close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

КАТЕГОРИЯ ВРЕМЕНИ И СРЕДСТВА ЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ В ЗАМЯТИНСКОМ ТЕКСТЕ

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Лебедева Елена Алексеевна Шифр научной специальности: 10.02.01 - русский язык Шифр диссертационного совета: Д 212.261.03 Название организации: Тамбовский государственный университет им.Г.Р.Державина Адрес организации: 392000, г.Тамбо
 На правах рукописи
ЛЕБЕДЕВА ЕЛЕНА АЛЕКСЕЕВНА
КАТЕГОРИЯ ВРЕМЕНИ И СРЕДСТВА ЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ В ЗАМЯТИНСКОМ ТЕКСТЕ
Специальность 10.02.01 - русский язык
АВТОРЕФЕРАТ
на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Тамбов 2012
Работа выполнена на кафедре русского языка ФБГОУ ВПО "Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина".
Научный руководитель:доктор филологических наук, профессор
Алтабаева Елена Владимировна
Официальные оппоненты:Чернова Любовь Афанасьевна, доктор филологических наук, профессор заведующая кафедрой русского языка Московского Областного социально - гуманитарного института
Фомин Александр Игоревич, доктор филологических наук, доцент, заведующий кафедрой русского языка Санкт - Петербургского электротехнического университета Ведущая организация:Ярославский государственный университет имени К.Д. Ушинского Защита состоится 27 апреля 2012 г. в 14.30 на заседании диссертационного совета Д 212.261.03 Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина по адресу:г. Тамбов, улица Советская, 181"И", зал заседаний диссертационных советов (ауд. 601).
С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в научной библиотеке Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина (г. Тамбов, ул. Советская, 6). Автореферат размещен на сайте Министерства образования и науки РФ (адрес сайта http://vak.ed.gov.ru/) 21 марта 2012 г.
Автореферат разослан "___" марта 2012 г.
Учёный секретарь диссертационного совета
доктор филологических наук,
профессор Хворова Л.Е.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
В современной лингвистической литературе представлен значительный теоретический материал по проблеме представления категории времени в языке и художественном тексте (А. Августин, Н.Д. Арутюнова, М.М. Бахтин, Л.Г. Бабенко, А.В. Бондарко, Х.Л. Борхес, В.В. Виноградов, А.Я. Гуревич, М.В. Всеволодова, А. Вежбицкая, Р.П. Козлова, В.В. Колесов, Е.С. Кубрякова, Ю.Б. Молчанов, А.А. Потебня, Н.С. Поспелов, Н.Н. Трубников, Ю.С. Степанов, Т.Е. Шаповалова, А.Л. Шарандин, А.Д. Шмелев, М. Хайдеггер, Е.С. Яковлева и другие), но остаются еще недостаточно изученными многие аспекты этой проблемы.
Средства репрезентации временной семантики представляют собой одну из наиболее актуальных тем в современном языкознании, так как "трудно найти область, где бы идея временной последовательности в такой мере переплеталась с идеей сосуществования, как это происходит в жизни языка и словесного искусства" [Якобсон 1996]. Вопрос языкового выражения временных отношений в концептуальном пространстве замятинского текста ранее не подвергался системному рассмотрению, в связи с чем, мы и обратились к данной проблеме. Внимание ученых привлекает жизнь слова в произведениях писателя, поскольку "его произведения отмечены особым "дыханием" фразы, чутьем слова-знака и слова-звука, многоголосием текстовой ткани" [Алтабаева 2000].
Актуальность диссертационного исследования определяется следующими факторами:
* возрастающим интересом лингвистов к изучению средств категории времени в лингвокультурологическом и когнитивно-дискурсивном аспектах;
* значимостью изучения временных отношений в художественном тексте;
* недостаточностью системных исследований в области языка замятинского текста;
* важностью рассмотрения фрагмента языковой картины мира, связанного с описанием категории времени в замятинском тексте;
* необходимостью исследования индивидуально-авторского стиля и потребностью изучения временных репрезентаций, выявленных в текстах Е.И. Замятина.
Объект исследования - тексты малых эпических форм художественной прозы Е.И. Замятина, выражающие многообразие временных отношений. Предмет анализа - система лексических и грамматических средств представления категории времени в текстах произведений Е.И. Замятина.
Цель исследования: рассмотрение особенностей функционирования в замятинском тексте языковых средств, выражающих индивидуально-авторскую концепцию времени. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:
- рассмотреть историю вопроса о категории времени в разных областях научной мысли;
- описать систему средств выражения временных отношений в языке художественного текста;
- проанализировать состав лексических средств, выражающих категорию времени в замятинском тексте;
- описать грамматические средства, передающие темпоральные отношения в малой прозе Е.И. Замятина;
- выявить и описать общенациональные и индивидуально-авторские особенности категории времени в творчестве Е.И. Замятина;
- охарактеризовать временные репрезентанты, отражающие художественное своеобразие замятинского текста.
В ходе исследования была сформулирована следующая рабочая гипотеза: в замятинском тексте система временных репрезентантов имеет ядерно-периферийную организацию и занимает важное место в идиостиле писателя.
Основные положения, выносимые на защиту.
1. Средства категории времени занимают значимое положение в замятинском тексте в силу наличия в нем особого хронотопа, позволяющего говорить об индивидуально-авторском пространственно-временном континууме и тесном взаимодействии пространства и времени в произведениях Е.И. Замятина.
2. Временные репрезентанты, объединяемые в одну категорию на основе общего концепта, в замятинском тексте проявляют себя как функционально-семантическая категория и структурируются по полевому принципу. Лексические показатели времени занимают в структуре поля ядерное положение.
3. Периферийная зона поля представлена грамматическими средствами (глагольными формами, формами деепричастий, простыми предложениями с обстоятельственными детерминантами и сложными предложениями с временными отношениями). 4. В замятинском тексте используется преимущественно циклическая модель времени, что подтверждается активным употреблением номинаций с семантикой сезонности, частым использованием единиц измерения времени (час, минута, секунда).
5. Время замятинского текста обладает особыми признаками: цикличность, четкая структурированность событий во времени, религиозность, индивидуальность представления оппозиции день/ночь, особое видение семантики дней недели, метафоричность.
6. Специфика художественного своеобразия темпоральных отношений нашла отражение в результатах сравнительно-сопоставительного анализа языковых средств замятинского текста и языка произведений С.Н. Сергеева-Ценского.
Методология исследования определяется совокупностью работ в различных научных сферах: в области когнитивной лингвистики (Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, Н.Н. Болдырев, Дж. Лакофф, Е.В. Алтабаева); лигвокультурологии (Н.Д. Арутюнова, Т.В. Булыгина, В.В. Колесов, Ю.С. Степанов, А.Д. Шмелев, В.И. Постовалова, А.В. Кравченко, В.Н. Телия); теории художественного дискурса и текста (Ю.М. Лотман, М.М. Бахтин, Л.Г. Бабенко, В.В. Леденева и другие).
Теоретическая база исследования. В основу были положены классические и современные работы в области теории времени: Аристотель, А.Августин, А.В. Бондарко, М.М. Бахтин, А. Вежбицкая, М.В. Всеволодова, В.В. Колесов, Н.Н. Леонтьева, Н.Н. Трубников, Т.Е. Шаповалова, А.Л. Шарандин, А.Д. Шмелев, М. Хайдеггер, Е.С. Яковлева и другие.
В своей работе опираемся на концепцию замятинского текста как феномена русской национальной культуры, разработанную в трудах Е.В. Алтабаевой [см: Алтабаева 2009, 2010, 2011]. Согласно данной концепции, замятинский текст имеет "свой особый языковой облик и обладает ярко выраженными дифференциальными признаками", к числу которых относится замятинский хронотоп, имеющий определенную ценностную семантику [Алтабаева 2009].
Научная новизна исследования состоит в том, что:
* впервые выполнено исследование ранее неизученного фрагмента текстовой модели индивидуально-авторской картины мира Е.И. Замятина - категории времени; * специфика прозаических текстов Е.И. Замятина рассматривается с малоизученной стороны языкового описания концептосферы - в концептуальном аспекте с учетом когнитивно-дискурсивного и лингвокультурологического подходов;
* впервые проанализирована система лексических и грамматических средств выражения категории времени в малой прозе Е.И. Замятина;
* рассмотрены наиболее значимые группы лексем, отражающие особенности индивидуально-авторского употребления средств представления категории времени в замятинском тексте;
* выявлены индивидуально-авторские признаки времени замятинского текста. Теоретическая значимость работы заключается в выделении и изучении в замятинском тексте системы авторских единиц с темпоральной семантикой на основе концептуального содержания времени. Описание национально-культурной составляющей индивидуально-авторского стиля писателя значимо с позиций лингвокультурологической парадигмы. Результаты исследования вносят определенный вклад в теорию лингвистического анализа художественного текста и могут найти применение в развитии общей концепции творческой эволюции Е.И. Замятина.
Материалом для исследования послужили тексты повестей и рассказов выдающегося русского писателя Е.И. Замятина: "Уездное", "На куличках", "Алатырь", "Островитяне", "Ловец человеков", "Север", "Бич Божий", "Апрель", "Непутевый", "Три дня", "Африка", "Картинки", "Мученица науки", "Глаза", "Землемер", "Знамение", "Сподручница грешных", "Дракон", "О том, как исцелен был инок Еразм", "Детская", "Мамай", "Рассказ о самом главном", "Часы", "Встреча", "Видение", "Пещера", "Русь" - всего 33 произведения. Объем проанализированного языкового материала составил свыше 5000 единиц.
Методы исследования. Многоаспектное исследование потребовало комплексного использования методов, среди которых основными стали метод концептуального анализа, структурно-семантический метод, метод полевого описания, метод лингвистического наблюдения, метод анализа словарных дефиниций. Использованы элементы когнитивно-дискурсивного, лингвокультурологического и сравнительно-сопоставительного метода, приемы сплошной выборки и статистического описания.
Практическая значимость работы заключается в том, что полученные результаты можно использовать в практике вузовского преподавания при изучении разделов современного русского языка (лексикологии, морфологии, синтаксиса), стилистики, лингвистического анализа художественного текста, когнитивной семантики, лингвокультурологии. Результаты исследования могут найти свое применение в содержании спецкурсов, спецсеминаров по изучению языка замятинского текста в школьном и вузовском обучении, а также в лексикографической практике при создании словаря языка писателя.
Апробация исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования изложены в докладах на межвузовских научных конференциях разного уровня: на Межвузовской конференции "Проблемы русского общего языкознания" (Елец, 2004 г.), на Всероссийской студенческой научно-практической конференции "Языкознание и языки в системе современного образования" (Елабуга, 2005 г.); на Международном конгрессе по когнитивной лингвистике (Тамбов, 2006 г.); на Всероссийской научно-практической конференции "Современная парадигма лингвистических исследований: методы и подходы" (Стерлитамак, 2006 г.); на VI Международной научной конференции "Филология и культура" (Тамбов, 2007 г.); на Международной научно-практической конференции "Современная парадигма лингвистических исследований: методы и подходы" (Стерлитамак, 2008 г.); на Международной научной конференции "Русистика XXI века: традиции и тенденции" (Мичуринск, 2008 г.); на 4-й Международной научной конференции "Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах" (Челябинск, 2008 г.); на II Международной научно-практической конференции "Квалификационная филологическая подготовка специалистов на факультете педагогики и методики начального образования в свете модернизации системы образования" (Борисоглебск, 2009 г.); на Общероссийском научно-методическом семинаре "Русская языковая личность и национальные культурные традиции (к юбилеям А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя) (Тамбов, 2009 г.); на Международной научной конференции "XXIY славяноведческие чтения" Южнославянского института Киевского славистического университета (Украина, Николаев, 2009 г.); на Международной научно-методической конференции "Славянский мир: духовные традиции и словесность" (Тамбов, 2009, 2011 г.); на Международной научно-практической конференции "Селищевские чтения" (Елец, 2011 г.); на ежегодных научных конференциях Мичуринского государственного педагогического института.
По теме исследования опубликовано 23 работы, две из которых - в изданиях, рекомендованных ВАК РФ. Исследование поддержано Грантом РГНФ № 11-14-68002а/Ц.
Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех Глав, Заключения, Списка использованной литературы, Приложения. СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается выбор темы исследования, его актуальность, научная новизна; определяются объект и предмет изучения, формулируются цель и задачи, указываются методы анализа; перечисляются положения, выносимые на защиту; отмечаются теоретическая и практическая значимость, апробация работы.
В 1-й главе "Категория времени как общенаучная проблема" рассмотрена проблема времени с точки зрения разных исследовательских аспектов, что позволило выявить основные концептуальные признаки, очертить границы изучаемой категории в национальной языковой картине мира.
В разных системах знания существуют свои представления о времени (бытовое, научно-физическое, научно-философское, грамматическое и другие); особое осмысление время получает в художественном тексте, в котором наблюдается стремление автора передать жизненный поток событий, описать свойства времени, изменить его ход, разомкнуть временные границы. Текстовое художественное время является моделью воображаемого мира и опирается на определенную систему языковых средств.
Языковая картина мира тесно связана с человеческим сознанием, его духовно-практической деятельностью. В русской языковой картине мира время представлено как совокупность событий, которые являются названием для жизни, а жизнь человека мыслится и описывается временными отношениями. Выделяют несколько языковых моделей взаимоотношения человека и времени. Циклическая модель представлена в виде последовательности определенных однотипных событий, которые постоянно повторяются. Циклы могут быть природными (годичный, суточный) или созданные человеком (минутный, вековой). Линейная модель времени характеризуется одномерностью и необратимостью. Она разделена точкой отсчета на прошлое, будущее, настоящее.
Понятие время абстрактное, оно для каждого свое и для всех одно и то же, все подвергается воздействию времени, так как время присутствует во всем. Идея разграничения времени на прошлое, настоящее, будущее и их взаимодействие была основной в трудах многих философов (Аристотель, А. Августин, Платон, Г. Лейбниц, И.Кант, М. Хайдеггер). Наукой установлено, что в основе каждого языка лежит особая модель или картина мира, которая представлена как реализация человеческих знаний и опыта в языковых категориях. Исследования последних десятилетий убедительно показали, что "философским и психологическим обоснованием онтологического единства всех аспектов языка служит понятие категории как основной формы и организующего принципа процессов мышления и познания. (...)По способу объединения любая категория - это "концептуальное объединение объектов, или объединение объектов на основе общего концепта" [Болдырев 2008]. Для языковой категории времени таким объединением объектов выступает концепт ВРЕМЯ, репрезентации которого систематизированы и организованы в виде полевой модели в замятинском тексте. К его изучению следует применять "многоаспектный подход, то есть учитывать сложную, многоплановую природу базовых концептов, разнообразие способов их формирования, специфичность репрезентации в тексте и т.д." [Алтабаева 2007].
Во второй главе "Особенности языковой репрезентации категории времени в прозе Е.И. Замятина" выявлены и систематизированы лексические репрезентации категории времени в замятинском тексте; рассмотрены и описаны грамматические средства выражения временных отношений в малой прозе Е.И. Замятина.
Вслед за Е.В. Алтабаевой используем понятия замятинского текста и его признаков, среди которых важное значение имеет особый хронотоп, позволяющий говорить об индивидуально-авторском пространственно-временном континууме и тесном взаимодействии пространства и времени. В своей работе изучаем одну из сторон замятинского хронотопа, а именно временные отношения.
Как показали наблюдения, репрезентации временных отношений в замятинском тексте можно представить в виде полевой модели, включающей в себя ядро и периферию. Лексические репрезентации категории времени в произведениях Е.И. Замятина весьма широки (обнаружено свыше 3 тысяч лексем).
В замятинском тексте лексема время выступает в значениях: "какой-либо отрезок, промежуток в последовательной смене часов, дней, лет" - А вот последнее время - в самом деле, какие-то странные пошли записки (Алатырь); "всеобщая объективная форма существования материи, проявляющаяся в длительности и последовательности, неотъемлемая от движения" - И в межени белой опять плыли, неведомо где, плыли неделю, а может - и две, может - месяц, как угадать, когда времени нет, и непонятно: сон - или явь? (Африка); "длительность существования всего происходящего, всех явлений и предметов, измеряемая веками, годами, часами" - От одной с собачьим месивом черепушки до другой - ты меряла время (Глаза); как "подходящая, удобная пора, благоприятный момент" - Неслышно заскользили паруса: время рыбачить (Север).
К одному из проявлений времени в идиостиле писателя относится семантика сезонности, входящая в понятие времена года. Установлено, что в замятинском тексте присутствуют описания всех времен года иногда с уточнением месяца, как напоминание о "цикличности" времени: весна, лето, август, февраль, декабрь, зима, июль, июнь, март, апрель, осень, май и другие.
По частотности использования среди номинаций времен года более 40% приходится на лексему весна. Именно это время года представлено лексемами с положительной коннотацией, автор показывает его как время веселья. Конкретизируется семантика весны с помощью эпитета веселый: В гимназии забудется все на минуту, закружится, пропадет в веселом весеннем шуме (Апрель); Там - зеленое притихло все, испугалось: а ну-ка вдруг конец веселому маю, солнцу - конец? (Апрель).
Самое малое количество употреблений (12,3%) имеет лексема осень, без указания на конкретный осенний месяц. Данное время года в авторском представлении мрачное, темное, с описанием непогоды, что подтверждается лексемами слякоть, мгла, несуразная. Например: Не любила осень - любила она только лето с ярым солнцем (Непутевый); И поди, как всякая московская осень была и слякоть, и мгла сырая, и дождичек меленький (Непутевый).
Национально-культурная специфика времени года отражается в ассоциациях религиозного характера при описании зимы, которая в языке Е.И. Замятина ассоциируется с празднованием Рождества, Крещения, святок, масленицы, отражая обычаи и традиции русского народа. В замятинском тексте цикличность времени подтверждается употреблением сразу нескольких лексем, описывающих времена года. При этом используются союзы, перечислительная интонация: Ночью, и зиму и лето, все до камушка видать, всякую травинку... (Север); Весна, лето, белая зима: все так же Селиверст молился, жил в крысиной Симеоновой башне, вареного не принимал (Знамение).
В малой проза Е.И. Замятина встречаем использование особых временных единиц, к которым относятся дни недели. В авторской модели времени из семи дней недели представлены только четверг, пятница, суббота и воскресение. Отметим, что употребления лексем четверг и пятница единичны: Блины были в четверг (Алатырь); Чинил генерал по пятницам суд и расправу (На куличках) - с пятницей связаны карательные меры, что указывает на связь с пятничной казнью Христа в христианской культуре. Отметим, что особенно значимым в авторской модели дней недели являются воскресение (22 употребления, 10 из которых приходятся на повесть "Островитяне"). Например: В воскресенье-то, обедать, гляди, не забудь (Апрель); Внизу, в тумане, смущенно жмурились, молочно-розовыми огнями горели вымытые к воскресенью окна Краггсов (Ловец человеков); Было это в воскресенье, в марте, когда мистер Дьюли возвращался домой после утренней службы в церкви Сент-Инох (Островитяне).
Возрастная шкала (детство, юность, старость) в основном описывается Е.И. Замятиным общими формулировками такими, как юный, старый, детский. Например: И внезапно обуял всех огнь страстный, и были все, юные иноки и равно древние старцы, как те мужи александрийские у дверей храмины, ждущие войти к преподобию (О том, как исцелен был инок Еразм); Она была еще почти девочка, ей не было больше семнадцати лет (Бич божий); Об-обожаю револьверы... с детских лет... - сказал Попов, слегка заикаясь (Встреча). Примеры, в которых встречается указание на точный возраст героев, в замятинском тексте единичны.
Среди лексических форм выражения категории времени в замятинском тексте наибольшая точность временной ориентации достигается с помощью группы существительных, которые передают измерение времени и число. Лексические единицы счета точного физического времени в рамках годичного цикла (век, год, неделя, месяц) употребляются вместе с числительными для более конкретного описания указанного периода времени. Например: Революция и сирень - в полном цвету, откуда с известной степенью достоверности можно сделать вывод, что год 1919-й, а месяц май (Икс); Лет тысячу назад такой же Фомич, может быть, на этих же самых каменных берегах, был главою племени (Ела); Он думал о корпусе, о тросах, о парусах, о конопатке, о пеке, о своей еле, - о том, о чем не спал ночью три года (Ела); Две недели Сеня ходил вместо фонарщика, за половинную плату (Непутевый); Между скал, где века назад был Петербург, ночами бродил серохоботый мамонт (Пещера).
Прилагательные со значением времени передают временные характеристики предметов. Например: Дорогой товарищ Кубас, вы же забываете, что сегодня вечером у нас заседание и я должен продиктовать моей (подчеркнуто) секретарше доклад о весенней кампании по заготовке дров (Часы); Мир: куст сирени - вечный, огромный, необъятный (Рассказ о самом главном). Важную роль в выражении временных отношений в замятинском тексте играют наречия: тотчас, теперь, временно, сейчас, мигом. Они расширяют сферу временных значений, выражая измерение времени и кратность действий, уточняя временной период. Например: Урванка зубы оскалил, саданул сзади коленкой - и мигом на полу Барыба (Уездное); Теперь проживал Иван Павлыч временно (третий месяц) у отца Петра, протопопа соборного (Островитяне); Зажмурил глаза и тотчас же не стерпел - открыл (Островитяне). С помощью наречия тотчас в замятинском тексте структурируется описываемое событие, которое выражено в общем виде глагольными формами. Сочетаясь с глаголами, наречия времени характеризуют процесс "со стороны времени его осуществления без указания или с указанием на временные пределы, выражают их постоянство или непостоянство, неопределенную или определенную повторяемость, одновременность или последовательность" [Козлова 1994].
В замятинском тексте активно используется наречие сейчас (более 227 употреблений), принадлежащее к средствам описания циклической модели времени. Наречие сейчас относится к временным распространителям, указывающим на настоящий момент действия (- Понимаешь, Март, - если бы завтра затопить с самого утра, чтобы весь день было как сейчас! (Пещера)) или на быстроту, немедленное его свершение (Сюда придут сейчас к Куковерову пятеро келбуйских мужиков, чтобы сказать ему, когда они начинают: послезавтра, завтра, может быть - даже сегодня (Рассказ о самом главном). Особая группа наречий (вчера, сегодня, завтра, нынче) связана с осознанием концепта ВРЕМЯ через понятие линейное время, когда субъект, находясь на линии времени, осмысливает события относительно своего места на этой прямой. Лексемы вчера и сегодня обозначают прошедшее и настоящее. Например: Разрешил им генерал хоронить сегодня матроса их убитого...(Три дня); Забыл землемер обо всем, нагнулся и стал гладить волосы Лизаветы Петровны, закрыл глаза, прижал к себе голову тихонько-тихонько, как вчера - прижимала Фунтика Лизавета Петровна, и такая же боль в сердце (Землемер). Лексема завтра описывает надежды героев, их ближайшее будущее: - Ладно, до завтра доживут! А завтра, должно быть, служащим прозодежду выдавать будут - из центра бумага пришла (Икс).
Лексема нынче в замятинском тексте употребляется в значении "теперь": Не такое нынче время, чтобы продавать, да-с... (Землемер). Также в значении "сегодня". Например: Вот я нынче с астролябией ходил-ходил, жарища, и про к-к-квас думал: ничего нет на свете лучше квасу (Север).
Движение времени в произведениях подчеркивается использованием обстоятельственных слов и выражений с актуализированной семой времени: больше никогда, навсегда, когда-нибудь, тогда, долго, наконец, уже, еще. Например: Больше никогда уж нельзя; Остался один, долго лежал в темноте (На куличках); И вот капитан Нечеса стоит, наконец, на пристани...(На куличках); Андрей Иваныч спохватился, да было уже поздно; Бежать? Нет, ради Бога, еще секундочку - и все... (На куличках); Прикрывши нос ладонью, дьякон стучит еще раз, еще: никого (Икс); Атилла долго не знал, что там внутри (Бич Божий).
В малой прозе писателя активно используются "единицы измерения времени": час, минута, секунда, полминуты, полчаса, миг. Например: Еще какая-то тоненькая пленочка, волосочек, минута - и все это будет его! (Ела); Улица кружилась, неслась, человеческие лица мелькали, жили один миг, чтобы сейчас же утонуть навсегда (Бич Божий); Через полчаса в кабинете у Папалаги телефон звонил, что по случаю прозодежды - волнение (Икс); Пришел, наконец, долгожданный час: в губе играла селедка, киты загнали ее сюда из океана, люди и чайки торопились хватить ее - она могла уйти в океан так же быстро, как пришла, она уже сейчас, на глазах у всех, уходила за Олений остров, надо было догонять ее - догонять счастье (Ела). В замятинском тексте особую роль играет лексема секунда (встречается в тексте более 150 раз). Связано это с тем, что автор описывает события не только с указанием на точное время, но и структурирует его по секундам. Например: Остановитесь - только на секунду - проверьте себя, все ли вы сделали, что вам надо сделать до смерти? Вы - под малиновым зонтиком! (Ловец человеков).
Для Е.И. Замятина характерно конкретное описание времени действия, указание на время с точностью до минут, секунд: Еще только начало десятого, служба - в десять, но сегодня почему-то все вылетели спозаранок и гудят, как пчелы перед роеньем (Икс); В одиннадцать часов белым, чуть желтоватым кусочком сахара открылся маяк, а к часу они уже входили в Мурманск (Ела).
Семантика времени в замятинском тексте выражается с помощью фразеологических оборотов, фольклорных элементов: Жизнь-то на старости лет какие преподносит нюансы... из трех пальцев... Сиди вот с тетрадкой (Алатырь); - Пр-равославные христианушки, от роду-рода-ро-дов, от веку-века веков, солнца кра-асного... (Алатырь); И сразу сбила с панталыку Андрея Иваныча, выскочила у него из головы вся приготовленная речь или час от часу не легче (На куличках). Выражение "сразу сбила с панталыку" помогает писателю передать мгновенность действия, быструю и неожиданную смену темы разговора.
В художественном тексте особенно частотны, как отмечают исследователи, семантические трансформации на базе временных лексем. В произведениях Е.И. Замятина можно выделить семантические переносы по такой модели: "период времени" - "событие, происходящее в это время". Например: Филарет Филаретович и Меропея Ивановна просят пожаловать на бал и вечерний стол по случаю именинного дня дочери их Кипы... (Непутевый). На основании анализа делается вывод о национальной специфике замятинского, заключающейся в глубокой связи природного и исторического в сознании человека.
Морфологические средства выражения категории времени в произведениях Е.И. Замятина следует отнести к ближней периферии поля, так как они постоянно подкрепляются использованием лексических средств выражения концептуальной семантики времени.
Семантика прошедшего времени в замятинском тексте представлена формами глагола. Глаголы прошедшего времени несовершенного вида описывают определенный, длящийся во времени процесс: Куда-то шла миссис Дьюли, с какими-то розовыми и голубыми дамами говорила о погоде, и все неслись и пухли облака. А викарий сиял золотом восьми коронок и развивал перед розовыми и голубыми идеи "Завета Принудительного Спасения" (Островитяне). Глаголы прошедшего времени совершенного вида передают динамизм, подчеркивают фрагментарность изображаемого мира, отражают смену сюжетных ситуаций: И теперь пришел час: без малейших колебаний - так было надо - Костя пошел, вынул тетрадку и положил на колени Глафире...Только бы перестала, только бы утешилась! И правда: увидела Глафира заглавие - улыбнулась (Алатырь). Сконцентрировать внимание читателя на этих малейших движениях героев помогает Е.И. Замятину использование глаголов совершенного вида прошедшего времени. Например: Закусался было, змеем завился - да куда уж ему против Урванки-черта: разложил, оседлал, штаны дырявые мигом содрал с Барыбы и ждал только слова Чеботарихина - расправу начать (Уездное). Также автор использует глаголы совершенного вида прошедшего времени для описания динамизма, насыщенности событий. Например: Евсей кинулся к нему, схватил за глотку и притиснул к спинке стула, полоумный, дикарь. Задушит или Евсей захохотал, забулькал, замахал руками, как пьяная мельница, отпустил Савку (Уездное). Ученые определили, что "соотношение форм прошедшего совершенного и несовершенного в начале и конце повествования определяет композиционную рамку текста" [Николина 2004]. Анализ показал, что при создании своих произведений автор использовал различные композиционные рамки. В произведениях описывающих Русь и русских людей ("Африка", "Алатырь", "Мученики науки", "Непутевый", "Три дня" и другие), отмечается использование именно закрытой композиции художественного текста.
В замятинском тексте встречаются разные виды грамматической семантики форм настоящего времени. В следующих примерах употребляется настоящее неактуальное: Ходит Глафира на телеграф, год и другой или Сочинения, батюшка, все сочиняет, и день - и ночь, и сидит - и сидит, уж такое мне горе (Алатырь) - повторы лексем свидетельствуют о цикличности обширного промежутка времени. Использование глагольных форм настоящего актуального времени в текстах имеет определенную особенность. Перед их употреблением автор применяет глаголы прошедшего времени, а затем, в определенный момент, в описание включаются формы настоящего времени, например: Протопоп сидел в углу - усталый, после обедни постовской; мохнатенький, темный - в угол забился..., Тотчас за окном - веселая козья морда кивает:
-Здравствуй.
-Ну, здравствуй, ишь ты нынче какой!
В таком виде - любит их отец Петр...Приятную беседу с козьей мордой ведет отец Петр, пока не заслышит: Варвара идет (Алатырь).
В данном примере формы настоящего времени организуют отрывок текста, так как "факт перемещения форм настоящего в план прошедшего значим лишь для автора текста, у читателя же возникает иллюзия восприятия ситуаций, происходящих как бы "здесь" и "сейчас"" [Николина 2004], что подтверждается использованием наречия тотчас, которое указывает на сиюминутность происходящего.
Использование автором форм будущего времени в замятинском тексте иногда связано с определенными надеждами героев. Например: Наверное, завтра придет из номеров половой...(Алатырь) или Вот ещё немножко, лет десяток - другой, и наступит всеобщая любовь (Алатырь); Завтра утром, чуть свет, к Глафире в окошко постучит половой из номеров: "От барина - вам письмо..."(Алатырь); Ну, что ж, стало быть, завтра принесут (Алатырь). Формы будущего времени не только могут выделять желаемые факты или ситуации, но и обозначать события, пугающие лирического героя: Сейчас вот, сейчас, ступит на секретную плиту, сейчас - ухнет плита, глонет красавицу подземелье (Алатырь). Будущее время в произведениях употребляется Е.И. Замятиным редко, при этом используется только его синтетическая форма. Например: Через три дня выяснится, скоро сделают (Островитяне). В замятинском тексте используется относительное употребление временных форм, например, настоящего в значении будущего: Почтмейстер - старикан трухлявый. К новому году выходит в отставку (Алатырь).
Известно, что важную роль в создании временной перспективы играют и формы таксиса, обычно обозначающие микроситуации, соотнесенность которых с базовой ситуацией расширяет временную перспективу текста или его фрагмента. Наличие формы деепричастия обеспечивает "особый способ преломления в сознании человека временных отношений типа одновременности, предшествования" [Шарандин 2001]. В языке произведений Е.И. Замятина активно используются формы деепричастий, преимущественно несовершенного вида. - Ну? - говорила Глафира сердито, сидя перед зеркалом, к Косте спиной (Алатырь) или Пошла, хоть и кропталась, утирая слезы: нет бы за доктором или за попом, а он за вертихвосткой за этой посылает! (Алатырь); Бросил конверт небрежно, не читая (Непутевый).
Определенную роль при описании времени играют словообразовательные средства. Например, использование префикса за- - указывает на начало действия: Хотел Костя загорюниться, что Глафира - не с ним, да не успел: вылезли на полотне, завертелись, зажили, залюбили полотняные люди или А когда услышал про одеколоны его - тут Костя уж совсем восторгнулся, закипели стихи в голове (Алатырь). Но тот же префикс в сочетании с постфиксом показывает, что в течение длительного времени совершая действие, герой полностью в него погружается: И так это Глафире показалось нестерпимо, жигуче смешно, что закатилась - засмеялась - заихала - полились слезы, и сквозь слезы кричала: - Кофий, л-ле...лев... Кошка Милка... Милка, Милка моя! (Алатырь).
В замятинском тексте простые предложения часто бывают осложнены обстоятельственными детерминантами, которые передают временные отношения. Например: Наутро у почты - длинный черед: вдруг всем загорелось марки покупать (Алатырь) или Зимою, к Новому году - получил Архип Иваныч орден Станислава какой-то там степени (Непутевый). Также в роли детерминантов выступают слова, относящиеся к группе "единицы измерения времени" (час, минута, секунда): Через десять минут дьяконица вылезла из сада, обтерла о лопух руки (не в крови ли они?) - и вернулась домой (Икс); Через час все в Алатыре знали про князя-почтмейстера (Алатырь); единицы суточной шкалы (утро - день - вечер - ночь): По вечерам и по ночам - домов в Петербурге больше нет: есть шестиэтажные каменные корабли (Мамай); В будни с утра - Вахрамеев у себя в лавке, в рядах (Русь); номинации дней недели: По воскресеньям мистер Краггс позволял себе к завтраку крабов: крабов мистер Краггс обожал (Ловец человеков); Раз в субботу уселись вчетвером: тетка, Сеня, невеста и Алешка, брат невестин (Непутевый).
В произведениях Е.И. Замятина в функции обстоятельственных детерминантов выступают номинации религиозных праздников. Например: В родительскую субботу - Мишка, бывший столяр, а нынче просто алахарь, бегал по городу с клейстером и клеил афиши на фонарных столбах, на бесконечных заборах (Алатырь); В ночь на Покров пошел шапками снег (Алатырь); Мясоедом прошел слух: по утрам стал являться князь на базаре с кошелкой (Алатырь); На Ивана Купалу - жарынь (Север).
В роли временных конкретизаторов в простых предложениях замятинского текста используются единицы, описывающие время приема пищи. Например: К ужину все доподлинно было известно: что князь - развратник, у него - одеколоны, и вообще - человек он темный (Алатырь); К обеду вернулся Сеня (Непутевый).
В сложных предложениях среди разрядов расчлененной структуры выделяется группа предложений с распространяющими отношениями, в которую входят сложноподчиненные предложения с временными отношениями. В их придаточных частях раскрывается темпоральная характеристика содержания главной части. В замятинском тексте часто встречаются сложноподчиненные предложения с семантикой разновременности: Когда император наконец понял, что хуны изменили, что завтра утром они уже могут ворваться в Рим, ноги у него стали мягкими, он лег (Бич Божий); и одновременности: И пока Петя Жеребякин бежит куда-то сквозь осенний петербургский дождь, мы можем переселиться на время в ту июньскую ночь, в которую родился его секрет (Лев). Одновременность представлена как соответствие временных планов предикативных частей, выраженное соотношением глаголов-сказуемых в форме несовершенного вида (вылезал, вздрагивал, крестился), либо несовпадением видовых форм.
Итак, для передачи концептуальной семантики времени Е.И. Замятин использовал глагольные формы настоящего, будущего и прошедшего времени, временные формы абсолютного и относительного употребления, а также формы деепричастий. В замятинском тексте глагольные формы дают общую временную ориентацию глагольного действия, относя его к сфере настоящего, прошедшего, будущего. Синтаксические средства выражены простыми предложениями с обстоятельственными детерминантами, а также сложными предложениями с семантикой одновременности и разновременности действий.
В третье главе "Художественное своеобразие темпоральных отношений в замятинском тексте" рассматриваются временные особенности идиостиля Е.И. Замятина и проводится сравнительно-сопоставительный анализ языковых средств, выражающих категорию времени в творчестве писателя и в произведениях С.Н. Сергеева-Ценского.
Национальная традиция, отраженная в произведениях Е.И. Замятина теснейшим образом связана с такими основами русской культуры, как вера, духовность. Анализ показал, что истоки духовной словесности заключаются в тысячелетней православно-христианской культуре России. В замятинском тексте активно используется церковная лексика, например обедня, заутреня, вечерня. Живописно рассказывает Е.И. Замятин о праздновании яблочного спаса: Обедня была праздничная, церковь битком набита. Вчера святили яблоки, еще осталась на клиросе чья-то корзинка с янтарным аркадом: пахло яблоками, воском и новым, нестираным, ситцем (Землемер).
В замятинском тексте встречаем более 60 употреблений номинаций временных реалий по названию религиозных праздников, в которых потенциально содержится указание на время: Покров, Великий четверг, мясоед, святки, Рождество Христово, Масленица, Прощеный день, Пасха, Михайлов день, крещение, Красная горка, Ильин день, Спасы, День Пятидесятницы или Троица, Духов день, Пост Великий, Никола и другие. Например: И на улицах будто - и Пасха, и масленица вместе (Непутевый); Красная Горка - свадебный день, а в Алатыре не слыхать ни свадебных бубенцов, ни веселопечальных пропойных песен (Алатырь). Весна в этом, году была поздняя, на Духов день деревья еще только начинали распускаться, почки на них дрожали незаметной для глава дрожью, и лопались (Наводнение); Постом Великим все злющие ходят, кусаются - с пищи плохой: сазан да квас, квас да картошка (Уездное); В один жалобный колокол медленно поют пятиглавые Николы, Введенья и Спасы (Русь); И там за голубыми некогда ставнями заткнуты березки - вчера, на Троицу, перед обедней, заткнула мать Дорды (Рассказ о самом главном).
Такие праздники, как святки и масленица своей символикой обряда тесно связаны с древнеславянскими традициями проводов зимы. В замятинском тексте отражена народная традиция, в которой святки сопровождаются гаданием, пением, переодеванием, народными гуляниями и плясками. Например: Вышло это на третий день, а на четвертый продолжались святочные происшествия (Алатырь); Были святки - несуразные, разгильдяйские, вдрызг пьяные тутошние святки (На куличках). Это время красочно описывается при помощи прилагательных несуразные, разгильдяйские.
Таким образом, в замятинском тексте категория времени репрезентируется номинациями религиозных праздников, использованием церковной лексики с семантикой времени, что представляет собой специфику передачи временных отношений, отраженную в идиостиле писателя. Художественное время замятинского текста (кроме произведений английского цикла) - время православное, которое синтезирует в себе христианские и языческие элементы. В замятинском тексте часто нет указания на время года, на число и месяц происходящих событий, но по номинациям праздников часто возможно определить точный день календаря.
В замятинском тексте суточная шкала представлена следующим употреблением лексем: утро (более 172 употреблений) - день (350) - вечер (192) - ночь (316). Лексемы день и ночь в структуре поля занимают ядерное положение, так как являются важными репрезентациями идиостиля писателя.
День у писателя - это и время суток, и важные события жизни героев, и длительность времени, и определенная календарная дата, насыщенная событиями. Например: Окно выцветает, бледнеет, виден черный крест рамы: за окном начинается несуществующая действительность - день, обычный, нелепый, смешной, как все дни (Детская); Автор иногда просто описывает "световой день" - И вдруг - бледнее день, и клонится, вянет Настина голова (Апрель); Вареного ничего не принимал Селиверст, воду - однажды в день, только теплую (Знамение).
Отличительная особенность языка произведений Е.И. Замятина состоит в том, что у него ночь описывается всегда светлыми красками: розовая, белая, светлая, прозрачная, серебряная. В замятинском тексте встречаются только весенние и летние ночи: июньские, майские, апрельские. Несмотря на такое описание ночи, она приносит героям негативные ощущения. Известно, что в художественном тексте образ часов или циферблата превращается в символ времени. В творчестве Е.И. Замятина есть целый рассказ, который называется "Часы": Зайцер, сияя, объяснил, что стоит только незаметно нажать в часах "вот здесь, на ихний, так сказать, животик, - и вы уже имеете и музыку, и время! (Часы). В произведениях Е.И. Замятина присутствуют особые "зримые" метафоры времени. Через описание водяных часов можно наглядно проследить ход времени: Эти часы всегда теперь стояли на столе перед Приском, и всякий раз, как он садился писать, он с нежностью и благодарностью вспоминал Басса. Сквозь стеклянные жала змей время текло чуть заметной голубой нитью, отсчитывая дни и годы (Бич Божий). Кроме использования существительного часы, в замятинском тексте символика времени передается в виде атрибутивных распространителей, непременным условием которых является то, что в роковые для героев минуты они издают характерные звуки. С помощью оппозиции тишина/звук передается ход времени, отсчитываются секунды событий: Часы над ней громко долбили клювом в стену (Наводнение); У бабки Матрены - на стене часы, без утиху тикают, хрипят, кашляют, бегут без отдыха - зрячие в темной ночи (Север); Мамай тикнул, как часы - перед тем как пробить двенадцать (Мамай). В замятинском тексте цикличность подчеркивается боем часов, когда повторяющиеся действия и состояния соотносятся с замкнутыми, длительными временными отрезками. Например: Часы пробили десять. Заколдовал бессмысленный, как их жизнь, бесконечный круг слов, все выли и выли, поднявши головы. - Б-бум: половина одиннадцатого (На куличках).
Сравнительно-сопоставительный анализ с творчеством С.Н. Сергеева-Ценского, современника и земляка Е.И. Замятина, показал, что категория времени в идиостиле каждого из писателей обладает своей уникальной ценностью. Для С.Н. Сергеева-Ценского это молодость, детство, воспоминания о счастливой жизни, а для Е.И. Замятина - текучесть и размеренность жизненного уклада. С.Н. Сергеев-Ценский активно использует лексические средства для описания временных отношений. Кроме лексем время, год, месяц, неделя, встречаем семантическую группу "части суток" (утро, день, вечер, ночь), описания семантики сезонности (зима, весна, лето, осень), при этом временной природный цикл в творчестве С.Н. Сергеева-Ценского структурирован иначе, чем в замятинском тексте. Нет четкого разграничения на конкретные месяцы, например: Село было пушисто-зеленое весною, тощее, пыльное летом, ослепительно желтое от новой соломы осенью и нахлобученное, сизое зимой (Печаль полей). В произведениях С.Н. Сергеева-Ценского редко употребляются лексемы единиц измерения времени (минута, секунда, час), но широко представлена оппозиция юность/старость.
В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, полученные в результате изучения системы языковых средств, выражающих временные отношения в замятинском тексте.
Анализ показал, что выражение временных отношений в языке замятинского текста занимает важное место, так как большое количество временных понятий включается в его художественное пространство. Категория времени в замятинском тексте организована по типу функционально-семантической категории, так как представляет собой совокупность разноуровневых языковых средств (лексических, грамматических, синтаксических), служащих для выражения временных отношений. Средства данной категории организованы по полевому принципу с ядерно-периферийной зонами. Удаленность компонента от ядра определяется количеством репрезентирующих его единиц, его актуальностью, частотностью употребления.
Отметим, что лексические репрезентации категории времени в произведениях Е.И. Замятина очень разнообразны. В замятинском тексте нами было обнаружено свыше 3 тысяч лексем, передающих временную семантику.
Ядро категории времени замятинского текста составляет оппозиция день/ночь (350/316 употреблений).
Околоядерная зона поля представлена лексемами с общей семантикой темпоральности: сейчас (227), вечер (192), утро (172), времена года (165), завтра (162), секунда (153), минута (125), год (103), час (92), сегодня (88), нынче (76), вчера (75), время (64), месяц (44), дни недели (32), неделя (28), век (24) и другие.
Морфологические средства выражения категории времени в произведениях Е.И. Замятина в полевой структуре относим к ближней периферии, так как они постоянно поддерживаются лексическими средствами выражения категории времени.
Дальняя периферия представлена синтаксическими средствами выражения темпоральных отношений в простом и сложном предложении замятинского текста.
Итак, картина времени в замятинском тексте обладает следующими признаками:
* цикличность (использование циклической модели времени подкрепляется семантикой сезонности, употреблением лексем, которые описывают не только природные циклы (суточный, годичный), но и искусственно созданные (вековой, минутный), использованием наречий сейчас, теперь, которые относятся к средствам описания циклической модели времени);
* четкая структурированность событий по времени (подтверждается активным использованием лексем, которые относятся к единицам измерения времени - час, минута, миг, полчаса, секунда. Также часто встречается точное указание на время события);
* религиозность (употребление номинаций религиозных праздников, церковной лексики, описание времен года с религиозными ассоциациями, умелое сочетание в тексте языческих и христианских элементов);
* индивидуальность представления оппозиции день/ночь (авторское представление заключается в том, что лексема день употребляется в самых разных значениях, а лексема ночь, описывает сложные для героев моменты и, несмотря на описание ее светлыми красками, приносит героям много негативных эмоций. Автором описаны только весенние и летние ночи);
* особое авторское видение дней недели (в идиостиле писателя используются лишь четыре номинации дней недели, особую смысловую нагрузку несет воскресенье);
* метафоричность (активное использование существительного часы, разнообразное описание часовых механизмов в метафорическом значении).
В ходе исследования нашла свое подтверждение рабочая гипотеза о том, что категория времени является неотъемлемым элементом художественной системы Е.И. Замятина. Перспективы нашей работы состоят в возможности дальнейшего изучения языкового представления времени в произведениях крупной эпической формы (роман "Мы"), а также в рассмотрении особенностей межконцептуального взаимодействия замятинского времени с концептами ПРОСТРАНСТВО, ЧЕЛОВЕК, ПРИРОДА и другими.
Основные положения диссертации отражены в следующих опубликованных работах:
1. Лебедева Е.А. Лексические и грамматические средства выражения категории времени в произведениях Е.И. Замятина // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2009. - Вып. 11(79). - С. 235-238. - 0,3 п.л.
2. Лебедева Е.А. Лексическая репрезентация концепта время в прозе Е.И. Замятина // Вопросы когнитивной лингвистики. 2010. - №4. - С.75-78. - 0,3 п.л.
3. Бреденко (Лебедева) Е.А. (в соавторстве с Е.В. Алтабаевой) Время в картине мира героев Е.И. Замятина" // Проблемы русского общего языкознания: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 2. - Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина, 2004. - С.201-205. - 0,3 п.л.
4. Бреденко (Лебедева) Е.А. Основы концептуального анализа в высшей школе (на материале концепта время) // Проблемы моделирования в развивающихся образовательных системах: IV Международная научно-практическая конференция. - Мичуринск: МГПИ, 2004. - С.103-107. - 0,3 п.л.
5. Бреденко (Лебедева) Е.А. (в соавторстве с Е.В. Алтабаевой) Время в картине мира героев повести Е.И. Замятина "На куличках" // Современный урок в начальной школе: Материалы I Региональной научно-практической конференции студентов и аспирантов / Отв. ред. Е.В. Алтабаева. - Мичуринск: МГПИ. - 2005. - С. 40-46. - 0,5 п.л.
6. Бреденко (Лебедева) Е.А. Использование основ концептуального анализа в средней школе // Традиции и новаторство в изучении и преподавании русского языка: сборник материалов I Региональной научно-практической конференции 11-12 октября 2005 года / Отв. ред. Е.В. Алтабаева. - Мичуринск: МГПИ. - 2005. - С. 132-135. - 0,3 п.л.
7. Бреденко (Лебедева) Е.А. Концепт время в повести Е.И. Замятина "На куличках" // Языкознание и языки в системе современного образования: Материалы Всероссийской студенческой научно-практической конференции. - Елабуга: Изд-во ЕГПУ, 2005. - С. 10-12. - 0,2 п.л.
8. Бреденко (Лебедева) Е.А Вербализация концепта время в произведениях Е.И. Замятина // Международный конгресс по когнитивной лингвистике: Сб. мат-лов 26-28 сентября 2006 года / Отв. ред. Н.Н. Болдырев; Федеральное агентство по образованию, Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2006. - С. 449-452. - 0,3 п.л.
9. Бреденко (Лебедева) Е.А. Лексические и грамматические средства выражения категории времени в повести Е.И. Замятина "Островитяне" // Русское слово, высказывание, текст: рациональное, эмоциональное, экспрессивное: Межвузовский сборник научных трудов, посвященный 75-летию профессора П.А. Леканта. - М.: МГОУ, 2007. - С. 397-399. - 0,2 п.л.
10. Бреденко (Лебедева) Е.А. Репрезентация концепта время в рассказе Е.И. Замятина "Три дня" // Современная парадигма лингвистических исследований: методы и подходы: сборник материалов Всероссийской науч.-практ. конф. 20-23 ноября 2006 г. /Стерлитамак: Стерлитамак. гос. пед. академия, 2007. - С. 123-126. - 0,3 п.л.
11. Бреденко (Лебедева) Е.А. Репрезентация концепта время в повести Е.И. Замятина "Островитяне" // Филология и культура: Мат-лы VI Междунар. науч. конф. 17-19 октября 2007 года / Отв. ред. Н.Н. Болдырев; Редколл.: В.А. Виноградов, Е.С. Кубрякова, Н.Л. Потанина и др.; Федеральное агентство по образованию, Ин-т языкознания Рос. Академии наук, Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина, Общерос. обществ. организация "Российская ассоциация лингвистов-когнитологов". Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2007. - С. 549-551. - 0.2 п.л.
12. Лебедева Е.А. Временные характеристики и их отражение в прозе Е.И. Замятина //Аспекты исследования языковых единиц и категорий в русистике XXI века: сборник материалов Международной научной конференции (27-28 ноября 2007 г.): в 2 т. Т.II / сост. и отв. ред. Е.В. Алтабаева. - Мичуринск: МГПИ, 2008. - С. 170-173. - 0,2 п.л.
13. Бреденко (Лебедева) Е.А. Изучение средств представления категории времени в средней школе // Актуальные проблемы преподавания русского языка в школе и вузе: сборник мат-лов Всероссийской научно-практической конф. (21-22 мая 2007 г.) / сост. и отв. ред. Е.В. Алтабаева. - Мичуринск: МГПИ, 2008. - С. 80-83. - 0,2 п.л.
14. Бреденко (Лебедева) Е.А. Средства репрезентации концепта время в прозе Е.И. Замятина // Современная парадигма лингвистических исследований: методы и подходы: Сб. материалов междунар. науч.-практ. конф., 20-21 ноября 2007 г. - Стерлитамак: Стерлитамак. гос. пед. академия, 2008. - С. 19-22. - 0,3 п.л.
15. Лебедева Е.А. Специфика концепта время в повести Е.И. Замятина "Алатырь" // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах: сб. ст. участников IV междунар. науч. конф., 25-26 апр. 2008 г., Челябинск. Т. 2 / [редкол.: д.филол.н., проф. Л.А. Нефедова(отв. ред.) и др.] - Челябинск: ООО "Издательство РЕКПОЛ", 2008.- С. 196-200. - 0,3 п.л.
16. Лебедева Е.А. Особенности функционирования лексемы день в произведениях Е.И. Замятина // Квалификационная филологическая подготовка специалистов на факультете педагогики и методики начального образования в свете модернизации системы образования: Материалы II Международной научно-практической конференции. Борисоглебск, 7-8 апреля 2009 г.: В 2-х т. - Борисоглебск, 2009. - Т. 1. - С. 251-255. - 0,3 п.л.
17. Лебедева Е.А. Временные отношения и их влияние на внутренний мир героев повести Е.И. Замятина "Уездное" // Русская языковая личность и национальные культурные традиции (к юбилеям А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя): сб. мат-лов Общерос. науч.-метод. семинара / науч. ред. Н.Л. Потанина; Федеральное агентство по образованию, ГОУВПО "Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина", Тамб. обл. филол. о-во. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2009. - С. 137-140. - 0,3 п.л.
18. Лебедева Е.А. Оппозиция "день-ночь" в творчестве Е.И. Замятина // Актуальнi проблеми мiжслов'яньского дискурсу: Наукови-методичний збiрник. - Миколаïв: Вид-во Пiвденнослов'янського iнституту КСУ, 2010. - С. 66-70. - 0,4 п.л.
19. Лебедева Е.А. Лексическая репрезентация концепта ВРЕМЯ в прозе Е.И. Замятина // Русистика XXI века: традиции и тенденции: сборник материалов Международной научной конференции (20-22 ноября 2008 г.) / сост. и отв. ред. Е.В. Алтабаева. - Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2010. - С. 314-317. - 0,2 п.л.
20. Лебедева Е.А. Языковое выражение временного природного цикла в прозе писателей Тамбовского края // III Селищевские чтения: материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 125-летию со дня рождения Афанасия Матвеевича Селищева (Елец, 22-23 сент. 2011 г.). - Елец: Елецкий государственный университет имени И.А. Бунина, 2011. - С. 192 - 196. - 0,3 п.л.
21. Лебедева Е.А. Особенности отражения категории темпоральности в замятинском тексте // Славянский мир: духовные традиции и словесность: сб. мат-лов Междунар. науч.-метод. конф. Вып. 2 / науч. ред. Н.Ю. Желтова; М-во обр. и науки РФ [и др.]. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2011. - С. 438-441. - 0,2 п.л.
22. Лебедева Е.А. Особенности отражения категории темпоральности в русском национальном сознании (на материале языка произведений Е.И. Замятина) // Актуальные проблемы современной педагогической лингвистики: Межвузовский сборник научных трудов: Вып. 9./ сост. и отв. ред. Е.В. Алтабаева. - Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2010. - С. 92-97. - 0,4 п.л.
23. Лебедева Е.А. Национально-культурная специфика времени в замятинском тексте //Замятинский текст как явление русской культуры и духовности: монография / Е.В. Алтабаева, Е.А. Лебедева, В.Е. Маясов, Ю.Ю. Фотинова; под ред. Е.В. Алтабаевой. - Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2011. - С. 112-166. - 3,5 п.л. 2
Документ
Категория
Филологические науки
Просмотров
88
Размер файла
294 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа