close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Русские пословицы с названиями животных в лингвокультурологическом аспекте

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Аль-Бдер Аднан Хабиб Лафта Шифр научной специальности: 10.02.01 - русский язык Шифр диссертационного совета: Д 212.038.07 Название организации: Воронежский государственный университет Адрес организации: 394006, г.Воронеж, Университет
На правах рукописи
Аль-Бдер Аднан Хабиб Лафта
Русские пословицы с названиями животных в
лингвокультурологическом аспекте
Специальность 10.02.01 – русский язык
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата филологических наук
Воронеж
2012
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего
профессионального образования «Воронежский государственный университет»
Научный руководитель
доктор филологических наук, доцент
Кольцова Людмила Михайловна
Официальные оппоненты: -доктор филологических наук, профессор,
заведующая
кафедрой
русского
языка,
современной русской и зарубежной литературы
Загоровская
Ольга
Владимировна
(Воронежский государственный педагогический
университет)
-кандидат филологических наук, доцент кафедры
гуманитарных наук и искусств Назарова Ирина
Владимировна (Воронежский государственный
университет)
Ведущая организация:
-ГОУ ВПО «Воронежский
архитектурно-строительный
университет»
государственный
государственный
Защита состоится «5» апреля 2012 г. в 13.30 на заседании
диссертационного совета Д.212.038.07 в Воронежском государственном
университете по адресу: 394006, г. Воронеж, пл. Ленина, 10, филологический
факультет, ауд. 85.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Воронежского
государственного университета.
Автореферат разослан «…» марта 2012 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Н.М. Вахтель
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Диссертационное исследование представляет собой комплексное описание
и анализ функционирующих в русском языке пословиц с названиями животных
в лингвокультурологическом аспекте.
Национально-культурная специфика русских пословиц, включающих
названия животных, во всем их многообразии обнаруживается при их
системном изучении. Как в прошлом, так и сегодня они широко употребляются
в повседневной жизни всеми слоями русского населения, проживающего в
разных регионах России, хотя в отдельных районах бытуют местные варианты
оригинальных пословиц, очень близкие друг к другу по форме и содержанию.
Существует также и целый ряд пословиц, имеющих единую форму
употребления для всех уголков России. Такие пословицы напоминают об
общности исторических и культурных корней русского народа. Немалое
значение в преподавании русского языка как иностранного (например, в
арабской аудитории) имеет ознакомление учащихся с национально-культурной
спецификой тех русских пословиц, которые характерны для русского народа и
используются им в повседневной разговорно-обиходной речи, а также
занимают определенное место в книжной и особенно - публицистической речи.
Актуальность исследования определяется тем, что русские пословицы,
включающие названия животных, недостаточно изучены и описаны в целом как
особый фрагмент языковой реальности, и, в частности, не выявлены
особенности их функционирования в реальной речевой практике. Среди
устойчивых единиц русского языка, обладающих национально-культурной
спецификой значения (таких, как фразеологизмы, поговорки, крылатые
выражения, афоризмы и т.д.), они занимают особое место, определяемое их
большой коммуникативной и информативной значимостью в различных
функционально-речевых стилях русского языка. Поэтому в условиях
межкультурного диалога их исследование с позиции лингвокультурологии
чрезвычайно важно для более глубокого и адекватного понимания
национально-культурного своеобразия языка.
Объектом исследования в данной работе являются русские пословицы,
включающие названия животных.
Предметом исследования является национально-культурное своеобразие
русских пословиц с названиями
животных, а также особенности их
функционирования в различных контекстах.
Целью работы является комплексное описание русских пословиц,
включающих названия животных, определение их значения, национальнокультурного своеобразия на фоне близких по смыслу языковых единиц
арабского языка.
Для достижения этой цели были намечены следующие задачи:
1. Определить основные теоретические подходы к исследуемому
материалу, соответствующие современному уровню лингвистического
описания и анализа данных языковых единиц.
3
2. Выявить корпус русских пословиц, включающих названия животных, и
близких к ним по смыслу пословиц в арабском языке и представить его
системное описание.
3. Исследовать пословицы с названиями животных в современном русском
языке с точки зрения их функционирования в текстах различной
стилистической и жанровой принадлежности.
4. Установить национально-культурное своеобразие русских пословиц,
включающих названия животных, и определить место и роль этого фрагмента в
русской языковой картине мира.
Материалом данного исследования послужили:
- сборники пословиц русского народа (в частности, «Пословицы русского
народа» В.И.Даля, «Большой словарь русских пословиц» В.М.Мокиенко,
Т.Г.Никитиной и Е.К.Николаевой, «Словарь русских пословиц и поговорок»
В.П.Жукова, «Большой фразеологический словарь русского языка» под ред.
В.Н.Телия и др.)
- сборники пословиц арабского народа (например, «Арабские народные
пословицы и поговорки» под ред. П.П. Петрова, «Народные пословицы в
городе Аль-Басра» под ред. Або-Латиф Эль-Дильши, «Сборник пословиц ЭльАсмаи» под ред. Мохамед Джабар Эль-Маэпед и пр.),
- толковые и этимологические словари русского языка,
- толковые словари арабского языка,
- а также тексты, представленные в Национальном корпусе русского языка,
фундаментальных электронных библиотеках и поисковых системах («Яндекс»,
«Google», «Mail» и др.).
Цель и задачи работы обусловили выбор методов исследования. В
качестве основных использовались описательный и сравнительносопоставительный методы, а также методы семантического и контекстуального
анализа, метод лексикографического описания.
Методологической и методической основой исследования послужили
труды видных исследователей русского языка: В.Л. Булаховского, Ф.И.
Буслаева, В.И. Даля, А.А. Потебни, а также работы известных современных
лингвистов-теоретиков: Е.М. Верещагина, А.И. Ефимова, В.Н. Жукова, А.А.
Зализняка, М.М. Копыленко, В.Г. Костомарова; Н.М. Лебедевой, В.М.
Мокиенко, С.И. Ожегова, Н.И. Осмоновой, Г.Л. Пермякова, З.Д. Поповой, В.П.
Руднева, В.Н. Телия, В.П. Фелицыной и многих других. При этом следует
подчеркнуть тот факт, что пословицы, включающие названия животных, еще не
были предметом монографического изучения.
Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно
вносит определенный вклад в развитие современной паремиологии с точки
зрения разработки общих теоретических положений (определение границ
понятия пословица в результате сравнительной характеристики подходов к его
изучению), классификации соответствующего корпуса пословиц и описания их
функционирования.
4
Научно-практическая значимость диссертации состоит в комплексном
анализе пословиц с названиями животных, заключающегося:
- в выявлении особенностей репрезентации языкового образа животных;
- в лингвокультурологической интерпретации пословиц;
- в разработке классификации пословиц по функциям в тексте.
Научная новизна диссертации заключается:
1) в наиболее полном изучении пословиц с названиями животных в
лингвокультурологическом аспекте, которое включает национально-культурное
своеобразие семантики названий животных, тематическую группировку
пословиц, рассмотрение безэквивалентной (в соотношении с арабским языком)
лексики в русских пословицах с названиями животных, способы репрезентации
языкового образа животных и т.д.;
2) в сопоставлении русских и арабских пословиц с названиями животных в
целях выявления национально-культурного своеобразия изучаемых пословиц;
3) в наиболее широком на данный момент охвате контекстов, содержащих
пословицы с названиями животных, извлеченных из Национального корпуса
русского языка и других интернет-ресурсов (фундаментальных электронных
библиотек, поисковых систем «Яндекс», «Google», «Mail» и др.).
На защиту выносятся следующие положения:
1. Русские пословицы с названиями животных представляют ценный
источник лингвокультурологического материала, что проявляется в
разностилевых контекстах (особенно в публицистических текстах, в текстах
научно-популярного подстиля, в текстах разговорного стиля).
2. Пословицы с названиями животных в лаконичной форме раскрывают
представление русского человека о том или ином животном, сакральные
представления язычества и раннего христианства, продолжают фольклорные
традиции, а также ассоциируют человека с тем или иным животным, исходя из
особенностей характера человека и поведения животного. Следовательно, такие
пословицы – важная часть русской национальной картины мира.
3. Русские пословицы с названиями животных, по сути, уникальны, что
прослеживается при сравнительном анализе русских и арабских пословиц, где
обнаруживается сравнительно немного совпадений. Кроме того, русские
пословицы богаты безэквивалентной лексикой, которая требует разъяснений в
иностранной аудитории.
4. Русские пословицы с названиями животных могут выступать в качестве
разного рода текстообразующих элементов (в качестве заголовка, эпиграфа и в
других сильных позициях).
Апробация работы. Основные теоретические положения диссертации,
фрагменты её содержания получили апробацию на научных сессиях
филологического факультета ВГУ (2008-2011 гг.), а также на следующих
международных научных конференциях: «Жизнь традиции в диалоге времен:
материалы научно-практической конференции молодых ученых по
гуманитарным наукам» (Елец, 2009), «Грамматика III тысячелетия в контексте
5
современного научного знания: XXVIII Распоповские чтения» (Воронеж, 2010),
«Русский язык в диалоге культур» (Воронеж, 2010) и «Язык, культура,
менталитет, проблемы изучения в иностранной аудитории: X международная
научно-практическая конференция» (Санкт-Петербург, 2011).
Структура работы. Диссертационное сочинение состоит из Введения,
трех глав, Заключения, Списка использованной литературы и трех
Приложений. Одно из Приложений впоследствии предполагается расширить до
размера словаря, содержащего пословицы с названиями животных, который
будет полезен для более глубокого и детального изучения русского языка как
русскими, так и иностранными учащимися.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении определяется актуальность исследования, его предмет,
объект и методы, описываются источники и материал, ставятся цели и задачи,
указывается теоретическая и практическая значимость работы, формулируются
основные положения, выносимые на защиту.
В первой главе «Пословицы как отражение национально-культурного
своеобразия языковой картины мира» рассматривается понятие «пословица» и
разные подходы исследователей к изучению этого языкового явления, к
определению места и роли паремиологических исследований в
лингвистической науке.
В первом параграфе излагаются принципы описания и квалификации
пословиц в современной лингвистике. Так, здесь рассматривается такой вопрос,
как включение пословиц в состав фразеологических единиц. В нашем
диссертационном исследовании разделяется точка зрения В.П. Жукова, которая
заключается в выборе широкого подхода к определению устойчивых
выражений, и полагается, что пословично-поговорочный фонд наряду с
крылатыми словами и афоризмами входит в систему фразеологии русского
языка, так как его составляющие, как и фразеологизмы, обладают признаками
устойчивости и воспроизводимости.
Также в данном параграфе исследуется вопрос о соотношении понятий
«пословица» и «поговорка», «пословица» и «афоризм», «пословицы» и
«крылатые слова», в процессе решения которого ученые приходят к
относительному единству мнений.
Кроме того, в параграфе рассматриваются взгляды на национальнокультурную семантику пословиц, дается определение понятия «национальная
картина мира» и «языковая картина мира», и в связи с ними выявляется
специфика лингвокультурологического подхода к языковым единицам.
Изучение указанных вопросов и выбор исходных положений повлияли на
отбор и характеристику исследуемого нами материала.
Во втором параграфе «Смысловая дифференциация русских пословиц с
названиями животных и ее национально-культурное своеобразие»
рассматриваются пословицы, которые употребляются в прямом или
переносном смысле.
6
Буквальный, прототипический, смысл пословиц дает представление о
животном мире, окружающем поселян, о взаимоотношениях внутри этого мира
и связи с человеком и обществом. Так, ряд пословиц На Руси не только караси,
есть и ерши; На то и щука в море, чтобы карась не дремал называет
конкретные виды рыб, которые водятся в реках России. Из пословиц Медведь
еще в лове, а ты медведя продаешь; От волка бежал, да на медведя напал
современный человек получает представление о том, что еще сравнительно
недавно в лесу часто можно было встретить и волка, и медведя. А из пословицы
Как волка ни корми, все в лес смотрит становится ясно, что в прошлом жители
России неоднократно пытались приручить волка, но эти попытки оказались
безрезультатными.
Переносный смысл пословиц обычно отражает национальный менталитет,
духовную
атмосферу
меняющейся
российской
действительности.
Прототипическая ситуация, соответствующая буквальному смыслу пословицы,
закрепляется
в виде определенного
содержания,
которое
затем
переосмысляется, то есть формулируется образ пословицы на основе
первичных значений слов в названной ситуации. Именно эти первичные
значения слов оставляют в образе пословиц свое значение – так возникает
переносный смысл пословицы, который содержит культурную информацию, но
уже другого характера. В пословицах утверждается, например, что в России
наряду с пассивными, кроткими, законопослушными жителями (карасями),
есть и свободомыслящие граждане (ерши), которых трудно удержать на месте:
они, как ерши, ершистые и как волки, что в лес смотрят, свободолюбивые.
Важно отметить, что пословиц, реализующих только одно значение,
употребляющихся в одном смысле, очень немного, однако это не дает повод
ученым оставлять их за рамками исследования.
Третий параграф «Тематические группы пословиц, содержащих названия
животных» посвящен классификации пословиц с названиями животных,
которая основывается на группировке пословиц, данной в соответствующих
сборниках XIX-XX вв.
Так, русские пословицы с названиями животных могут быть объединены в
определенные группы по тематическому принципу в зависимости от того,
какие стороны материальной и духовной жизни в них отражены.
В ходе исследования мы установили, что составители большинства
сборников пословиц и поговорок, например, В.Н. Татищев, И. Снегирев, Н.А.
Добролюбов и другие, основываются на двух важнейших принципах подачи
материала: алфавитном и тематическом. Кроме того, возможен еще временной
принцип (например, по нему составлен сборник «Избранные пословицы и
поговорки русского народа» под ред. А.А. Прокофьева). Каждый из этих
принципов по-своему значим и удобен.
В нашем исследовании представлена тематическая классификация
пословиц с названиями животных. Здесь выделяется ряд тематических
разделов, которые разбиваются на группы: например, раздел «Народ против
7
угнетателей» состоит из следующих групп: «Господа, богачи, купцы» (Ныне
дворянин около казны, что муха у патоки, – боек), «Чиновники, судьи» (Перо
страшно не у гусака, а у дьяка) и т.д.
В разделе «Народ против угнетателей» прослеживается такая тенденция:
угнетатели представлены в виде хищных животных или рыб (например, волка,
медведя, кошки, щуки) или назойливых насекомых (мухи), а бедняки и рабочий
люд представлены в качестве нехищных рыб (например, ерша) или домашних
животных (коня, лошади, кобылы, собаки), при этом часто беззащитных
(например, овцы, коровы, теленка). В этом же разделе отмечено, что и мелкие
животные могут постоять за себя (И то бывает, что волка овца съедает; Ежу
для того щетина дана, чтоб собаки не кусали). Также имеются примеры
пословиц, где названия животных не ассоциируются с образом человека: В поле
и жук мясо (здесь жук скорее сопоставляется с едой); Перо страшно не у
гусака, а у дьяка (в данном случае просто имеется в виду перо птицы, а не сама
птица как сравнение с человеком или качеством его характера). Наиболее
частотными в пословицах являются такие наименования животных, как волк,
лошадь и овца, что обусловлено не только важными функциями этих животных
в хозяйстве, но и значимой ролью этих образов как в фольклоре, так и в
художественной литературе.
Арабские пословицы с названиями и без названий животных могут быть
распределены по тем же тематическим разделам, что и русские пословицы.
В первом тематическом разделе «Народ против угнетателей» отмечается
немало арабских пословиц, близких по смыслу русским. Так, русской
пословице Птичке ветка дороже золотой клетки близка арабская пословица
Лучше быть собакой на свободе, чем львом в клетке (
‫ا‬
‫ان ن آ‬
‫ا‬
‫) ا‬.
В тематической группе «Господа, богачи, купцы» русской пословице
Кошки грызутся – мышам приволье близка по смыслу и лексическому
наполнению арабская пословица Отсутствует кошка - гуляет мышка ( ‫أذا ب‬
‫ر‬
‫ا‬
‫ )ا‬и близка только по смыслу арабская пословица Беды одних
приносит радость другим ( ‫م ا‬
‫م‬
). Русской пословице Рак силен
клешней, а богатый мошной близки по смыслу и по тематике следующие
арабские пословицы:
- За деньги получишь и дочь султана - ‫ن‬
‫ا‬
‫; ل‬
- Растет богатство – растет число друзей - ‫ء‬
‫دا‬
‫; ا ا وة‬
Русским пословицам, отражающим долю бедняка: Худо овцам, коли волк в
пастухах; Овце с волком плохо жить – близки по смыслу арабские пословицы:
- Бедняк трудится, а богатый сосет его кровь (бедняк трудится, а богатый
получает выгоду) - ‫د‬
‫ا‬
‫; حا‬
- Как верблюд: носит золото на горбу, а питается шипами ‫ا‬
‫ك‬
‫;ذه و آ‬
- Бедняка даже на верблюде собака кусает ‫وا‬
‫ا‬
‫;ا‬
- Слово бедняка никто не слышит ‫;آ ا‬
8
- Бедняк без терпения что светильник без масла - ‫ح‬
‫آ‬
‫ون ا‬
‫ا‬
‫; ون ز‬
Таким образом, языковой материал показал, что в первом тематическом
разделе среди полных соответствий русских и арабских пословиц можно
выделить пословицы, противопоставленные по принципу: богатство –
бедность, где богача символизирует кошка, а бедняка – мышь. Сходной
характеристикой обладает параллель лошадь – верблюд, осел, так как в
арабских странах основным тягловым животным является верблюд. Лексема
такого животного, как волк, в разделе не обнаруживается в принципе.
Возможно, это связано с тем, что волки не представляли такую опасность для
скота в арабских странах, как это было на Руси.
Во втором тематическом разделе «Народные идеалы» отмечено не
меньшее число пословиц с названиями животных. В нем также имеются
арабские пословицы, близкие по смыслу русским, но, будучи в той или иной
степени близкими к русским пословицам по переносному смыслу, многие из
них отличаются от русских прототипическим, буквальным значением. Так,
русским пословицам о товариществе, братстве, дружбе: Одна пчела не много
меду натаскает; Согласному стаду волк не страшен; Ворон ворону глаз не
выклюет, а хотя выклюет – не вытащит – близки по смыслу арабские
пословицы, включающие и не включающие названия животных:
- Одна рука не хлопает ‫; وا‬
- Одним пальцем лица не закроешь ‫ا‬
‫وا‬
;
- Собака не кусает уши своего брата - ‫إذن ا‬
‫;ا‬
- Кошка своих котят не съест - ‫او ده‬
‫ آ ا‬.
В третьем тематическом разделе «Людские пороки» нами представлены
русские пословицы с названиями животных, близкие по смыслу некоторым
арабским. Так, русским пословицам, которые отражают глупость: Дурака
пошли по ложку, а он тащит кошку; Осла узнать по ушам, медведя по когтям,
дурака по речам – близки арабские, включающие и не включающие названия
животных:
- Он глупее того, кто держит воду руками и бодает землю щеками ‫أ‬
‫ا رض‬
‫و‬
‫ا ء‬
;
- Думали о змее, а забыли про скорпиона ‫وا ب‬
‫با‬
‫ا ل‬.
И у русских, и у арабов есть пословицы, которые говорят о лени,
нерадивости в труде, дурном отношении к делу. Так, русской пословице
Лакома кошка до рыбки, да в воду лезть не хочется близка по смыслу
арабская: Как верблюд хромает от своих ушей (верблюду уши не могут мешать
работать, даже если они болят, поэтому так говорят о человеке, который ничего
не делает, но ссылается на нестоящую причину) - ‫ج اذا‬
‫ا‬.
Русской пословице Без труда не выловишь и рыбку из пруда близки
арабские:
- Надежда без действия что дерево без плодов ‫ة‬
‫آ‬
‫;أ‬
9
- Ленивый человек как бык: не дает ни молока, ни шерсти - ‫ا ر‬
‫ن‬
‫ا‬
‫ف‬
‫و‬
;
- Прожорлива, как червь, а работает, как калека ‫ا ودة و‬
‫آ‬
‫ل‬
‫ا‬.
В третьем тематическом разделе «Людские пороки», как показал материал,
оказались близки русским арабские пословицы, содержащие, как правило,
названия следующих животных: кошка, собака, верблюд, воробей и др.
Пословицы, обозначающие глупость, в качестве сравнений используют
наименования животных, но здесь чаще всего качества животного не
сравниваются с качествами человека, а используются как объект сравнения.
Напрямую глупый человек в арабских пословицах, в отличие от русских, с
животным не сравнивается. Прямо противоположной является ситуация в
группе о лени, где человек в пословицах сравнивается с ленивой кошкой, а
также с орлом, быком и верблюдом; в них лексема верблюд наиболее типична
для языков стран Востока. Вместо лексемы верблюд в русских пословицах
могут выступать лексемы лошадь или корова.
Анализ русских пословиц в составе выделенных тематических разделов и
групп показал, что указанные пословицы отражают разные сферы жизни
русских людей. Проведенный анализ расширяет характеристику русских
пословиц с названиями животных как носителей страноведческой информации.
Сопоставление же их с близкими по смыслу арабскими пословицами дает
возможность увидеть своеобразие русских пословиц на фоне арабских. Далеко
не все арабские пословицы, близкие по смыслу русским, включают в свой
состав названия животных, т.е. многие русские пословицы отличаются от
арабских своими прототипами и стилистическими коннотациями.
Несколько отличается и состав названий животных в арабских пословицах,
близких по смыслу русским. В них чаще используются слова верблюд, лев,
змея, а также шакал, волк, совсем редко – свинья, медведь. Не отмечены
пословицы с названиями птицы журавль, животных соболь, ерш, карась, щука,
поэтому, на наш взгляд, именно эти пословицы требуют более развёрнутого и
подробного комментария при изучении и в практике перевода.
В четвертом параграфе «Безэквивалентная и неполноэквивалентная
лексика, отражающая национально-культурное своеобразие пословиц с
названиями животных» рассматриваются наиболее сложные аспекты
понимания русских пословиц, которые могут встретиться в текстах студентаминостранцам и преподавателям-русистам при изучении и преподавании
русского языка как иностранного.
Безэквивалентные и фоновые слова русского языка, как отмечают Е.М.
Верещагин и В.Г. Костомаров, тем «отличаются от соответствующих
иноязычных слов, что отражают специфику национальной культуры русского
народа. Следовательно, они являются хранителями национально-культурной
семантики» [Верещагин, Костомаров, 1990, с. 45].
10
Безэквивалентная лексика в пословицах с названиями животных придает
пословицам национально-культурное своеобразие.
Так, безэквивалентными в пословицах являются историзмы. Например,
дьяк: 1) до 14 в. – княжеский писец; 2) в 14-17 вв. – должностное лицо,
занимавшее ответственные посты в государственных учреждениях; 3) то же,
что дьячок (низший церковный служитель) [Словарь русского языка под ред.
Евгеньевой, Т.1, с. 460] (ср.: Перо страшно не у гусака, а у дьяка).
Историзм мошна – мешок для хранения денег (ср.: Рак силен клешней, а
богатый – мошной).
Безэквивалентными являются обозначения и современных русских реалий:
например, рубль – российская денежная единица (ср.: За морем и телушка –
полушка, да рубль перевоз).
Помимо историзмов Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров выделяют
безэквивалентную лексику традиционного русского быта. К примеру: щи –
горячее блюдо национальной русской кухни из капусты, картофеля и т.д. (ср.:
Дичь во щах – да все тараканы).
Безэквивалентны и слова, встречающиеся в фольклоре или народной
поэзии (типа красна девица): Красна птица перьем, а человек ученьем.
Кроме того, особенности национальной русской культуры отражают
уменьшительно-ласкательные суффиксы – деминутивы, которые являются
типичной чертой русского фольклора, а также стилизованной под фольклор
художественной литературы. Еще более ста лет назад П. Хохряков, автор книги
«Язык и психология», связывал данные реляционные единицы русского языка
(как и в целом особенности русского словообразования) с отражением
национальных черт русского народа [Верещагин, Костомаров, 1990, с. 152].
В русских пословицах с названиями животных широко используются
деминутивы: На чужой сторонушке рад своей воронушке; Белку ловить –
ножки отбить; Искать кобылку – топтать ковылку.
В арабских же пословицах, близких по смыслу русским, не отмечено
примеров использования собственных имен и деминутивов, что тоже по-своему
отражает их национально-культурное своеобразие.
Вторая глава «Пословицы с названиями животных в русской
национальной
картине
мира» посвящена определению места и роли
исследуемого материала в русском языковом пространстве.
Первый параграф «Пословицы с названиями животных как предмет
лингвистического исследования» рассматривает понятие языковая картина
мира, неотъемлемой частью которой являются пословицы и названия животных
как таковые.
В современной лингвистике закрепилось понимание языковой картины
мира как результата взаимодействия системы ценностей человека с его
жизненными целями, мотивами поведения, установками.
Языковая картина мира формирует тип отношения человека к миру
(природе, животных, самому себе как элементу мира).
11
То, что пословицы «наиболее наглядно отражают национальную картину
мира» [Басова, 2003, с. 9], «хранят в себе знания о мире и о человеке в этом
мире, позволяет ученым говорить о пословичном представлении о мире»
[Чернощекова, 2009, с. 81].
Названия
животных,
представленные
в
русских
пословицах,
символизируют те или иные качества человека. «При использовании названий
животных для характеристики человека, - пишет В.М. Мокиенко в книге «В
глубь поговорки», - люди скорее склонны отмечать отрицательные черты
больше, чем положительные» [Мокиенко, 2005, с. 112]. Однако представление
об этих чертах у каждого народа своё: «названия животных в разных языках
вмещают разные качества. Это свидетельствует об индивидуальности
образного мышления конкретного народа, что являет собой сложный
ассоциативно-психологический процесс, а также о различиях в ценностной
картине мира различных этносов» [Куражова, 2007, с. 3]. Поэтому важнейшей
задачей для лингвистической науки является исследование семантики и
функций наименований животных, прослеживание роли, которую в русской
языковой картине мира играют языковые образы животных, представленные в
русских пословицах.
Второй параграф «Языковой образ животных в пословицах и его
репрезентация» посвящен раскрытию славянских языческих и христианских
представлений о животных, образов животных в разных жанрах русского
фольклора с репрезентацией наименований животных в пословицах. Здесь
выясняется, какие черты животных отражаются в такой сжатой текстовой
форме, как пословица, и как они соотносятся с характером и поведением
человека.
В параграфе рассматриваются языковые образы животных, обладающие
особым значением для человека как в дикой природе, так в домашнем
хозяйстве. Их описание строится в работе по принципу частотности.
Например, волк как лексема наиболее широко представлена в русских
пословицах. В первую очередь русскому народу волк видится опасным
хищным животным: Пожалел волк кобылу, оставил хвост да гриву; Бояться
волка – бегать и от белки. Во-вторых, волк – животное, не поддающееся
дрессировке, характер и поведение которого нельзя изменить: Волк и всякий год
линяет, а нрав не переменяет; Как волка ни корми, – все в лес глядит. Волк в
русской национальной картине мира известен также как животное, крадущее
коз, овец и телят: Добр волк до овец, да пасти ему не дадут; Мило волку теля,
да где его взять; Звал волк коз на пир, да за гостинцами не идут.
Языковой образ волка репрезентируется с помощью антитезы: хищник
противопоставлен как диким, так и домашним животным. Среди диких это лиса
и медведь – постоянные спутники волка в русских сказках. В результате такого
противопоставления видно, что волк опасней лисы, но при этом менее опасен,
чем медведь: Глядит лисой, а пахнет волком; От волка бежал, да на медведя
напал. Домашнее животное, обычно противопоставленное волку, – овца: Худо
12
овцам, где волк в пастухах; Отольются волку овечьи слезки; И то бывает, что
волка овца съедает; Овце с волком плохо жить. Также волк противопоставлен
белке – животному безобидному: Бояться волка – бегать и от белки.
Волк в представлениях русского народа – постоянный источник страха для
человека в лесу, поэтому люди стараются научиться не бояться его, защитить
от него и себя, и скот: Бояться волков – быть без грибков; Волка бояться, так
и в лес не ходить; Согласному стаду и волк не страшен.
Волк – существо безжалостное и беспощадное. Его сострадание и
понимание ложны: Пожалел волк кобылу, оставил хвост да гриву; Лошадь с
волком тягалась – хвост да грива осталась.
Волк терпит наказания за свою злобу и жадность: Не за то волка бьют,
что сер, а за то, что овцу съел. Но при этом волк не может быть таким же
хитрым, как лиса, поэтому он не может избавиться от наказания. Однако мера
его наказания невелика: С одного волка двух шкур не дерут – то есть за одно и
то же преступление его не накажут дважды.
Таким образом, волк в национальной картине мира – животное, не
поддающееся дрессировке, губящее домашний скот, но при этом не могущее
избежать наказания за содеянное из-за отсутствия хитрости и изворотливости.
При этом по-настоящему храбрый человек не боится волка.
В арабской национальной картине мира образ волка представлен
практически так же, как и в русской, но с некоторым исключением: арабы не
пытались дрессировать и одомашнивать волка.
Языковые образы животных довольно разнообразно репрезентируются в
пословицах. Среди способов их выражения можно выделить следующие:
метафору, сравнение, антитезу, эпитет, метонимию.
Использование метафоры зависит от наличия у пословицы переносного
смысла. Если он имеется, то, как правило, в пословице под образом животного
понимается образ человека, т.е. животное становится метафорой человека
(например, так происходит в пословицах: Горе одного рака красит; Где мед,
там и муха).
В пословицах, имеющих буквальный смысл, животные часто сравниваются
друг с другом или с человеком (например, в пословицах: Куда конь с копытом,
туда и рак с клешней; В людях Илья, дома – свинья), противопоставляются одно
другому (как в пословицах: И то бывает, что волка овца съедает; Кошке игрушки, мышке - слезки).
Нередко языковой образ животных в пословицах репрезентируется через
эпитеты, характеризующие их особенности, повадки. Например, в пословице
На ретивого коня не кнут – а вожжи эпитет «ретивый» указывает на быстроту
животного, а «осторожный» в пословице Осторожного (бережливого) коня и
зверь не вредит – на его осмотрительность.
Кроме того, обнаружен один пример создания языкового образа животного
с помощью метонимии в пословице Велик верблюд, да воду возят; мал соболь,
13
да на голове носят. Соболь здесь воспринимается в качестве дорогой шапки,
сшитой из меха этого животного.
Таким образом, многостороннее лингвокультурологическое исследование
даже ограниченного фрагмента языковой действительности способствует
выполнению не только важнейшей задачи лингвистической науки – наиболее
полному описанию и квалификации элемента в системе языка, но и позволяет
расширить представления человека о закономерных связях языковых единиц,
их сложной семантической структуре.
В третьем параграфе «Лингвокультурологическая интерпретация
пословиц с названиями животных в иноязычной аудитории» рассматриваются
особенности семантизации пословиц, так как именно значение той или иной
пословицы важно для их адекватного понимания иностранными учащимися.
Также здесь выделяются критерии отбора материала для проведения уроков
русского языка как иностранного и для составления лингвокультурологических
словарей.
В параграфе рассматриваются следующие приемы семантизации пословиц:
а) толкование значения; б) указание ситуации употребления; в) историкоэтимологический анализ; г) культурологический комментарий; д) информация
о представленной в словарях стилистической и прагматической
характеристике.
Среди критериев отбора материала для изучения в иностранной аудитории
можно выделить следующие: а) употребительность; б) частотность.
Важно заметить, что при отборе русских пословиц частотность не может
быть показателем употребительности, поскольку русские пословицы пока не
подвергались достаточно широкому статистическому изучению.
Третья глава «Функционирование пословиц с названиями животных в
современном русском языке» посвящена употреблению пословиц с названиями
животных в разного рода контекстах. Для наиболее полного изучения данного
вопроса были использованы разностилевые тексты, содержащие пословицы с
названиями животных и извлеченные из Национального корпуса русского
языка, а также из поисковых систем «Яндекс», «Google», «Mail».
В первом параграфе «Классификация русских пословиц с названиями
животных по частотности употребления» изучается группировка пословиц по
частотности.
Высокочастотными нами признаются пословицы, фигурирующие в текстах
разных стилей и жанров (художественных, публицистических, научных,
разговорных) и представленные более, чем в ста контекстах, взятых из
названных поисковых систем; среднечастотными считаются пословицы,
представленные не менее, чем в пятидесяти контекстах; низкочастотными –
найденные менее, чем в десяти контекстах.
В науке вопрос частотности пословиц рассматривался на весьма
разнообразном материале: начиная с письменных источников, заканчивая
опросом информантов. С одной стороны, посредством изучения частотности
14
пословиц выявляется их принадлежность к фразеологическим единицам
(Исидор Левин). С другой стороны, частотность пословиц и ее изучение могут
быть отдельной целью, так как ее данные используются для сравнения с
использованием в речи языковых средств художественной выразительности.
Как правило, высокая частотность употребления пословиц выявляется в
письменных текстах. Так, В.П. Булычева пишет: «Частотность пословиц и
поговорок в текстах монографий и учебников не различается – по 4%; аллюзии
часто встречаются в текстах учебников – 4%. Самый низкий процент
употребления обнаруживает метонимия – 2%» [Булычева, 2010, с. 13].
А. Жигарина, наоборот, использует в своем исследовании «примеры типичных
и уникальных значений пословиц в контекстах произнесения» [Жигарина, 2006,
с. 7].
Из рассмотренных контекстов, в которых употреблялись 23 наиболее
известные в русском языке пословицы, нами было выделено 13
высокочастотных (На ловца и зверь бежит; Без труда не выловишь и рыбку из
пруда; На безрыбье и рак рыба; Соловья баснями не кормят; Волка бояться,
так и в лес не ходить; Черного кобеля не отмоешь добела; Пуганая ворона
куста боится; Дареному коню в зубы не смотрят; Знает кошка, чье мясо
съела; Цыплят по осени считают; Бодливой корове бог рог не дает; Старого
воробья на мякине не проведешь; Паршивая овца все стадо портит), 6
среднечастотных (Яйца курицу не учат; Отольются волку овечьи слезки; Два
медведя в одной берлоге не уживутся; Старый конь борозды не испортит;
Всяк кулик свое болото хвалит; За двумя зайцами погонишься, ни одного не
поймаешь) и 4 низкочастотных (Голодной курице просо снится; Горе только
одного рака красит; На Руси не все караси, есть и ерши; Щука умерла, а зубы
остались).
В.Л. Архангельский указывает, что любая пословица из низкочастотных и
нечастотных всегда может получить активное употребление в речевом
стандарте, то есть стать частотной. Во многом это происходит и благодаря
средствам массовой информации, которые вводят ее в оборот. Отсюда следует,
что корпус частотных пословиц очень подвижен [Птушко, 2010, с. 25].
Анализ пословиц по частотности употребления является довольно
неоднозначным, так как в художественных и публицистических текстах их
встречается сравнительно немного. Тем не менее, полученный результат
говорит о том, что частотность некоторых пословиц действительно очень
велика, что обусловлено рядом факторов: возрастом пословицы, способностью
к трансформации, средой употребления, полом и возрастом участвующих в
эксперименте, а также местом их жительства. Следует отметить, что
современные информационные ресурсы постоянно обновляются и
расширяются, что даёт возможность для дальнейшего поиска и уточнения
результатов исследования.
15
Второй параграф «Классификация русских пословиц с названиями
животных по функции в тексте» выявил многозначность пословиц, а также
расширил представление о сфере их использования. Так, пословицы широко
употребляются в текстах разных стилей и жанров, с разной смысловой
нагрузкой: в любых публицистических текстах (с политической,
экономической, юридической направленностью), в ряде рекламных текстов, в
текстах о животноводстве, птицеводстве и т.д., а также в большом количестве
художественных текстов как изобразительно-выразительное средство.
В данном параграфе рассматриваются основные функции пословиц,
используемых в качестве заголовка, эпиграфа, а также занимающих сильную
позицию в начале и абсолютном конце текста.
В первую группу мы выделили пословицы, которые занимают позицию
заголовка (т.е. вершину текстовой иерархии). К ним мы можем отнести
следующие пословицы, содержащие названия животных: На безрыбье и рак
рыба; Собака лает – ветер носит; Волков бояться – в лес не ходить; Дарёному
коню в зубы не смотрят; Без труда не выловишь и рыбку из пруда; Соловья
баснями не кормят и т.д. Такого рода заголовки многократно используются в
современной речевой практике.
Также в работе были рассмотрены пословицы, занимающие сильную
позицию: в начале или в конце текста. Такие пословицы выделены во вторую
группу и сделана попытка определить их функции. Среди них: На ловца и зверь
бежит; Старого воробья на мякине не проведёшь; Вор, что заяц: и тени своей
боится; В поле и жук мясо; Всяк кулик на своей кочке велик; Горе одного рака
красит.
Третью группу составляют пословицы, которые вынесены в эпиграф к
тексту. Примеров таких пословиц найдено пока немного. В нашем
исследовании было рассмотрено пять таких пословиц: Два медведя в одной
берлоге не уживутся; Горе одного только рака красит; На ловца и зверь
бежит; Волка бояться, так и в лес не ходить; Голодной курице все просо
снится.
Пословицы часто выполняют функцию заголовка в тексте (обычно это
бывает в статьях). Однако далеко не все пословицы с названиями животных
могут использоваться в качестве заголовка. Как правило, это связано с рядом
обстоятельств: с частотностью употребления пословицы в обществе, со
степенью обсуждаемости объектов, номинацией которых являются компоненты
пословицы, и со способностью пословицы к трансформации. Чем больше
факторов наличествует в пословице, тем чаще она используется в качестве
заголовка. Например, часто в сильной позиции заголовка текста выступают
следующие пословицы: На безрыбье и рак рыба; Волков бояться – в лес не
ходить; Без труда не выловишь и рыбку из пруда; Собака лает – ветер носит;
Соловья баснями не кормят и др.
Тем не менее, встречаются пословицы, которые не удовлетворяя
вышеперечисленным условиям (широкой употребляемости) практически не
16
используются в качестве заголовка, например, пословица Козел плати кожею и
бородою, а виноватый – своей головою низкочастотна и достаточно громоздка,
из-за чего она обладает слабой способностью к трансформации.
Использование пословицы в сильной позиции начала или конца текста
происходит реже, чем в позиции заголовка, так как это довольно сложные
позиции: начальная позиция пословицы служит раскрытию темы, конец
текста – это некий вывод, резюме статьи.
Случаи использования пословиц с названиями животных в качестве
эпиграфа были обнаружены пока в небольшом количестве текстов. Расширение
поиска необходимо для более подробного их описания в этой позиции.
Более того, пословицы могут иметь такую функцию, как использование их
в качестве модели построения высказывания. Таким образом создается
синтаксический параллелизм конструкций, усложненный окказиональным
употреблением слов. Например, пословица На безрыбье и рак рыба явилась
моделью для создания заголовка статьи – «На безгрибье и какая-нибудь
говорушка серая или мокруха еловая – гриб».
Также пословица может выполнять текстообразующую функцию в
художественном тексте, где она выступает в ряде значений. Например,
пословица На ловца и зверь бежит в рассказе Ф. Искандера «Поэт» может
менять свое значение в зависимости от того, как ее понимают разные герои. В
первый раз пословица употребляется в тексте в качестве вводной фразы при их
встрече: О, если бы не поспешил, все могло бы обернуться по-другому! - На
ловца и зверь бежит! - прогудел поэт, улыбаясь [Искандер Ф. Поэт // "Новый
Мир", 1998].
Из мудрого высказывания пословица далее превращается в причину
конфликта: - Как ви сказали, - прошипел Кирбабаев, - на ловца и зверь бежит?
Виходит, Кирбабаев зверь? Шакал, лисица, волк?
В итоге, пословица На ловца и зверь бежит от своего обычного значения
превращается в причину целого курьеза, а потом становится прозвищем
человека, не сумевшего ее понять.
Интересно также, что одна и та же пословица может иллюстрировать как
простой бытовой случай, так и сложный философский вопрос: например,
пословица Яйца курицу не учат метафорически отражает специфику
отношений между взрослыми опытными и молодыми необразованными
людьми, склонными спорить со старшими, а также эта пословица является
частью известного философского спора: что появилось раньше, яйцо или
курица.
Таким образом, пословицы с названиями животных представляют собой
явление, которое присуще разным языкам и обнаруживает свой универсальный
характер, свойственный человеческому восприятию мира и способу его
отражения в целом. Тем не менее, исследуемый языковой материал, часто
общий по своей сути, оказывается удивительным и неповторимым как по
содержанию, так и по форме его репрезентации, так как пословицы изначально
17
представляют собой неотъемлемую часть национальной языковой картины
мира, фиксируют ее изменения во времени и пространстве, вбирают в себя
народную мудрость и таким образом не только сохраняют ее для новых
поколений, но и дают возможность на основе глубинного понимания
особенностей языкового сознания выстраивать взаимоотношения между
разноязычными народами и осуществлять гармонизирующий диалог культур.
В Заключении подводятся итоги и обобщаются результаты исследования,
а также намечаются пути дальнейшей работы.
Перспектива исследования видится в расширении объекта исследования и
продолжении работы над Приложением №1: в дальнейшем на его основе
предполагается создание словаря пословиц и поговорок с названиями
животных.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
1.
Лафта Аднан Хабиб. Русские пословицы с названиями
животных на фоне близких по смыслу арабских пословиц / Аднан Хабиб
Лафта, Ю.Т. Листрова-Правда // Вестник Воронежского государственного
университета. Серия : Лингвистка и межкультурная коммуникация. –
Воронеж, 2008. – Вып. 4. – С. 50-54.
2.
Лафта Аднан Хабиб. Национально-культурное своеобразие
русских пословиц с названиями животных / Аднан Хабиб Лафта, Ю.Т.
Листрова-Правда
//
Вестник
Воронежского
государственного
университета. Серия : Филология. Журналистика. – Воронеж, 2010. – Вып.
1. – С. 111-113.
3.
Лафта Аднан Хабиб. Частотность употребления пословиц,
содержащих названия животных, как классификационный признак / Аднан
Хабиб Лафта, Л.М. Кольцова // Научный вестник Воронежского архитектурностроительного государственного университета. Серия : Лингвистка и
межкультурная коммуникация. – Воронеж, 2010. – Вып. 6. – С. 5-10.
4.
Лафта Аднан Хабиб. Животный мир в русских пословицах (на фоне
арабского языка) / Аднан Хабиб Лафта // Труды молодых ученых. – Воронеж,
2009. – Вып. 1-2. – С. 207-209.
5.
Лафта Аднан Хабиб. Смысловая двуплановость и функции
пословиц с названиями животных / Аднан Хабиб Лафта // Труды молодых
ученых. – Воронеж, 2009. – Вып. 1-2. – С. 203-206.
6.
Лафта Аднан Хабиб. Образы диких животных в русской
национальной картине мира (на материале пословиц) / Аднан Хабиб Лафта //
Жизнь традиции в диалоге времен : материалы научно-практической
конференции молодых ученых по гуманитарным наукам. – Елец : ЕГУ им.
И.А.Бунина, 2009. – С. 125-133.
7.
Лафта Аднан Хабиб. Образы диких и домашних птиц в русской
языковой картине мира / Аднан Хабиб Лафта // Грамматика III тысячелетия в
контексте современного научного знания. XXVIII Распоповские чтения :
18
материалы международной конференции : в 2 ч. – Воронеж : ВГПУ, 2010. – Ч.
2. – С. 328-334.
8.
Лафта Аднан Хабиб. Текстообразующая функция пословиц,
содержащих названия животных, в художественном тексте / Аднан Хабиб
Лафта // Русский язык в диалоге культур: материалы междунар. науч. конф. : в
3-х ч. / [науч. ред. Л.В. Ковалева]. – Воронеж, 2010. – Ч. 2. – С. 219-223.
9.
Лафта Аднан Хабиб. Языковой образ домашних животных в
русской национальной картине мира (на материале пословиц) / Аднан Хабиб
Лафта // Язык, культура, менталитет, проблемы изучения в иностранной
аудитории : X международная научно-практическая конференция. – СПб :
РГПУ им. А.И. Герцена, 2011. – С. 186-189.
Работы №1, №2 опубликованы в изданиях, рекомендованных Высшей
аттестационной комиссией (ВАК).
Подписано в печать Формат 60 84. Усл.печ. л. 1,4
Тираж 100 экз. Заказ
Отпечатано с готового оригинала-макета
в типографии Издательско-полиграфического центра
Воронежского государственного университета
394000, Воронеж, ул. Пушкинская, 3.
19
Документ
Категория
Филологические науки
Просмотров
850
Размер файла
265 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа