close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Материалы личного архива Л. Н. Гумилева как исторический источник

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Воронович Алексей Владимирович Шифр научной специальности: 07.00.09 - историография, источниковедение и методы исторического исследования Шифр диссертационного совета: Д 212.232.57 Название организации: Санкт-Петербургский государств
Санкт-Петербургский государственный университет
На правах рукописи
Воронович Алексей Владимирович
МАТЕРИАЛЫ ЛИЧНОГО АРХИВА
Л. Н. ГУМИЛЕВА
КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК
Специальность 07.00.09 –
Историография, источниковедение
и методы исторического исследования
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Санкт-Петербург – 2012
Работа выполнена на кафедре источниковедения истории России исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.
Научный руководитель:
Рябова Людмила Константиновна,
кандидат исторических наук, доцент
Санкт-Петербургского государственного
университета
Официальные оппоненты:
Шауб Игорь Юрьевич,
доктор исторических наук,
ведущий научный
сотрудник Института истории
материальной культуры РАН
Базанов Петр Николаевич,
доктор исторических наук, профессор
Санкт-Петербургского государственного
университета культуры и искусств
Ведущая организация:
Российский государственный
исторический архив
Защита состоится « 29 » марта 2012 г. в 16.30 часов на заседании совета
Д 212.232.57 по защите докторских и кандидатских диссертаций при СанктПетербургском государственном университете по адресу: 199034, СанктПетербург, Менделеевская линия, д. 5, исторический факультет, ауд. 70.
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. А. М. Горького Санкт-Петербургского государственного универ­си­тета.
Автореферат разослан «____»_________________ 2012 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
д.и.н., профессор
А. В. Петров
Общая характеристика работы
Обоснование темы и актуальность. В 1990–2000-е гг. особую популярность приобрели труды историка, востоковеда, этнолога, географа Льва Николаевича Гумилева, судьба которого была очень нелегкой и на научной биографии которого в полной мере отпечатались «приметы времени». Исключительное внимание к его имени связано с рядом причин. Л. Н. Гумилев оставил
обширное научное наследие: 12 монографий и более 200 статей, посвященных
вопросам кочевниковедения, истории России, археологии, этнологии. Он является создателем пассионарной теории этногенеза, которая вызывает ожесточенные споры до сих пор. В наши дни вызывают особый интерес и приобретают
практическую значимость его исследования по истории тюркских народов.
Его идеи нашли применение и развитие не только в исторической науке, но
и в сопредельных областях научного знания.
Вместе с тем до сих пор, как и при жизни Л. Н. Гумилева, продолжаются
споры вокруг его научного наследия, которому по-прежнему даются неоднозначные оценки. Продолжает бытовать мнение о том, что академические ученые относятся к его идеям критически, а поддерживает их в основном околонаучная общественность. Одновременно сформировался круг ученых, которые
отстаивают и развивают идеи Л. Н. Гумилева.
Однако непрекращающиеся дискуссии вызваны не только концептуальной
насыщенностью трудов ученого, смелостью и новизной подходов, но в значительной степени тем, что достаточно объемная часть его научного наследия
(«лагерные тетради», переписка по различным научным сюжетам с представителями евразийства, советскими и иностранными учеными, деловая переписка
по вопросам публикации монографий и статей, отзывы на его труды и работы
других ученых, другая деловая документация), существенно уточняющая научные взгляды Л. Н. Гумилева, до сих пор не введена в научный оборот и остается малоизученной.
Между тем одним из современных жанров исторической науки, который активно разрабатывается, является именно биографика. Материалы личного архива как комплекс источников позволяют работать не только в жанре
биографии, но и воспроизвести многие исторические реалии эпохи. Архив
Л.������������������������������������������������������������������������
�����������������������������������������������������������������������
Н.���������������������������������������������������������������������
��������������������������������������������������������������������
Гумилева в данном случае как исторический источник является одновременно и «продуктом» своего времени, и свидетельством истории.
Хронологические рамки работы охватывают период с 1956 до 1992 г.,
наиболее значительный в жизни Л. Н. Гумилева-ученого. Он смог вернуться
после перерыва к научной деятельности: написал «Степную трилогию»; защитил докторскую диссертацию по истории по теме «Древние тюрки»; принял
участие в «открытии» Хазарии; разработал пассионарную теорию и опубликовал свою фундаментальную работу «Этногенез и биосфера Земли». Л. Н. Гумилев заработал репутацию оригинально мыслящего ученого в 1960-х – первой
половине 1970-х гг., однако с середины 1970-х до середины 1980-х гг. его
практически не печатали, а с конца 1980-х гг. его работы становятся крайне
популярными. В этот период главным образом и сформировался его личный
архив. В деловой и научной переписке этих лет нашли отражение обсуждение
3
проблем публикации работ ученого, дискуссии по научным вопросам, накапливались отзывы, рецензии и открытые письма, формировался блок делопроизводственной документации.
Географические рамки работы определены местонахождением личного
архива ученого – Музей-квартира Л. Н. Гумилева в Санкт-Петербурге. Значительную часть архива составляет переписка: география респондентов достаточно широка и охватывает пространство от США до Монголии.
Цель диссертационной работы – дать характеристику материалам личного
архива Л. Н. Гумилева как историческому источнику и ввести их в научный
оборот.
В связи с этим в работе поставлены следующие задачи:
– проследить историю формирования коллекции и дать ее описание;
показать, насколько полно она вводилась ранее в научный оборот
и изучена как исторический источник;
– выявить основных респондентов Л. Н. Гумилева и авторов отзывов
и рецензий, их роль и место в науке;
– обозначить основные темы, которые затрагиваются в материалах личного архива за 1956–1992 гг. и проследить направления основных дискуссий, которые возникали вокруг научных идей Л. Н. Гумилева;
– осветить историю публикации работ Л. Н. Гумилева в изучаемый
период;
– показать, в какой степени материалы личного архива Л. Н. Гумилева
отображают историю развития науки в советское время и «переломные моменты» российской истории.
Объектом исследования являются те аспекты биографии и научного
наследия Л. Н. Гумилева, которые нашли свое отражение в материалах личного
архива ученого, а также те свидетельства эпохи, которые эти материалы в себе
содержат (состояние гуманитарного знания, «поведенческие императивы»
в рамках научного сообщества, роль идеологии в развитии науки и другие).
Предметом изучения выступают непосредственно материалы личного
архива Л. Н. Гумилева (научные труды, письма, отзывы, рецензии, открытые
письма, делопроизводственная документация).
Методологическая основа исследования базируется на принципах историзма, объективности и системности научного анализа. Автор опирался на
научный метод познания, основанный на материалистическом понимании
истории и включающий в себя общеисторические методы исследования: сравнительно-исторический, историко-генетический, историко-типологический.
В исследовании применялись традиционные приемы анализа письменных
источников, основанные на выводах о задачах и сущности критики исторических источников, содержащихся в ряде трудов по источниковедению письменных источников. Сведения о приемах изучения представленных среди материалов личного архива Л. Н. Гумилева в наибольшем объеме писем как источника
были почерпнуты из работ, посвященных исследованию различных аспектов
источниковедческого анализа эпистолярного наследия.
Научная новизна исследования определяется тем, что в нем впервые комплексно рассмотрены материалы личного архива Л. Н. Гумилева как исторический источник. Это позволило ввести в научный оборот не привлекавшиеся
ранее и малоизвестные источники; определить круг основных респондентов
4
Л. Н. Гумилева и авторов отзывов на его работы; выявить основные темы,
нашедшие отражение в материалах личного архива за 1956–1992 гг.; проследить направления дискуссий вокруг научных идей Л. Н. Гумилева; осветить
историю публикации его работ в это время; уточнить и пересмотреть ряд положений и выводов, содержащихся в историографии.
Источниковая база работы представлена достаточно широким кругом
источников, как опубликованных, так и хранящихся в архиве, которые включены в следующие группы:
1. Научные труды Л. Н. Гумилева;
2. Делопроизводственная документация государственных и иных учреждений;
3. Письма:
– частная переписка Л. Н. Гумилева;
– деловая переписка Л. Н. Гумилева;
1. Мемуары;
2. Рецензии и отзывы на работы Л. Н. Гумилева.
Названные источники сосредоточены главным образом в коллекции, хранящейся в Музее-квартире Л. Н. Гумилева. Часть материалов была опубликована1, большая же часть не публиковалась ранее и впервые вводится в научный
оборот2. Анализируются и те материалы, которых нет в мемориальном Музееквартире Л. Н. Гумилева: письмо Л. Н. Гумилева к П. Н. Савицкому от 16 марта
1961 г., хранящееся в ГАРФе в фонде П. А. Остро­ухова3; письма Л. Н. Гумилева
к Б. С. Кузину4, письма Л. Н. Гумилева к В. Н. Абросову5; переписка по вопросам «разблокирования» работ Л. Н. Гумилева6; воспоминания Н. В. Гумилевой
и А. А. Ярилина7.
Значительный объем и содержательное разнообразие материалов личного архива Л. Н. Гумилева, необходимость их систематизации требуют
специального рассмотрения источников, анализ которых предпринят в главе I.
Письма П. Н. Савицкого Л. Н. Гумилеву // Гумилев Л. Н. Ритмы Евразии. М., 1993.
С. 201–236; Из писем П. Н. Савицкого Л. Н. Гумилеву // Гумилев Л. Н. Черная легенда:
Друзья и недруги Великой степи. М., 1994. С. 533–540; Из переписки Л. Н. Гумилева
с Бьямбыном Ринченом // Пустыня Тартари. М., 1995. С. 275–278; Приложение // Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли / Под ред. А. И. Куркчи. М., 1997. С. 615–628;
Письма П. Н. Савицкого Л. Н. Гумилеву. 1956 год // Геополитика и безопасность. 2008.
№ 4. С. 86–101; Письма П. Н. Савицкого Л. Н. Гумилеву. 1965–1968 годы // Там же. 2010.
№ 2 (10). С. 114–134.
2
Выражаю благодарность мемориальному Музею-квартире Л. Н. Гумилева и лично его
директору М. Г. Козыревой за возможность использования материалов из его коллекции.
3
Государственный архив Российской федерации (ГАРФ). Ф. 9586 Оп. 1. Д. 231.
4
Из писем Л. Н. Гумилева к Б. С. Кузину // Кузин Б. С. Воспоминания. Произведения.
Переписка. СПб., 1999. С. 503–512.
5
Гумилев Л. Н. Тридцать писем Васе 1949–1956 гг. // Мера. 1994. № 4. С. 112–143;
Гумилев Л. Н. Письма к матери брата, О. Н. Высотской, другу В. Н. Абросову и брату,
О. Н. Высотскому (1945‑1991) / Сост. Г. М. Прохоров. СПб., 2008.
6
«Публикации моих работ блокируются» // Источник. 1995. № 5 (18). С. 84–88.
7
Гумилева Н. В. Воспоминания // Лавров С. Б. Лев Гумилев: Судьба и идеи. М.,
2003. С. 457–485; Приложение // Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли / Под
ред. А. И. Куркчи. М., 1997. С. 615–617; Ярилин А. А. Вечерами у Тимофеева-Ресовского // JINR: LABORATORY OF RADIATION BIOLOGY. URL: http://lrb.jinr.ru/Timofeeff/
auto/yarilin.html (дата обращения: 13.12.2011).
1
5
Историография. Литература, посвященная жизни и научному творчеству
Л. Н. Гумилева, достаточно обширна, поэтому для понимания того места, которое занимают в ней материалы личного архива ученого, необходимо осветить
ее основные направления8. При этом анализируются не только работы, непосредственно посвященные научному наследию Л. Н. Гумилева, но и опосредованно затрагивающие его идеи, что важно для определения вклада Л. Н. Гумилева в историческую науку.
В творческой судьбе Л. Н. Гумилева можно выделить четыре периода, которым отвечают соответствующие историографические тенденции:
• 1960-е гг. – время становления Л. Н. Гумилева как ученого, публикация работ по кочевниковедению и первых статей, посвященных пассионарной теории этногенеза. Существует мнение, что только в этот
период Л. Н. Гумилев работал в академическом русле исторической
науки. В историографии обсуждаются в основном кочевниковедческие сюжеты в его работах, однако появляются первые статьи, в которых рассматриваются идеи ученого, носящие междисциплинарный
характер и высказанные им в области истории и географии;
• 1970-е – 1987 гг. – издание наиболее дискуссионных работ, посвященных
кочевым народам; публикация статей по теории этногенеза; депонирование книги «Этногенез и биосфера Земли». Одновременно это и период
«блокирования» трудов ученого. Основное внимание в историографии
уделяется критике как теории этногенеза, так и идей ученого в области кочевниковедения и истории России. В различных работах в адрес
Л. Н. Гумилева были сформулированы основные «обвинения» – в антимарксизме, географическом детерминизме, биологизаторстве.
• 1987 – начало 1990-х гг. – рост популярности Л. Н. Гумилева среди
общественности, публикация его основного труда «Этногенез и биосфера Земли» и ряда других работ. Появляется заметное число публицистических статей о нем, интервью с ним (зачастую скомпилированные авторами). Рассматриваются его научное наследие, факты
биографии. При этом отношение историков остается неоднозначным.
С одной стороны, критиковать Л. Н. Гумилева становится «не модно»,
с другой – о его идеях спорят, они вызывают резкое неприятие части
специалистов.
• Начало 1990-х гг. – настоящее время – изучаются как научное наследие,
так и различные аспекты его биографии. Их изучение становится свободно от марксистской идеологии. И среди историков, и среди публицистов его идеи вызывают дискуссии и самые противоречивые отзывы.
В целом для работ 1960-х – начала 1990-х гг. характерно сочетание в себе
элементов историографии и научной критики. Особенностью их явился и тот
факт, что они принадлежали перу современников Л. Н. Гумилева, часто – его
коллег. Поэтому они одновременно являются и источниками по истории науки.
В 1960-е гг. в литературе по преимуществу рассматривались вопросы
кочевниковедения, история хазар; обсуждалась пассионарная теория. Основное
внимание современников было сосредоточено на оценке работ Л. Н. Гумилева,
Объем работ о Л. Н. Гумилеве не позволяет указать их все в автореферате. В диссертации они помещены в Приложении I, которое содержит 795 наименований.
8
6
посвященных истории кочевников (в первую очередь, это отзывы на монографии «Хунну», «Древние тюрки», а также статьи ученого). Со стороны востоковедов, особенно синологов, эти работы подверглись резкой критике, авторы
рецензий обращали внимание на неточности, которые допускал в своих работах Л. Н. Гумилев, вольность его обращения с историческими источниками.
Однако был написан и ряд положительных рецензий.
Заметное внимание научной общественности привлекла работа Л. Н. Гумилева «Открытие Хазарии», в которой в научно-популярной форме рассказывалось об археологических поисках столицы Хазарии, а также другие работы ученого по хазарской проблематике. Они вызвали заметную критику, в том числе
за «неакадемичность». Обсуждение вопросов истории хазар продолжится
и в последующем.
Неоднозначное отношение ученых вызвали и первые работы Л. Н. Гумилева
по этнологии, влиянию географического фактора на исторические процессы.
В 1970-е – первой половине 1980-х гг. акценты несколько смещаются.
Появляются первые статьи, в которых отражены некоторые стороны биографии Л. Н. Гумилева и его научного наследия. За границей, а затем и в СССР
начинают публиковаться воспоминания, письма, в которых упоминается имя
ученого. При этом нужно отметить, что, несмотря на заметное сокращение
с 1975 по 1987 г. числа опубликованных работ самого Л. Н. Гумилева, количество публикаций, ему посвященных или косвенно рассматривающих отдельные аспекты его научного наследия, не уменьшилось.
Тематически в историографии по-прежнему заметное внимание уделяется
взглядам ученого на историю кочевых народов. Отметим рецензии на работы
Л. Н. Гумилева «Старобурятская живопись» и «Хунны в Китае». Работа «Поиски вымышленного царства», в которой рассматривается история монголов
и их влияние на Русь, вызвала рецензии, содержащие острую критику как
взглядов Л. Н. Гумилева на историю монголов, как и в целом воззрений ученого на кочевые народы и их роль в истории России. Одновременно ряд авторов
в рецензиях давали положительную оценку идеям ученого. Значительно меньшее число публикаций было посвящено истории хазар.
В научной литературе обсуждалась и точка зрения Л. Н. Гумилева на
вопросы датировки «Слова о полку Игореве» первой четвертью XIII в., которая
была озвучена в статьях и работе «Поиски вымышленного царства».
Одной из наиболее активно обсуждаемых в отечественной историографии
проблем становится теория пассионарности, внимание к которой было вызвано
публикацией серии статей Л. Н. Гумилева в журнале «Природа», посвященных
вопросам этногенеза, и последующей дискуссией9. Ряд статей написан ведущими представителями советской этнографии, которые активно критиковали
ученого за «биологизаторство». В ряде работ была представлена и позиция сторонников пассионарной теории.
Бромлей Ю. В. К вопросу о сущности этноса // Природа. 1970. № 2. С. 51–55; Семевский Б. Н. Взаимодействие системы «человек – природа» // Природа. 1970. № 8. С. 74–75;
Дроздов О. А. Этнос и природная среда // Там же. С. 75–76; Куренной В. Н. Пассионарность и ландшафт // Там же. С. 76–77; Артамонов М. И. Снова «герои» и «толпа»? // Природа. 1971. № 2. С. 75–77; Бромлей Ю. В. Несколько замечаний о социальных и природных факторах этногенеза // Там же. С. 83–84; Ефремов Ю. К. Важное звено в цепи связей человека с природой // Там же. С. 77–80; Козлов В. И. Что же такое этнос? // Там же.
С. 71–74; Кузнецов Б. И. Проверка гипотезы Гумилева // Там же. С. 74–75.
9
7
Некоторые авторы критиковали Л. Н. Гумилева «комплексно» – и за
теорию этногенеза, и за трактовку отношений Руси и Орды. Отдельно следует выделить работы, посвященные обсуждению книги В. А. Чивилихина
«Память»10, в которой эти идеи Л. Н. Гумилева подвергались осуждению. Большинство рецензентов солидаризировалось с позицией В. А. Чивилихина.
С 1987 г. отношение к публикации работ Л. Н. Гумилева меняется, он вновь
начинает активно печататься. Публикуются воспоминания и интервью, в которых упоминается его имя. Значительно увеличивается число работ, посвященных его научному наследию, а также их тематическая насыщенность.
Анализируются работы ученого о кочевых культурах, хазарах, истории
России. Если обсуждение вопросов, касающихся хуннов и тюрок, проходило
в научной плоскости, то работы, в которых рассматриваются сюжеты о хазарах
и влиянии кочевников на Русь, наряду с объективной критикой зачастую страдали ярко выраженной негативной эмоциональной окраской.
Шире в историографии рассматривалась пассионарная теория. Общая ее
характеристика дополняется анализом отдельных положений; обсуждаются
вопросы влияния ландшафта на этнос.
С начала 1990-х гг. и по настоящее время интерес к жизни и научному
наследию Л. Н. Гумилева остается достаточно высоким. Были изданы работы,
приуроченные к различным юбилеям ученого, проходили конференции, ему
посвященные, по их материалам был издан ряд сборников.
К настоящему моменту вышло несколько библиографических указателей11.
Была также предпринята попытка рассмотрения историографии, посвященной
его научному наследию12. В указателе А. Г. Каримуллина достаточно полно
отражены работы самого Л. Н. Гумилева, хотя в нем есть отдельные неточности и лакуны. Работы об ученом представлены фрагментарно, хотя есть основные опубликованные отзывы и рецензии на его монографии и статьи. В библиографии, составленной В. Л. Полушиным, основное внимание уделяется работам, которые посвящены Н. С. Гумилеву. Также в библиографии представлены
работы Л. Н. Гумилева 1960‑2000 гг. и отдельные труды о нем и его научном
наследии. Многие из них сопровождены кратким комментарием. В указателе Е. В. Бойковой перечислены работы Л. Н. Гумилева по монголоведению.
Кроме того, данное справочное издание способствует определению круга работ
в области кочевниковедения, в которых ученый может упоминаться. В библиографии, составленной Ю. В. Зобниным и С. Л. Слободнюком, также упомина Чивилихин В. А. Память // Наш современник. 1980. № 8. С. 10–43; №9. С. 3–57; № 10.
135–172; №11. С. 113–158; №12. С. 27–153.
11
Лев Николаевич Гумилев: Библиографический указатель / Под ред. А. Г. Каримуллина.
Казань, 1990; Зобнин Ю. В., Слободнюк С. Л. Дополнительные материалы к библиографии работ о Н. С. Гумилеве (1988–1990) // Николай Гумилев. Исследования и материалы.
Библиографии. СПб., 1994. С. 659; Полушин В. Л. Гумилевы. 1720–2000: Семейная хроника. Летопись жизни и творчества Н. С. Гумилева: ХХ столетие. Родословное древо.
М., 2004; Бойкова Е. В. Библиография отечественных работ по монголоведению: 1946–
2000 гг. М., 2005.
12
Гудаков В. В. Восприятие идей Л. Н. Гумилева зарубежной наукой // Гумилевские чтения: Материалы международной научной конференции: 14–16 апреля 2006 г. СПб., 2006.
С. 210–221.
10
8
ются и работы, содержащие информацию о Л. Н. Гумилеве в связи с его отцом,
Н. С. Гумилевым. Однако полная библиография работ о Л. Н. Гумилеве отсутствует. В связи с этим возникает необходимость подготовки материалов для
составления такой библиографии.
Выходили работы, в которых освещался жизненный путь ученого: подробно рассматривались аресты и судебные дела, его жизнь в лагере, отношения с А. А. Ахматовой, другие стороны жизни ученого. Ряд статей посвящен
Музею-квартире Л. Н. Гумилева, в том числе его личным вещам, которые там
хранятся.
Давалась общая характеристика личности Л. Н. Гумилева и его научному
наследию. В «Книжном обозрении» были помещены рецензии на монографии
С. Б. Лаврова и В. Н. Демина, ему посвященные. Биографические справки
о Л. Н. Гумилеве включены в ряд словарей и энциклопедических изданий. При
этом в рецензии на работу «Историки России XVII–XX вв.» отмечалось, что
здесь помещена и биография Л. Н. Гумилева, несмотря на спорность его идей13.
Многие издания опубликовали некрологи после смерти ученого, его вдовы
Н. В. Гумилевой и его ученика К. П. Иванова. Обсуждалось место захоронения
Л. Н. Гумилева. Прошла информация о внесении семьи Гумилевых в «Золотую
книгу».
Опубликовано значительное число воспоминаний, интервью, писем,
в которых он упоминается. Отметим три сборника воспоминаний, посвященных его личности14. Общая оценка научного наследия Л. Н. Гумилева дана
в некоторых публицистических работах. Его идеи используют авторы, которые
предпринимают попытки радикального пересмотра истории. Ряд статей посвящен сравнению идей Л. Н. Гумилева и А. Т. Фоменко.
В эти годы продолжилось обсуждение идей Л. Н. Гумилева в области
кочевниковедения, истории хазар и истории России. Но наибольшую дискуссию вызвала теория этногенеза, она обсуждается на страницах огромного числа
публикаций. В 2003 г. начался показ видеолекций Л. Н. Гумилева, которые призваны были популяризировать теорию этногенеза. Эта теория рассматривается
в общих трудах по этнологии, этнопсихологии, ноосферизму, а также в работах
по философии и методологии истории, политологии, геополитике.
Было опубликовано значительное число рецензий на монографию
Л. Н. Гумилева «Этногенез и биосфера Земли». Сейчас продолжаются исследования, дополняющие, развивающие или опровергающие отдельные ее
положения, разрабатывается концепция культурогенеза, обсуждается понятие
«этнос» и наука «этнология», рассматриваются вопросы этнопсихологии, к ней
апеллируют для оценки исторического развития и современного состояния русского этноса. Некоторые авторы основное внимание уделяют биологической,
другие – космологической составляющей теории этногенеза. Она сравнивается
с иными концепциями в рамках цивилизационного и формационного подходов.
Цамутали А. Н. Историки России XVIII–XX вв. // Отечественная история. 1997. № 2.
С. 186.
14
Воспоминания о Л. Н. Гумилеве // Лавров С. Б. Лев Гумилев: Судьба и идеи. М., 2003.
С. 457–588; Вспоминая Л. Н. Гумилева. СПб., 2003; Живя в чужих словах: Воспоминания
о Л. Н. Гумилеве. СПб., 2006.
13
9
Уделяется внимание и иным сюжетам в свете теории этногенеза (например,
восприятие времени в теории Л. Н. Гумилева, язык в его работах, сравнение
его теории и стихов отца).
В значительном числе работ сравниваются идеи Л. Н. Гумилева и евразийцев, обсуждается вопрос о том, насколько обоснованной была идентификация Л. Н. Гумилевым себя как «последнего евразийца». Наконец, по темам его
научных исследований защищаются кандидатские диссертации, его концепции
изучают современные политические деятели, его имя встречается на страницах
фантастических романов, его памяти посвящено несколько стихотворений, по
его произведениям снимаются фильмы.
При всем обилии литературы, посвященной Л. Н. Гумилеву, материалы его
личного архива привлекались исследователями в единичных случаях. Среди
них относительно подробно анализировалась только переписка Л. Н. Гумилева и П. Н. Савицкого, хотя и не полностью и в основном в одном направлении – сравнение евразийских идей Л. Н. Гумилева и П. Н. Савицкого. Первым
исследователем этого вопроса выступил С. Б. Лавров. На основании переписки, которая хранится в Музее-квартире Л. Н. Гумилева, С. Б. Лавров делает
вывод о преемственности идей евразийцев (в первую очередь, П. Н. Савицкого и Г. В. Вернадского) и Л. Н. Гумилева15, не усматривая между ними
принципиальных различий. М. Ларюэль, которая в начале 2000-х гг. изучила
опубликованные письма и письма, хранящиеся в Славянской библиотеке
в Праге, отказывает Л. Н. Гумилеву в возможности называть себя «последним
евразийцем»16 (причем в ряде работ ее взгляды были восприняты некритически
другими исследователями17). С критикой такого подхода выступили В. Ермолаев и А. Титов. Они смогли изучить письма, хранящиеся в Музее-квартире
Л. Н. Гумилева и Славянской библиотеке. Ученые последовательно опровергают утверждения М. Ларюэль, но в заключении пишут о том, что противоречия между Л. Н. Гумилевым и евразийством даже глубже, чем она считала,
утверждая преемственность «умерших» евразийских идей и «живой» теории
этногенеза18. Между тем только С. Б. Лавров в определенной степени поднимает вопрос о вкладе переписки Л. Н. Гумилева и П. Н. Савицкого в историче Лавров С. Б. Л. Н. Гумилев и евразийство // Гумилев Л. Н. Ритмы Евразии. С. 7–19;
Лавров С. Б. Лев Гумилев. Судьба и идеи. М., 2000.
16
Ларюэль М. Когда присваивается интеллектуальная собственность, или О противоположности Л. Н. Гумилева и П. Н. Савицкого // Вестник Евразии. 2001. № 4 (15). С. 5–19;
Переиздано в книге: Евразия: Люди и мифы / Сост. и отв. ред. С. Панарин. М., 2003.
С. 50–65.
17
Быстрюков В. Ю. В поисках Евразии: Общественно-политическая и научная деятельность П. Н. Савицкого в годы эмиграции (1920–1938 гг.). Самара, 2007. С. 61; Гомбожапов А. Д. Востоковедные труды Л. Н. Гумилева (анализ историографии) // ПрофиСтарт.
URL: http://www.profistart.ru/ps/blog/12101.html (дата общаения: 13.12.2011); Кинева Т. С.
Трансформация идейного ядра евразийства (от «классической» к неоевразийской интерпретации) // Вестник БИСТ. 2009. № 1 (1). С. 77; Степанов Б. Интеллектуалы и евразийство в эпоху его массовой воспроизводимости // Форум новейшей восточноевропейской
истории и культуры. 2009. № 1. С. 176.
18
Ermolaev V., Titov A. История нескольких заблуждений // Revue des etudes slaves. Paris.
2005. LXXVI/4. P. 499–510.
15
10
скую науку. Г. М. Прохоровым раскрывается в большей степени сама история
взаимоотношений Л. Н. Гумилева и В. Н. Абросова, нежели анализируются
научные сюжеты в их письмах19. Переписка Л. Н. Гумилева и Н. В. ТимофееваРесовского в статье В. Кореняко рассматривается вскользь, она служит дополнительным доказательством ошибочности теории Л. Н. Гумилева20. В статье
М. А. Давыдова сообщаются общие сведения о Л. Н. Гумилеве и Б. С. Кузине,
их знакомстве и начале переписки21. Среди делопроизводственной документации рассматривались только материалы Центра хранения современной документации, посвященные вопросам «разблокирования» работ Л. Н. Гумилева.
А. И. Чистобаев раскрывает этот процесс в статье «Как «разблокировали»
работы Л. Н. Гумилева»22.
Таким образом, историография возвращает нас к проблеме введения материалов личного архива Л. Н. Гумилева в научный оборот. Нет работ, которые
были бы посвящены делопроизводственной документации, деловой переписке,
отзывам и рецензиям, хранящимся в Музее-квартире Л. Н. Гумилева. Частная
переписка по научным вопросам получила в работах фрагментарное освещение. Материалы личного архива ученого остаются одним из наименее востребованных исследователями источников изучения его научного наследия.
Структура работы включает введение, три главы, заключение, список
источников и литературы, три приложения.
Основное содержание работы
Во Введении обосновывается актуальность темы; определены объект
и предмет исследования; хронологические и географические рамки; методы,
цели и задачи исследования. Также дается характеристика степени изученности темы в отечественной и зарубежной историографии, представлен краткий
обзор источниковой базы.
Первая глава «История формирования и характеристика коллекций
личного архива Л. Н. Гумилева» состоит из двух разделов. В первом даны
краткие биографические сведения о Л. Н. Гумилеве и рассмотрена история
образования Музея-квартиры Л. Н. Гумилева.
Основное внимание в главе уделено характеристике коллекций личного
архива ученого, которая представлена в основном материалами, оставшимися в Музее-квартире Л. Н. Гумилева после его смерти. Материалы личного
архива Л. Н. Гумилева не являют собой единого массива документов, они не
систематизированы, отсутствует их музейное описание, не разработана четкая
Прохоров Г. М. О переписке Л. Н. Гумилева и В. Н. Абросова // Мера. 1994. № 4.
С. 109–111; Прохоров Г. М. О письмах Льва Николаевича Гумилева к матери брата,
к другу и к брату // Гумилев Л. Н. Письма к матери брата... С. 5–34.
20
Кореняко В. Этнонационализм, квазиисториография и академическая наука // Реальность этнических мифов. М., 2000. С. 42–44.
21
Давыдов М. А. Предисловие к переписке Б. С. Кузина // Кузин Б. С. Воспоминания.
Произведения. Переписка. С. 441.
22
Чистобаев А. И. Как «разблокировали» работы Л. Н. Гумилева // Санкт-Петербургский
университет. 1997. № 18 (3458). С. 8–9.
19
11
концепция их хранения и представления. В 2001–2005 гг. проводился перевод
писем и отзывов в электронный вариант как М. Г. Козыревой, так и автором
настоящей работы. Значительная часть материалов существует в оригинальном
бумажном варианте и их электронной копии.
В целом личный архив Л. Н. Гумилева представлен следующими группами
материалов:
– биографические документы (членские билеты, удостоверения,
дипломы, военные билеты, орденские книжки);
– научные труды (рукописные и печатные);
– делопроизводственная документация (характеристики на Л. Н. Гумилева, ходатайства о его освобождении, выписки из протоколов заседаний руководящих органов факультетов ЛГУ, информационные письма,
копии приказов, издательские договоры, справки, решение Президиума ВАК, отчеты о научной работе);
– письма (частная и деловая переписка);
– отзывы, рецензии, открытые письма
В Музее-квартире Л. Н. Гумилева хранятся рукописи будущих монографий Л. Н. Гумилева «Хунну» и «Древние тюрки», так называемые «лагерные
тетради», написанные в Омском лагере в 1953–1956 гг. Рукописи других монографий ученого не сохранились. Здесь представлены первые издания всех трудов Л. Н. Гумилева и их основные переиздания 1990–2000-х гг., оттиски статей ученого, вышедшие в различных журналах и сборниках. В задачи данной
работы не входит рассмотрение истории создания Л. Н. Гумилевым своих трудов, они привлекаются лишь для сравнения с идеями, высказанными в письмах
и отзывах, и уточнения отдельных сюжетов истории их публикации.
Раздел делопроизводственной документации составляют материалы различного характера: организационного, распорядительного, ор­ганизационнораспорядительного, справочно-информационного, от­чет­но-исполнительного.
Содержательно емкими источниками здесь выступают издательские договоры,
решение Президиума ВАК, информационное письмо с копией приказа, стенограммы и протоколы заседаний (в том числе выписки), справки, акт экспертизы
материалов, заявки на издание работ, доклад, рапорт, лист приема рукописи,
гранка.
Значительный интерес как исторический источник представляют собой
письма. Автором было изучено 606 писем, отнесенных к частной и деловой переписке, что позволило выявить основных адресатов Л. Н. Гумилева
в период с 1956 до 1992 г. (В. Н. Абросов, П. Н. Савицкий, Г. В. Вернадский,
Б. С. Кузин, Д. М. Балашов, Б. Ринчен, М. Ф. Хван, Н. И. Харджиев, А. С. Богомолов, А. Г. Грумм-Гржимайло, М. И. Артамонов, Ю. Н. Рерих, П. В. Флоренский, Ю. М. Кобищанов, Ю. А. Сорокин, Ю. Я. Керкис, С. Г. Смирнов,
C. В. Макаров, В. И. Ко­рогодин, В. Д. Казакевич, К. К. Марков, В. И. Ставиский, Д. Б. Пюрвеев, А. В. Аникин, Н. И. Камышников, Ц. Цэрэн), проследить
историю взаимоотношений ученых, объемы их переписки.
Изучение писем дало возможность также определить основные темы,
затрагиваемые в переписке:
– издание монографий и статей в сборниках и журналах (переписка
Л. Н. Гумилева с сотрудниками издательств: восточной литературы,
«Искусство», «Наука», издательство ЛГУ, «Мо­лодая гвардия», гума12
нитарного детского центра «Юна»: с сотрудниками журналов: «Природа», «Вопросы истории», «Октябрь», «Дружба народов», «Советская
этнография», «Народы Азии и Африки», «Огонек», «Нева», «Молодая
гвар­дия», «Наука и труд», «Звезда Востока», «Коммунист» и газеты
«Советская Россия»; Н. В. Тимофеевым-Ресовским, Н. В. Глотовым,
М. Ф. Хваном, И. П. Савицким, С. Л. Тихвинским, А. Л. Никити­
ным, Н. И. Харджиевым, А. Горбовским, Ф. Вентури, И. Кацнельсоном, Б. Ширендыбом, Д. Майдаром, Я. Малиной, М. Андреевым,
А. В. Кацурой, А. М. Сагалаевым, А. Сей­димбековым);
– защита докторской диссертации по географии (переписка между
Л. Н. Гумилевым, Ю. В. Ганковским, И. C. Кацнельсоном, Д. П. Соколовым, С. В. Калесником, Э. М. Мурзаевым, В. В. Москвитиным);
– депонирование работы «Этногенез и биосфера Земли» (письмо
Л. Н. Гумилева);
– полемика вокруг статьи Ю. М. Бородая «Этнические контакты
и окружающая среда»23 (переписка Л. Н. Гумилева, И. В. Мамаладзе,
Н. Г. Басова, К. П. Иванова, В. А. Диевского, А. В. Норина).
В качестве самостоятельной группы источников выделены отзывы
Л. Н. Гумилева на работы коллег и отзывы на его труды. В этом же разделе
рассмотрены документы, которые по происхождению могут быть отнесены
к делопроизводственной документации, но по содержанию являются отзывами и рецензиями (внутренние отзывы, редакционные заключения, ответы
Л. Н. Гумилева на внутренние отзывы). Другую часть раздела составляют
открытые письма в редакции журналов и газет:
– отзывы на работы Л. Н. Гумилева, которые планировались к публикации: М. И. Артамонова, А. П. Окладникова, С. И. Руденко, Ю. М. Бородая и А. В. Гулыги, Л. В. Смирнова, С. В. Калесника, старшего редактора Кастельской, В. В. Струве; М. П. Петровой, И. А. Крывелевой,
В. И. Козловой; А. С. Богомолова, А. А. Малиновского, Н. Н. Смирнова; В. Н. Шилина, Н. В. Пигулевской, Б. Я. Ставиского, В. Лукошина, Н. В. Разумихина, Э. Тенишева; Н. П. Шастиной; В. М. Массон;
В. М. Лобашева. Редакционное дело «Этногенеза и биосферы Земли»
включает отзывы С. А. Маретиной и Ю. В. Маретина, М. М. Тихомировой, С. Б. Лаврова, Д. С. Лихачева, Н. Н. Смирнова,В. С. Жекулина,
И. П. Комиссаровой;
– отзывы на диссертацию на соискание ученой степени доктора географических наук «Этногенез и биосфера Земли» Б. Н. Семевского;
А. М. Архангельского; Э. М. Мурзаева, Ю. П. Алтухова; Ю. Г. Саушкина;
– отзывы Л. Н. Гумилева: на готовившуюся к публикации статью
Д. В. Чернышевского, на отзывы на его работы И. А. Крывелева,
В. И. Козлова, Ю. Г. Саушкина, замечания к статье В. И. Козлова
«О биолого-географической концепции этнической истории», заключение в качестве научного редактора на рукопись книги Д. Майдара
«Орнамент Монголии», авторецензия на книгу «Хунны в Китае»;
Бородай Ю. М. Этнические контакты и окружающая среда // Природа. 1981. № 9.
С. 82–85.
23
13
–
обращения Л. Н. Гумилева по поводу выхода работ, в которых критиковались его идеи или с тезисами которых он не был согласен: на статьи С. А. Плетневой, Б. А. Рыбакова, А. Г. Кузьмина, Я. Г. Машбица
и Н. В. Чистова, роман-эссе В. А. Чивилихина;
– положительные отзывы о пассионарной теории этногенеза:
В. Н. Куренной; А. А. Малиновский; В. А. Белявский; Б. Я. Ставиский; Н. В. Разумихин, Л. С. Замотаева;
– открытые письма и обращения по поводу романа-эссе В. А. Чивилихина «Память» в редакцию журнала «Наш современник»
А. Н. Зелинского, А. Г. Ефремовой, Н. А. Лебедевой, Д. М. Балашова,
Ю. Г. Шишиной; в редакцию газеты «Советская Россия» Я. Е. Тимофеева, Ю. П. Иванова, П. Иванова; в Комитет по Ленинским и Государственным премиям в области литературы, искусства и архитектуры
при Совете Министров СССР Л. С. Замотаевой, А. И. Репникова;
в редакцию «Художественной литературы» А. И. Потапенко; а также
составлены и направлены обращение Ю. М. Бородая, А. И. Куркчи,
В. С. Старикова; П. В. Флоренского.
Предпринятый в работе анализ материалов личного архива Л. Н. Гумилева
позволил заключить, что они представляют собой достаточно емкий и многоплановый комплекс источников. При этом каждая группа источников имеет
свои особенности и несет самостоятельную информационную нагрузку:
Во второй главе «Научная составляющая архива Л. Н. Гумилева» были
рассмотрены те научные сюжеты, которые нашли свое отражение в материалах
личного архива Л. Н. Гумилева. Они касаются кочевниковедения, археологических раскопок, работы «на стыке наук», пассионарной теории этногенеза,
источниковедения, истории России, обсуждения научного наследия различных
ученых, соблюдения научного этоса, отношения к исторической науке. Также
в главе рассмотрены отдельные политические аспекты.
Ведущей темой переписки Л. Н. Гумилева в период с 1956 г. по середину 1970-х гг. являются проблемы кочевниковедения и их связь с историей
России. Этот сюжет подробно рассматривается в переписке Л. Н. Гумилева с П. Н. Савицким, Г. В. Вернадским, Б. Ринченом, В. И. Стависким,
М. И. Артамоновым, Н. И. Камышниковым. Практически во всех письмах,
которые ученые отправляли друг другу, упоминаются вопросы, связанные
с историей кочевников, поэтому эти проблемы требуют особо тщательного
изучения. В рамках этого блока выделяется значительное число подтем.
Многие проблемы кочевниковедения, которые обсуждаются в переписке
Л. Н. Гумилева, до сих пор остаются дискуссионными в историографии. По
некоторым из них современные исследователи склонны соглашаться с точкой зрения Л. Н. Гумилева и его адресатов (например, самобытность истории
кочевников), другие вызывают серьезные возражения (вопрос о хазарах). Переписка по этим вопросам позволяет дополнить представления о Л. Н. Гумилеве
как кочевниковеде, и иногда открывается процесс построения различных гипотез, которые позже находили отражение в его научных трудах
Важной темой переписки являются вопросы археологии, обсуждаемые
в двух направлениях: теоретическом (ценность археологических раскопок,
определение границ единой степной культуры, сохранность археологических
14
памятников) и практическом (археологические экспедиции, в которых участвовал Л. Н. Гумилев). Эти аспекты затрагиваются в переписке Л. Н. Гумилева
с П. Н. Савицким, Г. В. Вернадским, В. Н. Абросовым. Наибольшее внимание
здесь уделялось хазарским экспедициям Л. Н. Гумилева. При изучении переписки возникает возможность проследить реакцию адресатов ученого на раскопки и его открытия, их отношение к текущим исследованиям. Л. Н. Гумилев
в письмах иногда писал о событиях, которые не нашли отражения в изданных
трудах. Подобные данные позволяют проследить «изнутри» процесс раскопок, выявить предварительные выводы, которые потом подтверждались или
опровергались, рекомендации адресатов, которые зачастую помогали ученому.
Л. Н. Гумилев и его адресаты подчеркивали важность археологических исследований, благодаря которым можно существенно дополнить представления
о кочевых народах, поскольку письменные источники достаточно скудны.
Значимой темой переписки являлось обсуждение специфики работы на
стыке наук (история, география, биология) и пассионарной теории, для обоснования которой Л. Н. Гумилев привлекал данные различных наук. Эти вопросы
анализировались в переписке Л. Н. Гумилева и П. Н. Савицкого, Г. В. Вернадского, Б. Ринчена, Б. С. Кузина, Н. В. Тимофеева-Ресовского, В. Н. Абросова,
К. К. Маркова, Ю. Я. Керкиса, Д. М. Балашова, А. С. Богомолова, Ю. А. Сорокина, С. В. Макарова, В. И. Корогодина, П. В. Флоренского, Ю. М. Кобищанова.
В переписке Л. Н. Гумилева основное внимание уделено вопросу о роли
географического фактора, хотя в ней же звучат своеобразные предвестия теории пассионарности в виде сюжета о ритмике истории. Ученые здесь отходят от
конкретных исторических исследований и переходят к вопросам методологии
истории. С одной стороны, речь идет об определенном «пульсе» истории, причем П. Н. Савицкий признает скорее волнообразное развитие, выделяя очень
небольшие по продолжительности периоды подъемов и прогибов. Концепция
же Л. Н. Гумилева сводится скорее к циклическому развитию. Отметим и различие в определении понятия «месторазвитие» и изменении его роли в творчестве П. Н. Савицкого и Л. Н. Гумилева. Для П. Н. Савицкого характерно более
широкое понимание этого термина. При сравнении переписки и работы «Этногенез и биосфера Земли» видно, что взгляды Л Н. Гумилева не изменились,
он сводит его к сочетанию ландшафтов. Теория этногенеза, влияние биологии на историю рассматривается в переписке Л. Н. Гумилева с Б. С. Кузиным,
Н. В. Тимофеевым-Ресовским. Б. С. Кузин выступает противником работ «на
стыке наук», хотя современное состояние наук доказывает скорее правоту
Л. Н. Гумилева. Переписка же Л. Н. Гумилева и Н. В. Тимофеева-Ресовского
дает представление о том, какие трудности возникают при попытке смешения
гуманитарных и естественно-научных областей знания, и здесь однозначный
ответ о возможностях их взаимодействия остается открытым. Особое значение
имеет переписка Л. Н. Гумилева и В. Н. Абросова. Во-первых, ученые активно
обсуждают влияние географического фактора, роль исторической географии.
Во-вторых, именно в их переписке Л. Н. Гумилев озвучивает свои первые идеи
по пассионарной теории этногенеза.
В историографии иногда встречается точка зрения о пренебрежительном
отношении Л. Н. Гумилева к историческим источникам. В связи с этим особое значение приобретает переписка Л. Н. Гумилева, касающаяся вопросов
15
источниковедения, которая дает основание не согласиться с оппонентами
ученого. Этого сюжета Л. Н. Гумилев касался в переписке с П. Н. Савицким,
Г. В. Вернадским, Б. Ринченом, Д. М. Балашовым, В. И. Стависким. Ученые
обсуждали вопросы филологического анализа источников, «целевую аудиторию» древних авторов, специфику средневековых источников, этнографические материалы по монголам, бурятам и описания онгонов, расшифровку
«докирилловского» «русского письма», дату «Слова о полку Игореве».
В переписке отсутствуют свидетельства недооценки важности исторических источников, его адресаты поддерживают идеи ученого, в том числе и некоторые весьма оригинальные, относительно источниковедения. Единственный
сюжет, который вызвал полемику, – датировка «Слова о полку Игореве».
Л. Н. Гумилев и его респонденты не сходятся в вопросе о времени написания
произведения, и большинство исследователей сегодня придерживается того
мнения, что «Слово о полку Игореве» написано в конце XII в., то есть позиции,
которую отстаивает Г. В. Вернадский24.
Вопросы истории России активно обсуждаются в переписке Л. Н. Гумилева с П. Н. Савицким, Г. В. Вернадским, С. Г. Смирновым, в его отзыве на
работу Д. В. Чернышевского. Ученые касаются сюжетов статьи Л. Н. Гумилева
«Удельно-лествичная система у тюрок в VI–VIII веках», обсуждают монголотатарское иго, начало русской культуры, численность кочевых армий и славянского населения, религиозный сюжет в русской истории, способы формирования аристократии на примере русской истории.
Среди вопросов, которые затрагиваются в рамках истории России, наиболее важными являются, по нашему мнению, сюжеты, посвященные роли
монголо-татар в истории России и началу русской культуры. Эти проблемы
взаимосвязаны. Л. Н. Гумилев и П. Н. Савицкий сходятся в вопросе о положительном влиянии монголо-татар на развитие русской государственности,
введении принципа веротерпимости. Дискуссия возникает между Л. Н. Гумилевым и Г. В. Вернадским о начале русской культуры. Первый считает исходным пунктом XIV в. и пишет о разительных изменениях в мировосприятии,
происшедших после монголо-татар, второй полагает, что культура начинается
с незапамятных времен. Здесь ярко проявляется различие их подходов. Для
Л. Н. Гумилева Россия до нашествия монголо-татар и после – два принципиально разных государства. Г. В. Вернадский не противопоставляет Киевскую Русь Московской, более осторожен в оценке явлений. Отметим, что
и Л. Н. Гумилев, и П. Н. Савицкий, и Г. В. Вернадский, и часто упоминаемый
в переписке Н. С. Трубецкой отмечали определенные положительные моменты
в нашествии монголо-татар, хотя и в разной степени.
В научном наследии любого ученого важное место занимают упоминания
имен тех людей, идеи которых или общение с которыми повлияли на формирование его мировоззрения или творческой биографии. Многочисленные свидетельства о внимательном изучении трудов своих предшественников, профессиональных контактах с представителями научного сообщества своего времени,
суждение об их научных концепциях, взглядах, а также их личностные характеристики содержатся в переписке Л. Н. Гумилева.
Творогов О. В. Гумилев Лев Николаевич // Энциклопедия «Слова о полку Игореве»:
В 5 т. СПб., 1995. Т. II. С. 73–75.
24
16
Круг научных интересов и проблем, затрагиваемых Л. Н. Гумилевым и его
респондентами, крайне обширен, что находит отражение в комлексе эпистолярных источников. С одной стороны, число упоминаемых ученых достаточно велико, с другой – широк и диапазон их научных занятий. Л. Н. Гумилев
и его респонденты обсуждают научные достижения археологов, этнографов,
филологов, философов, специалистов по Ближнему Востоку, кочевниковедов,
синологов, историков Древней Руси, представителей естественных и технических наук. Возможен и иной срез для рассмотрения упоминаемых в переписке
персоналий: ученые, сложившиеся в эпоху императорской России, советские,
эмигрантские, зарубежные. Однако сами ученые не проводят подобного рода
деления, а критерии, которые для них имеют значение, – вклад той или иной
личности в науку и следование научной этике. В целом можно убедиться, что
если и Л. Н. Гумилев, и его респондент знакомы с обсуждаемой персоналией
или ее научными заслугами, то они приходят к достаточно близким выводам
о его научной значимости.
Вопросы научного этоса обсуждаются в переписке Л. Н. Гумилева
с П. Н. Савицким, Б. Ринченом, Б. С. Кузиным, М. Ф. Хваном, В. Н. Абросовым, Д. М. Балашовым, В. Д. Казакевичем, сотрудниками журнала «Октябрь»
и А. Л. Никитиным, в материалах заседания философского методологического
семинара. Речь идет об отношении к исторической науке, долге ученого, ведении дискуссий на страницах печатных изданий, правилах научного обсуждения
опубликованных работ, научных и деловых взаимоотношениях ученых, публикации чужих статей, перлюстрации писем.
В вопросе о научном этосе можно заметить некоторые противоречия.
Если в «теории вопроса» позиция Л. Н. Гумилева и его коллег обнаруживает
корректность в научных вопросах, взаимное уважение, готовность полностью
отдаваться научной деятельности, а некоторая патетичность выглядит искренней, то в жизни ученый не всегда поступал согласно принятым нормам. В рамках научного этоса поднимаются вопросы, которые характеризуют эпоху: сложности при переписке Л. Н. Гумилева и Г. В. Вернадского напрямую, проблема
перлюстрации писем. Ученые стремились отстраниться от этих сюжетов, и они
появляются в переписке только в том случае, когда промолчать невозможно
(например, переписка Л. Н. Гумилева и Б. Ринчена).
В переписке Л. Н. Гумилева и П. Н. Савицкого затрагивались и политические сюжеты, среди которых выделяются отношение к западному миру
и СССР, евразийские мотивы, что было неслучайно. Оба ученых отстаивают
тезис о независимости истории кочевников, равнозначности различных цивилизаций, что приводит к неприятию европоцентризма и критике европейской
культуры. П. Н. Савицкий не утратил приверженности евразийскому движению до конца жизни, именно поэтому он пишет о самом евразийстве и внимательно следит и обязательно упоминает в переписке о достижениях СССР,
который объединял континент Евразию.
Таким образом, научная переписка Л. Н. Гумилева отличается многообразием обсуждаемых сюжетов, причем в рамках каждого из них выделяется множество отдельных вопросов. Научные вопросы в материалах личного архива
отражают развитие советской исторической науки в области кочевниковедения
17
и процесс становления отдельных, в том числе и новых ее направлений
в смежных областях научного знания и этнологии. Также был выдвинут ряд
идей в вопросах, которые имели ранее «общепринятую» трактовку.
В третьей главе «Дискуссии по поводу трудов Л. Н. Гумилева и проблемы публикации» были рассмотрены неопубликованные открытые письма,
делопроизводственная документация и переписка, материалы, отразившие
ход дискуссий. Они не только уточняют научные взгляды Л. Н. Гумилева, но
и характеризуют эпоху, отношения между учеными в академических кругах.
Неопубликованные открытые письма и материалы дискуссий позволили проследить основные направления обсуждений научных взглядов Л. Н. Гумилева.
На основании частной и деловой переписки и делопроизводственной документации прослеживается история издания или отказа от публикации ряда монографий Л. Н. Гумилева, его собственные нереализованные проекты по написанию монографий; деловые взаимоотношения с сотрудниками редакций различных журналов и учеными по поводу издания статей в журналах и научных
сборниках.
Вокруг идей Л. Н. Гумилева на протяжении всей его научной деятельности
возникали дискуссии, причем далеко не всегда на критические отзывы ученый
имел возможность опубликовать ответы. Практически все аспекты его творчества вызывали острую реакцию. Востоковеды (особенно китаисты) критически
отнеслись к его идеям в области кочевых народов; этнографы остро отреагировали на пассионарную теорию этногенеза; негативно оценивалось представление Л. Н. Гумилева об отношениях Руси и монголо-татар. Зачастую полемика
выходила за рамки чисто научной дискуссии, Л. Н. Гумилева или его сторонников обвиняли в национализме и расизме (примером может служить дискуссия
вокруг статьи Ю. М. Бородая), ее выносили на суд общественности (наиболее
ярким примером является роман В. А. Чивилихина).
Важное значение для понимания проблем публикации работ Л. Н. Гумилева приобретают неопубликованные отзывы, особенно периода 1975–1987 гг.,
поскольку ученый, в отличие от своих оппонентов, не всегда имел возможность
обсудить свои идеи на страницах печати. Наконец, не менее важен круг авторов
и сотрудников определенных учреждений, которые периодически критиковали
Л. Н. Гумилева, а также тех, кто поддерживал взгляды ученого.
Делопроизводственная документация, деловая переписка, внутренние
отзывы позволили проследить как историю издания монографий Л. Н. Гумилева («Хунну», «Древние тюрки» «Хунны в Китае» «Старобурятская живопись» «Этногенез и биосфера Земли», «От Руси до России»), трудов ученого
на чешском языке, книги Н. Я. Бичурина «Собрание сведений по исторической
географии Восточной и Срединной Азии», так и отказ в публикации работ
«Феномен этноса», «Народоведение» (позже будет опубликована под названием «География этноса в исторический период»). Здесь содержится информация о проекте публикации совместной с С. И. Руденко книги об археологических находках на Алтае, также сохранились заявки Л. Н. Гумилева на издание
книг «Похвала Клио», «Три судьбы монгольского этноса» и работы, посвященной истории хуннов, тюрок и монголов. Важным источником является справка
«Механизм зажима публикаций Л. Н. Гумилева, доктора исторических наук
18
с 1961 г, за период с 1975 по 1985 г.»25, в которой освещена история отказов
ученому в публикации монографий и статей.
Среди материалов личного архива сохранились внутренние отзывы на
статьи Л. Н. Гумилева. Отдельные статьи были изданы в журналах «Вестник
древней истории», «Проблемы востоковедения», «Ученые записки Тартуского университета», другие так и не увидели свет (в журналах «Народы Азии
и Африки», «Вестник Ленинградского Университета»).
Наиболее обширная деловая переписка Л. Н. Гумилева по вопросам издания его статей была с сотрудниками журнала «Природа». В большинстве случаев ученый и редакторы шли на компромиссы, и статьи публиковались. По
вопросам издания совместной статьи Л. Н. Гумилева, Н. В. Тимофеева-Ресовского и Н. В. Глотова сохранилась переписка ученых, а также ряд положительных отзывов на их работу. Однако она так и не будет опубликована.
Изданию статей в 1970-е гг. в журнале «Вопросы истории» посвящена
переписка Л. Н. Гумилева с А. Г. Кузьминым, В. Г. Трухановским, Д. М. Балашовым, а также Б. Н. Семевского и В. Г. Трухановского. Сохранилась копия
письма Л. Н. Гумилева в редакцию. Информация по этому сюжету содержится
в справке «Механизм зажима...». Однако в этот период ни одна из статей ученого не будет опубликована.
Также по вопросам издания статей Л. Н. Гумилева в журналах «Rivista
Storica Italiana», «Советская Этнография», «Дружба народов», «Огонек»,
«Нева», «Наука и труд», «Звезда Востока», альманахе «Прометей» издательства «Молодая гвардия» и газете «Советская Россия» сохранились открытые
письма, внутренние отзывы и деловая переписка с учеными, общественными
деятелями и сотрудниками редакций. Среди перечисленных журналов наиболее удачным было сотрудничество с журналами «Дружба народов» и «Огонек»,
которые опубликовали статьи ученого.
Деловая переписка и отзывы позволили проследить попытки издания статей Л. Н. Гумилева в сборниках «Общественный быт и общественное сознание
народов Сибири»; «Искание мудрости. Известные художники и ученые в своих
эссе о творчестве»; сборнике, посвященном войнам Чингисхана и его преемников и их последствиям; сборнике научных гипотез, составителем которого был
А. А. Горбовский; коллективном труде, который готовил А. В. Кацура; предисловия ученого к книге «Орнамент Монголии».
Отзывы, открытые письма, материалы дискуссий отражают настроения
академической среды относительно научной деятельности Л. Н. Гумилева.
Именно историки и филологи были основными критиками Л. Н. Гумилева, в то
время как среди философов, географов, биологов он находил поддержку своих
идей, хотя они не всегда соглашались с отдельными его интерпретациями.
Кроме того, в этот период характер отзыва мог способствовать изданию работ
или, наоборот, их блокировать. Зачастую благодаря отзывам удается уточнить
внутренние механизмы выхода в свет трудов Л. Н. Гумилева.
Делопроизводственная документация также позволяет уточнить отдельные детали издания работ ученого. Принципиальный характер здесь носит
Гумилев Л. Н. Справка. Механизм зажима публикаций Л. Н. Гумилева, доктора исторических наук с 1961 г, за период с 1975 по 1985 г. // Вспоминая Л. Н. Гумилева. С. 237–245.
25
19
справка «Механизм зажима…». В ней подробно описывается период с 1975
по 1986 г., когда наметилось заметное сокращение числа изданий Л. Н. Гумилева. Сообщаемая в справке фактическая информация подтверждается другими
материалами личного архива ученого. Другой вопрос – насколько корректно
в ней обвиняются властные органы и академические круги в блокировании его
работ. Идеи Л. Н. Гумилева носили дискуссионный характер, что не могло не
сказываться на издании его трудов в эпоху, когда при публикации требовались
рецензии специалистов соответствующего профиля.
Заключение
Проанализированные в данной работе материалы, хранящиеся в Музееквартире Л. Н. Гумилева, значимы не только для изучения его научной биографии и наследия, но и как исторический источник в целом.
Материалы личного архива Л. Н. Гумилева практически не публиковались
и в очень слабой степени изучены как исторический источник. К настоящему
времени фрагментарно опубликованы письма к Л. Н. Гумилеву, которые дополнялись публикацией писем самого ученого, хранящихся в иных собраниях. Есть
единичные публикации отзывов на труды Л. Н. Гумилева и делопроизводственной документации. В научной литературе переписка Л. Н. Гумилева и другие
материалы его личного архива не анализировались комплексно и в полной
мере, что иногда приводило исследователей к неверным выводам. Так, не подвергались специальному анализу делопроизводственная документация, отзывы
и открытые письма.
Материалы личного архива Л. Н. Гумилева отражают определенные этапы
его биографии и направления научной деятельности в период с 1956 по 1992 г.
Их изучение дало возможность проследить историю публикации работ ученого
и дискуссий по ним, выявить основные научные проблемы, которые интересовали Л. Н. Гумилева, проследить эволюцию его идей; установить круг его
респондентов, авторов отзывов и открытых писем и тем самым определить
круг его единомышленников и критиков.
Изученные материалы дают основание для преодоления некоторых стереотипов восприятия Л. Н. Гумилева как ученого (пренебрежительное отношение
к историческим источникам, биологизаторство, географический детерминизм)
в широких общественных кругах, равно как и восприятия его научным сообществом в прошлом и настоящем.
Содержание изученных материалов привносит в историографию дополнительные сведения об особенностях эпохи, сложностях развития науки, в данном случае исторической, о роли цензуры и специфике деятельности ученого в
изучаемое время. Рассмотренные документы также служат основанием для размышлений о понятии маргинальности в науке и критериях научности знания.
Материалы личного архива Л. Н. Гумилева представляют значительную
ценность как исторический источник. Они позволяют опровергнуть утверждение о лженаучности построений Л. Н. Гумилева, его переписка иногда оказывается более «научной», чем его работы. Рассмотренные в совокупности, эти
20
материалы позволяют характеризовать не только самого Л. Н. Гумилева и его
научное наследие, но одновременно они являются и документами своего времени, выступая в качестве своеобразного маркера эпохи и поднимая ряд важных вопросов, связанных в целом с развитием исторической мысли и вопросами ее представления на страницах печати.
Необходимо предпринять издание переписки Л. Н. Гумилева по научным
вопросам, которое сопровождалось бы научным комментарием; комплексную
публикацию деловой переписки, делопроизводственной документации, а также
отзывов, рецензий и открытых писем, что послужило бы заполнению определенного пробела в историографии. Дополнительную актуальность приобретает написание работ, в которых прослеживалась бы история издания трудов
Л. Н. Гумилева в контексте эпохи.
Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты и фактический материал могут быть использованы в преподавательской работе при подготовке общих и специальных курсов по истории России XX в. и по источниковедению отечественной истории. Различные
сюжеты могут найти применение в научных исследованиях по истории науки
в СССР, в частности, советской историографии, специфике организации научной деятельности во второй половине XX в. Материалы исследования могут
быть использованы при подготовке к публикации материалов личного архива
Л. Н. Гумилева, библиографии работ о нем и создания полноценной научной
биографии ученого.
Апробация работы. По теме исследования были подготовлены и прочитаны доклады на конференциях аспирантов и студентов «Состояние и перспективы социально-экономического развития Северо-Запада России» (Выборг,
2005), «Актуальные проблемы российской истории и культуры» (Выборг,
2006), конференциях студентов и аспирантов исторического факультета СанктПетербургского государственного университета (Санкт-Петербург, 2006, 2007),
14-й международной конференции молодых ученых «Человек. Природа.
Общество. Актуальные проблемы» (Санкт-Петербург, 2006), третьих научных
чтениях «Мир и война: культурные контексты социальной агрессии» (СанктПетербург – Кронштадт, 2007), XX международной научной конференции
«Вспомогательные исторические дисциплины – источниковедение – методология истории в системе гуманитарного знания» (Москва, 2008).
Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:
1.
В ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях:
Воронович А. В. Ученые в переписке Л. Н. Гумилева // Вестник Санкт-Пе­тер­
бург­ского государственного университета. Сер. 2. История. 2010. № 2. С. 141–145.
0,5 печ. л.
В других публикациях:
Воронович А. В. Тема государства в переписке Л. Н. Гумилева и П. Н. Савицкого // Состояние и перспективы социально-экономического развития СевероЗапада России: Тезисы докладов научной студенческой конференции: филиал
Северо-Западной академии государственной службы в г. Выборге. Выборг, 2005.
С. 52–53. 0,1 печ. л.
3. Воронович А. В. Переписка Л. Н. Гумилева и П. Н. Савицкого в отечественной
и зарубежной литературе // Историография и источниковедение отечественной
истории: Сборник научных статей. Вып. 4. СПб., 2006. С. 445–456. 0,7 печ. л.
4. Воронович А. В. Блокирование работ Л. Н. Гумилева в 1975 – середине
1980-х гг. // Институты власти и идеология в истории Европы, США и России:
Материалы Конгресса молодых ученых. СПб.: Издательский дом СПбГУ, 2006.
С. 224–230. 0,4 печ. л.
5. Воронович А. В. Проблема научной этики в отношениях двух ученых: из переписки Л. Н. Гумилева и Н. В. Тимофеева-Ресовского // Человек. Природа. Общество.
Актуальные проблемы: Матер. 14-й междунар. конф. молодых ученых 8–28 декабря
2005 г. Ч. I. СПб.: Издательство СПбГУ, 2006. С. 522–528.0,3 печ. л.
6. Воронович А. В. О переписке Л. Н. Гумилева и Б. С. Кузина // Человек. Природа.
Общество. Актуальные проблемы: Матер.14-й междунар. конф. молодых ученых 8‑28 декабря 2005 г. Ч. I. СПб.: Издательский дом СПбГУ, 2006. С. 394–400.
0,4 печ. л.
7. Воронович А. В. Переписка Л. Н. Гумилева с сотрудниками журнала «Природа» // Актуальные проблемы российской истории и культуры: Сборник научных
работ преподавателей, аспирантов и студентов. Выборг, 2006. С. 117–121. 0,3 печ. л.
8. Воронович А. В. Понятие «месторазвитие» в научном наследии Л. Н. Гумилева
и П. Н. Савицкого // Всероссийская студенческая историко-регионоведческая конференция: Санкт-Петербург, 6–7 апреля 2006 г.: Доклады и сообщения. СПб.: Издательский дом СПбГУ, 2007. С. 231–235. 0,2 печ. л.
9. Воронович А. В. О ритмах истории в переписке Л. Н. Гумилева и П. Н. Савицкого // Изменяющаяся Россия в контексте глобализации: Материалы студенческоаспирантского конгресса. 19–23 марта 2007 г. С.-Петербург. СПб.: Издательский дом
СПбГУ, 2007. С. 161–164. 0,2 печ. л.
10. Воронович А. В. Л. Н. Гумилев и проблемы источниковедения (по материалам переписки) // Вспомогательные исторические дисциплины – источниковедение – методология истории в системе гуманитарного знания: Материалы XX международной
научной конференции. Москва, 31 января – 2 февраля 2008 г.: В 2 ч. М.: РГГУ, 2008.
Ч. I. С. 241–244. 0,1 печ. л.
11. Воронович А. В. Кочевые армии в переписке Л. Н. Гумилева // Хронотоп войны:
пространство и время в культурных репрезентациях социального конфликта: Третьи научные чтения «Мир и война: культурные контексты социальной агрессии».
21–24 октября 2007 г. Санкт-Петербург – Кронштадт. СПб, 2007. С. 91–93. 0,1 печ. л.
12. Воронович А. В. Переписка Л. Н. Гумилева и Г. В. Вернадского // Историография
и источниковедение отечественной истории: Сборник научных статей. Вып. 5.
СПб., 2009. С. 541–559. 1 печ. л.
2.
Подписано в печать 09.02.2012. Формат 60 × 90 1/16.
Бумага офсетная. Усл. печ. л. 1,5.
Печать цифровая. Тираж 150 экз. Зак. № 0010.
Издание подготовлено и отпечатано
в ФГБУ «Президентская библиотека имени Б. Н. Ельцина».
190000, Санкт-Петербург, Сенатская пл., 3
Документ
Категория
Исторические науки
Просмотров
53
Размер файла
321 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа