close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

"Экономическая культура в системе общественного воспроизводства"

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Миннегалиев Ильшат Маузирович Шифр научной специальности: 09.00.11 - социальная философия Шифр диссертационного совета: ДМ212.263.07 Название организации: Тверской государственный университет Адрес организации: 170000, г.Тверь, ул. Ж
На правах рукописи
Миннегалиев Ильшат Маузирович
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА В СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ВОСПРОИЗВОДСТВА
Специальность 09.00.11. - социальная философия
А в т о р е ф е р а т
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Тверь 2012
Работа выполнена на кафедре философии ФГБОУ ВПО "Камская государственная инженерно-экономическая академия"
Научный руководитель: доктор философских наук,
профессор Хайруллин Аскар Гафиатуллович
Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор
Михайлов Валерий Алексеевич
доктор философских наук, профессор
Шестаков Александр Алексеевич
Ведущая организация: ФГБОУ ВПО "Набережночелнинский институт социально-педагогических технологий и ресурсов"
Защита состоится "27" января 2012 г. в _14__ часов __00_ мин. на заседании диссертационного совета по философским наукам (ДМ 212.263.07 в Тверском государственном университете по адресу: 170100, Тверь, ул. Желябова, д. 33.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу:
170000, Тверь, ул. Скорбященская, д.44а. (с авторефератом диссертации можно познакомиться на сайте ТвГУ: // http university.tversu.ru/aspirants/abstracts
Автореферат разослан " 21 " декабря 2011 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
кандидат философских наук, доцент С.П. Бельчевичен ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. В контексте изучения типологического своеобразия экономической культуры может быть сформулирована такая важная проблема как соотношение понятий "предпринимательская культура", "корпоративная культура" и "организационная культура". Уже предварительный анализ свидетельствует, что указанные термины не являются полными синонимами, но выражают различные аспекты некоего общего явления. В процедуре демаркации понятийного содержания указанных терминов, нужно принимать во внимание особенности исторического становления как самого института предпринимательства, так и корпорации как наиболее крупной на данный момент формы экономической организации. Представляется закономерным, что в рамках индустриального этапа развития присутствуют все указанные выше типы экономической культуры, однако в контексте постиндустриального развития наблюдается сближение указанных типов, поскольку доминирование частных форм собственности (с соответствующим ей типом "экономики физических лиц") сменяется преобладанием долевой формы (в виде акционерного владения собственностью с акцентом на "экономику юридических лиц"). Все названные выше типы экономической культуры отличаются по своему генезису и базовым характеристикам, из которых ключевыми являются, соответственно, - групповая сплоченность, новаторство и рациональная организация управления. На основании изложенного выше можно сформулировать исследовательскую проблему, обсуждаемую в работе: поиск общефилософского обоснования реалий экономической культуры. Философское осмысление данной проблемы способно повысить эффективность управления, планирования и организации экономической деятельности, поскольку указанные выше типологические формы экономической культуры рассматриваются как целостные феномены в контексте всеобщих форм и концептуальных моделей экономической деятельности.
Гипотеза диссертационного исследования может быть сведена к следующему. Под экономической культурой в настоящей работе понимается обобщенное явление (феномен), представленное в качестве среды (контекста), условия и необходимого фона, в котором управленческая и организационная деятельность могут быть реализованы. Такое определение позволяет провести демаркацию между анализируемым философским понятием экономической культуры и соответствующим узко-специальным понятием, функционирующим в рамках экономической теории. В настоящем исследовании экономическая культура рассматривается прежде всего как совокупность форм и общих взаимосвязей объективной экономической реальности, тогда как в рамках экономической теории она получает истолкование лишь как один из частных способов или инструментов улучшения качества управления и организации производства.
Иными словами, понимание закономерностей экономической культуры в ее философском смысле способно повысить эффективность функционирования экономики в целом, поскольку рассматриваемая общественная институция влияет на улучшение качества и уровня жизни граждан. Последнее обстоятельство также предполагает расширенное истолкование понятий "управление" и "организация" - в качестве процедур моделирования, прогнозирования и глобального проектирования всей совокупности экономических процессов.
Степень научно-теоретической разработанности проблемы. В качестве специального предмета изучения проблематика экономической культуры своими корнями восходит еще к именам представителей английской исторической школы XIX - XX веков - А. Тойнби, У. Каннингэму и У. Дж. Эшли. Концепция А. Тойнби, в частности, исходила из плюралистического истолкования исторического процесса, выступая тем самым против традиционных для того времени идей единства цивилизационного развития. Британский историк выделил более 20 типов цивилизаций, возникших в ходе исторического процесса, среди них - западно-христианскую, православно-христианскую, исламскую, индуистскую и т.п.
Общефилософское рассмотрение экономической деятельности как целостного явления представлено в трудах Платона, Г. Гегеля, Т. Гоббса, М. Монтеня, Ж.-Ж. Руссо, Э. Тоффлера, Л. Фейербаха, Ш. Фурье, Э. Фромма и др.
Систематический анализ процессов управления и организации, осуществляющихся в сфере экономической деятельности представлен в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина.
Изучение философских вопросов экономических отношений, осуществленное в контексте осмысления общих закономерностей экономической деятельности, содержатся в работах М.Алле, Т. Веблена, Дж. Гэлбрейта, Дж. Кейнса, Ф. Котлера, А. Г. Маслоу, А. Маршалла, М.Менгера, Л.Мизеса, А.Смита, М.Фридмена, Ф.А.Хайека, и др. В частности, Дж. Кейнс и его последователи в США в период спада и депрессии отвергли теорию "невидимой руки рынка" Адама Смита в пользу учета воздействия социальных институтов (государство, домашнее хозяйство, занятость населения, процент и частные сбережения, семья, право наследования, монополистические объединения в бизнесе).
В 60 - 70 гг. XX столетия во французской историографии ярко заявили о себе исследования, концентрирующиеся вокруг проблематики общей эволюции экономики на относительно небольшом отрезке времени, связанном с зарождением капитализма и рыночных отношений. Основной задачей такого рода исследований, по оценке Ф. Броделя, являлась разработка моделей, соответствующих различным типам эволюции экономической системы так называемого традиционного общества и пришедшего ему на смену общества экономического роста. Что же касается особенностей отечественной экономической культуры, получивших обстоятельное рассмотрение в философской и общественно-политической литературе, то они связывались с религиозно-нравственным опытом православия, требующим от человека бережного, гармонического и мудрого отношения к миру и его хозяйственному преобразованию. Такой опыт принципиально отличен от духовных исканий Запада, направленных на самоутверждение в частном предпринимательстве, на достижение личной выгоды. Говоря об экономической культуре, нельзя не отметить также и ряд исследований общего характера, в которых экономические и культурные формации рассматриваются в их единстве и взаимодействии. В этой связи стоит выделить таких отечественных авторов, как Л.Г. Зубова, С.А. Никольский, В.В. Радаев, В.Г. Федотова, Т. Шанин, О.И. Шкаратан.
Работы, избравшие в качестве предмета рассмотрения экономическую культуру, относятся к широкой области социально-антропологического, социологического и социально-философского знания. Среди большого множества современных исследований можно выделить работы по философским проблемам предпринимательства (Т.В. Борисова, А.В. Бусыгин, Г.А. Гольц), сравнительному анализу национальных хозяйственных культур (И.М. Кирцнер, Р. Рютингер, Э. Шейн), вопросам формирования детерминирующих факторов корпоративной культуры (Ж. Сапир, Р. Уотерман, Ф.И. Шарков). Кроме того, экономический подход, базирующийся на материалах социологии и социальной философии, широко использовали З. Бауман, У. Бек, П. Бергер, П. Бурдье, Э. Гидденс, Р. Дарендорф, Т.И. Заславская, Б.Г. Капустин, М. Кастельс, Н.Н. Козлова, Дж. Ролз, О. Тоффлер. Совокупность вопросов, сгруппированных вокруг проблематики общей теории культуры, включая специально-культурологические и социологические аспекты ее генезиса, природы и исторических формообразований широко разрабатывались как в отечественной, так и в зарубежной исследовательской литературе. Существенный вклад в изучение данного аспекта проблемы внесли А.С.Ахиезер, Н.А.Бердяев, В.С.Библер, Г.М.Бонгард-Левин, Ф.Бродель, М.Бубер, Г.В.Ф.Гегель, Р.Генон, К.Гирц, С.И.Голенков, А.Я.Гуревич, Б.С.Ерасов, И.А.Ильин, Л.П.Карсавин, Э.Кассирер, А.И.Клибанов, В.А.Конев, Д.Михель, Э.Б.Тейлор, К.Ясперс и мн. др. Вместе с тем, приходится констатировать, что в указанных исследованиях не содержится окончательного ответа на вопрос о специфических формах реализации современной экономической культуры в их принципиальном отличии от форм корпоративной культуры периода раннего капитализма.
Осмысление исторического процесса с точки зрения теории факторов было осуществлено в немецкой исторической школе. Так, Г. Шмоллер, М. Вебер и другие экономисты предложили историко-генетический подход, в соответствии с которым исследовательский акцент делался не на общих закономерностях экономического развития, но на прямом описании фактического материала. Указанные авторы и их последователи сосредоточили внимание прежде всего на социальных и психологических факторах экономического развития, в особенности, на роли городской буржуазии и третьего сословия в представительных учреждениях.
Вопросам взаимосвязи культурного (национального, ментального) контекста с формированием элементов экономической культуры особое внимание уделяли М.Алле, Ф.Бродель, Дж.К.Гэлбрейт, Т.И.Заславская, Л.Я.Косалс, А.Маршалл, Л.Мизес, М.Менгер, В.В.Радаев, Р.В.Рывкина, А.Смит, Г.Н.Соколова, М.Фридмен, Ф.А.Хайек и др. исследователи. Что же касается непосредственного изучения различных аспектов экономической культуры, то здесь следует выделить в первую очередь работы таких исследователей, как Ф. Бродель, Т.И.Заславская, В.В. Радаев, Р.В.Рывкина.
Обобщая изложенное выше можно заключить, что в современной литературе нет недостатка в исследованиях, посвященных взаимосвязи отдельных сегментов экономического и социо-культурного пространства. Вместе с тем, исследований, посвященных специализированному анализу существа и исторических формообразований экономической культуры, значительно меньше.
Объектом исследования выступает общество в аспекте производства и воспроизводства непосредственной жизни.
Предметом исследования является экономическая культура в качестве среды и необходимого условия общественного воспроизводства. Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является экспликация общих понятий и теоретических моделей, описывающих сферу экономической культуры. Для достижения данной цели в работе поставлены следующие задачи:
1) Описать символическое измерение экономической культуры;
2) проинтерпретировать феномен экономической культуры в качестве результата "окультуривания" экономических процессов;
3) проанализировать культурную функцию "социальной памяти" в качестве специфического способа трансляции общественных норм и ценностей;
4) рассмотреть изменения в структуре управленческой деятельности с точки зрения современных трансформаций в экономической культуре.
Научная новизна исследования обусловлена решением поставленных задач и может быть сведена к следующим пунктам:
1) Раскрыт символический характер экономической культуры, выявлены основные поведенческие стереотипы в экономической деятельности человека, свидетельствующие о ее социально-культурной (неприродной) сущности.
2) Экономическая культура получила интерпретацию как результат "окультуривания" экономических процессов внешними социокультурными факторами. В контексте такого рассмотрения прослеживается экстраполяция совокупности социально-культурных факторов на экономические реалии. Применяемый диссертантом диалектический подход позволил переформатировать исследование от традиционного, сугубо статичного на динамическое описание развивающихся структур корпоративной и организационной общности.
3) Проанализированы два специфических способа трансляции общественных норм и ценностей, каковыми являются формирование (а) "социальной памяти" общества и функционирование (б) "механизма селекции". Раскрыта их определяющая функция - воспроизводство поведенческих стандартов.
4) Рассмотрена структура управленческой деятельности, описаны требования современной экономической культуры к процессу управления. Прослежено формирование особого "управленческого стиля", релевантного конкретным направлениям экономического интереса (производство, коммерция, рекламная деятельность и др.). В данном контексте формулируются базовые управленческие принципы в их современной интерпретации: (а) принцип инновации и (б) принцип социальной ответственности.
Положения, выносимые на защиту:
1) Объективная реальность формирует специфическую символическую среду для любого экономического действия. В данной среде можно выделить два уровня: - уровень потребностей как целостного явления (устойчивые интересы людей, направленные на сохранение рабочих мест, повышение оплаты труда в сфере занятости, ориентация на социальную защищенность и т.п.);
- уровень собственности (ориентация на приобретение земли, прибыльных предприятий и в целом на экономическое преуспевание). 2) Анализ экстраполяции социально-культурных факторов на экономические реалии свидетельствует о преобладании культурного начала над сугубо экономическим. Однако главные отличия в системе экономической культуры проявляются не между сферами ее реализации, а между социальными субъектами - группами населения и общностями, культура которых так или иначе различается. Как следствие, целостный феномен экономической культуры (в его организационной, корпоративной и предпринимательской формах) в исследовании трактуется не в упрощенно-культурологическом смысле (в виде сугубо механической суммы норм, ценностей и предписаний экономического поведения), но в качестве системной целостности, ориентированной на воспроизводство субъекта экономической деятельности в качестве полноценной личности. 3) Особым социальным механизмом, отвечающим за формирование экономической культуры, выступает воспроизводство поведенческих стандартов, проверенных историческим опытом. Последние могут быть охарактеризованы как (а) "социальная память" культуры. Данный механизм обеспечивает связь современных образцов поведения людей (во всех сферах общественного бытия, включая экономику) с образцами, сложившимися на более ранних стадиях развития общества. Соответственно, экономическая культура в диссертационном исследовании квалифицируется в качестве своеобразного (б) "механизма селекции": она отбирает (выбраковывает, сохраняет, накапливает) ценности и нормы, необходимые для функционирования и дальнейшего развития экономики. Ее непосредственный функционал состоит в отборе и закреплении эталонов соответствующего экономического поведения, трансляции из прошлого в современность ценностей и норм, лежащих в основании базовых форм человеческого мироотношения - труда, потребления, распределения и т.п. Экономическая культура обновляет ценности и нормы, регулирующие развитие экономики, являясь тем неисчерпаемым резервуаром, откуда черпаются все новые и новые образцы поведения. Экономическая культура, взаимодействуя с менталитетом нации, формирует экономическое мышление индивидов, оказывающее влияние на формирование программ экономического поведения.
4) Современные экономические реалии задают более широкий спектр интерпретации понятия "управление", нежели истолкование последнего в качестве особого механизма, ограниченного лишь только производственным процессом. Такое переосмысление осуществляется по двум направлениям:
(а) истолкование управления как проектирования деятельности в условиях инновационной экономики требует от менеджера гораздо большего, нежели банального применения права власти, - речь идет о необходимости разработки новаторских решений, а также активного преобразования самих существующих управленческих моделей (принцип инновации).
(б) В системе ценностных ориентаций современных управленцев в качестве приоритета выступает принцип социальной ответственности предпринимателя перед обществом. Прибыль в рамках этой концепции уже не является конечной целью экономической деятельности, а лишь средством ее достижения. Целью же экономической деятельности провозглашается создание и развитие системы социального партнерства.
Методологические и теоретические основания исследования. Методологическим основанием исследования выступает комплекс традиционных научных методов - индукции и дедукции, системного анализа, сравнения. В контексте решения аналитических задач исследования привлекались компаративистский и герменевтический методы, а также метод реконструкции. При рассмотрении вопросов, связанных с осмыслением эвристического потенциала теоретической абстрактной модели, "человек экономический" ("homo economicus"), широко использовался метод "идеальных типов" М.Вебера. Выявление общих закономерностей и базовых элементов (структур) экономической культуры в ее соотношении с корпоративной культурой (стилем) направлялся структурной методологией Т.Парсонса. В вопросах проецирования экономических реалий на пространство культуры широко использовался диалектический метод и метод аналогий. Междисциплинарный контекст исследования обусловлен ориентацией на взаимодействии корпоративного, организационного и предпринимательского типов культуры с социальными институтами, выходящими за рамки экономической сферы. В аспекте указанных выше задач диссертант привлекал материалы из области культурологии, экономической истории, социологии, экономической теории, культурной антропологии и социальной антропологии. Такое взаимодействие стало возможным благодаря междисциплинарному синтезу аксиологического, культурологического и деятельностного подходов.
Теоретическая и научно-практическая значимость исследования определяются местом и ролью феноменов культуры и экономики в общественной жизни. Теоретическая значимость диссертации состоит, прежде всего, в выявлении точек соприкосновения сфер экономики и культуры, осмыслении механизмов функционирования экономической культуры и определении ее институциональной специфики. В рамках диссертационного исследования экономическая культура представлена в качестве результата "окультурирования" экономических процессов. Это обстоятельство, в свою очередь, открывает возможности для выявления горизонтов и перспектив развития отечественной экономики.
Апробация работы. Основные положения диссертации изложены в выступлениях на итоговых научных конференциях ФГБОУ ВПО "Камская инженерно-экономическая академия" (2007-2011гг.), Межрегиональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых "Камские чтения - 2011" (г. Набережные Челны, 2011 г.).
Структура диссертации.
Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, десяти параграфов, заключения и списка использованных источников и литературы. Структура диссертации подчинена целям и задачам научного исследования, задается спецификой и содержанием исследуемой проблемы. Общий объем диссертации составляет 158 страниц. Список литературы включает 178 наименований.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается актуальность исследования, характеризуется степень разработанности темы в научной литературе, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, обосновывается методологическая база, раскрывается теоретическая и практическая значимость исследования.
В первой главе "Экономическая деятельность: культурные, национальные, ментальные и организационные детерминанты" рассматривается широкий комплекс социально-культурных факторов, влияющих на формирование экономической культуры. Среди них особое внимание уделяется особенностям национальной ментальности и организационным факторам. В разделе 1.1. "Корпорация как форма коллективной экономической деятельности: типологические и исторические конститутивы" проведен анализ доминирующей формы организации экономических объединений - корпорации. Последняя получает рассмотрение в двух аспектах, как исторический феномен и как устойчивый тип объединения экономических интересов. Ставшее за последние годы предметом пристального исследовательского внимания понятие "корпоративная культура" представляется целесообразным в контексте задач данного исследования редуцировать к комплексу коллективных представлений и стереотипов взаимодействия между сотрудниками (включая и модель взаимоотношений "начальник - подчиненный"), характерных для той или иной крупной корпорации. Такой нормативный комплекс оформляется в определенную культурную парадигму данной организации, реализующуюся в соответствующих "ритуалах" и "символах" и оформленную в виде достаточно четкой корпоративной "мифологии", включающей в себя также ряд чисто идеологических элементов. В целом, одной из важнейших задач, стоящих перед современными компаниями, является интеграция коллектива вокруг основных целей и задач организации. В ответ на этот запрос в управлении сложился так называемый "культурологический подход", ставящий в центр внимания корпоративную культуру и способы ее формирования. В диссертации анализируются причины этого обстоятельства. В частности, распространение такого подхода связывается со все более набирающим обороты в современной экономике изменением форм собственности и самих механизмов хозяйственного функционирования. В этой связи в диссертации выделяются важнейшие особенности современного экономического пространства, в котором доминируют крупные корпорации. Для последних характерна аккумуляция средств чрезвычайно большого количества акционеров, что, в свою очередь, требует интегрированной организационной и предпринимательской деятельности всех без исключения групп персонала, а также их координации. Именно корпорация как качественно новый, отвечающий требованиям современности тип организации приходит на смену относительно небольшим и замкнутым субъектам экономической деятельности, устроенным по образцу семейных кланов.
Под "корпорацией" в современных экономических реалиях понимается субъект экономической деятельности, имеющий организационную форму акционерного общества, для которого характерны большие размеры, широкий диапазон географического охвата, а также наличие развитых и относительно автономных филиалов. В диссертации выделяется ряд общих признаков данной экономической структуры, наиболее полно представленных в современной экономической жизни. Можно назвать, как минимум, пять таких устойчивых типологических черт: (А)жесткая структура общих норм деятельности: наличие незыблемого устава организации; (Б)серьезное экономическое, социальное (а в ряде случаев и политическое) влияние на всю общественную систему;
(В)коллективная экономическая деятельность большого числа людей, организуемая в форме товарищества;
(Г)моральная общность. От своих членов корпорация требует соблюдения определенных традиций и ценностей, которые нужно демонстрировать как внутри собственного коллектива, так и в области внешних сношений; (Д)широта и масштабность деятельности, обязательная ориентация на международный рынок.
В разделе 1.2. "Дифференциация экономической культуры. Общие признаки корпоративной структуры" описаны основные механизмы корпоративной культуры как особой формы экономической культуры.
В диссертации отмечается, что анализ различных подходов к типологии корпоративных культур подводит к важной проблеме, которая еще не получила окончательное решение в имеющейся литературе. Она заключается, с точки зрения автора, в определенном смешении родственных, но все же далеко не тождественных понятий. Речь идет о таких понятиях как "предпринимательская культура", "корпоративная культура" и "организационная культура". В контексте рассмотрения этой проблемы, диссертант обращается к особенностям процесса исторического становления как самого института предпринимательства, так и корпорации как наиболее крупной на данный момент формы экономической организации. Представляется закономерным, что в рамках индустриального этапа развития экономики присутствуют все три типа экономической культуры: корпоративный, предпринимательский и организационный. Однако в наши дни можно наблюдать все большее сближение указанныхвыше формообразований: доминирование частных форм собственности (с соответствующим им типом "экономики физических лиц") сменяется преобладанием долевой формы (в виде акционерного владения собственностью с акцентом на "экономику юридических лиц"). Разумеется, что и в эпоху классического капитализма XIX в. эти типы культуры были тесно переплетены. В диссертации отмечается, что указанные формообразования отличаются по своему генезису, характерным признакам, из которых к ключевым относятся, соответственно, групповая сплоченность, новаторство и рациональная организация управления. Специальное рассмотрение в диссертации получает феномен организационной культуры (ее синонимы - "деловая культура" и "культура управления"), который характерен не столько корпоративным образованиям, но и так называемым экономическим ассоциациям. Такие объединения экономических субъектов характеризуются узкой и относительно краткосрочной производственной задачей, каковая и выступает единственным основанием для формирования группового интереса на контрактной основе. В разделе 1.3. "Базовые элементы структуры национально-экономической ментальности" сформулированы и проанализированы конкретные особенности экономической ментальности, обусловленные широкой совокупностью социо-культурных факторов.
Одним из определяющих факторов формирования экономической культуры (проявляющемся в экономическом поведении как отдельных индивидов, так и в хозяйственной жизни общества в целом), с точки зрения диссертанта, следует считать национальные особенности экономической ментальности. При внимательном рассмотрении данного вопроса становится очевидным, что при прочих равных сугубо экономических составляющих хозяйственной жизни современных государств конкретные формы реализации экономической деятельности все же существенно различаются. Различия можно наблюдать, прежде всего, на уровне форм ведения бизнеса, в характере деловых взаимоотношений, поведенческих моделях экономического выбора, а также в чисто национальной специфике организационных структур. Как следствие, в современных условиях существенно повышается роль культурологических факторов в практике управления хозяйственными организациями. Вполне естественно, что данная проблематика важна для понимания процессов формирования корпоративной культуры. В самом деле: любое предприятие, претендующее на успех в современной конкурентной среде, поставлено перед необходимостью добиваться интеграции целого ряда показателей - экономической эффективности, культуры управления, культуре межличностных отношений и т.п. Внимание к корпоративной культуре, так сказать, "корпоративной идентичности" указывает на то важное обстоятельство, что ощущается потребность в "окультуривании" внутренней жизни предприятия, выходящей за пределы сугубо производственной функции. В диссертации отмечается, что именно общий национальный менталитет выступает базисом формирования всей экономической ментальности в целом. Последнюю можно в пределе свести к сумме стереотипов и ценностей, влияющих на экономический выбор. Будучи нематериальными, но все же эмпирически вполне верифицируемыми и наблюдаемыми, данные феномены ощутимо влияют на характер развития экономики того или иного региона, страны. Конечно, ее изменения очень медленны, поэтому, к примеру, экономика современной Японии имеет некоторые особенности, роднящие ее с хозяйственным строем доиндустриального периода развития этой страны. Вполне очевидно аналогичные исторические пласты можно выявить и в отечественной хозяйственной культуре.
В разделе 1.4. "Субъект экономического действия: "Нomo Economicus" дан развернутый структурный анализ действующего в пространстве современной экономической культуры экономического субъекта и получили описание соответствующие такому действию схемы рационального поведения.
Диссертант отмечает, что одной из базовых отличительных черт экономических теорий является использование антропологических и культурологических допущений. При анализе структуры экономического знания обнаруживается, что одной из его фундаментальных предпосылок является модель человека, которая обычно квалифицируется как "экономический человек" - "homo economicus". В диссертации подчеркивается, что данная модель вовсе не тот обычный что-то покупающий или что-то продающий человек, которого мы хорошо знаем по своему повседневному опыту. Это в высшей степени проблематичный человеческий тип, с которым вряд ли можно встретиться в обычной жизни. Более того, Homo economicus - это насквозь рациональный тип. Это или потребитель, тщательно рассчитывающий перед каждой покупкой выгоду и перед принятием решения сравнивающий между собой множество цен, или предприниматель, информированный во всех деталях о ситуации на рынке и выбирающий из всех решений наиболее оптимальное для себя.
В диссертации отмечается, что модель "экономического человека'' имплицитно уже присутствовала в классической политической экономии А.Смита, Д.Рикардо, Дж.Ст.Милля и многих других теоретиков. Однако наиболее явно, в эксплицированном виде она представлена в современной экономической теории, прежде всего в доминирующем неоклассическом направлении, которое сами экономисты называют "основным течением" - "mainstream". В этой связи диссертант ставит задачу выделить и проанализировать такое понятие современной философии экономики, как "экономическое поведение". Вообще говоря, экономическое поведение - это предмет исследований и обобщений экономической теории. Центральное место во всех трактатах по экономической теории с незначительными отступлениями занимает одна и та же мысль: все исследования в области экономики направлены на анализ и предсказание человеческого поведения. Согласно взглядам Л. Роббинса, экономическая теория - это наука, изучающая человеческое поведение с точки зрения соотношения между целями и ограниченными средствами, которые могут иметь различное употребление. Не составляет труда привести аналогичные высказывания и других известных авторов, доказывающих, что предмет экономической науки представляет собой исследование человеческого поведения в экономической сфере.
Однако указанные выше характеристики могут составлять предмет исследования сразу нескольких дисциплин: к примеру, проблема деторождения может заинтересовать социологию, антропологию, экономическую теорию, историю и т.д. Что же касается экономической теории, то она провозглашает свой, уникальный подход, интегрирующий множество разнообразных форм человеческого поведения в его особый вид - экономическое поведение.
Как известно, экономическая наука осуществляет свой анализ в контексте таких определяющих в человеческой жизнедеятельности категорий, как производство, распределение, обмен и потребление материальных благ и услуг. Названные категории в целом описывают экономическую сферу общества. Сам анализ основных категорий осуществляется на основе использования следующего категориального инструментария: ограниченность ресурсов, издержки, предпочтения, выбор и т.д. Эти понятия структурируются в рамках отдельных взаимосвязанных процессов оптимизации в плане индивидуальных решений и равновесия на уровне всего общества.
В разделе 1.5. "Особенности российской национальной экономической ментальности" описаны специфические черты отечественной организационной и предпринимательской культуры. В диссертации отмечается, что в советский период истории восприятие экономического процесса как преимущественно коллективного, а подчас даже и антисобственнического феномена, ввиду соответствующего идеологического оформления, только усилилось. Кроме того, получили определенное распространение идеи догоняющей модернизации и общего семидесятилетнего негативного воздействия советской экономической системы на характер отношения к труду и нормам социального взаимодействия людей. Если говорить в целом, то доминирующей моделью отношений между предприятием и работником в этот период отечественной истории являлась система неэкономических методов стимулирования. Последние соответствуют установке слабой мотивации к труду и модели (образу) исполнительного работника с заниженными потребностями. Для данной модели также характерно доминирование приспособленческих экономических установок в ущерб ориентации на развитие, карьерный и профессиональный рост и самостоятельную деятельность. В диссертации раскрывается содержание термина "патернализм", который в своем логическом пределе может быть сведен к ситуации своеобразного обмена: взамен нормированной трудовой деятельности работник получает от государства гарантированное удовлетворение жизненных потребностей в стандартном объеме. Своеобразным посредником в удовлетворении большинства этих потребностей выступали профсоюзы, предоставляющие возможности для обучения, отдыха и приобретения дефицитных товаров. В результате предприятие получало социально-экономически зависимую и потому лояльную рабочую силу. В диссертации прослеживается, как данные ментально-психологические установки достаточно комфортно ужились с позднейшей сменой социально-экономической системы в нашей стране.
В этой связи в работе обсуждается тема корпоративной культуры. Диссертант при анализе этого вопроса не обходит стороной и трудности методологического плана. Дело в том, что корпоративная культура по самой своей природе не является исключительно национальным образованием; в результате чего процесс аккультурации данного типа предпринимательской культуры в каждом конкретном случае оказывается существенно затрудненным. Как следствие - серьёзная проблематичность форсированного перехода к западным нормам и ценностям на почве современной отечественной экономики. Автор не обходит вниманием и другую крайность в решении данного вопроса - "изоляционистский" подход, свойственный ряду евразийски ориентированных исследователей. С точки зрения автора диссертации, такой подход малопродуктивен и отнюдь не способствует усилению интеграционных экономических процессов в нашей стране. По мнению диссертанта, наиболее эффективным в этой связи представляется некий срединный путь, построенный на органичном сочетании национальной специфики хозяйственной деятельности и процессов экономической глобализации, которые носят объективный и в силу этого неизбежный характер. Хотя эти процессы и сопровождаются в ряде случаев активным неприятием, их скорее стоит считать безальтернативными, поскольку европейские страны (включая и Россию) с их транснациональным рынком уже вовлечены в них по определению. Однако последнее обстоятельство отнюдь не отменяет того факта, что в рамках глобализационной концепции всегда возможен выбор своей экономической "ниши".
Во второй главе "Управление и организация: диалектические формы взаимодействия" получает последовательную интерпретацию процедуры организации и управлению экономической деятельностью. Поскольку организационные и управленческие процедуры диалектическим образом соединяют в себе общие, особенные и специфические характеристики, получает обоснование тезис, согласно которому при анализе экономической деятельности требуется диалектическое совмещение понятий.
В разделе 2.1. "Управление и организация как антропологическая и социально-философская проблема" осуществляется анализ проблемы на первичном, онтологическом уровне. Диссертант исходит из того, что многообразная деятельность организации и управления конкретным образом соединяет в себе общие, особенные и специфические характеристики. Именно поэтому при анализе данных вопросов применительно к экономической деятельности требуется диалектическое совмещение понятий. Это предполагает, с одной стороны, целостное представление организации и управления как особого типа деятельности, с другой, - признание специфики конкретной организационно-управленческой сферы. Иначе говоря, еще до рассмотрения собственно экономических вопросов необходим более глубинный анализ проблемы на исходном, онтологическом уровне. При таком подходе процессы организации управления получают осмысление как антропологические и социально-философские феномены.
Такая исследовательская установка предполагает соединение социально-философского анализа с социально-психологическим и социологическим подходами, а также учет структурных факторов организации и управления. К примеру, организационную структуру управления в крупной корпорации можно определить именно как упорядоченную совокупность устойчиво взаимосвязанных элементов, обеспечивающих функционирование и эффективное развитие всех корпоративных структурных подразделений (подсистем) как единого целого. В диссертации отмечается, что именно антропологический (в известном смысле - вне-экономический) ракурс рассмотрения общей формальной структуры организации и управления может стать своеобразным центром междисциплинарного синтеза различных предметных областей. При таком истолковании рассматриваемая проблематика обнаруживает свою зависимость от социально-антропологической темы "человека организующего" и "человека управляющего". Кроме того, указанный подход оказывается в русле современной ориентации социогуманитарных наук на анализ человеческого фактора: задействованными оказываются не столько экзистенциальные моменты деятельности, сколько социально-символические. Иными словами, речь может идти о постепенной выработке основных понятий в еще только формирующейся отрасли "антропологии управления". В свою очередь, это позволит раскрыть подлинно творческий потенциал организационно-управленческих процессов, без которого последние превращаются лишь в "механические усилия", простое приложение власти. Необходимо подчеркнуть, что вопрос об антропологическом истолковании организация и управление может быть эвристически плодотворным, если данные понятия рассматриваются в общем социально-символическом строе человеческого сообщества. Как известно, мир культуры (одним из элементов которого собственно и выступает "экономическая культура") "живет" лишь в акте постоянного воспроизводства. Как раз поэтому, все объективное и материальное в культуре получает возможность превратиться в факт сознания и языка, являющегося "непосредственной действительностью мысли" (Гегель). В этом смысле процедура управления человеком по своей структуре подобна его социализации и реализуется в символическом универсуме культуры. В этой связи представляется вполне логичным, что двумя важнейшими составляющими "антропологии управления" выступают процессы образования и преобразования социума.
В разделе 2.2. "Преимущества социологического подхода к проблеме описания феномена экономической культуры" сравниваются антропологический, культурологический и социологический подходы к феномену экономической культуры и делается вывод о предпочтительном использовании социологического инструментария в данном исследовательском контексте.
В контексте попыток определить категориальный статус экономической культуры с позиций культуры как таковой необходимо иметь ввиду, что большая часть современных исследователей в данном случае склоняется к социологическим подходу, руководствуясь тем соображением, что корпорации по своей сути являются особой социально-экономической группой. Кроме того, в отличие от большинства гуманитарных наук, социология рассматривает культуру в ее взаимосвязи с другими социальными институтами. Поэтому не случайно, что именно в сфере социологического знания можно обнаружить целый ряд понятий, близких проблематике данного исследования, в частности, "культура предприятия", "культура управления" и т.д. Вполне естественно, что каждое из этих явлений имеет свою специфику и относится к соответствующим социальным институтам (производству, управлению и т.д.). Последнее позволяет диссертанту - уже в культурологическом аспекте - квалифицировать рассматриваемый феномен в виде особой "субкультуры". Под "субкультурой" в этом конкретном значении термина следует понимать определенные культурные комплексы, свойственные небольшим или средним социальным группам. В диссертации формулируется целый ряд признаков, по которым в современном мире формируются субкультурные общности: национальность, религия, род занятий, регион, пол, возраст, классовые и микросоциальные различиями внутри социума и т.п. Изучение таких субкультур представляется принципиально важным, поскольку конкретное сообщество отнюдь не являет собой единое культурное поле, но образует достаточно пеструю мозаику взаимодействующих субкультур. Жизнь конкретных людей протекает главным образом в рамках определенных субкультур. Тот бесспорный факт, что экономическая культура формируется в контексте общей культуры, присущей конкретному обществу, вовсе не отменяет одного из ее базовых признаков: данный вид культуры (особенно в форме культуры корпоративной) несет в себе элементы, которые могут существенно отличаться от ценностей и норм, господствующих в доминирующей культуре. Культура социальна в том смысле, что ее нормативы разделяются людьми, живущими в организованных сообществах, и она сохраняет свое относительное единообразие под воздействием социальных факторов. Иными словами, речь идет о групповых привычках, общих для членов определенной социальной группы.
В разделе 2.3. "Социальная память", "интерес", "формирование нормы" как основные конститутивы культурного пространства" в качестве элементов экономической культуры рассматриваются три названных выше общекультурных механизма.
В диссертации отмечается, что концепция культуры как "социальной памяти", акцентируя свою роль в обеспечении связи времен, преемственности поколений, не фиксирует тем не менее другой стороны культурного развития общества - обновление его ценностей и норм, вытеснение устаревших ценностей новыми. В диссертации отмечается, что процесс обогащения и развития социальной памяти - это неотъемлемый элемент общего воспроизводства культуры, осуществляющегося через постоянную переоценку ценностей.
Процессы, в которых реализуется функция культуры как социальной памяти общества, осуществляются через динамику ее элементов. Под ними понимаются потребности, ценности, нормы, предпочтения, интересы, престиж, мотивация, то есть специфические характеристики сознания и поведения действующих личностей. Ценности - это фундамент культуры. На их основе складываются социальные нормы - распространенные в данном сообществе предписания к действиям. При этом под ценностями в строгом смысле следует понимать неосознанно принимаемые представления о том, что является правильным или важным, что имеет доминантное значение для индивидуального и группового благополучия. Руководствуясь вышеизложенным, нормы в этом случае уместно будет трактовать как сумму требований, предъявляемых данной системой культуры к человеку, группе, институту. Данная общественная институция предполагает разрешение, запрещение, обязательность, допустимость, желательность тех или иных действий. Нормы существуют в трех формах: 1)Как эталон того, что официально считается "должным" (правильным, необходимым, полезным, нужным) или "недолжным" (неправильным, вредным, ненужным). Нормы в качестве эталонов и предписаний тех или иных действий, как требования выполнять или нет те или иные действия сохраняются и транслируются через тексты. Носителями таких норм являются кодексы законов, политические программы, манифесты, постановления, памятники национальной культуры, религиозные книги и многое другое.
2) В виде образцов действия, поступка, воспроизводящихся большими группами людей на протяжении более или менее длительных периодов времени. Названные выше признаки - массовость и стабильность - свидетельствуют о том, что наблюдаемое действие является фактом культуры.
3)В качестве неинституциализированных "нормативных представлений" социальных групп о том, какие эталоны и образцы поведения являются "должными" - "недолжными", "полезными" - "вредными". С точки зрения этих групп, "нормативные представления", как и описанные выше нормы - эталоны, - это феномены сознания, что отличает их от норм - образцов поведения.
В разделе 2.4. "Экономическая культура как элемент целостного культурного пространства" анализируемая проблематика раскрывается со стороны более широких контекстов - как подсистема, встроенная в целостное здание современной культуры.
Рассмотрение такого артефакта экономической культуры, каким является феномен денег (прежде всего - классиком политической экономии А. Смитом), подтверждает вывод диссертант, что экономическая культура в значительно большей степени тяготеет к символическому измерению феномена культуры, нежели к вещественно-материальному контексту экономических структур. Последнее, в свою очередь, дает основания предположить, что феномен экономической культуры целесообразно интерпретировать в качестве результата "окультуривания" экономических процессов, под которым следует понимать экстраполяцию культурных мотивов на экономические реалии или, иными словами, символическое оформление социально-экономической деятельности человека. В диссертации отмечается, что исследование влияния факторов экономической культуры на функционирование и эффективность общественного воспроизводства, началось сравнительно недавно, в конце 80-х годов ХХ-го столетия. Эта проблема стала предметом пристального рассмотрения экономической социологии, зародившейся в США в середине 50-х годов ХХ века в результате длительного процесса социологизации западной экономической науки. Начало этому процессу положил еще А. Смит, считавший условием успеха частную инициативу, человеческий эгоизм и стремление каждого к наибольшей выгоде. Этот процесс получил новый импульс в условиях роста масштабов производства, усложнения экономических связей и обострения социальных противоречий.
Социальный подход к экономике составлял характерную особенность методологии К. Маркса, важным принципом которой являлись: 1)учет политического фактора и роли государства в сфере отношений собственности на средства производства; 2)необходимость перестройки системы общественных отношений классов, занимающих противоположное положение в системе общественного производства, распределения, обмена и потребления продукта труда. На высокую оценку Марксом серьезных достижений капитализма обратил внимание Й. Шумпетер, отметив, что буржуазия впервые показала, чего может достичь человеческая деятельность, вовлекая в цивилизационный процесс все новые нации и создав менее чем за сто лет своего господства более многочисленные производительные силы, чем все предшествующие поколения вместе взятые.
В разделе 2.5. "Экономическая культура" как проекция принципов культуры на сферу социально-экономических отношений" осуществляется экстраполяция принципов экономической культуры на более общие параметры общественного устройства, устанавливается корреляция данных принципов.
Диссертант отмечает, что экономическая культура охватывает те, и только те ценности, нормы, потребности, предпочтения, которые возникают из нужд экономики и оказывают на нее значимое (положительное или отрицательное) влияние. Это и те социальные нормы, которые, возникнув за пределами экономики, приобретают внутри нее специфическое значение (например, общая норма социальной справедливости в сфере экономики воплощается в принцип оплаты труда), и те, которые зародились внутри экономики, возникнув из ее внутренних потребностей (например, норма планирования от достигнутого, уравниловка).
Вторая особенность экономической культуры касается каналов, посредством которых она воздействует на экономику. Наличие механизма воздействия данного типа культуры на развитие общества отнюдь не уникально: все виды ценностей, норм, потребностей (художественные, религиозные, правовые, политические или другие), воплощаются в действия и поступки людей, а далее в те или иные продукты их деятельности: машины, книги, здания, выращенные растения, воспитанных детей и т.п. Специфика экономической культуры состоит в том, что основным каналом влияния на экономику здесь является не любое поведение, а, прежде всего, - экономическое поведение. Кроме того, в трансляции экономической культуры, в "выбраковывании" одних ее элементов и внедрении других чрезвычайно важную роль играют политические группы влияния. Их доминантная роль в качестве проводника воздействия культуры на экономику - специфическую особенность именно экономической культуры.
Еще одна отличительная черта экономической культуры заключается в том, что она в значительно большей степени, чем, к примеру, эстетическая или научная, ориентирована на управление поведением людей. Действительно, ценности и нормы как элементы экономической культуры в определяющей степени имеют организационную направленность - сориентировать массы на те или иные действия. Как правило, все серьезные повороты в политике сопровождаются выдвижением соответствующих лозунгов. В этом плане лозунг - это феномен культуры, направленный на то, чтобы мобилизовать в людях социальные качества, необходимые для решения новых задач.
В диссертации подчеркивается, что функциональное предназначение экономической культуры определяется общими особенностями культуры вообще. В первую очередь экономическая культура, как и культура вообще, выполняет роль социальной памяти, но не всей социальной памяти общества, а лишь того ее "отсека", который связан с историей экономических отношений. Диссертант приходит к заключению, что экономическая культура отбирает (выбраковывает, сохраняет, накапливает) ценности и нормы, необходимые для функционирования и дальнейшего развития экономики; в частности, накапливает эталоны соответствующего экономического поведения, хозяйственной активности (к примеру, сохраняет традиции взаимопомощи внутри коллективов, отношения к разного рода инструкциям, приказам, распоряжениям); транслирует из прошлого в современность ценности и нормы, лежащие в основе труда, потребления, распределительных и иных экономических действий и отношений; обновляет ценности и нормы, регулирующие развитие экономики, способствуя появлению новых нормативных представлений и образцов поведения. В Заключении диссертации подведены общие итоги исследования и обозначены возможные перспективы дальнейшего изучения особенностей функционирования экономической культуры в качестве целостной социальной структуры.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:
1. Миннегалиев, И.М. Экономическая культура: структура и функции / И.М. Миннегалиев // Социология: журнал Российской социологической ассоциации. - 2010. - №2. - С. 222-229. [0,5 п.л.]
2. Миннегалиев, И.М. Антропологические предпосылки экономической теории / И.М. Миннегалиев // Вестник Самарского университета. Серия экономики и управления. - 2011. - № 9 (90). - С. 20-26 [0,5 п.л.]
3. Миннегалиев, И.М. Экономическая культура как социальный медиатор: диалектика культурного и экономического начала / И.М. Миннегалиев // Социология: журнал Российской социологической ассоциации. - 2011. - № 4 - С. 210-216 [0,5 п.л.]
Публикации в других изданиях:
4. Миннегалиев, И.М. Стоимость как идеальное начало для познания мира трансцендентности / И.М. Миннегалиев // Актуальные проблемы социогуманитарного знания: Сборник научных трудов кафедры философии ИППК МПГУ. Вып. XLI. - М.: Изд-во МПГУ, 2009. - С. 20-25. [0,3 п.л.]
5. Миннегалиев, И.М. Российская экономическая ментальность: основные приоритеты / И.М. Миннегалиев // Философия. Наука. Культура. Вып. 15: Сборник статей слушателей, соискателей кафедры философии ИППК МГУ. - М.: Изд-во МГУ, 2009. - С. 67-75. [0,5 п.л.]
6. Миннегалиев, И.М. Феномены управления и организации в контексте антропологического подхода / И.М. Миннегалиев // Философия. Наука. Культура. Вып. 15: Сборник статей слушателей, соискателей кафедры философии ИППК МГУ. - М.: Изд-во МГУ, 2009. - С. 62-67. [0,3 п.л.]
7. Миннегалиев, И.М. О базовых конститутивах культурного пространства / И.М. Миннегалиев // Философия. Наука. Культура. Вып. 4: Сборник статей слушателей, соискателей кафедры философии ИППК МГУ. - М.: Изд-во МГУ, 2010. - С. 39-48. [0,5 п.л.]
8. Миннегалиев, И.М. Философия экономики: учебное пособие / И.М. Минненгалиев, А.Г. Хайруллин / ГОУ ВПО "Камская государственная инженерно-экономическая академия. - Набережные Челны: Изд-во ИНЭКА, 2010. - 181 с. [12 п.л.]
2
Документ
Категория
Философские науки
Просмотров
145
Размер файла
176 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа