close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Лопатин В.Н., Дорошков В.В. Защита интеллектуальной собствен

код для вставкиСкачать
Защита интеллектуальной собственности. Актуальные проблемы теории и практики
Предисловие
Уважаемый читатель! Перед Вами новая книга РНИИИС, единственной в России научной организации, полностью ориентированной на разработку проблем интеллектуальной собственности, издаваемая в сотрудничестве с издательством "Юрайт".
Книга представляет собой научно-практическое издание, которое содержит результаты фундаментального научного анализа отраслевых и межотраслевых проблем защиты в сфере интеллектуальной собственности с учетом законодательной и правоприменительной практики России в условиях принятия и вступления в силу с 1 января 2008 г. части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации.
Если в ранних посланиях Федеральному Собранию РФ Президент РФ говорил о том, что "система охраны, защиты и использования интеллектуальной собственности неадекватна" (2001 г.), определял задачу гармонизации нашего законодательства с нормами ВТО, где одними из важнейших являются законы в области интеллектуальной собственности (2002 г.), то уже в 2006 г. в Послании Федеральному Собранию РФ Президент РФ особо подчеркнул необходимость надежной защиты интеллектуальной собственности, как внутри страны, в том числе для выполнения обязательств перед иностранными партнерами, так и усиление защиты интересов российских правообладателей за рубежом.
Законодательство и правоприменительная практика в сфере интеллектуальной собственности (сама по себе самая сложная для понимания и применения отрасль законодательства) сейчас находятся в стадии многоуровневого (по видам норм) и многовекторного (по времени их применения) становления. Наряду с конституционными нормами и нормами международного права, которые остались неизменными и согласно которым под интеллектуальной собственностью понимаются права, с 1 января 2008 г. вступила в действие часть четвертая ГК, согласно которой под интеллектуальной собственностью теперь понимаются прежние объекты интеллектуальной собственности (результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации), а права на эти объекты именуются интеллектуальными правами. Кроме того, также продолжают действовать законы, на которые не содержится ссылки в ГК, но которые прямо связаны с регулированием отношений в сфере интеллектуальной собственности (например, Федеральный закон "О коммерческой тайне"). При этом положения шести специальных законов, прекративших действие в связи с вступлением в силу четвертой части ГК, продолжают регулировать отношения, возникшие в период до 1 января 2008 г. и связанные с предоставлением правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности.
За нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности в соответствии с российским законодательством возможно наступление гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности. Результаты анализа уголовно-правовой статистики позволяют утверждать, что если в защите авторских и смежных прав наметился положительный сдвиг (за десятилетие число регистрируемых преступлений по ст. 146 УК выросло в 10 раз, каждое второе из них раскрывается (ранее 1/4-1/3), а по каждому пятому случаю принято судебное решение (ранее только 1/10)), то применительно к объектам промышленной интеллектуальной собственности за прошедший период динамика отрицательная (регистрируется сегодня преступлений по ст. 147 УК в два раза меньше, выявляется лиц, виновных в их совершении, - в три раза меньше, а число приговоров, которые и так выносятся лишь в 20% случаев от числа зарегистрированных преступлений, снизилось в 1,5 раза). По данной статье в Российской Федерации вступило в силу приговоров в 2007 г. - четыре, а в 2008 г. - всего два, что явно не отражает реальной ситуации в этой области нарушений прав отечественных изобретателей и патентообладателей. При этом не защищаются должным образом и интересы государства в этой сфере. От претензионной работы государственных структур в защиту интеллектуальной собственности, согласно утвержденному в 2006 г. отчету об исполнении годового федерального бюджета, Россия получила... 100 руб.
Данная книга содержит подробный анализ существующих проблем защиты интеллектуальной собственности и их причин по всем основным способам и видам юрисдикционной защиты в XXI столетии. Надеемся, что издание поможет лучше понять эти проблемы и найти пути их практического разрешения. Этим определяется структура и содержание книги. В конце каждого раздела приведен соответственно постатейный научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу РФ, Кодексу РФ об административных правонарушениях и Уголовному кодексу РФ по вопросам защиты интеллектуальной собственности.
Книга предназначена как для правообладателей, так и специалистов, как теоретиков, так и практиков, в области защиты интеллектуальной собственности. Издание поможет преподавателям, аспирантам и студентам вузов в углубленном комплексном изучении предмета науки и практики права интеллектуальной собственности, а сотрудникам контрольных, правоохранительных и таможенных органов, адвокатам, следователям, прокурорам и судьям - в лучшем понимании и применении норм права при защите законных интересов правообладателей. Оно интересно и широкому кругу читателей, поскольку без понимания процессов и норм регулирования и их эффективного применения в сфере защиты интеллектуальной собственности любая работа, на наш взгляд, не может быть успешной в условиях инновационного выбора развития России.
Раздел 1. Гражданско-правовая защита интеллектуальной собственности
Глава 1.1. Характеристика и проблемы применения гражданско-правовой ответственности при защите интеллектуальной собственности
В законодательстве об интеллектуальной собственности до 1 января 2008 г. содержались нормы, предусмотренные в настоящее время ст. 1248 ГК о защите интеллектуальных прав, но в основном они касались только защиты через суд либо самозащиты.
Так, в соответствии с п. 1 и 4 ст. 49 Закона об авторском праве автор, обладатель смежных прав или иной обладатель исключительных прав вправе был защищать свои права способами, предусмотренными ГК, через обращение в установленном законом порядке в суд, арбитражный суд, третейский суд, органы прокуратуры, органы дознания, органы предварительного следствия в соответствии с их компетенцией.
В соответствии с п. 2 ст. 18 Закона о правовой охране программ для ЭВМ, п. 2 ст. 11 Закона о правовой охране микросхем правообладатели за защитой своего права могли обратиться в суд, арбитражный или третейский суд.
Согласно ст. 22 и п. 3 ст. 29 Закона о селекционных достижениях споры об авторстве и споры, связанные с применением этого Закона, рассматривались и решались в судебном порядке, в том числе обжалование решений Госкомиссии (о выдаче или об отказе в выдаче патента, о признании патента недействительным или об аннулировании патента, о выдаче или об аннулировании принудительной лицензии).
Согласно п. 4 и 5 ст. 14 Закона о коммерческой тайне обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, вправе требовать в судебном порядке защиты своих прав, если лицо, которое использовало информацию, составляющую коммерческую тайну, не имело достаточных оснований считать использование данной информации незаконным, в том числе получило доступ к ней в результате случайности или ошибки, отказалось принять меры по охране конфиденциальности такой информации.
Только в отношении патентных прав (ст. 14, 21, 23, 24, 29, 30.2, 31 Патентного закона, ст. 26 Закона о селекционных достижениях) и прав на отдельные средства индивидуализации (ст. 13, 28, 34, 42, 43.1, 45 и 46 Закона о товарных знаках) наряду с самозащитой и защитой через суд прямо предусматривалась защита в административном порядке через палату по патентным спорам федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности либо через Государственную комиссию Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений.
В Российской Федерации по общему правилу функции защиты в сфере интеллектуальной собственности осуществляют в судебном порядке - суды общей юрисдикции и арбитражные суды, в административном порядке - специально уполномоченные органы государственной власти в случаях, установленных законом (защита в общем порядке: МВД России, ФСБ России, ФТС России, прокуратура РФ; защита в специальном порядке - органы исполнительной власти, имеющие специальные функции в этой области: Минюст России, Минобороны России, Минсельхоз России, Росатом, Росимущество, Роспатент, Рособоронзаказ; при координации этой деятельности со стороны трех государственных органов - Правительственная комиссия по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности, ее правовой охране и использованию*(2), Минобрнауки России, Минкультуры России).
Основные субъекты отношений можно условно подразделить на три группы: при защите в судебном порядке, при защите в административном порядке и при самозащите.
При защите в судебном порядке в перечень таких субъектов входят: 1) истец (заявитель, правообладатель); 2) организации по управлению правами на коллективной основе; 3) нарушитель интеллектуальных прав; 4) федеральный орган исполнительной власти, решения которого оспариваются (федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности, палата по патентным спорам при федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности, федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям, федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством РФ); 5) суд и арбитражный суд.
В соответствии с законодательством РФ правосудие по гражданским делам и делам, возникающим из административных правонарушений, в том числе по спорам о нарушении интеллектуальных прав, осуществляют суды общей юрисдикции: федеральные суды и мировые судьи, которые являются судьями общей юрисдикции субъектов РФ, а также арбитражные суды, которые входят в единую судебную систему РФ.
Подведомственность данной категории дел связана как со статусом сторон, так и со специальной подведомственностью арбитражных судов.
Исходя из статуса участников, арбитражные суды рассматривают дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, и граждан, имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке:
- по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, возникающие из гражданских, административных и иных публичных правоотношений;
- по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных лиц;
- об оспаривании решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение таких решений (гл. 30 АПК);
- о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности (гл. 31 АПК).
Особенностью данной категории споров является то, что одно и то же лицо может быть автором произведения либо патента и одновременно являться предпринимателем без образования юридического лица, в этом случае суд должен установить характер возникающих правоотношений и, исходя их этого, определить подведомственность данного дела. В обзоре практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона об авторском праве*(3), Президиум ВАС РФ рекомендовал учитывать, что арбитражному суду неподведомственны споры по искам авторов произведений о защите авторских прав от несанкционированного использования произведений. Поскольку дело с участием гражданина - физического лица арбитражному суду неподведомственно, суд правомерно отказал в иске гражданину, который хотя и являлся индивидуальным предпринимателем, но обращался в арбитражный суд за защитой прав как автор произведения, т.е. как физическое лицо (творцом произведения может быть только физическое лицо, при этом не имеет значения его статус).
В случаях, предусмотренных АПК и иными федеральными законами, участниками спорных правоотношений могут быть Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования, государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы, должностные лица, образования, не имеющие статуса юридического лица, и граждане, не имеющие статуса индивидуального предпринимателя. Так, специальная подведомственность дел, которые рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требования, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане, определена в ст. 33 АПК:
- о несостоятельности (банкротстве);
- по корпоративным спорам;
- по спорам об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц - коммерческих организаций, а также иных организаций, деятельность которых связана с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, индивидуальных предпринимателей;
- по спорам, вытекающим из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги и с осуществлением предусмотренных федеральным законом иных прав и обязанностей;
- по спорам, вытекающим из деятельности государственных корпораций и связанным с их правовым положением, порядком управления ими, их созданием, реорганизацией, ликвидацией, организацией и полномочиями их органов, ответственностью лиц, входящих в их органы;
- о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (при этом необходимо учитывать, что эти дела подлежат рассмотрению в арбитражных судах и в случае привлечения к участию в деле гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, в том числе автора распространенных (опубликованных) сведений*(4));
- другие дела, возникающие при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, в случаях, предусмотренных федеральным законом.
Суды общей юрисдикции по общему правилу рассматривают все дела, кроме тех, которые федеральным законом прямо отнесены к подведомственности арбитражных судов. При этом гражданские дела, связанные с защитой авторского права и смежных прав, исходя из ст. 23 ГПК, не подсудны мировому судье и рассматриваются районными судами в качестве суда первой инстанции, за исключением случаев, предусмотренных ст. 26 и 27 ГПК. Гражданские дела, связанные с защитой интеллектуальной собственности, например, о взыскании задолженности по авторскому договору как сделке, оформленной в простой письменной форме, можно рассматривать в порядке приказного производства, учитывая при этом, что в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 23 ГПК дела о выдаче судебного приказа подсудны мировому судье.
При защите в административном порядке в случаях, предусмотренных частью четвертой ГК, в перечень таких субъектов входят:
- заявитель - может оспорить решение федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о признании заявки на изобретение отозванной, об отказе в выдаче патента на изобретение, о выдаче патента на изобретение путем подачи возражения в палату по патентным спорам (п. 3 ст. 1387);
- заинтересованное лицо - может подать возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку в палату по патентным спорам (по основаниям, предусмотренным подп. 1-4 п. 2 и п. 3 ст. 1512) или в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (по основаниям, предусмотренным подп. 6 п. 2 ст. 1512) (п. 2 ст. 1513), против предоставления правовой охраны наименованию места происхождения товара (по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 1535) в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (п. 3 ст. 1535);
- заинтересованный обладатель исключительного права на товарный знак - может подать возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку в палату по патентным спорам (по основанию, предусмотренному подп. 5 п. 2 ст. 1512) в одном из государств - участников Парижской конвенции (п. 3 ст. 1513);
- любое лицо, которому стало известно о нарушениях, - может оспорить выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец путем подачи возражения в палату по патентным спорами (п. 2 ст. 1398), на селекционное достижение - заявления в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям (п. 2 ст. 1441);
- любое лицо - может подать заявление о прекращении правовой охраны наименования места происхождения товара и действия свидетельства об исключительном праве на такое наименование в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (по основаниям, предусмотренным п. 1 и подп. 1 и 2 п. 2 ст. 1536), о прекращении действия свидетельства об исключительном праве на наименование места происхождения товара (по основанию, предусмотренному подп. 3 п. 2 ст. 1536) (п. 3 ст. 1536);
- федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности - Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) - осуществляет функции по контролю и надзору в сфере правовой охраны и использования объектов интеллектуальной собственности, патентов и товарных знаков и результатов интеллектуальной деятельности, вовлекаемых в экономический и гражданско-правовой оборот, соблюдения интересов Российской Федерации, российских физических и юридических лиц при распределении прав на результаты интеллектуальной деятельности, в том числе создаваемые в рамках международного научно-технического сотрудничества. Находится в ведении Минобрнауки России (см. Положение, утв. постановлением Правительства РФ от 16.06.2004 N 299);
- палата по патентным спорам при федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности - Федеральное государственное учреждение "Палата по патентным спорам Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам", ранее именовавшееся государственное учреждение "Палата по патентным спорам Российского агентства по патентам и товарным знакам", создано в результате переименования Апелляционной палаты Российского агентства по патентам и товарным знакам на основании приказа Российского агентства по патентам и товарным знакам от 13.02.2003 N 19. Палата по патентным спорам является государственной научной организацией, финансируемой из средств федерального бюджета, находится в ведении Роспатента*(5);
- федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий нормативно-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности - Министерство образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) - осуществляет функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования, научной, научно-технической и инновационной деятельности, развития федеральных центров науки и высоких технологий, государственных научных центров и наукоградов, интеллектуальной собственности, а также в сфере воспитания, опеки и попечительства над детьми, социальной поддержки и социальной защиты обучающихся и воспитанников образовательных учреждений*(6);
- федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям - Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор) - осуществляет функции по контролю и надзору в сфере... селекционных достижений, за деятельностью организаций, осуществляющих сертификацию в области селекционных достижений, находится в ведении Минсельхоза России. Указом Президента РФ от 24.09.2007 N 1274 функции Россельхознадзора в сфере контроля и надзора за водными биологическими ресурсами и средой их обитания переданы Государственному комитету РФ по рыболовству (в настоящее время - Росрыболовство)*(7);
Кроме того, в соответствии с Законом о селекционных достижениях при Минсельхозе России была создана Государственная комиссия РФ по испытанию и охране селекционных достижений, которая осуществляет единую политику в области правовой охраны селекционных достижений в Российской Федерации, принимает к рассмотрению заявки на селекционные достижения, проводит по ним экспертизу и испытания, ведет Государственный реестр охраняемых селекционных достижений и Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию, выдает патенты и авторские свидетельства, публикует официальные сведения, касающиеся охраны селекционных достижений, издает правила и разъяснения по применению Закона о селекционных достижениях (Правила составления и подачи заявки на допуск селекционного достижения к использованию, утв. Минсельхозпродом России 14.10.1994 N 2-01/4, Правила составления и подачи заявки на выдачу патента на селекционное достижение, утв. Минсельхозпродом России 14.10.1994 N 2-01/3), выполняет другие функции в соответствии с положением о ней, утвержденным Правительством РФ.
Поскольку Закон о селекционных достижениях утратил силу с 1 января 2008 г. в связи с принятием Федерального закона от 18.12.2006 N 231-ФЗ, указанное положение о данной Госкомиссии так и не принято, а в функции Россельхознадзора эти вопросы не включены, то решение вопроса о федеральном органе исполнительной власти по селекционным достижениям остается неясным. Это может привести к провалу в правоприменительной практики в данной области;
- федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий нормативно-правовое регулирование в сфере сельского хозяйства - Министерство сельского хозяйства Российской Федерации (Минсельхоз России) - осуществляет функции: по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере агропромышленного комплекса, включая животноводство, ветеринарию, растениеводство; самостоятельно принимает нормативные правовые акты, в том числе порядок государственной регистрации селекционных достижений в животноводстве и семеноводстве, порядок заготовки, обработки, хранения и использования семян сельскохозяйственных растений; условия применения селекционных и биотехнологических методов в области племенного животноводства; правила ведения селекционных достижений*(8);
- федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством РФ на рассмотрение заявок на выдачу патентов на секретные изобретения. В соответствии с п. 1 постановления Правительства РФ от 02.10.2004 N 514 "О федеральных органах исполнительной власти и Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом", уполномоченных рассматривать заявки на выдачу патента на секретные изобретения" Минобороны России, МВД России, Минздравсоцразвития России, Минпромторг России, ФСБ России и Государственная корпорация по атомной энергии "Росатом" являются органами, уполномоченными рассматривать заявки на выдачу патента на секретные изобретения, для которых установлена степень секретности "особой важности" или "совершенно секретно", а также на секретные изобретения, которые относятся к средствам вооружения и военной техники, к методам и средствам в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности и для которых установлена степень секретности "секретно".
При самозащите в перечень субъектов отношений в данной области наряду со сторонами спора должен быть включен третейский суд. Согласно Федеральному закону от 24.07.2002 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом. Сторонами третейского разбирательства могут выступать организации - юридические лица, граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, физические лица, которые предъявили в третейский суд иск в защиту своих прав и интересов либо которым предъявлен иск.
В соответствии с ч. 6 ст. 4 АПК и ч. 3 ст. 3 ГПК по соглашению сторон подведомственный арбитражному суду (суду) спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия арбитражным судом (судом) первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом. При подготовке дела к судебному разбирательству судья также согласно требованиям ст. 150 ГПК разъясняет сторонам их право обратиться за разрешением спора в третейский суд и последствия таких действий.
Основными объектами правоотношений при защите с 1 января 2008 г. выступают интеллектуальные права, которые нарушены или оспорены. При защите в судебном порядке по общему правилу объектами защиты выступают все интеллектуальные права, имеющие правовую охрану, и возникающие в отношении всех видов результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. При защите в административном порядке такой перечень объектов и случаев защиты ограничен.
Права и обязанности субъектов правоотношений в отношении перечисленных выше объектов определяются в соответствующих статьях части четвертой ГК. В соответствии с процессуальными нормами за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов в судебном порядке вправе обратиться только заинтересованное лицо, либо в случае, специально предусмотренном законом, гражданское дело может быть возбуждено по заявлению лица, выступающего от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований (ст. 3, 4 ГПК), либо в случае, специально предусмотренном АПК, - по обращению иных лиц (ст. 4 АПК). Так, при нарушении интеллектуальных прав за защитой может обратиться автор либо иной правообладатель, а также в соответствии с п. 5 ст. 1242 ГК организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.
При этом следует иметь в виду, что согласно Определению КС РФ от 22.04.2004 N 213-О; ст. 255 и 258 ГПК и ст. 2 Закона РФ от 27.04.1993 N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" - по своему конституционно-правовому смыслу, выявленному в настоящем Определении в соответствии с правовыми позициями, выраженными КС РФ в решениях, сохраняющих свою силу, - предоставляют объединениям граждан (юридическим лицам) право на подачу в суд заявлений об оспаривании решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, государственных или муниципальных служащих и предполагают обязанность суда рассмотреть такое заявление по существу.
Заявление может быть подано гражданином с учетом требований ч. 2 ст. 254 ГПК в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются. Данное заявление согласно ст. 257 ГПК должно быть рассмотрено судом в течение 10 дней, а согласно ВС РФ - в течение двух месяцев с участием гражданина, руководителя или представителя органа государственной власти, иного лица, решения, действия (бездействие) которых оспариваются. При этом в соответствии со ст. 249 ГПК, п. 3 ст. 189 АПК обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, возлагаются на органы и лиц, которые приняли оспариваемые акт, решения или совершили оспариваемые действия (бездействие).
Перечень способов гражданско-правовой защиты содержится в ст. 12 ГК: 1) признание права; 2) восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; 3) признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки; 4) признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; 5) самозащита права; 6) присуждение к исполнению обязанности в натуре; 7) возмещение убытков; 8) взыскание неустойки; 9) компенсация морального вреда; 10) прекращение или изменение правоотношения; 11) неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; 12) иные способы, предусмотренные законом.
В нормах ст. 1251 и 1252 ГК конкретизированы способы защиты интеллектуальных прав. В частности, в случае нарушения личных неимущественных прав автора их защита осуществляется путем:
- признания права;
- восстановления положения, существовавшего до нарушения права;
- пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
- компенсации морального вреда;
- публикации решения суда о допущенном нарушении.
Защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования:
1) о признании права - к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя;
2) о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним;
3) о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб;
4) об изъятии материального носителя - к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю;
5) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя - к нарушителю исключительного права.
Особо урегулирована нормами ст. 1253 ГК ответственность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за нарушения исключительных прав, согласно которым, если юридическое лицо неоднократно или грубо нарушает исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, суд может принять решение о ликвидации такого юридического лица по требованию прокурора. Если такие нарушения совершает гражданин, его деятельность в качестве индивидуального предпринимателя может быть прекращена по решению или приговору суда в установленном законом порядке.
Под гражданско-правовой ответственностью понимаются неблагоприятные имущественные последствия для лица, допустившего гражданское правонарушение, выразившееся в утрате этим лицом части своего имущества. Таким образом, гражданско-правовая ответственность всегда носит имущественный характер. Она может выступать в форме возмещения убытков (вреда, в том числе морального вреда), уплаты неустойки, потери задатка. Меры гражданской ответственности устанавливаются в правовых нормах, реализация которых обеспечивается принудительной силой государства.
Частью четвертой ГК применительно к различным результатам интеллектуальной деятельности наряду с общими правилами защиты (ст. 1248, 1250-1254 ГК) предусмотрены также специальные правила об ответственности за нарушение интеллектуальных прав на них:
ст. 1301, 1302 - при защите авторских прав;
ст. 1311, 1312 - при защите смежных прав;
ст. 1359, 1406, 1407 - при защите патентных прав;
ст. 1422, 1446, 1447 - при защите прав на селекционное достижение;
ст. 1472 - при защите права на секрет производства (ноу-хау);
ст. 1500, 1512-1515 - при оспаривании и защите права на товарный знак;
ст. 1528, 1535-1537 - при оспаривании и защите права на наименование места происхождения товара.
Подробное рассмотрение норм и правил гражданско-правовой защиты интеллектуальных прав в указанных случаях рассматривается в разд. 2 настоящего издания в рамках научно-практического постатейного комментария к части четвертой ГК (по вопросам защиты интеллектуальных прав).
Глава 1.2. Судебная практика гражданско-правовой защиты интеллектуальной собственности
Суды общей юрисдикции осуществляют судопроизводство по делам о защите прав на результаты интеллектуальной деятельности, руководствуясь ГПК, а арбитражные суды - АПК.
Несмотря на принятые постановления Пленумов ВС РФ от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" и от 26.04.2007 N 14 "О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательных и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака", информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности", в 2008 г. в связи с вступлением в силу четвертой части ГК обострилась необходимость в разъяснении высшими судебными органами ряда проблемных вопросов, связанных с применением законодательства в сфере защиты интеллектуальных прав.
В связи с этим 26 марта 2009 г. было принято совместное постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 5/29 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации". Основные положения данного документа рассматриваются в разд. 2 - в рамках научно-практического постатейного комментария к разд. VII ГК (в части защиты интеллектуальных прав).
Анализ статистики рассмотрения гражданских дел о защите интеллектуальной собственности за последние 10 лет в современной России говорит о том, что если число обращений граждан и юридических лиц в суд за защитой нарушенных прав медленно, но неуклонно росло год от года на рубеже столетий (1999 г. - 518, 2000 г. - 549, 2001 г. - 585), как росли число дел с вынесением решения (удовлетворением) иска и суммы, присужденные к взысканию (1999 г. - 295/206 - 5,9 млн. руб., 2000 г. - 315/203 - 6,9 млн. руб., 2001 г. - 329/222 - 27,8 млн. руб.)*(9), то в конце десятилетия наметилась обратная тенденция на снижение.
При незначительном увеличении количества дел, поступивших в суды общей юрисдикции, в том числе и дел о защите интеллектуальной собственности, в 2007 г. уменьшилось количество вынесенных решений по делам, связанным с защитой интеллектуальных прав, рассмотренных судами общей юрисдикции. В 2008 г. наблюдалось уже значительное уменьшение количества дел, поступивших в суды общей юрисдикции, в том числе и дел о защите интеллектуальной собственности. В то же время увеличилось количество вынесенных решений по делам, связанным с защитой интеллектуальных прав, рассмотренных судами общей юрисдикции, при этом по 67% из них требования были удовлетворены. Рост происходил, в основном, по делам о защите авторских прав и прав на товарные знаки (табл. 1)*(10).
Согласно ст. 1 АПК арбитражные суды в Российской Федерации осуществляют правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, что позволяет опираться на практику арбитражных судов как на критерий актуальности и значимости тех или иных правовых конструкций (в том числе исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) в гражданском обороте.
Таблица 1. Статистика рассмотрения судами общей юрисдикции гражданских дел о защите интеллектуальной собственности за период 2004-2008 гг.
ГодОстаток неоконченных дел на начало отчетного периодаПоступило дел в отчетном периодеОкончено дел за отчетный периодОстаток неоконченных дел на конец отчетного периодаВынесено частных определений, постановленийСуммы, присужденные к взысканию, руб., по удовлетворенным искам, включая моральный ущербРассмотрены с вынесением решения (судебного приказа)прекращенооставлено без рассмотренияпередано в другие судывсего оконченовсегов том числе с удовлетворениемв том числе с отказом в удовлетворении20043417614812961851591244080429855448675220052988435223441781901034986427721699524152006277774543372171109805178326823445307020073007875053381671199046760327490894686200832568460340220111464508311785102577664 В последние годы сохраняется тенденция снижения числа поступающих в суды заявлений в связи с действием Федерального закона от 04.11.2005 N 137-ФЗ. В 2007 г. при общем сокращении дел, рассмотренных судами первой инстанции, увеличился процент обжалования принятых судебных актов во все инстанции, проверяющие их законность и обоснованность. Количество апелляционных жалоб по сравнению с предыдущим годом возросло с 12,5 до 16,3%. В кассационную инстанцию количество жалоб увеличилось с 9,1 до 11,9%, в надзорную - с 1,8 до 2,4%. В то же время, при рассмотрении арбитражными судами дел, связанных с защитой прав на интеллектуальную собственность, картина несколько иная (табл. 2).
Таблица 2. Статистика рассмотрения арбитражными судами дел об интеллектуальной собственности за период 2004-2008 гг.
Категории делГодКоличество разрешенных делКоличество дел, по которым удовлетворены исковые требованияСумма исковых требований, тыс. руб.заявленовзысканоСвязанные с защитой интеллектуальной собственности2004751397102760571605200599952445085213222620061455870152322316629420071831111122398481423882008274615021112729252783Из них:объектов авторского права20043232194097892299120054952902315964173420069206139526511123032007128785556230675547200818361102518843134265объектов патентного права200498211379991702005912046482253082006742434130838220079240701911004200887351233306446Фирменные наименования200433178277185220054227168262220065218122295002007412220548165020088046153017739Товарные знаки200425111957442724035200533817115307547660200633617029839219593200733615957270357903200832116720973829126 Статистические данные свидетельствуют о том, что в 2008 г. значительно увеличилось количество рассмотренных арбитражными судами дел, связанных с защитой интеллектуальной собственности (в процентном отношении к 2007 г. - 150%) и количество дел, по которым удовлетворены заявленные требования (в процентом отношении к 2007 г. - 135%).
Одновременно в сравнении с 2007 г. уменьшилось количество дел, связанных с защитой прав на объекты патентного права и товарные знаки. Применительно ко всем категориям дел обращает на себя внимание соотношение заявленных сумм исковых требований и взысканных сумм, которое колеблется от разницы в два раза (в случае с фирменными наименованиями) до 20 раз (в случае с объектами патентного права) (табл. 3).
Анализ приведенных статистических данных показывает, что в последние годы наметилась ярко выраженная тенденция к росту количества рассматриваемых судами споров, связанных с теми или иными результатами интеллектуальной деятельности или средствами индивидуализации (за исключением такого объекта интеллектуальных прав, как топология интегральных микросхем). Взрывной рост количества судебных споров наблюдается в отношении тех объектов интеллектуальных прав, которые впервые подробно урегулированы в части четвертой ГК (фирменные наименования, коммерческие обозначения).
Вместе с тем практика применения законодательства выявила и некоторые проблемы. Так, вызывает большие затруднения как при рассмотрении гражданско-правовых споров, так и по уголовным делам по ст. 146 УК, определение автора и правообладателя объекта интеллектуальной собственности, являющегося предметом спора, т.е. надлежащего истца. Эта проблема особенно часто возникает по спорам о нарушении смежных прав исполнителей и производителей фонограмм. В ряде случаев суды необоснованно признают правообладателями и истцами исполнителей или даже авторов музыкальных произведений, когда заявляется требование о защите смежных прав в связи с использованием фонограмм. Решению этой проблемы способствовала бы более четкая организация деятельности аккредитованных организаций по управлению авторскими и смежными правами на коллективной основе.
Таблица 3. Статистические данные из информационной системы Банк решений арбитражных судов ИС БРАС v. 2.0
Результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализацииКоличество судебных актов по соответствующим делам, вынесенных арбитражными судами всех уровней*(11)2006 г.2007 г.2008 г.Объекты авторских прав3339061604Объекты смежных прав2708051319Изобретения165403688Полезные модели84171369Промышленные образцы90196358Селекционные достижения1371153Топологии интегральных микросхем3210Секреты производства (ноу-хау)2375106Фирменные наименования47216253738Товарные знаки и знаки обслуживания147442216351Наименования мест происхождения товаров85726853779Коммерческие обозначения848256Итого37921122718271 В области авторских и смежных прав большую часть дел составляют иски о взыскании компенсации за нарушение авторских и смежных прав. Это обусловлено тем, что в этих случаях не требуется доказывать причиненные убытки, достаточно установления самого факта правонарушения. Это правило установлено законодателем с учетом трудностей доказывания убытков при нарушении авторских и смежных прав. Однако в судебной практике по данной категории дел наметилась негативная тенденция. Суды при вынесении решения в большинстве случаев никак не обосновывают размер компенсации, которая часто во много раз превышает стоимость правомерного использования произведения, что создает условия для возможности злоупотребления своими правами со стороны правообладателей.
В тех случаях, когда физическое лицо нарушает права на товарный знак, зарегистрировав на себя доменное имя, а правообладателем является иностранное юридическое лицо, судьи ссылаются на ст. 247 АПК, которая гласит, что арбитражные суды рассматривают дела с участием иностранных организаций при условии, что спор возник из отношений, связанных с государственной регистрацией имен и других объектов и оказанием услуг в международной ассоциации сетей "Интернет" на территории РФ. Арбитражный суд указал, что, несмотря на положения ст. 247 АПК, никто не отменял действие ст. 27 и 33, определяющих подведомственность дел, и если ответчик - физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, то данное дело подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. Суд же общей юрисдикции отказал правообладателю в приеме искового заявления, поскольку счел данный спор относящимся к предпринимательской деятельности.
Суды при отмене решений палаты по патентным спорам, в случае нарушения процедуры, по-разному подходят к разрешению дел. Одни судьи рассматривают дело по существу, принимая во внимание, что нарушение процедуры не является безусловным основанием к отмене. Другие судьи отменяют решения палаты по патентным спорам по формальным основаниям и не рассматривают спор по существу. При этом в любом случае дело пересматривается в палате по патентным спорам, и если суд указал на нарушение закона при рассмотрении, то палата примет то решение, которое принял суд по существу. Однако, если суд отменил решение исключительно из-за нарушения процедуры рассмотрения дела в палате, палата по патентным спорам примет такое же решение, как и первоначальное.
Создание на основе одной и той же исходной информации самостоятельного произведения не является нарушением прав обладателя исключительных прав на созданное творение. Однако совершенно логично, что подобные претензии правообладателей могут возникнуть буквально при любых результатах творческих мук авторов. Вот и получается, что если при создании нового творения была использована та же исходная информация, что и для уже существующего, то об ущемлении чьих-то прав не может быть и речи. Ведь в таком случае предполагается, что оба произведения созданы разными авторами независимо друг от друга. Разумеется, если данные предположения не будут опровергнуты экспертами, которым предстоит найти различия во внешнем оформлении, авторских стилях и т.д.
Не обошел вниманием Президиум ВАС РФ в своем информационном письме и разбирательства, касающиеся использования исключительных прав в форме распространения (в том числе предложение к продаже экземпляра фонограммы). Интересным в данном случае является то, что для вынесения обвинительного приговора факт реализации доказывать вовсе не обязательно. Достаточным условием является присутствие товара на прилавке или стенде, которое само по себе расценивается как публичная оферта. Это значит, что если у потенциального реализатора фонограммы отсутствовали права на ее продажу, то уже одно наличие на прилавке такого товара - доказательство нарушения прав автора произведения.
Нелегальным с точки зрения судей арбитражного суда является сдача в прокат компьютера с установленными на нем программами для ЭВМ при отсутствии у арендодателя соответствующих прав. Аналогично ситуация складывается и в случае использования модифицированной программы для ЭВМ в отсутствие письменного договора с правообладателем. Ведь, как указал Президиум ВАС РФ в информационном письме от 13.12.2007 N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности", модификация программного обеспечения сама по себе является нарушением авторских прав.
Применительно к патентным правам арбитражные суды обращали внимание на то, что право преждепользования возникало именно в соответствии с законом, а отнюдь не в результате решения суда. Одновременно не отрицалось, что такое положение дел вовсе не исключает возможности заявления в суд требования об установлении права преждепользования. Кроме того, ВАС РФ приводил в качестве примера для подражания и такой интересный вывод судебного решения. При наличии двух патентов на полезную модель с одинаковыми или эквивалентными признаками вопрос о признании какого-либо из них (логично, что под вопрос ставится законность патента с более поздней датой приоритета) отнесен к компетенции палаты по патентным спорам. А вот до того момента, пока соответствующий орган не вынесет вердикт оспариваемому патенту, он не может признаваться в качестве нарушения прав по первому патенту.
Что касается вопроса о праве на товарный знак или фирменное наименование, то наиболее примечательным является вот какой момент. Для установления сходства "до степени смешения обозначений" привлечение экспертов вовсе не обязательно. Ведь визуальную схожесть можно определить, что называется, "на глаз", с чем совершенно самостоятельно могут справиться и судьи. Если же в ходе процесса было доказано, что права на товарный знак все-таки были нарушены, то суд должен взыскать с виновного компенсацию.
При рассмотрении вопроса о правах на фирменные наименования судьи указали: чтобы посчитать название организации "украденным", достаточно не только тождественного, но и банального сходства в звучании. Кстати говоря, та же самая участь ожидает и названия, различные лишь в указании организационно-правовой формы как части фирменного наименования.
Особое внимание Президиум ВАС РФ уделил и ответственности за использование товарного знака без разрешения правообладателя. Так, лицу, присвоившему себе авторство идеи бренда, может угрожать административная ответственность даже в том случае, если он не знал о существовании зарегистрированного в качестве товарного знака обозначения.
Особенно много вопросов у судов возникало в 2007-2008 гг. в связи с проведением различного рода экспертиз. До сих пор не определено, какие экспертные учреждения в Российской Федерации с учетом требований ч. 1 ст. 79, ст. 84 ГПК могут в настоящее время провести экспертизу:
- по вопросу об использовании или неиспользовании изобретения;
- по вопросу о размере убытков, причиненных нарушением прав патентообладателем;
- по вопросу исчисления экономической выгоды от внедрения изобретения в производство и авторского вознаграждения;
- художественные;
- литературоведческие;
- искусствоведческие.
Вызывают сложности вопросы, связанные с назначением и проведением соответствующих экспертиз:
- подбор экспертов;
- формулирование вопросов;
- анализ экспертного заключения.
Требует своего разрешения вопрос об организации финансирования производства экспертиз по авторским делам. Закон "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" многих вопросов, связанных с проведением экспертиз по вопросам в сфере интеллектуальной собственности, не регулирует. Требуется принятие закона, регулирующего негосударственную экспертную деятельность. В связи с множеством проблем, связанных с проведением в судах различных экспертиз, Пленум Верховного Суда РФ намерен в ближайшее время дать судам общей юрисдикции соответствующие разъяснения в своем очередном постановлении.
Раздел 2. Научно-практический постатейный комментарий части четвертой ГК (по вопросам защиты интеллектуальных прав)
Глава 69. Общие положения
Статья 1248. Споры, связанные с защитой интеллектуальных прав
1. Новизна нормы. Нормы, содержащиеся в ст. 1248 ГК, лишь конкретизируют общие правила по защите нарушенных или оспоренных гражданских прав, ранее предусмотренные ст. 11 ГК, в судебном или административном порядке.
В законодательстве об интеллектуальной собственности до 1 января 2008 г. эти нормы также были закреплены, но в основном они касались только защиты через суд либо самозащиты. В ст. 1248 этот порядок в основном сохранен.
2. Субъекты правоотношений. В Российской Федерации по общему правилу функции защиты в сфере интеллектуальной собственности осуществляют в судебном порядке - суды общей юрисдикции и арбитражные суды, в административном порядке - специально уполномоченные органы государственной власти в случаях, установленных законом. В этой связи следует учитывать, что ссылка в ст. 1248 на норму п. 1 ст. 11 ГК, предусматривающую защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав через суд (суд, арбитражный суд или третейский суд), при своем применении имеет свои особенности, определяемые не только процессуальным законодательством, но и четким разграничением функций защиты в судебном порядке (через суд или арбитражный суд) и защиты своих прав в порядке самозащиты (в том числе через третейский суд).
Конституция РФ (ст. 18) и действующее законодательство о судебной системе предусматривает, что отправление правосудия является особым видом государственной деятельности, самостоятельной государственной функцией. Судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия.
Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, осуществляемого только судами. Правосудие не осуществляют различные квазисудебные органы, имеющие в своем названии слово "суд", но не являющиеся таковыми по своим задачам и функциям: товарищеские суды, третейские суды, действующие на постоянной основе Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ, учрежденные Законом РФ от 07.07.1993 N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже". Все эти учреждения и органы судебной властью не обладают, и их можно отнести к органам самозащиты, к которым за помощью обращаются при необходимости правообладатели и иные заинтересованные лица.
Таким образом, применительно к ст. 1248 ГК основные субъекты отношений можно условно подразделить на три группы: при защите в судебном порядке, при защите в административном порядке и при самозащите.
При защите в судебном порядке в перечень таких субъектов входят:
1) истец (заявитель, правообладатель);
2) организации по управлению правами на коллективной основе;
3) нарушитель интеллектуальных прав;
4) федеральный орган исполнительной власти, чьи решения оспариваются (федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности, палата по патентным спорам при федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности, федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям, федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством РФ);
5) суд и арбитражный суд.
При защите в административном порядке в случаях, предусмотренных частью четвертой ГК, в перечень таких субъектов входят:
- заявитель;
- заинтересованное лицо;
- заинтересованный обладатель исключительного права на товарный знак;
- любое лицо, которому стало известно о нарушениях;
- любое лицо;
- федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности -Роспатент;
- палата по патентным спорам при федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности - Федеральное государственное учреждение "Палата по патентным спорам Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам";
- федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий нормативно-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности, - Минобрнауки России;
- федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям - Россельхознадзор и Государственная комиссия Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений;
- федеральные органы исполнительной власти, осуществляющий нормативно-правовое регулирование в сфере сельского хозяйства, - Минсельхоз России;
- федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством РФ на рассмотрение заявок на выдачу патентов на секретные изобретения.
С учетом реорганизации Федерального агентства по атомной энергии Федеральным законом от 01.12.2007 N 318-ФЗ в п. 2 ст. 1401 ГК была внесена поправка и с 1 января 2008 г. рассмотрение заявок на выдачу патентов на секретные изобретения наряду с федеральными органами исполнительной власти (уполномоченными органами) осуществляет также государственная корпорация по атомной энергии "Росатом". Поскольку поправка была внесена только в указанную статью, то соответственно при ее применении либо возникает коллизия с нормами п. 2 и 3 данной статьи, либо следует считать, что правила данной статьи по защите в административном порядке теперь не распространяются на сферу действия Росатома.
При самозащите в перечень субъектов отношений в данной области наряду со сторонами спора в рамках комментируемой статьи с учетом содержания ссылки на п. 1 ст. 11 ГК должен быть включен третейский суд.
3. Объекты правоотношений. Основными объектами правоотношений при защите выступают интеллектуальные права, которые нарушены или оспорены.
При защите в судебном порядке по общему правилу объектами защиты выступают все интеллектуальные права, имеющие правовую охрану и возникающие в отношении всех видов результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, а также сложных объектов.
При защите в административном порядке такой перечень объектов и случаев защиты ограничен. В соответствии с п. 2 ст. 1248 ГК такие ограничения можно классифицировать по трем направлениям:
1) по видам результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров);
2) по видам правоотношений, где могут нарушаться или оспариваться интеллектуальные права на указанные результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (подача заявок на выдачу патентов, рассмотрение заявок на выдачу патентов, государственная регистрация прав на указанные объекты, выдача соответствующих правоустанавливающих документов, оспаривание предоставления правовой охраны и оспаривание прекращения правовой охраны правам на данные объекты);
3) по видам интеллектуальных прав, которые могут быть оспорены или нарушены в указанных случаях и в отношении перечисленных выше результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.
4. Права и обязанности. Права и обязанности субъектов правоотношений в отношении перечисленных выше объектов определяются в соответствующих статьях части четвертой ГК.
Норма п. 2 ст. 1248 ГК, устанавливая возможность защиты в административном порядке, не предусматривает при этом введение обязательной досудебной процедуры рассмотрения таких споров, при которой суды будут рассматривать только жалобы на решения этих государственных органов. Такой вывод можно сделать по следующим основаниям.
Во-первых, хотя согласно ч. 5 ст. 4 АПК если для определенной категории споров федеральным законом установлен претензионный или иной досудебный порядок урегулирования либо он предусмотрен договором, то спор передается на разрешение арбитражного суда после соблюдения такого порядка, но этот порядок во всех известных случаях не касается непосредственно защиты в административном порядке. Так, в перечень федеральных законов, которые применяются арбитражными судами в соответствии с содержащимися в АПК отсылочными нормами (см. письмо ВАС РФ от 25.05.2004 N С1-7/ УП-600), входят:
- п. 2 ст. 452, ст. 797 ГК;
- ст. 161 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 07.03.2001 N 24-ФЗ;
- ст. 120 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации от 10.01.2003 N 18-ФЗ;
- ст. 403 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 N 81-ФЗ;
- ст. 12 Федерального закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности";
- ст. 124 Воздушного кодекса Российской Федерации от 19.03.1997 N 60-ФЗ;
- ст. 55 Федерального закона от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи".
Во всех указанных случаях обязательный претензионный или иной досудебный порядок касается только сторон по договору, но не органов административной юстиции.
Во-вторых, согласно ст. 254 ГПК гражданин, организация при нарушении их прав и свобод вправе обратиться непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего.
В-третьих, ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод; решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд, причем это право не может быть ограничено даже в условиях чрезвычайного положения. Допустимые ограничения конституционных прав в соответствии ч. 3 ст. 55 Конституции РФ могут быть введены законодателем только в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Право на судебную защиту ни в каком случае не может вступить в противоречие с данными целями и, следовательно, не подлежит ограничению. Именно поэтому право на судебную защиту отнесено согласно ч. 3 ст. 56 Конституции РФ к таким правам и свободам, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. Право на судебную защиту выступает как гарантия в отношении всех конституционных прав и свобод (Постановление КС РФ от 03.05.1995 N 4-П).
Раскрывая конституционное содержание права на судебную защиту, КС РФ сформулировал следующие правовые позиции:
- отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт не согласуется с требованием эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости, умаляет и ограничивает данное право (Постановление от 03.02.1998 N 5-П);
- в рамках осуществления судебной защиты прав и свобод возможно обжалование в суд решений и действий (или бездействия) любых государственных органов, включая судебные (Постановления от 02.07.1998 N 20-П и от 06.07.1998 N 21-П).
В Определении от 02.10.2003 N 393-О КС РФ указал, что ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции РФ гарантируют каждому судебную защиту его прав и свобод; решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Последующий судебный контроль внесудебного порядка полного или частичного аннулирования регистрации товарного знака осуществляют арбитражные суды на основании п. 2 ст. 11 ГК, согласно которому решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд.
В другом Определении от 15.05.2007 N 370-О-О КС РФ установил, что закрепленное в Законе о товарных знаках положение, согласно которому заявление о признании предоставления правовой охраны товарному знаку недействительным на основании решения, принятого в порядке, предусмотренном подп. 4 п. 1 ст. 28, подается любым лицом в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (абз. 4 п. 3 ст. 28), само по себе не означает, что признание предоставления правовой охраны товарному знаку недействительным не может быть оспорено в судебном порядке, в том числе по мотиву признания такой регистрации недействительной полностью. Таким образом, оспариваемые заявителем законоположения не являются препятствием для реализации им конституционного права на судебную защиту его прав и свобод.
Особенности правоотношений при защите в административном порядке приведены в табл. 4, а также определяются тем, что в ряде случаев нормы носят декларативный характер, что создает правовые коллизии при правоприменении.
Таблица 4. Особенности правоотношений при защите в административном порядке
Правоотношения (п. 2 ст. 1248)Что оспаривается (статья части четвертой ГК)Кто оспариваетКто рассматриваетПодача заявок на выдачу патентов, свидетельствСтатья 1500
Решение об отказе в принятии заявки на товарный знак к рассмотрениюЗаявитель (возражение)Палата по патентным спорамПункт 1 ст. 1528 Решение об отказе в принятии заявки на наименование места происхождения товара к рассмотрениюЗаявитель (возражение)Палата по патентным спорамРассмотрение заявок на выдачу патентов, свидетельствПункт 3 ст. 1387
Решение о признании заявки на изобретение отозваннойЗаявитель (возражение)Палата по патентным спорамПункт 2 ст. 1390
Решение о признании заявки на полезную модель отозваннойЗаявитель (возражение)Палата по патентным спорамПункт 2 ст. 1391 Решение по результатам экспертизы заявки на промышленный образецЗаявитель (возражение)Палата по патентным спорамПункт 6 ст. 1401 Решение уполномоченного органа, принятое по заявке на секретное изобретениеЗаявитель (возражение)Уполномоченный органПравоотношения (п. 2 ст. 1248)Что оспаривается
(статья части четвертой ГК)Кто оспариваетКто рассматриваетСтатья 1437
Экспертиза селекционного достижения на новизнуЗаинтересованное лицо (ходатайство)Федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениямСтатья 1500
Решение о признании заявки на товарный знак отозваннойЗаявитель (возражение)Палата по патентным спорамПункт 1 ст. 1528 Решение о признании заявки на наименование места происхождения товара отозванной, а также решения, принятые по результатам экспертизы заявленного обозначения (ст. 1526)Заявитель (возражение)Палата по патентным спорамГосударственная регистрацияПункт 2 ст. 1528 Решение по заявке на наименование места происхождения товара одновременно с ходатайством о восстановлении пропущенного срокаЗаявитель (возражение)Федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственностиВыдача соответствующих правоустанавливающих документовПункт 3 ст. 1387 Решение о выдаче патента на изобретение или об отказе в выдаче патента на изобретениеЗаявитель (возражение)Палата по патентным спорамПункт 2 ст. 1398 Решение о выдаче патента на изобретение, полезную модель или промышленный образецЛюбое лицо, которому стало известно о нарушениях (возражение)Палата по патентным спорамПункт 2 ст. 1441
Решение о выдаче патента на селекционное достижениеЛюбое лицо, которому стало известно о нарушениях (заявление)Федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениямСтатья 1404
Решение о выдаче уполномоченным органом патента на секретное изобретениеЛюбое лицо, которому стало известно о нарушениях (возражение)Уполномоченный органОспаривание предоставления правовой охраныПункт 1 ст. 1486 Неиспользование товарного знакаЗаинтересованное лицо (заявление)Палата по патентным спорамПравоотношения (п. 2 ст. 1248)Что оспаривается
(статья части четвертой ГК)Кто оспариваетКто рассматриваетОспаривание предоставления правовой охраныПункт 1 ст. 1486 Неиспользование товарного знакаЗаинтересованное лицо (заявление)Палата по патентным спорамСтатья 1513
Предоставление правовой охраны товарному знакуЗаинтересованное лицо (возражение) Заинтересованный обладатель исключительного права на товарный знакПалата по патентным спорам федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственностиПункт 3 ст. 1535 Предоставление правовой охраны наименованию места происхождения товараЗаинтересованное лицо (возражение)Федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственностиСтатья 1536
Прекращение правовой охраны наименования места происхождения товара и действия свидетельства об исключительном праве на такое наименованиеЛюбое лицо (заявление)Федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственностиОспаривание прекращения правовой охраныНормы в части четвертой ГК отсутствуютНормы в части четвертой ГК отсутствуют По общему правилу, в соответствии с требованием нормы п. 2 ст. 11 ГК защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. При этом перечень правоотношений для защиты интеллектуальных прав в административном порядке, указанный в п. 2 ст. 1248, по смыслу данной статьи должен быть конкретизирован для случаев, предусмотренных только ГК.
В то же время только применительно к спорам, связанным с защитой патентных прав, п. 2 ст. 1406 устанавливает, что защита осуществляется в административном порядке в соответствии с п. 2 и 3 ст. 1248 ГК в случаях, указанных в ст. 1387, 1390, 1391, 1398, 1401 и 1404 ГК. Сравнительный же анализ указанных норм показал, что прямо не предусмотрена такая конкретизация в части четвертой ГК в отношении случая оспаривания прекращения правовой охраны интеллектуальным правам, хотя в п. 2 ст. 1248 ГК такая возможность декларируется. В подобных случаях правило аналогии применять затруднительно, поскольку остается большая неопределенность в отношении того, кто имеет право обжаловать (с учетом большого разброса по лицам, имеющим право обжаловать в других случаях) и кто должен рассматривать эти возражения (с учетом права обжаловать решения указанных государственных органов, принятые в административном порядке, в суд). Данные правовые коллизии требуют законодательного разрешения.
В соответствии с положениями п. 3 ст. 1248 ГК правила рассмотрения и разрешения указанных споров в административном порядке должны быть установлены Минобрнауки России, Минсельхозом России, Минобороны России, МВД России, Минздравсоцразвития России, ФСБ России, Росатомом. Однако на 1 января 2008 г. из таких документов был принят только приказ Минсельхоза РФ от 31.10.2007 N 559 "Об утверждении правил рассмотрения и разрешения споров по защите нарушенных интеллектуальных прав на селекционные достижения". Правила устанавливают процедуру рассмотрения и разрешения в административном порядке споров о защите интеллектуальных прав в отношениях, связанных с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на селекционные достижения, с государственной регистрацией этих результатов интеллектуальной деятельности, с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов, с оспариванием предоставления этим результатам правовой охраны или с ее прекращением, федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям.
Как следует из п. 22 постановления от 26.03.2009 N 5/29, при обращении в суд с требованием, подлежащим рассмотрению в административном (внесудебном) порядке, соответствующее заявление подлежит возврату. При рассмотрении судом дел о нарушении интеллектуальных прав возражения сторон, относящиеся к спору, подлежащему рассмотрению в административном (внесудебном) порядке, не должны приниматься во внимание и не могут быть положены в основу решения.
5. Сопряжение нормы с другими правовыми нормами. Как указывалось выше, нормы ст. 1248 непосредственно сопряжены с нормами ст. 1250-1254 ГК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК, а при защите в административном порядке - с нормами ст. 11, 1387, 1390, 1391, 1398, 1401, 1404, 1406, 1441, 1500, 1513, 1526, 1528, 1535, 1536 ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
6. Отечественная правоприменительная практика. Президиум ВАС РФ направил информационное письмо от 13.12.2007 N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности", в котором рекомендовал учитывать, что часть четвертая ГК применяется к правоотношениям, возникшим после введения ее в действие. По правоотношениям, возникшим до введения в действие части четвертой ГК, она применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие. С учетом этого выработанные подходы могут быть учтены при рассмотрении дел, в которых подлежат применению нормативные правовые акты, действующие до введения в действие части четвертой ГК, а также при рассмотрении дел, в которых подлежат применению положения части четвертой ГК, если рекомендации по применению правовых норм им не противоречат.
Так Президиум ВАС РФ указал, что рассмотрение палатой по патентным спорам и Роспатентом возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку не влечет в силу ст. 143 АПК обязательного приостановления производства по делу о нарушении прав на этот товарный знак. Производство по делу может быть приостановлено применительно к подп. 1 п. 1 ст. 143 АПК только в случае установления невозможности рассмотрения дела о нарушении прав на товарный знак до рассмотрения соответствующего дела палатой по патентным спорам и Роспатентом. При этом суд указал, что решение Роспатента по итогам рассмотрения возражений в силу подп. 1 ст. 311 АПК может быть признано вновь открывшимся обстоятельством.
Статья 1250. Защита интеллектуальных прав
1. Новизна нормы. Норма п. 1 ст. 1250 ГК в отличие от общих способов защиты вводит три вида ограничений в их применении: 1) ограничивает способы защиты интеллектуальных прав способами, предусмотренными только ГК; 2) с учетом существа нарушенного права; 3) с учетом последствий нарушения этого права. Однако поскольку в самом ГК содержатся нормы, предусматривающие возможность защиты гражданских прав также иными способами, установленными другими законами, в том числе антимонопольным законодательством, то прямого противоречия здесь нет.
Норма п. 3 ст. 1250 является относительно новой для российского законодательства, так как ранее в законах прямо не закреплялись положения об ответственности лиц при отсутствии их вины за совершенные правонарушения. В Основах гражданского законодательства и ГК (п. 3 ст. 401) такая возможность привлечения к ответственности без вины предусматривалась лишь опосредованно.
Официально под правонарушением ранее признавалось любое противоправное виновное деяние, за которое законом предусматривается гражданская, административная, дисциплинарная или уголовная ответственность. Даже когда в законе, как, например, в ст. 111 НК указаны обстоятельства, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения, но при этом устанавливается, что при их наличии лицо не подлежит ответственности за совершение налогового правонарушения.
2. Субъекты правоотношений. Норма ст. 1250 ГК определяет три категории субъектов правоотношений в этой области: лица, имеющие право обращаться за защитой интеллектуальных прав (правообладатели, организации по управлению правами на коллективной основе, иные лица в случаях, установленных законом), нарушитель интеллектуальных прав, суд.
2.1. Правообладатели согласно предложенной здесь классификации подразделяются на первоначальных и производных правообладателей.
К первоначальным правообладателям относятся:
- авторы и их наследники;
- работодатели;
- заказчики (в том числе государственные и муниципальные) и исполнители заказа;
- Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования;
- исполнители и их наследники;
- изготовитель фонограммы;
- изготовитель базы данных;
- организация эфирного или кабельного вещания;
- публикатор произведения науки, литературы или искусства;
- патентообладатели;
- правообладатели исключительных прав на товарные знаки и другие средства индивидуализации;
- обладатели секрета производства;
- лицо, организовавшее создание сложного объекта.
К производным правообладателям относятся граждане и юридические лица, получившие исключительные права на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации по договору отчуждения, лицензионному договору или иным законным способом от первоначальных правообладателей.
Правообладатели могут обращаться за защитой прав только в объеме правомерно находящихся у них прав. Так, за защитой личных неимущественных прав могут обращаться в соответствии с требованиями ГК (п. 1 ст. 1251, п. 4 ст. 1240, п. 7 ст. 1260, п. 4 ст. 1263, п. 3 ст. 1295, п. 1 ст. 1323, п. 2 ст. 1333, подп. 2 п. 1 ст. 1338) автор; лицо, организовавшее создание сложного объекта; издатель энциклопедий, энциклопедических словарей, периодических и продолжающихся сборников научных трудов, газет, журналов и других периодических изданий; изготовитель аудиовизуального произведения (лицо, организовавшее создание аудиовизуального произведения, - продюсер); работодатель при использовании служебного произведения; изготовитель фонограммы; изготовитель базы данных; публикатор.
2.2. Организация по управлению авторскими и смежными правами на коллективной основе ранее вправе была совершать любые юридические действия, необходимые для защиты прав, управлением которых занималась такая организация (ст. 46 Закона об авторском праве). При этом, согласно п. 5 ст. 49 Закона, такая организация в рамках гражданско-правовых способов защиты авторского права и смежных прав, в порядке, установленном законом, вправе была обращаться в суд только от своего имени с заявлениями в защиту нарушенных авторских прав и (или) смежных прав лиц, управление имущественными правами которых осуществлялось такой организацией.
С 1 января 2008 г. согласно п. 5 ст. 1242 ГК организация по управлению авторскими и смежными правами на коллективной основе теперь вправе предъявлять требования в суде от имени правообладателей или от своего имени, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе. Под иными юридическими действиями следует понимать и обращение от имени правообладателей либо в случаях, указанных в ГК, от своего имени в интересах правообладателей за защитой в административном порядке. Аккредитованная в порядке, предусмотренном ст. 1244 ГК, организация по управлению авторскими и смежными правами на коллективной основе вправе также от имени неопределенного круга правообладателей предъявлять требования в суде, необходимые для защиты прав, управление которыми осуществляет такая организация.
В соответствии с разъяснением, данным в постановлении Пленума ВС РФ от 19.06.2006 N 15, в этом случае организация, управляющая имущественными правами на коллективной основе, при обращении в суд не является истцом, поскольку выступает в защиту не своих прав. Истцами по делу в указанном случае выступают обладатели авторских и (или) смежных прав, в защиту интересов которых обратилась организация. Право этой организации на обращение в суд с заявлением о защите авторских и (или) смежных прав основано на законе, поэтому она может действовать без доверенности от обладателя авторских и (или) смежных прав. Документами, подтверждающими право организации на обращение в суд с заявлением о защите авторского права и (или) смежных прав, являются устав организации, управляющей имущественными правами на коллективной основе, договор с обладателем авторских и (или) смежных прав на управление имущественными правами на коллективной основе и (или) договор с иностранной организацией, управляющей аналогичными правами.
2.3. Иные лица имеют право обращаться за защитой интеллектуальных прав только в случаях, установленных законом.
При защите в судебном порядке к таким лицам в части четвертой ГК отнесены: заинтересованные лица (ст. 1239, 1266, 1316, 1342, 1511, 1514) и любые лица (ст. 1362, 1423). Поскольку в двух последних статьях речь идет о принудительной лицензии на изобретение, полезную модель или промышленный образец (ст. 1362) и на селекционное достижение (ст. 1423), то для разрешения правовой неопределенности, допущенной здесь законодателем, под любым лицом по совокупности норм в указанных статьях и ст. 1239 следует понимать также заинтересованное лицо, так как это частные случаи общего правила, установленного в ст. 1239 ГК.
В случае защиты в административном порядке к таким лицам в части четвертой ГК отнесены: заинтересованное лицо (п. 1 ст. 1486, ст. 1513, п. 3 ст. 1535), любое лицо, которому стало известно о нарушениях (п. 2 ст. 1398, ст. 1404, п. 2 ст. 1441), любое лицо (ст. 1536). В последнем случае при прекращении правовой охраны наименования места происхождения товара и действия свидетельства об исключительном праве на такое наименование любое лицо по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ст. 1536, может подать в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности заявление о прекращении правовой охраны наименования места происхождения товара и действия свидетельства об исключительном праве на такое наименование.
2.4. Нарушитель интеллектуальных прав. По общему правилу в соответствии с п. 1 ст. 401 ГК лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. При этом отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.
Ранее наличие вины как условия ответственности носило характер принципа гражданско-правовой ответственности (ст. 222 ГК РСФСР 1964 г.), при этом легальное определение вины в ГК отсутствовало. Позднее наличие вины перестало служить необходимым основанием ответственности за нарушение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности (п. 2 ст. 71 Основ гражданского законодательства), при этом понятие вины раскрывалось через положение о том, что должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства.
В настоящее время согласно диспозитивному правилу п. 3 ст. 401 ГК гражданско-правовая ответственность стороны по сделке за неисполнение обязательства наступает и при отсутствии вины контрагента в случае осуществления последним предпринимательской деятельности. При этом закон установил исключения из данного правила:
- если нарушитель не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (к таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств);
- если иное не было предусмотрено законом или договором. Так, например, таможенные органы пытались взыскать неустойку со стороны внешнеторгового контракта в силу п. 3 ст. 401 ГК (в отсутствие вины), однако арбитражный суд признал такие действия неправомерными, так как оговорка об обязательности наличия вины была установлена в самом контракте. При решении вопроса о взыскании неустойки (штрафа) сторонам внешнеторгового контракта необходимо было руководствоваться только п. 1 и 2 ст. 401 ГК и ответственность в виде уплаты неустойки (штрафа) за нарушение данного обязательства должна была наступать только при наличии вины в действиях ООО, а точнее, при нарушении обязательства по причинам, зависящим от общества*(12).
Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" также предусматривает ответственность изготовителя (исполнителя, продавца) за ненадлежащую информацию о товаре (работе, услуге) независимо от вины (ст. 12). В рамках общей проблемы ответственности без вины в праве существует также проблема ответственности за действия третьих лиц (чужая вина).
3. Объекты правоотношений. В ст. 1250 ГК перечень объектов защиты существенно сужен. Так основными объектами правоотношений при защите указываются только нарушенные интеллектуальные права, хотя с учетом других норм ГК защите подлежат интеллектуальные права, которые как нарушены, так и оспорены.
При этом следует иметь в виду, что согласно новой классификации интеллектуальные права включают не только исключительные и личные неимущественные права, о защите которых речь идет в сопряженных со ст. 1250 статьях части четвертой ГК, но и иные и другие права, которые также должны быть защищены.
Указанная правовая коллизия должна быть разрешена законодательным путем.
4. Права и обязанности. Статья 45 Конституции РФ закрепляет государственные гарантии защиты прав и свобод (ч. 1) и право каждого защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (ч. 2).
Поскольку ст. 1250 ГК прямо предусматривает, что интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными ГК, то в основе применения нормы данной статьи лежат способы защиты гражданских прав, указанные в ст. 12 ГК. В указанной статье приведен открытый перечень способов защиты, где наряду с иными указаны 11 способов защиты, часть из которых можно отнести к мерам юридической ответственности (возмещение убытков; взыскание неустойки; компенсация морального вреда), а часть - к мерам защиты. Поскольку в юридической литературе и современном законодательстве отсутствует единый подход к критериям четкого разграничения таких мер и при этом сам перечень мер защиты был и остается открытым, то остановимся на мерах ответственности, прямо указанных в ГК применительно к интеллектуальным правам.
В части четвертой ГК по общему правилу согласно норме п. 1 ст. 1229 использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными ГК) без согласия правообладателя является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК и другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается ГК. Такой широкий подход к определению нарушителя и его возможной ответственности основан на другом правиле, по которому правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, а отсутствие запрета при этом не считается согласием (разрешением).
Кроме того, ответственность установлена в следующих случаях:
- за нарушение исключительного права при исполнении лицензионного договора - за использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращении действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору (п. 3 ст. 1237). Если указанное нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации лицензиатом допускается (осуществляется использование соответствующего результата или средства за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору) и за такое нарушение лицензионным договором предусмотрена ответственность в дополнение к установленной части четвертой ГК, то это обстоятельство подлежит учету при определении размера денежной компенсации в случае ее взыскания (п. 3 ст. 1252 ГК).
При этом ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата несет лицензиат, если лицензионным договором не предусмотрено иное (п. 4 ст. 1238), а по требованиям, предъявляемым к лицензиату как изготовителю товаров, лицензиат и лицензиар по лицензионному договору о предоставлении права использования товарного знака несут солидарную ответственность (п. 2 ст. 1489);
- за нарушение исключительного права на произведение, на объект смежных прав, наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных в части четвертой ГК (ст. 1250, 1252 и 1253), - выплата компенсации вместо возмещения убытков (ст. 1301, 1311). Ответственность же автора по договору об отчуждении исключительного права на произведение и по лицензионному договору ограничена суммой реального ущерба, причиненного другой стороне, если договором не предусмотрен меньший размер ответственности автора (п. 1 ст. 1290);
- за нарушение исключительного права на секрет производства, в том числе лицом, которое неправомерно получило сведения, составляющие секрет производства, и разгласило или использовало эти сведения, а также лицом, обязанным сохранять конфиденциальность секрета производства в соответствии с п. 2 ст. 1468, п. 3 ст. 1469 или п. 2 ст. 1470, - возмещение убытков, если иная ответственность не предусмотрена законом или договором с этим лицом (ст. 1472);
- за разглашение сведений о программах для ЭВМ и базах данных, о топологии, содержащих государственную тайну, заявителем - лицом, подавшим заявку на государственную регистрацию (п. 1 ст. 1262, п. 1 ст. 1452);
- за предоставление заявителем недостоверных сведений при государственной регистрации программ для ЭВМ и баз данных, топологии интегральной микросхемы (п. 6 ст. 1262, п. 8 ст. 1452);
- за произведение предупредительной маркировки по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку или наименованию места происхождения товара (п. 5 ст. 1515, п. 3 ст. 1537);
- за неоднократное или грубое нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации - ликвидация такого юридического лица решением суда по требованию прокурора либо прекращение по решению или приговору суда деятельности гражданина в качестве индивидуального предпринимателя (ст. 1253).
Кроме того ряд способов установлен в других статьях ГК, в том числе части четвертой ГК, а с учетом прямых ссылок в ст. 12 и п. 7 ст. 1252 ГК возможны также иные способы защиты интеллектуальных прав, установленные в других законах, в том числе в антимонопольном законодательстве.
Особенности применения различных способов защиты в зависимости от вида интеллектуальных прав и интеллектуальной собственности приведены в табл. 5.
К одним из наиболее актуальных способов защиты нарушенных интеллектуальных прав относится возмещение убытков (ст. 12 ГК), поскольку этот способ используется наряду с другими применимыми способами защиты.
Таблица 5. Применение способов защиты интеллектуальных прав
Способы защитыИсключительные праваЛичные неимущественные праваПризнание права (ст. 12 ГК)Пункт 1 ст. 1252Пункт 1 ст. 1251, п. 4 ст. 1240, п. 7 ст. 1260, п. 4 ст. 1263, п. 3 ст. 1295, п. 1 ст. 1323, п. 2 ст. 1333, подп. 2 п. 1 ст. 1338Восстановление положения, существовавшего до нарушения права (ст. 12 ГК)Пункт 1 ст. 1251, п. 4 ст. 1240, п. 7 ст. 1260, п. 4 ст. 1263, п. 3 ст. 1295, п. 1 ст. 1323, п. 2 ст. 1333, подп. 2 п. 1 ст. 1338Пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (ст. 12 ГК)Пункт 1 ст. 1252Пункт 1 ст. 1251, п. 4 ст. 1240, п. 7 ст. 1260, п. 4 ст. 1263, п. 3 ст. 1295, п. 1 ст. 1323, п. 2 ст. 1333, подп. 2 п. 1 ст. 1338Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 12 ГК)Признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления (ст. 12, 13 ГК)Присуждение к исполнению обязанности в натуре (ст. 12 ГК)Возмещение убытков (ст. 12, 15, 16 ГК)Пункт 1 ст. 1252Выплата компенсации вместо возмещения убытковПункт 3 ст. 1252, ст. 1301, 1311, п. 4 ст. 1515, п. 2 ст. 1537Взыскание неустойки (ст. 12 ГК)Компенсация морального вреда (ст. 12 ГК)Статья 151, п. 1 ст. 1251, п. 4 ст. 1240, п. 7 ст. 1260, п. 4 ст. 1263, п. 3 ст. 1295, п. 1 ст. 1323, п. 2 ст. 1333, подп. 2 п. 1 ст. 1338Прекращение или изменение правоотношения (ст. 12 ГК) Признание недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку (знаку обслуживания) либо полный или частичный запрет на использование фирменного наименования или коммерческого обозначенияПункт 6 ст. 1252Неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону (ст. 12 ГК)Защита его чести, достоинства или деловой репутацииСтатья 152, п. 3 ст. 1251, ст. 1266Самозащита права (ст. 12, 14 ГК)Публикация решения суда о допущенном нарушенииПункт 1 ст. 1252, ст. 1407, 1447Пункт 1 ст. 1251, п. 4 ст. 1240, п. 7 ст. 1260, п. 4 ст. 1263, п. 3 ст. 1295, п. 1 ст. 1323, п. 2 ст. 1333, подп. 2 п. 1 ст. 1338Изъятие материального носителя, изъятие из оборота и уничтожение за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак, используемое наименование места происхождения товара или сходное с ним до степени смешения обозначение
Удаление за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака, используемого наименования места происхождения товара или сходного с ним до степени смешения обозначенияПункт 1 ст. 1252, п. 2 ст. 1515, п. 1 ст. 1537, п. 2 ст. 1515, п. 1 ст. 1537Ликвидация по решению суда юридического лица по требованию прокурораСтатья 1253Прекращение деятельности индивидуального предпринимателя по решению или приговору судаСтатья 1253Иные способы, предусмотренные законом (ст. 12 ГК)Защита от недобросовестной конкуренцииПункт 7 ст. 1252, Закон о защите конкуренции Возмещение убытков выступает как мера гражданско-правовой ответственности, поэтому ее применение возможно лишь при наличии условий применения ответственности, предусмотренных законом.
Как следует из п. 22 постановления от 26.03.2009 N 5/29, судам надлежит иметь в виду, что правило, предусмотренное п. 3 ст. 1250 ГК, подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к ст. 401 ГК.
По общему правилу, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения обязательства контрагентом; наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками и размер требуемых к возмещению убытков. При этом доказывать вину нарушителя обязательства не требуется, так как она предполагается (п. 2 ст. 401 ГК), а в некоторых случаях согласно п. 3 ст. 401 ГК обязанность возместить убытки наступает независимо от вины нарушителя обязательства.
В п. 1 ст. 15 ГК установлено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере, а в ст. 16 - обязанность возмещения Российской Федерацией, соответствующим субъектом РФ или муниципальным образованием убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления. Таким образом, гражданским законодательством установлены дополнительные гарантии для защиты прав граждан и юридических лиц от незаконных действий (бездействия) органов государственной власти, направленные на реализацию положений ст. 52 и 53 Конституции РФ, согласно которым каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, в том числе злоупотреблением властью. КС РФ в своем Определении от 20.02.2002 N 22-О особо отметил необходимость создания механизмов реализации данных конституционных гарантий.
В ст. 1069 ГК предусмотрено, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования. В соответствии со ст. 1071 и п. 3 ст. 125 ГК при возмещении вреда от имени казны выступает соответствующий финансовый орган либо иной государственный орган, если это предусмотрено федеральными законами ВС РФ в ходе обобщения судебной практики по гражданским делам указал, что при предъявлении исков к государству о возмещении вреда в соответствии со ст. 1069 и 1070 ГК от имени казны РФ в качестве ответчика должен выступать Минфин России. Поскольку Минфин России в судах представляет казну РФ, судам в их решениях следует указывать, что сумма возмещения взыскивается за счет казны РФ, а не за счет имущества и денежных средств, переданных Минфину России в оперативное управление как федеральному органу исполнительной власти. В постановлении Президиума ВАС РФ от 13.03.2001 N 1092/01 указывается, что согласно п. 10 ст. 158 БК (положение утратило силу с 1 января 2008 г.) от имени казны РФ по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) должностных лиц государственных органов, выступает главный распорядитель средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности.
В то же время следует отметить, что в соответствующих законах о бюджете законодатель по-прежнему не предусматривает средства на эти цели, что зачастую превращает данную норму в декларацию.
Удовлетворяя требование о возмещении вреда в соответствии со ст. 1082 ГК, суд в зависимости от обстоятельств дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре или возместить причиненные убытки. Понятие убытков раскрывается в п. 2 ст. 15 ГК: под убытками понимаются расходы, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления его нарушенного права, а также утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб) и неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). В постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указывается, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.
Правообладатель исключительных прав наряду с использованием других применимых способов защиты, установленных ГК, вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации за произведение (ст. 1301), объект смежных прав (ст. 1311), товарного знака (п. 4 ст. 1515), наименование места происхождения товара (п. 2 ст. 1537).
Применение данной гражданско-правовой ответственности не исключает возможности применения мер административно-правовой или уголовной ответственности за эти нарушения.
5. Сопряжение нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1250 ГК непосредственно сопряжены с нормами ст. 1251-1254 ГК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
Статья 1251. Защита личных неимущественных прав
1. Новизна нормы. Статья 1251 ГК в отличие от ранее действующего законодательства существенно расширяет перечень субъектов, личные неимущественные права которых подлежат защите, а также перечень таких прав, равно как и перечень применяемых гражданско-правовых способов для защиты личных неимущественных прав.
Если ранее основными субъектами правоотношений в рассматриваемой области выступали автор и его наследники, то сейчас к ним в п. 2 ст. 1251 ГК добавлены создатель сложного объекта, в том числе продюсер, издатель, работодатель в отношении служебного произведения, изготовитель фонограммы, изготовитель базы данных и публикатор. При этом после смерти автора защиту его авторства и имени может осуществлять любое заинтересованное лицо. В то же время из числа субъектов защиты права авторства, права на имя и права на защиту репутации автора произведения при отсутствии наследников автора исключен специально уполномоченный орган Российской Федерации (ранее такая возможность предусматривалась ст. 29 Закона об авторском праве).
Ранее, согласно п. 3 ст. 7 Патентного закона из личных прав на изобретение, полезную модель, промышленный образец бессрочно охранялось право авторства. Теперь согласно норме п. 2 ст. 1228 ГК охраняются бессрочно как авторство, так и имя автора любого охраняемого результата интеллектуальной деятельности.
В соответствии с нормами Закона об авторском праве (ст. 49, 50) возможность защиты своих прав всеми способами, предусмотренными ГК, ранее предусматривалась только для обладателя исключительных прав. В случае нарушения личных неимущественных прав согласно п. 3 ст. 49 Закона об авторском праве предусматривалась возможность возмещения морального вреда. Теперь этот перечень включает в себя шесть основных способов, указанных в п. 1 ст. 1251 ГК.
2. Субъекты правоотношений. При защите личных неимущественных прав основным субъектом правоотношений из перечисленных в п. 2 комментария к ст. 1248 и 1250 в данном случае, как и ранее, выступает автор.
Кроме того, согласно п. 2 ст. 1228 допускается возможность защиты авторства и имени автора после его смерти любым заинтересованным лицом - любым физическим лицом, обратившимся в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса. К таковым законодательство и судебная практика относят наследников автора, их правопреемников (в том числе родственников) и любое заинтересованное лицо (п. 2 ст. 1228), за исключением случаев (п. 2 ст. 1267, п. 2 ст. 1316), когда автор или исполнитель сам определяет лицо, уполномоченное пожизненно защищать его личные неимущественные права (авторство, имя автора, имя исполнителя, неприкосновенность произведения и неприкосновенность исполнения).
В соответствии с российским законодательством физические лица могут выступать авторами не всех результатов интеллектуальной деятельности.
Кроме того, исходя из содержания ссылок на другие нормы части четвертой ГК в п. 2 ст. 1251, к субъектам правоотношений в данной области также относятся:
- лицо, организовавшее создание сложного объекта (п. 4 ст. 1240), в том числе изготовитель аудиовизуального произведения (продюсер) (п. 4 ст. 1263);
- издатель энциклопедий, энциклопедических словарей, периодических и продолжающихся сборников научных трудов, газет, журналов и других периодических изданий (п. 7 ст. 1260);
- работодатель в отношении служебного произведения (п. 3 ст. 1295);
- изготовитель фонограммы (п. 1 ст. 1323);
- изготовитель базы данных (п. 2 ст. 1333);
- публикатор (п. 1 ст. 1338).
При этом если издателем может выступать только юридическое лицо, а публикатором - только физическое лицо, то в остальных указанных случаях субъектами правоотношений выступают как физические, так и юридические лица.
3. Объекты правоотношений. Согласно ст. 1226 ГК личные неимущественные права на результаты интеллектуальной деятельности признаются только в случаях, предусмотренных ГК. При этом в п. 2 ст. 1228 указано, что автору результата интеллектуальной деятельности принадлежит право авторства, а иные личные неимущественные права - только в случаях, предусмотренных ГК.
В этой связи логично было бы сделать вывод, что право авторства признается на все 12 охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, указанных в ст. 1225.
В то же время, поскольку наряду с общим правилом в части четвертой ГК право авторства закреплено за авторами специальными нормами не всегда, а только в отношении автора произведения, программы для ЭВМ и базы данных (ст. 1259-1261, 1265); автора исполнения (ст. 1315); автора изобретения, полезной модели или промышленного образца (ст. 1345, 1356, 1370); автора селекционного достижения (ст. 1408, 1418, 1430); автора топологии интегральной микросхемы (ст. 1449, 1453, 1461), в отношении секретов производства (ноу-хау), фонограммы и сообщения в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания) такие нормы отсутствуют, то возникает правовая неопределенность.
При этом следует иметь в виду, что если в отношении права авторства на фонограммы и сообщения в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещания организаций эфирного или кабельного вещания), а также секреты производства (ноу-хау) существует коллизия, которая может быть разрешена либо через внесение законодательных уточнений, либо в ходе судебной практики, то никаких иных личных неимущественных прав для этих объектов ГК не предусматривает. Так, согласно ст. 1370 ГК работнику, создавшему в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя изобретение, полезную модель или промышленный образец, в отношении которых принято решение о сохранении информации о них в тайне (служебный секрет производства), принадлежит право авторства.
Таким образом, основным неимущественным правом законодатель определил право авторства. Наряду с этим к иным личным неимущественным правам автора результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта в соответствии с нормами части четвертой ГК относятся:
- право автора на имя;
- право на указание своего имени или наименования;
- право на неприкосновенность произведения;
- право на неприкосновенность исполнения;
- право на защиту фонограммы от искажения при ее использовании,
- право на обнародование произведения,
- право на обнародование фонограммы.
Так, кроме права авторства, исходя из содержания ссылок на другие нормы части четвертой ГК, в п. 2 ст. 1251 к объектам правоотношений в данной области также относится право на указание своего имени (или наименования), которое имеют лица, организовавшие создание сложного объекта (в том числе продюсер, издатель, работодатель, изготовитель фонограммы, изготовитель базы данных, публикатор).
Они вправе соответственно при любом использовании сложного объекта (в том числе аудиовизуального произведения), издания, служебного произведения указывать свое имя (наименование) или требовать его указания, либо имеют право на указание на экземплярах фонограммы, базы данных и (или) их упаковке своего имени или наименования, либо имеют право на указание своего имени на экземплярах обнародованного им произведения и в иных случаях его использования, в том числе при переводе или другой переработке произведения.
Кроме того, изготовителю фонограммы (ст. 1323) принадлежат такие личные неимущественные права, как право на защиту фонограммы от искажения при ее использовании и право на обнародование фонограммы путем ее опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо иным способом.
При этом следует учитывать, что Пленум ВС РФ в своем постановлении от 19.06.2006 N 15 определил для судов несколько иной состав личных неимущественных прав (право авторства, право на имя, право на обнародование, право на отзыв, право на защиту репутации) (п. 17), равно как и отнес к исключительным смежным правам исполнителя его личные неимущественные права - право на имя, право на защиту исполнения или постановки (п. 29). Представляется, что во избежание коллизий данная позиция ВС РФ требует корректировки.
4. Права и обязанности. Согласно нормам ст. 9 Федерального закона от 18.12.2006 N 231-ФЗ авторство, имя автора и неприкосновенность произведений науки, литературы и искусства, а также авторство, имя исполнителя и неприкосновенность исполнения охраняются в соответствии с правилами ст. 1228, 1267 и 1316 ГК независимо от того, предоставлялась ли правовая охрана таким результатам интеллектуальной деятельности в момент их создания.
Охрана авторства, имени автора и неприкосновенности произведений науки, литературы и искусства, а также авторства, имени исполнителя и неприкосновенности исполнения осуществляется в соответствии с правилами ст. 1228, 1267 и 1316 ГК, если соответствующее посягательство совершено после введения в действие части четвертой ГК. В соответствии с указанной нормой обратиться за защитой не охранявшихся ранее указанных прав можно только в случае, если нарушение этих прав произошло после 1 января 2008 г.
Правила указанных статей с небольшими модификациями закрепляют прежнюю норму ст. 27 Закона об авторском праве о том, что право авторства, право на имя и право на защиту репутации автора охраняются бессрочно. Однако, как уже указывалось, теперь охраняются бессрочно авторство и имя автора не только в отношении произведений и исполнений, но и других объектов интеллектуальной собственности (п. 2 ст. 1228) с учетом коллизий, указанных в п. 3 настоящего комментария. После смерти автора защиту его авторства и имени может осуществлять любое заинтересованное лицо, за исключением случаев, предусмотренных в части четвертой ГК.
Согласно нормам п. 2 ст. 1267 и п. 2 ст. 1316 ГК авторство, имя автора произведения (исполнителя) и неприкосновенность произведения (исполнения) охраняются также бессрочно.
При этом следует иметь в виду, что в отличие от прежнего порядка, когда согласно ст. 29 Закона об авторском праве право авторства, право на имя и право на защиту репутации автора произведения не переходило по наследству и наследники автора вправе были осуществлять только защиту указанных прав без ограничения срока, с 1 января 2008 г. лица - исполнители завещания автора, наследники автора, их правопреемники и другие заинтересованными лица осуществляют как защиту нарушенных прав, так и охрану авторства, имени автора и неприкосновенности произведения, имени исполнителя и неприкосновенности исполнения. Таким образом, права, указанные в п. 2 ст. 1267 и п. 2 ст. 1316 ГК, по сути, стали объектами, которые могут передаваться по наследству.
По общему правилу защита личных неимущественных прав осуществляется в судебном порядке. Однако при этом, как уже отмечалось, в п. 1 ст. 1251 ГК в отношении личных неимущественных прав существенно расширен в отличие от прежнего порядка перечень применяемых с 1 января 2008 г. способов их защиты:
- путем признания прав;
- путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права;
- путем пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
- путем компенсации морального вреда;
- путем публикации решения суда о допущенном нарушении;
- защита чести, достоинства и деловой репутации автора.
При этом ссылка в данной норме на то, что защита в случае нарушения личных неимущественных прав осуществляется "в частности, путем", делает этот перечень по сути открытым и создает предпосылки рассматривать возможность применения в данном случае и других способов гражданско-правовой защиты, указанных в п. 4 комментария к ст. 1250.
На практике это может привести к существенным коллизиям между заявленной возможностью защиты и ее реальным обеспечением.
Защита путем компенсации морального вреда осуществляется с учетом нормы ст. 151 ГК. Пленум ВС РФ в своем постановлении от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", обсудив судебную практику применения законодательства о компенсации морального вреда, отметил, что многообразие законодательных актов, регулирующих отношения, связанные с причинением морального вреда, различные сроки введения их в действие, порождают вопросы, требующие разрешения.
Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие не имущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.
Моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то что суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда в денежной или иной материальной форме.
В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина нарушителя (причинителя). Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом, например, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК). Кроме того суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.
Согласно ст. 152 ГК правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.
При определении размера компенсации морального вреда суды принимают во внимание обстоятельства, указанные в ч. 2 ст. 151 и п. 2 ст. 1101 ГК, и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Например, если не соответствующие действительности, порочащие сведения распространены в СМИ, суд, определяя размер компенсации морального вреда, учитывает характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.
Требование о компенсации морального вреда может быть заявлено самостоятельно, если, например, редакция СМИ добровольно опубликовала опровержение, удовлетворяющее истца. Это обстоятельство учитывается судом при определении размера компенсации морального вреда.
Пленум ВС РФ в своем постановлении от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" также обратил внимание судов на то, что компенсация морального вреда и убытки в случае удовлетворения иска подлежат взысканию в пользу истца, а не других указанных им лиц.
Защита чести, достоинства и деловой репутации автора, хотя и выделена в п. 3 ст. 1251 ГК в самостоятельное направление защиты, с учетом ссылок на правила, предусмотренные ст. 152 ГК, предусматривает совокупность способов защиты при ее осуществлении.
Вопрос о проверке конституционности гражданско-правовой нормы, в соответствии с которой гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности (ст. 152 ГК), неоднократно рассматривался КС РФ. В Определении от 27.09.1995 N 69-О отмечено, что названная норма, устанавливая гражданско-правовые способы защиты чести и достоинства, является важной гарантией конституционного права на защиту чести и доброго имени, закрепленного ч. 1 ст. 23 Конституции РФ. В другом Определении КС РФ от 08.04.2003 N 157-О указано, что ст. 152 ГК, определяющая порядок реализации конституционного права на защиту чести и доброго имени, находится в общей системе конституционно-правового регулирования, а потому суды общей юрисдикции при ее применении вправе и обязаны обеспечивать баланс названного конституционного права и права на личное обращение в государственные органы (ст. 33 Конституции РФ) - с учетом того, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ) (см. также Определение КС РФ от 04.12.2003 N 508-О).
Такая же позиция о необходимости обеспечения баланса интересов при защите нарушенных прав была подтверждена и ВС РФ. В постановлении Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3 установлено, что суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией РФ правами и свободами - свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 23, 29, 33 Конституции РФ), с другой.
При этом при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации суды руководствуются не только нормами российского законодательства (ст. 152 ГК), но и в силу ст. 1 Федерального закона от 30.03.1998 N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" учитывают правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего ст. 10), имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в ст. 152 ГК.
Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других СМИ, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившее данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.
В случае, если не соответствующие действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на сайте, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве СМИ, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации применяются нормы законодательства о СМИ.
Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.
Данные обстоятельства (факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности) имеют значение для дела и учитываются судьей при принятии искового заявления, подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.
При этом следует принимать во внимание, что в ряде случаев, указанных в п. 2 ст. 1251 ГК, содержатся нормы, определяющие особенности совершения правонарушения, которые требуют учета как обстоятельства по делу. Так, например, согласно п. 2 ст. 1266 ГК извращение, искажение или иное изменение произведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию автора, равно как и посягательство на такие действия, дают автору право требовать защиты его чести, достоинства или деловой репутации в соответствии с правилами ст. 152 ГК.
Важным условием здесь является также то, что согласно ст. 56 ГПК каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. В силу п. 1 ст. 152 ГК обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец же обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.
Иски по делам данной категории вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения.
Исходя из норм п. 5 ч. 1 и ч. 2 ст. 33 АПК дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане) рассматриваются арбитражными судами по специальной подведомственности.
Если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или индивидуальные предприниматели в иной сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции.
Поскольку требования о защите чести, достоинства и деловой репутации являются требованиями о защите неимущественных прав, то на них в силу ст. 208 ГК исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.
Статья 152 ГК предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, следующие права:
- право опровержения по суду порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений (если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности), в том числе опровержение в тех же СМИ (где распространены сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию) или замену или отзыв документа, исходящего от организации, содержащего такие сведения;
- право на опубликование своего ответа в тех же СМИ, где опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы;
- право признания по суду распространенных сведений не соответствующими действительности (если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно);
- право наряду с опровержением требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением таких сведений.
При этом законом не предусмотрено обязательное предварительное обращение с таким требованием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к редакции СМИ, в котором были распространены указанные выше сведения.
Данные правила в части, касающейся защиты деловой репутации гражданина, соответственно применяются и к защите деловой репутации юридических лиц (п. 7 ст. 152 ГК). Применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК). Данный вывод основан на положении ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.), являющаяся в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы РФ, допускает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу, для обеспечения действенности права на справедливое судебное разбирательство (ст. 41). Исходя из этого Европейский Суд по правам человека в решении от 6 апреля 2000 г. по делу "Компания Комингерсол С.А. против Португалии" пришел к выводу о том, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, которые "могут включать виды требований, являющиеся в большей или меньшей степени "объективными" или "субъективными". Среди них необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании".
Согласно постановлению Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3 надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения.
Если оспариваемые сведения были распространены в СМИ, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего СМИ. Если эти сведения были распространены в СМИ с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком. При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчиком по делу является редакция соответствующего СМИ, т.е. организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск данного СМИ (ч. 9 ст. 2 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 "О средствах массовой информации"). В случае, если редакция СМИ не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного СМИ.
В соответствии со ст. 45 и 46 Закона РФ "О средствах массовой информации" отказ редакции СМИ в опровержении распространенных им не соответствующих действительности порочащих сведений либо в помещении ответа (комментария, реплики) лица, в отношении которого СМИ распространены такие сведения, может быть обжалован в суд в течение года со дня распространения указанных сведений. При этом лицо, в отношении которого были распространены такие сведения, вправе обратиться в суд с иском к редакции СМИ о защите чести, достоинства и деловой репутации, как уже отмечалось, без ограничения срока.
5. Сопряжение нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1251 ГК непосредственно сопряжены с нормами ст. 12, 151 и 152 ГК, а также ст. 1240, 1248, 1250, 1260, 1263, 1266, 1295, 1323, 1333, 1338 части четвертой ГК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
6. Сопряжение нормы с актами международного права. Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений (Берн, 9 сентября 1886 г.), являясь базовым документом, устанавливающим международные стандарты защиты авторского права в ст. 6 bis "Личные неимущественные права" закрепила, что "независимо от имущественных прав автора и даже после уступки этих прав он имеет право требовать признания своего авторства на произведение и противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению этого произведения, а также любому другому посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести или репутации автора" (ранее данная норма была закреплена в п. 3 ст. 15 Закона об авторском праве). Поскольку, согласно ст. 6 bis указанные права автора сохраняют силу после его смерти, по крайней мере, до прекращения срока действия его имущественных прав, а средства защиты для обеспечения этих прав регулируются законодательством страны, в которой истребуется охрана, то можно сделать вывод, что нормы ст. 1251 ГК не противоречат в этой части нормам международного права, а по ряду позиций превосходят его в интересах защиты правообладателей.
7. Отечественная правоприменительная практика. Для понимания и лучшего применения норм ст. 1251 ГК возможно учитывать наработанную практику правоприменения судами норм законодательства, действующего до 1 января 2008 г., в части, не противоречащей требованиям части четвертой ГК. Так, согласно п. 13 постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2006 N 15 надлежащим ответчиком по делу о защите авторского права и (или) смежных прав является лицо, осуществившее действие по использованию объектов авторского права или смежных прав. Например, осуществляющая издательскую деятельность организация, предоставившая в типографию оригинал-макет произведения для печатания книги, будет являться надлежащим ответчиком в случае нарушения прав автора произведения. Типография в данном случае осуществляет только техническое содействие при издании книги. Однако если типография по своей инициативе превысит заказанный тираж произведения, то в этом случае она будет нести ответственность за нарушение авторского права.
В другом случае (п. 11 постановления) при опубликовании произведения анонимно или под псевдонимом издатель, имя или наименование которого обозначено на произведении, при отсутствии доказательств иного считается представителем автора и в этом качестве может защищать права автора и обеспечивать их осуществление. В связи с этим суд при подаче издателем заявления не вправе оставить его без движения по мотиву отсутствия в заявлении указания на настоящее имя автора и непредставления доверенности от автора. При подаче заявления издателю достаточно представить экземпляр произведения, на котором указано имя или наименование этого издателя. Подлинное имя автора и условия соблюдения анонимности указываются в авторском договоре, которым определяются отношения между издателем и автором. Указанный договор не является предметом разрешения спора об использовании произведения, опубликованного анонимно или под псевдонимом, и не подлежит исследованию в процессе судебного разбирательства. В случае, если автор такого произведения не раскроет свою личность или не заявит о своем авторстве до разрешения спора по существу, суд принимает решение об удовлетворении иска в пользу издателя.
Согласно постановлению ФАС Московской области от 15.04.2004 N КГ-А41/2439-04 мера ответственности (выплата компенсации) применяется по выбору истца вместо возмещения убытков или взыскания дохода. Требование об уплате компенсации могло быть удовлетворено при наличии доказательств только несанкционированного использования произведения, т.е. факта правонарушения. Поэтому вывод суда о том, что истец не представил суду доказательств размера ущерба, в связи с чем иск о взыскании компенсации за нарушение исключительных имущественных прав истца путем розничной продажи контрафактной продукции не подлежит удовлетворению, не согласуется с требованиями закона.
Например, организация распространила информацию о том, что выпущенный производителем сборник музыкальных произведений является контрафактным. Производитель обратился в суд с иском о защите деловой репутации, и организация, на которой лежало бремя доказывания факта контрафактности, не смогла этого доказать. В соответствии с постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2005, 27.09.2005 N 09АП-9170/05-ГК по делу N А40-27210/04-110-222 суд со ссылкой на п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3 счел указанную информацию порочащей производителя, так как она содержала сведения о нарушении юридическим лицом действующего законодательства.
В соответствии с постановлением ФАС Московской области от 15.08.2005 N КГ-А40/7404-05 суд уменьшил размер компенсации, указанный правообладателем, и отклонил его довод относительно необходимости учета наличия, формы и степени вины правонарушителя, сочтя их безотносительными обстоятельствами, поскольку их разрешение не исключает установленного законом основания для взыскания компенсации.
Статья 1252. Защита исключительных прав
1. Новизна нормы. Нормы ст. 1252 ГК в основном не являются принципиально новыми для российского гражданского законодательства и законодательства об интеллектуальной собственности. В то же время они значительно усиливают возможности защиты нарушенных исключительных прав.
Так, согласно п. 3 ст. 1252 существенно расширяются возможности применения такой меры ответственности за нарушения исключительных прав, как взыскание с нарушителя компенсации. Ранее такая мера защиты была предусмотрена только за нарушения авторских и смежных прав, а также прав на программы для ЭВМ и базы данных. После внесения изменений Федеральным законом от 24.12.2002 N 177-ФЗ в ст. 18 Закона о правовой охране программ для ЭВМ эта санкция оставалась только в ст. 49 Закона об авторском праве и предусматривала, что обладатели исключительных прав вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации.
С 1 января 2008 г., как уже отмечалось в п. 4 комментария к ст. 1250, правообладатель исключительных прав наряду с использованием других применимых способов защиты, установленных ГК, вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты указанной компенсации как за произведение (ст. 1301), объект смежных прав при расширении их перечня (ст. 1311), так и за товарный знак (п. 4 ст. 1515) и наименование места происхождения товара (п. 2 ст. 1537).
Революционный характер для российского и международного права, равно как и правоприменительной практики, имеют нормы, устанавливающие круг контрафактных товаров и возможности их конфискации с последующим уничтожением.
Ранее, согласно нормам ст. 48 Закона об авторском праве, ст. 17 и ст. 19 Закона о правовой охране программ для ЭВМ, а также ст. 4 и ст. 40 Закона о товарных знаках, контрафактными признавались соответственно только экземпляры произведения и фонограммы, экземпляры программы для ЭВМ или базы данных, товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак, наименования мест происхождения товаров или сходные с ними до степени смешения обозначения. Это соответствовало и нормам международного права, в том числе стандартам Соглашения ТРИПС.
Теперь же с 1 января 2008 г. контрафактными признаются любые материальные носители, содержащие любые охраняемые результаты интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации с нарушением исключительных прав правообладателей.
Ранее возможность уничтожения контрафакта или его обращения в доход государства или передачи правообладателю по его заявлению в счет возмещения убытков или в целях последующего уничтожения была введена Федеральным законом от 11.12.2002 N 166-ФЗ через поправки в ст. 46 Закона о товарных знаках для контрафактных товаров, этикеток, упаковок, с незаконно используемыми товарными знаками, наименованиями места происхождения товара или сходными с ними до степени смешения обозначениями.
В последующем Федеральным законом от 20.07.2004 N 72-ФЗ сфера применения конфискации была расширена через нормы ст. 49.1 Закона об авторском праве за нарушения авторских и смежных прав и предусматривала, что контрафактные экземпляры произведений или фонограмм, а также материалы и оборудование, используемые для их воспроизведения, и иные орудия совершения правонарушения подлежат конфискации в судебном порядке в соответствии с законодательством РФ.
Теперь же согласно нормам п. 4 и 5 ст. 1252 ГК возможности применения аналогичной санкции за нарушения исключительных прав существенно расширяются и распространяются практически на все отношения в сфере интеллектуальной собственности, имеющие своим предметом материальные носители, содержащие охраняемые результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, если эти материальные носители являются контрафактными. При этом изъятию из оборота и уничтожению подлежат как материальные носители, признанные контрафактными, так и оборудование и материалы, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав.
2. Субъекты правоотношений. При защите исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации основным субъектом правоотношений в данном случае, как и ранее, выступает правообладатель (обладатель исключительного права).
Ко второй основной категории субъектов правоотношений в рассматриваемой области относятся нарушители. При этом в ст. 1252 ГК приводится перечень возможных нарушителей:
- лицо, которое отрицает или иным образом не признает исключительное право, нарушая тем самым интересы правообладателя;
- лицо, совершающее действия, нарушающие исключительное право или создающие угрозу его нарушения, или осуществляющее необходимые приготовления к ним;
- лицо, неправомерно использовавшее результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившее его исключительное право и причинившее ему ущерб;
- изготовитель, импортер, хранитель, перевозчик, продавец, иной распространитель, недобросовестный приобретатель материального носителя, признанного контрафактным и по решению суда подлежащего изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации.
В последнем случае необходимо учитывать, что законодатель, по видимому, допустил ошибку, ссылаясь в подп. 4 п. 1 (материальный носитель) на п. 5 ст. 1252 ГК (оборудование, прочие устройства и материалы), поскольку по своему содержанию и смыслу подп. 4 напрямую связан с п. 4 ст. 1252 (материальный носитель), а в отношении п. 5 возможно применять лишь правило аналогии. Об этом говорит также и норма п. 2 ст. 1252, в которой материальные носители указываются раздельно наряду с оборудованием и материалами.
Кроме того, к основным субъектам правоотношений в ст. 1252 прямо отнесены суд и антимонопольный орган.
Наряду с этим, следует учитывать, что круг субъектов гораздо шире, что определяется многообразием как видов, так и способов защиты исключительных прав (см. п. 2 комментария к ст. 1248 и 1250).
3. Объекты правоотношений. Основным объектом правоотношений в рассматриваемой области выступает исключительное право на охраняемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.
Поскольку интеллектуальные права, в том числе исключительное право, не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (ст. 1227), то к числу объектов правоотношений здесь также относятся:
- материальные носители, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, признанные контрафактными;
- оборудование, прочие устройства и материалы, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации;
- средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение), которые оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты.
4. Права и обязанности. Из 19 возможных способов защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации (см. п. 4 комментария к ст. 1250) в ст. 1252 указаны восемь, из них четыре, ранее закрепленные в ст. 12 ГК, и четыре по классификации в ст. 12 ГК подпадают под иные способы, предусмотренные законом.
При этом ссылка в п. 1 ст. 1252 на то, что защита в случае нарушения исключительных прав осуществляется "в частности, путем предъявления требования", делает этот перечень, по сути, открытым и создает предпосылки рассматривать возможность применения в данном случае и других способов гражданско-правовой защиты, указанных в п. 4 комментария к ст. 1250.
Как уже отмечалось ранее, граждане и юридические лица могут по своему усмотрению осуществлять принадлежащие им гражданские права (п. 1 ст. 9 ГК), в том числе защиту нарушенных или оспариваемых прав в судебном или административном порядке (ст. 11 ГК). Во всех восьми указанных случаях в ст. 1252 ГК защита исключительных прав осуществляется в судебном порядке путем подачи в соответствующий судебный орган искового заявления. Исключение составляют четвертый и восьмой способы защиты, когда нормами ГК предусмотрена также защита и в административном порядке. При применении других способов защиты защита в административном порядке возможна только в случаях, прямо указанных в ГК (см. п. 4 комментария к ст. 1248). При этом, как подтвердил Пленум ВС РФ в п. 17 постановления от 19.06.2006 N 15, к исковым требованиям имущественного характера, например к взысканию гонорара по договору автора с пользователем, применяется общий срок исковой давности в соответствии со ст. 196 ГК.
Способы защиты исключительных прав, ранее закрепленные в ст. 12 ГК, имеют наработанную практику применения, в том числе обобщенную Пленумом ВС РФ в постановлении от 19.06.2006 N 15. В ст. 1252 они конкретизированы по ряду условий, в том числе в п. 1 - через определение ответчика, а в п. 6 - через уточнение объекта и способа защиты при прекращении или изменении правоотношения:
1) признание права обеспечивается через требование к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя. Примером могут служить иски о признании права использовать результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации по своему усмотрению, о признании права разрешать или запрещать другим лицам использование такого результата, о признании права совместного распоряжения исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации правообладателями и т.д.;
2) пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения обеспечивается через требование к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним. Примером могут служить иски о пресечении использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без согласия правообладателя, о нарушении прав на патент в производственной деятельности, об издании литературных произведений без договора и т.п.;
3) возмещение убытков обеспечивается через требование к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб (см. п. 4 комментария к ст. 1250);
4) прекращение или изменение правоотношения обеспечивается через признание недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку (знаку обслуживания) либо полный или частичный запрет на использование фирменного наименования или коммерческого обозначения.
Указанный способ защиты применяется, если различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства потребители и (или) контрагенты могут быть введены в заблуждение. В подобных случаях преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее. Обладатель такого исключительного права может в порядке, установленном ГК, требовать признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку (знаку обслуживания) либо полного или частичного запрета на использование фирменного наименования или коммерческого обозначения.
Согласно норме ст. 1513 ГК заинтересованный обладатель исключительного права на товарный знак может защищать в данном случае свои права в административном порядке через обращение в палату по патентным спорам, федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности либо по общему правилу через иск в суд.
При этом под частичным запретом на использование согласно норме п. 6 данной статьи понимается:
- в отношении фирменного наименования - запрет на его использование в определенных видах деятельности;
- в отношении коммерческого обозначения - запрет на его использование в пределах определенной территории и (или) в определенных видах деятельности.
Остальные способы защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, указанные в ст. 1252, подпадают по классификации ст. 12 ГК под иные способы, предусмотренные законом;
5) изъятие материального носителя из оборота согласно нормам ст. 1252 ГК имеет существенные отличия, как от прежнего законодательства, так и правоприменительной практики, что неизбежно порождает возможности правовых коллизий при их применении.
Во-первых, в отличие от прежнего законодательства об интеллектуальной собственности (ст. 49.1 Закона об авторском праве предусматривала конфискацию в судебном порядке) часть четвертая ГК не содержит норм о конфискации. Теперь во всех случаях, в том числе в ст. 1252 (п. 1, 2, 4, 5), речь идет об изъятии, что, как известно, не одно и то же.
Согласно ст. 243 ГК под конфискацией понимается безвозмездное изъятие имущества у собственника по решению суда или в административном порядке в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения в случаях, предусмотренных законом.
Как следует из Постановления КС РФ от 14.05.1999 N 8-П конфискация как мера административного взыскания состоит в принудительном безвозмездном обращении в собственность государства имущества (товаров и транспортных средств), явившегося непосредственным объектом нарушения правил, а также орудием или средством совершения правонарушения.
При этом вопрос о конституционности правовых норм, допускающих возможность конфискации имущества во внесудебном порядке, был предметом неоднократного рассмотрения КС РФ. Так в Постановлении от 11.03.1998 N 8-П КС РФ пришел к выводу, что конфискация может применяться как мера юридической ответственности, влекущая утрату собственником его имущества, только с вынесением соответствующего судебного решения; предписание ч. 3 ст. 35 Конституции РФ о лишении имущества не иначе как по решению суда является обязательным во всех случаях, когда встает вопрос о применении конфискации имущества как санкции за правонарушение. В то же время в Определении КС РФ от 14.12.2000 N 284-О сделан вывод, что норма, содержащаяся в п. 2 ст. 243 ГК, носит общий характер, является отсылочной и не может применяться непосредственно.
Согласно п. 2 ст. 235 ГК принудительное изъятие у собственника имущества допускается по семи основаниям, предусмотренным законом, в том числе:
- обращение взыскания на имущество по обязательствам (ст. 237);
- отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу (ст. 238);
- выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей (ст. 240);
- конфискация (ст. 243);
- отчуждение имущества в случаях, предусмотренных п. 4 ст. 252, п. 2 ст. 272, ст. 282, 285, 293 ГК (в том числе приватизация и национализация).
Таким образом, исключение прямой ссылки на институт конфискации как способ защиты и введение института изъятия создает предпосылки правовой коллизии, так как может обеспечиваться наряду с конфискацией и некоторыми другими способами принудительного изъятия имущества.
Во-вторых, согласно норме подп. 4 п. 1 ст. 1252 данный способ защиты обеспечивается через требование правообладателя исключительного права к изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю материального носителя, признанного контрафактным. Данное правило конкретизировано в ряде других статей части четвертой ГК. Так, согласно нормам п. 2 ст. 1515 и п. 1 ст. 1537 правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемые товарный знак, наименование места происхождения товара или сходное с ними до степени смешения обозначение.
В то же время, как указано в п. 44 постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2006 N 15, выбор способа защиты принадлежит автору, обладателю смежных прав или иному обладателю исключительных прав, кроме конфискации. Решение о конфискации принимается независимо от того, обращался ли с данным требованием истец. При этом суд в обязательном порядке выясняет мнение обладателя авторского права или смежных прав о возможности уничтожения либо передачи ему контрафактных экземпляров. Таким образом, существует правовая неопределенность в этой части, требующая либо законодательного уточнения, либо корректировки данного положения постановления Пленума ВС РФ.
В-третьих, ранее законодательство при изъятии или конфискации предусматривало возможность передачи конфискованных контрафактных экземпляров произведений или фонограмм обладателю авторских прав или смежных прав по его просьбе (п. 2 ст. 49.1 Закона об авторском праве), передачи контрафактных товаров, этикеток, упаковок их правообладателю по его заявлению в счет возмещения убытков или в целях их последующего уничтожения либо их обращения в доход государства (п. 2 ст. 46 Закона о товарных знаках). Сейчас, согласно нормам части четвертой ГК такая возможность исключается.
Согласно п. 4 ст. 1252 ГК в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены ГК.
Согласно п. 5 ст. 1252 оборудование, прочие устройства и материалы, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, также по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению за счет нарушителя, если законом не предусмотрено их обращение в доход Российской Федерации.
В ГК в двух случаях предусматривается возможность обращения имущества в доход государства: при признании недействительности сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169), и недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179).
При этом если данное имущество было застраховано, то в силу нормы п. 2 ст. 964 ГК страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения за убытки, возникшие вследствие изъятия, конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов, если договором имущественного страхования не было предусмотрено иное.
Согласно п. 2 ст. 1252 в порядке обеспечения иска по делам о нарушении исключительных прав к материальным носителям, оборудованию и материалам, в отношении которых выдвинуто предположение о нарушении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, могут быть приняты обеспечительные меры, установленные процессуальным законодательством, в том числе может быть наложен арест на материальные носители, оборудование и материалы.
Процессуальным законодательством (гл. 13 ГПК и гл. 8 АПК) установлены меры, которые могут быть применены судом для обеспечения иска. При этом судьей или судом может быть допущено несколько мер по обеспечению иска. Все меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию.
Согласно ст. 140 ГПК мерами по обеспечению иска могут быть:
- наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц;
- запрещение ответчику совершать определенные действия;
- запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства;
- приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи);
- приостановление взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником в судебном порядке.
Согласно ст. 91 АПК обеспечительные меры в арбитражном процессе включают в себя:
- наложение ареста на денежные средства (в том числе денежные средства, которые будут поступать на банковский счет) или иное имущество, принадлежащие ответчику и находящиеся у него или других лиц;
- запрещение ответчику и другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора;
- возложение на ответчика обязанности совершить определенные действия в целях предотвращения порчи, ухудшения состояния спорного имущества;
- передача спорного имущества на хранение истцу или другому лицу;
- приостановление взыскания по оспариваемому истцом исполнительному или иному документу, взыскание по которому производится в бесспорном (безакцептном) порядке;
- приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста.
Указанные обеспечительные меры могут осуществляться как предварительные до подачи иска в арбитражный суд с учетом особенностей, указанных в ст. 99 АПК.
В необходимых случаях судья или суд может принять иные меры по обеспечению иска, которые отвечают целям, указанным в ст. 139 ГПК и ст. 90 АПК. Так, согласно ст. 1302 и 1312 ГК для обеспечения иска по делам о нарушении авторских и смежных прав суд может запретить ответчику или нарушителю авторских или смежных прав совершать изготовление, воспроизведение, продажу, сдачу в прокат, импорт либо иное предусмотренное ГК использование произведений и объектов смежных прав, а также транспортировку, хранение или владение в целях введения в гражданский оборот экземпляров произведения или смежных прав, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными.
Кроме того суд может наложить арест на все экземпляры произведения и смежных прав, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на материалы и оборудование, используемые или предназначенные для их изготовления или воспроизведения.
Аналогичные обязанности возложены законом (п. 2 ст. 1302 ГК) на органы дознания или следствия, которые обязаны принять меры для розыска и наложения ареста, включая в необходимых случаях меры по изъятию и передаче на ответственное хранение таких экземпляров, материалов и оборудования.
О принятых мерах по обеспечению иска судья или суд незамедлительно сообщает в соответствующие государственные органы или органы местного самоуправления, регистрирующие имущество или права на него, их ограничения (обременения), переход и прекращение.
Участниками процесса, которым предоставлено право подачи заявления об обеспечении иска, являются истец, третьи лица, имеющие самостоятельные требования на предмет спора, а также организация, управляющая имущественными правами на коллективной основе, обратившаяся в суд от своего имени с заявлениями в защиту нарушенных авторских прав и (или) смежных прав лиц, управление имущественными правами которых осуществляется такой организацией. При этом указанные требования могут быть заявлены на любой стадии судебного разбирательства. По заявлению лица, участвующего в деле, допускается замена одних мер по обеспечению иска другими мерами по обеспечению иска в порядке, установленном ст. 141 ГПК и ст. 95 АПК.
Согласно ч. 2 ст. 143 ГПК при обеспечении иска о взыскании денежной суммы ответчик взамен принятых судом мер по обеспечению иска вправе внести на счет суда истребуемую истцом сумму. В то же время судья или суд, допуская обеспечение иска, может потребовать от истца предоставления обеспечения возможных для ответчика убытков. Ответчик после вступления в законную силу решения суда, которым в иске отказано, вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца (ст. 146 ГПК, ст. 98 АПК).
В п. 18 постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2006 N 15 делается уточнение о необходимости учета судами специфики объекта защиты и перспектив вынесения (а не исполнения) решения. При этом специально оговорено, что положительно оцененные судом перспективы вынесения решения не должны предопределять решение по делу в определении суда об обеспечении иска;
6) публикация решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя обеспечивается через требование к нарушителю исключительного права;
7) выплату компенсации нарушителем вместо возмещения убытков как способ защиты исключительных прав, согласно норме п. 3 ст. 1252 ГК, с 1 января 2008 г. возможно использовать по большему числу случаев, чем ранее (см. п. 1 настоящего комментария).
При нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права только в случаях, прямо предусмотренных ГК для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации (ст. 1301 - произведение, ст. 1311 - объект смежных прав, п. 4 ст. 1515 - товарный знак, п. 2 ст. 1537 - наименование места происхождения товара). Как подчеркнул Пленум ВС РФ в своем постановлении от 19.06.2006 N 15, право на компенсацию предоставлено обладателю исключительных прав. Лицу, не обладающему исключительными правами, должно быть отказано в требовании о компенсации.
При решении вопроса о возможности взыскания компенсации на истца возлагается обязанность доказывания только факта нарушения прав. Он не должен доказывать размер причиненных ему убытков, так как определение компенсации отнесено к исключительной компетенции суда как оценочная категория. При доказанности факта правонарушения компенсация подлежит взысканию.
Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК (ст. 1301):
- от 10 тыс. руб. до 5 млн. руб.;
- в двукратном размере стоимости экземпляров произведения, экземпляров фонограммы, товаров, на которых незаконно размещены товарный знак, наименование места происхождения товара, или в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав, товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения, объекта смежных прав, товарного знака.
Усмотрение суда зависит от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.
Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации как за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом;
8) защита от недобросовестной конкуренции применяется в случаях, когда нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации признано в установленном порядке недобросовестной конкуренцией. При этом защита нарушенного исключительного права может осуществляться как способами, предусмотренными ГК, так и в соответствии с антимонопольным законодательством.
В частности, в соответствии с Законом о защите конкуренции установлен запрет на недобросовестную конкуренцию (ст. 14), в соответствии с которым не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе:
- распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;
- введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей;
- некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами;
- продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг;
- незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну;
- незаконное приобретение и использование исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.
При этом под недобросовестной конкуренцией предлагается понимать любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.
Кроме того, здесь необходимо учитывать и требования к рекламе, определенные в Федеральном законе от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе", где согласно ч. 2 ст. 5 недобросовестной признается реклама, которая:
- содержит некорректные сравнения рекламируемого товара с находящимися в обороте товарами, которые произведены другими изготовителями или реализуются другими продавцами;
- порочит честь, достоинство или деловую репутацию лица, в том числе конкурента;
- представляет собой рекламу товара, реклама которого запрещена данным способом, в данное время или в данном месте, если она осуществляется под видом рекламы другого товара, товарный знак или знак обслуживания которого тождествен или сходен до степени смешения с товарным знаком или знаком обслуживания товара, в отношении рекламы которого установлены соответствующие требования и ограничения, а также под видом рекламы изготовителя или продавца такого товара;
- является актом недобросовестной конкуренции в соответствии с антимонопольным законодательством.
Антимонопольный орган выдает хозяйствующим субъектам обязательные для исполнения предписания о прекращении недобросовестной конкуренции. Неисполнение в срок предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства в соответствии с ч. 2 ст. 51 Закона о защите конкуренции влечет за собой административную ответственность (ст. 19.5 КоАП, в том числе за невыполнение в установленный срок законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о прекращении ограничивающих конкуренцию соглашений и (или) согласованных действий влечет наложение административного штрафа). При этом согласно ч. 3 ст. 14 Закона о защите конкуренции решение федерального антимонопольного органа в отношении приобретения и использования исключительного права на товарный знак направляется заинтересованным лицом в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности для признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку.
5. Сопряжение нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1252 ГК непосредственно сопряжены с нормами ст. 12, 235, 243, 1227, 1248, 1250, 1251, 1254, 1301, 1311, 1515, 1537 ГК, гл. 13 ГПК и гл. 8 АПК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
6. Отечественная правоприменительная практика. Для понимания и лучшего применения норм ст. 1252 ГК возможно учитывать наработанную практику правоприменения судами норм законодательства, действующего до 1 января 2008 г. в части, не противоречащей требованиям части четвертой ГК.
Так, в одном случае арбитражная практика подтверждает, что обладатели исключительных прав имеют право требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования произведений или объектов смежных прав за допущенные правонарушения в целом. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения независимо от наличия или отсутствия убытков (постановление ФАС Московской области от 29.11.2006, 01.12.2006 N КГ-А40/11644-06 по делу N А40-38123/06-26-270).
В другом случае суд проигнорировал, что установленная законом мера ответственности (выплата компенсации) применяется вместо возмещения убытков по выбору истца. Требование об уплате компенсации могло быть удовлетворено при наличии доказательств только несанкционированного использования произведения, т.е. факта правонарушения. Поэтому вывод суда о том, что истец не представил суду доказательств размера ущерба, в связи с чем иск о взыскании компенсации за нарушение исключительных имущественных прав истца путем розничной продажи контрафактной продукции не подлежит удовлетворению, не согласуется с требованиями закона (постановление ФАС Московской области от 15.04.2004 N КГ-А41/2439-04).
Согласно постановлению ФАС Московской области от 25.05.2004 N КГ-А40/4177-04 определение судом компенсации за каждую приобретенную контрафактную кассету, а не за музыкальное произведение, которое согласно условиям договора является объектом исключительных прав, незаконно используемых ответчиком, нельзя признать правильным, вынесенным в соответствии с требованиями закона.
В то же время, когда в арбитражный суд обратился правообладатель с требованием о взыскании с ООО компенсации за незаконную реализацию двух видеокассет с записью фильмов "Комната страха" и "Корпорация монстров" в нарушение исключительных имущественных прав правообладателя на эти аудиовизуальные произведения, суд отметил, что обладатель исключительных авторских и смежных прав может требовать от нарушителя выплаты компенсации, определяемой по усмотрению арбитражного суда, вместо возмещения убытков и взыскания дохода. Поскольку ООО не представило доказательств, свидетельствующих о том, что распространение спорных фильмов осуществлялось им с согласия правообладателя, суд признал вышеуказанные экземпляры видеофильмов контрафактными и взыскал с ООО в пользу правообладателя 10 тыс. руб. компенсации за нарушение права на использование аудиовизуальных произведений (постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.12.2003 по делу N А56-29234/02).
В информационном письме Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности" по вопросам компенсации обращено особое внимание на то, что сам по себе отказ в привлечении лица к уголовной ответственности за нарушение авторских прав не означает невозможности применения к нему мер гражданско-правовой ответственности. Постановление о прекращении уголовного дела само по себе не свидетельствует об отсутствии нарушения лицом авторских прав, поскольку состав гражданско-правового деликта отличается от состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК. В связи с тем, что факт распространения ответчиком контрафактной продукции установлен, суд удовлетворил заявленное требование.
В другом случае, Президиум ВАС РФ указал, что действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав. При этом сам по себе факт приобретения этих экземпляров у третьих лиц не свидетельствует об отсутствии вины лица, их перепродающего.
Кроме того, по мнению Президиума ВАС РФ, суд не вправе взыскать компенсацию за нарушение прав на товарный знак в размере, ниже минимального, установленного законом. Со ссылкой на положения ст. 333 ГК суд не вправе уменьшить размер взыскиваемой суммы компенсации ниже минимального, установленного п. 4 ст. 46 Закона о товарных знаках, поскольку обязательство нарушителя исключительных прав по выплате компенсации вместо возмещения убытков не является неустойкой. Статья 333 ГК не может быть применена и по аналогии, поскольку в силу п. 1 ст. 6 ГК аналогия закона применяется в случае, если соответствующие отношения не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота. В данном же случае существует специальное регулирование - при оценке соразмерности совершенного нарушения и ответственности за это суду предоставлена возможность определения конкретной суммы компенсации в пределах, установленных законом.
Статья 1253. Ответственность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за нарушения исключительных прав
1. Новизна нормы. Санкции, содержащиеся в нормах ст. 1253 ГК, ранее были установлены в ст. 61 ГК, но в правоотношениях, связанных с интеллектуальными правами, они являются принципиально новыми и предусматривают дополнительную ответственность за грубые или неоднократные нарушения исключительных прав в сфере интеллектуальной собственности: по решению суда ликвидацию юридического лица и прекращение деятельности индивидуального предпринимателя, совершающего подобные нарушения.
2. Субъекты правоотношений. Основными субъектами правоотношений в рассматриваемой области выступают:
- правообладатель исключительного права;
- нарушитель исключительного права (юридическое лицо и индивидуальный предприниматель);
- прокурор;
- суд.
3. Объекты правоотношений. Основным объектом правоотношений в ст. 1253 ГК являются исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации.
4. Права и обязанности. Как уже отмечалось, возможность ликвидации юридических лиц была предусмотрена и ранее.
Устанавливая правовое положение юридических лиц как участников гражданского оборота и субъектов предпринимательской деятельности, ГК (п. 2 ст. 61) предусматривает, что юридическое лицо по общему правилу может быть ликвидировано по решению суда:
- в случае допущенных при его создании грубых нарушений закона, если эти нарушения носят неустранимый характер;
- при осуществлении деятельности без надлежащего разрешения (лицензии);
- при осуществлении деятельности, запрещенной законом;
- при осуществлении деятельности с нарушением Конституции РФ;
- при осуществлении деятельности с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов;
- при систематическом осуществлении некоммерческой организацией, в том числе общественной или религиозной организацией (объединением), благотворительным или иным фондом, деятельности, противоречащей ее уставным целям;
- а также в иных случаях, предусмотренных ГК.
Норма ст. 1253 ГК лишь конкретизирует это общее правило применительно к нарушителям исключительных прав. Единственным основанием в рассматриваемом случае указано неоднократное или грубое нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации. При этом следует учитывать, что в соответствии с п. 2 ст. 61 ГК в данном случае юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда также при осуществлении деятельности, запрещенной законом либо при нарушении Конституции РФ. Как разъяснено в постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8, неисполнение юридическим лицом требований, содержащихся в иных законах, может служить основанием для его ликвидации, если суд квалифицирует соответствующие действия (бездействие) как неоднократные или грубые нарушения данного закона или иного правового акта.
Под неоднократностью может пониматься множественность совершения нарушений в сфере интеллектуальной собственности, например неоднократное привлечение к административной, гражданской или уголовной ответственности.
Согласно постановлению Пленума ВС РФ от 26.04.2007 N 14 "О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака" неоднократность по смыслу ч. 1 ст. 180 УК предполагает совершение лицом двух и более деяний, состоящих в незаконном использовании товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров. (При этом может иметь место как неоднократное использование одного и того же средства индивидуализации товара (услуги), так и одновременное использование двух или более чужих товарных знаков или других средств индивидуализации на одной единице товара.)
Применительно к ч. 2 ст. 180 УК неоднократным признается совершение два и более раза незаконного использования предупредительной маркировки в отношении товарного знака или наименования места происхождения товара, не зарегистрированных в Российской Федерации.
Грубый характер нарушения, как правило, должен быть связан с тяжестью наступивших последствий. В этом случае должен учитываться размер убытков или вреда, причиненного правообладателю исключительного права. Согласно ст. 120 НК "...под грубым нарушением правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения понимается отсутствие первичных документов, или отсутствие счетов-фактур, или регистров бухгалтерского учета, систематическое (два раза и более в течение календарного года) несвоевременное или неправильное отражение на счетах бухгалтерского учета и в отчетности хозяйственных операций, денежных средств, материальных ценностей, нематериальных активов и финансовых вложений налогоплательщика..." В любом случае важно учитывать, что указанные основания являются оценочными категориями, решение по которым принимает исключительно суд.
В то же время при применении норм ст. 1253 ГК важно учитывать позицию КС РФ по этому вопросу. Так, хотя Постановлением КС РФ от 18.07.2003 N 14-П положение п. 2 ст. 61 ГК признано не противоречащим Конституции РФ, однако при этом было отмечено, что по конституционно-правовому смыслу данного положения предполагается, что предусмотренная им санкция - ликвидация юридического лица не может быть назначена по одному лишь формальному основанию неоднократности нарушений законодательства, а должна применяться в соответствии с общеправовыми принципами юридической ответственности и быть соразмерной допущенным юридическим лицом нарушениям и вызванным ими последствиям.
Исходя из общеправовых принципов юридической ответственности (в том числе наличия вины) и установленных ч. 3 ст. 55 Конституции РФ критериев ограничения прав и свобод, соблюдение которых обязательно не только для законодателя, но и для правоприменителя, данная норма предполагает, что неоднократные нарушения закона в совокупности должны быть столь существенными, чтобы позволить арбитражному суду - с учетом всех обстоятельств дела, включая оценку характера допущенных юридическим лицом нарушений и вызванных им последствий, - принять решение о ликвидации юридического лица в качестве меры, необходимой для защиты прав и законных интересов других лиц.
Согласно п. 3 ст. 61 ГК требование о ликвидации юридического лица по вышеуказанным основаниям может быть предъявлено в суд государственным органом или органом местного самоуправления, которому право на предъявление такого требования предоставлено законом. В ст. 1253 ГК это правило также конкретизировано (суд может принять решение о ликвидации юридического лица по требованию прокурора) и отвечает сложившейся судебной практике по этим вопросам.
Так, в связи с возникающими в судебной практике вопросами Президиум ВАС РФ рекомендовал судам при рассмотрении исков о ликвидации юридических лиц исходить из следующего (информационное письмо от 05.12.1997 N 23). В частности, в соответствующих случаях иски о принудительной ликвидации юридических лиц по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 61 ГК, могут заявляться прокурором на основании ст. 35 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации". При рассмотрении указанных исков и оценке обоснованности заявленных требований необходимо выявлять наличие оснований для ликвидации соответствующего юридического лица, на которые ссылается истец. Исследования вопроса о финансовом положении ответчика по такого рода делам не требуется.
Дело о ликвидации юридического лица по основаниям, указанным в п. 2 ст. 61 ГК, рассматривается арбитражным судом по общим правилам искового производства (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 84 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации"). Согласно ст. 136 АПК проведение предварительного заседания по таким делам является обязательным.
Решение арбитражного суда о ликвидации юридического лица или об отказе в удовлетворении требования о ликвидации юридического лица может быть обжаловано в общем порядке и вступает в законную силу в соответствии с правилами, установленными АПК.
Обязанность по ликвидации юридического лица может быть возложена на одного или нескольких известных арбитражному суду участников (учредителей) с указанием в решении в отношении юридического лица его наименования и места нахождения, а в отношении граждан - фамилии, имени, отчества, даты рождения и места жительства.
Такие участники (учредители) привлекаются к участию в деле в качестве ответчиков по заявлению истца или по инициативе арбитражного суда, поскольку дела о ликвидации юридических лиц по основаниям, указанным в п. 2 ст. 61 ГК, вытекают из публичных правоотношений (ч. 2 ст. 46 АПК).
Нормы данной статьи о гражданах также лишь конкретизируют общее правило, в данном случае установленное в ст. 23 ГК. Согласно нормам этой статьи гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. В этом случае к такой предпринимательской деятельности граждан применяются правила ГК, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения
Основанием для рассмотрения судом вопроса о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя, совершающего подобные нарушения, по общему правилу является исковое заявление правообладателя исключительного права. Данный подход подтвержден и в ст. 1254 ГК.
Споры между гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей, а также между указанными гражданами и юридическими лицами разрешаются арбитражными судами, за исключением споров, не связанных с осуществлением гражданами предпринимательской деятельности.
При этом в постановлении от 01.07.1996 N 6/8 установлено, что гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью, но не прошедший государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, не приобретает в связи с занятием этой деятельностью статуса предпринимателя и споры с участием таких лиц, в том числе связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, подведомственны суду общей юрисдикции. При разрешении таких споров могут быть применены положения ГК об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (п. 4 ст. 23).
С момента прекращения действия государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, в частности, в связи с истечением срока действия свидетельства о государственной регистрации, аннулированием государственной регистрации и т.п., дела с участием указанных граждан, в том числе и связанные с осуществлявшейся ими ранее предпринимательской деятельностью, подведомственны судам общей юрисдикции, за исключением случаев, когда такие дела были приняты к производству арбитражным судом с соблюдением правил о подведомственности до наступления указанных выше обстоятельств.
Суд вправе по своему усмотрению возложить обязанность по осуществлению ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) или орган, уполномоченный на ликвидацию юридического лица его учредительными документами (определение ВС РФ от 26.12.2006 по делу N 82-Г06-5).
5. Сопряжение нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1253 ГК непосредственно сопряжены с нормами ст. 23 и 61, 1248, 1254 ГК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
Статья 1254. Особенности защиты прав лицензиата
1. Новизна нормы. Норма ст. 1254 ГК является относительно новой для российского законодательства, так как ранее в законах прямо не закреплялись подобные правила, однако они могли опосредованно применяться (за исключением ликвидации) исходя из совокупности и взаимосвязи положений специальных законов, касавшихся защиты исключительных прав. Появление данной статьи, по-видимому, связано с тем, что в п. 1 ст. 1233 ГК предусмотрено, что заключение лицензионного договора не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату. Поэтому наделение лицензиата отдельными полномочиями правообладателя по защите нарушенных третьими лицами исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, переданных на основании лицензионного договора, определяет как особенности такой защиты, так и новизну ст. 1254 ГК.
2. Субъекты правоотношений. Основными субъектами правоотношений в рассматриваемой области выступают лицензиат и третье лицо (как нарушитель исключительного права).
При этом надо иметь в виду, что в отличие от норм Федерального закона от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности", где под лицензиатом понимаются любое юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, имеющие лицензию на осуществление конкретного вида деятельности, в правоотношениях, связанных с интеллектуальной собственностью, в том числе в рамках ст. 1254 ГК, лицензиатом является сторона по лицензионному договору, имеющая право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в предусмотренных договором пределах.
По общему правилу (п. 1 ст. 1233 ГК) лицензиат получает права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации только по лицензионному договору по распоряжению правообладателя соответствующего исключительного права.
В части четвертой ГК это правило также закреплено в специальных нормах, которые необходимо учитывать при определении особенностей защиты исключительных прав лицензиатом в конкретных случаях:
- лицензионный договор о предоставлении права использования произведения (п. 1 ст. 1286);
- издательский лицензионный договор (п. 1 ст. 1287);
- лицензионный договор о предоставлении права использования объекта смежных прав (ст. 1308);
- лицензионный договор о предоставлении права использования изобретения, полезной модели или промышленного образца (ст. 1367);
- лицензионный договор о предоставлении права использования селекционного достижения (ст. 1428);
- лицензионный договор о предоставлении права использования топологии интегральной микросхемы (ст. 1459);
- лицензионный договор о предоставлении права использования секрета производства (ст. 1469);
- лицензионный договор о предоставлении права использования товарного знака (ст. 1489).
При этом одновременно лицензиат может, а в отдельных установленных законом случаях и должен иметь исключительные права на другие объекты интеллектуальной собственности. Так, в соответствии с п. 3 ст. 1489 ГК предоставление права использования товарного знака, включающего в качестве неохраняемого элемента наименование места происхождения товара, которому на территории РФ предоставлена правовая охрана (п. 7 ст. 1483), допускается только при наличии у лицензиата исключительного права пользования таким наименованием.
Кроме того, по смыслу ст. 1238 ГК к таким субъектам может быть отнесен и сублицензиат. Ранее в российском законодательстве об интеллектуальной собственности, равно как и в международном праве, такой субъект отсутствовал либо был обозначен иначе. Например, Правило 17 Договора о патентном праве (PLT) (г. Женева, 1 июня 2000 г.) (Россия не участвует) включает в число субъектов отношений по исключительной лицензии: заявителя, владельца, лицензиата исключительной лицензии, созаявителя, совладельца или солицензиата исключительной лицензии. В Директиве Совета Европейских Сообществ N 91/250/ЕЭС "О правовой охране компьютерных программ" (г. Брюссель, 14 мая 1991 г.) в ст. 6 упоминаются в числе субъектов лицензиат или любое другое лицо, имеющее право использовать копию программы, или в его пользу лицо, обладающее правом делать это.
Согласно нормам части четвертой ГК сублицензиатом признается лицо, получившее с письменного согласия лицензиара по сублицензионному договору от лицензиата права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации только в пределах тех прав и тех способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором для самого лицензиата. При этом согласно п. 5 ст. 1238 к сублицензионному договору применяются правила ГК о лицензионном договоре, а ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата несет лицензиат, если лицензионным договором не предусмотрено иное (п. 4 ст. 1238).
3. Объекты правоотношений. Основным объектом правоотношений в ст. 1254 ГК так же, как и в ст. 1252 и 1253, являются исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации.
Объем исключительных прав, в отношении которых лицензиат может обращаться за защитой, по смыслу ст. 1254 ГК, связан с объемом правомочий, переданных ему по лицензионному договору.
4. Права и обязанности. По общему правилу лицензиат при нарушении исключительных прав имеет право для защиты своего права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в предусмотренных лицензионным договором пределах, применять по своему выбору все способы гражданско-правовой защиты, указанные в ст. 11 и 12 ГК.
В то же время существенным условием для расширения возможностей применения лицензиатом иных способов защиты, предусмотренных ст. 1250, 1252 и 1253 ГК (см. п. 4 комментария к ст. 1250, 1252, 1253), в ст. 1254 признано предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации только по исключительной лицензии (без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам) и если нарушение третьими лицами исключительного права затрагивает указанные права лицензиата. То есть при предоставлении лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации по простой (неисключительной) лицензии (с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам) указанные специальные способы защиты, предусмотренные ст. 1250 и 1252 ГК, применяться лицензиатом не могут. Данное правило нашло подтверждение и в п. 27 постановления от 26.03.2009 N 5/29.
5. Сопряжение нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1254 ГК непосредственно сопряжены со ст. 11, 12, 1250, 1252, 1253 ГК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
В международных нормативных актах о правах лицензиата на защиту упоминается только в модельных и рекомендательных законодательных актах государств - участников СНГ и в Патентной инструкции к Евразийской патентной конвенции (Москва, 9 сентября 1994 г.). Согласно Правилу 18 указанной Инструкции, устанавливающей ответственность за нарушение евразийского патента, иск о нарушении евразийского патента предъявляется патентовладельцем в течение трех лет со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Исковое заявление может быть также подано владельцем исключительной лицензии, если иное не предусмотрено лицензионным договором. Любой лицензиат может предъявить иск о нарушении евразийского патента, если патентовладелец, после обращения к нему лицензиата с ходатайством о предъявлении иска, в месячный срок не предъявит претензий к нарушителю евразийского патента. При этом патентовладелец может принять участие в судебном разбирательстве по делу о нарушении евразийского патента, возбужденному лицензиатом. Любой лицензиат может принять участие с целью получения причитающегося ему возмещения убытков в судебном разбирательстве по делу о нарушении евразийского патента, возбужденному патентовладельцем.
Глава 70. Авторское право
Статья 1301. Ответственность за нарушение исключительного права на произведение
1. Новизна нормы. Ранее в Законе об авторском праве нормы о защите авторских и смежных прав были выделены в специальный раздел V "Защита авторских и смежных прав", где нормы ст. 1301 ГК были закреплены в п. 1 и 2 ст. 49 Закона. В связи с унификацией правил защиты интеллектуальных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации в гл. 69 ГК многие нормы этого раздела Закона были вынесены в указанную главу общих положений части четвертой ГК. С этим связана и ссылка в ст. 1301 ГК на использование других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ст. 1250, 1252 и 1253 ГК.
При этом право требования компенсации вместо возмещения убытков в данной статье является также конкретизацией общего правила, установленного п. 3 ст. 1252, и отделено от защиты смежных прав в отличие от норм Закона об авторском праве, где эти требования были объединены.
2. Субъекты правоотношений. При защите нарушенных прав в судебном порядке в перечень таких субъектов входят согласно ст. 1301 ГК: автор, иной правообладатель, нарушитель и суд.
Автор - гражданин, творческим трудом которого создано произведение науки, литературы или искусства. Лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения, считается его автором, если не доказано иное (в отношении аудиовизуальных произведений - авторами являются режиссер-постановщик; автор сценария; композитор).
Иной правообладатель - лицо, обладающее исключительным правом на произведение на законных основаниях в силу закона (например, работодатель в отношении служебного произведения) либо по договору (договор отчуждения, лицензионный договор, издательский лицензионный договор, договор авторского заказа).
Нарушитель - лицо, использующее произведение в нарушение исключительного права на это произведение его правообладателя (без получения согласия, с учетом того, что отсутствие запрета на использование не означает наличие согласия).
Кроме того, при определении состава нарушителей исключительного права на произведения применяются правила ст. 1252 ГК, согласно которым к ним также относятся:
- лицо, которое отрицает или иным образом не признает исключительное право, нарушая тем самым интересы правообладателя;
- лицо, совершающее действия, нарушающие исключительное право или создающие угрозу его нарушения, или осуществляющее необходимые приготовления к ним;
- изготовитель, импортер, хранитель, перевозчик, продавец, иной распространитель, недобросовестный приобретатель материального носителя, признанного контрафактным и по решению суда подлежащего изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации.
3. Объекты правоотношений. Согласно нормам ст. 1301 ГК объектами защиты является исключительное право на произведение.
Среди произведений как объектов авторских прав различают произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения:
- литературные произведения;
- драматические и музыкально-драматические произведения, сценарные произведения;
- хореографические произведения и пантомимы;
- музыкальные произведения с текстом или без текста;
- аудиовизуальные произведения;
- произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства;
- произведения декоративно-прикладного и стенографического искусства;
- произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов;
- фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии;
- географические, геологические и другие карты, планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к географии, топографии и к другим наукам;
- программа для ЭВМ - представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения, которые охраняются как литературные произведения;
- производные произведения, т.е. произведения, представляющие собой переработку другого произведения;
- составные произведения, т.е. произведения, представляющие собой по подбору или расположению материалов результат творческого труда;
- часть произведения, его название, персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора;
- другие произведения.
Как следует из норм ст. 1259 ГК, этот перечень открытый. При этом авторские права распространяются как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме.
Не являются объектами авторских прав:
- официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы;
- государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и тому подобное), а также символы и знаки муниципальных образований;
- произведения народного творчества (фольклор), не имеющие конкретных авторов;
- сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и т.п.);
- идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования.
По общему правилу для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких-либо иных формальностей. В то же время в отношении программ для ЭВМ и баз данных возможна регистрация, осуществляемая по желанию правообладателя в соответствии с правилами ст. 1262 ГК.
Исключительное право на произведение принадлежит автору произведения или иному правообладателю (по договору или по закону) и включает в себя согласно норме ст. 1270 ГК: исключительное право использовать произведение в соответствии со ст. 1229 ГК в любой форме и любым не противоречащим закону способом, в том числе способами, независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели:
1) воспроизведение произведения, т.е. изготовление одного и более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме, в том числе в форме звуко- или видеозаписи, изготовление в трех измерениях одного и более экземпляра двухмерного произведения и в двух измерениях одного и более экземпляра трехмерного произведения. При этом запись произведения на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ, также считается воспроизведением, кроме случая, когда такая запись является временной и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование записи или правомерное доведение произведения до всеобщего сведения;
2) распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров;
3) публичный показ произведения, т.е. любая демонстрация оригинала или экземпляра произведения непосредственно либо на экране с помощью пленки, диапозитива, телевизионного кадра или иных технических средств, а также демонстрация отдельных кадров аудиовизуального произведения без соблюдения их последовательности непосредственно либо с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается произведение в месте его демонстрации или в другом месте одновременно с демонстрацией произведения;
4) импорт оригинала или экземпляров произведения в целях распространения;
5) прокат оригинала или экземпляра произведения;
6) публичное исполнение произведения, т.е. представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных технических средств), а также показ аудиовизуального произведения (с сопровождением или без сопровождения звуком) в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается произведение в месте его представления или показа либо в другом месте одновременно с представлением или показом произведения;
7) сообщение в эфир, т.е. сообщение произведения для всеобщего сведения (включая показ или исполнение) по радио или телевидению (в том числе путем ретрансляции), за исключением сообщения по кабелю. При этом под сообщением понимается любое действие, посредством которого произведение становится доступным для слухового и (или) зрительного восприятия независимо от его фактического восприятия публикой. При сообщении произведений в эфир через спутник под сообщением в эфир понимается прием сигналов с наземной станции на спутник и передача сигналов со спутника, посредством которых произведение может быть доведено до всеобщего сведения независимо от его фактического приема публикой. Сообщение кодированных сигналов признается сообщением в эфир, если средства декодирования предоставляются неограниченному кругу лиц организацией эфирного вещания или с ее согласия;
8) сообщение по кабелю, т.е. сообщение произведения для всеобщего сведения по радио или телевидению с помощью кабеля, провода, оптического волокна или аналогичных средств (в том числе путем ретрансляции). Сообщение кодированных сигналов признается сообщением по кабелю, если средства декодирования предоставляются неограниченному кругу лиц организацией кабельного вещания или с ее согласия;
9) перевод или другая переработка произведения. При этом под переработкой произведения понимается создание производного произведения (обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки и т.п.). Под переработкой (модификацией) программы для ЭВМ или базы данных понимаются любые их изменения, в том числе перевод такой программы или такой базы данных с одного языка на другой язык, за исключением адаптации, т.е. внесения изменений, осуществляемых исключительно в целях функционирования программы для ЭВМ или базы данных на конкретных технических средствах пользователя или под управлением конкретных программ пользователя;
10) практическая реализация архитектурного, дизайнерского, градостроительного или садово-паркового проекта;
11) доведение произведения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения).
Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.
На территории РФ исключительное право на произведения науки, литературы и искусства согласно норме ст. 1256 ГК распространяется:
1) на произведения, обнародованные на территории РФ или необнародованные, но находящиеся в какой-либо объективной форме на территории РФ, и признается за авторами (их правопреемниками) независимо от их гражданства. При этом произведение также считается впервые обнародованным путем опубликования в Российской Федерации, если в течение 30 дней после даты первого опубликования за пределами территории РФ оно было опубликовано на территории РФ;
2) на произведения, обнародованные за пределами территории РФ или необнародованные, но находящиеся в какой-либо объективной форме за пределами территории РФ, и признается за авторами, являющимися гражданами Российской Федерации (их правопреемниками);
3) на произведения, обнародованные за пределами территории РФ или необнародованные, но находящиеся в какой-либо объективной форме за пределами территории РФ, не перешедшие в общественное достояние в стране происхождения произведения, и признается на территории РФ за авторами (их правопреемниками) - гражданами других государств и лицами без гражданства в соответствии с международными договорами РФ. Автор произведения или иной первоначальный правообладатель определяется по закону государства, на территории которого имел место юридический факт, послуживший основанием для приобретения авторских прав.
Срок действия исключительного права на произведение определен в ст. 1281 ГК: в течение всей жизни автора и 70 лет, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора. По истечении данного срока произведение науки, литературы или искусства, как обнародованное, так и необнародованное, переходит в общественное достояние и может свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты авторского вознаграждения. При этом охраняются авторство, имя автора и неприкосновенность произведения.
При предоставлении охраны произведениям в соответствии с международными договорами РФ срок действия исключительного права на эти произведения на территории РФ не может превышать срок действия исключительного права, установленного в стране происхождения произведения.
4. Права и обязанности субъектов. Из 19 возможных способов защиты исключительных прав на произведения (см. п. 4 комментария к ст. 1250) в ст. 1301 ГК указан один. При этом ссылка в ч. 1 ст. 1301 ГК на то, что защита указанным способом в случае нарушения исключительных прав на произведение осуществляется наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ГК (ст. 1250, 1252 и 1253), делает этот перечень по сути открытым и создает предпосылки рассматривать возможность применения в данном случае и других способов гражданско-правовой защиты, указанных в п. 4 комментария к ст. 1250.
Поскольку при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права только в случаях, прямо предусмотренных ГК, то в данном случае нормы ст. 1301 ГК предоставляют такое право во всех случаях нарушения исключительного права на произведение.
При этом следует учитывать случаи, установленные нормами ст. 1273-1280 ГК, когда использование произведения допускается без согласия автора или иного правообладателя и в силу исключений, установленных законом, не является нарушением исключительного права на произведение.
В частности, допускается свободное воспроизведение произведения в личных целях (ст. 1273), а также свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях (ст. 1274), в том числе:
- цитирование в оригинале и в переводе в научных, полемических, критических или информационных целях правомерно обнародованных произведений в объеме, оправданном целью цитирования, включая воспроизведение отрывков из газетных и журнальных статей в форме обзоров печати;
- использование правомерно обнародованных произведений и отрывков из них в качестве иллюстраций в изданиях, радио- и телепередачах, звуко- и видеозаписях учебного характера в объеме, оправданном поставленной целью;
- воспроизведение в прессе, сообщение в эфир или по кабелю правомерно опубликованных в газетах или журналах статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам или переданных в эфир произведений такого же характера в случаях, когда такое воспроизведение или сообщение не было специально запрещено автором или иным правообладателем;
- воспроизведение в прессе, сообщение в эфир или по кабелю публично произнесенных политических речей, обращений, докладов и других аналогичных произведений в объеме, оправданном информационной целью. При этом за авторами таких произведений сохраняется право на их опубликование в сборниках;
- воспроизведение или сообщение для всеобщего сведения в обзорах текущих событий средствами фотографии, кинематографии, путем сообщения в эфир или по кабелю произведений, которые становятся увиденными или услышанными в ходе таких событий, в объеме, оправданном информационной целью;
- воспроизведение без извлечения прибыли рельефно-точечным шрифтом или другими специальными способами для слепых правомерно опубликованных произведений, кроме произведений, специально созданных для воспроизведения такими способами;
- предоставление библиотекой во временное безвозмездное пользование экземпляров произведений, правомерно введенных в гражданский оборот, при условии исключения возможности создать копии этих произведений в цифровой форме;
- создание произведения в жанре литературной, музыкальной или иной пародии либо в жанре карикатуры на основе другого (оригинального) правомерно обнародованного произведения и использование этой пародии либо карикатуры.
При этом обязательным условием такого использования является указание имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования.
В то же время норма ст. 1300 ГК устанавливает прямой случай, когда автор или иной правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя возмещения убытков или выплаты компенсации:
- удаление или изменение без разрешения автора или иного правообладателя информации об авторском праве;
- воспроизведение, распространение, импорт в целях распространения, публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю, доведение до всеобщего сведения произведений, в отношении которых без разрешения автора или иного правообладателя была удалена или изменена информация об авторском праве.
Информацией об авторском праве согласно норме п. 1 ст. 1300 ГК признается любая информация, которая идентифицирует произведение, автора или иного правообладателя, либо информация об условиях использования произведения, которая содержится на оригинале или экземпляре произведения, приложена к нему или появляется в связи с сообщением в эфир или по кабелю либо доведением такого произведения до всеобщего сведения, а также любые цифры и коды, в которых содержится такая информация.
5. Сопряжения данной нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1301 ГК непосредственно сопряжены с нормами ст. 12, 235, 243, 1227, 1248, 1250, 1252, 1253, 1300, 1311 ГК, гл. 13 ГПК и гл. 8 АПК, соотносятся при судебной защите с большинством норм гл. 70 ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
Глава 71. Права, смежные с авторскими
Статья 1311. Ответственность за нарушение исключительного права на объект смежных прав
1. Новизна нормы. Как и в случае с авторскими правами, ранее в Законе об авторском праве нормы о защите авторских и смежных прав были выделены в специальный раздел V "Защита авторских и смежных прав", где нормы ст. 1311 ГК были закреплены в п. 1 и 2 ст. 49 Закона об авторском праве. В связи с унификацией правил защиты для интеллектуальных прав большинство норм этого раздела Закона было вынесено в гл. 69 ГК. С этим связана и ссылка в ст. 1311 ГК на использование других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ст. 1250, 1252 и 1253 ГК.
При этом право требования компенсации вместо возмещения убытков в данной статье является также конкретизацией общего правила, установленного п. 3 ст. 1252, и отделено от защиты авторских прав в отличие от норм Закона об авторском праве, где эти требования были объединены.
2. Субъекты правоотношений. При защите нарушенных прав в судебном порядке в перечень таких субъектов согласно ст. 1311 ГК входят: обладатель исключительного права, нарушитель и суд.
Обладателями исключительного права с учетом специфики объектов смежных прав являются:
- исполнитель (автор исполнения) - гражданин, творческим трудом которого создано исполнение, - артист-исполнитель (актер, певец, музыкант, танцор или другое лицо, которое играет роль, читает, декламирует, поет, играет на музыкальном инструменте или иным образом участвует в исполнении произведения литературы, искусства или народного творчества, в том числе эстрадного, циркового или кукольного номера), а также режиссер-постановщик спектакля (лицо, осуществившее постановку театрального, циркового, кукольного, эстрадного или иного театрально-зрелищного представления) и дирижер (ст. 1313);
- изготовитель фонограммы - лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за первую запись звуков исполнения или других звуков либо отображений этих звуков. При отсутствии доказательств иного изготовителем фонограммы признается лицо, имя или наименование которого указано обычным образом на экземпляре фонограммы и (или) его упаковке (ст. 1322);
- организация эфирного или кабельного вещания - юридическое лицо, осуществляющее сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (совокупности звуков и (или) изображений или их отображений) (ст. 1329);
- изготовитель базы данных - лицо, организовавшее создание базы данных и работу по сбору, обработке и расположению составляющих ее материалов. При отсутствии доказательств иного изготовителем базы данных признается гражданин или юридическое лицо, имя или наименование которых указано обычным образом на экземпляре базы данных и (или) его упаковке (ст. 1333);
- публикатор - гражданин, который правомерно обнародовал или организовал обнародование произведения науки, литературы или искусства, ранее не обнародованного и перешедшего в общественное достояние (ст. 1282) либо находящегося в общественном достоянии в силу того, что оно не охранялось авторским правом (ст. 1337);
- нарушитель - лицо, использующее объекты смежных прав в нарушение исключительного права правообладателя на эти объекты (без получения согласия, с учетом того, что отсутствие запрета на использование не означает наличие согласия).
3. Объекты правоотношений. Согласно нормам ст. 1311 ГК объектом защиты является исключительное право на объект смежных прав.
К объектам смежных прав согласно нормам ст. 1303, 1304 ГК относятся:
1) результаты исполнительской деятельности (исполнения), в том числе исполнения артистов-исполнителей и дирижеров, постановки режиссеров-постановщиков спектаклей (исполнения), если эти исполнения выражаются в форме, допускающей их воспроизведение и распространение с помощью технических средств;
2) фонограммы, т.е. любые исключительно звуковые записи исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение;
3) вещание организаций эфирного и кабельного вещания, т.е. сообщения передач организаций эфирного или кабельного вещания, в том числе передач, созданных самой организацией эфирного или кабельного вещания либо по ее заказу за счет ее средств другой организацией;
4) содержание баз данных, в части их охраны от несанкционированного извлечения и повторного использования составляющих их содержание материалов;
5) произведения науки, литературы и искусства, впервые обнародованные после их перехода в общественное достояние, в части охраны прав публикаторов таких произведений, в том числе если произведение было обнародовано публикатором в переводе или в виде иной переработки (кроме произведений, находящихся в государственных и муниципальных архивах).
Как и в случае с авторскими правами на произведение, для возникновения, осуществления и защиты смежных прав не требуется регистрация их объекта или соблюдение каких-либо иных формальностей.
К смежным правам относится исключительное право, а в случаях, предусмотренных ГК, относятся также личные неимущественные права.
С учетом специфики объектов смежных прав содержание исключительного права имеет свои особенности в каждом случае.
Исключительное право на исполнение (ст. 1317 ГК) принадлежит исполнителю и включает исключительное право использовать исполнение в соответствии со ст. 1229 ГК любым не противоречащим закону способом, в том числе способами, указанными в п. 2 ст. 1317:
1) сообщение в эфир, т.е. сообщение исполнения для всеобщего сведения посредством его передачи по радио или телевидению (в том числе путем ретрансляции), за исключением кабельного телевидения. При этом под сообщением понимается любое действие, посредством которого исполнение становится доступным для слухового и (или) зрительного восприятия независимо от его фактического восприятия публикой. При сообщении исполнения в эфир через спутник под сообщением в эфир понимается прием сигналов с наземной станции на спутник и передача сигналов со спутника, посредством которых исполнение может быть доведено до всеобщего сведения независимо от его фактического приема публикой;
2) сообщение по кабелю, т.е. сообщение исполнения для всеобщего сведения посредством его передачи по радио или телевидению с помощью кабеля, провода, оптического волокна или аналогичных средств (в том числе путем ретрансляции);
3) запись исполнения, т.е. фиксация звуков и (или) изображения или их отображений с помощью технических средств в какой-либо материальной форме, позволяющей осуществлять их неоднократное восприятие, воспроизведение или сообщение;
4) воспроизведение записи исполнения, т.е. изготовление одного и более экземпляра фонограммы либо ее части. При этом запись исполнения на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ, также считается воспроизведением, кроме случаев, когда такая запись является временной и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование записи или правомерное доведение исполнения до всеобщего сведения;
5) распространение записи исполнения путем продажи или иного отчуждения ее оригинала или экземпляров, представляющих собой копии такой записи на любом материальном носителе;
6) действие, осуществляемое в отношении записи исполнения, в том числе сообщение в эфир и сообщение по кабелю;
7) доведение записи исполнения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к записи исполнения из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения);
8) публичное исполнение записи исполнения, т.е. любое сообщение записи с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается запись в месте ее сообщения или в другом месте одновременно с ее сообщением;
9) прокат оригинала или экземпляров записи исполнения. Исполнитель может распоряжаться исключительным правом на исполнение.
Исключительное право на исполнение не распространяется на воспроизведение, сообщение в эфир или по кабелю и публичное исполнение записи исполнения в случаях, когда такая запись была произведена с согласия исполнителя, а ее воспроизведение, сообщение в эфир или по кабелю либо публичное исполнение осуществляется в тех же целях, для которых было получено согласие исполнителя при записи исполнения.
Исключительное право на исполнение согласно норме ст. 1318 ГК действует в течение всей жизни исполнителя, но не менее 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором осуществлены исполнение, либо запись исполнения, либо сообщение исполнения в эфир или по кабелю.
По истечении срока действия исключительного права на исполнение это право переходит в общественное достояние. К исполнению, перешедшему в общественное достояние, соответственно применяются правила ст. 1282 ГК.
Исключительное право на исполнение действует на территории РФ в случаях, когда:
- исполнитель является гражданином Российской Федерации;
- исполнение впервые имело место на территории РФ;
- исполнение зафиксировано в фонограмме, охраняемой в соответствии с положениями ст. 1328 ГК;
- исполнение, не зафиксированное в фонограмме, включено в сообщение в эфир или по кабелю, охраняемое в соответствии с положениями ст. 1332 ГК;
- в иных случаях, предусмотренных международными договорами РФ.
Исключительное право на фонограмму (ст. 1324) принадлежит изготовителю фонограммы и включает исключительное право использовать фонограмму в соответствии со ст. 1229 ГК любым не противоречащим закону способом, в том числе способами, указанными в п. 2 ст. 1324 ГК:
1) публичное исполнение, т.е. любое сообщение фонограммы с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается фонограмма в месте ее сообщения или в другом месте одновременно с ее сообщением;
2) сообщение в эфир, т.е. сообщение фонограммы для всеобщего сведения посредством ее передачи по радио или телевидению (в том числе путем ретрансляции), за исключением сообщения по кабелю. При этом под сообщением понимается любое действие, посредством которого фонограмма становится доступной для слухового восприятия независимо от ее фактического восприятия публикой. При сообщении фонограммы в эфир через спутник под сообщением в эфир понимается прием сигналов с наземной станции на спутник и передача сигналов со спутника, посредством которых фонограмма может быть доведена до всеобщего сведения независимо от ее фактического приема публикой;
3) сообщение по кабелю, т.е. сообщение фонограммы для всеобщего сведения посредством ее передачи по радио или телевидению с помощью кабеля, провода, оптического волокна или аналогичных средств (в том числе путем ретрансляции);
4) доведение фонограммы до всеобщего сведения таким образом, что лицо может получить доступ к фонограмме из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения);
5) воспроизведение, т.е. изготовление одного и более экземпляра фонограммы или части фонограммы. При этом запись фонограммы или части фонограммы на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ, также считается воспроизведением, кроме случая, когда такая запись является временной и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование записи или правомерное доведение фонограммы до всеобщего сведения;
6) распространение фонограммы путем продажи или иного отчуждения оригинала или экземпляров, представляющих собой копию фонограммы на любом материальном носителе;
7) импорт оригинала или экземпляров фонограммы в целях распространения, включая экземпляры, изготовленные с разрешения правообладателя;
8) прокат оригинала и экземпляров фонограммы;
9) переработка фонограммы.
Изготовитель фонограммы может распоряжаться исключительным правом на фонограмму. Лицо, правомерно осуществившее переработку фонограммы, приобретает смежное право на переработанную фонограмму.
Исключительное право на фонограмму согласно норме ст. 1327 ГК действует в течение 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором была осуществлена запись. В случае обнародования фонограммы исключительное право действует в течение 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором она была обнародована, при условии, что фонограмма была обнародована в течение 50 лет после осуществления записи.
По истечении срока действия исключительного права на фонограмму она переходит в общественное достояние (ст. 1282 ГК).
Исключительное право на фонограмму действует на территории РФ в случаях, когда:
- изготовитель фонограммы является гражданином Российской Федерации или российским юридическим лицом;
- фонограмма обнародована или ее экземпляры впервые публично распространялись на территории РФ;
- в иных случаях, предусмотренных международными договорами РФ.
Исключительное право на сообщение радио- или телепередач (ст. 1330) принадлежит организации эфирного или кабельного вещания и включает исключительное право использовать правомерно осуществляемое или осуществленное ею сообщение в эфир или по кабелю передач в соответствии со ст. 1229 ГК любым не противоречащим закону способом, в том числе способами, указанными в п. 2 ст. 1330 ГК:
1) запись сообщения радио- или телепередачи, т.е. фиксация звуков и (или) изображения или их отображений с помощью технических средств в какой-либо материальной форме, позволяющей осуществлять ее неоднократное восприятие, воспроизведение или сообщение;
2) воспроизведение записи сообщения радио- или телепередачи, т.е. изготовление одного и более экземпляра записи сообщения радио- или телепередачи либо ее части. При этом запись сообщения радио- или телепередачи на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ, также считается воспроизведением, кроме случая, когда такая запись является временной и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование записи или правомерное доведение сообщения радио- или телепередачи до всеобщего сведения;
3) распространение сообщения радио- или телепередачи путем продажи либо иного отчуждения оригинала или экземпляров записи сообщения радио- или телепередачи;
4) ретрансляция, т.е. сообщение в эфир (в том числе через спутник) либо по кабелю радио- или телепередачи одной организацией эфирного или кабельного вещания одновременно с получением ею такого сообщения этой передачи от другой такой организации;
5) доведение сообщения радио- или телепередачи до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к сообщению радио- или телепередачи из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения);
6) публичное исполнение, т.е. любое сообщение радио- или телепередачи с помощью технических средств в местах с платным входом независимо от того, воспринимается оно в месте сообщения или в другом месте одновременно с сообщением.
При этом использованием сообщения радио- или телепередачи организации эфирного и кабельного вещания считаются как ретрансляция его в эфир, так и сообщение по кабелю.
Организация эфирного или кабельного вещания может распоряжаться исключительным правом на сообщение радио- или телепередачи.
Исключительное право на сообщение радио- или телепередачи согласно норме ст. 1331 ГК действует в течение 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором имело место сообщение радио- или телепередачи в эфир или по кабелю. По истечении указанного срока сообщение радио- или телепередачи переходит в общественное достояние (применяются правила ст. 1282 ГК).
Исключительное право на сообщение радио- или телепередачи действует на территории РФ, если организация эфирного или кабельного вещания находится на территории РФ и осуществляет сообщение с помощью передатчиков, расположенных на территории РФ, а также в иных случаях, предусмотренных международными договорами РФ.
Исключительное право изготовителя базы данных (ст. 1334) включает исключительное право извлекать из базы данных материалы и осуществлять их последующее использование в любой форме и любым способом, при условии, что создание такой базы данных (включая обработку или представление соответствующих материалов) требует существенных финансовых, материальных, организационных или иных затрат.
При отсутствии доказательств иного такой базой данных признается база данных, содержащая не менее 10 тыс. самостоятельных информационных элементов (материалов), составляющих содержание базы данных (абз. 2 п. 2 ст. 1260).
Изготовитель базы данных может распоряжаться указанным исключительным правом.
Исключительное право изготовителя базы данных возникает в момент завершения ее создания и действует согласно норме ст. 1335 в течение 15 лет, считая с 1 января года, следующего за годом ее создания. Этот срок возобновляется при каждом обновлении базы данных.
На территории РФ исключительное право изготовителя базы данных действует в случаях, когда:
- изготовитель базы данных является гражданином Российской Федерации или российским юридическим лицом;
- изготовитель базы данных является иностранным гражданином или иностранным юридическим лицом при условии, что законодательством соответствующего иностранного государства предоставляется на его территории охрана исключительному праву изготовителя базы данных, изготовителем которой является гражданин Российской Федерации или российское юридическое лицо;
- в иных случаях, предусмотренных международными договорами РФ.
Исключительное право публикатора на произведение (ст. 1339) включает исключительное право использовать произведение в соответствии со ст. 1229 ГК способами, предусмотренными подп. 1-8 и 11 п. 2 ст. 1270 ГК.
Публикатор произведения может распоряжаться указанным исключительным правом.
Исключительное право публикатора на произведение возникает в момент обнародования этого произведения и действует согласно норме ст. 1340 ГК в течение 25 лет, считая с 1 января года, следующего за годом его обнародования.
На территории РФ исключительное право публикатора распространяется на произведение:
1) обнародованное на территории РФ, независимо от гражданства публикатора;
2) обнародованное за пределами территории РФ гражданином Российской Федерации;
3) обнародованное за пределами территории РФ иностранным гражданином или лицом без гражданства, при условии, что законодательством иностранного государства, в котором обнародовано произведение, предоставляется на его территории охрана исключительному праву публикатора, являющегося гражданином Российской Федерации. В этом случае срок действия исключительного права публикатора на произведение на территории РФ не может превышать срок действия исключительного права публикатора на произведение, установленный в государстве, на территории которого имел место юридический факт, послуживший основанием для приобретения такого исключительного права;
4) в иных случаях, предусмотренных международными договорами РФ.
Согласно норме ст. 1342 ГК исключительное право публикатора на произведение может быть прекращено досрочно в судебном порядке по иску заинтересованного лица, если при использовании произведения правообладатель нарушает требования ГК в отношении охраны авторства, имени автора или неприкосновенности произведения.
4. Права и обязанности субъектов. Как и в случае с авторскими правами, в ст. 1311 ГК из 19 возможных способов защиты исключительных прав на объекты смежных прав (см. п. 4 комментария к ст. 1250) указан только один.
Поскольку по общему правилу ст. 1252 ГК при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права только в случаях, прямо предусмотренных ГК, то в данном случае нормы ст. 1311 ГК предоставляют такое право во всех случаях нарушения исключительного права на объекты смежных прав.
В то же время норма ст. 1310 ГК по аналогии с защитой исключительного права на произведение устанавливает прямой случай, когда правообладатель исключительного права на объект смежных прав вправе требовать по своему выбору от нарушителя возмещения убытков или выплаты компенсации:
- удаление или изменение без разрешения правообладателя информации о смежном праве;
- воспроизведение, распространение, импорт в целях распространения, публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю, доведение до всеобщего сведения объектов смежных прав, в отношении которых без разрешения правообладателя была удалена или изменена информация о смежном праве.
Информацией о смежном праве согласно норме ст. 1311 ГК признается любая информация, которая идентифицирует объект смежных прав или правообладателя, либо информация об условиях использования этого объекта, которая содержится на соответствующем материальном носителе, приложена к нему или появляется в связи с сообщением в эфир или по кабелю либо доведением этого объекта до всеобщего сведения, а также любых цифр и кодов, в которых содержится такая информация
5. Сопряжения данной нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1311 ГК непосредственно сопряжены с нормами ст. 12, 235, 243, 1227, 1248, 1250, 1252, 1253, 1302, 1310, 1312 ГК, гл. 13 ГПК и гл. 8 АПК, соотносятся при судебной защите с большинством норм гл. 71 ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
Глава 72. Патентное право
Статья 1406. Споры, связанные с защитой патентных прав
1. Новизна нормы. Нормы, содержащиеся в ст. 1406 ГК, в основном подтверждают правила по защите нарушенных или оспоренных патентных прав в судебном или административном порядке, ранее закрепленные в Патентном законе.
Так, в п. 1 ст. 1406 ГК повторен открытый перечень случаев судебной защиты патентных прав, ранее предусмотренный нормой ст. 31 Патентного закона. В то же время он имеет четыре уточнения, два из которых являются существенными.
В отличие от прежнего закона, где открытый характер указанного перечня определялся прямой ссылкой на "другие споры", в ст. 1406 ГК это определяется через применение института "в частности".
Если ранее речь шла о спорах, "связанных с охраной прав, удостоверяемых патентом", то в ст. 1406 ГК говорится о спорах, связанных с защитой патентных прав. Замена прав, удостоверяемых патентом, на патентные права как объект судебной защиты является существенным отличием и преимуществом новой нормы, поскольку к последним относятся также и другие права, в том числе право на получение патента.
Также существенным (прежде всего, с теоретической точки зрения) является замена при уточнении предмета судебного рассмотрения "охраны прав" на "защиты прав". В то же время нельзя признать однозначным эффект от такой новеллы. Попытка законодателя исправить неточную и некорректную прежнюю формулировку привела, на наш взгляд, к другой крайности. Поскольку, как ранее, так и сейчас в суде подлежат рассмотрению споры, связанные, по сути, как с охраной прав (установлением авторства и других признаков охраноспособности, обжалованием решений органов административной юстиции и др.), так и защитой охраняемых патентных прав при их нарушении. В дальнейшем данная правовая коллизия подлежит законодательному разрешению.
Кроме того, в подп. 4 п. 1 ст. 1406 расширен перечень споров в отношении договоров. Если ранее прямо предусматривалась возможность рассмотрения споров в судебном порядке о заключении и об исполнении договоров о передаче исключительного права (уступке патента, в настоящее время - отчуждении патента) и лицензионных договоров, то сейчас такое прямое указание содержится и в отношении споров об изменении и о прекращении договоров. Ранее такие споры могли рассматриваться судами через ссылку в прежней норме ст. 31 Патентного закона на "другие споры".
В п. 2 ст. 1406 ГК также подтверждены существующие правила защиты патентных прав в административном порядке, ранее прямо предусмотренные ст. 14, 21, 23, 24, 29, 30.2 Патентного закона. Особенности применения защиты в административном порядке в соответствии с п. 2 и 3 ст. 1248 ГК приведены в комментарии к указанной статье.
2. Субъекты правоотношений. При защите в судебном порядке в перечень таких субъектов входят: 1) истец (заявитель, правообладатель, любое лицо, которому стало известно о нарушениях права); 2) нарушитель интеллектуальных прав; 3) федеральный орган исполнительной власти, решения которого оспариваются (федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности, палата по патентным спорам при федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности, федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством РФ); 4) суд и арбитражный суд.
При этом следует учитывать, что согласно п. 4 ст. 1348 ГК каждый из соавторов вправе самостоятельно принимать меры по защите своих прав на изобретение, полезную модель или промышленный образец.
При защите в административном порядке в случаях, предусмотренных частью четвертой ГК, в перечень таких субъектов входят:
- заявитель (может оспорить решение федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о признании заявки на изобретение, полезную модель и промышленный образец отозванной, об отказе в выдаче патента на изобретение, полезную модель и промышленный образец, о выдаче патента на изобретение путем подачи возражения в палату по патентным спорам) (п. 3 ст. 1387);
- любое лицо, которому стало известно о нарушениях (может оспорить выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, путем подачи возражения в палату по патентным спорам) (п. 2 ст. 1398);
- федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности - Роспатент;
- палата по патентным спорам при федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности - Федеральное государственное учреждение "Палата по патентным спорам Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам";
- федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий нормативно-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности, - Минобрнауки России;
- федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством РФ на рассмотрение заявок на выдачу патентов на секретные изобретения (Минобороны России, МВД России, Минздравсоцразвития России, ФСБ России).
Особенности правового статуса перечисленных субъектов при защите, как в судебном, так и в административном порядке, а также существующие при этом правовые коллизии приведены в комментарии к ст. 1248 ГК.
3. Объекты правоотношений. Основными объектами правоотношений при защите выступают патентные права, которые нарушены или оспорены.
При защите в судебном порядке по общему правилу объектами защиты выступают все патентные права, имеющие правовую охрану, и возникающие в отношении таких результатов интеллектуальной деятельности, как изобретения, полезные модели и промышленные образцы.
При этом при рассмотрении споров согласно подп. 3 п. 1 ст. 1406 ГК о нарушении исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец следует учитывать положения ст. 1359 и 1360 ГК.
В соответствии с нормами ст. 1359 не являются нарушением исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец использование данных результатов интеллектуальной деятельности в шести случаях:
1) применение продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, и применение изделия, в котором использован промышленный образец, в конструкции, во вспомогательном оборудовании либо при эксплуатации транспортных средств (водного, воздушного, автомобильного и железнодорожного транспорта) или космической техники иностранных государств при условии, что эти транспортные средства или эта космическая техника временно или случайно находятся на территории РФ и указанные продукт или изделие применяются исключительно для нужд транспортных средств или космической техники.
Данная норма учитывает положения ст. 5 ter Парижской конвенции, согласно которой в каждой из стран Союза по охране промышленной собственности не рассматриваются как нарушения прав патентообладателя:
- применение на борту судов других стран Союза средств, составляющих предмет его патента, в корпусе судна, в машинах, оснастке, механизмах и другом оборудовании, когда эти суда временно или случайно находятся в водах данной страны, при условии, что эти средства используются исключительно для нужд судна;
- применение средств, составляющих предмет патента, в конструкции или при эксплуатации воздушных или наземных средств передвижения других стран Союза или вспомогательного оборудования для этих средств передвижения, когда указанные средства передвижения временно или случайно находятся в данной стране.
При этом норма п. 1 ст. 1359 ГК усиливает ограничение применения данного правила принципом взаимности: такое действие не признается нарушением исключительного права в отношении транспортных средств или космической техники тех иностранных государств, которые предоставляют такие же права в отношении транспортных средств или космической техники, зарегистрированных в Российской Федерации;
2) проведение научного исследования продукта или способа, в которых использованы изобретение или полезная модель, либо научного исследования изделия, в котором использован промышленный образец, либо проведение эксперимента над такими продуктом, способом или изделием.
В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 23.08.1996 N 127-ФЗ "О науке и государственной научно-технической политике" под научной (научно-исследовательской) деятельностью понимается деятельность, направленная на получение и применение новых знаний, в том числе:
- фундаментальные научные исследования - экспериментальная или теоретическая деятельность, направленная на получение новых знаний об основных закономерностях строения, функционирования и развития человека, общества, окружающей среды;
- прикладные научные исследования - исследования, направленные преимущественно на применение новых знаний для достижения практических целей и решения конкретных задач.
Экспериментальные разработки - деятельность, которая основана на знаниях, приобретенных в результате проведения научных исследований или на основе практического опыта, и направлена на сохранение жизни и здоровья человека, создание новых материалов, продуктов, процессов, устройств, услуг, систем или методов и их дальнейшее совершенствование;
3) использование изобретения, полезной модели или промышленного образца при чрезвычайных обстоятельствах (стихийных бедствиях, катастрофах, авариях) с уведомлением о таком использовании патентообладателя в кратчайший срок и с последующей выплатой ему соразмерной компенсации.
Данная норма повторяет ранее действующую норму ст. 11 Патентного закона. В то же время, как тогда, так и сейчас данная норма является неработающей в силу ряда причин.
Федеральное законодательство не содержит определения "чрезвычайные обстоятельства", но устанавливает понятие "чрезвычайная ситуация" - это обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей.
Сравнительный анализ указанной нормы п. 3 ст. 1359 ГК и ст. 1 Федерального закона от 21.12.1994 N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" позволяет утверждать, что в данном случае речь идет о выборочном и закрытом перечне чрезвычайных ситуаций (стихийные бедствия, катастрофы, аварии), что представляется не совсем логичным. Налицо правовая коллизия, требующая законодательного разрешения.
В Федеральном законе "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" содержатся общие нормы, корреспондирующие с нормами указанной ст. 1359 ГК о том, что:
- граждане Российской Федерации имеют право на возмещение ущерба, причиненного их имуществу вследствие чрезвычайных ситуаций (п. 1 ст. 18);
- порядок и условия, виды и размеры компенсаций и социальных гарантий, предоставляемых гражданам Российской Федерации, устанавливаются законодательством РФ и законодательством субъектов РФ;
- финансовое обеспечение деятельности федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта РФ, органа местного самоуправления, специально уполномоченных на решение задач в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, является расходным обязательством соответственно Российской Федерации, субъекта РФ и муниципального образования (ст. 23).
В то же время механизм реализации этих норм не прописан (в том числе порядок уведомления, определения размера и выплаты компенсации). При этом указанный Закон противоречит в этой части как нормам ст. 1359 ГК, так и нормам международного права, согласно которым патентообладатели равны в своих правах, независимо от гражданства. Устранение указанной декларации и противоречия требует также законодательного разрешения;
4) использование изобретения, полезной модели или промышленного образца для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпринимательской деятельностью нужд, если целью такого использования не является получение прибыли или дохода.
Данная норма повторяет норму ст. 11 Патентного закона, где в 2003 г. была существенно расширена область применения ранее действующей нормы ст. 11 Патентного закона, о том, что не признается нарушением исключительного права патентообладателя применение средств, содержащих изобретения, полезные модели, промышленные образцы, защищенные патентами, только в личных целях без получения дохода. В России с 2003 г. не является нарушением исключительного права использование охраняемых патентами результатов интеллектуальной деятельности для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпринимательской деятельностью нужд.
При этом попытки расширительного толкования и распространения области применения данной нормы ст. 1359 ГК для государственных нужд государственными органами власти, государственными учреждениями, корпорациями и предприятиями следует признавать незаконными, противоречащими здравому смыслу и практике применения. Личные, семейные, домашние нужды не являются однопорядковыми с государственными нуждами. Возможность и порядок использования изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия патентообладателя в интересах государственных нужд установлена нормой ст. 1360 ГК, согласно которой Правительство РФ имеет право в интересах обороны и безопасности разрешить использование изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия патентообладателя с уведомлением его об этом в кратчайший срок и с выплатой ему соразмерной компенсации
5) разовое изготовление в аптеках по рецептам врачей лекарственных средств с использованием изобретения;
6) ввоз на территорию РФ, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован промышленный образец, если этот продукт или это изделие ранее были введены в гражданский оборот на территории РФ патентообладателем или иным лицом с разрешения патентообладателя.
Данная норма закрепляет международно-правовой принцип исчерпания исключительного права, обозначенный под таким названием только в норме ст. 1487 ГК применительно к исчерпанию исключительного права на товарный знак. В соответствии с данным принципом исчерпания прав продукт, в котором использованы изобретение или полезная модель, либо изделие, в котором использован промышленный образец (при условии их правомерного введения в гражданский оборот на территории РФ), при изменении патентообладателя могут использоваться далее без испрашивания дополнительного согласия нового правообладателя. По общему правилу в силу п. 7 ст. 1235 ГК переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к новому правообладателю не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного предшествующим правообладателем.
Ограничение применения данного принципа исчерпания права национальной территорией, в данном случае - территорией РФ, соответствует международному принципу национального режима охраны и защиты патентных прав, закрепленному в том числе в Парижской конвенции (ст. 2 и 4 bis).
Кроме того, согласно норме ст. 1360 ГК использование изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия патентообладателя в интересах обороны и безопасности также не является нарушением исключительного права патентообладателя.
Обязательными условиями для этого являются:
- разрешение на такое использование Правительства РФ;
- уведомление об этом патентообладателя в кратчайший срок;
- выплата патентообладателю соразмерной компенсации.
В то же время, как и в случае с чрезвычайными ситуациями, механизм реализации этих норм в области обороны и безопасности не прописан (в том числе порядок уведомления, определения размера и выплаты компенсации), равно как не определены государственные органы, ответственные за реализацию положений данной нормы. Устранение указанной декларации требует также законодательного разрешения, так как представляется, что в данном случае речь идет не о секретных изобретениях, в отношении которых действуют специальные правила ст. 1401-1405 ГК. При этом согласно п. 3 ст. 1349 ГК полезным моделям и промышленным образцам, содержащим сведения, составляющие государственную тайну, правовая охрана в соответствии с ГК не предоставляется.
При защите в административном порядке такой перечень объектов и случаев защиты ограничен. В соответствии с п. 2 ст. 1406 ГК такие ограничения можно классифицировать по видам правоотношений, где могут нарушаться или оспариваться патентные права на указанные результаты интеллектуальной деятельности: подача заявок на выдачу патентов, рассмотрение заявок на выдачу патентов, государственная регистрация прав на указанные объекты, выдача соответствующих правоустанавливающих документов, оспаривание предоставления правовой охраны и оспаривание прекращения правовой охраны правам на данные объекты.
4. Права и обязанности. Права и обязанности субъектов правоотношений в отношении перечисленных выше объектов определены в соответствующих статьях части четвертой ГК и процессуальном законодательстве РФ, общие условия их реализации приведены в комментариях к ст. 1248, 1250-1254, поэтому здесь раскрываются лишь особенности правоотношений, имеющие существенное значение при разрешении споров, связанных с защитой патентных прав, как в судебном, так и в административном порядке.
4.1. При рассмотрении судом нижеуказанных споров, связанных с защитой патентных прав, следует учитывать следующие обстоятельства:
а) об авторстве изобретения, полезной модели, промышленного образца. Право авторства является важнейшим личным неимущественным правом, связанным, однако, со всеми имущественными правами.
Поскольку право авторства неотчуждаемо и непередаваемо, а отказ от этого права ничтожен, то любое лицо, которому стало известно о нарушениях указанного права, может оспорить в судебном порядке выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Суд согласно ст. 1398 в случае выдачи патента с указанием в нем в качестве автора лица, не являющегося таковым в соответствии с ГК, или без указания в патенте в качестве автора лица, являющегося таковым в соответствии с ГК, может в течение срока действия патента признать его недействительным полностью или частично.
Как уже отмечалось, при разрешении данных споров важную роль играют такие элементы заявок, как формула изобретения или полезной модели и изображение охраняемого промышленного образца. Способы защиты указаны в ст. 1250 и 1251 (см. п. 4 комментария к ст. 1250 и 1251);
б) об установлении патентообладателя. Споры возникают обычно в случаях, когда на патент на идентичные результаты с одинаковой датой приоритета вправе претендовать несколько заявителей, а также когда патент на служебное изобретение заявлен в нарушение п. 3 ст. 1370 работником (автором), а не его работодателем.
Кроме того, как и в вышеуказанном случае оспаривания авторства, суд согласно ст. 1398 по обращению любого лица, которому стало известно о нарушениях указанного права, в случае выдачи патента с указанием в нем в качестве патентообладателя лица, не являющегося таковым в соответствии с ГК, или без указания в патенте в качестве патентообладателя лица, являющегося таковым в соответствии с настоящим Кодексом, может в течение срока действия патента признать его недействительным полностью или частично (см. п. 4 комментария к ст. 1250 и ст. 1357, 1370, 1381, 1382, 1383, 1398 ГК);
в) о нарушении исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Способы защиты указаны в ст. 1250 и 1252 (см. п. 4 комментария к ст. 1250);
г) о заключении, об исполнении, об изменении и о прекращении договоров о передаче исключительного права (отчуждении патента) и лицензионных договоров на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца (см. п. 4 комментария к ст. 1250 и ст. 1233-1239, 1362, 1365-1369, 1405, 1423 ГК);
д) о праве преждепользования (см. п. 2 ст. 1361 ГК);
е) о праве послепользования (см. п. 3 ст. 1400 ГК);
ж) о размере, сроке и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения, полезной модели или промышленного образца в соответствии с ГК.
Правовую основу определения условий, размеров и порядка выплаты вознаграждений автору изобретения, полезной модели или промышленного образца за создание и использование результатов интеллектуальной деятельности составляют ст. 1286, 1295-1298, 1359, 1360, 1370-1373, 1392, 1548 ГК, п. 1, 3 и 5 ст. 32, ст. 33 и 34 Закона СССР от 31.05.1991 N 2213-1 "Об изобретениях в СССР", п. 3 ст. 21, п. 1 и 3 ст. 22 и ст. 23 Закона СССР от 10.07.1991 N 2328-1 "О промышленных образцах", а также подзаконные и иные нормативные правовые акты РФ.
Вознаграждение автору выплачивается:
- за создание служебных результатов (изобретений, полезных моделей, промышленных образцов);
- за использование служебных изобретений и промышленных образцов;
- за предоставление другому лицу права использования служебных изобретения или промышленного образца по лицензионному договору.
Вознаграждение авторам служебных изобретения, полезной модели и промышленного образца выплачивается единовременно в соответствии с п. 4 ст. 1370 ГК в случае, если работодатель в течение четырех месяцев со дня уведомления его работником о получении охраноспособного результата интеллектуальной деятельности:
а) подал заявку на получение патента на служебные изобретение, полезную модель или промышленный образец и впоследствии получило патент на служебные изобретение, полезную модель или промышленный образец либо не получил патент по поданной им заявке по зависящим от работодателя причинам;
б) либо принял решение о сохранении информации о служебных изобретении, полезной модели или промышленном образце в тайне и сообщил об этом работнику;
в) либо передал право на получение патента на служебные изобретение, полезную модель или промышленный образец другому лицу.
В соответствии со ст. 32 Закона СССР "Об изобретениях в СССР" и ст. 22 Закона СССР "О промышленных образцах" автору (авторам, независимо от их количества) служебных изобретений или промышленных образцов работодатель ежегодно на основе договора выплачивает в течение всего срока действия патента также вознаграждение за:
а) использование служебных изобретения или промышленного образца;
б) предоставление другому лицу права использования служебных изобретения или промышленного образца по лицензионному договору.
В последнем случае указанное вознаграждение за использование служебного изобретения или предоставление другому лицу права использования его по лицензионному договору не выплачивается, если исключительные права на данное изобретение были закреплены за работодателем в результате преобразования ранее поданной заявки на получение патента на служебную полезную модель.
Вознаграждение автору (соавторам, независимо от их количества) служебного изобретения при соблюдении вышеуказанных условий выплачивается в размере:
а) 15% от прибыли (соответствующей части дохода), ежегодно получаемой работодателем от его использования;
б) или, при использовании изобретения, полезный эффект от которого не выражается в прибыли или доходе, - 2% от доли себестоимости продукции (работ, услуг), приходящейся на данное изобретение.
Эти и другие существенные условия определяются в договоре, а в случае спора - судом: о размере, сроке и порядке выплаты компенсаций, предусмотренных ГК.
В ст. 1406 ГК речь идет не о компенсации как виде наказания вместо возмещения убытков за нарушение исключительного права правообладателя (см. ст. 1299-1301, 1311, 1436, 1515, 1537 ГК), когда компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения, а правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.
Применительно к патентным правам в части четвертой ГК установлены четыре случая, когда выплачивается компенсация как вид вознаграждения:
1) за использование изобретения, полезной модели или промышленного образца при чрезвычайных обстоятельствах (стихийных бедствиях, катастрофах, авариях) с уведомлением о таком использовании патентообладателя в кратчайший срок и с последующей выплатой ему соразмерной компенсации (ст. 1359);
2) за использование изобретения, полезной модели или промышленного образца в интересах национальной безопасности без согласия патентообладателя с уведомлением его об этом в кратчайший срок Правительство РФ обязано выплатить ему соразмерную компенсацию (ст. 1360);
3) за использование работодателем в собственном производстве на условиях простой (неисключительной) лицензии служебных изобретения, полезной модели и промышленного образца, патент на которые получил работник (автор - патентообладатель), если работодатель в течение четырех месяцев со дня уведомления его работником о получении им охраноспособного результата интеллектуальной деятельности:
- не подал заявку на выдачу патента на соответствующие служебные изобретение, полезную модель или промышленный образец в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности;
- либо не передал право на получение патента на служебные изобретение, полезную модель или промышленный образец другому лицу;
- либо не сообщил работнику о сохранении информации о соответствующем результате в тайне. Остальные условия определяются в договоре, а в случае спора - судом (п. 4 ст. 1370);
4) за использование заявленного изобретения лицом в период, когда этому изобретению предоставлена временная правовая охрана, данное лицо выплачивает патентообладателю после получения им патента денежную компенсацию. Размер компенсации определяется соглашением сторон, а в случае спора - судом (п. 3 ст. 1392).
4.2. Особенности правоотношений при защите в административном порядке приведены в комментарии к ст. 1248. При этом следует отметить, что хотя в п. 2 ст. 1248 декларируется возможность оспаривания прекращения правовой охраны интеллектуальным правам, применительно к патентным правам такая конкретизация в ст. 1406 ГК прямо не предусмотрена. Таким образом, защита в административном порядке в данном случае возможна только, если оспариваются нижеуказанные решения:
- решение о признании отозванной по результатам экспертизы заявки на изобретение (п. 3 ст. 1387), на полезную модель (п. 2 ст. 1390), на промышленный образец (п. 2 ст. 1391);
- решение о выдаче патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец (п. 2 ст. 1398);
- решение уполномоченного органа, принятое по заявке на секретное изобретение (п. 6 ст. 1401);
- решение о выдаче уполномоченным органом патента на секретное изобретение (ст. 1404).
В соответствии с положениями п. 3 ст. 1248 правила рассмотрения и разрешения указанных споров в административном порядке должны быть установлены к началу вступления части четвертой ГК в действие Минобрнауки России, а также в отношении секретных изобретений - уполномоченными органами: Минобороны России, МВД России, Минздравсоцразвития России, ФСБ России, Росатомом. На момент написания настоящего комментария такие правила установлены не были.
В их отсутствие действуют ранее принятые нормативные акты, в частности: Правила подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам (утв. приказом Роспатента от 22.04.2003 N 56), согласно которым в Палату по патентным спорам могут быть поданы следующие возражения:
- возражение на решение об отказе в выдаче патента или о выдаче патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец;
- возражение на решение о признании заявки на изобретение, полезную модель и промышленный образец отозванной;
- возражение против выдачи патента на изобретение, полезную модель и промышленный образец;
- возражение против действия на территории РФ ранее выданного авторского свидетельства или патента СССР на изобретение, свидетельства или патента СССР на промышленный образец, евразийского патента на изобретение, выданного в соответствии с Евразийской патентной конвенцией.
Патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец может быть в течение срока его действия признан недействительным полностью или частично в случаях:
- несоответствия изобретения, полезной модели или промышленного образца условиям патентоспособности, установленным ГК;
- наличия в формуле изобретения или полезной модели либо в перечне существенных признаков промышленного образца, которые содержатся в решении о выдаче патента, признаков, отсутствовавших на дату подачи заявки в описании изобретения или полезной модели и в формуле изобретения или полезной модели (если заявка на изобретение или полезную модель на дату ее подачи содержала такую формулу) либо на изображениях изделия;
- выдачи патента при наличии нескольких заявок на идентичные изобретения, полезные модели или промышленные образцы, имеющих одну и ту же дату приоритета, с нарушением условий, предусмотренных ст. 1383 ГК.
Выдача патента может быть оспорена любым лицом, которому стало известно о вышеуказанных нарушениях, путем подачи возражения в Палату по патентным спорам.
Сопряжение нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1406 ГК непосредственно сопряжены с нормами ст. 1248, 1250-1254, 1359, 1360 ГК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК, а при защите в административном порядке - ст. 11, 1387, 1390, 1391, 1398, 1401, 1404 ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
Отечественная правоприменительная практика. К сожалению, постановление Пленума ВС РФ, посвященное судебной практике защиты патентных прав, до сих пор не принято. Проект такого постановления разрабатывался ВС РФ, но в связи с вступлением в силу части четвертой ГК его принятие было отложено. Его актуальность объясняется необходимостью обеспечения единообразного толкования и применения законов при судопроизводстве по спорам о защите патентных прав.
Согласно постановлению ФАС Московской области от 23.01.2008 N КГ-А41/12769-07-П по делу N А41-К1-10205/06) ФАС не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы. Удовлетворяя требования ООО "НПМК "Антистрессовый центр"", суд первой инстанции исходил из непредставления ответчиком доказательств, свидетельствующих об использовании изобретения К. "Способ виброакустического восстанавливающего массажа и устройство для его осуществления (варианты)" по патенту N 2229278 при создании психофизиологической антистрессовой системы "Сенсориум". При этом суд указал, что для решения вопроса об использовании изобретения ответчика в психофизиологической антистрессовой системе "Сенсориум" необходимы специальные познания, однако стороны не посчитали необходимым провести соответствующую экспертизу, в связи с чем оснований считать использование изобретения ответчика в разработанной истцом системе не имеется. Отказывая во встречных исковых требованиях К., суд пришел к выводу о недоказанности использования патента N 2229278 в психофизиологической антистрессовой системе "Сенсориум".
Постановлением от 07.03.2007 Десятый арбитражный апелляционный суд также в этой части не признал права ООО "НПМК "Антистрессовый центр" нарушенными, а требования - подлежащими удовлетворению, поскольку в письмах К., на которые в обоснование своих требований ссылается ООО "НПМК "Антистрессовый центр", не содержится никаких сведений об истце. Вместе с тем суд не принял довод истца о признании решением Палаты по патентным спорам патента К. недействительным, так как такое решение было принято спустя полтора года после направления ответчиком писем ОАО "РЖД", ООО "ВНИИМИ", ООО "Кайнос". Оставляя без изменения решение в части отказа во встречных требованиях, суд исходил из того, что опровержение сведений, содержащихся в исковом заявлении, не предусмотрено действующим законодательством. Кроме того, К. не доказан факт использования истцом в системе "Сенсориум" каждого признака формулы изобретения по патенту N 2229278.
В решении арбитражного суда г. Москвы от 30.05.2007 по делу N А40-63947/06-93-530 суд пришел к выводу о том, что истец совокупностью представленных доказательств доказал, что ответчики являются нарушителями патента. При таких обстоятельствах требование истца о запрещении ответчикам использовать детские спортивные комплексы с нарушением патента являются правомерными и подлежат удовлетворению.
Доводы ответчика об отсутствии условия охраноспособности полезной модели не могут быть приняты судом во внимание, поскольку установление данных обстоятельств не входит в круг обстоятельств, подлежащих установлению по настоящему делу. В данном случае, для признания недействительным патента законом предусмотрен самостоятельный порядок. Истцом в судебном заседании было представлено решение Палаты по патентным спорам от 25.12.2006 об отказе в удовлетворении возражения Т. о признании недействительным патента РФ на полезную модель N 44521.
В части требований о взыскании убытков в порядке ст. 15 ГК по 750 тыс. руб. с каждого ответчика суд пришел к выводу о недоказанности истцом состава убытков. В обоснование размера убытков истец ссылается на лицензионный договор от 10.07.2006 N 1, заключенный ИПБ с ООО "Викинг", согласно которому за предоставленную на пять лет истцом ООО "Викинг" неисключительную лицензию на использование полезной модели N 44521 ООО "Викинг" обязалось оплатить истцу 1,5 млн. руб. Суд считает, что истец не доказал, что из-за действий ответчиков истец не получил 1,5 млн. руб. при обычных условиях гражданского оборота. В связи с этим правомерным является довод ответчика о необоснованности утверждения истца о том, что ответчиками могла бы быть уплачена сумма, аналогичная сумме договора, заключенного истцом с ООО "Викинг". Таким образом, суд пришел к выводу, что имущественные требования истца, заявленные к ответчикам, удовлетворению не подлежат. Суд решил:
- запретить ООО "САМСОН" изготовление, предложение о продаже, продажу детских спортивных комплексов, в состав которых входит спортивный снаряд для лазания, содержащий две вертикальные стойки и, по меньшей мере, одну, зафиксированную между ними, горизонтальную перекладину, между которыми натянута сетка, при этом по меньшей мере, одна горизонтальная перекладина фиксируется между вертикальных стоек при помощи соединительных муфт, расположенных на концах перекладины, и выполнена с возможностью перемещения вдоль вертикальных стоек (патент N 44521);
- запретить индивидуальному предпринимателю Т. предложение о продаже и продажу детских спортивных комплексов, в состав которых входит спортивный снаряд для лазания, содержащий две вертикальные стойки и, по меньшей мере, одну, зафиксированную между ними, горизонтальную перекладину, между которыми натянута сетка, при этом по меньшей мере, одна горизонтальная перекладина фиксируется между вертикальных стоек при помощи соединительных муфт, расположенных на концах перекладины, и выполнена с возможностью перемещения вдоль вертикальных стоек (патент N 44521).
Статья 1407. Публикация решения суда о нарушении патента
1. Новизна нормы. Нормы, содержащиеся в ст. 1407 ГК, конкретизируют правила по защите нарушенных патентных прав в судебном порядке. Ранее в соответствии с п. 2 ст. 14 Патентного закона патентообладатель вправе был требовать публикации решения суда в целях защиты своей деловой репутации.
2. Субъекты правоотношений. В качестве основных субъектов правоотношений в ст. 1407 ГК прямо указаны патентообладатель, суд и федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (Роспатент).
3. Объекты правоотношений. Основным объектом правоотношений выступает право патентообладателя на защиту через публикацию решения суда о нарушении его патентных прав.
4. Права и обязанности. Норму ст. 1407 ГК следует рассматривать не как частный случай реализации общего правила, установленного в подп. 5 п. 1 ст. 1252 ГК, а как дополнительную возможность защиты наряду с указанной в ст. 1252.
Такой вывод можно сделать по результатам сравнительного анализа норм данных статей. Согласно нормам ст. 1252 публикации подлежат решения суда о допущенном нарушении только исключительного права, а само требование такой публикации предъявляется патентообладателем к нарушителю своего исключительного права.
Хотя ст. 1407 ГК предписывает патентообладателю реализовать свое право на публикацию решения суда в соответствии с подп. 5 п. 1 ст. 1252, т.е. через предъявление указанного требования нарушителю исключительного права, представляется, что указанное правило будет крайне затруднительно реализовать в таком виде в данном случае.
В ст. 1407 ГК имеются существенные отличия: во-первых, речь идет о любых нарушениях (наряду с неправомерным использованием); во-вторых, речь идет о любых патентных правах, как исключительных, так личных неимущественных и иных интеллектуальных правах патентообладателя (здесь остается неясным вопрос: к кому обращать требование на публикацию в случае решения суда о нарушении других патентных прав, кроме исключительных); в-третьих, указывается конкретный печатный орган, где патентообладатель вправе потребовать публикации решения суда, - официальный бюллетень федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности (трудно предположить процедуру публикации нарушителем решения суда в официальном печатном органе Роспатента).
Представляется, что налицо в данном случае правовая коллизия, подлежащая законодательному разрешению. До разрешения указанной коллизии реализация данной нормы возможна через заявление (ходатайство) патентообладателя в суде о публикации решения суда в официальном бюллетене федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности с отнесением расходов за публикацию за счет нарушителя его патентных прав.
Сопряжение нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1407 ГК непосредственно сопряжены с нормой подп. 5 п. 1 ст. 1252 ГК, предоставляющей патентообладателю право требования публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя, предъявляемого к нарушителю исключительного права.
Отечественная правоприменительная практика. Согласно постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.03.2005 по делу N А19-8020/04-22-Ф02-932/05-С2 истец должен обосновать необходимость публикации решения в конкретных указанных им СМИ с объяснением того, что данная публикация связана с восстановлением его деловой репутации.
Исходя из изложенного, принятые по делу судебные акты подлежат отмене в соответствии с ч. 1 ст. 288 АПК с направлением дела на новое рассмотрение, при котором суду следует учесть указанные обстоятельства, проверить наличие у ответчика права преждепользования и объем его использования, в зависимости от сделанных выводов решить вопрос о нарушении прав патентообладателя.
Глава 73. Право на селекционное достижение
Статья 1446. Нарушение прав автора селекционного достижения или иного патентообладателя
1. Новизна нормы. Нормы, содержащиеся в ст. 1446 ГК, в основном подтверждают правила по защите нарушенных прав на селекционное достижение в судебном порядке, ранее закрепленные в ст. 28, 29 Закона о селекционных достижениях.
Так, в п. 1 ст. 1446 ГК повторена норма ст. 28 Закона, а в п. 2-4 ст. 1446 ГК приведен перечень случаев судебной защиты прав, ранее предусмотренный нормой ст. 29 Закона.
В то же время ст. 1446 ГК имеет различия и уточнения, ряд из которых являются существенными.
Хотя требования п. 3 ст. 1421 ГК повторяют норму ст. 13 Закона о селекционных достижениях о способах использования охраняемого селекционного достижения, ранее ответственность провозглашалась только при нарушении этих требований относительно права патентообладателя с установлением в императивном порядке вины любого физического или юридического лица, допустившего такие нарушения. В ст. 1446 ГК рассматриваются нарушения прав как автора селекционного достижения, так и иного патентообладателя*(13). При этом критерий вины в данной норме исключен.
Закрытый перечень нарушений прав патентообладателя и селекционера, приведенный ранее в п. 1 ст. 29 Закона о селекционных достижениях, заменен в ст. 1446 ГК на открытый перечень таких нарушений через применение института "в частности", при этом ряд нарушений, ранее указанных в п. "г"-"ж" ст. 29 Закона о селекционных достижениях, в данной норме ст. 1446 ГК исключен.
Если ранее, согласно норме п. 3 ст. 29 Закона, споры, связанные с применением указанного Закона, рассматривались только в судебном порядке, то согласно нормам гл. 73 части четвертой ГК возможно разрешение таких споров и в административном порядке (например, ст. 1441 ГК).
2. Субъекты правоотношений. При защите нарушенных прав в судебном порядке в перечень таких субъектов входят:
1) истец (автор, патентообладатель, их законные представители);
2) нарушитель интеллектуальных прав;
3) федеральный орган исполнительной власти, решения которого оспариваются (федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям);
4) суд и арбитражный суд.
При этом следует учитывать, что согласно п. 4 ст. 1411 ГК каждый из соавторов вправе самостоятельно принимать меры по защите своих прав на селекционное достижение.
Кроме того, при защите оспариваемых прав на селекционные достижения в судебном порядке, предусмотренных в гл. 73 ГК, в число таких субъектов входят:
- заявитель (автор или с его согласия иное лицо) - в случае оспаривания отказа федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям в одобрении наименования селекционного достижения (ст. 1419);
- любое лицо, желающее и готовое использовать селекционное достижение, при отказе патентообладателя от заключения лицензионного договора на производство или реализацию семян, племенного материала на условиях, соответствующих установившейся практике, - с иском к патентообладателю о предоставлении принудительной простой (неисключительной) лицензии на использование на территории РФ такого селекционного достижения (ст. 1423);
- работник и работодатель - в случае спора о размере, порядке или об условиях выплаты работодателем вознаграждения в связи с использованием служебного селекционного достижения (ст. 1430);
- заявитель (лицо, подающее заявку на выдачу патента на селекционное достижение) - оспаривающий решение федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям, принятое по результатам предварительной экспертизы заявки на выдачу патента (ст. 1435);
- патентообладатель - в случае спора о размере денежной компенсации с лицом, совершившим без разрешения заявителя в период временной правовой охраны селекционного достижения его использование (ст. 1436).
При защите в административном порядке в случаях, предусмотренных гл. 73 ГК, в перечень таких субъектов входят:
- любое заинтересованное лицо - может направить в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям ходатайство о проведении экспертизы заявленного селекционного достижения на новизну (ст. 1437);
- любое лицо, которому стало известно о нарушениях (может оспорить выдачу патента на селекционное достижение путем подачи заявления в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям (п. 2 ст. 1441).
Особенности правового статуса перечисленных субъектов при защите, как в судебном, так и в административном порядке, а также существующие при этом правовые коллизии приведены в комментарии к ст. 1248 ГК.
3. Объекты правоотношений. Основными объектами правоотношений при защите в рамках ст. 1446 ГК выступают права на селекционные достижения, которые были нарушены.
При защите в судебном порядке по общему правилу объектами защиты выступают все права на селекционные достижения, имеющие правовую охрану и возникающие в отношении таких результатов интеллектуальной деятельности, как сорта растений и породы животных.
Эти результаты интеллектуальной деятельности должны быть зарегистрированы в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений и отвечать установленным ГК требованиям к таким селекционным достижениям, в том числе критериям охраноспособности: новизна, отличимость, однородность и стабильность (см. ст. 1413 ГК)
Сортом растений является группа растений, которая независимо от охраноспособности определяется по признакам, характеризующим данный генотип или комбинацию генотипов, и отличается от других групп растений того же ботанического таксона одним или несколькими признаками. Охраняемыми категориями сорта растений являются клон, линия, гибрид первого поколения, популяция.
Породой животных является группа животных, которая независимо от охраноспособности обладает генетически обусловленными биологическими и морфологическими свойствами и признаками, причем некоторые из них специфичны для данной группы и отличают ее от других групп животных. Охраняемыми категориями породы животных являются тип, кросс линий (см. ст. 1412 ГК).
Согласно норме ст. 1408 ГК автору селекционного достижения принадлежат следующие интеллектуальные права:
1) исключительное право (включая право использования селекционного достижения способами, указанными в п. 3 ст. 1421 ГК и право распоряжения);
2) право авторства;
3) другие права, в том числе:
- право на получение патента;
- право на наименование селекционного достижения;
- право на вознаграждение за использование служебного селекционного достижения.
4. Права и обязанности субъектов. Права и обязанности субъектов правоотношений в отношении селекционных достижений определены в соответствующих статьях гл. 73 ГК и процессуальном законодательстве РФ, общие условия их реализации приведены в комментариях к ст. 1248, 1250-1254, поэтому здесь раскрываются лишь особенности правоотношений, имеющие существенное значение при разрешении споров, связанных с защитой нарушенных прав на селекционное достижение.
Право использования селекционного достижения принадлежит патентообладателю, является исключительным правом и в соответствии со ст. 1229 ГК может быть реализовано способами, указанными в п. 3 ст. 1421 ГК. В данной статье содержится закрытый исчерпывающий перечень таких способов. Использованием селекционного достижения считается осуществление с семенами и племенным материалом селекционного достижения следующих действий:
1) производство и воспроизводство;
2) доведение до посевных кондиций для последующего размножения;
3) предложение к продаже;
4) продажа и иные способы введения в гражданский оборот;
5) вывоз с территории РФ;
6) ввоз на территорию РФ;
7) хранение в целях, указанных в подп. 1-6 п. 3 ст. 1421 ГК.
Согласно ГК (ст. 1229, 1235) право использования может быть предоставлено патентообладателем по лицензионному договору с указанием перечисленных способов использования. Также по общему правилу отсутствие запрета на использование не означает наличие согласия на такое использование.
При этом при рассмотрении споров согласно п. 1 ст. 1446 ГК о нарушении исключительного права на селекционное достижение следует учитывать положения ст. 1422 ГК, в соответствии с которой не являются нарушением исключительного права на селекционное достижение использование данных результатов интеллектуальной деятельности в шести случаях:
1) действия, совершаемые для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпринимательской деятельностью нужд, если целью таких действий не является получение прибыли или дохода;
2) действия, совершаемые в научно-исследовательских или экспериментальных целях;
3) использование охраняемого селекционного достижения в качестве исходного материала для создания других сортов растений и пород животных, а также действия в отношении этих созданных сортов и пород, указанные в п. 3 ст. 1421 ГК, за исключением случаев, предусмотренных п. 4 ст. 1421 ГК;
4) использование растительного материала, полученного в хозяйстве, в течение двух лет в качестве семян для выращивания на территории этого хозяйства сорта растений из числа растений, перечень родов и видов которых устанавливается Правительством РФ;
5) воспроизводство товарных животных для их использования в данном хозяйстве;
6) любые действия с семенами, растительным материалом, племенным материалом и товарными животными, которые были введены в гражданский оборот патентообладателем или с его согласия другим лицом, кроме:
- последующего размножения сорта растений и породы животных;
- вывоза с территории РФ растительного материала или товарных животных, позволяющих размножить сорт растений или породу животных, в страну, в которой не охраняются данные род или вид, за исключением вывоза в целях переработки для последующего потребления.
Как и в случае с патентными правами на изобретения, в данном случае положения ст. 4 и 16 Международной конвенции по охране селекционных достижений (Женева, 19 марта 1991 г.) подтверждают общий международно-правовой принцип национального режима охраны и защиты прав на селекционные достижения и исчерпания прав на них. В то же время в последнем случае, в отличие от правила, установленного для патентных прав на изобретение, полезную модель и промышленный образец (см. п. 3 комментария к ст. 1406 ГК), для селекционных достижений введены ограничения на их использование для последующего размножения, в том числе при вывозе за границу в этих целях.
Право селекционера не распространяется на действия в связи с любым материалом охраняемого сорта, который продается или иным образом сбывается селекционером или с его согласия на территории данной договаривающейся стороны или любого материала, полученного из указанного материала, если такие действия:
i) не направлены на последующее размножение данного сорта или
ii) не связаны с вывозом растительного материала сорта, который позволяет размножить сорт в стране, где сорта данного ботанического рода или вида не охраняются, за исключением вывоза в целях переработки растительного материала для последующего потребления.
Данное положение соответствует также и норме п. 3. ст. 5 Международной конвенции по охране новых сортов растений (Париж, 2 декабря 1961 г.): не требуется разрешения селекционера или его правопреемника на использование нового сорта в качестве исходного материала для создания других новых сортов или на его продажу. Напротив, это разрешение обязательно, когда многократное использование нового сорта необходимо для коммерческого производства другого сорта.
Согласно ст. 1424 ГК срок действия исключительного права на селекционное достижение исчисляется со дня государственной регистрации селекционного достижения в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений и составляет 30 лет, а на сорта винограда, древесных декоративных, плодовых культур и лесных пород, в том числе их подвоев, - 35 лет. По истечении данного срока разрешение на использование селекционного достижения не требуется и соответственно такие правоотношения не относятся к правонарушениям.
В остальных пунктах ст. 1446 ГК (п. 2-4) речь идет о нарушении личного неимущественного права автора, указанного в ст. 1408 ГК, - право на наименование селекционного достижения. Защита указанного права осуществляется на условиях и в порядке, предусмотренном нормами ст. 1251 ГК (см. комментарий к ст. 1251).
Однако следует принимать во внимание, что в силу открытого перечня нарушений, предусмотренного ст. 1446 ГК, и открытого перечня интеллектуальных прав, установленных в части четвертой ГК, возможная матрица правонарушений может быть гораздо шире. Это актуализирует необходимость учитывать возможности защиты нарушенных интеллектуальных прав, предусмотренные в гл. 69 ГК (см. комментарий к ст. 1248, 1250, 1254).
5. Сопряжения данной нормы с другими правовыми нормами. Нормы данной статьи непосредственно сопряжены с нормами ст. 1248, 1250-1254, 1408, 1421, 1422 ГК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
Вместе с тем очевидно, что при использовании указанных норм для защиты нарушенных прав селекционеров необходима соответствующая их корректировка. Это обусловлено спецификой объекта интеллектуальных прав - селекционных достижений, что в свою очередь делает маловероятным применение такой санкции, как уничтожение, к новым породам животных и сортов растений, полученных с нарушением прав патентообладателя и признанных судом контрафактными. Не случайно, быть может поэтому, в постановлении от 26.03.2009 N 5/29 вопросы селекционных достижений даже не упомянуты.
Статья 1447. Публикация решения суда о нарушении исключительного права на селекционное достижение
1. Новизна нормы. Нормы, содержащиеся в ст. 1447 ГК, унифицируют (по аналогии со ст. 1252 и 1407 ГК) и конкретизируют правила по защите нарушенных прав на селекционное достижение в судебном порядке.
В отличие от патентных прав на изобретение, когда ранее в соответствии с п. 2 ст. 14 Патентного закона патентообладатель вправе был требовать публикации решения суда в целях защиты своей деловой репутации, в п. 1 ст. 20 Закона о селекционных достижениях была предусмотрена лишь общая обязанность Госкомиссии по испытанию и охране селекционных достижений публиковать сведения, касающиеся охраны селекционных достижений, в официальном бюллетене, безотносительно неправомерного использования селекционного достижения или иного нарушения прав патентообладателя. В этом смысле ст. 1447 ГК носит позитивный и прогрессивный характер.
2. Субъекты правоотношений. В качестве основных субъектов правоотношений в ст. 1447 ГК прямо указаны автор селекционного достижения, иной патентообладатель, суд и федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям.
3. Объекты правоотношений. Основным объектом правоотношений выступает право патентообладателя на защиту через публикацию решения суда о нарушении его патентных прав.
4. Права и обязанности. Норму ст. 1447 ГК следует рассматривать не как частный случай реализации общего правила, установленного в подп. 5 п. 1 ст. 1252 ГК, а как дополнительную возможность защиты наряду с указанной в ст. 1252.
Как и в случае, предусмотренном ст. 1407 ГК, представляется, что налицо в данном случае правовая коллизия, подлежащая законодательному разрешению. Такой вывод можно сделать по результатам сравнительного анализа норм данных статей (см. комментарий к ст. 1407 ГК). До разрешения указанной коллизии реализация данной нормы возможна через заявление (ходатайство) патентообладателя в суде о публикации решения суда в официальном бюллетене федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности с отнесением расходов за публикацию за счет нарушителя его патентных прав.
5. Сопряжение нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1447 ГК непосредственно сопряжены с нормой подп. 5 п. 1 ст. 1252 ГК, предоставляющей патентообладателю право требования о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя, предъявляемого к нарушителю исключительного права.
Глава 74. Право на топологии интегральных микросхем
В отличие от всех других глав части четвертой ГК в данной главе ни в одной из статей не содержится даже упоминания о защите прав на топологии интегральных микросхем. Поэтому комментарий в данном случае будет сделан в целом к нормам гл. 74 ГК, имеющим сколь-либо принципиальное значение для защиты прав на топологии с учетом способов и форм защиты, приведенных в гл. 69 ГК (см. комментарий к ст. 1248, 1250-1254 ГК).
1. Новизна нормы. В отличие от существующего порядка ранее в Законе о правовой охране микросхем действовали нормы двух статей, прямо предусматривающие защиту прав на охраняемую топологию (ст. 11) и перечень нарушений исключительного права на охраняемую топологию (п. 3 ст. 5). Таким образом, в данном случае в рассматриваемой области законодатель, исключив специальные нормы о защите прав на топологию, несмотря на особый характер данного объекта интеллектуальных прав, ухудшил правовое регулирование этих отношений.
2. Субъекты правоотношений. При защите нарушенных прав в судебном порядке в перечень таких субъектов входят:
1) истец (автор топологии - гражданин, творческим трудом которого создана топология, и его законные представители);
2) нарушитель интеллектуальных прав;
3) федеральный орган исполнительной власти, решения которого оспариваются в случае госрегистрации топологии (федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности);
4) суд и арбитражный суд.
При этом следует учитывать, что по общему правилу в случае соавторства на топологию (ст. 1451 ГК) каждый из соавторов вправе самостоятельно принимать меры по защите своих прав на указанную топологию.
Кроме того, при защите оспариваемых прав на топологию в судебном порядке, предусмотренных в гл. 74 ГК, в число таких субъектов могут входить:
- лицо, независимо создавшее топологию, идентичную другой топологии;
- работник и работодатель - в случае спора о размере, условиях и порядке выплаты работодателем вознаграждения в связи с использованием служебной топологии (ст. 1461);
- правообладатель и приобретатель - стороны по договору отчуждения прав на топологию;
- лицензиар - обладатель исключительного права на топологию;
- лицензиат - сторона по лицензионному договору с лицензиаром.
Особенности правового статуса перечисленных субъектов при защите, как в судебном порядке, а также существующие при этом правовые коллизии приведены в комментарии к ст. 1248 ГК.
3. Объекты правоотношений. Основными объектами правоотношений при защите в рамках гл. 74 ГК выступают права на топологию, которые были нарушены.
При защите в судебном порядке по общему правилу объектами защиты выступают все интеллектуальные права на топологию, имеющие правовую охрану.
Согласно норме ст. 1448 ГК топологией интегральной микросхемы является зафиксированное на материальном носителе пространственно-геометрическое расположение совокупности элементов интегральной микросхемы и связей между ними. При этом интегральной микросхемой является микроэлектронное изделие окончательной или промежуточной формы, которое предназначено для выполнения функций электронной схемы, элементы и связи которого нераздельно сформированы в объеме и (или) на поверхности материала, на основе которого изготовлено такое изделие. Правовая охрана распространяется только на оригинальную топологию интегральной микросхемы, созданную в результате творческой деятельности автора и неизвестную автору и (или) специалистам в области разработки топологий интегральных микросхем на дату ее создания. Топология интегральной микросхемы признается оригинальной, пока не доказано обратное.
В соответствии с нормой ст. 1449 автору охраняемой топологии принадлежат следующие интеллектуальные права:
1) исключительное право (ст. 1454);
2) право авторства (ст. 1453);
3) другие права, в том числе:
- право на регистрацию топологии в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности;
- право автора, не являющегося правообладателем, на вознаграждение за использование;
- при создании служебной топологии (п. 4 ст. 1461 ГК);
- при создании топологии в рамках выполнения работ по договору (п. 3 ст. 1462 ГК);
- при создании топологии по заказу (п. 4 ст. 1463 ГК);
- при создании топологии по государственному или муниципальному контракту (ст. 1464, п. 5 ст. 1298, п. 2 ст. 1295 ГК).
Правообладателю принадлежит исключительное право использования топологии в соответствии со ст. 1229 ГК любым не противоречащим закону способом (исключительное право на топологию), в том числе следующими способами, направленными на извлечение прибыли, в частности указанными в п. 2 ст. 1454:
1) воспроизведение топологии в целом или частично путем включения в интегральную микросхему либо иным образом, за исключением воспроизведения только той части топологии, которая не является оригинальной;
2) ввоз на территорию РФ, продажа и иное введение в гражданский оборот топологии, или интегральной микросхемы, в которую включена эта топология, или изделия, включающего в себя такую интегральную микросхему.
4. Права и обязанности субъектов. Права и обязанности субъектов правоотношений в отношении топологии определены в соответствующих статьях гл. 74 ГК и процессуальном законодательстве РФ, общие условия их реализации приведены в комментариях к ст. 1248, 1250-1254, поэтому здесь раскрываются лишь особенности правоотношений, имеющие существенное значение при разрешении споров, связанных с защитой нарушенных прав на топологию.
Право использования топологии принадлежит правообладателю, является исключительным правом и в соответствии со ст. 1229 ГК может быть реализовано способами, в том числе указанными в п. 2 ст. 1454 ГК. В данной статье содержится открытый перечень таких способов (см. п. 3 настоящего комментария).
По общему правилу право использования может предоставлено правообладателем по лицензионному договору с указанием перечисленных способов использования. Также по общему правилу отсутствие запрета на использование не означает наличие согласия на такое использование.
При этом при рассмотрении споров о нарушении исключительного права на топологию следует учитывать положения ст. 1456 ГК. В соответствии с нормами указанной статьи не является нарушением исключительного права на топологию использование данных результатов интеллектуальной деятельности в следующих случаях:
1) использование в отношении интегральной микросхемы, в которую включена незаконно воспроизведенная топология, а также в отношении любого включающего в себя такую интегральную микросхему изделия в случае, если лицо, совершающее такие действия, не знало и не должно было знать, что в интегральную микросхему включена незаконно воспроизведенная топология.
2) использование топологии в личных целях, не преследующих получение прибыли, а также в целях оценки, анализа, исследования или обучения;
3) распространение интегральных микросхем с топологией, ранее введенных в гражданский оборот лицом, обладающим исключительным правом на топологию, или иным лицом с разрешения правообладателя;
4) использование топологии лицом, независимо создавшим данную топологию, идентичную другой топологии (п. 3 ст. 1454 ГК).
В первом случае после получения уведомления о незаконном воспроизведении топологии указанное лицо обязано выплатить правообладателю компенсацию за использование топологии, соразмерную тому вознаграждению, которое могло бы быть выплачено при сравнимых обстоятельствах за аналогичную топологию, а также может использовать наличный запас изделий, включающих в себя интегральную микросхему, в которую включена незаконно воспроизведенная топология, и такие изделия, заказанные до этого момента.
Правообладатель в течение срока действия исключительного права на топологию интегральной микросхемы (ст. 1457) может по своему желанию зарегистрировать топологию в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Однако все последующие действия с зарегистрированной топологии подлежат уже обязательной госрегистрации в Роспатенте, в противном случае данные сделки будут являться юридически ничтожными.
При этом топология, содержащая сведения, составляющие государственную тайну, государственной регистрации не подлежит (п. 1 ст. 1452). Лицо, подавшее заявку на выдачу свидетельства о государственной регистрации топологии (заявитель), несет ответственность за разглашение сведений о топологии, содержащей государственную тайну, в соответствии с законодательством РФ.
Согласно ст. 1457 ГК срок действия исключительного права на топологию составляет 10 лет и исчисляется либо со дня первого использования топологии, под которым подразумевается наиболее ранняя документально зафиксированная дата введения в гражданский оборот в Российской Федерации или любом иностранном государстве этой топологии, или интегральной микросхемы, в которую включена эта топология, или изделия, включающего в себя такую интегральную микросхему, либо со дня регистрации топологии в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности в зависимости от того, какое из указанных событий наступило ранее. По истечении данного срока топология интегральной микросхемы переходит в общественное достояние, т.е. может свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты вознаграждения за использование.
5. Сопряжение нормы с другими правовыми нормами. Нормы гл. 74 ГК непосредственно сопряжены с нормами ст. 1248, 1250-1254 ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
Глава 75. Право на секрет производства (ноу-хау)
Статья 1472. Ответственность за нарушение исключительного права на секрет производства
1. Новизна нормы. Нормы п. 1 ст. 1472 ГК обладают относительной новизной в силу, прежде всего, новизны распространения режима исключительного права на секреты производства и их нового содержания (см. ст. 1465 и 1466 ГК). В то же время данная норма конкретизирует право на возмещение убытков, предусмотренное ст. 15 ГК.
Нормы п. 2 ст. 1472 ГК в основном повторяют норму п. 4 ст. 14 Закона о коммерческой тайне, за исключением двух моментов:
1) вместо нормы оценочного характера "не имело достаточных оснований" в ст. 1472 ГК используется относительно более конкретная норма "не знало и не должно было знать";
2) если в соответствии с Законом о коммерческой тайне такое лицо вообще не может быть привлечено к ответственности, то в данном случае указанное лицо не несет ответственность только в пределах, установленных п. 1 ст. 1472 ГК.
2. Субъекты правоотношений. Согласно п. 1 ст. 1472 ГК субъектами правоотношений являются обладатель секрета производства и нарушитель его исключительного права.
По общему правилу, установленному в ст. 1252, к нарушителям относятся:
- лицо, которое отрицает или иным образом не признает исключительное право, нарушая тем самым интересы правообладателя;
- лицо, совершающее действия, нарушающие исключительное право или создающие угрозу его нарушения, или осуществляющее необходимые приготовления к ним;
- лицо, неправомерно использовавшее результат интеллектуальной деятельности без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившее его исключительное право и причинившее ему ущерб;
- изготовитель, импортер, хранитель, перевозчик, продавец, иной распространитель, недобросовестный приобретатель материального носителя, признанного контрафактным и по решению суда подлежащего изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации.
К нарушителям также относится лицо, которое неправомерно получило сведения, составляющие секрет производства, и разгласило или использовало эти сведения. Особенностью указанной нормы является то, что одного неправомерного доступа к ноу-хау для признания нарушителем здесь недостаточно. Квалифицирующим признаком для признания нарушителем в данном случае выступает обязательная совокупность: неправомерное получение сведений, составляющих секрет производства, и их разглашение, либо неправомерное получение сведений, составляющих секрет производства, и их использование.
В то же время согласно требованиям ст. 14 Закона о защите конкуренции незаконное получение, равно как и незаконное использование или разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, образуют самостоятельные составы нарушения в виде недобросовестной конкуренции. Налицо правовая коллизия, требующая законодательного разрешения.
Кроме того, согласно п. 1 ст. 1472 ГК, к нарушителям относятся также лица, обязанные сохранять конфиденциальность секрета производства. Хотя конструкция указанной нормы на этом ограничивается, в силу ее несовершенства следует по аналогии с предыдущей нормой данного пункта нарушителями считать лиц, обязанных сохранять конфиденциальность секрета производства, но разгласивших или незаконно использующих эту информацию.
Согласно статьям, указанным в п. 1 ст. 1472, к таковым относятся:
- лицо, распорядившееся своим правом при отчуждении исключительного права на секрет производства и обязанное сохранять конфиденциальность секрета производства до прекращения действия исключительного права на секрет производства (п. 2 ст. 1468);
- лицо, распорядившееся своим правом при предоставлении права использования секрета производства и обязанное сохранять конфиденциальность секрета производства в течение всего срока действия лицензионного договора (п. 3 ст. 1469);
- лица, получившие соответствующие права по лицензионному договору и обязанные сохранять конфиденциальность секрета производства до прекращения действия исключительного права на секрет производства (п. 3 ст. 1469);
- работник, которому в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя стал известен секрет производства, и обязанный сохранять конфиденциальность полученных сведений до прекращения действия исключительного права на секрет производства (п. 2 ст. 1470).
Под разглашением информации, составляющей коммерческую тайну, понимается "действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору" (ст. 3 Закона о коммерческой тайне).
В данном Законе (п. 4 ст. 4) выделены следующие признаки незаконного получения информации, составляющей коммерческую тайну:
- если ее получение осуществлялось с умышленным преодолением мер по охране ее конфиденциальности, принятых обладателем данной информации;
- лицо, получающее информацию, знало или имело достаточные основания полагать, что данная информация составляет коммерческую тайну другого лица;
- лицо, получающее информацию, знало или имело достаточные основания полагать, что лицо, осуществляющее передачу этой информации, не имеет на передачу этой информации законного основания.
Поскольку однозначного перечня действий, которые могут считаться незаконными, законодательство не содержит, в каждом конкретном случае следует руководствоваться критериями, заложенными нормами гл. 75, Закона о коммерческой тайне и законодательства о недобросовестной конкуренции. При этом, как представляется, под незаконными методами получения ноу-хау можно понимать любое получение информации, составляющей коммерческую тайну без согласия ее обладателя, когда к такой информации нет свободного доступа на законном основании.
В п. 2 ст. 1472 ГК субъектами правоотношений являются обладатель секрета производства и лицо, использовавшее секрет производства непредумышленно.
3. Объекты правоотношений. Объектом правоотношений в ст. 1472 ГК является секрет производства (ноу-хау) и исключительное право на него, за нарушение которого наступает ответственность.
Согласно норме ст. 1465 ГК секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и др.), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.
Секреты производства (ноу-хау) ранее охранялись ст. 151 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик (утв. постановлением Верховного Совета СССР от 31.05.1991 N 2212-1), в которых смысл термина "секреты производства (ноу-хау)" был неясным и означал или "секреты производства, а также ноу-хау" или "секреты производства, т.е. ноу-хау". Также неясно было, охранялась ли ценная коммерческая информация, не связанная с производством, например список клиентов. В последующем, в п. 1 ст. 139 ГК и ст. 3 Закона о коммерческой тайне, эта правовая неопределенность хотя и не была полностью устранена, но была сокращена. По смыслу указанных норм секреты производства и ноу-хау были тождественны, а значение термина "секреты производства (ноу-хау)" было значительно более узко, чем значение термина "информация, составляющая коммерческую тайну".
Сейчас секреты производства (ноу-хау) как результаты интеллектуальной деятельности охраняются общими положениями гл. 69 и 75 ГК, а также Законом о коммерческой тайне. Таким образом, в отличие от общего подхода при кодификации (отмены всех специальных законов в области интеллектуальной собственности), в отношении ноу-хау сейчас существуют два параллельных источника - гл. 75 ГК и Закон о коммерческой тайне.
В антимонопольном законодательстве также содержатся нормы, регулирующие отношения с ноу-хау (ст. 14 Закона о защите конкуренции).
Кроме того, следует учитывать, что самостоятельным третьим источником права в этой области отношений являются международные соглашения и договоры, ратифицированные Российской Федерацией, являющиеся неотъемлемой частью правовой системы РФ. Эти договоры в силу нормы ст. 15 Конституции РФ имеют приоритет перед нормами национального права в случае противоречия с последними. В частности, многочисленные соглашения и конвенции (около 200) о научно-техническом сотрудничестве, об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы, о сотрудничестве и партнерстве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях содержат положения о том, что охрана интеллектуальной собственности включает в себя, помимо прочего, охрану конфиденциальной информации о ноу-хау и обязательства обеспечивать "адекватную и эффективную охрану" такой информации.
Такая совокупность источников права предопределяет ряд особенностей в регулировании этих отношений, что особенно важно для правообладателя.
В связи с принятием гл. 75 ГК были внесены изменения и дополнения в ряд федеральных законов.
С 1 января 2008 г. Федеральным законом от 18.12.2006 N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой гражданского кодекса Российской Федерации" ст. 139 ГК отменена (п. 12 ст. 17), а определения в п. 2 и 3 ст. 3 Закона о коммерческой тайне изменены, чтобы совпадать с определением в ст. 1472 ГК (п. 2 ст. 34). Таким образом, после внесенных изменений в российском законодательстве, вступивших в силу с 1 января 2008 г., термины "секреты производства (ноу-хау)" и "информация, составляющая коммерческую тайну" в силу полного дословного совпадения стали тождественны в отличие от прежнего порядка. Эта тождественность подчеркивается и новой редакцией ст. 1 Закона о коммерческой тайне, в которой цели и сфера действия указанного Закона определены на регулирование отношений, связанных с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении информации, составляющей секрет производства (ноу-хау).
Такое изменение с учетом трех параллельных источников регулирования в этой области может вызвать существенные затруднения и ошибки в применении норм ст. 1472 ГК.
Исходя из ст. 1472, "секрет производства (ноу-хау)" как объект правоотношений включает сведения любого характера, отвечающие трем специальным правовым признакам охраноспособности.
Хотя в ст. 1472 приведены примеры конкретизации категорий сведений, которые могут составлять ноу-хау (производственные, технические, экономические, организационные сведения, в том числе сведения о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности), однако открытый перечень таких категорий (и другие) наряду с использованием при этом института "сведения любого характера" делает такую конкретизацию несущественной.
Важным здесь является то, что ноу-хау - это сведения. В то же время следует учитывать, что как в юридической науке, так и в законодательстве, отсутствует единое понимание соотношения сведений и информации.
До 1 января 2008 г. в соответствии со ст. 128 ГК информация являлась одним из объектов гражданских прав. В ст. 2 Федерального закона от 20.02.1995 N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации" устанавливалось, что информация - это сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления. В новом Законе об информации под информацией понимаются "сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления", т.е. законодательно закреплено, что информация - это сведения.
Среди условий охраноспособности права на секреты производства можно выделить общие, которые имеют существенное значение при определении объектного состава правоотношений для всех видов тайн, в том числе коммерческой.
Во-первых, сведения, составляющие ноу-хау, не должны подпадать под перечень сведений, доступ к которым не может быть ограничен. С 5 августа 2004 г. в ст. 5 Закона о коммерческой тайне установлен специальный перечень в отношении сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну. Кроме того, в действующем законодательстве предусмотрен общий перечень сведений, не подлежащих ограничению по доступу к ним, в том числе и со стороны государственных органов и их должностных лиц. В п. 4 ст. 8 Закона об информации приведен общий перечень категорий открытой информации.
Во-вторых, сведения, составляющие секреты производства, не могут охраняться одновременно в режиме коммерческой и государственной тайны.
По общему правилу, коммерческая тайна не должна подпадать под перечень сведений, отнесенных к государственной тайне. В соответствии с п. 4 ст. 29 Конституции РФ "перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом". К сожалению, эту конституционную формулировку нельзя признать удачной, так как по своему содержанию перечень сведений, составляющих государственную тайну, сам по себе является информацией с ограниченным доступом. Для уточнения этой конституционной нормы и выполняя решение КС РФ, законодатель был вынужден ввести юридическую фикцию - перечень сведений, составляющих государственную тайну, т.е. совокупность категорий сведений, в соответствии с которыми сведения относятся к государственной тайне и засекречиваются на основаниях и в порядке, установленных федеральным законодательством. В ст. 5 Закона о государственной тайне приведен такой перечень.
В то же время если информация, составляющая коммерческую тайну, подпадает под признаки государственной тайны, то данный Закон предусматривает приоритетное отнесение такой информации к государственной тайне и обязывает принять меры по засекречиванию этих сведений в установленном законом порядке на возмездной основе (с правом получения прежним владельцем информации, составляющей коммерческую тайну, соответствующей компенсации от государства).
В-третьих, секреты производства, охраняемые в режиме коммерческой тайны, используются в предпринимательской деятельности.
По общему правилу, коммерческая тайна возможна только в области общественных отношений, связанных с предпринимательством. На это неоднократно указывают нормы Закона о коммерческой тайне (ст. 5, 6, 10). Под предпринимательством в ст. 2 ГК понимается "самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке". Таким образом, всякая другая деятельность, кроме коммерческой, не связанная с целью систематического получения прибыли, не может обусловливать появление и использование института коммерческой тайны.
Наряду с общими условиями охраноспособности права на ноу-хау, закрепленными в российском законодательстве, в ст. 1472 ГК выделены специальные условия (признаки) охраноспособности права на секреты производства (ноу-хау):
- имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам;
- к ним у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании;
- в отношении ноу-хау обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.
В то же время, очевидно, что значение термина "секреты производства (ноу-хау)" значительно уже, чем значение термина "информация, составляющая коммерческую тайну".
Для разрешения указанной правовой неопределенности, а также правовой коллизии с нормами международного права и Законом о коммерческой тайне с учетом закрепления сложившейся практики предлагается до внесения законодательных изменений использовать обязательственное право. Для чего при подготовке договоров и заключении контрактов предусматривать в целях исполнения данных соглашений закрепление в договорах положений, согласно которым:
1) секретом производства, т.е. ноу-хау, признаются результаты интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, в том числе сведения о сущности незапатентованного изобретения, полезной модели или промышленного образца и (или) сведения о методах, процессах, технологиях и иных результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, лишенных способности охраняться патентом, в том числе содержащиеся в научно-технической документации, и (или) иная информация, получаемая при использовании запатентованных результатов интеллектуальной деятельности, которая позволяет более эффективно использовать такие результаты, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны в соответствии с Законом о коммерческой тайне;
2) к ноу-хау не могут быть отнесены сведения, подпадающие под перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну в соответствии с требованиями законодательства о коммерческой тайне.
Общим элементом для всех трех указанных в ст. 1472 ГК специальных признаков охраноспособности права на ноу-хау является коммерческая ценность секретов производства, которая обеспечивается в силу их неизвестности третьим лицам (в прошлом), отсутствия у них свободного доступа (в настоящем) и исключении такой возможности через введение режима коммерческой тайны (в будущем).
Под режимом коммерческой тайны в Законе понимается режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.
В соответствии с требованиями ст. 10 Закона о коммерческой тайне режим коммерческой тайны считается установленным только после принятия обладателем ноу-хау следующих мер:
1) определение перечня информации, составляющей ноу-хау;
2) ограничение доступа к информации, составляющей ноу-хау, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка;
3) учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей ноу-хау, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана;
4) регулирование отношений по использованию информации, составляющей ноу-хау, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров;
5) нанесение на материальные носители (документы), содержащие информацию, составляющую ноу-хау, грифа "коммерческая тайна" с указанием обладателя этой информации (для юридических лиц - полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей - фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).
Индивидуальный предприниматель, являющийся обладателем ноу-хау и не имеющий работников, с которыми заключены трудовые договоры, принимает указанные меры по охране конфиденциальности информации, за исключением п. 1 и 2 ст. 10 Закона о коммерческой тайне, а также положений п. 4, касающихся регулирования трудовых отношений.
Меры по охране конфиденциальности информации в соответствии с требованиями Закона о коммерческой тайне признаются разумно достаточными, если:
1) исключается доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, любых лиц без согласия ее обладателя;
2) обеспечивается возможность использования информации, составляющей коммерческую тайну, работниками и передачи ее контрагентам без нарушения режима коммерческой тайны.
Режим коммерческой тайны не может быть использован в целях, противоречащих требованиям защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Содержание исключительного права на использование ноу-хау и порядок распоряжения им идентичен правилам, установленным в ст. 1229 ГК, в силу прямого предписания нормы п. 1 ст. 1472.
В то же время следует отметить определенную правовую коллизию норм ст. 1229 и п. 4 ст. 129 ГК (п. 4 введен Федеральным законом от 18.12.2006 N 231-ФЗ). Если в первом случае говорится, что правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности, то во втором - закреплена норма, что результаты интеллектуальной деятельности не могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому. Однако права на такие результаты и средства, а также материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты или средства, могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому в случаях и в порядке, которые установлены ГК.
По общему правилу правовая охрана права на информацию, составляющую коммерческую тайну*(14), возникает с момента установления фактической монополии обладателя коммерческой тайны на информацию, составляющую для него коммерческую тайну (в соответствии с требованиями, установленными законом). Хотя и упразднена ч. 1 ст. 7 Закона о коммерческой тайне, но по смыслу и содержанию признаков охраноспособности права на ноу-хау права обладателя информации, составляющей ноу-хау, в том числе исключительное право, возникают с момента установления им в отношении такой информации режима коммерческой тайны в соответствии со ст. 10 Закона о коммерческой тайне.
Срок действия правовой охраны прав на коммерческую тайну определяется сроком действия условий, необходимых и достаточных для признания определенной информации секретом производства. Охраноспособность права на ноу-хау не требует государственной регистрации и проверяется только при нарушении (оспаривании) права на ноу-хау.
В случае, если режим коммерческой тайны был введен обладателем секрета производства (ноу-хау) до 1 января 2008 г., то такой обладатель, в соответствии со ст. 5 Федерального закона от 18.12.2006 N 231-ФЗ имеет также права, предусмотренные ст. 7 Закона о коммерческой тайне:
1) устанавливать, изменять и отменять в письменной форме режим коммерческой тайны в соответствии с федеральным законом и гражданско-правовым договором;
2) требовать от юридических и физических лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, которым предоставлена информация, составляющая коммерческую тайну, соблюдения обязанностей по охране ее конфиденциальности;
3) требовать от лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, в результате действий, осуществленных случайно или по ошибке, охраны конфиденциальности этой информации;
4) защищать в установленном законом порядке свои права в случае разглашения, незаконного получения или незаконного использования третьими лицами информации, составляющей коммерческую тайну, в том числе требовать возмещения убытков, причиненных в связи с нарушением его прав.
В случае, если режим коммерческой тайны был введен обладателем секрета производства (ноу-хау) до 1 января 2008 г., то обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, должен учитывать определенные противоречия, возникающие при вступлении в силу нового закона. Поскольку ноу-хау является одним из объектов интеллектуальной собственности, то, следовательно, институт исключительного права как специфический институт, используемый ранее только применительно в сфере интеллектуальной собственности, теперь предлагается использовать по отношению ко всей информации, составляющей коммерческую тайну.
Для этого, наряду с установлением исключительного права на секрет производства в ст. 1466 ГК, признаются утратившими силу положения ч. 2 ст. 4 и ст. 7 Закона о коммерческой тайне, устанавливающие сегодня права обладателя информации, составляющей коммерческую тайну. В то же время если правообладатель исключительного права вправе использовать ноу-хау по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, то объем прав современного обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, гораздо шире. Как уже отмечалось, отмена ряда правомочий без их законодательного закрепления за правообладателем исключительного права, в том числе по установлению, изменению и отмене режима коммерческой тайны, охране и защите прав на нее (подп. 1, 5-7 п. 2 ст. 7), приведет к определенной декларативности действующего закона.
При этом у правообладателя исключительного права на секрет производства (ноу-хау) появятся новые, ранее не присущие ему обязанности. Так, например, согласно требованиям ч. 1 ст. 6 Закона о коммерческой тайне он будет обязан по мотивированному требованию органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления предоставлять им на безвозмездной основе свои секреты производства.
Поскольку в части четвертой ГК отсутствует норма, устанавливающая обязанность органов власти обеспечивать конфиденциальность полученных сведений, то до законодательного устранения правового пробела и правовой коллизии с п. 3 ст. 39 Соглашения ТРИПС необходимо применять нормы ст. 13 и п. 3 ст. 14 Закона о коммерческой тайне. Указанные нормы предусматривают, что органы государственной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления в соответствии с федеральным законом обязаны создать условия, обеспечивающие охрану конфиденциальности информации, предоставленной им юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями, и несут гражданско-правовую ответственность перед обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, за разглашение или незаконное использование этой информации их должностными лицами, государственными или муниципальными служащими указанных органов, которым она стала известна в связи с выполнением ими должностных (служебных) обязанностей.
4. Права и обязанности субъектов. По общему правилу, установленному в ст. 1472 ГК, нарушитель исключительного права на секрет производства обязан возместить убытки, причиненные таким нарушением, если иная ответственность не предусмотрена законом или договором с этим лицом.
Возмещение убытков происходит на принципах, предусмотренных ст. 15 ГК.
Согласно норме ч. 1 ст. 14 Закона о коммерческой тайне нарушение данного Закона влечет за собой дисциплинарную, гражданско-правовую (ст. 12-15 ГК), административную (ст. 13.14 КоАП) или уголовную ответственность (ст. 183 УК) в соответствии с законодательством РФ.
Согласно норме ч. 2 ст. 14 Закона о коммерческой тайне работник, который в связи с исполнением трудовых обязанностей получил доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, в случае умышленного или неосторожного разглашения этой информации при отсутствии в действиях такого работника состава преступления несет дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством РФ.
Согласно норме ч. 3 ст. 14 Закона о коммерческой тайне органы государственной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления, получившие доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, несут перед обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, гражданско-правовую ответственность за разглашение или незаконное использование этой информации их должностными лицами, государственными или муниципальными служащими указанных органов, которым она стала известна в связи с выполнением ими должностных (служебных) обязанностей.
Кроме возмещения убытков интересы обладателя исключительного права на ноу-хау могут также защищаться иными способами, которые предусмотрены в ст. 12 ГК (см. также комментарий к ст. 1248, 1250 ГК).
Согласно норме п. 2 ст. 1472 ГК устанавливается исключение из общего правила привлечения к ответственности за нарушение исключительного права на секрет производства. Не несет ответственность в соответствии с п. 1 данной статьи лицо, которое:
- использовало секрет производства и не знало и не должно было знать о том, что его использование незаконно;
- в том числе получило доступ к секрету производства случайно или по ошибке.
Однако в данном случае согласно норме ч. 5 ст. 14 Закона о коммерческой тайне такое лицо обязано по требованию обладателя ноу-хау принять меры по охране конфиденциальности такой информации. При отказе указанного лица принять указанные меры обладатель ноу-хау вправе требовать защиты своих прав в судебном порядке.
5. Сопряжения данной нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1472 ГК непосредственно сопряжены с нормами большинства статей гл. 75, ст. 12, 15, 1240, 1248, 1250, 1252, 1253 ГК и требуют в своем применении учета норм других законов, в том числе Закона о коммерческой тайне, АПК и ГПК, КоАП, УК.
6. Зарубежный опыт. В зарубежной практике, в частности в США в Единообразном законе о торговых секретах, например, в качестве незаконных методов называются такие действия, как: кража; подкуп; введение в заблуждение; нарушение или склонение к нарушению обязанности соблюдать секретность; шпионаж с помощью электронных и иных средств.
Кроме перечисленных способов в американской практике признается незаконным методом получения коммерческой тайны также переманивание работников конкурента в свою организацию с целью использования в своей деятельности секретной информации, к которой эти работники имели доступ.
В Великобритании регулирование вопросов, связанных с промышленным (экономическим) шпионажем, носит в английском праве лишь фрагментарный характер, равно как не предусматривает специального состава преступления, связанного с хищением коммерческой тайны или другой конфиденциальной информации, так как информация не рассматривается как собственность и соответственно не может быть объектом хищения, что, однако, не исключает ответственности по иным основаниям.
В Китае Государственным советом был принят Закон, направленный против недобросовестной конкуренции, вступивший в силу 1 декабря 1993 г.*(15) В соответствии с законодательством коммерческая тайна определяется как техническая и управленческая информация закрытого характера, обладающая признаком экономической или практической ценности и в отношении которой приняты разумные меры по защите секретности. Юридическая защита устанавливается в отношении промышленных "ноу-хау", содержащихся в любых документах, дизайнерских проектах и чертежах*(16). Статья 10 Закона о недобросовестной конкуренции запрещает следующие действия в отношении коммерческой тайны:
- получение коммерческой тайны с помощью воровства, принуждения или других незаконных средств;
- обнародование, использование или предоставление другим коммерческой тайны, добытой незаконными средствами;
- обнародование, использование или предоставление другим коммерческой тайны в нарушение соглашений о конфиденциальности, установленных правообладателем. Третье лицо, получившее, использовавшее или обнародовавшее коммерческую тайну, о которой известно или должно быть известно, считается нарушившим коммерческую тайну.*(17) Владелец коммерческой тайны, в отношении которого были совершены указанные действия, может обратиться в суд с требованием о возмещении причиненных убытков. В случае, если размер убытков не может быть точно определен, компенсация рассчитывается исходя из размеров полученной нарушителем прибыли.
В Японии проблема защиты информации решается на уровне локальных нормативных актов на отдельных предприятиях. Большинство японских компаний имеет "департамент кадров", который контролирует соблюдение режима секретности деловой информации персоналом компании. Локальные акты обычно называются "Кодекс поведения служащего" и включают помимо юридических морально-этические нормы, направленные на воспитание личной преданности работника своей компании. Данные акты, как правило, включают следующие положения: 1) запрет передачи третьим лицам сведений, составляющих коммерческую тайну; 2) запрет работы по совместительству без разрешения руководства компании в случае, если это может привести к утечке конфиденциальной информации.
Глава 76. Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий
В гл. 76 ГК в перечне объектов правовой охраны прав на средства индивидуализации указываются пять категорий средств индивидуализации: фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара, коммерческое обозначение.
В то же время специальные статьи о защите нарушенных прав указаны только в отношении прав на товарный знак и знак обслуживания (ст. 1515), а также на наименование места происхождения товара (ст. 1537). В отношении же прав на фирменное наименование и коммерческое обозначение нормы о защите содержатся внутри статей об исключительном праве на эти средства индивидуализации (п. 3, 4 ст. 1474, п. 2, 3 ст. 1539 ГК). Поэтому в данном случае в отношении последних комментарий будет сделан в целом к нормам § 1 и 4 гл. 76 ГК, имеющим сколь-либо принципиальное значение для защиты прав на указанные средства индивидуализации с учетом способов и форм защиты, приведенных в гл. 69 ГК (см. комментарий к ст. 1248, 1250, 1252-1254 ГК).
§ 1. Право на фирменное наименование
1. Новизна нормы. Хотя ранее в Законе о товарных знаках не содержалось норм о фирменных наименованиях, данный институт средств индивидуализации широко использовался в нормах российского законодательства: в 35 российских законах, в том числе ст. 7 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности"; Законах РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации"; от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей"; ст. 4 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"; Федеральных законах от 08.12.1995 N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации"; от 08.05.1996 N 41-ФЗ "О производственных кооперативах"; от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"; от 21.12.2001 N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества"; от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах"; от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"; от 11.11.2003 N 152-ФЗ "Об ипотечных ценных бумагах"; от 07.05.1998 N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах"; от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции"; ст. 4 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях".
В большинстве случаев здесь содержатся просто упоминания о данном средстве индивидуализации без раскрытия его содержания и правого режима возникновения, охраны и защиты прав на фирменное наименование. В то же время в ряде законов были и имеются нормы, предписывающие обязательные специальные требования к содержанию фирменного наименования (например, банки, кооперативы и др.), а также особенности реализации прав на фирменное наименование в отдельных конкретных областях правоприменения (например, при приватизации, при защите прав потребителя, при банкротстве и др.).
Исходя из того, что правовой институт фирменных наименований применяется в российском законодательстве уже 20 лет, с принятием части четвертой ГК многие из этих норм не претерпели изменений, что повлекло правовые коллизии, требующие законодательного разрешения, в том числе при защите исключительных прав на фирменное наименование. Так согласно норме ст. 35 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" споры о праве использования субъектом страхового дела наименования (фирменного наименования) разрешаются судом, арбитражным судом или третейским судом в соответствии с их компетенцией. Согласно же нормам части четвертой ГК разрешение таких споров отнесено к компетенции суда, к каковым третейский суд не относится.
Кроме того, в нормах международного права интеллектуальной собственности этот институт также широко использовался и ранее и в настоящее время. В частности в Парижской конвенции в ст. 1 фирменные наименования прямо указаны в перечне объектов международно-правовой охраны наряду с товарными знаками, знаками обслуживания и наименованиями места происхождения. При этом в ст. 8 Конвенции закреплена норма, имеющая принципиальное значение для комментируемого параграфа: фирменное наименование охраняется во всех странах Союза без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака. Учитывая, что для России эти нормы имеют обязательную силу с 19 сентября 1968 г. и приоритетный характер в силу ст. 15 Конституции РФ, применение норм § 1 гл. 76 ГК следует постоянно соизмерять с нормами международного права.
2. Субъекты правоотношений. При защите нарушенных прав в судебном порядке в перечень таких субъектов входят согласно нормам комментируемого параграфа:
- правообладатель - юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией - правообладатель исключительного права на фирменное наименование на основании записи в ЕГРЮЛ;
- нарушитель - юридическое лицо, использующее фирменное наименование, тождественное фирменное наименование другого юридического лица или сходное с ним до степени смешения;
- орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, - при подаче иска к юридическому лицу о понуждении к изменению фирменного наименования по основаниям, предусмотренным ст. 1473 ГК;
- суд и арбитражный суд.
При защите нарушенных прав в административном порядке в перечень таких субъектов входит согласно нормам ст. 23 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган - при рассмотрении дел о нарушениях антимонопольного законодательства и выдаче хозяйствующим субъектам обязательных для исполнения предписаний об изменении или ограничении использования фирменного наименования - по ходатайству лиц, права которых нарушены или могут быть нарушены, либо в случае осуществления этим органом государственного контроля за экономической концентрацией.
3. Объекты правоотношений. Основными объектами правоотношений при защите в рамках § 1 гл. 76 ГК выступают права на фирменное наименование, которые были нарушены.
Фирменное наименование - охраняемое средство индивидуализации юридического лица, являющегося коммерческой организацией, под которым оно выступает в гражданском обороте. Фирменное наименование содержит указание на организационно-правовую форму коммерческой организации и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности (ст. 1473 ГК).
Как уже отмечалось выше, в ряде законов содержатся специальные требования к фирменному наименованию отдельных категорий коммерческих организаций, которые необходимо также учитывать при определении возможного правонарушения. Так, согласно норме ст. 4 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" фирменное наименование кредитной организации должно содержать указание на характер ее деятельности путем использования слов "банк" или "небанковская кредитная организация". При этом ни одно юридическое лицо в Российской Федерации, за исключением юридического лица, получившего от Банка России лицензию на осуществление банковских операций, не может использовать в своем фирменном наименовании слова "банк", "кредитная организация" или иным образом указывать на то, что данное юридическое лицо имеет право на осуществление банковских операций.
Фирменное наименование согласно норме ст. 1473 определяется в учредительных документах юридического лица и включается в ЕГРЮЛ. Таким образом, законодатель через опосредованную регистрацию попытался обойти запрет, установленный в ст. 8 ГК, что фирменное наименование охраняется без обязательной подачи заявки или регистрации.
Данная норма корреспондируется с нормой ст. 5 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", согласно которой в ЕГРЮЛ в составе сведений о юридическом лице указываются полное и (в случае, если имеется) сокращенное наименование, в том числе фирменное наименование, для коммерческих организаций на русском языке. В случае, если в учредительных документах юридического лица его наименование указано на одном из языков народов Российской Федерации и (или) на иностранном языке, в ЕГРЮЛ указывается также наименование юридического лица на этих языках.
В то же время определенная коллизия норм национального и международного права сохранилась, особенно во взаимосвязи с нормами ст. 1474 и 1475 ГК. Согласно последним на территории РФ действует исключительное право на фирменное наименование, включенное в ЕГРЮЛ. Исключительное право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации юридического лица и прекращается в момент исключения фирменного наименования из ЕГРЮЛ в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования. Институт "включения-исключения фирменного наименования" из ЕГРЮЛ, примененный в указанных статьях, уже прямо указывает на процедуру регистрации не только юридического лица, но и самого фирменного наименования. Эта зависимость еще более возрастает в норме п. 1 ст. 1474 ГК, согласно которой сокращенные фирменные наименования, а также фирменные наименования на языках народов Российской Федерации и иностранных языках, защищаются исключительным правом на фирменное наименование при условии их включения в ЕГРЮЛ.
Фирменное наименование или отдельные его элементы могут использоваться правообладателем в составе принадлежащего ему коммерческого обозначения, а также в принадлежащем ему товарном знаке и знаке обслуживания. При этом данное фирменное наименование охраняется независимо от охраны коммерческого обозначения, товарного знака или знака обслуживания.
Фирменные наименования юридических лиц, не соответствующие правилам § 1 гл. 76, подлежат приведению в соответствие с этими правилами при первом после 1 января 2008 г. изменении учредительных документов юридических лиц (Федеральный закон от 18.12.2006 N 231-ФЗ).
Согласно ст. 1474 ГК юридическому лицу принадлежит исключительное право на фирменное наименование, которое включает исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом, в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках.
В отличие от товарного знака распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования фирменного наименования) не допускается. На практике это означает, что, как и в случае с наименованием места происхождения товара, заключение правообладателем исключительного права на фирменное наименование любых договоров с другими лицами, в том числе договора отчуждения или лицензионного договора, будет незаконным. Единственным документом, подтверждающим исключительное право на фирменное наименование, является свидетельство о внесении юридического лица и опосредованно его фирменного наименования в ЕГРЮЛ.
В то же время из этого правила ст. 1474 ГК есть исключения, которые были ранее в ряде федеральных законов. Так, согласно норме п. 3 ст. 110 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" при продаже предприятия-должника отчуждаются все виды имущества, предназначенного для осуществления предпринимательской деятельности, в том числе права на обозначения, индивидуализирующие должника, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), другие принадлежащие должнику исключительные права, за исключением прав и обязанностей, которые не могут быть переданы другим лицам. При этом под предприятием должника понимается имущественный комплекс, предназначенный для осуществления предпринимательской деятельности, а объектом продажи могут также служить филиалы и иные структурные подразделения должника - юридического лица.
Если Федеральным законом от 30.12.2008 N 296-ФЗ коллизия с нормой § 1 гл. 76 ГК о запрете отчуждения фирменного наименования, в том числе в составе предприятия, была устранена путем замены в п. 3 ст. 110 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" фирменного наименования на коммерческое обозначение, то в отношении приватизации определенная коллизионность норм еще осталась.
Согласно норме ст. 11 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества" состав подлежащего приватизации имущественного комплекса унитарного предприятия определяется в передаточном акте, который составляется на основе данных акта инвентаризации унитарного предприятия и аудиторского заключения. В передаточном акте указываются все виды подлежащего приватизации имущества унитарного предприятия, включая права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права.
4. Права и обязанности субъектов. Согласно п. 3 ст. 1474 ГК не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменного наименования другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения. Существенными условиями признания таких действий правонарушением являются осуществление указанными юридическими лицами аналогичной деятельности.
Если фирменное наименование второго юридического лица было включено в ЕГРЮЛ ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица, закон признает первое юридическое лицо нарушителем. Из 19 способов защиты нарушенных интеллектуальных прав (см. п. 4 комментария к ст. 1250 и п. 4 комментария к ст. 1252) нормы § 1 гл. 76 ГК указывают только два:
1) требование правообладателя прекратить использование фирменного наименования, тождественного наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем;
2) требование правообладателя о возмещении причиненных убытков.
Однако это не исключает возможности использования других основных способов защиты, указанных в гл. 69 ГК, с учетом особенностей, определенных в § 1 гл. 76 ГК.
5. Соотношение с другими нормами. Нормы § 1 гл. 76 непосредственно сопряжены с нормами ст. 1248, 1250, 1252, 1253 ГК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК, при защите в административном порядке - с нормами антимонопольного законодательства и требуют в своем применении учета норм международных договоров, других законов и иных нормативных правовых актов.
Статья 1515. Ответственность за незаконное использование товарного знака
1. Новизна нормы. Нормы, содержащиеся в ст. 1515 ГК, в основном подтверждают правила по защите нарушенных прав на товарный знак в судебном порядке, ранее закрепленные в ст. 4 и 46 Закона о товарных знаках.
Так в п. 1 ст. 1515 ГК повторена норма п. 2 ст. 4 Закона, а в п. 2-5 приведены перечень случаев и виды ответственности при нарушении прав, ранее предусмотренные нормой ст. 46 Закона.
В то же время ст. 1515 ГК имеет различия и уточнения, ряд из которых являются существенными.
Во-первых, изменен перечень способов защиты прав при нарушениях прав на товарный знак. Так, ранее норма ст. 46 Закона о товарных знаках прямо предусматривала семь способов защиты гражданских прав от незаконного использования товарного знака:
- требование о прекращении нарушения;
- требование о взыскании причиненных убытков;
- публикация судебного решения в целях восстановления деловой репутации потерпевшего;
- обращение контрафактных товаров, этикеток, упаковок в доход государства или передача их правообладателю по его заявлению в счет возмещения убытков или в целях их последующего уничтожения;
- удаление с контрафактных товаров, этикеток, упаковок незаконно используемого товарного знака;
- уничтожение за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок;
- требование вместо взыскания причиненных убытков выплаты компенсации.
В ст. 1515 ГК прямо говорится только о трех последних способах защиты (удаление, уничтожение и выплата компенсации) и дополнительно вводится такой способ защиты, как требование изъятия из оборота. На практике это означает, что все приведенные в данной статье способы являются дополнительными к основным способам гражданско-правовой защиты, указанным в ст. 12, 1248, 1250, 1252-1254 ГК, и являющимися универсальными при нарушении интеллектуальных прав, в том числе на средства индивидуализации.
Во-вторых, если ранее требование уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок допускалось только в случае невозможности удаления с них незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения, то в п. 2 ст. 1515 ГК требование уничтожения стало приоритетным и обязательным во всех случаях (кроме введения в оборот в общественных интересах). При этом исключена норма о возможности передачи правообладателю по его заявлению таких товаров.
В-третьих, использование такого способа защиты, как требование удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения, в ст. 1515 ГК ограничено только случаем необходимости введения таких товаров в оборот в общественных интересах.
Понятие и содержание правового режима последней нормы (введение в оборот в общественных интересах) в законе не раскрывается. Использование по аналогии практики применения прежней нормы п. 2 ст. 46 Закона о товарных знаках недопустимо, так как ранее обращение этих контрафактных товаров, этикеток, упаковок в доход государства было связано с прямо противоположным случаем: при невозможности удаления с них незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения.
В-четвертых, в п. 4 ст. 1515 ГК существенно расширены границы и увеличен максимальный уровень определяемого по суду размера компенсации, выплачиваемой вместо возмещения убытков.
2. Субъекты правоотношений. При защите нарушенных прав в судебном порядке в перечень таких субъектов входят согласно норме ст. 1515 ГК:
1) правообладатель (истец):
- лицо, обладающее исключительным правом на товарный знак (юридическое лицо или индивидуальный предприниматель) на основании свидетельства на товарный знак и записи в Государственном реестре товарных знаков и его законные правопреемники;
- лицо, обладающее правом использования товарного знака на основании лицензионного договора, договора коммерческой концессии или другого гражданско-правового договора;
2) нарушитель (ответчик):
- лицо, незаконно разместившее товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение на товарах, этикетках, упаковках товаров;
- лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг;
- лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку;
3) суд и арбитражный суд.
Кроме того, при защите оспариваемых прав на товарный знак в судебном порядке, в случаях, предусмотренных в гл. 76 ГК, в число таких субъектов входят:
а) федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности:
- при оспаривании решения о признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку или об отказе в таком признании (п. 4 ст. 1513);
- при принятии в соответствии с п. 3 ст. 1511 ГК решения о досрочном прекращении правовой охраны коллективного знака в связи с использованием этого знака на товарах, не обладающих едиными характеристиками их качества или иными общими характеристиками (подп. 2 п. 1 ст. 1514);
б) заинтересованное лицо - при оспаривании в судебном порядке перехода исключительного права на товарный знак без заключения договора с правообладателем (ст. 1241), если будет доказано, что такой переход вводит потребителей в заблуждение относительно товара или его изготовителя (п. 3 ст. 1514).
Согласно норме п. 1 ст. 1512 ГК оспаривание предоставления правовой охраны товарному знаку означает оспаривание решения о государственной регистрации товарного знака (п. 2 ст. 1499) и основанного на ней признания исключительного права на товарный знак (ст. 1477 и 1481).
При защите в административном порядке в случаях, предусмотренных гл. 76 ГК, в перечень таких субъектов входят:
а) палата по патентным спорам:
- при оспаривании предоставления правовой охраны товарному знаку по основаниям и в сроки, которые предусмотрены ст. 1512 ГК (п. 1 ст. 1513);
- при оспаривании решений федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности об отказе в принятии заявки на товарный знак к рассмотрению, о государственной регистрации товарного знака, об отказе в государственной регистрации товарного знака и о признании заявки на товарный знак отозванной (ст. 1500);
б) федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности:
- при оспаривании предоставления правовой охраны товарному знаку по основаниям и в сроки, которые предусмотрены ст. 1512 ГК (п. 1 ст. 1513);
- при принятии решения о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в случае прекращения юридического лица - правообладателя или прекращения предпринимательской деятельности индивидуального предпринимателя - правообладателя (подп. 2 п. 1 ст. 1514);
- при принятии решения в соответствии со ст. 1486 ГК о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием (подп. 3 п. 1 ст. 1514);
- при принятии решения о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в случае его превращения в обозначение, вошедшее во всеобщее употребление как обозначение товаров определенного вида (по заявлению заинтересованного лица - подп. 6 п. 1 ст. 1514);
- при принятии решения в случае утраты общеизвестным товарным знаком признаков, установленных абз. 1 п. 1 ст. 1508 ГК (п. 2 ст. 1514);
в) заявитель - при оспаривании решений федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности об отказе в принятии заявки на товарный знак к рассмотрению, о государственной регистрации товарного знака, об отказе в государственной регистрации товарного знака и о признании заявки на товарный знак отозванной путем подачи возражений в палату по патентным спорам (ст. 1500);
г) заинтересованное лицо:
- при подаче возражения в палату по патентным спорам против предоставления правовой охраны товарному знаку по основаниям, предусмотренным подп. 1-4 п. 2 и п. 3 ст. 1512 ГК (п. 2 ст. 1513);
- при подаче возражения в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности против предоставления правовой охраны товарному знаку, если связанные с государственной регистрацией товарного знака действия правообладателя признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией (п. 3 ст. 1513);
д) заинтересованный обладатель исключительного права на товарный знак в одном из государств - участников Парижской конвенции - при подаче возражения в палату по патентным спорам против предоставления правовой охраны товарному знаку по основанию, предусмотренному подп. 5 п. 2 ст. 1512 ГК (п. 3 ст. 1513).
Особенности правового статуса перечисленных субъектов при защите, как в судебном, так и в административном порядке, а также существующие при этом правовые коллизии приведены в комментарии к ст. 1248 ГК. Распоряжением Правительства РФ от 01.12.2008 N 1791-р федеральное государственное учреждение "Палата по патентным спорам Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам" реорганизована в форме присоединения к федеральному государственному учреждению "Федеральный институт промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам".
3. Объекты правоотношений. Основными объектами правоотношений при защите в рамках ст. 1515 ГК выступают права на товарный знак, которые были нарушены.
При защите в судебном порядке по общему правилу объектами защиты выступают права на товарный знак, имеющие правовую охрану, как нарушенные, так и оспариваемые.
Товарным знаком является обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, на которое признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак.
В качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации, в любом цвете или цветовом сочетании (ст. 1482 ГК).
В ст. 1483 ГК установлен исчерпывающий перечень обозначений, которые не подлежат государственной регистрации в качестве товарных знаков.
Различают общеизвестный товарный знак (ст. 1508, 1509) и коллективный знак (ст. 1510).
Общеизвестный товарный знак - средство индивидуализации (товарный знак или используемое в качестве товарного знака обозначение), которое в результате интенсивного использования стало на указанную в заявлении дату широко известно в Российской Федерации среди соответствующих потребителей в отношении товаров заявителя.
Товарный знак и обозначение, используемое в качестве товарного знака, не могут быть признаны общеизвестными товарными знаками, если они стали широко известны после даты приоритета тождественного или сходного с ними до степени смешения товарного знака другого лица, который предназначен для использования в отношении однородных товаров.
Коллективным знаком является товарный знак, предназначенный для обозначения товаров, производимых или реализуемых входящими в данное объединение лицами и обладающих едиными характеристиками их качества или иными общими характеристиками.
При этом согласно норме п. 2 ст. 1477 ГК правила о товарных знаках соответственно применяются в полной мере к знакам обслуживания. Знаком обслуживания является обозначение, служащее для индивидуализации выполняемых юридическими лицами либо индивидуальными предпринимателями работ или оказываемых ими услуг.
Согласно норме ст. 1484 лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежат следующие интеллектуальные права: исключительное право использования товарного знака; право распоряжения исключительным правом на товарный знак.
Исключительное право использования товарного знака означает использование товарного знака в соответствии со ст. 1229 ГК любым не противоречащим закону способом, в том числе способами, указанными в п. 2 ст. 1484 ГК для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:
- на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ;
- при выполнении работ, оказании услуг;
- на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;
- в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;
- в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.
При оспаривании досрочного прекращения правовой охраны товарного знака в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых он был зарегистрирован, вследствие его неиспользования непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации (ст. 1486) бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.
При этом под использованием товарного знака признается его использование:
- правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со ст. 1489 ГК;
- либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с п. 2 ст. 1484 ГК (за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот);
- с изменением отдельных элементов, не влияющим на его различительную способность и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.
Исключительное право на товарный знак возникает при государственной регистрации товарного знака в Государственном реестре товарных знаков и выдаче свидетельства на товарный знак федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности (для общеизвестных товарных знаков - в Перечне общеизвестных в Российской Федерации товарных знаков). Срок действия исключительного права - 10 лет со дня подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности и может быть продлен (неограниченное количество раз) на 10 лет по заявлению правообладателя, поданному в течение последнего года действия этого права (ст. 1491 ГК).
Правовая охрана общеизвестного товарного знака и исключительного права на него действует бессрочно.
Право на коллективный знак не может быть отчуждено и не может быть предметом лицензионного договора (ст. 1510 ГК).
Согласно норме ст. 1487 ГК не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия (исчерпание исключительного права на товарный знак).
Прекращение правовой охраны товарного знака означает согласно норме п. 4 ст. 1514 ГК прекращение исключительного права на этот товарный знак.
Поскольку интеллектуальные права, в том числе исключительное право, не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражено соответствующие средство индивидуализации (ст. 1227), то к числу объектов правоотношений в рамках ст. 1515 ГК также относятся:
- материальные носители (товары, этикетки, упаковки товаров), в которых выражено средство индивидуализации, признанные контрафактными;
- обозначения (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение), которые оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты.
4. Права и обязанности субъектов. Права и обязанности субъектов правоотношений в отношении товарных знаков и знаков обслуживания определены в соответствующих статьях гл. 76 ГК и процессуальном законодательстве РФ, общие условия их реализации при защите нарушенных или оспариваемых прав приведены в комментариях к ст. 1248, 1250, 1252-1254 ГК, поэтому здесь раскрываются лишь особенности правоотношений, имеющие существенное значение при разрешении споров, связанных с защитой нарушенных прав на товарный знак.
По общему правилу право использования может быть предоставлено правообладателем по лицензионному договору с указанием перечисленных способов использования. Также по общему правилу отсутствие запрета на использование не означает наличие согласия на такое использование.
Согласно норме п. 3 ст. 1237 ГК использование средства индивидуализации способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращении действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору, влечет ответственность за нарушение исключительного права на средство индивидуализации, установленную ГК, другими законами или договором.
Если указанное нарушение исключительного права на средство индивидуализации лицензиатом допускается (осуществляется использование соответствующего средства за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору) и за такое нарушение лицензионным договором предусмотрена ответственность в дополнение к установленной частью четвертой ГК, то это обстоятельство подлежит учету при определении размера денежной компенсации в случае ее взыскания (п. 3 ст. 1252 ГК).
В п. 1 ст. 1515 ГК конкретизирован перечень материальных носителей (товары, этикетки, упаковки товаров), признаваемых контрафактными, а также определено специальное условие такого признания - незаконное размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения. Общие правила и процедуры (действия) признания материальных носителей контрафактными установлены в ст. 1252 ГК. Материальный носитель может быть признан контрафактным только судом. При необходимости суд вправе назначить экспертизу для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний.
Как разъяснено в постановлении от 26.03.2009 N 5/29, лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, не может быть отказано в его защите (даже в случае, если в суд представляются доказательства неправомерности регистрации товарного знака) до признания предоставления правовой охраны такому товарному знаку недействительным в порядке, предусмотренном ст. 1512 ГК, или прекращения правовой охраны товарного знака в порядке, установленном ст. 1514 ГК. Вместе с тем суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании ст. 10 ГК, если по материалам дела, исходя из конкретных фактических обстоятельств, действия по государственной регистрации соответствующего товарного знака могут быть квалифицированы как злоупотребление правом.
Из 19 возможных способов защиты исключительных прав на средства индивидуализации (см. п. 4 комментария к ст. 1250 и п. 4 комментария к ст. 1252) в п. 2-4 ст. 1515 ГК указаны пять способов, которые реализуются через соответствующее требование правообладателя исключительного права на товарный знак в судебном порядке (приведены ниже).
Изъятие из оборота контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров. Согласно нормам п. 2 ст. 235 ГК принудительное изъятие у собственника имущества допускается по семи основаниям, предусмотренным законом (ст. 237, 238, 240, 243, п. 4 ст. 252, п. 2 ст. 272, ст. 282, 285, 293). Согласно норме подп. 4 п. 1 ст. 1252 ГК данный способ защиты обеспечивается через требование правообладателя исключительного права к изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю материального носителя, признанного контрафактным (см. комментарий к ст. 1252 ГК).
Уничтожение за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. Данная норма в отличие от прежнего порядка с 1 января 2008 г. является не исключением, а общим правилом. В то же время эта норма в указанной редакции вошла в определенное противоречие с нормой п. 4 ст. 1252 ГК. В последнем случае если материальные носители признаются контрафактными, то они подлежат по решению суда обязательному изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации. Таким образом, право требования правообладателя исключительного права на товарный знак об изъятии из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок является избыточным.
Удаление за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения (в случаях, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах). Данная норма устанавливает исключение из общего правила, предусмотренного п. 4 ст. 1252 ГК, согласно которому контрафактные материальные носители по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению, если иные последствия не предусмотрены ГК. Иные последствия как раз и установлены п. 2 ст. 1515 для случаев, когда введение контрафактных товаров в оборот необходимо в общественных интересах (см. п. 1 настоящего комментария).
Удаление за счет лица, нарушившего исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок. Данная норма устанавливает дополнительную возможность удаления товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения с материалов, в том числе с документации, рекламы, вывесок через обязанность такого удаления лицом, нарушившим исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг.
Выплата компенсации вместо возмещения убытков осуществляется:
- в размере от 10 тыс. до 5 млн. руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
- в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.
При решении вопроса о возможности взыскания компенсации на истца возлагается обязанность доказывания только факта нарушения прав. Он не должен доказывать размер причиненных ему убытков, так как определение компенсации отнесено к исключительной компетенции суда как оценочная категория. При доказанности факта правонарушения компенсация подлежит взысканию. Усмотрение суда зависит от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации как за каждый случай неправомерного использования средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом (см. комментарий к ст. 1252 ГК).
В п. 5 ст. 1515 ГК закреплена норма об ответственности за незаконную предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку. Согласно норме ст. 1485 ГК правообладатель для оповещения о своем исключительном праве на товарный знак вправе использовать знак охраны, который помещается рядом с товарным знаком, состоит из латинской буквы "R" или латинской буквы "R" в окружности либо словесного обозначения "товарный знак" или "зарегистрированный товарный знак" и указывает на то, что применяемое обозначение является товарным знаком, охраняемым на территории РФ.
Использование такой маркировки по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку является незаконным, за что предусмотрена административная (ст. 14.10 КоАП) и уголовная ответственность (ст. 180 УК).
5. Сопряжения данной нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1515 ГК непосредственно сопряжены с нормами ст. 1248, 1250, 1252-1254 ГК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
§ 3. Право на наименование места происхождения товара
Статья 1537. Ответственность за незаконное использование наименования места происхождения товара
1. Новизна нормы. Нормы, содержащиеся в ст. 1537 ГК, в основном подтверждают правила по защите нарушенных прав на наименование места происхождения товара (НМПТ) в судебном порядке, ранее закрепленные в ст. 46 Закона о товарных знаках.
Так, в п. 1 ст. 1537 ГК закреплено правило, ранее установленное нормой п. 3. ст. 46 Закона о товарных знаках, в п. 2 ст. 1537 подтверждено право правообладателя на выбор выплаты компенсации вместо взыскания причиненных убытков, ранее введенное Федеральным законом от 11.12.2002 N 166-ФЗ в п. 4 ст. 46 Закона о товарных знаках. Норма п. 3 ст. 1537 ГК полностью повторяет норму п. 5 ст. 46 Закона о товарных знаках.
В то же время ст. 1537 ГК имеет различия и уточнения, ряд из которых являются существенными.
Во-первых, изменен перечень способов защиты прав при нарушениях прав на НМПТ. Так, ранее норма ст. 46 Закона о товарных знаках прямо предусматривала шесть способов защиты гражданских прав от незаконного использования НМПТ:
- требование о прекращении нарушения;
- требование о взыскании причиненных убытков;
- публикация судебного решения в целях восстановления деловой репутации потерпевшего;
- удаление с контрафактных товаров, этикеток, упаковок незаконно используемого НМПТ или сходного с ним до степени смешения обозначения;
- уничтожение за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок;
- требование вместо взыскания причиненных убытков выплаты компенсации.
В ст. 1537 ГК прямо говорится только о трех последних способах защиты (удаление, уничтожение и выплата компенсации) и дополнительно вводится такой способ защиты, как требование изъятия из оборота. На практике, как и в случае с товарными знаками, это означает, что все приведенные в данной статье способы являются дополнительными к основным способам гражданско-правовой защиты, указанным в ст. 12, 1248, 1250, 1252, 1253 ГК, и универсальными при нарушении интеллектуальных прав, в том числе на средства индивидуализации.
Во-вторых, если ранее субъектами права на защиту нарушенного права на НМПТ, имеющими право предъявлять требования к нарушителю в соответствии с нормой п. 3 ст. 46 Закона о товарных знаках, выступали обладатель свидетельства на право пользования НМПТ, государственный орган, прокурор или общественная организация, то согласно п. 1 ст. 1537 ГК таким правом с 1 января 2008 г. обладает только правообладатель права на НМПТ.
В-третьих, если ранее требование уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок допускалось только в случае невозможности удаления с них незаконно используемого НМПТ или сходного с ним до степени смешения обозначения, то в п. 1 ст. 1537 ГК требование уничтожения стало приоритетным и обязательным во всех случаях (кроме введения в оборот в общественных интересах).
В-четвертых, использование такого способа защиты, как требование удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого НМПТ или сходного с ним до степени смешения обозначения, в ст. 1537 ГК ограничено только случаем необходимости введения таких товаров в оборот в общественных интересах.
Как и в случае с товарными знаками (см. п. 1 комментария к ст. 1515), понятие и содержание правового режима последней нормы (введение в оборот в общественных интересах) в законе не раскрывается.
В-пятых, в п. 2 ст. 1537 ГК существенно расширены границы и увеличен максимальный уровень определяемого по суду размера компенсации, выплачиваемой вместо возмещения убытков, что связано, по-видимому, с унификацией норм в этой области правоотношений.
В-шестых, в ст. 1537 ГК не нашла закрепления норма, ранее содержащаяся в п. 1 ст. 46 Закона о товарных знаках об установлении гражданской, административной и уголовной ответственности в соответствии с законодательством РФ при незаконном использовании НМПТ.
2. Субъекты правоотношений. При защите нарушенных прав в судебном порядке в перечень таких субъектов входят согласно норме ст. 1537 ГК:
1) правообладатель (истец):
- лицо, обладающее исключительным правом на НМПТ (любое лицо, которое в границах того же географического объекта производит товар, обладающий теми же особыми свойствами) на основании свидетельства на НМПТ и записи в Государственном реестре, и его законные правопреемники;
- обладатель исключительного права использования НМПТ, которое находится в иностранном государстве, если наименование этого объекта и право на использование такого наименования охраняются в стране происхождения товара;
2) нарушитель (ответчик):
- лицо, незаконно разместившее НМПТ или сходное с ним до степени смешения обозначение на товарах, этикетках, упаковках товаров;
- лицо, нарушившее исключительное право на НМПТ при выполнении работ или оказании услуг;
- лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации НМПТ;
3) суд и арбитражный суд.
Кроме того, при защите оспариваемых прав на НМПТ в судебном порядке, в случаях, предусмотренных в гл. 76 ГК, в число таких субъектов входит федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности:
- при оспаривании предоставления правовой охраны НМПТ, если правовая охрана была предоставлена с нарушением требований ГК;
- при оспаривании предоставления исключительного права на ранее зарегистрированное НМПТ;
- при оспаривании предоставления правовой охраны НМПТ, если использование этого наименования способно ввести потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя в связи с наличием товарного знака, имеющего более ранний приоритет.
Согласно норме ст. 1535 ГК оспаривание предоставления правовой охраны НМПТ означает оспаривание решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о государственной регистрации НМПТ и о предоставлении исключительного права на такое наименование, а также выдачи свидетельства об исключительном праве на НМПТ.
Оспаривание предоставления исключительного права на ранее зарегистрированное НМПТ означает оспаривание решения о предоставлении исключительного права на ранее зарегистрированное НМПТ и выдачи свидетельства об исключительном праве на НМПТ.
Признание предоставления правовой охраны НМПТ недействительным влечет отмену решения о государственной регистрации НМПТ и о предоставлении исключительного права на такое наименование, аннулирование записи в Государственном реестре наименований и свидетельства об исключительном праве на такое наименование.
Признание недействительным предоставления исключительного права на ранее зарегистрированное НМПТ влечет отмену решения о предоставлении исключительного права на ранее зарегистрированное НМПТ, аннулирование записи в Государственном реестре наименований, а также свидетельства об исключительном праве на это наименование.
При защите в административном порядке в случаях, предусмотренных гл. 76 ГК, в перечень таких субъектов входят:
а) палата по патентным спорам - при оспаривании решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности об отказе в принятии заявки на НМПТ к рассмотрению, о признании такой заявки отозванной, а также решения этого органа, принятые по результатам экспертизы заявленного обозначения (ст. 1526, п. 1 ст. 1528);
б) федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности:
- при оспаривании предоставления правовой охраны НМПТ, если правовая охрана была предоставлена с нарушением требований ГК;
- при оспаривании предоставления исключительного права на ранее зарегистрированное НМПТ;
- при оспаривании предоставления правовой охраны НМПТ, если использование этого наименования способно ввести потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя в связи с наличием товарного знака, имеющего более ранний приоритет;
- при прекращении правовой охраны НМПТ и действия свидетельства об исключительном праве на такое наименование по основаниям, предусмотренным в ст. 1536 ГК;
в) заявитель - при оспаривании решений федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности об отказе в принятии заявки на НМПТ к рассмотрению, о признании такой заявки отозванной, а также решения этого органа, принятые по результатам экспертизы заявленного обозначения путем подачи возражений в палату по патентным спорам (ст. 1526, 1528);
г) заинтересованное лицо - при подаче возражения в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности против предоставления правовой охраны НМПТ по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 1535 ГК;
д) на любое лицо - при подаче заявления в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности о прекращении правовой охраны НМПТ и действия свидетельства об исключительном праве на такое наименование по основаниям, предусмотренным в ст. 1536 ГК.
Особенности правового статуса перечисленных субъектов при защите, как в судебном, так и в административном порядке, а также существующие при этом правовые коллизии приведены в комментарии к ст. 1248 и 1515 ГК.
3. Объекты правоотношений. Основными объектами правоотношений при защите в рамках ст. 1537 ГК выступают права на НМПТ, которые были нарушены.
При защите в судебном порядке по общему правилу объектами защиты выступают права на НМПТ, имеющие правовую охрану, как нарушенные, так и оспариваемые.
Различают правовую охрану НМПТ и исключительного права на него. НМПТ, которому предоставляется правовая охрана, согласно норме ст. 1516 ГК является обозначение, представляющее собой либо содержащее современное или историческое, официальное или неофициальное, полное или сокращенное наименование страны, городского или сельского поселения, местности или другого географического объекта, а также обозначение, производное от такого наименования и ставшее известным в результате его использования в отношении товара, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами.
В отношении таких наименований проводится государственная регистрация НМПТ федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности в Государственном реестре наименований.
Не признается НМПТ обозначение, вошедшее в Российской Федерации во всеобщее употребление как обозначение товара определенного вида, не связанное с местом его производства.
Исключительное право на НМПТ признается и охраняется в силу государственной регистрации такого права федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности и выдачи соответствующего свидетельства:
- на одного или несколько граждан либо юридических лиц, зарегистрировавших НМПТ в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности;
- любое лицо - производителя товара (особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами) (ст. 1229, 1516, 1519);
- а также в других случаях, предусмотренных международным договором РФ.
В отличие от распоряжения товарным знаком распоряжение исключительным правом на НМПТ, в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования этого наименования, не допускается (п. 4 ст. 1519).
Исключительное право использования НМПТ означает использование НМПТ в соответствии со ст. 1229 ГК любым не противоречащим закону способом, в том числе способами, указанными в п. 2 ст. 1519 ГК. В частности, размещение этого наименования:
1) на товарах, этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ;
2) на бланках, счетах, иной документации и в печатных изданиях, связанных с введением товаров в гражданский оборот;
3) в предложениях о продаже товаров, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;
4) в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.
НМПТ охраняется в течение всего времени существования возможности производить товар, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для соответствующего географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами.
Свидетельство об исключительном праве на НМПТ действует в течение 10 лет со дня подачи заявки на НМПТ в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности и продлевается каждый раз на 10 лет по заявлению обладателя свидетельства и при условии представления им заключения компетентного органа о производстве в границах соответствующего географического объекта товара, обладающего указанными в Государственном реестре наименований особыми свойствами.
Поскольку интеллектуальные права, в том числе исключительное право, не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражено соответствующее средство индивидуализации (ст. 1227), то к числу объектов правоотношений в рамках ст. 1537 также относятся:
- материальные носители (товары, этикетки, упаковки товаров), в которых выражено средство индивидуализации, признанные контрафактными;
- обозначения, которые оказываются сходными до степени смешения с НМПТ и в результате такого сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты.
4. Права и обязанности субъектов. Права и обязанности субъектов правоотношений в отношении НМПТ определены в соответствующих статьях гл. 76 ГК и процессуальном законодательстве РФ, общие условия их реализации при защите нарушенных или оспариваемых прав приведены в комментариях к ст. 1248, 1250, 1252-1254 ГК, поэтому здесь раскрываются лишь особенности правоотношений, имеющие существенное значение при разрешении споров, связанных с защитой нарушенных прав на НМПТ.
Как уже отмечалось в п. 3 настоящего комментария, в отличие от распоряжения товарным знаком распоряжение исключительным правом на НМПТ, в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования этого наименования, не допускается (п. 4 ст. 1519). На практике это означает, что заключение любых договоров правообладателем исключительного права НМПТ с другими лицами, в том числе договора отчуждения или лицензионного договора, будет незаконным. Единственным документом, подтверждающим исключительное право на НМПТ, является свидетельство, выдаваемое федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности.
Это правило корреспондируется с нормой п. 3 ст. 1519 ГК, согласно которой не допускается использование зарегистрированного НМПТ лицами, не имеющими соответствующего свидетельства, даже если при этом указывается подлинное место происхождения товара или наименование используется в переводе либо в сочетании с такими словами, как "род", "тип", "имитация" и т.п., а также использование сходного обозначения для любых товаров, способного ввести потребителей в заблуждение относительно места происхождения и особых свойств товара. Во всех указанных случаях это будет незаконным использованием НМПТ. Это правило является основным при определении критерия незаконности использования охраняемого НМПТ, с учетом чего суд в последующем определяет товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно использованы НМПТ или сходные с ними до степени смешения обозначения, контрафактными.
Из 19 возможных способов защиты исключительных прав на средства индивидуализации (см. п. 4 комментария к ст. 1250 и п. 4 комментария к ст. 1252) в п. 1 и 2 ст. 1537 ГК указаны четыре способа, которые реализуются через соответствующее требование правообладателя исключительного права на НМПТ в судебном порядке. Особенности реализации этих требований в основном совпадают с правилами относительно товарных знаков (см. п. 4 комментария к ст. 1515 ГК).
В п. 3 ст. 1537 ГК закреплена норма об ответственности за незаконную предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации НМПТ. Согласно норме ст. 1520 ГК правообладатель для оповещения о своем исключительном праве на НМПТ может помещать рядом с НМПТ знак охраны в виде словесного обозначения "зарегистрированное наименование места происхождения товара" или "зарегистрированное НМПТ", указывающий на то, что применяемое обозначение является наименованием места происхождения товара, зарегистрированным в Российской Федерации.
Использование такой маркировки по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации НМПТ является незаконным, за что предусмотрена административная (ст. 14.10 КоАП) и уголовная ответственность (ч. 2 ст. 180 УК).
5. Сопряжения данной нормы с другими правовыми нормами. Нормы ст. 1537 ГК непосредственно сопряжены с нормами ст. 1248, 1250, 1252, 1253 ГК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК и требуют в своем применении учета норм других законов и иных нормативных правовых актов.
§ 4. Право на коммерческое обозначение
1. Новизна нормы. В отличие от фирменного наименования использование правового института коммерческого обозначения имеет недавнюю историю и небольшую законодательную практику.
В международном праве институт коммерческого обозначения получил применение после включения коммерческого обозначения наряду с товарными знаками, знаками обслуживания, фирменными наименованиям в перечень объектов интеллектуальной собственности в ст. 2 Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (Стокгольм, 14 июля, 1967 г.). При этом, в отличие от Парижской конвенции в этом перечне средств индивидуализации отсутствует НМПТ, а коммерческое обозначение выступило в некотором роде альтернативой ему. Поскольку данное соглашение ВОИС вступило в силу для России в 1970 г. и в более чем 20 международных договорах (ратифицированных Российской Федерацией) содержатся ссылки на ст. 2 указанной Конвенции, то следует признать, что налицо правовая коллизия норм международного права.
В российском законодательстве институт коммерческого обозначения стал применяться после вступления в силу части четвертой ГК. В частности, как указывалось в комментарии к § 1 гл. 76 ГК, в декабре 2008 г. были внесены поправки в п. 3 ст. 110 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" по замене фирменного наименования на коммерческое обозначение в составе имущественного комплекса предприятия-должника при его продаже, что устраняло коллизию с нормами данного параграфа.
2. Субъекты правоотношений. При защите нарушенных прав в судебном порядке в перечень таких субъектов входят согласно нормам § 4 гл. 76 ГК:
- правообладатель - юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность (в том числе некоммерческие организации, которым право на осуществление такой деятельности предоставлено в соответствии с законом их учредительными документами), а также индивидуальные предприниматели;
- нарушитель - лицо, использующее коммерческое обозначение, сходное до степени смешения с фирменным наименованием, товарным знаком или защищенным исключительным правом коммерческим обозначением, принадлежащим другому лицу, у которого соответствующее исключительное право возникло ранее. При этом следует учитывать, что законодатель здесь, как и в аналогичном случае с фирменным наименованием, допустил юридико-техническую ошибку, довольно распространенную на обывательском уровне, указав на функцию защиты исключительного права в отношении коммерческого обозначения, тогда как речь идет о правой охране;
- суд и арбитражный суд.
3. Объекты правоотношений. Основными объектами правоотношений при защите в рамках § 4 гл. 76 ГК выступают права на коммерческое обозначение, которые были нарушены.
Коммерческое обозначение - охраняемое средство индивидуализации торговых, промышленных и других предприятий (ст. 132 ГК), принадлежащих юридическим лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, и индивидуальным предпринимателям (ст. 1538).
Хотя по общему правилу коммерческие обозначения не являются фирменными наименованиями и не подлежат обязательному включению в учредительные документы и ЕГРЮЛ, однако для их правовой охраны закон устанавливает несколько обязательных условий (критериев охраноспобности прав на коммерческое обозначение):
- предприятие должно находиться на территории РФ;
- коммерческое обозначение должно обладать достаточными различительными признаками;
- употребление коммерческого обозначения правообладателем для индивидуализации своего предприятия должно являться известным в пределах определенной территории;
- коммерческое обозначение должно использоваться непрерывно в течение года правообладателем.
При отсутствии одного из этих условий правовая охрана коммерческого обозначения и исключительного права на него прекращаются.
Правообладателю принадлежит исключительное право на коммерческое обозначение, которое включает:
- исключительное право использования коммерческого обозначения в качестве средства индивидуализации принадлежащего ему одного или нескольких предприятий любым не противоречащим закону способом, в том числе путем указания коммерческого обозначения на вывесках, бланках, в счетах и на иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках. При этом для индивидуализации одного предприятия не могут одновременно использоваться два и более коммерческих обозначений;
- использование коммерческого обозначения или отдельных элементов этого обозначения в принадлежащем правообладателю товарном знаке. При этом данное коммерческое обозначение охраняется независимо от охраны товарного знака, а исключительное право на коммерческое обозначение, включающее фирменное наименование правообладателя или отдельные его элементы, возникает и действует независимо от исключительного права на фирменное наименование;
- предоставление другому лицу права использования своего коммерческого обозначения в порядке и на условиях, которые предусмотрены договором аренды предприятия (ст. 656 ГК) или договором коммерческой концессии (ст. 1027 ГК);
- распоряжение исключительным правом на коммерческое обозначение путем его передачи к другому лицу (в том числе по договору, в порядке универсального правопреемства и по иным основаниям, установленным законом), но только в составе предприятия, для индивидуализации которого такое обозначение используется. При этом если коммерческое обозначение используется правообладателем для индивидуализации нескольких предприятий, переход к другому лицу исключительного права на коммерческое обозначение в составе одного из предприятий лишает правообладателя права использования этого обозначения для индивидуализации остальных его предприятий.
Последняя норма, как уже отмечалось, корреспондируется с нормой п. 3 ст. 110 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" после внесения туда поправки в 2008 г.
Сроки правовой охраны определяются с учетом правил § 4 гл. 76 ГК и разъяснений, данных в п. 64 и 65 постановления от 26.03.2009 N 5/29. В частности, право на коммерческое обозначение не возникает ранее момента начала фактического использования такого обозначения для индивидуализации предприятия, а по смыслу п. 2 ст. 1540 ГК исключительное право на коммерческое обозначение прекращается автоматически, если правообладатель не использует его непрерывно в течение года.
4. Права и обязанности субъектов. Согласно п. 2 ст. 1539 ГК не допускается использование коммерческого обозначения, способного ввести в заблуждение относительно принадлежности предприятия определенному лицу, в частности обозначения, сходного до степени смешения с фирменным наименованием, товарным знаком или защищенным исключительным правом на коммерческое обозначение, принадлежащим другому лицу, у которого соответствующее исключительное право возникло ранее.
Из 19 способов защиты нарушенных интеллектуальных прав (см. п. 4 комментария к ст. 1250 и п. 4 комментария к ст. 1252), как и в случае с фирменным наименованием, нормы § 4 гл. 76 ГК указывают только два:
1) требование правообладателя прекратить использование коммерческого обозначения, сходного до степени смешения с фирменным наименованием, товарным знаком или защищенным исключительным правом коммерческим обозначением, принадлежащим другому лицу, у которого соответствующее исключительное право возникло ранее. Существенным и обязательным условием признания незаконности такого использования закон при этом устанавливает способность ввести в заблуждение относительно принадлежности предприятия определенному лицу;
2) требование правообладателя о возмещении причиненных убытков.
Однако это не исключает возможности использования других основных способов защиты, указанных в гл. 69 ГК с учетом особенностей, определенных в § 4 гл. 76 ГК.
5. Соотношение с другими нормами. Нормы § 4 гл. 76 ГК непосредственно сопряжены с нормами ст. 1248, 1250, 1252, 1253 ГК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК и требуют в своем применении учета норм международных договоров, других законов и иных нормативных правовых актов.
Глава 77. Право использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии
Статья 1542. Право на технологию
1. Новизна нормы. Глава 77 ГК не имеет аналогов в прежнем российском законодательстве. Для понимания замысла ее авторов важно знать предпосылки ее появления, которые кроются в особенностях российского пути к инновационной экономике.
В современных условиях целью государственной политики России в области развития науки и технологий заявлены формирование экономических условий для вывода на рынок конкурентоспособной инновационной продукции в интересах реализации стратегических национальных приоритетов Российской Федерации и переход к инновационной экономике. В Стратегии развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года среди основных задач государственной научно-технической и инновационной политики была названы задачи создания эффективной инновационной системы и развития институтов использования и правовой охраны результатов исследований и разработок, имеющих прямое и непосредственное отношение к сфере интеллектуальной собственности. Несмотря на заявленные цели, в практическом плане за последние годы пока не удалось переломить ситуацию и сделать нашу экономику восприимчивой к инновациям.
Краеугольным камнем в решении этой задачи по-прежнему остается решение проблемы обеспечения баланса интересов государства (госзаказчиков), предприятий (исполнителей по госзаказу), а также граждан (авторов) в части распределения, закрепления и реализации прав на результаты научно-технической деятельности.
Норма о единой технологии является принципиально новой для российского законодательства. Она вводит в правовое поле единую технологию не только как один из видов сложных объектов, имеющий существенные отличия от других видов сложных объектов (не применяется правило единства совокупности разнородных результатов как обязательное для сложных вещей в соответствии со ст. 134 ГК), но и как один из новых объектов интеллектуальной собственности, который включает в том или ином сочетании как охраноспособные результаты интеллектуальной деятельности (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ или др.), так и результаты интеллектуальной деятельности, не подлежащие правовой охране. Такой подход создает предпосылки для правовых коллизий при правоприменении.
2. Субъекты правоотношений. В п. 3 ст. 1542 ГК прямо названы две основные категории субъектов отношений: лицо, организовавшее создание единой технологии, и обладатели исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, включаемые в состав единой технологии. Кроме того, следует иметь в виду, что в соответствии с п. 3 ст. 1240 ГК к таким субъектам относится и автор результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, каковым является единая технология. Последний субъект может быть тем же лицом, что и обладатель исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, включаемые в состав единой технологии, но может как автор обладать только личными неимущественными правами в отношении данного результата интеллектуальной деятельности.
2.1. Лицо, организовавшее создание единой технологии. По общему правилу лицом, организовавшим создание единой технологии как сложного объекта, может быть физическое или юридическое лицо, обладающие необходимыми правовыми признаками: инициатива по созданию единой технологии, ответственность за ее создание либо обозначение имени или наименования лица на этой единой технологии (при отсутствии доказательств иного).
В п. 1 ст. 1544 лицом, организовавшим создание единой технологии, назван исполнитель госзаказа, имеющий несколько иные особенности правового статуса.
С учетом нормы п. 4 ст. 1240 ГК при использовании результата интеллектуальной деятельности в составе единой технологи как сложного объекта лицо, организовавшее создание единой технологи, вправе указывать свое имя или наименование либо требовать такого указания.
Поскольку в соответствии с п. 3 ст. 1542 ГК в состав единой технологии могут входить также охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, созданные самим лицом, организовавшим ее создание, то данное лицо может также одновременно быть как обладателем исключительных прав на эти результаты интеллектуальной деятельности, включаемые в состав данной единой технологии, так и обладателем прав на иные результаты интеллектуальной деятельности, не охраняемые как интеллектуальная собственность.
2.2. Обладатели исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, включаемые в состав единой технологии. Исходя из классификации результатов интеллектуальной деятельности, включаемых в состав единой технологии с учетом правовых признаков, указанных в п. 3 настоящего комментария, и в ст. 1240 ГК можно выделить несколько групп обладателей исключительных прав на такие результаты.
В отношении первой группы результатов интеллектуальной деятельности, включаемых в состав единой технологии (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ, ноу-хау), такими обладателями в соответствии с российским законодательством являются:
- патентообладатели (изобретения, полезные модели, промышленные образцы);
- обладатели секрета производства (ноу-хау);
- авторы и их наследники (программы для ЭВМ);
- работодатели (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ, ноу-хау);
- заказчики (в том числе государственные и муниципальные) и исполнители заказа (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ, ноу-хау);
- Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, ноу-хау).
Кроме того, к таким правообладателям относятся граждане и юридические лица, ранее получившие исключительные права на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности по договору отчуждения или лицензионному договору от прежних правообладателей.
В отношении второй группы результатов интеллектуальной деятельности, включаемых в состав единой технологии, такими обладателями в соответствии с российским законодательством формально могут выступать практически все категории субъектов, но фактически с учетом ограничений, определяемых правовыми признаками охраноспособности права на технологию, обладателями исключительных прав на такие результаты в составе единой технологии они не могут быть до устранения правовых коллизий, препятствующих включению таких результатов в состав единой технологии.
3. Объекты правоотношений. Исходя из п. 1 ст. 1542 ГК, единая технология включает в том или ином сочетании несколько (два и более) результатов интеллектуальной деятельности, которые законодатель подразделил на три группы:
1) изобретения, полезные модели, промышленные образцы и программы для ЭВМ, которые в том или ином сочетании могут входить в состав единой технологии;
2) другие результаты интеллектуальной деятельности, подлежащие правовой охране, которые также в том или ином сочетании могут входить в состав единой технологии. В соответствии со ст. 1225 ГК к таким охраняемым результатам интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), кроме перечисленных выше, относятся: произведения науки, литературы и искусства; базы данных; исполнения; фонограммы; сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания); селекционные достижения; топологии интегральных микросхем; секреты производства (ноу-хау);
3) результаты интеллектуальной деятельности, не подлежащие правовой охране на основании правил части четвертой ГК, т.е. не являющиеся интеллектуальной собственностью, в том числе технические данные, другая информация.
Наряду с указанием на перечень возможных видов интеллектуальной собственности, сочетание которых определяет состав единой технологии, в п. 1 и 3 ст. 1542 ГК содержится ряд специальных правовых признаков, при наличии которых право на технологию будет охраноспособно.
Первый признак обусловливает наличие некоего результата научно-технической деятельности, который включает то или иное сочетание результатов интеллектуальной деятельности.
В соответствии со ст. 2 Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике" под научно-технической деятельностью понимается деятельность, направленная на получение, применение новых знаний для решения технологических, инженерных, экономических, социальных, гуманитарных и иных проблем, обеспечения функционирования науки, техники и производства как единой системы. При этом научно-техническим результатом признается продукт научно-технической деятельности, содержащий новые знания или решения и зафиксированный на любом информационном носителе. Научно-технический результат, в том числе результат интеллектуальной деятельности, предназначенный для реализации, в данном Законе определяется как научно-техническая продукция.
В то же время в части четвертой ГК результаты интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере к объектам интеллектуальных прав отнесены напрямую только в трех случаях: согласно п. 1 ст. 1349 ГК - изобретения и полезные модели, и согласно ст. 1465 ГК - ноу-хау. Таким образом, с учетом п. 1 ст. 1542 законодатель прямо относит к результатам научно-технической деятельности (первый признак) изобретения, полезные модели промышленные образцы, программы для ЭВМ и ноу-хау.
В остальных случаях применение указанного признака для вышеперечисленного перечня результатов интеллектуальной деятельности (вторая и третья группы) ограничивает их включение в состав единой технологии условием: если только они являются продуктом научно-технической деятельности, содержащим новые знания или решения, обеспечивающие функционирование науки, техники и производства как единой системы.
На уровне подзаконных нормативных актов содержание данного признака существенно ограничено отдельными областями применения результатов научно-технической деятельности. Так, в соответствии с Положением об осуществлении контроля в сфере правовой охраны и использования результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения, выполняемых за счет средств федерального бюджета (утв. постановлением Правительства РФ от 18.11.2006 N 696), результаты научно-технической деятельности - это результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения. При этом данное Положение не распространяется на результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, а также результаты научно-технической деятельности в агропромышленном комплексе, животноводстве и растениеводстве.
В соответствии же с Указом Президента РФ от 14.05.1998 N 556 "О правовой защите результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения" результаты таких работ именуются как результаты интеллектуальной деятельности.
В то же время согласно межгосударственному стандарту "Сотрудничество государств - участников Содружества Независимых Государств военно-экономическое. Термины и определения" (введен с 1 января 2007 г. приказом Ростехрегулирования от 09.10.2006 N 224-ст) под результатами интеллектуальной деятельности понимаются научные, конструкторские, технические и технологические решения, в том числе объекты интеллектуальной собственности, содержащиеся в технологической, эксплуатационной, программной, инструктивно-методической и научно-технической документации, полученные в ходе проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.
Налицо коллизия правовых норм, содержащихся в указанных нормативных правовых актах, с нормами Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике" и части четвертой ГК, требующая для своего разрешения законодательных изменений.
Второй признак предполагает обязательность выражения полученного результата научно-технической деятельности в объективной форме.
Ранее в ГК РСФСР (ст. 475, 477, 478) требование выражения в какой-либо объективной форме относилось только к произведениям, охраняемым авторским правом (рукопись, чертеж, изображение, публичное произнесение или исполнение, пленка, механическая или магнитная запись и т.п.).
В прежнем законодательстве РФ объективная форма выражения ранее и сейчас прямо отнесена также только к объектам авторского права:
- произведения, существующие в какой-либо объективной форме: письменной (рукопись, машинопись, нотная запись и т.д.); устной (публичное произнесение, публичное исполнение и т.д.); звуко- или видеозаписи (механической, магнитной, цифровой, оптической и т.д.); изображения (рисунок, эскиз, картина, план, чертеж, кино-, теле-, видео- или фотокадр и т.д.); объемно-пространственной (скульптура, модель, макет, сооружение и т.д.); в других формах (ст. 5, 6 Закона об авторском праве);
- программа для ЭВМ (ст. 4 Закона об авторском праве, ст. 1, 3, 7 Закона о правовой охране программ для ЭВМ);
- база данных (ст. 4 Закона об авторском праве, ст. 1, 3, 7 Закона о правовой охране программ для ЭВМ, ст. 2 Федерального закона от 10.01.2003 N 20-ФЗ "О государственной автоматизированной системе Российской Федерации "Выборы").
Этот подход был закреплен и в части четвертой ГК: произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме (ст. 1256, 1259); программа для ЭВМ - представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения (ст. 1261); база данных - представленная в объективной форме совокупность самостоятельных материалов (статей, расчетов, нормативных актов, судебных решений и иных подобных материалов), систематизированных таким образом, чтобы эти материалы могли быть найдены и обработаны с помощью ЭВМ (ст. 1260).
В то же время не охраняются авторским правом идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования (п. 5 ст. 1259 ГК). При этом методы, процессы, способы, решения охраняются как объекты патентных прав или ноу-хау, где отсутствует обязательность выражения результата интеллектуальной деятельности в какой-либо объективной форме (ст. 1350, 1465 ГК).
Таким образом, из результатов научно-технической деятельности в соответствии с законодательством прямо соответствует второму признаку (объективная форма выражения) только программа для ЭВМ. Налицо коллизия правовых норм, требующая внесения законодательных изменений для своего разрешения.
Третий признак обусловливает признание единой технологией только такого результата научно-технической деятельности, выраженного в объективной форме, который может служить технологической основой определенной практической деятельности в гражданской или военной сфере.
В российском законодательстве термин "технологическая основа" применен только относительно сферы электроэнергетики как совокупность электросетей. В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" технологическую основу функционирования электроэнергетики составляют единая национальная (общероссийская) электрическая сеть, территориальные распределительные сети, по которым осуществляется передача электрической энергии, и единая система оперативно-диспетчерского управления. Постановление Правительства РФ от 12.07.1996 N 793 устанавливает, что технологической основой работы федерального (общероссийского) оптового рынка электрической энергии (мощности) являются системообразующая электрическая сеть Российского акционерного общества "ЕЭС России" и электрические сети энергоснабжающих организаций.
Попытка уточнить содержание технологической основы через определение технологии также не позволяет дать четкий ответ. Так, если в одном федеральном законе дается определение технологии как процесса, метода или способа (ст. 2 Закона об информации), то в другом раскрывается через информацию, работы, услуги, результаты интеллектуальной деятельности (Федеральный закон от 18.07.1999 N 183-ФЗ "Об экспортном контроле").
При этом в подзаконных нормативных правовых актах технология раскрывается также по-разному, в том числе как:
- информация (общедоступная технология - Указ Президента РФ от 28.08.2001 N 1082);
- научно-технические знания, опыт и информация (постановление Росстата от 08.11.2006 N 64);
- машины, аппараты, оборудование и приборы (передовые производственные технологии - приказ Росстата от 18.08.2008 N 193);
- технологии, использующие средства микроэлектроники (информационные и коммуникационные технологии - приказ Росстата от 19.01.2009 N 4).
В Рекомендациях ЮНЕСКО "О статусе научно-исследовательских работников" (Париж, 20 ноября 1974 г.) слово "технология" означает те знания, которые относятся непосредственно к производству или улучшению качества товаров и услуг.
Таким образом, можно сделать вывод, что в отсутствие законодательного определения "технологической основы" и многочисленного использования термина "технология" в сочетании с другими объектами, относящимися как к информации, так и к информационным системам, а равно как и к системам и иным объектам вещного права в других отраслях экономики и областях социальных отношений, для устранения правовой неопределенности необходимы поправки в законодательство об интеллектуальной собственности, позволяющие четко разграничивать объекты информационного права, объекты вещного права и объекты интеллектуальной собственности.
Четвертый признак обусловливает охраноспособность права на единую технологию обязательностью правовой охраны и защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые входят в состав единой технологии, в соответствии с правилами ГК. Охраноспособность права проверяется на этапе оформления прав на передаваемый результат интеллектуальной деятельности, на этапе передачи по договорам исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые входят в состав единой технологии, и на этапе использования права на технологию.
Поскольку в п. 2 ст. 1542 ГК речь идет только об исключительных правах, то их объектами могут быть только результаты интеллектуальной деятельности, подлежащие правовой охране как интеллектуальная собственность (см. п. 3 настоящего комментария - первая и вторая группы). Именно исключительные права на данные объекты передаются по договорам с обладателями исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые входят в состав единой технологии.
При этом следует иметь в виду, что результаты интеллектуальной деятельности, не подлежащие правовой охране на основании правил части четвертой ГК, в том числе технические данные, другая информация (см. п. 3 настоящего комментария - третья группа), но которые могут входить в состав единой технологии в соответствии с п. 1 ст. 1542 ГК, могут охраняться по другим правилам, отличным от права интеллектуальной собственности. В этой связи и с учетом нормы п. 3 ст. 1542 о том, что в состав единой технологии могут входить также охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, созданные самим лицом, организовавшим ее создание, можно сделать вывод о возможных условиях разрешения правовой коллизии, указанной в п. 1 настоящего комментария.
Результаты интеллектуальной деятельности, не подлежащие правовой охране на основании правил части четвертой ГК, могут входить в состав единой технологии в соответствии с п. 1 ст. 1542, при наличии одновременно двух условий: 1) если они охраняются по другим правилам, отличном от права интеллектуальной собственности; 2) если они созданы самим лицом, организовавшим создание единой технологии.
4. Права и обязанности субъектов. Норма п. 2 ст. 1542 ГК устанавливает общее правило, что исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, которые входят в состав единой технологии, подлежат защите в соответствии с правилами ГК. Поскольку здесь не идет речь о средствах индивидуализации, то следует применять общие правила, установленные по защите исключительных прав в ст. 1248, 1250, 1252-1254, а также конкретизированные в ст. 1301, 1302, 1311, 1312, 1406, 1407, 1446, 1447, 1472, гл. 74.
В п. 3 ст. 1542 ГК говорится только о праве использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии как в составе сложного объекта. Данное право является исключительным имущественным правом, которое законодатель назвал правом на технологию.
Основанием приобретения права на технологию согласно ст. 1542 ГК являются договоры, заключаемые лицом, организовавшим создание единой технологии, с обладателями исключительных прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности. Основные видами таких договоров в отличие от общего порядка с учетом требований специальной нормы ст. 1240 ГК являются только договоры об отчуждении исключительного права и лицензионные договоры.
В то же время ст. 1542 ГК оставляет открытым вопрос о том, может ли лицо, организовавшее создание единой технологии и являющееся обладателем права на технологию, распоряжаться этой технологией без согласия всех обладателей исключительных прав на входящие в состав единой технологии результаты интеллектуальной деятельности. Данная коллизия также требует внесения законодательных уточнений.
5. Соотношение с другими нормами. Нормы ст. 1542 ГК непосредственно сопряжены с нормами ст. 134, 1240, 1248, 1250-1254 ГК, соотносятся при судебной защите с большинством норм части четвертой ГК, при защите в административном порядке - с нормами антимонопольного законодательства и требуют в своем применении учета норм международных договоров, других законов и иных нормативных правовых актов.
Раздел 3. Административно-правовая защита интеллектуальной собственности
Глава 3.1. Характеристика и проблемы применения административно-правовой ответственности при защите интеллектуальной собственности
В отличие от защиты в административном порядке, которая является одним из способов гражданско-правовой защиты с применением норм гражданского права, при административно-правовой защите, как судами, так и органами исполнительной власти, применяются нормы об административной ответственности, закрепленные в КоАП, НК и ТК.
Ранее в КоАП РСФСР имелась лишь одна ст. 150.4, предусматривающая штраф до 50 минимальных размеров оплаты труда за нарушение авторских прав. Остальные составы правонарушений в этой сфере, которые не подпадали под признаки преступлений, указанных в УК, не находили отражения в КоАП, что существенно ограничивало возможности по защите прав на объекты интеллектуальной собственности, а также по профилактике таких преступлений. В действующем КоАП предпринята попытка исправить это положение.
В настоящее время КоАП и НК предусмотрена административная ответственность за следующие правонарушения:
- нарушение авторских и смежных прав (ч. 1 ст. 7.12 КоАП);
- нарушение патентных прав (ч. 2 ст. 7.12 КоАП);
- нарушение порядка регистрации объектов промышленной собственности в зарубежных государствах (ст. 7.28 КоАП);
- неправомерное разглашение информации, представляющей ноу-хау, охраняемой в режиме коммерческой тайны (ст. 13.14 КоАП);
- нарушение прав на средства индивидуализации (ст. 14.10 КоАП);
- недобросовестная конкуренция, в частности:
а) нарушение законодательства о рекламе (ст. 14.3 КоАП);
б) продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг при отсутствии установленной информации (ст. 14.5 КоАП);
в) обман потребителей (ст. 14.7 КоАП);
г) нарушение иных прав потребителей (ст. 14.8 КоАП);
д) недобросовестная конкуренция - введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации (ч. 2 ст. 14.33 КоАП);
- правонарушения в сфере финансового (бухгалтерского и налогового) учета объектов промышленной собственности, принадлежащих государству, в частности:
а) грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения (в части нарушения правил налогового учета нематериальных активов) (ст. 120 НК);
б) грубое нарушение правил ведения бухгалтерского учета (в части нематериальных активов) (ст. 15.11 КоАП);
в) нарушения установленного порядка зачисления на счета в уполномоченных банках выручки, причитающейся за экспортированные нерезидентам информацию, результаты интеллектуальной деятельности и исключительные права на них (ч. 4 и 5 ст. 15.25 КоАП);
- правонарушения в таможенной сфере, в частности:
а) нарушение законодательства об экспортном контроле при осуществлении внешнеэкономических операций с результатами интеллектуальной деятельности (ч. 1 и 2 ст. 14.20 КоАП);
б) незаконное перемещение товаров, содержащих результаты интеллектуальной деятельности, через таможенную границу (ст. 16.1 КоАП);
в) недекларирование (недостоверное декларирование) товаров, содержащих результаты интеллектуальной деятельности, при их перемещении через таможенную границу (ст. 16.2 КоАП);
г) уклонение от уплаты таможенных платежей (вследствие недекларирования (недостоверного декларирования) за перемещение товаров, содержащих результаты интеллектуальной деятельности, через таможенную границу) (ст. 122 НК);
д) перемещение товаров, содержащих результаты интеллектуальной деятельности, через таможенную границу с несоблюдением мер по защите экономических интересов Российской Федерации и других запретов (ограничений) (ст. 16.3 КоАП);
е) непредоставление информации в антимонопольный орган или органы экспортного контроля (ст. 19.8 КоАП).
Дело об административном правонарушении при защите интеллектуальных прав считается возбужденным с момента составления протокола об административном правонарушении или вынесения прокурором соответствующего постановления.
Протокол об административном правонарушении составляется немедленно после выявления совершения административного правонарушения.
В случае проведения административного расследования протокол об административном правонарушении составляется по окончании расследования в сроки, предусмотренные ст. 28.7 КоАП. В соответствии с нормами КоАП административное расследование проводится в случаях, если после выявления административного правонарушения в области антимонопольного, патентного законодательства, законодательства о защите прав потребителей, об авторском праве и смежных правах, о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров осуществляются экспертиза или иные процессуальные действия, требующие значительных временных затрат. На практике такая неоднозначная трактовка приводит к тому, что дела направляются для рассмотрения как к мировому судье, так и в районный суд.
Решение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования принимается должностным лицом, уполномоченным составлять протокол об административном правонарушении, в виде определения, а прокурором - в виде постановления немедленно после выявления факта совершения административного правонарушения. Срок проведения административного расследования не может превышать один месяц с момента возбуждения дела об административном правонарушении. В исключительных случаях указанный срок по письменному ходатайству должностного лица, в производстве которого находится дело, может быть продлен вышестоящим должностным лицом на срок не более одного месяца, а по делам о нарушении таможенных правил начальником вышестоящего органа - на срок до шести месяцев. По окончании административного расследования составляется протокол об административном правонарушении либо выносится постановление о прекращении дела об административном правонарушении.
По делу об административном правонарушении в обязательном порядке подлежат выяснению следующие обстоятельства:
1) наличие события административного правонарушения;
2) лицо, совершившее противоправные действия;
3) виновность лица в совершении административного правонарушения;
4) обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность;
5) характер и размер ущерба;
6) обстоятельства, исключающие производство по делу;
7) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.
Доказательствами по административным делам являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключением эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.
Согласно норме ст. 24.5 КоАП к обстоятельствам, исключающим производство по делу об административном правонарушении, отнесены следующие:
1) отсутствие события административного правонарушения;
2) отсутствие состава административного правонарушения, в том числе недостижение физическим лицом на момент совершения противоправных действии (бездействия) возраста, предусмотренного КоАП для привлечения к административной ответственности, или невменяемость физического лица, совершившего противоправные действия (бездействие);
3) действия лица в состоянии крайней необходимости;
4) издание акта амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания;
5) отмена закона, установившего административную ответственность;
6) истечение сроков давности привлечения к административной ответственности;
7) наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, либо постановления о возбуждении уголовного дела;
8) смерть физического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.
При наличии хотя бы одного из вышеуказанных обстоятельств производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению.
Полномочия должностных лиц государственных органов по составлению протоколов и рассмотрению дел об административных правонарушениях при административно-правовой защите интеллектуальных прав приведены в табл. 6.
Таблица 6. Административная ответственность за правонарушения в области интеллектуальной собственности
Объект защитыСтатья КоАП, состав правонарушения и санкцияСоставляют протоколыРассматривают делаАвторские и смежные праваЧасть 1 ст. 7.12 - ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм или иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода:
граждане - штраф 1,5-2 тыс. руб. с конфискацией должностные лица - штраф 10-20 тыс. руб. с конфискацией
юридические лица - штраф 30-40 тыс. руб. с конфискациейДолжностные лица органов внутренних дел, должностные лица таможенных органовСудПатентные праваЧасть 2 ст. 7.12 - незаконное использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя их сущности до официального опубликования сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству: граждане - штраф 1,5-2 тыс. руб. должностные лица - штраф 10-20 тыс. руб. юридические лица - штраф 30-40 тыс. руб.Должностные лица органов внутренних дел, РоспатентСудСтатья 7.28 - нарушение порядка патентования объектов промышленной собственности в иностранных государствах граждане - штраф 1-2 тыс. руб. юридические лица - штраф 50-80 тыс. руб.РоспатентСудНоу-хау, охраняемые в режиме коммерческой тайныСтатья 13.14 -разглашение информации с ограниченным доступом лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей:
граждане - штраф 500-1000 руб. должностные лица - 4-5 тыс. руб.Должностные лица органов внутренних дел Возбуждает дело прокурорСудСредства индивидуализацииСтатья 14.10 - незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров:
граждане - штраф 1,5-2 тыс. руб. с конфискацией должностные лица - штраф 10-20 тыс. руб. с конфискацией
юридические лица - штраф 30-40 тыс. руб. с конфискациейДолжностные лица органов внутренних дел, должностные лица таможенных органов, органы, осуществляющие функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынкаСуд, арбитражный судЗащита против недобросовестной конкуренцииСтатья 14.3 - нарушение законодательства о рекламе: граждане - штраф 2-2,5 тыс. руб. должностные лица - штраф 4-20 тыс. руб. юридические лица - штраф 40-500 тыс. руб.
Статья 14.5 - продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг при отсутствии установленной информации: граждане - штраф 1,5-2 тыс. руб. должностные лица - штраф 3-4 тыс. руб. юридические лица - штраф 30-40 тыс. руб.
Статья 14.7 - обман потребителей: граждане - штраф 1-2 тыс. руб. должностные лица - штраф 1-2 тыс. руб. юридические лица - штраф 10-20 тыс. руб.Должностные лица органов внутренних дел, органы, осуществляющие функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка Должностные лица органов внутренних дел, органы, осуществляющие функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка
Должностные лица органов внутренних дел, органы, осуществляющие функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынкаАнтимонопольный орган
Должностные лица органов внутренних дел, органы, осуществляющие функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка Органы, осуществляющие функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынкаЧасть 2 ст. 14.8 - нарушение иных прав потребителей: должностные лица - штраф 500-1000 руб. юридические лица - штраф 5-10 тыс. руб.
Часть 2 ст. 14.33 - недобросовестная конкуренция - введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации:
должностные лица - штраф 20 тыс. руб. либо дисквалификация до трех лет
юридические лица - штраф 0,01-0,15 размера выручки правонарушителя от реализации товара, но не менее 100 тыс. руб.
Статья 19.8 - непредоставление информации в антимонопольный орган или органы экспортного контроля: граждане - штраф 1,5-2,5 тыс. руб. должностные лица - штраф 10-15 тыс. руб. юридические лица - штраф 300-500 тыс. руб.Антимонопольный орган, органы, осуществляющие функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка
Антимонопольный орган, органы, осуществляющие функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка
Антимонопольный орган, органы экспортного контроляАнтимонопольный орган, органы, осуществляющие функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка Суд, арбитражный суд, антимонопольный орган, органы, осуществляющие функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка
Антимонопольный орган, органы экспортного контроля Протокол об административном правонарушении направляется судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным рассматривать дело об административном правонарушении, в течение трех суток с момента составления протокола (вынесения постановления) об административном правонарушении.
В соответствии с нормами ст. 23.1 КоАП судьи рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 7.12, 7.28, 13.14, 14.10, 15.11, ч. 2 ст. 16.1 КоАП. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 14.20, 14.33, ст. 16.2, ч. 2 ст. 16.3 КоАП, рассматриваются судьями в случаях, если орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком административном правонарушении, передает его на рассмотрение судье. При этом дела об указанных административных правонарушениях:
- производство по которым осуществляется в форме административного расследования, рассматриваются судьями районных судов;
- совершенных военнослужащими и гражданами, призванными на военные сборы, рассматриваются судьями гарнизонных военных судов;
- предусмотренных ст. 14.10, 14.33 КоАП рассматриваются судьями арбитражных судов;
- во всех остальных случаях дела рассматриваются мировыми судьями.
Во внесудебном порядке рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных следующими статьями КоАП:
- ст. 14.5 КоАП - начальники территориальных управлений (отделов) внутренних дел и приравненных к ним органов внутренних дел, их заместители, начальники территориальных отделов (отделений) милиции, их заместители;
- ч. 1 и 3 ст. 16.1, ст. 16.2, 16.3 КоАП - руководитель федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области таможенного дела, его заместители; начальники региональных таможенных управлений, их заместители; начальники таможен, их заместители; начальники таможенных постов - об административных правонарушениях, совершенных физическими лицами;
- ст. 14.20, 19.8 КоАП - руководитель федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области экспортного контроля, его заместители; руководители структурных подразделений федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области экспортного контроля, их заместители; руководители территориальных органов федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области экспортного контроля;
- ст. 14.3, ч. 1 и 2 ст. 14.8, ст. 14.33 и 19.8 КоАП - руководитель федерального антимонопольного органа, его заместители; руководители территориальных органов федерального антимонопольного органа, их заместители;
- ст. 14.5 (с 1 января 2010 г. - ч. 1 ст. 14.5), 14.7, 14.8 КоАП - главный государственный инспектор РФ по торговле, его заместители; начальники территориальных управлений государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей, их заместители;
- ст. 15.25 КоАП - руководитель федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области валютного контроля, его заместители; руководители структурных подразделений федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области валютного контроля, их заместители; руководители территориальных органов федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области валютного контроля.
Дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения. Судья вправе признать обязательным присутствие при рассмотрении дела лица, в отношении которого ведется производство по делу.
Вызов свидетелей в суд при рассмотрении административных дел осуществляется лишь в необходимых для этого случаях. На практике свидетели вызываются в суд при наличии противоречивых сведений, ставящих под сомнение изложенные в протоколе выводы, и когда лицо, привлекаемое к административной ответственности, отрицает свою вину в проступке.
Дела об административных правонарушениях, как правило, рассматриваются по месту их совершения. По ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, дело может быть рассмотрено по месту жительства данного лица. В соответствии со ст. 24.3 КоАП дела об административных правонарушениях подлежат открытому рассмотрению, за исключением случаев, если это может привести к разглашению охраняемой законом тайны, а равно в случаях, если этого требуют интересы обеспечения безопасности лиц, участвующих в производстве по делу об административном правонарушении, членов их семей, их близких, а также защиты чести и достоинства указанных лиц. По этим основаниям решение (в виде определения) о закрытом рассмотрении дела об административном правонарушении в области защиты интеллектуальных прав выносится судьей только в случае, предусмотренном ст. 13.14 КоАП.
Согласно ст. 29.6 КоАП дела об административном правонарушении рассматриваются в 15-дневный срок со дня получения судьей протокола об административном правонарушении и других материалов дела. В зависимости от результатов рассмотрения дела судья принимает постановление о наложении административного наказания либо о прекращении производства по делу об административном правонарушении. Принятое судьей постановление объявляется немедленно по окончании рассмотрения дела. Копия постановления в соответствии с ч. 2 ст. 29.11 КоАП в течение трех дней со дня его вынесения вручается под расписку физическому лицу, в отношении которого оно вынесено, а также потерпевшему по его просьбе.
Постановление по делу об административном правонарушении в сфере интеллектуальной собственности не может быть вынесено по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения.
Постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано:
- вынесенное судьей - в вышестоящий суд;
- вынесенное коллегиальным органом или судебным приставом-исполнителем - в районный суд по месту нахождения коллегиального органа или судебного пристава-исполнителя;
- вынесенное должностным лицом - в вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу либо в районный суд по месту рассмотрения дела;
- вынесенное иным органом, созданным в соответствии с законом субъекта РФ, - в районный суд по месту рассмотрения дела.
В случае, если жалоба на постановление по делу об административном правонарушении поступила в суд и в вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу, жалобу рассматривает суд. По результатам рассмотрения жалобы выносится решение.
Подробное рассмотрение норм и правил административно-правовой защиты интеллектуальных прав в указанных случаях рассматривается в гл. 3 настоящего раздела монографии в рамках научно-практического постатейного комментария к соответствующим статьям КоАП (по вопросам защиты интеллектуальных прав).
Глава 3.2. Судебная практика административно-правовой защиты интеллектуальной собственности
Анализ судебной статистики Департамента при ВС РФ по рассмотрению административных правонарушений в сфере защиты интеллектуальной собственности за последнее десятилетие свидетельствует об успешном становлении этого нового способа защиты нарушенных прав в сфере интеллектуальной собственности в современной России (табл. 7).
Таблица 7. Статистика рассмотрения судами общей юрисдикции дел об административных правонарушениях по ст. 7.12 и 7.28 КоАП за период 2004-2008 гг.
Год20042005200620072008Всего рассмотрено (по числу лиц)55587223134999137828126391Только ст. 7.28 КоАП--981Возвращено для устранения недостатков протоколов (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП)422531124816351685Передано по подведомственности227440780773848Производство прекращено:- с передачей материалов прокурору, в орган предварительного следствия, орган дознания2321662842- по другим основаниям, в том числе освобождено от административной ответственности13041469223320131605Всего лиц, подвергнутых наказанию, из них:35824762917293338459юридические лица88203480397414должностные лица466886198311681176предприниматели---35832642иные физические лица---41854227Наложены административные наказания:в виде предупреждения175387в виде штрафа34984679911292958450в виде приостановления деятельности-----в виде конфискации (как единственной меры наказания)677857302в виде конфискации19512663507753534495 В то же время результаты работы судов общей юрисдикции свидетельствуют об уменьшении количества лиц, привлекаемых к административной ответственности за правонарушения, предусмотренные ст. 7.12 и 7.28 КоАП, в нарушение тенденции, сохранявшейся на протяжении 2004-2007 гг. (табл. 8).
Таблица 8. Статистика рассмотрения судами общей юрисдикции дел об административных правонарушениях по ст. 14.10 КоАП за период 2004-2008 гг.
Год20042005200620072008Всего рассмотрено материалов (по числу лиц)565639122914951610Возвращено для устранения недостатков протоколов (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП)25116217228228Передано по подведомственности23397177123Производство прекращено:- с передачей материалов прокурору, в орган предварительного следствия, орган дознания40712- по другим основаниям, в том числе освобождено от административной ответственности108189232289234Всего лиц, подвергнутых наказанию, из них:4052957029001023юридические лица4--1-должностные лица1954866103128предприниматели---96иные физические лица---787889Наложены административные наказания:в виде предупреждения4----в виде штрафа3982946968821022в виде приостановления деятельности-----в виде конфискации (как единственной меры наказания)316181в виде конфискации135129304564620 Анализ статистических показателей о рассмотрении судами общей юрисдикции правонарушений, предусмотренных ст. 14.10 КоАП, позволяет утверждать о постоянстве тенденции роста количества лиц, подвергаемых административной ответственности за незаконное использование товарного знака (по отношению к 2007 г. - 107%).
Судами общей юрисдикции при рассмотрении материалов об административной ответственности по ст. 14.10 КоАП активно применяется дополнительное наказание в виде конфискации. Остается проблема с реальным взысканием штрафов. Так, в 2007 г. сумма наложенных штрафов за правонарушения, предусмотренные ст. 14.10 КоАП, составила 2 209 790 руб., а реально взыскано 697 233 руб. В 2008 г. значительно выросло число физических лиц, привлекаемых к административной ответственности по данной статье КоАП (табл. 9).
Таблица 9. Статистика рассмотрения арбитражными судами дел об административных правонарушениях по ст. 14.10 КоАП за период 2004-2008 гг.
Категория делГодКоличество разрешенных делКоличество дел, по которым удовлетворены исковые требованияСумма исковых требований, тыс. руб.заявленовзысканоО привлечении к административной ответственности за незаконное использование товарного знака2004413239823200545123513042006144598610158200726991942112220083020203921668 Анализ защиты интеллектуальных прав в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах в порядке гражданского и административного судопроизводства выявляет отсутствие единообразия судебной практики. Так, например, практика применения КоАП свидетельствует о неоднократных откладываниях дел в связи с неявкой без уважительных причин лиц, в отношении которых возбуждаются дела об административных правонарушениях, в связи с чем значительная часть административных дел указанной категории прекращается производством вследствие истечения сроков давности привлечения к административной ответственности. При прекращении производства по делу контрафактная продукция не подлежит конфискации, поскольку конфискация представляет собой вид административного наказания.
При этом, в случае прекращения производства по делу об административном правонарушении по ст. 7.12 КоАП, перед судами вставал вопрос об уничтожении изъятого контрафактного товара: то ли возвращать его лицу, у которого этот товар изымался, то ли он подлежит изъятию и уничтожению в соответствии с ч. 3 ст. 3.7 КоАП как предмет административного правонарушения. Проблема кроется в определенной несогласованности норм КоАП и законодательства об интеллектуальной собственности. Ранее согласно п. 4 ст. 49 Закона об авторском праве в целях защиты авторских и смежных прав предусматривалось, что "контрафактные экземпляры произведений или фонограмм подлежат обязательной конфискации по решению суда или судьи единолично. Конфискованные контрафактные экземпляры произведений или фонограмм подлежат уничтожению". С 1 января 2008 г. данная норма применяется к более широкому кругу товаров в соответствии с нормами ст. 1252 ГК. В то же время КоАП вопрос о вещественных доказательствах в случае прекращения дела об административных правонарушениях не регулируется, а поэтому процессуальные действия в данном случае производиться не могут.
Это предопределяет наряду с устранением правовых коллизий в гражданском и административном праве по этим вопросам необходимость повышения правовых знаний и определенной специализации работников, как судов, так контрольных и правоохранительных органов, участвующих в административно-правовой защите.
Глава 3.3. Научно-практический постатейный комментарий к статьям КоАП (по вопросам защиты интеллектуальных прав)
Согласно норме ст. 2.1 КоАП административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП или законами субъектов РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность.
Состав административного правонарушения определяют его объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона. Если отсутствует хотя бы один из необходимых указанных признаков, в совокупности образующих состав правонарушения, то нормой ст. 24.5 КоАП производство по такому делу исключается из-за отсутствия состава административного правонарушения, даже если имело место событие (действие/бездействие).
Этим определена структура комментария к статьям КоАП по защите интеллектуальных прав.
1. Объектом правонарушения, как и объектом защиты, по общему правилу выступают охраняемые законом интеллектуальные права.
2. Объективная сторона определяется совершением конкретного противоправного действия (бездействия), за которое установлена административная ответственность.
По аналогии с уголовным правом различают формальный состав правонарушения (когда ответственность предусматривается независимо от наступления вредных последствий) и материальный состав (когда ответственность предусматривает наступление вредных последствий и учитывается причинная связь между ними).
3. Основными субъектами правонарушения в статьях КоАП признаются физические лица (граждане, достигшие к моменту совершения административного правонарушения возраста 16 лет, должностные лица) и юридические лица, совершившие противоправные действия (бездействие), за которые установлена административная ответственность.
Физические лица на момент совершения противоправного действия (бездействия) должны достичь 16-летнего возраста и быть вменяемыми.
Под должностным лицом (согласно примечанию к ст. 2.4 КоАП) следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, т.е. наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.
При этом совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, а также совершившие административные правонарушения, предусмотренные ст. 13.25, 14.24, 15.17-15.22, 15.23.1, 15.24.1, 15.29-15.31, ч. 9 ст. 19.5, ст. 19.7.3 КоАП, члены советов директоров (наблюдательных советов), коллегиальных исполнительных органов (правлений, дирекций), счетных комиссий, ревизионных комиссий (ревизоры), ликвидационных комиссий юридических лиц и руководители организаций, осуществляющих полномочия единоличных исполнительных органов других организаций, несут административную ответственность как должностные лица. Лица, осуществляющие функции члена конкурсной, аукционной, котировочной или единой комиссии, созданной государственным или муниципальным заказчиком, уполномоченным органом, совершившие административные правонарушения, предусмотренные ст. 7.29-7.32 КоАП, несут административную ответственность как должностные лица. Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, совершившие административные правонарушения, несут административную ответственность как должностные лица, если КоАП не установлено иное.
Для юридических лиц, находящихся в процессе реорганизации, согласно норме ст. 2.10 КоАП за совершение административного правонарушения к административной ответственности привлекается:
- при слиянии нескольких юридических лиц и при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида - вновь возникшее юридическое лицо;
- при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу - присоединившее юридическое лицо;
- при разделении юридического лица или при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц - то юридическое лицо, к которому согласно разделительному балансу перешли права и обязанности по заключенным сделкам или имуществу, в связи с которыми было совершено административное правонарушение.
4. Субъективная сторона правонарушения определяется наличием вины в одной из двух форм (умысел или неосторожность).
Вина физического лица определяется как субъективное отношение гражданина, совершившего противоправное деяние, к факту его совершения. Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.
Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.
Должностное лицо подлежит административной ответственности в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.
Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.
В то же время согласно норме ст. 2.9 КоАП при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.
5. В санкциях статей КоАП указаны как основные, так и дополнительные наказания.
К основным наказаниям в данных статьях отнесены:
- административный штраф - как денежное взыскание, выражаемое в рублях;
- дисквалификация как ограничение конституционного права лица на осуществление не запрещенной законом деятельности за грубое или неоднократное злоупотребление указанным правом (следует отличать от лишения специального права - ст. 3.8 КоАП и от лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью - ст. 47 УК).
К дополнительным наказаниям в данных статьях отнесена конфискация как принудительное безвозмездное обращение орудия совершения или предмета административного правонарушения в федеральную собственность.
Реализация орудия совершения или предметов административного правонарушения, конфискованных по постановлениям, вынесенным судьями по делам об административных правонарушениях, осуществляется в соответствии с постановлением Правительства РФ от 19.04.2002 N 260. Постановления о конфискации приводятся в исполнение судебными приставами-исполнителями и уполномоченными на то лицами органов внутренних дел в соответствии со ст. 32.4 КоАП. Функции специализированного государственного учреждения при Правительстве РФ "Российский фонд федерального имущества" по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных решений или актов органов, которым предоставлено право принимать решения об обращении взыскания на имущество, а также функции по реализации конфискованного, движимого бесхозяйного, изъятого и иного имущества, обращенного в собственность государства в соответствии с законодательством РФ, осуществляет Росимущество (Указ Президента РФ от 12.05.2008 N 724, постановление Правительства РФ от 05.06.2008 N 432).
За конкретное административное правонарушение может быть назначено либо одно основное, либо основное вместе с одним из дополнительных наказаний, указанных в санкции применяемой статьи. При указании в санкции на альтернативность наказания необходимость в применении дополнительного наказания определяется характером правонарушения, степенью вины нарушителя и другими обстоятельствами дела по усмотрению судьи, органа, должностного лица, рассматривающего дело об административном правонарушении. В противном случае при отсутствии альтернативности дополнительное наказание назначается обязательно.
По общему правилу основные наказания не сочетаемы друг с другом, равно как недопустимо одновременное применение двух дополнительных наказаний.
Обстоятельствами, смягчающими административную ответственность, согласно норме ст. 4.2 КоАП являются те из них, которые дают основание для смягчения административной ответственности в рамках санкции нормы, предусматривающей административное наказание:
1) раскаяние лица - осознание им противоправности содеянного, его отрицательное отношение к правонарушению, активное участие в способствовании раскрытию обстоятельств совершенного деяния, объяснение причин, мотивов совершения правонарушения;
2) добровольное сообщение лицом о совершенном им административном правонарушении - личное заявление (как устное, так и письменное) правонарушителя (до начала производства по делу и не под давлением улик) органам, должностным лицам, осуществляющим производство по делам об административных правонарушениях, о совершенном им правонарушении;
3) предотвращение лицом, совершившим административное правонарушение, его вредных последствий (как правило, сразу после совершения административного правонарушения) и добровольное возмещение причиненного ущерба или устранение причиненного ущерба (по своей инициативе правонарушитель осуществляет реальные действия по устранению или уменьшению таких последствий);
4) совершение административного правонарушения в состоянии сильного душевного волнения (аффекта), если лицо является вменяемым;
5) совершение административного правонарушения несовершеннолетним;
6) совершение административного правонарушения беременной женщиной либо женщиной, имеющей малолетнего ребенка (малолетними в соответствии с нормой ст. 28 ГК признаются несовершеннолетние, не достигшие 14 лет).
Наряду с указанными в законе обстоятельствами, судья, орган и должностное лицо, рассматривающие дело об административном правонарушении, имеют право признавать смягчающими иные обстоятельства, которые не включены в качестве элементов состава административного правонарушения (например, возраст, состояние здоровья, инвалидность, положительное поведение в быту, наличие на попечении виновного больных, престарелых членов семьи и др.).
В отличие от открытого перечня обстоятельств, смягчающих административную ответственность, перечень обстоятельств, отягчающих административную ответственность, согласно норме ст. 4.3 КоАП является исчерпывающим и включает в себя шесть обстоятельств (если они не предусмотрены в качестве квалифицирующего признака административного правонарушения):
1) продолжение противоправного поведения, несмотря на требование уполномоченных лиц прекратить его, что свидетельствует об умышленном характере правонарушения и нежелании лица отказаться от его продолжения, а также об игнорировании требований уполномоченных лиц о прекращении совершаемого правонарушения;
2) повторное совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого такого правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, если не истек годичный срок со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания;
3) вовлечение несовершеннолетнего в совершение административного правонарушения независимо от того, в какой форме оно осуществлялось (использование служебного положения, подстрекательство, обман, уговоры, и др.);
4) совершение административного правонарушения группой лиц (объединение усилий двух или более лиц для совершения одного и того же правонарушения);
5) совершение административного правонарушения в условиях стихийного бедствия или при других чрезвычайных обстоятельствах;
6) совершение административного правонарушения в состоянии опьянения, что должно быть установлено материалами дела (акт медицинского освидетельствования, показания свидетелей и др.).
Статья 7.12. Нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав
1. Объект правонарушения. Статья 7.12 размещена в гл. 7 КоАП и относит нарушения авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав к административным правонарушениям в области охраны собственности.
В диспозиции ч. 1 при административно-правовой защите основными объектами правонарушения и защиты выступают охраняемые авторские права и смежные права.
Основными предметами совершения правонарушения указаны:
- экземпляры произведений или фонограмм, признанные контрафактными;
- экземпляры произведений или фонограмм, на которых указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав.
Орудиями совершения административного правонарушения указаны как материалы и оборудование, так и иные орудия, используемые для воспроизведения контрафактных экземпляров произведений и фонограмм.
В диспозиции ч. 2 при административно-правовой защите основными объектами правонарушения и защиты выступают охраняемые патентные права на изобретение, полезную модель, промышленный образец.
Основными предметами совершения правонарушения указаны изобретение, полезная модель и промышленный образец.
2. Объективная сторона правонарушения. Основными способами совершения правонарушения, составляющими событие правонарушение, в ч. 1 указаны:
- ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование контрафактных экземпляров произведений или фонограмм;
- ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм, если на них указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав;
- иное нарушение авторских и смежных прав.
Основными способами совершения правонарушения в ч. 2 указаны:
- незаконное использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца (кроме случаев, когда такое использование составляет состав недобросовестной конкуренции, предусмотренного ч. 2 ст. 14.33 КоАП);
- разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели либо промышленного образца до официального опубликования сведений о них;
- присвоение авторства в отношении изобретения, полезной модели либо промышленного образца;
- принуждение к соавторству в отношении изобретения, полезной модели либо промышленного образца.
3. Субъекты правоотношений. При защите нарушенных прав в судебном порядке в перечень таких субъектов входят согласно нормам ст. 7.12 КоАП: обладатели авторских и смежных прав, изготовители экземпляров произведений или фонограмм, иные правообладатели, нарушитель - лицо, совершившее противоправные действия, и суд.
Субъектами административного правонарушения и административно-правовой ответственности согласно нормам ст. 7.12 КоАП являются граждане, должностные лица и юридические лица, виновные в их совершении.
4. Субъективная сторона правонарушения. Виновность лица в совершении данного административного правонарушения определяется как умысел.
Обязательным условием признания вины, при котором наступает административная ответственность за нарушение авторских и смежных прав, является совершение действий, указанных в п. 2 настоящего комментария, в целях извлечения дохода.
5. Санкция. В санкциях ч. 1 ст. 7.12 КоАП указаны назначение на безальтернативной основе совокупности основного наказания - административного штрафа и дополнительного наказания в виде конфискации орудия совершения и предмета административного правонарушения в федеральную собственность. Согласно ч. 3 ст. 32.4 КоАП конфискованные экземпляры произведения и фонограмм, материалы и оборудование, используемые для их воспроизведения, и иные орудия совершения указанного административного правонарушения подлежат уничтожению, за исключением случаев передачи конфискованных экземпляров произведения или фонограмм обладателю авторских прав или смежных прав по его просьбе. В данном случае налицо коллизия указанных правовых норм с нормами ст. 1252 ГК. Если указанные орудия или предметы были изъяты в соответствии со ст. 27.10 КоАП, то их уничтожение или передача производится судьей или по его поручению органом, должностное лицо которого произвело изъятие или арест.
В санкциях ч. 2 ст. 7.12 в качестве основного наказания указан только административный штраф, назначаемый гражданам, должностным лицам и юридическим лицам за нарушение патентных прав.
6. Сопряжение с другими правовыми нормами. Нормы ст. 7.12 КоАП непосредственно связаны с нормами ст. 1248, 1250, 1252-1254, с гл. 70-72 ГК (см. разд. 2 настоящей книги), а также с нормами статей КоАП, указанных в данном комментарии (см. гл. 3.1 настоящей книги), и ст. 146 и 147 УК (см. гл. 4.3 настоящей книги).
Статья 7.28. Нарушение установленного порядка патентования объектов промышленной собственности в иностранных государствах
1. Объект правонарушения. Статья 7.28 размещена в гл. 7 КоАП и относит данные нарушения к административным правонарушениям в области охраны собственности.
В диспозиции ст. 7.28 при административно-правовой защите основным объектом правонарушения и защиты выступают охраняемое право на получение патента на объекты промышленной собственности в иностранных государствах.
Согласно норм ст. 1 Парижской конвенции объектами охраны промышленной собственности являются изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания происхождения или наименования места происхождения, а также пресечение недобросовестной конкуренции (ноу-хау). По смыслу ст. 7.28 с учетом процедур государственной регистрации за рубежом к таким объектам относятся права на получение документа, подтверждающего правовую охрану изобретения, полезной модели, промышленного образца, селекционного достижения, товарного знака, наименования места происхождения.
2. Объективная сторона правонарушения. Основным способом совершения правонарушения, составляющим событие правонарушение, в ст. 7.28 КоАП указано нарушение установленного порядка патентования объектов промышленной собственности в иностранных государствах.
Указанный порядок установлен в правилах, предусмотренных нормами следующих статей ГК:
ст. 1395 - патентование изобретений или полезных моделей в иностранных государствах и в международных организациях;
ст. 1445 - патентование селекционного достижения в иностранных государствах;
ст. 1507 - регистрация товарного знака в иностранных государствах и международная регистрация товарного знака;
ст. 1534 - регистрация наименования места происхождения товара в иностранных государствах;
ст. 1551 - условия экспорта единой технологии.
По общему правилу заявка на выдачу патента на созданные в Российской Федерации изобретение или полезную модель может быть подана в иностранном государстве или в международную организацию по истечении шести месяцев со дня подачи соответствующей заявки в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности, если в указанный срок заявитель не будет уведомлен о том, что в заявке содержатся сведения, составляющие государственную тайну. Такая заявка может быть подана и ранее указанного срока, но после проведения по просьбе заявителя проверки наличия в заявке сведений, составляющих государственную тайну в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.
Исключением из этого правила без предварительной подачи соответствующей заявки является патентование в соответствии с Договором о патентной кооперации (изобретения или полезной модели) или Евразийской патентной конвенцией (изобретения), если международная заявка подана в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности как в получающее ведомство и Российская Федерация в ней указана в качестве государства, в котором заявитель намерен получить патент, а евразийская заявка подана через федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.
Согласно нормам ст. 1507 ГК регистрация товарного знака в иностранных государствах осуществляется российскими юридическими лицами и гражданами Российской Федерации в соответствии с нормами международных договоров и национальным режимом охраны в этих странах, но заявка на международную регистрацию товарного знака подается только через федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.
Согласно нормам ст. 1534 заявка на регистрацию наименования места происхождения товара в иностранном государстве может быть подана российскими юридическими лицами и гражданами Российской Федерации только после государственной регистрации наименования места происхождения товара и предоставления исключительного права на такое наименование в Российской Федерации.
Согласно нормам ст. 1445 ГК при подаче заявки на выдачу патента на селекционное достижение в иностранном государстве расходы, связанные с такой охраной селекционного достижения за пределами Российской Федерации, несет заявитель.
Существенное ограничение установлено с 1 января 2008 г. при использовании единой технологии (см. ст. 1240 ГК и комментарий к гл. 77 ГК в разд. 2 настоящей книги). Согласно нормам ст. 1551 единая технология должна иметь практическое применение (внедрение) преимущественно на территории РФ. Право на технологию может передаваться для использования единой технологии на территориях иностранных государств только с согласия государственного заказчика или распорядителя бюджетных средств в соответствии с законодательством о внешнеэкономической деятельности.
3. Субъекты правоотношений. При защите нарушенных прав в судебном порядке в перечень таких субъектов входят согласно нормам ст. 7.28 КоАП: автор, иной правообладатель исключительного права, нарушитель - лицо, совершившее противоправные действия, и суд.
Субъектами административного правонарушения и административно-правовой ответственности согласно нормам ст. 7.28 являются граждане и юридические лица, виновные в их совершении.
4. Субъективная сторона правонарушения. Виновность лица в совершении данного административного правонарушения определяется как через умысел, так и по неосторожности.
5. Санкция. В санкциях ст. 7.28 КоАП указан в качестве основного наказания только административный штраф, назначаемый гражданам и юридическим лицам за нарушение установленного порядка патентования в зарубежных странах.
6. Сопряжение с другими правовыми нормами. Нормы ст. 7.28 КоАП непосредственно связаны с нормами ст. 1248, 1250, 1252-1254, а также 1395, 1445, 1507, 1534, 1551 ГК (см. раздел 2 настоящей книги), а также с нормами статей КоАП, указанных в данном комментарии (см. гл. 3.1 настоящей книги), и ст. 147, 180 УК (см. гл. 4.3 настоящей книги).
Основными международными правовыми актами в указанной области деятельности являются Парижская конвенция, Договор о патентной кооперации, Евразийская патентная конвенция, Международная конвенция по охране селекционных достижений (Женева, 10 ноября 1972 г.), Международная конвенция по охране новых сортов растений (Париж, 2 декабря 1961 г.), Ниццкое соглашение о международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (15 июня 1957 г.), Мадридское соглашение о международной регистрации знаков (14 апреля 1891 г.) и Мадридский протокол от 28 июня 1989 г. и инструкция к ним, Договор о законах по товарным знакам и Инструкция (Женева, 27 октября 1994 г.), Договор о законах по товарным знакам (Сингапур, 27 марта 2006 г.), Соглашение о мерах по предупреждению и пресечению использования ложных товарных знаков и географических указаний (Минск, 4 июня 1999 г.).
Статья 13.14. Разглашение информации с ограниченным доступом
1. Объект правонарушения. Статья 13.14 размещена в гл. 13 КоАП и относит нарушения прав на информацию, доступ к которой ограничен федеральным законом, к административным правонарушениям в области связи и информации.
В диспозиции ст. 13.14 при административно-правовой защите основными объектами правонарушения выступают охраняемые права на информацию, доступ к которой ограничен федеральным законом. Применительно к теме комментария таким объектом являются права на секреты производства (ноу-хау), охраняемые в режиме коммерческой тайны в соответствии с нормами гл. 75 ГК (см. комментарий к указанной главе в разд. 2 настоящей книги) и Законом о коммерческой тайне.
Нормы ст. 13.14 КоАП не распространяются на случаи, когда разглашение информации, связанной с ограниченным доступом, повлекло недобросовестную конкуренцию, ответственность за которую ныне установлена ч. 1 ст. 14.33 КоАП.
2. Объективная сторона правонарушения. Основным способом совершения правонарушения в ст. 13.14 КоАП указано разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом.
Под разглашением информации, составляющей коммерческую тайну, понимается "действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору" (ст. 3 Закона о коммерческой тайне).
Согласно норме ст. 9 Закона об информации для информации, доступ к которой ограничен федеральными законами, обязательным является соблюдение ее конфиденциальности.
Информация, полученная гражданами (физическими лицами) при исполнении ими профессиональных обязанностей или организациями при осуществлении ими определенных видов деятельности (профессиональная тайна), подлежит защите в случаях, если на эти лица федеральными законами возложены обязанности по соблюдению конфиденциальности такой информации. Информация, составляющая профессиональную тайну, может быть предоставлена третьим лицам только в соответствии с федеральными законами и (или) по решению суда. При этом срок исполнения обязанностей по соблюдению конфиденциальности информации, составляющей профессиональную тайну, может быть ограничен только с согласия гражданина (физического лица), предоставившего такую информацию о себе.
3. Субъекты правонарушения. При защите нарушенных прав в судебном порядке в перечень таких субъектов входят согласно нормам ст. 13.14 КоАП: обладатели прав на ноу-хау, нарушители, прокурор, органы внутренних дел и суд.
Согласно норме п. 2 ст. 17 Закона об информации лица, права и законные интересы которых были нарушены в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации, вправе обратиться в установленном порядке за судебной защитой своих прав, в том числе с исками о возмещении убытков, компенсации морального вреда, защите чести, достоинства и деловой репутации. Требование о возмещении убытков не может быть удовлетворено в случае предъявления его лицом, не принимавшим мер по соблюдению конфиденциальности информации или нарушившим установленные законодательством РФ требования о защите информации, если принятие этих мер и соблюдение таких требований являлись обязанностями данного лица.
Субъектами правонарушения и административной ответственности за разглашение информации ограниченного доступа являются граждане и должностные лица, получившие доступ к конфиденциальной информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей и незаконно разгласившие ее.
К должностным лицам, получившим доступ к конфиденциальной информации в связи с исполнением служебных обязанностей, исходя из российского законодательства и сложившейся практики относятся должностные лица органов власти, которые подразделяются в свою очередь на две группы:
1) должностные лица органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, которым правообладатель ноу-хау передал эту информацию (предоставил) в целях выполнения их функций (налоговые органы, таможенные органы, органы государственных внебюджетных фондов, антимонопольные органы, Счетная палата РФ и контрольно-счетные органы субъектов РФ, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, судебные приставы, органы государственного санитарно-эпидемиологического надзора, органы регулирования естественных монополий; органы местного самоуправления и др.);
2) судьи, должностные лица органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, которым по их запросу по делам, находящимся в их производстве, правообладатель ноу-хау, а также органы государственной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления, получившие ранее такую информацию от правообладателя ноу-хау, обязаны предоставить эту информацию в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством РФ.
К гражданам и должностным лицам, получившим доступ к конфиденциальной информации в связи с исполнением профессиональных обязанностей, не связанных с государственной или муниципальной службой, исходя из российского законодательства и сложившейся практики относятся: аудиторы, адвокаты (адвокатские кабинеты, коллегии адвокатов, адвокатские бюро, юридические консультации, адвокатские палаты субъектов РФ и Федеральная палата адвокатов РФ, адвокаты, их помощники и стажеры; защитники), нотариусы (нотариальные палаты, нотариусы и иные лица, работающие в нотариальной конторе; удостоверяющее завещание лицо (кроме нотариуса), переводчик, исполнитель завещания, свидетели, а также гражданин, подписывающий завещание вместо завещателя), страховщики (страховщики, страховые организации, общества взаимного страхования, страховые брокеры, страховые актуарии), организации электрической и почтовой связи, их должностные и иные лица и работники; частные детективы, работники редакций СМИ, третейские суды и другие лица, кому ноу-хау становится известна в силу исполнения ими профессиональных обязанностей на законных основаниях.
4. Субъективная сторона правонарушения. Субъективная сторона правонарушения предполагает умышленное разглашение информации, составляющей ноу-хау.
5. Санкция. В санкциях ст. 13.14 КоАП указан в качестве основного наказания только административный штраф, назначаемый гражданам и должностным лицам, получившим доступ к информации, составляющей ноу-хау, в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей и виновным в ее разглашении.
6. Сопряжение с другими правовыми нормами. Нормы ст. 13.14 КоАП непосредственно связаны с нормами гл. 75 ГК (см. разд. 2 настоящей книги), статей КоАП и других нормативных актов, указанных в данном комментарии, а также ст. 183 УК (см. гл. 4.3 настоящей книги).
Статья 14.10. Незаконное использование товарного знака
1. Объект правонарушения. Статья 14.10 размещена в гл. 14 КоАП и относит нарушения прав на средства индивидуализации к административным правонарушениям в области предпринимательской деятельности.
В диспозиции ст. 14.10 при административно-правовой защите основными объектами правонарушения выступают охраняемые права на средства индивидуализации: товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара, сходные с ними обозначения для однородных товаров (см. комментарий к гл. 76 ГК в разд. 2 настоящей книги).
Основными предметами совершения правонарушения указаны предметы, содержащие незаконное воспроизведение чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров.
2. Объективная сторона правонарушения. Правонарушением в ст. 14.10 КоАП признается любое незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, а также сходных с указанными средствами индивидуализации обозначений для однородных товаров.
В частности, незаконным использованием будет признаваться размещение чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара либо сходных с ними обозначений в отношении однородных товаров - на товарах, упаковке, в рекламе, СМИ, при оформлении вывесок, при демонстрации экспонатов на выставках, на официальных бланках и иной документации, связанной с введением товаров, работ и услуг в хозяйственный оборот.
3. Субъекты правонарушения. При защите нарушенных прав в судебном порядке в перечень таких субъектов входят согласно ст. 14.10 КоАП: правообладатели прав на товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара; нарушители, органы внутренних дел, таможенные органы, Роспотребнадзор, суд и арбитражный суд.
Субъектами правонарушения и административной ответственности являются в данном случае граждане, должностные лица и юридические лица, виновные в незаконном использовании чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров.
4. Субъективная сторона правонарушения. С субъективной стороны правонарушение является умышленным.
5. Санкция. В санкциях ст. 14.10 КоАП указано назначение на безальтернативной основе совокупности основного наказания - административного штрафа и дополнительного наказания в виде конфискации предмета административного правонарушения в федеральную собственность.
6. Сопряжение с другими правовыми нормами. Нормы ст. 14.10 КоАП непосредственно связаны с нормами гл. 76 ГК (см. разд. 2 настоящей книги), статей КоАП и других нормативных актов, указанных в данном комментарии, а также ст. 180 УК (см. гл. 4.3 настоящей книги).
Статья 14.33. Недобросовестная конкуренция (введена Федеральным законом от 09.04.2007 N 45-ФЗ)
1. Объект правонарушения. Статья 14.33 размещена в гл. 14 КоАП и относит нарушения интеллектуальных прав к административным правонарушениям в области предпринимательской деятельности.
В диспозиции ч. 1 ст. 14.33 с учетом норм смежной ст. 13.14 КоАП и темы настоящего комментария при административно-правовой защите основными объектами правонарушения выступают права на ноу-хау, охраняемые в режиме коммерческой тайны.
В диспозиции ч. 2 ст. 14.33 при административно-правовой защите основными объектами правонарушения выступают охраняемые права на все результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, незаконно используемые в товарах, работах и услугах, вводимых в оборот.
Предметами правонарушения в данном случае указаны товары, работы и услуги, содержащие незаконно используемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации.
2. Объективная сторона правонарушения. Основными способами совершения административного правонарушения в ч. 1 ст. 14.33 КоАП указаны любые действия, образующие по своему составу недобросовестную конкуренцию (кроме действий, указанных в ч. 2 ст. 14.33).
В соответствии с нормой ст. 4 Закона о защите конкуренции под недобросовестной конкуренцией понимаются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.
Нормой ст. 14 указанного Закона установлен запрет на недобросовестную конкуренцию. В частности, запрещены:
- распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;
- введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей;
- некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами;
- незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну;
- незаконное приобретение и использование исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.
Основными способами совершения административного правонарушения в ч. 2 ст. 14.33 КоАП указаны продажа, обмен или иное введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг.
Отдельные действия, образующие объективную сторону составов административных правонарушений, предусмотренных нормами ст. 14.33 КоАП, могут содержать признаки смежных составов административных правонарушений, предусмотренных нормами ст. 7.12, 13.14, 14.10 КоАП. В таких случаях вопрос о квалификации правонарушения решается с учетом соотносимости данных действий указанным признакам недобросовестной конкуренции.
3. Субъекты правонарушения. При административно-правовой защите нарушенных прав в перечень таких субъектов входят согласно нормам ст. 14.33 КоАП: правообладатели охраняемых интеллектуальных прав, нарушители интеллектуальных прав; федеральный антимонопольный орган, Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности и арбитражный суд.
Согласно норме ст. 14 Закона о защите конкуренции решение федерального антимонопольного органа о нарушении в отношении приобретения и использования исключительного права на товарный знак направляется заинтересованным лицом в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности для признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку.
Субъектами правонарушения и административной ответственности являются в данном случае должностные лица и юридические лица, а также индивидуальные предприниматели, виновные в совершении действий, образующих по своему составу недобросовестную конкуренцию.
4. Субъективная сторона правонарушения. Вина в совершении данного административного правонарушения определяется через умысел.
5. Санкция. В санкциях ч. 1 ст. 14.33 КоАП указано назначение в качестве основного наказания - административного штрафа для должностных лиц и юридических лиц; а в ч. 2 - на альтернативной основе для должностных лиц одного из основных наказаний - административного штрафа или дисквалификации на срок до трех лет, и административного штрафа для юридических лиц.
Нормой ч. 3 ст. 4.5 КоАП установлен годичный срок давности привлечения к административной ответственности за административное правонарушение, влекущее применение административного наказания в виде дисквалификации, со дня совершения или обнаружения правонарушения.
6. Сопряжение с другими правовыми нормами. Нормы ст. 14.33 КоАП непосредственно связаны с нормами части четвертой ГК (см. разд. 2 настоящей книги), статей КоАП и других нормативных актов, указанных в данном комментарии, а также ст. 146, 147, 180, 183 УК (см. гл. 4.3 настоящей книги).
Раздел 4. Уголовно-правовая защита интеллектуальной собственности
Глава 4.1. Характеристика и проблемы применения уголовно-правовой ответственности в сфере защиты интеллектуальной собственности
Уголовное законодательство в России за последние пол столетия в части регулирования уголовно-правовой защиты интеллектуальной собственности претерпело существенные изменения. В УК РСФСР 1960 г. защите интеллектуальной собственности было посвящено всего две статьи: ст. 141 предусматривала ответственность за нарушение авторских и изобретательских прав, ст. 155 - за незаконное использование товарных знаков.
Оценка норм уголовного законодательства с принятием действующего УК позволяла считать, что в нем была предусмотрена возможность защиты всех известных на сегодняшний день объектов интеллектуальной собственности: уголовное наказание предусмотрено за нарушение авторских и смежных прав (ст. 146), изобретательских и патентных прав (ст. 147), прав на средства индивидуализации (ст. 180), за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, - ноу-хау (ст. 183), защита от недобросовестной конкуренции (ст. 182).
При защите прав на объекты интеллектуальной собственности в Интернете следует учитывать, что в уголовном праве при отсутствии общего определения компьютерного преступления стали нормой действующие функциональные определения, поэтому, по-видимому, наряду с признаками компьютерных преступлений, отраженными в гл. 28 УК (ст. 272-274), надо выделять особенности выявления и пресечения и других преступлений, которые могут совершаться в информационных компьютерных системах, в том числе связанные с посягательством на права в отношении прав на объекты интеллектуальной собственности.
За первые пять лет действия УК (1997-2001) число регистрируемых преступлений в области защиты прав на объекты интеллектуальной собственности составило более 6 тыс., а в области компьютерной информации - более 3200, тогда как лица, совершившие эти преступления, выявлялись лишь в каждом третьем - пятом случае, а осуждался лишь каждый второй из числа выявленных лиц.
Анализ данных регистрации указанных преступлений в данный период позволяет прийти к следующим выводам.
При росте регистрируемых преступлений за пять лет по ст. 146 УК в 2,7 раза число выявленных лиц выросло в 4,7 раза, что говорит о наработке определенного опыта работы правоохранительных органов в этой области в указанный период, в то же время осуждался лишь каждый пятый из числа выявленных лиц, совершивших эти преступления.
Отмечается ежегодный (по сравнению с уровнем 1997 г.) рост регистрации таких преступлений, как заведомо ложная реклама (ст. 182 УК). Однако при этом поступательного роста показателей регистрации не отмечается. Колебания показателей не позволяют прийти к выводу о какой-либо тенденции в их развитии. Следует отметить, что несмотря на отмечаемый рост, количество этих преступлений по всей стране ежегодно не превышает сотни, что, конечно, не соответствует распространенности этого правонарушения в стране. В начале столетия (с 2003 г.) данная статья 182 УК, которую возможно было использовать в рамках уголовно-правовой защиты от недобросовестной конкуренции, была исключена.
Ежегодно регистрируется от 10 до 50 нарушений изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК). В 2002 г. по сравнению с уровнем 1997 г. регистрация этого преступления снизилась на 65%. В 1998 и 1999 гг. снижение выражалось одинаковым показателем в 58%, а в 2000 и 2001 гг. отмечен рост регистрации этого преступления на 6,9 и 4,6% соответственно.
Анализ данных уголовной регистрации преступлений, предусмотренных ст. 180 УК, свидетельствует об устойчивой тенденции снижения уровня регистрируемых преступлений данного вида в первую пятилетку применения нового УК. Эта тенденция была нарушена только в 1999 г. Во весь остальной период времени по сравнению с 1997 г. отмечается возрастающее год от года снижение анализируемого показателя. В 2002 г. снижение регистрации этого преступления по сравнению с уровнем 1997 г. составило 33,7%.
В целом при анализе применения норм УК (за период 1997- 2001 гг.) можно условно выделить пять основных групп:
- неэффективные статьи УК, по которым (почти) не регистрировались преступления (ст. 147, 183, 274);
- малоэффективные статьи УК, по которым (почти) не выявлялись лица, совершившие преступления (ст. 182, 273);
- низкоэффективные статьи УК, по которым (почти) не осуждались лица, совершившие преступления (ст. 146, 272);
- среднеэффективные статьи УК, по которым регистрировались преступления, выявлялись и осуждались лица, их совершившие, но продолжался рост таких преступлений (ст. 180);
- высокоэффективные статьи УК, по которым регистрировались преступления, выявлялись и осуждались лица, их совершившие, и при этом снижалось число таких преступлений (нет).
Анализ данных уголовной статистики позволяет считать, что латентность указанного массива анализируемой преступности значительна. По публикациям в прессе очевидно, что огромное число правонарушений из числа проанализированных не выявляется и не регистрируется.
Другой немаловажной проблемой, прямо связанной с недостатком статистических форм, посредством которых собирается информация о преступности данного вида, является то, что существующие формы статистической отчетности не позволяют судить о том, шла ли речь в выявленных преступлениях о нарушении прав государства на различные объекты промышленной собственности. Например, при анализе статистической информации, характеризующей регистрацию преступлений, предусмотренных ст. 180 УК, судить о том, посягали ли эти преступления на интересы государства или частных лиц, невозможно.
В современном российском законодательстве уголовная ответственность при защите интеллектуальной собственности предусмотрена за следующие преступления:
- нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК);
- нарушение прав на изобретение, полезную модель, промышленный образец (ст. 147 УК);
- нарушение прав на товарный знак, знак обслуживания, наименование мест происхождения товара (ст. 180 УК);
- неправомерное разглашение, завладение и использование ноу-хау (ст. 183 УК);
- нарушение правил перемещения объектов интеллектуальной собственности через таможенную границу РФ (ст. 188, 194 УК);
- нарушение правил экспортного режима и режима ввоза на территорию РФ (ст. 189 УК).
С учетом в основном частного характера прав на объекты интеллектуальной собственности ранее был предусмотрен особый порядок возбуждения уголовного преследования только по заявлению потерпевшего (ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 147 УК). В последующем это правило стало исключением: только в случае, предусмотренном ч. 1 ст. 147 УК.
Общее представление о состоянии и тенденциях применения уголовного закона в борьбе с нарушениями авторских, смежных, патентных и иных прав на объекты интеллектуальной собственности характеризуют данные табл. 10-12.
Таблица 10. Ответственность за преступления в области защиты интеллектуальной собственности (1997-2005 гг.)
Объекты интеллектуальной собственностиСтатья УКСтатья 126 УПК РСФСР/ ст. 151 УПКСтатистика: зарегистрировано преступлений - выявлено лиц - осуждено1997 г.1998 г.1999 г.2000 г.2001 г.2002 г.2003 г.2004 г.2005 г.ВсегоАвторские и смежные праваСтатья 146 - до пяти лет лишения свободыПрокуратура/прокуратура302-84-0607-210-29606-296-65875-543-87810-398-96949-509-1381229-672-1841917-1084-4552924-1548-81710219-5344-1871Патентные праваСтатья 147 - до пяти лет лишения свободыПрокуратура/прокуратура43-36-518-31-1218-36-7646-17-3445-12-1812-45-1414-13-712-5-324-7-1234-166-180Средства индивидуализацииСтатья 180 - до двух лет исправительных работДознаватели457-114-136442-156-112526-211-161444-106-96321-92-83303-66-44352-80-32328-56-17470-78-193643-959-700Ноу-хау (в режиме коммерческой тайны)Статья 183 - до 10 лет лишения свободыОрганы внутренних дел/органы внутренних дел, следователи10-2-317-6-212-0-353-14-384-16-7130-16-7306-54-25Защита против недобросовестной конкуренцииСтатья 182 - до двух лет лишения свободыОрганы внутренних дел/дознаватели20-0-252-5-049-5-298-7-154-1-175-4-0348-22-6Незаконный экспорт технологий, НТИ для ОМП, ВВТСтатья 189 - до семи лет лишения свободыФСБ России/ФСБ России1-5-70-2-29-2-10-0-00-0-11-0-01-0-0-2-2-01-0-016-11-11 Таблица 11. Сведения о преступлениях, предусмотренных ст. 146, 147, 180, 183, 188, 189, 194 УК*(18) (2006-2008 гг.)
Вид преступлений/статья УК2006 г.2007 г.2008 г.Зарегистрировано преступленийВыявлено лицЗарегистрировано преступленийВыявлено лицЗарегистрировано преступленийТемпы прироста к 2000 г., %Выявлено лиц/по наиболее тяжкому составуТемпы прироста к 2000 г., %Нарушение авторских и смежных прав (ст. 146)72454037787444266885516,43793/3717584,5Нарушение изобретательских и патентных прав (ст. 147)201513119-80,45/4-76,5Незаконное использование товарного знака (ст. 180)87810992413756627,5194/16757,5Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183)2442851431439728,386/54285,7Контрабанда (ст. 188)6926169869831903798682,7201821,4Незаконные экспорт или передача технологий, научно-технической информации, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники (ст. 189)55524-1- Таблица 12. Сведения о преступлениях, предусмотренных ст. 146, 147, 180, 183, 188, 189, 194 УК, и лицах, их совершивших, в 2008 г.*(19)
Статья УККоличество преступлений, уголовные дела и материалы о которых находились в производстве на начало года или зарегистрированы в отчетном периодеВ том числеКоличество преступлений, зарегистрированных в отчетном периодеКоличество предварительно расследованных преступлений в отчетном периодеУголовные дела о которых направлены в суд с обвинительным заключением либо обвинительных актомКоличество преступлений, уголовные дела о которых приостановлены по:п. 1 ч. 1 ст. 208 УПКп. 2, 3 ч. 1 ст. 208 УПК1468071688552544860139016714719953311807305663972951402118346343943338393 Как очевидно из уголовно-правовой статистики в указанный период, если в защите авторских и смежных прав наметился положительный сдвиг (за десятилетие число регистрируемых преступлений по ст. 146 УК выросло в 10 раз, каждое второе из них раскрывается (ранее 1/4-1/3), а по каждому пятому случаю принято судебное решение (ранее только 1/10), то применительно к объектам промышленной собственности за прошедший период динамика отрицательная (регистрируется преступлений по ст. 147 УК в два раза меньше, выявляется лиц, виновных в их совершении, - в три раза меньше, а число приговоров, которые и так выносятся лишь в 20% случаев от числа зарегистрированных преступлений, снизилось в 1,5 раза), что явно не отражает реальной ситуации в этой области.
Необходимо отметить общую тенденцию уменьшения количества зарегистрированных преступлений и выявленных лиц, их совершивших, в 2008 г. по сравнению с 2007 г. по всем статьям УК.
Анализ статистических данных свидетельствует о том, что по всем статьям УК существенно уменьшается количество преступлений, уголовные дела о которых направляются в суд с обвинительным заключением либо обвинительным актом, по отношению к зарегистрированным преступлениям. Показательна также статистика по соотношению общего количества лиц, совершивших преступления, и лиц, совершивших данные преступления по наиболее тяжкому составу.
Несмотря на разъяснения Пленума ВС РФ в постановлении от 26.04.2007 N 14, остаются проблемы в судебной практике при рассмотрении судами общей юрисдикции уголовных дел, требующие своего законодательного, методического и организационного разрешения.
Также, по-видимому, надо признать, что потенциал УК не используется полностью, в силу, прежде всего, слабого знания или недопонимания правоприменителями основных взаимосвязей этих норм уголовного закона и норм специального законодательства об интеллектуальной собственности и замысла его разработчиков. Это требует по-новому взглянуть на изданные комментарии к УК, уточнить содержание учебных программ, учебников и учебных пособий по данному курсу, как в юридических вузах, так и в институтах повышения квалификации.
Подробное рассмотрение норм и правил уголовно-правовой защиты интеллектуальных прав в указанных случаях рассматривается в гл. 4.3 в рамках научно-практического постатейного комментария к соответствующим статьям УК (по вопросам защиты интеллектуальных прав).
Глава 4.2. Судебная практика уголовно-правовой защиты интеллектуальной собственности
Число преступлений, выявленных в России в сфере интеллектуальной собственности за последние годы, постоянно увеличивается в основном как за счет активизации работы правоохранительных органов, так и благодаря активной позиции правообладателей или их представителей.
Сравнительный анализ уголовно-правовой защиты по отдельным видам интеллектуальной собственности приведен в нижеуказанных таблицах.
Статистика рассмотрения судами общей юрисдикции уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 146 УК за 2004-2008 гг.
Год20042005200620072008Число осужденных по ч. 1 ст. 146 УК12612108По совокупности с другой статьей12222Всего138141210Число осужденных по ч. 2 ст. 146 УК291570138018961781По совокупности с другой статьей222982160274Всего313599146220562055Число осужденных по ч. 3 ст. 146 УК126126490834958По совокупности с другой статьей5591558Всего1311314998491016 Анализ статистических данных свидетельствует о том, что в 2008 г. больше привлечено к уголовной ответственности лиц за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере (ч. 2 ст. 146 УК).
В 1,2 раза увеличилось число лиц, привлеченных к уголовной ответственности за аналогичные действия, совершенные неоднократно, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в особо крупном размере, лицом с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 146 УК).
Статистика рассмотрения судами общей юрисдикции уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 147 УК за 2004-2008 гг.
Год20042005200620072008Число осужденных по ч. 1 ст. 147 УК3221-По совокупности с другой статьей-5-1Всего37211Число осужденных по ч. 2 ст. 147 УК-4-21По совокупности с другой статьей---1-Всего-4-31 Сохранилась существовавшая на протяжении последних двух лет тенденция относительно количества лиц, привлеченных к уголовной ответственности за нарушение изобретательских и патентных прав, несмотря на принятое постановление Пленума ВС РФ от 26.04.2007 N 14, содержащее соответствующие руководящие разъяснения по делам данной категории.
Объяснением данному явлению по-прежнему может служить как отнесение уголовных дел о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 147 УК, в силу ч. 3 ст. 20 УПК к делам частно-публичного обвинения (возбуждаемыми по заявлению потерпевшего или его законного представителя), так и ориентирование правоохранительных органов на преимущественную защиту авторских прав, в основном иностранных правообладателей. Борьба с контрафактом в сфере промышленной собственности в защиту отечественных правообладателей патентов и ноу-хау пока не стала приоритетной для государственных органов РФ.
Анализ статистических данных свидетельствует о том, что в 2008 г. практически в 1,6 раза увеличилось количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности лиц за незаконное использование товарного знака. При этом более чем в два раза увеличилось число осужденных за совершение указанных деяний группой лиц или организованной группой.
Статистика рассмотрения судами общей юрисдикции уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 180 УК за 2004-2008 гг.
Год20042005200620072008Число осужденных по ч. 1 ст. 180 УК813324159По совокупности с другой статьей8511115Всего1618435264Число осужденных по ч. 2 ст. 180 УК11---По совокупности с другой статьей-----Всего11---Число осужденных по ч. 3 ст. 180 УК10981329По совокупности с другой статьей1345829Всего2313132158 Статистика рассмотрения судами общей юрисдикции уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 183 УК за 2004-2008 гг.
Год20042005200620072008Число осужденных по ч. 1 ст. 183 УК23714По совокупности с другой статьей311459Всего51411613Число осужденных по ч. 2 ст. 183 УК57433По совокупности с другой статьей2----Всего77433Число осужденных по ч. 3 ст. 183 УК977611По совокупности с другой статьей14-116Всего10117727 Статистические данные указывают на увеличение в 2008 г. почти в два раза количества лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну. При этом в четыре раза увеличилось число осужденных по дополнительной квалификации (по совокупности с другим более тяжким преступлением).
Статистика рассмотрения судами общей юрисдикции уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 188 УК за 2004-2008 гг.
Год20042005200620072008Число осужденных по ч. 1 ст. 188 УК349401572756862По совокупности с другой статьей1333353062Всего362434607786924Число осужденных по ч. 2 ст. 188 УК2363594657696744По совокупности с другой статьей297204234215331Всего6607988919111075Число осужденных по ч. 3 ст. 188 УК117963По совокупности с другой статьей--111Всего1171064Число осужденных по ч. 4 ст. 188 УК2551497393По совокупности с другой статьей1313173968Всего386466112161 Число лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за контрабанду, постепенно увеличивается с каждым годом. Все чаще предметом контрабанды становятся объекты интеллектуальной собственности. В этой связи было принято постановление Пленума ВС РФ от 27.05.2008 N 6 "О судебной практике по делам о контрабанде", где разъяснено, что предметом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 188 УК, является любое перемещаемое через таможенную границу движимое имущество, признаваемое товаром в соответствии с ТК (подп. 1-3 п. 1 ст. 11) и Федеральным законом "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" (п. 26 ст. 2), включая иные не являющиеся товарами предметы, для которых законодательством установлен определенный порядок и правила их перемещения через таможенную границу РФ (например, используемые для международных перевозок транспортные средства, которые не обладают признаками товаров, рукопись научной статьи либо иной не имеющий цены товара объект интеллектуальной собственности на материальном носителе, в частности полезная модель, промышленный образец).
Статистика рассмотрения судами общей юрисдикции уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 189 УК за 2004-2008 гг.
Год20042005200620072008Число осужденных по ч. 1 ст. 189 УК--4-2По совокупности с другой статьей--1--Всего--5-2Число осужденных по ч. 2 ст. 189 УК-----По совокупности с другой статьей-----Всего-----Число осужденных по ч. 3 ст. 189 УК----2По совокупности с другой статьей----2Всего----4 В 2008 г., в отличие от 2007 г., получила свое продолжение появившаяся в 2006 г. попытка создания практики привлечения к уголовной ответственности за незаконный экспорт или передачу сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ (оказание услуг), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники. При этом половину из осужденных лиц составляют лица, совершившие указанные деяния в составе организованной группы либо лицами, наделенными правом осуществлять внешнеэкономическую деятельность, в отношении которых установлен экспортных контроль.
Статистика рассмотрения судами общей юрисдикции уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 194 УК за 2004-2008 гг.
Год20042005200620072008Число осужденных по ч. 1 ст. 194 УК312411По совокупности с другой статьей21167Всего5231018Число осужденных по ч. 2 ст. 194 УК18981111По совокупности с другой статьей5711431Всего2316191542 Количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности за уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организаций и физических лиц, по-прежнему остается незначительным. Однако по сравнению с 2007 г. число осужденных увеличилось почти в три раза. Кроме того, проблемы, связанные с разграничением дел данной категории с делами о контрабанде, получили отражение в постановлении Пленума ВС РФ от 27.05.2008 N 6, в п. 22 которого разъяснено, что не образуют состава контрабанды и подлежат квалификации только по ст. 194 УК действия, связанные с уклонением от уплаты таможенных платежей, совершенные после принятия таможенным органом решения о выпуске товаров в свободный оборот (например, в случаях использования ввезенных товаров на таможенной территории РФ вопреки условиям помещения этих товаров под таможенный режим, содержание которого предусматривает полное или частичное освобождение от уплаты таможенных пошлин либо возврат уплаченных сумм, или в случаях, когда способ получения от таможенного органа разрешения на выпуск товара и уклонения тем самым от уплаты таможенных платежей не связан с совершением действий, перечисленных в диспозиции ч. 1 ст. 188 УК).
Глава 4.3. Научно-практический комментарий к статьям УК (по вопросам защиты интеллектуальных прав)
Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав
По статистике, за последние пять лет в Российской Федерации по ст. 146 УК осуждено 9247 лиц. В том числе за 2008 г. по данной статье УК осуждено 3081 лицо, из них: по ч. 1 - 10 лиц, по ч. 2 - 2055 лиц, по ч. 3 - 1016 лиц. С каждым годом количество осужденных за нарушение авторских и смежных прав постоянно увеличивается.
Объектом любого преступления являются охраняемые уголовным законом общественные отношения. Такой подход позволяет отграничивать преступления от непреступного причинения вреда, а также в ряде случаев от иных правонарушений: административных, гражданско-правовых, дисциплинарных. Законодательная основа квалификации при решении вопроса об общем объекте, т.е. о выяснении, к какой группе правонарушений относится рассматриваемое общественно опасное деяние, - ст. 2 УК.
Непосредственный объект данного преступления - это конкретное общественное отношение, которому преступление причинило вред, связанное с защитой авторских и смежных прав граждан, организаций. Общественные отношения могут возникать в связи с реализацией гражданами конституционного права на свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, закрепленного в ст. 44 Конституции РФ. Основное назначение непосредственного объекта преступления - идентифицировать преступление внутри главы Особенной части УК. Законодательной основой в этом случае является наименование конкретной статьи Особенной части УК, содержание диспозиции (предмета преступления, потерпевшего и других признаков состава). Непосредственный объект по содержанию находится как бы внутри родового объекта и тем более внутри видового, и это обстоятельство следует учитывать при квалификации преступления по непосредственному объекту.
Дополнительным непосредственным объектом могут быть честь и деловая репутация автора и иного правообладателя, отношения собственности.
Квалификация по объекту позволяет установить, какие общественные отношения пострадали или могли пострадать в результате совершения преступления, а также норму УК, которая охраняет эти отношения.
Предмет преступления в качестве признака, характеризующего объект преступления, - это конкретные материальные предметы, по поводу которых совершается преступление.
Предмет преступления (ч. 1 ст. 146 УК) - чужое научное, литературное, музыкальное, художественное или иное произведение.
Предметом преступления (ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК) являются контрафактные экземпляры произведений или фонограмм, а также различные иные объекты авторских и смежных прав.
Объектами авторских прав согласно ст. 1259 ГК являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения:
1) литературные произведения;
2) драматические и музыкально-драматические произведения, сценарные произведения;
3) хореографические произведения и пантомимы;
4) музыкальные произведения с текстом или без текста;
5) аудиовизуальные произведения;
6) произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства;
7) произведения декоративно-прикладного и стенографического искусства;
8) произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов;
9) фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии;
10) географические, геологические и другие карты, планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к географии, топографии и к другим наукам;
11) другие произведения.
К объектам авторских прав относятся также программы для ЭВМ, которые охраняются как литературные произведения. Применительно к программам для ЭВМ лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ, без согласия правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения вправе изучать, исследовать или испытывать функционирование такой программы в целях определения идей и принципов, лежащих в основе любого элемента программы для ЭВМ, путем внесения в программу для ЭВМ или базу данных изменений исключительно в целях их функционирования на технических средствах пользователя и осуществлять действия, необходимые для функционирования таких программы или базы данных в соответствии с их назначением, в том числе запись и хранение в памяти ЭВМ (одной ЭВМ или одного пользователя сети), а также осуществить исправление явных ошибок.
К объектам авторских прав могут также относиться производные произведения, т.е. произведения, представляющие собой переработку другого произведения, а также составные произведения, т.е. произведения, представляющие собой по подбору или расположению материалов результат творческого труда.
Факт обнародования (опубликования) произведения не имеет значения для защиты интеллектуальных прав автора. Даже часть произведения, которая может использоваться самостоятельно, признается объектом авторского права. Переводы, рефераты, обзоры, адаптации, музыкальные аранжировки и другие переделки литературного или художественного произведения охраняются наравне с оригинальным произведением.
В то же время не являются объектами авторского права идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования.
Не признаются объектами авторского права: официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы; государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и т.п.), а также символы и знаки муниципальных организаций; произведения народного творчества (фольклор), не имеющие конкретных авторов; сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и т.п.).
Авторские права переводчика, составителя и иного автора производного или составного произведения защищаются самостоятельно, независимо от защиты прав авторов произведений, на которых основано производное или составное произведение.
Согласно ст. 1257 ГК автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано. Лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения, считается его автором, если не доказано иное. Граждане, создавшие произведение совместным творческим трудом, признаются соавторами независимо от того, образует ли такое произведение неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение. Автору произведения в силу положений ст. 1255 ГК принадлежат следующие права: 1) исключительное право на произведение; 2) право авторства; 3) право автора на имя; 4) право на неприкосновенность произведения; 5) право на обнародование произведения.
В соответствии с частью четвертой ГК объектами смежных прав являются: 1) исполнения артистов-исполнителей и дирижеров, постановки режиссеров-постановщиков спектаклей (исполнения), если эти исполнения выражаются в форме, допускающей их воспроизведение и распространение с помощью технических средств; 2) фонограммы, т.е. любые исключительно звуковые записи исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение; 3) сообщения передач организаций эфирного или кабельного вещания, в том числе передач, созданных самой организацией эфирного или кабельного вещания либо по ее заказу за счет ее средств другой организацией; 4) базы данных в части их охраны от несанкционированного извлечения и повторного использования составляющих их содержание материалов; 5) произведения науки, литературы и искусства, обнародованные после их перехода в общественное достояние, в части охраны прав публикаторов таких произведений.
Экземпляром произведения признаются копии произведений, изготовленные в любой материальной форме, в том числе в виде информации, зафиксированной на машиночитаемом носителе (CD- и DVD-диске, МР3-носителе и др.).
Экземпляр фонограммы представляет собой копию на любом материальном носителе, изготовленную непосредственно или косвенно с фонограммы и включающую все звуки или часть звуков, зафиксированных в этой фонограмме (звуковой записи исполнений или иных звуков).
Экземпляры произведений или фонограмм считаются контрафактными, если изготовление, распространение или иное их использование, а равно импорт таких экземпляров влечет за собой нарушение авторских и смежных прав, охраняемых в соответствии с законодательством РФ. Признавая экземпляр произведения контрафактным, суд оценивает все фактические обстоятельства дела, в частности обстоятельства и источник приобретения лицом указанных экземпляров, правовые основания их появления на территории РФ, наличие авторского или лицензионного договора, соответствие обстоятельств использования произведения условиям этого договора (выплата вознаграждения, тираж и т.д.), заключение экспертизы изъятого экземпляра произведения.
Потерпевший от преступления в уголовно-правовом понимании - это лицо, которому преступление причиняет вред (ущерб) и признаки которого названы в диспозиции нормы. Таким образом, законодательной основой для квалификации по признаку потерпевшего является обозначение его в диспозиции конкретной нормы УК. И только это позволяет названному признаку, характеризующему объект, вступать в процесс квалификации.
Следует обратить внимание на отличие потерпевшего в уголовно-правовом понимании от потерпевшего в уголовно-процессуальном смысле слова. В соответствии со ст. 42 УПК им является физическое лицо, которому преступлением причиняется физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.
Помимо автора произведения (физического лица, творческим трудом которого создано произведение) или обладателей смежных прав (исполнителей, производителей фонограмм, организаций эфирного и кабельного вещания) потерпевшими по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 146 УК, могут являться иные лица (как физические, так и юридические), которым авторское право или смежные права принадлежат на основании закона, переходят по наследству либо по договору.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 146 УК, выражается в следующих действиях:
- присвоение авторства (плагиат);
- незаконное использование объектов авторского права или смежных прав;
- приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта.
Присвоение авторства (плагиат) (ч. 1 ст. 146) выражается в том, что лицо объявляет себя автором чужого произведения, выпускает его полностью или частично под своим именем (псевдонимом). Присвоением авторства признается издание произведения, созданного совместно с другими авторами без указания фамилий соавторов, использование в своих трудах чужого произведения без ссылки на автора.
Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав (ч. 2 ст. 146) состоит в совершении без ведома или согласия автора: воспроизведения произведения (изготовлении одного или более экземпляров произведения или его части в любой материальной форме, в том числе запись произведения или фонограммы в память ЭВМ, на жесткий диск компьютера), продажи, сдачи в прокат экземпляров произведений или фонограмм, публичного показа или публичного исполнения произведения, обнародования произведений, фонограмм, исполнения, постановки для всеобщего сведения посредством их передачи по радио или телевидению (передача в эфир), перевода произведения, его переработки, модификации программы для ЭВМ или базы данных, а также иных действий, совершаемых без оформления в соответствии с законом, договором либо соглашением. Перечень указанных действий, которые расцениваются как незаконное использование, не является исчерпывающим. Для правильной квалификации деяний, связанных с незаконным использованием объектов авторских и смежных прав, следует выяснять особенности правового регулирования предоставления правомочий на использование таких объектов.
Отсутствие у обвиняемого документов, подтверждающих его право на конкретный вид использования объектов авторских и смежных прав (авторский договор, договор о передаче смежных прав, лицензия общества по коллективному управлению, имеющего договор с правообладателем), может рассматриваться в качестве одного из доказательств, свидетельствующих о нарушении этим лицом авторских и смежных прав.
Использование произведения или объектов смежных прав допускается без согласия автора или иного правообладателя и (или) без выплаты соответствующего вознаграждения (например, воспроизведение гражданином исключительно в личных целях или цитирование в научных, полемических, критических или информационных целях правомерно обнародованных чужих произведений в объеме, оправданном целью цитирования, включая воспроизведение отрывков из газетных и журнальных статей в форме обзоров печати).
Использованием произведения признается также публичное исполнение, т.е. представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных технических средств), а также показ аудиовизуального произведения (с сопровождением или без сопровождения звуком) в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи независимо от того, воспринимается произведение в месте его представления или показа либо в другом месте.
Приобретение контрафактных экземпляров произведений или фонограмм состоит в их получении лицом в результате любой сделки (например, в результате купли-продажи, обмена либо при получении указанных предметов в качестве вознаграждения за проделанную работу, оказанную услугу или как средства исполнения долговых обязательств).
Под хранением контрафактных экземпляров произведений или фонограмм понимаются любые умышленные действия, связанные с фактическим их владением (на складе, в местах торговли, изготовления или проката, в жилище, в тайнике и т.п.).
Перевозкой признается умышленное их перемещение любым видом транспорта из одного места нахождения в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта.
Обязательным последствием преступных действий, выразившихся в присвоении авторства (ч. 1 ст. 146), признается крупный ущерб, причиненный автору. Понятие "крупный ущерб" является оценочным. Таковым может признаваться как моральный вред, так и материальный ущерб. Ущерб может быть не только имущественным, но и моральным. Для определения крупного имущественного ущерба рекомендуется исходить из объективных и субъективных критериев, а при определении крупного морального ущерба руководствоваться субъективным критерием и принятыми в обществе оценками правил поведения в данной сфере. Объективными критериями могут служить размер гонорара за произведение, неполученный доход от реализации предметов авторского права, которые не получил автор, а субъективным - оценка ущерба (имущественного или морального) как крупного самим автором. При определении материального ущерба следует исходить из того, какую сумму автор не получил, а не из того, какую сумму получил или намеревался получить нарушитель. Сумма материального ущерба для признания ее крупной должна превышать 50 тыс. руб.
При незаконном использовании объектов авторского права или смежных прав, а равно в случае приобретения, хранения и перевозки контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта (ч. 2 ст. 146), необходимым условием для уголовной ответственности является совершение деяния в крупном размере, т.е. если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают 50 тыс. руб. Кроме того, для привлечения виновного к ответственности необходимо установить наличие причинной связи между законными действиями виновного и наступившими последствиями.
Если деяния, формально подпадающие под действие ч. 1 ст. 146 УК, причинили ущерб, не превышающий пределы крупного размера, либо они совершены в размере, не превышающем пределы крупного (ч. 2 и 3 УК), содеянное может повлечь за собой гражданско-правовую или административную ответственность по ч. 1 или 2 ст. 7.12 КоАП.
Устанавливая признаки крупного или особо крупного размера деяний, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 146 УК, следует исходить из розничной стоимости оригинальных (лицензионных) экземпляров произведений или фонограмм на момент совершения преступления, исходя при этом из их количества, включая копии произведений или фонограмм, принадлежащих различным правообладателям.
При установлении крупного размера следует исходить из обстоятельств каждого конкретного дела (например, из наличия и размера реального ущерба, размера упущенной выгоды, размера доходов, полученных лицом в результате нарушения им прав на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации). При этом следует учитывать положения ст. 15 ГК, в соответствии с которой если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.
Указанное преступление с материальным составом и считается оконченным только после наступления вредных последствий (причинение крупного ущерба). Соответственно, действия по присвоению авторства, незаконному использованию объектов авторского права или смежных прав до наступления крупного ущерба или крупного размера при наличии умысла на его получение квалифицируются как покушение на совершение преступления.
Необходимым условием наступления уголовной ответственности за приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм является совершение указанных деяний с целью сбыта.
Под сбытом понимается умышленное возмездное или безвозмездное предоставление контрафактных экземпляров произведений или фонограмм другим лицам любым способом (в частности, продажа, прокат). Наличие у лица цели сбыта может подтверждаться, в частности, данными о месте нахождения изъятых контрафактных экземпляров (торговые места, пункты проката, склады и т.п.), количеством указанных предметов, в том числе наличием у одного лица (или в одном месте реализации) несколько контрафактных копий одного и того же произведения.
В диспозиции ст. 146 УК содержится указание на общественно опасные последствия, т.е. на причиненные действием (бездействием) вредные изменения в охраняемых уголовным законом объектах. Указание на них свидетельствует о том, что данное преступление имеет материальный состав, а это, в свою очередь, влияет на квалификацию, т.е. преступление признается оконченным и квалифицируется по статье Особенной части УК либо неоконченным и квалифицируется по статье Особенной части УК, но со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК.
Преступления, предусмотренные ч. 2 и 3 ст. 146 УК, признаются оконченными с момента совершения указанных в диспозиции статьи действий в крупном или особо крупном размере независимо от наступления преступных последствий в виде фактического причинения ущерба правообладателю. Действия по приготовлению к преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 146 УК, могут квалифицироваться по ч. 1 ст. 30 и ч. 3 ст. 146 УК.
Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 146 УК, характеризуется прямым умыслом, т.е. виновный осознает, что присваивает авторство либо незаконно использует объекты авторского права или смежных прав, совершает действия с контрафактными экземплярами, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба либо предвидит, что стоимость контрафактных экземпляров составляет крупный (особо крупный) размер, и желает этого.
Необходимым условием наступления уголовной ответственности за приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм (ч. 2 ст. 146 УК) является совершение указанных деяний в целях сбыта.
В рамках квалификации преступлений с определенным умыслом важно установить направленность умысла, под которой понимается обусловленная определенными побуждениями мобилизация волевых усилий субъекта на причинение определенных общественно опасных последствий конкретными способами. Устанавливается такая направленность исходя из фактических обстоятельств дела.
При неопределенном умысле лицо предвидит возможность наступления различных (по виду, объему и т.д.) последствий и в равной мере желает (допускает) наступление любого из них. Преступления с таким видом умысла квалифицируются в соответствии с фактически наступившими последствиями.
Фактическая ошибка - неправильная оценка лицом фактических обстоятельств содеянного (объекта посягательства, предмета, личности потерпевшего, объективных, квалифицирующих признаков и т.д.).
Юридическая ошибка означает: а) ошибочную оценку виновным деяния как преступного, в то время как закон не относит его к таковым; б) неверную оценку виновным деяния как непреступного, в то время как по закону оно является преступлением.
Если лицо ошибочно полагает, что нарушает один объект, хотя фактически причиняет вред другому объекту (или вообще не причиняет вреда охраняемым законом отношениям), его действия квалифицируются с учетом направленности умысла и с использованием института неоконченного преступления.
Если лицо ошибочно полагает, что посягает только на один объект, хотя фактически причиняет вред двум охраняемым законом объектам, то содеянное квалифицируется по совокупности преступлений: в части совпадения фактических обстоятельств с содержанием вины - как оконченное умышленное преступление; в остальной части - как неосторожное преступление, при условии, что лицо должно было и могло предвидеть возможность причинения вреда иному объекту; такое правило содержит исключение: совокупность отсутствует в случае, если неосторожное причинение дополнительных последствий предусмотрено законом в качестве квалифицирующего признака.
Если умысел виновного был направлен на причинение вреда нескольким объектам, но фактически пострадал только один из них, - содеянное квалифицируется как оконченное преступление против объекта, который реально пострадал, и покушение на причинение тем объектам, которым в реальности вред причинен не был.
Ошибка в предмете преступления или в личности потерпевшего (если она не влечет за собой ошибки в объекте) не влияет на квалификацию.
Субъектом преступления, предусмотренного ст. 146 УК, является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Субъектом любого преступления признается лицо, совершившее преступление и способное нести за него уголовную ответственность. Субъектом преступления и ответственности выступает только и исключительно физическое лицо, способное к сознательно-волевому поведению. Такая способность определяется возрастом, вменяемостью и отсутствием отставания в психофизическом развитии (последнее - только для несовершеннолетних).
То обстоятельство, что обязательных признаков субъекта преступления всего лишь три, отражает демократизм уголовного права, в частности в этом проявляется принцип равенства граждан перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ, ст. 4 УК). УК не дифференцирует уголовную ответственность в зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и др.
Криминологические признаки, в том числе индивидуальные особенности личности преступника, на квалификацию преступления не влияют. Они учитываются при назначении наказания в качестве обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание (ст. 60, 61, 63 УК).
Лицо, является субъектом преступления, если оно само совершило деяние, образующее признаки объективной стороны преступления, или если для совершения общественно опасных действий и достижения преступных последствий использует других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК (ч. 3 ст. 33 УК).
Субъектом преступления признаются исполнители и все другие соучастники (организаторы, подстрекатели и пособники). Специфика квалификации последних состоит в том, что эта их роль отражается в формуле квалификации путем указания, кроме конкретной статьи Особенной части, на ч. 3, 4 или 5 ст. 33 УК. Действия (бездействие) субъекта-исполнителя квалифицируются по конкретной статье УК без ссылки на ст. 33 УК.
Субъектом преступления наряду с лицами, совершившими оконченное преступление, признаются также граждане, виновные в совершении неоконченного преступления (приготовления, предусмотренного ч. 3 ст. 146, или покушения, предусмотренного ч. 1-3 ст. 146 УК). Специфика квалификации содеянного ими состоит в том, что в формуле квалификации, кроме конкретной статьи Особенной части УК, указывается ч. 1 или 3 ст. 30 УК.
Статья 20 УК устанавливает, что субъектом преступления может быть признано лишь лицо, достигшее установленного законом 16-летнего возраста. При этом, решая вопрос о достижении несовершеннолетним установленного в законе возраста, следует руководствоваться постановлением Пленума ВС РФ от 14.02.2000 N 7 "О судебной практике по делам несовершеннолетних", согласно которому лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т.е. с ноля часов следующих суток. Если неизвестен день, но известен месяц рождения, днем рождения признается последний день этого месяца. Если же неизвестен и месяц рождения, то днем рождения признается последний день года, если он известен, или последний день предполагаемого года рождения, установленного экспертизой.
Вопросы, связанные с пониманием продолжаемого преступления, рассматривались в постановлении Пленума ВС СССР от 04.03.1929 N 23 "Об условиях применении давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям", в соответствии с которым продолжаемым является преступление, которое складывается из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. Не образуют совокупности преступлений элементы единого сложного преступления (продолжаемого, составного, с альтернативными действиями, с повторными действиями, систематическими действиями). Так, например, приобретение в несколько приемов контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, на общую сумму, образующую крупный или особо крупный размер, признается продолжаемым преступлением. Началом продолжаемого преступления следует считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных, составляющих одно преступление, а завершается оно в момент совершения последнего преступного действия.
Соисполнительство - это такая форма участия нескольких лиц в совершении преступления, при которой два или более лица, вне зависимости от наличия между ними предварительной договоренности, совместно полностью или в определенной части выполняют объективную сторону преступления, состав которого не предусматривает в качестве квалифицирующего признака совершение преступления группой лиц или группой лиц по предварительному сговору. В этом случае действия каждого из соисполнителей квалифицируются по одной и той же статье Особенной части УК без ссылки на ст. 33 УК (это прямо предусмотрено ч. 2 ст. 34 УК). Однако при назначении уголовного наказания необходимо учитывать в качестве отягчающего наказание обстоятельство, указанное в п. "в" ч. 1 ст. 63 УК, - совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества.
Групповое преступление - это такое объединение нескольких лиц в совершении преступления, при котором они, имея или не имея предварительной договоренности, распределяя или не распределяя между собой роли в совершении преступления, совместно совершают преступление, состав которого предусматривает в качестве квалифицирующих признаки совершения преступления группой лиц или группой лиц по предварительному сговору; при этом объективную сторону преступления выполняют два или более субъекта.
Пункт "б" ч. 3 ст. 146 УК предусматривает следующие квалифицирующие признаки преступления:
1) совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК).
Действия соучастника, являющегося исполнителем преступления, в совершении которого он одновременно принимает участие в качестве организатора, подстрекателя или пособника, квалифицируются по статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за данное преступление, без применения ст. 33 УК.
Соисполнители отвечают по статье Особенной части УК за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на ст. 33 УК.
Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.
Лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, несет ответственность за приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению (ч. 5 ст. 34 УК);
2) совершение преступления организованной группой. Организованная группа - это устойчивая группа из двух и более лиц, заранее объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК). Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании преступления совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК.
Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом, причем без ссылки на ст. 33 УК. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали, также без ссылки на ст. 33 УК (ч. 5 ст. 35 УК).
Поскольку ст. 146 УК не содержит указания на определенную форму соучастия, но предусматривает в качестве квалифицирующего признака менее опасную форму, содеянное при отсутствии иных квалифицирующих признаков квалифицируется по той части статьи, где отражена эта менее опасная форма.
За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат. Эксцесс исполнителя возможен при любой форме соучастия, он может характеризовать действия не только исполнителя, но также подстрекателя и пособника. Эксцесс означает "выход" одного из соучастников за пределы общего умысла и может быть качественным (совершение не того преступления, которое задумывалось) либо количественным (совершение не стольких преступлений, сколько задумывалось). За действия, образующие эксцесс, соучастник несет самостоятельную ответственность, при этом без учета норм о соучастии (ст. 36 УК).
Посредственным причинением признается ситуация, в которой лицо совершает преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных уголовным законом (ч. 2 ст. 33 УК). Здесь не подлежащее уголовной ответственности лицо фактически выступает в качестве орудия (средства) совершения преступления. Как определено в постановлении Пленума ВС РФ от 14.02.2000 N 7, совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности, не создает соучастия. Вместе с тем при совершении преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности по указанным выше основаниям, лицо, вовлекшее несовершеннолетнего в совершение этого преступления, в силу ч. 2 ст. 33 УК несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения.
Деяния, совершенные в особо крупном размере, квалифицируются по п. "в" ч. 3 ст. 146 УК, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышает 250 тыс. руб.
По п. "г" ч. 3 ст. 146 УК подлежит уголовной ответственности лицо, использующее для совершения преступления свое служебное положение. Им может быть должностное лицо, обладающее признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК, а также государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, либо иное лицо, отвечающее требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК (например, руководитель предприятия любой формы собственности, поручающий своим подчиненным незаконно использовать авторские или смежные права).
В соответствии со ст. 25 и 28 УПК суд вправе принять решение о прекращении уголовного дела, предусмотренного ч. 1 и 2 ст. 146 УК в соответствии со ст. 76 УК в отношении лица, впервые совершившего указанные деяния, если оно примирилось с потерпевшими и загладило причиненный им вред, либо прекратить уголовное преследование лица в соответствии со ст. 75 УК в связи с деятельным раскаянием.
При этом до принятия судебного решения лицу должны быть разъяснены основания и последствия этого решения, а также право возражать против прекращения уголовного дела либо преследования.
Статья 147. Нарушение изобретательских и патентных прав
По статистике, за последние пять лет у нас в стране по ст. 147 УК осуждено 20 лиц, из них: по ч. 1 - 13 лиц, по ч. 2 - четыре человека. В последние три года количество осужденных за нарушение изобретательских или патентных прав остается стабильным - два человека в год, в том числе за 2008 г. по данной статье УК осуждено два человека,
Непосредственный объект данного преступления - общественные отношения, возникающие в связи с созданием и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, которые регулируются гражданским законодательством РФ. Результаты указанной интеллектуальной деятельности подлежат правовой охране, если они отвечают условиям патентоспособности, которые определяются соответствующими положениями гражданского законодательства.
Предметом преступления, предусмотренного ст. 147 УК, являются: 1) изобретение (ст. 1350 ГК) - техническое решение в любой области, относящееся к продукту (в частности, к устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) или к способу (процессу осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств); 2) полезная модель (ст. 1351 ГК), которая представляет собой техническое решение, относящееся к устройству; 3) промышленный образец (ст. 1352 ГК), каковым является художественно-конструкторское решение изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства, определяющее его внешний вид.
Охраняемые ст. 147 УК права на изобретение, полезную модель, промышленный образец подтверждаются патентом, который удостоверяет приоритет, авторство изобретения полезной модели или промышленного образца и исключительное право на указанные объекты. Защита исключительного права, удостоверенного патентом, может быть осуществлена лишь после государственной регистрации изобретения, полезной модели или промышленного образца и выдачи патента
Срок действия исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец и удостоверяющего это право патента устанавливается гражданским законодательством РФ. С 1 января 2008 г. согласно норме ст. 1363 ГК действие исключительных прав составляют: для изобретений - 20 лет, для полезных моделей - 10 лет (с возможностью продления не более чем на три года), для промышленных образцов - 15 лет (с возможностью продления не более чем на 10 лет).
Потерпевшим от преступления может быть: 1) автор, которым признается физическое лицо, чьим творческим трудом созданы изобретение, полезная модель, промышленный образец (ст. 1347 ГК). Если в создании объекта участвовали несколько граждан, все они считаются соавторами (ст. 1348 ГК). Порядок пользования правами автора определяется соглашением между ними. Право авторства, т.е. право признаваться автором изобретения, полезной модели или промышленного образца, неотчуждаемо и непередаваемо, в том числе при передаче другому лицу или при переходе к нему исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец и при предоставлении другому лицу права его использования; 2) заявитель сущности изобретения, полезной модели, промышленного образца. Им помимо автора может быть работодатель, которому в соответствии с федеральным законом принадлежит право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, созданные работником (автором) в связи с выполнением им своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя (служебное изобретение, служебная полезная модель, служебный промышленный образец), если договором между ним и работником (автором) не предусмотрено иное; 3) исполнитель (подрядчик), которому также может принадлежать право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, созданные при выполнении работ по государственному контракту, если последний не устанавливает, что это право принадлежит Российской Федерации или субъекту РФ, от имени которых выступает государственный заказчик.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 147 УК, состоит в одном из следующих действий:
- незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца;
- разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них;
- присвоение авторства;
- принуждение к соавторству.
Под изобретением понимается техническое решение в любой области, относящееся к продукту (в частности, устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) или способу (процессу осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств).
Полезная модель представляет собой техническое решение, относящееся к устройству.
Промышленным образцом является художественно-конструкторское решение изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства, определяющее его внешний вид.
Незаконным признается использование указанных объектов без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели, промышленного образца либо с их согласия, но без уплаты им установленного вознаграждения, либо в целях, которые не определены федеральными законами, иными нормативными актами или договором.
Несанкционированным такое использование признается в случае отсутствия письменного согласия патентообладателя, выраженного в лицензионном договоре, зарегистрированном в установленном порядке;
К использованию указанных объектов может относиться, в частности, их ввоз на территорию РФ, изготовление, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы запатентованные изобретение, полезная модель, или изделия, в котором использован запатентованный промышленный образец, а также совершение указанных действий в отношении продукта, полученного непосредственно запатентованным способом; совершение таких же действий в отношении устройства, при функционировании (эксплуатации) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется запатентованный способ; осуществление способа, в котором используется запатентованное изобретение.
При решении вопроса о том, имело ли место незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, учитывается, что порядок использования указанных объектов может определяться договором между обладателями патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, если патент принадлежит нескольким лицам.
Исходя из этого, незаконным также следует считать использование изобретения, полезной модели или промышленного образца в нарушение порядка, установленного договором между несколькими патентообладателями, либо без согласия каждого из них.
Под разглашением без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации о них понимается опубликование существа или основных параметров изобретения, полезной модели или промышленного образца в СМИ или предание огласке их другим путем (на конференции, в лекции и т.п.).
Официальной публикацией сведений считается их обнародование в порядке, установленном федеральным законом. Федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности публикует в своем официальном бюллетене сведения о выдаче патента, включающие имена (авторов), если последний (последние) не отказался быть упомянутым в качестве такового (таковых), и патентообладателя: название и формулу изобретения или полезной модели либо перечень существенных признаков промышленного образца и его изображение. Полный перечень публикуемых сведений определяет федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.
Присвоение авторства как признак объективной стороны преступления означает объявление себя автором чужих изобретения, полезной модели или промышленного образца, получение патента лицом, не внесшим личного творческого вклада в их создание, в том числе лицом, которое оказало автору лишь техническую, организационную или материальную помощь либо только способствовало оформлению прав на них и их использование.
Нарушение изобретательских или патентных прав в виде принуждения к соавторству может заключаться в оказании воздействия любым способом (в том числе посредством насилия, угроз наступления неблагоприятных для потерпевшего последствий) с целью получить его согласие на признание других лиц (не внесших личного творческого вклада в создание объектов интеллектуальной собственности) соавторами готовых или разрабатываемых изобретения, полезной модели или промышленного образца, т.е. заключить договор, позволяющий этим лицам получить авторские права. Когда принуждение к соавторству сопровождается действиями, направленными против жизни, здоровья или свободы потерпевшего, ответственность за которые предусмотрена в УК, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных УК.
Прежде чем определить признаки присвоения авторства на изобретение (ст. 147 УК), необходимо выяснить, является ли изобретение новым, имеется ли изобретательский уровень, промышленно применимо ли оно, подавал ли потерпевший заявку на изобретение, зарегистрирован ли он в качестве изобретателя, имеет ли патент. Весь этот сложный набор юридических действий и актов необходимо установить прежде, чем сделать вывод о наличии состава преступного нарушения прав изобретателя. Заявителем сущности изобретения, полезной модели, промышленного образца, указанным в ст. 147 УК, помимо автора, при определенных условиях может быть и работодатель.
Для установления объема нарушения изобретательских и патентных прав следует использовать соответствующие возможности экспертов и специалистов. Незаконным также следует признавать использование изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия хотя бы одного из патентообладателей.
Если принуждение к соавторству сопровождается применением насилия, состоящего в совершении деяний, направленных против жизни, здоровья или свободы потерпевшего, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений.
В соответствии со ст. 8 УК основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК. Из этой нормы, как и из нормы ст. 3 УК, со всей очевидностью следует, что законодатель связывает уголовную ответственность лишь с юридическим фактом, предусмотренным уголовным законом.
Группа собственно уголовно-правовых признаков без соотнесения их с признаками первой (патентной) группы теряет свое содержание, и они не могут служить основаниями уголовной ответственности. Межотраслевой факт требует и межотраслевого обоснования. Подтвердить же наличие этого сложного факта можно лишь путем ссылки на нормы не только уголовного закона, но и нормативные предписания других отраслей права. Соответственно и квалификация преступления может быть юридически обоснована только в том случае, если итоговой ссылке на норму УК будет предшествовать в этом же процессуальном документе ссылка на нормы иной отрасли права.
Сложный состав, лежащий в основе уголовной ответственности, хотя и включает юридические факты иной отраслевой принадлежности, не может выходить за рамки уголовного закона. Юридический факт другой отрасли права, входящий в сложный состав преступления, имеет свои собственные функции, не связанные напрямую с функциями уголовного права, точнее лишь косвенно связанные. Патентный юридический факт призван свидетельствовать о возникновении охраняемого законом права, тогда как состав преступления, напротив, свидетельствует о появлении обязанности (но уже другого лица). Они соединяются вместе, поскольку без первого не будет и основания для второго.
Анализ юридической природы взаимосвязи юридических фактов (соответственно и норм) разной отраслевой принадлежности свидетельствует о том, что эта связь порождает особую форму применения уголовного права, поскольку без ссылки на предписания других нормативных актов, с которыми связана статья УК, невозможен общий вывод о соответствии всего содеянного составу преступления.
Статьей 1364 ГК регламентирован переход изобретения, полезной модели или промышленного образца в общественное достояние. Перешедшие в общественное достояние изобретение, полезная модель или промышленный образец могут свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты вознаграждения за использование.
Состав преступления материальный. Преступление считается оконченным с момента причинения потерпевшему крупного ущерба.
Субъективная сторона характеризуется в форме прямого умысла. То есть виновный осознает, что присваивает авторство, принуждает к соавторству либо незаконно использует объекты изобретательских и патентных прав, разглашает без согласия автора или заявителя сущность изобретения, полезной модели, промышленного образца, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба потерпевшему и желает этого.
Субъектом является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицирующими признаками ч. 2 ст. 147 УК являются совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
Статья 180. Незаконное использование товарного знака
По статистике, за последние пять лет у нас в стране по ст. 180 УК осуждено 323 человека. Из них по ч. 1 - 193; по ч. 2 - два; по ч. 3 - 128. В том числе за 2008 г. по данной статье УК осуждено 122 человека, из них: по ч. 1 - 64; по ч. 2 - ни одного; по ч. 3 - 58. С каждым годом количество осужденных за незаконное использование товарного знака постоянно увеличивается (с 40 в 2004 г. до 122 в 2008 г.).
Непосредственный объект - общественные отношения, регулирующие добросовестную конкуренцию и право пользования товарным знаком. Если ущерб причиняется правам и интересам потребителей товара, то появляется факультативный непосредственный объект.
Предметом преступлений, предусмотренных ст. 180 УК, может быть чужой товарный знак; чужой знак обслуживания; чужое наименование места происхождения товара или сходные с ними обозначения, использованные для однородных товаров.
Исходя из положений ст. 1477 ГК, товарный знак и знак обслуживания представляют собой обозначения, служащие для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, выполняемых юридическими лицами либо индивидуальными предпринимателями работ или оказываемых ими услуг.
Свидетельство на товарный знак удостоверяет приоритет товарного знака и исключительное право на товарный знак. В качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации.
Чужим считается товарный знак (знак обслуживания), который зарегистрирован на имя иного лица и не уступлен по договору в отношении всех или части товаров либо право на использование которого не предоставлено владельцем товарного знака другому лицу по лицензионному договору.
Наименованием места происхождения товара, которому предоставляется правовая охрана, является обозначение, представляющее собой либо содержащее современное или историческое, официальное или неофициальное, полное или сокращенное наименование страны, городского или сельского поселения, местности или другого географического объекта, а также обозначение, производное от такого наименования и ставшее известным в результате его использования в отношении определенного товара, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами.
Сходные с товарными знаками, знаками обслуживания, наименованием места происхождения товара обозначения для однородных товаров представляют собой обозначения, тождественные или сходные с чужими знаками и наименованиями до степени их смешения. Они не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков в случаях тождественности или сходства: а) с товарными знаками, ранее зарегистрированными или заявленными на регистрацию в Российской Федерации на имя другого лица в отношении однородных товаров; б) с товарными знаками других лиц, охраняемыми без регистрации в силу международных договоров РФ; в) с наименованиями мест происхождения товаров, охраняемыми в соответствии с законом РФ (кроме случаев, когда они включены как неохраняемый элемент в товарный знак, регистрируемый на имя лица, имеющего право пользования таким наименованием, с сертификационными знаками, зарегистрированными в установленном порядке).
Обладателем исключительного права на товарный знак (знак обслуживания) может быть юридическое лицо или осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо. Правообладатель вправе использовать товарный знак (знак обслуживания) и запрещать его использование другими лицами. Никто не может использовать охраняемый в Российской Федерации товарный знак (знак обслуживания) без разрешения правообладателя. Правовая охрана товарного знака, а также наименования места происхождения товара в Российской Федерации предоставляется на основании его государственной регистрации в порядке, установленном действующим законодательством. Приоритет товарного знака (знака обслуживания) и исключительное право на него удостоверяется свидетельством, которое выдается на товарный знак или знак обслуживания, зарегистрированный федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности.
Потерпевшим при незаконном использовании наименования места происхождения товара является лицо, зарегистрировавшее наименование места происхождения товара. Ему предоставляется исключительное право использования этого наименования, удостоверяемого свидетельством, при условии, что производимый этим лицом товар обладает указанными особыми свойствами. Право пользования этим же наименованием места происхождения товара может быть предоставлено любому юридическому или физическому лицу, которое в границах того же географического объекта производит товар.
Объективная сторона выражается в следующих действиях: 1) в незаконном использовании товарного знака, знака обслуживания или сходных с ними обозначений для однородных товаров; 2) в использовании предупредительной маркировки.
Под незаконным использованием товарного знака, знака обслуживания или сходных с ними обозначений для однородных товаров в ч. 1 ст. 180 УК понимается использование указанных объектов права на интеллектуальную собственность без разрешения правообладателя в гражданском обороте на территории РФ товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров. К незаконному использованию следует в том числе относить размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения: 1) на товарах, на этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ, либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ; 2) при выполнении работ, оказании услуг; 3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях к продаже товаров; 4) в сети Интернет, в частности в доменном имени и при других способах адресации.
Регистрация товарного знака не дает права правообладателю запретить использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия. Следовательно, такие товары не могут признаваться контрафактными в случаях использования в отношении них зарегистрированного товарного знака лицом, не являющимся его владельцем.
Лицам, зарегистрировавшим наименование места происхождения товара, предоставляется исключительное право использования этого наименования, удостоверяемого свидетельством, при условии, что производимый этими лицами товар обладает вышеуказанным особыми свойствами. Право пользования этим же наименованием места происхождения товара может быть предоставлено любому юридическому или физическому лицу, которое в границах того же географического объекта производит товар, обладающий теми же основными свойствами.
Использованием наименования места происхождения товара следует считать применение его на товаре, этикетках, упаковке товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ; а также применение наименования места происхождения товара в рекламе, проспектах, счетах, бланках и иной документации, связанной с введением товара в гражданский оборот. При этом обладатель свидетельства не вправе предоставлять лицензии на пользование наименованием места происхождения товара другим лицам.
Незаконным использование зарегистрированного наименования места происхождения товара лицами, не имеющими свидетельства, признается даже если при этом указывается подлинное место происхождения товара или наименование используется в переводе либо в сочетании с такими выражениями, как "род", "тип", "имитация" и т.п., а также использование сходного обозначения для любых товаров, способного ввести потребителей в заблуждение относительно места происхождения и особых свойств товара.
Учитывая это, контрафактными признаются товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно использованы наименования мест происхождения товаров или обозначения, сходные с ними до степени смешения, используемые для однородных товаров.
Под использованием предупредительной маркировки следует понимать изображение такой маркировки на товарах и (или) на упаковке, а также ее применение в рекламе, печатных изданиях, на официальных бланках, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках, проводимых в Российской Федерации. Предупредительная маркировка может быть проставлена правообладателем рядом с товарным знаком, она используется для указания на то, что применяемое на соответствующем товаре обозначение является товарным знаком, зарегистрированным в Российской Федерации.
Предупредительная маркировка также может быть проставлена рядом с наименованием места происхождения товара, в этих случаях она служит для указания на то, что применяемое обозначение является наименованием места происхождения товара, зарегистрированным в Российской Федерации.
Уголовная ответственность по ст. 180 УК за незаконное использование чужого товарного знака и иных указанных объектов права на интеллектуальную собственность наступает только в тех случаях, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб.
Состав преступления, предусмотренного ст. 180 УК, является материальным. Для его наличия необходимо установить фактически причиненный материальный ущерб. Лицо может быть привлечено к уголовной ответственности по ст. 180 УК при условии причинения крупного ущерба правообладателям указанных в них объектов интеллектуальной собственности и средств индивидуализации. В соответствии с примечанием к ст. 169 УК ущерб, причиненный деяниями, указанными в ст. 180 УК, считается крупным, если он превышает 250 тыс. руб.
При квалификации действий виновных, прежде всего, следует исходить из сумм доходов, не полученных законным правообладателем. В то же время правообладателю подлежат возмещению произведенные им расходы на рекламу товара, убытки, связанные с вытеснением его товара с рынка, уменьшением его цены, а в ряде случаев невостребованностью и порчей товара либо утратой его потребительских свойств.
Неоднократное совершение указанных в ч. 1 ст. 180 УК деяний предполагает осуществление двух и более фактов незаконного использования чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров в отношении двух или более товаров. При этом может иметь место как неоднократное использование одного и того же из указанных средств индивидуализации товара (услуги), так и одновременное использование двух или более чужих товарных знаков, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений.
Неоднократным в ч. 2 ст. 180 УК является осуществление двух и более фактов незаконного использования предупредительной маркировки в отношении товарного знака или места происхождения товара, не зарегистрированных в Российской Федерации.
Незаконным в ч. 2 ст. 180 УК является использование предупредительной маркировки в отношении товарного знака или места происхождения товара, не зарегистрированных в Российской Федерации.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что незаконно использует чужой товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара или сходных обозначений для однородных товаров, предвидит, что в результате незаконного использования будет причинен крупный ущерб и желает этого.
Субъект преступления - вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Им могут быть лица, занимающееся предпринимательской деятельностью, а также руководители организаций, принимавшие решение о совершении действий, перечисленных в диспозиции статьи.
Часть 3 статьи 180 УК предусматривает в качестве квалифицирующих следующие признаки: 1) совершение указанных деяний группой лиц по предварительному сговору; 2) организованной группой.
Группа лиц по предварительному сговору. При квалификации действий виновных по ч. 3 ст. 180 УК как совершенных группой лиц по предварительному сговору следует устанавливать, какие конкретно действия совершены каждым из исполнителей и другими соучастниками преступления. По смыслу ч. 2 ст. 35 УК уголовная ответственность за совершение преступления группой лиц по предварительному сговору наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности каждый из соучастников совершает часть действий, входящих в объективную сторону указанных составов преступлений.
Организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла. Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы).
Статья 183. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну
По статистике, за последние пять лет в России по ст. 183 УК осуждено 135 лиц. При этом следует отметить, что по ч. 4 ст. 183 УК не привлечено ни одного человека. За 2008 г. по данной статье УК осуждено 43 человека, из них: по ч. 1 - 13 лиц; по ч. 2 - три; по ч. 3 - 27. С каждым годом количество осужденных за незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну постоянно увеличивается. Если в 2004 г. осуждено 22 человека, то в 2005 - 32; в 2006 - 22; в 2007 - 16, а в 2008 - 43.
Непосредственный объект - общественные отношения, обеспечивающие защиту коммерческой, налоговой или банковской тайны.
Предмет - информация, составляющая коммерческую, налоговую или банковскую тайны. Характер сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, определяется самим обладателем подобной информации.
Налоговая тайна - любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике, за исключением сведений:
1) разглашенных налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия;
2) об идентификационном номере налогоплательщика;
3) о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения;
4) предоставляемых налоговым (таможенным) или правоохранительным органам других государств в соответствии с международными договорами (соглашениями), одной из сторон которых является Российская Федерация, о взаимном сотрудничестве между налоговыми (таможенными) или правоохранительными органами (в части сведений, предоставленных этим органам);
5) предоставляемых избирательным комиссиям в соответствии с законодательством о выборах по результатам проверок налоговым органом сведений о размере и об источниках доходов кандидата и его супруга, а также об имуществе, принадлежащем кандидату и его супругу на праве собственности (ст. 102 НК).
Банковская тайна - не подлежащие разглашению сведения о банковском счете, банковском вкладе, операциях по счету, а также сведения о клиенте банка. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам они представляются исключительно в случаях и в порядке, предусмотренных законом (ст. 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности").
Коммерческая тайна - конфиденциальность информации, позволяющая ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду (ст. 3 Закона о коммерческой тайне).
Коммерческая тайна ранее охранялась Законом Союза ССР "О предприятиях в СССР" (1990 г.) (ст. 33), Законом РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" (1990 г.), Законом РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (1991 г.) (ст. 10). С 1994 г. в ГК ст. 128 относила информацию к объектам гражданских прав, а ст. 139 содержала широкое определение понятия "служебная и коммерческая тайна". В Законе о коммерческой тайне появились более детальные правила, регулирующие отношения в этой области.
Информация, составляющая коммерческую тайну, секрет производства (ноу-хау), - сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и др.), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.
Среди условий охраноспособности права на ноу-хау можно выделить общие, которые имеют существенное значение при определении объектного состава правоотношений для всех видов тайн, в том числе коммерческой.
Во-первых, сведения, составляющие ноу-хау, не должны подпадать под перечень сведений, доступ к которым не может быть ограничен.
В законодательстве РФ сегодня в отличие от банковской или государственной тайны нет исчерпывающего перечня основных объектов коммерческой тайны (что было бы нереально в силу многообразия субъектов и универсальности объекта правоотношений), есть лишь отдельные указания на это. Так, в Федеральном законе от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (п. 4 ст. 10) установлено, что содержание регистров бухгалтерского учета и внутренней бухгалтерской отчетности является коммерческой тайной.
Наряду с этим в каждом конкретном случае только федеральный закон может устанавливать специальные перечни сведений, которые не могут быть отнесены к конкретному виду информации с ограниченным доступом. В ст. 5 Закона о коммерческой тайне установлен специальный перечень в отношении сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну.
Режим коммерческой тайны не может быть установлен лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в отношении следующих сведений:
1) содержащихся в учредительных документах юридического лица, документах, подтверждающих факт внесения записей о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствующие государственные реестры;
2) содержащихся в документах, дающих право на осуществление предпринимательской деятельности;
3) о составе имущества государственного или муниципального унитарного предприятия, государственного учреждения и об использовании ими средств соответствующих бюджетов;
4) о загрязнении окружающей среды, состоянии противопожарной безопасности, санитарно-эпидемиологической и радиационной обстановке, безопасности пищевых продуктов и других факторах, оказывающих негативное воздействие на обеспечение безопасного функционирования производственных объектов, безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом;
5) о численности, о составе работников, о системе оплаты труда, об условиях труда, в том числе об охране труда, о показателях производственного травматизма и профессиональной заболеваемости и о наличии свободных рабочих мест;
6) о задолженности работодателей по выплате заработной платы и по иным социальным выплатам;
7) о нарушениях законодательства РФ и фактах привлечения к ответственности за совершение этих нарушений;
8) об условиях конкурсов или аукционов по приватизации объектов государственной или муниципальной собственности;
9) о размерах и структуре доходов некоммерческих организаций, о размерах и составе их имущества, об их расходах, о численности и об оплате труда их работников, об использовании безвозмездного труда граждан в деятельности некоммерческой организации;
10) о перечне лиц, имеющих право действовать без доверенности от имени юридического лица;
11) обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена иными федеральными законами.
В действующем законодательстве предусмотрен общий перечень сведений, не подлежащих ограничению по доступу к ним, в том числе и со стороны государственных органов и их должностных лиц. В п. 4 ст. 8 Закона об информации приведен общий перечень категорий открытой информации. Так, не может быть ограничен доступ:
1) к нормативным правовым актам, затрагивающим права, свободы и обязанности человека и гражданина, а также устанавливающим правовое положение организаций и полномочия государственных органов, органов местного самоуправления;
2) информации о состоянии окружающей среды;
3) информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также об использовании бюджетных средств (за исключением сведений, составляющих государственную или служебную тайну);
4) информации, накапливаемой в открытых фондах библиотек, музеев и архивов, а также в государственных, муниципальных и иных информационных системах, созданных или предназначенных для обеспечения граждан (физических лиц) и организаций такой информацией;
5) иной информации, недопустимость ограничения доступа к которой