close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Деятельность государственных и военных органов СССР по созданию и развитию национальных воинских формирований (1923-1939 гг.)

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Эль-Беайни Рамзи Назих Шифр научной специальности: 07.00.02 - отечественная история Шифр диссертационного совета: Д 212.341.02 Название организации: Российский государственный социальный университет Адрес организации: 129226, г.Москв
РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
На правах рукописи
Эль-Беайни Рамзи Назих
Деятельность государственных и военных органов СССР по созданию и развитию национальных воинских формирований (1923-1939 гг.)
Специальность - 07.00.02 - Отечественная история
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Москва - 2011
Работа выполнена на кафедре истории Отечества
Российского государственного социального университета (РГСУ).
Научный руководитель: доктор исторических наук, доцент
Ляпунова Наталия Валентиновна
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор
Попов Владимир Валентинович
доктор исторических наук, профессор
Половецкий Сергей Дмитриевич
Ведущая организация:Военный университет МО РФ
Защита состоится "__15__" __февраля__ 2012_ года в 14 часов на заседании диссертационного Совета Д.212.341.02 по историческим и политическим наукам в Российском государственном социальном университете по адресу: 129226, Москва, ул. Вильгельма Пика, дом 4, корпус 2, зал заседаний диссертационных Советов.
С диссертацией можно ознакомиться в научном читальном зале электронной библиотеки Российского государственного социального университета по адресу: 129226, Москва, ул. Вильгельма Пика, дом 4, стр. 5.
Автореферат разослан " " _________ 2012___ года
Автореферат размещен на официальном сайте РГСУ: www.rgsu.net
Автореферат размещен на сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации: www.referat_vak@mon.gov.ru
Ученый секретарь Диссертационного совета Г.И. Авцинова
доктор философских наук, профессор
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ
Преобразования, проводимые в настоящее время в Российской армии, побуждают обратиться к осмыслению и осознанию исторического опыта прошлого. Движение вперед невозможно без преемственности поколений, без учета вековых традиций народа и государства.
Всестороннее исследование истории Вооруженных Сил России имеет значение как для понимания путей развития армии, так и для истории государства в целом. Военно-историческое наследие русской и советской армии может быть значительным подспорьем при разработке обоснованной теории военного строительства и ее реализации.
Советский период истории России является одним из наиболее важных. Корни множества современных событий и явлений сокрыты в его толще. Поэтому изучение данного периода продолжает оставаться задачей современной исторической науки. Несмотря на то, что в этом направлении многими поколениями историков проделана огромная исследовательская работа с применением различных методологических подходов, целый ряд проблем до последнего времени остается малоизученным. К таким проблемам можно отнести деятельность государственных и военных органов СССР по реформированию Красной армии, созданию наиболее оптимальных способов по повышению ее боеспособности в условиях возникновения очага новой мировой войны. Одним из направлений военного реформирования Вооруженных сил СССР в межвоенный период являлась задача создания и развития национальных воинских формирований, которые явились резервом для подготовки обученного в военном отношении населения и способствовали повышению боеспособности Красной Армии.
Актуальность исследования деятельности государственных и военных органов СССР по созданию и развитию национальных воинских формирований обусловлена следующими обстоятельствами:
- во-первых, недостаточным и односторонним отражением в исторической литературе процесса создания и развития национальных воинских формирований в Красной Армии в период ее реформирования;
- во-вторых, исследование деятельности государственных и военных органов по созданию национальных воинских частей позволяет полнее увидеть картину национальной политики Советского государства в межвоенный период;
- в-третьих, в связи с проводимой в настоящее время реформой Вооруженных Сил России, создании в ряде регионов страны воинских частей и подразделений на национальной основе, большого количества лиц различных национальностей в подразделениях крайне важно извлечь уроки и выводы из опыта создания и деятельности национальных воинских формирований в Красной Армии в указанный период.
Степень научной разработанности темы. В историографии вопроса строительства и функционирования национальных воинских формирований в Красной армии в межвоенный период выделяется два периода: советский и современный.
Советский период (до 1991 г.). Впервые в исторической литературе вопросы создания и функционирования национальных воинских формирований в составе Красной Армии были рассмотрены в период 1920-1930-х гг.1 Эти работы были написаны по горячим следам и охватывают широкий круг вопросов: роль национальных воинских частей в укреплении обороноспособности страны, процесс приобщения населения к военной службе, подготовка национальных военных кадров.
В середине 1950-1980-х гг. вышел ряд общих работ, освещающих строительство национальных воинских формирований в составе Красной армии в основном в контексте проведения в стране военной реформы2. В это же время появляются и диссертационные работы, посвященные именно организации и деятельности национальных воинских формирований в межвоенный период3. Их главной особенностью является рассмотрение деятельности национальных воинских частей, создаваемых в национальных республиках Советского Союза. Так, в диссертации В.М. Маркаряна дается расширенная характеристика только закавказских воинских частей (Грузия, Армения, Азербайджан), вопрос о воинских формированиях, создаваемых в национальных республиках РСФСР даже не поднимается.
Современный период (с 1991 г. по настоящее время). С начала 1990-х гг., в связи с реформированием Вооруженных Сил, вновь появляется интерес к опыту военных реформ Советского Союза и, как следствие, к созданию национальных воинских формирований4. Главной особенностью этого периода является обращение к национальным воинским формированиям, созданных из национальностей, проживающих на территории РСФСР (Татарстан, Бурятия и др.). Однако в этих работах большее внимание уделяется созданию и применению национальных воинских формирований только в период Великой Отечественной войны.
Одновременно ряд исследователей обращается к вопросам формирования национальных воинских частей в межвоенный период, особенно в контексте проведения военной реформы 1924-1928 гг. Однако в них также дана только общая картина создания воинских формирований в национальных республиках СССР (Средняя Азия, Закавказье, Украина)5.
Таким образом, несмотря на большое количество литературы по проблеме, деятельность государственных и военных органов СССР по созданию национальных воинских формирований в межвоенный период рассмотрена не в полном объеме. Имеющиеся работы показывают либо создание и применение национальных воинских формирований в национальных республиках Советского Союза (как в советской историографии), либо формирование национальных частей на территории России (как в современной историографии). Большее внимание в литературе уделяется национальным воинским формированиям, созданным или в годы Гражданской, или в годы Великой Отечественной войны. Общей картины создания и функционирования национальных воинских частей на всей территории Советского Союза в межвоенный период в настоящее время нет.
Объектом исследования являются национальные воинские формирования Красной армии.
Предмет исследования - деятельность государственных и военных органов Советского Союза по формированию и развитию национальных воинских частей в составе Красной армии.
Научная задача, решаемая в диссертации, заключается в том, чтобы на основе комплексного исследования обобщить деятельность государственных и военных органов по созданию и совершенствованию национальных воинских формирований в Красной армии в 1920-1930-е гг.; раскрыть содержание, основные направления и результаты этой деятельности; выделить ее характерные черты и особенности на разных этапах; сформулировать выводы и уроки, дать научно-практические рекомендации, направленные на дальнейшее совершенствование системы подготовки и деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации на современном этапе развития.
Хронологические рамки исследования охватывают период от XII съезда РКП(б) (1923 г.), начиная с которого в Красной армии начинают формироваться национальные воинские формирования, до 1939 г., когда был принят Закон СССР "О воинской обязанности и военной службе", который завершил переформирование национальных воинских частей в общесоюзные воинские части с экстерриториальным комплектованием и дислокацией.
Цель исследования состоит в том, чтобы осуществить комплексный анализ оперативно-служебной и служебно-боевой деятельности органов и войск ВЧК - ОГПУ - НКВД по борьбе с бандитизмом на Северном Кавказе в исследуемый период 1920-1930-х гг. и ее влияния на стабилизацию общественно-политической обстановки в регионе.
Для достижения этой цели поставлены следующие задачи:
- рассмотреть причины возникновения бандитизма на Северном Кавказе, выявить его особенности, характер, задачи и способы действий банд в межвоенный период;
- проанализировать разработанную систему мер государственных, военных и правоохранительных органов по борьбе с бандитизмом в 1920- 1930-е гг.;
- выявить особенности оперативно-служебного и служебно-боевого применения органов и войск ВЧК - ОГПУ - НКВД на различных этапах борьбы с бандитизмом на территории Северного Кавказа;
- исследовать характер боевого применения войск ВЧК - ОГПУ - НКВД в борьбе с вооруженными формированиями, а также рассмотреть вопросы их взаимодействия с подразделениями Красной армии в ходе проведения совместных операций;
- оценить действенность профилактических и силовых мероприятий, проводимых органами и войсками ВЧК - ОГПУ - НКВД на территории Северного Кавказа в исследуемый период;
- сформулировать исторические уроки, выводы, а также выработать практические рекомендации, направленные на дальнейшее совершенствование применения правоохранительных органов и внутренних войск МВД России в борьбе с проявлениями терроризма.
Методологические основы исследования. Методологическими основами исследования являются положения теории научного познания, методы и принципы, применяемые в процессе исторического исследования, которые опираются на диалектическое представление об окружающем нас мире.
В своей работе автор руководствовался диалектическим методом. Использование диалектического метода позволило исследовать деятельность государственных и военных органов по строительству и развитию национальных воинских формирований Красной армии как единый процесс, протекавший во всем многообразии взаимоотношений государственных и общественных интересов, которые и определяли его направленность на данном историческом этапе. Исследование задачи осуществлялось автором на основе общенаучных принципов. В первую очередь был использован принцип научности как главный принцип общенаучного анализа и историко-теоретического исследования. Критериями применения данного принципа стали такие его составляющие, как объективность, всесторонность, независимость в оценке и критике, использование максимально возможного количества достоверных источников. Не менее важным принципом научного исследования, применявшимся в диссертации, являлся принцип историзма, согласно которому любое явление рассматривается с учетом его исторического развития и факторов, оказывавших влияние на данный процесс, а также обращение особое внимания на контекст, соответствующий конкретному историческому периоду.
Рассматривая методологию не только как совокупность определенных принципов, но и как систему соответствующих методов в изучении поставленных научных задач, автор использовал в своем исследовании наиболее распространенные и универсальные (общенаучные) методы научного познания. Среди них автор выделил следующие методы: анализа и синтеза, индукции и дедукции, обобщения и абстрагирования. При проведении исследования автор также опирался на ряд специальных исторических методов: системный и сопоставительный, проблемно-хронологический, личностно-деятельностный, актуализации и периодизации, метод экстраполяции, компаративный метод.
При формулировании выводов и практических рекомендаций автор использовал метод актуализации, который позволил диссертанту выделить наиболее важные проблемы, рассмотренные в исследовании, и установить их исторические аналогии с современным процессом строительства Российской Армии, с целью выработки исторических уроков и практических рекомендаций.
Источниковая база исследования включает в себя две группы:
Первую группу источников составили архивные материалы. Автором были изучены фонды Российского государственного военного архива (РГВА), в которых находится основной массив документов, связанных с проведением военной реформы в СССР, строительством и совершенствованием деятельности национальных воинских формирований. В диссертации также были использованы фонды Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ).
Вторую группу источников составили опубликованные документы государственных, военных и правоохранительных органов, а также опубликованные материалы по вопросам различных направлений деятельности национальных воинских формирований. Кроме того, автором использовались документальные материалы, опубликованные в различных периодических изданиях ("Военно-исторический журнал", "Правда Востока", "Заря Востока" и др.).
В качестве дополнительного источника были использованы материалы сети Internet.
II. СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ
Структура диссертации обусловлена объектом, предметом, целью и задачами исследования. Диссертация написана в проблемно-хронологическом плане и состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, приложений. Такой подход дает возможность проследить структуру и логику деятельности государственных и военных органов по созданию и развитию национальных воинских формирований Красной армии.
Во введении раскрывается актуальность исследования, показывается степень разработанности темы в отечественной историографии, определяются объект, предмет, научная задача, цель, задачи и методологические основы исследования, дается характеристика источниковой базы, приводятся сведения об апробации диссертации.
В первой главе "Исторические условия развития национальных воинских формирований в Красной армии в 1920-1930-е гг." автором рассмотрены условия, способствовавшие проведению военной реформы в Советском государстве после окончания Гражданской войны. Показаны основные направления реформирования РККА, в том числе - строительство национальных воинских формирований. При рассмотрении вопроса организационного строительства национальных воинских частей особое внимание уделено особенностям формирования воинских подразделений из лиц коренной национальности в различных регионах Советского Союза.
Вторая глава "Основные направления деятельности государственных и военных органов по развитию национальных воинских формирований в 1920-1930-е гг." раскрывает вопросы подготовки командных и политических кадров для национальных воинских формирований, совершенствования боевой подготовки и особенностей партийно-политической работы с личным составом этих воинских частей. Особое внимание при этом уделяется вопросам отличия национальных воинских частей от общесоюзных подразделений.
В заключении подводятся итоги исследования, делаются основные теоретические выводы о целях, задачах, содержании и результатах деятельности государственных и военных органов по созданию и развитию национальных воинских формирований, определяется значение полученного исторического опыта для современности, формулируются научно-практические рекомендации.
III. НАУЧНАЯ НОВИЗНА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ
ДИССЕРТАЦИИ
Научная новизна диссертационного исследования обусловлена:
во-первых, тем, что данная работа является первым исследованием, в котором всесторонне и комплексно рассмотрена крупная и самостоятельная задача - деятельность государственных и военных органов по созданию и развитию национальных воинских формирований в межвоенный период;
во-вторых, на основе конкретно-исторического подхода проанализированы положительные и отрицательные стороны деятельности государственных и военных органов по строительству и развитию национальных воинских формирований, выявлены основные тенденции, характерные черты и извлечены уроки из проводимых действий;
в-третьих, в научный оборот введен ряд архивных документов и материалов, неизвестных ранее научной общественности;
в-четвертых, сформулированы исторические уроки и практические рекомендации по совершенствованию деятельности государственных и военных органов в области военного строительства.
На защиту выносятся следующие положения:
- обоснование создания и развития национальных воинских частей в составе Красной армии в межвоенный период;
- особенности подготовки командного и политического состава для национальных воинских формирований, содержания и проведения боевой подготовки, форм партийно-политической работы в национальных воинских частях;
- теоретические выводы, уроки, научно-практические рекомендации и предложения по использованию в современных условиях исторического опыта создания и развития национальных воинских частей Красной армии.
Обоснование положений, выносимых на защиту:
Обоснование создания и развития национальных воинских частей в составе Красной армии в межвоенный период.
Анализ архивных документов, проведенный автором, показывает, что уже 17 ноября 1917 г. распоряжением Народного комиссариата по делам национальностей было разрешено свободное группирование военнослужащих по национальному признаку в рамках единого войскового соединения6. Окончательно национальные принципы строительства Красной армии были сформулированы в декрете Совета Народных Комиссаров РСФСР о создании Красной армии (январь 1918 г.). В нем всем народам России предоставлялось право с оружием в руках встать на защиту завоеваний революции. Претворение его в жизнь предусматривало возможности: поступать в Красную армию и иметь права наравне с русскими, создавать свои подразделения в составе общей части, образовывать отдельные национальные формирования7.
Необходимость создания национальных воинских формирований по мнению руководства Советского государства объяснялась следующими факторами:
- созданием теснейшего союза советских республик как важнейшего условия отстоять свое существование;
- необходимостью дальнейшей консолидации народов России в единое многонациональное государство, основанное на принципах добровольности;
- задачами обеспечения фактического равенства народов в области военного дела;
- ликвидацией недоверия к русской нации;
- укреплением обороноспособности республик путем равномерного привлечения их населения к вооруженной защите государства;
- усилением Красной армии за счет расширения ее социальной и национальной базы.
Учитывая то обстоятельство, что национальные воинские формирования воспитывают у населения доверие к армии, а следовательно - к советской власти и ее мероприятиям, XII съезд РКП(б) принял решение о продолжении их дальнейшего строительства. В 1923 г. ЦК ВКП(б) провел III Всесоюзное совещание политработников РККА8 и IV совещание с ответственными работниками национальных республик и областей9. Они приняли решение о концентрации национальных меньшинств, находящихся в армии, в отдельные взводы, роты, батальоны и т.д. Было намечено создать новые подразделения на основе принципов постепенности, учета численности населения, его компактности и готовности к службе. С целью подготовки национальных командно-политических кадров планировалось открыть специальные военно-учебные заведения, и предусматривались льготы поступающим в общесоюзные военные академии. Было решено приступить к разработке специального пятилетнего плана строительства национальных военных формирований. Одновременно с этим ЦК ВКП(б) обязывал местные партийные и советские органы принять активное участие в этой работе10.
Автором разработана периодизация организационного строительства национальных воинских формирований Красной армии в 1920-1930-е гг., которая включает три этапа. Решения XII съезда РКП(б) положило начало первому этапу, продолжавшемуся с марта 1923 г. до конца 1924 г. Его особенностью являлось бесплановое создание национальных воинских частей11.
Второй этап начался пятилетним планом развития национальных воинских формирований (1925-1929 гг.). Он характеризовался бурным ростом национальных подразделений на строго плановой основе. С 1929 г., в связи с тяжелым финансовым и материальным положением государства, правительством было принято решение временно остановить их увеличение. Это решение было объявлено приказом народного комиссара по военным и морским делам, что по существу явилось началом третьего этапа12. Он продолжался до 1938 г., и в основном заключался в организационной перестройке национальных воинских частей и школ.
В течение 1923-1924 гг. советским правительством и Реввоенсоветом СССР был разработан пятилетний план развития национальных воинских формирований. Он был одобрен на Пленуме РВС СССР 28 ноября 1924 г.13, а окончательно принят 20 мая 1925 г. на III съезде Советов СССР по докладу М.В. Фрунзе14.
Исходя из готовности к военной службе, численности, компактности проживания, уровня экономического и культурного развития, нерусское население было разделено на группы, каждой из которых определялись пути приобщения к военной службе, виды национальных воинских частей и способы их комплектования.
В союзных республиках, где население ранее привлекалось к военной службе, предусматривалось иметь дивизии. Причем для Украины и Белоруссии - территориального типа, переформированные их общесоюзных; для Армении и Азербайджана - по одной кадровой дивизии; для Грузии, имевшей достаточное количество призывного контингента и обученных резервов, - две дивизии, одна из которых - милиционного типа15.
В союзных республиках, население которых до Октябрьской революции не привлекалось к военной службе, первоначально планировалось создавать национальные военно-учебные заведения и небольшие отдельные кадровые подразделения с постепенным развертыванием их в соединения. Их предполагалось укомплектовывать добровольцами, а затем переходить на обязательный призыв.
Автономные республики могли иметь отдельные полки, батальоны в составе дивизий с общим командованием и управлением. Из состава малочисленных народностей, живущих разрозненными группами или в составе автономных образований союзных республик, за исключением РСФСР, предполагалось создавать национальные подразделения (взвод, рота) в составе общесоюзной или национальной части.
Исходя из наличия этих групп населения, государственные и военные органы определили две формы привлечения нерусских народов к несению военной службы:
1) на основе обязательной воинской повинности согласно ст. 19 Конституции РСФСР, действие которой было распространено на Украину, Белоруссию, Закавказье и ряд национальных районов Поволжья, и решения ЦИК и СНК СССР от 18 марта 1925 г. "Об обязательной военной службе", по которому пополнение осуществлялось на основе призыва вне зависимости от национальной принадлежности. Население Бурят-Монголии, Якутии и Карелии призывалось ограниченно и только в национальные части;
2) на основе добровольного комплектования, ставшего на длительное время основной для жителей Казахстана, Средней Азии и горских национальностей Северного Кавказа. Добровольный набор в армию являлся главной особенностью этих районов.
Создание национальных воинских частей и соединений осуществлялось следующим образом. По данным Политического управления РККА, 3 октября 1923 г. было принято решение об открытии в Киргизской республике командной национальной школы на 113 человек и приступить к формированию Бухарской Красной армии общей численностью 2 110 человек16. В конце 1923 г. 1-я территориальная дивизия, дислоцировавшаяся в Белоруссии, была переименована во 2-ю Белорусскую территориальную дивизию. Приказом РВС СССР № 24098 от 12 ноября 1923 г. было объявлено о создании Дагестанского кавалерийского дивизиона и Карельской бригады в составе трех батальонов, роты связи и саперной роты, батареи полковой артиллерии17. В течение 1925 г. в Средней Азии были созданы Узбекский стрелковый батальон, стрелковая рота, кавалерийский батальон, кавалерийский эскадрон, конно-вьючная батарея, Таджикский и Туркменский кавалерийские эскадроны18. С 1925 г. на смешанное комплектование перешли Армянская и Азербайджанская дивизии. В их составе один из трех полков был оставлен кадровым19. Предпринимались и шаги по переводу четырех территориальных дивизий РККА, расквартированных на Украине, в национальные. В 1924-1925 гг. к армейской службе впервые были привлечены жители Бурят-Монголии20. Из народностей Северного Кавказа был создан отдельный кавалерийский полк. Большим достижением явилось образование Отдельной якутской стрелковой роты с кавалерийским взводом21. На основании приказа РВС СССР от 7 октября 1924 г. все национальные формирования получили единые однообразные штаты. За счет сокращения вспомогательных подразделений был увеличен боевой состав, выросла численность артиллерийских подразделений, увеличилось количество тяжелого вооружения. Для планомерного проведения боевой подготовки в воинских частях началось оборудование тиров, стрельбищ и артиллерийских полигонов.
Дальнейшее увеличение числа национальных воинских формирований по пятилетнему плану их строительства выдвинуло необходимость решения двух задач: 1) приобщение населения к военной службе и 2) распространение обязательной воинской повинности на все народы СССР. Для их осуществления необходимо было провести значительную работу по организации допризывной подготовки и обучению военному делу населения.
Во втором периоде развития национальных воинских формирований государственные и военные органы приняли меры к его расширению. Это выразилось в увеличении численности национальных воинских формирований, их техническом оснащении и организационной перестройке. За период 1926-1929 гг. были созданы Туркменская и Узбекско-Киргизская кавалерийские бригады, Таджикский стрелковый батальон22, 6-й Узбекский стрелковый полк23, Узбекский кавалерийский полк24, Бурят-Монгольский Краснознаменный кавалерийский полк25. На Украине становятся национальными 46-я кадровая стрелковая и 1-я Запорожская червонного казачества дивизии26, в Белоруссии - 33-я номерная дивизия27. В Ленинградском военном округе был сформирован Карельский отдельный егерский стрелковый батальон28, в Северо-Кавказском военном округе - управление сводного национального полка, отдельный кавалерийский дивизион и шесть отдельных национальных взводов29. В Приволжском военном округе был образован Татарский полк, Башкирская бригада, четыре роты, составленные из других национальностей. В Сибири появились Якутская национальная школа младшего начсостава и отдельный национальный кавалерийский дивизион30. В Закавказье в составе национальных дивизий появились национальные подразделения, укомплектованные осетинами (так называемые "осетинские роты"), аджарские и абхазские подразделения и курдский дивизион31, а также 2-я кавалерийская дивизия, личный состав которой на 82 % состоял из украинцев32.
Успехи индустриализации обеспечили создание оборонной промышленности в СССР и дали возможность широко развернуть техническое перевооружение Красной армии. Однако рамки национальных формирований оказались слишком узкими для приема потока техники и вооружения. Ни одна союзная республика, за исключением РСФСР и Украины, не располагала людскими и экономическими ресурсами для того, чтобы иметь крупные единицы хотя бы главных видов и родов войск, необходимых в будущей войне. Поэтому в 1936 г. в составе национальных дивизий имелось только по одной танковой роте и одному авиазвену. В большинстве соединений отсутствовала тяжелая артиллерия33.
Переход Красной армии на новую технику потребовал сделать национальные воинские формирования более приспособленными к новым условиям ведения боевых действий. Исходя из требований постановления ЦК ВКП(б) от 15 июня 1929 г. "О состоянии обороны страны", указавшего на необходимость дальнейшего усиления технического оснащения армии и повышение уровня ее боеспособности34, народный комиссариат обороны принял решение о проведении реорганизации национальных воинских частей. В Закавказье и Средней Азии в ее основу был положен перевод на горную структуру. По приказу Реввоенсовета СССР от 11 ноября 1929 г. первыми на новую организационную структуру перешли Армянская, Азербайджанская и Грузинская дивизии, позднее горно-стрелковыми соединениями стали среднеазиатские дивизии35. Все национальные воинские формирования перешли на кадровый принцип комплектования и делаются номерными. При этом украинские и белорусские дивизии переводятся на экстерриториальную форму комплектования. В Средней Азии, на Северном Кавказе и в Поволжье они слились с общими частями Красной армии, но за ними сохранились названия союзных республик36. Эта работа явилась главным содержанием третьего периода развития национальных воинских формирований.
за годы своего существования национальные воинские части прошли в своем развитии три этапа. За это время они выросли из отдельных небольших войсковых единиц в крупные, хорошо подготовленные соединения. К 1938 г. все национальные воинские части были кадровыми, комплектуемыми на основе обязательной воинской повинности. В Красной армии имелось 17 национальных дивизий и 2 отдельных полка. Кроме того, существовало большое количество мелких подразделений в составе общесоюзных формирований, общее число которых ввиду отсутствия архивных данных установить невозможно.
7 марта 1938 г. постановлением ЦК ВКП(б) и приказом народного комиссара обороны СССР от 16 апреля 1938 г. все национальные воинские формирования были преобразованы в общесоюзные без указания прошлой национальной принадлежности37.
Усилившаяся угроза мировой войны поставила Советский Союз перед реальной угрозой начала боевых действий. Интересы безопасности государства требовали иметь высокообученную, технически оснащенную, многомиллионную армию. Она должна была стать кадровой, с единой системой комплектования и организационной структурой вне зависимости от национальной принадлежности воинского контингента. Именно эти обстоятельства явились важнейшей причиной перевода национальных воинских формирований в общесоюзные. Необходимость в них в конце 1930-х гг. отпала.
историческое значение национальных воинских формирований заключается в том, что они привлекли людские ресурсы СССР к военной службе, поставили массы на дело защиты государства. Они осуществили огромный объем работы по "военизации" населения, распространению военных знаний и допризывной подготовки. Существование национальных воинских формирований, наряду с другими мероприятиями, проведенными государственными и военными органами СССР, сделали возможным осуществить всеобщую воинскую обязанность на всей территории страны. Многие национальные воинские формирования за высокие показатели в боевой и политической подготовке были отмечены правительственными наградами.
Особенности подготовки командного и политического состава для национальных воинских формирований, содержания и проведения боевой подготовки, форм партийно-политической работы в национальных воинских частях.
Рассмотрев источниковую базу, диссертант пришел к выводу, что система национального военного образования в основном оформляется в период с декабря 1922 г. по июль 1925 г. подготовка командных кадров основных родов войск - пехоты, кавалерии и артиллерии - предусматривалась в национальных военных школах трех типов. Для тех наций и народностей, которые имели свои воинские части или должны были их иметь, предусматривалось создавать нормальные училища, рассчитанные на подготовку среднего командного звена - командиров взводов в пехоте, эскадронов - в кавалерии, батарей - в артиллерии38. Наряду с военно-политическим образованием они давали и общее в объеме общеобразовательной школы первой ступени.
При нормальных военных школах были открыты курсы переподготовки как повторные. Они предназначались для переучивания лиц командного состава, не имевших военного образования, и для бывших офицеров. Это был первый тип школ.
Вторым типом национальных военных школ являлись политические, которые готовили политработников первичного звена.
Третий тип составляли полковые (бригадные) школы по подготовке младшего начальствующего и инструкторского состава. Кроме того, командные кадры готовились и в общесоюзных училищах среднего звена, где для национальной молодежи бронировались места.
Главное назначение национальных военных школ заключалось в том, чтобы воспитать грамотного, политически развитого командира, в совершенстве знающего военное дело, хорошо владеющего формами и методами политико-воспитательной работы с подчиненными и инструкторскими навыками в области боевой подготовки39.
Командный состав высшего звена и технический персонал предусматривалось обучать в общесоюзных военно-учебных заведениях (курсы усовершенствования командного состава, академии) или на военных факультетах гражданских институтов. Общесоюзными являлись училища военно-морского и воздушного флотов и других технических родов войск.
Таким образом, национальные военные школы готовили только командиров среднего и младшего звена основных родов войск, а также политический состав для занятия первичных должностей. Это объясняется тем, что в них была особенно большая потребность, т.к. они являлись основными и самыми многочисленными командно-политическими кадрами. Создавать для каждой национальности высшие учебные заведения было нецелесообразно из-за ограниченности материальных ресурсов, квалифицированного преподавательского состава и малочисленности национальных войсковых единиц.
Если в 1922 г. имелось всего 4 национальных военно-учебных заведения, то к концу 1925 г. их стало 18 (14 командных, 4 военно-политических). Проведенный анализ показывает, что все республики имели свои военно-учебные заведения. Особое место среди них занимали военные школы, готовившие командные кадры из национальностей, не имевших автономных образований. Так, для карелов, финнов, эстонцев и корейцев предназначалась Объединенная школа им. III Интернационала40, для поляков - Объединенная школа командиров им. И. Уншлихта41. Все школы, за исключением кавалерийских, были объединенными и готовили командиров для пехоты, артиллерии и кавалерии.
Основными элементами боевой подготовки национальных воинских формирований, как и всей Красной армии, являлись тактическая, общевойсковая, стрелковая и физическая подготовка.
Тактические занятия проводились с начальствующим, курсантским и рядовым составом в течение года по планам боевой подготовки. Они подразделялись на теоретическую учебу и практические действия в поле. С командным составом занятия проводились дифференцированно по должностным категориям. Средний комсостав и политработников обучали командиры и комиссары батальонов, полков или бригад. Их, в свою очередь, - вышестоящие начальники. Полученные знания проверялись и закреплялись на батальонных, полковых, дивизионных и армейских (окружных) военных играх, в которых принимали участие и политработники. Тем самым, они обучались военному делу и приобретали навыки партийно-политического обеспечения предстоящих боевых действий.
О возросших возможностях национальных воинских формирований свидетельствует самостоятельное проведение ими крупных военных игр на широком тактическом фоне с большим количеством вводных, требовавших достаточно высоких знаний от участников. Например, такая военная игра была проведена в Азербайджанской дивизии с 21 по 28 августа 1928 г.42 В 1927 г. в Закавказье прошли учения по противодесантной обороне Черноморского побережья, где каждая национальная дивизия имела свои участки обороны43. Национальный командный состав также активно привлекался и к армейским (окружным) военным играм. В них нередко участвовал весь руководящий состав до командиров полков включительно.
В 1928 г. Реввоенсовет СССР подвел итоги военной подготовки старшего и среднего начальствующего состава. Было отмечено, что в целом в национальных воинских формированиях произошел заметный сдвиг в лучшую сторону. Вместе с тем, были выявлены и существенные недостатки в организации боевой подготовки. Главными из них были следующие: слабое овладение техникой использования вооружения, организацией боя, топографией и теорией стрельбы. По уровню военных знаний старший командный состав отставал от среднего.
Основные причины имеющихся недостатков в военной подготовке командно-начальствующего состава были указаны в приказе РВС № 1425-1929 г. Они сводились к следующему. Времени на проведение практических занятий отводилось крайне мало. Так, за 1928/29 учебный год по плану народного комиссара по военным и морским делам с командирами взводов, рот и политруками отводилось всего два 3-часовых занятия в месяц. С командирами батальонов и ответственными секретарями партийных бюро, штабными работниками, начальниками клубов и другими равными им должностными лицами - один раз в месяц по 3-4 часа. Применяемые формы боевой подготовки (групповые теоретические занятия, практические тренировки, самостоятельная работа и др.) были правильными44, однако в их осуществлении имелось много недостатков. Так, групповые занятия во всех военных округах проводились крайне нерегулярно, руководители не обладали должной квалификацией и часто менялись. Ход боевой учебы никем не контролировался, вследствие чего посещаемость занятий была крайне низкой. В Кавказской Краснознаменной армии она составляла 60 %, в Белорусском военном округе - 50 %45. Слушатели к очередным занятиям не готовились. Отрицательно сказывалось и отсутствие достаточного количества учебной литературы и наглядных пособий46.
С 1930/31 учебного года и в этой области намечается существенный переворот. Он начался с резкого увеличения часов, отводимых на командирскую учебу, утверждения твердого порядка обучения, который был объявлен приказом народного комиссара по военным и морским делам № 08047. Во исполнение планов боевой подготовки стали проводиться занятия с высшим и старшим командным составом, армейские (окружные) оперативные игры, тактические сборы командиров батальонов, командиров и политруков рот, сборы начальников штабов полков и полковых школ, а также преподавателей тактики училищ, гражданских вузов и военруков48. Особое внимание обращалось на военную подготовку руководящего состава национальных военных школ. На 30 % увеличилось время на их плановую учебу49. Стало придаваться большее значение вопросам использования новой техники в боевых условиях. Так, в 1931 г. повсеместно отрабатывались темы "Использование танков в наступлении", "Действия передового батальона и работа штаба во встречном бою с использованием бронесил" и т.д.50 В частях появились кружки по овладению новой техникой. Так, в 1931 г. в автомобильном кружке Объединенной татаро-башкирской школы занималось более 100 человек51. В Закавказской пехотной школе автомобильные кружки функционировали в каждой курсантской роте. Постоянный состав изучал устройство танка и бронеавтомобиля.
Главной целью учебы в зимний период являлось: подготовить одиночного бойца-специалиста, отработать действия в составе малых подразделений (отделение, взвод, рота) в наступательном и оборонительном бою с использованием всех имеющихся средств. Главной задачей летнего периода обучения являлось закрепление достигнутых результатов в личной подготовке и отработка действий в составе соединений. В Закавказье первый выход подразделений в лагеря был проведен в 1923 г., для остальных национальных воинских формирований он становится регулярным с 1925 г.
По мере возможности лагерные сборы проводились совместно с общесоюзными подразделениями. Так, например, в 1925 г. все военные школы, расположенные на территории Приволжского военного округа, летнюю практику проходили в г. Кушка Туркестанского фронта, где приняли участие в боевых действиях с отрядами басмачей52.
Отработка учебно-боевых задач осуществлялась в соответствии с приказами по организации боевой подготовки на год. С целью более лучшей организации и проведения занятий было введено в практику издание приказов, предваряющих упражнение (учение), регламентирующих условия и нацеливающих на достижение новых показателей. Одной из главных задач боевой подготовки являлось создание условий, максимально приближенных к боевым. Примером этому может служить учение, проведенное в 1927 г. Азербайджанской стрелковой дивизией, по использованию артиллерии в наступательном бою. Для поражения укрепленных огневых точек и подвижных целей стрельба проводилась боевыми снарядами53.
Конец лагерного периода совпадал с окончанием учебного года. Он завершался маневрами, парадом и подробным разбором54. Наиболее интересно и поучительно маневры стали проводиться с 1927 г., когда стали двусторонними. В результате этого, к 1930 г. национальные воинские части по уровню подготовки одиночного военнослужащего, отделения, взвода, полка и дивизии вышли на уровень общесоюзных55. Подразделения до батальона включительно полностью отработали оборону, научились незаметно сближаться с противником, развертываться и маскироваться в складках местности56. Большое внимание при подготовке подразделений уделялось взаимодействию пехоты и артиллерии, умению стрелять из вверенного оружия.
С 1926 г. были предприняты первые шаги к планомерному обучению национальных воинских частей к действиям в горных условиях. С этой целью изучались и отрабатывались способы и порядок перемещения войск, преодоление горных препятствий. Личный состав воинских частей обучался использованию горного рельефа в обороне и наступлении, применению оружия и техники в горах. Однако в полной мере боевая учеба в горных условиях развернулась с 1936 г., когда было принято "Наставление для действия войск РККА в горах"57.
Проведенный автором анализ отчетов и докладных записок Главного политического управления РККА и Реввоенсовета СССР позволяет утверждать, что негативные моменты в боевой подготовке личного состава национальных воинских формирований к 1935 г. были в основном устранены. Боевая подготовка осуществлялась планомерно и непрерывно. Войска обучались необходимым элементам, используемых в боевых действиях.
Преследуя цель воспитания воина-гражданина, борца за дело советской власти, государственные, военные и политические органы успешно решили ряд трудных и сложных проблем. К их числу относятся: формирование и военнослужащих национальных воинских частей нового мировоззрения, морально-политического единства, дружбы и сотрудничества между военнослужащими разных национальностей, упрочение связей армии с местным населением в пунктах дислокации воинских частей, усиление влияния военнослужащих - членов партии на жизнь и деятельность воинских коллективов, обучение командно-начальствующего состава, привлечение его к активному участию в партийно-политической работе с красноармейцами и младшими командирами, развитие в воинских частях соревнования.
Определяя задачи в области воспитания военнослужащих, на первое место выдвигалось формирование у воинов нового мировоззрения. Оно осуществлялось, в основном, под влиянием конкретных условий армейской службы: боевой и политической подготовки, уставных взаимоотношений, условий быта и т.д. Однако наиболее важным в решении этого вопроса являлся воспитательный процесс, в ходе которого у военнослужащих вырабатывались новые убеждения, качества личности, необходимые для военной службы.
Ведущей определяющей стороной воспитания личного состава Советских Вооруженных Сил являлось политическое воспитание. Основная роль в политическом воспитании отводилась политическим занятиям. С момента образования национальных воинских частей они проводились регулярно.
В 1925 г. ЦК ВКП(б) утвердил единую двухлетнюю программу политических занятий, рассчитанную на весь срок службы рядового и младшего командного состава58. В соответствии с ее требованиями в национальных воинских частях были созданы три вида групп - для грамотных, полуграмотных и неграмотных. С грамотными проводились политзанятия, с остальными - политчас. С 1926 г. все категории личного состава были охвачены политзанятиями59. Учеба проходила ежедневно, кроме субботы, в течение двух часов, из которых один отводился политической теме, другой - общеобразовательной.
С 1926 г. в воинских частях стали оборудоваться кабинеты партийно-политической работы, в которых находилась необходимая для обучения литература. Больше внимания стало уделяться обеспеченности учебными пособиями ротных библиотек. В практику входят целевые учебно-показательны политзанятия, которые проводились обычно перед изучением наиболее сложных тем. Проводилась и предварительная подготовка красноармейцев к занятиям: им заранее сообщалась тема, раздавалась литература и т.д.60
С младшими командирами использовалась полулабораторная форма учебы, которая заключалась в предварительной проработке темы занятия в вечерние часы61. Политические органы воинских частей добивались, чтобы занятия предварялись вступительным словом, называлась литература и вопросы для беседы. В заключении занятия обязательно подводились его итоги.
Одной из важнейших задач идейно-политического воспитания являлось воспитание морально-политического единства военнослужащих различных национальностей, укрепление дружбы между ними.
Изучая деятельность политических органов, партийных и комсомольских организаций национальных воинских частей, автор диссертации пришел к выводу, что основными путями решения этого вопроса были следующие: изучение партийных документов по вопросам национальной политики, пропаганда традиций народов СССР в годы Гражданской войны и иностранной военной интервенции, борьба с различными проявлениями местного национализма.
На конкретных примерах до военнослужащих доводилось содержание деятельности государственных органов по разрешению национального вопроса в СССР, раскрывалась роль Красной армии в его решении. Для этого использовались все формы и методы политико-воспитательной работы - лекции, доклады, беседы, тематические вечера и вечера дружбы, спортивные праздники, культпоходы по местам боевой славы62. Укреплению дружбы и сотрудничества между военнослужащими разных национальностей служили совместные лагерные сборы63, боевая подготовка64 и укомплектование воинских частей представителями национальных меньшинств. В соответствии с этим в общесоюзных соединениях существовали подразделения национальных меньшинств. В составе грузинских дивизий имелись осетинские роты и армянские взводы, в Армянской дивизии - азербайджанские роты, в узбекских частях - подразделения татар, киргизов, таджиков и т.д.65
Одним из важнейших направлений партийно-политической работы в национальных воинских формированиях являлось укрепление связей воинских частей с местным населением. Эта работа проводилась командирами, политорганами, партийными и комсомольскими организациями воинских частей. Особое внимание уделялось установлению прочных связей с крестьянством, т.к. оно составляло большинство населения страны и национальные воинские формирования на 9/10 состояли из сельских жителей66.
Целенаправленная партийно-политическая работа способствовала повышению грамотности среди личного состава, укреплению воинской дисциплины, что в конце 1930-х гг. смогло вывести их в разряд общесоюзных соединений и провести их переформирование.
Проанализировав деятельность государственных и военных органов по созданию и развитию национальных воинских формирований в Красной армии в межвоенный период, автор пришел к следующим выводам:
1. Несмотря на то, что национальные воинские формирования появились в составе Красной армии еще в годы Гражданской войны, их подлинное развитие тесно связано с военной реформой 1920-х гг.
Военная реформа явилась поворотным событием в жизни Красной армии. Уже к середине 1924 г. обозначилось основные составляющие военной реформы: - реорганизация и укрепление центрального и местного военного аппарата;
- переход к территориально-милиционной системе строительства Вооруженных сил, преимуществом которой были подготовка военных резервов и прохождение военного обучения всем населением государства;
- разработка нормативных актов, регламентирующих прохождение военной службы;
- введение единоначалия;
- совершенствование качества боевой подготовки и партийно-политической работы;
- перестройка системы подготовки кадров;
- национальное военное строительство.
Однако у новой системы были и неоспоримые минусы, связанные в первую очередь с более низкой боеспособностью территориальных подразделений по сравнению с кадровыми. Именно поэтому с проведением в стране широкомасштабной индустриализации армии в будущем потребовалась новая реорганизация. 2. Появление национальных воинских частей было вызвано конкретно-историческими условиями существования Советского государства. Ими являлись: - создание теснейшего союза советских республик как важнейшего условия отстоять свое существование;
- необходимость дальнейшей консолидации народов России в единое многонациональное государство, основанное на принципах добровольности;
- обеспечение фактического равенства народов в области военного дела;
- ликвидация недоверия к русской нации;
- укрепление обороноспособности республик путем равномерного привлечения их населения к вооруженной защите государства;
- усиление Красной армии за счет расширения ее социальной и национальной базы.
3. Автором выделено три этапа, которые прошли в своем строительстве национальные воинские формирования Красной армии в 1920-1930-е гг.:
1) март 1923 - конец 1924 г. - бесплановое создание национальных воинских частей.
2) 1925-1929 гг. - бурный рост национальных подразделений на строго плановой основе (в соответствии с пятилетним планом строительства). С 1929 г., в связи с тяжелым финансовым и материальным положением государства, правительством было принято решение временно остановить их увеличение.
3) 1929-1939 гг. - организационная перестройка национальных воинских частей и школ.
4. На национальные воинские части возлагалось решение определенных задач, которые к 1938 г. оказались, в основном, выполненными. По мнению автора, укрепление обороноспособности страны путем равномерного привлечения нерусского населения к его защите и подготовка достаточного количества обученного резерва было достигнуто. Недоверие к армии среди населения национальных окраин было изжито. С 1930 г. все нации и народности страны призывались в Вооруженные Силы на общих основаниях. С 1936 г. Конституцией СССР служба в армии была объявлена обязанностью каждого гражданина страны. Все эти мероприятия позволили Верховному Совету СССР 1 сентября 1939 г. принять "Закон о всеобщей воинской обязанности".
Усилившаяся угроза мировой войны поставила Советский Союз перед реальной угрозой начала боевых действий. Интересы безопасности государства требовали иметь высокообученную, технически оснащенную, многомиллионную армию. Она должна была стать кадровой, с единой системой комплектования и организационной структурой вне зависимости от национальной принадлежности воинского контингента. Именно эти обстоятельства явились важнейшей причиной перевода национальных воинских формирований в общесоюзные.
5. Деятельность государственных и военных органов СССР по развитию национальных воинских формирований в Красной армии развивалась по ряду направлений:
- подготовка командно-политических кадров для национальных воинских формирований;
- организация и совершенствование системы боевой подготовки в национальных воинских формированиях;
- организация и проведение партийно-политической работы.
6. В области подготовки кадров для национальных воинских частей основными направлениями деятельности государственных и военных органов являлась подготовка командного и политического состава для национальных воинских формирований. Она осуществлялась как в общесоюзных, так и вновь созданных национальных военных школах, где проводилась подготовка как высшего, так и среднего и младшего начальствующего состава. Спецификой национальных военных школ на начальном этапе явилось слабое знание русского языка подавляющим большинством обучаемых. Выходом из этого положения стала работа государственных органов по повышению грамотности населения национальных областей государства, что в конце 1920-х гг. привело к снятию этой проблемы. Для повышения качества подготовки кадров практиковалось периодическое проведение аттестаций командного и политического состава, организация переподготовки и командирской учебы, что способствовало повышению образовательного и специального уровня командных и политических кадров национальных воинских формирований.
7. В области совершенствования боевой подготовки основным направлением деятельности государственных и военных органов явилось создание собственных программ обучения национальных воинских частей, учитывавших уровень образования среди населения и другие местные специфические условия. В условиях технического перевооружения Красной армии вводились новые предметы в боевую подготовку частей и подразделений, совершенствовалась материально-техническая база занятий, что способствовало более широкому овладению личным составом необходимых военно-технических специальностей. Интересной формой применения полученных навыков на практике стали проводимые на широком тактическом фоне крупные военные игры, в которых регулярно принимали участие национальные воинские части. В результате, к концу 1930-х гг. национальные воинские формирования по уровню обученности совершенно не отличались от общесоюзных формирований, что, в свою очередь, способствовало их объединению.
8. Основными направлениями деятельности государственных и военных органов по совершенствованию партийно-политической работы стали следующие:
- организация подготовки партийных руководителей, которые мобилизовали личный состав на качественное овладение предметами боевой подготовки и укрепление воинской дисциплины;
- ликвидация неграмотности и повышение общеобразовательного уровня личного состава национальных подразделений;
- организация шефской работы, которая способствовала укреплению связей личного состава Красной армии с местным населением;
- совершенствование работы, направленной на укрепление воинской дисциплины.
Проведенное исследование позволило автору сформулировать определенные исторические уроки, суть которых сводится к следующему. 1. Формирование национальных воинских частей в Красной армии происходило в условиях перехода к обязательной воинской повинности. Большинство национальностей, проживавших в Российской империи, к службе в армии не привлекались. Задача обороны государства от внешнего противника в 1920-1930-е гг. требовала численного увеличения личного состава армии. Именно поэтому и начали формироваться национальные воинские части. В современных условиях, когда происходит реформирование Вооруженных Сил, направленное на качественное их улучшение, формирование воинских частей и подразделений по национальному признаку (как например, в Чеченской Республике) является нецелесообразным. 2. При подготовке командных кадров в военно-учебных заведениях Вооруженных Сил следует проводить с учетом их будущей работы в многонациональных воинских коллективах. Особое внимание при этом следует обращать на выработку у будущих командиров навыков работы с подчиненными, предупреждению межнациональных конфликтов в подразделениях. Особую помощь в этом может оказать знание национальных особенностей военнослужащих.
3. С учетом образовательного уровня современной молодежи, ее подготовленности к службе в Вооруженных Силах, следует более активно обращаться к формам и методам довойсковой подготовки призывников. Особое внимание при этом должно быть обращено на совершенствование форм работы общественных организаций (РОСТО и др.). 4. Особое значение в многонациональных воинских коллективах следует обратить на организацию воспитательной работы, которая должна быть направлена на поддержание духа товарищества и взаимопомощи среди военнослужащих разных национальностей.
IV. НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ
И РЕКОМЕНДАЦИИ
Научно-практическая значимость определяется интересом современной исторической науки России к вопросам реформирования Вооруженных Сил и использованием полученного опыта. Материал, исследуемый в диссертации, а также сделанные автором выводы могут способствовать дальнейшему развитию отечественной исторической науки, так как расширяют знания по истории Вооруженных Сил России. Полученные результаты позволяют наметить ряд новых перспективных направлений в дальнейшей исследовательской работе, а также могут послужить исходным материалом для решения таких научных задач, как подготовка монографий, статей, сборников документов. Выводы и практические рекомендации, сформулированные в диссертации, могут быть использованы в целях дальнейшего изучения вопросов подготовки личного состава подразделений Вооруженных Сил, в которых проходят службу военнослужащие различных национальностей.
На основе проведенного исследования автором сформулирован ряд практических рекомендаций:
1. В современных условиях при определенных факторах возможно формирование подразделений по национальному признаку (например, опыт создания и использования чеченских батальонов "Восток" и "Запад"), но при этом необходимо всестороннее изучение богатейшего опыта деятельности государственных органов власти и военного управления Красной армии в этой области.
2. Разработка новых правил комплектования воинских формирований по национальному признаку в современных условиях и выработка порядка воинской службы не должны строиться на механическом копировании существующих в военной организации Российской Федерации норм (положений, приказов и т.п.). Для оптимального решения было бы целесообразным не только использовать исторический и современный опыт в вопросах комплектования и службы, но решать этот вопрос комплексно, в совокупности с национальной политикой России, в рамках действующей Конституции. 3. Изменения, происходящие в исторической науке в последнее время, разделение научного сообщества бывшего СССР на многочисленные составляющие и связанные с этим отдельные попытки ревизии истории, при слабой изученности вклада национальных воинских формирований в развитие Красной армии в 1920-1930-е гг. требуют выработки новых методологических подходов к изучению этого многогранного явления. По мнению диссертанта, создание новых научных трудов, отвечающих современным требованиям, предотвращающих искажение или замалчивание истории, в русле данной темы, невозможно без изменения сложившихся стереотипов, расширения рамок господствовавшей ранее методологии.
4. По-прежнему сложной исследовательской задачей остается необходимость скрупулезного изучения степени использования историками фондов центральных и особенно региональных архивов, музеев, располагающих многочисленными материалами по истории развития и комплектования национальных воинских формирований. Анализ некоторых фондов, проведенный автором в РГВА, показал, что в них содержится немалое число документов, введение которых в научный оборот обогатит историческую науку, для чего было бы полезно осуществить кропотливую работу по уточнению их принадлежности, наименований и продолжению публикаций.
5. Диссертант считает, что комплексное изучение истории развития национальных воинских формирований Красной армии будет более эффективным при сосредоточении внимания на таких важных направлениях: а) опыт взаимодействия национальных воинских формирований с общевоинскими частями Красной армии в 1920-1930-е гг.;
б) опыт национальных частей в повышении мобилизационной готовности и подготовке молодежи к несению службы, а также в совершенствовании воинской повинности, военной службы личного состава;
в) экономические аспекты комплектования частей личным составом и вооружением.
6. В современных условиях учет работ зарубежных авторов будет способствовать обеспечению строгой научности исследований отечественной исторической науки, поэтому целесообразно не только вести постоянный расширяющийся поиск зарубежной историографии, но и активно сотрудничать с представителями научных сообществ Украины, Белоруссии, Казахстана и некоторых других государств.
АПРОБАЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ
Апробация диссертации. Основные идеи диссертации были апробированы, получили положительную оценку преподавательского состава кафедры истории Отечества Российского государственного социального университета. Выводы и основные положения диссертации излагались автором в сообщениях на научно-теоретических конференциях. Основное содержание исследования отражено в публикациях, в том числе в журналах, утвержденных перечнем ВАК:
1. Эль-Беайни Р.Н. Организация боевой подготовки в национальных воинских формированиях Красной армии в 20-30-е гг. ХХ века // Симбирский Научный Вестник. 2011. № 1 (3). Ульяновский государственный университет (издание входит в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий Высшей аттестационной комиссии). - С. 81 - 86.
2. Эль-Беайни Р.Н. Военная реформа 1920-х гг. и ее влияние на развитие национальных воинских формирований Красной армии // Вестник Екатеринского Института. 2011. № 2 (14) Национальный Институт имени Екатерины Великой (издание входит в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий Высшей аттестационной комиссии). - С. 124 - 126.
3. Эль-Беайни Р.Н. Исторические условия развития национальных воинских формирований в Красной Армии в 1920-1930-е гг. - М.: Даймонд, 2009. - 68 с. (3,1 п.л.)
4. Эль-Беайни Р.Н. Основные направления деятельности государственных и военных органов по развитию национальных воинских формирований в 1920-1930-е гг. - М.: Даймонд, 2010. - 98 с. (6,0 п.л.)
Общий объем публикаций ____9,8____ п.л.
1 См.: Дубинский И. Что такое национальные войска. - М., 1927; Рахманов Г. 10 лет Азербайджанской горно-стрелковой дивизии. - Баку, 1930; Катуков В. Национальные воинские формирования в Казахстане - Алма-Ата, 1930; Вознесенский Д. Путь в военные школы. - М., 1926; Рышман М. Как устроена Красная Армия. - М.-Л., 1929; Его же. Национальные формирования в буржуазных государствах и СССР. - М., 1928; Захаров М. Национальное строительство в Красной Армии. - Л., 1927.
2 См.: Берхин И.Б. Военная реформа в СССР (1924-1925 гг.). - М., 1958; Антошин А.М. Военная реформа 1924-1928 гг. - М., 1951; Афанасьев Н.В. Военная реформа 1924-1928 гг. - М., 1951; Львов В. Террармейцы, допризывники, национальные части. - М., 1958.
3 См.: Маркарян В.М. Коммунистическая партия - организатор и руководитель национальных воинских формирований Красной Армии в период мирного социалистического строительства (1922-1938 гг.): дис... канд. ист. наук. - М., 1975.
4 См.: Мальцев Н.А. Кадровая или милиционная? О принципах комплектования Советских Вооруженных Сил // Военно-исторический журнал. 1989. № 11; Ващенко П.Ф., Рунов В.А. Военная реформа в СССР // Военно-исторический журнал. 1989. № 12; Базаров Б.В., Намнанов Д.Д. Национальные формирования Красной Армии в Бурятии. - Улан-Удэ, 2000; Иванов В.Е. Деятельность партийных и государственных органов по строительству и боевому применению национальных воинских частей в СССР (1917-1946 гг.): дис... канд. ист. наук. - М., 1995; Кадыров Б.Г. Национальные воинские формирования на территории Татарской республики в период военной реформы (1924-1925 гг.): дис... канд. ист. наук. - Казань, 1996; Градосельский В.В. Национальные воинские формирования в Красной Армии (1918-1938 гг.) // Военно-исторический журнал. 2000. № 10 и др.
5 См.: Суставов В.П. Национальный вопрос в оборонном строительстве государства и коалиций государств. - М., 1992; Варенников В.И. Из истории создания и подготовки национальных воинских формирований // Военная мысль. 1990. № 2. - С. 3-13.
6 См.: Политика Советской власти по национальному вопросу за три года (1917-1920 гг.). - М., 1920. - С. 163.
7 См.: Декреты Советской власти. - Т. 1. - М., 1957. - С. 352-355.
8 РГВА. Ф. 9. Оп. 27. Д. 95. Л. 2.
9 См.: КПСС в резолюциях и решениях... - Т. 1. - С. 472.
10 РГВА. Ф. 9. Оп. 27. Д. 95. Л. 3.
11 РГВА. Ф. 9. Оп. 27. Д. 95. Л. 3.
12 РГВА. Ф. 9. Оп. 27. Д. 95. Л. 4.
13 РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 54. Л. 276-281.
14 См.: Проблемы государственного строительства в первые годы советской власти: сборник. - Л., 1973. - С. 236.
15 РГВА. Ф. 9. Оп. 7. Д. 1. Л. 77-77 об.
16 РГВА. Ф. 9. Оп. 7. Д. 1. Л. 45.
17 РГВА. Ф. 9. Оп. 7. Д. 1. Л. 77 об.
18 РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 23. Л. 48.
19 РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 23. Л. 46.
20 РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 23. Л. 66.
21 РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 23. Л. 62.
22 РГВА. Ф. 25895. Оп. 1. Д. 40. Л. 134-135 об.
23 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 372. Л. 112.
24 РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 1729. Л. 8.
25 РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 1729. Л. 5.
26 РГВА. Ф. 9. Оп. 26. Д. 9. Л. 8, 10.
27 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 310. Л. 108.
28 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 310. Л. 108.
29 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 310. Л. 226.
30 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 310. Л. 277 об.
31 РГВА. Ф. 9. Оп. 1. Д. 373. Л. 178 об.
32 РГВА. Ф. 9. Оп. 36. Д. 6. Л. 2.
33 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 20. Л. 36.
34 См.: КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза. - С. 265.
35 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 373. Л. 11.
36 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 373. Л. 11.
37 См.: КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза. - С. 294.
38 РГВА. Ф. 62. Оп. 2. Д. 103. Л. 24.
39 РГВА. Ф. 62. Д. 103. Л. 24.
40 РГВА. Ф. 62. Оп. 2. Д. 5. Л. 146.
41 РГВА. Ф. 62. Оп. 2. Д. 5. Л. 146.
42 РГВА. Ф. 928. Оп. 1. Д. 18. Л. 11.
43 РГВА. Ф. 928. Оп. 1. Д. 18. Л. 11.
44 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 347. Л. 12.
45 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 347. Л. 12.
46 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 347. Л. 13.
47 РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 198. Л. 12.
48 РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 235. Л. 280.
49 См.: Иовлев А.М. Борьба Коммунистической партии за создание военных кадров Советского государства в период строительства социализма (1928-1932 гг.). - С. 136.
50 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 373. Л. 94, 113.
51 РГВА. Ф. 25030. Оп. 1. Д. 5. Л. 1 об.
52 РГВА. Ф. 25030. Оп. 1. Д. 37. Л. 74.
53 РГВА. Ф. 918. Оп. 1. Д. 19. Л. 5.
54 РГВА. Ф. 34411. Оп. 1. Д. 3. Л. 34 об.
55 РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 235. Л. 283.
56 РГВА. Ф. 918. Оп. 1. Д. 19. Л. 283 об.
57 РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 1639. Л. 9.
58 См.: Петров Ю.П. Строительство политорганов, партийных и комсомольских организаций армии и флота (1918-1968 гг.). - С. 178.
59 Заря Востока. - 1926. - 21 января.
60 РГВА. Ф. 9. Оп. 13. Д. 196. Л. 8.
61 РГВА. Ф. 9. Оп. 3. Д. 395. Л. 308.
62 РГВА. Ф. 34411. Оп. 1. Д. 3. Л. 12.
63 РГВА. Ф. 34411. Оп. 1. Д. 99. Л. 239.
64 РГВА. Ф. 9. Оп. 1. Д. 379. Л. 178 об.
65 РГВА. Ф. 9. Оп. 13. Д. 196. Л. 98.
66 РГВА. Ф. 9. Оп. 13. Д. 136. Л. 21.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
Документ
Категория
Исторические науки
Просмотров
235
Размер файла
204 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа