close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Французские стереотипы в русском интерлингвальном дискурсе

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Кучминская Наталья Рудольфовна Шифр научной специальности: 10.02.19 - теория языка Шифр диссертационного совета: Д 212.237.15 Название организации: Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов Адрес организаци
На правах рукописи
КУЧМИНСКАЯ Наталья Рудольфовна
ФРАНЦУЗСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ В РУССКОМ ИНТЕРЛИНГВАЛЬНОМ ДИСКУРСЕ
Специальность 10.02.19 - Теория языка
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук
Санкт-Петербург - 2012 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов".
Научный руководитель - Руберт Ирина Борисовна
доктор филологических наук, профессор
Официальные оппоненты:Чиршева Галина Николаевна
доктор филологических наук, профессор,
ФГБОУ ВПО "Череповецкий государственный университет", зав. кафедрой германской филологии и межкультурной коммуникации Камрыш Ольга Вячеславовна
кандидат филологических наук, доцент,
ФГБОУ ВПО "Санкт-Петербургский государственный университет", доцент кафедры фонетики и методики преподавания иностранных языковВедущая организация - Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Воронежский государственный университет"
Защита диссертации состоится "___" ___________ 2012 года в
____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.237.15 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов" по адресу: 191023, Санкт-Петербург, Москательный пер., д. 4, ауд. ____.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов".
Автореферат разослан "____" __________ 2012г.
Учёный секретарь диссертационного совета О.А. Барташова I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Проблему заимствования иноязычных выражений отечественные лингвисты рассматривают в тесной связи с проблемой заимствования инокультурных лексем, останавливаясь на причинах их проникновения в систему языка-реципиента, на описании оформления иноязычных слов и выражений, на их аккомодации, адаптации и укоренения в системе русского языка. Настоящее диссертационное исследование посвящено анализу функционирования французских стереотипных выражений в русском интерлингвальном дискурсе и его (функционирования) обусловленности типом языковой личности.
Актуальность исследования определяется необходимостью изучения воздействия французской культуры на русскую, которое выражается в использовании французских речевых стереотипов в русскоязычных текстах XIX, XX и XXI веков разных жанров. Актуальным представляется также анализ и классификация типов русской языковой личности, прибегающих в своей речи к инокультурным устойчивым выражениям, что связывает данное исследование с общеязыковой проблемой "словарь в личности и личность в словаре" (Ю. Н. Караулов).
Цель исследования состоит в изучении связи имплантируемых иноязычных стереотипов с языковой способностью русскоязычного субъекта.
Для достижения указанной цели были поставлены лингвистические, лингвокультурологические и психолингвистические задачи.
Лингвистические задачи:
а) определить статусные (дифференциальные) признаки языковых стереотипов в ряду устойчивых, воспроизводимых оборотов и разработать дефиницию инокультурного стереотипа;
б) разработать классификацию французских стереотипов, с помощью которых литературные персонажи выстраивают стратегию своей речи;
в) представить типы и функции французских стереотипов в русском интерлингвальном дискурсе;
г) разработать понятие "интерлингвальный дискурс", выявить особенности его функционирования;
д) выявить закономерности, существующие между типом языковой личности и интерлингвальными пассажами в ее речи; е) описать типы русской языковой личности, прибегающей к французским стереотипам в своей речемыслительной деятельности, с позиции структуры данной языковой личности;
Психолингвистические задачи:
ж) выявить интенции и стимулы употребления французских стереотипов в речи коммуникантов;
Лингвокультурологические задачи:
з) исследовать роль французских стереотипов в русской культуре;
и) очертить "фокус применимости" интерлингвальных высказываний в соответствии с типом языковой личности.
Объектом исследования является интеграция инокультурных (французских) стереотипов в речемыслительную деятельность русской языковой личности.
Предмет исследования состоит в выявлении механизма связи французских устойчивых включений с языковой компетенцией носителя русского языка.
Теоретической основой исследования послужили следующие положения:
- во фразеологии: 1) понимание фразеологии как производного (инновационного) уровня по отношению к лексике (Н. Ф. Алефиренко, Н. Н. Кириллова, В. М. Мокиенко, Г. Г. Соколова);
2) признание существования общей и сопоставительной и, соответственно, интернациональной и идиоэтнической фразеологии (А.В. Кунин, А. Г. Назарян, Н. М. Шанский, В. Г. Гак, Ю. П. Солодуб, В.Н. Телия, Н. Н. Кириллова, Н. Л. Шадрин);
- в теории заимствования и диалога двух культур: 3) взаимодействие двух культур и выявление причин и условий заимствования иноязычных слов и выражений (Л. П. Крысин, М. А. Брейтер, В. В. Кабакчи, А. А. Реформатский, Е. В. Михайлова), а также исследование лингво-исторического аспекта функционирования галлицизмов в тексте (Е.Э. Биржакова, Л. А. Войнова, Л. Л. Кутина, Н. А. Колосова, Н. В. Габдреева, Л.А. Летаева, Э. А. Бурова);
- в теории языковой личности:
4) признание тождества носителя языка и языковой личности (В. В. Виноградов, Ю. Н. Караулов, Г. И. Богин, И. П. Василюк, О. А. Корнилов, Л. Н. Колесникова, Н. Л. Чулкина);
- в теории дискурса:
5) понимание дискурса как динамический процесс языковой деятельности и ее результат (И. Р. Гальперин, Ю.С. Степанов, Е.С. Кубрякова, А. В. Бондарко, М. Л. Макаров, Ю. Хабермас, Z.S. Harris, М. Фуко, D. Schiffrin, Е. И. Шейгал, Е.А. Менджерицкая).
Основными методами исследования являются методы контекстуального и дистрибутивного анализа толкования стереотипов во французском и русском языках, метод семантизации, сравнительный и описательный методы, метод сплошной выборки, прием количественного подсчета.
Материалом исследования послужили русские культурно-значимые тексты XIX, XX и XXI веков разных жанров: романы (А. А. Крон, И. Ильф, Е. Петров, А. и Б. Стругацкие, В. В. Набоков и др.), повести (И. А. Бунин, В. Катаев, А. И. Куприн, И. С. Тургенев и др.), рассказы (А. Астраханцев, С. Д. Довлатов, Д. Н. Мамин-Сибиряк, Т. Толстая, Тэффи, Л. Улицкая, В. М. Шукшин и др.), мемуары (А. И. Герцен, А. Н. Бенуа, М. Ю. Герман, Э. Рязанов и др.), драматургические произведения (А. П. Чехов, О. Н. Островский, М. А. Булгаков, Н. С. Лесков и др.), эпическая литература (О. Барковец, В. А. Курочкин и др.) и т.д. Из 170 произведений общим объемом 19229 страниц было выявлено 328 французских стереотипа, которые отражены 635 примерами употребления.
Для изучения франкоязычной лексики, употребляемой в русской художественной литературе, были проанализированы словники словарей русского языка, выпущенные в XX и XXI, такие как: "Новый большой французско-русский фразеологический словарь" под редакцией В. Г. Гака, "Словарь иноязычных выражений и слов" под редакцией А. М. Бабкина и В. В. Шендецова, "Французско-русский словарь" К. А. Ганшиной, "Краткий исторический словарь галлицизмов русского языка ("Амур бонжур тужур" и другие французские слова и выражения в русском языке и речи)" под редакцией Н. И. Епишкина, "Толковый словарь иноязычных слов" Л. П. Крысина, "Толковый словарь русского языка" Д. Н. Ушакова, "Новый иллюстрированный словарь иностранных слов с приложениями" под редакцией В. Бутромеева, "Краткий тематический словарь французских заимствований в русском языке" Э. Х. Хабибуллиной, "Язык старой Москвы: лингвоэнциклопедический словарь" под редакцией В. С. Елистратова. Для анализа толкования выражений в языке-доноре использовались данные следующих французских словарей: "Dictionnaire des expressions et locutions" под редакцией A. Rey и S. Chantreau, "Le nouveau Petit Robert : Dictionnaire alphabétique et analogique de la langue française" под редакцией J. Rey-Debove и A. Rey, "Lexis, Larousse de la langue française".
Достоверность и научная обоснованность теоретических и практических результатов исследования подтверждается репрезентативностью материала, выбором адекватных методов анализа, цели и задач диссертационной работы. Материал исследования представляет собой сплошную выборку, составленную методом наблюдения, с последующим анализом их словарных дефиниций и отбора устойчивых оборотов. Метод сопоставительного анализа применялся для сравнения значений и особенностей употребления выражений в двух языках. С помощью контекстуального метода выявлялись дополнительные смысловые оттенки фразеологической единицы.
Научная новизна исследования заключается в выявлении обусловленности функционирования французских стереотипов в русском интерлингвальном дискурсе различными типами русской языковой личности:
1) вводится понятие инокультурного стереотипа, а именно французского;
2) разрабатывается понятие интерлингвального дискурса как дискурса языковой личности, включающего в себя интерлингвальный оборот;
3) французские стереотипы рассматриваются в качестве критериев при типологизации языковой личности.
Положения, выносимые на защиту:
1. Французские стереотипы, представляющие отпечаток французского лингвистического сознания в русскоязычной культуре, являются фактором, определяющим тип языковой личности и ее языковую способность.
2. Французские устойчивые выражения входят в прагматикон русской языковой личности, употребляющей их в речи.
3. Интерлингвальный дискурс является разновидностью социокультурного дискурса, содержит интерлингвальные вкрапления, отражая тем самым, связь русской и французской картин мира.
4. Особенности употребления французских стереотипов в русском интерлингвальном дискурсе участниками коммуникации являются средствами изучения прагматикона носителей языка-реципиента.
5. Французские стереотипы выполняют следующие функции в языке: компенсирующую, аффективную, суггестивную, эвфемистическую, функцию самопрезентации и речевого этикета.
6. По признаку способов мотивации употребления французских стереотипов в интерлингвальном дискурсе выделяются три типа русской языковой личности: билингв, автодидакт и невежда.
В качестве гипотезы выдвигается предположение о том, что французские стереотипы в русскоязычных текстах являются важными индикаторами мышления говорящего и участвуют в создании типологии языковой личности.
Теоретическая значимость диссертации заключается в развитии понятия дискурс на базе разработки понятия "интерлингвальный дискурс" и его связи с типом языковой личности. Изучение употребления французских стереотипов различными персонажами позволяет выявить обусловленность различных типов русской языковой личности степенью компетентного владения интерлингвальными включениями.
Практическая значимость работы определяется тем, что решение вопросов, связанных с функционированием инокультурных стереотипов в речи персонажей, способствует развитию лингвокультурологической фразеологии, теории заимствований и интерлингвальных включений, теории дискурса, расширению понимания вопросов лакунарности, билингвальности, межкультурной коммуникации и функциональной стилистики. Данная диссертация создает возможность использования ее результатов в курсах лексикологии, стилистики, теории текста, дискурса и т.д.
Рекомендации по использованию результатов диссертационного исследования. Процедура описания (методы, классификация, анализ) французских стереотипов может быть применима при составлении лингвокультурологических фразеологических, тематических словарей, словарей-справочников; при разработке инновационных программ по фразеологии и межкультурной коммуникации.
Апробация работы. Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры иностранных языков ЛГУ им. А. С. Пушкина (2005-2010 гг.), кафедры теории языка и переводоведения СПбГУЭФ (2011-2012), на международном семинаре "Проблемы идиоэтнической фразеологии" 13-14 ноября 2007 г. в РГПУ им. А.И. Герцена, на Всероссийской научно-практической конференции 17-18 мая 2007 года и 24-25 мая 2008 года "Актуальные проблемы теории и методологии науки о языке" в Ленинградском государственном университете им. А. С. Пушкина, на 1-й Международной научной конференции 4-6 мая 2008 года "Фразеология и когнитивистика" в Белгородском государственном Университете. По теме диссертации опубликовано 7 работ общим объемом 2,6 п. л.
Объем и структура работы. Диссертация, объемом 274 страницы, состоит из введения, трех глав, заключения и трех приложений. К тексту прилагается библиографический список, насчитывающий 192 наименования, в том числе 10 на иностранном языке, список словарей (25), электронных источников (15).
В "Приложении 1" приводятся французские стереотипы, употребляющиеся в русской художественной литературе XIX, XX, XXI веков, в их исконной, т.е. французской, орфографии.
В "Приложении 2" представлены транслитерированные / транскрибированные французские стереотипы, использованные в русской литературе разных жанров XIX, XX, XXI веков.
В "Приложении 3" включен список источников примеров с выходными данными.
II. ОСНОВНЫЕ ИДЕИ И ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении дается обоснование актуальности, научной новизны диссертационного исследования, его теоретической и практической значимости, излагаются теоретические основы работы, определяются гипотеза, объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи, а также основные положения, выносимые на защиту, дается описание языкового материала исследования, перечисляются методы исследования, содержатся рекомендации по использованию результатов исследования и сведения об апробации работы.
Первая глава "Французские стереотипы в русских художественных текстах" состоит из восьми параграфов. В первом параграфе "Историко-лингвистический аспект русско-французского двуязычия" проводится краткий обзор французско-русских языковых контактов, начиная с XVIII века до начала XXI века.
Теория заимствования изобилует различными терминами для обозначения понятия иноязычного слова или выражения, функционирующего в русском языке: иноязычное вкрапление, экзотизм, окказионализм, варваризм, в зависимости от автора, от особенностей его употребления, контекста, частотности и т.д. За французскими заимствованными словами и выражениями в языкознании закрепилось понятие галлицизм. Однако все вышеперечисленные термины не отражают в полной мере весь объем такого явления, как иноязычный оборот, обладающий устойчивой и воспроизводимой формой, переданный в исконной или заимствованной графике.
В связи с отсутствием термина для таких устойчивых выражений, как а ля гер ком а ля гер, вотро санте, мерси боку, форс-мажор, шерше ля фам, mise en scène, les monstres sacrés, vie de château, Vive la France! vogue la galère в параграфе "Типология иноязычных стереотипов" вводится понятие французского стереотипа. "Стереотипы", термин, введенный У. Липпманом в 20-ые гг прошлого века, представляют собой упорядоченные, схематичные, детерминированные культурой "картинки" мира "в голове" человека "pictures in our heads", которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права (Lippman 1922: 90)1.
Вслед за отечественными и зарубежными языковедами разграничиваются стереотипы мышления (stéréotypes de pensée) и языковые / речевые стереотипы (stéréotypes de langue). Бельгийский ученый C. Schapira анализирует ментальные стереотипы (stéréotypes de pensée) как верования, убеждения, предрассудки, даже суеверия, тогда как под языковыми стереотипами (stéréotypes de langue / stéréotypes linguistiques) понимаются выражения, воспроизводимые такими, какие они есть, без возможности как-либо изменить составляющие его части (Schapira 1999: 9)2. Н. Н. Кириллова подчеркивает, что стереотипы мышления закреплены за определенной языковой формой, в результате чего они автоматически становятся фразеологизмами (Кириллова 2008: 36)3.
Французские выражения, представляющие языковой материал исследования, являются речемыслительными стереотипами, характеризующиеся структурной расчлененностью, воспроизводимостью и устойчивостью употребления: а-ля карт, а-ля фуршет / à la fourchette, прет-а-порте / prêt-à-porté, à fur et à mesure, belle femme, la beauté de diable, сан пер э сан репрош, се террибль, суаре интим, ma chère / ma chérie, mille pardons, sans adieu, tout n'est pas rose dans le métier и т.д. В данной работе при определении понятия "инокультурный стереотип", отталкиваясь от дефиниции национального социокультурного стереотипа, разработанного Ю. Е. Прохоровым4, но с учетом того факта, что выявленные французские устойчивые выражения используются носителями русского языка в системе "чужого" языка, под французским стереотипом понимается единица ментально-лингвального комплекса языка-донора как представителя французской этнокультуры, реализуемая в речевом общении русского языка в виде устойчивого речевого оборота как ассоциации к ситуации общения.
Одна из задач первой главы состояла в изучении этапов освоения французских стереотипов русским языком, исходя из классификации, предложенной Л. П. Крысиным5. Практический материал показал, что французские устойчивые выражения употребляются как в исконной орфографической форме, так и графическими средствами русского языка с помощью транслитерации или транскрипции; с сопроводительными сигналами и комментариями и без приемов экспликации; в текстах разной стилистической направленности. Французские стереотипы, употребляясь вместе со стилистически маркированной лексикой, приобретают черты, характерные данному стилю: негативную и положительную коннотации. В то же время в языке-реципиенте многие стереотипы сохраняют приобретенную экспрессивную коннотацию в случаях придания яркости тексту и речи персонажа.
В результате словарного анализа иноязычных устойчивых выражений в языке-доноре и языке-реципиенте были выявлены следующие группы французских стереотипов (ФС): незарегистрированные, подлинные и ассимилированные. Незарегистрированные французские устойчивые выражения представлены стереотипами трех видов:
а) незафиксированными в русском языке (93 ФС): Еntre quatre yeux (с глазу на глаз), L'Еtat c'est moi (Государство - это я), Il faut laver son linge sale en famille (Не выносить сор из избы), Vol avec effraction (Кража со взломом), un jour (однажды), Бон аппети (Приятного аппетита), гран мерси (огромное спасибо), мерси боку (большое спасибо), фуа гра (паштет из гусиной печени) и т.д.;
б) незарегистрированными во французском языке (33 ФС): Cousinage dangereux voisinage (Родство двоюродных братьев и сестер - опасное соседство), Amitié amoureuse (дружеская любовь), Ma chère (моя дорогая), Ту кампрандр се ту пардоне / tout comprendre, tout pardonner (все понять - все простить), алярюсс (на русский манер), Мон дье! / Mon Dieu (мой Бог!), Канн он парль де солей, он вуа ле рейон (Легок на помине) и т.д.
в) нео-стеретипами (37 ФС) - это стереотипы, словарных статей которых нет в обоих языках, но их частотность и воспроизводимость в готовом виде свидетельствует о стереотипности выражения: Belle est la vie! (Жизнь прекрасна), Comme vous voulez (Как вы пожелаете), Mille compliments (тысяча комплиментов), Visa de sortie (выездная виза), Terrain à vendre (участок на продажу), Бонжур, мсье / Bonjour, Monsieur (Здравствуйте, Господин), Миль пардон, мадам (Тысяча извинений, мадам), Повр анфан / pauvre enfant (бедное дитя) и т.д.
Подлинные стереотипы представлены французскими выражениями, зафиксированными во французских и русских словарях. Подлинные стереотипы наиболее полно представлены в русском языке (147 ФС): А натюрель (au naturel - в натуральном виде), Ноблесс оближ (noblesse oblige - высокое положение обязывает), Шерше ля фам (cherchez la femme - Ищите женщину, в ней все дело), à propos (кстати), bien entendu (конечно, разумеется), enfant perdu (добровольцы, волонтеры), jusqu'au bout des ongles (до мозга костей, т.е. совершенный) и т.д.
К ассимилированному типу относятся стереотипы, которые зафиксированы в толковых словарях русского языка, в том числе в толковых словарях иноязычных слов и выражений. Словарный анализ показал, что лишь небольшая часть французских стереотипов, выявленных в русских художественных текстах, получили на современном этапе фиксацию в словарях - 18 французских лексем: Рандеву, Тет-а-тет, Форс-мажор, Шедевр, Бомонд, Ва-банк, Карт-бланш, Комильфо, Моветон, Птифур и т.д.
Завершающим разделом главы I стало объединение французских стереотипов в группы, в соответствии со структурным, семантическим и культурным аспектом. В русском языке французские устойчивые выражения представлены:
1) раздельнооформленными и цельнооформленными стереотипами. К раздельнооформленным относятся устойчивые неразвернутые словосочетания (222 ФС) и устойчивые, развернутые высказывания, образующие полное или эллиптическое предложения (96 ФС). Устойчивые неразвернутые словосочетания представлены двумя типами словосочетаний (по соединению элементов в словосочетании): а) соединение служебного слова и самостоятельного (74 ФС): простые, двучленные словосочетания: авек плезир (avec plaisir - с удовольствием, охотно), а-ля карт (à la carte - по собственному усмотрению, на выбор), ан масс (en masse - в полном составе, целиком), à l'aveugle (вслепую), еn effet (в действительности), sans façon (запросто), à propos (кстати) и сложные, многочленные entre quatre yeux (с глазу на глаз, наедине) и т.д.; б) соединение двух самостоятельных слов (148 случай): пароль донер (parole d'honneur - честное слово), belle femme (крупная, пышная женщина, женщина в теле), анфан террибль (enfant terrible - трудный ребенок, т.е. человек, ведущий себя не так как все), coup d'Etat (государственный переворот), bon vivant (человек, любящий пожить в свое удовольствие; кутила) и т.д. Устойчивые развернутые стереотипы чаще встречаются в виде целых предложений (76 ФС), типа: антр ну суа ди (entre nous soit dit - между нами будет сказано), силь ву пле (s'il vous plaît - пожалуйста), Сэ трэ жантий (c'est très gentil - это очень мило), имажине ву (imaginez-vous - представьте себе), Belle est la vie! - Жизнь прекрасна!, C'est le mot - Это как раз то слово, C'est impossible - Это невозможно и т.д., чем в виде эллиптических предложений (20 ФС): антр ну (от франц. entre nous soit dit между нами), па де проблем (il n'y a pas de problème - нет проблем, это простое дело), вотр сервитер (от франц. je suis votre serviteur - Ваш покорный слуга), à la charge! - К нападению! и т.д.
Цельнооформленные стереотипы представляют собой вариант в виде словосочетания и его инвариант в виде субстантивированного словосочетания: тетатет / тет-а-тет/ tête-à-tête (наедине, с глазу на глаз), гран-при / grand prix (высшая награда на фестивале, на конкурсе), картбланш / carte blanche (неограниченные полномочия, полная свобода действий, предоставленная к-л), шедевр / chef d'oeuvre (исключительное по своим достоинствам произведение искусства) и т.д. В русских художественных текстах был обнаружен 31 случай сращения устойчивого оборота.
2) стереотипами с прямым и переносным значением.
Большая часть употребляемых в русских художественных текстах французских устойчивых выражений используется в своем прямом значении (266 ФС), например: café complet - "Утренний завтрак, включающий в себя кофе, булочку, джем", dans la force de l'âge - "В расцвете лет", en effet - "Действительно", mise en scène - "Постановка", жаме де ма ви (jamais de ma vie - "Никогда в жизни") и т.д.
В ходе исследования было обнаружено 62 ФС с переносным значением, среди которых были выделены: а) прецедентные высказывания включают в себя цитаты и крылатые выражения (11ФС): Allons, enfants de la patriе - "Вперед, дети отечества!", Belle est la vie! - "Жизнь прекрасна!", L'Etat c'est moi - "Государство - это я", Vive lа République! - "Да, здравствует Республика!", Vive la France - Да, здравствует Франция и т.д.; б) поговорки и пословицы (25 ФС): Ле марьяж се фо дан ле сье (les mariages se font dans les cieux - браки заключаются на небесах, ле вин этире иль фо боар6 (le vin est tiré - il faut le boire - вино откупорено - следовательно, его надо пить, в значении: дело начато - следует довести эго до конца), ноблесс оближ (noblesse oblige - (высокое) положение обязывает), а ля гер ком а ля гер (à la guerre comme à la guerre - на войне как на войне), l'appétit vient en mangeant (аппетит приходит во время еды) и т.д.; в) раздельнооформленные словосочетания с переносным значением (26 ФС), такие как: bon vivant (человек, любящий пожить в свое удовольствие; кутила), анфан террибль (enfant terrible - трудный ребенок, т.е. человек, ведущий себя не так как все), belle femme (крупная, пышная женщина, женщина в теле), Enfant perdu (Волонтеры, добровольцы; Смертники), Кудефудр (coup de foudre - Любовь с первого взгляда) и т.д.
3) культурно-маркированными и культурно-немаркированными стереотипами.
В настоящем исследовании к культурно-немаркированным стереотипам относятся выражения, которые ни во французских, ни в русских словарях не содержат никаких других помет, кроме как семантического толкования. В ходе исследования был выявлен 281 культурно-немаркированный французский стереотип, используемый в русских художественных произведениях: а ля мезон (à la maison - у себя), пар мер (par mer - морем, по морю), се де ля барбари (c'est de la barbarie - это варварство), à la française - во французском духе, fait accompli - свершившийся факт, procès verbal - протокол и т.д.
Культурно-маркированные фразеологические единицы (47 ФС) были разделены на культурно-маркированные устойчивые выражения в языке-источнике выражения, но культурно-немаркированные в языке-реципиенте (42 ФС): Dessert des quatre mendiants - 1. Четыре нищенствующие ордена: якобинцы, францисканцы, августинцы и кармелиты; 2. Десерт из винных ягод, изюма, орехов и миндаля, Ноблесс оближ (noblesse oblige - высокое положение обязывает); и на культурно-маркированные стереотипы в обоих языках (малочисленная группа (5 ФС), тесно-связанная с языковой способностью персонажа): Aux armes citoyens - слова из "Марсельезы" - французского гимна, автором которого является Руже де Лиль.
Вторая глава "Функционирование французских стереотипов в интерлингвальном дискурсе" состоит из четырех параграфов. Она посвящена обоснованию и разработке понятий "интерлингвальное вкрапление" и интерлингвального дискурса.
Факт употребления французских выражений в русской художественной литературе тесно связан с понятием "переключения кода" - "code-switching7". Переключение с одного языка на другой соотносится с понятием интерлингвальности, под которым понимается механизм включения в высказывание иноязычных компонентов8 на уровне слова, словосочетания, фразы или целого абзаца. Исследование показало, что понятие интерлингвального включения является гиперонимом по отношению к устойчивым и воспроизводимым в готовом виде французским стереотипам в русском дискурсе.
Осуществленный обзор определений дискурса (Н. Д. Арутюнова, М. Л. Макаров, В. И. Карасик, Л. И. Гришаева, Л. В. Цурикова) выявил необходимость выработать дефиницию применительно к теме и предмету исследования: дискурсом как продуктом языковой личности называется совокупность речевых ситуаций, производителем которых является персонаж литературного произведения. Дискурс русского художественного произведения описывается как русский социокультурный дискурс, созданный определенным социумом и обусловленный русской культурой и историей. В рамках социокультурного дискурса в реферируемой работе выделяется интерлингвальный дискурс языковой личности, представляющий собой совокупность речевых ситуаций, производителем которых является персонаж, а номинантом - определенный текст, с включенным интерлингвальным выражением. В исследовании выявляется личностная интерпретация дискурса, предполагающая связь дискурса с личностью, которая прибегает к французским стереотипам в своей речи. В связи с этим границы интерлингвального дискурса определяются не рамками произведения и не количеством страниц, а речевой способностью того персонажа, в речи которого используется данное интерлингвальное вкрапление. Так как речемыслительная деятельность одной личности отличается от речемыслительной деятельности другой личности, пространственное содержание интерлингвального дискурса варьируется от нескольких строчек до романа.
В ходе исследования был выявлен отличительный признак русского интерлингвального дискурса: способность одновременно совмещать элементы русской картины мира с элементами, принадлежащими языковой картине французского социума.
Завершающим разделом II главы стал функциональный анализ французских стереотипов в интерлингвальном дискурсе. В работе было исследовано пять основных функций: компенсирующая, аффективная, суггестивная, самопрезентации, речевого этикета и эвфемизма.
Третья глава "Релевантность французских стереотипов в определении типа русской языковой личности" включает в себя четыре параграфа, посвященных изучению языковой личности персонажей художественных произведений, их языковой способности, структурному и мотивационному анализу типов русской языковой личности, использующих в своей речи французские стереотипы.
В реферируемом исследовании, вслед за Ю. Н. Карауловым, под языковой личностью понимается личность, выраженная в языке (текстах) и через язык, реконструированная в основных своих чертах на базе языковых средств9. Исходя из особенностей использования французских стереотипов, выделяются три типа русской языковой личности: билингв, автодидакт и невежда. В основу анализа трех типов языковой личности положена теория, предложенная Ю. Н. Карауловым, и тесно-связанная с ней теория языковой способности А. М. Шахнаровичем10.
В связи с тем, что тема исследования обращена к языковой личности, речемыслительная деятельность которой не обходится без устойчивых интерлингвальных вкраплений, были изучены структуры ее языка и языковая способность. Языковая способность личности, употребляющей французские стереотипы, отражается использованием иноязычных элементов, обладающих определенными функциями, содержащихся в определенном порядке в языковом сознании человека и выбранных в соответствии с определенными законами и правилами. Анализ лексикона персонажей показал употребление французских стереотипов с фонетическими ошибками: были обнаружены 54 фонетических ошибки: бомон вместо бомонд, вотро санте вместо вотр санте, кель сетуасьен вместо кель ситуасьон, компране ву вместо компрене ву, ле пувр вместо ле повр и т.д. В ходе морфологического и синтаксического анализа французских стереотипов было выявлено 41 отклонение от оригинальных французских выражений, а именно: а) нарушение грамматической валентности: ошибки в согласовании: cavalier servente вместо cavalier servent, Оn revient toujours à sa première amourе вместо Оn revient toujours à ses premières amours; б) морфологические изменения: аляфуршетов от à la fourchette - сращение стереотипа, приобретение множественного числа и склонение в соответствии с правилами русского языка; в) усечение стереотипа: бонн нюит11 от Je vous souhaite une bonne nuit, вотр сервитер12 от je suis votre serviteur; г) расширение стереотипа: Рour se faire valoir от se faire valoir путем добавления предлога "Рour", Се пенибль, ме селя фе дюбьен от cela fait du bien через добавление безличного оборота "c'est pénible, mais..."; интерференция родного языка: Боку мерси вместо merci beaucoup и т.д. Исследование семантикона персонажей также выявило факты употребления французских стереотипов без понимания их смысла. Это особо свойственно невеждам, данный тип языковой личности примерно понимает, в какой ситуации можно применить тот или иной стереотип, однако в речи невежды значение высказывания в языке-доноре не всегда совпадает со значением в языке-реципиенте. Автодидакты, прибегая к французским стереотипам, не владеют нюансами употребления французских выражений. Считая, что пословного перевода достаточно, данный тип языковой личности часто нарушает семантическую валентность. В речи билингва ошибок в понимании французских стереотипов не было обнаружено, наоборот, высокая языковая способность позволяет билингвальному типу языковой личности модифицировать французский стереотип, не меняя при этом его значения
Причины употребления французских стереотипов также подчеркивают различия между типами языковой личности. Такие причины как лакунарность русского языка, необходимость в кратком и емком выражении, ситуативные параметры места и времени общения характерны билингвам. Автодидакты прибегают к инокультурным стереотипам в связи с лакунарностью их индивидуального языка, признанным престижем французского языка и желанием обладать высоким социальным статусом в определенной социальной группе. Невежды употребляют французские стереотипы по социальным и социально-психологическим причинам.
В заключении подводятся итоги исследования:
1. Все иноязычные включения, обладающие словарными статьями во фразеологических словарях или обозначенных как устойчивое выражение (locution figée) во французских толковых словарях, являются стереотипными оборотами французского языка, а при их использовании русскоязычными субъектами в русском интерлингвальном дискурсе - французскими стереотипами, ассоциирующимися с французской культурой, народом и языком.
2. Наличие интерлингвальных включений в художественных произведениях свидетельствует о проникновении "чужой" картины мира в русскую. Знания, опыт, восприятие мира, культурно-значимые сведения французского этноса с помощью французских языковых стереотипов передаются русскому этносу и отображаются в интерлингвальном дискурсе. Интерлингвальный дискурс языковой личности представляет собой совокупность речевых ситуаций, производителем которых является персонаж литературного произведения, номинантом - определенный текст с включенным интерлингвальным выражением, а отличительным признаком от других типов дискурса - культурная маркированность не только своей культурой, но и чужой.
3. Анализ употребления французских стереотипов позволяет выделить два личностных конструкта языковой личности: "родной-иностранный", "образованный-необразованный". Частым мотивом использования стереотипа в речи языковой личности становится желание казаться образованнее, начитаннее. В то же время использование иноязычного устойчивого оборота в речи языковой личности не свидетельствует о вхождении данного стереотипа в систему русского языка. При использовании французского стереотипа без его понимания и "чувствования", он остается "чужим", иностранным.
4. Выявленные в ходе исследования ошибки и отклонения в употреблении французских стереотипов русскоязычными персонажами свидетельствуют о существовании нескольких типов языковой личности, прибегающих к устойчивым иноязычным выражениям. Так, отсутствие ошибок на разных структурных уровнях языка отражает высокую языковую способность персонажа. Один тип русской языковой личности, употребляющий французские стереотипы, с высокой языковой компетенцией - это билингвальная языковая личность. Поскольку в билингвальном сознании взаимодействуют и функционируют две языковые системы, билингв не испытывает затруднения при переходе с одного языка на другой и не нарушает лексических, грамматических и семантических валентностей даже при изменении формы иноязычных высказываний. Помимо билингвальной языковой личности, чей уровень владения "чужим" языком соответствует уровню владения родным языком, французские стереотипы часто встречаются в речи монолингвальной языковой личности. 5. Два типа монолингвов - автодидакт и невежда - в работе были разграничены. Автодидакт - это языковая личность, окказионально прибегающая к французским стереотипам, но не владеющая их прагматической функцией, что подтверждается фонетическими, лексическими, грамматическими и иногда семантическими ошибками. Использование французских стереотипов данным типом личности не служит коммуникативной интенции - быть понятым собеседником, а преследует свою задачу - произвести впечатление, воздействовать на слушающего. Невежда представляет собой монолингвальную языковую личность в рамках двух кодовых языков (французским и русским), которая по соображениям подражания вставляет в свою речь французские штампы с искажением формы, звучания и нарушением ситуативного согласования. Отсутствие знания французского языка невежды подтверждается неуместностью использования стереотипов, ошибочной передачей и непониманием значения стереотипа.
6. Французские устойчивые выражения, использованные носителями русского языка, входят в высший уровень структуры языка - в прагматикон русской языковой личности. Частое обращение персонажей к французским стереотипам позволяет выделить их как доминантные компоненты речи. Однако в каждом типе русской языковой личности французские стереотипы доминируют по различным мотивациям. Для билингва характерными являются следующие причины: точность французской фразеологической единицы по сравнению с русским аналогом, лакунарность русского языка, условия ситуации общения. Автодидакту свойственны такие причины, как престиж французского языка и желание говорящего обладать высоким социальным статусом в определенной социальной группе. Невежда чаще всего руководствуется социально-психологическими причинами, т.е. желанием выставить себя в более выгодном свете и подняться в глазах собеседника.
7. Функциональный анализ выявил, что в речи билингвальной личности французские стереотипы чаще всего выступают в компенсирующей функции. Компетентной в двух языках личности проще использовать французский стереотип, чем тратить время на поиски подходящего эквивалента в русском языке. Также билингвальная личность употребляет стереотипы в функции речевого этикета и эвфемизма, и для привлечения внимания слушателей, т.е. в суггестивной функции. В речи автодидакта стереотипы выполняют все функции, выявленные в ходе исследования. Особо характерными для стереотипов в речи автодидактов, являются функция самопрезентации и аффективная функция. Третьему типу русской языковой личности, употребляющей французские стереотипы - невежде - свойственно употребление французских стереотипов в функциях самопрезентации, аффективной, суггестивной и компенсирующей.
Французские стереотипы, реализуясь в языке, соотносятся с ментальными стереотипами в сознании носителя русского языка. Восприятие русскими Франции, французской культуры, французского языка сохраняет ореол красоты, романтики и престижности, что находит свое отражение в использовании французского языка на протяжении уже 3-х веков.
III. ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
1. Кучминская Н.Р. К вопросу о проникновении французского когнитивного сознания в русское (на примере использования французских стереотипов) // Вестник Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина. Серия Филология. - 2010. - №1. - Т. 5. - С. 164-174. - 0,7 п. л.
2. Кучминская Н.Р. К вопросу о взаимодействии французских стереотипов и языковой картины мира // Вестник Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина. Серия Филология. - 2009. - №4. - Т. 2. - С. 205-215. - 0,7 п. л.
3. Кучминская Н.Р. Французские фразеологические стереотипы в свете теории речевых актов // Актуальные проблемы теории и методологии науки о языке: международ. научн.-практич.конф. 24-25 мая 2008г. - СПб.: ЛГУ им. А. С. Пушкина, 2008. - С. 83-87. - 0,25 п. л.
4. Кучминская Н.Р. Репрезентация когнитивного пространства французских фразеологических стереотипов в речевой функции интерлингвальных вкраплений // Фразеология и когнитивистика: материалы 1-й междунар. научн. конф. (Белгород, 4-6 мая 2008 года). - Белгород: Изд-во БелГУ, 2008. - Т.2. Идиоматика и когнитивная лингвокультурология. - С. 194-198. - 0,19 п. л.
5. Кучминская Н.Р. Стереотипы французского этикета в русском социокультурном дискурсе // Идиоэтническая фразеология: сб. науч. статей. - СПб: Изд-во Рос. пед. ун-та им. А.И. Герцена, 2007. - С. 36-39. - 0,25 п. л.
6. Кучминская Н.Р. Иноязычные вкрапления в русском художественном тексте как явление межкультурной коммуникации // Актуальные проблемы теории и методологии науки о языке: всерос. науч-практич.конф. 17-18 мая 2007 г. - СПб: Изд-во ЛГУ им. А. С. Пушкина, 2007. - С. 70-73. - 0,25 п. л.
7. Кучминская Н.Р. Фразеологические стереотипы в свете теории языковой личности // Актуальные проблемы теории и методологии науки о языке: сб. научн. трудов. - СПб: Изд-во ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2006. - С. 117-120. - 0,25 п. л.
1 Lippman W. Public Opinion, N.Y.: Harcourt Brace, 1993, - 422p.
2 Schapira Charlotte. Les stéréotypes en français. Proverbe et autres formules. P.:Orhrys, 1999 - 172p.
3 Кириллова Н.Н., Афанасьева А.Л. Практическое пособие по лингвокультурологии: французский язык. - СПб.: Изд-во СПбГУП, 2008. - 212с. 4 Прохоров Ю. Е. Национальные социокультурные стереотипы речевого общения и их роль в обучении русскому языку иностранцев. М.: УРСС, 2003. - 224с. 5 Крысин Л.П. Русское слово: свое и чужое: Исследование по современному русскому языку и социолингвистике, М., 2004. - 888с.
6 Выражение представлено с ошибкой автора произведения
7 Savié J. Code-switching: Theoretical and Methodological Issues. Beograd, 1996
8 Воробьева, Ю. С. Интерлингвальность как механизм формирования скрытых смыслов (на материале художественных англоязычных текстов). Автореф. дис. ... канд. фил. наук: 10.02.04 / Юлия Сергеевна Воробьева; С.-Петерб. гос. ун-т. - СПб, 2007. - 17с. 9 Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. Изд.6-е. - М., ЛКИ, 2007. - С. 38.
10 Шахнарович, А. М. К проблеме языковой способности (механизма) // Человеческий фактор в языке: язык и порождение речи. - М.: Наука, 1991. - С.185-220.
11 (франц. bonne nuit)
12 (франц. votre serviteur)
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
Документ
Категория
Филологические науки
Просмотров
171
Размер файла
170 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа