, строителей. С 27 марта была организована неделя профдвижения, которая
конкретными делами оживила деятельность организаций. К маю создание профсоюзов в основном было закончено. Тайгинский партком 10 мая созвал совещание
представителей всех имеющихся профорганизаций, на котором были обсуждены
важнейшие задачи профсоюзного движения. Участники избрали бюро, объединившее все организации района. Работу бюро возглавил член партии с 1918 г. Николай Дмитриевич Перекрёстов.
Вначале новый орган занимался налаживанием связей с Томским губпрофсоветом и центром, но потом всё смелее и решительнее стал включаться и в хозяйственную работу. По его инициативе были отремонтированы электростанция, баня,
кинотеатр и другие социально важные для горожан объекты.
К началу 1921 г. районная профорганизация насчитывала 13 отраслевых
профсоюзов, в которых состояло 8870 членов. Самыми многочисленными были
учкпрофсож (6870 членов), профсоюз деревообделочников (730 членов) и союз советских работников (414 человек)1.
23 января 1921 г. на съезде уполномоченных учкпрофсожа были подведены
итоги работы за год. Уже на первом заседании были перераспределены руководящие должности. Новым председателем профсоюзной организации делегаты избрали Н.А. Зайцева, его заместителем – П.Н. Потапова (он же – заведующий политико-просветительным отделом парткома), секретарём оставили Е.Г. Любишкина
(он же – зав. инструкторским отделом), зав. комиссией нормирования – т. Дюрей,
зав. подотделом охраны труда – т. Столяренко и зав. общим отделом – т. Казак.
В отчётном докладе Любишкина и в выступлениях уполномоченных отмечалось регулярное проведение следующих мероприятий: заседаний ответственных
работников (6); технических совещаний (из них в службе тяги – 2, в остальных – 3)
с обсуждением вопросов о перестройке работы цехов, совершенствовании технологии работ и о снежных заносах; общих собраний по службам (в Тайге – 25, на
линии – 57), воскресников и субботников со средней посещаемостью 127 человек.
О своей работе отчиталась комиссия по охране труда.
Заседание съезда, как и все проводимые в тот период собрания общественности, традиционно закрылось пением Интернационала2.
А в воскресенье 27 февраля в районном театре после проведённого воскресника состоялся закрытый вечер, организованный отделом политпросвещения
парткома и отделом народного образования горисполкома в честь годовщины организации в Тайге профсоюзов. После приветственных речей В.М. Похлёбкина и
Н.Д. Перекрёстова в программе были разнообразные литературные и музыкаль1
2
Знамя коммуниста. 31.03.1921. № 19.
Знамя коммуниста. 27.01.1921. № 5.
15
ные номера с агитпьесой «Октябрь» в 3-х актах, в которой главную роль рабочего
не совсем удачно, по мнению зрителей, сыграл т. Аузин. В перерывах т. Вифлеемский сделал доклад о жизни и деятельности недавно умершего учёного-анархиста
П.А. Кропотника, играл ансамбль виртуозов-балалаечников, т. Ряхин читал басни
Демьяна Бедного и стихотворение «Красным паровозам», «но не замедлил испортить его декламацией, малопонятной для рабочих, мелко-мещанской пошлости»1.
1.2. Борьба с тифом.
После освобождения Тайги эпидемиологическая обстановка оставалась катастрофической. Станция и город в январе 1920 г. продолжали буквально задыхаться от огромной массы больных тифом. Госпитали (военный, дорожный, городской)
ещё больше переполнились, врачи не справлялись с лечением больных и сами заболевали тифом от контакта с завшивленными пациентами.
Ревком по указанию губкома учредил специальную комиссию под названием
Чекатиф во главе с председателем В.М. Похлёбкиным с целью борьбы с эпидемией. 26 января председатель телеграфировал в Томск, что Тайга полностью охвачена эпидемией, больных более 3 тыс. человек, и просил принять срочные меры
по разгрузке города от этого контингента.
Наибольший размах эпидемия приобрела среди железнодорожников: если в
декабре 1919 г. заболели 159 человек, то в январе – уже 361. В таких условиях
восстанавливать транспорт быстрыми темпами не представлялось возможным. Не
было ни одного дома, где бы не находился тифозный больной. Создавшееся положение являлось следствием тяжёлого наследия отступавшей колчаковской армии.
В конце января 1920 г. руководство Томского эвакопункта выделило специального уполномоченного для разгрузки станции от больных и организации там
изоляционно-пропускного пункта.
Уполномоченный прибыл в Тайгу, имея при себе четыре дезинфекционных
установки типа «Гелиос» и некоторое количество серы для дезинфекции. В первые
же часы пребывания на станции он провёл собрание с ответственными лицами, на
котором был принят следующий план:
– Тайгу немедленно разгрузить от больных и госпиталей (Томск, располагавший университетскими лабораториями для производства необходимых лекарств,
опытными кадрами лечебного факультета, большой группой студентов-медиков,
последний курс которых был в полном составе направлен на борьбу с эпидемией,
имел неизмеримо больше возможностей победить тиф);
– в первую очередь направить в Томск больных из госпиталя-распределителя,
занимавшего необходимые для железнодорожной станции помещения (залы 1, 2,
3-го классов, комнаты кондукторских бригад и другие);
1
Там же. 3.03.1921. № 13.
16
– военный госпиталь свернуть и после пополнения его хозяйственным инвентарём развернуть в Томске на 1–1,5 тыс. инфекционных коек;
– вслед за этим эвакуировать в Томск больных из 1-го сводного госпиталя, затем свернуть его мат. часть и также направить в Томск для последующего развёртывания на 1000 коек;
– разгрузить от больных находящийся на станции госпиталь № 141 (врач Попов) и оставить его в Тайге (госпиталь прибыл незадолго до этого, занял помещение кинематографа «Колизей», комнаты женских классов ж. д. училища и Петуховского лесничества, был хорошо обеспечен бельём, инвентарём, ваннами, имел 630
кроватей). От госпиталя намечалось выделить на станции в качестве филиала
изоляционно-пропускной пункт1.
В дальнейшем планировалось все проходящие поезда в Тайге проверять на
наличие заболевших, а имеющуюся санитарную летучку использовать для периодической (1 раз в неделю) разгрузки единственного госпиталя.
Реализация этого плана должна была обеспечить создание надёжного противоэпидемиологического барьера. План был одобрен Чекатифом, начальником Тайгинского эвакопункта и активно претворялся в жизнь.
К 10-13 февраля госпитали Тайги уже были освобождены от больных. В помещении железнодорожной школы до конца марта работал изоляционнопропускной пункт на 210 коек, начал функционировать дезинфекционный отряд, из
вагона-цистерны оборудовали дезинфекционную камеру. Для жилья железнодорожникам и медицинскому персоналу были выделены специальные вагоны. Ежедневно на станции госпитализировали до 20-25 больных из числа находившихся в
городе военнопленных и красноармейцев (а всего не более 30-38 человек в день).
С 13 марта Чекатиф объявил проведение недели принудительного сбора белья для тифозных больных. Семьи, имевшие на каждого члена от 4 до 5 пар сменного белья, были обязаны предоставить по 2 пары белья; от одной до двух простыней – отдать 1 простыню; имеющие от 3 до 5 мешков – выделить по 1 мешку, а
имеющие от 5 до 10 мешков – по 3 мешка. Сборы вещей велись успешно и, как отмечала газета, граждане добровольно несли бельё2.
План разгрузки Тайги был осуществлён при участии начальника эвакопункта
врача Яхлакова (ещё не успевшего оправиться от перенесённого сыпного тифа),
помощника врача Мармура, военного комиссара эвакопункта, а также уполномоченного Томского эвакопункта врача Перетца. Огромную энергию в обеспечении
составами для перевозки раненых, больных и госпиталей проявил комиссар станции Давыдов. К июню эпидемия была окончательно побеждена. В летние месяцы
на тайгинском кладбище среди погребённых тел умершие от тифа стали редкостью.
1
2
Рипп Г. Как боролись с тифом // Тайгинский рабочий. 8.12.1979. № 146.
Сибирский коммунист. 20.03.1920. № 51.
17
1.3. Восстановление железнодорожного транспорта
Железнодорожный транспорт Сибири вышел из Гражданской войны в разрушенном состоянии. Для его восстановления не хватало рабочих рук, специалистов,
материалов, инструмента, топлива. Не все инженеры и служащие ведомства были
лояльны к новой власти.
После капитального и подъёмочного ремонта все депо Томской железной дороги в январе смогло выпустить только 7 паровозов, в феврале – 8, в марте – более 10, апреле – 19. За первые три месяца удалось отремонтировать около 100 вагонов. Движение грузов почти прекратилось. В отдельные сутки дорога не отправляла ни одного состава, в январе оборот вагона составил 56 суток (!), в феврале –
41 сутки, в апреле – 111. Прошло 5 месяцев мирного времени, но даже в мае
1920 г. в Тайге насчитывалось лишь около двух десятков исправных паровозов.
Таким образом, восстановление транспорта, без которого было невозможно восстановление всего народного хозяйства, стало важнейшей партийной и государственной задачей.
Исполнявший в течение короткого времени обязанности наркома путей сообщения Л.Д. Троцкий писал: «…[по стране] к весне процент больных паровозов
должен дойти до 75%. Так утверждали лучшие специалисты. Железнодорожное
движение теряло при этом всякий смысл, так как при получении 25% полуздоровых
паровозов можно было лишь обслуживать потребности самих железных дорог,
живших на громоздком древесном топливе»2.
На призыв В.И. Ленина «Все за работу по восстановлению транспорта»3 железнодорожники Тайги ответили трудовым подъёмом, организацией субботников и
воскресников, мероприятиями по укреплению трудовой дисциплины. Несмотря на
эпидемию тифа, партком в январе провёл несколько воскресников по расчистке и
восстановлению станционных и тракционных путей, депо, мастерских, подвозке
топлива, а затем и по ремонту подвижного состава.
«По деповскому гудку, – воспоминал их участник Н. Миляев, – на первый коммунистический субботник в Кузбассе вышла вся трудовая Тайга.
Комиссар паровозного депо Д.Ф. Усачёв перед началом работы выступил с
краткой речью. Он сказал:
– Над нашим родным городом снова взвилось Красное знамя. Но враг ещё не
добит. Красная Армия преследует его. Наше же дело – быстрее восстановить разбитые паровозы и обеспечить своевременную подвозку боеприпасов и продовольствия для бойцов наступающей Красной Армии.
Заключительные слова комиссара были встречены громом аплодисментов и
криками «Ура». Бригады слесарей тут же принялись за восстановление паровозно1
2
3
Тайгинский рабочий. 11.07.1968. № 81.
О мобилизации 5000 членов партии // Правда. 1920. 4 марта.
Ленин В.И. Полн. Собр. соч. Т. 30. С. 407.
18
го парка. К вечеру уже был отремонтирован паровоз ОВ № 4033, поставлен под
пары и отправлен в рейс. Вёл локомотив машинист Меркурий Леонов.
Ещё через день на отремонтированных паровозах стали подвозить топливо.
Анжерские шахтёры для Тайги отгрузили 4 углярки топлива. Так начало оживать
хозяйство, заработали станки, электростанция, всё больше и больше выходило из
ворот депо отремонтированных паровозов…. Каждую субботу, вплоть до мая
1920 г., мы выходили в цеха депо, на железнодорожные пути, наводили порядок,
расчищали парки приёма и отправления поездов от сваленных вагонов, всевозможного хламья и мусора. На коммунистические субботники выходили дружно, с
революционными песнями. Люди трудились самоотверженно. А ведь не секрет, что
порой приходилось выходить на работу, не имея куска хлеба»1.
Морально-политическая атмосфера, сопровождавшая процесс возрождения
железнодорожного транспорта, формировалась под влиянием двух основных тенденций. С одной стороны, люди на производстве переживали период подъёма революционного энтузиазма, когда в рабочей массе зарождалось ощущение приближения эпохи равенства, после изнурительных военных лет наступили мирные времена с начинающим движением общества по формированию общегосударственной собственности, повседневное наращивание которой воспринималось как путь к
материальному благополучию всех жителей Советской республики. Активная часть
поколения Победителей, следуя учению своих вождей и благодаря результатам
достигнутых политических побед, начинало воспринимать себя коллективным
творцом в раздувании «пожара мировой революции», и эти настроения являлись
действенным инструментом мобилизации трудовых коллективов.
С другой стороны, Троцкий, будучи председателем Реввоенсовета и приняв
на себя обязанности наркома путей сообщения, быстро распространил на транспортное хозяйство методы военной дисциплины и чрезвычайные меры. Железнодорожникам приходилось работать в атмосфере страха и режима принуждения. В
наказание за снижение показателей производительности труда на дорогах власть
стала организовывать судебные процессы. Для улучшения дел 30 января 1920 г.
постановлением Совета Рабоче-Крестьянской Обороны объявлялась повсеместная трудовая мобилизация лиц от 18 до 50 лет ведущих железнодорожных профессий (машинистов, слесарей, монтёров и др.). На транспорт принудительно возвращались ранее ушедшие из него специалисты. В течение 1920 г. деятельность
подразделений стала перестраиваться на основе принципов единоначалия и централизации управления. Было введено планирование ремонта и содержания паровозов.
Для скорейшего возрождения транспорта партия направила 5000 коммунистов. В стороне не осталась и Тайгинская парторганизация. Члены парткома 8 апреля 1920 г. обсудили вопрос о направлении на железную дорогу коммунистов
тт. Квятковского, Манцевича, Лоскутова, Перегудова, Б. Поварницина и других –
1
Тайгинский рабочий. 24.04.1973. № 48.
19
всего 9 человек – для использования на партийно-политической и хозяйственной
работе. На заседаниях парткома и учкпрофсожа были заслушаны отчёты начальников и комиссаров служб о состоянии транспортных цехов и мерах по улучшению
их работы. Для организации и более продуктивного использования субботников
при райкоме партии был создан специальный подотдел в составе тт. Зайцева (от
учкпрофсожа), Данилова (от ревкома) и Перекрёстова (от бюро профсоюзов).
Как и на всей Сибирской магистрали, в Тайге были проведены недели транспорта, фронта, ремонта и т. д., во время которых большинство населения занималось восстановлением Тайгинского ж. д. узла и перегонов Тайгинского участка.
Так, на общем собрании Тайгинской парторганизации 4 февраля 1920 г. после
обсуждения доклада Похлёбкина «О неделе фронта» было решено следующее:
1. В течение всей недели рабочие и служащие должны работать на два часа
больше обычного, т. е. 10 часов.
2. Все коммунисты организаций и учреждений в это время должны выходить в
депо на ремонт паровозов и вагонов.
3. Рабочие должны провести отчисление однодневного заработка в фонд помощи Красной Армии.
4. Население города должно организовать сбор средств для Красной Армии.
Особое внимание обращалось на службу движения, где некоторые специалисты-служащие равнодушно, если не холодно, относились к Советской власти.
Оживлённо и продуктивно проходили «недели транспорта». Первая из них
была организована с 1 марта 1920 г. На станции Тайга на время её проведения
была введена круглосуточная работа всех цехов депо. Несмотря на то, что более
половины рабочих переболели тифом, не хватало сырья, материалов и топлива,
железнодорожники сделали много для возрождения узла, усиления его пропускной
способности.
Не все подразделения сразу включались в проводимые общие мероприятия.
Так, в первой «неделе транспорта» не участвовало Управление коменданта станции Тайга, хотя вначале намерения её коммунистов были самые серьёзные. Секретарь партийной ячейки т. Мережников связывал провал в организации кампании
со слабой внутрипартийной дисциплиной. В этой связи было решено более ответственно подойти к мобилизации всего коллектива Управления для участия во 2-й
«неделе транспорта» (31марта – 2 апреля 1920 г.) и ввести за неявку на собрания
без уважительных причин следующие меры: за первый случай – штраф в размере
100 руб., за второй – 250 руб., а за третий – исключение из партии1.
Большое мобилизующее значение, например, имела общегородская беспартийная конференция, проведённая в апреле 1920 г. (председатель – т. Докшин,
секретарь – т. Любишкин). Её участники обсудили два доклада: «Трудовой фронт и
хозяйственное строительство» (докладчик П.Н. Потапов) и «Продовольственный
1 ГАТО. Ф. ф-214. Оп. 1. Д. 621. Л. 21об. Член парткома города, военный комендант станции М. Ефименко, узнав о штрафах, указал на недопустимость в партийной организации подобной меры наказания.
20
вопрос» (докладчик райпродкомиссар Энгельбер Штраух, 25 лет).
В решении по первому вопросу говорилось следующее: «Учитывая тяжёлые
условия борьбы с внутренними и внешними врагами (капиталистами), мы заявляем, что только усиленной работой по поднятию хозяйственно-экономической жизни
страны, держа в одной руке молот, а в другой – винтовку, мы можем идти по пути
возрождения, тем самым укрепляя Советскую власть и приближаясь к социализму». Против данной резолюции никто не голосовал, но воздержались 5 человек.
По докладу т. Штрауха решили считать продовольственную политику Советской власти правильной, а введение продразвёрстки в период военного коммунизма – вынужденной и временной мерой. Позже – в октябре 1920 г. райком партии в
помощь селу направил 14 коммунистов (тт. Кузьменков, Ф. Ковриго, Киселёв, Кублицкий, Зимакин и др.)1. Таким образом, крепла новая социалистическая дисциплина труда.
1 мая 1920 г. к 8 часам утра коммунисты, члены профсоюзов и красноармейцы (всего 1265 человек) со знамёнами собрались у народного дома (будущий кинотеатр им. Крупской). Играл духовой оркестр. После митинга его участники разделились на 13 отрядов и разошлись на первомайский субботник, длившийся 6 часов. В
течение этого времени они сносили ветхие строения по улицам Пролетарской и
Почтовой, на вышке Петуховского лесничества водрузили сделанный из листового
железа красный флаг2. Остальные работы велись на железной дороге, впоследствии оценённые в 25000 рублей. По окончании субботника со знамёнами и пением
люди прошли на перрон вокзала, где их с приветствием встретили дети, от имени
которых выступила учащаяся II ступени железнодорожного училища Романа Квапинская. Новый митинг собрал 5–6 тысяч участников. Под звуки революционных
песен все отправились к месту закладки проспекта Пролетарского, где и состоялось его торжественное открытие. В 6 часов вечера одновременно в двух театрах
(райтеатре и нардоме) состоялись концерт-митинг и спектакль по пьесе М. Горького «На дне». Для детей утром было устроено несколько сеансов кинематографа в
нардоме (бывший «Колизей» Лобжанидзе), в течение которых маленькие зрители
получали чай с конфетами и булками, а также были розданы подарки – платья в
количестве более 5 тыс. штук3.
В июле-августе 1920 г. на всех сибирских магистралях, в том числе и в Тайге,
был проведён «Красный месяц труда», который также содействовал ускорению
темпов ремонтно-восстановительных работ. Только с 8 по 15 августа, как сообщал
дорполитотдел Томской, на магистрали было проведено 326 субботников, в которых участвовало более 25 тыс. человек, т. е. около 70% железнодорожников. А с
14 по 20 июня проводилась «неделя труда». Тысячи железнодорожников и членов
их семей в это время ремонтировали паровозы и вагоны, мастерские и оборудова1
2
3
Елизаров И.В. В борьбе за возрождение транспорта // Тайгинский рабочий. 9.06.1970. № 69.
ГАТО. Ф. 214. оп. 1. д.122. Л. 53.
Знамя коммуниста. 6.05.1920. № 35.
21
ние, подбивали или меняли шпалы на линиях. Заработанные деньги отправлялись
в помощь красноармейцам, сражающимся против панской Польши.
25 июля в честь II Конгресса III Коминтерна был проведён грандиозный воскресник. После короткого митинга 1243 железнодорожника с членами семей, рота
красноармейцев с военкомом Борисовым с песнями и красными флагами отправились на объекты работ. Самая трудоёмкая их часть досталась красноармейцам:
они поднимали из-под откоса сваленные колчаковцами вагоны. Праздник закончился пением «Интернационала» и концертами-митингами на предприятиях. Заработанные 33530 рублей пошли на восстановление транспорта и в фонд III Интернационала.
Большую помощь в мобилизации трудовых усилий железнодорожников оказал
агитационный поезд ВЦИКа, который в июле 1920 г. находился в распоряжении
политотдела Томской железной дороги. На станциях и разъездах его коллектив
провёл несколько концертов, митингов и лекций о положении Советской республики, которые с большим интересом и радостью были восприняты железнодорожниками. Общественно-политическая жизнь по-настоящему кипела.
В августе Центральный Комитет РКП(б) утвердил Положение о субботниках.
Документ регламентировал порядок организации трудовых кампаний, ответственных лиц, форму отчётности о результатах, обязанности их участников. В частности,
каждый член партии ежемесячно должен был не менее двух раз потрудиться безвозмездно, в случае неявки без уважительных причин предусматривались такие
меры наказания, как объявление предупреждения или порицания, принудительное
направление на неделю на работы по указанию местного комитета труда, перевод
из членов партии в кандидаты. Сведения о беспартийных, замеченных в недобросовестном отношении к субботникам, сообщались в профсоюз для дальнейшего
воздействия. Право на освобождение имели лица моложе 16 лет, беременные
женщины со сроком менее 8 недель до предполагаемых родов и освобождённые
больные1.
В сентябре в Тайге достаточно активно прошли «Неделя крестьянина» и «Неделя ремонта». Во время «Недели крестьянина» деповские коммунисты организовали 4 ремонтные бригады (от 25 до 30 человек в каждой), по одной на волость, в
составе которых было по 3-4 слесаря для ремонта сельскохозяйственной техники.
Оставшиеся деповчане работали за уехавших товарищей, продлив свой рабочий
день на 3 часа. В деревнях мужики не сразу поняли мотивы самоотверженной помощи горожан, подозревая, что за неё в будущем придётся расстаться с урожаем
(по жёстким нормам продразвёрстки приблизительно так и произошло).
К этому времени в рабочей массе уже накопилась некоторая усталость от постоянных субботников, отрывавших глав семей от домашнего хозяйства, для многих являвшегося важным, если не основным, подспорьем в обеспечении домочадцев продуктами питания. При обсуждении масштаба помощи крестьянам на собра1
Знамя революции. 21.08.1920. № 176.
22
ниях от некоторых присутствовавших звучали двусмысленные возражения: «Что
мы тут хорошего сделаем, зачем пойдём крыть чужую крышу, когда здесь много
раскрытого стоит… опять неделя… опять новые сверхурочные»1. Трудно проходила «Неделя ребёнка», объявленная 14 ноября. В начале ноября в «Неделю помощи фронту» люди поштучно приносили старенькую верхнюю одежду и нижнее бельё. Больше жертвовать было уже нечего, всё лишнее, да и многого необходимого
отдали.
В сентябре на Томской дороге, как и на других магистралях, были созданы
«учкчетвёрки» (в составе представителей от учкпрофсожа, учкполита и парткома)
для содействия выполнения боевых приказов № 1042 и 1057 по ремонту подвижного состава2. Одной из активных «четвёрок» была тайгинская, которую возглавлял
Николай Алексеевич Зайцев. По её инициативе только в ноябре было проведено
30 ударных кампаний, в которых участвовало 2092 человека. Заработанные 53135
рублей пополнили фонд восстановления транспорта и в помощь были направлены
труженикам села3.
В 1920 г. в Тайгинском депо появляются свои ударники производства. Об этом
писал в декабре П.Н. Потапов, рассказывая о героическом поступке ремонтников.
В начале декабря из Томска прибыло два состава, направлявшихся в сторону Омска. Но осмотр паровозов показал, что они не исправны и дальше идти не могут.
Локомотивы отцепили и отправили в депо. За их ремонт дружно принялись слесари Захаров, Каплин, Ширко, Болезнин, Тарунов, Рожевич, Пироженко, Кухта, Епифанов, Шинкевич, Русецкий и Хайновский. 32 часа они не выходили из цеха, произведя двум паровозам чуть ли не средний ремонт. После этого локомотивы были
поданы под составы и отправлены на запад4.
В городской газете появилась своя Красная доска. Так, в середине ноября в
этой рубрике оказались имена сапожников мастерской Продуча (Перминова, Свиридова, Кащеева, Калашникова, Воронова, Соловьёва, Ларина, Богарникова,
Кравцова, Маркова, Козлова, Кожемяченко, Дубовец, Никитина, Пацулло и др.), которые накануне больших морозов во внеурочное время бесплатно починили
школьникам горы обуви5.
Тайгинская партийная организация проводила большую массоворазъяснительную работу среди железнодорожников и пассажиров. Только в станционном агитпункте с августа 1920 г. по февраль 1921 г. были проведены: 51 митинг, 75 концертов и спектаклей, 48 бесед и консультаций. Активисты распространили среди населения и проезжающих более 80 тысяч экземпляров газет, плакатов, листовок, а также 6449 книг и брошюр. В августе культурно-просветительный
кружок при агитпункте предоставил зрителям возможность сравнить два направле1
2
3
4
5
Знамя коммуниста. 12.09.1920. № 86.
Знамя революции. 14.09.1920. № 195.
Елизаров И.В. Так развивался Великий почин // Тайгинский рабочий. 1.04.1975. № 39.
Знамя революции. 19.12.1920.
Знамя коммуниста. 11.11.1920. № 101.
23
ния своего сценического творчества: индивидуальное, продемонстрированное игрой в авторской пьесе «Облава»; и коллективное, представленное свободной импровизацией актеров в пьесе «Жертва свободы» при отсутствии текса1.
28 ноября 1920 г. в Тайге на 2 часа остановился агитационный поезд «Октябрьская революция», на котором Председатель ВЦИК Михаил Иванович Калинин
совершал поездку по Сибирской магистрали. Заблаговременно извещённые рабочие и красноармейцы (3 тысячи человек) вплотную, плечом к плечу задолго до митинга заполнили большой зал агитпункта вокзала. Всесоюзный староста выступил
с небольшой речью о значении воскресников как пути к коммунизму, о кровной связи заброшенных в леса и сугробы тайгинских рабочих с рабочими центра. «Я от
души пожелаю тайгинским рабочим успешной борьбы с разрухой на благо всего
государства»2, – закончил свою речь Калинин, и собравшиеся тут же проводили
своего дорогого гостя.
Всего в Тайге по неполным данным в 1920 г. было проведено более 160 воскресников и субботников. Результатом предпринятых усилий в конце 1920 г. являлось то, что по Тайгинскому участку продвигалось уже 6–8 пар поездов в сутки, но
этого было явно недостаточно даже для перевозки в европейскую часть страны
ещё не вывезенных из Сибири пленных и беженцев. Для регулирования процесса
их перемещения с мая были введены специальные пропуска на проезд. Самовольно выехавшие подлежали задержанию и отправке на принудительные работы3.
Ввиду неудовлетворительного снабжения железнодорожников продовольствием, одеждой, вследствие тяжёлых условий труда сохранялся отток рабочих с
транспорта. Это явление стало массовым уже к осени 1920 г. Во исполнение распоряжения Правительства, приказом Тайгинского исполкома от 24 августа для
успешной борьбы с трудовым дезертирством по городу и району была организована комиссия (Райкомтруддезертир) в составе т. Козлана (председатель от исполкома), т. Кочергина (от бюро профсоюзов) и Вершинского (народный судья)4. В сентябре выезд из Сибири, кроме специального на то разрешения Томского Губтруддезертир, был запрещён.
В октябре Совет Труда и Обороны (СТО) республики принял решение о проведении «недели добровольной явки дезертиров» на производство. Выполняя это
постановление, партийные, профсоюзные и хозяйственные организации Томской
дороги каждодневно контролировали выход на работу. Действенной мерой в борьбе с прогулами являлись наказания. В ночь на 2 сентября в городе была произведена облава на уклоняющихся от трудовой повинности. Два десятка обнаруженных
«уклонистов» отправили на общественные работы. Так, 5 сентября тайгинская ко1
2
3
4
Знамя коммуниста. 1.09.1920. № 82.
Знамя коммуниста. 5.12.1920. № 104.
Знамя коммуниста. 6.05. 1920. № 35.
Знамя коммуниста. 25.08.1920. № 80.
24
миссия Труддезертир постановила «за уклонение от работ и манкирование ими»
подвергнуть принудительному труду без оплаты с лишением свободы на 10 дней
Лозовского Х.Х., на 1 месяц без лишения свободы – Баранову А.П., квартальному
старосте Кочурину отработать два воскресенья, мастеру Продуча Сапожникову
сделать внушение и отработать «прогульные» часы без оплаты, Буцилина за
опоздание из отпуска на 1 день и неявку по вызову в суд обязать отработать 24 часа без оплаты1.
Невозможно представить картину массового проявления трудового энтузиазма и героизма без наличия грамотных управленцев. Несомненно, большой вклад в
дело восстановления транспорта и всего железнодорожного хозяйства Тайгинского
узла внесли его непосредственные руководители. В 1920 г. начальником станции
работал т. Дейнека, которого в феврале 1921 г. сменил его помощник т. Крюков2,
начальниками депо служили А.П. Коротков (1919-1920 гг.) и Н.Ф. Соколов (19201923 гг.). В условиях производства нередки были случаи самоотверженного труда.
Однажды в феврале 1921 г. на угольной эстакаде вышел из строя транспортёр. Заправка паровозов топливом прекратилась. Это грозило задержкой движения
поездов. Слесарь Дымбовский вместе с кузнецами Баклановым и Середой, закончив свою смену, взялись исправлять повреждение. Они трудились с 7 часов вечера
до 4-х утра. Поломка была устранена и эстакада заработала3.
Газета «Знамя коммуниста» 27 марта 1921 г. сообщала о замечательном труженике, скромном человеке 55-летнем Кузьме Степанове, который имел право
пойти на пенсию. Но он так сжился с депо, что вне его не мыслил своей жизни.
Больше недели, когда в депо не хватало рабочих рук, он по 12 и более часов не
выходил из цеха, выполнял ответственные операции по ремонту паровозов4.
В течение 1920–1921 гг. проблема дефицита квалифицированных кадров не
была решена. На Томской дороге большим злом стали прогулы, опоздания, недобросовестное отношение к своим обязанностям. Некоторые «шкурнически» настроенные рабочие занимались воровством, спекуляцией, не посещали воскресники, а
на собрания ходили тогда, когда обсуждался вопрос о распределении одежды и
обуви.
На прошедшем в марте 1921 г. собрании комячейки службы тяги отмечалось,
что некоторые слесари, если и выходят на работу, то занимаются изготовлением
ножей, топоров, лопат и т. д. на продажу, а администрация депо слабо борется с
этими явлениями. Коммунисты решили усилить борьбу за укрепление трудовой
дисциплины и в связи с 2-недельником весенней помощи селу увеличить (для партийцев) рабочий день на 4 часа.
Обстановка была настолько сложной, а различные мобилизационные кампа1
2
3
4
Там же. 3.09.1920. № 83; 6.09.1920. № 85.
Знамя коммуниста. 20.02.1921. № 10.
Знамя коммуниста. 12.03.1921. № 15.
Знамя коммуниста. 27.03.1921.
25
нии, ударные недели так часты, что некоторые члены РКП(б) не выдерживали
бремя неоплачиваемой нагрузки и подавали заявления о выходе из партии. Партком же требовал обратное – роста рядов авангарда рабочего класса. С этой целью
30 января 1921 г. на общегородском собрании Тайгинской парторганизации после
обсуждения доклада делегата VIII Всероссийского съезда Советов (В.М. Похлёбкин) был поставлен вопрос о проведении двухнедельника по «углублению и укреплению» рядов РКП(б)1.
Работа по восстановлению транспорта в 1921 г. ещё не закончилась. В стране
шла борьба против внутренней контрреволюции, Красная Армия вела бои с войсками Врангеля и Польши. Не хватало самого необходимого, особенно продовольствия, а к лету в ряде регионов, особенно в Поволжье, разразился жесточайший
голод. В некоторых центральных губерниях колоссальным бедствием стала эпидемия тифа, уносившая сотни тысяч жизней. На железной дороге по-прежнему
остро ощущался дефицит оборудования и материалов для ремонтных работ, которые по существу превратились в латание совершенно изношенного паровозного
парка. Вроде бы «отремонтированные» локомотивы после короткого пробега вновь
становились «больными». Масштабный охват населения субботниками давал свои
результаты на вспомогательных работах: земляных, по санитарной уборке территорий, сносу ветхого жилья, заготовке дров и т. д., – но для кардинального изменения положения на транспорте этого было явно недостаточно.
Большим тормозом в работе железной дороги являлись саботаж и вредительство антисоветских элементов. На практике ещё не во всех цехах сложились производственные отношения на основе единоначалия и централизованного руководства. Рабочие недоверчиво относились к служащим, несколько раз в неделю коммунисты после работы на 2-4 часа организовывали всевозможные собрания, совещания с активом, что, в целом способствовало вовлечению широких масс в процесс самоуправления, воспитанию на основе социалистических идей, но вело к
обесцениванию значения инженерного труда. Представители партийных органов
часто вмешивались в дела управленцев, не обладая при этом требуемым уровнем
профессиональных знаний, руководствуясь революционной целесообразностью.
Эффективной работе серьёзно мешали милитаристско-бюрократические методы, внедряемые на транспорте Троцким. Один из руководителей профсоюзов
Сибири Н. Лебедев в феврале 1921 г. отмечал, что эти методы стали «сводить на
нет самодеятельность рядовых членов (профсоюзов – Н.М.) и задерживать возрождение транспорта… Военные методы отпугивают массы»2.
1.4. Деятельность горсовета
К маю 1920 г. Тайгинскому парткому удалось сформировать актив из комму-
1
2
Знамя коммуниста. 6.02.1921. № 7.
Молот. 22.02.1921.
26
нистов и им сочувствующих, на который можно было опереться в процессе выстраивания полноценной системы общественного самоуправления: на выборах
представительного органа власти – городского Совета. В населённых пунктах Томской губернии аналогичная кампания уже начинала набирать обороты.
Первое заседание комиссии по выборам в составе т. Похлёбкина (от парткома), т. Потапова (от ревкома), т. М. Ефименко (военком), т. Любишкина (от учкпрофсожа) состоялось 2 мая. Итогом встречи явились следующие решения:
– составление списков избирателей поручить профсоюзам (такой подход гарантировал организацию широкого обсуждения кандидатур в трудовых коллективах);
– отпечатать и широко распространить инструкции и положение о выборах;
– партийным ячейкам составить списки кандидатов в депутаты и представить
в комиссию (на самом деле список кандидатов был уже готов и утверждён парткомом в тот же день)1. 3 мая уполномоченные учкпрофсожа на собрании постановили немедленно до 5 мая составить списки избирателей.
4 мая комиссия по выборам, учитывая то, что в Тайге количество жителей не
превышает 20 тыс. человек (на самом деле в феврале было учтено 14735 человек), включая ещё не выехавших военнопленных, беженцев, красноармейцев, по
примеру дореволюционных выборов в Тайгинскую управу определила численность
депутатского корпуса в 25 членов и 15 кандидатов. Всем наиболее важным железнодорожным цехам были выделены квоты по выдвижению кандидатов в депутаты.
К голосованию в силу непростой политической обстановки не были допущены не
состоящие в профсоюзах и неработающие лица.
Вечером прошло ещё одно заседание, уже с приехавшим представителем
центральной избирательной комиссии из Томска т. Дементьяновым. Дни, время и
место голосования определили: 7 мая с 16.30 (служба пути в железнодорожной
школе); 8 мая с 18.00 (служба движения, телеграф, материальная и милиция в ж.
д. школе); 8 мая с 15.00 (городские профсоюзы в здании Советского театра или
бывшем Колизее); 9 мая с 15.30 (служба тяги в здании нового депо) и с 13.00 (гарнизон в ж. д. школе)2.
5 мая комиссия заслушала отчёты о составлении списков избирателей и
утвердила их. Результаты состоявшихся выборов 10 мая было решено передать
для утверждения в новый Совет рабочих и красноармейских депутатов. Стремительное проведение выборной кампании свидетельствовало о высоком организационном потенциале парткома и учкпрофсожа, их безоговорочной поддержке со
стороны рабочих.
В середине мая прошло первое заседание нового органа самоуправления города. Из 3836 выявленных избирателей (19% от численности населения) своим
1
2
ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп.1. д. 331. Л. 169.
ГАТО. Ф. р-53. Оп. 1. Д. 23. Л. 1, 3–8.
27
правом выбора воспользовались 2570 человек (67%). Все намеченные кандидаты
ввиду отсутствия альтернативы стали депутатами (см. таблицу 2).
Депутаты Тайгинского Совета рабочих и красноармейских депутатов от РКП(б),
избранные 9 мая 1920 года (ГАТО. Ф. р-53. Оп. 1. Д. 23. Л. 14).
Таблица 2.
от службы тяги
Любишкин Ефрем Гаврилович
Зайцев Николай Алексеевич
Похлёбкин Василий Михайлович
Скавронский Иосиф Генрихович
Ланге Пётр Петрович
Рогалис Виктор Иосифович
Потапов Пётр Николаевич
Докшин Дмитрий Иванович
Вершинский Николай Иванович
Рябов Григорий Степанович
Ивченко Василий Прохорович
Данилов Дмитрий Никандрович
Кожемяченко Нестор Антонович
Никитин Дмитрий Степанович
кандидаты к ним
Усачёв Фёдор Дмитриевич
Бубнов Игнатий Афанасьевич
Дурей Михаил Фомич
Самарцев Роман Иванович
Яковлев Семён Маркелович
Поварницын Борис Иванович
Краснощёков Пётр Алексеевич
служба пути
Сальников Тимофей Михайлович
кандидаты к ним:
Паньков Кирилл Георгиевич
Беркович Шандор
Глушков Ефим Михайлович
Шално Никодим Никодимович
служба движения, телеграфа и материальная
Касимцев Павел Лаврентьевич
кандидаты к ним:
Кукель Юлиан Иосифович
Гурьев Михаил Тимофеевич
Гибин Василий Иванович
Сечейко Семён Яковлевич
от гарнизона г. Тайга
Ефименко Мартирий Илларионович
кандидаты к ним:
Ушаков Александр Александрович
Борисов Александр Михайлович
Зинштейн Иннокентий Владимирович
Ласовский Пётр Осипович
от профсоюзов г. Тайга
Перекрёстов Николай Дмитриевич
Тронко Ян
кандидаты к ним:
Шашарин Владимир Степанович
Киселёв Яков Фёдорович
Председателем исполкома и одновременно горсовета стал В.М. Похлёбкин,
обязанности его заместителя исполнял М. Ефименко, а секретаря – кооптированный в горсовет Н.С. Доставалов.
Весь управленческий аппарат исполкома, являвшегося хозяйственным органом, состоял из членов парткома. Его первые отделы возглавили: отдел труда и
социального обеспечения (собес) – В.И. Рогалис (с мая), Д.Н. Данилов (с августа),
Д.И. Докшин (с октября); отдел народного образования (наробраз) – Эпштейн (с 17
мая), В.И. Рогалис (с июня); отдел народного хозяйства – И.Г. Валентик; продовольственный отдел – Г.С. Рябов; жилищный отдел – В.П. Ивченко; здравотдел –
Гаврилова (с 23.04.1920 г.); отдел управления – Гурьев М.Т.; гор- уездную милицию
– И.Г. Скавронский (с 06.1920 г.), затем отозванный в губЧеКа, А.А. Ислентьев (с
конца августа). Их названия отражали основные направления деятельности исполкома.
28
Первые шаги по нормализации обеспечения города продовольствием были обсуждены
на пленуме горсовета 16 июля
1920 г. Заведующий продовольственным отделом т. Рябов в докладе сообщил о чрезвычайно скудных запасах,
оставшихся в наследство от
прежней власти. В течение
прошедших двух месяцев в деревни Тайгинского района были направлены рабочие отряды для проведения продразвёрстки крестьян. Половина заготовленного хлеба и сельхозпродуктов доставалось организации, пославшей продотряд, другую половину сдавали
в заготконтору Томского губернского продовольственного Слева направо Мармурко А. (председатель горсовета 1930
комитета. В здании вокзала для г.), Кожемяченко Нестор Антонович (депутат горсовета 1920
железнодорожников была от- г.), Кухаренко. (КОКМ. Ф. 12. Д. 9. Л. 16) фото 1920-х гг.
крыта столовая на 500 обедов в день, на летних детских площадках организовано
питание на 1000 человек, заработала пекарня с выпечкой 50 пудов хлеба в день,
заложен огород, на котором посажено 4 десятины картофеля и 10 тыс. кочанов капусты.
С докладом от Продуча (потребительное общество железнодорожников) выступил т. Краснощёков, который сообщил, что железнодорожники с переводом на
усиленный паёк вместо зарплаты стали гарантированно получать продукты по карточкам: муку, масло, чай, крупу, табак, соль, мануфактуру, бельё, обувь. Для ремонта обуви открыли сапожную мастерскую, строится погреб, в то же время требуется замена паровой машины на мельнице (приспособленный для этой цели старый паровоз пришёл в негодность). В выступлениях присутствовавших отмечались
ошибки в распределении продовольствия (т. Борисов), невыполнение крестьянами
хлебной развёрстки (т. Гибин). В принятом решении отмечалась необходимость
выделения коммунистов для более тесной работы с деревней и ведения решительной борьбы со спекулянтами. Свободные цены на молочную продукцию депутаты запретили, а излишки от покрытия потребностей семьи хозяина коровы обязали по продразвёрстке сдавать в продотдел исполкома из расчёта 3 ведра молока
в год с одной коровы по твёрдым ценам с последующим обеспечением в первую
29
очередь детей и больных. Своевременно и качественно выполнившие свою норму
обыватели получали право в виде премии за наличный расчёт приобрести фунт
соли и четверть фунта мыла1.
В первой половине мая всех лиц, занимавшихся шитьём обуви, владельцев
сапожных и шорных мастерских новая власть обязала пройти перерегистрацию в
отделе народного хозяйства с целью последующего налогообложения и учёта этой
группы ремесленников, необходимой для функционирования городского и ведомственного гужевого транспорта (основного на тот период). Всем домовладельцам
вменялось в обязанность вести домовые книги и прописывать там всех квартирантов не позднее трех дней со времени их прибытия2.
В целях учёта трудовых ресурсов в январе 1920 г. была открыта биржа труда.
Только за 9 месяцев в качестве безработных на ней зарегистрировались 1891
мужчина и 1081 женщина. В течение года они распределялись на рабочие места
согласно поданным работодателями заявкам. На 1 октября в очереди осталось 84
человека, из них 72 женщины. Накопились и неудовлетворённые заявки на 22 конторщика, 6 металлистов, 19 деревообделочников, 3 пекарей и по другим специальностям – на 67 человек3.
Планирование хозяйственной работы, военной защиты страны, развития образования и других сфер внутренней государственной политики, несомненно, требовало более точного учёта жителей страны. Поэтому в конце сентября в РСФСР
была организована перепись домохозяйств, населения и перерегистрация бывших
военнопленных (последняя проводилась в отделе эвакуации). Численность населения по регионам стремительно менялась. Так, к осени вследствие случившегося
в центральных губерниях неурожая в Сибирь были вывезены до 800 тысяч переселенцев, положение которых оказалось просто катастрофическим. Часть из них
останавливалась на станциях Томской ж. д., и власти не знали, что делать с людьми, в массовом порядке прибывающими уже больными тифом, обносившимися и
давно голодными. На транспорте требовались только специалисты. Люди в одиночку и семьями разбредались по деревням, но и там в дополнительных работниках не нуждалась. Из приезжих выжили единицы: те, кому всё-таки повезло устроиться на заработки. Остальные, так и оставшиеся на улице, при равнодушном отношении местного населения (в голодное время человеческая жизнь обесценилась) к декабрю тысячи погибли от истощения и переохлаждения.
В ходе проведённой кампании переписчики зафиксировали население города
в количестве 12035 человек обоего пола, в том числе в Забурье 2641 чел. В Новом
посёлке насчитали 2663 человека. Застроенных владений зарегистрировали: в городе 459, Забуре 398, в Кабинете 155 и Новом посёлке 208. Численность женского
населения на 308 человек превосходила мужское. Часто встречались семьи с 131
2
3
ГАТО. Ф. р-53. Оп. 1. Д. 181. Л. 24–25.
Знамя коммуниста. 7.05.1920. №. 36.
Знамя коммуниста. 11.11.1920. № 101.
30
ю,10-ю, 9–ю детьми и чуть менее. Переписчики обнаружили трёх стариков в возрасте 115, 110 и 100 лет. Если скот удалось учесть без видимых проблем, то поголовье домашней птицы хозяйки упорно скрывали.
Не считая железнодорожных предприятий, по городу были зарегистрированы
4 кузницы, две сапожные мастерские, пивоваренный завод, часовая мастерская и
т. д. – всего 21 городское предприятие с общим числом рабочих 127 человек.
Итоги переписи охарактеризовали Тайгу как крупный типично железнодорожный населённый пункт1.
Политика «военного коммунизма» заключалась в жёстком нормировании необходимых средств к существованию. В сентябре Сибсовнарком для домохозяйств
города определил на зимний сезон размеры дровяного пайка: на русскую печь –
2,1 кубических сажени, на плиту – 2,05 куб. сажени. Несмотря на то, что перепись в
имеющихся 2298 квартирах и домах зарегистрировала 4045 печей и плит, дрова по
разнарядке были выделены только для 176 плит и 2298 русских печей (по одной на
дом или квартиру)2. Однако обещанные тайгинцам дрова ещё предстояло самим
заготовить, вывезти из леса и распределить. Первый воскресник по их заготовке
для школ, больниц и приютов по призыву В.М. Похлёбкина, опубликованному в газете, прошёл 24 октября. Зимой недостаток топлива многие жители восполняли
ежедневными походами в лес за сухостоем, брошенными лесозаготовителями валежником и сучьями. За рубку «на корню» предусматривалась уголовная статья.
Нагрузка на скромный по численности штат работников аппарата исполкома,
которые совмещали обязанности по ведомству сразу нескольких отделов, была
непосильной. Новоиспечённым советским чиновникам, прежде не имевшим опыта
организационной работы, приходилось решать вопросы и по городу, и по большому району до позднего вечера, не имея возможности посещать необходимые для
человека места. С этой целью, даже в коммунальной бане в декабре для них стали
выделять отдельную очередь, чтобы подолгу не задерживались в общем потоке
пришедших на помывку жителей3.
В течение 9 месяцев (с января по сентябрь) отделу социального обеспечения
удалось организовать систему оказания социальной помощи остро нуждающимся.
В случае полной утраты трудоспособности бывшим работникам выплачивалась
средняя тарифная ставка в размере 1350 рублей в месяц. В городе от собеса работали два приюта для бездомных детей: один для подростков, другой для детей
ясельного возраста («Дом малютки», располагавшийся в бывшем доме Сулейманова)4 30. Выплачивались пенсии и пособия: по случаю смерти близкого родственника, на погребение умершего главы семьи, по безработице, по случаю родов, на
Знамя коммуниста. 14.11.1920. № 102.
Знамя коммуниста. 12.09.1920. № 86.
3 Знамя коммуниста. 16.12.1920. № 110.
4 В 1920 году у машиниста Евстафия Сулейманова были реквизированы два жилых строения из имевшихся в его собственности трёх. Семье бывшего хозяина для проживания оставили флигель у дома (пркт Пролетарский, 23).
1
2
31
кормление ребёнка, красноармейские пайки (124 чел.), политическим амнистированным (309 чел)1.
При городской больнице 25 октября открылся первый зубоврачебный кабинет.
Бесплатный приём полагался только по карточкам членов профсоюза, для остальных больных посещение врача было платным. Исполком работал над расширением сети медицинских учреждений и 12 февраля 1921 г. открыл родильный городской приют (2-я улица, дом № 23)2.
Большую помощь в деле контроля качества работы социальных учреждений
оказывали делегатки – активистки женского отдела. В январе 1921 г. они в ходе
рейда посетили покои железнодорожной больницы, отметили грязь и прочие «прелести» халатного отношения к своим обязанностям врача Дьяченко и других медработников, выдачу пациентам необоснованно (по мнению проверявших) длительных (на 2-3 дня) освобождений. Делегатки организовали в помещении больницы
субботник, приведя его по чистоте в надлежащее состояние3.
Некоторые жители недостаток внимания со стороны медицинских работников
восполняли у местных народных целителей, например, у Литвинихи, а также на
сеансах гипноза, который у себя на квартире (3-я улица, дом Игнатенко) частным
порядком проводил фельдшер Платонов – председатель местного профсоюза Посмедиксантруд. Человеку, усыплённому под влиянием гипноза, проводилось внушение о том, что болезнь прошла. Среди населения передавались слухи о чудесном исцелении девочки, не ступавшей на одну ногу 6 лет, и самостоятельно ушедшей после третьего сеанса домой, о заговорившем немом мальчике.
Вначале местная пресса оценила подобную деятельность шарлатанством и
призвала власти «в интересах медицинской науки устранить из этого явления всякую чертовщину». Однако после посещения обидевшимся Платоновым редакции
«Знамя коммуниста» и беседы, в ходе которой фельдшер поведал о многолетнем
развитии своих способностей, желании получить высшее медицинское образование, ежедневном приёме до 150 человек и предварительной перед сеансом диагностике состояния сердца пациента, у редакторов исчез воинственный настрой и
гипнотизёра назвали самородком4.
К осени 1921 г. эпидемиологическая обстановка в городе существенно осложнилась. С прибывающими из голодающего Поволжья детьми вновь пришёл тиф. В
декабре все учащиеся школы-коммуны оказались больными. В этой связи Тайгинский исполком вновь вернулся к знакомой практике борьбы с эпидемией, поручив
её организацию комиссии Райчекатиф в составе: т. Сотникова от исполкома, врачей Шастина (председатель) и Черепанова, т. Розенфельда от райкома РКП(б)5. В
целях изоляции больных был открыт заразный барак на 150 коек, под охрану взяли
1
2
3
4
5
Знамя коммуниста. 3.12. 1920. № 104.
Знамя коммуниста. 21.10.1920. № 95; 13.02.1921. № 8.
Знамя коммуниста. 30.01.1921. № 6.
Знамя коммуниста. 17.04.1921. № 24; 1.05.1921. №. 25.
ГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 242. Л. 116, 142.
32
колодцы, чаще стали производиться ассенизаторские работы по очистке выгребных ям и туалетов, подешевели билеты в общественную баню.
К весне 1922 г. эпидемию удалось победить. Однако проблем в городском
здравоохранении не убавилось. Так, городская больница, обслуживая не только
закреплённое за ней население, но и железнодорожников и жителей пригорода, по
распоряжению из центра была переведена на самоснабжение. Медперсонал ежемесячно получал от государства только 7 продовольственных пайков и финансирование на содержание 15 коек, которые не покрывали фактические затраты на
организацию лечебной деятельности. Встал вопрос о закрытии родильного дома.
Исполком категорически запретил оказывать медицинскую помощь железнодорожникам и пригородному населению, которых должны обслуживать другие ведомства, сократил штат медперсонала до минимума и ввёл плату за предоставление услуг по родовспоможению1.
В своей деятельности исполком руководствовался декретами Советской власти, изданными после октября 1917 г. Наполнение городского бюджета производилось за счёт различных налоговых поступлений, в том числе платежей за аренду
усадебных участков. В сентябре владельцы животных вносили налог в размере:
500 рублей за каждую лошадь, за корову – 40 руб., за собаку – 20 руб. в год.
В начале октября 1920 г. к работе приступило назначенное исполкомом временное правление Тайгинского единого потребительского общества (ТЕПО), принявшее от продотдела в своё ведение городскую лавку (в доме Архангельского) и
пекарню2. Продукты отпускались по-прежнему по карточкам, выдаваемым в карточном отделе по спискам о работающих и составе их семей, составленным квартальными старостами. Карточки отоваривались чаще с месячным и более опозданием, а некоторые позиции продуктового набора и вовсе оставались незакрытыми.
Так, в УчЖПО (участковое потребительское общество железнодорожников, или
бывший Продуч) по карточкам за январь 1921 г. лишь в конце февраля на одного
рабочего выдали 2 фунта мяса (1 фунт=0,45 кг), 1 пачку дрожжей, 16 фунта муки,
0,4 фунта кофе, 2 фунта соли, 2 коробки спичек, 0.2 фунта табаку или 50 папирос,
иголок больших 5 шт. и малых 5 шт.3.
Продукты, и особенно обувь, были «на вес золота», поэтому случаи их избытка в одних руках навлекали на владельца подозрение в краже. Так, например, случилось в конце февраля 1921 г., когда конюх смотрителя зданий Нечаев с 12летним внуком приехал к пакгаузу № 1 на мельницу за мукой. Пока взрослые её
взвешивали, любопытный мальчик обнаружил под полом у двери ботинки и начал
их доставать. Увидев это, приказчик Ганцевич с площадной бранью отогнал ребёнка от заветного места. Дома внук рассказал о случившемся дедушке, Нечаев передал новость своему начальнику, последний – милиции. Позже в ходе обыска под
1
2
3
ГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 242. Л. 149.
Знамя коммуниста. 3.10.1920. № 92.
Знамя коммуниста. 24.02.1921. № 11.
33
полом нашли несколько пар ботинок американского производства, происхождение
которых Ганцевич не смог объяснить и был впоследствии осужден за кражу1.
Рядовой для того времени случай (как и другие) сегодня интересен не только
констатацией царивших в обществе порядков и нравов, но также неразгаданной
интригой: приказчик Ганцевич и колчаковский поручик Ганцевич, арестовавший в
январе 1919 г. группу местных подпольщиков А.С. Макрушина, – это одно лицо или
родственники, или однофамильцы?
С января 1921 г. исполком и профсоюзы, испытывая трудности в снабжении
населения продуктами питания, заранее приступили к планированию летних сельскохозяйственных работ. Согласно постановлению коллегии УчЖПО жители города
весной могли получить по 10 корней капустной рассады за каждый воз навоза, доставленный на общественный огород.
В зимний период перед исполкомом стояла задача оказания помощи населению в сохранении поголовья скота, предотвращении его массового забоя. В целях
охраны городского сена, полученного от крестьян по продразвёрстке, у стогов дежурили заградительные отряды. Домохозяйствам, крайне нуждавшимся в фураже,
удостоверения на его получение выдавались учкпрофсожем и райпродкомом. Действовавший порядок распределения имел свои недостатки, среди которых чаще
нарекания поступали по поводу случаев отпуска сена не особо нуждающимся
гражданам. На проведённом в райпродкоме 14 февраля собрании «коровников»
председатель горисполкома В.М. Похлёбкин и райпродкомиссар Э.Штраух обсудили с присутствовавшими недостатки в этой работе, ответили на интересовавшие
публику вопросы.
В прениях выяснилось, что серьёзных претензий и не было, кроме таких, «как
Гулевский, недовольных тем, что у власти рабочий, а не милый сердцу Гулевского
спекулянт Шпунтович (бывший городской голова – Н.М.) и иже с ним»2. Сам ход собрания, которое сопровождалось постоянными выкриками, перебивающими вопросы и ответы, «подстрекаемыми горлопанами, провокаторами, пришедшими для
галдежа и срыва собрания», свидетельствовал о пока отсутствовавшей у обывателя опаски вступать в открытый спор и нелицеприятную дискуссию с представителями партийной и государственной власти.
В Тайге владельцы участков были предупреждены об обязательной посадке
овощей и картофеля, в противном случае пустующая земля подлежала изъятию3.
На станции для организации коллективных огородов приступил к деятельности посевной комитет. Жителей оповестили об имевшихся единичных случаях заболевания коров ящуром и собак бешенством и готовности фельдшера Бочкарёва оказывать ветеринарную помощь.
Исполком, озабоченный обеспечением защиты жилых строений от огня, при
1
2
3
Знамя коммуниста. 27.02.1921. № 12.
Знамя коммуниста. 17.02.1921. № 9.
Знамя коммуниста. 27.03.1921. № 21.
34
пожарном подотделе коммунального отдела в феврале организовал артель трубочистов, готовых вычистить дымоход в одноэтажном доме за 25 рублей, а в двухэтажном – за 40 руб.
Постепенно Совет рабочих и красноармейских депутатов, руководимый Тайгинским райкомом, находил решения многих проблем, копившихся годами. Большинство из них в условиях хозяйственной разрухи, становления новой административно-территориальной системы управления, дефицита опытных управленческих кадров, носили чрезвычайный характер.
1.5. «Все на защиту Советской власти»
Масштабные боевые действия, неблагоприятный исход которых для Советской власти мог завершиться её очередным падением, несомненно, усиливали
напряжённость трудового ритма Тайгинского железнодорожного узла, тревоги
населения. В августе 1920 г. Красная Армия понесла тяжёлые потери на польском
фронте, не всё благополучно складывалось в борьбе с частями Врангеля. В
Даурии действовали сотни атамана Семёнова. В городской газете военные сводки
занимали центральное место. В течение всего года на партийных, профсоюзных,
комсомольских и других собраниях первым вопросом повестки, как правило, был
доклад о текущем положении на фронтах.
ЦК РКП(б) требовал от коммунистов направить все имеющиеся резервы на
помощь Красной Армии. Задача железнодорожников состояла в скорейшем восстановлении транспорта. В Сибири партийные комитеты предпринимали дополнительные меры по мобилизации местных ресурсов. В сентябре были организованы
штабы по формированию отрядов добровольцев из вчерашних партизан Томской и
Енисейской губерний. Призывы пополнить их ряды отличались крайней воинственностью: «Берегитесь, стервятники, шавкающие из подворотни или осмеливающиеся наскакивать в открытую на Советскую власть. Партизан взял винтовку в свою
крепкую руку, партизан поднялся во многих местах на призыв своих славных вождей и сказал: «Мы готовы!»1.
Руководители штаба, работающие в Томской губернии, разъезжали по всем
станциям и волостным центрам, агитируя своих вчерашних соратников вновь
взяться за оружие. В Тайге такая встреча с участием легендарного командира партизан В.П. Шевелёва (Лубкова) и т. Цибульского состоялась 9 сентября2.
Весь сентябрь прошёл в дополнительных сборах на нужды воющих красноармейцев. К его началу в Тайгинском агитпункте при вокзале уже был организован
сбор подарков для бойцов западного фронта. Желающие пожертвовали деньгами
в сумме 24500 рублей, бельём – 2 рубашки, гимнастёркой – 1, папиросами – 5 пачек, спичками – 10 коробок, кисетами – 4 шт., карандашами – 4 шт., бумагой – 9 ли1
2
Знамя коммуниста. 12.09.1920. № 86.
ГАТО. Ф. р-53. Оп. 1. Д. 181. Л. 3.
35
стов, табаком – 42 пачки и рассыпным – четверть фунта; от местных организаций
поступили 70562 рубля. Кроме этого, состоялись сборы в пользу бастующих французских (22027 рублей) и венгерских рабочих (2637 руб.), пострадавших от белого
террора1. Проезжавшие через Тайгу воинские эшелоны останавливались для организованного приёма красноармейцами горячей пищи в столовой вокзала. В город
вернулся ранее бежавший из польского плена т. Куницын, на страницах газеты
рассказавший об ужасах концлагеря.
Крайне неспокойной была обстановка в самой Томской губернии. 5 сентября
банды Сизикова и Новосёлова разгромили Гурьевский и Салаирский волостные
исполнительные комитеты, убили коммунистов. Силами отряда, состоявшего из
красногвардейцев, бывших партизан и комсомольцев-ЧОНовцев, шайки были частично обескровлены, в качестве трофеев достались 65 лошадей, однако 40 головорезов разбрелись по тайге. Их раненый предводитель Новосёлов бросился в реку и утонул2.
В деревнях Тайгинского района кулаки и часть середнячества, не принявшие
Советы и особенно недовольные политикой продразвёрстки, скрытно подбивали
крестьян к неповиновению новой власти, сколачивали банды. Местный партийный
актив кое-где либо ещё отсутствовал, либо в силу малочисленности был слаб, чтобы противодействовать враждебным вылазкам богатеев. Командированных из
Тайги активистов, в одиночку следующих от деревни к деревне, недоброжелатели
могли за околицей подкараулить и убить3.
В 1920–1921 гг. в самой Тайге орудовала банда, промышлявшая грабежами и
убийствами. Операцию по её разгрому провёл отряд бойцов ЧОНа, созданный при
райкоме комсомола. Главари Локтев и Лаптев, как и остальные их подельники, были
приговорены к различным срокам тюремного заключения4. И это был не единичный
случай.
В сентябре 1920 г. обстановка в окрестностях Тайги обострилась в связи с вооруженным выступлением другого легендарного партизанского командира – Петра
Кузьмича Лубкова (бывшего крестьянина из д. Святославка Мариинского уезда) со
своими сторонниками. Около 150 повстанцев выступили против политики продразвёрстки под лозунгом «Долой коммунистов, да здравствует Советская власть!» и
выражали недовольство крестьян новыми порядками. 21 сентября они захватили с.
Почитанское и с. Колыон, а 22 сентября – станцию Ижморская, выйдя на линию
Транссиба. Там они, численностью до 1500 человек, находились часа полтора до
тех пор, пока из Тайги не прибыл бронепоезд. В ходе завязавшегося боя среди них
были жертвы и раненные. Со станции повстанцы ушли и расположились вблизи с.
Почитанское. В течение 5-х дней их отряд увеличился до 2000 бойцов, организо1
2
3
4
Знамя коммуниста. 1.09.1920. № 82.
Знамя коммуниста. 26.09.1920. № 90.
ГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 242. Л. 64.
Тайгинский рабочий. 26.12.1967. № 154.
36
ванных в 2 батальона в количестве 17 рот с командным составом, штабами, адъютантами и т. д.
Толчком к восстанию, как считали современники, послужил большой митинг
на станции Тайга (9 сентября), где с речами выступали партизаны1. Митинг прошёл
с большим воодушевлением и способствовал записи большой группы добровольцев в отряды для борьбы с Врангелем. Такое сочувствие со стороны рабочих к
партизанским формированиям и послужило для П.К. Лубкова благоприятным, по
его мнению, фактором для начала наступления2. Таким образом, на севере Кузбасса нависла угроза масштабных боевых действий и остановки ж. д. движения.
В Томск по прямому проводу райвоенком М. Ефименко докладывал: «В ближайших селениях Тайги настроение весьма скверное, всюду разбрасываются прокламации с воззванием против коммунистов. В Тайге настроение вызывающее.
Прошу немедленно командировать ещё роту для охраны Тайги»3.
В городе было введено осадное положение, райком оперативно создал
реввоенштаб, взявший в свои руки руководство железнодорожным узлом. В это
время спешно сформированные отряды, состоявшие преимущественно из судженских шахтёров, у р. Кия 26 сентября в результате сражения, временами доходившего до штыковых атак, уничтожили до 500 бойцов противника. Самому П. Лубкову
с 60–80 верными ему старыми партизанами удалось уйти на север к чулымским
лесам. Оставшиеся в живых крестьяне-повстанцы, покинутые своим кумиром,
быстро разбрелись по домам.
Реввоенштаб уже 27 сентября передал свои полномочия Совету рабочих и
красноармейских депутатов. В тот же день в Тайге с воинскими почестями похоронили т. Плошинова, убитого в районе восстания за попытку предупредить об опасности проходившие поезда4. От рук лубковцев погиб т. Васильев, коммунист, служащий Тайгинского Продуча, оказавшийся в роковой для себя день в с. Колыон по
вопросам продразвёрстки.
Учитывая важность военной работы среди населения, военкомату в начале
ноября был выделен просторный дом на ул. Пролетарской, ранее реквизированный у машиниста Сулейманова и отданный детскому приюту. В нём он располагался до середины 1960-х гг., переживая шумные призывные кампании. В дальнейшем для обеспечения охраны железной дороги весной 1921 г. после разгрома
Врангеля и белополяков в Тайге кроме уже имевшейся караульной роты на воинсО тесной связи тайгинцев с отрядом П. Лубкова смотри в «Воспоминаниях В. Жарикова». Т. I. С. 485.
Знамя революции. 8.10.1920. №. 216. Восстание началось в районе татарских волостей, поэтому значительную часть в его отряде составляли татары. Большинство из них при Колчаке занимались торговлей и извозом. С приходом Советской власти этот промысел пришлось оставить и лишиться значительной части доходов. Вступая в ряды добровольцев, они говорили: «Лупка (Лубков) таёт тарговать, коммунист не таёт тарговать, тавай пить коммунист, прать Мариинск, мала-мала будем брать соль, мануфактуру».
3 ГАТО. Ф. Р-521. Оп. 1. Д. 54. Л. 379.
4 Знамя коммуниста. 30.09.1920. № 91.
1
2
37
кой площадке были расквартированы батальоны 182 полка Красной Армии1.
1.6. Комсомольская юность поколения Победителей
Нас водила молодость
В сабельный поход,
Нас бросала молодость
На кронштадтский лед.
Но в крови горячечной
Подымались мы,
Но глаза незрячие
Открывали мы.
Чтоб земля суровая
Кровью истекла,
Чтобы юность новая
Из костей взошла.
Боевые лошади
Уносили нас,
На широкой площади
Убивали нас.
Возникай содружество
Ворона с бойцом Укрепляйся, мужество,
Сталью и свинцом.
Э. Багрицкий
«Смерть пионерки»
(отрывок)
В этих строках знаменитый советский поэт удивительно точно отразил обобщённый характер поколения Победителей (родившихся в период 1900–1923 гг.)2.
Его лучшие представители жили мечтами о безбедном будущем равноправных
граждан. И это были не только те, кто волею судеб на короткое время оказался на
различного уровня вершинах власти, но и сотни тысяч рядовых комсомольцев и
просто активных в жизни парней и девчат. Будучи подростками, они не без помощи
взрослых прониклись умозрительными преимуществами идеализированной социалистической картины мира и, рискуя жизнью, защищали свои убеждения в Гражданскую войну. Эта вера укреплялась и дальше в процессе преодоления трудностей, выпавших им в 1920-е гг.
Даже при беглом взгляде на возраст первых партийных и советских руководителей Тайги (см. таблицу 1) обращает на себя внимание их молодость. Подавляющему большинству из 26 перечисленных должностных лиц было 30 (± 3) лет, и
лишь трое только-только разменяли пятый или шестой десяток. Таким образом, из
представителей первой волны поколения Странников, так долго и небезуспешно
боровшихся с царизмом, в структурах новой власти оказались лишь единицы.
Почему так случилось?
К 1920 г. в Тайге самых активных участников событий 1905–1907 гг. осталось
совсем немного. Это были люди уже в возрасте, семейные, многодетные, жизнь
научила их в политическом плане вести себя более осторожно. Поэтому борьбу с
колчаковским режимом возглавили представители пограничного, так называемого
«эхо»-поколения (родившиеся в 1890-е гг.) – своеобразного посредника между
Странниками и Победителями, являвшегося носителем их ценностей.
Активистов этого возраста, обученных большевистской пропагандой и обстрелянных в окопах Первой мировой войны, проверенных в годы Гражданской
войны, партия в первую очередь принимала в свои ряды и мобилизовала на работу в руководящие органы на местах. Молодые партийные вожаки стали наставниЦД НИТО. Ф. 1. Оп.1. д. 372. Л. 62. Позже военкомат переместился в дом (Пролетарский, 17) около
школы № 29.
2 Подробнее характеристику поколения Победителей смотри в первом томе (С. 24–25, 176–177).
1
38
ками первых комсомольцев. Близость их возрастов нивелировала возможные мировоззренческие противоречия, которые обычно возникают между «отцами» и
«детьми». Таким образом, первым, не имевшим опыта управленческохозяйственной деятельности и соответствующего образования, пришлось сразу
занять командные высоты, а вторые, обучаясь сразу на практике и под руководством своих «старших братьев», постепенно пополняли ряды тайгинского партийно-хозяйственного актива.
Первая комсомольская ячейка была создана 9 января 1920 г. в депо. Она явилась базой
для формирования общегородской организации.
Первое организационное собрание молодёжи
Тайги состоялось 19 января (в доме Селицкого
на ул. Почтовой № 105) по инициативе работников политотдела 27-й дивизии и Тайгинского
парткома. Присутствовало 12 человек (Муравлянский, Маркарянц, Николай и Борис Поварницыны, Ефрем Прудников, Павел Касьянов, Людгер и Романа Квапинские, Емельянов, П. Шелков, Жданова, Маловецкий). Его целью стали
выборы комитета и создание аппарата райкома
комсомола, определение первоочередных задач
Кутепов Леонид Сергеевич
после восстановления Советской власти. Вре(1903–1930)
фото 1924 г.
менным председателем президиума райкома
делегаты избрали политработника Красной Армии т. Муравлянского, его заместителем – т. Маркарянца, и секретарём – т. Жданову. В составе нового руководящего
органа были образованы секции: политическая (председатель Емельянов), драматическая (председатель Л. Квапинский), музыкальная и физического развития (И.
Левашкин)1. После отзыва военных в часть (5 февраля) городской комсомол возглавил Алексей Кутепов2.
Елизаров И.В. Первые комсомольские активисты // Тайгинский рабочий. 17.01.1985. № 8.
Алексей Сергеевич Кутепов родился в 1903 г. на ст. Тайга. С 12 лет учёбу совмещал с работой на железной дороге. В 1915 г., когда полыхала первая мировая война, он вместе с другими мальчишками бежал на фронт, но был задержан и возвращён в Тайгу. Революционные события захватили его. Под влиянием тайгинских большевиков он стал их сторонником, в апреле 1917 г. порвал с родительской семьёй
(отец служил жандармом) и увлечённый лозунгом «защиты революции» добровольцем ушел в армию.
Служил в одном из запасных полков в Гатчине. В июле 1917 г. демобилизовался и вернулся в Тайгу.
Устроился на железную дорогу. Был путейцем, конторским работником в депо, слесарем в мастерских,
одновременно продолжал учёбу в высшем начальном училище, где вместе с другими товарищами создал кружок для культурно-политического воспитания молодёжи, просуществовавший до белочешского
мятежа (июнь 1918 г.).
9 января 1920 г. вступил в комсомольскую ячейку депо, а 5 февраля был избран секретарём райкома комсомола. По заданию райкома партии и комсомола создавал деревенские комсомольские ячейки.
Работал секретным чекистом. В сентябре 1920 г. как активного вожака молодёжи Кутепова приняли в
партию, а рабочие избрали в горсовет. В октябре 1920 г. кооптирован в Томский губком комсомола. В
1
2
39
В характеристике А. Кутепова, данной ему секретарём Томского губкома РКСМ Рязановым, сказано: «В порученной ему работе проявляет инициативу и справляется с
ней, лучше всего оставить на данной работе, так как у него склонность именно к организационной работе. Обладает достаточным умением подбирать работников, при
совместной работе даёт им работать. В своей комсомольской квалификации остановился на губернском работнике (членом бюро губкома), и нет пока данных, говорящих за то, что можно поручить более ответственную работу секретаря губкома,
члена Облбюро и т. д.
Задушевное отношение к старым партийным работникам и критическое отношение к произведённым ошибкам низовых (районных и волостных) комитетов партии.
Вполне дисциплинирован. Марксистское образование не систематическое, главным
образом полученное из обобщения текущей политической жизни и основных вопросов
революции. Во внутренней в СССР обстановке ориентируется вполне и быстро. В
международной – несколько слабее. Марксистскую подготовку в настоящее время получает путём не систематических урывочных чтений, а не в кружках.
Политически устойчив. Настойчив в проведении принятых решений. В работе
энергичен. Сделанные ошибки признаёт и делает соответствующие выводы. С подчинёнными отношения товарищеские. С другими работниками и комсомольцами отношение задушевное. Наклонностей к склокам и группировкам совершенно нет. Организаторскими способностями обладает.
Характерная черта: [когда] работает в районе, [то] весь уходит в массу. Работая в губкоме, несколько отходит от личного участия в массовой работе за счёт
ухода в непосредственную, но ни к коем случае не из-за отрыва от масс. К критике
мнений, докладов работников и комитета несколько насмешлив. Не обладает достаточной способностью умело распределять и использовать время, не всегда исполнителен в намеченный срок для себя работы. Хороший товарищ в личной жизни и выявляются в таковой коллективистические наклонности»1.
В начале марта райкому было выделено помещение (пристройка к дому фотографа Шмелинга), в котором кроме отделов (27 марта к ним добавился школьный
отдел в составе Веры Герасимовны Поляковой (председатель), Симанова и Улицкого2) расположилась и читальня. 5 марта состоялось первое заседание членов
редакционной коллегии, на котором было решено два раза в месяц издавать газету
«Голос красной молодёжи». Её первый номер вышел 12 марта. Редактором выступил А. Кутепов, а с лета эту нагрузку с ним разделил М. Гуляев. Газета помогала
комсомольцам в организации общественной работы, учила, как строить новую
последующие три года избирался секретарём территориальных комсомольских организаций: в Бачатах,
Кузнецке, Анжеро-Судженске, Тайге, на ст. Кольчугино, работал в аппарате губкома. Участвовал в работе двух Всероссийских съездов РКСМ, двух Сибирских конференций и I-м Сибирском совещании комсомольских работников. С июля 1924 г. Кутепов – член Сибирского крайкома комсомола. В 1926 г. был
направлен на учёбу в ЦК ВЛКСМ (г. Москва). В Тайге в последний раз был в октябре 1927 г. с выступлением по поводу открытия занятий в системе партийного образования. По завершении учёбы в Москве
оставлен работать инструктором ЦК ВЛКСМ. В 1928 г. направлен секретарём в Вятский губком ВЛКСМ
(ЦД НИТО. Ф. 78. Оп. 2. Д. 77. Л. 3–5; ГАКО. Ф. П-483. оп. 1. д. 292. Л. 20).
1
2
ЦД НИТО. Ф. 78. Оп. 2. Д. 77. Л. 5 об.
ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 6. Д. 6. Л. 5.
40
жизнь.
На собрании, где рассматривался вопрос о работе комитета комсомола за
февраль, был избран его более расширенный состав, в который вошли т. Бузун
(председатель), Съедина (заместитель), Кутепов (секретарь), Костина (казначей). В
хозяйственную комиссию вошли Чернышёв, Столярчук, Сараева, Р. Квапинская,
Сафарина.
Рабочая молодёжь активно вступала в РКСМ, от них не отставали и учащиеся.
Однако часть новых членов первоначально по примеру функционировавшего в
1917 г. рабочего клуба представляли свой союз в качестве организации, нацеленной
на повышение только культурного уровня. В марте-апреле в районной организации
уже насчитывалось 179 комсомольцев, в том числе 50 девушек, 131 – из рабочих и
крестьян, 33 – учащихся. Большинство членов организации, хотя и
имели образование, но считались
малограмотными, впрочем, 5 из них
могли писать стихи, 17 являлись
селькорами и рабкорами, 6 рассматривались как толковые организаторы
молодёжи, а 15 человек могли выступать с беседами и докладами. С
первых дней комсомольцы вместе с
коммунистами занимались такими
Гневушева (дев. Козлова) Мария Ивановна
неотложными делами, как восста(1897–?)
новление транспорта, особенно рефото начала 1920-х гг.
фото 1960-х гг.
монт паровозов и вагонов, чистка путей, захоронение сотен людей, умерших от тифа, заготовка дров для паровозного
депо и учреждений города.
Многие комсомольцы были ЧОНовцами1. «Днём мы работали, а ночью по очереди несли караульную службу, охраняли город от белогвардейских банд», – писал
впоследствии один из первых комсомольцев Тайги Павел Шубин. В первых рядах
городской организации, кроме перечисленных выше активистов, находились Николай Ислентьев и его сестра, Виктор Бесов2, В. Сидоров, М. Слижевич, Орлов, Соколов, Иван Наурсков, А. Чураков, А. Янайт и другие.
Части особого назначения (ЧОН) — «коммунистические дружины», создававшиеся при районных, городских, уездных и губернских комитетах партии на основании постановления ЦК РКП(б) от 17 апреля
1919 г. для оказания помощи органам Советской власти по борьбе с контрреволюцией, несения караульной службы у особо важных объектов и др.
2 Бесов Виктор Денисович (1907 г., п. Тайга). Из рабочих. Окончил приходскую школу. С 15 лет начал работать учеником в паровозном депо ст. Тайга, затем — помощник токаря, токарь. Член РКП (б) с 1926 г.
В марте 1926 г. после окончания одногодичной вечерней совпартшколы был выдвинут на должность
секретаря первичной комсомольской организации и заведующего экономическим отделом райкома комсомола. Далее был направлен на комсомольскую работу в комитет профсоюза Томской железной дороги (Дорпрофсож). С марта 1929 г. заведовал страхкассой при Дорпрофсоже. Руководил Томским рай1
41
В середине июня 1920 г. томская газета «Красная молодёжь» писала о том,
что за всё время существования (с конца января) в Тайгинской организации РКСМ
было проведено 50 субботников, 6 спектаклей-митингов. Активное участие комсомольцы принимали во всенародной помощи Красной Армии, окружали заботой семьи красноармейцев1. На своей первой районной конференции (15.10.1920 г.) делегаты приняли решение о мобилизации 30 членов союза на фронт.
Тайгинский райком, создав «Ударный добровольческий отряд коммолодёжи
имени Карла Либкнехта» в количестве 16 человек, торжественно под звуки окрестра проводил его на передовую линию в составе 450-го полка 51-й дивизии, проезжавшей на Западный фронт. В действующую армию поехали: Фёдор Глухих (19
лет), Василий Нефёдов (17 лет), Яков Куликов (18 лет), Михаил Аникин (19 лет),
Иван Кокшаров, Николай Нестеров и др. Все они храбро сражались на Южном
фронте.
Четыре года спустя Яков Куликов поделился своими воспоминаниями на
страницах молодёжной газеты. Он писал, что их направили на Западный фронт. Не
доехав до Тулы, получили новое назначение – на Врангеля. Высадившись в НовоКозельске, вооружились. Затем походным порядком двинулись в направлении
г. Бреславля. На пути следования оказывали помощь крестьянам по уборке полей.
Первое боевое крещение получили в районе Бреславля. Во время сражения двух
тайгинцев ранило. Жестокий бой произошёл под дер. Торгаевкой. Из 16 комсомольцев-земляков невредимыми остались только трое, другие же были ранены
или контужены. Но и они принимали непосредственное участие в решающих ноябрьских боях с войсками Врангеля2.
Повышая качество военной подготовки молодёжи, с февраля 1921 г. в городе
часть занятий стала проводиться в оборудованном стрелковом клубе3.
Комсомольцы не забывали выражать свою солидарность с борьбой пролетариата западных стран, так как искренне верили в разгорающийся «пожар мировой
революции», в котором они видели себя первопроходцами, обязанными оказывать
колхозсоюзом. В 1930 г. несколько месяцев работал на той же должности в системе окрколхозсоюза в с.
Новокусково. В марте 1931 г. возвратился в паровозное депо ст. Тайга, работал помощником начальника депо, начальником отдела кадров. В ноябре 1931 г. избран секретарем парткома ст. Тайга. В октябре
1935 – феврале 1936 гг. – ответственный инструктор политотдела Томской железной дороги. В феврале
1936 г. утвержден парторгом ЦК РКП (б) в паровозном депо ст. Белово. В 1937–1938 гг. работал инструктором политотдела Наркомата путей сообщения на ст. Грязи (Воронежская область). По возвращении в Новосибирск работал инструктором политотдела, затем секретарем парткома Томской железной дороги. В январе 1939 г. избран секретарем Кагановического райкома РКП (б) г. Новосибирска. С
1939 г. – председатель Новосибирского городского Совета (утвержден в должности решением бюро Новосибирского обкома РКП (б) от 31 декабря 1939 г.). 29 января 1940 г. утвержден председателем Новосибирского горисполкома. 27 марта 1941 г. избран секретарем Новосибирского обкома партии по местной и легкой промышленности. Выбыл за пределы Новосибирской области в 1942 г.
1 Тайгинский рабочий. 17.05.1958. № 58.
2 Комсомолец. 29.10.1924. Возвратившись с фронта, Я. Куликов по комсомольской путёвке был направлен на обучение в военную школу.
3 ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 99. Л. 19.
42
всяческую помощь своим соратникам за рубежом. Для пожелавших иметь специальную подготовку к этой миссии в сентябре открыли курсы изучения французского
языка1. В следующие годы действовал кружок изучения эсперанто2.
В начале 1921 г. в связи с победой над Польшей в ЦК партии разрабатывались планы экспорта революции в Европу и другие страны мира. С мест были запрошены сведения о численности потенциальных интернациональных бойцов. В
свою очередь Томский губком РКСМ запросил список активистов, в совершенстве
владеющих иностранными языками. В Тайге таковых оказалось 9 человек: Ланге
Пётр (немецкий); Квапинские Людгер, Романа, Леокадия и Леонард (польский);
Янайт Альфред и Адольф, …угтиш Иосиф (латышский); Чупахин Сергей (венгерский)3.
Грандиозный День Интернационала молодёжи был проведён 24 июня 1920 г.
Почувствовать специфику организации мероприятия и царившее на нём общее
настроение позволяет изложенный рубленными фразами отчёт, опубликованный в
губернской газете «Знамя революции». «В 4 часа дня была устроена демонстрация, в которой принимали участие все члены Союза коммунистической молодёжи,
войсковые части, почта-телеграф, типография и союз «Иглы»4 при участии струнного оркестра. Сбор демонстрации был устроен около здания комм[унистического]
союза молодёжи.
На митинге вступительное слово говорил председатель [гор]исполкома т. Похлёбкин и член исполбюро тайгинской организации [РКСМ] т. Поварницын. После
речей ораторов пошли по 1-й улице к [гор]исполкому, там также говорил т. Борисов, военком. Сыгравши Интернационал, шествие тронулось по 2-й улице к [дому]
союзу молодёжи. В демонстрации участвовало около 1500 чел. Ровно в 8 часов
вечера начался спектакль-митинг в районном театре, поставленный коммунистическим союзом молодёжи. Народу было – большинство молодёжи – 350 чел. На
митинге говорили 5 ораторов, из них 2 девушки. Вступительное слово сказал член
исполбюро т. Поварницын, о задачах Интернационала сказал секретарь исполбюро Тайгинской организации РКСМ т. Петров, призыв к девушкам – член исполбюро
Тайгинской организации РКСМ т. Коврига, призыв ко всей молодёжи – … т. Житков
и 2 оратора от партии. [Прошёл] спектакль «Одержанная» – комедия револ[юционная] в 1 действии, и «Эй дубинушка ухнем», [выступал] хор под управлением секретаря исполбюро, [были] декламации, соло и дуэт. Закончили Интернационалом около 2 часов ночи. Выручено свыше 5000 руб.»5.
Знамя коммуниста. 26.09.1920. №. 90.
Эсперанто – искусственный язык, созданный варшавским окулистом Лазарем Заменгофом в 1887 г., в
котором использованы корни латинского, греческого, романо-германского, французского и английского
происхождений. По замыслу его создателя, эсперанто должен стать международным языком, на которым в будущем будут общаться между собой все жители планеты.
3 ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 99. Л. 8.
4 Мастерская «Игла» специализировалась на пошиве одежды.
5 Знамя революции. 9.07.1920. № 140.
1
2
43
В июле один из членов Томского губкома РКСМ по результатам проверки Тайгинской организации вынес «самое отрадное впечатление о её работе. Собрания
членов союза проходят в деловой атмосфере, нет шумной фразёрской трескотни.
Все кружки хорошо работают и не забывают субботники. Три раза в неделю проводится военное обучение. В деревнях Тайгинского района за последнюю неделю созданы три новых организации. Число членов союза – около 250, из них 75 % рабочих, 10% – членов РКП(Б). Преобладающий возраст 17–20 лет. Отношения с партией и советскими учреждениями самые хорошие. На союз смотрят как на здорового, крепкого и дорогого ребёнка. 4-х и 6-ти часовой рабочий день для молодёжи
проведён на всех предприятиях»1.
Комсомольцы города организовывали выезды в деревни района для оказания
своим сверстникам помощи. В проведённую в начале сентября «неделю крестьянина» 30 направленных райкомом человек в 4-х деревнях Романовской волости
сметали 35 стогов сена, молотили хлеб и участвовали в других сельскохозяйственных работах. По окончании недели в селе Романово в здании волисполкома они
устроили концерт-митинг, на котором присутствовали около 500 человек. А в селе
Литвиново комсомольцы в ходе воскресника сделали 3 моста и отремонтировали
крыши домов некоторых бедняков2.
В течение 1920 г. в рядах комсомольского актива наблюдалась высокая текучесть кадров, и это явление было естественным. Молодые люди, зарекомендовавшие себя хорошими организаторами, направлялись на рабфак для подготовки к
поступлению в вуз, в комвузы (гг. Томск, Новониколаевск, Омск) и другие краткосрочные курсы повышения квалификации партийных и комсомольских кадров, готовивших инструкторов и заведующих отделами. Не всегда посланцы возвращались в Тайгу. На каждой городской и районной конференции, проводившихся раз в
полгода, обновлялся состав райкома, в рядах районного актива появлялись новые
лица. При этом, кроме секретаря, до середины 1921 г. все члены райкома, включая
зав. отделами, трудились на не освобождённой основе, т. е. в свободное от рабочей смены время. Были случаи, когда члены райкома добровольно уходили из
комсомольских органов, сосредотачиваясь на производственной деятельности, как
например, В.Г. Полякова (делопроизводитель отдела народного образования) и
Съедина (заведующая детским клубом).
В некоторых сохранившихся за 1920 г. протоколах заседаний городского комитета
РКСМ зафиксированы фамилии следующих его членов: в марте-мае – тт. А. Кутепова, Бузун, Поляковой, Л. Квапинского, Назарова, Н. Ольковой, Новикова; в июне
– А. Кутепова, М. Раевич, Петрова, М. Кавриго, Столярчук3.
На первой районной комсомольской конференции, прошедшей 15 октября
1920 г., членами президиума райкома были избраны: А. Кутепов (секретарь),
Знамя революции. 23.07.1920. № 152.
Знамя революции. 30.09.1920. № 209.
3 ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 98. л. 3.
1
2
44
(ГАКО. Фотофонд. Оп. 8. Д. 281).
Тайгинцы среди делегатов I Томского губернского съезда РКСМ 20–23 августа 1920 года:
Слева направо: первый ряд 3-я – К. Гибина (Евгеньева); второй ряд 3-й – Н. Поварницын, 5-й – Гашинский, 10-й – А. Кутепов;
четвёртый ряд 12-й – Пустовалов, 13-й – Парфиненко, 16-й – Столярчук.
М. Гуляев, М. Раевич, Борисова, П. Ноздреватов, и кандидатами – Исаев, Чернышёв1. В январе-феврале 1921 г. членами президиума являлись: М. Гуляев, А. Кутепов, М. Раевич, Борисова, П. Ноздреватов, М. Кавриго2. В мае – М. Раевич, Рязанов, К. Кулеш, Б. Поварницын, М. Гуляев, С. Барилюк.
Нельзя не отметить колоссальную общественную нагрузку, которую несли
члены райкома. Кроме того, что
каждый из них на производстве являлся членом первичной комсомольской организации с определённым постоянным поручением,
они вдобавок являлись заведующими отделами райкома, членами
многочисленных комиссий, создаваемых в различных учреждениях.
В январе 1921 г. они распределились в школьные советы для участия в собраниях преподавателей и
учащихся: Гуляев в 1-ю советскую
школу;
Борисова во 2-ю; Павлова в
Работники райкома РКСМ
3-ю, 4-ю и 8-ю; Раевич в 5-ю; ГаОлькова Наталия Михайловна и Иван Журавлёв
(ГАКО. Фотофонд. Оп. 8. Д. 160)
1924 г. шинский в 6-ю; Слижевич в 7-ю3.
Периодически под руководством работников райкома партии проводились
чистки рядов РКСМ. Сами комсомольцы на страницах городской газеты публиковали «чёрную доску» с фамилиями провинившихся товарищей, уклонившихся от
исполнения обязанностей члена союза. Резко осуждались случаи участия в вече
ринках с танцами и играми в карты, которые считались мещанским времяпрепровождением4.
Оценку поступкам с позиций коммунистической морали, как её понимали комсомольцы, осуществлял товарищеский суд при райкоме РКСМ.
В марте 1921 г. была проведена очередная перерегистрация членов городской организации, и в газете опубликовали её результаты (см. таблицу 3)5. Таким
образом, организация освобождалась от пассивных членов.
Сегодня трудно представить напряжённую атмосферу и интенсивный ритм
жизни, в которых закалялись первые комсомольцы Тайги в чрезвычайно сложный
год «военного коммунизма». В это время определялись «пути-дороги» многих активистов, готовых с энтузиазмом и самопожертвованием ехать по поручению партии куда угодно. У некоторых этот порыв молодости сохранился на всю жизнь, осЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 6. Д. 6. Л. 17.
ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 98. л. 43.
3 Там же. Л. 46 об.
4 ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 6. Д. 8. Л. 13.
5 Знамя коммуниста. 17.04.1921. № 24.
1
2
46
таблица 3.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
Итоги перерегистрации Тайгинской городской организации РКСМ (апрель 1921 г.)
Общегородская ячейка РКСМ. Подтверждено членство:
Квапинский Людгер
Баргунский Яков
Данилов Григорий
Слижевич Алексей
Суздальцева Анастасия
Дубешко Константин
Кулак Елена
Корнеева Ольга
Янайт Альфред
Рябова Евгения
Гончарок Мария
Завадский Михаил
Янайт Адольф
Олькова Наталия
Нефёдов Василий
Михоношин Фёдор
Пустовалов Андрей
Резник Серафима
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
Романов Тимофей
Гажевская Ксения
Крюк Николай
Кавриго Анастасия
Шалашова Елизавета
Хахаева Евдокия
Суздальцева Мария
Гарнышев Пётр
Григорьев Василий
Чупахин Сергей
Прижимов Константин
Исаков Сергей
Беляков Виктор
Старостин Иван
Кутепова Анастасия
Менченков Григорий
Заболотник Иван
Леонов Сергей
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
Тиняков Порфирий
Тарасов Николай
Курчиш Иосиф
Авсюкова Фёкла
Вейшнарович Елена
Квапинская Леокадия
Бакланова Елизавета
Павлова София
Квапинская Романа
Гутан Розалия
Гашинский Фёдор
Щинников Николай
Симановская Эсфирь
Кавриго Марина
Мезин Иван
Зубков Гурий
Барилюк Семён
Раевич Михаил
Считались выбывшими
За систематическое непосеще- За отказ от работы и исполние союза: Козьмина Дарья, Козь- нения распоряжений райкома:
мина Антонина, Артемьева Клав- Сараев Фёдор.
дия.
За антисоветскую пропаганду:
Батурин Василий
1.
2.
3.
4.
5.
За непристойное поведение и
неподчинение союзной дисциплине: Гончарок Пётр, Янков
Валериан, Громышев Евгений,
Янин Иван.
Ячейка при караульной роте. Подтверждено членство:
Хлюпин Василий
Фоминых Михаил
Снегирёв Иван
Алимпиев Иван
Усадник Михаил
6.
7.
8.
9.
10.
Кузнецов Максим
Руденко Михаил
Ефименко Михаил
Андреев Алексей
Печаткин Василий
11. Стож Николай
12. Якимов Филипп
13. Кулеш Константин
Ячейка службы тяги. Подтверждено членство:
1. Сапрыкин Павел
11. Тетонов Дмитрий
21. Григорович Пётр
2. Алексеев Фёдор
12. Ноздреватов Прокопий
22. Дырмовский Викентий
3. Ланге Пётр
13. Ждан Николай
23. Толстик Франц
4. Павловский Николай
14. Лаврищев Владимир
24. Ипполитов Пётр
5. Федоренко Максим
15. Батурин Андрей
25. Завадский Иван
6. Ёж Иван
16. Жариков Иван
26. Усачёв Константин
7. Осинский Леонард
17. Янчук Арсений
27. Гуляев Максим
8. Глухих Григорий
18. Матвеев Владимир
28. Кутепов Алексей
9. Чеботаев Фёдор
19. Ильиных Афанасий
10. Глухих Василий
20. Ждан Сергей
Переведены в кандидаты за нарушение союзной Исключены на 3 месяца за непозволительное подисциплины: Куликов Василий, Песков Дмитрий, ведение: Кулак Антон, Стефанович Игнатий,
Селиванов Владимир, Андреев Алексей, Матвеев Махлевский Иван, Глазунов Вячеслав.
Андрей.
47
тавляя возможность при минимальных личных потребностях довольствоваться
минимальным уровнем достатка. Это во многом благодаря им, к концу 1930-х гг. в
экономике СССР был создан прочный индустриальный фундамент, обеспечивший
победу советского народа в Великой Отечественной войне.
Характерным примером такого самопожертвования и сильной воли являются
героические поступки и трудовой путь Кавриго Марины Иосифовны, о которых она
рассказала в письме землякам-комсомольцам 1950-х гг.
«Я родилась и выросла в Тайге в семье железнодорожников, – писала Марина
Иосифовна, – В феврале 1920 года вступила в комсомол, а 4 июля того же года
меня приняли членом партии без кандидатского стажа. В 1920–21 годах я работала в Тайгинском райкоме комсомола. В то время наша страна переживала
грозные дни. На молодую советскую республику со всех сторон наседали внутренние и международные враги. Комсомольцы
рвались на фронт. Из нашего города многие
ушли защищать завоевания Великого Октября. Но мне было приказано остаться в городе.
И здесь, в глубоком тылу, мы с большим усердием изучали военное дело, состояли в отряде
особого назначения (ЧОН). Чоновцам приходилось нести охрану города. В Тайге в то время
можно было видеть такую картину: ночью в
сентябре по улицам шагают, не торопясь,
две-три босые (!) девушки с винтовкой за плечом. Это комсомолки Тайгинской организации
вышли в очередное дежурство по охране города. Босиком мы тогда ходили потому, что
Кавриго Марина Иосифовна
обувь берегли к более холодному времени года.
(1900–1985)
В шутку говорили: это такая мода – ходить
фото середины 1970-х гг.
босиком.
В 1920 году очень часто проводились субботники и воскресники. Впереди
всегда были коммунисты и комсомольцы. Нам приходилось очищать от грязи
улицы, помещения, грузить дрова, уголь, очищать от снега железнодорожные
пути и выполнять разнообразные работы. Ни с чем не считались мы. Работали с
задором, ибо знали, что без участия молодёжи невозможно восстановить разрушенное войной хозяйство. Никто не хныкал и не жаловался на плохие условия.
Сделать эти условия хорошими зависело от нас самих.
В стране не хватало хлеба. Поволжье голодало. Мы, комсомольцы, проводили сборы в фонд помощи голодающим. Я, не спросив у матери позволения, унесла
в комиссию всё, что было дома из золотых и серебряных вещей: два обручальных
кольца матери и отца, золотой крестик, своё колечко и две серебряные цепочки.
Дома потом, конечно, был не очень приятный разговор на эту тему. Я агитиро48
вала мать, сказала ей, что ведь люди с голоду умирают, некогда думать, надо
помочь.
По поручению райкома партии мне приходилось выезжать в деревню. Летом
шла пешком от деревни к деревне, поэтому меня принимали за девчонку, которая
идёт за продуктами в деревню. В корзинке у меня лежала граната, в кармане был
маленький револьвер. Оружием меня снабдил начальник ВЧК.
В то время в деревнях скрывались остатки белогвардейцев, которым помогали кулаки. Придя в деревню, я не могла сразу себя обнаружить, т. е. представиться как уполномоченная от районной организации. Только после того, как я
убеждалась, что в этом селе есть представители Советской власти, приступала к выполнению задания.
В октябре 1920 года я поехала в Пашковскую волость и не вернулась к сроку.
Меня потеряли в райкоме и дома. В этих сёлах кулаки готовили саботаж хлебозаготовкам.
В 1920 году, весной, была объявлена перерегистрация всей городской комсомольской организации. Это была своего рода чистка. Она вызывалась необходимостью обстановки. После перерегистрации в комсомоле жизнь пошла подругому. Комсомольцы из рабочей среды стали смелее и активнее. Те белоручки,
которые пролезли в комсомол, были очищены. Мы чувствовали себя хозяевами и
проводили большую работу по воспитанию молодёжи в коммунистическом духе.
Хочется вам, дорогие друзья, напомнить и о таком эпизоде. Во времена колчаковщины тайгинская молодёжь проявляла исключительное стремление
мстить врагам революции и всячески оказывать помощь тем, кто попал в лапы
врагов. Летом 1918 года через Тайгу везли эшелон арестованных коммунаров. Их
везли семьями в товарных вагонах. Дети плакали, просили есть и пить. Но охрана не подпускала близко к вагонам никого из посторонних. Несмотря на это, рабочие, и том числе и тайгинская молодёжь, находили пути для оказания помощи
пленникам.
Узнав, что против кооператива1 стоит эшелон с арестованными, я собрала
завтрак у работников прилавка и понесла его для передачи. Мне удалось передать через окно товарного вагона то, что принесла. Второй раз меня хотели
взять в комендатуру, но я сумела скрыться. На следующий раз меня сам начальник охраны схватил и повёл на допрос, но, к моему счастью, шли на обед рабочие
депо. Они узнали, за что меня арестовали, и потребовали освобождения. Оказывается, каждый раз, когда я несла продукты для передачи, за мной наблюдали
наши ребята. Это и спасло меня от неприятности.
В 1918 году у нас на квартире проводились собрания группы рабочих, человек
в 7-8. Проводил их некто Карнаухов, который потом был схвачен и замучен белыми. Они его забили шомполами. Я в то время работала в кооперативе «Труд».
В это время Марина работала в кооперативе железнодорожников «Труд» продавцом в зелёном магазине.
1
49
В 1921 году после губернской конференции комсомола в Томске я добровольно поехала на комсомольскую работу в Гурьевск1.
Из Гурьевска поехала учиться в комвуз. Затем более 10 лет находилась на
партийной и комсомольской работе. В 1947 году по путёвке ЦК партии поехала
на партработу в Сахалинскую область2. Затем по состоянию здоровья вынуждена была выехать оттуда в Новосибирск.
В годы Великой Отечественной войны я взяла двух девочек-сирот на воспитание, и они стали моими дочерьми. Обе окончили техникум и работают по специальности.
Сейчас я получаю персональную пенсию, хотя ещё и работаю в одном из
учреждений паспортистом.
Дорогие юные друзья! Мне хочется пожелать вам успехов в учёбе и личной
жизни. Ваша жизнь во многом отличается от жизни моего поколения. Вам открыты все дороги. Хочешь – учись, работай, за хорошую работу – почёт и уважение. Наша партия дала вам всё, чтобы вы были достойными нашей великой эпохи. Чтобы строить, надо много знать, а чтобы знать, надо учиться. Знание –
сила.
Прошу вас, передайте мои лучшие пожелания комсомольцам города Тайги.
Буду рада узнать об успехах ваших организаций. Прошу вас указать адрес старых
комсомольцев, которые помнят меня, Михаила Ефименко, Николая Поварницына
и других, фамилии которых не помню. Хочется знать, как они живут. Буду ждать
ответа.
С комсомольским приветом, Кавриго Марина Иосифовна. 1958 г.»3.
В 1965 г. М.И. Кавриго вспоминала эпизод о поиске одной из банд в районе с. Салаир, терроризировавшей местное население. «Зима 1921–1922 г. была неспокойная в Гурьевске. Часто ночью раздавался
грозный гудок завода, и мы шли в клуб, а утром расходились по домам. 1 мая 1922 года коммунисты и
несколько комсомольцев пошли рано утром в Салаир. Придя в село, мы сразу пошли в лес. Шли по снегу,
который таял, и мы почти на каждом шагу проваливались. К концу дня мы были все с мокрыми ногами,
застывшие, голодные и одеты неважно. Никого мы не встретили в лесу на снегу. Если и были бандиты, то
их прятали кулаки у себя дома. А мы их искали в лесу, на снегу. Вооружены мы были винтовками и ружьями. Не все умели владеть винтовкой. Возможно, что этот поход был спровоцирован. В Гурьевске я работала 1 год секретарём комсомольской организации [завода]» (ГАКО. Ф. П-483. Оп. 1. Д. 195).
2 В это время прошёл только год с небольшим, как остров Сахалин стал территорией СССР.
3 Тайгинский рабочий. 6.09.1958. № 106.
Кавриго Марина Иосифовна, русская, родилась в 1900 г. в семье кочегара депо ст. Тайга, проживавшего в своём доме у самого леса на ул. Калинина. В 1914 г. окончила железнодорожное училище (5
групп). Работала: 1917–1919 гг. – продавец кооператива «Труд» (г. Тайга), 1920–1921 гг. – инструктор
райкома партии, член райкома комсомола (г. Тайга), 1921–1922 гг. – секретарь комитета комсомола Гурьевского завода, 1922–1923 гг. – учёба в комвузе (г. Омск), 1923–1925 гг. – председатель месткома
Союза Медсантруд (г. Свердловск), 1925–1927 гг. – пропагандист райкома ВКП(б) (Прокопьевский рудник), 1927–1929 гг. – учитель обществоведения школы 9-летки (г. Кемерово), 1929–1930 гг. – учёба в
политпросвет. институте им. Крупской (г. Ленинград), 1931–1932 гг. – зав. парткабинетом горкома партии (г. Кемерово), 1932 г. (на 6 месяцев) – переезд по семейным обстоятельствам в Хабаровск, 1932–
1933 гг. – инструктор культпросвета горкома ВКП(б) (г. Красноярск), 1934 г. – зав. парткабинетом горкома ВКП(б) (г. Томск). В 1950–1970-е гг. проживала в Новосибирске. В 1980-е гг. переехала к подруге в г.
1
50
По-разному сложились судьбы первых вожаков тайгинского комсомола. Одни
в последующие годы оказались востребованы на
партийно-хозяйственной
работе. Другие, выйдя из
комсомольского возраста,
так и остались в своих
трудовых
коллективах.
Третьи, безвременно ушли
из жизни (Борис Поварницын в 1925 г.). Четвёртые,
получив высшее или иное
образование, работали по
специальности,
как Гибина (Евгеньева) Клавдия Квапинская Романа Конрадовна
фото 1960-х гг.
(1904–2006) фото 1935 г.
например, Клавдия Гибина
и Романа Квапинская, окончившие пединститут, посвятившие себя обучению и
воспитанию подрастающего поколения (первая – в Москве, вторая в Тайге, в родной школе № 33, преподавала физику,1 в своё время отметила столетний юбилей).
Менее удачной оказалась судьба репрессированного в 1930-е гг. и погибшего в лагерях Людгера Квапинского. По воспоминаниям одних комсомольцев, Алексей Кутепов, будучи работником аппарата Вятского губкома ВЛКСМ, в 1930 г. покончил соСвердловск, там и умерла. Прах привезён племянником в г. Новосибирск и погребён. (ГАНО. Ф. П-3.
Оп.15. Д. 6630. Л. 1–3).
1 Романа Конрадовна Квапинская, родилась в г. Кельце (Польша) 14 мая 1904 г. В 1905 г. родители переехали в Тайгу. Отец работал помощником машиниста и машинистом. С 9 лет училась в ж. д. школе (3
года), в Высшем начальном училище (3 года), в Тайгинской смешанной гимназии (5 мес. в 1919 г.).
Вступила в комсомол 2 февраля 1920 г. Работала секретарём хозяйственной комиссии, затем плановоэкономической комиссии, секретарём летучего трудового отряда. В 1920 г. проучилась 6 месяцев на
общеобразовательных курсах в Томске. До мая 1921 г. работала учительницей на разъезде Кузель. Там
был установлен вагон: в одной его части располагался класс, в другой жила молодая учительница. В
субботу Романа пешком уходила домой. Единственным учебным пособием являлась её домашняя книга – «Сказки братьев Гримм». С июня 1921 г. – член райкома РКСМ и заведующий 3-х отделов: учётнораспределительного, информационно-статистического и сметно-финансового. С августа 1921 г. - секретарь культотдела учкпрофсожа. В 1922 г. – заместитель секретаря Тайгинского райкома РКСМ. В том же
году поступила на рабфак Томского гос. университет, где знакомится с будущим мужем – Фёдоровым
Николаем. После окончания рабфака стала студенткой Академии коммунистического воспитания им.
Крупской (г. Москва). Посещение мужем собраний «рабочей оппозиции», на которых выступал М.Н. Рютин, не прошли бесследно. В 1930 г. семья первый раз подверглась обыску ОГПУ. Уйти от дальнейших
неприятностей позволил переезд на Сахалин, где Романа Конрадовна в с. Александровском работала
учителем физики. В 1932 г. она вернулась к родителям в Тайгу, по настоянию мужа оставила девичью
фамилию, и до конца трудовой деятельности работала в шк. № 33 учителем физики, завучем, а в годы
войны – директором (до 1949 г.). Её выступления на педагогических советах были лишены политической окраски. Н. Фёдоров был арестован ещё в 1942 г. и умер в Карагандинской тюрьме. Награждена
орденом «Знак Почёта» (1951 год). В последние годы жила в г. Берёзовском рядом с сыном Тимиром
Фёдоровым, известным кузбасским поэтом и писателем (ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 6. д. 9. Л. 73; Ватлина Е.
Советский учитель Р.К. Квапинская // Тайгинский рабочий. 19.02.2012).
51
бой, не выдержав начавшейся травли по поводу социального происхождения (отец
служил жандармом) и подозрения на родство с активным участником Белого движения генералом А.П. Кутеповым. А по воспоминаниям К. Гибиной, он в 1940-е гг. якобы жил в Москве. Но это было потом. А в год «военного коммунизма» тайгинские
комсомольцы и сочувствующая им молодёжь из поколения Победителей достойно
выдержали испытания на прочность своей организации, и существенно помогли
старшим товарищам в восстановлении железнодорожного узла.
1.7. Организация образования и воспитания детей
В январе 1920 г. ревкомом был организован отдел народного образования,
расположившийся в бывшем доме Архангельского. В условиях одновременного
решения многих судьбоносных для города проблем, дефицита специалистовуправленцев (из коммунистов) для стиля руководства В.М. Похлёбкина была характерна частая смена должностных лиц. Так, в качестве заведующего наробразом
до 15 июля (времени назначения на должность Викентия Иосифовича Рогалиса)
уже успели поработать четыре человека.
Первоначально отдел состоял из трёх секций. Дошкольную возглавил
П.П. Буримов, школьную – А.Н. Троицкий, внешкольную – Чернышёв (до сентября,
затем был отозван для работы в Губстатбюро) и его заменивший (до 1 декабря)
Д.Я. Вифлеемский. Все заведующие одновременно исполняли обязанности инструкторов своих секций. Внешкольную секцию с декабря переименовали в политпросвет (заведующий Щинников Николай Исидорович).
В начале июня закончился учебный год. Из-за военных действий, эпидемии
тифа и отсутствия помещений, которые были заняты под госпитали или предоставлены беженцам, в отдельные месяцы занятия не проводились, и программы
обучения были сведены до минимума. Предстояла большая организационная работа, как по формированию педагогических коллективов, так и подготовке учащихся к летнему отдыху и будущему учебному году.
В начале 1920 г. Тайга располагала сетью образовательных учреждений, состоявшей из 6 учебных заведений: 4-хклассной гимназии, двух высших начальных
училищ, двух начальных школ и одной школы для беженцев. Сохранившиеся там
группы учителей были крайне малочисленны.
Перед советской школой в новых условиях партия поставила задачу коммунистического перевоспитания масс. В масштабе Томской губернии в 1920-м г. была
развёрнута кампания по возврату учителей в систему образования. На местах
бывших педагогических работников выявляли и принудительно по разнарядке распределяли в учебные заведения. Нередко возврат был связан с переездом на новое местожительство.
52
В течение нескольких лет Тайгинский наробраз, выполняя директивы партии
по политехнизации советской школы, не прекращал поиски кадров, в рядах которых текучесть оставалась по-прежнему высокой1.
Педагогические коллективы тайгинских школ2
(на 15 декабря 1919 г.)
4-х классная гимназия
I Высшее начальное училище
1. Буримов Павел Петрович (директор)
1. Вдовин Игнатий Яковлевич (заведующий)
2. Троицкий Павел Николаевич
2. Арзамасцева Севастьяна Николаевна
3. Троицкая Вера Дмитриевна
3. Егорова Надежда Игнатьевна
4. Булаева Евдокия Калиниковна
4. Труханович Леопольд Иванович
5. Гейне Ядвига Фердинандовна
5. Бузун Генрих Иосифович
II Высшее начальное училище
Школа для беженцев
1. Вставсков Александр Максимович (завед.) 1. Максимович Константин Констант. (завед.)
2. Полякова Мария Васильевна
2. Максимович Татьяна Константиновна
3. Попсуева Александра Андреевна
3. Миронова Мария Ивановна
4. Петухова Сусанна Афиногеновна
4. Шевченко Варвара Ивановна
5. Похваленская Антонина Алексеевна
I начальная школа
6. Изергина Нина Алексеевна
1. Федосеева Анисья Федотовна (завед.)
7. Цветкова Лидия Ивановна
2. Миронова Августа Ивановна
3. Шорохова Мария Антоновна
II начальная школа
1. Савельева Елизавета Николаевна (завед.)
2. Турчинская Мария Андреевна
3. Степанова Галина Павловна
В Тайге представители новой власти с недоверием относились к учительству
как части интеллигенции, которая «всё никак не может сообразить, что собственно
из всей этой пролетарской революции получится. Беспомощно, то со страхом, то с
надеждой смотрит она, то на восток, то на запад, ожидая оттуда прихода своего
прежнего хозяина-капиталиста. Но он не идёт, а жизнь уходит»3. Партийные работники с различных трибун призывали учительство решительнее бросать устарелые
педагогические знания и приёмы, смелее выходить из «заплесневелых серо тусклых мещанских рядов обывательщины» к народным массам.
В помощь было организовано методическое обучение в рамках созданного
педагогического музея с кабинетами родного языка, математическим, естественногеографическим и т. д. На первом этаже жилого дома Магазова (ул. Интернациональная) заработала межшкольная мастерская ручного труда. В сформированных
при музее предметных комиссиях учителя знакомились с новыми программами и
методами преподавания. При изучении математики в основу полагался метод
«наблюдения за жизнью» (к примеру, следовало предлагать ученикам задачи, связанные с расчётом урожайности культур, производительности труда и т. д.). Новый
проект азбуки предложил т. Устинов. Суть его заключалась в унификации печатных
и прописных букв, среди которых А, Б, В, Г, Д и др. ранее имели по 4 формы напи1
2
3
ГАКО. Ф. 703. Оп. 1. Д. 1, 21.
ГАТО. Ф. р-263. Оп. 1. Д. 29. Л. 6-6 об.
Знамя коммуниста. 15.08.1920. № 77.
53
сания1.
В отдельных школах стали вести журналы и дневники, во всех было организовано питание с выдачей каждому школьнику куска хлеба с чаем.
Весь 1920 г. городские учителя проработали без отпуска. В начале октября
открытие школ задержалось в связи с мобилизацией учащихся на Всесоюзную перепись. Свои двери первыми распахнули две железнодорожные школы (№ 19 и 34)
и две городские: бывшее высшее начальное училище (проспект Пролетарский) и
бывшая «Семёновская» (или первое высшее начальное училище на ул. Советской), где размещался 204-й этап2.
В начале ноября работали уже 11 школ первой ступени, среди них: 8 русских
(2150 учащихся), 1 – тюрко-татарская (30 учеников), 1 еврейская (16 учеников) и 1
польская (42 ученика)3. В железнодорожной школе № 19 (бывшее железоктябрь 1920 г.
I советская школа 1 ступени
Миронова Мария Ивановна
Кузнецова Ольга Георгиевна
Пальчевский Марион Михайл.
II-я советская школа
Соснина Екатерина Бертовна
Бейнгард Муза Васильена
Толстова Лидия Васильевна
Бухаров
Санникова Агриппина Гурьевн.
Федосеева Анисья Фёдотовна
Сундуков Николай Филиппов.
III и IV советские школы
Ершова Серафима Порфирьев
Машкарина Анна Антоновна
Мерцалова Е.М.
Симонова Мария Андреевна
Троицкий Алексей Николаев.
Ящинская Варвара Викторовн.
Лобовиков Алексей Васильев.
Андреева Анна Афанасьевна
V советская школа
Лобовикова Е.М.
Булаева Евдокия Калиниковна
Целебровская Мария Конст.
Попова Е.А., Рогалис Е.Н.
VI советская школа
Коробейникова Серафима Ник.
Митряшина Параскева Иванов.
Мерцалова А.М
Игнатова Людмила Ивановна
Молодых Павел Ильич
1
2
3
Педагогические коллективы школ
Железнодорожные школы
октябрь 1921 г.
стаж работы (лет)
образование
1-я семилетняя политехническая школа
1. Молодых Павел Ильич
3
институт (организатор)
2. Троицкий Александр Никитич
22 институт (история)
3. Арзамасцева Сев. Николаевна
5 институт
4. Карецкий Лука Андреевич
2 6 кл. гимназии
5. Сунгуков Николай Филиппович 3
2 курса ин-та
6. Булаева Евдокия Калин.
13 8 кл. гимназии (франц.)
7. Лобовиков Алексей Васильев.
1 студент 2 курса ин-та
8. Целебровская Мария Конст.
10 8 кл. гимназии
9. Теплоухова Мария Трофим.
1 6 кл. гимназии
10. Киинс Ядвига Фердинанд.
13
среднее уч. завед (нем яз.)
11. Попова Татьяна Константин.
1 Делопроизводство
12. Колесова Анастасия Александр. 1 Завхоз
2-я 5-летняя политехническая школа (бывшая II школа)
1. Коробейникова Серафима Ник. 13 8 кл. гимназии (орган-тор)
2. Буравов Лаврентий Алексеевич 3 учительский семинар
3. Митряшина Параскева Иванов. 5
высшие женск. курсы
4. Дворников Сергей Петрович
2 учительский семинар
5. Бернгард Муза Васильевна
6 8 кл. гимназии
6. Ящинская Варвара Викторовна 11 епархиальное училище
7. Мошкарина Анна Антоновна
16 7 кл. гимназии
8. Симонова-Турчинская Мария Анд.6 9 кл. гимназии
9. Булаева Евдокия Калининиковна
высшее (франц. яз.)
10. Киинс Ядвига Фердинандовна
высшее (нем. яз.)
11. Малючкова Клавдия Николаевна
5 гл. гимназии
Ф.И.О.
3-я 5-летняя политехническая школа (бывшая VII школа)
1. Галкин Николай Алексеевич
25 учит. семинар (орган-атор)
2. Галкина Ольга Михайловна
26 епархиальное училище
3. Власова Александра Гавриловн. 15 8 кл. гимназии
4. Миронова Мария Ивановна
2 гимназия
5. Игнатова Людмила Ивановна
5 высшее
Знамя коммуниста. 12.03.1921. № 15.
Знамя коммуниста. 30.09.1920. № 91.
ГАКО. Ф. 703. Оп. 1. Д. 8. Л. 4-5, 29-30.
54
Арзамасцева Севастьяна Н.
VII советская школа
Дворников Сергей Петрович
Галкина Ольга Михайловна
Галкин Николай Алексеевич
Власова Александра Гаврил.
Троицкая Вера Дмитриевна
Малючкова Клавдия Никол.
Павловская Евгения Алекс.
Пахомчик Надежда Никитична
Буравов Лаврентий Алексеев.
VIII советская школа
Бернгард Евгения Васильевна
Карецкий Лука Андреевич
Горчаковский Леонид Петров.
Проталинская А.М.
IX тюрко-татарская школа
Ахметова, Исламгалеева
X Польская школа – Набут
4-я 3-летняя школа (бывшая VIII школа)
1. Шорохова Мария Антоновна
8 6 кл. гимназия, (организ-р)
2. Соснина Евдокия Павловна
5 7 кл. гимназии, педкурсы
3. Санникова Аграфена Гурьевна 4 8 кл. гимназии, педкурсы
4. Пахомчик Надежда Никитична 11 высшие женские курсы
5. Кузнецова Ольга Георгиевна
1 7 кл. гимназии
Школа-коммуна № 1 (бывшая IV и V школы)
1. Могильникова Мария Ивановна 6 6 кл. гимназии
2. Егоров-Мариков Фёдор Гаврилов. 2 учит. семинар
3. Азанова Анна Степановна
1 7 кл. гимназии
4. Павловская Евгения Алексеевн. 2 6 кл. гимназии
5. Никифорова Анна Степановна
завхоз
5-я тюрко-татарская школа (бывшая школа М.Я. Магазова)
1. Ахметова Фарида (организатор) 4 учительские курсы
Октябрь 1920 г.
Общежитие I: Могильникова М.
Общежитие II: Смаженко Т.П.
нодорожное училище) началась регистрация желающих учиться в школе второй
ступени.
Для взрослых (старше 16 лет) заработали вечерние школы: I-й ступени – для
малограмотных, II-й ступени – для грамотных, профессионально-технические курсы – для обучения железнодорожным специальностям. Дошкольная секция
наробраза в начале 1920 г. открыла детский приют для сирот. Мальчики и девочки
(55 человек) под наблюдением преподавателей и воспитателей летом работали на
собственном огороде, на детской площадке играли и делали физические упражнения. Зимой обучались грамоте, занимались ручным трудом. У таких зажиточных
горожан, как Давыденко, Литвинов и Закржевский были экспроприированы грамофоны и переданы приюту. С выделением в отдельную группу детей школьного
возраста для их проживания были открыты два общежития1.
Педколлектив детского дома (приюта) № 1
1920 г.
1921 г.
стаж
1. Белоусова Мария Яковлевна 1. Штеймец Анна Карловна завед. 12
2. Гейне Ядвига Фердинандовна 2. Сасина Анна Ивановна
28
3. Лаптева Е.И., Зотова М.И.
3. Кавриго Анастасия Иосифовна 4. Кавриго А.И.
4. Галинова Елена Павловна
5. Радзевич Софья Ивановна
5. Каратюк Наталья Фёдоровна
6. Белоусова Мария Антоновна
образование
7 кл. гимназии
сельская учительница
высшее начальное уч-ще
2 кл. высшего нач. уч-ща
2 кл. высшего нач. уч-ща
завхоз
Для остальных маленьких тайгинцев с 20 июня по 18 сентября функционировали детские площадки. Их посещали более 1000 детей, которые занимались играми, лепкой, рисованием, написанием сочинений, ручным трудом, гимнастикой,
ходили на экскурсии в лес, ухаживали за огородом, читали вслух под руководством
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 242. Л. 46. В августе 1921 года в них разместили 100 детей, прибывших из
голодающего Поволжья.
1
55
и присмотром 19 преподавателей и 31 привлечённого активиста-комсомольца. До
500 детей кормили горячими завтраками из каши, хлеба, масла, чая с сахаром, для
многих это был единственный полноценный источник питания. После закрытия
площадок в городе был организован постоянный детский театр и детская библиотека во временном помещении с фондом 1000 книг, в которую сразу записались до
500 человек.
Под руководством внешкольной секции для рабочих в деревянное здание
лавки Магазова перевезли книги Пушкинской библиотеки и открыли районную библиотеку для взрослых с фондом 3500 книг и читальней на 30 мест. Заботой отдела
стал открытый районный театр (райтеатр) им. Горького, расположившийся в здании бывшего кинематографа «Колизей», реквизированном у Лобжанидзе1. Его театральная труппа приступила к постановке пьес М. Горького, Шпажинского («Чародейка»), Карпова («Зарево»), Андреева («Из нашей жизни»), Толстого («Власть
тьмы»), которые проигрывались на сцене по десять раз. Билеты распространялись
по организациям пропорционально численности их коллективов. В театре проходили репетиции и детской труппы. В Новый год и рождественские каникулы маленькие артисты представили более 3500-м благодарным зрителям несколько интересно сыгранных пьес2.
Смешанным хором взрослых и детей, организованным при райтеатре 15 февраля 1921 г., ставились концерты, проводились тематические вечера с исполнением выдержек из опер «Евгений Онегин», «Пиковая дама». Билеты на вечера разбирались с боем3. Несколько спектаклей на татарском языке в марте поставили
члены тюрко-татарской секции.
За короткое время выступления местных артистов стали настолько популярными, что люди начали просить об открытии в Тайге музыкального учебного заведения. Учитывая возникшую потребность (предварительно проведённая запись с
25 августа по 2 сентября 1920 г. выявила около 600 желающих получать соответствующее образование), а также наличие в городе инструментов, Тайгинский исполком по докладу заведующего музсекцией постановил организовать музыкальную школу первой ступени. Инициативу поддержал Губнарообраз.
В сентябре 1920 г. в городе прошла обязательная регистрация всех имеющихся у жителей музыкальных инструментов. В течение лета-осени исполком вёл
интенсивную переписку с музыкальным отделом Губнаробраза по поводу направления в Тайгу преподавателей из Томска. Желающих не было, поэтому решили
кандидатуры направлять в порядке боевого приказа. Несколько раз менялся их
список. Наконец, необходимые преподаватели к Новому году прибыли и приступи1 В театр нередко заходил Лука Васильевич Буховец (1871 г.р.), художник из г. Стародуб Черниговской
губернии, волей судеб оказавшийся в Тайге (ГАКО. Ф. 1239. Оп. 1. Д. 953. Л. 173).
2 Окончание рождественских праздников в театре было несколько омрачено смертью бывшего владельца «Колизея» П.В. Лобжанидзе, 16 января повесившегося в здании театра.
3 ГАКО. Ф. 703. Оп. 1. Д. 7. Л. 1–3.
56
ли к ремонту выделенного помещения1.
В первый учебный
год, начавшийся с 23 февраля 1921 г. (в день открытия школы), обучалось
до 200 человек у шести
преподавателей: по классу рояля – у 3-х, скрипки –
1-го, народных инструментов – 1-го, истории, сольфеджио и хорового пения – 1-го.
Вначале средства на содержание педколлектива поступали из общей по наробразу
сметы. В своём распоряжении школа имела 4 пианино, 1 рояль и ещё шесть инструментов, стоявших на учёте музыкальной секции. Класс народных инструментов располагал 25 инструментами. В ноябре 1921 г. школа из-за отсутствия
средств и ввиду того, что 70% учащихся являлись детьми железнодорожников,
вместе с городскими клубными заведениями была передана в ведение учкпрофсожа и переведена в помещение рабочего клуба (бывший дом начальника пути).
Невозможность совмещения по времени текущей клубной работы с учебным процессом, а также отсутствие в культурном отделе учкпрофсожа средств на содержание школы привели к трём последующим сменам её хозяев. Вначале Тайгинский
исполком взял это бремя на себя, затем произошла передача в ведение уездного
профбюро, а с октября 1922 г. – Томского Губпрофобраза на условиях самоокупаемости. Школа переехала на второй этаж (6 комнат) дома № 14 на первой улице. В
соответствии с утверждёнными программами, срок обучения по классу рояля составлял 4 года, по классу пения – 2 года. За уроки предусматривалась оплата в
сумме 500 рублей в месяц с лиц, входивших в профсоюз, и 600 руб. – для сторонних граждан. Для детей безработных и инвалидов руководство выделило 10% бесплатных мест.
В целях увеличения доходов в следующем году временно открыли класс балета. Постепенно на фоне безденежья музыкальный ажиотаж у горожан пошёл на
убыль. Общее количество учащихся в 1922-1923 учебном году уменьшилось до 50
мальчиков и девочек (по классу рояля – 30 человек, балета – 10, пения – 10), но
родители и этих детей не могли выделить требуемых сумм из скромного семейного
бюджета2. В начале 1923 г. школу вновь перевели в ведение города. Вопрос о финансировании зашёл в тупик, поэтому в марте её закрыли3.
Перед отделом народного образования райком поставил задачу: к 1 марта
1922 г. ликвидировать в уезде неграмотность. Только в городе не умевших писать
и читать насчитывалось около 2800 человек. С этой целью в январе 1921 г. была
образована специальная комиссии ГрамЧКа. К уже действовавшим 2-х недельным
Педагогический коллектив музыкальной школы 1-й ступени
1. Китаев К.Ф. организатор стаж 13 лет реальное училище
Ермолова Г.А. (с декабря 1922 г.)
2. Лянцева В.В. преподаватель
1 гимназия
3. Илинес М.М. преподаватель
9 6 кл. гимназии
4. Стрелкова Н.И. преподаватель 10 муз. училище
5. Родионова
преподаватель
19 гимназия
6. Симонов В.Н. преподаватель
27 хор.-муз. школа
7. Симонов А.А. делопроизводитель
6 кл. гимназии
1
2
3
ГАТО. Ф. р-28. Оп. 2. Д. 164. Л. 5–14.
ГАТО. Ф. р-28. Оп. 1. Д. 377. Л. 3–5.
ГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 778. Л. 35.
57
курсам в волостях было намечено открыть 30 школ грамоты. Популярным стал лозунг: «Неграмотный не может быть другом Советской России!».
С преобразованием Тайгинского района в уезд работы уже уездному отделу
наробраза (преобразован с 1 августа 1921 г.) существенно прибавилось. В предыдущий год в большинстве сёл и деревень школы не работали, в соответствии с поДетская библиотека-читальня
1921 г.
Уманцева Р.А. заведующая
Театр имени М. Горького
Серебряков Е.Д. декоратор
Пронин В.Н. смотритель театра
Работники культуры
Железнодорожный политический
клуб
1921 г.
Ряхин Д.М. заведующий
Дурей М.Ф. заведующий с октября
Ряхин Дмитрий М. драм. студия
Кулева О.Н. зав. библиотекой
Уездная библиотека-читальня
1921 г.
Рогалис Е.Н. (с сентября)
Суворова В.М. заведующая
Магорина С.М.
Каратюк М.Ф. конторщица
литикой продразвёрстки учителям продовольственный паёк не полагался. К началу
следующего года этот вопрос в центральных органах власти вроде был решён, но
предстояло много сделать, чтобы в многочисленных населённых пунктах организовать учебный процесс. В этой связи усложнилась структура отдела, который возглавил отозванный из губкома И.Ф. Анкудинов.
Руководители Тайгинского уездного наробраза1 октябрь 1921 г.
Анкудинов Иван Фёдорович – заведующий отделом
Клюкин Иван Петрович – заместитель заведующего отделом, с ноября - заведующий
Воскресенский И. - заведующий уполитпросветом
Вифлеемский Дмитрий Яковлевич – ответственный секретарь политпросвета
Целебровский Евлампий Николаевич – заведующий пропагандистским отделением
Троицкий Алексей Николаевич – зав. управлением соц. воспитания (школьный отдел)
Буримов Павел Петрович - заведующий дошкольным подотделом
Кайманович Василий Фёдорович – зав. административной частью и секретарь наробраза
Китаев Константин Фёдорович – заведующий художественным отделением
Левашёв Константин Миронович (август), Козлан Николай Иванович (с сентября)– зав. административным отделом
Сьедина – заведующая детским клубом
Впрочем, чтобы охватить такой масштабный участок работы явно не хватало
ресурсов небольшого отдела, да и квалификация многих сотрудников не соответствовала профилю работы. Отсутствовали средства для повседневных хозяйственных расходов. Рабочий день длился всего 6 часов (с 10.00 до 16.00). Этому
не способствовали и периодически проводимые в целях экономии сокращения работников аппарата, количество которых вместе с техническим персоналом уменьшилось с 22 (в 1920 г.) до 15 (в 1921 г.). В первые два месяца сотрудники приучались следовать инструкциям своего руководителя, а также приходить на работу
без опозданий и не уходить с неё раньше положенного. Сам заведующий одновременно исполнял обязанности главы политпросветительного комитета в райкоме
партии. Руководители секций и инструктора параллельно вели преподавательскую
деятельность в школах, имели постоянные партийные поручения в других сферах
городской жизни, так что полноценно заниматься проблемами организации образо1
ГАКО. Ф. 703. Оп. 1. Д. 8. Л. 4.
58
вания в уезде не могли.
Учитывая сложившиеся обстоятельства, в коридорах губернской власти было
решено в сентябре передать 6 городских школ I-й ступени в ведение Тайгинского
учкпрофсожа1. Железнодорожное ведомство, имевшее дореволюционный опыт руководства училищами, располагало финансовыми и кадровыми возможностями
продолжать эту деятельность в централизованном порядке из Томска силами специального учебного отдела. Новое ведомство реорганизовало указанные советские школы в четыре политехнические школы. Для учеников-сирот, проживавших в
двух общежитиях, открыла двери школа-коммуна.
В ходе проверки деятельности Тайгинского наробраза, проведённой в феврале 1922 г., было выявлено множество слабых мест. Так, в отделе не удалось наладить учёт прихода-расхода материальных ценностей и денежных средств (не велись соответствующие книги учёта, в штате не был предусмотрен счетовод). Возникли вопросы по поводу распределения поступавшего по разнарядке продовольствия и сладостей для детей. Его сотрудники не организовали культурнопросветительную работу в уезде, не хватало инструкторов. В сельской местности
остановилась деятельность изб-читален и народных домов. В этот период в Тайге
ещё не сформировался аппарат уездного исполкома, на административный ресурс
и помощь которого работники наробраза могли бы опереться. Они, как и их подчинённые в волостях, имели задержки в получении продовольственных пайков. Позорными назывались частые случаи найма деревенских учителей в батраки к зажиточным сельчанам. А ведь считалось, что работник школы должен являться носителем новой советской культуры. Вскрылись факты, когда некоторые учительские семьи зимой питались только жмыхом. В холодное время года нередкое отсутствие дров для отопления служебного помещения отдела являлось причиной
остановки его работы. В условиях неспокойной обстановки в уезде связь с волостными органами самоуправления и деревенскими школами оказалась чрезвычайно
слабой, борьба за ликвидацию неграмотности среди взрослых не велась.
Проверявшие чиновники со всей серьёзностью поставили вопрос о спасении
народного просвещения во что бы то ни стало. Аналогичные проверки проходили и
в других местах. По их результатам проверки в марте 1922 г. Тайгинский и Болотнинский наробразы были расформированы, их функции губернский наробраз поручил выполнять Томскому уездному отделу народного образования2.
Подводя итоги организации процесса образования и воспитания тайгинских
детей, нельзя забывать о тяжелейших экономических условиях, в которых приходилось вести эту деятельность учителям школ, воспитателям детдомов, работникам культурно-просветительных учреждений, аппарату отдела народного образования.
Обстановка заставляла руководителей наробраза (а среди них были и недав1
2
ГАКО. Ф. 703. Оп. 1. Д. 2. Л. 31.
ГАКО. Ф. 703. Оп. 1. Д. 7. Л. 50-52.
59
ние рабочие, и действующие учителя), мобилизованных партией на свои посты,
учитывать скромные возможности доставшейся в наследство школьной сети и поредевших педагогических коллективов. Начинались смелые эксперименты по
формированию в Тайге образовательной системы, состоявшей из советских школ,
небольших клубов, театров, библиотек, с её последующим перекраиванием с перспективой политехнизации учебного процесса.
Суровые годы революции, Гражданской войны и «военного коммунизма» бесследно не прошли для школьников (последней волны поколения Победителей). На
долю многих выпали тяжёлые испытания: потеря родителей, беспризорность, бедность, голод, наблюдение сцен жестокого насилия, многочисленных смертей от
тифа, других болезней и т. д. При естественной подростковой браваде всё пережитое и увиденное в совокупности способствовало формированию противоречивых
мотивов поведения детей. В целом эти мотивы сводились к выживанию в неблагоприятной среде. С одной стороны, они были направлены на самоутверждение посредством культивирования элементов агрессивного поведения в условиях активного уничижения в государственном масштабе прежнего института (церкви), на
контроль за соблюдением в семье морально-этических норм. С другой стороны,
наблюдалась тяга к знаниям и самовыражению в рамках творческого или трудового коллектива: в школе, клубах, кружках по интересам, библиотеке, на детских
площадках, спортивных секциях, на общественных огородах и т. д.
С тревогой о неблагополучных явлениях среди учащихся в местной газете в
марте 1921 г. писал заведующий собесом Д.И. Докшин: «Если вы присмотритесь к
поведению детей на улице, то поразитесь той грубой крайней распущенности, притом не только тех, которые уже вышли из школы, но, что всего прискорбнее, –
школяров 12–13 лет. Грубая брань, которая скорее к лицу фельдфебелю старой
армии, так и висит в воздухе, когда они идут из школы. Игры и забавы носят дикий
характер. Замечания постороннего лица бесполезны потому, что вы получаете за
это меткий удар в спину палкой или в лучшем случае ответ: «Не твоё дело», и т. д.
Кого винить в этом?»1. Автор заметки отметил пробелы в воспитании, допускаемые
занятыми на производстве, на собраниях и субботниках родителями, невнимательное отношение к родным чадам.
Упрёк прозвучал и в адрес педагогических коллективов отдельных школ, растерявшихся в новой обстановке, лишённых прежних привычных рычагов насильственного принуждения к дисциплине, ещё не усвоивших нового идеологического
содержания образовательного процесса.
Таким образом, ещё предстоял трудный поиск форм, методов и приёмов коммунистического воспитания подрастающего поколения, без участия которого все
намеченные партией цели в будущем были не осуществимы.
1
Знамя коммуниста. 12.03.1921. № 15.
60
Глава II. Станция и город в условиях НЭПа (1921–1927)
21 марта 1921 г. ВЦИК на основании решений X съезда РКП(б) издал декрет о
кардинальном увеличении в сельском хозяйстве страны посевных площадей,
напрямую увязывая этот вопрос с объявленным переходом от продразвёрстки к
хлебному продналогу. Сдавшие его крестьяне получали право продавать излишки.
В центральных и местных газетах стали появляться статьи о преимуществах хозрасчётных отношений. Таким образом, партией был взят курс на переход от «военного коммунизма» к новой экономической политике (НЭПу).
Шёл четвёртый год пролетарской революции. ЦК партии большевиков и Советское правительство мобилизовывали все возможные ресурсы молодого государства, чтобы поскорее покончить с разрухой, запустить заводы и фабрики, на путях НЭПа укрепить смычку рабочих и крестьян, улучшить снабжение городского
населения. А в народе уже бытовало мнение: «Всё, как было, только хуже»1.
2.1. Будни и проблемы железнодорожников
Хотя и медленно, но железнодорожный транспорт продолжал восстанавливаться, в том числе и в Сибири. Возрастали объёмы погрузки угля, изделий промышленности, леса, хлеба. В Тайгинском узле под руководством Э.И. Таурит
(начальник 2-го участка службы тяги) и его помощников (Е.В. Шульце, В.М. Шишлянникова, И.И. Павлова, Ф.В. Медынского), Л.М. Болотова (начальник 2-го отделения движения), Н.Ф. Соколова (начальник локомотивного депо), Е.И. Васильева
(начальник службы электроснабжения), М.Ф. Яворского (начальник телеграфа),
В.П. Григоровича (начальник ШЧ-1) и других заработали некоторые мастерские,
депо, оживало станционное хозяйство в целом. На станции было создано отделение железнодорожной милиции2
Однако трудностей было ещё очень много. Изношенность подвижного состава
не позволяла увеличить вес поезда более чем на 1000 тонн. Остро стояли вопросы
рабочих кадров, жилья, зарплаты и т. д. На дороге ещё громоздким оставался
управленческий аппарат, запутанной и сложной – система оплаты труда, часто
случались перебои в выдаче зарплаты деньгами и продуктами. Станция была забита более 2000-ми беженцами из голодающего Поволжья3.
По решению партии с 14 апреля 1921 г. Народным комиссаром путей сообщения и одновременно с совмещением должностей председателя ВЧК и Наркома
внутренних дел (1919-1923 гг.) назначается Ф.Э. Дзержинский. Оценивая роль
транспорта как кровеносной системы народного хозяйства страны, он хорошо поШульгин В.В. Три столицы. М.: Современник, 1991. С. 48.
ЦД НИТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 315б; Д. 372. Л. 85. В феврале 1921 г. в отделении служили Макрушин
Адольф Петрович, Чернов Сергей Николаевич, Алексеев Валентин Евлампиевич. В октябре 1921 г.
начальник отделения Гордиевский набрал новый штат милиционеров.
3 Елизаров И.В. В те далёкие двадцатые // Тайгинский рабочий. 1.03.1984. № 27.
1
2
61
нимал, что подъём экономики нельзя осуществить без решения проблем с металлом, топливом, равно как и обеспечения горожан продовольствием, а крестьян –
орудиями труда.
К концу 1921 г., как следствие перечисленного выше, на Томской ж. д. резко
снизились темпы перевозок и производительность труда. Люди недоедали, работали в неотапливаемых помещениях, некоторые не имели тёплой одежды, обуви и
поэтому сидели дома. И это – при острой нужде в кадрах! В тайгинском депо не
хватало 113 слесарей, 122 помощников слесаря и 167 чернорабочих.
В январе 1922 г. новый нарком во главе специальной правительственной комиссии, сформированной для организации вывоза продовольственных грузов с восточных районов страны, приехал в Омск. «Положение транспорта в Сибири, – заявил он, – я нашёл в состоянии полнейшего хаоса, совершенно неподготовленным
к тем заданиям, которые возлагал на него Центр по перевозке продовольствия и
семян»1. Комиссия пришла к выводу, что основными причинами плохой работы дорог являются отсутствие в железнодорожном хозяйстве надлежащего порядка,
низкая дисциплина и плохое снабжение.
Дзержинский убедился в том, что эффективно управлять дорогами только из
центра невозможно. Одновременно укрепилось убеждение в необходимости коренной перестройки всей работы транспорта. Среди первоочередных мероприятий
стало сокращение в 5 раз штатов центральных учреждений наркомата с направлением его специалистов на службу в регионы. На транспорте вводился хозрасчёт и
плата за перевозки, отсутствовавшая в период «военного коммунизма». Железнодорожникам были выделены усиленные пайки, одежда и обувь (валенки, полушубки, шапки). С 1 февраля 1922 г. постановлением Совнаркома «О применении на
транспорте начал хозяйственного расчёта» вводились новые, более высокие тарифные ставки, повышалась норма выдачи продуктов, выделялись дополнительные средства и материалы на ремонт железнодорожных путей и подвижного состава. С помощью Сибревкома принимались чрезвычайные меры, в частности, не
справлявшихся со своими обязанностями работников оперативно заменили новыми. Правда среди малочисленного слоя инженеров и техников очереди на замещение вакантных мест не было, поэтому использовалась практика назначения на
руководящие посты выдвиженцев – преданных Советской власти квалифицированных рабочих из числа коммунистов, прошедших двух-трехмесячные курсы партийно-политического просвещения и знакомства с азами управленческой деятельности.
Сиббюро ЦК РКП(б) решило провести ударную неделю по улучшению партийной и массово-политической работы на транспорте и дало губкомам соответствующие указания. Главная часть этой работы, – говорилось в директивном письме, –
должна падать на цеховые комячейки. Они были обязаны создать боевое настроение у коммунистов, заинтересовать всех железнодорожников в немедленном под1
Елизаров И.В. Поднимая работу транспорта // Тайгинский рабочий. 19.07.1980. № 86.
62
нятии транспорта.
По станциям Сибирской магистрали разъехались руководящие партийные и
советские работники, оказавшие конкретную помощь местным партийным комитетам в налаживании хозяйственной и партийно-политической работы. Так, 31 января 1922 г. в Томске состоялось межведомственное совещание по вопросу усиления
помощи транспорту, в котором принял участие секретарь Сиббюро ЦК Е.М. Ярославский.
На следующий день он и комиссар (первый руководитель) Томской дороги
т. Кулехов приехали в Тайгу. Перед собравшимися в веерном депо был сделан доклад о работе IX съезда Советов. Многочисленная аудитория железнодорожников
слушала с огромным вниманием. Стало совсем тихо, когда Емельян Михайлович
сказал: «От имени Центрального Комитета, лично товарища Ленина, я прошу железнодорожников Тайгинского узла как можно быстрее, в установленный срок полностью восстановить работу узла, пропускать без каких бы то ни было задержек
поезда. Этим вы поможете Красной Армии быстрее добить войска интервентов на
Дальнем Востоке»1.
На вопросы, градом сыпавшиеся со всех сторон, отвечали оба гостя. Подавляющим большинством участники собрания решили: ещё выше поднять производительность труда, помочь голодающему населению Поволжья и постоянно заботиться об укреплении мощи Красной Армии. Затем Е. Ярославский подробно ознакомился с работой только что организованного агитпункта на станции Тайга, дал
ряд практических советов, как лучше поставить пропагандистскую работу для воинских эшелонов, следовавших на Восток. По просьбе работников редакции местной газеты «Знамя коммуниста» он внимательно изучил предоставленную подшивку её номеров, сделал многочисленные пометки и посоветовал учиться писать у
рабкоров: «Язык их заметок доходчивее и понятнее, чем у вас, газетных работников».
Выступая на IV конгрессе Коминтерна (ноябрь 1922 г.), В.И. Ленин с гордостью говорил, что новая экономическая политика уже принесла оживление крестьянского хозяйства, торговли и лёгкой промышленности, налаживалась финансовая система и кооперация, укреплялся государственный аппарат в центре и на
местах, но для создания тяжёлой промышленности приходилось экономить на
школах и других важных для населения социальных программах. Однако от состояния оживления до более или менее сносного обеспечения пролегала огромная
дистанция.
В сентябре 1922 г. бывший сотрудник городской газеты Е. Целебровский писал: «Нет нигде такой текучести рабочих, как в Тайге. Соблазнившись дешёвым
лесом, ехали люди, строились, но потом сбегали… Зарплата и продукты выдаются
нерегулярно, заработок служит лишь дополнением к карликовому хозяйству, которое завёл почти каждый семейный рабочий. На базаре обилие молока, но спеку1
Тайгинский рабочий. 5.05.1960. № 53.
63
лянты подняли его цену до 300000 руб. за литр. Станционные столы заняты теми
же спекулянтами. Цены на муку стали 7-8 млн рублей за пуд, на мясо – 450-500
тысяч рублей за килограмм. Частных лавчонок появилось много, но цены в них
диктуют нэпманы». Автор сообщал, что в Тайге побывали американские бизнесмены. Узнав об обилии мяса и угля, предлагали построить бумажную фабрику. Но с
концессией ничего не вышло.
О нелёгкой жизни железнодорожников говорилось на экстренном собрании
рабочих депо, состоявшемся 26 августа 1922 г. Поводом для него послужила трёхмесячная задержка зарплаты и перебои в снабжении продуктами. Раздавались голоса о начале забастовки. Собрание направило своих представителей в Томск,
чтобы рассказать о бедствиях тайгинцев. Не выдержав испытаний, некоторые рабочие увольнялись и уезжали в Россию.
Первый выпуск школы ФЗУ (1922–1926 гг.). Слева направо нижний ряд: М.Н. Малючков, Бохан, Арзамасцев.
Средний ряд: преподаватели Н. Пахомчик, И.В. Бернацкий, Борисов, ?. Третий ряд: Борисов, Северинов, И.
Левашкин, ?, ?, ?.
В сложившихся условиях в целях подготовки рабочих кадров из местной молодёжи осенью в 1922 г. было открыто фабрично-заводское училище (ФЗУ) (или
школа ученичества с четырёхлетним сроком обучения). Его учебно-показательная
слесарно-токарная мастерская приютилась в уголке вагонного цеха, столярная – в
64
другом конце, рядом с конторой цеха. В городе за учащимися прочно закрепилось
общее для всех прозвище – фабзайчата или фабзайцы. На обучение принимались
дети железнодорожников в возрасте с 15-16-ти лет, окончившие хотя бы школу I-й
ступени (трехлетнее начальное образование).
В 1925 г. в подготовительной группе ФЗУ теоретические занятия посещали 30
человек, 66 человек первого и второго года обучения уже трудились в мастерских.
13 учащихся третьего года обучения в марте перешли к выполнению годового задания: ремонту пяти паровозов. По установленным правилам, первый паровоз
должен быть закончен в течение 4-х месяцев, второй – 3-х, третий – 2-х, четвёртый
– в один месяц. Последний, пятый паровоз, являлся экзаменационной работой, и
отремонтировать его следовало самостоятельно, без помощи инструктора1. 9 октября учащиеся 3-й и 4-й групп приступили к среднему ремонту паровоза серии 0
типа 0–3–3–3 за № 3140. К 10 декабря он был уже закончен. На работы затратили
6442 часа вместо 11356-ти, положенных для фабзайчат. Паровоз успешно прошёл
обкатку до разъезда Яшкино, а затем с поездом весом в 1000 тонн – до ст. Болотная. В 1920-1930-е гг. ФЗУ служило надёжным каналом поставки обученных слесарей, станочников, рабочих других железнодорожных
специальностей.
Учитывая наличие в Тайге большой группы высококвалифицированных кадров, в 1923 г. при содействии начальника депо С.Н. Панькова (1923–1925 гг.)
была открыта трёхлетняя техническая школа паровозных машинистов, готовившая руководителей паровозных бригад для всех узловых станций Томской
железной дороги. Организовывались годичные курсы
для помощников машинистов, электросварщиков. Таким образом, была создана многоуровневая система
обучения и повышения квалификации по основным
Каменев Сергей Сергеевич
профессиям.
(1881-1936)
Поддержать трудовой энтузиазм железнодорожников стремились многие следовавшие через станцию видные государственные
деятели. Проездом из Москвы 5 сентября 1924 г. тайгинских рабочих посетил
бывший Главком вооружёнными силами республики (июль 1919 – апрель 1924 гг.),
недавно назначенный на должность инспектора РККА (рабоче-крестьянской Красной Армии), полководец Гражданской войны Сергей Сергеевич Каменев. На вокзале в честь легендарного гостя прошёл многолюдный митинг-встреча, на котором
военачальник подчеркнул, что победа Красной Армии была тесно связана с работой железнодорожного транспорта2.
В период перехода к НЭПу (1923-1925 гг.) был усилен режим экономии на
1
2
Красное знамя. 21.02.1925. № 43; 26.09.1925. № 220; 10.01.1926.
Красное знамя. 7.09.1924 г.
65
всех участках ж. д. узла. Периодически сокращались штаты во всех мастерских.
Только в декабре 1924 г. из 867 работников службы тяги к увольнению были представлены 54 человека1.
После Всесоюзной конференции по научной организации труда (НОТ), проходившей в Москве в начале 1924 г., повсеместно стали созываться производственные совещания, с деятельностью которых связано начало массового НОТовского
движения на Томской ж. д. В августе 1924 г. в Тайге на партийно-производственной
районной конференции оживлённо прошло обсуждение работы всей дороги. Внимание активистов было обращено на ликвидацию резко бросающихся в глаза недостатков, которые не требовали специальных обследований и представляли
лишь элементарное улучшение условий производства, без чего невозможна подлинно научная организация труда.
Проблема режима экономии обсуждалась на
XIV партийном съезде (декабрь 1925 г.) и последующих пленумах ЦК ВКП(б). Учитывая её государственное значение, на Тайгинском узле кампанию
по внедрению научной организации труда и режима
экономии возглавил учкпрофсож (председатель
Р.Б. Квятковский). Только за шесть месяцев, т. е. до
ноября 1925 г. на производственных совещаниях и
в производственных комиссиях было рассмотрено
более 180 вопросов, из них 70% проведено в жизнь.
Выяснялись причины пережога топлива в паровозах, нерационального распределения квалифицированных рабочих, нерегулярной замены пришедКвятковский Роман
шего в негодность инструмента, низкого уровня меБрониславович Фото 1926 г.
ханизации вагонного цеха, выявлялась необходимость хронометража для установления приемлемых расценок по работам текущего ремонта вагонов и т. д.2. В январе 1926 г. вопрос о роли профсоюзов в обеспечении научной организации труда обсуждался на Всероссийском съезде железнодорожников. От Тайги на форум были делегированы беспартийный рабочий В.
Зданкевич и т. Гусев (с совещательным голосом).
На XI-й Тайгинской районной партийной конференции, проходившей в апреле
1926 г., выступающие говорили об устойчивом увеличении зимой 1925-1926 гг. суточной нагрузки на подвижной состав, о начавшемся росте численности рабочих
(на 16,6%). С введением для локомотивных бригад нарядной системы, «не особенно дружелюбно встреченной паровозниками», более планомерной стала работа
участка тяги. Рапорт райкома об успехах роста средней по узлу заработной платы
до 43 рублей в месяц (кстати, меньшей, чем для рабочих прямого участка ст. Бо1
2
Красное знамя. 3.12.1924. № 277.
Таскаев Н. У истоков НОТ в Кузбассе // Тайгинский рабочий. 18.11.1969. № 137.
66
лотной) спровоцировал резкие выступления делегатов С.А. Леонова и Мацулевича. Они рассказали (намекая на причины недавней Анжерской стачки) о диспропорции в начислении зарплаты, когда, например, принятый на работу кочегар (недавний крестьянин) получал её в большем размере, чем квалифицированный рабочий текущего ремонта. Или старший диспетчер – 63 рубля, а дежурный по станции – 114 руб., в то время, как работа первого значительно сложнее1.
С переводом на хозрасчёт рабочие не всех участков почувствовали его преимущества в денежном выражении. Так, на текущем ремонте вместо ожидаемых
60-80% приработка слесари стали получать только 40-50%. Неудовлетворительная
мотивация труда приводила к снижению качества ремонта паровозов2.
При всех месткомах были созданы комиссии по охране труда, а при учкпрофсоже введена должность соответствующего инспектора. Вместе с комиссиями он
фиксировал случаи нарушения техники безопасности, повлёкшие за собой утрату
временной или постоянной трудоспособности, а также смертельные случаи. Обследовали и бытовые условия. Так, в январе 1925 г. отмечалось отсутствие в рабочих бараках вентиляции, люди спали в одежде на нарах, отдельные помещения
использовались ими как спальня, столовая и кухня одновременно3.
В целом условия производства с точки зрения комфорта и безопасности были
далеки от желаемого состояния. О них в феврале 1925 г. на страницах губернской
газеты «Красное знамя» рассказывали передовые работники узла: сторож службы
пути Ф. Прудников, кузнец К.И. Панкратов, секретарь партячейки службы пути П.И.
Попов, токарь Скрыпник, машинист А.М. Пусловалов, бригадир текущего ремонта
В.И. Кокшаров, председатель месткома № 1 Н.А. Кожемяченко и др.
Они обратили внимание на ряд «ненормальностей», усложнявших и без того
тяжёлый физический труд железнодорожника, к примеру то, что помещение кузницы вследствие слабой вытяжки быстро заполнялось дымом, газом и работать в таких условиях было небезопасно. Грузовые поезда, состоящие из 30-50 вагонов,
вынуждены сопровождать большие бригады из 7-12 кондукторов и 2-х смазчиков,
для которых выделялся отдельный вагон-теплушка. Время следования до ст. Болотная составляло 10–12 часов со стоянками на каждой станции для отцепки неисправных вагонов. На узловой станции их ремонт осуществлялся практически на
улице, подсобные цехи располагались в вагонном сарае (бывшее веерное депо).
Там единственными механизмами являлись кувалда и круглая пила. Ручным
домкратом слесари поднимали вагон, после разборки узлов детали переносили на
плечах, предварительно подкладывая мешочки с песком, чтобы не получить синяков и ссадин. Отсутствие краски восполнялось использованием сажи, которую приходилось брать у владельцев частных домов. Взамен выполнялись мелкие заказы
1
2
3
ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 239. Л. 10, 19; Красное знамя. 18.06.1926. № 137.
ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 239. Л. 59.
Красное знамя. 18.01.1925. № 15.
67
на поделку из старого железа вёдер, тазов и другой домашней утвари1. Вследствие
медленных темпов и низкого качества ремонта по всему пути возле линии валялись разбитые вагоны, которые долгое время не поднимались из-за отсутствия
специальной техники2.
Прудников Фёдор (1885 г.р.)
Скрыпник (1889 г.р.)
Панкратов Кузьма Иванович
(1897 г.р.)
Пустовалов Алексей Михайлович
(1862 г.р.)
Попов Павел Ильич (1900 г.р.)
Кокшаров Василий Иванович
(1889 г.р.
Не меньше проблем испытывали слесари текущего и среднего ремонта, в
тёмное время суток работавшие при факельном освещении. В связи с закрытием
литейной необходимая продукция по заказам поступала из Барнаула, и чаще не та,
что требовалась в текущий момент. Токарный парк не обеспечивал потребности в
нарезке болтов, а чтобы их открутить-закрутить слесарь бегал за ключами в инструментальную, расположенную далеко от депо. Выпуск паровозов из среднего
ремонта и приём отремонтированных узлов иногда проводили без присутствия администрации, что с позиций контроля качества и регламента являлось недопустимым3.
В таких непростых условиях местная молодёжь и трудоустроенные выходцы
из окрестных деревень приобретали профессиональные навыки, а опытные рабочие демонстрировали своё мастерство. Так, в апреле 1925 г. у паровой машины
электрической станции сломался главный вал, вследствие чего город и железно1
2
3
Красное знамя. 17.02.1925. № 39.
Тайгинский рабочий. 11.04.67. № 43.
Красное знамя. 14.03.1925. № 60; 6.01.1926. № 4.
68
дорожный посёлок остались без освещения. Брать наряд на ремонт старого вала
отказался не только начальник участка службы тяги, но и главные красноярские и
барнаульские мастерские. Машина бездействовала два месяца и простояла бы
ещё неизвестно сколько времени, если бы частным порядком (за 10 рублей) кузнец
депо Шувалов и токарь Скрыпник не сварили и обточили эту деталь1.
В 1926 г. правление Томской ж. д. объявило конкурс «по изобретениям и
улучшениям техники транспорта». По пятибалльной системе учитывались новизна
предложения, производственный эффект и показатели экономии. 1-ю поощрительную премию в сумме 175 рублей получил Панкратов А.И., слесарь 2-го участка пути
ст. Тайга, представивший проект «Приспособление для опускания рычага на снегоочиститель системы Бурковского». Комиссией было заявлено об обязательном
использовании приспособления на всех 13-ти снегоочистителях Томской ж. д. с
ожидаемой экономией в сумме 400 рублей в год2.
Свои изобретатели имелись в каждой службе. В связи, например, слесарь Даниил Пироженко сконструировал и внедрил электро-паромагнитный регулятор. В
депо мастер Поморцев изобрёл и запустил станок для резки дымогарных труб, который за час резал их в количестве 100 штук, т. е. в 8 раз больше, чем обычным
ручным способом. С помощью станка кузнец стал за три смены варить 180 штук
труб вместо 60-ти, как раньше. Поморцев сконструировал прибор для чеканки труб,
клёпки заклёпок, сверления дыр с применением во всех случаях энергии сжатого
воздуха, увеличив производительность труда более, чем в два раза3.
На фоне достижений и существовавших в организации труда недостатков постоянно шла борьба за своевременный выход паровозов из депо на линию. Показатели работы паровозных бригад являлись конечным результатом усилий всего
транспортного узла, поэтому условиям их труда, отдыха и материального стимулирования уделялось особое внимание. В 1925 г. в штате депо, которым обслуживались все поезда на участке Новониколаевск-Мариинск и Томской ветке, числилось
203 человека. Рейс в один конец иногда мог длиться до 16 часов. Средний заработок машиниста с поверхностными составлял 80 рублей, помощника – 60 руб., кочегара – 35 руб. в месяц, что при постоянных разъездах считалось совсем немного.
Каждый паровозник в месяц должен был выработать 192 часа и выездить 3700
вёрст на пассажирском поезде или 2300 вёрст на товарном4.
Первый год проведения кампании по повышению производительности труда
показал отсутствие существенных сбоев в работе службы движения. Увеличились
объёмы коммерческой работы станции: погрузка, выгрузка, сортировка грузов нового (1925 г.) урожая. В депо стала появляться современная техника. В декабре
1926 г. на станцию прибыл первый локомотив советской сборки новой конструкции
1
2
3
4
Красное знамя. 1.08.1925. № 173.
Красное знамя. 11.03.1927. № 58.
Красное знамя. 6.07.1926. № 150; 13.06.1926. № 133.
Красное знамя. 20.03.1925. № 64.
69
«СУ» № 97-46. Чтобы посмотреть на него, устраивались настоящие паломничества
групп рабочих с других участков1.
На 1 октября из 719 имевшихся в наличии вагонов, «больными» (неисправными) числились 356. Общая загрузка станции подвижным составом составляла
90%. Сигнализация и оборудование
для освещения находились в хорошем состоянии. Движенцы и тяговики добились ликвидации задержек пассажирских поездов. Однако
вследствие неравномерной погрузки и неправильного формирования
товарных составов имелись случаи
простоев поданных паровозов. В
течение последних лет недостаточно внимания уделялось ремонту
8 марта 1925 года чествовали женщин – героев труда
производственных помещений. У А.В. Никитина, 55 лет. Вдо- Ф.К. Одинцова, 41 год. Вдова,
здания вокзала во время дождей ва, на руках трое детей, двое детей, уже 10 лет прорас 13 лет, уже 18 ботала на транспорте, вначауже протекала крыша, обвалива- работала
лет трудится водоливом.
ле поломойкой, затем водолась штукатурка, в аналогичном соливом.
стоянии находилась водогрейка и стрелочные посты2.
Больным местом оставались частые случаи обрыва состава. На производственном совещании в январе 1927 г. его участники обсудили причины браков. Было установлено, что статистика обрывов распределилась следующим образом:
40% случаев из-за недоброкачественной сварки тяговых приборов, 30% от неправильного составления поездов, и 30% приходилось на ошибки машинистов (незнание профиля пути, небрежное содержание паровоза и неисправность тормозов).
В середине 1920-х гг. на различных собраниях всё чаще стала звучать тема
борьбы с уклонами на производстве. Так, отрицательными считались проявления
спецеедства и хвостизма. Спецеедство выражалось в недоверчивом, если не
враждебном, отношении некоторых партийцев и просто рабочих к специалистамруководителям. Чувство политической бдительности к классово чуждому элементу
в рабочей среде ещё присутствовало в обострённом состоянии. Нередко этим
пользовались недобросовестные подчинённые, чтобы в собственном промахе
огульно обвинить своего начальника. На этой почве иногда допускалось игнорирование указаний руководителя, высказывались угрозы в адрес «контрреволюционера» инженера.
Хвостизмом в партийных кругах стали называть тенденцию соглашательства
с недовольными или сочувствие той или иной точке зрения, идущей в разрез с об1 Тайгинское депо получило 9 таких паровозов, ещё требовавших конструкторской доработки: часто лопались бандажи, у всех плохие элементы, после каждой поездки по две недели стояли в ремонте.
2 Красное знамя. 3.11.1925. № 252; 21.01.1927. № 17.
70
щей линией партии и её органов на местах1. Некоторые горячие головы открыто
возмущались, почему в лесничестве трудится дочь бывшего купца Пантелеева, а
на станции на должность конторщицы приняли дочь священника, которая якобы не
нуждается в работе?
С нарастанием грузопотока руководство Томской ж. д., учитывая нехватку паровозов, с февраля 1927 г. ввело новый порядок их использования, названный
обезличенной ездой с удлинёнными плечами обслуживания поездов. За паровозными бригадами уже не закреплялись локомотивы, а подавались для каждой поездки свободные. Тем самым существенно сокращалось время простоя техники,
увеличивался её пробег, появлялась возможность уменьшить количество паровозов. Одновременно имелась в виду экономия угля, который ранее в немалых объёмах сжигался во время вынужденного (пока отдыхает бригада) поддержания машины в горячем состоянии (гасить топку после каждой поездки нельзя). А если локомотивы быстро износятся, то выражалась надежда поскорее получить новые паровозы с усовершенствованной конструкцией.
С личным составом депо (с 1925 по 1928 гг. начальник депо – А.М. Абрамов)
была проведена разъяснительная работа. Однако с самого начала в рабочей среде у данной идеи появились свои сторонники и противники. Первые послушно поддерживали её потому, что на внедрение имелся приказ сверху, и «там» уже посчитали требуемую экономию. Большинство партийно-хозяйственного и профсоюзного
актива, подчиняясь общей дисциплине, было вынуждено пропагандировать обезличенную езду.
У скептиков оказались гораздо весомее аргументы, которые не заставили долго ждать своего подтверждения уже в первые недели работы по-новому. «[Моя]
должность монтёра-приёмщика, – рассуждал о наболевшем Потап Ефименко2, –
введена в связи с переходом от «хозяйской» езды на паровозах на обезличенную.
Наши паровозники сейчас переживают переломный момент. Конечно, преимущества за ездой обезличенной, но у нас ещё много недостатков, мы к ней плохо подЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 239. Л. 113; д. 241. Л. 56. Красное знамя. 11.07.1925. № 155; 6.07.1926. №
150.
2 Машинисты братья Ефименко Потап и Захар в годы Гражданской войны активно помогали тайгинским
подпольщикам, одним из руководителей которых был их брат Мартирий.
Потап Илларионович родился в 1890 г. Трудовую деятельность начал в 1906 г. слесарем Тайгинского
депо, с 1911 г.– кочегар, а потом в течение 38 лет работал машинистом. В 1917 г. Он являлся активным
сторонником Советской власти. В годы колчаковщины вёл активную подпольную деятельность, за что в
1918 г. был арестован и заключён в Томскую тюрьму. После Гражданской войны избирался председателем районной контрольной комиссии РКП(б), партийным организатором цеха эксплуатации паровозного депо, неоднократно избирался членом пленума Тайгинского горрайкома партии. В 1934 г. П.И.
Ефименко был делегатом XVII съезда партии (по установленным во второй половине 1950-х гг. данным,
из 1966 делегатов съезда с решающим и совещательным голосом репрессиям подверглись 1103 чел.,
из них расстреляно 848 чел.). За самоотверженный труд П.И. Ефименко был награждён орденом Ленина, орденом Отечественной войны первой степени, медалями «За трудовую доблесть» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Умер в Тайге 28.01.1958 г. (Тайгинский рабочий. 30.01.1958. № 13).
1
71
готовились.
Машинист сейчас, принимая машину, не уверен – исправна ли она. Сейчас ощущается острый недостаток в квалифицированной рабочей силе. Раньше мы
работали на 70 паровозах, а теперь работаем на 112.
За всеми нужно доглядеть, всё нужно осмотреть,
подлечить, если это требуется, подремонтировать. С
текущим ремонтом мы не справляемся, мы не успеваем.
Слаб у нас надзор за промывкой. Нет плановости. Отступления при промывке от технических правил в результате дают течи дымогарных труб. Работаем мы сейчас по пятидневкам. Но и тут бывают
промахи. Мы не можем построить настоящего плана
Ефименко
Потап Илларионович
и на пять дней. Сегодня требование на пять пар паФото 1950-х гг.
ровозов, а завтра на девять и т. д. В результате,
недодачи паровозов. Плохие паровозы (27 старых декапотов) получены от Омской
дороги, у новых паровозов лопаются бандажи, и даже не в поездках, а в депо.
Слишком туга натяжка»1.
О низком уровне ремонтных работ писал дежурный кочегар депо Мартьянов:
«Остро ощущается недостаток в квалифицированной рабочей силе на текущем
ремонте паровозов. Машины частенько приходится выпускать из депо без ремонта. Но ещё хуже то, что и имеющуюся силу не умеют использовать. Кричат первого
попавшегося: – Эй, Мишка, Ванька, идите инжектор справьте.
Идут исправлять, а сами его раньше и не видели. Возятся смену, возятся две,
а инжектора так и не исправят. Так делают только плохие хозяйственники.
Ежегодный грех, ежегодная беда – это то, что никогда вовремя не ремонтируют, не отопляют депо. В депо зимой невозможный холод. Подают паровоз, он кругом обмёрзший. Покопаются около него слесаря несколько минут, бегут к печке
греться. Это же не дело. Или, каждое стойло паровоза имеет по две трубы. Свободные трубы никогда не закрываются. Топим на ветер»2.
О низком качестве ремонта паровозов говорили и участники XII Тайгинской
районной партийной конференции (2-4 марта 1927 г.). Делегаты И.Ф. Лагздвинь3 и
Черников привели такие данные: если раньше машинист на перегон затрачивал 1
час, то сейчас на том же «отремонтированном» паровозе проезжают его в течение
3-х часов4.
24 апреля 1927 г. на Пасху сгорела крыша промывочного депо. Причиной явиКрасное знамя. 28.03.1927. № 69.
Красное знамя. 17.03.1927. № 60.
3 Репрессирован в 1930-е годы.
4 ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 241. Л. 51 об.
1
2
72
лось несоблюдение допустимых размеров разделки дымохода печи для сушки песка. Организация тушения пожара явилась примером вопиющей расхлябанности со
стороны технического персонала. Возгорание было замечено в 22 часа 15 минут.
По тревоге несколько рабочих бросились тушить пожар. Явившаяся с опозданием
на час пожарная команда была в пьяном состоянии.
Сам брандмейстер ещё как-то отдавал распоряжения, но у многих огнеборцев пожарные рукава просто вываливались из рук. Администрация растерялась, начали тушить изнутри, но не предупредили
водокачку о подаче воды. К руководству тушением
пламени приступили секретарь райкома Г.Я. Бедейц
и другие посторонние руководители, создавая
управленческий хаос. Вызванный из Томска экстренный поезд для отправки пожарной команды в
Тайгу составлялся более полутора часов.
Пожарные рукава оказались неисправными,
Торопов, член Тайгинского исполкома
(1923), начальник I отделения службы мощный дизельный мотор, который должен был поэксплуатации
давать воду, остановился почти на час. СбежавшиеТомской ж. д. фото 1927 г.
ся горожане, а среди них были и железнодорожники,
обязанные по правилам того времени посильно помогать огнеборцам, лишь пассивно созерцали яркое зрелище. Пожар ликвидировали лишь к 6 часам утра. Дорога понесла убытки в сумме 10 тыс. рублей.
По поводу случившегося президиум Тайгинского райкома ВКП(б) провёл расширенное заседание. Его участники отметили непозволительное участие коммунистов в праздновании Пасхи (некоторые партийцы не явились для ликвидации бедствия), отрицательные моменты неправомерного вмешательства различных чинов
в действия пожарных, «подтыкавших под нос» брандмейстеру наган и сковавших
его инициативу, их грубость в отношении рабочих1.
По итогам проведённого следствия виновные лица (смотритель зданий отдела пути В. Павлов, начальники 2-го участка службы пути Максимовский (уволившийся) и Балакшин (новый руководитель), а также пожарный инструктор Ф. Кавриго) за халатное отношение к исполнению служебных обязанностей отделались выговорами. Брандмейстера уволили2.
Несчастный случай заставил руководство Томской дороги, наконец, обратить
внимание на проблемы Тайгинского узла. В течение последующих нескольких месяцев ремонтные цехи оснащались новым оборудованием. Была произведена перепланировка помещения участка среднего ремонта, проведена пневматика, установлен пресс для зажима всевозможных втулок, механизирован кран для перетяжки бандажей, организована наварка дымогарных и жаровых труб, сделана трубо1
2
ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 241. Л. 157.
Красное знамя. 28.04.1927. № 95; 6.10.1927. № 228.
73
резка и установлены специальные горны. После проведённых усовершенствований выпуск машин из ремонта поднялся до 6 паровозов в месяц, их простой на
подъёмнике сократился в среднем с 35 до 23 дней. К этому времени потребность в
паровозах при обезличенной езде стала выражаться уже в 40 локомотивах, тогда
как при «хозяйской» – в 52-х. К концу года Тайгинский железнодорожный узел располагал 111 паровозами, из которых 10 находились в бронированном запасе, 22 –
во временном запасе, в среднем ремонте – 7, ожидали ремонта – 2. Таким образом, для работы в зимний период парк был готов1.
И если в техническом отношении на станции уже намечались заметные изменения к лучшему, то производственная дисциплина продолжала «хромать на обе
ноги». В начале 1928 г. в два раза в сравнении с аналогичными месяцами 1926–
1927 гг. возросли измерители (показатели – Н.М.) невыходов на работу, особенно
по причине пьянства. За последние два года до 500 в год выросло количество
несчастных случаев, против в среднем 200 в предыдущие периоды.
Январские события 1928 г. заставили руководство дороги и узла серьёзно задуматься о путях решения запущенной проблемы воспитания кадров. Ночью 21
января бригады двух паровозов № 643 (машинист Моисеев, помощник Грибунин,
кочегар Зайцев) и № 635 (машинист Лупинович, помощник Колядо, кочегар Гапонов) торопились подать свои машины, первая – под томский поезд, вторая – в депо
на промывку. Не обращая внимания на предупреждающие сигналы, на путях станции они устроили гонку – кто первым пройдёт стрелку. В результате машины на
большой скорости столкнулись у заветного места, стрелку разрезали, № 635-й оказался подброшенным кверху, а тендер № 643-го въехал ему в буфера. Одним словом машины «обнялись» и «поцеловались», ущерб составил 315 тыс. рублей. Случай, как выразился один из машинистов, «всю Тайгу поднял на дыбы».
На экстренно организованных для профилактики собраниях вспомнили другие
недавние происшествия. Во время одного из них поезд машиниста Васюкова, «горчайшего пьяницы», «раздавившего не один мерзавчик», с международными вагонами и сотнями людей, промчался по больным станционным стрелкам ст. Ижморская со скоростью 25 км в час вместо 5-ти. До Мариинска Васюкова уже «на дремоту сводило» в то время, как состав летел со скоростью 60 км в час, не разбирая ни
входных, ни выходных стрелок, ни семафоров. Лишь по прибытии в Мариинск его с
паровоза сняли. В другом случае машинист Горюнов после бурных крестин так
опохмелился на работе, что свалив с путей паровоз «расстроился» и, не сдав его
подошедшей смене, удрал домой. В третьем – следующий пьяница-машинист не
заметил, как проехал Мариинск, но затем вернул большой состав обратно без дачи
какого бы то ни было сигнала и предупреждения. В четвёртом – уже другой машинист два раза останавливал поезд, чтобы подраться с кочегаром.
Вспоминали и более мелкие происшествия, свидетельствовавшие о неблагополучном состоянии трудовой дисциплины и снисходительном отношении адми1
Красное знамя. 25.10.1927. № 244.
74
нистрации к нарушителям.
В середине февраля в большом зале недавно построенного клуба им. Ленина
несколько дней при стечении большого количества зрителей (в зале не было свободных мест) над гонщиками состоялся показательно-воспитательный судебный
процесс. Выступали общественный обвинитель (Е. Целебровский), тайгинский прокурор т. Гринберг, руководители подсудимых, свидетели от общественности. Машинисты были приговорены к лишению свободы: Моисеев на 3 месяца, Лупинович
на 4 месяца. Остальные члены их бригад получили по 6 месяцев условно с испытательным сроком в 1 год1.
Как показывала практика, усилия одной профсоюзной организации без строгих
мер административного характера были недостаточны для повсеместного соблюдения производственной дисциплины. Далеко не всегда активисты сами показывали рабочим должный пример, а выборные из их же среды парторги, профорги и
комсорги не могли в полной мере использовать действенные рычаги воспитания
кадров. Наживать недоброжелателей в своём трудовом коллективе, где работали и
соседи, не очень-то хотелось. Проявлялся типичный для российского менталитета
эффект двоемыслия: на собраниях, как это требовалось, звучали призывы и речи к
достижению требуемого порядка, но в повседневности каждый человек не всегда
корректировал привычное для себя его понимание.
К тому же сказывалась чрезвычайная загруженность профсоюзного актива2,
который обязан был ежемесячно организовывать один профдень, два делегатских
собрания, два заседания месткома и четыре – участкового комитета, участвовать в
собраниях членов партии и комсомола, заседаниях райкома партии, горисполкома
и его комиссий, райисполкома, комитетов различных общественных организаций
(МОПР, Добролёта, Доброхима, Красного Креста, Осовиахима, спортивных, военной подготовки, ликвидации безграмотности, шефской помощи селу и др.)3. Безусловно, у рядовых членов профсоюза притуплялся интерес к собраниям и общественной работе, вырабатывались механизмы психологической защиты, появлялись отговорки, чтобы уклониться от участия.
Сказывалось и отсутствие помещений для сборов. У тяговиков они проводились большей частью в депо. Практичнее было присутствовать в грязной одежде.
Люди стояли на ногах, т. к. начало всегда затягивалось на один час в ожидании –
авось кто ещё подойдёт. Объявленная повестка обычно «засорялась» посторонними мелкими вопросами, которые иных присутствовавших интересовали больше,
чем текущие профсоюзные дела. Всё это вместе снижало эффективность мероКрасное знамя. 10.02.1928. № 35; 12.02.1928. № 37; 15.02.1928. № 39.
В 1924 г. на вопросы представителя уездного комитета партии о проблемах в несении общественной
нагрузки председатель месткома тяги, машинист, член партии с 1920 г. с досадой откровенно пожаловался: «Время не нормировано, отдыха нет, детишки без валенок, дома – ни двор не уберёшь, ни по
хозяйству ничего не сделаешь, и на 60 целковых при 5-ти ребятах не обуешься, не оденешься, а чуть
промажешь – учкпрофсож тянет, райком тянет… Ну вас к чёрту…» (ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 11. Л. 9).
3 Красное знамя. 30.12.1926. № 300.
1
2
75
приятий.
И всё же постепенно, с преодолением накопившихся и возникавших новых
проблем железнодорожники Тайги выходили на должный уровень бесперебойной
перевозки нараставших объёмов грузов. Ещё больше предстояло сделать в будущем. На всех уровнях власти и в газетах шло активное обсуждение УралоКузбасского проекта, в котором в деле обеспечения производственной кооперации
между уральскими и кузнецкими заводами и шахтами транспорту отводилась решающая роль.
2.2. Формирование системы управления городом
Образование Тайгинского района. В течение первых двух десятилетий Советской власти в поисках оптимальной модели управления неоднократно происходили
изменения в системе административно-территориального устройства территории
бывшей Томской губернии. В этом процессе учитывалось важное значение Тайги
как крупного железнодорожного узла и единственного города среди прилегающей к
нему обширной (особенно в южном направлении) сельскохозяйственной округи.
Указанные два фактора обусловили формирование определённых уровней органов государственной и партийной властей, практику их взаимодействия.
С начала 1920 г. Тайга в губернских официальных кругах стала рассматриваться как один из районных центров Томского уезда. Его границы, охватившие
10 волостей1, были установлены по дореволюционным межевым съёмкам2. В течение 1920–1923 гг. шёл трудный процесс создания органов Советской власти на
местах. Часто менялось руководство Томского губисполкома, что мешало планомерной работе по выстраиванию вертикали государственной власти и укреплению
связей с подведомственными учреждениями. В партийных кругах на всех уровнях
шёл естественный отбор кадров для государственной службы. Новоиспечённых
чиновников, замеченных в лояльности к лишенцам избирательных прав, медлительности, идеологической неустойчивости, в критике генеральной линии ВКП(б) и
В.И. Ленина, заменяли на новых выдвиженцев. В этот период функции райисполкома (при его отсутствии) насколько мог (при дефиците кадров) выполнял Тайгинский райком ВКП(б). Созданный в начале 1920 г. отдел народного образования,
действовавший на правах районного и городского одновременно, с работой не
справлялся и в марте 1922 г. был ликвидирован с передачей функций по району
Томскому уездному наробразу. Впрочем, уже в сентябре 1923 г. он был восстановлен.
В 1923 г. в связи с новой экономической политикой и необходимостью учёта
Волости Тайгинского района (1922 г.): Поломошенская, Пашковская, Красносельская, Пачинская, Таловская, Митрофановская, Попереченская, Проскоковская, Тутальская, Телеутская.
2 На состоявшемся в начале июля 1921 г. очередном губернском съезде Советов было принято решение о преобразовании Тайгинского района в уезд, которое не было поддержано в Москве (ГАТО. Ф. Р173. Оп. 1. Д. 242. Л. 21).
1
76
текущих и грядущих изменений, в Сибири приступили к
очередному районированию губерний. К внутриуездному районированию в 1924 г. были привлечены работники горисполкома во главе с председателем Г.Я. Бедейцем1 (назначен в апреле). На карте Тайгинского района,
уменьшенного по площади2, вместо волостей появились 15 укрупнённых сельсоветов. Летом их жители избрали председателей и секретарей сельсоветов. В образованном райисполкоме (РИКе) его первый председатель – Гарри Янович Бедейц – сформировал 5 отделов со штатом из 22-х человек3, начальником раймилиции был назначен А.И. Скороходов4.
Бедейц Гарри Янович
В ходе второго этапа районирования Сибири в деРисунок 1927 г.
кабре 1925 г. Томская губерния была преобразована в
одноимённый округ, промежуточное звено в виде уездов сократили, а в его Тайгинском районе количество сельсоветов увеличилось до 18-ти (122 селения с 3702
дворами и населением 19955 человек)5. В таком виде он просуществовал до следующей административно-территориальной реформы 1930 г.
Таким образом, в результате административно-территориального реформирования Томской губернии был образован Тайгинский район с центром в г. Тайга.
Его районные и городские органы власти находились в прямом подчинении Томского уездного, а затем окружного исполкома. На местном уровне первенство полномочий безоговорочно принадлежало райкому партии и его секретарю, который
обязательно «избирался» депутатом районного и городского Советов, участвовал
в работе их пленумов и президиумов. При этом горисполком превратился в орган,
подотчётный райисполкому. В повестках заседаний Президиума РИКа часто включались вопросы деятельности городских организаций, учреждений и железной дороги, выносились обязательные для исполнения решения, правда, нередко с правовой точки зрения неправомерные (не относящиеся к его компетенции).
Дальнейшее формирование территории города. Новая экономическая политика, провозглашённая большевиками, предполагала налаживание всемерного учёта
и контроля ресурсов. В декабре 1926 г. прошла очередная перепись населения
В 1936 г. Г.Я. Бедейц, работая в Томском горкома ВКП(б), с группой товарищей был обвинён в троцкизме, репрессирован и погиб в 1939 г.
2 В район были включены территории бывших Таловской, Пашковской и части Поломошинской волостей.
3 ГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 1258. Л. 3.
4 ГАКО. Ф. П-33. оп. 19. д. 27. Л. 10. Антон Иванович Скороходов, 26 лет, чернорабочий, образование
низшее.
5 ГАТО. Ф. Р-195. Оп. 1. Д. 191. Л. 70. Сельсоветы: Ораловский, Ботьевский, Таловский, Щемиловский,
Дубровский, Ново-Яшкинский, Бородавский, Кунгуровский, Пашковский, Яя-Бобровский, Забродинский,
Берёзовский, Мелковский, Светловский, Северный, Шубинский, Яшкинский.
1
77
Тайги, показавшая, что его численность в течение нескольких прошедших лет не
изменилась и составляла 10962 человека.
В целях увеличения поступлений в бюджет и оптимизации управления территорией требовалось в первую очередь упорядочить отношения с посёлком «Новый», население которого, проживая за пределами городской черты, отказывалось
платить земельный налог, но пользовалось услугами местных государственных
учреждений. В свою очередь, транспортное ведомство не занималось его коммунальным обслуживанием. Посёлок располагался на 46 десятинах в пределах полосы отчуждения и частично – на бывшей церковной земле, был отделён от города
лишь станционными путями, а его жители, как и многие горожане, на одинаковых с
ними условиях работали на железной дороге.
В этой связи уездный исполком ходатайствовал о присоединении посёлка Новый к Тайге. На первом совещании горисполкома с представителями различных
организаций 25 июня 1923 г. его участники постановили провести инвентаризацию
земель, находящихся в ведении города и сделать дополнительно прирезку 2500
десятин.
На следующем совместном с руководством узла заседании, прошедшем 29
июня, постановили «всю административную и хозяйственную власть в ж. д. посёлке считать за горисполкомом»1. Руководству службы пути и сооружений (ПЧ-62)
было предложено передать в Горкомхоз документы на здания и занимаемые посёлком земли. Впоследствии оказалось, что в ведомстве запрашиваемых материалов не оказалось, в том числе по отводу полосы отчуждения (видимо были утрачены в результате пожара в здании Управления дороги в Томске в 1905 г.).
В течение второй половины 1923 г. – начала 1925 г. под руководством землемера т. Куцух проводились обмеры территории города, посёлка, бывшего переселенческого пункта, документально восстанавливались границы полосы отчуждения
ж. д. участков 61, 62 и 65. Одновременно осуществлялась прирезка новых земель,
на которых оказались заимки Шинкевича, Колесникова, ранее добровольно переданные Горкомхозу, и В. Литвинова. Всего за городом закреплялось 6448,73 десятины, из них удобной для проживания – 5982,9 десятины.
Первоначально все заинтересованные ведомства были согласны с принятыми решениями. Однако в 1925 г. управление дороги в судебном порядке начало
оспаривать право на посёлок Новый. Свои действия оно мотивировало большими
вложениями, которые сделало в предыдущие, в том числе дореволюционные, годы по возведению служебного жилья. С его уступкой существенно сокращался переменный жилищный фонд для размещения прибывающих специалистов и рабочих, тем самым появлялось уязвимое место в деле обеспечения узла кадрами.
Свои претензии по поводу территории переселенческого пункта в судебном порядке выставил и Тайгинский райисполком, обеспокоенный возможным наплывом желающих обустроиться в районе. С заимкой не хотелось расставаться и В.И. Литви1
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 27, 49, 55.
78
нову, т. к. горисполком не планировал сдавать её в аренду «ввиду того, что последняя не является показательной и агро-культурной».
В течение полутора лет указанные претензии, объединённые в одно дело,
рассматривались на судебных заседаниях Томской окружной земельной комиссии.
На её решения подавались кассационные жалобы. Окончательное судебное определение вынесла 28 февраля 1927 г. Сибирская краевая земельная комиссия,
оставившая спорные земли в городской черте1.
В 1926 г. Горкомхоз обновил реестр муниципализированных (реквизированных у прежних зажиточных хозяев) домов, годных для сдачи в аренду, и ветхих –
для последующей продажи на слом. В Тайге всем жилым и нежилым строениям
присвоили новую нумерацию. Посёлок Новый сразу был включён в систему городского хозяйства. Коммунальная секция горсовета 30-го декабря 1927 г. предложила
названия его улицам: Октябрьская (в 1926 г. называлась Ленинским проспектом),
Щетинкина, Дзержинского, Подгорная, и переулкам (Томский, Трёхугольный, Веерный, Баррикадный, Деповский, Клубный, Садовый, Пикетный и Озёрный)2.
Постепенно улеглись страсти, разбушевавшиеся по поводу посёлка Новый.
Но ещё несколько лет его жители в разговорах между собой высказывали нежелание видеть свою власть в лице горсовета3.
Портрет партийного актива. Управление советским городом, его предприятиями, организациями и учреждениями, развитие образования и культуры, наконец,
формирование психологии строителя социализма (коммунизма) вплоть до конца
1980-х гг. осуществлялось под руководством райкома (с 1940 г. – горкома) партии.
С первых дней Советской власти ЦК ВКП(б) проводил стратегию расставлять на
всех ответственных участках общественной жизни коммунистов, объединённых в
первичные организации (комячейки). Количественный и качественный рост партийных рядов считались одними из основных показателей эффективности текущего партийного руководства. Сразу стала использоваться практика подбора коммунистов на руководящие посты в профсоюзные, комсомольские, женские и другие
общественные комитеты. В период НЭПа партийный принцип всестороннего контроля за всеми сферами жизнедеятельности в обществе стал безусловным4.
Его утверждение имело под собой прочное основание в виде памяти уже
взрослых горожан (кому за 30) об их самоотверженной борьбе против царизма под
руководством большевиков. Победа под руководством партии в Гражданской
войне снискала ещё большее доверие к ней со стороны социально активной части
населения. Несмотря на пока малочисленные свои ряды, коммунисты возглавили
ГАТО. Ф. 214. Оп. 13. Д. 39. Л. 3–25; ф. Р-260. Оп. 1. Д. 201. Л. 11–11об.
ГАТО. Ф. Р-195. Оп. 1. Д. 165. Л. 16.
3 ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 241. Л. 45.
4 Впервые на законодательном уровне руководящая в обществе роль партии была провозглашена в
Конституции 1936 года.
1
2
79
Первые руководители города и района в 1920–1927 гг.
I-е секретари райкома ВКП(б)
Похлёбкин Василий Михайлович
( с января 1920 г.)
Глушков Ефим Михайлович
( с марта1921 г.)
Воскресенский Иван Иванович
(с декабря 1922 г.)
Рогалис Викентий Иосифович
(с октября 1923 г.)
Старостин Павел Никифорович
(с июня 1924 г.)
Бедейц Гарри Янович
(с декабря 1924 г.)
Качаев Виктор Романович1
( с сентября 1927 г.)
Гребнев Иван Степанович
(с октября 1927 г.)
Председатели райисполкома
Председатели горисполкома
Похлёбкин Василий Михайлович
(с мая 1920 г.)
Ефименко Мартирий Иллари-ч2
(с января 1921 г.)
Мазунин Иван Степанович
(с декабря 1922 г.)
Бедейц Гарри Янович
(с августа 1924 г.)
Сафронов Алекс-р Сафронович
(с декабря 1924 г.)
Хайновский Владимир Никол-ч
(с января 1926 г.)
Бедейц Гарри Янович
(с апреля 1924 г.)
Комлев Иван Ильич
(1926 г.)
Катин Михаил Николаевич
(с ноября 1927 г.)
работу по восстановлению железнодорожного транспорта. ВКП(б) представляла
собой единственную политическую силу, которая имела волю и использовала все
Сотрудники Тайгинского райкома ВКП(б) в первые годы НЭПа
Состав Президиума
с марта 1921 г.
Глушков Е.М.
Рогалис В.И.
Ефименко М.И.
Данилов Д.Н.
Симоновская Э.
Члены райкома в 1923 г.
Воскресенский И.И. (1896) секретарь
Кемеров А.Ф. (1890) зав. орг. отделом
Сафронов Л.И. (1897) зав. агитационным отделом
Павлинина З.П. (1900) зав. женским отделом
Орлов Н.Х. (1903) зав. станционным агитпунктом
Гневушев П.С. (1897) зав. информ-проп. отделом
Качаев В.Р. (1893) секр-рь комячейки тяги
Воскресенская Ксения (1900) секр. комячейки советских служащих
Члены райкома ВКП(б), избранные на райпартконференциях
на XI-й (21.04.1926 г.)
на XIII-й 14.11.1927 г.
Члены бюро комитета
Бедейц Г.Я.
Гребнев Иван Степанович (1898) секретарь
Больчунас
Качаев Виктор Романович (1893)
зав. орг. отделом
Квятковский Р Мацулевич Виктор Осип. (1890)
пред-ль учкпрофсожа
Хайновский В Хайновский Влад. Никол. (1901)
предс. РИКа
Пилюшенко
Прудников Ефрем Митр. (1902)
секр. ячейки тяги
Кисленко
Мальцев Павел Иванович (1897)
нач. дор ОГПУ
Кандидаты в члены бюро
Данилов Д.Н. Данилов Дм. Никандров. (1879)
предс-ль страхкассы
Качаев В.Р., 1893 г.р., из рабочих, бывший секретарь комячейки тяги. В 1929-1930-х гг. обучался в Западно-Сибирской промышленной академии Западно-Сибирского Совета краевого хозяйства г. Томск
(ЦДНИТО ф. Р-490. Оп. 4. Д. 256).
2 Биографию Ефименко М.И. подробнее см.: Морозов Н.М. Тайга. Исторический опыт поколений. 1890е–1919 гг. Кемерово, 2017. С. 216.
1
80
Егоров И.
Мацулевич В.
Балуев
Лаврищев Иван Лаврент. (1897)
гл. кондуктор
Степанов Дм. Егорович (1885)
секр.комячейки пути
Члены комитета
Коханчик
Кареев Пётр Филиппович (1887)
слесарь депо
Пухов
Панкратов Кузьма Иван. (1896)
кузнец депо
Члены коми- Лукашевич Леонид Тихон. (1905)
секр-рь. райкома ВЛКСМ
тета
Баранов Всевол. Карпович (1889
машинист депо
Большанин С. Сафронов Ал-др Сафрон. (1894)
гл. кондуктор
Дмитриев Н.
Сащенко Ефимия Терент. (1893)
сиделка боль-цы
Ермак
Кузьминых Вас. Павлович (1906)
осмотрщик вагонов
Цибульский
Градскова Любовь Игнат. (1896)
зав. рабпрос
Гриднев С.
Кандидаты в члены комитета
Нечухрин
Катин Михаил Николаевич (1891)
предс-ль горсовета
Скрипник
Прокушев Вас. Алексеевич (1894) плотник депо
Устинов
Белянкин Вас. Васильевич (1894) машинист депо
Селех Пётр Герасимович (1894)
кондуктор
Алексеев Вячеслав Мих-ч (1900)
кровельщик
Гребёнкин Вас. Степанович (1891) зам. предс. кооп. «Труд»
Любишкин Ефрем Гаврил. (1892)
мастер депо
возможности для мобилизации сохранившихся людских и материальных ресурсов,
чтобы оживить экономику страны, создать полноценное государство нового типа,
защитить его от внешних угроз и затаившихся внутренних врагов. На этой почве
сформировался слой преданных бойцов партии, готовых по первому её зову приступить к работе на любом участке трудового фронта. Из их рядов, формально малообразованных, но уже успевших пройти «коридоры» суровой школы жизни и революционной борьбы, вышли первые секретари и руководители отделов Тайгинского райкома ВКП(б)1.Начало проведения НЭПа совпало с деятельностью Ефима
Михайловича Глушкова на посту секретаря райкома партии. О его незаурядных
способностях сохранились тёплые, сердечные отзывы соратников – бывших тайгинцев.
Е.М. Глушков родился в марте 1887 года в семье крестьянина (13 человек) глухой деревушки Трубицыно Уржумского района Вятской губернии. Из детей лишь старательному и
способному Ефиму удалось окончить три класса сельской школы. Работая учеником кузнеца,
пристрастился к книгам и по совету учителя В.А. Шестакова, интеллигента прогрессивных
взглядов, были прочитаны произведения Шиллера, Л.Н. Толстого, Г. Успенского, Ф. Достоевского и И. Тургенева. Многие стихи Некрасова и Никитина были выучены наизусть.
Особенно жизненной правдой потрясли книги М. Горького. У Ефима появилось желание
вступить в борьбу за счастье народа, бороться за правду. Первое знакомство с революци
онной работой получил в 1905–1908 гг., работая на Чусовских и других уральских заводах. Он
не забыл, как «работали» казаки, вызванные из Перми для подавления стачки рабочих. Глубокое впечатление вызвало чтение политической литературы, особенно брошюр К. ЛибкПреданность идеалам революции иногда распространялась на сферу внутрисемейных отношений.
Появилась практика называть новорождённых новыми именами. Например, Е.М. Глушков назвал своего
сына Ревмиром (МИРовая РЕВолюция).
1
81
нехта и Г.В. Плеханова.
Незадолго до начала Первой мировой войны был призван в армию, где занимался агитацией солдат. После демобилизации начало 1917 года встретил в Томске. Работал
сторожем склада топлива, конторщиком материального
склада на железной дороге. Из Томска был переведён на ст.
Тайга конторщиком Продуча. Здесь присоединяется к
большевикам. В марте 1917 года рабочие избирают его в
Тайгинский Совет рабочих и солдатских депутатов. Здесь
исполнял должность секретаря, был членом финансовой
комиссии, вёл агитацию среди железнодорожников, держал
связь с Томском, выезжал на линию.
После Октября его вновь (в декабре 1917 г.) избрали
Глушков Ефим Михайлович
фото 1960-х гг.
депутатом Тайгинского Совета. Вместе с большевиками
активно участвовал в партийной работе. Во время белочешского переворота был арестован, затем выпущен под надзор колчаковской полиции, уволен с работы за «вредное влияние
на рабочих депо», ушёл на нелегальное положение и принимал самое активное участие в
подготовке восстания (октябрь 1918 г.) против колчаковщины. С июня по декабрь 1919 г. Будучи демобилизованным в колчаковскую армию дезертировал и скрывался в г. Тайга на лесосеке около 9-й версты Томской ветки.
С восстановлением Советской власти Е.М. Глушков назначается секретарём Тайгинского ревкома, секретарём оргбюро районной организации РКП(б) и членом Чрезвычайной
комиссии по борьбе с тифом («Чекатиф»). В марте 1921 года, после отзыва в Томский губком В.М. Похлёбкина, становится секретарём Тайгинского райкома партии. С этого времени до 1925 года избирался членом Томского губкома, участвовал в работе губернских и общероссийских партийных конференций. Как делегат XI съезда партии видел и слушал последнее выступление В.И. Ленина.
В начале 1923 года Томский губком РКП(б) переводит его в Мариинск на должность
секретаря уездного комитета партии. В сентябре 1925 г. Сибирский крайком направляет в
г. Тару на работу зав. орг. отделом местного окружкома партии. С апреля 1928 года Е.М.
Глушков – на партийной работе в г. Минусинске (партследователь, затем инструктор по
делопроизвродству). Напряжённая работа в Минусинской парторганизции в 1930–1940-е годы сказалась на здоровье. Был признан инвалидом II группы. Пришлось с партийной работы
уйти на библиотечную, а в конце 1954 года в возрасте 67 лет – окончательно на пенсию. За
заслуги перед Родиной был награждён орденом Трудового Красного Знамени1.
В 1920-е гг. ещё не было такого обобщающего понятия, как «стиль партийного
руководства», подразумевающего, во-первых, наличие определённого типа политической культуры, демонстрацию соответствующих деловых и моральнонравственных качеств, преданность партии; во-вторых, умение поднять массы на
выполнение поставленных задач, в-третьих, наличие специальных знаний, необ1
ГАНО. Ф. П-3. Оп. 15. Д. 3587. Л. 15–15об.
82
ходимых для госслужащего. Что касается второго и третьего пункта, то у молодых
выдвиженцев не хватало требуемого опыта. Приобретать его в ускоренном режиме
способствовали частые горизонтальные перемещения ответственных работников
на аналогичные должности из одного города (посёлка) в другой. Редкий секретарь
Тайгинского райкома партии успевал проработать больше полутора лет. За кратковременный период следовало быстро войти в курс событий местной жизни, адаптироваться на новом месте, подобрать дееспособных помощников в лице заведующих отделами, изучить актив. Качества личности секретаря во многом предопределяли стиль работы райкома.
Сидят (слева направо): Сафронов (зав. погит. отделом), А.Ф. Кемеров (зав. орг. отделом), И.И. Воскресенский1 (секретарь райкома), Кенарская (зав. женотделом). Стоят: 1. Злыгостев, 3. И.И. Мазунин
(председатель горисполкома)2.
Фото 1923 г.
Как видно из приведённых выше таблиц, персональный состав ответственных
работников райкома партии кардинально менялся в течение 2-3-х лет. Таким образом, управленцы не успевали обрастать связями, часто мешающими бескорыстному служению во имя революции. Более стабильным был состав неосвобождёнИван Иванович Воскресенский родился в 1896 г. в Тверской губернии, Старицком уезде в семье псаломщика. В 1917 г. завешил обучение в духовной семинарии и к 1920-му г. закончил 2 курса медицинского института в Казани, а затем в Томске. В 1920–1921 гг. работал районным инструктором Томского
губкома, в 1921 г. – зав. агитпропом Тайгинского укома и горрайкома РКП(б). С декабря 1922 по октябрь
1923 гг. – секретарём Тайгинского райкома партии, в 1924 г. – ответственным секретарём Прокопьевского райкома ВКП(б). В 1924–1929 гг. – зав. агитпропом окружкомов в гг. Томске, Ачинске, ЛенинскОмском, с 1931 г. – во 2-м Западно-Сибирском комвузе (г. Омск) зав. партсектором и зав. кафедрой, с
сентября 1933 г. – зав. отделением Высшей коммунистической сельскохозяйственной школы (г. Омск)
(ГАНО. Ф. П-3. Оп. 15. Д. 3216. Л. 1–3).
2 ГАКО. Фотофонд. Оп. 8. д.143.
1
83
ных членов райкома, работавших на железной дороге и в других организациях и
учреждениях города и района.
Райком партии совместно с ОГПУ бдительно отслеживал политические
настроения населения, периодически направляя в губком соответствующие отчёты. Вёлся негласный учёт людей, когда-то состоявших в других политических партиях. В Тайге в указанный список в 1923 г. попали десятки жителей.
Состояли в партии социалистов-революционеров (эсеров) с 1917 г.
Кузьмин Дмитрий
столяр в ТЕПО
Полубоярцев И.
слесарь депо
Потапов Матвей
ассистент аптеки
Серебряков П.
маляр депо
Жданов
экспедитор
Чураков Н.С.
путевой надсмотрщик
Ефремов
не служит
Медынский
мастер вагонного цеха
Циркин
предс-ль профсоюза
Зелинский В.
бывший машинист
Абрамов
машинист
Петров К.
машинист
Павлов
техник службы пути
Дорошенко С.
слесарь службы пути
Черепанов Я.С.
машинист
Дризин Абрам
дежурный по депо
Каплин А.И.
слесарь депо
Соболь А.С.
ремесленник
Пахомчик Н.К.
слесарь депо
Бредюшко
смазчик
Ладонкин М.В.
машинист
Омельченко Я.И.
сапожник
Сахаев Ф.А.
столяр вагонного цеха
Булгаков
работник ОПТО
Пацуло
слесарь депо
Живолуп
машинист
Зинченко Фёдор
слесарь пути
Сафронов Троф.
пожарник
Ефстафьев Иван
не служит
Языков
рабочий 1 околотка
Квапинский К.
Лоскутов
Состояли в социал-демократической партии (меньшевиков)
машинист
Зверев Л.Л.
машинист
пом. нач. службы тяги
Сивуков М.М.
зав. пром. отд. ОПТО
Пивоваров Ник. Георг
Дьяков
Звонарёв Н.
Князев
Самбыкин
Ляпин Вас.
Состояли в партии кадетов (народной свободы)
ПЧ-62
Шапиро
не служит
не служит
Состояли в Союзе русского народа (черносотенцы)
составитель поездов
Куфенко
не служит
Члены церковного совета
староста ж. д. церкви
Моисеев плотник вагонного депо
машинист водокачки
Инякин
пом. нач. станции
не работает
Со временем некоторые из них пересмотрели свои идейные предпочтения,
вступили в партию большевиков и даже вошли в состав тайгинского партактива
(Квапинский, Циркин, Дризин, Чураков, Сивуков). Крестьянский сын из Кривошеинской волости Фёдор Зинченко, в 15 лет устроившийся рабочим в Тайгинскую службы пути (с 1917 по 1919 гг.), состоял в партии эсеров. Затем после Гражданской
войны у него были годы службы в Томском ЧОНе (с 1920 г.), в Красной Армии (с
1924 г.). В мае 1945 г. полк под командованием Фёдора Матвеевича Зинченко
штурмом взял рейхстаг, а его бойцы водрузили Знамя Победы. Полковник Зинченко был назначен комендантом рейхстага. Многие годы любимым наставником фаб84
зайчат считался старейший слесарь депо Никита Кондратьевич Пахомчик. В начале Великой Отечественной войны, будучи в преклонном возрасте и давно на пенсии, он возвратился в депо и продолжил обучение слесарному делу мальчишек,
пришедших на смену взрослым.
Некоторые коммунисты, даже из руководящего состава, не отличались от городского обывателя уровнем политграмотности. Естественно, это беспокоило райком ВКП(б). В начале 1922-1923 учебного (в системе политобразования) года в ходе фронтальной проверки знаний слушателей кое у кого были выявлены серьёзные пробелы, которые предстояло исправлять. Политграмотность испытуемых комиссия из Томска оценивала, невзирая на должности1.
«Выше удовлетворительного»
Воскресенский И.И. Раевич М.
Зуев Зот
Сазонов Орлов
«Удовлетворительно»
Сафронов Евг. Заякин И.
Кудинов И.
Павловский Н.
Данилов Д.
Ислентьев А.А. Злыгостев
Кемеров А.Ф.
Постников
Качаев В.Р.
Скурыгин
Сушонцев
Серебров
Валентик И.
Кузьмин Федот
Торопов
Козьмин Григ.
Козьмин Степан Мазунин И.
Краснощёков П.
Оранов Евгений Сафронов А-р. Журилов Донат Чернышов Андрей
Воскресенская К.
Лазебный
«Менее удовлетворительного»
Олькова Н.
Вершинский Н. Егоров
Кенарский
Врублевский
Нестерович
Махов
Соколов
Столяренко
Парфинович Ст.
Кенарская Мар. Александров
Ефименко Потап Ивченко В.П.
Буршин
Самарцев Р.
Кавриго М.И.
Живило
Сегеневич
Стышнов
Парфинович
Ануфриев
«Плоховато и неважно»
Ларин Дмитрий Ярош Андрей
Кастерин Дм.
Гневушев П.
Шално Н.
Баранов
Дурей
Чураков
Петрушин
Овчинников
Максимов
Шорохова
Садовский
Кожемяченко
Жариков
Костюк
Пьянков
Черников
«Плохо»
Цидзик
Гневушева М.
Перегудов
Воробьёв
Солонко
Дидух
Раев
Корнеев
Тимофеев
Костина
Голубков
Мацулевич
Налимов
Ильиных
Никитин
Перекрёстов
Партия активно боролась за чистоту своих рядов. «Случайно» вступившие из
«бывших» немедленно исключались. На фоне всеобщей бедности от коммунистов
требовалась полная отдача сил на производстве. Однако с началом НЭПа стали
заметны участившиеся случаи заведения семьями членов ВКП(б) хозяйств с
большими огородами и скотом. На общегородском закрытом партсобрании, состоявшемся 15 августа 1923 г., его участники осудили как мелкобуржуазную тенден1
ЦД НИТО. ф. 1. Оп. 1. Д. 534. Л. 121.
85
цию «хозяйственного обрастания» некоторых своих соратников по партии1. В последующие годы нередко звучала критика случаев игнорирования скромности в
быту как нормы формирующейся партийной морали.
С началом развернувшейся после XIV съезда партии (1925 г.) борьбы с оппозицией Тайгинская парторганизация, как и все другие в стране, на своих конферен-
Сидят (слева направо): Скурыгин (работник ОГПУ), И. Воскресенский (секретарь райкома партии), Писарев (начальник ОГПУ), А.Ф. Кемеров (зав. орг. отделом райкома). Стоят: Никита Орлов (зам. зам.
орг. отделом райкома), И.И. Мазунин (председатель горисполкома), Лазебный (секретарь райкома
комсомола)2.
Фото 1923 г.
циях, собраниях, диспутах и т. д. клеймила инакомыслящих, отстаивая идейное
единство в рядах ВКП(б).
Райком пытался влиять и на отношения в семьях коммунистов. На том же собрании обсуждался вопрос о скандалах, которые нередко возникали между супругами на почве различий политических взглядов. Членам партии вменили в обязанность проводить с беспартийными жёнами воспитательную работу, вовлекать их в
политкружки, приводить на партсобрания, а секретарям комячеек следовало вести
учёт посещаемости.
Идея обобществления, популярная в партийных кругах, коснулась и бытовых
1
2
ЦД НИТО. ф. 1. Оп. 1. Д. 534. Л. 318.
ГАКО. Фотофонд. Оп. 8. д.142.
86
Коммуна служащих (ул. 1-я, № 7). Стоят (слева направо): Ксения Воскресенская, Орлова, Киселёва, Н.
Орлов (инструктор райкома). Сидят (слева направо): И.И. Воскресенский (секретарь райкома), Кенарская (зав. женотделом), Кенарский, А.Ф. Кемеров (зав. орг. отделом), В. Кемерова1.
Фото 1923 г.
условий семей некоторых тайгинских коммунистов. Так, работники райкома, проживая в служебных квартирах, несколькими семьями объединялись в коммуны для
совместного содержания жилплощади, проведения культурного досуга и других
бытовых мероприятий. В квартире секретаря И.И. Воскресенского работала девушка-прислуга. Если использование в дореволюционный период наёмного труда –
в начале 1920-х гг. являлось поводом для лишения хозяина избирательных прав,
то в условиях наступившего НЭПа разрешалось иметь прислугу с уплатой соответствующего налога в пользу государства2.
В ходе не прекращавшейся чистки партийных рядов, проводимых Контрольной Комиссией при райкоме (РайКК) (предшественница будущей партийной комиссии), лица, своими действиями запятнавшие звание коммуниста, наказывались
временным или окончательным исключением из ВКП(б). Так, в июне 1922 г. за покупку самогонки на 6 месяцев был исключён И. Галуза, за кражу и клевету на своего товарища из кандидатов выбыл А. Янайт3.
Смерть В.И. Ленина (22 января 1924 г.) стала поводом для организации по
всей стране массового приёма в партию комсомольцев и рабочих. В ходе развер-
1
2
3
ГАКО. Фотофонд. Оп. 8. д. 43.
ГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 8об.
Красное знамя. 20.06.1922. № 132.
87
нувшейся в январе-мае кампании, в Тайге кандидатами в ВКП(б) было принято 232
человека, в том числе из РКСМ – 581. Все кандидаты ленинского призыва прошли обучение в политшколах и на курсах политграмоты
по специальной программе ЦК РКП(б). Из них на партийную работу были привлечены 3 человека, профсоюзную – 17 и советскую – 14. Существенное пополнение
рядов позволило в крупных ячейках, как например, на
участках тяги и движения, выделить неосвобождённых
цеховых организаторов3.
В транспортных ячейках ленинским призывом
охватили группу в 163 человека, из них: женщин – 3,
комсомольцев – 2, квалифицированными рабочими считались 88 человек, полуквалифицированными – 37,
чернорабочими – 35. Подавляющее большинство (147
Старостин Павел
чел.) состояли членами профсоюза, связь с деревней
Никифорович,
секретарь
имели только 9 человек. Участниками Первой мировой
Тайгинского райкома ВКП(б)
(называли царской войной – Н.М.) и в Гражданской войн
(июнь-декабрь 1924 г.)2
являлись – 95 чел., в Красной армии служили – 10. Их
активность до призыва в ряды ВКП(б) оценивалась как «малая». Большинство (107
чел.) имели низшее образование, специальное – 7, малограмотных – 10, неграмотных – 9. Анализ этой группы ленинского призыва, проведённый работниками райкома, показал следующую палитру настроений, типичных для трудового населения
Тайги. Все они без исключения, как передовые железнодорожники выписывали и
читали газету «Гудок», большинство ещё и «Правду». В вопросах международной
обстановки мало чем отличались от остальной рабочей массы. Частое употребление ими таких выражений, как: «торгуешься, как жид», «ты жулик, словно жид» и т.
п. свидетельствовало о распространённости бытового антисемизма.
В отношении производительности труда превалировало настроение: «Производство наше», – отсюда вытекала заинтересованность в работе своего предприятия. И всё же в выступлениях активистов звучала иждивенческого настроя мысль:
«Сначала [надо] повысить заработную плату, улучшить материальное положение
вообще, т. е. создать лучшие жилищные условия, понизить цены на продукты перТаскаев Н. Ленинский призыв в партию в Кузбассе // Тайгинский рабочий. 17.02.1970. № 20.
Старостин П.Н. (1893-1958). Солдат-фронтовик, член партии с мая 1917 г., принимал участие в революционных событиях 1917 г. в Петрограде, в начале 1918 г. – сотрудник военного отдела ВЦИК
(Смольный), присутствовал на заседании ВЦИК в Таврическом дворце, на котором В.И. Ленин сделал
доклад о Брестском мире. Уже сотрудником политотдела 35-й дивизии 5-й армии оказался в Кузбассе и
26.12.1919 г. был назначен председателем Щегловского ревкома. В мае 1920 г. избран председателем
Щегловского уездного исполкома. В 1921–1923 гг. – секретарь Кузнецкого, затем Мариинского уездных
комитетов партии. В 1935 г. утверждён членом партколлегии Комиссии Партийного Контроля при ЦК
ВКП(б) по Курской области. Участник Великой Отечественной войны. С 1945 г. – секретарь партколлегии Курского обкома КПСС. Умер в г. Курске.
3 Красное знамя. 17.08.1924. № 187.
1
2
88
вой необходимости, а потом уже требовать повышения производительности труда»1.
Работники райкома особо выделили тезис осмотрщика вагонов т. Гончарок,
характеризовавший идейный уровень участников Ленинского призыва, произнесённый им на закрытом партийном собрании транспортников: «Для меня коммунизм является святыней, такой высокой идеей, которая для меня не представляется осуществимой. Я в коммунизме ищу высшей справедливости, какой я не мог
найти ни в православии, ни в Евангелие. Вы же, коммунисты, не можете быть
названными таковыми, т. к. вы слишком заинтересованы в своём материальном
благополучии, и я вас коммунистами не считаю».
Простые люди пока не понимали сути научной организации труда, связывая
её с системой Тэйлора и проявлением трудовой повинности. Они недружелюбно
относились к сравнениям с производительностью труда на Западе, но предпочитали в течение 3-5 часов в рабочее время проводить профсобрания. Авторы анализа
в положительном контексте отозвались о чистках на транспорте. Последние из них
коснулись исключительно администрации, представители которой стали более
осторожными в своих действиях, уважительнее к власти и профсоюзам. «Но, к со-
Делегаты VIII Тайгинской районной партийной конференции РКП(б). 14 апреля 1924 г.
(ГАКО. Фотофонд. Оп. 8. Д. 235)
1
ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 11. Л. 8.
89
Делегаты XI Тайгинской районной партийной конференции РКП(б). 20-21 апреля 1926 г.
(ЦД НИТО. Ф.1300. Оп. 2. Д. 432)
жалению, – отмечали райкомовцы, – приходится учитывать обстоятельства, что
если выгоняешь сволочь, которая мало-мало работала, то нет уверенности, что
сразу можно найти подходящую замену и что новый работник будет более добросовестен».
К представленному анализу можно добавить, что крестьяне Тайгинского района неоднозначно относились к железнодорожникам, к их помощи. «Рабочие работают 8 часов, а мы, – считали жители деревни Бобровки, – работаем 18 часов в сутки. Если рабочий заболеет, он получает пособие, с крестьянина же спрашивают
только налоги… Рабочий живёт на крестьянской шее, ему дали слишком большую
волю, отработает 8 часов и гуляет как барин». В деревнях Оралово и Пашково,
например, были рады приезду из города бригад для ремонта сельскохозяйственной техники. Но если райком предлагал выбрать председателя сельсовета из рабочих, то крестьяне, напротив, желали видеть на этой должности человека, знающего, как запрячь лошадь и обращаться с сохой.
В середине 1920-х гг. более нетерпимым стало отношение к нарушителям
норм общественного порядка. Из-за пьянства возросло количество прогулов на
транспорте. Если прежде коммунисты или профсоюзные активисты, прилюдно
принявшие в кабаке изрядную дозу спиртного, чаще отделывались лишь устным
порицанием, то начиная с ленинского призыва воспитательная работа с партийцами была усилена, ужесточился контроль поведения в быту. Такие отрицательные
моменты, как пьянство, дебоширство, хулиганство, битьё жён, винокурение, подсиживание должностных лиц, картёжная игра, воровство являлись серьёзным поводом для разборок на собраниях. Только за полгода (с октября 1925 г. по апрель
1926 г.) за совершение данных проступков наказание, вплоть до исключения из
партии, понёс 21 человек при общей численности районной парторганизации в
разные месяцы в пределах 540–600 членов и кандидатов1.
Впрочем, переубедить людей, в различной степени больных алкоголизмом,
пьющих «под одеялом» (т. е. дома, чтобы не видели), было невозможно. Но и полностью вычистить от них ряды партии было нельзя, т. к. пришлось бы серьёзно сократить численность членов партячеек, часть вовсе ликвидировать, расстаться с
некоторыми известными и авторитетными в городе людьми, которые говоря словами В. Мацулевича (председатель месткома № 1 службы тяги), так выражали
своё мнение: «Кто пьёт мирно, его нельзя привлекать к ответственности. Самой
лучшей борьбой с самогоноварением будет удешевление «русской горькой»2.
На заседании расширенного пленума Райкома ВКП(б), состоявшемся в ноябре 1926 г. с участием секретарей, членов бюро первичек и хозяйственников, было
решено на собраниях комячеек, профсоюзных и комсомольских организаций проработать письмо Сибкрайкома и СибКрайКК о борьбе с пьянством, наметить и
осуществить практические мероприятия применительно к местным условиям. В по1
2
ЦД НИТО. ф. 76. Оп. 1. Д. 239. Л. 42–43.
ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 240. Л. 120–120ОБ.
91
следующие годы райком неоднократно на заседаниях Президиума, пленумов, конференций, общегородских собраний выносил на обсуждение эту проблему, заостряя внимание их участников на необходимости продолжения борьбы с указанным
социальным недугом. Впрочем, ощутимых результатов антиалкогольная кампания
пока не приносила. Стали известны случаи, когда, чтобы избежать огласки, секретари партячеек, как правило, небольших, намеренно всех её членов вовлекали в
попойки, создавая, таким образом, круговую поруку. В конце 1927 г. прошла проверка всех районных отделов милиции на предмет организации борьбы с пьянством и самогоноварением. По её результатам ряду руководителей были вынесены серьёзные взыскания. Начальник Тайгинской раймилиции Ковалёв вначале получил выговор, а затем был уволен из органов1.
Важным звеном в оздоровлении быта рабочей семьи продолжала являться деятельность делегаток, работавших под руководством
районного женотдела (заведующая
т. Шарнина). На общих собраниях
для расширения их кругозора
устраивались лекции на различные
темы, например, о происхождении
вселенной, социальном страховаХайновский
нии и др. Женщины вступали в обГребнев Иван Степанович3
2
секретарь Тайгинского
щества «Друзья детей», «Долой не- Владимир Николаевич
председатель Тайгинскорайкома ВКП(б)
грамотность» и др. Специально для
го райисполкома
Красное знамя. 19.01.1928. № 25.
Хайновский Владимир Николаевич, 1901 г.р. (с. Ожат Климовичевского уезда Могилёвской губернии),
окончил 2-х классную ж. д. школу. Слесарь депо Тайга. 1922–1924 гг. – служба в рядах Красной Армии
помощником командира взвода, 1922–1924 гг. – слесарь депо, 1924–1925 гг. – председатель сельсовета, с января 1926– по март 1929 гг. – председатель Тайгинского райисполкома, 1929–1930 гг. – зам.
председателя Минусинского окружного исполнительного комитета, с 1930 г. – студент Томского технологического института. Работал секретарём парторганизации Томского индустриального института им.
Кирова, первым секретарём Кировского райкома ВКП(б), вторым секретарём Томского горкома ВКП(б),
перед войной – председателем Томского горисполкома. 20 июня 1943 г. — 24 мая 1946 г. — председатель Новосибирского горисполкома. 29 мая 1944 г. ЦК РКП (б) утвержден дипломатическим агентом
Наркоминдела СССР в г. Новосибирске. В 1946–1953 гг. — директор завода радиодеталей в Новосибирске. В 1953–1961 гг. — директор завода радиодеталей в Бердске. Награжден орденом Трудового
Красного Знамени (1945), медалью (За большевистский транспорт. 22.02.1941. № 15).
3 И.С. Гребнев родился в 1898 году в семье крестьянина-бедняка. Работал на пристанях на р. Каме. В
1915 г. – на Надеждинском заводе. В 1917 г. мобилизован в армию и отправлен на фронт. В октябре
1918 г. мобилизован в Красную Армию. В 1920 г. вступил в ВКП(б). После демобилизации работал крепильщиком на шахте Ленинского рудника и секретарём Емельяновской ячейки ВКП(б). Был командирован на курсы партработников в Москву. Затем работал в Мариинском уездном комитете зав. орг. инструкторским отделом, инструктором Томского окружного комитета, секретарём Мариинского, и после Тайгинского райкома ВКП(б), секретарём 1-го городского райкома в Томске. В июне 1930 года избран
председателем Томского окружного совета профсоюзов (Красное знамя. 1.07.1930. № 145).
1
2
92
них в 1924 г. были организованы кружки: по изучению женского движения, драматический, фотографии, бытовой, кройки и шитья, охватившие 80 дам. Отдел взял
шефство над пионерами: активистки сшили пионерское знамя, для пионерского
клуба было закуплено литературы на 76 рублей, а 6 делегаток направлено для руководства детскими кружками1
Депутаты горсовета. В 1920-е гг. структура городского самоуправления часто
менялась в связи с чередованием в стране экономических курсов («военный коммунизм» – НЭП – курс на индустриализацию – курс на коллективизацию – переход
на первый пятилетний план развития народного хозяйства) и провозглашением новых задач, которые государство ставило перед местными органами власти на очередном этапе социалистического строительства.
Ежегодно переизбрался состав горсовета –
представительного органа власти, и это было
связано с тем, что существовала потребность в
широком вовлечении людей, ранее не работавших в органах самоуправления, в сложный процесс государственного строительства. Таким
образом, на волне революционных преобразований возникшее у простого человека чувство
хозяина своего предприятия должно было укрепиться его практическим участием в общегородских делах.
Если первый состав горсовета (май 1920 г.)
представлял собой узкий круг партийнопрофсоюзного актива в количестве 25 депутатов
Врублевский Матвей Яковлевич2
и 15 кандидатов, то в апреле 1921 г. были изделегат XV съезда ВКП(б)
браны уже 47 депутатов и 18 кандидатов, а, к
примеру, в ноябре 1924 г. – 40 депутатов и 13 кандидатов.
Выборы в горсовет весной 1922 г. проходили в сложной политической обстановке. На рабочих собраниях было высказано множество претензий по поводу
продовольственной политики партии3.
Красное знамя. 1.01.1924. № 1; 1.01.1925. № 1.
ГАКО. Фотофонд. Оп. 8. Д. 1144. Фото 1950-х гг.
3 Из информационной сводки транспортного отдела ГПУ: «6 марта 1922 г. при депо ст. Тайга было общее собрание всех рабочих о выборах в горсовет, вопрос о новой тарифной плате и продовольственный вопрос. При выборах в горсовет учкпрофсожем был предложен список коммунистов, но рабочие
стали кричать на собрании, что везде проводят только коммунистов, почему нет беспартийных? Тогда
представители собрания разъяснили, что в списке есть и беспартийные, а кроме того, можете выставлять своих кандидатов. Но рабочие продолжали шуметь и выкрикивали: «Это старое время на новый
лад! Довольно нам и учкпрофсожа, а горсовет нам совсем не нужен, он будет с нас требовать для себя
продовольствие. Понадевали на себя хорошие пальто и понаели рожу». Особенно бурно прошёл вопрос о продовольствии. Некоторые рабочие принесли с собой на собрание собачьи головы и ноги, которые показывали председателю учкпрофсожа и говорили: «Это нам выдали вместо жиров, вот до чего
дошло, что нас кормят собачатиной». На собрании было упомянуто, что из Тулуна и Семипалатинска
1
2
93
Члены и кандидаты в члены Тайгинского горсовета, избранные в апреле 1921 года1
Члены президиума: Ефименко Мартирий Илларионович, Доставалов Николай Семёнович, Рогалис
Викентий Иосифович.
Члены исполкома: Лапшин Тихон Фёдорович, Перекрёстов Николай Дмитриевич, Ворошилов Александр Александрович, Вершинский Николай Иванович
Члены горсовета
Якимов Филипп
Штраух Энгельбер
Зыков Ник. Фёдор.
Сергеев Георг. Андр.
Пегаткин Вас. Вл.
Кутепов Алексей Серг.
Кузнецов Тимоф. Фёд.
Громышева Варвара
Сигварев Дмитрий
Шально Никодим Ник.
Ярош Андр. Влад.
Егоров Вениамин Ал.
Быков Константин
Ислентьев Андр. Андр. Гибин Василий Иван.
Вяткин Борис Павл.
Солоницын Иван Гавр. Соболь Фёдор Спирид. Костерин Дм. Степан.
Сальников Тим. Мих.
Чернов Сергей
Кузьмин Григ. Демент.
Васюков Степ. Панкрат. Нестерович Иосиф
Глушков Еф.Мих.
Танков Иван Андреев.
Андреева Анна Афан.
Гончаренко Ант. Степ.
Зайков Иван Иванович
Климова Анна Иосиф.
Вейчук Пётр Адам.
Никоношина Екат. П.
Похлёбкин Вас. Мих.
Ивченко Вас. Прохор.
Цейков Георг. Вас.
Самарцев Роман Ив.
Ларин Дм. Григ.
Усачёв Фёдор Дмитр.
Столяренко Дмитрий
Поморцев Андр. Георг.
Винокуров Ник. Иван.
Садовский Игнат
Кавриго Фёдор Иосиф.
Сологуб Дм. Петр.
Прошин Александр
Потапов Пётр Никол.
Усачёв Иван
Кандидаты
Бахматов Тимофей
Масалов Георг. Павл.
Рангин Мих. Данил.
Данилов Дм. Никандр.
Янков Тихон
Баранов Пётр Вас.
Пленин Ник. Серг.
Карлашова Анна Спир.
Вдовин Тихон
Врублевский Матв. Як.
Костина Ал-на Евст.
Цидзик Игнат
Андрейчик А.Григ.
Малючков Ник. Вас.
Лаврова Екат. Фёдор.
Куликов Илья Иванов.
Усачёв Ник. Фёдор.
Кривенко Демьян Ал.
Ефименко
Жданов
Лоскутов
Игнатьеев
Пленина
Мацулевич
Житков
Аркадаев
Попов
Олькова
Епифанова
Скибин
Баянов
Кочергин
Члены Тайгинского горсовета созыва 1924 года (ноябрь)2
Степанова
Старостин
Михайлов
Лисин
Моисеева
Бедейц
Звонарёв
Самарцев
Прилепова
Козлов
Любишкин
Поварницына
Алита
Лагздвинь
Чирихин
Угрюмов
Сергеев
Колядо
Борисов
Злобин
Квятковский
Саратцев
Игнатенко
Самойлова
Бесов
Кочергин
Селедкова
Журилов
Шубин
Кавкун
кандидаты
Рогозин
Казакова
Сафронов
Овчинников
Юркова
Скаченис
Кулак
Галинков
Ислентьев
Имена депутатов заслуживают внимания уже потому, что в сложное для
народа время они выдвигались трудовыми коллективами как люди, имеющие
воспрещён вывоз хлеба, рабочие ответили: «Ну, в таком случае мы поднимем транспорт». Они наговорили, что коммунисты живут хорошо, им не надо ездить за хлебом, им всего хватит и т. д. Отношение
рабочих к РКП(б) враждебное и недоверчивое. Рабочие Тайги, например, говорят, что [коммунисты]
взялись управлять государством, а сами не умеют и отдали всю власть спецам, провалили власть рабочих» (ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 87. Л. 175).
1 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 242. Л. 108–110, 126.
2 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 1258. Л. 11.
94
определённый авторитет на производстве, замеченные своей общественной активностью, с ними избиратели связывали будущее города. Рост рядов депутатского корпуса являлся ещё и необходимостью ввиду того, что, как показала практика
первого года, на заседания им никогда не удавалось собраться в полном составе.
Проблема посещаемости всегда оставалась острой. Кого-то, чтобы исполнить свой
гражданский долг, начальство не отпускало с производства. Другие, почувствовав
тяжесть ответственности, добровольно слагали с себя возложенные депутатские
обязанности. Третьи уезжали из города по семейным обстоятельствам или в связи
в назначением на новое место работы (как, например, многие партийные и хозяйственные руководители). Обычно к концу срока все избранные на замену кандидаты становились депутатами.
Сотрудники горисполкома. Второй ряд. Сидят слева направо: 3. Валентик И.И. (зам. председателя горисполкома); 4. Мазунин И.С. (председатель горисполкома); 5. Бушмин (секретчик). Третий ряд: 1. Софронов (пожарной брандмейстер); 2. Мрозовский (бухгалтер); 3. Ислентьев А.А. (бывший начальник
гор. милиции); 4. ? (секретарь)1.
фото 22.04.1923 г.
(КОКМ. Ф. 3. Д. 45. Л. 4)
В период между заседаниями они должны были работать в составе профильных секций. Так, в 1924 г. таковых насчитывалось три: административная (председатель Игнатьев), хозяйственно-экономическая (председатель И. Валентик) и культурно-просветительная (председатель Сафронов)2. К 1927 г. количество секций
увеличилось до семи: здравоохранения (14 членов), военная (7) коммунальная
(35), кооперативная (14), народного образования (10), административная
1
2
ГАКО. Фотофонд. оп. 8. Д. 106.
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 1081. Л. 50.
95
(14),финансово-бюджетная (7)1. Таким образом, в целях эффективного решения
вопросов жизнеобеспечения города совершенствовалась система специализации
народных избранников на решении определённого круга проблем.
Члены Тайгинского горсовета созыва 1927 года2
Бохан Пётр (слесарь)
Баянов Григорий (слесарь)
Беспалов Илья (осм. вагонов)
Бедейц Г.Я. (секр-рь райкома)
Гулевский Борис (слесарь)
Дризин Абрам (деж. по депо)
Дудин Андрей (слесарь)
Медведева (поломойка)
Еловиков Алекс-др (слесарь)
Жариков Дмитрий (слесарь)
Зуевский Денис (слесарь)
1 избирательный участок (депо)
Касьянов Павел (слесарь)
Пустовалов А. (рабкор Крас. Зн.)
Кокшаров Николай (табельщик) Прокушев Василий (плотник)
Лагздвинь Иван (машинист)
Писаренко Ал-др (молотобоец)
Листаров Ал-др (пом. слесаря)
Пескова Анна (домохоз-ка)
Марьин Иван (машинист)
Персиянова (домохоз-ка)
Масалов Георгий (машинист)
Серебряников Павел (маляр)
Сафронов Тимофей (слесарь)
Мармурко Ал-др (слесарь)
Скочеляс Станислав (слесарь)
Малючков Матвей (маляр)
Соколов Захар (кузнец)
Михайлюк Николай (машинист)
Супрунова Феврония (сторожиха)
Игнатенко Тим-фей (слесарь)
Наурсков Иван (пом. слесаря)
Тризна Юлиан (слесарь)
Карпухин Викт-р (пом. машин-та) Нестеров Леонид (слесарь)
Хайновский Влад. (пред. РИКа)
Кокшарова Евгения (домохоз-ка) Нихолина Варвара (поломойка)
Чураков Владимир (слесарь)
Кувека
Нестеров Семён (деж. по депо) Шинкевич Варвара (рассыльная)
Шубин Фёдор (Учка)
Янин Никита (котельщик)
кандидаты
Писарь Михаил (машинист)
Павлов Михаил (слесарь)
Терешин Фёдор (слесарь)
Чернышёв Андрей (пом. маш-та) Малючков Михаич (уч-ся ФЗУ)
Рымар Евсей (бандажник)
Рандин Егор (токарь)
Ранцев Олимпий (плотник)
Климанов Ал-др (пом. слесаря)
Гуляев Ал-др (строгальщик)
Анисимов Кузьма (слесарь)
Ребеченко Елена (сторожиха)
II избирательнвй участок (путь)
Бесов Егор (ремонт. рабочий
Карягин Макс. Сав. (рем. Раб.)
Леонов Сав. Ал. (слесарь)
Катин Мих. Никол (столяр)
Анкудинов (ремонт. рабочий)
) Коротких Митрофан (плотник)
Елисеев Павел Петр. (рабочий) Кольмин Иван Афан. (кузнец)
Москалёва Наталья (сторож-ха)
Жукова (сторожиха)
Киранов Забирвян (рем. раб.)
Раев Пётр Конст. (кочегар)
Резник С.Д. (конторщик)
Фомин Ник. Алекс. (рем. Раб.)
Чернов Агафон
Зотова Елена (домохоз-ка)
Поварницына (конторщица)
кандидаты
Шакира Хадит (угольщик)
Валов (конторщик)
Локтев Финоген (плотник)
Илинес (конторщик)
Волкова (домохозяйка))
III избирательный участок (вокзал)
Дерюгина (рассыльная)
Сулема (стрелочник)
Якунин Дим. (секр-рь МК)
Семенченко Герасим (грузчик)
Дорофеев (составитель)
Уланов Пётр (кондуктор)
Крылов Алекс-др (машинист)
Стефанова Агафья (водогрей-ца) Ющенко Яков (телеграфист)
Костюк Конст. (кондуктор)
Сопрунов Алекс. (рабочий связи) Чирихин Егор (стрелочник)
Лейша Кандрат (стрелочник)
Скурыгина Мария (домохозяйка) Пермяков С. (стрелочник)
кандидаты
Кулаков Василий (конторщик), Мартынюк Григорий (гл. кондук-р), Капыгина Татьяна (домохозяйка)
Даавыденко (телеграфист)
Шлехота (уст. кондуктор)
Каплин Семён (составщик)
IV избирательный участок
1
2
ГАТО. Ф. Р-195. Оп. 1. Д. 197. 10-15.
ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 241. Л. 59.
96
Фирсов Н. Еф. (стрелок ОВО)Курченко Ти. Дм. (сотр. ГПУ)
Кандидат: Грушин Павел К. (стреСкороходов Ант. Ив. (нач. РУМа) Савилова Ф. Ив. (домохозяйка) лок ОВО)
V избирательный участок
Куклин (строит. рабочий)
Остапчук (фининспектор)
Филимонова (врач)
Сухов (врач)
Низинский (предс-ль МК)
Градскова (предс-ль МК)
Кузнецов Вл. (кузнец)
Прошин (строит. рабочий)
Цыркина (журн. РИКа)
Марточкин (дезинфектор)
Сафронов Василий (инвалид)
кандидаты
Съедин Афанасий (приказчик)Селезнёв Григорий (финагент)
Даровкин Алекс. (плотник)
Маркова (сторожиха)
VI избирательный участок
Ворошилов (пред. кооп. «Труд»)Скрипник А (ревком. кооп. «Труд») Кандидат: Коростелёв Аф. (типоМакаров Павел (учитель)
Кузьминых М. (зав. книж. лавкой) графия)
VII избирательный участок
Аляпкин (пожарник)
Попов Пётр (пред-ль МК)
Кандидат: Терешко Николай
Лапина Федосья (нарпит)
Дробышев Е.М. (пожарник)
Эффективность работы каждой секции оказывалась в прямой зависимости от
подбора кандидатур на должность председателя бюро секции. Проверка деятельности горсовета, проведённая в мае 1927 г. группой
специалистов Томского окружкома, выявила то, что созданная система ещё не показала все свои возможности: горисполком не уделял должного внимания работе
секций, у которых отсутствовали планы; на редких заседаниях чаще обсуждались случайные вопросы; неудачным был признан подбор руководителей большинства бюро. Такое положение не могло не сказаться на
выполнении наказов избирателей. При постоянном дефиците городского бюджета и пассивности части депутатского корпуса улучшения в жизни Тайги осуществля- Комлев Иван Ильич, председатель исполкома в 1926 г.
лись медленнее, чем ожидали её жители. Основная тяфото 1927 г.
жесть советской работы ложилась на плечи работников
горисполкома, в том числе на его председателя (одновременно возглавлял и горсовет) и начальников отделов, назначаемых из числа депутатов.
Начальники отделов горисполкома
декабрь 1921 года1
август 1922 года2
Ефименко М.И.
предс-ль горсовета
Ефименко М.И.
предс-ль горсовета
Доставалов Н.С. отдел управления
Доставалов Н.С.
отдел управления
Ивченко В.П.
коммунальный отдел
Дорофеев П.И.
зав. отд. управления
Данилов Д.Н.
отдел труда
Мрозовский Вл. Нарцис. казначей
Патрикеев А.А.
военный отдел
Семёнова София П.
ЗАГС
Клюкин И.П.
народного образов.
Патрикеев А.А.
военный отдел
Вифлеемский
уезд. политпросвета
Улицкий Ян Казимир.
эвакуац. стол
1
2
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 242. Л. 120.
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 543. Л. 12.
97
Решения по вопросам текущей деятельности принимались на заседаниях
пленума исполкома, избираемого в количестве 10-12 депутатов, но чаще – Президиума исполкома, состоявшего из председателя и выбранных двух-трёх членов
пленума исполкома с приглашением (по мере необходимости) других депутатов,
руководителей предприятий (учреждений), профсоюзных организаций и др.
Горисполком, как и райком партии, представлял собой учреждение с часто
меняющимся составом ответственных работников, не говоря уже о техническом
персонале. Уровень зарплат там был ниже, чем на железной дороге. Так, председатель получал 50 рублей в месяц (1923 г.), т. е. столько же, сколько помощник
машиниста. Указанные пропорции в оплате труда в Тайге существовали всегда.
Поэтому некоторые работники отделов стремились найти себе место в конторе какого-нибудь участка Тайгинского узла.
В течение первой половины 1920-х гг. на должность председателя исполкома
партия направляла бывших активистов большевистского подполья (М.И. Ефименко, И.С. Мазунин, Г.Я. Бедейц). После того, как этот источник кадров иссяк, во второй половине 1920-х гг. к руководству депутатским корпусом стали привлекать
местных активистов1 из числа коммунистов-железнодорожников (И.И. Комлев, М.Н.
Катин, Е.М. Прудников). М.Н. Катин был включён в список партийно-хозяйственного
резерва и назначался руководителем учреждений в другие города и районы.
Несмотря на кратковременность своего пребывания в стенах Тайгинского исполкома, начальники его отделов консолидировано, постепенно, следуя инструкциям ВЦИК и губисполкома, а также тому, чему научились на 2-3-х месячных курсах советской работы, совершенствовали систему городского самоуправления, постигали премудрости бюрократии.
Среди многочисленных перемещений на местном уровне, для примера, отмеПредседатели горисполкома избирались из числа депутатов. Не всегда наиболее подготовленные к
управленческой деятельности депутаты могли оставить прежнее рабочее место (в том числе из-за разницы в оплате труда), поэтому руководство городом поручалось партийцам, иногда, по личным качествам, не соответствовавшим этой публичной должности. Так, в июле 1927 г. райком ВКП(б) рассматривал недостойное поведение председателя горисполкома М.Н. Катина, переставшего платить членские
взносы и посещать партсобрания. Членов бюро особенно возмутили частые запои. На этой почве он
«как-то побежал давиться, поднял весь Кабинет и Новый посёлок, поймали за ноги» (ГАКО. Ф. П-33. Оп.
19. Д. 33. Л. 81). Катина объявили механически выбывшим из партии. Однако вследствие дефицита
кадров ему, как председателю горисполкома и «своему» рабочему человеку, дали доработать до следующих перевыборов, вновь приняли в партию. После работы в Тайге в 1928 г. М.Н. Катин был избран
председателем райисполкома в Завьяловском районе, затем трудился заведующим производственным
отделом в Окрполеводсоюзе (г. Камень-на-Оби), в 1931 г. он – директор коопхоза райОРСа (г. Тайга),
1931–1932 гг. – председатель Тайгинского горсовета, 1933–1939 гг. – директор Байкаимской МТС, 1939–
1941 гг. – 2-й секретарь Ленинск-Кузнецкого райкома ВКП(б), 1942 г. – начальник политотдела Черкасовской МТС Прокопьевского района. В 1941 г. был награждён Большой золотой медалью ВДНХ за высокий урожай и использование сельскохозяйственных машин, а в 1942 г. – Орденом Знак Почёта (в том
же году получил от обкома ВКП(б) строгий выговор за недостаточное руководство колхозами). Дочь с
1941 г. служила врачом-хирургом на фронте (ГАКО. Ф. 75. Оп. 19. Д. 66).
Другой председатель горисполкома (1929 г.) – помощник машиниста Е.М. Прудников – неоднократно со
стороны окружкома подвергался критике за «мальчишеские» (максималистские) решения.
1
98
тим лишь некоторые, проведённые во второй половине 1921 г., характеризующие
напряжённую деятельность новоиспечённых чиновников, раскрывающие имена
первых руководителей ныне существующих учреждений1:
– На время длительного лечения А.А. Ислентьева (с июля по ноябрь) начальником
городской милиции был назначен т. Бубнов, его помощником – Качурин.
– В июле первый народный судья г. Тайга Вершинский Николай Иванович был отозван на должность секретаря исполкома. Вместо него судьёй была утверждена
Г.С. Патрикеева.
– В сентябре заведующим военотделом назначается Патрикеев, вместо уезжавшего Королёва.
– В декабре в связи с тем, что т. Данилов заведовал двумя отделами, на должность начальника одного из них – отдела труда назначен – т. Малешин и т. д.
Состав Президиума Тайгинского исполкома
1921-1922 гг.2
Ефименко Мартирий Илларионович
Доставалов Н.С. (1921)
Рогалис В.С.
(1921)
Вершинский Н.И. (1921)
Щинников И. (1921-1922)
Казименко
(1922)
1923-апрель 1924 гг.3
04.1924-10.1926 гг.4
председатели
Мазунин
Бедейц Гарри Янович
Иван Степанович
Комлев Иван Ильич
члены Президиума
Казименко
Злыгостев (до 03.1924)
Раевич М
Ивченко В.П. (до 03.1924)
Павловский Н
Валентик И.И. (с 03.1924)
Ислентьев
Игнатьев
(с 03.1924)
Рязанов
Кемеров А.Ф. (с 03.1924)
11.1926-02.1928 гг.5
Катин
Михаил Николаевич
Карягин М.С.
Шубин В.
Коротких М.
Хайновский В.Н.
Пескова А.
Кадровый дефицит сохранился и в 1923 г. Так, начальник милиции А.А. Ислентьев6 одновременно являлся членом Президиума исполкома и заведующим
административным отделом. Неудовлетворительная расстановка кадров, перерастающая в хронический недуг, несомненно, тревожила руководство Тайгинского
райкома партии и Томского губисполкома, в адрес которого поступала информация
о неблагополучном положении дел в управлении городским хозяйством.
Горисполком испытывал большие трудности в обеспечении деятельности городского управления финансами. Денежных средств, поступавших от торговцев,
мелких артелей, кустарей, владельцев усадеб и арендаторов квартир в виде налогов и различных сборов, катастрофически не хватало. Тайга нуждалась в серьёзных финансовых вливаниях. Рассчитывать на существенную помощь от железной
дороги, занятой решением поставленных перед ней задач, не приходилось.
Понимая тяжёлое положение города, до марта 1923 г. томские власти не тоГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 242. Л. 58, 61, 73, 102, 142 об.
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 242. Л. 39; д. 543. Л. 8.
3 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 3.
4 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 1081. Л. 13, 34.
5 ГАТО. Ф. Р-195. Оп. 1. Д. 459. Л. 26.
6 Подробнее автобиографию А.А. Ислентьева см.: Морозов Н.М. Тайга. Исторический опыт поколений.
1890-е-1919 гг. Кемерово, 2017. Т. I. С. 473.
1
2
99
ропились взять его под свою опеку. Формально поселение считалось в ведении губисполкома и уездного исполкома, однако в действительности вновь испытывало
такую же незавидную участь, как во времена существования в статусе дореволюционного безуездного города. От обоих учреждений тайгинцы получали инструкции
и распоряжения, в большинстве своём сельскохозяйственного содержания, не
имея возможности ими руководствоваться. Когда же дело доходило до просьбы о
содействии в получении кредитов, то губисполком переправлял её на уездный уровень, а там сообщали: «Вы нам не подчинены, а только живёте на территории уезда»1.
Наконец, по ходатайству недавно назначенных на должности – секретаря райкома партии И.И. Воскресенского и председателя горисполкома И.С. Мазунина, 23
марта 1923 г. пленум губисполкома своим
постановлением официально прикрепил
Тайгу к Томскому уездному исполкому.
Через несколько дней для изучения состояния всех сфер городского управления
прибыла комиссия в составе 4-х заведующих уездными отделами. Её члены деловито ознакомились со всеми учреждениями, осмотрели здания, изучили постановку
работы в аппарате горсовета.
В апреле 1923 г. комиссия доложила
губисполкому результаты проверки учреждений Тайги. Выяснилось, что в течение
двух лет, т. е. со времени последней комплексной проверки (март 1921 г.), когда
было принято решение о переносе полной
ответственности за некоторые сферы
(народное образование, коммунальное хозяйство) на уездный уровень, проблемы
Председатель горисполкома Мазунин
Иван Степанович с женой Евдокией
продолжали множиться. К примеру, единСамсоновной
фото 1923 г.
ственный театр, вместимостью в 300 человек, срочно нуждался в ремонте. Милиция снимала в аренду частный дом в то
время, когда пустовали и разрушались муниципальные дома. Не было арестного
дома и помещения под электрическую станцию, необходимую для развития города.
Нарсуд занимал бывший жилой дом вместе с детдомом, и общая кубатура воздуха
не соответствовала гигиеническим нормам. Больница, располагавшаяся в дряхлом
здании бывшего трактира (потолок уже надломился), стояла в центре города, что
считалось недопустимым. Несколько лет строилась школа (бывшая гимназия), однако на момент проверки она пустовала и материалы расхищались. Все мосты
1
ГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 778. Л. 34; д. 242. Л. 78.
100
(12), колодцы (4) и тротуары оказались вконец разрушены. Был случай, когда, объезжая Забурский мост, крестьянин в луже грязи утопил лошадь. В случае пожара
летом проехать по разъезженным дорогам удавалось с большим трудом, а зимой
приходилось тушить только снегом1.
По итогам проверки в уездном исполкоме был принят ряд важных решений:
вернуть в структуру Тайгинского горисполкома полноценный коммунальный отдел,
ранее (весной 1922 г.), реорганизованный в подотдел; передать городской милиции
имеющиеся административные функции; укрепить аппарат горсовета опытными
работниками; назначить постоянного уполномоченного уездного отдела народного
образования; наладить работу по сбору налогов и арендных платежей; определить
требуемую для развития города площадь земли и оформить её прирезку; войти в
переговоры с Линейным отделом Тайгинского узла о принятии им части расходов
по содержанию пожарной части, школ, больниц и других учреждений, обслуживавших потребности населения.
Комиссия составила обширный акт с массой многообещающих предложений и
дала задание подготовить смету на текущие ремонты. Представленная через два
дня смета на сумму 24000 золотых рублей в итоге была урезана до 5000 рублей
золотом и 2000 рублей денежными знаками. «Хоть с грехом пополам, но всё же,
можно будет наложить на сильно зияющие дыры заплатки, – с горечью шутил
член президиума М. Раевич, – обрадовался горисполком, а с ним и весь город, от радости чуть не
пляшут»2.
Обретение новых функций и начавшийся процесс районирования Томского уезда с уточнением
границ Тайгинского района, к которому активно
привлекали работников горисполкома, – всё это
способствовало принятию Президиумом исполкома
в октябре 1923 г. решения создать комиссию по реорганизации советского аппарата. Возглавил реорганизацию глава исполнительной власти И.С. Мазунин. В состав комиссии вошли: представитель
здравоохранения врач Ростовцева, от наробраза –
Валентик Иван Игнатьевич
фото 1923 г. Чернышёв, от милиции – А.А. Ислентьев, от местхоза (отдел местного хозяйства) – т. Лаврентьева3.
По результатам её работы штат был сокращён на 6 единиц и утверждён в количестве 18-ти. Некоторые отделы по образцу дореволюционных государственных
учреждений переименовали в столы: налоговый стол (начальник т. Баранов), стол
собеса и т. д. В повестках заседаний стали превалировать вопросы налогообложе1
2
3
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 778. Л. 6, 23–23об.
Красное знамя. 30.5.1923. № 115.
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 44, 47.
101
ния, корректировки статей бюджета, рассмотрения смет, т. е. исполком включился
во всесоюзную кампанию по внедрению научной организации труда и режима экономии.
В этой связи существенно обновились кадры его аппарата. Вместо прежних
пришли экономически более грамотные сотрудники. Якобы по ходатайству железнодорожных организаций от работы в Президиуме были освобождены т. Злыгостев
(председатель месткома) и т. Ивченко как машинист. На заседании старого и нового составов пленума исполкома (присутствовали тт. Мазунин, Игнатьев, Валентик,
Ислентьев, Гуляева, Пустовалов, Галуза, Вершинский, Кемеров, Ивченко, Софронов), состоявшемся 11 марта 1924 г., на вакантные места были избраны А.Ф. Кемеров1 (от райкома партии) и И.И. Валентик (зав. горместхозом), секретарём исполкома стал т. Игнатьев2. Главному милиционеру А.А. Ислентьеву было предложено перейти на выборную работу – членом правления кооператива ТЕПО. Временное исполнение обязанностей начальника городской милиции возложили на
т. Синсимова, а в уездный исполком была направлена просьба прислать нового
руководителя. С апреля 1924 г. Тайгинский горсовет возглавил более опытный
управленец – латыш Г.Я. Бедейц.
С завершением административно-территориального переустройства Тайгинского района в августе 1924 г. Гарри Янович приступил к формированию аппарата
райисполкома. Впрочем, в городе свободных специалистов не было, поэтому в
первые месяцы гор- и райисполкомы были в одном лице, что, конечно, затрудняло
решение городских проблем, т. к. много сил было брошено на активизацию деятельности волостных исполкомов, обеспечение сдачи продовольственного налога,
налога по самообложению крестьянских хозяйств и т. д. Председатели горисполкома кроме своих основных обязанностей совмещали две-три должности в райисполкоме. Даже после формального разделения аппаратов (при этом они располагались в соседних зданиях) ещё до 1928 г. технические работники (бухгалтерия,
секретари, делопроизводители и др.) работали на два учреждения, порождая путаницу в документах.
Завершая рассмотрение созданной в Тайге системы партийного и советского
руководства, и имея в виду периодические изменения некоторых её качественных
сторон (структуры, возраста и уровня квалификации ключевых работников, динамики ротации кадров), можно сделать вывод о завершении к концу НЭПа смены
базовых поколений в местной управленческой среде.
Молодое советское государство крайне нуждалось в образованных и мобильных специалистах, способных быстро освоить любой, с точки зрения сиюминутной
важности, участок работы. В соответствии с меняющейся экономической обстановПодробнее биографию Александра Фёдоровича Кемерова, написанную им в 1957 г., см.: Усков И.Ю.
Кемеров А.Ф. Воспоминания / сост., автор вступ. ст. и комментариев И.Ю. Усков. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2011. 111 с.
2 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 1081. Л. 22, 100.
1
102
кой требовалась быстрая перестройка деятельности всех органов местной власти,
и временный отход (в годы НЭПа) от ортодоксально революционного отрицания
частной хозяйственной инициативы. Важно было сформировать слой новых управленцев, отличных от царской бюрократии, ориентированных на соблюдение внутрипартийной дисциплины, без выражения чрезмерной свободы мнений и упрощённого понимания коммунистических идеалов, обретённых многими участниками революционных событий 1917 г. и периода борьбы с колчаковщиной, являвшихся
психологическим барьером для восстановления единоначалия на производстве и
укрепление дисциплины.
Указанным требованиям соответствовали активисты в возрасте 25-35 лет,
т. е. представители последней волны Странников (родившихся в 1890-е гг.) и первой волны Победителей (родившихся в самом начале XX века). За предыдущее
десятилетие (1914-1924 гг.) они научились приспосабливаться к стремительно меняющейся политической обстановке, быстрее усваивали уроки прошедшего дня,
чем более возрастные (старше 40 лет) Странники, обременённые заботой о своих
многодетных семьях, кому история не предоставила шанс получить образование,
приобрести управленческие знания и навыки в благоприятном для этого возрасте.
В свою очередь Победителям исторически была предоставлена возможность
раньше времени занять в городском сообществе лидирующие позиции. Для вождей ВКП(б) мобилизация молодёжи на руководящие посты являлась целесообразным тактическим шагом не только с точки зрения получения на местах послушных управленцев, которые имели большой запас сил и энергии и были готовы без
оглядки по команде идти на смелые социальные эксперименты, но и с точки зрения противостояния консерватизму людей пожилого возраста.
2.3. Город в условиях новой экономической политики
Условия включения Тайги в новую экономическую политику мало чем отличались от положения на соседних узловых станциях.
Председатель Тайгинского городского ТЕПО (Тайгинские единое потребительское общество «Труд») т. Заводчиков 13 июня 1921 г. докладывал Президиуму
горисполкома о том, что ему по окрестным заготконторам удалось собрать минимальное количество зерна (1300 пудов), которого хватит до середины июня, чтобы
удовлетворить потребности (по последним установленным нормам) лишь отдельных групп рабочих и служащих. Был поднят вопрос о расширении молочной фермы кооператива и наведении там порядка в уходе за скотом: прежний заведующий
фермой был снят с должности за содержание коров в грязи, за то, что часть животных по нескольку дней не возвращалась с пастбища, их никто не искал, и не известно, кто выдаивал?!
На том же заседании рассматривался вопрос о начале работы комиссии по
улучшению быта рабочих. Предлагалось обследовать их жилища, определить
103
объёмы текущего и капитального ремонтов, изучить состояние столовых и упорядочить систему общественного питания, наладить учёт скота жителей города и
определить потребность в сене, а затем ходатайствовать перед Губземотделом об
отведении соответствующей площади сенокосных угодий. Можно сказать, в годы
НЭПа проблемы продовольствия и жилья оставались центральными в деятельности исполнительной власти.
Продовольственный вопрос. Основными организаторами снабжения города
продовольствием являлись потребительские общества (торговые кооперативы),
которые, следуя ещё дореволюционной практике, на деньги пайщиков и имеющуюся прибыль закупали продукты и промышленные товары. По Уставу, они были
обязаны при минимальной торговой наценке продавать закупленные товары членам кооператива, реализуя остатки остальному населению по иным ценам. Однако
на практике гибкой ценовой политики у маломощных обществ не получалось.
Лето 1921 г. выдалось сухим и жарким. Местами трава «сгорела» даже на заливных лугах. Было ясно, что деревня сама окажется в бедственном положении. В
этих условиях аппарат ТЕПО усиленно готовился к предстоящей кампании по заготовке для горожан продуктов питания. Ему были переданы функции взимания
продналога и карточного бюро, которые ранее выполнял районный Продком (продовольственный комитет), перешедший в полном составе в Томский уездный
Продком. Для размещения дополнительно увеличенного штата ТЕПО исполком
пошёл на обмен помещениями, занимаемыми некоторыми организациями. Для
районного товарообменного пункта кооператива выделялось здание районной
библиотеки (деревянная лавка Магазова). Для райбиблиотеки предоставлялся дом
Лазовского, занимаемый железнодорожной рабоче-крестьянской инспекцией, которая переезжала в дом Полуденцева, где размещалось ТЕПО. Сам аппарат кооператива и его мучная лавка получили в своё распоряжение здание отдела наробраза, переехавшего в помещение, где раньше располагался упразднённый Райпродком.
В середине августа 1921 г. в Тайге был открыт рынок. Крестьяне окрестных
деревень были оповещены о назначении пятницы базарным днём. Впрочем, торговать было нечем. В целях защиты интересов горожан от действий перекупщиков,
все оптовые закупки продуктов до 12 часов дня были запрещены1.
В декабре 1921 г. сложившуюся ситуацию в госснабжении продовольствием
через ТЕПО «Труд» Президиуму горсовета докладывал т. Шално. В частности, говорилось об отсутствии продуктов у основных поставщиков: в Тайгинской и Поломошинской заготконторах, – наряды за ноябрь остались совсем неотоваренными и
аннулировались. С первого января 1922 г. детские приюты и больницы снабжать
было совершенно нечем. В такой критический момент городские власти забили
1
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 23.
104
тревогу и просили Томский губисполком и Сибревком урегулировать снабжение
Тайги продовольствием1.
Местное крестьянство сидело без хлеба. На этой почве в начале 1922 г. разразился «хлебный психоз»: [В городе] «во всех домашних углах, – писал очевидец,
– только и разговоров про Тулун и про «великие хлебные богатства» этой станции.
Паломничество тайгинцев за хлебом на эту станцию достигло громадных размеров. Достаточно сказать, что одних лишь бесплатных билетов железнодорожникам
за январь и февраль выдано исключительно на ст. Тулун около 800. Прямой недостаток хлеба у многодетных железнодорожников, получающих всего 2 пуда муки в
месяц, играет здесь против ожидания самую последнюю роль. Главная пружина
этой стихийной тяги в Тулун в том, что крестьянство Тайгинского района, пострадавшее в этом году от неурожая, предъявляет само спрос на хлеб вместо того,
чтобы быть поставщиком его на Тайгинский рынок. Предприимчивые тайгинцы,
пользуясь бесплатными билетами, усиленно обзаводятся за тулунский хлеб крестьянскими коровками и лошадками. Многие приобретают свои домики в городе»2.
Нельзя сказать, что у транспортников всё было относительно нормально. И у
них случались на месяц-полтора перебои с выдачей заработной платы. Однако это
не являлось поводом отказывать в помощи голодающим. В их пользу рабочие
ежемесячно делали отчисления в количестве от 3 до 7 фунтов муки и 3% зарплаты3. Особенно гнетущее впечатление на тайгинцев производили дети Поволжья.
«В июне, – писал Е. Целебровский, – редкий день не стоит на путях скорбный эшелон голодных волжан, за куски хлеба продающие свои последние платки, холст и
другую «лапотину». Особенно тяжко видеть детские голодные эшелоны. В прекрасно оборудованных вагонах Наркомздрава повсюду, как грибы из корзины, выглядывают детские стриженые головки. Воспитанники самарских, саратовских и пр.
детских домов и приёмников перевозятся в Иркутск, Читу и другие места. В Тайге,
пользуясь продолжительной остановкой и свободными площадками, маленькие путешественники выползают из вагонов, и тут же около них устраиваются игры с песнями. Послушайте, что это за игры! Маленькие фигурки в белых балахончиках,
прихлопывая ручонками, какими-то особо слабыми голосами выводят: «И мы будем там смеяться, на нас будут любоваться». Крайне истощённые личики, бледные, многие с повязками, пытаются улыбаться, пытаются показать, что они такие
же озорники-скакуны ребята, как и смотрящие на них здоровые тайгинские шалуны. Но внешний вид маленьких волжан, их вялые, усталые движения даже в играх
говорят за то, что эти дети едут из скорбных мест. Цветы земли – эти дети увяли,
поблекли, их нужно пересадить. Этой пересадкой и занимается Наркомздрав»4.
1
2
3
4
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 242. Л. 39-39об., 42об., 61, 147об.
Красное знамя. 15.03.1922. № 58.
Красное знамя. 28.05.1922. № 110.
Красное знамя. 19.06.1922. № 131.
105
В столь трудное время общее собрание службы движения постановило в течение двух месяцев (июль-август) отчислять на содержание местных детских площадок: с холостяков – по 5 фунтов муки (ежемесячно); с семей, состоявших из двух
человек, – 3 фунта; с имевших до трёх детей – 2 фунта, имевшим более 5 детей
предлагалось делать добровольные отчисления.
При райкоме партии работала комиссия по проверке помощи голодающим, которая попутно использовалась властями для дискредитации церкви. Её члены
установили, что за 6 предыдущих месяцев верующие Ильинского храма (численностью до 1500 человек) пожертвовали лишь 591.330 рублей, а Андреевского –
2.443.000 рублей, тогда как профсоюз транспортников, насчитывающий до 2000
членов, пожертвовал 418.014.252 рубля и 24 пуда 38 фунтов муки, а в ТЕПО 23 человека передали 62.759.400 рублей и 11 пудов 7 фунтов муки. Заведующий отделом агитации и пропаганды райкома И. Воскресенский скрупулёзно подсчитал благотворительный вклад на одного человека: на «православного спекулянта» (фраза
И. Воскресенского) пришлось 394 рубля, на рабочего – 305.007 руб., на кооператора – 6.554.500 руб.1. Лукавство игры цифрами заключалось в том, что среди верующих были сами рабочие, члены их семей (жёны, дети) и одинокие старики, не
имевшие кроме продуктов с огорода другого источника для существования.
Летом 1922 г. голод охватил и территорию Томской губернии. В середине
июля голодающими там были признаны 90.000 человек, в том числе в Тайгинском
районе: в Варюхинской волости – 5287 человек, Тутальской – 3187, Пачинской –
2991, Митрофановской – 2325, Телеутской – 3858, Попереченской – 1638, Таловской – 890, Проскоковской – 1807 чел.2. Ответной мерой советского правительства
явилось введение общегражданского налога с целью оказания помощи голодающим Поволжья и укрепления курса советского рубля. На долю Томской губернии
пришлась минимальная обязательная для сбора сумма в размере 83.000.000.000
рубля.
Объектами налогообложения по предложению налогового управления Томского Губфинотдела стали двор в деревне и домовладение в городе. К каждой
единице налогообложения дополнительно были причислены по полтора плательщика. В итоге с учётом этой прибавки вышла сумма в 200 миллиардов рублей, из
которых 83 млрд следовало отдать государству, а остальные 113 млрд губернские
власти, пользуясь случаем пополнить свой бюджет, планировали оставить на
местные нужды. Денежный голод деревни финансисты решили удовлетворить с
помощью получения от центра на 3 месяца беспроцентной ссуды в размере 10
млрд рублей, на которые планировалось закупить продукты и сырьё для последующей перепродажи крестьянам, тем самым предоставляя им возможность уплатить налог.
1
2
Красное знамя. 4.07.1922. № 144.
Красное знамя. 6.07.1922. № 146.
106
Благотворительные кампании в пользу голодающих районов проводились и в
следующие годы. Так, в 1924 г. комсомольцы и женотдел собрали 109 руб. (по курсу 1924 г.) в пользу голодающих в Славгородском уезде Алтая1.
Томское транспортное потребительское общество (ТомТПО или УчжТПО). В год
«военного коммунизма» (1920-й) на Тайгинском узле ответственность за продовольственное обеспечение железнодорожников была возложена на местное отделение ТомТПО. До сентября 1922 г. общество за счёт казённых субсидий выполняло государственные задания по госснабжению транспортников продовольствием
и общественному питанию до 80% от требуемых норм. С 1 сентября в связи с переходом на собственные средства стала меняться и структура его деятельности:
доля в госснабжении уменьшилась до 20%, операции по заготовке и торговля составили 50%, и сельскохозяйственная деятельность – 30%. В Тайге отделение
имело магазин, дежурную лавку, вагон-лавку, мельницу и электрическую станцию.
С разрешением частным лицам
коммерческой деятельности неизбежно возник вопрос о недопущении
в организацию рабочего снабжения
лиц, по линии социального происхождения и своим склонностям дискредитирующих кооперативное движение. Чаще агитационная кампания за чистоту рядов, против «быв1) Кулак. 2) Бывший полицейский. 3) Самогонщик.
ших» и паразитирующего элемента
4) Поп. 5) Вор. 6) Лодырь.
Карикатура 1925 г.
шла уже на этапе выборов членов
правления.
В течение 1923–1924 гг. в результате успешной деятельности закупки товаров
у местных производителей выросли в среднем на 15–20%, размер оборотных
средств – на 150%, количество пайщиков увеличилось с 1716 человек до 2228. Отделение кооператива при штате в 15 человек полностью было обеспечено спецодеждой.
Как и другие транспортные организации, его служащие состояли членами
добровольных обществ: МОПР, Авиахим, Долой неграмотность, имели свою рабоче-крестьянскую инспекцию2.
Ситуация в торговле – наиболее чувствительной сфере жизнеобеспечения
населения Тайги – постоянно находилась под пристальным вниманием райкома
партии, горисполкома и участкового профсоюза железнодорожников. Поэтому неизбалованные излишествами жители в 1925 г. отмечали положительные измене1
2
Красное знамя. 19.08.1924. № 188.
Красное знамя. 5.11.1925. № 254.
107
ния в улучшении ассортимента товаров в кооперативных лавках, выравнивание
цен, которые за редким исключением были ниже базарных. В то же время неудовлетворительным оставалось снабжение мукой. Норма её выдачи в количестве
двух пудов крупчатки1 в месяц на пайщика была настолько незначительной, что
рабочим приходилось ездить за ржаной мукой на ст. Юрга и Болотная2.
В ТомТПО контроль за организацией торговли осуществляла выборная из
пайщиков лавочная комиссия. На заседаниях её члены рассматривали вопросы
своевременного снабжения транспортников различными группами товаров, охраны
труда и санитарного состояния лавок, принимали участие в организации их ремонта. В декабре 1925 г. в соответствии с развернувшейся в стране кампанией торговые заведения Тайги стали переходить на метрическую систему учёта, т. е. вместо
пудов, фунтов и т. п. в накладных и на ценниках стали фигурировать килограммы и
граммы.
Положительную динамику товарооборота также имел Тайгинский кооператив «Труд», воссозданный в 1920 г., который должен был специализироваться на обслуживании населения Тайгинского района (территории вокруг города радиусом в
50 вёрст). Фактически же он охватывал только город (имел магазин, дежурную лавку, две продуктовые лавки на базаре и в Новом посёлке), деревню Бобровку и ещё
2-3 деревеньки. С выделением из кооператива в 1926 г. Литвиновского и Балахонского отделений количество пайщиков сократилось с 947 человек до 837, при этом
50% из них составляли транспортники3. Доехать до остальных населённых мест
района при неудовлетворительном состоянии дорог было проблематично. Вопрос
об их строительстве, в частности, до с. Пашково (30 вёрст) с попутным заездом в
15 деревень, поднятый ещё до революции Тайгинской управой, давно стал притчей
во языцех. Летом пашковские крестьяне могли попасть в Тайгу только верхом на
лошади, на телеге вместо 30 приходилось делать крюк в 40 вёрст.
Несколько десятков мелких населённых пунктов связывал с городом Таловский тракт. На всём его протяжении (26 вёрст) имелось 17 мостов, но, к примеру, в
1925 г. ни один из них не был годным. В северную часть района – житницу Тайги –
проезд с большим трудом был возможен только зимой и в середине лета, т. к. изза отсутствия дорог приходилось пользоваться тропинками. Поэтому крестьяне
предпочитали вместо Тайги, расположенной в 30-35 верстах, сбывать свою продукцию за 70-80 вёрст в Томске4.
В годы НЭПа прилавки постепенно стали наполняться товарами, оживилась
торговля предметами первой необходимости. Только с 1 октября 1924 г. по 1 апреля 1925 г. в рассрочку населению было продано 114 швейных машин и две машины за наличный расчёт. Однако ещё остро ощущался дефицит обуви (валенок, са1
2
3
4
Крупчатка - сорт пшеничной муки, отличающийся значительной зернистостью.
Красное знамя. 15.07.1925. № 158.
Красное знамя. 3.06.1926. № 125; 21.12.1926. № 293; 4.05.1927. № 99; 4.08.1927. № 176.
Красное знамя. 19.07.1925. № 162; 16.09.1925. № 211.
108
пог, ботинок), зимней одежды (шапок, полушубков, пальто) и белья. Его покрывала
продукция местных ремесленников. Так, в 1925 г. группа чеботарей, ранее работавших поодиночке, объединилась в «Трудовую артель сапожников». В рамках
предприятия они стали получать объёмные заказы на починку старой и ремонт новой обуви. С полной нагрузкой работали все 7 мастеров и 2 подростка-ученика.
Средний заработок мастера составлял 40–45 рублей. В коллективе стали проводиться культурно-образовательные мероприятия, появился красный уголок, выписывалась литература1.
Общественное сознание кроме традиционного мнения о работнике прилавка
как спекулянта, неправедно набивающего свои карманы за счёт трудового народа,
стало выделять добросовестных служащих в торговой кооперации, правильно организующих обслуживание покупателей. Этим выделялись продавцы ТЕПО
«Труд». «Зайдёшь в кооператив, – с умилением писал тайгинский обыватель, –
смотришь, всё хорошо. Приказчики бегают, снуют по всем
углам. С покупателями
обращаются
хорошо. Особенно
отличается т. Балахонов, который выдвинут на эту работу
организацией
РЛКСМ. У него каждый покупатель с
удовольствием покупает. Он и показать Слева направо: зав. столовой «Новый быт» А. Игнатенко (стоит). Сидят:
член правления столовой Никитина, председатель кооператива Соловьтовар умеет, и про- ёв, зав. женотделом райкома партии Шернина.
Фото 1926 г.
дать, и рассказать.
Тов. Балахонов заслужил симпатии членов-пайщиков, и не зря»2. Посетители с
уважением и доверием относились к приказчику бакалейного отделения Г. Никольскому. Матери, посылавшие детей в магазин, так и говорили: «Вы там обратитесь к
Гоше, он вам всё сделает»3.
С января 1927 г. государство приступило к планомерному снижению в среднем на 10% цен по группам товаров. На места направлялись соответствующие директивы, и Тайгинский райком партии жёстко спрашивал с руководства правлений
кооперативов за их неисполнение. В апреле он заслушал доклады руководителей
1
2
3
Красное знамя. 4.10.1925. № 227; 111.04.1925. № 83.
Красное знамя. 31.07.1925. № 172; 6.11.1925. № 255.
Красное знамя. 4.05.1927. № 99.
109
ТомТПО (т. Баранов), ТЕПО «Труд» (т. Ворошилов) о принимаемых мерах 1. За несвоевременное исполнение государственного задания кооперативы понесли судебное наказание. В мае райком ВКП(б) вынес выговор партийной фракции (секретарь Устинов) и рев. комиссии кооп. «Труд» за неснижение на положенные 5% цен
на мануфактуру. К 1 июля ПО «Труд» по 37 ходовым товарам бюджетного набора
снизил цены на 11%, а транспортный (ТомТПО) – на 10,52%.
Первая организованная на бюджетные деньги кафе-столовая в городе появилась 18 февраля 1923 г. В марте 1926 г. открыла двери кооперативная столовая
«Новый быт» с числом пайщиков более 70 человек. Последние имели возможность
за 16,5 руб. в течение месяца получать трёхразовое питание. Кроме того, там обслуживали допризывников, слушателей производственных курсов и других желающих как-то покушать. Привередливый обыватель замечал, что «прислуга столовой ходит всегда грязная и босая. В чём чистят картошку, в том и посетителям
обед подают», а под окнами в луже свиньи купаются2.
В течение лета, когда на огородах подрастали овощи, дела заведения значительно ухудшались, посещаемость снижалась до 50 человек в день, росла задолженность перед кредиторами. В целом учреждение общественного питания и в
зимние месяцы испытывало финансовые трудности, утрачивая интерес к себе со
стороны пайщиков. В итоге в феврале 1927 г. правление кооператива в течение
месяца не то чтобы их собрать, заманить на отчётное собрание не могло, и вынуждено было в виде крайней меры в день свержения самодержавия объявить забастовку и не готовить обеды.
Несмотря на то, что санитарный контроль над предприятиями, перерабатывающими и продающими продукты питания, был не на должном уровне, Президиум исполкома на своих заседаниях всё же рассматривал протоколы санитарной
комиссии. Так, в марте 1923 г. были наложены штрафы по 50 рублей золотом каждому из производителей колбас: Овчинникову (с требованием изолировать производственное помещение от жилого), Рудковскому (с требованием закрыть производство совсем), Ершову (за грязь и недоброкачественную продукцию). С мая стал
обязателен ежегодный медицинский осмотр торговцев съестными припасами с
оплатой в бюджет города 25 рублей3.
В целом результатами новой экономической политики в сфере торговли явилось наполнение прилавков лишь некоторыми группами товаров первой необходимости, лишь на 10% покрывался дефицит на продукцию из тканей, редко поступала
обувь. Кооператив железнодорожников ТомТПО, городской ТЕПО и «Труд» в непростых условиях возрождения экономики губернии, крайней нестабильности в
сельском хозяйстве при жёстком контроле со стороны партийных, советских и
ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 241. Л. 140-140об.
Красное знамя. 16.06.1926. № 135; 30.05.1926. № 122; 1.09.1926. № 198; 27.03.1927. № 70; 13.02.1927.
№ 36.
3 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 8, 10.
1
2
110
профсоюзных органов налаживали хозяйственные связи с поставщиками, учились
по-новому обслуживать покупателей. Население из-за недостатка хлеба изыскивало возможности приобретать муку подешевле и лучшего качества, чем крупчатка, в
Мариинске, Юрге и Болотной. В сравнении с периодом «военного коммунизма»
жить в городе стало немного сытнее.
Состояние городского хозяйства. После передачи в марте 1921 г. коммунального отдела в ведение уездного исполкома Тайга фактически оставалась без собственной коммунальной службы. Райкомом партии и горисполкомом было принято
компромиссное решение о создании хозяйственного обоза, которому хватало сил
только на ассенизацию мест общего пользования и обслуживание советских учреждений гужевым транспортом. Благоустройство, ремонт зданий и другие важные
функции коммунальной службы выполнять было некому. Предприятия и жители
города, по существу, находились на самообслуживании, т. е. никто ничего не делал. Лишь в начале 1923 г, осознав допущенную ошибку, губисполком вернул городу коммунальный отдел, его заведующим вновь стал И.И. Валентик, одновременно
возглавивший специализированную организацию по коммунальному обслуживанию
населения – Горкомхоз. Его канцелярию разместили в здании детдома, детдом
решили переселить в общежитие коммунальных работников, а последнее перевести в бывшую квартиру вышедшего на пенсию машиниста К. Квапинского, который
по решению Президиума исполкома недавно её освободил. В ведение Горкомхоза
были переданы находящиеся на хозрасчёте или сданные в аренду заведения: баня (арендатор Орлов), хозяйственный обоз, бойня, водопроводная будка, кирпичный сарай (арендаторы – китайцы)1, народный дом им. Крупской и базарная площадь.
Избранный в декабре 1922 г. новый председатель исполкома И.С. Мазунин
подчёркивал запущенность в ведении его аппаратом финансовой отчётности. Некоторые руководители предприятий, например, типографии, по его мнению, прежде бездумно «хозяйничали»2. Следовало приучать управленцев считать и беречь
бюджетные деньги, переходить от бессистемного режима их расходования к плановому. По предложению фининспектора Меликова в мае была создана и работала комиссия из 30 человек, присланных от различных организаций, по проверке у
всех жителей Тайги документов об уплате налогов с целью обеспечения их 100%
сбора. Однако слабым местом в этой работе, которое несколько лет не «замечали», являлся приём налоговых денег в кассу исполкома. Работала только одна
1 Кирпичный заводик располагался в 2-х верстах от станции «за ложком под горой» и состоял из 2-3
сараев для сушки кирпича. В 1925 г. он находился в аренде у артели китайских рабочих. Артель по договору с исполкомом обязывалась до 1 сентября поставлять 50.000 огнеупорного кирпича по цене 122
рубля за 1000 штук. Глина добывалась тут же, около предприятия. Рабочие жили коммуной в одной
большой избе с нарами, убранной безупречно чисто (хозяйничала жена одного китайца). На стене красовался портрет Сун-Ят-Сена: «Наш Предводитель», – говорили китайцы (Красное знамя. 15.-8.1925. №
185).
2 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 2.
111
несчастная кассирша, которая делала отметки в документах, выписывала квитанции о внесении сумм, в час ей удавалось обслужить лишь 4-х посетителей, и это на
весь город1!?
В июне по согласованию с Управлением Томской ж. д. Президиум исполкома
принял решение о слиянии городской и железнодорожной пожарных команд, тем
самым попытался полностью переложить расходы на их содержание на плечи ж. д.
ведомства2. Замысел реализовать не удалось, и стороны согласились на долевое
финансирование. Город продолжал выделять средства на ремонт вышки и других
строений объединённой пожарной команды.
В июле 1923 г. Горкомхоз ходатайствовал перед Тайгинским линейным отделом № 6 об отпуске электроэнергии для жителей города на общих с железнодорожниками основаниях. До сих пор населению Тайги она поставлялась за тройную
плату. В противном случае можно было оборудовать свою станцию на базе переданной кооперативом «Труд» старенькой динамо-машины3. В последующие годы
город не имел своей электростанции, значит, в 1923 г. стороны пришли к компромиссному решению.
Путаницу и неразбериху в организации деятельности городских учреждений
вносило отсутствие в Тайге единого времени. Если они работали согласно Бюро
времени г. Томска, то весь транспортный узел жил в соответствии с железнодорожным временем, которое разнилось с томским на один час (назад). Впредь до
урегулирования этого вопроса 25 июня 1924 г. Президиум исполкома решил установить для всех государственных, частных организаций и учреждений железнодорожное время, т. к. по нему жило подавляющее большинство рабочего населения
города4.
Несмотря на развернувшуюся всеобщую кампанию за экономию, при всех
сменяющих друг друга председателях исполкома работа советского аппарата совершенствовалась очень медленно. Так, проверка деятельности Горкомхоза, проведённая в сентябре 1927 г. окружным фин.инструктором Герике, показала низкий
квалификационный уровень его технических работников, в должной мере не обладавших навыками учёта и контроля. За городскими учреждениями не были закреплены занимаемые ими здания. Начисленные в виде налогов и сборов суммы не
проверялись, платежи шли самотёком без особого наблюдения за плательщиками
и ведения профилактической работы с должниками. Была отмечена безучастность
руководства Горкомхоза к хозяйственной деятельности вверенных предприятий,
что лишало возможности приобретения опыта и знаний в целях поднятия их доходности. Для выполнения функций хозяйственного обоза, например ассенизации,
подвозки материалов к местам строительных и ремонтных работ, имелось всего
1
2
3
4
Красное знамя. 14.01.1926. № 11.
ГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 13, 14, 40об.,
Красное знамя. 19.07.1923. № 158.
ГАТО. Ф. р-173. Оп. 1. Д. 1081. Л. 68.
112
три лошади, из которых одна уже старая и больная, а другая была искалечена и
стояла без дела. С 1 июля из-за ветхости закрылась единственная в городе баня,
но велись переговоры с руководством ж. д. о предоставлении жителям возможности мыться в транспортной бане1.
Проверяющий отметил пассивность самого исполкома в рассмотрении результатов работы хозрасчётных городских предприятий. Ни отчёты их деятельности, ни порядок распределения прибылей, ни вопросы экономической целесообразности существования той или иной организации он на своих заседаниях не рассматривал.
Адреса организаций, арендовавших здания у Горкомхоза (1927 г.)2
пожарное депо
Интернациональная, 13
школа
ул. Советская, 97/14
нардом им. Крупской Интернациональная, 30
агро-участок
ул. Пролетарская, 15
склад Горкомхоза
Интернациональная, 31
аптека
ул. Пролетарская, 10
ФЗУ
Интернациональная, 19
больница
ул. Советская, 87
горсовет
ул. Советская 22/7
ЖАКТ3 ж. д.
ул. Рабочая, 33/21,
ул. Карла Маркса, 7/17.
ясли отдела здраво- ул. Советская. 42
районное кредит- ул. Пролетарская, 15
охранения
ное товарищество
Горкомхоз
Ул. Советская, 24/6
баня
ул. Советская, 6/25
народный суд
ул. Советская. 68
ОПТО «Труд»
ул. Интернациональная, 34
райисполком
ул. Советская. 68
бывшая столовая ул. Интернациональная, 35
гормилиция
ул. Советская 71/14
Вместе с тем орган местного самоуправления постоянно находился в интенсивном режиме работы по текущим вопросам жизнеобеспечения города. Несмотря
на отдельные недостатки в управлении жилфондом, он строго регулировал порядок переселения в квартиры, запрещая самовольные обмены жилой площадью. В
1923 г. из центра были получены разъяснения о порядке распоряжения муниципализированными в 1920 г. зданиями. Предписывалось исправлять перегибы в части
допущенного незаконного изъятия «лишних» домов у рабочих. Узнав об этом, в
Тайге некоторые бывшие владельцы стали добиваться возврата своей собственности. Демуниципализации подлежали, и это признавали в уездном исполкоме, 7
домов: машиниста Е. Сулейманова – 3, гражданина Арушанова (владельца парикмахерской) – 2, машиниста Семёнова – 2. Однако городские власти не спешили
выполнять должное, т. к. здания были заняты местными учреждениями, и других
мест для их переселения не было. В 1924 г. Сулейманов ещё раз обратился в горисполком с просьбой вернуть дома, на что получил отказ4. Дальше ссориться с
местными властями он не пожелал.
ГАТО. Ф. Р-195. Оп. 1. Д. 6. Л. 39–40; ГАТО. Ф. р-195. Оп. 1. Д. 191. Л. 98.
ГАТО. Ф. Р-195. Оп. 1. Д. 6. Л. 42–43. Номер дома/номер квартала.
3 ЖАКТ – жилищно-арендное кооперативное товарищество, т. е. коллектив жильцов, проживающих в
многоквартирном доме, взявших его в аренду у Горкомхоза. В 1927 г. ЖАКТы получили право приобретать арендуемые здания в собственность.
4 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 1081. Л. 60.
1
2
113
Летом 1924 г. в Тайге была создана комиссия по организации жилищнокооперативного товарищества (ЖАКТ) с правом вступления не только физических
лиц, но и объединений (железной дороги, ТЕПО. ОТПО и др.). Товариществу предлагалось заняться восстановлением полуразрушенных муниципализированных
домов, требующих частичного или капитального ремонта. В октябре в ЖАКТе состояло уже 105 членов-пайщиков. Начались строительные работы и вскоре капитально были отремонтированы 2 дома с общими затратами в сумме 1400 рублей.
Дальше они надеялись на помощь Народного комиссариата путей сообщения
(НКПС) в размере 62.000 руб. для строительства 6-ти больших типовых домов. Однако в следующем году эти деньги ещё не поступили1. А пока они ожидались, время от времени квартиры работникам выделялись в ветхих зданиях, откуда съезжали городские учреждения. Причудливый обмен состоялся осенью 1925 г. Почтовотелеграфная контора приобрела двухэтажное здание и перенесла его в центральную часть города (на угол ул. Пролетарской и Почтовой). Дом, ранее занимаемый
почтой, оказался вдруг просторным и удобным для размещения в нём городской
больницы, а её старое помещение с подломившимися потолками приспособили
под школу для взрослых и квартиры.
Острота квартирного вопроса нередко возбуждала чувство классовой ненависти. Люди, ютившиеся по углам и кухням, открыто возмущались тому, что в некоторых коммунальных квартирах, по их мнению, живут спекулянты. К последним, к
примеру, была отнесена владелица парикмахерской Лейбович. Когда один рабочий
подал в горсовет заявление с просьбой разрешить занимать её квартиру совместно, то документ публично был порван депутатом Дризиным. Очевидцы увидели
причину хамского поступка в том, что сам Дризин сдавал собственное помещение
под пивной зал. Возмущало и дальнейшее поведение парикмахерши, заявлявшей:
«Сколько ни пишите, по-вашему не будет»2.
Зато в городе стало заметным строительство в частном секторе. Только в
1926 г. в коммунальный отдел поступило 150 заявок об отводе места для возведения домов3.
В середине 1920-х гг. расходная часть бюджета города (38093 руб. в 1925 г.,
дотаций не было) распределялась по статьям в следующих пропорциях: на народное образование – 8,3%, здравоохранение – 14,4%, строительство – 30,4%, землеустройство — 2,6%, на зарплаты – 34%, прочие расходы – 13,7%4.
В перспективе исполком надеялся на увеличение доходной части за счёт развития местной промышленности, в которой пока господствовали кустариремесленники. Необычный эксперимент был начат летом 1926 г. в связи с организацией под руководством профессора В.Д. Дудецкого агро-метеорологической сети
Красное знамя. 14.10.1924. № 236; 8.02.1925. № 32; 13.09.1925. № 209.
Красное знамя. 6.10.1925. № 228; 15.11.1927. № 260.
3 Красное знамя. 15.06.1926. № 134.
4 ГАТО. ф. Р-173. оп. 1. д. 1258. Л. 3об.
1
2
114
в Тайге и её окрестностях. В ближайшие десятилетия Наркомзем предполагал
осуществить переселение в Сибирь около 2,16 млн. человек. До сих пор массовая
колонизация проходила на степных и лесо-степных территориях. В новых условиях
при их плотном заселении более интенсивно планировали использовать таёжную
полосу. Поэтому в целях выработки приёмов и методов эффективной эксплуатации её ресурсов Сибирское колонизационно-переселенческое управление решило
на базе национализированной заимки В. Литвинова учредить опытно-таёжную
станцию. Кроме развития пчеловодства предусматривалось проведение научных
экспериментов по выведению районированных сортов садовых культур, высокоурожайных и насыщенных полезными свойствами видов трав. Началось строительство комплекса производственных и жилых зданий станции1.
Как и в дореволюционные годы, в период НЭПа Тайга страдала неухоженностью многих улиц, особенно в весенний период. Пишущая в газеты публика весной
ежегодно призывала городскую санитарную комиссию2 «проснуться» и заставить
всех убрать выросшие за зиму рядом с домами горы мусора и золы с дохлыми
кошками, собаками, пристреленными или павшими своей смертью. На жителей,
разводивших костры для сжигания мусора и не убиравших у дома навоз, налагались штрафы. «Верхом блаженства, – повествовал рабкор с псевдонимом Пуля, –
являются тайгинские тротуары. На один конец наступишь, а второй бьёт идущего
впереди и бывает, что с ног сшибает»3.
Тайгинцы по мере возможности старались облагораживать свои улицы и дворы. В июне 1923 г. исполкомом было принято решение разгородить усадьбу Петуховского лесничества, территория которого перекрывала движение по ул. Пролетарской, и проезд на лошадях был возможен только в обход по топкому логу4.
Ежегодно в конце мая райком ВЛКСМ проводил в городе день леса с посадкой
деревьев. Мероприятие иногда удавалось организовать масштабно. Так, в 1926 г. в
нём участвовало 100 человек, которые посадили 350 корней во дворе общежития
ФЗУ и в саду у школы ФЗУ.
2.4. Забота о подрастающем поколении
В годы НЭПа продолжалась работа по вовлечению женщин на производство.
С этой целью в апреле 1925 г. райисполком постановил бесплатно выделить дорзКрасное знамя. 12.08.1926. № 181.
В состав санитарной комиссии входили уполномоченные от различных организаций, например, в
1923 г. это были: секретарь горисполкома т. Рязанов, от Горкомхоза – т. Ярош, от гормилиции – старший милиционер Пермяков, от городского школьного совета – т. Калугина, от горбольницы – врач Ростовцева (председатель комиссии) ( ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 50).
3 Красное знамя. 28.05.1926. № 120. Подобный казус стоил т. Лазебному, бывшему секретарю райкома
комсомола, переведённому на должность народного судьи, строгого выговора по партийной линии. Во
время шествия с супругой по расхлябанному тротуару случайный прохожий (лётчик Петров) неосторожно ступил на дефектную доску, запачкав чулки женщины грязью. Высокопоставленный муж в пылу негодования схватился за наган...
4 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 27.
1
2
115
драву и уездному отделу здравоохранения дом для открытия яслей. После ремонта, сделанного под руководством первой заведующей, врача Павловой, силами
медперсонала и женотдела, в июле просторные комнаты с кроватями, столиками и
маленькими стульями заполнили 15 детей рабочих в возрасте от 2-х месяцев до 3х лет1. В следующие годы ясли с 8-ю штатными работниками посещали 28-30 детей в возрасте от 1 до 4-х лет. Лишь в марте 1928 г. на секции наробраза депутатом Пустоваловым был поставлен вопрос об открытии для более старшего возраста (5-7 лет) «детского очага достижений» (детсада)2.
Самые трудные испытания в 1920-е гг. выпали на долю детей-сирот, лишённых родительской заботы и любви. Находясь на государственном обеспечении,
они довольствовались тем, что могли выделить при своих скудных возможностях
местные органы власти.
В середине мая 1923 г. новая заведующая Тайгинским детдомом т. Лапина
докладывала Президиуму исполкома об общей ситуации, до неё сложившейся в
учреждении. Отмечалось смешанное содержание воспитанников разных возрастов, у которых было однообразное питание, в рационе не хватало жиров, сладостей, чайной посуды совсем не было, использовалось слишком старое постельное
и нательное бельё, не все дети имели индивидуальные кровати.
В течение года положение существенно не улучшилось, несмотря на то, что
иногда поступали дополнительные средства от проведения в нардоме им. Крупской благотворительных спектаклей и продаж в буфете, обслуживавшем зрителей3. В августе 1925 г. райком партии на собраниях партячеек всех организаций
поставил вопрос о разгрузке детдома. Коммунистам было предложено провести в
трудовых коллективах запись желающих взять в свою семью сироту. Акция дала
положительные результаты. В городе возродилась практика усыновления (удочерения) детдомовцев. На заседания Президиума исполкома периодически стали
выноситься вопросы утверждения горожан в статусе приёмных родителей4.
В Тайге было ещё большое количество беспризорных детей, оставшихся без
близких родственников в годы Гражданской войны, во время эпидемии тифа или
просто брошенных. Железная дорога притягивала к себе маленьких бродяжек из
деревень, у которых теплилась надежда что-нибудь раздобыть на пропитание попрошайничеством и кражами. Пассажиры проходивших через Тайгу поездов даже в
1926-1927 гг. не чувствовали себя в безопасности из-за нередких нападений шаек
малолетних преступников, орудовавших изобретательно, дерзко и быстро растворявшихся в толпе. Человеку, выбранному ими в качестве жертвы ограбления,
очень редко удавалось не стать таковой. В ночное время проходить по станции и
через станционный мост было рискованно. Были случаи, когда одинокого путника
1
2
3
4
Красное знамя. 15.04.1925. № 86; 23.07.1925. № 165.
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 165. Л. 34.
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 6об.
Красное знамя. 2.09.1925. № 199.
116
не только грабили, но с женщин, к примеру, вдобавок снимали всю одежду. В дни
получек малолетние карманники крутились в магазинах, выуживая у беспечных
покупателей месячный заработок.
В рамках проводимых по стране кампаний в городе организовывались «недели беспризорного ребёнка». С помощью милиции бродяжек вылавливали и отправляли за пределы Тайги в дома-интернаты для подростков. Во время таких
«недель» вызываемые в исполком торговцы в добровольно-принудительном порядке жертвовали деньги на содержание местного детдома. Не явившихся граждан
штрафовали (без юридического на то основания) на 3 рубля каждого1.
Для местных ребятишек каждый год с 1 ноября свои двери раскрывали 4 железнодорожные школы, одна городская2, включавшая I ступень (3 года обучения) и
II ступень (4 года обучения), и одна трёхлетняя тюрко-татарская. Среди железнодоГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 1081. Л. 25, 48, 69. Красное знамя. 26.10.1926. № 245.
Из докладной записки в Томский губисполком (20.04.1923 г.): Городская школа I ступени «помещается
в старом, довольно ветхом одноэтажном деревянном доме, имеет два класса, разделённых дощатой
перегородкой, с холодной раздевальной, кухней, сторожкой и учительской комнатой Помещение мрачное, света мало, довольно грязно, на потолке потёки, пол шатается. Учащихся 96 человек, разделённых
на 4 группы. Занятия ведутся на две смены: утром с 9 до 13 часов и вечером с 13 до 17 часов.
Начало занятий с 01.11.1922 г. К первому апреля 1923 г. педагогического персонала имеется 5 человек. Заврук. – А.А. Симонов, образование: Томский политехникум, стаж 2 года, руководит 3-й группой,
оплату труда горисполком производит по 13 разряду, за февраль — 358 руб. Преподаватели: М.Я. Белоусова — руководитель 4-й группы,, образование 4 класса гимназии, стаж 15 лет, оклад по 11 раз. —
318 руб.; Ф.С. Рождественский — руководитель 1 группы, образование 1 класс духовной семинарии,
стаж 12 лет, оплата по 12 раз. — 348 руб.; Г.Ф. Киинс — преподаватель немецкого языка, образование
среднее, испытание на звание учительницы, стаж 15 лет, оплата поурочно (¼ часть оклада), даёт 4 урока в неделю; практикантка — К.Н. Пленина, работает с 15.02.1923 г., безвозмездно на практике, вела
самостоятельную вторую группу, преподаёт предметно.
08.11.-22 г. организован школьный совет. В него вошли все педагоги (4 человека), представители
родителей (5 человек), учреждений (горисполком, райком, комсомол, ТЕПО и ГСНС). За всё время было
6 заседаний, разобран 21 вопрос, разделённые на 4 группы: 1) постановка педагогического дела, 2) хозяйственная, 3) медикосанитарный надзор, 4) установление разрядов платности. Члены школьного совета школу не посещали, интереса не проявляли к ведению занятий, бывают на заседаниях в обязанности. Платность разделена по разрядам [67 — платных мест и 37 бесплатных]. Бесплатно занимаются
круглые сироты, дети красноармейцев, дети инвалидов труда и войны. Плата, собранная за первую половину [года], внесена в кассу горисполкома под квитан. № 4243 в количестве 400 руб., за вторую половину ещё не внесена.
Учебно-воспитательная часть. Дети приходящие. Занятия в две смены, преподаются предметы:
родной язык, арифметика, естественная история, география, обществоведение. Преподавание истории
ведется по старинке. Со структурой сов. власти дети мало знакомы и не имеют понятия о съезде Советов, о Совете Народных Комиссаров, о профсоюзах. Политграмота как предмет не преподаётся. Немецкий язык преподаётся в 4-й группе и в 1-й – рисование. Ручного труда и лепки нет. Начальные сведения
по геометрии, черчению, по сравнительным таблицам, вычерчиванию графиков [нет]. Кружковой работы
не ведётся, детских спектаклей нет. Программа была взята из ГубОНО 21 года. Педагоги согласовали
свои занятия с программой жел. дор. школы. Занятия ведутся добросовестно, но довольно скучно и по
шаблону. Особенно дети любят практикантку Пленину, которая, по-видимому, очень добросовестно и
любовно относится к делу, желая работать учительницей в будущем. Объяснения её довольно живые,
простые и ясные, несмотря на неопытность и небольшое образование (Высшее начальное училище).
Среди педагогов ведётся культурная совместно с культотделом программа. Организовано педагогическое организационное бюро из 5-ти человек. Постановлено произвести ликвидацию политнеграмот1
2
117
рожных учебных заведений, в которых в 1925 г. обучалось около 1500 детей, школа № 1 являлась семилеткой, остальные – I ступени. Городскую школу посещал
291 учащийся (151 мальчик и 140 девочек).
За обучение детей для работавших родителей вводилась оплата. В ноябре
1923 г. к ней добавилась сумма за преподавание правоучения в школах I и II ступени. В ущемлённом положении находились дети лавочников, для которых устанавливались такие повышенные расценки, что в некоторых семьях они не доучивались1.
В связи с реализацией денежной реформы и резкого роста цен в январе
1923 г. по представлению заведующего горОНО Чернышёва учителям по всем
действующим для них разрядам (с 10 по 14) были повышены тарифные ставки. Но
уже через год Президиум исполкома рассматривал заявление школьных работников об их бедственном материальном положении, некоторые устраивались в другие организации, где зарплата была повыше и выплачивалась с меньшими задержками. Принимая это во внимание, в уездный исполком было направлено ходатайство о разрешении распределять среди учительства 50% сумм, собранных в
счёт оплаты за правоучение. Депутаты постановили урезать расходы по некоторым статьям бюджета для дополнительного обеспечения работников школ2.
На протяжении всего рассматриваемого периода (1921-1927 гг.) общей болезнью являлась нехватка в зимний период топлива и ветхое состояние зданий, ежегодно требовавших ремонта. Вследствие недостатка помещений во всех школах
занимались в 2 смены, в исключительных случаях — даже в 3 смены. Так, в 19231924 учебном году в помещении городской школы во вторую смену обучались
учащиеся железнодорожной школы (собственное здание стояло на ремонте), т. е.
всего 400 человек, несмотря на то, что оно было приспособлено только на 120. Такой режим вредно сказывался на здоровье учащихся и учителей, не способствовал
успешному проведению внеклассных, клубных и других мероприятий. Педагогический коллектив ставился в тяжёлые условия. Его трудовой день заканчивался около 8-9 часов вечера, а то и позже. Только после этого начиналась уборка классных
комнат.
В 1924-1925 учебном году значительно обновился преподавательский состав
в городской школе. Заведующим был назначен т. Калугин. Педагогический коллектив состоял из 12 преподавателей: 6 человек по I ступени обучения, 3 – по II ступени, и 3 человека работали по совместительству. На общем собрании после бурных
обсуждений учащиеся утвердили новую структуру самоуправления. На ученичености учащих, но не подыскали лектора. Была рассмотрена программа 7-летней трудовой школы. По
каждому предмету внесено письменное предложение, прочитаны доклады: родной язык, естественная
история, математика, обществоведение. Обсуждали [тему] письма и чтения в новой школе. Но в общей
политпросветительной работе педагоги участия не принимают, держатся своим обособленным кружком» (ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 778. Л. 31-31об.).
1 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 55; Красное знамя. 5.04.1925. № 78.
2 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 3; Д. 1081. Л. 14.
118
ский комитет (учком в составе 9 человек) возложили ответственность за работу
общешкольных комиссий (хозяйственной, санитарной) и соответствующих классных комиссий, а на старостат – за работу всех кружков по интересам. По наблюдениям учителей, у школьников заметной стала тяга вступать в пионерские отряды.
Решением школьного совета все преподаватели руководили ученическими
кружками: Калугин – литературно-корреспондентским; Абакумов – санитарным и
кружком «безбожников»; Белоусова – хозяйственным; Пленина – художественным
и физкультурным; Устюжанина, Горчаковская, Ишикова – драматическим, Ишикова
– музыкальным, Горчаковская – естественнонаучным.
К началу января 1925 г. при отсутствии школьной библиотеки учебниками
устаревшего образца учащиеся были снабжены лишь на 40-50%, что в условиях
Тайги считалось уже достаточным, чтобы вести занятия1.
Учитывая ежегодный прирост численности учеников (в 1925/1926 году их было уже 500), горисполком для размещения городской школы II ступени приступил к
капитальному ремонту части здания (на каменном фундаменте) бывшей гимназии,
на что было выделено 600 рублей (для ремонта всего здания требовалось 15000
руб.)2.
В летние периоды существовала практика организации детских кооперативов
по снабжению учеников учебниками и школьными принадлежностями. Их правления состояли из самих ребят, работавших под наблюдением учителей. Вносились
членские взносы от 10 до 25 копеек, налаживалась связь с местной потребкооперацией, поставлявшей запрашиваемую продукцию.
В 1927 г. прежняя городская школа после получения части отремонтированного здания бывшей гимназии была разделена на 9-тилетнюю районную школу II ступени (обучалось 262 учащихся: 139 мальчиков и 123 девочки) и городскую двухкомплектную I ступени (66 учащихся: 29 мальчиков и 37 девочек), располагавшуюся в здании на деревянном фундаменте по прежнему адресу: ул. Советская, 64. В
анкете зафиксировали, что последнее учебное заведение возникло до 1917 г.
В 9-тилетке, по причине отсутствия свободных мест, осенью в приёме было
отказано 27-ми детям и двоим – по малолетству. Педагогический коллектив состоял из 9 преподавателей при наличии ещё 4-х вакансий3. В школе уже имелась библиотека, насчитывавшая 1462 учебника, 514 книг для чтения учащимся, и 721 –
для учителей. Учебники выдавались бесплатно.
ГАТО. Ф. Р-263. оп. 2. Д. 296. Л. 10-25.
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 1081. Л. 4; Красное знамя. 17.07.1924. № 162; 25.01.1925. № 20.
3 ГАТО. Ф. 214. Оп. 1. Д. 374. Л. 1-14. Калугин В. Сергеевич, зав. школой (преподавал литературу); Рыков Николай Яковлевич (математика, физкультура, естествознание), Чернавская Ан. М. (естествознание, химия, физика), Устюжанина З.П. (литература, география), Лебедзь Евг. В. (обществознание, экономическая география), Фёдоров Ан. Фед. (общеобразовательные предметы), Лобановская Е.Н. (общеобразовательные предметы), Белоусова М.Я. (общеобразовательные предметы), Здесенко А.Ф. (общеобразовательные предметы).
1
2
119
В школе I-й ступени работали два преподавателя: Пленина Клавдия Николаевна (заведующая, занимавшаяся с 1-й группой) и Мартынова Зоя Георгиевна,
обучавшая 2-ю группу. Одновременно в том же здании располагалась школа I ступени для взрослых (57 учащихся), которых зимой в вечернюю смену обучали Казанцева Ираида Фёдоровна и Зуева Фаина Абрамовна.
Во второй половине 1920-х гг. во всех школах Тайги ежегодно существенно
увеличивался набор учеников, в том числе за счёт детей, чьи родители переехали
из деревень в город на заработки. Только в железнодорожных школах он превышал каждый прошлогодний на 220-300 человек. С введением в строй нового клуба
им. Ленина (ноябрь 1927 г.) деревянное здание старого рабочего клуба учкпрофсожем было передано железнодорожной школе № 1, пока не будет завершено
строительство для неё нового двухэтажного здания1.
Неудовлетворительные бытовые условия жизни, перегрузки в школах и несоответствие их помещений гигиеническим нормам (плохая мебель, недостаток света
и тепла, неправильное питание и др.) сказывались на ухудшении здоровья учителей и детей. В ходе медосмотра, проведённого в 1927 г. для 30 работников транспортных школ и ФЗУ, было установлено, что 12 человек страдали катаром лёгких,
14 – неврастенией, 3 – туберкулёзом, и 1 – малокровием. В железнодорожной школе II ступени среди 595 учащихся было выявлено 202 здоровых и 383 больных.
При этом некоторые страдали сразу несколькими заболеваниями. Наиболее распространёнными являлись: ревматизм – 25 случаев, слабые лёгкие – 71, малокровие – 249, снижение слуха – 78, ухудшение зрения – 71, неврастения – 11, острое
малокровие – 13, катар верхних дыхательных путей – 6, катар желудка – 4, порок
сердца – 4, и другие заболевания – 17. Профилактической мерой стало введение с
начала второго триместра (полугодия) чаепития на большой перемене2.
Свои традиции самоуправления складывались в семилетней железнодорожной школе № 1. Регулярно, на созываемых родительских собраниях, каждая группа
учащихся делала отчётные доклады (отчётники) своих старост, хозяйственников и
санитаров. Преподаватели знакомили собравшихся с программами и успехами их
детей3. В летние каникулы для будущих выпускных групп стали устраиваться экскурсии в другие города. В 1926 г. две седьмые группы ж. д. школы № 1 ездили в
Москву и Севастополь. Билеты на проезд бесплатно предоставило отделение дороги, а для учеников из бедных семей деньги на поездку изыскала специальная
комиссия, избранная на родительском собрании4.
Подобные формы совместной работы с родителями не могли не сказаться на
успеваемости. По окончании 1926-1927 учебного года из 78 выпускников в восьмые
группы учебных заведений Томска и Тайги поступили 54 человека, в девятую груп1
2
3
4
Красное знамя. 10.09.1926;. № 206; 9.10.1927. № 231.
Красное знамя. 13.04.1927. № 84; 3.02.1928. № 29.
Красное знамя. 16.12.1926. № 289.
Красное знамя. 28.05.1926. № 120.
120
пу – 1, в Тимирязевский политехникум – 4, ФЗУ – 5, политехникум – 7, военную
школу – 1, медтехникум – 1. Цифры свидетельствовали о тяге тайгинской молодёжи к повышению уровня образования1.
В городе продолжала функционировать тюрко-татарская школа I ступени. Она
размещалась в специально выстроенном до революции доме, состоящем из одной
большой комнаты с русской и железной печами. В первой половине дома проживал
сторож, во второй располагался класс, где стояли стол и кровать учительницы,
семь 2-х и 3-х местных парт, на стене висели доска и таблица умножения. Учительница З. Каплина окончила Высшее начальное училище, 2 класса учительской
семинарии (тюрко-татарской) и 3 семестра педагогических курсов в Томске. В
1923 г. она учительствовала уже 4 года. 16 учеников в возрасте 8–13 лет были
разделены на 2 группы. Обучение шло на их родном татарском языке, преподавалось пение, русский язык. Уроки велись ежедневно, кроме пятницы. В школу ходили дети из бедных семей, поэтому зимой посильную помощь дровами оказывали
местные жители-татары. В том же году в школу дополнительно на должность учительницы русского языка совместителем была направлена Устюжанина2.
Выпускная 7-я группа 1-й железнодорожной школы (15.07.1927 г.)
Снизу второй ряд (слева направо) сидят: третий – Гусенко, четвёртый – И.П. Пиоттух, седьмой –
Неклюдов. Верхний четвёртый ряд 1-й справа – Храмцов Фёдор Афанасьевич (КОКМ. Ф. 1. Д. 22. Л. 26)
Среди учащихся Тайги популярным оставалось увлечение сценическим искусством. Во всех школах работали драматические кружки, ставились пьесы. Тем
1
2
Красное знамя. 14.12.1927. № 285.
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 778. Л. 31об.; Д. 926. Л. 43.
121
самым дети стремились заниматься полезной и интерсной развивающей деятельностью. Иногда после спектакля организовывались танцы с конкурсами. Так, по завершению учебного триместра 12 июня 1926 г. ученики железнодорожной школы
№ 1 сыграли комедию «Два Петра Петровича», а после её окончания устроили
танцы на выносливость: девушки – в вальсе, юноши – в мазурке. Распорядителем
мероприятий И.П. Пиотух были объявлены следующие танцевальные вечера на
19, 20 и 21 июня. Такая частота встревожила бдительную общественность, которая
напомнила руководству учебного заведения о том, что в школах проведение подобных мероприятий запрещено1.
В апреле 1924 г. в выделенном двухэтажном доме заработал городской детский клуб с кружками: художественным, литературным, рукоделия и другими. Там
устраивались собрания, беседы, лекции. «Если вы не сухой докладчик, – делился
опытом рабкор, – то в этом клубе вы найдёте внимательную и благодарную аудиторию. Сотни две глазёнок будут вас ласкать своей любознательностью и серьёзностью»2.
Существенным недостатком в системе образования подрастающего поколения являлось отсутствие детской городской библиотеки. Библиотечный кружок при
клубе рабочей молодёжи осенью 1924 г. организовал в Кабинетском посёлке группу чтения на дому. Несколько месяцев, регулярно по 2 раза в неделю (летом в лесу, зимой в избе), проводились чтения вслух и коллективная проработка прочитанного. В среднем их посещали 7 человек (2 комсомольца, 3 пионера и 3-4 человека
из беспартийной молодёжи). Группой было выпущено 4 номера стенной газеты и
один рукописный журнал.
Небольшую подборку книг для школьников (145 штук) в мае 1926 г. в районной
библиотеке-читальне сделал избач. Сразу записалось 125 желающих их прочесть.
Ежедневно её посещали 50-60 детей, однако заведение работало лишь 3 часа в
день, фонд не пополнялся и вскоре был весь перечитан. По этой же причине у горожан не вызывала интерес районная библиотека3. В тесной комнатке рабочего
клуба (пос. Новый) у железнодорожников также имелась своя библиотека с фондом 5600 книг, которую посещали взрослые и дети.
Вместе с обучением подрастающего поколения продолжалась работа по ликвидации неграмотности среди трудящихся и домохозяек. В городе действовало
общество «Долой неграмотность», которое в 1925 г. на многих участках железнодорожного узла имело свои ячейки. Его члены (1100 человек из Тайги и 120 – из
деревень) вносили копеечные взносы и имели право посещать школу для взрослых. Всего по городу насчитывалось 573 неграмотных (204 мужчины и 369 женщин) и малограмотных – 413 человек (219 мужчин и 194 женщины). В районе эти
цифры были гораздо выше, соответственно 2848 и 739. И всё-таки партийное ру1
2
3
Красное знамя. 13.07.1926. № 156.
Красное знамя. 11.04.1924. № 84.
Красное знамя. 14.03.1925. № 60; 13.06.1925. № 131; 18.06.1925. № 135; 28.05.1926. № 120.
122
ководство отмечало низкие темпы ликвидации неграмотности. Одни жители Тайги
не считали нужным учиться грамоте, другие стеснялись своего возраста, третьи
ссылались на безденежье1.
2.5. Тайгинские всходы пролетарской культуры
В годы НЭПа стал широко употребляться термин «пролетарская культура»,
который обозначал возрождение нового типа отношений ко всем видам искусства и
другой творческой деятельности, по форме и содержанию подчинённых планам
строительства социалистического общества и созидательной борьбе пролетариата
за мировую революцию. С переходом клубов – основных культурных очагов Тайги
– на хозрасчёт, их сотрудники были поставлены перед необходимостью усиления
работы по привлечению новых членов и повышению доходности.
К 1924 г. театр им. Горького (бывший «Колизей) сменил название на театр им.
Крупской (так городские власти поддержали партийное руководство страны, имевшее разногласия с пролетарским писателем, эмигрировавшим в 1921 г.). Театр
стали называть народным домом (нардомом).
В начале 1920-х гг. здание без надлежащего ремонта медленно разрушалось.
Единственной доходной статьёй являлся бильярд, которым особенно были увлечены рабочие-транспортники. Азарт был настолько высок, что вызывал среди городской общественности осуждение, т. к. попутно там развивались другие азартные игры, как например, «патефон», в который люди иногда «продували» месячный или полумесячный заработок.
К лету 1924 г. сцена нардома стояла необорудованной, электропроводка – неисправной, театральный реквизит износился. Горисполком в предыдущие годы не
мог выделить средства на приведение помещения в надлежащее состояние, но и
закрыть было нельзя, т. к. в городе для собраний с большим количеством участников не было иного здания2.
В течение 1925-1926 гг. в нардоме периодически проводились ремонтные работы, была исправлена единственная в городе киноустановка. Впрочем, старый
репертуар поставляемых Госкино фильмов тайгинцев больше возмущал, чем приносил удовольствие от их просмотра. Заработали драматический и другие кружки3.
Райком партии в марте 1924 г. совместно с городскими профсоюзными органами открыли партийно-профсоюзный клуб, в котором стали проводиться занятия
в школах политпросвещения и собрания членов указанных организаций. Уже в
сентябре этот клуб по решению райкома объединился с рабочим железнодорожным клубом4. Там, 9 января следующего года, делегаты из района впервые увиде1
2
3
4
Красное знамя. 14.10.1924. №. 236; 30.12.1925. № 298; 17.11.1925. № 263.
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 1258. Л. 3; Красное знамя. 4.10.1923. № 222.
Красное знамя. 8.06.1924. № 130; 20.11.1925. № 266.
ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 19. Л. 4; Красное знамя. 4.03.1924. № 54.
123
ли театрализованное выступление живой газеты «Синяя блуза», поставленное молодыми коммунистами и комсомольцами – членами рабочего клуба. Для выступления девушки надевали синие блузки, зрительно выделяющие этот жанр от других видов сценического искусства1. Выступления живой газеты проходили ежемесячно и полюбились рабочим. В них актёры использовали факты международной
жизни, как вспоминала участница коллектива З.И. Меркулова, бичевали «ненормальности», возникавшие в жизни железнодорожного транспорта, профсоюзной
деятельности, в быту. «Текут со всех сторон корявые писульки рабочих, –
рассказывал один из участников постановок, – перерабатываются в редколлегии и
коллективно передаются на сцене. Наш клич: «Мы синеблузные ребята», – вполне
справедлив… Мы сами созидаем, мы сами создаём, и мы об этом говорим»2.
Культурная жизнь железнодорожников концентрировалась вокруг их участкового рабочего клуба, под который приспособили пятикомнатный дом бывшего
начальника службы пути. Самая большая из комнат вмещала не более 100 человек. Как учреждение клуб объединял 13 изб-читален, 37 красных уголков, расположенных по линии, и 7 – в Тайге. Летом около него зеленели чистенькие аллеи,
клумбы, скамьи и два фонтана с вертящимся сегнеровым3 колесом. Рядом, в саду,
располагался крытый летний театр, на сцене которого проводились культмассовые
мероприятия. В июне-августе преобладали экскурсии: на Анжерские копи, Яшкинский цементный завод, Кемеровский химический завод, в Томск и другие интересные места.
Как отмечал в феврале 1925 г. рабкор А. Пустовалов, всего в клубе состоял
341 член, но среди них мало работниц. От халтуры и развлечений активисты перешли к более серьёзной работе. Ведущее место занимал кружок НОТ, затем ДХА
(действующий художественный актив, в том числе художественно-литературная
группа «Октябрь»), группа политпросвещения, физкультурные группы, которые
назывались «Красный ураган» (207 членов) и «Фабзайчонок» (113 членов) (под руководством опытного инструктора т. Буткевича), фотокружок и кружок подготовки
рабкоров. Библиотечный кружок имел три группы: газетную, плакатную и техническую. Появились секции по игре в шахматы и шашки, имелся ленинский уголок, открылся кружок кройки и шитья. Для железнодорожников повседневной необходимостью стало чтение газет. Клуб выписывал «Красное знамя», «Правду», «Советскую Сибирь», «Сибирский Гудок» и другие (всего 9 газет и 31 журнал)4.
Красное знамя. 9.01.1925. № 7; 5.04.1925. № 78.
Красное знамя. 12.12.1925. № 285; Тайгинский рабочий. 8.12.1977. № 147.
3 Сегнерово колесо – устройство, основанное на реактивном действии вытекающей воды, было изобретено венгерским учёным Я. А. Сегнером
4 Красное знамя. 28.02.1925. № 49; 11.04.1925. № 83; 10.07.1925. № 154; 29.11.1925. № 274; 18.12.1925.
№ 290. Несмотря на достижения в культмассовой работе, в работе тайгинских клубов имела место одно
серьёзное упущение: для посетителей отсутствовали ёмкости с кипячёной питьевой водой, и ее приходилось использовать из крана в сыром виде, а в нардоме зимой брали со льдом из уличной кадки
(Красное знамя. 19.12.1926. № 292).
1
2
124
Царившая там атмосфера творческих исканий способствовала развитию способностей и раскрытию талантов. Многие молодые люди стали пробовать себя в
различных видах искусства. В значительной мере это удалось Фёдору Максимовичу Угрюмову (1901–1947), с детства любившему заниматься рисованием. Написанный им во второй половине 1920-х гг. портрет жены старшего брата – Угрюмовой
(дев. Долотова) Александры Сафроновны – под названием «Модистка» примечателен не только прочувствованной темой предначертанной женской судьбы, абсолютным портретным сходством и сочными полутонами, но и притягательностью
образа красивой молодой женщины, в раздумье остановившей движение тонких
пальцев над лепестками ромашки1.
В ноябре 1925 г. при рабочем клубе было организовано общество любителей радио (ОДР), насчитывавшее 60
членов. Был куплен радиоприёмник. В
декабре Совет Народных Комиссаров
СССР рассмотрел новый проект декрета о радиолюбительских станциях. Согласно документу, отменялись запреты
по ограничению длины волны, разрешалось иметь зарегистрированные любительские передатчики с оплатой соответствующего налога. Первым уполномоченным Тайгинского кружка был
избран начальник производственнотехнической конторы т. Шевелёв, оказавшийся не инициативным руководителем. Застрельщиками радиолюбиМодистка
тельства стали работники службы связи
Худ. Ф.М. Угрюмов
и электротехники. В августе 1926 г. 30
членов клуба впервые слушали радиопередачу концерта2.
В зимние месяцы 1926 г. стало заметно снижение активности кружковой работы, которая к лету почти замерла. «Народ утомился», – заключил рабкор с псевдонимом Глобус, – часть разъехалась в отпуска, часть – в дома отдыха и на курорты.
Массовая работа, которая намечалась по плану, не выполнена. Членские взносы
вносятся аккуратно только 30-ю процентами. Сейчас правление усиленно готовитКраеведческий музей Тайгинского ГО. Основной фонд. Ф.М. Угрюмов трагически погиб в 1947 г. в г.
Фрунзе. Угрюмова Александра Сафроновна (1906–1979) родилась в Тайге в семье железнодорожника,
вышедшего из крестьян Витебской губернии. До 1942 г. работала в мастерской индивидуального пошива № 16 (ул. Советская № 47). С 1942 года – на швейной фабрике № 16. В годы войны возглавляла передовую бригаду швей модного участка. В 1950-е гг. заведовала цехом модной одежды.
2 Красное знамя. 26.11.1925. № 271; 23.12.1925. № 294; 24.12.1925. № 294; 5.02.1926. № 9; 25.08.1926.
№ 192.
1
125
ся к перевыборам. По всем кружкам идут отчёты. Организован суд (символический
– Н.М.) над старым правлением»1.
В рабочем клубе в целях охвата молодёжи общественной работой райком
комсомола создал юнсекцию, насчитывавшую в 1926 г. 212 членов (128 юношей и
84 девушки), которые участвовали в работе всех кружков.
В Тайге 28 июля 1926 г. у молодых супругов Владимира Степановича Макарова и Анны Ивановны Герман родилась – дочь Инна Владимировна Макарова – будущая знаменитая актриса советского театра и кино, заслуженная артистка РСФСР
(1962), народная артистка РСФСР (1971), народная артистка СССР (1985). Вскоре
после рождения ребёнка родители переехали в Новосибирск.
«Много-много лет спустя, – вспоминала
И. Макарова, – я побывала в своем с детства
родном краю, с концертами объездила весь
Кузбасс. Была в Тайге, но немногое смогла
увидеть, не сразу всё вспомнилось, ведь
увезли меня из Тайги в раннем детстве… Но
вдруг увидела кедры! И как же бросилась к
старому кедру, знала же, что он помнит время, когда мама моя была молоденькой, а дедушка работал на станции.
Мамин отец – Иоганн (но все его звали
Иваном) Михайлович – был ссыльным поляком, и я долгое время не знала, что он мой
родной дедушка, от меня это скрывали. В Сибирь целая группа ссыльных поляков попала
за какое-то восстание, мой дедушка участвоИнна Владимировна Макарова
народная артистка СССР
вал в нём совсем молодым. Там он встретил
мою бабушку, которая была переселенкой из-под Бронниц, и, чтобы жениться,
принял православие, на этом настоял священник. Жили они в городе Тайга Кемеровской области, где, собственно, я и родилась. Дедушка был достаточно образованным, корни его родословной, рассказывали мне, уходят в Австрию. В его доме
было много вещей, выписанных из Варшавы: зингеровская машинка, рожок для
обуви…
Потом я приезжала в Тайгу ещё раз»2.
В 1920-е гг. на местах райкомы партии организовали и поддерживали движеЦД НИТО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 121. Л. 37д.; Красное знамя. 14.09.1926. № 209.
Инна Макарова. Родом из Сибири. М.: ООО «Издательство АСТ», 2016. С. 8–9. Дед актрисы Иван
Герман в 1915 г. был в списках избирателей уполномоченных в Тайгинскую городскую управу. В конце
августа 2001 г. в рамках Дня российского кино в Тайгу на встречу со зрителями Инна Макарова приезжала вместе с народным артистом Борисом Хмельницким. Они посетили памятные места города, провели творческий вечер. Через год ей вновь удалось побывать в Тайге, встретиться со зрителями и посетить церковь во имя св. Андрея Критского.
1
2
126
ние рабочих корреспондентов (рабкоров). Последние подмечали «ненормальности» в различных сферах жизни, освещали их в небольших заметках, тем самым
побуждая ответственных лиц устранять обнародованные недостатки. Стать рабкором мог человек с активной жизненной позицией. Не всем начинающим удавалось
длительное время сотрудничать с газетами, т. к. работающие всегда испытывали
на себе «благодарность» со стороны хозяйственных руководителей в виде попыток
притеснения: понижения в должности, уменьшения зарплаты, сокращения и т. д.
Относительно независимо чувствовали себя пенсионеры (например, А. Пусловалов) или старые большевики (Врублевский). Периодически проводились районные
конференции рабкоров, а работники редакции губернской газеты «Красное знамя»
устраивали для них обучающие семинары.
Струнный оркестр под управлением В.Н. Коробейникова при рабочем клубе ст. Тайга. 1927 г. 1
Большую роль в информационном плане и формировании общественного
мнения играли стенные газеты: «Тайгинский рабочий» (районная), «Комсомольский
глаз» (ячейки РЛКСМ службы пути), «Коллектив стали» (школы ученичества), «Молодой рабочий» (коллектива ФЗУ), «Юный коммунар» (ячейки РЛКСМ службы тяги), «Юношеский стяг» (клуба рабочей молодёжи), «Наше слово» (ячеек компартии
Привалихин В.И. Тайга… С. 309. Василий Николаевич Коробейников, работник вагонного депо, участник Великой Отечественной войны, на всю жизнь сохранил любовь к музыке и своему оркестру. Ещё в
1921 г. его оркестр выступал на вокзале ст. Тайга перед бойцами Красной Армии. В середине1970-х гг.
его коллектив не раз занимал призовые места на дорожных фестивалях художественной самодеятельности.
1
127
и РЛКСМ служб пути и движения), «Рабочий глаз» (служб пути, движения и телеграфа) (1925 г.), «Рабочий шаг» (рабочего клуба). Между ними раз в полгода проводился городской конкурс. В начале 1926 г. в рабочем клубе железнодорожников
рабкоры стали выпускать моментальную газету «Мысль Вечера». Когда в его помещении собиралось особенно много народа, редколлегия объявляла о выпуске
газеты и тут же собирала у присутствовавших материал, в основном о недостатках.
Поданные заметки переписывали на полосы чистой бумаги, наклеивали на большой лист, рисовали карикатуры, и через 30-40
минут всё было готово1.
Ещё в 1924 г. на профсоюзных собраниях
железнодорожников в выступлениях звучала
идея о строительстве в Тайге большого каменного здания клуба. К лету идея получила организационное оформление: был избран строительный совет в составе 21 члена от разных
служб. Совет состоял из 4-х комиссий: строительной, хозяйственной, рабочей и по изысканию средств. Требовался план здания, за который томские архитекторы запросили полторы
тысячи рублей. Посчитав цену высокой, местные специалисты составили его сами, но, как
показало время, крайне неудачно. Финансирование стройки планировалось за счёт добровольных пожертвований трудящихся, средств
Коробейников Василий Николаевич
ЦК профсоюза железнодорожников, большая
(1905–1988)
надежда возлагалась на помощь со стороны
руководства железной дороги, и не случайно, т. к. в это время во всех крупных городах и станциях разворачивалась кампания по строительству больших каменных
зданий центральных домов культуры.
Первые работы по сооружению клуба начались уже весной 1925 г. Только в
мае было проведено более десятка воскресников по заготовке леса и других строительных материалов, рытью котлована. Каждому коллективу были отведены
определённые участки. На воскресники шли со знамёнами, как на большой праздник. На стройке часто играл духовой оркестр.
«Серое холодное, совсем не по-летнему хмурое небо, писал очевидец, – стояло 2-го июля [1925 г.]. Сегодня закладка рабочего клуба имени Ильича на площади Революции. Кучками собирается народ – бодрый с весёлыми и радостными лицами. Кругом шутки, смех. Вдали гудят маневровые паровозы. Настроение у всех
приподнятое. Шумно. Прибывают железнодорожники с духовым оркестром. Сгрудились около трибуны… На трибуне т. Столяренко. Открывает торжественный ми1
Красное знамя. 9.12.1924. № 282; 1.12.1925. № 275; 18.02.1926. № 40.
128
тинг….
– При активности самих масс… – задачу выполним, говорит принятая резолюция под звуки «Интернационала». Митинг, посвящённый открытию клуба, закрыли.
Снова обычный шум. Началась работа, и моментально выгрузили два вагона тёсу.
Тайгинцы с энтузиазмом приступили к постройке клуба Ильича»1. Первый камень
было поручено заложить руководителю профсоюзной организации железнодорожного узла (учкпрофсожа) т. Столяренко2.
В январе 1926 г. делегатам Всероссийского съезда железнодорожников от
Тайги тт. В. Зданкевичу и Гусеву в ходе личной встречи с Наркомом путей сообщения СССР Я.Э. Рудзутаком удалось заручиться его обещанием выделить на строительство часть средств3.
Для возведения здания была нанята бригада рабочих под руководством десятника Васильева, который сразу же не понравился контролирующей общественности пьянством, пренебрежительным отношением к подчинённым, и особенно к
женщинам. На строительной площадке не соблюдались правила охраны труда, вода употреблялась из бочки в сыром виде. Десятника сняли и на его место наняли
другого – Андрея Марковича Колесникова.
Зимой 1925-1926 гг. строители забетонировали первый этаж, железнодорожники сами наклепали из рельс 1000 пудов балок для потолка и колонн. Колонны
установили, балки подняли, и, наконец, комиссия поняла, что без грамотно составленного плана ничего толком сделать нельзя. Ранее запрошенную архитекторами
сумму пришлось выложить, и получили пока проект плана. Оказалось, что уложенные балки и колонны надо снимать, рельсы распороть, бетонные работы первого
этажа местами по полкуба обрубать, а местами – расширить, некоторые отверстия
замазывать, бетонировать, прорубая их в других местах4. К этому времени архитектор К.К. Лыгин уже давно не трудился в Управлении Томской железной дороги,
передавая свой богатый опыт студентам Технологического института. Проектом
занимались специалисты, видимо, учитывавшие дефицит средств, поэтому предложенный фасад здания и мрачная внешняя отделка стен обычным местным кирпичом больше напоминали рядом стоявшее депо образца 1896 г. Однако внутри
оно действительно оказалось просторным.
И всё же одной строительной бригады было явно недостаточно, чтобы завершить возведение стен и закончить внутреннюю отделку помещений. На помощь
постоянно приходили добровольцы от трудовых коллективов, комсомольских организаций, устраивавшие субботники и воскресники, убирая строительный мусор, занимаясь подготовительными работами и т. д. «В этом строительстве, – вспоминал
один из старейших тайгинских ветеранов Кузьма Иванович Панкратов, – был про1
2
3
4
Красное знамя. 10.07.1925. № 154.
Демидов Т.А. Тайга. Кемерово: Кемеровское книжное издательство, 1960. С. 20.
ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 239. Л. 9.
Красное знамя. 30.10.1925. № 249; 10.07.1926. № 154; 21.07.1926. № 163.
129
явлен настоящий патриотизм всех рабочих, и в особенности – деповчан. Я в то
время работал в локомотивном депо кузнецом, и мы часто оставались после работы, ковали скобы, болты, хомуты и другие предметы…, а под руководством опытнейшего кузнеца Шувалова ковали фасонные перила к лестницам, которые установлены на втором этаже»1.
Всего за 2,5 года было проведено более 120 воскресников.
В ноябре 1926 г. из-за неудовлетворённого требования увеличить на 15%
зарплату строители временно оставили рабочие места. В это время и на Тайгинском узле руководство было вынуждено по требованию трудящихся поднимать заработки до 30%. Однако протест на стройке районным парткомом был расценен
как рвачество. Постановили, чтобы дальше договариваться, следует поставить десятником кого-нибудь из своих, коммунистов2.
Собственных средств на строительство клуба, конечно, не хватало. ЦК профсоюза предложил дорпрофсожу организовать специальный фонд, в котором можно
было аккумулировать небольшие суммы, направляемые дорогой на ремонт имеющегося в Тайге рабочего клуба и его линейных структур. В стороне не остались ра-
Строящееся здание клуба в сентябре 1927 г.
бочие станции, депо, пути и других подразделений. Почти 3 года многие железнодорожники отчисляли из своей зарплаты однодневный заработок, собравшие, таким образом, на общее дело 18.000 рублей. В свою очередь, ЦК профсоюза выделил 58.000 руб., Наркомат путей сообщения – 30.000 руб., дорпрофсож – 20.000
руб., краевой профессиональный совет союзов – 3000 руб., окружной профсовет –
4500 руб., окружной исполком – 10.000 руб., из культфонда поступило 10.000 рублей, и из других источников – 10.000 руб. Всего на возведение клуба им. Ленина
была потрачено 169.500 рублей3.
1
2
3
Логвинов В. Верность традиции // Тайгинский рабочий. 15.04.1976. № 45.
ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 240. Л. 47об.
Красное знамя. 26.07.1926. № 172; 9.12.1927. № 281.
130
Его открытие планировалось к 10-й годовщине Октябрьской революции. К
этой знаменательной дате также предусматривалось открытие вечерней школы
повышения квалификации слесарей, шла работа по достройке деревянного двухэтажного здания ж. д. школы II ступени (введено в эксплуатацию в 1932 г.), нескольких домов для рабочих, завершению ремонта специального паровоза и вагонов. По юбилейной дате решили новому очагу культуры присвоить имя «Октябрьской революции». В 1929 г. в связи с пятой годовщиной со дня смерти В.И. Ленина
он был назван именем вождя революции.
11 октября 1927 г. состоялись перевыборы правления железнодорожного клуба. Его председателем был избран пользовавшийся среди рабочей массы большим авторитетом коммунист И.Я.Галуза1.
6 ноября на торжественном заседании городского Совета, посвящённом
праздничной дате, состоялось открытие здания клуба. А 7 ноября был дан большой концерт, который устроили 120 музыкантов Томского музтехникума во главе с
директором Виссоновым, выехавших в Тайгу и Анжерку с постановкой оперы «Борис Годунов». Для этой поездки дорпрофсожем Томской дороги были выделены
четыре классных вагона и один товарный (для реквизита).
Сразу после митинга тайгинцы хлынули в клуб, где всё уже было готово для
концерта. У дверей скопилась толпа жаждущих попасть вовнутрь, но всех удовлетворить не представлялось возможным. В зале поместилось 1000-1200 человек,
чуть больше осталось на улице. Каждое произведение, исполненное оркестром,
предварительно пояснялось преподавателем музтехникума А.А. Игнатьевым.
Слушатели с изумительным вниманием впервые слушали симфоническую
музыку. Помимо оркестра ещё выступали солисты: тт. Франк, Криворучко, Измайлова, Васильева, Соловьёв, Быстрицкий. Концерт закончился в 6-м часу вечера.
После небольшого перерыва в двери клуба потекли новые волны рабочих –
на представление оперы «Борис Годунов». Желавших послушать оказалось ещё
больше, чем днём, поэтому уже около 1,5 тысячи человек не попали в зал. Сама
опера для большинства тайгинцев явилась редким зрелищем. Многие не верили,
что на сцене играют только учащиеся музтехникума. В антрактах они подходили к
исполнителям и их преподавателям с интересующими вопросами: «Почему не говорят, а поют?», «Почему так складно получается: певцы не расходятся с оркестром?», «Как поступить в музтехникум?», «Сколько лет учиться?» и др. Постановка
закончилась в 2 часа ночи. Никто раньше времени из зала не ушёл, несмотря на
то, что накануне для подготовки здания к торжеству пришлось многим просидеть
там до 5 часов утра. Через два часа поезд уже мчал утомившихся и крепко спящих
артистов в Анжерку2.
А 14 ноября новый очаг культуры принимал делегатов XIII Тайгинской районной партийной конференции, на которой чествовали работников, отличившихся на
1
2
Красное знамя. 8.09.1927. № 204; 22.10.1927. № 242;
Красное знамя. 12.11.1927. № 258.
131
его строительстве.
В новое здание переселились из старого помещения все творческие объединения. В декабре там вновь образовался шахматный кружок, в котором 40 его членов избрали своим председателем т. Лепикова, обладавшего знаниями по теории
игры1.
Работники, отмеченные как активисты на строительстве клуба 2
Колесников
И.Я. Галуза
В.О. Мацулевич
Балакшин
Павлов
Столяренко
А.Е. Дризин
И.А. Кольмин
Е.Г. Поварницына
В.И. Соколов
С.С. Лобарев
П.А. Абрамов
Медицинское обслуживание. О неудовлетворительном состоянии городской
больницы, обслуживавшей город и район, можно судить по отчёту её врача т. Шастина, сделанному на заседании Президиума исполкома 15 мая 1923 г.3. Дефицит
Красное знамя. 24.12.1927. № 294.
Красное знамя. 7.11.1927. № 262; 9.12.1927. № 281.
3 «За февраль принято 460 больных, перевязок – 98, квартирных больных – 106, освидетельствованы
[случаи смерти] – 18. Весь штат больницы – 9 человек. Есть пять коек для рожениц, необходимо ещё 5
для диетных больных. Здание для больницы совершенно не пригодно, и нужно в скором времени ожидать, что потолок провалится, т. к. держится чуть. Острая нужда стоит перед городом в заразном бараке, т. к. ж. д. отказала. Тайга является узлом и фильтром от эпидемии г. Томска. Нет также мертвецкой,
1
2
132
средств на медицину орган самоуправления, по предложению уездного исполкома,
решил ликвидировать путём введения с 15 июня платного лечения, утвердив стоимость различных видов операций и других методов лечения. Коммунальному отделу было поручено подыскать подходящие помещения для обустройства заразного барака для холерных больных (в некоторых губерниях холера вспыхивала небольшими очагами и нередко подозрительных по самочувствию пассажиров снимали с поездов), прачечной и мертвецкой. В самом городе в ноябре среди детей и
взрослых разразилась эпидемии скарлатины с рецидивами повторного заболевания, появились больные корью, из-за которых только что начавшиеся занятия в
школах были на две недели прерваны. Под руководством недавно назначенного
(вместо выбывшего в Томск Шастина) врача Ростовцевой персонал больницы
(фельдшер + акушерка) сумел ликвидировать эпидемию1.
Переезд больницы в 1925 г. на 3-ю улицу в двухэтажное здание бывшей почты не облегчил труд её технических работников. Санитарки по-прежнему попутно
выполняли обязанности дровокола, истопника, рассыльного, поломойки и т. д. Кухарка за неимением своего жилого угла квартировала на тесной кухне, где постоянно кипел куб с водой и готовились обеды. Ремонт помещения производился без
плана. В итоге, в уборную можно было попасть только пройдя через родильную
комнату, а проход в мужскую палату стал возможен только минуя женскую2.
Немногим лучшим было медицинское обслуживание в железнодорожной
больнице (заведующая врач Дьяченко). И там медперсонал самоотверженно работал с большой перегрузкой, не имея минимума лекарств и оборудования. Транспортников (2500 рабочих и 4500 членов их семей) обслуживал зубоврачебный кабинет (врач Левашкина) и 3 врача приёмного покоя (вместо 4-х по штату): двое из
них принимали 4 раза в неделю, а в остальные дни – один специалист. В среднем
каждый из них за шесть часов смены амбулаторно принимал до 150 человек, да
ещё вёл стационарных больных. Конечно, при таком марафоне внимание посетителям уделялось минимальное. Кроме этого, с марта начинался сезон работы контрольных комиссий по освидетельствованию трудящихся на предмет курортного
лечения. Нуждающимся, в соответствии с назначениями комиссии, учкпрофсож
которая необходима. Необходимо в санитарную комиссию представителей от месткома и ж. д. персонала. Электричество горит крайне ненормально, что мешает правильному ходу оказания медицинской
помощи. Необходимо соединить больницу с электрической станцией депо Тайга. Были случаи, что при
несчастных случаях ночью при лампе нельзя было производить помощь. Арендатор аптеки ТЕПО
нарушает договор, а именно, сотрудникам детдома не выдаёт бесплатно медикаментов, хотя по договору они должны получать, т. к. они являются работниками Губздрава. В аптеке не имеется самых необходимых медикаментов, как то: простой ваты, марли, касторки, борной кислоты, вазелина, мышьяка
для впрыскивания, спирта для горения и др., о чём ТЕПО не заботится. Ощущается острая нужда в хирургических инструментах, которых почти нет. Необходимо немного продовольствия и нанять одну кухарку для больных, нуждающихся в диетном лечении и постоянном уходе» (ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д.
926. Л. 6).
1 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 20, 22, 50; Красное знамя. 3.10.1926. № 226.
2 Красное знамя. 27.01.1927. № 21.
133
выделял летние путевки в санатории, в т. ч. Крыма, Кавказа, но больше всего – в
Тутальский дом отдыха для железнодорожников1.
В повседневной жизни больные мало вникали в трудности врачей, но зато отмечали недостатки, типичные для чрезвычайно бедных медицинских учреждений.
Всевидящие рабкоры газеты «Красное знамя» в ноябре 1924 г. отмечали в приёмном покое ж. д. больницы сырость, мясо для больных поставлялось грязное и самого низкого сорта, масло – сильно прогорклое, полотенец не было (люди вытирались простынями), в общей палате рядом с лёгкими больными лежал туберкулёзный. В родильном отделении они увидели грязь, стены со следами клопов, ощутили холод, наблюдали грубое обращение медперсонала, не нашли молока и кроватей для младенцев, которых санитарки укладывали матерям в ноги2. Особенно холодно было с наступлением сильных зимних морозов. Установленной месячной
нормы топлива никогда не хватало. Дорожное ведомство не спешило своевременно подключаться к решению этой проблемы.
Привлечению внимания к бедственному положению больниц способствовали
ежегодно организуемые «недели Красного Креста», в ходе которых устраивались
благотворительные мероприятия с пожертвованиями. Предварительно в исполкоме назначалась комиссия по подготовке мероприятия. В мае 1924 г. в её состав
были включены: заведующая гор. больницей врач Руммель (председатель), В.О.
Мацулевич (от райкома ВКП(б), А. Пустовалов (от исполкома), т. Ершов (от железной дороги) и от собеса – т. Благо3.
В целях медицинского просвещения населения 19–20 марта 1927 г. в рабочем
клубе дорздравом была развёрнута возвращавшаяся из Красноярска выставка
охраны материнства и детства. За 16 часов её посмотрели 856 человек, из которых
около 70% – женщины. С посетителями проводились беседы и увиденным все
остались довольны. Прошло 8 месяцев, и в начале января 1928 г. встревоженный
рабкор в окружной газете сообщал, что на станции «дело с медицинской помощью,
в особенности женщине и ребёнку, поставлено очень плохо. На всю Тайгу нет не
только консультации для беременной женщины и ребёнка, но при ж. д. больнице
нет даже врача – специалиста по женским и отдельно – по детским болезням…
Чтобы попасть к врачу [общей практики], надо проторчать в коридоре больницы не
менее 3-5 часов на ногах. При таких условиях волей-неволей проходится слушать
советы разных тётушек и бабушек»4.
Как видим, забота о здоровье тайгинцев проявлялась выборочно, и в большей
мере – в направлении поддержания трудоспособности взрослого населения. Для
трудящихся и школьников стали проводиться медицинские осмотры. Однако комплексный подход в медицинском обслуживании и охране здоровья населения пока
1
2
3
4
Красное знамя. 9.03.1926. № 56.
Красное знамя. 27.11.1924. № 272; 4.02.1927. № 28.
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 1081. Л. 25.
Красное знамя. 28.03.1927. № 69; 5.01.1928. № 4.
134
был невозможен вследствие хронического дефицита врачей, оборудования, лекарств, финансирования системы здравоохранения в целом, а также отсутствия
специализированных помещений, неудовлетворительных (в санитарном отношении) производственных и бытовых условий жизни горожан.
На страже общественного порядка. 1 апреля 1921 г. приказом начальника
Томской губернской милиции Тайгинская уездная милиция была реорганизована в
городскую. Сложности периода новой экономической политики, несомненно, отразились на её состоянии и деятельности. В октябре 1921 г. начальник милиции
А.А. Ислентьев, старый революционер, докладывал Президиуму исполкома о положении в вверенном ему учреждении. В подчинении находилось 9 милиционеров,
из них один раньше служил в полиции, но пока ни в чём предосудительном замечен не был.
Списочный состав сотрудников претерпевал частые изменения. В мае,
например, на родину в Сербию были отправлены младшие милиционеры Николич
Милон и Родинич Любко1. В ноябре по причине экономии средств приказом из Томска штат почти на четверть был сокращён. Кроме того, все сотрудники свои знания
и опы профилактической работы, розыскной деятельности, дознания, ведения административных дел и др. приобретали только на практике.
В рассматриваемый период хронический характер приобрели проблемы отсутствия необходимых для работы помещений и очень низкий уровень заработной
платы у всех служащих. Поэтому в ряды блюстителей порядка нередко проникали
случайные люди, Так, в 1923 г. подкупленные арестантом милиционеры помогли
ему ликвидировать единственного свидетеля. Были случаи хулиганства с применением оружия. Выяснилось, что дежурившие в ночь милиционеры из-за отсутствия караульного помещения спали с арестованными в одной комнате. В этой
связи никогда не прекращалась чистка рядов. В маленьком городке любой, даже
дисциплинарный, промах становился известным общественности. В таких условиях сложно было на достойном уровне удерживать авторитет органа по охране пра-
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 242. Л. 80; Ф. Р-879. Оп. 1. Д. 66. Л. 6.
Личный состав гормилиции и уголовного розыска в апреле 1921 г.: Ислентьев А.А. (начальник), Качурин Михаил (пом. начальника), Юрков Николай (агент II разряда), Чикуров Илл. (агент II разряда), Балашов Павел (ст. милиционер), Шумков Александр (ст. милиционер) и младшие милиционеры (Суздалов Яков, Талганов Д., Кативон Леонтий, Морозов Алек., Степук Ефим, Попов Филимон).
Личный состав гормилиции в ноябре–декабре 1921 г.: А.А. Ислентьев (начальник), Бубнов И. (политрук), Качурин М.В. (нач. арестантского помещения), Чикуров Илларион (агент I р.), Кулагин В.В.
(агент II р.), старшие милиционеры (Шумаков Александр, Балашов Павел, Виноградов Дмитрий, Кудашкин Кузьма, Малолетков Макар), младшие милиционеры (Воробьёв Андрей, Суздалов Яков, Кативон
Леонтий, Морозов Александр, Степук Ефим, Попов Филимон, Синяков Григорий, Попов Николай, Шинкевич Василий, Панков Аркадий, Билдыков М., Барский Лукьян, Курдюков Константин, Зорин Григорий,
Колмаков Артемий, Рудзейт Иван, Мартаков Дмитрий), Никитин Николай (зав. уголовным столом, с августа 1921 г. на этой должности 3 месяца был Василий Родионов), с агентами УГРО (Серебренников
Николай, Карпук Нестор, Юрков Никон, Мейкулин Иосиф) и Медынская Клавдия (паспортистка) (ГАТО.
Ф. Р-879. Оп. 1. Д. 66. Л. 2, 52; ф. Р-173. Оп. 1. Д. 519. Л. 24).
1
135
вопорядка1.
Тем не менее, в ноябре 1925 г. в народном доме им. Крупской было организовано празднование 8-й годовщины рабоче-крестьянской милиции. На торжественном заседании чествовали «героя труда, старого работника милиции т. Билдыкова,
Ему выдали в подарок отрез сукна»2. Другие сотрудники получили подарки, приобретённые на средства кооператива и профсоюзов. Вечер закончился постановкой
пьесы.
С образованием Тайгинского района в сентябре 1924 г. было организовано
Тайгинское районное управление милиции со штатом 15 человек. Его первым
начальником стал Владимир Петрович Щапов. Между районным и городскими отделами быстро наладилось сотрудничество. В каждом селе жители выбирали милиционеров из своих крестьян, которые безвозмездно следили за порядком. Последние вызывались на дежурства в районное управление милиции. В течение года, в том числе и в горячую страду, крестьяне за свой счёт приезжали в город, затрачивая на это 1-2 дня, покупали на свои деньги «харчи», отрабатывали 3 дня на
уборке территории милиции рассыльными, ночевали в служебном помещении и
затем возвращались домой, затрачивая на дорогу ещё 1-2 дня, чем были крайне
недовольны3.
Типы хулиганов
Имея ограниченные кадровые возможности, городская милиция в большей
мере сосредотачивалась на расследовании убийств, краж, поимке обывателей, занимавшихся самогонокурением, шинкарством. Реагировать на многие случаи хулиганства не хватало не только сил, но иногда и решимости. Неопытные молодые сотрудники не умели грамотно реагировать на мелкие нарушения общественного порядка, которые иногда в вечернее время просто захлёстывали город. Во время
просмотров кинофильмов или спектаклей в фойе нарклуба молодчики могли выламывать полы, окна, в скверах курочить скамейки, приставать к прохожим, устраивались драки с поножовщиной. Летом-осенью 1926 г. в некоторых домах и прямо
посередине улиц постоянно устраивались азартные игры в карты на деньги. Играли взрослые, но зачастую вместе с подростками, которые тут же проигрывали вы1
2
3
Красное знамя. 6.02.1023. № 31.
Красное знамя. 22.11.1925. № 268.
Красное знамя. 26.08.1925. № 193.
136
рученные от продажи ягод и кедровых орехов рубли1. Лишь к февралю 1927 г. городским властям и общественности удалось немного обуздать разгул хулиганства.
Под запретом находились домашние вечеринки с застольем и танцами. По
представлению начальника гормилиции за такого рода нарушение общественного
порядка Президиум исполкома налагал административный штраф не только на
устроителей вечеринок (50 рублей), но и всех участников (по 10 рублей на каждого)2.
Определённые трудности испытывала судебная система. На должность
народного судьи выдвигались представители партийного актива, обученные на
краткосрочных курсах по советскому законодательству. Проблема кадров в этой
сфере юриспруденции была не менее острой, чем в милиции. К тому же, в арендованном помещении зимой было холодно, не хватало мебели, комнаты для совещания, камеры для содержания арестованных. В 1923 г. городской судья Тимофеев добивался увеличения штата технических работников на 4 единицы, а под камеру на лето арендовал пустующую комнату в здании школы3. В свою очередь исполком не имел возможности взять на себя дополнительную финансовую нагрузку
по содержанию требуемых сотрудников.
Аналогичные проблемы испытывали судьи 14 транспортного участка, обслуживавшие Тайгинский железнодорожный узел. По докладу народного судьи на общем узловом собрании, состоявшемся в ноябре 1926 г., можно представить объёмную деятельность сотрудников участка. Так, в месяц на рассмотрение в среднем
поступало 98-100 дел, решалось – 90-91. Два дня в неделю по два часа работала
юридическая консультация, на собраниях делались доклады о советском праве.
Ввиду низкой оплаты труда сохранялась высокая текучесть кадров с естественным
снижением квалификационного уровня4.
2.6. Комсомольцы и пионеры: мечты и реалии молодёжных движений
История комсомола обычно представляется в виде последовательных героических шагов в преодолении трудностей и решении грандиозных задач, которые
Красное знамя. 4.09.1926. № 201; 27.01.1927. № 21.
Возможно, сегодня некоторые коренные тайгинцы обнаружат своих родственников в списке молодёжи, оштрафованной за участие в вечеринке, устроенной в квартире Съедина и Жарикова (май 1923 г.):
Савичев Иннокентий, Чертищев Анатолий, Лебедев Андрей, Лебедев Александр, Коробейников Василий, Вертинский Иван, Парменов Борис, Шалашов Александр, Матвеев Андрей, Кудрявцев Михаил,
Сленников Леонид, Цыганова, Пономарёва Евгения, Симонова Ольга, Савичева Елизавета, Сотникова
Вера, Кудрявцева Надежда, Лапшина Елизавета, Съедин Кузьма, Новиков Анатолий, Житков Михаил,
Оскирко Иосиф, Малиновский Михаил, Кривоносов Сергей, Мошкин Георгий, Пирогов Василий, Шевкунов Яков, Шевкунов Николай, Никоношин Михаил, Лаврищев Михаил, Съедин Иван, Иванов Георгий,
Сидельников Андрей, Кубарев Григорий, Стрельникова Екатерина, Стрельникова Мария, Безверхова
Анна, Шарова Екатерина, Буранова Дарья, Олимпо Эмилия, Шангина Елизавета, Каратюк Мария, Змейкина Мария, Ивашевич Сергей, Тапешко Пётр, Анкудинов Василий (ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 10).
3 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 6, 13.
4 Красное знамя. 12.12.1926. № 286.
1
2
137
ставила партия. Такой идеологизированный подход имеет право на существование, т. к. изначально РКСМ задумывался как Коммунистический союз молодёжи,
верный помощник ВКП(б), и знакомство с его прошлым, несомненно, должно отражать воспитательный компонент совершённой многогранной деятельности. Он
(подход) правомерен потому, что большинство вступавших в комсомол молодых
людей старались искренне верить в возможность существования провозглашаемых организацией, нравственно безупречных коллективистских и товарищеских
отношений. В её рядах каждый находил себе место и, если желал, то и дело. Комсомол сразу превратился в важную ступень социализации подрастающего поколения, без прохождения которой возникали сложности в получении высшего образования и ответственных должностей.
Ряды комсомольцев-активистов 1920-х гг. пополнялись представителями пассионарной части поколения Победителей и, конечно, являлись носителями его характерных черт. Отмечая заслуги комсомола в социалистическом строительстве,
мы помним, что эти достижения суммарные, благодаря соучастию в созидательной
деятельности вместе с партией профсоюзов, пионерии и других общественных организаций. К совместным победам РКСМ шёл не прямыми дорогами. Годы НЭПа
явились для него периодом преодоления трудностей роста, встраивания в новый
тип политической системы и приобретения опыта на собственных ошибках.
Уровень активности тайгинского комсомола ежегодно находился в цикличном
режиме: к лету (периоду отпусков, времени массового оттока с участков железной
дороги крестьян-сезонников и тогда – росту занятости среди городской молодёжи)
он снижался; зато с осени, начиная с подготовки к очередной годовщине Октября и
занятий в школах политпросвещения, заметно повышался.
Многие культурные и политико-образовательные мероприятия проводились в
стенах клуба рабочей молодёжи (в 1923 г. зав. клубом Р. Квапинская). Кружковая
работа опиралась на самодеятельность их членов и ввиду их неподготовленности
к организационной работе не могла быть планомерной, она оживлялась лишь в
период подготовки к общественно значимым кампаниям.
В докладе о работе клуба, сделанном на заседании райкома РЛКСМ 18 декабря 1924 г., новая заведующая Ислентьева сообщила о том, что его членами являются 196 человек (127 комсомольцев и 69 из несоюзной молодёжи, или 128
юношей и 68 девушек). Летом функционировали только два кружка: хоровой и
драматический. К зиме в полную силу заработали остальные: юнкорский, библиотечный, радиолюбителей, изучения истории местной парторганизации, юношеского
движения и деревни, военный и кружок безбожника. Осенью музыкальный и хоровой были переведены в рабочий клуб, где на их основе появился художественный
коллектив. Заметно оживилась деятельность библиотеки, которую посещали 50%
членов клуба, проводились «громкие чтения», созданы две группы чтения на дому.
Докладчик с тревогой отмечал рост количества заявлений о вступлении в клуб от
учащейся молодёжи, заинтересованной якобы лишь в посещении культурных ме138
роприятий, поэтому приём школьников был ограничен.
Высказывалась озабоченность проявлениями среди юношества «ком. чванства», (среди характерных реплик: «комсомольцы, заставляйте только беспартийных дежурить...» и т. д.). Если несоюзная молодёжь под страхом быть исключённой, боялась пропустить кружковые занятия, то члены РЛКСМ прогуливали без
опаски. Представители школьной, ФЗУ и городской ячеек в стенах клуба чаще допускали хулиганские выходки. По этой причине в ближайшее время из числа его
членов планировалось исключить 18 человек1.
Райком РЛКСМ постоянно держал на контроле деятельность правления своего клуба. Следующий развёрнутый отчёт на бюро райкома был сделан в мае
1925 г. новым заведующим клуба Гридневой. За прошедшие полгода проводились
политсуды, лекции по запросам читателей, более или менее успешно функционировала библиотека, семинар по изучению Программы и Устава РЛКСМ. Однако в
кружковой работе стал заметен существенный спад активности: закрылись кружки
по изучению деревни, военной подготовки, радиолюбителей (из-за отсутствия приборов), безбожника, после февраля – ещё и юнкорский.
Члены бюро отметили скверные условия работы клуба, отталкивающе действовавшие на молодёжь. Говорилось о неудовлетворительном подборе актива,
бесплановости, грязи в его небольшом помещении. В текущем году горисполком не
включил содержание этого заведения в бюджет. Финансирование велось только за
счёт поступлений от постановок пьес и концертов, а также членских взносов2.
И всё же, даже в обстановке неустроенности, активная часть молодёжи охотно участвовала в мероприятиях, как например, в праздновании 1 Мая, дня Печати,
дня Леса с посадкой деревьев, международного дня кооперации, дня Конституции
СССР. Летом от клуба в городе работали 5 красных уголков. Их общественники на
воздухе проводили читки газет, постановку живых газет, различные игры с отдыхающими школьниками, экскурсии, так запоминающиеся в юном возрасте, что по
прошествии многих лет бывшие комсомольцы и пионеры уже и не вспоминали, как
было трудно, но отмечали, как было дружно, весело и задорно.
После полутора лет «военного коммунизма» из состава райкома РКСМ постепенно стали выбывать (на учёбу или по направлению на новое место работы) первые комсомольцы Тайги. На смену приходили их товарищи, показавшие свои организаторские способности в производственных ячейках. Ежегодно менялись секретари райкома. Основным поставщиком кадров являлась самая многочисленная и
активная в городе ячейка тяги.
Проработав полгода-год, большинство бывших секретарей перемещались на
другой уровень комсомольской, партийной, государственной или производственной
деятельности. В подборе главных комсомольских вожаков партийные органы делали ставку на уважение в молодёжной среде и организаторские качества выдви1
2
ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 279. Л. 58.
ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 222. Л. 49., 153.
139
гаемого кандидата, оставляя вопросы преемственности положительного опыта их
предшественников на усмотрение новому составу райкома РЛКСМ. Перед выдвиженцами в ряду важнейших стояла задача повышения авторитета городской комсомольской организации и её актива среди беспартийной массы.
Особое внимание уделялось качественному составу ячеек. К середине 1920-х
гг. традиционные чистки рядов путём безапелляционного исключения из комсомола были уже нежелательны вследствие своего низкого воспитательного эффекта.
Руководящий состав Тайгинской городской комсомольской организации 1
май 1923 г.
Лазебный Т.С. (1904 г.р., секретарь райкома ВЛКСМ); Олькова Н.М. (1900 г.р., зав. политпросветом),
Батурин В.Д. (1901 г. р., зав. эконом. правовой работой), Климанов И. (1903 г.р., управделами)
октябрь 1923 г.
Субботин Иван Алексеевич (секретарь райкома ВЛКСМ), Олькова Н. (зав. политпросветом), Курашёв
(зав. эконом. правовой отдел). Ячейка ФЗУ: Шубин (секретарь), Зуев (политпросвет.), Соболь (эконом
секция). Ячейка тяги: Ислентьева (секретарь), Баянов (политпросвет.), Рыбаченко (эконом. секция).
Ячейка города: Беляев (секретарь), Введенский (политпросвет.), Климанов (эконом. секция).
февраль 1924 г.
Коханчик С.Л. (секретарь райкома ВЛКСМ). Члены райкома: Кавкун, Агеев, Тапешко, В.А. Борисов и др.
вторая половина 1924 г.
Толстиков (секретарь райкома ВЛКСМ). Члены бюро райкома: Соколов, Коханчик.
январь 1925 г.
Кавкун (секретарь райкома ВЛКСМ). Члены райкома: Борисов, Агеев, Тапешко, Соболь, Ф.И. Чирихин,
Зверькова.
апрель 1925 г.
Шумик (секретарь райкома ВЛКСМ). Члены райкома: Соколов, Коханчик, А. Чуркин, Борисов и др.
октябрь 1925 г.
Коханчик С.Л.2 (секретарь райкома ВЛКСМ). Члены райкома: Чирихин, Соколов, Борисов, П.Л. Лишевский, Никитина, Тапешко, Ф. Толстиков и др.
декабрь 1926 г.
Чирихин Фёдор Иванович (секретарь райкома ВЛКСМ). Члены райкома: Меринков Дмитрий, Бесов Виктор, Гусев Леонид, Конченко Лука, Лукашевич Леонид, Митькин Алексей, Тризна Иосиф, Янайт Адольф,
Наусрков Иван, Киселёв Иван, Зуев Георгий, Пустовалов Андрей, Заритовский Сергей, Кулагин Николай, Гриднев Василий, Милехин Виктор, Угрюмова Анна, Зябрев Валентин, Балух Макар, Душкина
Елена, Мочалов Дмитрий, Жарков Николай, Кайгородов Алексей, Левашёв Василий. Какдидаты: Шашков Павел, Скутин Пётр, Сопельченко Михзаил, Милешкин Иван, Коновалов Александр, Коновалов Фёдор.
май 1927 г.
Лукашевич Леонид Тихонович (секретарь райкома ВЛКСМ). Члены бюро райкома: Зуев, Митькин, ТризЦД НИТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 534. Л. 71; Ф. 3. оп. 1. Д. 128. Л. 64; Д. 222. Л. 84; Ф. 78. Оп. 1. Д. 94. Л. 142; д.
150. Л. 186, 313об.
2
Коханчик Сергей Лукич, 1905 г. р., из рабочих, член РЛКСМ с 1923 г., образование низшее. Работал
зав. экономическим отделом Тайгинского райкома РЛКСМ, секретарём райкома, был членом окружкома
ВЛКСМ, зав. экономическим отделом и секретарём Томского окружкома. С работы был снят за порочащее звание коммуниста поведение в быту. Был переведён в Окрселькредитсоюз, получил строгий выговор за 6-тимесячную неуплату членских взносов. В 1929 г. в ходе чистки был исключён из партии, как
не справляющийся с должностными обязанностями и не выполняющий партийные поручения (ГАНО. Ф.
П-6. Оп. 2. Д. 1641. Л. 14–15).
1
140
на, Заритовский, Клешнин, Климов, Сопельченко, Гамаюнова. Члены райкома: Меренков, И. Наурсков,
Г. Ребеченко, В. Шубин, М. Кузьминых, М. Брюшенко, В. Милехин, И. Эндорф, А. Угрюмова, В. Зябрев,
Кошеваров, Кайгородов, Жарков, Тобиков, Вшивков, М. Колядо.
октябрь 1927 г.
Секретари ячеек ВЛКСМ: Тризна (яч. тяги), Шубин (Яшкино), Корягин (яч. пути), Еселевич (яч. города),
Исайкин (школа № 1), Малючков М. (райшкола), Левашёв (Сураново), Парфиненко (Пихтач).
декабрь 1927 г.
Митькин Алексей Демьянович (секретарь райкома ВЛКСМ).
Томский губком РЛКСМ периодически анализировал состояние комсомольской
организации Тайги. В июле 1924 г. он дал оценку положения в городской ячейке и
рекомендации по её исправлению. «Ваша (райкома – Н.М.) ошибка: допустили,
чтобы горячейка являлась проходным коридором, не регулируя распределение
служащих и приезжих [комсомольцев] по [остальным] ячейкам через учстатрайкома. Кроме того, вы допустили чрезвычайно большой процент служащих и проч. (у
вас сейчас 23% с лишком падает на графу прочих). Вам необходимо строго регулировать рост по разосланным материалам орготдела. Теперь вы даёте сведения,
что у вас в ячейке много девушек (девушек 20, а парней – 11), и пишите, что это
имеет решающее значение в чистке. Наше мнение, вы должны сейчас подойти к
распределению девушек по другим производственным ячейкам, ибо у вас девушек
вообще в районе очень мало, общее количество членов – 254, из них девушек – 39.
Мы считаем, что это количество слишком малое, его нужно увеличить. [Вы пишите]
«Дисциплина ячейки ниже всякой критики. Чрезвычайно развиты среди девушек
сплетни». Мы полагаем, что это не может случиться сразу, а выявилось постепенно, и при твёрдом нажиме и при постановке глубокой воспитательной работы можно выправить. Ваша задача в ближайшее время – это сделать. Прикрепите члена
районного комитета молодёжи, бросьте в ячейку хорошую партийную силу, сосредоточьте побольше внимания на ячейку, дайте нагрузку членам, а особенно девушкам, давая посильную работу, и беря твёрже курс на активизацию. Всё это может послужить для выправления.
Особенно вредные элементы выбрасывайте с треском через агитсуды, чтобы
учились на этом остальные, освещайте это в газетах. Используйте против хулиганов все средства, чтобы показать, как мы поступаем с теми, каковые не хотят себя
исправлять.
Чистку мы считаем пушечным выстрелом по комару»1.
На XIV и XV съездах ВКП(б) развернулась внутрипартийная борьба по поводу
выбора направлений строительства в СССР социализма. Важная роль в этом историческом процессе отводилась молодёжи. В специальной резолюции «О работе
комсомола» XIV съезд (1925 г.) призвал усилить коммунистическое воспитание
подрастающего поколения, привлечь его к более активному участию в создании
нового общества.
1
ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 279. Л. 51.
141
Важными направлениями внутрисоюзной работы являлись политическая учёба комсомольцев и экономическая работа среди производственной молодёжи.
Ежегодно с ноября начинался учебный год в группах политического просвещения,
охватывавших почти всех членов комячеек. Основной формой занятий, проводимых один раз в неделю, была читка на дому и проработка газет «Сибирский Гудок», «Путь молодёжи», «Комсомольская Правда» и др. В 1925 г. было организовано 85 таких групп (62 – I категории, 22 – II категории, и 1 – III-й категории), охвативших 445 человек1. В группах I категории изучали историю партии, вопросы текущей политики. В программу для групп II категории включались «Азбука коммуниста», отдельные работы В.И. Ленина.
Трудности встречались на каждом шагу: то не хватало пропагандистов, то не
было подходящего помещения, или оно было холодным, не хватало литературы и
даже бумаги с карандашами. Нелегко доставалась учёба рабочим парням и девчатам. Сказывалось отсутствие общего образования. Развернувшаяся внутри ВКП(б)
борьба с оппозицией отражалась и на комсомоле, вызывая в его рядах борьбу
мнений. Некоторые молодые железнодорожники были, например, убеждены, что
«с крестьянами трудно будет договориться». На транспорте режим экономии якобы
достигается за счёт самих железнодорожников, или за счет того, что индустриализация возможна лишь при повышении налогов на трудящихся2. Конечно, на занятиях все эти вопросы разрешались и политшколы приносили большую пользу. Они
помогали пополнить знания, приучали к серьёзной работе над книгой, самостоятельному мышлению и анализу сложной действительности с пролетарских позиций.
В каждой ячейке (первичной организации) функционировала экономическая
секция, на заседаниях которой рассматривались вопросы тарификации молодых
рабочих, охраны труда, повышения их квалификации, вёлся учёт безработных (нередко подростки, чтобы быть принятыми на работу, намеренно завышали свой
возраст). С их участием профсоюзы организовывали конкурсы на лучшего производственника. Для подготовки будущих специалистов в Тайге организовывались
вечерние курсы рабфака.
Активностью в большей степени отличались производственные ячейки: тяги,
движения и пути. Будущий зав. горпланом горисполкома (1950-е гг.) В. Лысак, вернувшийся в середине 1920-х гг. из армии уже комсомольцем, вспоминал, как с первых же дней райком РЛКСМ загрузил его общественными поручениями, два года
он являлся секретарём ячейки службы движения и пути (50 членов). «Частенько
проводили собрания: то с диспутом на антирелигиозную тему, то по итогам работы
«лёгкой кавалерии», то субботник или воскресник на железнодорожном узле. Много раз приходилось выезжать в деревню с пропагандой партийных директив о хлебе, о смычке города с деревней. Комсомол вёл большую работу на селе по поли1
2
ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 222. Л. 161.
Тайгинский рабочий 15.11.1969. № 136.
142
Комсомольцы 1920-х годов
Анищенко И.С.
помощник машиниста,
начальник отд. кадров
Стрельников Л.Г.
помощник машиниста,
секретарь Мариинского
райкома ВКП(б)
Мягких В.В.
помощник машиниста,
начальник депо Томск
Токмаков Н.В.
слесарь, секретарь
Тайгинского райкома
ВКП(б)
Зайцев В.Я.
слесарь, зам. нач. депо
Тайга по ремонту
Панкратов П.А.
помощник машиниста,
председатель Тайгинского горисполкома
Бесов В.Д.
токарь, заведующий
отделом ЦК КПСС,
секретарь Новосибирского обкома КПСС
Корж С.П.
машинист, был членом
отряда ЧОН
Прудников Е.М.
пом. машиниста, член
рабочего клуба молодёжи 1917 г., председатель Тайгинского
райкома ВКП(б)
Тризна И.Ю.
слесарь, зам. председателя Тайгинского горисполкома
Колядо М.А.
пом. машиниста, инструктор политотдела
узла ст. Тайга
Наурсков А.В.
строгальщик, зав. отделом Тайгинского
горкома КПСС
Брюшенко М.М.
слесарь, мастер депо
Тайга
Лукин Г.В.
слесарь, в войну –
секретарь узлового
парткома
Корягин Н.А.
машинист, был членом
отряда ЧОН
Чирихин Ф.И.
Секретарь райкома
РЛКСМ, председатель
дорпрофсожа
143
тическому просвещению среди крестьян, и особенно среди сельской молодёжи.
Часто на станции и на окраинах слышны были торжественные марши. Это
молодёжь отправлялась на военные занятия или учебные походы, распевала боевые песни... При райкоме комсомола была создана часть особого назначения
(ЧОН) (располагалась в реквизированном доме Евстафия Сулейманова на пр. Пролетарском – Н.М.). Комсомольцы несли караульную службу в городе, а в нужных
случаях выполняли особые задания. В любое время суток чоновцы всегда были
начеку и по сигналу быстро прибывали туда, куда указывалось»1.
В повседневной жизни молодёжь отчасти была дезориентирована по поводу
того, какие прежние бытовые традиции и семейные устои вредны, а какие Советской властью приветствовались. На комсомольcких конференциях и собраниях из
зала докладчикам всегда поступало множество вопросов по выяснению нюансов
коммунистической морали. Так, на декабрьской районной конференции 1926 г. её
делегаты затронули ряд волнующих тем.
– «Допускаются ли деревенские вечёрки, и каким путём, можно ли их проводить, если нет девушек?
– Можно ли петь старые песни на вечеринках, если они нравятся молодёжи?
– Пригодится ли такой элемент в комсомоле: верующий в бога и не поддающийся никакому воспитанию?
– Разрешается ли танцевать комсомольцам?
– Чем нужно заменить картёжную игру?
– В чём состоит вред катания с гор?
– Как обстоит дело с туризмом и что такое туризм?
– Не отразится ли гармошка вообще на работе в организации?» и др.2.
Юным умам не просто было определиться в отношении проблемы брачносемейных отношений, важной для их возраста. В партийной прессе пропагандировались идеи А. Коллонтай о преимуществах «житейского гражданства», свободного
от каких либо обязательств, любовь в семейной паре объявлялась буржуазным
пережитком. Критике подвергался обычай праздновать день рождения, обычно сопровождающийся принятием спиртного. «Празднование ради праздности для партийца преступно, – сообщал печатный орган Томского губкома газета «Красное
знамя». – Самым лучшим днём рождения и именин …является день его вступления в партию». Некоторые семьи, желая отмежеваться от религиозного ритуала
крестин, переименовывали его в «октябрины», не предполагающие участия в нём
священника. Но и в отношении их звучала критика приверженности старым обычаям и корыстному желанию устраивать торжество ради обычных в таких случаях
подношений подарков3.
В той же газете можно было прочитать дискуссионные материалы «За что су1
2
3
Тайгинский рабочий. 31.10.1957. № 131.
ЦД НИТО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 94. Л. 137об.; Д. 150. Л. 294.
Красное знамя. 7.11.1923. № 250; 29.08.1925. № 196; 9.05.1924. № 105.
144
дить гробокопателя?». Её участники пришли к выводу о невиновности осквернителей могил и мародёров (за исключением нарушения санитарных норм), т. к. вещи
покойника никому не принадлежат. Рассуждения о нанесении оскорбления родственникам назывались мелкобуржуазным кликушеством, а поклонение предкам –
отжившим древним обычаем1.
Пропаганда псевдоценностей, по существу, наносила вред формированию
внутри комсомольских ячеек товарищеских отношений, косвенно мотивируя юношескую гиперактивность на совершение хулиганских поступков. Проверявший в
ноябре 1925 г. Тайгинскую комсомолию инструктор губкома И. Береговой отметил
слабый приток новых членов из числа девушек. «Мы задумали выделить в помощь
политпросвету ячейки комсомолку, – рассказывала одна активистка, – но секретарь
заявил, [что] она мещанка и работу не поведёт… В нашу ячейку одной девушке
зайти нельзя. Если заходишь, там находятся одни ребята. Сейчас же начинаются
разные разговоры, которые заставляют комсомолку уходить… Раз вечером работала я с двумя активистами в ячейке. Писали плакаты. Они начали разное говорить, наподобие строения тела девушки и прочие нехорошие вещи, которые вынудили меня бросить работу и уйти… Или захожу я в ячейку, где собрался актив,
присутствует одна девушка. Они начинают бросать в неё шапки прямо в лицо и тем
заставляют её уходить. И не только среди мелкого актива, но даже среди работников райкома существует взгляд на девушку как на бабу, на трепачку, или что на работе я на тебя смотрю как на товарища, а в другом месте ты для меня являешься
женщиной. Словом считают, что девушки-комсомолки не способны вести какуюнибудь работу. А между тем среди комсомолок имеется большой интерес к учёбе и
работе»2.
В беседе с девушками работник губкома выявил, что они читают больше, чем
юноши. Они оказались знакомы с работой «Комсомол и Октябрь», знают, как построена РКП(б), увлекались произведениями Синтлера, Станюковича и романтикой
наподобие «Цыганская любовь». Связь комсомолок с беспартийными подругами
оказалась гораздо теснее и обширнее, чем у ребят со своими сверстниками.
В отчёте было отмечено наличие в Тайгинской комсомольской организации
сильного рабочего актива, несмотря на то, что старый состав райкома целиком
ушёл, а на его место были выдвинуты новые местные ребята. Материальное положение молодежи оценивалось как несколько лучшее, чем в Анжерке. Благоприятное впечатление произвела постановка производственной учёбы подростков в
ФЗУ. Не осталась незамеченной оторванность комсомольской организации от работы рабочего клуба, дескать, там делать нечего, т. к. в клубе засели служащие,
которые выгоняют рабочую молодёжь. Выяснилось, что посещаемость в школах
политсамообразования из рук вон плохая. Групповодам до сих пор неясно, как вести занятия и учить слушателей конспектировать. Собрания в ячейках проводились
1
2
Красное знамя. 11.07.1924. № 157.
ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 85. Л. 8, 10–13; Ф. 78. Оп. 1. Д. 150. Л. 182об.
145
казённо сухо, больше с вопросами о международном положении и другими общими
темами при полном отсутствии обсуждения жизненно важных местных производственных и бытовых проблем. В железнодорожных мастерских комсомольцы ещё
не стали примером для несоюзной молодёжи, были случаи ухода некоторых недисциплинированных с работы, халатного отношения к заданиям. Как положительный момент подчёркнут большой интерес молодёжи к техническим знаниям.
Первая школьная фракция РКСМ была создана в 1923 г. в железнодорожной
школе II ступени. Все мероприятия, которые проводились в стенах этого учебного
заведения, начиная от школьного совета и кончая постановкой спектакля, не проходили без согласования с фракцией, пользовавшейся авторитетом среди учителей и учащихся.
В 1925 г. наметился поворот городского комсомола к более активному сотрудничеству со школьными коллективами. Если в ноябре в объединённой школьной
ячейке железнодорожной школы II ступени числилось 3 члена и 2 кандидата
РЛКСМ, то в декабре в ней насчитывалось уже 30 человек. Появился свой Красный
уголок, заработал кружок по изучению жизни и деятельности В.И. Ленина, организация политпросветработы была возложена на т. Баянова. К ячейке прикрепили 3
отряда юных пионеров (135 человек), с которыми занимались 19 комсомольцев.
Активисты открыли кружок корреспондентов, выпускавших стенную газету, появилась группа громкого чтения. Среди учащихся повысилась тяга к периодике, поэтому развёрстку райкома РЛКСМ по подписке на юношеские издания комсомольцы школьной ячейки выполнили на 100%1.
В 1926-1927-х гг. при количественном росте городской комсомольской организации из четырёх сотен членов и кандидатов до шестисот с половиной, качественные показатели работы её ячеек оставались на прежнем уровне, т. е. выявленные
в прежние годы недостатки повторялись по всем направлениям деятельности.
Временами и партийное руководство сводилось к формальному присутствию на
собраниях прикреплённых коммунистов2. Заметный всплеск активного участия в
воскресниках, проявившийся в период строительства клуба им. Октябрьской революции (им. Ленина), пошёл на спад после завершения грандиозной стройки. Ежегодная смена в райкоме и ячейках комсомольских активов, когда новый состав ещё
не имел опыта работы с массами, а старый не всегда спешил на помощь, негативно сказывалась на организации мероприятий, контроле выполнения поручений.
Повторяющаяся ситуация не способствовала изживанию у некоторой части молодёжи апатии к общественной работе, желания после работы от скуки заняться выпивкой и прочими «увеселениями».
Тайгинские пионеры. В мае 1923 г. комсомольцы Тайги приступили к созданию
пионерской организации. Как вспоминал П.А. Панкратов, «… мы обратились в горком комсомола с просьбой принять нас в комсомол, но так как нам было только по
1
2
ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 222. Л. 10; д. 160. Л. 21.
ЦД НИТО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 225. Л. 5.
146
12 лет, нам в приеме отказали, но зато разрешили принять участие в некоторой
комсомольской работе, в спортивных кружках. Мы не теряли надежды – подрастем, будем в комсомоле. Так прошел год, в течение которого мы активно участвовали в работе кружков… На заседании бюро горкома комсомола нас троих, моих
друзей – Колю Олькова, Илью Добровольского и меня – оформили в пионерскую
организацию, где мы дали первое торжественное обещание. На этом же заседании
бюро вожатым был утвержден комсомолец Киреев.
Первыми пионерами в городе были 12 человек: Акинин Николай, Анищенко
Иван, Журавлев Илья, Ислентьев Евгений, Лукины Георгий, Пана и Полина, Назаров Федор, Панкратов Петр, Ольков Николай, Янин Иван, Добровольский Илья. А
вскоре было уже два отряда по 44 человека. Первый отряд носил имя Клары
Цеткин, а вожатыми были Алексей Бохан, Федор Чирихин, Александр Кальмин,
Ольга Олькова»1. Первый пионерский сбор проходил в будущем пионерском клубе,
располагавшемся в доме купца Жулдина.
В августе 1923 г. по всей Томской губернии была проведена Неделя пионера,
в ходе которой среди взрослых и учащихся проводилась пропаганда значения детского движения, разъяснялись законы и обычаи юных пионеров. На базе Тутальского детдома губкомом комсомола были проведены курсы по подготовке пионерских работников.
«Законы пионера:
1. Юный пионер верен рабочему классу.
2. Юный пионер честен, скромен и правдив.
3. Юный пионер друг и брат всякому другому пионеру и комсомольцу.
4. Юный пионер исполнителен.
5. Юный пионер бережлив и уважает общественный труд.
Обычаи пионера:
1. Пионер не валяется в постелях утром, а подымается сразу, как Ванька-встанька.
2. Пионер стелит постель своими, а не чужими руками.
3. Пионер моется тщательно, не забывает мыть шею и уши, чистит зубы и помнит,
что зубы — друзья желудка.
4. Пионер точен и аккратен.
5. Пионер сидит и стоит прямо, не горбясь.
6. Пионер не боится предлагать свои услуги людям.
7. Пионер не курит: курящий пионер уже не пионер.
8. Пионер не держит руки в карманах, ибо пионер, держащий руки в карманах, не всегда
готов.
9. Пионер охраняет полезных животных.
10. Пионер помнит всегда обычаи и законы»2.
«Это было в 1922–1923-х гг, – вспоминал П.С. Бохан, – мне быпо 17 лет. Я
1
2
Панкратова А. Первые пионерские отряды города Тайги // Тайгинские зори. 2011. № 5. С. 57–58.
Красное знамя. 10.08.1923. № 176.
147
учился в 4-й группе школы ФЗУ, был комсомольцем. В то время в школах начали
создаваться пионерские отряды. Я был направлен вожатым в школу № 19.
Пионерские отряды числились под номерами. У меня был третий отряд. У
каждого отряда было свое отрядное знамя, отрядная песня. В отрядах проходили
пионерские сборы, на которых читали книги,
стихи, ходили в походы, на экскурсии в лес, на
производство, играли, пели. Ребята любили
пионерские дела, были инициативными, проводили читательские конференции, пионерские
активы.
Раз в десять дней выпускалась газета, которая называлась «Красный галстук». Одиннадцатый номер этой газеты на конкурсе в Томске занял первое место»1.
Если в самом начале своего существования в Тайге насчитывалось всего 20 юных членов движения, то через год – в октябре 1924 г.
– уже более 400. В ноябре 1923 г. заработала
штабквартира пионеров (начальник Лазебный).
Пётр Бохан (слева) и Пётр Панкратов
В течение первого года было образовано два
отряда, возглавляемые членами райкома: первый – Тигеевым, второй – Кольминым, а с ноября – Ф. Чирихиным2. В октябре райком комсомола с целью организации непосредственного руководства пионерским движением принял решение создать специальное райдетбюро и направить двух товарищей на курсы по детскому
движению3.
В 1924 г. прошёл первый слёт пионеров Тайгинского района, летом заработал
ежегодный пионерский лагерь около станции Тутальская. С 1936-го г. заработал
пионерский лагерь у деревни Петухово.
В октябре 1925 г. было утверждено райдетбюро в составе председателя Рымбовского и членов: Чирихина, Соколова, Денисова, Конченко, Н. Ольковой, Тютикова,
Седелкова и Кудряшёва4. За это время во всех 5-ти школах были организованы
Панкратова А. Первые пионерские отряды города Тайги. С. 58. Пётр Андреевич Панкратов (1909–
1980) являлся в 1953–1955 гг. председателем Тайгинского горисполкома.
2
Чирихин Фёдор Иванович, 1904 года рождения, из рабочих (отец стрелочник), окончил 4-х классную
железнодорожную школу в 1919 г. Член РЛКСМ с 1924 г. В 1920-1922 гг. работал инструктором и председателем физкультурного кружка при рабочем клубе. С 15 мая 1923 г. по 20 мая 1924 г. – вожатый отряда юных пионеров, май-ноябрь 1924 г. – секретарь комячейки тяги, ноябрь 1924 – октябрь 1925 гг. –
председатель райдетбюро, октябрь 1925 – октябрь 1926 гг. – зав. политпросветом Тайгинского райкома
комсомола, октябрь 1926 – май 1927 гг. – секретарь Тайгинского райкома РЛКСМ. С 1947 по 1950 гг. –
председатель дорпрофсожа Томской железной дороги (ГАНО. Ф. П-188. Оп. 2. Д. 279. Л. 2-2об.).
3 ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 128. Л. 19-20, 53.
4 ЦД НИТО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 222. Л. 49об; Д. 221. Л. 49. Характеристики вожатых и руководителей детбюро смотри в приложении.
1
148
форпосты, под руководством 18-ти вожатых избранный пионерский актив вёл работу в своих отрядах. Так, в январе 1925 г. прошла Неделя траура, в ходе которой
состоялась детская конференция «Жизнь и деятельность В.И. Ленина»; все школы
выпустили траурную газету, 23 января проведены собрания, посвящённые событиям «Кровавого» воскресенья 1905 г.
Пионеры1-го отряда железнодорожной школы № 1 (1927 г.)
(Краеведческий музей Тайгинского городского округа. Фотофонд).
В феврале 1926 г. райдетбюро (Конченко – председатель, Супрунов, Коробейникова, Гриднев, Тращенко, Гневушева, Игнатенко, Кузьмишин), заслушав отчёты вожатых отрядов 2-й (т. Гусева)1 и 3-й (т. Жданов) ж. д. школ, пришли к выводу о необходимости теснее связывать их деятельность с жизнью учебного заведения, перехода на планомерную работу в звеньях. Вследствие частой переброски
пионеров из отряда в отряд, а в городе их было 15-17, отсутствовал точный учёт их
членов. Считалось, что в отряде должно находиться около 40 пионеров, и если гдето их численность уменьшалась, например, до 30-ти, то недостаток восполнялся за
счёт расформирования малочисленных или перевода лишних членов из переполненных коллективов.
В июне 1926 г. райком РЛСКМ, заслушав отчёт нового председателя детбюро
т. Дорониной, отметил достижения и недостатки в пионерской работе. Процесс
коммунистического воспитания подростков, рост их общественной активности,
В августе 1926 г. вожатой 2-й школы была назначена т. Проталинская. В феврале 1927 г. вожатой
форпоста райшколы утверждена т. Корнеева.
1
149
расширение кругозора и стремление к коллективизму часто сочетались с нарушениями правил поведения внутри организации. Так, член райкома Лукашевич отмечал, что в отрядах замечены случаи хулиганства, «курения табаку. Не исполняются
пионерские традиции: никто не отдаёт салют, как вожатому, также друг другу, не
носят пионерские галстуки, ходят по саду до полночи, пионерки воображают из себя барышень, гуляют с кавалерами, что никуда не годится для пионера или пионерки. Необходимо обратить внимание на вышибание из отрядов. Зачастую вожатый отряда вычёркивает пионера из списка, о чём не знают пионеры и провинившийся, не дают почувствовать, за что он вышибается. Также необходимо обратить
внимание на нагрузку вожатых форпостов (школьных дружин), а то зачастую они
не проводят никакой работы. Прикрепят их к одному отряду, он с ним возится, а
остальные отряды находятся без всякого руководства потому, что вожатые кроме
этой работы работают на производстве, что, конечно, не успевают хорошо подготавливаться»1.
На летний отдых в лагерях горисполком на 600 запланированных путёвок выделил всего 900 рублей, поэтому для детей в городе были устроены дополнительные детские площадки. Неудачная организация отдыха повлияла на пионерскую
организацию небольшим оттоком членов. Однако с началом занятий в школах и
оживления пионерработы численность восстановилась и в ноябре даже возросла
до 600 человек2.
Определённая часть обязанностей по обеспечению деятельности пионерских
отрядов ложилась на плечи школьных учителей. С их помощью вожатые с 1 сентября каждого года проводили Детские недели. В 1926 г. она началась прогулкой в
лес и беседой на поляне о целях и задачах Детской недели. После возвращения
ребята смотрели спектакль. День 2-го сентября был посвящен помощи беспризорным, 4 сентября – в канун 12-го международного юношеского дня – устроили вечер
3-х поколений, на котором представители партии, комсомола и пионерии заявляли
о необходимости и готовности работать по ленинским заветам. 5 сентября прошла
общая демонстрация комсомольцев и пионеров, на площади Революции состоялся
многолюдный митинг, после которого выступили физкультурники, а вечером в нардоме его участники смотрели интересный спектакль3.
В августе райдетбюро утвердило программу обучения на курсах будущих вожатых октябрят. Для организации работы с этой категорией детей была создана
специальная комиссия в составе тт. Дорониной, Аверина, Павлова, Проталинской4.
О сложностях работы среди юных пионеров докладывал в информационном
отчёте за период с сентября 1926 г. по январь 1927 г. секретарь комячейки службы
тяги В. Лысак. К его комсомольской организации были прикреплены 8 отрядов
ЦД НИТО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 94. Л. 29-32, 66. В мае 1927 г. председателем райдетбюро работал А.Д.
Митькин.
2 ЦД НИТО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 94. Л. 37Доб.
3 Красное знамя. 11.09.1926. № 207.
4 ЦД НИТО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 94. Л. 71.
1
150
(1, 3, 4, 9, 13, 16, и 17) с общим количеством 237 пионеров (126 мальчиков и 111
девочек, и по возрастам: от 11 до 13 лет – 135 чел., от 14 до 16 лет – 102 чел.). С 1
октября был подобран актив, прошедший 7-дневные дневные курсы, организованные райдетбюро.
Пионерский отряд № 1 школы № 2.
(музей школы № 2)
Во время первых проведённых с детскими коллективами мероприятий из-за
отсутствия у новых вожатых опыта общения с подростками посещаемость упала
до 30%. Однако после обучения комсомольцев на семинаре на тему «Об особенностях детского возраста» работа заметно оживилась: проводились игры, прогулки
на улице, устраивались вечера, выпуск стенных газет, переписка с отрядами других районов, обучение работе на столярном верстаке, эстафетные бега, политбои,
инсценировки, разучивание революционных песен, декламации, беседы на антирелигиозные темы и др. В результате уровень посещаемости мероприятий к 7 ноября вырос до 75%. Зимой устраивались катания на лыжах, коньках, санях, общие
прогулки1.
В летние месяцы 1927 г. тайгинская детвора вновь заполнила детские площадки. Под руководством инструктора школьно-пионерских площадок т. Съединой
этой формой отдыха удалось охватить не только пионеров, но и детей, не состоявших в организации. Вместо кружковой работа проводилась по звеньевой систе1
ЦД НИТО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 150. Л. 28об.
151
ме, построенной на пионерском принципе и с соблюдением режима дня. К началу
учебного года на заседании райдетбюро были утверждены новые руководители
(вожатые) пионерских форпостов: при школе № 1 оставили Кузьмина, при школе №
2 – Чикурову, шк. № 3 – Польских, шк. № 4. – Нечухрина, при районной школе –
Сафошкину1.
Процесс воспитания пионеров 1920-х гг. – второй волны поколения Победителей – проходил в обстановке резкой смены в обществе господствующих мировоззренческих установок от религиозно-православного миропонимания к пролетарскому материалистическому со своим пантеоном вождей, ритуалами и верой в
коммунистическое будущее.
Очередное масштабное наступление
на церковь состоялось весной 1922 г. в период проведения кампании по организации
помощи голодающим Поволжья. В Тайге
изъятие из храмов ценностей было начато с
Андреевской церкви 21 апреля специально
созданной комиссией в составе её председателя И.И. Воскресенского, членов (Житкова, Щинникова, Патрикеевой, Павловой,
Симоновой) и в присутствии представителей церковного совета Ивакина и Князева.
22 апреля реквизиция проходила в Ильинской общине с наблюдателем от верующих
т. Нижевичем. В старообрядческой церкви,
в еврейской синагоге и
римскокатолической каплице ценностей не оказа- Критская церковь в годы советской власти
лось. Всего было изъято серебра в вещах
весом 36 фунтов 2 золотника и 48 долей (16,318 кг)2.
Новая власть пока не запрещала деятельность священнослужителей, которые
продолжали совершать службы при заметном сокращении количества прихожан.
По новым законам для проведения в приходе собраний требовалось разрешение
властей. В мае 1923 г. на основании заявления-жалобы председателя церковного
совета Уфимцева пастырь Ильинского храма Павел Ефимовский и староста Иван
Съедин были оштрафованы по 10 рублей золотом каждый за неисполнение этого
требования3.
С 1924 г. исполком ежегодно стал заключать с церковными советами договоры о передаче им пока в бессрочное бесплатное пользование и на полное содер1 ЦД НИТО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 150. Л. 237. В начале 1927 г. вожатым форпоста школы № 1 являлся преподаватель рисования Иванов.
2 Красное знамя. 26.04.1922. № 88.
3 ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 10.
152
жание зданий храмов и находящейся в них утвари. Аналогичный договор в январе
1925 г. был заключён с общиной (30 членов) Евангельских Христиан (ЕХ) в отношении их же молитвенного дома, расположенного на 3-й улице № 931. Последняя
отличалась активной деятельностью среди других аналогичных групп в Томском
округе. В канун 1927 г. (31.12.1926-1.01.1927 гг.) в Тайге по разрешению исполкома
работал 5-й районный съезд Евангельских Христиан, собравший 26 делегатов и 30
гостей, заседавших в помещении собрания ЕХ (3-я улица № 112). На съезд прибыли представители от Сибирского отдела Всероссийского совета ЕХ (г. Новосибирск), от Томской, Блиновской, Варюхинской, Малиновской, Болотнинской, Судженской, Невской, Барнаульской, Ивановской, Еловской и Тайгинской общин.
В ответ комсомольцы часто организовывали антирелигиозные диспуты. Одно
из таких мероприятий, состоявшееся в апреле 1925 г. в нардоме им. Крупской, с
участием большой группы молодых людей и лектора – бывшего священника – по
времени заняло 2 дня. Рассматривались темы: «Был ли Христос?» и «Что нам дало христианство?»2.
Ниспровержение авторитета церкви комсомольцами и некоторой частью
несоюзной молодёжи воспринималось буквально, поэтому они, не отказывая себе
в отдыхе в дни религиозных (в прошлом) праздников, нередко устраивали шабаши,
как например, в Пасху 1923 г. «вторглись в храмы, выкинули иконы во двор (одна
из них была прислана самой императрицей Марией Фёдоровной, вдовой Александра III, и представляла огромную художественную ценность), развели костёр из
образов, из религиозных книг… Сбросили колокола со звонницы и сбили маковки...»3. Таким образом, для них прежние смыслы морали, нравственности, культуры поведения стали не актуальны, а их обновлённое содержание ещё не было
усвоено и превращено в норму повседневной жизни.
2.7. «Полтинником из сибирских дебрей ошарашить Чемберлена»
Враждебное внешнее окружение молодого советского государства и сам процесс ожидания мировой революции, требующий подготовки к участию в нём, усиливали внимание руководства страны к укреплению Красной Армии и оснащению
новыми видами вооружений, формированию широкого контингента обученных военному делу гражданских лиц. В марте 1923 г. в целях пропаганды перспективного
для указанных целей воздушного флота, подготовки лётных кадров и сбора
средств на строительство воздушных судов, главным образом для экономических
нужд, по инициативе Промбанка начинается кампания по созданию Общества друзей воздушного флота (ОДВФ или Добролёт). В июле на основании циркулярного
распоряжения Томского гублёта решением пленума исполкома было сформироваГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 1081. Л. 25; Ф. Р-74. Оп. 3. Д. 4. Л. 1-2, 20.
Красное знамя. 11.04.1925. № 83.
3 Привалихин В. Тайга… С. 69. Речь видимо шла об уродовании Критского храма (вопреки устоявшемуся мнению, что его купола разрушены выстрелами из орудий во время освобождения Тайги 23.12.1919
г.).
1
2
153
но временное правление его Тайгинского отделения в составе председателя исполкома, секретаря райкома ВКП(б) и председателя учкпрофсожа. Фактически же
агитация по вступлению в новую общественную организацию началась ещё в мае.
К 1 июня в городе она насчитывала 1392 члена, а к 1 сентября – 2312. До начала
следующего года систематической работы не велось. И лишь с выделением специального работника она приобрела плановый характер. Началась подготовка к
годовщине ОДВФ (14 июля), активисты приступили к сбору средств на строительство самолёта «Красный тайгинец»1.
По этому примеру в стране была создана ещё одна оборонная организация –
Общество друзей химической обороны и химической промышленности – Доброхим. В Тайге его отделение появилось в ноябре 1924 г. Сразу записались 440 человек, распределившиеся по ячейкам, начался сбор членских взносов, разрабатывалась система отчётности, намечалось чтение лекций2.
Определённые трудности в работе всех добровольных обществ, создаваемых
в тот период, вызывал переход к добровольному членству. Обязательное членство
в нескольких аналогичных по характеру и значению организациях, коллективные
отчисления в их пользу, принуждение при сборе взносов ложились ощутимым бременем на бюджет их членов. Необходимость ликвидации этих недостатков и
начавшийся отток людей из организаций привели к пересмотру методов работы и
слиянию в 1926 г. ОДВФ и Доброхима в «Союз обществ друзей авиационной и химической обороны и промышленности СССР – Авиахим». В январе 1927 г. путём
объединения двух обществ: Общество содействия обороны (ОСО) и Авиахима –
было образовано Общество содействия обороне, авиационному и химическому
строительству – Осоавиахим3. В Тайге имелись отделения всех указанных выше
обществ, а также МОПР (международной организации помощи борцам революции). Их деятельность время от времени рассматривалась на заседаниях бюро
райкома партии и райкома комсомола.
Кроме внимания к полноте сборов членских взносов основной заботой отдела
ОСО (отдел содействия обороне) райкома ВКП(б), военных столов и военных секций депутатов рай- и горисполкомов являлась подготовка призывников к службе в
Красной Армии, укрепление здоровья подрастающего поколения путём занятий
физкультурой и спортом.
В середине 1920-х гг. в Тайге стали чаще проводиться соревнования по различным видам спорта. В большое событие превратились ежегодные товарищеские
состязания между спортивными коллективами станций. Так, в сентябре 1926 г.
между собой соревновались физкультурники Тайги и Болотной. В метании диска
первое место занял Черемисин (Тайга, 27 м. 53 см.), 2-е – Заритовский (Тайга, 25
м. 90 см.). В метании ядра: 1-е – Черемхин (Тайга, 9 м. 11 см.), 2-е – Брюшенко
1
2
3
ГАТО. Ф. Р-173. Оп. 1. Д. 926. Л. 29; д. 1258. Л. 2.
Красное знамя. 25.12.1924. № 296.
Красное знамя. 7.01.1927. № 5.
154
(Тайга, 8 м. 42 см.). По шведской эстафете (800-400-200-100) по плохой дорожке
победила команда тайгинцев (Шевкунов, Глазунов, Чирихин, Кольмин). Девушки со
счётом 14:6 выиграли в баскетбол, а юноши – в футбол (12:0)1.
При всех экономических сложностях того времени вопросу военизации комсомола придавалось большое значение. С этой целью в городе был открыт учебный
сборный пункт, в котором юноши распределялись по ротам. В расписании присутствовали теоретические занятия в классах, а также полевые со стрельбой боевыми патронами.
Ежегодно в июле проводились вневойсковые учебные сборы, на которых ребята в полевых условиях на несколько недель погружались в армейскую обстановку с той разницей, что стоимость питания вычиталась из зарплаты призывника2.
По иному стали выглядеть проводы в армию. Вместо прежних пьяных гулянок
в памятный для новобранцев день комсомольцы в нардоме им. Крупской устраивали торжественное собрание, с приветствием выступали пионеры, виновникам
события вручались подарки (книги, именные блокноты, красные свиты с портретом
Фрунзе), обязательно ставился спектакль. До поздней ночи проводились игры,
пляски. Пропаганда патриотизма и доблести Красной Армии имела свои результаты. Некоторые молодые железнодорожники отказывались от брони ради службы в
её рядах3.
Тайгинский комсомол периодически направлял своих воспитанников на учёбу
в военные учебные заведения. Так, в 1924 г. в пехотную школу получили направления молодые рабочие В. Сёмин, П. Пленин, П. Левкович, А. Астафьев и В. Гриднев.
В связи с нотой британского правительства от 23 февраля 1927 г., подписанной министром иностранных дел О. Чемберленом, с требованием к СССР прекратить «антибританскую пропаганду» и военную поддержку революционного гоминдановского правительства в Китае, в стране развернулось кампания по повышению
боеготовности Красной Армии и её тыловых резервов. В начале июля в Тайге была проведена Неделя обороны. С 5 по 17 июля на всех собраниях комсомольских
ячеек прорабатывался вопрос «Международное положение и задачи обороны
страны». С 10 по 17 июля были пущены подписные листы и кружки по сбору
средств для строительства эскадрильи «Наш ответ Чемберлену». 10 июня для
комсомольцев была организована экскурсия в Юргинский военный лагерь. 16 июля
прошло массовое гулянье в железнодорожном саду, работал стрелковый тир, а
17 июля в 12.00 часов на площади состоялся митинг. Вечером в нардоме прошла
демонстрация кинокартины на военную тему4.
Красное знамя. 26.09.1925. № 220.
Красное знамя. 13.07.1927. № 157; 15.07.1927. № 159.
3 Красное знамя. 2.10.1925. № 225; Тайгинский рабочий. 28.10.1972. № 129.
4 ЦД НИТО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 150. Л. 203-203об. Антикапиталистические настроения были настолько
сильны, что рабочие публично возмущались тому факту, что в Тайгинском райкоме трудится какой-то
англичанин с трубкой (в это время в Кузбассе действовали предприятия Копикуза – угольно1
2
155
Одним из направлений патриотического воспитания молодёжи являлось возглавляемое партией и комсомолом движение солидарности с борьбой пролетариата в других странах. В декабре 1924 г. приехавший в Тайгу член МОПР т. Вакки передал железнодорожникам привет от 5 тысяч революционеров, томившихся в
тюрьмах Италии. Большой театрализованный митинг протеста против белого террора в Болгарии и Китае с макетами виселицы, тюрьмы и лидеров зарубежной реакции (Цанкова из Болгарии и Ван дер Вельде из Голландии) состоялся 14 июня
1925 г. на площади Революции. Торжественная встреча с букетами живых цветов
была устроена германской делегации рабочих, приехавшей в Тайгу 24 августа
1926 г. На собрании и митинге (1500 участников) гости в ответной речи отметили:
«Вы отстали технически, но не политически. Мы у вас учимся»1. Через год, 20 июля
с работой железнодорожных мастерских знакомилась делегация французской компартии. В рамках деятельности местного отделения МОПР в отдельные годы собирались средства в поддержку бастующих рабочих Англии, Японии и других
стран.
Подогревая у населения чувство пролетарской солидарности, руководство
страны использовало его для добровольно-принудительного размещения облигаций всевозможных займов: крестьянского, индустриализации и других, распределяемых в плановом порядке заданиями по подписке на нужную сумму по всем
предприятиям, учреждениям и организациям.
* * *
К 1928 г. в Тайге была создана полноценная система государственного и общественного управления, внутри которой сформировались иерархичные политикохозяйственные отношения, замыкавшиеся на райкоме ВКП(б). Тайгинский железнодорожный узел вошёл в режим постепенного наращивания объёмов перевозок.
При активном присутствии политики во всех сферах жизни, в бытовой повседневности горожан с её заботами о доме, приусадебном хозяйстве, семье, воспитании
детей, некомфортным нарастающим фоном стала проблема трудовой занятости
взрослых. Ведомственное железнодорожное и городское руководство на всех
уровнях пока не справлялось с обеспечением должного уровня производственной
и трудовой дисциплины. Обыватель уже почувствовал огромную дистанцию между
революционными лозунгами и действительным положением дел.
металлургической концессии, созданной иностранными гражданами, на предприятиях которой трудились сотни выходцев из Европы и США) (ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 48. Л. 21а).
1 Красное знамя. 10.12.1924. № 283; 18.06.1925. № 135; 31.08.1926. № 197; 17.07.1927. № 169.
156
Глава III. На штурме плана первой пятилетки (1928–1932)
На XVI конференции ВКП(б) (апрель 1929 г.) впервые было заявлено о том,
что оказывается ещё с 1 октября 1928 г. экономика СССР переведена на пятилетнее планирование. По замыслу сторонников форсированных темпов развития тяжёлой промышленности (Г.М. Кржижановский, Л.Д. Троцкий, а после него и И.В.
Сталин), в условиях враждебного капиталистического окружения предусматривалось в металлоёмких отраслях развернуть грандиозное строительство крупных
предприятий, за короткий срок увеличить производство всех видов продукции, особенно новой техники, тем самым ускорить наращивание военно-промышленного
потенциала государства и повысить уровень сельскохозяйственного производства.
Страна во всех сферах испытывала массу проблем, успешное решение которых
зависело от двух ключевых факторов: наличия средств для завершения начатой
ещё в конце XIX века машинной индустриализации; и успешной мобилизации
населения (разнородного по национальному, социальному составу и политическим
предпочтениям) для реализации намеченного. Несомненно, внешние угрозы и
внутриполитическая обстановка обусловливали многие тенденции в жизни общества, в тайгинской повседневности их проявления отражали местную специфику.
Зимой 1927-1928 г. крайне обострилась проблема сдачи крестьянами зерна
нового урожая. В стране началась хлебная стачка. В деревнях зерно прятали, перегоняли на самогон. Пьянство захлестнуло и городское население. Пытаясь выправить ситуацию административными методами, 15 января И.В. Сталин сам выехал на Урал и в Сибирь – важные по хлебозаготовкам районы. На пути в Красноярск 29 января он со станции Тайга телеграфировал в ЦК ВКП(б) С.В. Косиору и
А.И. Микояну об отправке хлеба и добавлял: «Был в Барнауле, Рубцовске, Омске,
Барнауле, Новосибирске… накрутил всех как следует»1.
Знакомая ещё со школьных учебников история первых пятилеток обычно
представляется чередой громких трудовых побед в социалистическом соревновании и введением в строй новых промышленных гигантов. Действительно, «часами»
социального времени служили и служат особо значимые события. Однако ещё
имеются малозаметные «минуты» и «секунды» – микроскопические в масштабе
страны события и отношения, подпитывающие общее движение её людского поля.
На нём одновременно пробивались ростки талантов конкретных личностей, осуществлялись выдающиеся поступки, а также могли заглохнуть ценные инициативы
и быть исковерканными многие судьбы. Уже известно, что победы в годы первых
пятилеток были достигнуты не только за счет ужесточения методов управления,
самоотверженного малооплачиваемого труда рабочих, обнищания в ходе коллективизации крестьян, но и страданий более 20 миллионов человек, прошедших через трудовые лагеря ГУЛАГа. Закономерно возникает тема о наличии местных исШуранов Н.П. История России (1917–1997 гг.). Издание второе, дополненное и переработанное. Кемерово: КемГУ, 1998. С. 134.
1
157
токов такого масштаба «жертвенности», ибо имевшиеся в послушном авангарде
поколения Победителей сторонники военно-командных мер нередко сами становились жертвами репрессий.
На примере истории Тайги в первой пятилетке можно убедиться в том, что на
узле с переменным успехом велась напряженная борьба за обеспечение возраставших объёмов железнодорожных грузоперевозок. В это же время продолжал
утверждаться авторитарный режим партийных органов вместе с культом их вождя
и управленческая иерархия с жёсткой регламентацией деятельности, позже
названная командно-административной системой.
3.1. «Опытно-показательный линейный район»: борьба за выполнение задания партии
Обстановка на транспорте в 1928–1930-х гг. Работа над выполнением производственных заданий в трудовых коллективах Тайгинского железнодорожного узла в
течение 1928–1929 гг. осуществлялась на фоне усиления персональной ответственности каждого работника за выполнение служебных обязанностей. Заметное
оживление экономики страны сопровождалось неуклонным ростом грузо- и пассажироперевозок, с которыми железнодорожникам всё труднее было справляться.
Руководство наркомата путей сообщения (НКПС) ещё не имело возможностей
ускорить обновление паровозного парка более мощными локомотивами, нуждалась в реформировании и обюрокраченная в годы НЭПа система управления дорогами. В этих условиях на местах продолжалась борьба за эффективное использование внутренних резервов повышения производительности труда.
Высокий политический градус кампании по ликвидации недостатков придавали сообщения центральной прессы о показательных политических процессах над
различного рода вредителями, выявленными органами ОГПУ. Подобная информация часто выносилась на обсуждение рабочих собраний. Выступавшие с гневом
клеймили «окопавшихся» врагов Советской власти. Так, в июне 1928 г. в депо на
собрании по поводу Шахтинского дела (Донбасс) была вынесена резолюция, в которой тайгинцы поручали Верховному суду «применить к негодяям высшую меру
наказания»1. Стало допустимой нормой публично называть оппортунистом, лентяем, разгильдяем или лодырем любого недобросовестного работника, прогульщика
или пьяницу, таким образом, как бы обвиняя его в скрытом пособничестве классово чуждым элементам.
В Тайгинском депо исподтишка действовали недоброжелатели и явные враги
Советской власти. Кто-то постоянно перекрывал отопление цехов, чтобы разморозить трубы; кто-то насыпал песок на движущийся механизм паровозов, выламывал
ящики и воровал инструмент. Насколько был низок уровень сознательности отдельных рабочих, говорит тот факт, что на товарищеском суде они, не стесняясь,
1
Красное знамя. 7.06.1928. № 130.
158
откровенно и нагло бросали суду: «Ломали и ломать будем», «Портили и портить
будем»1
Важным каналом информации о слабых местах на том или ином участке являлись заметки рабкоров, без купюр на страницах газет сообщавших о действительном положении дел. Особенно часто под прицелом их пера находились вспомогательные ремонтные цехи, в которых за предыдущие годы условия труда лишь
незначительно улучшились. Так, в помещении текущего ремонта паровозов, как
писал А. Пустовалов, «Ежели мелкий инструмент упадёт, то скоро его не сыщешь.
В канавах вода, шлак, мусор и грязь. Чистят и песком посыпают только лишь тогда,
когда ожидают какую-либо комиссию. Электросвета недостаточно. Мало лампочек.
При таком освещении работать трудно. Среди мастеров много разговоров о том,
что текущий ремонт паровозов идёт не так, как должен был бы идти. Яма для выкатки паровозных скатов очень грязная. Работать опасно. Нет деревянного пола,
всюду вода...Столярная помещается в маленькой тёмной комнатке. Рабочие в
шутку зовут её голубятней. И хотя рабочие эти работают сдельно, но они мало зарабатывают потому, что большей частью делают работы, не входящие в расценки… Литейка тоже ютится, как беспризорная. Вентиляции нет, чугунных топок недостаточно. Сушилка для сушки формовки не годна, необходимо вместо вагранки
сделать плавильную печь, которая избавит от вредного для здоровья газа, чада и
дыма литейщиков и значительно увеличит
их производительность труда...»2.
На исправление некоторых технических недостатков была направлена творческая мысль рационализаторов. В 1928 г.
свои разработки в дорожное бюро изобретений и улучшений техники (Доризул)
направили: монтёр водоснабжения Л. Самбыкин, инструктор ФЗУ И. Родзевич, инструктор пожарников Ф. Ковриго, кузнец
Д.П. Шувалов, слесари депо тт. Кареев,
Кокшаров, Мащенко и др. Внедрение
рацпредложений поощрялось премиями из
специально созданного фонда. На участке
Рабкоры (слева направо): Вшивков, Уварова,
тяги, к примеру, он по году составил всего
Карпухин (Красное знамя. 18.12.1928. № 293)
1000 рублей, которых было явно недостаточно для поощрения рабочей инициативы. К тому же ценность предложений
обезличивалась, т. к. администрация не занималась своевременным подсчётом
достигнутой экономии3.
Елизаров И.В. В начале тридцатых годов // Тайгинский рабочий. 18.12.1965. № 105.
Красное знамя. 17.08.1928. № 190.
3 Красное знамя. 1.04.1928. № 78; 3.08.1928. № 179; 23.10.1928. № 247.
1
2
159
Важным направлением роста производительности труда являлось повышение
квалификации, в том числе посредством организации конкурсов по профессиям. В
феврале и марте 1928 г. на Томской дороге проводился конкурс машинистов пассажирских поездов на звание лучшего ездока. Среди победителей денежными
премиями были отмечены и представители Тайгинского участка: машинисты Свяцкевич (лучший ездок), Борисов, Пономарёв; помощники машиниста Максимчук,
Шмаков, Борисов; кочегары Тайфусин, Зотов, Моджа, Шаров и Фадеев. В июне в
Тайгинском эксплуатационном районе впервые был проведён конкурс среди молодёжи на лучшего производственника. По его результатам 13 участников получили
поощрительные дипломы, из них двоим повысили разряды, а троим предоставили
дополнительный 2-х недельный отпуск1.
Тем не менее, общее состояние трудовой и производственной дисциплины во
всех подразделениях узла по-прежнему оставалось неудовлетворительным. Несмотря на многочисленные резолюции покончить с расхлябанностью, принятые на
партийных, профсоюзных собраниях и рабочих совещаниях, и призывы в ближайшее время выйти из прорыва на деле руководство эксплуатационного района
(начальник М.И. Абрамов), райком партии (секретарь И.С. Гребнев) и учкпрофсож
ход их выполнения контролировали
слабо. У всех указанных сторон было
понимание основных причин производственных неудач (наличие парка изношенных паровозов, низкая квалификация паровозных бригад, хронически некачественный ремонт локомотивов при
низкой квалификации рабочих кадров и
управленцев, неудовлетворительная
организация труда, диспропорции в
оплате труда между группами основных профессий и др.), в итоге приводивших к постоянному срыву графика
движения поездов. Многочисленные
факты всевозможных нарушений свидетельствовали о неустойчивой работе
железнодорожного узла, порождённой,
отсутствием должного объёма материИзобретатели (слева направо) верхний ряд: Ягунов, Боронович, Мащенко. В центре – Потояло.
альных ресурсов (средств на развитие
Внизу: Кропоткин, Фельдберг, Каменский.
узла, новых более мощных паровозов,
(Красное знамя. 23.10.1928. № 247)
финансирования строительства домов
для транспортников и т. д.), а также безынициативностью инженеров и служащих, к
1
Красное знамя. 24. 06.1928. № 145; 1.09.1928. № 203.
160
тому же деморализованных проявлениями спецеедства и затянувшимися трудностями, преследовавшими страну после Гражданской войны.
В ходе перевыборов в Советы наряду с отчётами местных органов власти в
ряде мест заслушивались и отчёты центральных органов. В Сибири с отчётами
правительства выступали С.М. Будённый и А.В. Луначарский. 25 декабря 1928 г. в
Тайге с кратковременным визитом остановился поезд с народным комиссаром
народного просвещения, следовавшим из Кузнецкого округа и далее по Транссибу
в Иркутск. По ряду причин поезд с Луначарским опоздал почти на 5 часов, но в переполненном клубе им. Ленина никто не расходился. Собрание затянулось с 18.00
до 24.00 часов. Нарком сделал доклад о международной обстановке и внутреннем
положении в стране. Прозвучало много выступлений рабочих, была задана масса
вопросов1.
С начала 1929 г. после критики работы Томской железной дороги, прозвучавшей на очередной краевой партконференции, партийно-профсоюзный актив Тайги
и её железнодорожного узла активизировал деятельность, направленную на соблюдение трудовой и исполнительской дисциплины, увязывая эту задачу с развёртыванием социалистического соревнования между производственными бригадами
и участками. Всплеск трудового энтузиазма совпал со вступлением в должность
нового секретаря Тайгинского райкома ВКП(б), бывшего машиниста, активиста
местного подполья в Гражданскую войну и городской комсомольской организации
Е.М. Прудникова, знавшего проблемы узла изнутри. Одно из первых резонансных
мероприятий прошло в феврале в клубе им. Ленина. Там состоялось публичное
заседание показательного суда над бригадой паровоза № 2193, допустившей столкновение с поездом
№ 201, в результате которого локомотив надолго
выбыл из строя. Аудитория численностью в 700
человек вынесла провинившимся суровое общественное порицание.
В марте коллектив Красноярских мастерских
вызвал тайгинцев на соревнование, направленное
на усиление трудовой дисциплины, рост производительности труда, снижение себестоимости ремонта и улучшение его качества. В депо по этому
поводу была избрана «тройка» – группа специалистов для периодической переклички достигнутых
показателей, введена система марок и бирок с цеНовосёлова – лучшая производлью контроля прихода и ухода с работы. Впрочем, т.ственница
на ст. Тайга. За 14 лет
последняя мера не принесла желаемых результа- работы не имела ни одного прогула
(Красное знамя. 26.05.1929. № 118).
тов, т. к. административно-технический персонал
не хотел обострять отношений с мастерами и рабочими. Тогда на помощь пришёл
1
Красное знамя. 27.12.1928. № 299.
161
женсовет при райкоме партии (председатель П.В. Левицкая), который с 26 марта
периодически без предупреждения стал устраивать дни проверки явки транспортников на работу1.
Сразу после Нового года железнодорожникам кроме устранения узких мест на
своих участках пришлось по заданию партии вплотную заняться организацией перевыборов в сельских советах Тайгинского района. Тревожная обстановка со
снабжением страны продовольствием, недовольство крестьян государственными
ценами на хлеб, усиление в деревне влияния зажиточных хозяев, заставляли
власть брать выборы под жёсткий контроль, чтобы не допустить кулаков в сельсоветы. С этой целью среди транспортников прошёл сбор средств для финансирования бригад из своих же рабочих, направленных в село для организации избирательной кампании и формирования представительных органов из числа бедняков.
На работу председателями сельсоветов была направлена группа железнодорожников-коммунистов: К.П. Рудко (тяга), И.В. Антонов (тяга), К.А. Кузьмин (тяга), А.К.
Погадаев (путь), А.И. Терешкин (путь)2.
В апреле 1929 г. накануне Всероссийского субботника в городе активизировались комсомольские ячейки, которые 14-го числа провели воскресник чистоты.
Около 400 человек очищали от грязи паровозы, приводили в порядок помещения
депо и мастерских. Комсомольская ячейка вспомогательного цеха станции Тайга
вызвала на соревнование ячейку текущего ремонта. На их совместных собраниях
заслушивались отчёты о состоянии трудовой дисциплины, вывешивались «чёрные
доски» с именами прогульщиков. На узле была создана комиссия по проведению
среди молодёжи конкурса на лучшего производственника. Для победителей, как и в
прошлом году, установили призы: двух недельный отпуск или, например, на участке тяги – перевод на должность помощника машиниста. Победителями стали: в паровозном цехе тт. Чученко, Киселёв и Федорченко; в промывочном – Воробьёв,
Панкратов, Сальников и Добровольский. В свою очередь Шевнину присвоили звание лучшего лодыря, а Хлестову и Дуденко – лентяев; во вспомогательном цехе
победил Павловский; в вагонном – Чельцов; в кондукторском резерве – Зименко,
Прямиков и Чернов; в конторе начальника станции – Копылов и Жуков; в службе
связи – телеграфисты Пономарёв, Глушков и машинистка Аверина; на электростанции – Сафронов. В службе движения были выделены пять ударнопоказательных бригад кондукторов, вызвавших на соревнование отдельно работающих кондукторов. В мае развернулось соревнование рабочих-изобретателей, в
котором приняли участие: токарь депо Фельдберг, сконструировавший станокавтомат для изготовления напильников любого размера и назначения; медник
К. Мащенко, усовершенствовавший отливку сальниковых поршневых и шиберных
колец для паровозов серии Е и СУ, и другие мастера рабочих профессий3.
Красное знамя. 22.02.1929. № 43; 2.04.1929. № 74.
ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 995. Л. 144об.Красное знамя. 11.01.1929. № 8; 24.01.1929. № 18.
3 Красное знамя. 24.04.1929. № 93; 19.05.1929. № 112; 10.07.1929. № 154.
1
2
162
Между коллективами Тайгинского и Топкинского железнодорожных узлов 25
июня на торжественном собрании (800 участников) был подписан хозяйственнополитический договор о достойной встрече 12-й годовщины Октября. Стороны
обязывались к 1 октября добиться следующих показателей: обеспечения движения
товарных поездов по расписанию на 90%, а пассажирских – на все 100%; сократить
простои паровоза на обточке с 11 до 8 дней (для серии Ф и Е, а серии К и О до 5ти); снизить себестоимость текущего ремонта локомотивов и подвижного состава;
повысить полезную работу поездных бригад с 1900 до 2000 км, и уменьшить количество отцепок по причине горения букс; снизить себестоимость строительства в
Топках на 22%, а в Тайге на 15%1. В выходной день 6 августа сотни транспортников (некоторые с жёнами) вышли на свои производственные участки, чтобы пополнить на заработанные 7500 рублей фонд Индустриализации.
В стране под руководством ЦК ВКП(б) и Совета
народных комиссаров (СНК)
развернулась кампания по
созданию передовых опытно-показательных районов,
предприятий, участков и других хозяйственных единиц во
всех отраслях экономики.
Цель проекта заключалась в
выявлении островков переРабкоры телеграфисты Глушков и Пономарёв, победившие
дового производства, чтобы
на конкурсе лучших производственников
Фото 1929 г.
на их основе повсеместно
распространять положительный опыт социалистического строительства. По заданию Наркомата путей сообщения газетой «Гудок» в мае и июне был проведён конкурс основных показателей работы железнодорожных узлов. Цифры по Тайгинскому узлу были представлены как блестящие, и Тайгинский линейный район в
числе 5-ти лучших по наркомату был отнесён к опытно-показательным2. С одной
стороны, железнодорожникам было лестно получить высокую оценку своего труда,
с другой, – планку достигнутых показателей следовало не только держать на
уровне, но и поднимать выше, т. к. район сразу же был включён в программу выполнения плана I-й пятилетки за два года и взят на контроль в самом ЦК партии.
Однако достигнутый в первом полугодии подъём социалистического соревнования и трудовой дисциплины с августа пошёл на спад. Вследствие некачественного ремонта стала расти аварийность паровозов, а уже в декабре только 17% товарных поездов шли по расписанию (вместо 94% в июне)3.
Красное знамя. 3.07.1929. № 148.
Красное знамя. 7.12.1929. № 280.
3 Красное знамя. 7.12.1929. № 280.
1
2
163
В сентябре 1929 г. Томский окружком ВКП(Б) и его печатный орган «Красное
знамя» забили тревогу по поводу неблагоприятной тенденции снижения всех показателей эффективности производственной деятельности тайгинцев. В это время
по всей стране проходили чистки партийных рядов, поэтому партийные функционеры, осознавая персональную ответственность за положение дел на Тайгинском
узле, использовали доступные им методы исправления ситуации путём развёртывания кампании критики и самокритики, «невзирая на лица». В прессе появились
броские рубрики с анонсами, как например, в одном из номеров: «О делячестве и
идейной бедности некоторых». Утверждалось, что «критика деляческих выступлений, местной ограниченности, правых шатаний и примиренчества встречает противодействие со стороны носителей этих настроений. Они, как бюрократы и лакированные коммунисты, вопят о травле, о «приклеивании» уклонов, о зажиме. На деле
же они тем самым смазывают принципиальное значение самокритики, которая является орудием партии в борьбе за чёткую классовую ленинскую линию»1. Указывалось на слабый уровень политических знаний местных партийцев, на терпимое
отношение к «окулачившимся» коммунистам (имеющим и наращивающим размеры
личного хозяйства), на случаи беспринципности, примиренчества и отсутствия
классовой бдительности в отношении проступков товарищей.
В октябре в партийной прессе прозвучала уже открытая критика райкома
ВКП(б) по поводу «оппортунистических шатаний, левых загибов, рвачества, обывательской успокоенности,
хвостизма, замкнутости,
круговой поруки, семейственности, бюрократизма» и других примеров
непартийного поведения
отдельных коммунистов в
Тайгинской организации.
«Надо ясно видеть, – писала газета, – что теперешний уровень самокритики крайне недостаточен, он еле-еле обеспечивает вскрытие тех Рабочий службы пути ударник
т. Гончаров
В. Карасюк, участник Всесоюзмонтёр депо,
гнойников и явлений раз- ного совещания ударных бригад
рационализатор
ложения, которые стано- (Красное знамя. 30.01.1929. № 274)
(Красное знамя. 11.10.1929. № 233)
вятся вопиющими, которые сами, что называется, прут наружу»2. Очевидно, краевое и окружное начальство уже не удовлетворял уровень партийного руководства в городе. Сложившаяся
1
2
Красное знамя. 4.09.1929. № 201.
Красное знамя. 2.10.1929. № 225; 10.10.1929. № 232.
164
обстановка требовала проявления политической воли более жёстко спрашивать с
хозяйственников за провал плановых показателей, т. е. перехода к прямому партийному администрированию. Осуждению подвергся кающийся член райкома Харитонов, простодушно назвавший попугайничеством солидарность местного актива
с прозвучавшей со стороны старших товарищей критикой. Не преминул назвать
себя партийным попугаем и сам секретарь Е.М. Прудников. Полемика в форме самобичевания, развернувшаяся на собраниях коммунистов по вопросу повышения
боевитости их рядов, свидетельствовала о том, что прежние механизмы мобилизации трудового энтузиазма масс давали сбои, и выполнение пока неясных контуров пятилетнего плана, который следовало достичь за два года, было под угрозой
срыва.
Постановлением Совнаркома СССР от 21.09.1929 г. все предприятия и учреждения страны с 15 октября были переведены с семидневной на непрерывную пятидневную неделю (4 дня рабочих и один выходной). Для учреждений с шестичасовым рабочим днём устанавливался семичасовой. Каждому дню такой недели соответствовал цветовой код: жёлтый, розовый, красный, фиолетовый, зелёный, и
каждый трудящийся имел свой цвет выходного дня. Таким образом, достигалась
непрерывность производственных процессов, а на механизированных участках –
даже некоторый рост производительности труда. Эту же цель преследовал объявленный дорпрофсожем и управлением Томской ж. д. с 1 октября смотр охраны
труда на Тайгинском узле. Впрочем, мероприятие провалилось вследствие устранения от его организации не только учкпрофсожа, но и месткомов всех цехов1.
Вместе с тем на Тайгинском участке ежемесячно возрастало количество всевозможных нарушений (проезд станции, наезды на препятствия, остановки в пути,
разрывы на стоянках, столкновения, сходы с рельсов и др.). Только в октябре
1929 г. произошло 116 аварий, что на 88% больше аналогичного периода 1928 г., и
налагаемые на виновников административные наказания уже не являлись сдерживающим фактором. Месткомы покрывали нарушителей, в трудовых коллективах их
защищала развитая круговая порука и семейственность. Партийно-профсоюзному
активу оздоровить ситуацию оказалось не по силам. Оставалось лишь констатировать и другие примеры неважной работы: отсутствие помощи ударным бригадам
со стороны инженерно-технических работников, по казённому проведённая проверка выполнения хозяйственно-политических договоров между Тайгой и Топками
и др.2.
Невыполненной оказалась и строительная программа последних двух лет. В
1928 г. вместо предусмотренного увеличения финансирования в сравнении с прошлым годом на 185%, фактически были выделены суммы в прежнем размере, да и
то только во второй половине лета. В октябре кредиты были уже закрыты. Ощущался недостаток материалов, часть из которых, и особенно инструмент, никуда
1
2
Красное знамя. 5.11.1929. № 254.
Красное знамя. 1.12.1929. № 275; 4.12.1929. № 277.
165
не годились. Работы проводились без смет и проектов «на глазок». Поэтому до
начала октябрьских холодов многие объекты остались незаконченными и неоднократно переделывались, удорожая строительство. До сих пор отсутствовал утверждённый проект уже построенного клуба им. Ленина, в помещении которого через
полгода эксплуатации следовало красить стены, ремонтировать полы, отопление и
протекающую крышу1.
В течение следующего 1929 г. возведение
ж. д. ведомством жилых домов продолжалось со
значительным отставанием по срокам ввода.
Квалификация, организация и качество работ у
строительных бригад общей численностью до
400 человек оставались низкими.
Осознание сложности производственной
обстановки обусловливало структуру и критический тон докладов участников конференций,
пленумов, совещаний и других публичных мероприятий того времени. После освещения тревожной международной обстановки и представления
в общих чертах успешного хода строительства в
СССР крупных промышленных объектов сразу
следовал переход к перечислению местных неЖиволуп Пантелей Давидович2
достатков, подчёркивались тем самым позиции
машинист-наставник товарного парка
отставания от общего высокого темпа социалистических преобразований и чрезвычайность положения.
Задаче повышения качественного уровня партийных рядов – основной опоры
политики центральных органов в массах – была подчинена возобновившаяся кампания чисток, развернувшаяся в стране с июня 1929 г. Во всех трудовых ячейках
началось обсуждение производственной и общественной активности коммунистов.
События мая-июля 1929 г., связанные с захватом находившейся в управлении
СССР Китайско-Восточной ж. д. (Манчжурия), инициировали повсеместное объявление новых производственных инициатив по увеличению количества колхозов,
повышению урожайности, увеличению срока эксплуатации техники и др. под общим лозунгом «Наш ответ китайским хунхузам!». На этом фоне освобождение партии от дискредитирующих её элементов вышло за рамки исключительно внутрипартийной жизни. И хотя собрания с участием специально созданных комиссий в
Тайге проходили при низкой явке коммунистов и беспартийных, еженедельно объявлялись решения по каждому проверенному члену ВКП(б).
За период с июля по сентябрь всестороннему обсуждению подверглись 834
Красное знамя. 26.09.1928. № 224.
В годы первой пятилетки в штате паровозного депо было только два машиниста наставника: в товарном парке – П.Д. Живолуп, в пассажирском парке – т. Никитин (Фотофонд музея Тайгинского депо).
1
2
166
члена Тайгинской районной партийной организации, среди которых 110 человек
(13%) были исключены из рядов ВКП(б), а 138 получили взыскания. Чистка выявила низкий уровень политической грамотности коммунистов, их слабое влияние на
производственную сферу, отсутствие у некоторых руководителей месткомов (Пинчук) знаний об основах профсоюзной работы1. Некоторые члены райкома, не желая ехать на хлебозаготовку, либо добровольно сдали свой членский билет (Любишкин), либо получили за это выговоры (Саратцев, Заплатин).
В выступлениях участников собраний, как и прежде, высказывалось возмущение по поводу фактов трудоустройства «классово чуждых элементов»: главного
кондуктора Борисова (как бывшего «черносотенца»); конторщицу Касаткину Клавдию (дочь баптиста); слесаря депо Ракитина (сына лишенца); дежурного по депо
Медынского, мастера Лихачёва и кладовщика Хомич (в своё время состояли в
«Союзе Михаила Архангела) и др.2.
Чутким индикатором неблагополучной экономической ситуации являлись
настроения людей. Райком партии, признавая в целом удовлетворительной политическую обстановку в городе, отмечал наличие у части рабочих отрицательного
мнения по некоторым вопросам внутренней политики в стране, в отношении
управления железной дорогой и снабжения населения продовольствием, проведения коллективизации, перспектив сельского хозяйства и ликвидации кулачества как
класса. Не выходя за пределы обывательских разговоров на кухнях или перекурах,
они способствовали формированию у людей социальной инертности, безропотному следованию «куда скажут», формированию послушного большинства, рассуждавшего так: «Ну их к чёрту с их договорами, спецодеждой и ударными бригадами.
Лучше нигде не быть, ничего не говорить и ничего не делать»3.
Неудовлетворительная работа Тайгинского эксплуатационного района в очередной раз была подвергнута критике на декабрьском (20-21.12.1929 г.) пленуме
Томского окружкома. В выступлении секретаря Новосибирского крайкома ВКП(б)
Р.И. Эйхе приводились многочисленные примеры неумелой работы управленцев
всех уровней, недопустимой в условиях начавшегося обновления паровозного парка новыми машинами серии Е и ФД. «В Тайге у Прудникова [секретарь райкома], –
образно сообщал он, — можно сесть на паровоз и уехать куда угодно. Пешеход 30
километров пройдёт за 5 часов, а паровоз у Прудникова это расстояние идёт 14
часов»4.
В такой экономически и политически сложной обстановке власть была вынужГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 56. Л. 42.
Красное знамя. 8.10.1930. № 225.
3 ГАКО. П-33. Оп. 19. Д. 56. Л. 20-21. Члены райкома в трудовых коллективах и на улице также фиксировали следующие суждения: «В царское время попы да монахи обещали нам царство небесное, а теперь
коммунисты социализмом губы мажут», «Рабочие были рабами, ими и останутся, т. к. кругом обман и
несправедливость. При прибавке жалованья рабочим добавили 5%, как на смех, а администрация себе
прибавила 40% потому, что она находится у власти, а у нас как ездили, так и ездить будут потому, что
диктатуры пролетариата нет» и др.
4 Красное знамя 20.12.1929. № 291.
1
2
167
дена в интересах сохранения общества в стабильно контролируемом состоянии
манипулировать выводами о результатах социалистического строительства. Так, в
прессе сообщалось о том, что «Тайгинский район в первый год пятилетки в выполнении измерителей (показателей) вышел победителем». Правда, в последнем
квартале 1929 г. процент больных паровозов резко увеличился с 10% до 13%, в
декабре коммерческая скорость дошла до 5 км/час, все пассажирские поезда отправлялись не по расписанию. К работе в зимних условиях Томская ж. д. оказалась
слабо подготовленной.
В январе 1930 г. досрочно с должности секретаря райкома ВКП(б) был снят
Е.М. Прудников, и на его место избран недавний секретарь Анжеро-Судженского
райкома Тулин Иван Васильевич. Предпринятая рокировка кадров преследовала
цель поставить во главе парторганизации руководителя, осознающего ключевую
роль транспорта в перевозке угля. 8 февраля бюро райкома приняло решение об
издании районной газеты, названной «На полный ход». В её первую редколлегию
вошли тт. Колесников (председатель), Прощаев и Еремеева. Первый выпуск приурочивался к открытию районной бедняцкой конференции. В. Колесникову поручили немедленно начать работу по восстановлению типографии1.
На прошедшем в феврале краевом съезде Советов (г. Новосибирск) было
принято решение перенести центр тяжести работы всех органов власти на Кузбасс, а Советам взять шефство над железнодорожным
строительством. Тайга, как и другие узловые
станции, находилась в зоне повышенного внимания, т. к. накануне съезда в прошедшие две
пятидневки февраля лишь 10% поездов прошли по расписанию, неудовлетворительно выполнялось решение ЦК ВКП(б) и Совнаркома о
возвращении работников на транспорт: из 181
выявленных бывших железнодорожников возвратились на прежнее место лишь 20 человек2.
В том же феврале известный знаток железнодорожного транспорта, томский профессор Н.И. Карташёв, вместе с группой учёных
Николай Иванович Карташёв
посетил депо станций Тайга, Нижнеудинск и
(1867–1943)
Зима. Цель поездки состояла в изучении состояния паровозного парка и определении мероприятий по его оздоровлению. На
станциях из числа инженеров были организованы ячейки ВАРНИТСО (Всесоюзной
ассоциации работников науки и техники для содействия социалистическому строительству СССР), бригада обнаружила нерациональное распределение инженерно1
2
ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 995. Л. 88.
Красное знамя. 21.02.1930. № 41.
168
технических сил. Карташёв предложил установить на паровозы стокера (приборы
механического разбрасывания угля по колосниковой площадке), электрическое
освещение будки и движущего механизма, рекомендовал открыть периодические
курсы для повышения квалификации инженеров и других ведущих профессий
транспортников1.
Накануне краевого съезда Советов Тайгинский участок службы пути (500 рабочих) объявил себя ударным и вызвал другие участки последовать этому примеру. По заданию УБИТС (ударной бригады инженерно-технической секции) района в
ночь на 23 февраля был произведён «налёт» на станцию бригадой из 10 человек
под руководством инженера Славина. Её члены выявили массу нарушений: длительное простаивание вагонов со скоропортящимся и дефицитным грузом, отсутствие контроля над выгрузкой вагонов с углем и др. В ходе последовавшего затем
двухнедельника помощи ударным бригадам, социалистическое соревнование оживилось путём увеличения на узле численности ударников до 2525 человек или 76%
к общему количеству членов профсоюза. Возобновилось соревнование между Тайгой и Топками, заключались договоры о трудовом соперничестве с депо Нижнеудинска и кондукторской бригадой Красноярска. Постановлением крайисполкома
на Томской дороге для нормализации работы транспорта была создана оперативная тройка в составе тт. Заковского, Ляксуткина и Бунгша2.
В Тайге состоялся слёт ударников, на котором лучшие производственники получили подарки (портреты вождей, радиоаппараты, библиотечки, билеты на экскурсии в Томск и т. д.). В список лучших попали: в депо – стенная газета «Регулятор» и некоторые бригады (дышловая, буксовая, ходовая, текущего ремонта), околоток № 9, и отдельные рабочие (Томкевич, кочегар Ренёв, смазчик Михаил Родин,
Яков и Макар Фадеевы, Ракитин, Екатерина Ермакова, Серебрянников, Шапов,
Житков, Степанов, Киселёв, Колесов и др. Ряд цехов и служб Тайги и ст. Томск-2
договорились взять шефство над отделами управления Томской дороги. Выступавшие на 17-й партконференции Тайгинского района (27.03.1930 г.) делегаты отметили кабинетный стиль работы вышестоящих руководителей: «Приезжают
…работники из правления ж. д., спросят, как дела, повёртываются и уезжают или
вызовут в вагон заведывающего цехом, накрутят ему «хвоста» и на этом кончают
своё руководство». В ответ ударники решили подготовить своих выдвиженцев на
смену подлежавшим увольнению сотрудникам управления3. Сложилась неестественная ситуация: тайгинские рабочие, как низовые исполнители производственных заданий, взяли на себя ответственность за реорганизацию деятельности руководящего органа всей дороги, за распределение функций между отделами и контроль их текущей работы.
22 марта состоялся очередной показательный суд над группой вредителей,
1
2
3
Красное знамя. 26.02.1930. № 44.
Красное знамя. 2.03.1930. № 50; 6.03.1930. № 53; 7.03.1930. № 54.
Красное знамя. 8.03.1930. № 55; 30.03.1930. № 73.
169
систематически занимавшихся на рабочих местах пьянством, портивших ради
улучшения личных показателей уже отремонтированные паровозы, срывавших работу промывочно-предупредительного ремонта. Впрочем, отсидев по два-три месяца в домзаке (доме заключённых) они продолжили трудиться на прежних местах,
своим не изменившимся поведением разлагая дисциплину1. Всего по статье «Вредительство» аресту весной-летом подверглись 23 человека2.
6 апреля Тайгинский учкпрофсож признал правильным и своевременным решение вышестоящих организаций о роспуске действовавшего состава дорпрофсожа, не сумевшего организовать профсоюзную массу на ликвидацию прорыва, а
также о снятии с работы около двухсот из более чем 700 работников правления
Томской ж. д., в том числе начальника Тайгинского эксплуатационного района
М.И. Абрамова. Руководители некоторых служб управления дороги, в том числе
начальник пассажирской группы Квятковский, в начале июля попали на скамью
подсудимых3. Кадровые потери пришлось восполнять в течение нескольких месяцев. На освободившиеся места приходили специалисты, которым требовалось
время, чтобы познакомиться с обстановкой на дороге и приобрести управленческий опыт. В результате на Тайгинском участке цехи с мая работали без производственного плана, ориентируясь на выполнение пятидневных заданий отдела эксплуатации. В это время эксплуатационный участок возглавил В.П. Прохоров, учкпрофсож – Ф.Н. Гулин, а станцию – В.И. Торопов.
Если в прежние годы после прорыва в осенне-зимний период следующей весной и летом партийно-хозяйственному активу удавалось успешно мобилизовать
трудовые коллективы на оживление социалистического соревнования и с его помощью обеспечить рост производственных показателей, то в 1930 г. этот механизм
не сработал. Уже в июле с приёмом большого количества новых неквалифицированных рабочих стало заметно ухудшение трудовой дисциплины и рост происшествий. Так, в сравнении с апрелем-маем в июне количество аварий увеличилось до
136 (на 20%), доля «больных» паровозов составила 25%, по расписанию следовали только 34% поездов. Не готовились к приёму осенних грузов складские помещения, пакгаузы, второй год не перекладывали ветхое перекрытие среднего депо,
вновь под угрозой срыва находились осенне-зимние перевозки, т. к. негде было
ремонтировать паровозы. В ближайшие 4 месяца предстояло перевезти объём
грузов, сопоставимый с суммарным объёмом перевозок в аналогичный период за
предыдущие пять лет.
В это время паровозный парк состоял из 136 машин: серии СУ – 27, ИК – 14, Е
– 73, Ф – 6, О – 15, Ы – 14. Развернувшееся было в апреле-мае движение за объявление своих бригад и цехов ударными, а их членов – ударниками, страдало
1
2
3
4
Красное знамя. 8.10.1930. № 225.
ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 78. Л. 4об.; Красное знамя. 23.03.1930. № 67.
Красное знамя. 4.07.1930. № 148.
ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 61. Л. 123.
170
начётничеством. В Тайге из 3 тысяч рабочих ударниками числились 512 человек,
из 143 коммунистов депо – только 66, в поездной ячейке среди 205 передовиков
членами партии был 41. Громкие обещания в большинстве случаев не проверялись на предмет их выполнения. Попытка прикрепления в виде шефской помощи
членов ВКП(б) к неблагополучным 42-м паровозам не встретила поддержки со стороны беспартийных, профсоюзный актив уже устал от постоянных авралов и занял
пассивную позицию: «Нам некогда поворачиваться к производству, – заявлял
председатель месткома тяги Лаврищев, – нас заездили»1.
Работавшая в сентябре бригада в составе журналистов газеты «Советская
Сибирь» и работников ЦК ВКП(б) отметила отсутствие в Тайге массовой работы по
борьбе с производственными прорывами. Профячейки, по её мнению, «вместо
действительного руководства ударничеством, вместо выявления лжеударников,
вместо борьбы против использования звания ударника в рваческих целях ограничивались лишь штамповкой списков рабочих, желающих именоваться ударниками.
Сделались ли эти товарищи действительными ударниками на производстве –
месткомы ... этим вопросом не интересовались»2. Местные рабкоры сообщали об
отсутствии контроля за ремонтом паровозов. Частыми являлись случаи, когда нуждающийся в текущем ремонте локомотив заводился в депо, на нём сразу ставился
крест (знак готовности к эксплуатации) и выпускался совершенно неотремонтированным под очередной состав. В результате, пройдя 30-40 км, машина останавливалась. Проверяющие выявили факты неправильной маркировки грузов, из-за которой на узловых станциях массово скапливалась бесхозная продукция. В депо
бригада обнаружила 50 хронических прогульщиков, являвшихся раз в декаду только для отметки, чтобы числиться рабочими и получать продовольственные карточки.
В целях оперативного реагирования на недостатки в работе всех служб и цехов на Томской ж. д. и её районах были созданы и с 20 ноября заработали штабы
тревоги. Степень готовности дороги к работе в зимний период руководство предварительно решило проверить в начале ноября на примере организации от ст. Зима до Новосибирска и далее до Омска сквозного показательного маршрута товарного поезда. Ставилась цель: показать возможность ускорения движения товарных
составов и улучшения работы всех производственных звеньев по их обслуживанию
со стороны поездных бригад, работников депо, распорядительных агентов, путевых служб и т. д. Поезд назвали именем 13-й годовщины Октября (рейс № 751), и
он прошёл таким образом, что в Тайгу прибыл по расписанию 7 ноября в 7.00 часов. Во время кратковременной остановки был организован многолюдный, приветствовавший трудовую победу, митинг железнодорожников. Напряжённая деятельность штаба тревоги по устранению узких мест на ремонте паровозов, аварийности
и по борьбе с прогулами принесла плоды в части сокращения происшествий с 15
1
2
Красное знамя. 7.10.1930. № 224.
Красное знамя. 12.10.1930. № 228.
171
случаев в день в начале ноября до 3-4-х в конце месяца1.
Преподаватели ФЗУ сидят (слева направо): Пашке, В. Зданкевич, Н.К. Пахомчик, Радзевич, Меньших,
Нечаев, Кирилов. Учащиеся: Гуров, Иванов, Мязелец, Никитин, Кузнецов, Бочаров, Шутов, Тимофеев, Горох, Калашников, Волков, Бычков, Колесников, Садовский и др.
Однако коренного перелома в работе района не произошло.
В канун Нового года на его линиях скопилось 72 состава (около 1000 вагонов),
19 из-за поломки паровозов были брошены в пути, вновь возросла аварийность. В
одном рейсе (от Тайги до оборотного депо и обратно) паровозные бригады проводили до 50 часов со срывом отдыха суток по двое. «Транспортники! – призывала
местная газета «На полный ход», – создавайте бригады, батальоны энтузиастов по
ликвидации позорного прорыва в районе». «Гоните вон разгильдяев, пьяниц, лодырей! Они мешают нам в великой стройке социализма, они помогают классовым
врагам»2.
В ноябре представитель ЦК партии Соколинский свой анализ положения дел
на Тайгинском узле направил в Новосибирский крайком и ЦК ВКП(б). По состоянию
паровозного и вагонного парка, по оборудованию мастерских и депо хозяйство эксплуатационного района, по мнению этого эксперта, находилось в удовлетворительном состоянии. Достаточным представлялся ему и технический персонал в составе 75 техников и 7 инженеров. Несмотря на внушительный комплекс проведён1
2
Красное знамя. 27.10.1930. № 240; 14.11.1930. № 254; 4.12.1930. № 270.
Красное знамя. 5.01.1931. № 2.
172
ных в течение последних месяцев организационно-массовых мероприятий по
укреплению на каждом участке рядов партийно-хозяйственного актива, он выделил
факторы, сдерживавшие перелом в работе транспорта.
В числе основных причин было названо чрезвычайно слабое техническое руководство производством, как со стороны дирекции дороги, так и эксплуатационного района. Монтёры и мастера не имели специальной профессиональной подготовки, являлись практиками и никакой плановой их переподготовки не велось. Более половины (76%) машинистов имели стаж вождения менее года. Отмечалось
нерациональное использование инженерных кадров, которые осели в аппарате
управления, конторах, использовались на преподавательской работе в школе и
ФЗУ, но только не в производственных цехах и мастерских.
Отмечалась неувязка плана движения и плана ремонта техники, вызывавшая
несвоевременную подачу исправных локомотивов под составы, постановку на ремонт паровозов со значительным превышением нормы пробега, а некоторые,
наоборот, не дотягивали до нормы межремонтной эксплуатации. Сам ремонт производился без учёта фактической потребности в нём по отдельным узлам и механизмам, поэтому тратились лишние деньги, материалы и рабочее время. Отсутствие плановости мешало установить чёткую ответственность работников, вносило
путаницу между отдельными бригадами и цехами, прикрывало нераспорядительность диспетчеров, составителей и других станционных служб, коммерческих агентов, затрудняло контроль их работы, что в свою очередь влияло на утверждение
единоначалия.
Указывалось на отсутствие внимания хозяйственников к рационализаторским
предложениям и изобретениям. В Тайге техническим творчеством занимались 47
человек. Только за 9 месяцев они подали 489 предложений по совершенствованию
механизмов и организации труда, которые либо клались руководством «под сукно», либо внедрялись крайне медленно. В полном забвении оказалось развивавшееся в прежние годы движение по достижению режима экономии, слабо велась
борьба с нарушителями финансовой дисциплины1.
Несмотря на трудности, проводилась работа по подготовке квалифицированных инженерных и рабочих кадров. В ФЗУ при депо численность учащихся возросла до 300 человек (1931 г.). Учебному заведению требовалось новое, более просторное здание с учебными классами и производственными мастерскими. Фабзайчатам отдавали на ремонт самые старенькие паровозы, но уже следовало бы
нарабатывать опыт на более совершенных машинах.
Для желавших готовиться для поступления в институт на станции ежегодно
организовывались курсы рабфака, однако оканчивали их немногие, т. е. те, кого
мастера отпускали по вечерам на занятия, невзирая на высокую производственную
нагрузку. 3 февраля 1929 г. открылся 11-дневный рабочий университет для 120 записавшихся слушателей и ещё трёхсот гостей (жён слушателей и просто любопыт1
ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 78. Л. 1–3.
173
ных), пожелавших послушать лекции томских учёных на различные интересные
темы1.
Реорганизация работы транспорта в 1931–1932 гг. Результаты следующих двух
лет I-й пятилетки явились зеркальным отражением сезонных колебаний того же
характера невысоких весенне-летних достижений и осенне-зимних производственных неудач, которые испытал Тайгинский железнодорожный узел в предыдущем
двухлетии. При ежегодном существенном росте грузо- и пассажиропотоков технико-технологическое оснащение депо, станции и других подразделений, а также организация труда и уровень внутрипроизводственной кооперации не соответствовали поставленным перед железнодорожниками задачам. В условиях быстро меняющейся в стране экономической обстановки ведомство ежегодно запаздывало с
определением всего комплекса плановых показателей, которые в течение календарного года неоднократно корректировались. Руководство Тайгинского эксплуатационного района было вынуждено ориентироваться на выполнение графиков движения, нормативов на простой вагонов и ремонтные работы.
Хозяйственные и партийные органы вели активный поиск форм и методов
стабилизации положительной динамики основных показателей эффективности
эксплуатации паровозов и подвижного состава. С приближением пуска первой очереди цехов Кузнецкого металлургического комбината, с развитием Кемеровского,
Кольчугинского и Прокопьевско-Киселёвского угольных районов, строительства
Беловского цинкового завода и других предприятий со стороны центральных органов повысилось внимание к положению дел на Тайгинском узле как важнейшем
транспортном звене Урало-Кузбасской проблемы.
_________________________________
1931 г. начался продолжением месячника по оздоровлению паровозов. С помощью специально созданных ударных бригад все локомотивы, находившиеся
длительное время в ремонте, были в короткий срок пущены в эксплуатацию. Правда, качество работ не улучшилось, экипировка паровозов углем, водой и т. д. продолжалась до 10 часов. Штурмовщина имела кратковременный узконаправленный
эффект. Требовались свежие идеи и новые подходы в постановке управления железнодорожной Тайгой.
В целях устранения создавшихся трудностей на железных дорогах страны
(итоговые показатели 1930 г. оказались на 30% ниже результатов 1929 г.) ЦК
ВКП(б) и Совнарком 10 января приняли Постановление «О транспорте», предусматривавшее реорганизацию системы управления внутри региональных дорог и
перераспределение функций с делегированием значительного объёма ответственности руководителям линейных подразделений2. Реорганизация, по существу,
представляла собой возврат к дореволюционной схеме организации служб.
В феврале, согласно директивам из центра, началась реорганизация станций.
1
2
Красное знамя. 5.02.1929. № 28; На полный ход. 9.01.1932. № 4; 13.02.1932. № 13.
ГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 810. Л. 18-28.
174
Была введена должность начальника депо1, за начальником станции сохранялись функции регулирования движения поездов. В эксплуатационных районах создавались следующие службы: тяги (включая электростанции и водокачки), пути,
движения, связи, реконструкции, а также плановая, финансовая, и материальнохозяйственная. Соответственно районам по службам был перестроен и аппарат
дирекции Томской железной дороги. Из ведения дистанции пути изъяли строительные работы и поручили их специализирующимся организациям. Восстанавливался
штат дорожных мастеров из расчёта 1 мастер на 15-20 км пути2.
В конце января 1931 г. Тайгинский райком партии возглавил новый секретарь А.К. Мамончиков3,
переведенный из г. Ленинск-Кузнецкого с аналогичной должности. Перед партийным активом ставилась задача обеспечить переход железнодорожного
узла на новые условия работы. Требовалось вывести профсоюз и трудовые коллективы транспортников из состояния пассивного сопротивления проявлениям безответственности на всех уровнях, обеспечить их боевой настрой против всякого рода
нарушений. В целях усиления партийного руководства эксплуатационным районом, согласно указанному Постановлению, был назначен парторг райоАлександр Кириллович
на. В августе 1933 г. вместо института парторгов соМамончиков 1934 г.
здавались политотделы. Начальником политотдела
Тайгинского эксплуатационного районы был назначен Н.Г. Гусев4.
Начальником депо был назначен Пётр Яковлевич Захаров. В 1931 г. какое-то время начальником депо
являлся т. Добровольский (ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 85. Л. 133).
2 Красное знамя. 25.01.1931. № 20.
3 Мамончиков А.К. родился в 1897 г. в семье бедняка Бабаевского района Ленинградской области
(бывшей Новгородской губернии). Окончил церковно-приходскую школу (3 класса). С 13 лет батрачил
на лесозаготовках. С 1913 г. работал медником на заводе Розенкранц («Красный выборжец»). В партию
вступил в апреле 1917 г. Проявил себя как активный пропагандист. В период Октябрьской революции
1917 г. был в рядах Красной Гвардии. В годы Гражданской войны участвовал в боях против атамана
Каледина на Дону. До 1921 г. служил в Красной Армии комиссаром батальона. В 1924 г. окончил курсы
секретарей уездных комитетов ВКП(б). С 1921 по 1930 гг. работал на различных партийных должностях
в гг. Череповце, Каинске, Новосибирске, Вязьме, Смоленске и снова в Новосибирске, Ленинск-Кузнецке,
Тайге (1931-1933 гг.), Новосибирске (1934), Татарске (с ноября 1934 г.). В 1937 г. был обвинён в троцкизме (ГАНО. П-3. Оп. 15. Д. 10574).
4 Гусев Николай Григорьевич, фрезеровщик металлического завода (Ленинград). Член ВКП(б) с 1919 г.
В рядах Красной гвардии участвовал в боях на Карельском фронте в должности командира взвода ружейно-пулемётной команды. В июле 1918 г. воевал под Казанью против чехословаков. В конце 1919 г.
после окончания курсов комсостава 5-й армии получил звание красного командира. Участвовал в подавлении банд Плотникова и Новосёлова в Алтайской губернии. В 1921 г. – военком кавалерийского
отряда, участвовал в подавлении банд в Иркутской губернии. В 1922-1924 гг. – политрук политотдела
дивизии. С 1925 по 1928 гг. – помощник начальника лаборатории социально-экономических наук военно-политической академии им. Толмачёва (Ленинград). 1928-1930 гг. – старший инструктор политотдела
дивизии. 1930-1933 гг. – слушатель красной профессуры (Сталинский путь. 14.09.1933. № 106).
1
175
Царящую бесхозяйственность вскрыли бригады редакции газеты «Советская
Сибирь», 8 февраля в ходе ночного рейда беспрепятственно посетившие некоторые цехи и мастерские1. Везде можно было вынести любой инструмент, на некоторых участках рабочие вообще отсутствовали, а там где были – занимались посторонними делами или отдыхали. В конторе со стола дежурного по станции были незамеченными вынесены в коридор несколько книг и счёты, а в депо сторож и дежурный кочегар даже помогли незнакомым им участникам рейда вывести за ворота
два паровоза!?
Постановление ЦК ВКП(б) и Совнаркома предусматривало комплекс мер по
оздоровлению обстановки на транспорте. Так, возвращалась спаренная и тройная
езда (прикрепление к конкретному паровозу двух-трёх бригад). В двухмесячный
срок все ушедшие с транспорта в последние 5 лет машинисты и помощники машинистов были обязаны возвратиться на прежние места. Членам паровозных бригад
на 15-20% увеличивалась зарплата. Выплата покилометровых увязывалась с ездой по расписанию, выполнением норм пробегов паровозов, правил безопасности
движения поездов, содержанием паровозов в исправном
состоянии и чистоте. Вводилось материальное поощрение за экономию топлива и
меры
административного,
судебного и материального
воздействия при обнаружении незаписанного ремонта
после сдачи машинистом паровоза в депо. УстанавливаЗахаров Пётр Яковлевич
Гусев Николай Григорьевич
лась персональная ответначальник депо (1928–1933)
начальник политотдела
(1933–1936)
ственность руководителей
депо (мастеров, монтёров) за качество ремонта. Намечались мероприятия по подготовке кадров на местах, увеличению зарплаты всем категориям профессий, связанных с обеспечением движения, по улучшению снабжения спецодеждой и продовольствием, восстановлению транспортных потребительских обществ (ТПО).
В Тайге, как и на других узловых станциях, развернулась широкая кампания
по выполнению январского Постановления. Открылись курсы по подготовке машинистов. Создавались сквозные ударные бригады (200 чел.), регулировавшие правильное формирование поездов на всех этапах этого процесса. 20 добровольцев
пришли на помощь комиссии по выявлению бывших железнодорожников. Заключались новые договоры социалистического соревнования, охватившие 1600 чело1
Красное знамя. 13.02.1931. № 35.
176
век, 36 бригад активистов взяли шефство над паровозами. Кондукторская бригада
Георгия Скурыгина и паровозная бригада Василия Шперлина обязались участвовать в сквозном контроле над продвижением угольного состава № 751. Их члены
должны были принимать все меры для скорейшего прохождения всего маршрута,
по пути следования выявлять виновников задержек и вести письменный рапорт о
ходе пробега. При смене рапорт передавался следующим бригадам1.
В течение февраля на спаренную езду стали переводиться бригады, обслуживавшие пассажирские поезда, для товарных она стала практиковаться с 12 февраля (к паровозу № 641 прикрепили машинистов Чистикова, Лапева и В. Степанова, а к № 710 – Колодезного и Максимук). Стала заметной заинтересованность паровозников к выявлению всех неисправностей и контролю над их устранением.
Бригады стали участвовать в мелком ремонте своих машин. В результате простой
на межпоездном ремонте сократился в среднем с 12 до 3 часов, а своевременная
подача паровозов под поезда увеличилась с 10-15% до 80% в апреле. Активную
позицию в освещении вопросов производственной жизни занимали стенгазеты:
«Электродвиженец» (служба движения), «Наше слово» (служба пути), «Регулятор»
(депо), «На полный темп» (участок обточки), «Рычаг» (паровозники). Уже в мае
началась подготовка к переводу всех подразделений узла на хозрасчёт.
Предварительные итоги выполнения Постановления были подведены в выступлении председателя учкпрофсожа Харитонова и других делегатов от Тайги на
прошедшем 11-12 мая в клубе им. Ленина съезде работников Томской железной
дороги2.
Вместе с тем повысилась и ответственность за происшествия. За столкновение или, к примеру, проезд закрытого семафора следовало взыскание в виде ареста машиниста на трое суток с удержанием из зарплаты понесённых убытков.
Остановка состава для устранения допущенной по вине бригады неисправности
каралась удержанием стоимости ремонта и т. д. В воспитательных целях продолжалась практика публичного осуждения сомневающихся. На съезде политическому
остракизму подвергся бывший председатель месткома тяги Вениамин Шубин, по
неосторожности однажды заявивший: «Убьют кого-нибудь [в стране или за рубежом], сейчас же ДК [дорожный комитет] шлёт директивы усилить соревнование и
ударничество»3. 3 июля в летнем клубе показательно начался судебный процесс
над работниками депо (всего 9 человек), обвиняемыми якобы в сознательном вредительстве и порче железнодорожного транспорта в контрреволюционных целях в
течение предыдущих 4-5 лет4. Вызывалось около 70 свидетелей. В повседневной
Красное знамя. 14.02.1931. № 36.
Красное знамя. 14.05.1931. № 106; На полный ход. 20.05.1931. № 55.
3 Красное знамя. 16.05.1931. № 108.
4 Абрамов – начальник Тайгинского участка тяги (1925-1928 гг.), руководитель паровозной группы (19281930 гг.) и руководитель группы ремонта паровозов (с 1930 г.) обвинялся в сознательном разрушении
паровозного парка. Чахурский (инженер отдела НОТ и зав. ремонтом депо) обвинялся в даче вредительских распоряжений, Лихачёв (мастер депо, бывший жандарм на ст. Иланской) – за выпуск неис1
2
177
жизни в оценке любых промахов, допущенных при исполнении служебных обязанностей, стала использоваться риторика, характерная для острой политической
борьбы. Городская газета «На полный ход» с помощью рабкоров превратилась в
место резких по тону и выражениям обвинений в адрес конкретных лиц в халатности, покровительству лжеударникам, звучали открытые призывы привлечения к ответственности (по-фамильно) должностных лиц, бракоделов, ротозеев, прогульщиков, пьяниц и прочей «оппортунистической швали».
Особенно тяжёлым оставалось положение с кадрами. В Тайгинском эксплуатационном районе важные административные посты превратились в проходной
двор: за год сменилось 4 его начальника и 7 начальников станций. На Томской дороге наблюдалось настоящее бегство специалистов. Трудовое дезертирство явилось следствием не только тяжёлой обстановки на линии, возраставшей ответственности, использования не по назначению, но и невнимания к бытовым нуждам
инженеров, техников и рабочих. Только по данным транспортной кооперации с
продовольственного учёта в июле 1931 г. снялись 700 человек1.
В летний период ширилось движение ударных бригад. На слёте ударников
депо (13 июля) в очередной раз обсуждался вопрос о ликвидации прорыва на
транспорте. Бригада слесарей монтёра И. Сафронова взяла обязательство бесплатно отремонтировать паровоз № 608, кузнецы Осетров, Брюхаченко и Закатов
– сделать наковки, токари Малеев, Миронов, Саратцев и строгальщики Кузьмин и
Сорокин – их обработать. Бригада слесаря вагонного цеха Маракулина дала слово
выпустить из ремонта два больших аварийных вагона. Комсомольцы депо пообещали отремонтировать два паровоза, бригада проводников Дерябиной – бесплатно
сопроводить поезд до Новосибирска и обратно. Слёт премировал 54 ударника за
лучшую работу. Машинист М. Львов и мастер депо Уколов, к примеру, получили по
костюму. В августе прошёл традиционный месячник штурма высоких производственных показателей2.
Впрочем, трудовые успехи отдельных рабочих3 не могли привести к быстрой
ликвидации застарелых недостатков на транспорте, который ещё оставался узким
местом в экономике региона. Сентябрьский пленум райкома партии отметил, что
правных паровозов, Биткин (монтёр приёмщик) – за недобросовестное исполнение обязанностей по
организации ремонта локомотивов, Дризин (дежурный депо) – за выпуск неисправных паровозов и выполнение распоряжений Абрамова. Монтёры депо Сафронов, Силкин, Скутин и А. Клицунов – за недоброкачественный ремонт паровозов (На полный ход. 9.07.1931. № 75).
1 Красное знамя. 23.08.1931. № 187.
2 По результатам месячника на почётную Красную доску были занесены фамилии следующих рабочих:
Заевский, Виссун, Лосев, Калугин, Бессонец (яма); Мощинский, Климов, Бессчастный, Беликов, Матушевский, Поспелов (котельная); Янин, Мелешкин, Филимонов, Третьков, Семёнов (межпоездной ремонт); Буланов, Шипачёв, Девятов, Рысь, Тарабыхин, Григорьев (ударная ходовая); Гараже, Н. Гуляев
(случайный ремонт); П. Васюков, В. Кошкарёв, Н. Карасёв, Щерб (автоматчики); А. Кузнецов, Дьясенко,
Ивлев, Тюрищев (дышловая), Белов, Семёнов, Назаров, Ватлин (арматурная); Павловцев, Ерохин, Пиоттух (поршневая); Толочко, Буров, Раевич (токари) (На полный ход. 23.08.1931. № 95).
3 Актив бюро изобретений и улучшений техники депо составляли: М. Львов, Д. Кухта, А. Ильченко, Кислов, Лагздвинь, Н. Вылетяло, М. Врублевский, Глуховцев, Полтавцев, Николаенко, Комчугов, Мельни178
Тайгинский узел к осенне-зимним перевозкам не готов. По-прежнему с трибуны
звучали призывы преодолеть прорыв. Для выравнивания плановых и фактических
показателей была установлена завышенная норма наличия больных паровозов
(19,2%), однако в августе их было 25,8%, в сентябре и октябре – 27%. Простои на
их ремонте достигали нескольких дней, работа ремонтных бригад не приобрела
плановый характер, процветала уравниловка в зарплате (например, квалифицированный токарь получал меньше, чем паровозный кочегар). Прогулы и неявки на
работу достигли небывалых размеров. Только 7 сентября (день заседания пленума) в цехе среднего ремонта на работу не вышли 35 человек. Командированные по
распоряжению ЦК профсоюзов с других дорог в помощь тайгинцам машинисты со
стороны администрации не получали поддержки по доведению до кондиции полученные старенькие и вконец разбитые паровозы. У людей в атмосфере равнодушия опускались руки, на этой почве некоторые стали допускать прогулы, пьянки,
срывали спаренную езду1.
Существенным недостатком, снижавшим эффективность спаренной езды, являлось отсутствие со стороны администрации депо работы по подбору состава
бригад с учётом квалификации и личных качеств их членов. «Разгильдяи у меня на
паровозе, а не спарщики», – с досадой писал в газете машинист Романов, – паровоз № 790 к зиме в основном готов. Но беда в том, что ко мне прикрепили бригаду
машиниста Корягина и на подмену бриг. маш. Кочурова, которые относятся к делу
спустя рукава. Как только стал паровоз на промывку, никого кроме моего помощника нет. Работаем двое. Кочегар Казаков – тоже первый разгильдяй. Спайки среди
членов бригад никакой, группа на паровозе не работает»2.
Наконец, на очередном слёте ударников, состоявшемся 18 октября, прозвучал
вывод о том, что в отношении этого движения на ст. Тайга была взята неверная
установка: каждый рабочий, пожелавший стать ударником, подавал заявление о
приёме в их ряды, которое удовлетворялось после проверки социального положения кандидата. Его предыдущие производственные показатели в учёт не брались.
В итоге только в депо при 3118 рабочих передовиками числились 1425, в
службе движения из 896 – 465 ударников, в службе пути соответственно из 274 –
160. При этом анализ их производственной активности не проводился, соревнование не велось. Таким образом, для многих «ударников» их участие в движении являлось профанацией трудового энтузиазма ради галочки в отчёте3. Невидимым
оставался эффект от перевода с августа всех паровозов на хозрасчёт. Материальная и другие службы не были готовы оперативно обмениваться сводками об экономии топлива, смазки, асбеста и других расходных материалов, поэтому выплата
ков, Пантелеев, Черников, Любченко, В. Мезинов, Ф. Житков, Д. Гужва, Н. Потояло, Бойков, И. ОколоКулак, К. Мацуев, А. Писаренко, Скорняков, С. Новомлинский, Д. Пироженко.
1 На полный ход. 7.09.1931. № 101; 10.09.1931. № 102; 12.09.1931. № 103; Красное знамя. 31.10.1931.
№ 242.
2 На полный ход. 27.09.1931. № 109.
3 Красное знамя. 31.10.1931. № 242.
179
бригадам премиальных затягивалась на два-три месяца.
Ударники вагонного цеха: нижний ряд (слева направо) Зыков (плотник), Щуров (токарь), Шульмин (слесарь), Попов (слесарь), Словеснов (монтёр), Мелещек (кузнец). Средний ряд: Гришин (токарь), Кашилов (кузнец), Аверин (мастер), Беркутов (слесарь), Китов (слесарь), Баранцев (слесарь), Каменский
(Слесарь). Верхний ряд: Мерлев (слесарь), Пресняков (плотник), Архипов (слесарь), Балаев (бригадир), Фадеев Макар (слесарь), Тризна (председатель цехкома), Акулов (токарь), Крутихин (рабочий),
Фадеев Максим (слесарь), Ильин (кровельщик). (На полный ход. 7.11.1931. № 126).
В ноябре в Тайгу была направлена бригада корреспондентов ведомственной
центральной газеты «Гудок». С местными корреспондентами сотрудничество не
сложилось. Руководство района и райком выносить «сор из избы» на высокий уровень не хотели, и всё же в специальном выпуске «Гудок на Томской» на примерах
были точно обозначены уже известные проблемы местных железнодорожников1. В
целях оперативного освещения состояния дел на различных участках эксплуатационного района и усиления борьбы с прорывами с 1 ноября 1931 г. был учреждён
печатный орган парткома депо (затем – политотдела узла) газета «За большевистский транспорт»2.
По достигнутым показателям Томская ж. д. в наркомате путей сообщения оказалась на чёрной доске. Тяжёлое положение в Тайгинском эксплуатационном районе на заседании 21 декабря рассматривало бюро Запсибкрайкома ВКП(б), в очередной раз обязавшее его руководство и Тайгинский райком партии принять меры
по улучшению работы. В ответ среди привычных для такого случая мер общего ха1
2
Гудок на Томской. 15.11.1931. № 1.
ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 85. Л. 89.
180
рактера райком постановил выйти с предложением к руководству Томской дороги о
снятии с должности тайгинского начальника отдела тяги т. Крючкова и объявил
строгий выговор начальнику депо Добровольскому1.
Неудовлетворительные показатели работы Тайгинского узла и района отражали общую неблагополучную обстановку на железных дорогах страны. Её анализу и выработке практических мер по оздоровлению был посвящён ноябрьский пленум ЦК ВКП(б). Ставка, как и прежде, делалась на обновление паровозного парка,
совершенствование организации труда и кадровой работы, на развитие соревнования, которые вкупе должны были вывести транспорт из прорыва. Эту цель преследовал и объявленный в середине декабря ставший ежеквартальным Всесоюзный конкурс на лучший паровоз и лучшую бригаду. В Тайге условия соревнования,
предусматривавшего обязательное выполнение перечня количественных и качественных показателей, приняли машинисты Ерёменко и Салеев3.
По аналогии с другим Всесоюзным конкурсом – спаренных бригад, в котором
тайгинцы не стали принимать
участие, – было организовано
местное дорожное состязание, охватившее бригады 30ти паровозов. По его результатам среди победителей оказались бригады машинистов
А.Я. Шалашова и И. Львова,
паровоз которых (Е-785) отработал в лучшем, чем у других, техническом состоянии.
Завершающий (1932 г.)
Шалашов2
Львов Иван Михайлович
(1906–1994)
Александр
Яковлевич
год пятилетки прошёл, как и
предыдущие, в напряжённой работе по достижению плановых показателей эффективной эксплуатации паровозов и подвижного состава. В речи от 23 июня 1931 г. на
совещании хозяйственников «Новая обстановка – новые задачи хозяйственного
строительства» В.И. Сталин указал на шесть условий коренной перестройки методов руководства и организации труда и производства. Они как нельзя точно характеризовали проблемы Тайгинского железнодорожного узла. В 1932 г. вся страна и,
конечно, Тайга жила под лозунгом безусловного выполнения предначертанных вождём задач:
«...Ликвидировать текучесть рабочей силы, уничтожить уравниловку, правильно организовать зарплату, улучшить бытовые условия рабочих...»
«...Ликвидировать обезличку, улучшить организацию труда, правильно расставить
1
2
3
ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 85. Л. 133–134.
Текущий архив музея депо ст. Тайга.
На полный ход. 12.12.1931. № 140; 15.12.1931. № 141.
181
силы на предприятии...»
«...Добиться того, чтобы у рабочего класса СССР была своя собственная производственно-техническая интеллигенция...»
«...Изменить отношение к инженерно-техническим силам старой школы, проявлять к
ним побольше внимания и заботы, смелее привлекать их к работе...»
«...Внедрить и укрепить хозрасчет, поднять внутрипромышленное накопление...»
«...Организованно набирать рабочую силу в порядке договоров с колхозами, механизировать труд...»1.
В феврале в депо состоялся общественный суд над участком промывки, который в течение многих лет постоянно лихорадил процесс бесперебойного обеспечения линии прошедшими профилактический ремонт паровозами. По этой причине
выбыли участники 1-го Всесоюзного квартального конкурса на лучший паровоз и 2го конкурса, объявленного с 1 марта 1932 г.
В течение года продолжалось оснащение цехов станками, которые стали поступать с только что построенных машиностроительных заводов страны, появилось несколько местных трудовых инициатив, способствовавших сокращению простоев локомотивов. Так, в начале января своим опытом участия паровозной бригады в ремонте машины № 98-56 в условиях депо поделился машинист Ерёменко. И
хотя этот труд не входил в перечень оплачиваемых производственных операций,
люди были уверены в том, что ремонтные службы под их контролем сработают качественно, да и сами паровозники приобретали навыки устранения неполадок, необходимые в чрезвычайных ситуациях во время рейса. С июня развернулась кампания по обучению паровозных бригад ремонту на ходу. При этом определялся
перечень тех операций, которые были под силу их членам и требовали к себе постоянного внимания на линии2.
Не прекращалась работа рационализаторов и изобретателей. Многие их
предложения проходили многомесячный путь до рассмотрения в БРИЗУЛ (бюро
изобретений и улучшений техники) и внедрения. В то же время это бюро поощряло
руководителей подразделений, как например, премию в 150 рублей получил мастер вагонного цеха Паничкин за оперативное продвижение ценных инициатив3.
Более ответственно партийные и профсоюзные ячейки стали относиться к организации движения ударников. С началом более широкого участия тайгинцев во всесоюзном и дорожном соревновании, где итоги подводились на основании фактически достигнутых результатов и не в местных кабинетах, да ещё с солидным премиальным вознаграждением, формировалось негативное общественное мнение к
лжеударничеству и начётничеству.
В мае 1932 г. секретарём Тайгинского райкома ВКП(б) был избран инструктор
Новосибирского крайкома партии Я.С. Чугунов, проявивший себя на прежних меГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 97. Л. 174.
На полный ход 6.01.1932. № 3; 30.06.1932. № 41.
3 На полный ход. 16.05.1932. № 45.
1
2
182
№ паровоза Фамилия и место работы шефа
Су 99-30
Э 718-26
И 606
Э 713-97
Су 99-27
Э 718-28
Э 713-21
И 708
Э 713-77
И 684
Э 708-78
Су 98-57
Э 52-38
Э 713-24
Э 708-59
Су 99-26
И 612
Э 55-16
Су 99-16
Е 709
Э 700-97
Э 712-70
И 710
Су 99-52
Су 98-54
Э 708-43
И 712
Е 874
Су 99-18
Е 690
Э 709-02
И 670
Э 718-22
Су 98-55
Э 709-04
Э 5105
Э 709-01
Су 99-15
Э 716-88
Э 714-42
Е 738
Э 709-07
Бабин (райисполком)
Гришин (райисполком)
Чугунов (райком ВКП(б)
Орлов (райком ВКП(б))
Крылов (райком ВКП(б))
Быков (райком ВКП(б))
Микин (райком ВЛКСМ
Румянцева (райженотдел)
Катин (горсовет)
Шапов (РайКК-РКИ)
Зеленов (РайКК-РКИ)
Ляпин (РайКК-РКИ)
Петрушин (райкпрофсож)
Анисимов (райкпрофсож)
Покорский (райкпрофсож)
Сафронов (райкпрофсож)
Баталов (райкпрофсож)
Лаврищев (райстрахкасса)
Воробьёв (райтранссовет ОСО)
Черников (массовик депо)
Пухов (теплотехник)
Коптелов (техник депо)
Арзамасцев (помощник мастера)
Сафронов (техник депо)
Попов (начальник мат-хоз. отд.)
Треугольник подъёмочного цеха
Треугольник паровозников
Пронин (редактор На полн. ход)
Христенко (зав. клубом)
Кучик (начальник ОДООГПУ)
Серебренников (врач)
Соколов (нач. отдела связи)
Еременко (дежурный по депо)
Томашевский (зав. электрост.)
Паничкин (зав. вагонным цехом)
Мягких (инструктор масс. отд.)
Клицунов (пом. мастера)
Быков (секр. ВЛКСМ промывки)
Долгих (райОСО)
Малахов (отдел пути)
Комлев (нач. коммунального от.)
Нестеров (нач. конторы района)
№ паровоза
Су 99-17
Э 709-03
Су 98-82
И 689
И 621
Э 713-05
И 682
Су 99-31
Э 718-23
И 675
И 681
Е 647
И 643
Э 714-07
Су 98-56
Э 685-83
Э 708-54
Е 521
Э 713-14
Э 5229
И 611
Э 683-30
Су 708-28
Су 99-52
И 687
И 692
Э 716-81
И 657
Е 1162
Э 712-79
Э 716-54
Э 713-25
Э 712-95
Э 709-05
Э 716-82
Э 718-18
Э 713-22
Е 848
Е 596
Э 4199
Э 702-09
Э 700-90
Фамилия и место работы шефа
Воробьёв (райпрофсовет)
Гонтаренко (начальник района)
Рябов (райпарторганизатор)
Оборотов (зам. начальника района)
Милованов (инструктор райпарта)
Низинский (нач. отдела труда)
Поморцев (нач. отдела тяги)
Бунин (зам. нач. отдела тяги)
Ивченко (нач. отд. рационализ-и)
Прудников (нач. отдела кадров)
Корнюшин (нач. отдела эксплуат.)
Радзион (райТПО)
Алексеев (райколхозсоюз)
Захаров (начальник депо Тайга)
Бесов (секретарь парткома депо)
Чураков (председатель МК тяги)
Филимонов (зам. начальника депо)
Болотов (зам. начальника депо)
Степанов (зам. начальника депо)
Камчугов (зав. отд. рационализ.)
Ляхов (зав. отдела труда)
Иванов (техник депо)
Мещанинов (инженер)
Шмаков (мастер)
Кудрявцев (секретарь комс. колл.)
Треугольник промывки
ФЗУ
Усынин (нач. строй. охраны)
Частиков (райФК)
Семёнова (пионерорганизация)
Воюц (нач. отд. происшествий)
Протасов (нач. особого отдела)
Чепарухин (культпроп. парткома)
Нехорошев (нач. школы ФЗУ)
Лагздвинь (зав. техпропагандой)
Голуб (дежурный по депо)
Работкин (АПО РК ВЛКСМ)
Конченко (секр. яч. паровозников)
Кузьмин (зав. школой ФЗС)
Кайманович (нач. отдела кадров)
Сорокин (нач. отд. контроля исп.)
Калинин (финотдел района)
стах работы как опытный организатор. В целях своевременной подготовки паровозного парка к осенне-зимним перевозкам на производственном совещании 24
мая с помощью лотереи за шефами из числа членов партийно-хозяйственного актива города были закреплены 84 локомотива1:
1
На полный ход. 27.05.1932. № 49.
183
Сложно представить, каким образом врач, главная пионервожатая Тайги, да и
большинство лиц из данного списка, могли выполнить возложенное поручение? Ко
всему прочему для руководящего состава депо оно являлось должностной обязанностью. Приведённый пример говорит об имевшихся случаях формальнокампанейского подхода к решению сложных производственных задач.
В течение 1932 г. парк локомотивов существенно пополнился машинами серии Эу, технологию обслуживания которой следовало ещё и дальше осваивать. В
последний квартал проблемы текущего, среднего ремонта и промывки не потеряли
своей остроты.
Несмотря на имевшиеся трудности, в последний год I-й пятилетки I-й эксплуатационный район с центром ст. Тайга добился некоторых улучшений в работе:
среднесуточный грузооборот вагонов увеличился с 1581 в 1931 г. до 1894 в
1932 г.1, но среднесуточный пробег вагонов в сравнении с показателями 1929 г.
уменьшился до 82%. О прежнем задании партии превратить Тайгинский узел в
опытно-показательный линейный район уже и не вспоминали.
Пятилетка была прервана за 8 месяцев до своего окончания. За 4 года и 3 месяца советский народ достиг неоспоримых успехов в строительстве крупных заводов, создании новых отраслей народного хозяйства. Быстро меняющаяся экономическая обстановка требовала корректировки экономических макропоказателей, поэтому руководство страны приняло решение о досрочном начале II-й пятилетки с 1
января 1933 г.
3.2. В плену старых городских проблем
В рассматриваемые годы (1928–1932) численность населения Тайги колебалась в пределах 13 тысяч человек. Динамизм экономического роста территории
бывшей сибирской глубинки на линии Транссиба сопровождался высокой миграционной активностью людей, уезжавших из города на учёбу, на другое местожительство по направлению или по собственному желанию в поисках заработка и продовольствия. Их места занимали в основном малограмотные крестьяне из беднеющих окрестных деревень.
Трудности периода отражались на состоянии управления городом и деятельности его учреждений. Архивные источники и газеты буквально наполнены критическими материалами того времени о недостатках, изобличением недобросовестных работников и т. д. С одной стороны, уже в течение десятилетия несбывающиеся ожидания мировой революции и сытой жизни оборачивались нервозной реакцией массового сознания на всякого рода изъяны. С другой, – начавшаяся под руководством партии крупномасштабная мобилизация на выполнение сложнейшей
программы пятилетки способствовала дальнейшему сплочению народа, в материальном плане бедного, но имевшего унаследованную веками тягу к коллективист1
ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 112. Л. 122.
184
ским отношениям, патриархальному культу вождей, а потому, привычно готового и
дальше терпеть лишения ради достижения характерной для него мессианской цели.
В одну из основных позитивных тенденций превратилось всеобщее движение
по преодолению уже имевшихся трудностей, а также проблем, возникавших по мере дальнейшего социалистического строительства. Общественное сознание, ориентированное на борьбу за высокие достижения, штурмы производственных прорывов, беспощадное истребление врага, почти не замечало мелкие успехи, концентрируя внимание на недостатках, подлежащих исправлению.
Первые руководители города и района в 1928–1932 гг.
I-е секретари райкома ВКП(б)
Председатели райисполкома
Председатели горсовета
Прудников Ефрем Митроф-вич
(с июня 1929 г.)
Лагздвинь Иван Францевич
(1929 г.)
Тулин Иван Васильевич
(с января 1930 г.)
Агеев Тимофей Петрович
(с января 1930 г.)
Бабин Леонид Иванович1
(с октября 1930 г.)
Сафронов Александр Сафрон-ч
(с ноября 1928 г.)
Шубин Павел Павлович
(с февраля 1929 г.)
Мармурко А. (с февраля 1930 г.)
Сафронов Александр Сафрон-ч
(с мая 1930 г.)
Агеев Тимофей Петрович
(с января 1931 г.)
Катин Михаил Николаевич
(с декабря 1931 г.)
Иванов Тимофей Фролович
(с октября 1932 г.)
Мамончиков Александр Кирил-ч
(с января 1931 г.)
Чугунов Яков Сидорович
(с мая 1932 г.)
Березиков Александр Григорье-ч
(с сентября 1932 г.)
На рубеже 1920–1930-х гг. в Тайге помимо революционных дат и семейных
застолий других – трудовых – поводов для праздника у тайгинцев, очевидно, было
немного. Напряжённую атмосферу рабочих будней дополнительно стали насыщать
страхи, связанные с болезненными для судеб многих людей результатами коллективизации деревни, периодических чисток рядов партии, громких политических
процессов. Случайно сказанное слово могло привести к неприятным, если не трагическим, последствиям. В такой тревожной обстановке тайгинцы нарабатывали
новый поучительный и не всегда успешный опыт преодоления уже длительное
время существовавших городских неурядиц.
Так, по-прежнему острой оставалась проблема квалифицированных руководящих кадров. Ежегодно происходила смена секретарей райкома ВКП(б) и председателей райисполкома, усиливавшая зависимость формирующейся системы
управления районом от личностных качеств нового руководителя. Неудачной была
практика ежегодного избрания из нового состава депутатов председателя горсовета (горисполкома) без предварительной подготовки кандидатуры. На ответствен1 Бабин Леонид Иванович, 1902 г. р., окончил 4-х классное городское училище в г. Томске. В 1918–
1919 гг. – горнорабочий, 1919–1921 гг. – курьер Дорполита, конторщик, 1921–1923 гг. – матрос Новониколаевского управления Речвод., с 1923 г. – землекоп, В 1924 г. принят кандидатом в члены ВКП(б) (ЦД
НИТО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 151).
185
ную должность, как правило, выдвигался общественный активист рабочей профессии (помощник машиниста, маляр, плотник и др.). При этом опыт управленческой
деятельности считался делом наживным. Назначенцу приходилось учиться на ходу, доверяться мнению специалистов из аппарата горисполкома и начальников
коммунальных служб и, как следствие, снижалась
эффективность деятельности депутатов по исполнению наказов избирателей. К тому же с ними не проводилась учёба на предмет разъяснения прав и обязанностей, отсутствовала координация в работе
профильных секций. Нередко руководство ж. д. узла
отзывало того или иного депутата как ценного работника на производство. Поэтому не все главы депутатского корпуса смогли осилить возложенную должностную нагрузку и, находясь под шквалом критики
избирателей и райкома партии, продержаться до
следующих выборов. К примеру, только за 10 месяСафронов
цев 1930 г. сменилось 5 председателей горсовета2.
Александр Сафронович1
Постановлением ВЦИК от 30 июня 1930 г. о новом административном делении Сибирского края бывший Тайгинский, Поломошинский и часть Юргинского района были объединены в Яшкинский район с временным центром в г. Тайга. Реформа предусматривала упразднение округов, сокращение количества районов с 25 до 15 и их прямое подчинение краевым органам власти. Соответственно расширились границы ответственности райкома и
райисполкома, которые стали называться Яшкинскими3.
С одной стороны, Тайга из-за плохого состояния или кое-где даже отсутствия
сухопутных дорог не имела прочных хозяйственных связей с крупной сельскохозяйственной территорией, примыкавшей к городу с юга. Частично транспортную
функцию выполняла железнодорожная ветка Тайга-Юрга. В этом отношении географическое местоположение Яшкино являлось более выгодным для пребывания
там районного центра. С другой, – в Тайге уже работали районные структуры,
имелся источник кадрового резерва в виде многочисленной группы квалифициро1 Сафронов Александр Сафронович, 1894 г.р., окончил земское училище, учился в школе ликбеза. Каменщик-печник, рабочий пути. Принят в партию в феврале 1924 г. Секретарь партячейки ст. Тайга. В
1928 и 1930 гг. – председатель горсовета. В 1931 г. работал кондуктором. В период коллективизации
организовывал колхозы в д. Литвиново, Мугалово, Дубровка, Терёхино. После окончания техникума
направлен в политотдел Томской ж. д. инструктором, а затем начальником Тайгинского политотдела.
Перед войной избирался секретарём парткома Томского ж. д. узла, работал начальником Тайгинского
кондукторского резерва. После войны трудился в аппарате Тайгинского отделения ж. д.
2 Красное знамя. 1.02.1929. № 25; На полный ход. 26.12.1930. № 52. Так, выносились решения о назначении председателем горсовета Н. Захарова, после него – т. Степанова и др.
3 ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 63. Л. 8. I-я Яшкинская партконференция, на которой был избран новый райком ВКП(б), прошла в октябре 1930 г. Райисполком был образован 6 августа. В район вошли 16 сельсоветов: бывшего Поломошинского района, 13 сельсоветов Тайгинского района и 3 (Больше-Ямский, Колбихинский, Новоромановский) Юргинского района (Красное знамя. 6.08.1930. № 174).
186
ванных рабочих и служащих железной дороги. Очевидно, эти достоинства оказались более весомыми, и уже весной 1931 г. Яшкинский район был переименован в
Тайгинский. Административная реформа усилила нагрузку на представителей всех
районных органов власти, но ослабила их внимание к решению городских проблем.
Работа над решением
типичных для горсовета задач: обеспечение нормального функционирования всех
сфер
жизнедеятельности
населения и выполнение
наказов избирателей – осуществлялась в обстановке
острого дефицита средств.
Созванный 4 декабря 1931 г.
расширенный пленум Тайгинского городского совета с участием представителей общеДепутаты горсовета (слева направо): машинист Скрипник,
ственных организаций обсустоляр М.Н. Катин, слесарь Игнатенко.
дил застарелые проблемы
(Красное знамя. 14.02.1929. № 36)
самоуправления, подвергнув
большевистской критике работу всех звеньев городского хозяйства. Так, за прошедшие годы не удалось форсировать достройку школы (возведение её фундамента началось ещё в 1918 г. на месте, где в начале XXI в. стоит здание полиции,
имела порядковый № 2), коммунальной бани, нового пожарного депо, жилищное
строительство. После каждой зимы на улицах ещё долгое время не убирались
накопившиеся кучи мусора, указывалось на неудовлетворительное санитарное состояние жилого сектора. Отмечалось отсутствие активной работы секций. Председатель горсовета Агеев, ответственный секретарь Рысь и заведующий Горкомхозом Антонов обвинялись в оппортунистической недооценке советской работы.
С них спросили и за невыполнение ряда несвойственных их положению советского работника поручений, возложенных райкомом ВКП(б). Так, пленум посчитал, что им следовало сосредоточить максимум внимания на подготовке ж. д. узла
к осенне-зимним перевозкам путём организации депутатских групп во всех цехах
производства. Направление от горсовета бригады по оздоровлению паровозного
парка (под руководством депутата В. Зданкевича) оказалось явно недостаточной
мерой1.
Депутаты, являясь заложниками ситуации отсутствия средств на выполнение
1 На полный ход. 9.12.1931. № 139. Пленум снял Т.П. Агеева с должности председателя горсовета «в
связи с потерей бдительности… и допущенными левацкими заскоками в скотозаготовках» (до этого в
октябре 1930 г. он был снят с должности председателя райисполкома за невыполнение по району плана
сбора урожая), выбрав новым председателем депутата М.Н. Катина.
187
всех наказов избирателей, сыпавшихся в период избирательной кампании как из
рога изобилия и требующих существенных затрат, часто на страницах городской
газеты «На полный ход» подвергались критике1. В июле 1932 г. в целях усиления
политического содержания решением бюро райкома ВКП(б) издание было переименовано на «Сталинский путь»2.
В частности, его читатели сигнализировали о неудовлетворительном уровне
оказания медицинской помощи. Несмотря на резолюцию (июль 1928 г.) наркома
здравоохранения Н.А. Семашко о необходимости постройки в течение 1928–
1929 гг. на станции Тайга кирпичной больницы на 75 коек, правление дороги не
спеша приступило к её сооружению только в конце I пятилетки. Надо отдавать отчёт об ограниченных квалификационных и инструментальных возможностях тайгинских врачей того времени, чтобы при всех случаях обращения больных проводить безупречную диагностику и курс лечения. При бедном состоянии медицины, в
свою очередь, и требования к ней со стороны населения были невысокими. Однако в повседневной кропотливой работе медицинского персонала часто ложкой дёгтя являлись случаи казённого обращения с взывавшими о помощи3.
Поздней осенью 1931 г. в городе участились случаи заболевания брюшным
тифом. Постановлением горсовета от 15.11.1931 г. с целью пресечения возможной
эпидемии была создана специальная комиссия (ЧЕКатиф) в составе: тт. Антонова
Так, в декабре 1930 г. на чёрную доску газеты были занесены фамилии следующих депутатов: Чернов
А, Москалёва Нат., Борискина, Немыткин П., Рябеченко Георгий, Дудченко Андрей, Панкратов Пётр,
Богатеев Сергей, Скачко, Гараже Пётр, Толочко Лев, Усов, Чебатько М., Мармурко Алекс., Ракитин
Алексей, Помыткин Василий, Иванов Николай, Горобанский Павел, Никольский Георгий, Быкова Дарья,
Жукова А., Прудников Ф., Васюков Кузьма (На полный ход. 19.12.1930. № 49).
2 ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 98. Л. 17.
3 Красное знамя. 14.07.1928. № 16. Нередко неприятное впечатление о себе и стиле своего руководства
вверенным коллективом у пациентов при встрече оставлял главный врач ж. д. больницы Фигуровский,
не отличавшийся соблюдением правил врачебной этики.
Из письма фельдшера В.Н. Ивановой в газету: «2 сентября у меня заболел ребёнок. Утром я послала
в приёмный покой и просила прислать врача. На просьбу никто не явился. Вечером в приёмный покой
за врачом пошёл муж. Там оказался Прейсман, но беда в том, что он собирался в клуб. Муж стал спрашивать адрес врача Тюменцевой – не говорят. Часов в 11 вечера врач Каменцев приехал на лошади
(хотя нужно было только через пути перейти) и начал с выговора. Ребёнка врач не осмотрел, не прописал ничего, изрёк: «Это ваше воображение. Ребёнок здоров», – и …уехал. Вызвали врача Фигуровского,
говорит: «Пустяки, в Томск везти не надо». Врач Тюменцева предложила везти ребёнка в Томск, не
слушая никого. Но тут встал на пути врач Фигуровский, который не хотел дать путёвки. Только вмешательство некоторых организаций заставило его сделать это. В Томске врачи болезнь определили сразу.
Сказали, что уже поздно. И ребёнка я потеряла. …В первый день болезни ребёнка мимо квартиры
нашей проходил с кампанией дам врач Тихомиров. Когда его попросили зайти, он отказался: «Напрасно
меня беспокоите, я в отпуске и не пойду». На самом же деле этот врач ушёл в отпуск неделю спустя
(Красное знамя. 16.10.1928. № 241).
В другом случае Фигуровский отказал в помощи рабочему т. Козловскому, тяжело раненному при
задержании бандитов, заявив: «Что я тебе сделаю – ты через полчаса всё равно умрёшь» (Красное
знамя. 13.11.1928. № 263).
В марте 1929 г. в стационаре больницы у всех рожениц резко повысилась и в течение нескольких
дней держалась высокая температура, пока не обнаружили, что в прачечной при приёмном покое уже
две недели «гостит» поросёнок и проживает телёнок работницы (Красное знамя. 14.03.1929. № 59).
1
188
(горсовет), Анисимова (райпрофсож), Егорова (председатель комиссии, райздравотдел), Серебренникова (райсанотдел), Щукарева (райбольница), Сухова
(райстрахкасса), Бухарина (санрайона), Курченко и Михайлова (ОГПУ). В результате проведённых профилактических мероприятий, в том числе вакцинации населения, эпидемию удалось предотвратить1.
Давно замечено, что массовое заболевание тифом всегда связано с социально-экономическим спадом, войнами или масштабными переселениями. В годы
первой пятилетки в определённой степени завуалированно проявлялись признаки
указанных бедствий. С весны в 1930 г. в Тайге стал остро ощущаться дефицит
продовольствия. Была запрещена продажа хлеба на перроне. Заметно опустели
прилавки магазинов и лавок транспортного кооператива ТомТПО и городского общества потребителей (ГорПО). На базаре к любой ещё только подъезжавшей крестьянской подводе выстраивалась длинная очередь. Районные и городские власти,
отмечая неразворотливость коммерческих агентов, ставшее обычным неудовлетворительное санитарное состояние столовых, необходимость борьбы со спекулянтами, трудились над улучшением рабочего снабжения.
В июле бюро Тайгинского райкома постановило «обратить исключительное
внимание на налаживание работы в горсовхозе, особенно на подготовку к уборке и
заготовке овощехранилища». Через год в июне 1931 г. на 19-й Тайгинской районной партконференции была поставлена задача: построить дополнительно 35 скотных дворов в крупнейшем в Западно-Сибирском крае молочном совхозе № 59,
расположенном в районе, и довести поголовье крупнорогатого скота до 3500 голов2.
Многие рабочие, имея стеснённые жилищные условия, питались в небольших
столовых, расположенных в приспособленных помещениях. К 7 ноябрю 1931 г.
около депо было построено просторное кирпичное здание новой столовой ТомТПО
(в 1950–1960-е гг. в нём размещался ресторан), открылась диетстоловая. Расширялась и сеть магазинов. В 1928 г. на месте снесённого двухэтажного дома торговца Крюгера (перекрёсток пр. Пролетарского и ул. Советской) был построен просторный магазин, названный по цвету фасада «жёлтым», появился магазин распространённой в Сибири торговой системы АКОРТ3. Осенью 1928 г. были закрыты
пивные, что способствовало существенному сокращению случаев уличного хулиганства. В октябре 1930 г. райком ВКП(б) с целью централизации снабжения города продовольствием и промышленными товарами предложил провести слияние
кооперативов ТомТПО и ГорПО. Впрочем, в Постановлении ЦК ВКП(б) от 10 янва
ря 1931 г. «О транспорте» было сказано о дальнейшем развитии ведомственной
кооперации, поэтому объединение не состоялось.
В конце 1932 г. среди рабочих усилилось брожение по поводу недовольства
Красное знамя. 17.11.1931. № 130, 30.11.1931. № 136.
ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 83. Л. 5; ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 61. Л. 98.
3 Красное знамя. 14.06.1928. № 136; На полный ход. 2.10.1931. № 111; 7.11.1931. № 126.
1
2
189
дефицитом продовольствия и не
своевременной
оплаты труда.
Сложный период становления
переживала опытно-таёжная станция, созданная как
полигон для разработки
новых
технологий выращивания и переработки сельскохозяйственного
«Жёлтый» магазин (фото середины 1960-х гг.)
сырья в таёжных
условиях. Только в течение 1927–1928 гг. на строительство помещений и содержание штата из 18 человек было затрачено 25000+54000 рублей. Коллектив станции
занимался изучением различных способов расчистки лесных площадей для сельскохозяйственных угодий, испытывал корчевальные машины, разработанные и изготовленные на базе Томского политехнического института. Проводились эксперименты по оценке эффективности использования традиционных методов борьбы с
лесонасаждениями:
подсечка, окольцовка коры, полное ошкуривание ствола с
целью
усыхания.
Изучались
грибы
гниющей древесины,
способные разрушать пни. Уделялось большое внимание способам использования
дреСтоловая ТомТПО, затем линейного ОРСа столовая № 2.
(в 1960-х гг. в здании размещался ресторан)
1931 г.
весных отходов путём их химической и механической переработки, получения дёгтя и пихтового масла. Велись наблюдения за температурным режимом почв.
Её сотрудники приступили к выведению и селекции высокоурожайных кормовых, плодово-ягодных культур, картофеля, проводили эксперименты по силосованию таёжного бурьяна как добавки к традиционному рациону из грубых кормов для
домашних животных. Только овса высевалось до 46 сортов, яровой пшеницы – 34,
190
ячменя – 31, гороха на зелёную массу – 20, гороха на зерно – 7¸вики – 3, чечевицы
–2, льна – 31.
Здание горисполкома (бывший дом купца С.Ф. Архангельского)
Конечно, быстрых результатов даже при условии правильной организации
научной работы не следовало ожидать, но именно поэтому в коридорах районных
органов власти бытовало непонимание – с какой целью тратятся такие большие
деньги?2. С началом сплошной коллективизации Переселенческое управление, как
уже ненужная структура, было расформировано, и прежде обширная научная программа станции сократилась до исследований в области пчеловодства.
Борьба за безусловное выполнение заданий пятилетки и напряжённая работа
железнодорожного узла вносили коррективы в деятельность городских учреждений
и организаций. На основании Постановления CНК CCCР от 24.11.1931 г. все обслуживающие подразделения с 1 декабря были переведены на шестидневную
прерывную неделю (пять дней – рабочих и один – выходной). С 1930 г. специальными Постановлениями райисполкома и горсовета для незанятого на производТимук Л. История существования опытной станции в Тайге раскрыта полностью // Информ-Тайга. 2017.
№ 13. В 1928–1929 годах в составе станции (директор В. Мантейфель) работали следующие отделы:
лабораторно-исследовательский (Н.И. Смирнов, А.Д. Казанцев, Н.А. Кукарина); агрометеорологический
(В.К. Янковский, О.В. Вознесенская, В.Н. Тервинский, П.П. Степанов, М.А. Петина, С.А. Девяшина); лесотехнический (А.С. Буянов, В.А. Седельников, М.В. Целищева).
2 Красное знамя. 9.12.1928. № 286; 24.09.1930. № 193.
1
191
стве населения в течение каждого осенне-зимнего периода стали объявляться дни
по отработке платной трудовой повинности, связанной с заготовкой леса для шахт,
дров для нужд города и осиновых чурок для Томской спичечной фабрики.
Стрелы острой критики настигали не только депутатов, но и представителей
правоохранительных органов. В 1928 г. на волне борьбы с хулиганством внимание
общественности привлекли некоторые недостатки в работе районной милиции и её
начальника Мулюкова. В декабре 1930 г. за поддержку (во время изъятия излишков
хлеба) интересов кулаков партийное взыскание получил уполномоченный райисполкома В.П. Ивченко. За аморальное поведение и необоснованное прекращение
дел, заведённых в отношении знакомых лиц, из партии был исключён и отдан под
суд народный судья Лазебный (бывший секретарь райкома ВЛКСМ).
В апреле 1931 г. райком партии заявил о полном отрыве работы суда и прокуратуры от выполнения важнейших задач текущего времени, о «мягкотелости» в отношении кулаков. На заседании его бюро было принято решение ходатайствовать
перед краевым комитетом ВКП(б) заменить прокурора т. Дзенис другой кандидатурой, а молодого судью т. Попову, признавшую допущенные по причине малоопытности ошибки, пока оставить1. В конце апреля во исполнение Постановления СНК
СССР от 25 05.1930 г. в Тайге неоднократно собирались совещания с целью создания отделения Общества содействия милиции и уголовному розыску. Приведённые примеры свидетельствовали об упорной работе партийных органов по
утверждению без исключений норм коммунистической морали и партийной дисциплины. Райкому пока удавалось сдерживать чрезмерное служебное рвение правоохранительных органов в поисках врагов народа. Начальнику Тайгинского отдела
ОГПУ т. Ломакину было указано на недопустимость совершаемых им ошибок (аресты коммунистов без ведома райкома ВКП(б), нетактичные выпады по отношению
к товарищам, необоснованный вызов в отделение председателя райисполкома и
др.)2.
Подводя итоги деятельности горсовета, следует отметить, что в течение пятилетки жилой фонд города пополнился 33 многоквартирными домами (330 квартир) и десятками новостроек в частном секторе. На одного человека приходилось
2,5 кв. м. жилой площади. Однако в санитарном отношении значительных улучшений не произошло. Как отмечала в январе 1933 г. комиссия райкома партии, подводившая итоги прошедших лет, «водосточные канавы запущены, тротуары не исправны, зелёных насаждений не производится, город слабо освещён, снабжение
водой не организовано»3.
1 Красное знамя. 31.10.1928. № 254; 18.01.1930. № 13; На полный ход. 26.12.1930. № 52; 13.04.1931. №
41; 21.04.1931. № 41.
2 ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 60а. Л. 62.
3 ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 101. Л. 31.
192
3.3. Изменения в культурно-образовательной сфере
Быстро меняющаяся политико-экономическая обстановка в стране отражалась на состоянии культурно-образовательной сферы города. Педагогические коллективы школ находилась в поиске новых форм и методов обучения и воспитания
подрастающего поколения, которое со временем должно было прийти на смену
максималистски настроенным Победителям, штурмовавшим стройки первых пятилеток, безжалостно клеймившим инакомыслящих. Великие дела, к сожалению, сопровождались немалыми жертвами.
Рождённые в начале 1920-х гг. малыши пришли в первые классы, чтобы коллективно овладевать знаниями, постепенно приходить к собственному пониманию
ценностей, воспринятых от взрослых. Они представляли собой первую волну
«Молчаливого» поколения, которому предстояло усвоить горькие уроки политического вольнодумства героев Гражданской войны. Его представители в период юности и возмужания в различной степени соприкоснулись с атмосферой унижения изгнанных из привычной среды миллионов безропотных крестьян и репрессированных, прочувствовали удовлетворение сообща со сверстниками путём преодоления
трудностей быть сопричастными к достижению больших трудовых побед, гордиться ими и усиленно готовиться к защите страны, воспринимаемой в виде большой
семьи народов.
Школьные будни маленьких тайгинцев время от времени наполнялись новым
содержанием. Весной 1928 г. в большинстве учебных заведений были введены так
приятные всем завтраки (чай и горячие пирожки). Депутаты горсовета после переговоров с Новосибирской конторой Совкино добились, чтобы учащиеся и дошкольники Тайги 2 раза в месяц, наконец, могли в кинотеатре смотреть детские кинокартины.
В апреле педагогический коллектив районной школы II ступени (№ 2), как и
некоторые школы г. Мариинска, включился в эксперимент по проведению предметных зачётов. Учащиеся, особенно старших групп, приступили к усиленному повторению всего ранее пройденного материала, захватывая дома и ночное время,
чтобы не провалить зачёт. Нарастало непривычное переутомление детского организма. На фоне недоедания и сильного волнения некоторые ученицы во время
длительного опроса падали в обморок. Эксперимент пришлось прекратить1.
Нововведения коснулись и организации учебного процесса. Новый учебный
год, начавшийся по всей стране на месяц раньше – с 1 сентября 1928 г., – по рекомендации учёных-педологов стал делиться не на триместры (каникулы приурочивались к религиозным праздникам), а на кварталы (четверти), причём первые четверти были несколько больше, чем последние (I-я – с 1 сентября по 8 ноября, II-я –
с 15 ноября по 23 января, III-я – с 1 февраля по 12 апреля, IV-я – с 12 апреля по 15
июня). Единым выходным для учащихся днём объявлялась среда. С сентября
1
Красное знамя. 14.03.1928. № 62; 13.04.1928. № 90.
193
1931 г., согласно Постановлению ЦК ВКП(б) о начальной и средней школе, в Тайге,
как и везде по железным дорогам, произошла реорганизация управления образованием. Школы из наркомата путей сообщения передавались в Народный комиссариат просвещения РСФСР. На территории города вводилась их сквозная нумерация с № 1 по № 10. Вместо районного совета народного просвещения был создан совет по культурному строительству и отдел народного образования. Таким
образом, подчёркивалась их специализация, конкретизировались зоны ответственности работников культуры и образования. Возобновилась кампания по возврату в школы учителей из числа ранее уволившихся1.
Ответственная роль в деле коммунистического воспитания школьников отводилась комсомолу и пионерскому движению. Обсуждение требований Постановления проходило на совещании работников образования района, где заведующий
райОНО т. Анкуд вручила Почётную грамоту организатору пионерработы в железнодорожной школе № 1 учительнице математики С.Н. Коробейниковой2.
Важнейшей составляющей обучения молодого поколения являлось его трудовое воспитание. Ежегодно с наступлением весны оно принимало активное участие
в озеленении города. Так, в 1928 г. учащиеся 5, 6 и 7 групп I-й ж. д. школы в ограде
клуба им. Ленина разбили сад площадью 1,5 десятины с посадкой деревьев. В январе 1930 г. на зимних каникулах её комсомольцы выехали на заготовку дров, а в
феврале 1932 г. в целях подготовки колхозников к севу они взяли шефство над деревней Яя-Бобровка. В процессе массово-разъяснительной работы, направленной
на достойную встречу «третьей большевистской весны», учащиеся распространяли сельскохозяйственную литературу, проводили среди рабочих-строителей читки
газет. При школе был организован кружок юннатов, которые занимались опытами
по определению всхожести заготовленных семян в подшефной и других деревнях3.
Заметная политизация советской школы проходила не только по линии повышения активности комсомольских ячеек учащихся и пионерских отрядов, но также
идеологизации воспитательного процесса. С лета 1928 г. развернулась кампания
по борьбе с проявлениями в молодёжной среде есенинщины: настроений упадничества, художественного воспевания безысходности, меланхоличного самолюбования и т. д4.
Тяжёлая экономическая обстановка била, в первую очередь, по молодым рабочим, в числе первых попадавшим под сокращение. Комсомольские вожаки не
знали рецептов, каким образом рядовому члену ВЛКСМ выйти из трудной жизненной ситуации в то время, когда ежедневно многие взрослые рабочие, оставаясь в
1 Красное знамя. 19.08.1928. № 192; 2.02.1929. № 43; На полный ход. 15.09.1931. № 104; 17.10.1931. №
117.
2 На полный ход. 21.06.1932. № 57.
3 Красное знамя. 29.04.1928. № 101; 28.01.1929. № 22; На полный ход. 6.02.1932. № 13.
4 Красное знамя. 8.06.1928. № 131; 20.11.1928. № 269.
194
штате, почти безнаказанно нарушали трудовую и производственную дисциплину.
Наблюдалась частая смена секретарей комсомольских ячеек и райкома ВЛКСМ1.
В течение года школьники были вовлечены
в
активное
наступление
партийнокомсомольского актива на верующих, организованное руководством райкома ВКП(б). Так, в середине августа 1928 г. в Томской окружной газете «Красное знамя» вышла статья «Знамя его
надо мною любовь» о евангелистах-христианах
Тайги. Сообщалось о неимоверной численности
их рядов: до 500 членов (возможно, это была
опечатка, реально численность не превышала
50). «Сейчас в Тайге идёт культштурм, – писал
корреспондент. – Молодёжь бродит по базару,
смотрит, крыты ли от мух товары у торговцев.
Бичует мелкое зло на страницах газеты. При
встрече друг с другом осматривают друг друга,
Павел Павлович Шубин
(1905–1981)
чисты ли руки и заглядывают в зубы. Но никто
Секретарь Тайгинского райкома
из комсомольцев не постарался поглубже заВЛКСМ в 1930 г.2
Фото 1924 г.
глянуть в нутро своего города, которое поросло
грязью и невежеством»3. Райком партии к критике прислушался и уже в сентябре
появились гневные письма рабочих с требованием передать принадлежащий железной дороге дом священника Андреевской церкви семье какого-нибудь железнодорожника, а сам храм использовать под школу.
Антирелигиозная кампания велась по всему Томскому округу. На собраниях звучали «разоблачения» священников. В Тайге в клубе им. Ленина местное отделение
союза безбожников провело диспут на тему «Нужна ли трудящимся религия»
Секретари Тайгинского райкома ВЛКСМ: т. Митькин (1928 г.), П.П. Шубин (1930 г.), т. Кулагин (1930 г.),
т. Крылов (1931 г.), т. Микин (с января по май 1932 г.). В 1930 г. под руководством 1 секретаря Кулагина
в райкоме работали: его первый заместитель Иванова, второй заместитель Анищенко, пионерработник
Ступа и др. (ГАКО. Ф. П-33. Оп. 19. Д. 60а. л. 87).
2 ГАКО. Ф. Р-1215. Оп. 7. Д. 399. П.П. Шубин учился ФЗУ на слесаря по ремонту паровозов, возглавлял
комсомольскую ячейку училища. В марте 1924 г. вступил в ряды ВКП(б), был избран заведующим отделом политпросвета Тайгинского райкома ВЛКСМ. В том же году был направлен на учёбу в совпартшколу (г. Томск). Окончив учёбу, заведовал избой-читальней в с. Таловка, работал секретарём ВерхЧебулинского райкома комсомола. После двух лет службы в армии вернулся в Тайгу. В 1930 г. был избран секретарём Тайгинского райкома ВЛКСМ, в 1931 г. – секретарём Барабинского райкома ВЛКСМ, в
1932 г. – зав. агитмассовым отделом Барабинского райкома партии. В 1937 г. направлен на политработу
в армию, в 1945 г. участвовал в боях с Японией. Прослужив 14 лет и пройдя путь от рядового до инструктора политотдела армии, был демобилизован в 1947 г. Вернулся в Тайгу, где работал слесарем,
помощником машиниста, секретарём партбюро паровозного депо, инструктором политотдела Тайгинского отделения дороги, заведующим клубом им. Ленина и несколько лет перед пенсией – заместителем командира отряда военизированной охраны (Тайгинский рабочий. 5.07.1980. № 89).
3 Красное знамя. 19.08.1928. № 192.
1
195
(докладчик т. Бойков). От религиозных общин были приглашены:
– от евангельских христиан: И.С. Николаенко, П. Вшивков, И.В. Борковский, А.
Серов, И.П. Шишев, Пожарский, Малкин (проповедник), Прокопьев, С. Петров и Кучина;
– от Ильинской церкви: Рябцев (священник), Пантелеев, Угрюмов, И. Съедин;
– от общины обновленцев: И.В. Ефимовский (священник), А.П. Ефимовский,
А. Храмцев, И.Н. Божко, Е. Устиненко, И.И. Рактин;
– от общины староверов: Я. Миронов, Т. Несторов;
– от общины католического вероисповедания: А.Д. Зундан, М.И. Салян1.
В январе 1929 г. в период предвыборной кампании в горсовет участники собраний учащихся (400 человек) и женщин (200 чел.) дали будущим депутатам
наказ: закрыть церкви и разместить в их зданиях школы или детские клубы. В 20-х
числах июля, описывая народное возмущение по поводу захвата КВЖД китайскими
войсками, окружная газета сообщила о закрытии в Тайге железнодорожной церкви,
костёла и старообрядческой молельни2. Возникла двусмысленная ситуация. Закрытие храмов юридически не оформлялось, на что указал окружной комитет партии, упрекнув райком партии в поспешных, непродуманных действиях. Определён-
Группа «Синяя блуза» (1930-е гг.): верхний ряд (слева направо) – В. Левкович, А. Гаевский, Е. Каримова, А. Кудряшов, К. Мартынов. Средний ряд: А. Неклюдов, М. Климова, А. Кудряшова, К. Семёнов, Н.
Муравьёва (фамилии остальных неизвестны) (Тайгинский рабочий. 21.04.1970. № 47)
ное «брожение» мнений по этому поводу коммунисты отмечали и в городской комсомольской организации3.
Перевод учреждений культуры на хозрасчёт, введение платности занятий в
Красное знамя. 20.10.1928. № 245.
Красное знамя. 24.07.1029. № 166.
3 ЦД НИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 892. Л. 148.
1
2
196
кружках клуба им. Ленин и даже добровольно-принудительные сборы средств на
культурное строительство не способствовали широкому вовлечению молодёжи в
самодеятельные объединения. Показательны мытарства городской библиотеки. В
1922 г. в Тайге оставалась одна городская библиотека. В конце года она разделилась на городскую и железнодорожную. Городская разместилась в здании партклуба. В 1924 г. она перешла в ведение межсоюзного профсоюзного клуба, а в 1925 г.
передали райисполкому как библиотеку опорной районной избы-читальни. В
1927 г. книжный фонд поступил в распоряжение городским профсоюзам, однако от
частых перемещений он оказался в плачевном состоянии. Осенью верхний этаж
библиотеки заняли под райисполком, а все книги спустили на первый этаж дома. В
декабре и этот этаж понадобился для размещения партшколы. Книгам нашлась
комнатка в нардоме им. Крупской, пока весной стеллажи не простояли месяц в паводковой воде. После частых перемещений читатели уже не знали, где менять книги. За этот период фонд не пополнялся, лишь однажды райисполком выделил
200 руб. на приобретение учебной литературы. В июне 1928 г. райполитпросвет
вынес постановление вновь объединить на базе клуба им. Ленина две библиотеки,
впрочем, этой передаче без выделения денег на содержание руководство учреждения упорно противилось. Зато через два года в мае там был открыт детский
сад, принявший 43 дошкольника1.
Вследствие переселения в Тайгу крестьян окрестных деревень (около 1500
человек) среди местного населения возросла численность неграмотных и малограмотных. Двух имевшихся школ: ликбезовской (30 учеников) и для малограмотных (40 учащихся ), – да ещё и при слабой посещаемости, было явно недостаточно
для полной ликвидации неграмотности. В этой связи начатая ещё в 1920 г. эта работа продолжалась и в 1930-е гг.
Местом проведения большинства культурных мероприятий являлся клуб
им. Ленина. Отсутствие в Тайге профессиональных культработников возмещалось
назначением на соответствующие должности профсоюзных активистов из людей
рабочей среды – любителей того или иного жанра искусства. По-прежнему с острыми сатирическими сюжетами в производственных цехах выступала агитбригада
«Синяя блуза». В её исполнении звучали революционные песни, стихи Маяковского, Демьяна Бедного, Бориса Пастернака и др.
При частых кадровых перестановках в райкоме партии, горсовете, райкоме
ВЛКСМ и райпрофсоже внимания к клубной деятельности уделялось недостаточно, чтобы поддерживать работу кружков на должном уровне. В стенах учреждения
проходили собрания общественности, активно занимался лишь духовой оркестр
под руководством Афрайловича, да физкультурный кружок. В июне 1930 г. (в газете «Красное знамя») и сентябре 1932 г. («Сталинский путь») критике подверглись
зав. клубом Мокрушин и Галуза (первый – за бездеятельность, допустивший кражу
всей радиоаппаратуры). Уже длительное время не выпускалась «живая» газета
1
Красное знамя. 28.06.1928. № 148; На полный ход. 8.05.1931. № 50.
197
(отв. Звонков), и не было постановок драмкружка (отв. Бессонов). Публике уже порядком поднадоели еженедельные показы грузинских фильмов, она соскучилась
по лекциям, коллективным семейным вечерам, по шахматному клубу и другим мероприятиям культурного досуга, которые раньше с успехом проводились ещё в
старом деревянном рабочем клубе1.
Более энергично развивалось движение за привлечение молодёжи к занятиям
физкультурой и спортом. Стране требовались здоровая рабочая сила и крепкие
защитники её рубежей. Ежегодно в начале февраля тайгинцы участвовали в большой лыжной эстафете Томской ж. д. Её начинала команда новосибирских транспортников, обычно за 51-52 часа
проходившая 230 км. В Тайге она
встречалась со спортсменами из
Томска, пробегавшими 78 км за
12-13 часов. Затем эстафету принимали тайгинские лыжники, передававшие её дальше на восток.
Всего в мероприятии участвовали
более 20 кружков физкультуры со
140-150 участниками. Эстафета
была частью участкового спортивного праздника. Далее в соответствии с его программой в городе проводились лыжные бега по
пересечённой местности для мужчин и женщин, бег на коньках,
стрельба, городки на льду, хоккей
и пинг-понг. Вечером организовывалось катание на льду с факелами2. Занятия летними видами
спорта проходили в основном в
рамках отдыха школьников в пиоБаскетболистки Тайги фото 1929 г.
нерском лагере у с. Петухово. В
жаркие месяцы стадион и горсад в отдельные годы постепенно превращались в
пастбище для животных, пока к сентябрю их вновь не заполняла отдохнувшая молодёжь.
События весны-лета 1929 г., связанные с захватом КВЖД, всколыхнули патриотические чувства тайгинцев. Своё желание быть добровольцами в случае войны
изъявили 300 представителей рабочей молодёжи города. Главкому К.Е. Ворошилову была направлена телеграмма с просьбой о зачислении их в резерв Красной
1
2
Красное знамя. 3.06.1930. № 124; Сталинский путь. 18.09.1932. № 85.
Красное знамя. 14.02.1929. № 36; 15.02.1929. № 37 .
198
армии. Осовиахим, как и в прошлом году, организовал воскресник по очистке площадки для аэродрома. 28 августа по всем службам железнодорожного узла прошли многолюдные собрания (1500 участников) с обсуждением международной обстановки. Везде были приняты следующие решения: снять со всех церквей колокола и передать их на переплавку в фонд индустриализации; на всю пятилетку
определить 12 дней индустриализации; начать сбор средств на постройку самолёта «Тайгинский железнодорожник», для чего с заработка каждого члена профсоюза
до конца текущего года отчислять один процент; немедленно оживить подписку и
выполнить в срок контрольные цифры по сбору 3-го займа индустриализации1.
В ноябре 1930 г. Центральный Совет Осовиахима (г. Москва) утвердил перечень исторических мест гражданской войны и создал комитет по их увековечению.
На станции Тайга им было предложено заложить памятник, посвящённый разгрому
последних сил Колчака2. По каким-то причинам этот проект не состоялся, но в следующем году к 7 ноября горсовет, следуя общей по стране практике, на основании
Постановления Запсибкрайисполкома предоставил бывшим красногвардейцам и
красным партизанам льготу по 50% оплате коммунальных услуг3.
В целях выявления всех льготников в городе была сформирована комиссия
красных партизан, которая на основании предоставленных документов, свидетелей и автобиографий составила список жителей Тайги, участвовавших в военных
действиях4.
Таким образом, в годы первой пятилетки нарабатывались подходы к наполнению городской культурно-образовательной среды содержанием, соответствовавшим политико-экономической обстановке в стране и очередным новым задачам,
которые ставила партия.
Красное знамя. 2.08.1929. № 174; 30.08.1929. № 197;
Красное знамя. 19.11.1930. № 258.
3 На полный ход. 1.11.1931. № 124.
4 ГАКО. Ф. П-33, оп. 19. Д. 111. Л. 1; ГАКО. Ф. 176. Оп. 2. Д. 1, 2, 3, 4, 5, 8, 9, 10. В начале 1933 г. в список
партизан и красноармейцев были включены следующие жители Тайги: Чихичин Андрей Данилович
(1900 г.р.), Вахромеев Александр Иванович, Горшков Андрей Борисович (рабочий депо), Иноземцев
Семён Александрович (1895 г.р., грузчик материального склада), Крючков Егор Алексеевич (1898 г.р.),
Лимонов Иван Прокопьевич (1901 г.р.), Малунов Николай Прохорович, Ракитин Кузьма Трофимович
(стрелочник), Урусов Андрей Васильевич, Черешня Кондратий Илларионович, Смирнов Александр
Алексеевич (1899 г.р., управляющий Заготскот), Бурмистров Семён Степанович (1886 г.р., управляющий
раймельницей), Колотов Андрей Павлович (1894 г.р., кладовщик Заготскот), Стаценко Пётр Архипович
(1896 г.р., начальник райОГПУ), Сысоев Фёдор Варламович (1897 г.р., зам. председателя райпотребсоюза), Вассаровец Иван Игнатович (1892 г.р., инспектор Собеса), Сорокин Василий Спиридонович (1881
г.р., председатель райКК-РКИ), Ислентьев Андрей Андреевич (1869 г.р., председатель райстрахкассы),
Пивоваров Иван Ефимович (1894 г.р., зав. райфарма) и др.
1
2
199
Глава IV. В годы тревог и трудовых побед (1933 – май 1941)
Уже при беглом взгляде на череду событий этого периода несложно заметить
стремительно менявшийся их общий фон: существенно трансформировалась морально-политическая атмосфера. В ходе борьбы за дальнейшее наращивание
пропускной способности своего железнодорожного узла тайгинцы, приученные к
тотальной критике различных по масштабу недостатков, следовали партийным директивам при участии признанных доблестными структур ОГПУ-НКВД. Они не оказывали сопротивление репрессиям, осуществлённым в отношении более четырёх
сотен (установленных на сегодняшний день) инакомыслящих или просто невинных
земляков, невзирая на их прежние революционные и трудовые заслуги.
В обществе проявлялись своеобразные механизмы защиты от угрозы оказаться в лагерной изоляции «без права переписки». Ими являлись ритуальные (по
характеру) выступления на собраниях с призывами жестоко покарать отщепенцев,
отказы от опальных родственников, наветы, упреждающее самобичевание ответственных лиц и др. В таких случаях декларируемые убеждения чаще не соответствовали внутренним установкам личности. В рабочей среде политическое двоемыслие вытеснило прежде господствовавший революционный максимализм и стало её привычным состоянием.
С прекращением с конца 1938 г. массовых арестов в городе больше не возобновлялись кампании критики недостатков. Горький опыт прежних лет научил обывателя помалкивать, а партийно-хозяйственный актив – сосредоточиваться на
пропаганде трудовых достижений стахановцев. Важнейшую роль в реабилитации
угнетённого общественного сознания стала играть усиленная подготовка к предполагаемому на сентябрь 1941 года военному нападению на СССР со стороны фашистской Германии и её союзников, разведки которых фигурировали в подавляющем большинстве политических дел, ранее сфабрикованных на родственников,
сослуживцев и друзей (соседей) горожан. Поколение Победителей получило глубокую психологическую травму, последствия которой отразились на подрастающем
«Молчаливом» поколении.
4.1. Напряжённая работа Тайгинского ж. д. узла: борьба с аварийностью и развитие стахановского движения.
На прошедшем в январе 1933 г. объединённом пленуме ЦК И ЦКК ВКП(б) были определены основные задачи второй пятилетки, которые предопределили вектор развития Тайгинского железнодорожного узла и города. По стране в течение
пяти лет предусматривалось осуществить ряд крупных кампаний.
1. Ликвидация капиталистических элементов и классов вообще на основе
полного завершения коллективизации крестьянских хозяйств и кооперирования
всех кустарей, частной собственности на средства производства. Ликвидация мно200
гоукладности экономики Советского Союза и установление социалистического способа производства как единственного способа производства, с превращением всего трудящегося населения страны в активных и сознательных строителей социалистического общества.
2. Завершение технической реконструкции всего народного хозяйства СССР
на базе созданной в период первой пятилетки и идущей по пути дальнейшего
быстрого подъёма промышленности, производящей средства производства.
3. Быстрый подъём благосостояния рабочих и крестьянских масс, и при этом
решительное улучшение всего жилищного и коммунального дела в СССР.
4. Дальнейшее укрепление обороноспособности страны и др.
Перед партийными организациями была поставлена задача продолжать чистку своих рядов, «изгоняя всех разложившихся и примазавшихся элементов, превратившихся в агентуру классовых врагов – оппортунистов всех мастей»1.
Через год на XVII съезде партии (26 января – 10 февраля 1934 г.) делегаты
поддержали генеральную линию партии и её вождя И.В. Сталина, продемонстрировав политическую сплочённость рядов ВКП(б) и готовность выполнить намеченное. Тайгинскую парторганизацию на съезде представляли начальник политотдела
Н.Г. Гусев и машинист П.И. Ефименко. Позже историки назовут этот форум «съездом расстрелянных», т. к. из посланцев в количестве 1961 человека 1108 впоследствии были посажены или расстреляны (848 человек). Тайгинцев эта печальная
участь миновала.
Начало пятилетки ознаменовалось большой победой тайгинских
железнодорожников.
Спаренные бригады машинистов
К.А. Чуланова и М.В. Сапельченко по итогам очередного 3-го
Всесоюзного конкурса на лучший
паровоз (декабрь 1932 – февраль 1933 гг.) вышли победителями. Они дали экономию топлива на 32,65% от нормы, довели процент пробега до 153,26%,
Сапельченко
Чуланов
Михаил Васильевич
Константин Андреевич
тем самым сэкономили 52,48%
средств, отпущенных на эксплуатацию паровоза. К этому результату транспортники сообща шли целый год. Они добивались более чёткого взаимодействия служб
депо и станции, на контроль была поставлена работа ремонтных бригад, обслуживавших участвовавший в конкурсе паровоз (Эу 709-02). Цех промывочного ремонта
за 4 с половиной месяца снизил процент больных паровозов с 9,4% заданной нормы до 3,6%, средний простой в ремонте вместо 30,6 часов – до 21,2 часа. Развер1
Сталинский путь. 29.01.1933. № 12.
201
нувшаяся борьба за первенство сделала депо Тайга передовым на Томской дороге. С целью обмена опытом в депо Нижнеудинска была направлена бригада из 7
специалистов, которые за 20 дней помогли ликвидировать там годами длившийся
прорыв.
Железнодорожная Тайга впервые на высоком уровне получила признание
своих достижений награждением К.А. Чуланова и М.В. Сапельченко нагрудным
знаком «Лучший машинист СССР»1. Это событие обязывало руководство Томской
ж. д. поддерживать состояние и работу узла на уровне передовых. В течение
1933 г. было завершено существенное обновление товарного парка, депо дополнительно получило более мощные паровозы серии «М». Осуществлялась реконструкция ремонтных цехов: только средний ремонт оснастили 30-ю станками мощностью 144 л. с. каждый, получил новые станки и механический цех, были перестроены вагонный и литейный цехи2.
Недавно сформированный узловой политотдел возглавил работу по дальнейшему развитию движения ударников. На производственных совещаниях рабочие обсуждали вопросы борьбы с текучестью кадров, ликвидации уравниловки в
зарплате, повышения квалификации. Устраивались общественные смотры паровозов. Бригадам грязных машин вручали ордена черепахи и рогожные знамёна.
В 1933 г. продолжалась замена паровозного парка. В депо молодые машинисты организовали три комсомольских паровоза серии Эу №№ 708-43, 708-54 и 71654. На них водили поезда С.В. Иванов, В.И. Романов, М.А. Колядо, И.С. Бохан, Г.Г.
Охапкин, Ф.М. Конченко, Д.М. Ополев, А.М. Суров, И.Г. Садовский и другие. Работа
этих бригад была примером для остальных.
К маю 1933 г. удалось достичь 96% спаренной езды, все локомотивы перешли
на хозрасчёт, но ещё не на каждом из них по итогам работы за тот или иной месяц
удавалось дать экономию средств, материалов и топлива.
С 22 февраля
1933 г.
заработал
контрольный пост ЦК
железнодорожников
при службе тяги.
Вначале пост представлял только один
т. Лошадкин – учётчик будки осмотра. К
середине апреля в
его составе работали
уже 22 человека из
Рабкоровский пост будки осмотра ст. Тайга. Слева с краю: ударник
старых
производпечати т. Лошадкин – руководитель поста
1
2
Сталинский путь. 1.05.1933. № 50.
ГАКО. Ф. П-33. Оп. 10. Д. Л. 120.
202
ственников добровольцев – лучших ударников, а к 1 мая их численность увеличилась до 64-х человек1. Бригады контрольного поста не только сигнализировали обо
всех перебоях в работе транспорта, но также активно помогали в ремонте вагонов,
сборе запасных частей и материалов, препятствовали срыву отправления поездов
по расписанию, они оживили деятельность местных отделений многих общественных организаций.
В годы 2-й и 3-й пятилеток не удалось преодолеть сезонные колебания в работе железнодорожного узла. Как и прежде, очередной осенью слишком долго
продолжалась раскачка в деле подготовки всего транспортного хозяйства и паровозов к зиме. В декабре-феврале ритмичность движения падала вследствие частых снежных заносов. Именно в эти периоды выявлялись серьёзные упущения в
ремонте локомотивов и подвижного состава. С увеличением количества паровозов
тяжелого типа возрос общий вес поездов, поэтому на участках, где ещё использовались проложенные в начале века облегчённые рельсы, росла аварийность. И
всё-таки падение показателей было уже не таким катастрофическим, как ранее.
С целью преодоления недостатков, обусловленных не только слабостью материальной базы, но и неумелым руководством на местах, в 1933 г. был принят
ряд важных нормативных актов: ведомственный «Устав о дисциплине рабочих и
служащих железнодорожного транспорта СССР»; по линии ЦК ВКП(б) и СНК СССР
– Постановления «О работе железнодорожного транспорта», «О пересмотре органов управления железнодорожного транспорта», «О перестройке системы заработной платы и нормирования труда на железнодорожном транспорте». В совокупности они позволили руководящему составу Тайгинского узла, возглавляемому с
1932 по июль 1936 гг. начальником эксплуатационного района (с 1934 г. –
отделения) В.И. Оборотовым, поднять производственную дисциплину на более
высокий уровень.
В борьбе за здоровый паровоз лучших результатов в 1933 г. достигла смена
промывки т. Архипова, ежемесячно перевыполнявшая нормы ремонта на 30% и
более, не допуская случаев повторного ремонта. Упор был сделан на рациональную расстановку рабочей силы, пересмотр норм и расценок. Весь инструмент был
закреплён за конкретными членами бригады и по окончании работы предъявлялся
одному из слесарей для самопроверки. На ежедневных планёрках каждому слесарю вручались задания, которые следовало защитить на предмет полной загрузки
на смену. Люди сразу узнавали свой ежедневный заработок и старались взять более объёмное задание и выполнить его быстрее и лучше. После окончания работы
подводились итоги и устранялись выявленные недостатки. Передовой опыт и ход
социалистического соревнования освещались в газете «Деповский большевик»2.
Состав поста: Артемьев, Крузе, Лошадкин, Волчек, Захаров, Рандин, Белоглазов, Грачёв, Трофимов,
Юзефович, Каплуновский, Супрун, Крупенников, Заболоцкий Алексей, Кудинов, Живолуп, Словесков,
Яровой, Прокушев, Маракулин и др. (Сталинский путь. 5.05.1933. № 51).
2 Сталинский путь. 17.09.1933. № 107.
1
203
Президиум Тайгинского райисполкома, заслушав 25 сентября 1933 г. доклад
начальника станции Тайга т. Сидоренко и зам. начальника II-й дистанции пути Перекальского о готовности станции и дистанции пути к осенне-зимним перевозкам,
отметил слабую организационную работу инженерно-технических служб, допустивших низкий процент отправления поездов
по расписанию (59,4%). Политотдел Томской ж.
д., анализируя в октябре причины неудовлетворительной работы Тайгинского депо, принципиально подошёл к оценке деятельности его треугольника: начальника депо П.Я. Захарова,
председателя местного комитета И.И. Гулевского и секретаря парторганизации Анисимова. В
ходе проверки, проведённой начальником политотдела дороги Пономарёвым, было выявлено
недостаточное внимание к предложениям рабочих, очковтирательство (замалчивались участившиеся случаи значительного превышения
норм ремонта паровозов). Отдельные бригады
Пресняков Николай Николаевич
допустили рост брака и снижение трудовой дисначальник депо (1933–1936)
циплины. Накопились долги по выплате заработной платы. Захаров П.Я. как не обеспечивший большевистскую перестройку
работы ремонтных цехов был переведён с должности начальника депо на должность начальника паровозного отделения (впоследствии репрессирован)1.
В 1934–1935 гг. была разработана и внедрена качественно новая технология
при подъёмочном и промывочном ремонтах паровозов комплексными бригадами с
предварительной заготовкой запасных частей и с применением взаимозаменяемых
узлов и деталей. Если прежде паровозы на промывке стояли по 48-60 часов, то
благодаря новой технологии время на ремонт сократилось в два-три раза, и в смену при отличном его качестве стали выпускать из промывки по два паровоза. Организаторами комплексных бригад были новый начальник депо Тайга Н.Н. Пресняков, мастера А.Я. Шалашов, В.Я. Зайцев, Г.М. Бондыч и др. В 1936 г. машинист
В.Ф. Иванов предложил кооперацию локомотивных и ремонтных бригад в ремонте
паровозов. Опыт тайгинцев лёг в основу приказа народного комиссара путей сообщения № 78/Ц от 28 мая 1936 г. «О введении новых технических норм и нового
технологического процесса в области ремонта и эксплуатации паровозов». На протяжении ряда лет приказ являлся главным документом, регламентирующим работу
паровозного хозяйства СССР.
На Томской ж. д. ежегодно увеличивался грузооборот. Только в 1933 г. он вырос на 6%. В этой связи больше отпускалось средств не только на развитие всего
железнодорожного хозяйства, но и удовлетворение бытовых и культурно1
Сталинский путь. 9.10.1933. № 116.
204
Инициаторы ремонта паровозов комплексными бригадами
Шалашов
Алексей Яковлевич
мастер цеха промывки
Клицунов
Владимир Афанасьевич мастер заготовительного цеха
Зайцев
Василий Яковлевич
мастер цеха промывки
Бондыч
Георгий Максимович
мастер цеха промывки
образовательных запросов населения. На Первом Всесоюзном съезде колхозников-ударников (февраль 1933 г.) И.В. Сталин провозгласил ближайшую задачу партии – сделать всех колхозников зажиточными1. В городах его мысль была расширена фразой: «Все трудящиеся станут зажиточными», – которая в последующие
годы стала самым популярным политическим лозунгом. Народу он вселял надежду
на то, что осталось ещё немного
напрячь силы, и в скором времени
все будут ощущать достаток в продовольственных и промышленных
товарах.
В целях поощрения трудового
энтузиазма
железнодорожников
были учреждены ведомственные
награды: нагрудные значки «Ударнику Сталинского призыва» (апрель 1934 г.) и «Почётному железнодорожнику»
(май 1934 г.). В Тайге ещё в январе (накануне открытия XVII съезда ВКП(б)) на
районную Красную доску были занесены фамилии ударников Сталинского призыва
из бригады автоматчиков вагонного цеха: Балаева – парторга бригады, проработавшего на транспорте уже 16 лет; Шульмина – комсомольца, передовика в марксистско-ленинской учёбе; Гончарова – комсомольца, Вшивкова – лучшего производственника2. Городская газета писала о машинисте В.А. Воюц, бригадире вагонного депо Вахрушеве, бригадире плотников вагонного депо Васильеве, о буксовой
бригаде Жидкова и других ударниках цеха среднего ремонта: Саратцеве, Батухтине, Шинкевиче, Самотине и др., – которые своей ударной работой включились в
Сталин И.В. Сочинения. Т. 13. М.: Государственное издательство политической литературы, 1951. С.
245.
2 Сталинский путь. 24.01.1934. № 10.
1
205
первомайский производственный поход1.
Балаев
Шульмин
Гончаров
Вшивков
30 сентября 1934 г. железнодорожники Тайги принимали у себя посланцев со
всех паровозных депо Томской ж. д., приехавших на слёт ударников Сталинского
призыва. С приветственной речью выступил председатель Новосибирского
крайисполкома Ф.П. Грядинский, в президиуме находились: начальник управления
дороги Дьяков, начальник политотдела дороги Пономарёв и председатель райпрофсожа Климов.
Следующие
1935–
1936 гг. показали ограниченные возможности движения ударничества на отдельных рабочих местах в
плане снижения количества браков на Тайгинском
узле в целом, если не существует чёткой координаВоюц З.А.
Вахрушев
Васильев
машинист паровоза
бригадир вагонного
бригадир плотниции в деятельности всех
депо
ков вагонного депо
служб. В свою очередь, в
среде инженеров и служащих было стойким мнение о том, что на транспорте имеют место предельные параметры, превышение которых чревато тяжелыми последствиями. Новосибирский крайком партии в июле 1935 г., рассматривая причины высокой аварийности на Томской ж. д., в своём постановлении указал на неудовлетворительное использование локомотивного парка. Были остро поставлены
вопросы о графиковой работе паровозов в грузовом движении, технической скорости, весовых нормах и ускорении оборота локомотивов2.
В это время машинист депо Славянская Донецкой ж. д. Пётр Кривонос выступил с предложением повышения вдвое технической скорости грузовых поездов.
Его бригада увеличила форсировку котла паровоза, благодаря этому техническая
скорость локомотива значительно возросла. Далее за счет внедрения поточности и
Сталинский путь. 1.05.1934. № 48. Ударник Сталинского призыва в сравнении с просто ударником
должен был отличаться своей ведущей ролью в организации ударного движения, вместе с тем лично
показывать образцы высокопроизводительного труда.
2 Сталинский путь. 3.07.1935. № 55.
1
206
параллельности отдельных операций, механизации пескоподачи и углеснабжения
нормы на экипировку паровоза удалось значительно уменьшить. Это в свою очередь дало возможность увеличить полезную работу локомотива на два часа и более в сутки и поднять среднесуточный пробег на 40-50 км.
На Томской ж. д. почин П. Кривоноса первыми подхватили машинисты паровозного депо Тайга. Среди них инициатором движения выступил Пётр Иванович
Катаев, который на паровозе серии Эу № 709-08 стал водить поезда весом 1500
тонн, что на 300 тонн больше установленной нормы. Его примеру последовали
другие машинисты: А.Ф. Климов, Н. Архипов, М.П. Семёнов, П.А. Васильев, В.Ф.
Иванов, Ф.А. Беляков, Н.Е. Сапрыкин, Н.А. Корягин, Н. Осинцев, М.П. Колодезный,
А.А. Бычков и многие другие. На маршрутах появились поезда весом 1600–1800
тонн. Пример тайгинцев получил высокую оценку. В феврале 1936 г. группа машинистов была награждена орденами и ценными подарками, в том числе П.И. Катаев
– орденом Знак Почёта и А.А. Бычков – серебряными именными часами (в июле он
один из первых на Томской ж. д. был награждён значком «Почётному железнодорожнику»)1. В декабре комсомольцы паровозо-строительного завода «Красный
профинтерн» прислали тайгинцам подарок: собранный своими силами паровоз.
Машину доверили А.А. Бычкову, который возглавил колонну им. X-го съезда
ВЛКСМ, вступившую в соревнование с колонной тяжеловесников орденоносца П.И.
Катаева2.
В связи со строительством вторых путей и введением в эксплуатацию новых
более мощных паровозов серии СОК с конденсацией пара увеличилась пропускная
способность Томской ж. д. При таком режиме пробег локомотива без дозаправки
водой мог увеличиться в 2-2,5 раза и достичь 100-120 км, что позволило бы производить набор воды только в пунктах оборота.
Руководители и специалисты управления Томской железной дороги, которым
положение на транспорте было известно лучше, чем кому-либо, настаивали на
том, что, по их мнению, способно было увеличить грузоперевозки, но требовало от
государства определенных затрат. Предлагалось заняться капитальным ремонтом
техники, строительством сортировочных горок, дополнительных путей и др. Такое
видение перспектив вызвало гнев наркома Л.М. Кагановича, объявившего, что «аппарат управления дороги засорен лицами, враждебно настроенными к подъему советского железнодорожного транспорта, сознательно подрывающими начавшуюся
перестройку и саботирующими выполнение приказов НКПС»3. В июне 1936 г.
Л.М. Каганович в телеграмме назвал депо ст. Тайга «рассадником крушений и аварий по дорогам»4.
Действительно, провалы в работе ж. д. транспорта болезненно отражались на
Анищенко В.И., Кубецкий А.Н. Локомотивное депо Тайга. С. 31; Логвинов В. Комсомольцам 60-х годов
// Тайгинский рабочий. 18.10.1966.
2 Сталинский путь. 6.09.1937. № 60.
3 Папков С.А. Обыкновенный террор. Политика сталинизма в Сибири. М.: РОССПЭН, 2012. С. 190–191.
4 ГАКО. Ф. П-33. Оп. 1. Д. 8. Л. 18.
1
207
Машинисты-кривоносовцы депо Тайга
Катаев Пётр Иванович
Корягин Николай Абрамович
Бычков Алексей Алексеевич
Логвинов Василий Георгиевич
Осинцев Николай
В.Ф. Иванов
экономике страны: неустойчивой связью с Дальним Востоком, срывом перевозки
угля из Кузбасса и другими отрицательными последствиями. Стахановское движение паровозников само по себе не устраняло высокую аварийность, которой отличалась Томская ж. д. В 1936 г. только из-за неисправности пути на дороге ежедневно происходило до 10 аварий и крушений. Депо были забиты больными паровозами, коммерческая скорость поездов упала до 9 км/час, 250 составов оказались
брошенными на путях. Несмотря на ранее предпринятые законодательные и административные меры, бурную деятельность политотделов, контроль за работой
транспорта со стороны партийных, профсоюзных, советских и комсомольских организаций, браки оказывались неизбежными. Оставалось ещё одно испытанное
средство – насилие или угроза его применения.
На этот раз ликвидация прорыва в Тайге проходила в условиях развернувшейся кампании репрессий, проводившейся под лозунгом борьбы с вредительством. Если в начале 1930-х гг. «вредителем» очень редко мог быть объявлен член
партии или рабочий (для этой цели имелись «социально-чуждые» элементы), то в
1936–1938-х гг. в их ряды включались любые нежелательные работники независимо от положения в обществе.
Ход и масштаб репрессий в Тайге будут рассмотрены ниже. Несомненно, они
повлияли на выравнивание ситуации с грузоперевозками, как и другие дополни208
тельные меры по усилению контроля организации труда. Важным фактором мобилизации транспортников явилось учреждение в 1936 г. ВЦИК СССР Всесоюзного
дня железнодорожника и ежегодная организация предшествующего ему месячника
социалистического соревнования за достойную встречу профессионального праздника. Весной 1937 г. приказом НКПС во всех основных депо вместо должности машиниста-наставника вводилась должность машиниста-инструктора – для воспитания и обучения локомотивных бригад. Вводилась также должность приемщика
НКПС – для приемки локомотивов из ремонта, главного инженера службы и главного инженера депо. Результаты не заставили себя ждать. По итогам социалистического соревнования по наркомату за декабрь 1937 г. коллективу депо Тайга за
бесперебойную подачу паровозов под поезда, высокое качество их ремонта и хорошее техническое состояние паровозного парка было присуждено переходящее
Красное Знамя НКПС1.
На отдельных участках транспортники достигали высоких результатов. Так, в
1938 г. поездной мастер И. Каркин первым в Тайгинском отделении провёл поезд
на 2500 км пути без сплошной заливки букс. Поиск резервов повышения производительности труда и соблюдения графика движения поездов не прерывался и в
годы III пятилетки. В 1939 г. паровозный цех перешёл на строенную езду. Была организована учёба по передаче опыта лучших стахановцев, проводились лекции по
экономии топлива, вождению тяжеловесных поездов. В ремонтных цехах широко
распространилось движение многостаночников. Так, в механическом цехе строгальщики тт. Иванов, Кучевский и Данилов, работая на трёх станках, выполняли
норму от 300 до 400%, токари тт. Шалыгин и Съедин давали по 2-3 нормы. 6 февраля 1940 г. токарь Костя Шалыгин, работая на 6 станках, за 7 часов дал производительность труда 1103%, заработав за смену 109 руб. 83 коп. О своём методе он
прочёл перед товарищами ряд лекций. К этому времени в Тайгинском депо насчитывали до 25 многостаночников.
Выполняя указание наркома Кагановича закончить строительство паровозного
депо в текущем году, жёны командиров и стахановцев депо (инициаторы тт. Кошкина, Иванченко и Шевкунова) в августе организовали бригаду из 12 человек для
ежедневной (по 3 часа) помощи строителям. Кроме того женщины принимали активное участие в общественном смотре готовности паровозного парка к зиме. Ими
было осмотрено до 50 паровозов и выявлен ряд технических недостатков, которые
сразу же были устранены. В январе 1940 г. во время сильных морозов женщины
активистки тт. Ефименко и Егорченко, Трушина, Корчуганова, Мазурина, Шангина и
др. организовали обслуживание паровозных бригад горячей пищей. Они кипятили
чай, выпекали пирожки, брали в столовой обеды и шли на станционные пути к месту стоянки паровозов. С 13 по 22 января они обслужили 650 паровозных бригад
или 1950 человек, не считая стрелочные посты2.
1
2
Сталинский путь. 16.12.1937. № 84.
Сталинский путь. 30.08.1939. № 68; 12.10.1939. № 82; 28.01.1940. № 7; 1.01.1941. № 1.
209
Стахановцы-кривоносовцы III пятилетки (1938–1940 гг.)
Васильев П.А.
машинист, организатор
школы для молодых
машинистов
Карельский А.В.
машинист паровоза
Шмаков В.П.
парторг промывочного
цеха, приёмщик НКПС
паровозного депо
Лепиков А.Г.
слесарь промывочного
цеха
Ракитский В.В.
строгальщик вагонного
депо
Литош К.А.
поездной вагонный
мастер
Авдюшкин
инструктор буксосмазочного хозяйства
Колесов И.Г.
бригадир мех. цеха
паровозного депо
Крузе Ф.Н.
ревизор дистанции
связи
Канашин Е.И.
старший стрелочник
Микин Д.Ф.
автоматчик вагонного
участка
Тютюнников И.М.
диспетчер Тайгинского
отделения
В конце 1939 г. группа тайгинцев – передовиков социалистического соревнования – была награждена правительственными наградами, в том числе: А.Я. Шалашов (бывший начальник депо, а затем зам. начальника Томской дороги) – орденом Ленина; И.Г. Сафронов (бригадир комплексной бригады промывки) – орденом
Знак Почёта; В.А. Клицунов (мастер заготовительного цеха депо) – медалью «За
трудовую доблесть»; В.Ф. Иванов (машинист депо) – орденом Трудового Красного
Знамени и др.1.
С начала 1940-го г. по железным дорогам страны стало быстро распространяться папавинское движение – новый этап развития социалистического соревнования на ж. д. Оно возникло по инициативе машиниста депо Всполье Ярославской
ж. д. А.П. Папавина, который успешно добивался увеличения полезной работы па1 Сталинский путь. 1.12.1939. № 95. Как и А.А. Бычков, Иванов был одним из первых работников Томской ж. д., награждённых значком «Почётному железнодорожнику».
210
ровоза при сохранении кривоносовских скоростных
методов вождения поездов, максимально используя
все эксплуатационные качества механизмов, увеличивая сроки их службы, в особенности деталей,
наиболее подверженных износу (топки, котла, бандажей, цилиндров и т. д.). Свой пассажирский паровоз Су 99-07 он принял в 1928 г. в запущенном состоянии, за короткое время восстановил и проработал на нём 33 года, при этом 30 лет эксплуатировал
без капитального ремонта! Его опыт нашёл своих
последователей и в Тайгинском депо.
Первыми на него откликнулись машинисты
спарщики
А.А. Бычков и С.В. Иванов. В честь пятой
Сафронов Иван Герасимович
бригадир комплексной бригады
годовщины всенародного стахановского движения
цеха промывки
их паровоз между подъёмочными ремонтами сделал
пробег 62 тыс. км вместо нормы 45 тыс. км, а между промывочным ремонтом пробег был выше нормы в 9 раз. Успех заключался и в том, что их помощники тт. Лаухин и Григорьев также хорошо овладели техникой1.
На Тайгинском узле стали устраиваться дни высоких скоростей и качества.
Так, 23 февраля под руководством орденоносца-мастера И. Сафронова и цехпарторга В.П. Шмакова бригады цеха промывки
развернули скоростной ремонт паровозов. Бригада И.И. Шимбеля отремонтировала паровоз ЭР
№ 741-12 за 3 часа 15 минут при заданной норме
7 часов. Бригада Леонида Левши паровоз серии
Су № 214-91 отремонтировала за 5 часов. Рекордные показатели дали: поршневики тт. Душкин – 506% за 3 часа 15 минут и Козлов – 552%;
дышловики А.В. Кокшаров – 786%, Скопин –
752% и Кузнецов – 812%. По-ударному работали
токарь механического цеха Козлов (276%) и фрезеровщик Писенко (300%). С высокой технической скоростью в этот день водили поезда машинисты Карельский (47,2 км/час при норме 42
км/час), Плотников (43,5 км/час при норме 36 км),
Иванов Серафим Владимирович
машинист паровоза
Писарев (39,5 км/час при норме 36) сэкономил 52
2
кг угля .
В марте 1940 г. политотдел организовал стахановскую вахту имени XVIII
съезда ВКП(б). Высоких показателей добилась смена автоконтрольного пункта мА1
2
Сталинский путь. 30.08.1940. № 74.
Сталинский путь. 27.02.1940. № 17.
211
Стахановцы-кривоносовцы III пятилетки (1938–1940 гг.)
Климанов А.Т.
машинист-инструктор
Степанец С.
токарь подъёмочного
цеха
Волков П.П.
старший осмотрщик
вагонов пункта
техосмотра
Большанин А.Я.
старший стрелочник
станции
Буцылин Н.К.
слесарь паровозного
депо
Федюков Д.
машинист водокачки
Криницин И.
машинист паровоза
Левша А.И.
бригадир промывочного цеха
Шкиро М.
поездной вагонный
мастер
Корягина Л.Ф.
председатель женсовета
депо
Тризна И.Ю.
мастер подъёмочного
цеха
Кокшаров В.И.
слесарь цеха точных
приборов
стера-стахановца т. Тихомирова: слесарь-комсомолец Дырмовский перекрывал
норму на 300-500%, слесарь-автоматчик Нагнина – на 200-300%, слесарь Зуев –
300-500%, кузнец Дорохов, работавший на трёх горнах, выполнял норму на 700%,
болторезчик Лукин – до 800%, строгальщик В. Ракитский (секретарь комитета
ВЛКСМ вагонного депо) – 300-400%.
Среди машинистов развернулось соревнование за увеличение среднесуточного пробега паровоза. В соревновании в честь 1 мая машинисты-пятисотники
тт. Дикович, Высоцкий, Хурсик, Федоричев, Сдиченко и др. ежесуточно давали
свыше 700 км пробега. Следуя примеру А.П. Папавина, машинисты Дудченко Роман, Иванов Серафим, П.А. Васильев и Зайцев взяли обязательство довести пробег между промывками до 65 тыс. км. Примеры высокопроизводительного труда
показывали бригады слесарей ремонтных цехов т. Якунина, Юдина, автоматчики
212
бригадиров Вержбицкого, Усачёва и Шевченко. Высоких скоростей достигли машинисты тт. Метленкин, Анищенко, Ганилов и др.1.
В 1939 г. вместо А.Я. Шалашова, ставшего заместителем начальника Томской
ж. д. (управление дороги было переведено из Томска в Новосибирск) 4, на должность начальника паровозного депо был назначен И.С. Власенко. Тайгинское отдеРуководители Тайгинского эксплуатационного отделения
Оборотов Василий Ильич2
начальник отделения
Руссаков
Константин Игнатьевич3
начальник отделения
Русаков В.
начальник политотдела
отделения
ление в 1938 г. возглавил К.И. Руссаков, а в политотдел на смену В. Русакову был
назначен С.К. Николаев (с 1940 г.). Под их руководством многотысячный коллектив
Сталинский путь. 15.03.1940. № 22; 24.04.1940. № 36; 9.05.1940. № 40.
Родился в 1902 г., в Орловской губернии в семье крестьянина. После школы работал слесарем в паровозном депо «Лев Толстой» Рязано-Уральской ж. д. В годы гражданской войны участвовал в боевых
действиях. С 1919 по 1931 гг. работал в органах ОГПУ в г. Иркутске.
С 1931 г. работал на Томской ж. д. в разных должностях: начальником Тайгинского эксплуатационного
отделения, начальником грузовой службы, начальником Новосибирского отделения. Член ВКП(б) с
1918 г. В 1932-1934 гг. окончил два курса ФОНа при Томском институте инженеров железнодорожного
транспорта. В 1930 г. окончил шестимесячные курсы ОГПУ в Москве. В 1941-1942 гг. работал зам.
начальника грузового управления НКПС г. Москвы, начальником Московско-Донецкой ж. д., Ашхабадской ж. д. Приказом НКПС N 33 от 6 февраля 1943 г. В. И. Оборотов назначен начальником Томской ж.
д. Награды: ордена «Знак Почета», Ленина, значок «Почетному железнодорожнику».
3 Руссаков Константин Игнатьевич, 1911 г.р., родился в г. Ленинграде, окончил Ленинградский институт
инженеров железнодорожного транспорта (1930-1935), участковый диспетчер, дежурный ЛенинскКузнецкого отделения (1935–1937), начальник Рубцовского отделения службы движения (1937–1938), с
1938 г. – начальник Тайгинского отделения (ГАНО. Ф. П-4. Оп. 18. Д. 10062. Л. 1, 1об.).
4 Шалашов Александр Яковлевич родился в 1902 г. на станции Тайга Томской губернии в многодетной
семье рабочего. Трудовую деятельность начал в 1915 г. учеником слесаря паровозного депо, с 1917 г. –
слесарь паровозного депо, в 1926-1931 гг. – помощник машиниста, машинист паровозного депо станции
Тайга.
Учился на курсах техников-организаторов при Омском электромеханическом институте инженеров
транспорта в 1931-1935 гг. С 1933 г. – мастер промывочного цеха паровозного депо, в 1936-1939 гг. –
начальник паровозного депо станции Тайга. В 1939-1945 гг. работал заместителем начальника управления Томской железной дороги. В 1945-1950 гг. – начальник Красноярской ж. д. В 1950 г. был переведен на работу начальником Воркутинского отделения Печорской железной дороги.
Награжден двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, медалью «За доблестный
труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».
1
2
213
узла успешно решал поставленные задачи накануне и в годы Великой Отечественной войны.
Начальники Тайгинского отделения Томской ж. д.
Оборотов Василий Ильич
(с 1932)
Горовой А.С.
(с июля 1936)
Руссаков Константин Игнатьевич
(1939–1940)
В июне 1940 г. Тайгинский горком партии, в очередной раз, рассматривая
наметившийся на узле рост аварийности и крушений, констатировал наличие гораздо меньшего количества случаев брака (18 в апреле и 25 в мае), чем в прежние
годы. Ещё допускались случаи перерасхода средств, простоев паровозов на складе топлива, небрежного отношения к углю, просрочки грузов, использование порожняка не по назначению и т. д.1. На смену штурмовщине прежних лет пришла
повседневная планомерная работа по устранению недочётов и выполнению текущего плана грузоперевозок. На дорогу стали поступать мощные пассажирские па
ровозы серии ИС, а к концу года локомотивный парк Томской почти
полностью был заменен могучими
ФД, ИС и СО.
Стабилизировались показатели
вагонного участка (начальник т.
Тельной), вагонного депо (начальник Балтручук). За 11 месяцев 1940
г. план по среднему ремонту вагонов был перевыполнен на 129% и
Власенко
Николаев
по годовому осмотру – на 186%.
Иван Сидорович
Спиридон Климович2
С июля, согласно Постановленачальник паровозного
начальник политотдепо (1939–1944)
дела
нию СНК СССР от 26 июня 1940 г.,
вся страна перешла на 8-часовой рабочий день. Соответственно были повышены
нормы выработки и снижены расценки пропорционально увеличению продолжительности рабочего времени.
На Тайгинском ж. д. узле не прекращалась работа по дальнейшему укреплению производственной и исполнительской дисциплины. Принимались самые решительные меры для пресечения случаев дезорганизации. По этой причине в 1930-е
гг. далеко не все руководители участков, служб, цехов, депо и других подразделений избежали участи быть осуждённым на год-два исправительных работ с вычетом из зарплаты 25% в пользу государства, а то и тюремного заключения. ВчерашСталинский путь. 12.06.1940. № 51; 18.06.1940. № 53; 1.01.1941. № 1.
Николаев С.К. (1904 г.р., д. Шастово, Смоленская губерния). С 1919 по 1925 гг. работал слесарем на
Балтийском заводе. С 1926 по 1930 гг. – на комсомольской работе. 1932–1934 гг. – учёба в Академии
Наркомфина в г. Ленинграде. После учёбы был на партийной и хозяйственной работе. В 1938 г. принят
начальником финансового отдела Томской ж. д. В 1940 г. – начальник политотдела Тайгинского отделения (Сталинский путь. 8.03.1941. № 20).
1
2
214
Девушки – помощники машиниста
Цвентух Вера Гурьевна
Черкашина А.Б.
ний герой завтра мог стать подсудимым, а через три-четыре года
вновь влиться в ряды передовиков
и общественных активистов1. В
июне 1940 г., к примеру, «за потворство и укрывательство прогульщиков» были наказаны принудительными
работами
зам.
начальника депо по эксплуатации
Прудников и старший нарядчик паровозных бригад Смирных. Исполнявшего обязанности начальника
депо Зайцева линейный суд приго-
ворил к полутора годам заключения2.
Передовики Тайгинского узла (слева направо): Н. Попова (инструктор политотдела по женработе), Т.
Халтурина (старшая стрелочница), Т. Касенкова (токарь промывочного цеха),
Т. Григорьева (осмотрщик вагонов), М. Спаринская (старший кондуктор).
В ноябре 1940 г. в депо Новосибирск родился еще один почин, получивший
широкий резонанс на всех железных дорогах страны, он был назван именем молодого машиниста Николая Лунина3. Через газету «Гудок» по всем дорогам страны
пропагандировался опыт строенной бригады Лунина, поднявшего на новую ступень
1 Такие зигзаги судьбы случались и с другими местными знаменитостями, как например с П.И. Катаевым, в 1934 году в ходе чистки партийных рядов исключённым из партии за приписки, а в феврале 1936
г. награждённым орденом как инициатор кривоносовского давижения в Тайге (ГАКО. Ф. П-33. Оп. 2. Д.
32. Л. 115).
2 Сталинский путь. 8.09.1940. № 77.
3 Николай Александрович Лунин (1915–1968), стажировался помощником машиниста в бригаде тайгинца
Корягина Н.А., в 1935 г. окончил Тайгинскую школу машинистов, женился на девушке из Тайги Анне Тимофеевне Тимофеевой. Герой Социалистического Труда (1943), лауреат Сталинской премии (1942),
награждён двумя знаками «Почётный железнодорожник», двумя орденами Ленина. В 2000 г. посмертно
удостоен почётного звания «Гражданин ХХ века Новосибирской области». В 1950-е гг. поочерёдно работал начальником нескольких отделений дорог в западной части страны, включая Московско-Рижского
отделения Московской дороги.
Как известно, любой почин имел своего инициатора, именем которого, как правило, называли новое
направление в социалистическом соревновании. При широком распространении почина фигура первопроходца становилась узнаваемым символом нового времени, которому оказывались немалые почести.
Восстанавливая историческую справедливость, следует сказать о том, что зачинателем лунинского
движения был другой человек – старший машинист депо ст. Инская Павел Дмитриевич Шолкин (1910–
215
Папавинцы и лунинцы Тайгинского узла
Каркин
Иван Васильевич
поездной мастер
Якунин
бригадир комплексной
бригады промывки
Ганилов Геннадий
Николаевич
машинист паровоза
Шимбель Иван
Иванович, бригадир
комплексной бригады
промывки
кривоносовское движение, призвавшего увеличить межпромывозный пробег, пересмотреть функции паровозных бригад и сделать их первичными бригадами по ремонту и отказаться, таким образом, от услуг комплексных ремонтных бригад. Почин сулил солидную экономию средств на ремонте при образцовом содержании
паровозниками прикреплённой машины.
Среди машинистов Тайги первой на новый почин откликнулись бригада
К.А. Чуланова (помощник Орда, кочегар Желнин), спаренная бригада А.А. БычковаС. Иванова из пассажирской колонны машиниста-инструктора Климанова. Сами
1980), также в 1935-1936 гг. окончивший Тайгинскую техшколу паровозных машинистов. В июле-августе
1964 г. по просьбе исследователя истории г. Тайга И.В. Елизарова работник отдела кадров депо ст. Инская Ф.Т. Шишов записал воспоминания его некоторых ветеранов, в том числе П.Д. Шолкина.
«Его [движения] подготовка началась ещё в 1938 г. на ст. Инская», - вспоминал П.Д. Шолкин. «Однажды
в 40-м г. я встал на подъёмочный ремонт. Меня вызвали в партбюро: – Как будешь работать? – Как всегда, будем помогать. – А что, если часть ремонта бригада возьмёт на себя, оставь важные узлы и виды
работ на комплексную бригаду? – Почему часть, ответил я, мы можем взять большую часть, а комплексной бригаде оставить промывку котла. И потом обязались работать 25 тыс. км вместо 4 тыс. по
плану (между промывками) + 60 тыс. – между подъёмами, вместо 40 тыс. по норме.
Наш локомотив сделал пробег 78 тыс.! Это хороший уход. И вот об этом заговорила печать, сначала
«Гудок». Все материалы на инициативу новую мы оформили на Шолкина (приказ НКПС Кагановича), т.
е. в Инской должны были собрать все материалы об этом передовом методе. А Шолкин был в это время в больнице! Нарком торопил. Уже после больницы в Инскую приехала бригада НКПС. В ней находился Лунин. И потом материалы все о новом ремонте и уходе появились в «Гудке». Метод Шолкина, а
имя было поставлено Лунина (мужики мне рассказывали, что ему поручили потому, что он целый год
испытывал этот метод, экспериментировал». (Шолкин утверждал, что Лунин до этого не занимался самостоятельным ремонтом, он перенял у нас [на Инской] – Ф.Т. Шишов). «После этого меня на партсобрании депо коммунисты спрашивали: почему Лунин, а не Шолкин? Спор! Коммунист Костромин резко
выступил и говорил о несправедливости. Вот так всё и было».
Стоит отметить, что трудовые заслуги П.Д. Шолкина впоследствии были высоко оценены: он неоднократно избирался членом Первомайского райкома ВКП(б) (г. Новосибирск), дважды – депутатом Верховного Совета СССР, Герой Социалистического Труда (1959). Был награждён тремя орденами Ленина,
орденом Отечественной войны 2-й степени, орденом Трудового Красного Знамени и несколькими медалями. В Тайге, зная о подмене на Инской инициатора движения, говорили об опыте по примеру тт.
Шолкина и Лунина.
216
Комсомольцы машинисты--лунинцы Тайгинского депо
Пасюков Михаил
Кисленко Иван
Конченко Фёдор
Кулагина Раиса1
машинисты, один кочегар и помощник машиниста к этому времени уже имели квалификацию слесаря шестого разряда, второй кочегар – токаря. В колонне товарных поездов машиниста-инструктора Коржа первым почин поддержал старший
машинист-орденоносец В.Ф. Иванов.
У паровозных бригад только за две декады декабря экономия угля составила:
у Чуланова – 10 тн, Бычкова – 15 тн, Иванова С. – 6 тн, Корягина – 6 тн, Денисова –
8 тн. Если раньше, к примеру, машинисты Зданкевич и Беднягин записывали комплексной бригаде по 4142 пункта, то при последнем ремонте получилось
22 пункта, из них 10 сделали своими силами2. Полунински работали машинисты Конченко, Пасюков, Бондыч, Колядо,
Долгополов, Гапеев, Колодезный. К апрелю 1941
Паровозная бригада, обеспечивавшая техническую скорость 43
г. в Тайгинском паровоз- км/час (норма 33 км/час) (слева направо): Зуев (кочегар), Карпенко
ном депо в указанное
(помощник машиниста), В.П. Васильев (машинист)
движение включилась 151 паровозная бригада. В целях их обучения слесарному
делу были выделены три инструктора (Н.К. Пахомчик, Сафронов и Вехов). Занятия
1 Раиса Ивановна Кулагина – первая женщина-машинист Тайгинского депо. Родилась в 1915 г., из семьи
крестьянина-середняка, окончила 4-х классную сельскую школу. Член ВЛКСМ с 1940 г., в октябре
1943 г. принята кандидатом в члены ВКП(б). В 1937 г. поступила в депо учиться на токаря. Овладев
профессией, стала готовиться на помощника машиниста, одновременно в свободное время училась
практическому мастерству слесаря. В марте 1939 г. сдала экзамен и приступила к самостоятельной работе помощником машиниста. С января по июнь 1940 г. училась на шестимесячных курсах машинистов
паровоза и в сентябре ей разрешили стать на правое крыло локомотива. В 1943 г. награждена орденом
«Знак Почёта», старший машинист. В конце 1945 г. выехала к мужу на местожительство в г. Сочи
(ГАКО. Ф. П-33. Оп. 1. Д. 39. Л. 292; Сталинский путь. 8.03.1941. № 20).
2 Сталинский путь. 21.11.1940. № 98; 24.11.1940. № 99; 1.01.1941. № 1.
217
посещали 82 машиниста, 93 помощника и 21 кочегар. К этому времени уже сдали
квалификационные экзамены 22 машиниста и 9 помощников. К 1 июля инженер
депо Кончухидзе был обязан обеспечить обучение всех бригад, не имевших квалификацию слесаря1.
В
локомотивном
депо висела доска, разделённая на две части.
Одна была выкрашена в
красный цвет, куда ежедневно мелом заносились фамилии тех, кто
работал хорошо. Вторая
половина доски была
чёрной. Белым мелом Стахановцы подъёмочного цеха, выполнявшие задания на 200% (слева направо): К.С. Залевский, Г.И. Пономарёв, П.Ф. Голубев, Н.К. Сувона ней выводились фаров, П.Р. Корчуганов
милии
прогульщиков,
пьяниц и бракоделов. Итоги работы были налицо. А после работы по гудку собиралась группа активистов, среди которых было много комсомольцев, и шествовала к
Поездная бригада (слева направо): Т.Е. Григорьева (поездной мастер), Л.П. Русакова (политрук поезда), М. Сваринская (главный кондуктор), Д.М. Рандина (начальник поезда), А.М. Шкурская (лотошница), В.Г. Цвентух (машиниста), Д.Г. Лысых (машинист), Н. Веселова (помощник машиниста). На переднем плане К. Курилович – старший кондуктор.
клубу им. Ленина. Впереди процессии – знаменосец со знаменем