close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Бычков В. П. Организационно-экономический механизм устойчивого лесопользования в малолесной зоне России

код для вставкиСкачать
В. П. Бычков, Д. А. Сиволапов,
А. И. Сиволапов
Организационно-экономический
механизм устойчивого лесопользования
в малолесной зоне России
УДК 630*611
ББК 65 341.55
Б
Печатается по решению редакционно-издательского
совета ГОУ ВПО, ВГЛТА, 2008
Научный редактор:
доктор экономических наук, профессор ВГЛТА,
Заслуженный работник высшей школы РФ
Рецензенты: д-р экон. наук, проф. ВГУ Ю. И. Трещевский
д-р экон. наук, проф. ВГЛТА Т. Л.Безрукова
Бычков В.П.
Б
Организационно-экономический механизм устойчивого лесопользования в
малолесной зоне России [Текст]: монография / В.П. Бычков, Д.А. Сиволапов,
А.И. Сиволапов. Фед. агентство по образованию, Гос. образовательное учреждение высш. проф. образования, Воронеж. гос. лесотехн. акад. – Воронеж: ВГЛТА,
2008. – 136 с.
ISBN 978-5-7994-0312-6 (в обл.)
В монографии подробно рассматриваются теоретические вопросы устойчивого лесопользования и принципы построения организационно-экономического
механизма управления лесопользованием, анализируется состояние управления
лесопользованием на примере лесного хозяйства ЦЧР, разрабатываются основные
направления совершенствования организационно-экономического механизма
управления лесопользованием.
Предназначена для научных и практических работников лесного хозяйства,
аспирантов и сотрудников лесных специальностей.
ББК 65 341.55
© Бычков В.П., Сиволапов Д.А., Сиволапов А.И., 2008
© ГОУ ВПО «Воронежская государственная
лесотехническая академия», 2008
ISBN 978-5-7994-0258-7
(в обл.)
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
стр.
ПРЕДИСЛОВИЕ ……………………………………………………………… ….
4
1.
Теоретические основы устойчивого лесопользования …………………… 6
1.1 Сущность, признаки, формы и методы ………………………………..…..
6
1.2 Обоснование необходимости совершенствования организационноэкономического механизма управления …………………………………..
15
1.3 Основные принципы и региональные особенности построения
организационно-экономического механизма управления лесопользованием в малолесной зоне …………………………………………………....
29
1.4 Научно-методологический подход к разработке разноуровневого критерия управления устойчивым лесопользованием ………………………… 34
2.
Исследование эффективности устойчивого лесопользования в малолесной зоне ……………………………………………………………………..
50
2.1 Организационно-экономическое зонирование лесопользования в современной России и малолесной зоне ………………………………………..
50
2.2 Общая характеристика лесного хозяйства ЦЧЭР как представителя малолесной зоны страны ……………………………………………………… 56
2.3 Организация управления лесопользованием и хозяйственная деятельность лесхозов ЦЧЭР ………………………………………………………
65
2.4 Экономико-математическое моделирование самофинансирования лесохозяйственных предприятий Курской и Тамбовской областей …………
77
3.
Пути совершенствования организационно-экономического механизма
управления устойчивым лесопользованием в малолесной зоне…………
85
3.1 Экономическая модель полной цены лесных ресурсов и полезностей –
важнейший элемент повышения эффективности лесопользования …….
85
3.2 Основные принципы и региональные особенности построения
организационно-экономического механизма управления устойчивым
лесопользованием в малолесной зоне …………………………………….
96
3.3 Региональные проблемы расширенного воспроизводства лесов и защитного лесоразведения в малолесной зоне и пути их решения …. ………
100
3.4 Научное обеспечение управления устойчивым лесопользованием в малолесной зоне ……………………………………………………….…….
107
Приложения ……….. ……………………………………………………………
114
Библиографический список …………………………………………………….
125
3
ПРЕДИСЛОВИЕ
Леса малолесной зоны страны, обладают рядом социально-экономических и
биологических особенностей. К этим особенностям, в первую очередь, относятся:
высокое влияние лесозащитных свойств леса на улучшение экологических условий жизни населения и ведение сельского хозяйства, а также повышение биологической продуктивности растительного и животного мира лесостепи, где в расчете на единицу площади, биомасса и годичная продукция лесостепных древесных пород вдвое выше, чем в таежных лесах Сибири.
Для реализации потенциала малолесной зоны страны необходима разработка
организационно-экономического механизма устойчивого лесопользования, позволяющая учесть особенности этой зоны, дать реальную оценку современному состоянию лесного хозяйства в этом регионе, определить пути и научнометодологические подходы к решению важнейших перспективных проблем эффективного лесопользования в условиях малолесья.
Исследования этого направления в настоящее время возрастают в связи с
принятием в 2006 году нового Лесного кодекса Российской Федерации, предусматривающего децентрализацию системы управления лесными ресурсами с передачей значительной части полномочий регионам страны, повышение их прав и
ответственности в лесопользовании. Проходящий процесс реализации положений
нового кодекса и разработка соответствующих ему в центре и на местах нормативных правовых актов требует научного обоснования, апробации и сопроводительных документов.
Развитие лесного хозяйства и лесного комплекса в России и малолесных
зонах страны представляет собой одну из актуальных проблем экономики, которой посвящены научные труды ученых экономистов: И.В. Воронина, П.Я Концевого, В.П. Бычкова, Н.Е. Корецкого, Н.И. Кожухова, Н.А. Медведева, А.П. Петрова, Н.А. Моисеева, В.Н. Петрова, А.И. Писаренко, Н.А. Бурдина, П.В. Васильева, В.Л. Джиковича, В.А. Ивлева, Г.М. Киселева, Т.С. Лобовикова, А.А. Цымека,
С.В. Починкова, Е.Я. Судачкова, Ю.И. Трещевского и др.
Региональные особенности лесного комплекса определяются не только природно-климатическими условиями регионов, но и общим состоянием их социально-экономического развития и специализацией в составе общего народнохозяйственного комплекса страны. Одновременно решение проблем лесного комплекса
оказывает положительное влияние на успешное развитие регионов. В настоящее
время одной из важнейших среди этих проблем является организация эффективного управления устойчивым лесопользованием, что вызывает необходимость
дальнейших исследований данной проблемы, способствующих реализации новых
положений Концепции развития лесного хозяйства Российской Федерации на
2003 – 2010 годы, Лесного кодекса Российской Федерации и других программных
документов, определяющих стратегию отечественного лесопользования.
Цель исследований данной работы заключается в теоретическом обосновании организационно-экономического механизма устойчивого лесопользования в
малолесных регионах и разработке предложений по его совершенствованию.
Для достижения цели потребовалось решение следующих задач:
4
- изучить теоретические аспекты устойчивого управления лесопользованием;
- разработать организационно-экономическое зонирование в РФ в зависимости от лесообеспеченности ее регионов;
- обосновать научно-методологический подход к разработке ступенчатого
критерия управления устойчивым лесопользованием;
- дать характеристику лесного хозяйства Центрально-Черноземного экономического района как основного представителя малолесных регионов страны и проанализировать современное состояние лесопользования в этом районе;
- разработать научно-методологические принципы действия организационноэкономического механизма устойчивого лесопользования в малолесной зоне, отвечающего требованиям нового Лесного кодекса;
- разработать предложения по эффективному ведению лесного хозяйства в
малолесной зоне;
- показать научно-социологический подход к разработке лесной политики и
составлению региональных программ развития лесного хозяйства в малолесной
зоне страны.
Информационной базой исследования явились: Лесной кодекс РФ (включая
варианты его проектов, освещенных в печати), иные законодательные, нормативные, распорядительные и другие официальные документы, материалы
ФГУП
«Воронежлеспроект», статистические материалы и отчетные данные Рослесхоза и
его территориальных Управлений лесного хозяйства по Воронежской, Тамбовской, Липецкой, Белгородской областей и Комитета лесного хозяйства по Курской области. Наряду с официальными документами использованы отдельные положения и результаты научных трудов ученых-экономистов, внесших большой
вклад в разработку методов оценки эффективности воспроизводства лесных ресурсов, районирования лесного хозяйства и структуризацию лесопромышленного
производства.
5
1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УСТОЙЧИВОГО
ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЯ
1.1 Сущность, признаки, формы и методы
Согласно известному определению Брундтландской комиссии "устойчивым
является такое развитие, когда удовлетворяются потребности настоящего поколения без риска удовлетворению своих потребностей будущими поколениями" [175,
с. 3].
После решения Брундтландской комиссии устойчивому развитию было дано
бесчисленное множество определений и трактовок. Например, в науке об экономике окружающей среды имеются два определения устойчивости. Превалирующей неоклассической экономической моделью является "экономика устойчивого
роста". Согласно второму определению, которое отражает институционную направленность экономической науки, теоретической целью является "экономика
стабильного состояния". Оба определения имеют разные философские и этические отправные точки. В неоклассическом определении устойчивости усматриваются "слабые" черты антропоцентризма, в то время как институционному определению устойчивости ближе этика биоцентризма [113].
Определение устойчивого человеческого развития подчеркивает то, что мы
даем будущим поколениям, не есть известный фонд материальных благ, а скорее
потенциал известного уровня человеческого развития [175].
Определений устойчивого развития много, но, естественно, еще больше случаев искаженного и неправильного их использования. Неудивительно, что понятие "устойчивое развитие", по мнению многих, уже стало пустой скороговоркой.
По мнению Ранникко [172], различная трактовка устойчивого развития может
быть и сильной стороной понятия – это можно назвать позитивной утопией в наилучшем смысле, где указана цель, к которой нужно стремиться. Возможно, это
так. Однако легко можно согласиться с высказыванием обладателя Нобелевской
премии 1989 года в области экономики Роберта М. Солоу: "Было бы несчастьем,
если бы устойчивость стала модной – не из-за ее неопределенности, а именно поэтому" [174, с. 16].
В истории известны ранние примеры существования принципов и норм в
отношении лесов, а также других природных ресурсов, которые свидетельствуют
о зарождении устойчивости. Стройная же система основных принципов устойчивости была впервые разработана именно для лесного хозяйства [103 - 105, 172].
Основы устойчивого лесного хозяйства в практике ведения лесного хозяйства были сформулированы еще за два столетия до того, как на Брундтландской
комиссии было дано определение понятию устойчивого развития. Несмотря на
разницу во времени, характерным для обоих определений является их многозначность.
По мнению американца Роберта Г. Лии [166], одна из интересных особенностей устойчивости (sustained yield) применительно к ведению лесного хозяйства
заключается в комплексности ее значения. Нет универсального определения устойчивости, ее значение меняется во времени и пространстве, отражая характер6
ные социальные, экономические и политические условия. Смысл устойчивости
заключается во взаимодействии определенных исторических условий и интересов
и забот индивидуумов, групп и социальных институтов.
Р.Г. Лии различает технические определения, функциональные определения
и символические значения.
Символическое значение устойчивости, по мнению Р.Г. Лии, наиболее древнее, однако наименее понятное из ее многих аспектов. Он заимствует высказывание Уильяма и Жана Дюэрри [166, с. 153]: "Устойчивое производство древесины
воплощает самую главную из фундаментальных целей человека – обеспечение
продолжения жизни".
Под функциональными определениями устойчивости понимаются высказывания, которые отражают воздействия лесного регулирования на социальные,
экономические и окружающие условия. Ограничения на осуществление рубок на
основании полезных воздействий лесов уходят далеко в прошлое, и примеры этого имеются во всех странах. Как установленный факт и аргумент они появились
намного раньше, по оценке Лии, как минимум на 600 лет, чем технические определения.
Технические определения устойчивого лесного хозяйства – это основанные
на научных данных принципы, позволяющие оперировать понятием устойчивости, реализовывать ее на практике и осуществлять наблюдение.
Простым техническим определением является выражение Джудейха (Judeich,
1914) о том, что лесное хозяйство устойчиво, если лесная земля постоянно сохраняется для роста деревьев. Такое определение по-прежнему применительно, например, в развивающихся странах. Это означает, что в основу устойчивости положена занимаемая лесами площадь.
С технической точки зрения, устойчивость можно также определять на основании изменения объема древостоя или его прироста. Более передовое техническое определение, в котором центральное место отведено древесным ресурсам,
означает устойчивость объема рубок. В течение определенного периода времени,
например, 10 или 20 лет, объем вырубаемой древесины не может превышать установленной величины, структуру которой можно еще более подробно делить по
сортиментам лесоматериалов, древесным породам и насаждениям. Нормальный
лес можно рассматривать в качестве старого идеала технического определения
устойчивости. Разрабатываемые в настоящее время критерии и индикаторы (количественные показатели) устойчивого управления лесным хозяйством представляют собой новый, более прогрессивный этап в техническом определении устойчивости и осуществлении контроля за ее воплощением. Они также относятся к
функциональному определению устойчивости.
Расширение масштабов экологического кризиса, принявшего глобальный характер, периодически повторяющиеся экономические кризисы, продолжающийся
рост народонаселения и ограниченность энергетических и других природных ресурсов вынудили мировое сообщество через своих представителей на конференции ООН по окружающей среде и её развитию [41] принять рекомендации, призывающие страны мира к переходу на модель устойчивого развития, предполагающего такой характер дальнейшего социально-экономического развития, кото7
рый сохранял бы природную среду и природно-ресурсный потенциал для удовлетворения потребностей нынешних и будущих поколений людей.
Следуя этим рекомендациям, указом президента РФ № 440 от 1.04.96 г. утверждена представленная правительством РФ "Концепция перехода РФ к устойчивому развитию" [43], которая должна учитываться при разработке проекта государственной стратегии устойчивого развития РФ; прогнозов и программ социально-экономического развития, а также принятия хозяйственных и иных решений. Это предполагает разработку системы согласованных между собой программных и прогнозных документов государственной стратегии действий разных
пространственно-временных масштабов (долго-, средне- и краткосрочных; отраслевого, регионального и федерального уровней).
К стратегической цели Концепции управления лесами Российской Федерации
относится установление обязательных приоритетов и действий органов управления лесным хозяйством всех уровней. В зависимости от конкретных условий и
особенностей набор таких приоритетов может существенно различаться. Устанавливаемые приоритеты должны обеспечивать:
− охрану, защиту и воспроизводство лесов;
− сохранение биологического разнообразия лесных территорий;
− ведение научно обоснованного рационального, неистощительного и многоцелевого лесопользования;
− повышение экологического и ресурсного потенциала лесов;
− удовлетворение потребностей общества в лесных ресурсах;
− повышение доходности лесов;
− совершенствование кадровой политики;
− развитие системы лесного образования и просвещения;
− участие общественности в принятии экологически значимых решений.
Понятие «устойчивое управление лесами» означает требование непрерывного
неистощительного пользования лесом и сохранения биоразнообразия (многоцелевое значение лесов). Таким образом, перед лесным хозяйством ставится задача
неистощительного пользования всем разнообразием ресурсов и услуг леса, на которые поставлены цели хозяйства.
Выполнение этого требования возможно только в том случае, если будет гарантировано финансирование затрат на воспроизводство используемых ресурсов.
Это означает обязательность финансирования всей суммы затрат для проведения
региональных систем лесохозяйственных мероприятий, гарантирующих воспроизводство используемых ресурсов леса.
Региональная система лесохозяйственных мероприятий – целостная совокупность взаимосвязанных мероприятий, включающая способы рубок, возобновление, уход за лесом, защиту от вредителей и болезней, охрану от пожаров и др.
Именно благодаря системе лесохозяйственных мероприятий происходит поддержание преемственного возрастного ряда непрерывного неистощительного пользования лесом в подвижном устойчивом равновесии, а его ежегодное обновление
осуществляется посредством рубки и возобновления, а также естественного перехода насаждений из одного класса возраста в другой в процессе роста и развития
8
древостоя. Благодаря региональной системе лесохозяйственных мероприятий
обеспечивается устойчивое управление лесами, а леса становятся управляемыми.
По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН
(ФАО), площадь покрытых лесом земель во всем мире составляет 3454 млн га
(включая естественные леса и лесные культуры). Это около 1/5 суши планеты.
55% мировых запасов лесов приходится на развивающиеся страны, 3 % – на лесные культуры, 97 % - на естественные и полуестественные леса [117]. С 1980 по
1995 г. площадь лесов мира уменьшилась на 180 млн га, при этом в развивающихся странах – на 200 млн га, а в развитых увеличилась на 20 млн га. За 1990 – 1995
гг. она сократилась на 56,3 млн га, в развивающихся – на 65,1 млн га, в развитых
странах площадь возросла на 8,8 млн га. В документе также указывается, что объем заготовок древесины, по сравнению с 1988 г., в процессе рубок главного пользования сократился в России в 3 раза и составил 87 млн м3. Расчетная лесосека освоена на 18 %.
В Российской Федерации общая площадь земель лесного фонда и лесов, не
входящих в лесной фонд, по состоянию на 1 января 2002 г. составляет 1,2 млрд га
(69 % территории страны). Запасы древесины в лесах составляют 82 млрд м3
(свыше четверти мировых запасов). Потенциальный ежегодный объем заготовки
древесины – более 500 млн м3.
По данным В.К. Теплякова и др. [118], в России площадь спелых и перестойных лесов составляет более 303 млн га (38 %), в европейской ее части – около 55
млн. га (39 %), в республике Карелия – примерно 3 млн га (33 %). На заповедники
и национальные парки России приходится до 22 млн га; на 2372 памятника природы – 1,2 млн га. Возможная для эксплуатации площадь лесов Российской Федерации, на которых в законодательном порядке разрешено проведение рубок главного пользования, составляет 46 %. Если из этой площади дополнительно исключить «старовозрастные леса», то практически в стране не остается леса, где можно
будет осуществлять заготовки древесины.
В Концепции развития лесного хозяйства РФ на 2003 - 2010 гг. отмечается,
что лесной фонд страны в настоящее время используется недостаточно эффективно. В 2001 г. освоение расчетной лесосеки составило 24 %, при этом в Уральском,
Сибирском и Дальневосточном регионах – менее 15 %. Преимущественно осваивается расчетная лесосека по хвойному хозяйству, то есть заготавливается наиболее ценная древесина при значительном накоплении менее ценных перестойных
насаждений лиственных пород.
За последние 3 года снизился объем продажи древесины на лесных аукционах. Недостаточным остается экономический эффект от использования участков
лесного фонда по договорам аренды. Большинство договоров аренды участков
лесного фонда заключено на срок до 5 лет, что не способствует решению вопросов по восстановлению лесов, охране их от пожаров, а также инвестированию
строительства лесовозных дорог [102].
Рост объема лесозаготовок за последние 3 года происходит в основном на
территории Европейской России, что связано с транспортной доступностью лесосырьевых ресурсов.
9
Экстенсивное и непропорциональное развитие лесоперерабатывающих предприятий оказало негативное влияние на состояние лесного фонда. Сокращение
площади высокопродуктивных хвойных и одновременно накопление менее ценных мягколиственных насаждений создаст в будущем проблемы в организации
рентабельного лесопользования в европейской России и на Урале.
Остаются высокими потери лесного хозяйства от лесных пожаров, вредителей и болезней леса, промышленных выбросов и незаконных рубок. Ежегодный
ущерб от лесных пожаров оценивается в 3...3,5 млрд руб. Около 40 тыс. га лесов
ежегодно усыхает вследствие вспышек размножения вредителей и болезней. Возрос объем незаконных рубок леса в приграничных районах России.
Лесной сектор играет важную роль в экономике страны и имеет существенное значение для социально-экономического развития более чем 40 субъектов
Российской Федерации. Органы управления и организации лесного хозяйства
реализуют возложенные на них задачи по обеспечению комплексного и рационального использования ресурсов и полезных свойств лесов, воспроизводству,
повышению продуктивности, сохранению биоразнообразия и устойчивости лесов,
осуществлению мероприятий по лесоустройству, охране лесов от пожаров и защите от вредителей и болезней, лесовосстановлению, уходу за лесом, организации лесопользования в части подготовки и передачи лесного фонда для осуществления лесопользования, контроля за лесопользованием и другие задачи.
За последние 10 лет в связи с падением объемов лесозаготовок сократились
объемы лесохозяйственных мероприятий. Не соблюдаются нормы Лесного кодекса Российской Федерации по обеспечению финансирования лесовосстановительных работ из бюджетов субъектов Российской Федерации. В 2001 г. лесовосстановительные работы на 65 % были профинансированы за счет средств лесхозов.
За последнее десятилетие также снизился уровень материально-технического
обеспечения лесного хозяйства.
Анализ системы платежей за пользование лесным фондом свидетельствует о
низком удельном весе ставок лесных податей в цене лесоматериалов круглых, который не превышает 3...7 %. Низкий уровень платы за древесину на корню не
обеспечивает финансирования воспроизводства лесных ресурсов. Эти процессы
регулируются нормативными актами, принятыми в разное время, в том числе до
принятия Лесного кодекса Российской Федерации, что обусловливает необходимость приведения их в соответствие с законодательством Российской Федерации.
На Конференции ООН по окружающей среде и развитию [41], где рассматривались проблемы устойчивого развития, по сути не было дано определения устойчивому управлению лесным хозяйством, но официально были сформулированы
его цели: "лесные ресурсы и лесные земли следует содержать и использовать устойчивым образом для удовлетворения социальных, экономических, экологических, общественных и духовных потребностей настоящего и будущего поколений".
В резолюции европейской конференции в Хельсинки в 1993 году, устойчивое
управление лесами получило следующее определение: “Устойчивое лесоуправление означает уход за лесами и использование лесных земель таким образом, чтобы сохранялось их биоразнообразие, продуктивность, регенерационные способ10
ности, жизнеспособность и возможность выполнять в настоящем и в будущем
важные экологические, экономические и социальные функции на местном, национальном и глобальном уровнях, а также не наносить ущерба другим экосистемам” [150, с. 4]..
Таким образом, в резолюции конференции в Рио-де-Жанейро и Хельсинкского совещания кристаллизовалось современное понятие устойчивости через три
аспекта: экономический, экологический и социальный. Вместо трех «аспектов»
или параллельно им можно также рассматривать экологические, социальные и
экономические цели или группы целей, как предлагает И.В. Шутов [150].
Однако важно заметить, что понятие устойчивости представляет собой единое целое, при котором в разных условиях различным аспектам может придаваться разное значение, но они являются частью целого и предопределяют друг друга.
Их можно сравнить с вершинами треугольника устойчивости - без одного из них
не будет и треугольника.
Определение устойчивости лесного хозяйства включает также и другие факторы. Они уже долгое время были объектами пристального внимания в лесных
науках. Одним из них является, конечно, территориальный принцип устойчивости
- вопрос, который широко обсуждается. Например, Килкки [165] предлагает однозначное пространственное деление: дерево, насаждение, лесное имение, деревня,
коммуна, область, страна, часть света и весь мир. Нетрудно заметить, что экономические, экологические и социальные аспекты устойчивости не всегда даже разумно рассматривать на всех уровнях.
Другим центральным фактором устойчивости, безусловно, является время. В
Хельсинкском определении это "постоянный" временной фактор "настоящего" и
"будущего". В практическом рассмотрении устойчивость обычно определяется за
периоды в 5, 10 и 20 лет.
Третьим фактором, который особенно в настоящее время заслуживает внимания и который, прежде всего, касается экологического и социального аспектов,
является вопрос о том, какие лесные продукты и услуги следует включать при
рассмотрении устойчивости. Естественно, хельсинкское определение затрагивает
также такие стороны, как влияние ведения лесного хозяйства на другие экосистемы. Аналогичным образом социальная устойчивость связана с воздействиями на
людей и общество в целом.
И последними из числа описательных понятий "аспектного треугольника" устойчивости являются теория, профессиональная практика и действительность.
Одно дело, как устойчивость определяется теоретически, другое дело, каким образом это воплощается на уровне профессионального применения и третье, к сожалению зачастую совсем другое, - каким образом устойчивость реализуется в результате взаимоотношения между экономическими, социальными и экологическими факторами.
Термин «устойчивое развитие (управление)», использующийся в отношении
устойчивого развития (управления) лесного хозяйства (лесов), является приблизительным переводом английского термина «sustainable development (management)»
или «sustainability». Как в России, так и за рубежом периодически возникают противоречия в понимании и трактовке общих понятий в рамках концепции устойчи11
вого управления. В большинстве случаев перевод «устойчивое управление лесным хозяйством» ближе всего по сути.
Устойчивое управление лесным хозяйством подразумевает содержание и использование лесов, таким образом, и в такой степени, при котором сохраняются
их продуктивность, регенерационная способность, биоразнообразие и потенциал
для выполнения в настоящем и будущем экологических, экономических и социальных функций на местном, национальном и мировом уровнях [103].
Концепция устойчивого лесоуправления или, иными словами, – ведение лесного хозяйства и торговли при поддержании нормального (здорового) состояния
экосистем, сохранение биоразнообразия, позволяющее получать местному сообществу социальные и экономические выгоды, получает международное признание [135].
Можно предполагать, что Российские лесные предприятия могут оказаться в
числе сильных партнеров, способных выпускать продукцию, соответствующую
современным требованиям.
Анализируя и обсуждая материалы западных лесных университетов по экономике устойчивого лесопользования [135], можно полагать, что Российские лесные предприятия, развивая собственные традиции лесоуправления, имеют возможность сохранить экологические и социальные аспекты с интересами зарождающегося бизнеса и стать мировым лидером в сфере устойчивого лесопользования и охраны лесов, обеспечив необходимые рабочие места и доход, одновременно сохраняя естественное биологическое разнообразие.
Для общества и человека лес является источником множества продуктов и
полезностей. В связи с этим проблемы лесоуправления нельзя рассматривать в
отрыве от конкретных исторических явлений.
В период распада СССР и изменения социального строя в России управление
лесами требует изменений.
В Европейском институте леса и природы [169] дан прогноз развития лесов
Ленинградской области при лесоуправлении, ориентированном на природное лесовозобновление. Моделировали развитие лесов до 2040 года по 5 лесоуправленческим сценариям, уделив особое внимание восстановлению лесного сектора России в сочетании с политикой охраны природы. Примененная оценочная модель не
является специально ориентированной на природоохранительное лесоуправление,
поэтому обсуждаются пути управления методологии для анализа долговременных
эффектов, ориентированных на природное развитие лесоуправленческих подходов в Европе.
В.А. Челышев [145] подчеркивает, что современные тенденции развития лесного хозяйства противоречат стратегическим разработкам. Частые реорганизации
в управлении лесами указывают на отсутствие на государственном уровне долговременных целей в управлении лесопользованием. Наблюдается непрерывное
ухудшение качества лесов России.
Ю.А. Соков [133], обсуждая вопрос оценки стратегической позиции при переходе к устойчивому управлению лесами, предлагает проведение расчета привлекательности перехода к устойчивому управлению лесами по специальной
формуле.
12
Надо подчеркнуть несовершенство и недоработки предыдущего Лесного кодекса, принятого в 1997 году. Например, Л.В. Хроленкова [154] отмечает, что кодекс не определил концептуальные положения лесной политики на федеральном
и региональном уровнях с учетом того, что леса страны в современных условиях
имеют глобальное экологическое значение.
Как показывает отечественная практика и зарубежный опыт, эффективность
государственного управления лесами достигается только с помощью специализированной системы государственных органов управления за счет законодательного
разграничения объекта и субъектов управления, осуществления функций и задач
на основе правовых норм и реализации экономического механизма [98].
В.Е. Кузнецов [48] считает, что в современных условиях изъятие лесных ресурсов должно происходить с учетом экономических интересов субъектов лесных
отношений и дальнейшего расширения воспроизводства лесных ресурсов. Изменения должны коснуться таких важных аспектов, как расчет лесосеки главного
пользования, а именно, должного внимания экономическим условиям ведения
лесного хозяйства и лесопользования, более взвешенного подхода к развивающейся аренде и т.п. Он предлагает внести в лесоустроительные проекты разделы
по ценообразованию и доходности лесных ресурсов, спрос и предложение древесины, рынки сбыта. Внесение дополнений и уточнений в лесотаксационное и лесоэксплуатационное районирование, детализированное в зависимости от экологической, социальной и экономической значимости, ведет к снижению затрат, которые государство и пользователь несут от неточности учета.
Лесоуправление в России тесно связано с тенденциями экономического развития, лесной политики и природопользования. Лесоуправление – это сложный
процесс, требующий высокой квалификации специалистов-лесоводов, владеющих
современными методами и средствами управления, надежного информационного
и научного обеспечения.
В Китае интенсивно обсуждаются категории лесоуправления в современном
развитии лесного хозяйства [167]. В соответствии с преобладающими функциями
местные леса классифицируются на коммерческие и леса общественного пользования, т.е. на три категории, три пояса и 21 тип. Представлены индикаторы и
стандарты использовавшейся при классификации технологии. Zheng Xiaoxian и
др. [179] на основе всестороннего анализа социальных, экономических, экологических, правовых и природоохранных факторов, влияющих на лесоуправление в
коммерческих лесах, обсуждают показатели и критерии классификации коммерческих лесов. На примере одной из лесных ферм в Китае анализируется экономическая эффективность различных показателей местообитания и ставок процентов.
В итоге предлагаются критерии для коммерческой лесной классификации.
Wang Yongqing [176] исследует системы управления государственными лесами в одном из регионов Китая. Задача состояла в установлении путей перевода
лесоуправления на устойчивую основу. Для этого были изучены существующие
системы управления, и было предложено отделить государственную администрацию от хозяйственных органов с созданием затем корпоративной системы управления. Были предложены три модели двух основных направлений развития лесного хозяйства: с раздельным и интегрированным управлением.
13
Китайские исследователи Wang Hong-ying и др. [177], сравнивая лесную политику Китая, США, Германии, Японии и Индии по вопросам лесных ресурсов,
потребления лесных продуктов, лесоустройства, лесного законодательства, собственности на лес, системы ведения лесного хозяйства, защиты и поддержания леса
сделали предложения по рациональному выбору лесной политики Китая.
В канадской газете «Кроникл» рассмотрена фундаментальная проблема подхода к управлению лесным хозяйством, где отмечается узко потребительский характер работы, то есть задача получения немедленной максимальной прибыли. В
другой статье обосновывается эффективность проведения качественной оценки
лесного фонда по всему лесному массиву с учетом всех составляющих как его
биоразнообразия, так и всего многообразия интересов широкого круга лесообразователей на длительное будущее [161].
Parkins John R. и др. [171] отмечают, что в Канаде на основе общих принципов устойчивого лесоуправления системы социальных, экономических и экологических показателей лесопользования необходимо учитывать традиционные специфические условия эксплуатации лесных ресурсов. Привлечение традиционного
опыта аборигенов в лесопользовании провинции Онтарио (Канада) дает положительный эффект при выработке политики управления лесными ресурсами.
Barthod [159] анализирует состояние управления в лесной политике Франции
и подчеркивает роль политического регулирования ведения лесного хозяйства
различных форм собственности: от частных до государственных лесовладений.
Как и в других странах, предложены основные принципы, определяющие главные
направления лесной политики согласно общегосударственному законодательству,
отвечающие экологическим, экономическим и социальным интересам. Barthod и
др. [160] анализируют принятый во Франции закон “Ориентации на лес”. Рассмотрены основные достоинства нового закона: улучшение организации устойчивого лесоуправления; создание благоприятных условий для развития и конкурентноспособности лесной отрасли экономики; включение политики лесопользования в программы управления территориями, прежде всего на региональном
уровне.
Lidija Zadnik St. [178] предлагает для принятия оптимальных решений по
многоцелевому лесоуправлению модельный подход. Ею разработана модель этапов, состояний, решений проблемы многоцелевого лесопользования. В ней экономическая функция выражается через функцию аддитивной полезности: экологические проблемы выражаются через биологическое разнообразие, а общественные полезности широкоуровневого спектра лесоуправленческих решений (как
рыночные, так и внерыночные) характеризуются с помощью комплексного анализа. Оптимальные решения находятся в рамках программирования многоцелевого
динамичного алгоритма или интерактивного аналитического иерархического процесса. Cemy Martin и др. [162] разработали метод интегрированного лесоуправления с определенной расчетной лесосекой и лесным картированием.
Cinotti Druno [173] рассмотрел эффект внедрения устойчивого лесоуправления при современном состоянии лесного сектора экономики Европы. Сделан вывод о том, что при отсутствии рентабельности лесоуправление не может быть устойчивым.
14
Анализ зарубежных источников показывает, что в большинстве стран Западной Европы, США, Канаде, Китае и др. ведут активный поиск методов устойчивого лесопользования. Кризис с лесообеспечением и низкая доходность лесной отрасли в РФ – показатель несостоятельности нынешней модели лесопользования и
управления лесами. В переходный период к рыночной экономике в лесхозах
ЦЧЭР наблюдается значительное ухудшение состояния лесных ресурсов [121-124,
126- 129].
Таким образом, обобщая сказанное, нами под устойчивым лесопользованием понимается равновесное соотношение пользования лесом, обеспечивающее сохранение его биоразнообразия и получение экономического, социального и экологического эффекта.
Понятие устойчивости представляет собой единое целое, при котором в разных условиях различным аспектам может придаваться разное значение, однако
они являются частью целого и предопределяют друг друга. Этот “треугольник устойчивости” нельзя нарушать. В работе [121] раскрываются экономические стороны устойчивого управления лесопользованием в Центрально-Черноземном экономическом районе.
1.2
Обоснование необходимости совершенствования организационноэкономического механизма управления
Организационно-экономический механизм реализации устойчивого лесопользования является механизмом в полном смысле этого понятия и поэтому, с
нашей точки зрения, для верного формирования его понятия и содержания необходимо рассмотреть такие категории как: «механизм», «хозяйственный механизм», «организационный механизм», «экономический механизм». Подход к толкованию механизма, как системы соответствует его общему определению, которое дается в различных филологических словарях. Так, в словаре русского языка
С.И.Ожегова термин «механизм» применительно к социально-экономической
сфере трактуется, как «система, устройство, определяющие порядок какогонибудь вида деятельности» [85].
В словаре русского языка механизм понимается, как:
- внутреннее устройство машины, прибора, аппарата, приводящее их в действие;
- в переносном смысле: система, устройство, определяющее порядок какого-нибудь вида деятельности.
По мнению Ю.М. Осипова, природа и все природное организовано. Организованное, природное - система, организованная система - механизм. [85] Система,
рассматриваемая со стороны организации, а точнее, со стороны реализации организации, есть механизм. Механизм – система организации системы. Организация
и механизм неразрывны, они составляют единое целое.
Организация функции механизма, результат его деятельности. Механизм
рассматривается как система в целостном выражении. Для механизма нет «неважных» элементов. Все, что обеспечивает организацию, относится к механизму.
Описание механизма – это описание его организации, устройства и деятельности.
15
Механизм организует, но и сам он организован. Организационное описание механизма – раскрытие механизма. Можно описать механизм по элементам, можно по
частям (совокупностям элементов), можно описать и как целое. Можно дать
структурное отображение, операционное, функциональное, статистическое и динамическое, эволюционное. Можно дать закономерное описание механизма, раскрыть его как совокупность закономерностей, а с учетом цели, получить сущностное описание. Механизм – это не только содержание и форма, не только явление, как совокупность явлений, но и сущность, а сущность механизма – это цель
плюс достижение цели (сумма необходимых закономерностей и качеств).
Таким образом, в широком понимании, механизм в контексте нашего исследования – это система, состоящая из множества элементов, выполняющих определенные функции в результате его действия и реализации.
Э.С. Минаев и др. под хозяйственным механизмом понимают механизм
взаимодействия управляющей и управляемой подсистем, совокупность конкретных форм и методов сознательного воздействия на экономику [153]. Хозяйственный механизм предприятия представляет собой совокупность способов, форм, методов, количественных и качественных нормативов и показателей, с помощью которых используются объективные законы производственных и общественных отношений.
Очень схожую интерпретацию понятия «хозяйственный механизм» дает академик Л.И. Абалкин, подразумевая под ним совокупность форм и методов, посредством которых осуществляется планомерная организация общественного
производства, согласованная деятельность совокупного работника общества.
В литературе имеются десятки вариаций этого понятия. В одних - делаются
попытки повысить степень его обобщения, в других – подчеркиваются отдельные
стороны данной экономической категории, в третьих - рассматривается его политико-экономический аспект. Однако, с нашей точки зрения, можно отметить, что
даже если хозяйственный механизм рассматривается в разрезе только совокупности форм и методов хозяйствования, необходимо их органическое единство.
Ю.М. Осипов под хозяйственным механизмом понимает общественную систему хозяйствующих субъектов с присущими им механизмами хозяйствования и
присущими всей системе общественными хозяйственными институтами, регулирующими деятельность хозяйствующих субъектов [85]. Отличительная особенность данного определения – его субъективная ориентация, основанная на субъектах и их деятельности.
Хозяйственный механизм, по нашему мнению, категория, характерная в
большей степени для макроуровня, так как является носителем, реализатором, ее
процессом на уровне всего народного хозяйства.
Однако некоторые авторы используют данное понятие и для микроуровня,
так, А.У. Панин считает, что хозяйственный механизм предприятия – это системное сочетание конкретных форм взаимодействия и развития производительных
сил и производственных отношений в пространстве на определенном отрезке
времени воспроизводственного процесса [87]. 3.А. Арабянц и др. представляют
хозяйственный механизм предприятия как комплекс органически взаимосвязанных форм, методов, средств, структур, нормативов и других рычагов хозяйство16
вания, предназначенных для реализации задач и достижения целей производственной системы [1, 2].
Таким образом, в качестве основных задач, выполняемых хозяйственным механизмом, можно выделить следующие:
- планирование;
- определение экономических рычагов и стимулов, используемых в практике руководства народным хозяйством;
- формирование организационной структуры хозяйственных органов, методов и стиля их работы;
- осуществление различных форм участия персонала в управлении производством.
В.П. Бычков [10] отмечает, что термин «механизм» под разными названиями
и содержанию (организационный, хозяйственный, управленческий, экономический, организационно-экономический и др.) довольно широко применяется в научной литературе по экономике и организации производства, причем, все без исключения авторы подразумевают под механизмом систему или комплекс взаимосвязанных между собой элементов, направленных на решение какой-либо задачи
или достижение какой-либо цели (целей). Например, в работе В.Н.Гончарова и
др., посвященной проблемам повышения эффективности функционирования производственной инфраструктуры промышленных предприятий, под механизмом
управления производственной инфраструктурой понимается комплекс элементов,
определенным образом взаимосвязанных и обеспечивающих оперативную настройку всех функциональных систем производственной инфраструктуры с целью достижения максимальной эффективности ее функционирования [21].
В.Н. Родионова [116] организационный механизм рассматривает как фактор,
определяющий эффективность организации производства. По ее мнению, организационный механизм корректирует субъекты производства и отношения, которые
устанавливаются и поддерживаются между ними в процессе производства, а также формы проявления этих отношений, систему организационных норм и процедур. Наличие организационного механизма позволит осуществлять целенаправленную работу по упорядочению связей и повышению степени согласованности
процессов и работ, т.е. осуществлять координацию и обеспечивать взаимосвязь
частичных процессов.
Поскольку организационные и экономические элементы действуют комплексно в неразрывном единстве, их следует рассматривать совместно в едином
понятии организационно-экономического механизма устойчивого управления лесопользованием, как это делается в монографии А.В. Антонова «Научные основы
формирования организационно-экономического механизма управления лесным
комплексом» [2, с.28 - 67]. В данной монографии говорится, что структура организационно-экономического механизма управления лесным комплексом должна
содержать такие важнейшие элементы как: методы государственного управления
и регулирования, экономические рычаги, организационные формы управления,
законодательно-нормативное обеспечение, информационное обеспечение.
К методам государственного управления и регулирования лесным комплексом, как считает В.А. Антонов, необходимо относить: долгосрочное и кратко17
срочное прогнозирование развития лесного комплекса, арендование участков лесного фонда, планирование и финансирование лесохозяйственной деятельности;
программирование пользования ресурсами и полезностями леса, кредитование и
инвестирование отраслей комплекса. По его мнению, в состав экономических рычагов управления лесным комплексом целесообразно включать: платежи за пользование лесным фондом (лесные подати, арендная плата и т.д.); субсидии на ведение лесохозяйственной и лесопромышленной деятельности; внебюджетные и инвестиционные фонды лесного комплекса; налоги в отраслях лесного комплекса;
экспортные и импортные пошлины на лесные товары; инвестиции и кредиты для
отраслей лесного комплекса. Организационными формами управления лесным
комплексом могут быть: министерство или комитет, или Федеральная служба
лесного комплекса (федеральный уровень); министерства или комитеты или
управления лесного комплекса в областях, провинциях, республиках в составе государства (региональный уровень).
Законодательно-нормативное обеспечение, по мнению А.В. Антонова,
должно содержать: лесное законодательство или лесной кодекс страны, законы о
лесах; постановления Правительства по проблемам лесного комплекса; другие
нормативные документы, а информационное обеспечение должно обладать: статистической информацией о состоянии и развитии отраслей лесного комплекса;
информацией о рациональном использовании природных ресурсов в лесах; данными государственного лесного кадастра, мониторинга лесов, лесоустройства,
информацией о пожарной ситуации в лесах; информацией о сертификации лесных
ресурсов; другими видами информации.
Судя по названию, организационно-экономический механизм должен объединять организационные формы и экономические методы (планирование, стимулирование и управление) в одну систему взаимосвязанных элементов. Взаимосвязь между элементами объективно обусловлена, поскольку всякие изменения в
организационной структуре предприятия или цеха неизбежно сопровождаются
применением новых методов планирования и стимулирования, появлением новых
связей и функций в системе управления. Поэтому рассматривать какой-либо элемент, вносить в него какие-либо изменения, безотносительно к другим элементам,
невозможно.
При формировании организационно-экономического механизма должны соблюдаться общие требования, которые предъявляются к формированию системы
управления производством на современном этапе: системностью, управляемостью, адекватностью, непрерывностью развития, внутрисистемной совместимостью, экономичностью, обратной связью, моделируемостью [3, 4, 6, 8, 9, 25, 26 и
др.]. Системность предполагает не только взаимосвязь входящих в него элементов, но и определение цели и критериев функционирования механизма и каждого
его элемента в отдельности, а также согласование локальных критериев и подчинение их глобальному критерию.
Управляемость означает, что в организационно-экономическом механизме,
как во всякой системе, должны присутствовать управляющие и управляемые подсистемы. Их наличие требует от механизма создания иерархии управляемых контуров. Причем, подсистема, выделенная для рассмотрения, является управляемой
18
по отношению к более высокой и управляющей по отношению к более низкой
подсистеме.
Адекватность находит отражение в том, что организационно-экономический
механизм должен меняться в соответствии с изменениями в производственных
условиях предприятия и внешней экономической среде, его организационной
структуре и т.п. Это требование реализуется посредством адаптации (приспособления) механизма.
Непрерывность развития реализуется путем совершенствования методического обеспечения, планирования, стимулирования, управления в соответствии с
появлением новых экономических условий, новой техники, технологии и т.д. Организационно-экономический механизм должен развиваться пропорционально
развитию производства и системы управления предприятием в целом.
Требование внутрисистемной совместимости выполняется путем обеспечения тесной взаимосвязи со всеми подсистемами управления как целевыми, так и
функциональными, а также единой организационной и методической основой
управления.
Экономичность проявляется в том, что одной из ведущих целей функционирования механизма должна быть рационализация затрат на управление лесохозяйственной деятельностью, обеспечение максимальной экономической эффективности при внедрении разнообразных мероприятий, направленных на улучшение ее
использования.
Требование обратной связи состоит в постоянном контроле результатов
управления. Наличие обратной связи имеет важное значение потому, что в процессе осуществления управляющих воздействий обязательно возникают различного рода отклонения, которые требуют постоянного отслеживания и координации.
Требование моделируемости реализуется путем управления объектом в соответствии с определенными моделями, позволяющими прогнозировать во времени
уровень его развития. Модели включают логические (семантические) и формализованные (математические) зависимости. Математические модели необходимы
для выработки оптимальной стратегии и тактики достижения заданной цели, что
является весьма важным в условиях рыночных отношений.
Критерием качества организационно-экономического механизма является
эффективность функционирования управляемого объекта: чем выше эффективность, тем выше качество механизма, тем полнее он удовлетворяет перечисленным выше требованиям. Использование системного подхода при построении и
функционировании механизма обеспечивает целенаправленное и высокоэффективное взаимодействие всех его элементов.
С позиции теории систем материальное производство, как важнейшая сфера
человеческой деятельности, может рассматриваться, как своеобразная сложная
система – производственная система. Системами, состоящими из взаимосвязанных и взаимозависимых элементов, являются: народное хозяйство, отрасль промышленности, предприятие, цех, участок.
Вместе с тем к сложным системам относятся комплексы функций и виды
деятельности, осуществляемые на предприятиях. Как единую сложную систему
19
можно рассматривать всю деятельность предприятия, которая состоит из сети
подчиненных менее сложных систем.
Таким образом, с позиций теории системного подхода организационноэкономические формы и методы можно рассматривать как систему взаимосвязанных элементов, включаемых в единый механизм.
Важнейшей особенностью организационно-экономического механизма [8,10]
как системы взаимосвязанных элементов (организационно-экономических форм и
методов) является эмерджентность, т.е. способность обладать чертами, которые
не характерны для каждого из элементов в отдельности. Эта способность проявляется в комплексном и всестороннем воздействии на управляемый объект.
Системный подход предусматривает формулировку (постановку) целей системы и каждого из ее элементов (подсистем). Цели должны иметь количественное
измерение, позволяющее оценить степень их достижения. Цель будет достигнута,
если на это будут направлены усилия всех элементов механизма, будут контролироваться достигнутые результаты и вноситься при необходимости соответствующие коррективы.
Из вышесказанного следует, что в системе хозяйственного механизма можно
выделить организационный и экономический механизмы, действующие на микроуровне. В настоящее время единого мнения в определениях «организационный
механизм», «экономический механизм» пока нет. Так, Э.С. Минаев и др. считают,
что организационная система хозяйственного механизма представляет собой
сложнейшую совокупность организационных решений, с помощью которых используются наиболее эффективные формы участия персонала в управлении производством [153]. 3.А. Арабянц и др. считают, что организационный механизм
включает механизм организации производства, механизм организации труда, механизм управления. [1, 2 и др.]. Л.И. Евенко рассматривает организационный механизм только как механизм управления, как совокупность возникающих в процессе управления связей и отношений между подразделениями организации
(крупными службами, звеньями, отделами и должностями) [26].
Если рассматривать мнения, приведенные в различной литературе, то как
наиболее отражающие общие тенденции, можно привести точку зрения Т. Конто,
определяющего организационный механизм в качестве способа группировки работ и проведение линии подчинения, объединяющей работы, то есть он сводится
к объединению и обеспечению только вещественных элементов производства.
Наиболее важной, по мнению автора, является точка зрения Ю.М. Осипова,
который под организационным механизмом понимает комплекс организационных
форм, обеспечивающих формирование, развитие и совершенствование производственной системы [85]. Организационный механизм включает совокупность элементов производственного процесса (трудовые ресурсы, средства труда, предметы труда, информацию): способы организации связей между элементами, организационные формы, методы, правовые нормы и нормативы, обеспечивающие рациональное функционирование всей производственной системы.
Структура организационного механизма наиболее полно проиллюстрирована
М.И. Кругловым с изменениями авторов работы (рис. 1) [47].
20
Рассматривая понятие «экономический механизм», также можно сказать, что
среди авторов нет единого мнения. Так, Э.С. Минаев и др. полагают, что экономическая подсистема хозяйственного механизма - важнейший комплекс экономических способов, методов, расчетов, нормативов, показателей, с помощью которых используются экономические законы [153]. Однако, по нашему мнению, данное определение не имеет четкого разделения на системные блоки, что дает право
усомниться в его истинности.
Другая группа авторов считает, что экономический механизм представляет
собой систему экономических стимулов и методов управления, направленных на
обеспечение высокопроизводительного труда рабочих, служащих, специалистов и
других работников. С данной трактовкой вряд ли можно согласиться, так как такое определение сводится только на мотивацию персонала предприятия, а не на
весь механизм хозяйствования.
Ю.С. Осипов пишет: «Экономическое хозяйство – хозяйство денежное, а
экономический хозяйственный механизм – механизм с деньгами, обусловленный
деньгами механизм организации общественного производительного процесса, механизм денег», что, несомненно, верно, однако это вряд ли можно считать определением понятия, раскрывающим его сущность [85, с. 187].
Западные экономисты дают следующее определение: «Экономический механизм - это способ взаимодействия хозяйственных явлений. Он описывает взаимосвязи и отношения между разнородными экономическими явлениями» [85, с.
211].
Конструкция экономического механизма включает следующие элементы:
систему внутренних экономических отношений, устанавливающую производственно-хозяйственные связи между структурными подразделениями. Способы
оценки влияния этих связей на общие результаты деятельности предприятия, подсистемы стимулирования, планирования, контроля, нормирования, учета и анализа хозяйственной деятельности. Эта точка зрения учитывает традиционный механизм воспроизводства факторов производства, которые призваны обеспечить непрерывное развитие предприятия, однако здесь не учитываются рыночные механизмы конкуренции, ценообразования и инвестиционного механизма развития
предприятия как единой системы.
Учитывая вышеизложенное, под экономическим механизмом следует понимать
интегрированную многоуровневую систему форм и методов хозяйствования.
Конструкция экономического механизма состоит: из механизма конкуренции и
ценообразования, порождающего процесс непрерывной адаптации предприятий и
потребителей их продукции и конъюнктуры рынка; механизма внутренних экономических отношений, устанавливающих производственно-хозяйственные связи
между структурными подразделениями, который включает подсистемы стимулирования, планирования, контроля, нормирования, учета и анализа хозяйственной
деятельности. На рис. 2. представлена конструкция экономического механизма
предприятия.
21
Рис. 1. Общая схема организационного механизма
Таким образом, на наш взгляд, можно определить, что организационноэкономический механизм - это совокупность организационных форм и экономических методов, взаимосвязанных на микро- и макроуровнях в единый регулируемый правовыми нормами порядок какого-либо направления вида деятельности.
Из этого определения вытекает, что может быть множество организационноэкономических механизмов, следовательно, может иметь место организационноэкономический механизм устойчивого развития лесного хозяйства.
В современной отечественной и зарубежной литературе не существует четкого определения такого механизма.
22
Экономический механизм
Механизм внутренних
экономических отношений
- подсистема стимулирования
- подсистема планирования
- подсистема контроля
- подсистема нормирования
- подсистема учета и анализа
финансово-хозяйственной
деятельности
- подсистема самоокупаемости
производства
(воспроизводства факторов)
Механизм конкуренции и
рыночного ценообразования
- конкурентная среда
- конкурентная стратегия
- рыночный механизм
Рис. 2.Экономический механизм предприятия
Экономические отношения в лесном хозяйстве России реализуются через
финансовую систему, которая существенно отличается от аналогичных систем в
предпринимательской деятельности. Это обусловлено особенностями лесохозяйственного производства и лесоупраления.
Для того чтобы вести лесное хозяйство на принципах устойчивого управления лесами, необходимо радикальное реформирование финансовой системы таким образом, чтобы финансовые средства на выполнение текущей лесохозяйственной деятельности (лесовосстановление, охрана и защита леса) передавались
лесопользователями непосредственно тем субъектам лесных отношений, которые
призваны на законодательной основе выполнять эту работу.
Органы государственного управления лесным хозяйством получат реальный
экономический интерес к зарабатыванию собственных финансовых средств не за
счет производственной деятельности, а за счет отпуска (продажи) лесных ресурсов пользователям. Этот интерес явится той основой, которая трансформирует
структуру органов государственного управления лесным хозяйством на районном
уровне (лесничеств). В новой структуре именно функции лесоуправления позволят реализовать на практике цели ведения лесного хозяйства, основанные на его
доходности [92].
Органы государственной власти субъектов федерации будут вынуждены изменить отношение к развитию лесного сектора экономики на своих территориях,
выражающееся в проведении активной региональной лесной политики, основанной на привлечении инвестиций в развитие перерабатывающих производств, а не
на вывозку круглых лесоматериалов.
23
Только реализация такой политики позволит территориям наряду с налоговыми поступлениями иметь доход в виде разницы между фактическими ценами за
лесные ресурсы и минимальными ставками платы за древесину.
Лесное хозяйство России при возникшем новом экономическом укладе обязано перейти, как отмечают И.В. Шутов [150], А.П. Петров [99], на рельсы товарно-денежных отношений, достигая двух взаимосвязанных целей: 1) сохранение и
приращение необходимых обществу благ в виде биосферной, социальной и коммерческой ценности лесов; 2) получение собственником лесов постоянного и максимального лесного дохода.
В странах западной Европы, США и Канаде постоянно отмечаются экономические проблемы устойчивого лесопользования. Например, Rauscher H., Michael
(1999) дает обоснование экосистемного лесоуправления для федеральных лесов в
США. В Словении Zadnik Stim Lidija [178] предлагает модели для принятия оптимальных решений по многоцелевому лесоуправлению.
C. Lars и др. представили обзор современного состояния лесной отрасли экономики России и анализ причин, по которым страна не может превратить свои
колоссальные лесные ресурсы в генератор экономического роста и социального
благосостояния. Они считают, что лесная отрасль России станет основным двигателем перевода страны на рельсы рыночной экономики [163].
А. Петров [98] отмечает, что федеральное устройство России предполагает в
качестве обязательного условия функционирования политической и экономической системы реализацию принципов федерализма, установленных Конституцией
РФ (статьи 71-73). Одним из таких принципов, сформулированных в статье 72,
является совместное ведение Российской Федерации и субъектов Федерации в ряде сфер политической, экономической, социальной и природоохранной деятельности, к числу которых отнесены вопросы владения, пользования и распоряжения
землей, недрами, водными и другими природными ресурсами.
Для того чтобы реализовать названный принцип федерализма, отмечает
А.Петров, в отношении природных ресурсов, включая лесной фонд, существует
два пути.
Первый, проверенный деятельной практикой природопользования в государствах с федеративным устройством, основан на распределении между центром и
регионами лесных земель.
Второй, неизвестный в мировой практике путь, избранный Российской Федерацией, - через распределение полномочий в сфере государственного управления
лесным фондом.
Все федеральное законодательство в области природопользования и охраны
окружающей природной среды, созданное после принятия Конституции РФ в
1993 году, было построено на базе названного выше принципа.
В Лесном кодексе РФ (1997 г.) права федеральной собственности на лесной
фонд принудительно были распределены между Федерацией (ст. 46) и субъектами
Федерации (ст. 47), при этом Кодекс счел возможным передать часть государственных функций в управлении лесным фондом муниципальным образованиям,
несмотря на то, что эти образования не входят в систему органов государственной
власти.
24
Практика применения Лесного кодекса выявила несоответствие прав и обязанностей между Федерацией и ее субъектами в условиях, когда полномочия между ними были распределены директивно.
Больше прав получили субъекты Федерации, больше обязанностей – Федерация, ответственная за состояние федерального имущества – лесного фонда – в ситуации, когда основные финансовые потоки формирует субъект Федерации, предоставляя лесной фонд в пользование.
Следствием несоответствия прав и обязанностей субъектов лесных отношений стали конфликтные ситуации между Федерацией и регионами, возникающие
по самым разным вопросам лесопользования, охраны, защиты и воспроизводства
лесов. Такими важными совместно решаемыми вопросами являются: размер ставок лесных податей и арендной платы, финансирование затрат на воспроизводство лесов, борьба с лесными пожарами, строительство лесных дорог и т.п.
«Двоевластие» в управлении лесами, отмечает А. Петров, при котором одна
сторона принимает решения, а вторая отвечает за последствия принятых решений,
стало главной причиной низкой доходности лесопользования, нерационального
использования лесных ресурсов, отсутствия достаточных финансовых средств для
воспроизводства, охраны и защиты лесов, нелегальной деятельности и коррупции.
А. Петров [101] считает, что преодолеть названные последствия, директивно
установленные Лесным кодексом РФ (1997 г.), модели федерализма в лесных отношениях призван новый принцип федеральных отношений, основанный на делегировании субъектам Федерации прав федеральной государственной собственности на лесной фонд.
Новый Лесной кодекс РФ 2006 г. предусматривает децентрализацию управления лесным фондом. Субъектам Федерации переданы полномочия по осуществлению прав пользования и распоряжения лесами, обеспечению охраны, защиты и
воспроизводства лесов, профилактики и тушению лесных пожаров и проведению
лесоустройства. В федеральном ведении оставлены функции проведения мониторинга, государственного учета и инвентаризации лесов, лесное семеноводство, а
также функции по изданию руководящих документов, руководство отраслевой
наукой и образованием. Управление в области использования, охраны, защиты и
воспроизводства лесов возложено на органы власти субъектов Федерации и органы местного самоуправления через лесничества и лесопарки, порядок деятельности которых устанавливается органами исполнительной власти. Количество лесничеств и лесопарков, их границы устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти [56].
Для устойчивого управления лесопользованием необходима, прежде всего,
организация этого управления в новых условиях демократической России, как социального федеративного демократического государства с социально ориентированной экономикой, подчиненной интересам большинства населения страны. Развитие федерализма демократического государства предполагает повышение самостоятельности региональных и местных органов власти, а социальная ориентация
государства и его экономики вызывает необходимость смещения их приоритетов
с экономических на человеческие. Предполагается торжество известного принци25
па, провозглашенного знаменитым русским философом Н.А.Бердяевым: «Не человек для экономики, а экономика для человека».
Для смены названных приоритетов и утверждения «бердяевского принципа» при построении устойчивого управления лесами необходимо перейти от экономического к социальному, организационно-экономическому лесорайонированию, памятуя при этом необходимость переноса центра тяжести управления лесопользованием с федерального на региональный уровень. В прошлом при централизованной социалистической системе хозяйствования ученые-экономисты нашей страны неоднократно пытались разработать лесоэкономическое районирование СССР.
К предшественникам такого районирования следует отнести книгу Н.К.
Генко «К статистике лесов европейской России», изданной в Санкт-Петербурге в
1888 году, в которой предлагалось деление лесов на три группы. К первой группе
относились площади с изобильным количеством лесов (средняя лесистость 60 %),
ко второй – с достаточным количеством лесов (средняя лесистость 27 %), к третьей - с недостаточным количеством лесов (6 - 8 %). В основу такого районирования положен один принцип – величина лесистости [157] (табл.1).
Первые работы советского периода по экономическому лесорайонированию
В.В. Фаса и П.К. Серебрякова (1923), С.А. Богословского (1926), В.И. Перехода
(1929), М.М. Орлова (1931) содержали различные предложения по такому районированию, исходя из принципов тяготения лесов к рынкам сбыта и транспортным путям, географическому положению лесов и их значимости для народного
хозяйства [157].
В более поздний советский период с забвением идей НЭПа и укреплением
централизованной экономики лесорайонирование стали увязывать с административно-территориальным устройством страны и лесистостью отдельных территорий. По Е.Я. Судачкову [140] основным районообразующим признаком является
сходство по экономическим условиям использования и воспроизводства лесов.
Лесоэкономический район автор рассматривает как часть территории административно-экономического района, занятую лесными предприятиями, сходными по
экономическим условиям использования и воспроизводства лесов. Б.М. Перепечин и Н.П. Филинов (1964) делили всю территорию СССР на три лесоэксплуатационные зоны: зону резервных и труднодоступных лесов, лесопромышленную
зону и лесодефицитную зону [157]. В.В. Гурьянов и др. делили СССР на четыре
зоны: малолесных районов; среднелесистых районов; основных многолесных
районов; северных многолесных районов [157].
В.Л. Горовой и др. делили территорию СССР на три зоны [157]. Первая охватывает многолесные районы с лесистостью более 45 %, вторая – лесные и среднелесистые с лесистостью соответственно 30 – 45 и 15 – 30 % и малолесные и
безлесные с лесистостью соответственно 15 % и меньше.
А.А. Цымек в книге «Лесоэкономические районы СССР», изданной в 1975
году, подчеркивает, что в зависимости от интенсивности лесопользования осуществляются и лесохозяйственные мероприятия [157].
В зависимости от роли лесов в развитии народного хозяйства всю территорию страны разграничивали на четыре крупные лесоэкономические зоны:
26
I зона – зона лесов промышленного значения (включая и резервные леса) с
избыточным лесосырьевым балансом;
Таблица 1
Краткая характеристика лесорайонирования России
Основные принципы районирования, виды и количество его
составных элементов
1
2
Природное (лесорастительное) районирование
П. П. Кожевников Выделение однородных подзон и районов в общепринятых леи М. А. Ефимова
сорастительных зонах в зависимости от состава и роста лесо(1939)
растительности
Г. В. Крылов
Разделение азиатской части России на четыре группы провин(1955, 1957, 1961, ций, а в 16-ти выделенных провинций разделены на подпро1962)
винции, десятки округов и несколько сот районов. Такое дробное многоступенчатое районирование отражает физикогеографические особенности
С. Ф. Курнаев
Выделение шести зон лесов: лесотундры, лугов, хвойных лесов
(1970)
(тайга), смешанных лесов, лесостепной зоны с 16-ю провинциями, характеризующимися лесными породами
Лесоэкономическое и лесохозяйственное районирование
Н. К. Генко (1888) Деление европейской России и Закавказья на три группы областей по режиму величины лесистости: с изобильным количеством лесов (60 %), с недостаточным количеством лесов (27
%), с недостатком леса (6-8 %)
С. А. Богословский Разделение территории страны на лесоэксплуатационные рай(1926), В. И. Пере- оны в зависимости от расположения лесов относительно
ход (1929) и Н. В. транспортных путей и близости потребителей лесопродукции
Невзоров (1959)
Авторы
П. В. Васильев
(1963)
Б. М. Перепечин и
Н. П. Филинов
(1964)
В. В. Гурьянов, С.
П. Махновский, В.
А. Ссорин (1964)
В. Л. Горовой и Г.
А. Приваловская
(1966)
Выделение на территории страны в зависимости от новизны
освоения лесов трех лесоэкономических зон: 1) зона новых
многолесных лесопромышленных районов; 2) зона старых лесопромышленных районов; 3) зона лесопотребляющих малолесных и безлесных районов
Деление территории страны на три лесоэксплуатационные зоны: зону резервных и труднодоступных лесов, лесопромышленную зону и лесодефицитную зону
Деление страны на четыре зоны: малолесных районов; среднелесистых районов, основных многолесных районов; северных
многолесных районов
Деление территории страны на три зоны в зависимости от их
лесистости: многолесные районы (более 45 %); лесные и средне
лесистые районы (соответственно по 30-45 и 15-30 %); малолесные и безлесные районы (соответственно до 15 % и меньше).
27
Окончание табл. 1
1
Б. П. Колесников
(1969)
2
Многоступенчатое лесохозяйственное районирование страны с
основной единицей – лесохозяйственной областью, входящей
в экономический район и объединяющей несколько лесорастительных и административных областей. Низшие единицы лесохозяйственного районирования – лесхозы, объединяющиеся
в лесохозяйственные районы по принципу сходства методов
выполнения своих функций.
А. А. Цымек (1967, Разделение страны на четыре зоны по принципу интенсивно1975)
сти лесопользования: I зона – зона лесов промышленного значения (включая резервные леса) с избыточным лесосырьевым
балансом; II – переходная зона среднелесистых районов промышленно-защитного значения с достаточным лесосырьевым
балансом; III – зона малолесных районов с дефицитным лесосырьевым балансом, с комплексным ведением лесного хозяйства, с преобладанием защитного направления; IV – зона безлесных районов, нуждающихся в создании защитных лесонасаждений.
Организационно-экономическое лесорайонирование
Д. А. Сиволапов
Разделение РФ на три организационно-экономические зоны в
(2006)
зависимости от их природной обеспеченности лесом (многолесной, малолесной и безлесной) и границ территорий субъектов Федерации при отнесении этих территорий в целостности к
одной из зон, что обусловливается требованиями организации
общегосударственного регионального управления лесопользованием.
Примечание: Таблица составлена по публикациям И. В. Воронина и др. [18], Н. К.
Генко [157], Б. П. Колесникова [39], Г. В. Крылова [46], С. Ф. Курнаева [51], А. А.
Цымека [157], Д. А. Сиволапова [121].
II зона – переходная зона среднелесистых районов промышленно-защитного
значения с достаточным лесосырьевым балансом;
III зона – зона малолесных районов с дефицитным лесосырьевым балансом,
с комплексным ведением лесного хозяйства, с преобладанием защитного направления;
IV зона – зона безлесных районов, нуждающихся в создании защитных лесонасаждений.
К третьей зоне малолесных районов А.А. Цымек [157] относит в составе
России ЦЧЭР, Поволжский экономический район, Татарстан, Тульскую, Калужскую, Пензенскую, Саратовскую, Ульяновскую и Куйбышевскую области со
средней их лесистостью по стране 9,3 %.
Исходными положениями территориального районирования лесов всегда
служили и служат природные зоны, определяющие условия произрастания леса и
28
его социально-экономическую значимость на данной территории. Главным фактором построения организационно-экономического зонирования лесопользования
в современной России также являются природные условия различных зон, интегральным основным показателем которых служит не их лесистость, измеряемая
процентной долей лесопокрытой площади в общей площади зоны региона, а запас его древесины на корню, приходящийся на единицу площади, как это обосновано в первой главе диссертации.
Новый лесной кодекс РФ на основе лесорастительного районирования предусматривает осуществление федеральным органом «установление лесных районов
с относительно сходными условиями использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов» (ст. 15).
Актуальность настоящего исследования как раз и обусловлена необходимостью научно обоснованного решения проблемы совершенствования организационно-экономического механизма с учетом предлагаемого лесоэкономического зонирования и определения полной цены леса для устойчивого развития лесопользования в малолесной зоне.
1.3. Основные принципы и региональные особенности построения
организационно-экономического механизма управления
лесопользованием в малолесной зоне
К теоретическим основам построения организационно-экономического механизма устойчивого управления лесопользованием относятся, прежде всего, философские принципы системности и восхождения от общего к частному, применяемые при исследовании предметов и явлений. Применение этих научнометодологических принципов при построении системы лесопользования, как и
других организационно-экономических систем нашей страны, предопределено ее
федеральным устройством, закрепленным положениями Главы 3 Конституции
Российской Федерации. Эти конституционные положения устанавливают разграничение прав между Федерацией и ее субъектами.
В ведении Федерации находятся общегосударственные функции, в том числе:
- федеральная государственная собственность и управление ею;
- установление основ федеральной политики и федеральные программы в
области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития Российской Федерации;
- федеральный бюджет, федеральные налоги и сборы; федеральные фонды
регионального развития и др.
В совместном ведении Федерации и ее субъектов находятся:
- вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами;
- природопользование; охрана окружающей среды и обеспечение экономической безопасности; особо охраняемые природные территории;
- осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями,
эпидемиями, ликвидация их последствий;
29
- установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления и др.
В соответствии с Конституцией от пределов ведения Федерации и ее совместного ведения с субъектами Федерации последние обладают всей полнотой государственной власти. При этом федеральном органе исполнительной власти по
соглашению с такими же органами субъектов Федерации могут передавать им
осуществление части своих полномочий, если это не противоречит Конституции и
федеральным законам. В таком же порядке органы исполнительной власти субъектов Федерации могут передавать свои полномочия Федерации.
По мнению доктора экономических наук профессора А. Петрова, при осуществлении передачи собственника лесного фонда - Федерации своим субъектам
по государственному и хозяйственному управлению этим фондом в соответствии
с Федеральным законом № 199 от 31.12. 2005, одновременно с этими функциями
субъекта Федерации должно быть делегировано право собственности на лесной
фонд с соответствующими полномочиями, к которым им отнесены:
1. Получение лесного дохода от платежей за пользование лесным фондом.
2. Поступление лесного дохода от платежей за пользование лесным фондом
в федеральный бюджет.
3. Получение внебюджетных доходов от хозяйственного управления лесным фондом.
4. Выполнение лесохозяйственных работ.
5. Периодическая отчетность о состоянии лесного фонда по результатам исполнения переданных полномочий.
6. Инвестиции в развитие лесного сектора, в частности, в строительство лесных дорог.
А. Петров считает, что только через механизм соглашений представляется
возможным установить величину субвенций из федерального бюджета, сопоставив объем передаваемых полномочий с делегируемыми регионам обязательствами [101].
Для того, чтобы установить величину субвенций из федерального бюджета,
при делегировании субъектам Федерации полномочий по управлению лесным
фондом, необходимо через лесное законодательство и нормативные акты правительства РФ создать экономический механизм, в котором должны быть реализованы следующие положения:
1. Передаваемые полномочия подлежат обязательной экономической оценке дифференцированно по:
— государственным функциям;
— хозяйственным функциям.
2. Основу экономической оценки должны составлять нормативы затрат на
исполнение полномочий в расчете на единицу запланированных результатов в
хозяйственной деятельности или на ресурсные показатели лесного фонда при
реализации функций государственного управления.
3. Величина субвенций должна рассчитываться исходя из нормативов затрат
и фактически достигнутых показателей по управлению лесами и ведению в них
30
хозяйственной деятельности с учетом выполнения обязательств, установленных
соглашениями на передачу полномочий.
4. Для оценки результатов от реализации полномочий по управлению лесным фондом, переданных субъектам Федерации, должна быть законодательно установлена процедура постоянного контроля за исполнением переданных полномочий и приемки достигнутых результатов.
5. Подготовка соглашений на передачу полномочий по управлению лесным
фондом субъектам Федерации, приемка результатов исполненных полномочий
должны осуществляться федеральным органом исполнительной власти по управлению лесным фондом [101].
Расширение прав и ответственности субъектов федерации в деле лесопользования должно сопровождаться одновременно организационно-экономическими
мерами по укреплению региональных органов управления лесопользованием, построением соответствующего механизма лесопользования, учитывающего как
общие принципы, так и местные особенности его эффективного действия.
Этот механизм должен учитывать – то общее и особенное, которое характерно при определении целевых установок по управлению лесопользованием в
малолесной зоне.
К основным общим таким установкам для всех регионов страны относятся:
1) превращение лесного хозяйства из сырьевого придатка лесной промышленности в ведущую отрасль народного хозяйства, производящую не только высокозначимые возобновляемые материальные ресурсы, но и обеспечивающую
благоприятные экологические условия жизни людей и производство многих их
материальных благ;
2) перенос центра тяжести государственного управления лесопользованием
с федерального на региональный уровень (в субъекты Российской Федерации);
3) повышение хозяйственной самостоятельности, прав и ответственности
предприятий лесного хозяйства;
4) усиление мотивации и экономического стимулирования подразделений
лесохозяйственных предприятий и их работников по результатам их труда и хозяйственной предприимчивости.
Все перечисленные установки обусловлены переходом страны от тоталитарного режима с централизованной системой хозяйства к демократическому государству с социально ориентированной рыночной экономикой. Рыночная экономика, кроме того, обязывает применение полной цены на лесные ресурсы и полезности, что должно быть учтено в экономическом механизме управления лесопользованием и практически применено в сферах купли-продажи леса и других
финансовых расчетов, о чем показано во втором и третьем разделе.
Помимо модели полной цены лесных ресурсов и полезностей в составе общего организационно-экономического механизма управления лесопользованием
должны быть приняты меры и рычаги решения экономических проблем устойчивого развития лесного хозяйства, на которые указано в «Концепции развития лесного хозяйства Российской Федерации на 2003 – 2010 годы», а именно:
31
- сохранение биологического разнообразия и экологических функций лесов
путем выделения категорий лесов природоохранного назначения и обеспечения
режима их сохранности;
- разработка системы сохранения биоразнообразия в лесах, являющихся
объектом экономической деятельности, развитие сертификации;
- обеспечение качественного воспроизводства лесных ресурсов, как обязательного элемента лесопользования, сохранение почвенных и водных ресурсов
при лесопользовании;
- расширение защитного лесоразведения в малолесных районах;
- сохранение и рациональное использование генетического и экологического потенциала лесов России, расширение сотрудничества с другими государствами и международными организациями в данной области, развитие системы особо
охраняемых природных территорий;
- усиление просветительской деятельности по формированию в обществе
понимания важной роли лесов и необходимости бережного отношения к ним.
К основным особенностям целевых установок при устойчивом управлении
лесопользованием в малолесной зоне и построении экономического механизма
этого управления относятся следующие:
1) высокая и приоритетная роль защитных функций леса в улучшении экономических условий для жизни человека и повышении эффективности ведения
хозяйства и, в связи с этим, введение в перспективе налоговых платежей за все
непользуемые полезности леса;
2) постановка и реализация целевой установки самообеспечения древесиной
малолесных регионов;
3) расширенное воспроизводство лесов и комплексное экономическое (технико-экономическое, социально-экономическое и эколого-экономическое обоснование) наиболее эффективного использования площади территории малолесных
регионов;
4) повышение биологической продуктивности лесов на лесостепной территории малолесных зон;
5) постановка и реализация целевой установки самофинансирования лесного хозяйства и, в связи с этим, поиск рациональных принципов совмещения
управления лесопользованием и ведением хозяйственного обустройства лесов на
региональном и низовом уровнях, включая создание возможности организации в
лесхозах различных подсобных производств по переработке и заготовке древесной и недревесной товарной продукции.
Основной экономической функцией управления лесным хозяйством в многолесных регионах является обеспечение страны лесными ресурсами и получение
ею дохода от экспорта лесопродукции, то такой функцией в малолесных регионах
является их самообеспечение лесопродукцией и самофинансирование затрат на
ведение лесного хозяйства при повышении эффективности защитных функций
леса.
Предложение по самообеспечению ЦЧЭР деловой и дровяной древесиной
обосновано еще 30 лет назад В.А.Бугаевым и М.А.Тряновым, в монографии
«Природные ресурсы ЦЧЭР, перспективы их использования и охрана» [13]. По
32
разработанным им балансам за 1959-1965 г.г. установлено, что среднегодовое поступление в район древесины составило 4,86 млн. м3, из них 1,97 млн м3, или 40,1
% составили местные ресурсы, а 59,9 % - ввоз из других областей и республик
СССР [13]. По результатам анализа затрат на транспортировку ввозимой древесины, или изделий из нее они пришли к необходимости сокращения ввоза лесопродукции в ЦЧЭР путем изыскания собственных ресурсов для удовлетворения народного хозяйства в древесине за счет комплекса мер и работ, обеспечивающих
повышение продуктивности лесных насаждений, увеличение облесения неиспользуемых в сельском хозяйстве земель, тем самым увеличив лесистость до 12,5 % и
улучшив использование лесных ресурсов [13, с.148-149].
Самофинансирование лесного хозяйства в малолесном регионе (субъекте
Российской Федерации) означает ведение этого хозяйства за счет собственных
средств лесхозов и доходов регионального бюджета, полученных от лесопользователей.
Говоря о необходимости совершенствования управления лесным хозяйством, руководитель управления лесного хозяйства Тамбовской области Н.И. Пономарев предостерегал в «Росссийской лесной газете» № 22 за ноябрь 2003 года:
«На мой взгляд, кардинальные решения в лесном хозяйстве надо принимать без
спешки. Конечно, структура лесхозов, созданных более 70 лет назад, нуждается в
совершенствовании. Опасения вызывает возможность разделения хозяйственных
и управленческих функций лесхозов. 10 лет назад, самостоятельное еще Министерство лесного хозяйства вынашивало идею разделить функции, и что вышло?
От цехов по переработке, переданных в частные руки, остались только каркасы,
остовы… Частники отошли от производства, собственность распродана… Осторожно надо подходить и к функциональному разделению, и к частной собственности».
Для осуществления в малолесной зоне страны самообеспечения субъектов
РФ лесной продукцией и самофинансирования лесного хозяйства необходимо
расширение лесоводственно-финансовых возможностей лесхозов путем превращения их в комплексные предприятия, совмещающие в себе лесоуправление, лесное хозяйство с подсобными производствами на базе использования древесных и
недревесных ресурсов. Как пишут В.П. Бычков и Н.Е. Корецкий, «Комплексные
лесные предприятия являются формой организации производств, отвечающих задачам рациональной организации использования и воспроизводства лесных ресурсов. Комплексное использование и расширенное воспроизводство лесных ресурсов возможно лишь на основе интенсификации лесного хозяйства. Следовательно, комплексное ведение хозяйства тесно связано с интенсивными формами
лесного хозяйства. Комплексные лесные предприятия (КЛП) преобладали в 80-х
годах в Центрально-Черноземном экономическом районе, на Украине, в Прибалтике. Для многолесных районов с экстенсивным лесным хозяйством были характерны некомплексные предприятия, что еще раз свидетельствует о наличии связи
комплексной организации лесных предприятий с интенсификацией лесного хозяйства. Многостороннее использование лесных ресурсов в объемах, близких к
критическим, приводит к ограниченности их и заставляет людей искать решение
проблемы рационального использования, сбережения и воспроизводства лесных
33
ресурсов. Следовательно, комплексное ведение лесного хозяйства, предполагающее прежде всего расширенное воспроизводство лесных ресурсов на основе их
интенсификации, полное и рациональное использование всех полезностей леса,
правомерно, объективно обусловлено и неизбежно» [10, с.30].
По мнению названных ученых-экономистов, комплексное ведение лесного
хозяйства позволит решить ряд острейших проблем.
Предполагается, что комплексные лесхозы в своем составе имеют подразделение по управлению лесопользованием, выполняющее функции собственника
государственного леса и производственные основы и вспомогательные подразделения по ведению лесного хозяйства и подсобные производства по переработке
древесины и недревесных ресурсов. Все эти подразделения, как и лесхоз в целом,
должны стать хозрасчетными, путем организации внутрипроизводственной аренды по аналогии с принципами, разработанными В.П.Бычковым, П.Я.Концевым и
Б.С. Кретининым в монографии «Резервы экономики лесхозов» [11, с.117-122].
В этой же монографии показаны роль, организация и экономическая эффективность лизинга в лесхозе малолесной зоны в условиях их самофинансирования на
примере деревообрабатывающего оборудования для цеха переработки древесины
Хреновского лесхоза-техникума Воронежской области (с.159-166).
Финансовый лизинг как тип аренды, при котором имущество скупается лизинговой компанией – арендодателем от имени и по поручению арендатора, в
данных случаях лесхозами – должен стать одним из эффективных способов обновления лесохозяйственной и лесообрабатывающей техники в малолесных зонах
страны, нацеленных на самообеспечение лесной продукцией при финансировании
затрат на интенсификацию лесного хозяйства и частную переработку древесных и
побочных лесных ресурсов.
1.4 Научно-методологический подход к разработке
разноуровневого критерия управления устойчивым лесопользованием
Рассматривая общие проблемы управления лесным хозяйством, следует отметить, что несмотря на многочисленные административные преобразования в
верхних структурах управления лесного хозяйства Российской Федерации, эта отрасль является единственной отраслью экономики, которая в течение 1992-2005гг.
не провела институциональных структурных реформ, меняющих прежние социалистические отношения на новые, рыночные. Организационная база лесного
хозяйства в советский и постсоветский периоды экономики оставалась неизменной, представленной лесхозами. Лесхозы как органы управления лесным хозяйством возникли в 30-е годы прошлого века одновременно с колхозами и совхозами в сельском хозяйстве и были «продуктами» национализации всех земель и
всеобщего обобществления производственных отношений. Форма управления лесами на базе государственных предприятий (лесхозов) была неизвестной для дореволюционной России, равно как она неизвестна и в зарубежных странах с рыночной экономикой. Следует сказать, что даже в условиях существования прежней, так называемой социалистической системы, многие страны, ее составляющие, (ГДР, Польша, Венгрия), отказались управлять лесным хозяйством через
34
структуры, аналогичные лесхозам, и практиковали иные более эффективные формы ведения лесного хозяйства [88, 91–93, 95, 97 и др.].
Лесхозы, созданные в 30-х годах, до 1993 года, когда были приняты Основы
лесного законодательства, имели статус государственных лесных предприятий.
Лесхозы на первом этапе развития (довоенные и первые послевоенные годы)
были наделены в основном контрольными функциями, не имели развитой материально-технической базы и достаточных финансовых средств для выполнения лесопромышленной и лесохозяйственной деятельности. Заготовку древесины в тот
период времени на всей территории страны выполняли лесозаготовительные
предприятия временного действия, деятельность которых была подчинена обеспечению народного хозяйства круглыми лесоматериалами за счет проведения интенсивных рубок.
Для малолесных районов (состав последних был определен нормативными
документами) управление лесным хозяйством осуществлялось в комплексе с лесозаготовками по главному пользованию предприятиями, подчиненными на территории РСФСР Министерству лесного хозяйства. Эти предприятия в зависимости от соотношения лесохозяйственной и лесопромышленной деятельности назывались либо лесхозами (преобладание лесохозяйственных работ), либо леспромхозами (преобладание лесозаготовок), либо лесокомбинатами (преобладание деревопереработки).
Таким образом, государственное управление лесным хозяйством на территории России в советский период осуществляли комплексные лесные хозяйства
с разным отраслевым подчинением. Дискуссия на тему, кто более эффективно хозяйствует в лесу (лесное хозяйство или лесная промышленность) приняла особую
остроту в 80-ых годах прошлого века [22, 23, 29, 31, 37, 38, 60, 63, 64, 73, 87 и
др.].
Стимулы через хозрасчетную организацию экономических отношений получили в лесхозах промышленное производство (лесозаготовка и переработка древесины). Экономическая организация лесопромышленного производства строилась на принципах социалистического хозрасчета с обязательностью сопоставления результатов с затратами, где результат – натуральные объемные показатели
продукции, и ее стоимостные измерители. Результатом сопоставления затрат и результатов выступала прибыль, часть которой, начиная с экономических реформ
60-х годов, принадлежала в качестве вознаграждения предприятию и расходовалась через фонды экономического стимулирования.
Именно этот экономический фактор постепенно изменял структуру лесхозов
в направлении расширения в их составе промышленной деятельности, что, в конечном счете, привело к очередной реорганизации органов управления лесным
хозяйством на уровне автономных республик, краев и областей, превратив последние в 70-х и 80-х годах в производственные объединения (по аналогии с лесной промышленностью). Этот факт сам по себе свидетельствовал о смене приоритетов при формировании системы управления лесным хозяйством в плановой
экономике. Дело в том, что все меры по совершенствованию хозяйственного механизма в рамках централизованно планируемой системы не затронули экономических отношений в лесохозяйственном производстве, обеспечивающем лесовос35
становление, лесовыращивание, уход за лесом, его охрану и защиту. Причиной
этому являлась финансовая система в лесном хозяйстве, созданная в 30-е годы и
основанная на сметно-бюджетном финансировании лесохозяйственной деятельности, лесное хозяйство было отстранено от получения зарабатываемого им
лесного дохода. Перевод лесохозяйственного производства на бюджетное финансирование стало причиной отставания по уровню развития экономических отношений лесного хозяйства от промышленности, где всегда применялись элементы
хозрасчета, от сельского хозяйства, где экономические категории (цена, затраты,
прибыль и др.) стали внедряться в практику с середины 60-х годов.
При бюджетном финансировании в лесохозяйственном производстве отсутствовало соизмерение доходов и затрат, не применялись такие категории, как
продукция в натуральном и стоимостном измерении, себестоимость, цена, прибыль, рентабельность. Негативное воздействие сметно-бюджетного финансирования на результаты лесохозяйственного производства стало предметом научных
дискуссий в 60-х и в конце 80-х годов, проведенных под идеей внедрения в лесохозяйственное производство хозрасчетных отношений [23, 60, 87 и др.].
Программа действий по переводу лесохозяйственных предприятий была определена приказом Госкомлеса СССР № 123 от 08.08.1989 г. Объектом крупномасштабного экономического эксперимента в лесном хозяйстве стали (на добровольной основе) лесхозы Латвии, Украины, Белоруссии и 7 территорий РСФСР.
Для практической реализации названного эксперимента, который действовал
в течение 1990 – 1991 гг. (закончился с "распадом" СССР), научноисследовательскими организациями бывшего Госкомлеса СССР было создано
методическое обеспечение, которое позволяло регулировать взаимоотношения
лесохозяйственных предприятий с бюджетом, банками, вышестоящей организацией, поставщиками материальных ресурсов, потребителями продукции и услуг в условиях, когда лесопромышленная и лесохозяйственная деятельность стали
находиться на хозрасчете, а также результатами стали:
- разработка стандартов (технологические условия) на лесохозяйственную
продукцию (услуги), представленные нормативно-технологическими картами на
создание объектов или комплексов работ, применяемые и в настоящее время при
планировании объемов бюджетных ассигнований;
- осуществлена переподготовка руководителей и специалистов по экономическим проблемам организации лесохозяйственной деятельности.
Вместе с тем практика реализации хозрасчетных отношений в лесохозяйственном производстве выявила слабые звенья в этой системе, а именно:
1. Использование в качестве средств для оплаты лесохозяйственных объектов
(продукции, услуги) бюджетных ассигнований, объемы и сроки поступления которых оказались малопредсказуемыми, а следовательно, не гарантированными.
2. Осуществление аттестации (приемки) лесохозяйственной продукции самими исполнителями лесохозяйственных работ, т.е. тем же государственным предприятием - лесхозом, что, естественно, делало весь механизм хозрасчетной организации малоэффективным.
К сожалению, действовавшая в то время централизованно планируемая экономика, основанная на монопольных государственных структурах, не смогла
36
предложить на уровне лесоуправления двух независимых друг от друга партнеров, которые смогли бы реализовать идею приемки (аттестации) законченных лесохозяйственных объектов через механизм их купли-продажи.
Для этого было необходимо провести радикальные политические и экономические преобразования, начатые в Российской Федерации в начале 90-ых годов и создавшие в стране так называемую "экономику переходного периода".
Направления реформирования лесных отношений были определены постановлением Совета Министров РСФСР № 26 от 17.01.91 г. "О совершенствовании управления лесами", где были предложены новые принципы организации
лесных отношений, основанные на разделении функций владения и пользования
лесными ресурсами. Для государственного управления и контроля в области использования, воспроизводства, охраны и защиты лесов было предписано создать в
РСФСР следующие органы: Министерство лесного хозяйства РСФСР, министерства лесного хозяйства (Государственные комитеты по лесу) автономных республик, управления лесами автономных областей, автономных округов, краев, областей с лесхозами и лесничествами, которые обязывались передавать в возмездное,
срочное пользование на договорных условиях лесосырьевые ресурсы лесозаготовительным предприятиям, в первую очередь, расположенным на данной территории, независимо от ведомственной подчиненности и форм собственности.
Постановление предусматривало также радикальные изменения в финансовой системе, в частности, проведение в 3-5 областях экономического эксперимента по финансированию лесного хозяйства за счет средств лесного дохода.
Практическое выполнение предложенных постановлением изменений в системах лесопользования и финансирования оказалось невозможным в силу ограничений, налагаемых действовавшим в то время законодательством, и отсутствием
политической воли у лиц, осуществляющих лесную политику на верхних уровнях
власти. Основное противодействие реформам оказала монопольная структура лесхозы, которая не допускала возможности иметь рыночных партнеров в лесопользовании и лесохозяйственном производстве, осуществляя эти виды деятельности на монопольной основе.
Реформирование лесных отношений в переходный период было начато с
принятия в 1993 году Основ лесного законодательства Российской Федерации,
которые разрабатывались в очень сложное в политическом отношении время, когда шла борьба между законодательной и исполнительной властями и решался
вопрос о целостности России.
Именно сложностью политической ситуации объясняется тот факт, что собственность на лесной фонд в Основах оказалась юридически не определенной, а
функции управления лесами, представленные отдельными правами собственности, были распределены по трем уровням (Федерация, действующие субъекты
Федерации и административные районы), причем, главные распорядительные
функции по управлению лесным фондом были переданы административным районам.
Основы лесного законодательства изменили правовой статус лесхозов, превратив их из предприятий в органы государственного управления лесным хозяйством (рис. 3).
37
Органы власти
административных
районов
Распоряжение лесным
фондом
Орган государственного
управления лесным
хозяйством - лесхоз
Предпринимательские
структуры –
лесопользователи
Воспроизводство,
охрана и
защита
лесов
(включая
рубки
ухода)
Главное пользование
лесными ресурсами
Государственный
контроль
Рис.3. Управление лесным хозяйством в соответствии с Основами лесного
законодательства, 1993 г.
Основы лесного законодательства запретили лесхозам вести рубки главного
пользования лесом, передав этот вид деятельности предпринимательским структурам. Таким образом, была создана "рыночная среда" в лесопользовании, представленная с одной стороны, территориальными органами управления лесным хозяйством - лесхозами, и, с другой стороны – лесопользователями.
Из рисунка видно, что наряду с лесозаготовителями, которым были переданы
производственные функции по заготовке древесины при главном пользовании,
значительные права по распоряжению лесным фондом получили органы власти
административных районов, в виде следующих распорядительных функций: - установление ставок и размеров лесных податей, размеров арендной платы и предоставление льгот по платежам отдельным категориям лесопользователей, а также определение форм внесения лесных податей и арендной платы;
- принятие решений о передаче в долгосрочное пользование (аренду) участков лесного фонда;
- определение формы выбора лесопользователя (прямые переговоры, лесные
торги, конкурсы);
- ограничение, приостановление или прекращение права на пользование лесным фондом.
Лесхозам в статусе органов управления лесным хозяйством были оставлены
контрольные функции и воспроизводство лесов через выполнение лесохозяйственных работ.
Система управления лесным хозяйством с участием трех субъектов (администрация районов, лесхоз и лесопользователь) создала ряд проблем при практической реализации арендных отношений и аукционной продаже древесины на
корню, что сделало доходность лесопользования крайне низкой. Эта система
ухудшила финансовое состояние лесхозов, поскольку из структуры были выведены доходные рубки главного пользования, а оставшиеся два вида деятельности
38
(воспроизводство лесов и контроль) являются исключительно затратными, требующими привлечения бюджетных средств.
При этом важно отметить, что большинство лесохозяйственных работ носит
сезонный характер, т.е. работы выполняются в короткие сроки, обусловленные
природными и биологическими условиями. Эта особенность исключительно важна в экономическом плане, поскольку для сезонного производства необходима
иная экономическая организация в сравнении с производством круглогодового
действия. Очевидной становится неэффективность содержания в штате постоянных работников, используемых на сезонных работах на срок 1 -2 месяца, эффективность механизации сезонных работ также выглядит в большинстве случаев
весьма проблематичной, если учесть все прямые и косвенные затраты, включая
амортизацию техники. Соединение в лесхозах контрольных функций с лесохозяйственной деятельностью лишило последнюю условий для ее рыночной организации, поскольку как и в случаях с лесхозами "советского периода" отсутствовали
законодательно установленные партнеры, определяющие рыночные отношения:
заказчик и исполнитель.
Как отмечалось ранее, финансовая система в лесном хозяйстве, созданная
Основами лесного законодательства, не могла гарантировать поступление финансовых средств лесхозам, как по линии федерального бюджета, так и за счет лесного дохода (лесных податей). Как результат, лесопользователи, зная финансовое
состояние лесхозов, предпочитали при заключении договоров аренды отказываться от выполнения лесохозяйственных работ в комплексе с лесозаготовками, оставляя эти работы лесхозам, которые были обязаны их выполнять в соответствии
с требованиями ст. 11 Основ. Таким образом, возложив ответственность за выполнение лесовосстановительных работ одновременно и на лесхозы, и на лесопользователей, Основы лесного законодательства не создали ни организационных, ни финансовых условий для рыночной организации лесохозяйственного
производства.
Принятый в 1997 году Лесной кодекс Российской Федерации не внес принципиальных изменений в экономическую организацию лесохозяйственного производства, хотя система государственного управления лесным хозяйством претерпела существенные изменения (рис.4).
Лесной Кодекс РФ (1997 г.), объявив в ст. 19 лесной фонд федеральной государственной собственностью, повысил ответственность государства как собственника за состояние лесного фонда, поднял уровень принятия основных управленческих решений с районного до уровня субъекта Федерации. При этом не произошло принципиальных изменений в статусе лесхоза, который остался территориальным органом управления лесным хозяйством в качестве федерального государственного учреждения.
Законодательное отстранение лесхоза от получаемого им лесного дохода (до
2002 г. лесхозам поступала только та часть лесных податей и арендной платы, которая превышала размер минимальных ставок платы за древесину) при значительном снижении бюджетных ассигнований привело к тому, что лесхозы из органов управления постепенно превратились в комплексные хозяйства по аналогии
39
с лесхозами советского периода, зарабатывающие, так называемые, собственные
средства.
Органы
государственной власти
субъектов РФ
Орган государственного
управления лесным
хозяйством - лесхоз
- принятие решений о
предоставлении лесного
фонда в пользование
- установление цен на
лесные ресурсы
- финансирование воспроизводства леса
Воспроизводство,
охрана и
защита
лесов
(включая
рубки
ухода)
Государственный
контроль
Предпринимательские
структуры –
лесопользователи
- Главное пользование
лесными ресурсами
- Аренда участков лесного фонда
- Лесные аукционы
Рис. 4. Управление лесным хозяйством в соответствии с Лесным Кодексом,
1997 года
Основным источником поступления собственных средств, для лесхозов стало
проведение ими рубок ухода за лесом, лесоводственные границы которых были
значительно расширены с включением в них всех видов выборочных рубок, проводимых под собственным контролем.
Финансовое состояние лесхозов значительно ухудшилось в 2002 году, когда
вступил в действие Бюджетный кодекс РФ, направивший все финансовые потоки
лесхозов (включая внебюджетные средства) в систему федерального казначейства
и лишивший лесхозы тех финансовых поступлений, которые ранее им поступали
в размере превышения лесных податей и арендной платы величины минимальных
ставок платы за древесину.
Таким образом, естественная монополия в лесном хозяйстве, представленная
лесхозами, лишилась перспектив для своего экономического развития.
Подведем итоги сказанного и сформулируем результаты лесоуправления в
системе государственной естественной монополии:
1. Неэффективная, характеризующаяся самой низкой в мире ценой древесины
на корню, организация главного пользования лесом через аренду и аукционы, когда партнером по договорам с лесопользователями выступают лесхозы, не подготовленные для этой управленческой деятельности, как в юридическом и экономическом аспектах, так и в отсутствии квалифицированных юристов, маркетинговых
служб, изучающих и знающих правила поведения на рынках.
Именно в этом есть одна из главных причин поддержки, оказываемой лесопромышленниками и губернаторами существующей системе лесоуправления, и на
этом основано стремление последних продлить существование неэффективной
для государства и эффективной для теневого бизнеса системы лесоуправления через создание федерального органа управления лесным комплексом.
40
2. Неэффективная нерыночная организация промежуточного пользования лесом, осуществляемого лесхозами, где отсутствует сопоставление доходов и расходов в традиционно существующих в бизнесе методах, а учет расходов ведется
только по ограниченной номенклатуре статей без учета амортизации и накладных
расходов.
Критерием экономической эффективности мобилизации собственных средств
(в настоящее время – внебюджетных доходов) является получение лесхозами валового дохода с включением в состав последнего затрат, но без выделения последних для установления прибыли.
Продукция, получаемая лесхозами от рубок ухода в виде круглых лесоматериалов, реализуется по низким ценам, без конкуренции, как правило, посредникам-перекупщикам. В этой ситуации невозможно установить, в какой части
коммерческая деятельность лесхозов финансирует лесохозяйственные работы,
поскольку источником финансирования может быть только полученная прибыль,
которая при статусе лесхозов как учреждений не исчисляется.
По нашему убеждению, коммерческая деятельность лесхозов решает в основном только социальные цели, предоставляя занятость местному населению.
Получение прибыли при рубках ухода, если они проводятся с соблюдением лесоводственных экологических требований, весьма проблематично даже в условиях
применения передовых технологий, о чем говорит опыт зарубежных стран.
Доказательств того, что коммерческая деятельность лесхозов, финансирует
лесохозяйственную деятельность, существующая статистика не содержит.
3. Полное отсутствие рыночной среды в лесохозяйственном производстве,
представленном мероприятиями по воспроизводству, охране и защите лесов.
Лесхозы получают бюджетные средства на проведение лесохозяйственных
мероприятий на монопольной основе без каких-либо конкурсных процедур, обязательных при распределении бюджетных средств.
В лесном хозяйстве традиционно культивируется представление о том, что в
лесохозяйственном производстве нет и не может быть конкуренции, хотя большинство лесохозяйственных работ весьма просты в исполнении и не требуют
применения высококвалифицированной рабочей силы. Зарубежная практика показывает, что лесохозяйственные работы, имеющие в основном сезонный характер, весьма успешно выполняются сезонными рабочими, представленными студентами, пенсионерами, безработными на условиях привлечения последних к выполнению общественных работ. При договорных формах организации лесопользования лесохозяйственные работы могут быть выполнены лесопользователями,
при этом стоимость и качество выполнения этих работ являются важнейшими условиями для получения прав на пользование лесными ресурсами.
Названные возможности создания рыночной среды в лесохозяйственном
производстве полностью игнорируются деятельностью лесхозов, которые одновременно выступают в качестве:
а) получателей бюджетных средств вне конкурса,
б) проектировщиков лесохозяйственных мероприятий (разработка технологических карт и т.п.),
в) исполнителей лесохозяйственных работ,
41
г) приемщиков результатов лесохозяйственных работ (оценка приживаемости
лесных культур и т.п.).
В названной ситуации у государства, финансирующего лесохозяйственные
работы, отсутствует возможность контроля, как за целевым назначением бюджетных средств, так и за эффективностью их использования.
4. Отсутствие прозрачности финансовых потоков, представленных доходами
и расходами, образующимися на уровне лесхозов, поскольку весьма трудно (даже
невозможно!) разделить бюджетные средства и средства от других источников.
«Смешение» потоков, представленных бюджетными и внебюджетными средствами, всегда создают условия для финансовых злоупотреблений.
5. Ослабление функций государственного управления лесным фондом, поскольку основное внимание в деятельности лесхозов уделяется исполнению работниками хозяйственных коммерческих функций.
Анализ трудоемкости лесохозяйственного производства в центральных областях показывает, что основными исполнителями лесохозяйственных работ являются работники лесной охраны. В бюджете времени лесников в летний период
их использование на производственных работах составляет свыше 70 %, а следовательно, на выполнение прямых обязанностей по охране леса практически не остается времени, о чем свидетельствует неконтролируемые лесхозами многочисленные нарушения лесного законодательства, включающие нелегальные рубки
леса.
Все изложенное выше убеждает, как отмечает А.П. Петров [93], в том, что
существующая система лесоуправления, где государственные, управленческие и
хозяйственные функции соединены и представлены естественной монополией, не
способна создать эффективную рыночную среду в лесном секторе, а также сбалансировать экономические, экологические и социальные цели развития последнего. Эта система должна быть реформирована, считает А.П. Петров, с учетом того опыта, который существует в странах с рыночной экономикой и в странах с переходной экономикой, уже осуществивших структурные реформы системы
управления лесами. Надо отметить, что работника лесного хозяйства нельзя заменить другим без ущерба для развития производства.
Лес был, есть и будет вечно одним из важнейших компонентов природной
среды обитания человечества.
Лес, как важнейший компонент природной среды, выполняет экономические, социальные и экологические функции. И при этом их выполнение осуществляется на трех уровнях: местном (в лесхозах и на других предприятиях лесного
комплекса), региональном (район, область, государство) и глобальном (мировом).
На местном уровне осуществляются экономические (хозяйственные) функции лесопользования, означающие лесоустройство и производство древесной (основной) продукции, к которой относятся сырье и материалы для различных отраслей народного хозяйства, топливо и продукты питания для населения, корма
для животных, а также производство недревесной (побочной) продукции в виде
живицы, листвы и хвои, лекарственных трав, грибов, семян и т.д.
На региональном уровне выполняются социальные функции леса, выражающиеся в предоставлении населению санитарно-рекреационных услуг, к кото42
рым относятся: защита людей от пыли, ветра, шума и радиации, создание благоприятных условий для отдыха и оздоровления населения.
Экологические функции выполняются лесами на региональном и глобальном уровнях. На региональном уровне – это защита пашни и лугов от водной и
ветровой эрозии, рек и водоемов от разливов, заиливания и мелководья, транспортных коммуникаций от ветра и снежных заносов, а на глобальном уровне – оздоровление жилой среды планеты посредством поглощения углекислоты, выделения кислорода, очистки воздушного бассейна и др.
Все эффективное лесопользование в широком его понимании должно осуществляться с учетом выполнения лесом всех его функций в неразрывном единстве. Для этого необходим соответственно и единый обобщающий критерий эффективности лесопользования, выражающий конечные интегрально суммированные экономические, социальные и экологические результаты устойчивого лесопользования. Однако до сего времени такой критерий отсутствует, а для оценки
эффективности лесопользования предлагается однобокий экономический критерий, слагаемыми которого являются «предпринимательский доход на капитал в
виде нормы прибыли; оплата труда; рента в виде прибыли как результат использования природных ресурсов», а другие эффекты лишь декларируются в указании,
что «любые мероприятия в области использования и производства лесов следует
оценивать, соответственно, по трем категориям – социальному, экологическому и
экономическому» [24, с. 80].
Между тем в настоящее время общепризнанным критерием эффективности
развития человеческого общества становится продолжительность жизни людей.
Увеличение, которой достигается улучшением ее качества. А качество жизни –
это сложная и многогранная категория, характеризующая развитие производства
и потребления материальных благ, имущественное положение людей, состояние
их среды обитания, условия труда и отдыха, здоровье, физическое развитие, уровень образования и культуры населения, социально-экономическую и правовую
защиту граждан государством, другие необходимые условия жизнедеятельности
семьи и свободного всестороннего развития и самоутверждения личности» [24]. В
этой же публикации ее авторы с помощью экономико-математических методов и
расчетов на ЭВМ на примере статистических показателей России и ряда зарубежных стран показали тесную зависимость продолжительности жизни от среднедушевых показателей производства ВВП и потребления товаров и основных продуктов питания [24].
Некоторые исследователи предлагают принять продолжительность жизни в
качестве критерия эффективного лесопользования: «Надежным "компасом" лесной политики может и должен стать высший критерий глобального управления
лесами – увеличение продолжительности жизни, достигаемое ростом ВВП и сокращением заболеваемости людей благодаря рациональному и интенсивному
многоцелевому и безотходному использованию леса [10].
Для этого в экономической науке и на практике следует перейти от ограниченной однобокой технико-экономической оценки результатов лесного хозяйства
и предприятий лесопромышленного комплекса к определению полной экономической эффективности их деятельности по высшему критерию с учетом разно43
временности результатов и затрат на их достижение. Под полным экономическим
эффектом понимается интегральная сумма технико-экономического, социальноэкономического и эколого-экономического эффектов, исчисляемых разностью
между экономической оценкой соответствующих результатов и затратами на их
достижение. Технико-экономические результаты оцениваются стоимостью конечной продукции, социальные и экологические результаты – экономической
оценкой достигнутого сокращения заболеваемости» [122]. Соглашаясь с названными авторами, следует обратить внимание на особую сложность разработки и
доведения до практического применения общего критерия эффективности комплексного лесопользования адекватного увеличению продолжительности жизни
людей.
Если при определении технико-экономического эффекта совокупность этих
нормативов от результатов производственно-хозяйственной деятельности лесхоза
или другого предприятия до продолжительности жизни будет относительно легко
проработать (с помощь экономико-математических методов через показатель
ВВП), то при определении эколого-экономического и социально-экономического
эффектов потребуется большой ряд экологических и гигиенических нормативов,
определяющих влияние конкретных лесных насаждений и лесопромышленной
продукции на заболеваемость и продолжительность жизни людей, обитающих
среди этих лесонасаждений и вообще леса и пользующихся продукцией лесной
промышленности.
Это все возможно, на наш взгляд, лишь при создании и глубокой проработки экономической теории устойчивого лесопользования, определяющей принципы и методы изучения комплексного эффективного использования леса во имя
увеличения продолжительности жизни людей и продления пребывания человечества на Земле. И только на основании и с помощью такой теории появится возможность разработать обобщающий критерий эффективного лесопользования и
создать необходимую нормативную базу, позволяющую практическое применение данного критерия. Предлагаемый подход базируется на принципах и методах
общей экономической теории, которая по определению А.Ф. Шишкина, «в широком смысле есть наука об условиях и формах, при котором происходит производство и обмен в различных человеческих обществах; о законах, управляемых производством и обменом жизненных благ» [146]. Экономическая теория представляет собою фундамент и ядро всей системы экономических наук и локальных
экономических теорий. Общая экономическая теория подразделяется на две составные взаимосвязанные части: микроэкономику и макроэкономику. Как указывается в учебнике В.В. Макухе, «микроэкономика изучает процессы принятия
решений на уровне таких хозяйственных субъектов, как потребители, фирма.
Предметом ее интересов в этой связи являются поведение потребителей на рынке,
производственная и торговая деятельность фирм, особенности типов рыночных
структур» [68].
Конкретное воплощение общих теоретических положений микроэкономики
осуществляется в различных отраслевых экономических науках, в том числе в
экономике лесного хозяйства и экономике лесной промышленности, которые призваны служить научной основой местного управления лесами на уровне лесхозов
44
и других промышленных предприятий лесного комплекса.
Вторая часть общей экономической теории макроэкономика изучает крупномасштабные экономические явления и процессы на уровне отдельных стран и
мирового сообщества в целом. В последние годы из макроэкономики выделилась
новая наука – гиперэкономика – новейшая теоретическая экономика «о рациональных действиях человечества в природной среде, гармоничном взаимодействии с ней и получении тем самым востребуемой системной целостности, которая
приводит к максимальному пребыванию человечества на Земле» [122]. Один из
разработчиков гиперэкономики Б.В. Прыкин указывает: «Человек как элемент
Геосистемы участвует в экономических действиях вселенского обмена, и его деятельность эффективна только тогда, когда достигнет максимальной, системной
ценности, исходя из интересов Вселенной, а не только индивидуальных эгоистических интересов. Поэтому экономическая целесообразность связана не только с
экономикой природопользования, как принято считать, а с экономически выгодными действиями человечества по достижению максимума эффекта в природных
преобразованиях, в которых он участвует… Бесспорно, экономические действия
человечества должны вписываться в экономическую деятельность природы и
изучаться совместно с нею» [112, с. 5].
Экономическая теория устойчивого лесопользования базируется на положениях и принципах гиперэкономики и органически связана с ней, что объясняется высокой ролью леса как одного из основных компонентов природной среды. И
у гиперэкономики, и у экономической теории устойчивого лесопользования конечная цель и высший критерий одинаковы – человек и увеличение продолжительности его жизни. Предлагаемый подход к построению экономической теории
и общего критерия эффективности устойчивого лесопользования схематично показан на рис. 5.
Научно-методологические основы названной теории исходят из общей экономической теории, и ее составных частей: макроэкономики и микроэкономики, а
конкретное ее наполнение из гиперэкономики и экономики предприятий лесного
комплекса.
Экономическая теория устойчивого лесопользования должна представлять
собой систему знаний о всех функциях, выполняемых лесами и всех методов устойчивого лесопользования ими на различных уровнях этого управления.
Стержнем теории должен стать обобщающий критерий роста эффективности лесопользования, представляющий собой интегральную сумму техникоэкономического, социально-экономического и эколого-экономического эффектов,
адекватных степени увеличения продолжительности жизни людей.
45
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ
МАКРОЭКОНОМИКА
МИКРОЭКОНОМИКА
ГИПЕРЭКОНОМИКА
ЭКОНОМИКА
ЛК
Экономическая теория устойчивого управления лесами
Функции лесов
Общий критерий эффективности адекватный увеличению
продолжительность жизни
экономические
социальные
экологические
=
Уровни управления лесами
местный
технико-экономический эффект
+
социально- экономический эффект
+
региональный
глобальный
эколого-экономический эффект
Рис. 5. Схема построения экономической теории разноуровневого критерия
эффективности устойчивого лесопользования
Большое внимание в экономической теории устойчивого лесопользования
должно быть уделено взаимосвязанному скоординированному управлению лесами на всех уровнях этого управления (местном, региональном, глобальном).
На глобальном уровне на мировое сообщество возлагаются обязанности
скоординированных действий всех стран по разумному, эффективному сбережению, преумножению и использованию мировых богатств путем принятия общих
международных правил и нормативов и международного контроля за их соблюдением при финансовой поддержке местных регионов (государств), обеспечивающих устойчивое развитие рационального лесопользования и прироста лесных
богатств. При этом следует иметь в виду высокую значимость леса, как возобновляемого источника сырья и всех условий жизнедеятельности человечества при
проходящем в мире процессе интенсивного использования исчерпаемых природных ресурсов.
На региональном уровне также должны решаться и глобальные, и региональные (лесозащитные) экологические проблемы и обеспечиваться эффективное
выполнение социальных, санитарно-рекреационных и других функций.
Реализация всех функций лесов и получение результатов эффективного использования предрешается на местном уровне управления лесами – в лесхозах и
других предприятиях лесного комплекса. Выполнение экономических функций
леса происходит на уровне хозяйств и предприятий по законам рыночной экономики без административного вмешательства государства, но с его экономически46
ми регуляторами (льготное налогообложение, кредиты, госзаказы), а социальные
и экономические функции леса на местном уровне управления нуждаются в прямой государственной поддержке финансовыми ресурсами из федерального бюджета и бюджетов субъектов федерации.
Конкретная приоритетность тех или иных мер по финансовой поддержке
эффективного лесопользования на уровне предприятий, обоснование нормативов
и условия этой поддержки будут получены на основе экономической теории устойчивого управления лесами и общего критерия эффективности этого управления, на разработку которой потребуется немалый срок и большие усилия широкого круга ученых и специалистов.
До разработки этих нормативов основную финансовую поддержку лесозащитных мероприятий, осуществляемых лесхозами, следует производить в соответствии со сметами прямых затрат на эти мероприятия. Оптимизация и повышение эффективности этих затрат уже сейчас может со значительным эффектом достигаться с помощью экономико-математических моделей.
Как показывают исследования, выполненные в ВГЛТА В.К. Поповым, В.С.
Петровским и С.А. Черепухиным, с помощью математического моделирования
появляются возможности для создания наиболее эффективных лесных полос,
обеспечивающих рост урожайности сельскохозяйственных культур [111, 141].
Экономическое моделирование должно стать одним из важнейших инструментов создания всей экономической теории устойчивого лесопользования. Главным сейчас является на основе международного сотрудничества ученых разработка этой теории в целом и доведение ее до практического применения на всех
уровнях управления лесами.
С выходом книги под общей редакцией А.В. Селиховкина «Устойчивое
управление лесным хозяйством: научные основы и концепции» - первый шаг в
этом направлении сделан, хотя многие теоретические проблемы (и главная – общая проблема разработки и применения общего критерия лесопользования) остаются нерешенными [152].
Обобщив известные нам разработки, мы предлагаем методический подход к
оценке единого обобщающего критерия эффективности лесопользования.
Развивая теоретические основы устойчивого лесопользования, предлагаем
рассматривать систему знаний о всех функциях, выполняемых лесами и всех методах устойчивого лесопользования на различных уровнях управления.
Стержнем теоретических основ устойчивого лесопользования является критерий роста эффективности лесопользования, представляющий собой интегральную сумму технико-экономического, социально-экономического и экологоэкономического эффектов, адекватный степени увеличения продолжительности
жизни людей.
На путях познания и доведения этого критерия до рабочего состояния следует использовать проведение государственного учета лесного фонда, осуществляемого в соответствии с действующим законодательством. При этом целесообразно использовать список «Критерии и индикаторы устойчивого управления лесами и лесным хозяйством России»», одобренный IV съездом лесничих России в
1998 г. и материалы инструкции ВНИИЦ лесресурс по их использованию с вне47
сенными коррективами учеными-лесоводами А.И. Писаренко и В.В. Страховым,
которые в монографии «Лесное хозяйство России: от пользования к управлению»
дали определения шести критериям и указали в составе их 41-го индикатор [105].
Критерий 1. Поддержание и сохранение продуктивной способности лесов.
Критерий 2. Поддержание применяемого санитарного состояния и жизнеспособности лесов.
Критерий 3. Сохранение и поддержание защитных функций лесов.
Критерий 4. Сохранение и поддержание биологического разнообразия лесов
и их вклада в глобальный углеродный цикл.
Критерий 5. Поддержание социально-экономических функций лесов.
Критерий 6. Инструменты лесной политики для сохранения устойчивого
управления лесами, к которым относятся пять индикаторов:
1. Правовые механизмы, включая законы и подзаконные акты, нормативы,
предписания и другие документы, содействующие сохранению и устойчивому
управлению лесами.
2. Организационные механизмы, включая разработку и пересмотр лесной
политики и обеспечение общества доступной информацией по лесным вопросам.
3. Координационные механизмы деятельности различных организаций,
предприятий и научных обществ, связанных с лесами.
4. Международные механизмы сотрудничества и кооперации по различным
вопросам устойчивого управления лесами.
5. Экономические и финансовые механизмы устойчивого управления лесным хозяйством, включая политику в области инвестиций и налогообложения,
направленную на обеспечение долговременного пользования всеми лесными ресурсами, в том числе, не имеющими рыночной стоимости.
Авторы вышеуказанной монографии, в дополнение к перечисленным индикаторам, указывают: «Не вызывает сомнения, что существует потребность добавить в государственный учет лесного фонда финансово-экономический блок, позволяющий осуществлять анализ взаимосвязи показателей состояния лесов с ведением лесного хозяйства, уровнем его финансирования и всеми финансовыми
потоками. Это позволит создать для руководителей лесного хозяйства всех уровней современный инструмент оценки эффективности управления лесным хозяйством»[105, с.2-5]. По их мнению, финансово-экономический блок государственного учета лесного фонда мог бы включать: инструкцию по расчету лесной ренты;
нормативы для определения затрат на заготовку и переработку лесных ресурсов;
руководство по применению стоимостных оценок лесных ресурсов. Дополнительно, для целей установления финансовой компенсации за изъятие земель или
гибель лесных насаждений, было бы целесообразно ввести в состав экономического блока инструкцию по расчету стоимости лесных земель (на основе стоимости лесных ресурсов, находящихся на этих землях) и шкалы оценки лесных земель, дифференцированных по регионам РФ.
Таким образом, аналитический обзор литературы показал, что во всех странах лесным сообществом дано определение устойчивому управлению лесным хозяйством, которое должно выполнять в настоящем и в будущем важные экологи48
ческие, экономические и социальные функции на местном, национальном и глобальном уровнях.
Необходимость совершенствования устойчивого лесоуправления вызвана
слабой эффективностью существующей формы ведения лесного хозяйства, где
государственные, управленческие и хозяйственные функции соединены и представлены естественной монополией. Эта система не способна создать эффективную рыночную среду в лесном секторе, а также сбалансировать экономические,
экологические и социальные цели развития лесного хозяйства.
При изучении организационно-экономический механизм управления лесным
хозяйством малолесной зоны и создания базы (основы) устойчивого развития,
возникает необходимость решения проблемы совершенствования этого механизма.
Для развития теоретических основ устойчивого лесопользования предлагается рассматривать систему знаний о всех функциях, выполняемых лесами и всех
методах устойчивого лесопользования ими на различных уровнях управления.
Стержнем теоретических основ устойчивого лесопользования является критерий роста эффективности лесопользования, представляющий собой интегральную сумму технико-экономического, социально-экономического и экологоэкономического эффектов, адекватных степени увеличения продолжительности
жизни людей. Предложен методический подход к установлению критерия эффективности устойчивого лесопользования.
49
2. ИССЛЕДОВАНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ УСТОЙЧИВОГО
ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЯ В МАЛОЛЕСНОЙ ЗОНЕ
2.1. Организационно-экономическое зонирование лесопользования в
современной России и малолесной зоне
Для определения понятия малолесной зоны необходимо выделить на территории России, как минимум, три основные зоны: многолесную, малолесную и
безлесную, принципиально отличные друг от друга по назначению леса, его запаса и лесопользованию.
К многолесной зоне относится территория страны, простирающаяся от балтийских государств и Беларуси до Тихого океана и граничащая на севере с относительно узкой полосой лесотундры, а на юге с лесостепной зоной. Климат лесной зоны умеренный. Растительный покров лесов разнообразен. На западе, в Европейской части и на Дальнем Востоке преобладают смешанные и широколиственные леса, в Сибири – тайга, а на юге Дальнего Востока – хвойно- широколиственные леса.
Малолесная зона охватывает, в основном, лесостепную, а также степную
природные зоны и зону лесотундры.
К безлесной зоне относятся следующие природные зоны: арктические пустыни, тундры, полупустыни и пустыни.
Зона арктических пустынь охватывает острова Земли Франца-Иосифа, Северный остров Новой Земли, острова Северной Земли, Новосибирские острова и
северную оконечность полуострова Таймыр.
Все охарактеризованное укрупненное лесное зонирование и определение
границ лесных, малолесных и безлесных зон основано на природном районировании. Однако организация управления и ведения лесного хозяйства в стране осуществляется по административно-территориальным образованиям, границы которых не совпадают и не могут совпадать с границами лесных природных зон. Поэтому возникает необходимость отнесения административно-территориальных
образований и, прежде всего, субъектов Российской Федерации, называемых регионами, по основному количественному признаку – запасам древесины на корню, приходящихся на единицу общей площади региона.
Для разработки разнохарактерных (экономических, социальных, экологических, медицинских и др.) нормативов, обеспечивающих практическое применение
предлагаемого критерия измерения эффективности устойчивого лесопользования
необходимо иметь единый исходный натуральный показатель обеспеченности лесом различных регионов (страна, ее зоны, районы и т.п.).
Таким показателем [131] предлагается принять лесообеспеченность территории региона запасом древесины на корню (Дп), измеряемую по формуле
Дп = Д / П,
(1)
где Д – общий запас древесины на корню в регионе, м3;
П – общая площадь территории региона, км2.
Данное наше предположение основывается на следующих его доводах.
50
Первое. В настоящее время при характеристике лесообеспеченности региона отдается предпочтение показателю лесистости, исчисляемой процентным отношением лесопокрытой площади региона к его общей площади. Однако действительный потенциал древесины и всех полезностей леса заключается не столько
в его площади, сколько в запасе древесины, а фактический учет показывает, что в
регионах с равной лесистостью разница в их лесообеспеченности может быть
многократной.
Второе. Казалось бы, наиболее приемлемым обобщающим показателем лесообеспеченности может быть запас древесины на корню в регионе в расчете на
душу населения. Однако, число жителей в районе динамично, на него влияют рождаемость, смертность, миграция. И все это будет искажать фактическую лесообеспеченность региона.
Третье. Обобщающий показатель лесообеспеченности региона должен выражаться натуральной, а не процентной величиной, каковой измеряется лесистость. В процентах может исчисляться не уровень, а динамика лесообеспеченности региона.
Четвертое. Единственным обобщающим натуральным и универсальным
показателем лесообеспеченности является имеющийся у него запас древесины на
корню в кубометрах, приходящийся на единицу его площади. Универсальность
такого показателя возникает в связи с его прямым влиянием на экономическую,
социальную и экологическую значимость. Не только лесная площадь региона, но
и его насыщенность древесиной определяет это прямое влияние.
Все перечисленные доводы подтверждают роль лесообеспеченности региона как основного ведущего показателя и для последующей разработки экономических, социальных и других нормативов, и для современной оценки разрабатываемого организационно-экономического механизма устойчивого управления лесопользованием. Пример расчета обоснованного показателя лесообеспеченности в
сравнении с другими применяемыми показателями обеспеченности разноступенчато в Российской Федерации, Центральном Федеральном округе, ЦентральноЧерноземном регионе и Воронежской области показан в табл. 2. Этот вывод относится ко всем регионам страны и, в особенности, к тем преимущественно малолесным регионам, перед которыми наиболее остро стоит проблема самообеспеченности лесом и повышении его защитной роли в народном хозяйстве и жизни
людей.
Основной показатель лесообеспеченности регионов, в силу его универсальности, может и должен быть использован в разработке новой системы организационно-экономического зонирования территории страны, необходимость которой
возникает, в связи с решением проблемы устойчивого управления лесопользованием.
Для разделения территории страны на три организационно-экономические
лесные зоны и выделения малолесной зоны нами принимаются, в качестве границ
этой малолесной зоны, минимальный запас древесины на корню в расчете на единицу общей площади региона свыше 200 м3/км2 (2 м3/га) и максимальный аналогичный запас на единицу указанной площади – 2000 м3/км2 (20 м3/га), в десять раз
превышающий минимум.
51
Таблица 2
Основные исходные и расчетные показатели обеспеченности лесом
по разноступенчатым уровням регионов Россиской Федерации
по состоянию на 1 января 2005 года
Усл.
Российская
обо- Ед.изм.
Федерация
знач.
Население
Н млн чел. 145,2*
Общая площадь
П тыс. км2 17075,4*
Лесопокрытая площадь
Л тыс. км2 7761,4**
Запас древесины на
Д
млн м3 82130,1**
корню
Обеспеченность насеД/Н м3/чел.
ления запасом древе565,7
сины, Дн
Лесистость, Лп
Л/П
%
45,4**
3
2
Лесообеспеченность Дп Д/П тыс.м /км
4,8
Запас древесины на
корню на км2 лесопоД/Л тыс.м3/км2 105,8
крытой площади Дл
Примечание. * Россия в цифрах, 2005 [117]
** Лесной фонд России, 2003 [54].
Исходные данные и
расчетные показатели
в т.ч. последовательно:
МалолесВоронежЦЧЭР
ная зона
ская обл.
23,3
7,5
2,4
2292,5
167,7
52,4
526,8
14,5
4,3
2971,2
231,5
64,6
127,5
30,8
26,9
29,4
1,3
8,6
1,4
8,6
1,2
56,4
16,0
15,0
Принятый минимум означает границу лесистости безлесной и малолесной
зон, когда безлесная зона достигла максимального предела ее как таковой, в связи
с обретением ею явного признака малолесной зоны, где можно ставить решаемую
в перспективе задачу самообеспечения древесиной. Принятый максимум выражает границу между малолесной и многолесной зонами, когда малолесная зона достигла максимального предела ее как таковой, в связи с обретением ею явного признака многолесной зоны, где можно ставить задачу не только самообеспечения
древесиной, но и вывоза ее в другие регионы страны и за рубеж. Принятые величины 200 и 2000 м3/км2 выражают соответствующие рубежи перехода количества
в качество.
О достоверности и принципиальной разнице величин таких рубежей можно
судить по данным таблицы (см. Приложения, табл. 1), где Ставропольский край,
отнесенный к безлесной зоне, с наибольшей лесообеспеченностью в этой зоне –
182 м3/км2 и лесистостью 1,5 % почти в 2 – 4 раза по этим и другим показателям
отличается от Волгоградской области, отнесенной к малолесной зоне и имеющей
в этой зоне самую низкую лесообеспеченность – 302,5 м3/км2 с лесистостью 4,3 %.
Приведенные в таблице показатели лесообеспеченности регионов страны с
запасом древесины на корню в расчете на единицу их площади, послужили критерием распределения в субъектах федерации на три организационноэкономические зоны:
52
- безлесную – с лесообеспеченностью до 200 м3/км2;
- малолесную – с лесообеспеченностью от 200 до 2000 м3/км2;
- многолесную – с лесообеспеченностью свыше 2000 м3/км2.
Указанное распределение показано на карте-схеме, воспроизводимой на рисунке 6, а в таблице 3 даются общие итоги распределения числа субъектов федерации, населения страны, ее территории, лесопокрытой площади и запаса древесины на корню по организационно-экономическим зонам.
Таблица 3
Основные показатели организационно-экономических лесных зон России
Показатели
Количество
субъектов Федерации
Всего по
в т.ч. по зонам
Ед. измеРоссийской
рения
Федерации Многолесная Малолесная Безлесная
единиц
%
млн чел.
%
Общая терри- тыс. км2
тория
%
Лесопокрытая
тыс. км2
территория
%
Запас древеси- млн м3
ны
%
Лесообеспеченность (зам3/км2
пас древесины
на 1 км2 общей
территории)
Лесистость
%
территории
На одного жителя
а) лесопокры- км2/чел.
той площади
б) запаса дре- м3/чел.
весины на корню
Население
87
100
65
75
14
16
8
9
145,2
100
17075,4
100
7761,4
100
82130,1
100
113,3
78,0
12724,9
74,5
7145,1
92,1
78926,8
96,1
23,3
16,1
2292,5
13,4
526,8
6,8
2971,2
3,6
8,6
5,9
2058,0
12,1
89,5
1,1
232,1
0,3
4809,8
6202,5
1296,1
112,8
45,5
56,2
22,9
4,3
0,05
0,06
0,02
0,01
565,6
696,6
127,5
26,9
В целях более глубокого и детального учета организационноэкономических особенностей лесных зон, в их составе могут быть выделены подзоны, объединяющие в своем составе соседствующие регионы со сходными природно-климатическими условиями и общими интересами в решении проблем ус53
тойчивого управления лесопользованием.В малолесной зоне такими подзонами (с
указанием состава их регионов-субъектов Федерации) являются:
1. Центрально-Черноземная малолесная подзона (области ЦЧЭР и Орловская область).
2. Волжско-Уральская малолесная подзона (Волгоградская, Самарская, Саратовская и Оренбургская области).
3. Евро-Азиатская малолесная подзона (Мурманская и Магаданская области, Ямало-Ненецкий и Корякский автономные округа).
4. Прикаспийская малолесная подзона (Республика Дагестан).
Доли названных подзон в общих показателях лесопользования малолесной
зоны России показаны в табл. 4.
Таблица 4
Структура основных показателей малолесной зоны России по подзонам, по
состоянию на 2002 год
Показатели Ед. изм.
Всего по
малолесной зоне
тыс. чел.
23348,4
%
Общая
тыс. км2
2292,5
площадь
%
Лесопокры- тыс. км2
526,8
тая площадь
%
Лесистость
%
22,9
Запас дре2971,2
млн м3
весины на
%
100
корню
Лесопокрытая площадь
0,02
км2/чел.
на 1 человека
Запас древесины на
тыс.м3/чел
0,13
корню на 1
человека
Лесообеспеченность
м3/км2
1296,07
территории
Население
в т. ч. по малолесным подзонам
ЦентральВолжскоЕвроПрикасноУральЧерноземАзиатская пийская
ская
ная
8377,7
10786,8
1607,4
2576,5
192,4
391,7
1658,1
50,3
16,4
23,4
482,6
4,4
8,5
5,9
29,1
8,8
260,9
8,8
259,2
8,7
2408,3
81,1
42,8
1,4
0,0019
0,002
0,3
0,0017
0,03
0,02
1,5
0,016
1356,4
661,7
1452,4
850,9
54
55
Субъекты Российской Федерации, входящие в подзоны малолесной зоны с указанием их лесистости (%) и лесообеспеченности (тыс. мэ/км2) и номеров
субъектов РФ, указанных на карте-схеме:
I - Центрально-Черноземная малолесная подзона (области ЦЧР; 2-Белгородская - 8,6 и 1,4; 4-Воронежская - 8,3 и 1,2; 5-Курская-7.9 и 1,2; 6-Лилецкая -7,6 и 1,5; 13-Тамбовская- 10,5 и
1,6 и 10-Орловская -7,8 и 1,2);
II - Волжско-Уральская малолесная подзона (3- Волгоградская - 4,3 и 0,3; 9-Оренбургская - 4.6 и 0,6; 11-Самарская - 12,7 и 1,8: 12-Саратовская - 6,0 и 0,6);
III - Европейско-Азиатская малолесная подзона (7-Магаданская -36,3 и 0,9; 8-Мурманская - 37,0 и 1.6; автономные округа: 14-Корякский - 36,9 и 1,8; 15-Ямало-Ненецкий - 21,1 и 1,6);
IV - Прикаспийско-малолесная подзона (1 -Республика Дагестан - 8,8 и 0,8).
Рис. 6. Карта-схема лесного организационно-экономического зонирования РФ
55
Лесной кодекс 2006 года предусматривает следующую классификацию лесов:
1. Защитные леса (глава 15 Лесного кодекса); 2. Эксплуатационные леса (ст. 108);
3. Резервные леса (ст. 109, главы 16 Лесного кодекса).
Леса ЦЧЭР - преимущественно защитного назначения, в которых соблюдается сохранение средообразующих, защитных, санитарно-гигиенических и иных
полезных функций с одновременным использованием лесов в зависимости от режима охраны, в них могут вводиться те или иные рубки лесных насаждений.
2.2. Общая характеристика лесного хозяйства ЦЧЭР как представителя
малолесной зоны страны
По качественным и количественным признакам типичными представителями малолесной зоны России является Центрально-Черноземный район (ЦЧЭР) с
его пятью областями, входящими в Центральный Федеральный округ (ЦФО) и
имеющими статус субъектов Российской Федерации.
ЦЧЭР – устойчивое понятие экономического образования страны. С 1961
года в состав ЦЧЭР входят области: Белгородская, Воронежская, Курская, Липецкая и Тамбовская. Как отмечают В.Е. Кирьянчук и В.В. Подколозин, все последующие изменения сетки крупных экономических районов не коснулись состава
и границ Центрального Черноземья, хотя в ряде научных публикаций неоднократно вносились предложения включить в состав ЦЧЭР Орловскую область, которая по особенностям природных условий, истории хозяйственного освоения и
заселения, специализации хозяйства в большей мере тяготеет к ЦЧЭР, чем к Центральному экономическому району. В настоящее время Орловская область включена в рамках ассоциации экономического взаимодействия в единую региональную рыночную структуру Центрального Черноземья [33].
В книге «География России. Природно-хозяйственные районы» [155] дается
следующая краткая характеристика географического положения и природы
ЦЧЭР. Район размещается в центре Русской равнины в лесостепной и степной зонах в пределах Среднерусской возвышенности и Окско-Донской низменности.
Центральное Черноземье, находясь между Центральным районом и Нижним Доном, между Поволжьем и Украиной, оказалось в узле важнейших коммуникаций.
Это обеспечивает тесные производственные связи по получению сырья и топлива
и по сбыту вывозимой продукции.
Природа Черноземья имеет переходный характер – от лесного севера к
степному югу. Преобладают лесостепные ландшафты, на крайнем юге простираются степи. Лесостепь в центре Русской равнины заметно отличается как от
влажной лесостепи Украины, так и от лесостепей Поволжья, страдающих от засух
и суховеев. Для Центрального Черноземья характерно оптимальное сочетание тепла и влаги, что позволяет выращивать здесь требовательные к условиям произрастания культуры умеренной зоны. Количество осадков в год составляет от 550 мм
на севере района до 450 мм – на юге. Однако среднерусская лесостепь периодически страдает от засух и суховеев. Главное богатство лесостепи и степи – плодородные черноземы.
56
ЦЧЭР – развитый индустриально-аграрный район с благоприятным умеренным климатом и богатыми черноземными почвами, что делает его важнейшей
продовольственной базой страны. В вузовском учебном пособии Родионовой И.А.
«Региональная экономика», изданная в 2004 году, отмечается, что доля ЦЧЭР в
Российской Федерации составляет: по воспроизводству ВВП – 4%, промышленному производству около – 5 % и сельхозпродукции – около 8 % [2004, с.27]. При
этом следует отметить, что доля ЦЧЭР в общей численности населения Российской Федерации составляет всего лишь 5,2 % (табл. 5).
Таблица 5
Основные показатели организационно-экономических зон России
Исходные данные и расчетные показатели
Население
Общая площадь
Лесопокрытая площадь
Запас древесины на корню
Ед.изм.
млн чел.
%
тыс. км2
%
тыс. км2
%
млн м3
%
Обеспеченность населения
м3/чел.
запасом древесины, Дн
Лесистость, Лп
%
Лесообеспеченность Дп
тыс.м3/км2
Запас древесины на корню на
тыс.м3/км2
2
км лесопокрытой площади Дл
Российская
Федерация
145,2
100
17075,4
100
7761,4
100
82130,1
100
ЦФО
ЦЧЭР
33,6
23,1
615,4
3,6
208,9
2,7
3564,6
4,3
7,5
5,2
167,7
0,98
14,5
0,2
231,5
0,3
565,7
106,1
30,8
45,4
4,8
33,9
5,8
8,6
1,4
105,8
17,1
16,0
Доля ЦЧЭР в Центральном Федеральном округе составляет по численности
населения 22 %, по территории – 27 %. Общая характеристика района по областям
дана в табл. 6.
Среди пяти областей наиболее значимой является Воронежская область,
доля которой в экономическом районе по численности населения составляет – 32
%, по общей территории – 31 %, по лесопокрытой площади – 30 %. Показатели
лесистости, в целом по району, составляют около 9 %, а по областям они варьируют от 7,6 до 10,5 %, что дает право ЦЧЭР в целом и все входящие в него области отнести к малолесным зонам.
Показатель лесообеспеченности также подтверждает это - 1380,26 м3/км2,
против 4809,85 м3/км2 в целом по стране.
57
Таблица 6
Общая характеристика ЦЧЭР по областям на 1.01.2004 г.
Области
Население,
тыс.
чел.
Терри- ЛесопоЗапас древесиЛеситория, крытая
ны на корню
стость,
тыс. площадь,
На 1
Всего,
%
2
3
тыс. га
км
км2
млн м
Виды преобладающих
лесов
Дубравы и со-
Белгородская 1511,6
27,1
232,5
8,6
37,5
1383,76 сновые боры
Воронежская
2378,8
52,4
435,5
8,3
64,6
Курская
1235,1
29,8
238,1
7,9
36,9
1233,21 сновые боры
Дуб, ясень, вяз,
1237,92 липа, клен, сосна
Липецкая
1213,5
24,1
182,0
7,6
36,0
1494,19 Береза, сосна
Тамбовская
1178,4
34,3
361,2
10,5
56,4
Итого по
ЦЧЭР
7517,4
167,7
1449,3
8,6
231,4
Дубравы и со-
Сосна, дуб, береза, ясень,
1645,77 ольха, липа,
клен
Хвойные и ли1380,26 ственные леса
Такая кратная разница типична для малолесных зон, каковой является область ЦЧЭР. Еще более резкое отличие ЦЧЭР от среднероссийских удельных показателей по производству деловой древесины и лесопромышленной продукции,
о чем свидетельствуют выполненные нами расчеты, приведены в табл. 7. В ЦЧЭР
производится менее половины всех видов лесопродукции и то, в незначительных
размерах, с ничтожным удельным весом на душу населения и низкой долей в общем производстве этих видов продукции по стране от 0,12 до 2,04%.
Таблица 7
Расчет удельного производства на душу населения деловой древесины и
основных видов лесопромышленной продукции в ЦЧЭР в 2001 году
Виды продукции
Деловая древесина
Круглый
лесоматериал
Пиломатериал
ДВП
ЦЧЭР
РФ
(7517,4 тыс.чел*.)
(145166,7 тыс.чел.**)
м
Всего
100900
на 1 чел.
0,013
Всего
83401000
на 1 чел.
0,574
Доля
ЦЧЭР в
РФ, %
0,12
м3
98000
0,013
75971000
0,523
0,13
м3
м2
159900
5762000
0,021
0,766
20966000
283111000
0,144
1,950
0,76
2,04
Ед.
изм.
3
Примечание. *) Численность населения принята по Всероссийской переписи 2002 г. («Российская газета», 25.04.2003 г.).
**) Виды и объем продукции взяты из книги «Лесное хозяйство России: от пользования к управлению» [105, с. 356 - 357], где кроме названных в таблице четырех видов продукции имеется еще 5 видов (фанера, ДСП, целлюлоза, бумага,
картон), объемы производства по которым в 2001 году не значились.
58
Когда-то в древности и средневековье, леса нынешнего ЦЧЭР играли весьма весомую роль в экономике России [13]. Об этом говорят многие исторические
факты, в том числе, строительство российского флота в петровскую эпоху на воронежских верфях.
В те далекие времена лесистость территории района была в три раза выше
нынешней. Она резко снизилась в XVIII, XIX и начале XX-го века, достигнув минимума в 1927 г., как это видно из таблицы (см. приложения, табл. 2). Центральное положение района, его благоприятные природно-климатические условия и
высокое качество древесины были основными факторами интенсивного истребления лесов и снижения лесистости территории. Принятая высокая лесистость
района убедительно свидетельствует о возможностях лесонасаждений и восстановлении лесного потенциала ЦЧЭР.
Если говорить о лесе современного ЦЧЭР, то, как отмечают В.Е. Кирьянчук
и В.В. Подколзин, лесные ресурсы района не имеют промышленного значения
[33]. Ими приводится следующая характеристика лесов ЦЧЭР по состоянию на
начало 90-х годов прошлого столетия. Лесопокрытая площадь занимает 9,3 %
территории района, площадь лесов гослесфонда составляет 1,2 млн га, или менее
0,2 % соответствующей площади Российской Федерации.
Значение лесов в районе определяется в основном их почво- и полезащитной, рекреационной и природоохранной функциями. Более 75 % гослесфонда
района составляют леса первой группы, имеющие защитное назначение - зеленые
зоны городов и населенных пунктов, почво- и полезащитные леса, запретные зоны рек и водоемов, защитные полосы железных и автомобильных дорог. Лесопользование в лесах первой группы (ныне защитные леса) ограничивается лесовосстановительными работами. В Белгородской области на их долю приходится
50 %, в Воронежской – более 90 %, в Курской – 100%, в Липецкой – около 80 % и
в Тамбовской – свыше 60 % лесных ресурсов каждой из областей. Около 25 % лесов, относящихся ко второй группе, имеет ограниченное лесоэксплуатационное
значение.
Площадь спелых и перестойных лесов незначительна (17 % лесопокрытой
площади) и не играет заметной роли в обеспечении района деловой древесиной.
Расчетная лесосека используется полностью, увеличение ее не предусматривается.
Динамика лесистости Центрально-Черноземного района за 1585-2003 г.г.,
по различным источникам информации, дана в табл. 2 приложений.
Для рекреационного использования пригодны практически все леса ЦЧЭР.
Собственно для рекреационного использования предназначены зеленые зоны и
лесопарковая часть зеленых зон. Значительные по площади парковые зоны имеются в Курской (3,4 тыс. га) и Белгородской (1,5 тыс. га) областях. Площадь заповедников в районе (52,4 тыс. га) стабильна на протяжении многих десятилетий
[33].
Основная функция лесов ЦЧЭР – защитная, создание благоприятных экологических условий жизни населения района и ведения сельского и иных видов народного хозяйства. Более 80 % всех лесонасаждений района относятся к первой и
второй категориям защитности, как это показано в табл. 8. Из всех защитных ле59
сонасаждений более 90 % приходится на первую категорию защитности, более
половины площади которой – это противоэрозионные лесные массивы и только
одна треть – особо ценные лесные массивы. Общий запас древесины в двух защитных категориях леса также более чем на 90 % приходится на первую категорию, где рубки главного пользования запрещены.
Наряду с выполнением функций леса ЦЧЭР является в определенной степени поставщиком недревесной побочной продукции, которая при умелом интенсивном ведении лесного хозяйства могла быть более высокой. Лесной фонд
ЦЧЭР характеризуется разнообразием лесных пород. Почти половина его лесов дубравы (рис. 7).
Более 28 % представляют хвойные породы, в основном сосна. На долю мягколиственных пород (осина, ольха, береза, ясень, клен, тополь и др.) приходится
почти 22 %.
Распространение лесов по территории неравномерное. Наряду с обширными безлесными территориями встречаются районы с высокой лесистостью. К землям лесного фонда относятся как лесные насаждения, так и не занятые ими площади, предназначенные для ведения лесного хозяйства. Следует отметить, что в
ЦЧЭР преобладает удельный вес наиболее ценных с экологической и экономической точек зрения лесов первой группы. Это больше на 77 %, чем в РФ в целом.
Этот показатель наглядно характеризует чрезвычайно важную экологоэкономическую роль лесов ЦЧЭР в формировании благоприятной экологической
ситуации в регионе.
Таблица 8
Расчет структуры площадей и запасов древесины лесного фонда ЦЧЭР по
категориям защитности (по данным государственного учета лесного фонда на
1.01.1999 г.)
Категории
защитности
Из них: спелого и перестойного
тыс.
% к тыс. га % к
млн.
%к
млн.
%к
3
3
га
итогу
итогу
м
итогу
м
итогу
1
2
3
4
5
6
7
8
9
1. Категории защитности, где рубки главного пользования запрещены
Государственные
5,9
0,5
5,1
0,5
0,52
0,3
защитные лесные
полосы
Леса,
имеющие
научное или историческое значение
Памятники природы
Леса 1-2-3 зон округов санитарной
охраны курортов
Общая площадь
Покрытые лесом земли
Общий запас
древесины
1,0
0,1
1,0
0,1
0,12
0,1
-
-
2,0
0,2
2,0
0,2
0,51
0,3
-
-
1,2
0,1
1,1
0,1
0,21
0,1
0,02
0,2
60
1
2
388,1
Особо
ценные
лесные массивы
Противоэрозийные 638,8
лесные массивы
Запретные полосы
49,1
лесов, защищающие нерестилища
рыб
Заповедные лес1,3
ные участки
Леса зеленых зон 129,9
(лесопарковая
часть)
Итого по ЦЧЭР
1217,3
3
31,9
4
338,9
5
31,2
6
53,82
Окончание таблицы 8
7
8
9
32,3
3,47
28,7
52,4
580,8
53,5
84,43
50,7
5,50
45,4
4,0
38,1
3,5
9,28
5,7
1,56
12,9
0,1
1,2
0,1
0,18
0,1
-
-
10,7
117,1
10,8
22,32
13,4
1,55
12,8
100
1085,3
91,2%
100
166,39
91,7%
100
12,1
90,8
100
91,3%
2. Категории защитности, где проводятся рубки главного пользования
7,1
6,1
6,6
6,3
0,94
6,3
0,10
9,7
Защитные полосы
вдоль ж/д магистралей, автодорог
федерального
и
областного значения
Леса зеленых зон
поселений и хозяйственных объектов
Другие
леса,
имеющие важное
значение для защиты
окружающей среды
Запретные полосы
по берегам рек,
озер, водохранилищ и др. водных
объектов.
Итого по ЦЧЭР
Всего по ЦЧЭР
2,6
2,2
2,3
2,2
0,43
2,8
0,21
20,4
87,2
74,8
79,1
75,2
11,2
74,7
0,25
24,3
19,7
16,9
17,2
16,3
2,43
16,2
0,47
45,6
116,6
8,7%
1333,9
100%
100
105,2
8,8%
1190,5
100%
100
15,0
8,3
181,4
100%
100
1,03
9,7%
13,1
100%
100
Один из важных экономических и лесоводственных показателей в лесном
хозяйстве – средний запас древесины в расчете на 1 га покрытых лесом земель. В
последние 20 лет он имеет некоторую тенденцию увеличения сосны и осины, а
средний запас на 1 га дуба семенного и порослевого несколько уменьшается.
61
Сосна
28,3%
Дуб
49,5%
0,5%
Ива,
куст а рники
21,7%
Мягколиственные
Рис. 7. Распределение лесов ЦЧЭР по основным лесообразующим породам
Исследования динамики рубок главного пользования, рубок обновления и
переформирования и рубок промежуточного пользования, начиная с 1978 г. по
2003 г. показало, что заготовка ликвидной древесины резко снизилась (в 2,3 раза)
за последние годы (рис. 8). Анализ заготовки ликвидной древесины ведущих лесхозов Воронежской области за последние годы показал, что ситуация не изменилась. Спросом пользуется только высококачественная древесина твердолиственных пород, потом – хвойных и в последнюю очередь - мягколиственных.
В свою очередь, изучение динамики древесных запасов за тот же период по
ЦЧЭР показало соответственно их рост (рис. 9), что подтверждает возможность в
перспективе самообеспечение региона лесной продукцией и перехода к самофинансированию лесного хозяйства, хотя общий объем заготовок древесины в настоящее время, по сравнению с 80-ми годами прошлого столетия, снизился вдвое
по общероссийским принципам бессистемного проведения экономических реформ и потери управляемости со стороны государства без предварительного создания рыночного механизма ведения лесного хозяйства и государственного контроля за сохранностью и использованием леса.
62
Заготовка,
тыс. м3
2500
2000
1500
1000
500
0
1978
1
1988
2
1998
3
2003
4
Годы
Заготовка древесины, тыс.куб.м
Рис. 8. Динамика общих рубок, рубок обновления и переформирования и рубок
промежуточного пользования в ЦЧЭР
Общий запас древесины хвойных древесных пород увеличивается: в 1978 г.
он составлял 43,29 млн.м3, а в 2003 году – 66,52 млн.м3, однако общий запас дуба
черешчатого имеет тенденцию к сокращению, и в 1978 г. он составил 65,96
млн.м3, то в 2003 году – 63,42 млн.м3. Запас самой быстрорастущей древесной породы – осины возрастает с 9,81 млн. м3 в 1978 г. до 11,85 млн. м3 в 2003 году. К
сожалению, осина сильно поражается сердцевинной гнилью и часто используется
как дровяная древесина. С целью эффективного ее применения специалисты рекомендуют использовать ее заболонную часть для производства вагонки и тарной
дощечки.
Повышение запаса древесины в ЦЧЭР, как и в целом по стране, есть результат неоправданного сокращения объемов необходимой санитарной рубки лесов и
падения общего уровня организации лесохозяйственного производства в период
непродуманного реформирования экономики страны. Одной из основных причин
такого падения в сложившихся условиях в ЦЧЭР, как и в целом по стране, явилось сокращение запланированных бюджетных средств на природоохранные мероприятия. Как отмечалось в печати, в 2002 году в Воронежской области на эти
мероприятия было израсходовано всего лишь 18 млн руб. из 34,1 млн руб., предусмотренных бюджетом. В 2003 году отмечалось такое, (хотя в области в первые
годы наступившего столетия работы по лесоразведению стабилизировались), но
было все же далеко до уровня 90-х годов. За последние три года создано лесных
культур на площади более 5,7 тыс. га. Но бесконтрольное разбазаривание лесных
ресурсов, небрежное отношение к ним, эти небольшие достижения сводят на нет.
63
Запас,
млн. м3
200
180
160
140
120
100
80
60
40
20
0
1978
1978
1
1988
1988
2
1998
3
общий запас древесины
запас твердолитсвенных
1998 годы, лет
2003
Годы
4
запас хвойных
запас мягколиственных
Рис. 9. Динамика древесных запасов по ЦЧЭР
Прежде всего, к таким негативным фактам следует отнести распространеные случаи в ЦЧЭР, как и во всей стране, незаконных вырубок лесов, в том числе
особо охраняемых, выполняющих лесозащитные функции.
Выполненный нами анализ состояния лесного хозяйства в ЦЧЭР за 2001 –
2006 годы показал, что кроме многочисленных фактов незаконной рубки леса самими лесхозами, их работниками и другими лицами, уничтожение лесов в экономическом районе, снижение их лесозащитных функций происходит по следующим основным причинам.
1. Недостаточное финансирование и техническое оснащение пожаротушения, слабая организация профилактики и борьбы с лесными пожарами, основной
причиной которых является порочная практика сжигания стерни и остатков соломы, оставшиеся после уборки зерновых культур. Рост пожаров в регионе происходит также с увеличением площади лесов, сдаваемой в аренду для размещения
культурно-оздоровительных учреждений без достаточного обеспечения ими противопожарных условий пользования лесными участками.
2. Несвоевременная, запоздалая разработка гарельников, которые являются
рассадниками вредителей лесов, как отмечают специалисты, при невыполнении
мероприятий по разработке гарельников через 4-5 лет в места пожарищ невозможно будет войти ни лесорубам, ни их технике: обгоревшие деревья создадут
неопределимую природу.
3. Незаконное занятие земель лесного фонда под строительство жилищ,
животноводческих и других сельхозсооружений, ведущее к сокращению площади
лесов, их захламлению и экономическому загрязнению.
64
4. Необоснованная и некачественная прокладка дорог, линий электропередач и инженерных коммуникаций по землям лесного фонда, что ведет к сокращению лесной площади, лесных ресурсов и отрицательному воздействию на дорожные покрытия, транспортные средства и технические устройства, на окружающие
их леса.
5. Низкая эффективность борьбы с лесными болезнями, с вредителями лесов, что снижает их качество и эффективность лесных ресурсов и полезностей,
ухудшает общие экономические условия жизни людей и ведение сельского и других отраслей хозяйства.
6. «Снижение общего уровня качества лесонасаждений, как отмечает Заслуженный ученый-лесовод В. Таранков, не без «помощи» человека высокопродуктивные, семенного происхождения многоярусные дубравы с богатым биоразнообразием уступили место дубнякам, у которых ограничен экологоэкономический потенциал. Это о дубравах. Аналогичная картина складывается и
по хвойным породам: площадь естественных насаждений с каждым годом сокращается за счет создания насаждений искусственных, которые, увы, менее устойчивы к неблагоприятным воздействиям. За последние полвека, в связи с ростом
населения, урбанизации промышленности, транспорта, энергетики добавились
дополнительные воздействия на лес: техногенное загрязнение окружающей среды, нагрузки рекреационные (отдых людей в лесах, туризм и т.д.). Все это не
лучшим образом сказывается на наших лесах» («Коммуна» № от 16.05.2006).
Если говорить о положительных тенденциях, направленных на улучшение
качественного состояния леса в ЦЧЭР, то следует привести высказывание в той
же газете «Коммуна» (20.05.2006), где отмечается, что в соответствии с разработанными проектами эколого-ландшафтной системы, в таких хозяйствах Воронежской области, как «Россия», «Виктория», «Братковский», «Песковский», «Первомайское» и ряде других, более чем на тысяче гектаров встали за последние годы
полезащитные полосы, закреплена деревцами, кустарниками сеть оврагов и балок,
возведены десятки водорегулирующих валов. В лучших хозяйствах Воронежской,
Белгородской, Липецкой, Курской областей взяли на вооружение учение В.В. Докучаева. Высаженные лесополосы, залужение с травами оградили от наступления
оврагов, смыва и выветривания десятки тысяч черноземных гектаров.
И все же лишь седьмая часть пашни Черноземья находится под защитой зеленых редутов…», что далеко до требуемого уровня. Необходимо устранение
вышеизложенных основных причин – ухудшения лесопользования ЦЧЭР и главной причины – значительной потери должной управляемости лесами, что кратко
характеризуется авторами отдельно в следующем разделе настоящей главы.
2.3. Организация управления лесопользованием и хозяйственная
деятельность лесхозов ЦЧЭР
До введения нового Лесного кодекса (до 2007 г.) организация управления и
контроля лесопользованием в Центральном Черноземье, как и других зонах и регионах страны, осуществлялась в основном в соответствии с Лесным кодексом
Российской Федерации, введенным в действие 29.01.1997 г., и с последующими
65
законодательствами, правительственными и ведомственными нормативными документами, к которым в первую очередь следует отнести Положения об агентствах лесного хозяйства по субъектам РФ, положения об управлении федеральной
службы в сфере природопользования по субъектам РФ, уставы лесхозов, которым
придан статус федеральных государственных учреждений.
Действующий до 2007 года Лесной кодекс РФ определял право собственности на лесной фонд и пользование местными участками, государственное управление в области использования, охраны, защиты лесного фонда и воспроизводства
лесов, состав и порядок платежей за пользование лесным фондом и финансирование расходов на ведение лесного хозяйства, порядок разрешения споров в области
использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов и ответственность за нарушение лесного законодательства [55].
С 2007 года вступил в действие новый Лесной кодекс, где предусматривается закрепление раздельного выполнения функций управления лесным фондом и
контроль за его использованием [56].
О характере выполняемых до 2007 года функциях управления лесным фондом в регионах ЦЧЭР можно судить на примере «Положения об Агентстве лесного хозяйства по Воронежской области, утвержденного приказом Федерального
агентства лесного хозяйства от 24.08.04 г. № 16» [82]. В соответствии с этим положением, Агентству лесного хозяйства по Воронежской области придавались
функции осуществления государственной политики, оказания государственных
услуг и управление государственным имуществом в сфере лесного хозяйства.
В соответствии с Постановлением администрации Воронежской области от
26.12.2006 года № 1067 [см. Приложения] «Об утверждении положения об управлении лесного хозяйства Воронежской области» отмечается:
- управление лесного хозяйства Воронежской области является исполнительным органом государственной власти Воронежской области, обеспечивающим на территории Воронежской области разработку и реализацию государственной политики Воронежской области, управление и оказание государственных
услуг в сфере лесного хозяйства области;
- управление находится в непосредственном подчинении заместителя губернатора Воронежской области, курирующего сферу экологии и природопользования области;
- управление в своей деятельности руководствуется Конституцией РФ, Лесным кодексом РФ, федеральными законами, указами и распоряжениями Президента РФ, Уставом Воронежской области, законами Воронежской области, указами губернатора и Положением.
Управление на территории Воронежской области выполняет следующие
функции:
- государственное управление в области использования, охраны, защиты и
воспроизводства лесов, включая сельские леса;
- организацию противопожарных мероприятий, наземной охраны лесов от
пожаров и тушение лесных пожаров в лесном фонде области;
- обеспечение воспроизводства лесов, лесоразведения, повышения их продуктивности, организацию лесного семеноводства;
66
- разработку лесного плана Воронежской области, разработку и утверждение лесохозяйственных регламентов лесничеств, участие в проведении государственной экспертизы проекта освоения лесов;
- организацию предоставления в пределах земель лесного фонда лесных
участков в постоянное (бессрочное) пользование, безвозмездное срочное пользование в порядке, предусмотренном Земельным кодексом РФ, в аренду для использования в целях, предусмотренных Лесным кодексом РФ;
- подготовку и заключение договоров аренды лесных участков, договоров
купли-продажи лесных насаждений и организацию лесных аукционов;
- осуществление администрирования платежей за пользование лесным фондом;
- ведение государственного лесного реестра;
- осуществление государственного лесного контроля и надзора;
- разработку проектов правовых нормативных актов о ставках платы за единицу объема лесных ресурсов, за единицу площади лесного участка, за единицу
объема древесины и т.п.;
- предоставление в установленном порядке гражданам и юридическим лицам информации об использовании, охране, защите лесного фонда и воспроизводстве лесов;
- внесение предложений об отнесении лесов к ценным лесам и выделение
особо защитных участков лесов;
- привлечение населения и общественных объединений к участию в обеспечении рационального лесопользования, охраны, защиты лесного фонда и воспроизводства;
- обеспечение предоставления форм статистической и ведомственной отчетности;
- осуществление иных функций по иным вопросам, предусмотренным федеральными и областными законами.
Управление в целях реализации полномочий в установленной сфере деятельности имеет право:
- контролировать деятельность подведомственных организаций и юридических лиц в сфере своих полномочий;
- запрашивать и получать сведения о деятельности подведомственной сферы, справочные и информационные материалы от различных органов и организаций, пользоваться информационными ресурсами Воронежской области;
- координировать деятельность субъектов подведомственной сферы деятельности;
- созывать совещания по проблемам государственного регулирования подведомственной сферы деятельности;
- организовывать и проводить конференции, семинары, встречи, выставки,
смотры и другие мероприятия, направленные на достижение поставленных целей;
- привлекать в установленном порядке для выполнения возложенных функций специалистов органов государственной власти, представителей федеральных
органов власти, местного самоуправления, научные, образовательные учреждения, отдельных ученых.
67
Обязанности управления такие:
- выполнять требования законодательства РФ и Воронежской области, указов губернатора, постановлений и распоряжений администрации;
- обеспечивать возложенные на управление функции;
- соблюдать требования регламента работы администрации Воронежской
области;
- отстаивать интересы Воронежской области, администрации, губернатора в
органах судебной власти и т.п.;
- обеспечивать сохранность служебной и государственной тайны, не допускать разглашение персональных данных физических лиц и иной охраняемой законом информации;
- принимать меры по улучшению работы управления;
- разрабатывать и согласовывать проекты нормативных актов для подведомственных сфер;
- давать заключения по проектам нормативных правовых актов и нормативно-технических документов подведомственной сферы деятельности;
- организовывать проведение экспертиз проектов целевых программ подведомственной сферы;
- осуществлять функции получателя и распорядителя бюджетных средств на
содержание управления;
- выполнять функции государственного заказчика при размещении заказов
на поставку товаров, выполнение работ в подведомственной сфере деятельности.
Организационные и финансовые основы деятельности управления заключаются:
- в управлении подведомственных ему лесничеств во взаимодействии с органами государственной власти, с аппаратом полномочного представителя Президента РФ в Центральном федеральном округе;
- финансировании расходов на содержание управления осуществляется за
счет средств субвенций федерального бюджета и областного бюджета, предусматриваемых на финансирование исполнительных органов государственной власти Воронежской области.
Руководство управлением осуществляет руководитель управления, назначаемый на должность губернатором Воронежской области. Руководитель управления представляет губернатору структуру и штатную численность управления,
определяет функции структурных подразделений управления. Руководитель
управления имеет заместителя.
Руководитель управления несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение функций в соответствии с требованиями действующего
законодательства.
Контрольные функции лесопользования в областях ЦЧЭР, как и в других
регионах страны до принятия нового кодекса были возложены на территориальные органы Федеральной службы по надзору в среде природопользования МПР.
Эти органы создаются и действуют в соответствии со своими «Положениями»,
утвержденными приказом названной федеральной службы. С принятием нового
Лесного кодекса администрация Воронежской области приняла Постановление, в
68
котором отмечено: «Управлению по экологии и природопользованию Воронежской области подготовить предложения о внесении изменений в положение об
управлении по экологии и природопользованию Воронежской области в части исключения функций по реализации полномочий в сфере лесного хозяйства» (Постановление Администрации Воронежской области № 1067 от 26. 12. 2006 г.).
Схема оргструктуры управления, контроля, кадрового и научного обеспечения
лесопользования в Воронежской области в соответствии с новым Кодексом представлена на рис. 10.
В Положении об Управлении Федеральной службы в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Воронежской области, утвержденном 3.09.2004 г.,
предусматриваются следующие полномочия этого территориального органа, относящиеся к лесному фонду: контроль и надзор за состоянием, охраной, защитой
лесного фонда и воспроизводством лесов; государственный земельный контроль в
отношении земель лесного фонда и земель лесов, не входящих в лесной фонд, и
особо охраняемых природных территорий; организует и проводит государственную экологическую экспертизу проектов схем охраны и использования лесных
ресурсов, в том числе, проектов лесоустройства [80].
В соответствии с утвержденным положением, Управление и его должностные лица для осуществления своих полномочий имеют право:
- посещать с целью проверки: предприятия, учреждения, организации, объекты хозяйственной и иной деятельности, независимо от форм собственности,
знакомиться с необходимыми для осуществления контрольных мероприятий материалами и документами, получать необходимую информацию, составлять по
результатам проверок акты, протоколы, давать обязательные для исполнения
предписания по устранению нарушений законодательства Российской Федерации,
режима пользования недрами, водными объектами, порядка пользования участками лесного фонда и лесами, не входящими в лесной фонд, землями, а также
экологических норм и правил в установленной сфере деятельности;
- приостанавливать или ограничивать в установленном законодательством
Российской Федерации порядке право пользования участками недр, водными объектами, участками лесного фонда, а также хозяйственную и иную деятельность,
осуществляемую с нарушением требований законодательства Российской Федерации в области природопользования и охраны окружающей среды, экологических норм и правил, заключений государственной экологической экспертизы, направлять представления об аннулировании лицензий (разрешений), выданных
другими органами исполнительной власти, в случае нарушения указанных требований, норм и правил;
- направлять в судебные инстанции, органы прокуратуры Российской Федерации, органы внутренних дел Российской Федерации, органы Федеральной налоговой службы и иные государственные органы материалы о выявленных в результате проверок нарушениях, заявлять в установленном законом порядке иски о
возмещении ущерба (вреда), причиненного недрам, водным объектам, лесам, землям, окружающей среде;
- рассматривать в случаях и порядке, установленном законодательством
Российской Федерации, дела об административных правонарушениях и приме69
нять административные наказания или направлять в судебные и правоохранительные органы материалы о привлечении к ответственности лиц, виновных в нарушении обязательных требований в сфере природопользования;
- применять предусмотренные законодательством Российской Федерации
меры ограничительного, предупредительного и профилактического характера,
направленные на недопущение и (или) ликвидацию последствий, вызванных нарушением юридическими лицами и гражданами обязательных требований в установленной сфере деятельности, с целью пресечения фактов нарушения законодательства Российской Федерации в области природопользования и охраны окружающей среды;
- заказывать проведение необходимых исследований, испытаний, освидетельствований, экспертиз, измерений, заключений, анализов и оценок, включая
научные исследования по вопросам осуществления надзора и контроля в установленной сфере деятельности;
- привлекать для проработки вопросов в установленной сфере деятельности
научные и иные организации, ученых и специалистов [80].
Механизм хозяйствования лесхозов в дореформенный период не выполнил
своего основного предназначения: в условиях сметно-бюджетного финансирования организовывать высокоэффективное производство не представлялось возможным. Утвержденные производственные программы, доводимые до лесхозов,
были недостаточно обоснованы, не носили мобилизационного характера и имели
исключительно затратную концепцию хозяйствования. Существовавшая система
планирования и оценки использования денежных средств была расточительной,
т.к. денежные средства зачастую расходовались без производственной необходимости. Методика планирования операционных средств предполагала их систематическое увеличение по достигнутому уровню. Затраты на ведение лесного хозяйства не были связаны с качеством работ и физическими их объемами. Целью
управления деятельностью лесхозов было ориентирование их на освоение выделенных денежных средств, зачастую без производственной необходимости в затратах. Вышеизложенное позволяет утверждать, что фактически в отрасли отсутствовал механизм эффективного хозяйствования [15, 101].
Учеными-лесоэкономистами проводились исследования и вносились предложения по частичному использованию экономических методов в производственной деятельности лесхозов: разрабатывались планово-расчетные цены, обосновывались другие принципы хозрасчета, не получившие, однако, окончательного завершения. Предложенный в документе механизм хозяйствования лучше адаптирован к рыночным отношениям: расширен перечень рыночных взаимодействий с
лесопользователями, определены основные формы организации лесопользования,
реформирована финансовая система. На этой основе возможно и необходимо в
кратчайшие сроки провести работу по активизации рыночных форм организации
рационального многоцелевого лесопользования, как главного фактора выживания
в рынке и источника поступлений финансовых средств. Активизация эффективной деятельности в промышленном производстве становится фактически целью
управления деятельностью лесхозов на данном этапе и требует приведения в со70
ответствие принципов рыночных отношений и элементов механизма управления,
который должен стать экономическим по своему содержанию [15, 103].
Правительство РФ
Министерство
природных ресурсов
Администрация
Воронежской области
Министерство образования и науки
Федеральное
агентство лесного хозяйства
«Рослесхоз»
Управление лесного хозяйства
Воронежской
области
Федеральное агентство по образованию
Воронежский
биосферный
заповедник
ФГУ
«Российский
центр защиты
леса»
Областное государственное учреждение «Лесная охрана»
Воронежская государственная лесотехническая академия
Хоперский государственный
природный заповедник
Воронежский
филиал «Центр
защиты леса»
Областные государственные учреждения –
лесничества (с 1.01.2008 г. 6 лесхозов: Воронежский, Богучарский, Бобровский, Давыдовский, Павловский, Теллермановский )
Воронежский
филиал ФГУП
НИИЛГиСВ
ФГУП НИИ
лесной генетики и селекции г.
Пушкино
Филиал ФГУП
«Рослесинфорг»
«Воронежлеспроект»
Федеральная
служба по надзору в сфере
природопользования
Хреновской лесхоз- техникум им.
Г.Ф. Морозова
Рис. 10. Схема оргструктуры управления, контроля, кадрового и научного
обеспечения лесопользования в Воронежской области
Принятый новый Лесной кодекс, введенный в действие с 2007 года, формирует новые законоположения и другие регламенты, меняющие порядок лесопользования, финансирования лесного хозяйства и методов его ведения. И эти изменения, проходящие в ЦЧЭР, можно характеризовать с помощью анализа показателей хозяйственной деятельности лесхозов Воронежской области, как наиболее ве71
сомого и характерного региона данного экономического района. С марта 2007 года 22 лесхоза Воронежской области объединили в 6 областных государственных
учреждения: Воронежский, Давыдовский, Бобровский, Богучарский, Павловский
и Теллермановский лесхозы (рис. 10).
Результаты анализа финансово-хозяйственной деятельности лесхозов Воронежской области прошлых лет свидетельствуют об их целенаправленности на поиск собственных средств, компенсирующих недостаточность бюджетного финансирования. За анализируемый период в лесхозах области производственные затраты составили 43655 тыс. руб., мобилизация собственных средств - 39111 тыс.р.
или 89,6 % от производственных затрат в целом по управлению. По отдельным
лесхозам эти значения характеризуются следующими показателями. Так, у шести
лесхозов, или 27 % из них: Эртильском, Хреновском, Савальском, Кантемировском, Песковском и Россошанском, удельный вес собственных средств в затратах
на производство составляет 59,1 - 68,2 %; у пяти лесхозов, или 23 %: Бобровском,
Давыдовском, Новохоперском, Острогожском, Павловском - 70 – 76,3 %; у восьми лесхозов, или 36 %: Бутурлиновском, Богучарском, Аннинском, Сомовском,
Семилукском, Новоусманском, Донском и Калачеевском - 80,5 - 90,4 %; у трех
лесхозов, или 14 %: Воронежском, Воронцовском, Теллермановском - 94,7 - 108,9 %.
Данные свидетельствуют о том, что 50 % лесхозов области практически в
состоянии перевести свою деятельность на основы самофинансирования производственных затрат. И это без учета средств, получаемых за работы по договорам по полезащитному лесоразведению, которые в 1999 году составили 1964 тыс.
руб. Мобилизация денежных средств – это очень важная и необходимая работа,
которая требует повседневного внимания и активизации всех производственных
структур, особенно лесничеств и их нижестоящих звеньев.
Особого внимания требуют источники поступления собственных средств и
их структура.
Следует проводить анализ собственных средств по источникам их поступления, т.е. добиваться увеличения доли собственных средств за счет включения в хозяйственный оборот более широкого перечня показателей лесопользования, а не ограничиваться только реализацией древесины от рубок ухода.
Установить контроль за направлением движения финансовых потоков в целях повышения финансовой устойчивости лесхозов и эффективности лесохозяйственной деятельности. Нами уже установлено, что доля собственных средств в
затратах на производство составляет 89,6 % или 39111 тыс.руб.
Теперь важно посмотреть, каковы источники поступления этих средств.
Оказалось, что на долю лесопродукции приходится – 85,6 %; прочие поступления
- 8,9 %; услуги транспорта - 3,4 %; семена и посадочный материал - 1,5 %; лесные
подати - 0,6 %.
Как видим, многие источники мобилизации средств еще не задействованы это побочные пользования, аренда и т.д.
По отдельным лесхозам поступления за лесопродукцию значительно выше
среднего по области. В Бобровском лесхозе - 96,4 %; Бутурлиновском -94,9 %,
Воронежском - 97,2 %, Теллермановском - 98,3 %; Хреновском -98,6 %.
72
Изменение структуры финансирования затрат по источникам поступления
средств характеризуется следующими показателями. У 18 лесхозов, что составляет 81,8 % от их общего числа, на долю собственных средств приходится - 72,8 99,7 %, остальная часть - 27,2 - 0,3 % - на долю федерального бюджета. Соответственно у трех лесхозов, что составляет 13,6 % их общего числа, доля собственных средств составляет - 55,9 - 69,7 %. У одного лесхоза собственные средства
составили 100 %. Это Воронцовский лесхоз. Средства местного бюджета совершенно не используются в качестве источника финансирования затрат на ведение
лесного хозяйства. На основании изложенного можно заключить, что лесхозы Воронежской области проводят определенную работу по обеспечению финансирования лесохозяйственной деятельности. Не исключено, что в ближайшие годы
многие из них могут перейти на основы самофинансирования и финансовой самостоятельности без привлечения средств федерального бюджета на проведение
конкретных работ. У нас есть все основания утверждать, что экономика лесного
хозяйства малолесной зоны России соответствует концепции устойчивого управления лесами и эффективного развития. Опираясь на принципы многоцелевого и
рационального лесопользования, экономика лесхозов может быть переведена на
основы рыночных отношений и финансовой самостоятельности.
Наряду с лесохозяйственной деятельностью, в лесхозах области выполнялись весомые объемы по выпуску товарной продукции. Они колебались от 5900
тыс. руб. в Воронцовском лесхозе (100 %) до 325 тыс. руб. в Калачеевском, или
5,5 %. По другим лесхозам эти отклонения также значительны: Бобровском - 36,7
%; Бутурлиновском - 57,2 %; Воронежском - 27,5 %; Давыдовском -19,2 %; Острогожском - 24,8 %; Сомовском - 35,4 %.
Можно сослаться на особые условия работы Воронцовского лесхоза, но при
этом есть и высокий результат, что говорит об умении руководства вести дело на
должном уровне.
Интересными представляются показатели по прибыли. Воронцовский лесхоз -1487 тыс.р. (100 %), Бобровский - 159 тыс.р. убытков, Калачеевский -0.4 %,
Бутурлиновский - 16,2 %, Воронежский - 32,7 %, Давыдовский - 11,7 %, Острогожский - 9,9 %, Сомовский - 34,2 %. Здесь колебания составили от 0,4 до 34,2 %,
т.е. ни один из лесхозов по прибыли даже не дотягивает до 50 % от объема Воронцовского лесхоза. Более того, Бобровский лесхоз, ранее передовое предприятие в России, дает убыток от промышленной деятельности. Здесь невольно возникают вопросы, которые, вероятно, требуют своего решения. Здесь следует отметить, что в работе этого лесхоза и в прошлом преобладали экстенсивные факторы. В статье "Комплексная оценка эффективности производства лесхозов",
опубликованной в журнале "Лесное хозяйство", № 6 за 1986 год было показано,
что в основе работы лесхоза лежат экстенсивные факторы, свойственные затратному механизму хозяйствования, и лесхоз, в этом смысле, не является передовым,
что он и подтверждает.
Если оценивать фонд заработной платы рабочих, то здесь резкие отклонения от Воронцовского лесхоза - 921 тыс. руб. (100 %) не во всех случаях. Калачеевский - 6,5 %, Бобровский - 67,9 %, Бутурлиновский - 58,7 %, Воронежский 22,6 %, Давыдовский - 18,9 %, Острогожский - 38,4 %, Сомовский - 20,3 %. По
73
среднегодовой заработной плате рабочего соответственно Калачеевский -52,5 %,
Бобровский - 89,6 %, Бутурлиновский - 120,0 %, Воронежский -155,9 %, Давыдовский - 114,2 %, Острогожский - 84,5 %, Сомовский - 122,7 %, т.е. здесь ситуация несколько иная. Данные говорят об отсутствии налаженной организационноэкономической работы в перерабатывающем производстве.
Удельный вес тарифа в заработной плате работающих колебался от 42,7 до
85,2 %, фондоотдача - 0,26 - 3,7 руб., затраты на 1 руб. товарной продукции - 0,7 1,06 руб., фондовооруженность труда - 26,9 - 103,4 тыс.руб.
Данные межхозяйственного анализа свидетельствуют о наличии огромных
внутрихозяйственных резервов в подсобном промышленном производстве лесхозов.
И, прежде всего, надо снижать затраты на производство продукции. Лесхозы получают некоторую прибыль только за счет высоких цен, а не за счет эффективной работы, т.к. затраты на 1 руб. продукции составляют от 0,93 до 0,98
руб.
Лесхозы получали прибыль от 175 тыс.руб. (Давыдовский лесхоз) до 1487
тыс.руб. (Воронцовский), однако у нас нет информации о направлениях использования этой прибыли - резервный фонд, фонд накопления или потребления. Хреновской лесхоз целиком направлял свою прибыль на содержание техникума.
Подсобное промышленное производство необходимо возрождать и укреплять, что в свою очередь улучшит экономику лесхозов за счет получаемой
прибыли, направляя значительную ее часть на нужды лесного хозяйства, решение
социальных вопросов и развития производства.
Обобщая опыт работы лесхозов ЦЧЭР в новых экономических условиях переходного периода, необходимо отметить, что они проводят определенную работу
по эффективному развитию экономики и переводу деятельности на основы финансовой самостоятельности. Например, лесхозы Тамбовской области выполняют
большие объемы работ по лесному хозяйству и мобилизуют достаточные средства
на покрытие этих расходов, хотя их возможности ограничены в связи с переводом
лесов 12 лесхозов в категорию "особо ценных и противоэрозионных", что повлияло на существенное снижение расчетной лесосеки по главному пользованию с 648
тыс. м3 до 117 тыс. м3, или на 81 %, в том числе, по хвойному хозяйству - от 204
до 26 тыс. м3, или на 87 %, по твердолиственному - с 29,0 до 5,8 тыс.м3, или на 80
%. В лесхозах заготавливается 250 - 270 тыс.м3 ликвидной древесины при проведении рубок ухода. Однако лесхозы испытывают трудности со сбытом дровяной и
мелкотоварной древесины, что увеличивает остатки готовой лесопродукции и
снижает мобилизацию собственных средств. Для снижения остатков готовой лесопродукции и повышения финансовой устойчивости лесхозов принимаются меры по увеличению объемов переработки древесины от рубок ухода.
Так, объем производства пиломатериалов в 1999 году составил 16,8 тыс. м3,
что на 500 м3 больше, чем в 1998 г. На тарных потоках было произведено 3,6
тыс. м3 изделий.
Лесному хозяйству от реализации продукции деревообработки было перечислено в 1998 году 2,4 млн руб., что составляет 21 % общей реализации.
74
Ежегодно увеличивается продажа древесины на корню - на торгах и аукционах. Объем ее реализации увеличился с 4,1 тыс. м3 в 1998 году до 14,4 тыс. м3
в 1999 году, или на 250 %.
При этом цена за 1 м3 хвойной древесины увеличилась с 57 р. до 69 р., или
на 23,8 %. В аренду передан лесной фонд лесничества площадью 8957 га с объемом заготовок ликвидной древесины 13,0 тыс.м. В связи с ежегодным уменьшением бюджетного финансирования до 27,4 % в 1999 г., принятые лесхозами меры
по увеличению объема переработки мелкотоварной и низкосортной деловой древесины, передаче участков лесного фонда в аренду и увеличению объема реализации древесины на корню, на аукционах позволили в полном объеме профинансировать затраты на ведение лесного хозяйства и обеспечить эффективное развитие
экономики. Как видим, лесхозы Тамбовской области проводят большую работу
по мобилизации собственных средств, которые в составе затрат на производство
составляют - 99,1 %, а по отдельным лесхозам еще больше: 103,7 % в Тамбовском, 107,1 % в Бондарском, 118,2 % в Горельском, 110,8 % в Моршанском.
Основным источником поступления собственных средств является реализация древесины от рубок ухода - 74,7 %. Другие источники задействованы еще
недостаточно и не приносят необходимого дохода: услуги транспорта – 2,3 %,
прочие поступления - 4,8 %, лесной доход - 18,2 %, арендная плата и торги - 3,6
%. По действующиму лесному хозяйству РФ мобилизация собственных средств
от реализации древесины, получаемой при рубках ухода, составляет 61,4 %, что
значительно ниже аналогичных показателей в лесхозах ЦЧЭР. Однако в лесхозах
еще имеются значительные внутрихозяйственные резервы по повышению доходности лесохозяйственной деятельности.
В лесхозах области используется экологически щадящая технология при
трелевке древесины от рубок ухода, в 1999 г. стрелевано 18,8 тыс. м3 древесины.
При создании лесных культур используются хозяйственно-ценные древесные породы. Значительная работа проводится по противопожарным и лесозащитным мероприятиям. Таким образом, на основании приведенной информации можно с
уверенностью утверждать, что деятельность лесхозов области целиком согласуется с основными положениями концепции устойчивого развития экономики
лесного хозяйства малолесной зоны России в переходный период к рыночным отношениям. На базе лесхозов области проводятся научно-практические конференции по проблеме эффективного развития экономики в лесном хозяйстве.
Лесхозы Липецкой области в своей хозяйственной деятельности также учитывают рекомендации научно-практических семинаров, проводимых ВГЛТА и
другими структурами по проблеме эффективности развития экономики лесного
хозяйства малолесной зоны России в переходный период к рынку. Надо отметить,
что все леса Липецкой области отнесены к категории особо защитных, в которых
запрещены рубки главного пользования. В лесхозах проводятся рубки промежуточного пользования и прочие лесохозяйственные рубки. К сожалению, в лесхозах слабо используются такие рыночные рычаги, как аренда участков лесного
фонда, лесные торги (аукционы) по продаже древесины на корню. Сдано в аренду
0,4 га и находится в оформлении участок леса 3,7 га. Несмотря на низкий уровень
бюджетного финансирования и полное его отсутствие из бюджета области, лесхо75
зы, наряду с выполнением производственной программы, обеспечивают выполнение целевых программ "Леса России", "Охрана лесов от пожаров" за счет собственных средств и рационального их использования. Объем собственных средств
на финансирование лесного хозяйства возрос по сравнению с 1999 году в 2,1 раза
и составил 17,5 млн. руб., что составляет 76,0 % общего объема финансирования.
Это позволило обеспечить финансирование всех запланированных мероприятий по воспроизводству и охране лесов. Одновременно повысить на 60 %
среднюю заработную плату работников лесного хозяйства, что на 22 % выше запланированного уровня по постановлению правительства РФ, перекрыть удорожание цен на топливо и другие потребляемые материальные ресурсы, направить
на финансирование капитальные вложения в 1,5 млн руб.
Лесничества (до принятия нового Кодекса) работали на основе принципа
самоокупаемости затрат. Тогда 28 лесничеств из 31 обеспечили свои затраты на
ведение лесного хозяйства собственными источниками финансирования. Около
75 % выручки от реализации лесопродукции направлялось на возмещение затрат,
а 25 % - на финансирование всех остальных мероприятий по воспроизводству и
охране лесов и частично на содержание лесохозяйственного аппарата, не обеспеченных бюджетным финансированием.
Представленные данные свидетельствуют о высоком уровне интенсивности
ведения хозяйства и соответствуют концепции перевода экономики лесхозов на
основы финансовой самостоятельности.
По лесхозам Воронежской области (до принятия нового Кодекса) удельный
вес собственных средств, в затратах на лесохозяйственные работы, без учета поступлений по договорам за выполнение полезащитных работ составил: в шести
лесхозах – от 59,1 до 68,2 %; в пяти лесхозах - от 70,0 до 76,3 %; в восьми лесхозах - от 80,5 до 90,4 % и в трех лесхозах - от 94,7 до 108,9 %. В целом по управлению эта величина составляет 89,6 %, что свидетельствует о большой работе, проводимой лесхозами по мобилизации собственных денежных ресурсов и обеспечению финансирования расходов на работы в лесном хозяйстве.
Основным источником поступления собственных средств является реализация древесины от рубок ухода - 85,6 %; прочие поступления - 8,9 %, услуги
транспорта - 3,4 %; семена и посадочный материал - 1,5 % и лесные подати - 0,6 %
от общей суммы поступлений - 39111 тыс. руб. Другие виды лесохозяйственной
деятельности по использованию ресурсов леса в хозяйственный оборот не включаются, что снижает уровень поступлений собственных средств.
Помимо этого, лесхозами области получено средств за работы по защитному лесоразведению по договорам - 1964 тыс. рублей. В структуре финансирования затрат на ведение лесного хозяйства абсолютная доля приходится на
собственные средства - 77,0 - 93,3 %, а отдельные лесхозы: Воронежский, Воронцовский – практически финансировали затраты (до принятия нового Кодекса) за
счет собственных средств - 99,7 - 100 %.
76
2.4 Экономико-математическое моделирование самофинансирования
лесохозяйственных предприятий Курской и Тамбовской областей
Прогнозирование и планирование доходности на лесохозяйственных предприятиях имеет большое значение для улучшения самофинансирования и устойчивого развития лесного хозяйства.
Общий объем доходности в лесном хозяйстве ЦЧЭР складывается из доходов, получаемых от реализации древесины и изделий из нее в результате рубок
обновления, лесовосстановительных рубок, рубок промежуточного пользования.
Доходы получают также от побочного пользования (сенокошение, сбор трав и
грибов, пчеловодство и др.), от аренды лесов и рек для турбаз, от подсобного
сельского хозяйства и т.п.
Подсобное промышленное производство является тем общим звеном деятельности лесхозов, а теперь лесничеств, от успешной работы которого в определяющей степени зависит стабильность финансового положения предприятий лесного хозяйства, величина прибыли. Для решения задачи прогнозирования и планирования доходности нами предлагается многофакторный регрессионный анализ, который дает возможность установить степень влияния каждого фактора хозяйственной деятельности лесохозяйственного предприятия на получаемый доход.
К числу факторов, оказывающих влияние на объем дохода, отнесены следующие:
Х1 – объем вырубаемой древесины, м3,
Х2 – общая площадь лесничества, га,
Х3 – покрытая лесом площадь лесничества, га,
Х4 – объем лесных культур, га,
Х5 – объем сенокосов, т сена,
Х6 – объем лекарственных трав, кг,
Х7 – объем полученного меда с пасеки, кг,
Х8 – объем продукции, получаемой от подсобного сельского хозяйства,
Х9 – объем древесины от рубок ухода.
В качестве прогнозируемых показателей были взяты:
Х1 – объем вырубаемой древесины, м3,
Х2 – покрытая лесом площадь лесничества, га,
Х3 – объем продукции, получаемой от подсобного сельского хозяйства, м3,
Х4 – объем древесины от рубок ухода, м3.
Расчеты статистических характеристик изучаемых связей проводились по
данным лесохозяйственных предприятий Курской и Тамбовской областей [130].
Общий совокупный банк данных был составлен по 28 лесхозам. Значительная совокупность данных позволила определить многофакторные регрессионные модели с высокой степенью достоверности.
Процесс моделирования проходил в 2 этапа. На первом этапе по программе
CORR-1 был осуществлен отбор наиболее существенных факторов для окончательного включения их в регрессионную модель. При этом изучение показателей
77
корреляции и вся последующая работа по моделированию проводилась отдельно
по лесохозяйственным предприятиям Курской и Тамбовской областей.
На основании полученных значений парных коэффициентов корреляции и
их логического анализа наиболее существенной оказалась корреляционная связь
объема рубок в лесхозе и получаемого дохода.
Если в лесхозе (в лесничестве) имеется цех переработки древесины, то
можно дать прогноз объема дохода от разных факторов хозяйственной деятельности, выявить корреляционные связи и зависимости в виде коэффициента детерминации между доходом и объемом рубки. Нами проведен корреляционный анализ
дохода по лесхозу в зависимости от объема рубок по Тамбовской (где наибольшая
лесистость в ЦЧЭР) и Курской (где наименьшая лесистость в ЦЧЭР) области. За
последние три года у большинства лесхозов доход постепенно растет при одинаковом объеме рубок (табл. 8, 12). По-видимому, больший объем срубленной древесины идет в переработку, поэтому в некоторых лесхозах доход увеличивается.
На основании учетных данных табл. 8, 12 с помощью ЭВМ по лесхозам
Тамбовской и Курской областей определена корреляционная зависимость суммы
дохода от объема рубок леса, что в сводном виде показано в табл. 9.
В табл. 9 – 11 представлены среднестатистические показатели объемов рубок и дохода по 15 хозяйствам Тамбовской области в 2002 году. Дана оценка достоверности этих показателей по критерию Стьюдента. Подтверждена достоверность различий на 95 % - ном уровне доверия.
В 2002 году изучение коррелятивной связи объема рубок и доходов в хозяйствах Тамбовской области показало, что коэффициент корреляции равен
r=0,69, что указывает на их тесную связь. Коэффициент детерминации при этом
равен dxy=0,478, то есть 47,8 % доходов зависят от объемов рубок.
В 2003 году связь прибыли и объема рубок приближалась к прямой корреляции r=0,91 (табл. 10).
Таблица 8
Данные по рубкам промежуточного пользования и прибыли
по Тамбовской области
Площадь, га
Лесхоз
1
Общая
2
2002 год
2003 год
2004 год
Лесо-
Объем
Доход,
Объем
Доход,
Объем
Доход,
покры-
рубок,
тыс.
рубок,
тыс.
рубок,
тыс.
тая
тыс. м3
руб.
тыс. м3
руб.
тыс. м3
руб.
3
4
5
6
7
8
9
Моршанский
41671
36474
11,2
616
10,9
643
11,9
1388
Перкинский
25317
23680
22,6
362
20,3
1763
24,7
2289
Хоботовский
28288
25390
20,6
2000
21,8
1870
24
1455
Бондарский
22064
20494
11,7
796
14,3
1261
14,2
1394
Горельский
25376
23470
22
2134
24
1999
25
2219
78
Окончание табл. 8
1
2
3
4
5
6
7
8
9
Пичаевский
26821
24680
9,7
989
9,5
994
8,6
689
Серповский
43801
39134
14
826
13,7
1084
15,2
1320
Челнавсий
17713
16338
21,7
1476
20,3
1576
21,7
1641
Тамбовский
34715
31274
25,6
1946
27,4
2835
27,8
4089
Кирсановский
18474
16216
15,6
562
13,1
1806
13,5
990
Уваровский
20944
17978
9,4
808
9,9
670
7,7
934
Степной
11597
10400
7,4
866
7
1230
8,8
1563
Яровский
14398
13031
11
1111
12,1
832
12,9
1258
Жердеевский
2775
2185
3,1
189
2
58
2,1
212
Шехманский
4038
3661
5
320
5,5
470
5,1
347
ИТОГО:
337992
304405
210,6
15001
211,8
19091
223,2
21788
Таблица 9
Линейная корреляция доходов и объема рубок в 2002 году по лесхозам
Тамбовской области с оценкой достоверности по критерию Стьюдента
Ср. статистическая
Объем рубок, тыс. м3
14,0 ± 1,74
Доход, тыс. руб.
1000,1 ± 155,11
Коэффициент
вариации, %
48
Коэффициент
корреляции
0,69
Критерий
Стьюдента
Тфакт.
Ттеор.
3,46
2,20
Коэффициент
детерминации
0,48
60
Таблица 10
Линейная корреляция доходов и объема рубок в 2003 году по лесхозам
Тамбовской области с оценкой достоверности по критерию Стьюдента
Ср. статистическая
Объем рубок, тыс. м3
14,1 ± 1,82
Доход, тыс. руб.
1272,7 ± 178,03
Коэффициент
вариации, %
50
Коэффициент
корреляции
0,91
Критерий
Стьюдента
Ттеор.
Тфакт.
7,83
2,20
Коэффициент
детерминации
0,83
54
В 2003 году, можно сказать, что доходы в лесхозах полностью зависели от
объема рубки: коэффициент корреляции r=0,91 ,коэффициент детерминации
dxy=0,824, то есть 82,4 % дохода зависело в 2003 году от объема рубки в лесхозах
Тамбовской области. Результаты исследований достоверны при Р=0,05.
79
В 2004 году связь доходов и объема рубок в лесхозах Тамбовской области
рубок тесная (табл. 11).
Таблица 11
Линейная корреляция доходов и объема рубок в 2004 году по лесхозам
Тамбовской области с оценкой достоверности по критерию Стьюдента
Ср. статистическая
Коэффициент
вариации, %
Объем рубок, тыс.м3
14,9 ± 1,00
Доход, тыс. руб.
1452,5 ± 232,63
Критерий
Стьюдента
Тфакт.
Ттеор.
Коэффициент
корреляции
Коэффициент
детерминации
52
0,83
5,43
2,20
0,69
62
В 2004 году доход в лесхозах также полностью зависел от объема рубки: коэффициент корреляции r=0,83, коэффициент детерминации dxy=0,693, то есть
69,3% дохода зависело в 2004 году от объема рубки в лесхозах Тамбовской области. Результаты исследований достоверны при Р=0,05, так как критерий Стьюдента
фактический (5,43) больше теоретического (2,20).
Изучение влияния лесопокрытой площади лесхоза на уровень доходов показало слабую связь этих факторов.
Результаты изучения объемов рубок промежуточного пользования и доходов по 13 лесхозам Курской области даны в табл. 12.
Таблица 12
Данные по рубкам промежуточного пользования и доходов по Курской области
Площадь, га
Лесхоз
1
Общая
2
2002 год
2003 год
2004 год
Лесо-
Объем
Доход,
Объем
Доход,
Объем
Доход,
покры-
рубок,
тыс.
рубок,
тыс.
рубок,
тыс.
тая
тыс. м3
руб.
тыс. м3
руб.
тыс. м3
руб.
3
4
5
6
7
8
9
Дмитриевский
18881
17315
11,2
627,1
16,2
1264
18,7
1481,6
Железногорский
17482
16349
21,9
483
16,1
196
12,6
444,1
Рыльский
34781
31733
14,9
326,8
15,1
0,1
13,9
1000,7
Хомутовский
15303
14439
9,2
117,9
7,9
127
7,8
45,5
Льговский
26602
24369
9,9
7,4
7,7
57
8,6
305,5
Суджанский
31589
29143
15,9
210,9
15,0
0,1
18,0
431,9
Золотухинский
16583
15423
9,5
0,1
9,7
15
9,3
745,5
Курский
14468
13039
5,8
134,7
6,9
17
7,5
150,3
80
Окончание табл. 12
1
2
3
4
5
6
7
8
9
Обоянский
15474
14411
5,1
38,6
3,8
43
6,1
0,1
Солнцевский
15276
13665
8,3
0,1
10,0
0,1
8,9
3,2
Горшеченский
9736
9020
5,6
168,5
5,4
150
2,9
0,1
Советский
2911
2613
3,5
21,7
3,7
0,1
1,9
0,1
Щигровский
7836
6817
5,1
73,6
4,7
22
3,5
367,7
ИТОГО
226922
208336
125,9
2210,2
122,2
1891
119,8
4976
Таблица 13
Линейная корреляция дохода и объема рубок в 2002 году по лесхозам Курской
области с оценкой достоверности по критерию Стьюдента
Ср. статистическая
Объем рубок, тыс. м3
9,7 ± 1,40
Доход, тыс. руб.
170,0 ± 52,73
Коэффициент
вариации, %
Коэффициент
корреляции
Критерий
Стьюдента
Тфакт.
Ттеор.
Коэффициент
детерминации
52
0,64
2,74
2,20
0,41
111
В 2002 году связь объема рубок и дохода была средней, коэффициент корреляции равен r=0,64, то есть доход лесхоза зависит от объема рубки. Коэффициент детерминации составил dxy=0,397, то есть 40 % дохода зависит от объема рубки в лесхозах Курской области. Результаты исследований достоверны на 95 % –
ном уровне доверия Тфак. = 2,74 > Ттеор .= 2,20.
В 2003 году связь прибыли и объема рубок была слабая (табл. 14).
Таблица 14
Линейная корреляция дохода и объема рубок в 2003 году по лесхозам Курской
области с оценкой достоверности по критерию Стьюдента
Ср. статистическая
Объем рубок, тыс. м3
9,4 ± 1,26
Доход, тыс. руб.
145,5 ± 91,20
Коэффициент
вариации, %
48
Коэффициент
корреляции
0,44
Критерий
Стьюдента
Тфакт.
Ттеор.
1,64
2,20
Коэффициент
детерминации
0,20
226
В 2003 году, можно сказать, что доход в лесхозах не зависел от объема рубки: коэффициент корреляции r = 0,44 ,коэффициент детерминации dxy= 0,196 , то
есть только 19,6 % дохода зависело в 2003 году от объема рубки в лесхозах Курской области. Результаты исследований не достоверны при Р = 0,05. Четыре лес81
хоза области: Рыльский, Суджанский, Советский и Солнцевский фактически не
получили доход.
В 2004 году отмечалась тесная связь дохода и объема рубок (табл. 15).
Таблица 15
Линейная корреляция дохода и объема рубок в 2004 году по лесхозам Курской
области с оценкой достоверности по критерию Стьюдента
Ср. статистическая
Объем рубок, тыс. м3
9,2 ± 1,42
Доход, тыс. руб.
382,8 ± 121,25
Коэффициент
вариации
Коэффициент
корреляции
Критерий Стьюдента
Tфакт
Ттеор.
Коэффициент
детерминации
55,6
0,74
3,62
2,20
0,55
114,21
В 2004 году доход в лесхозах области зависел от объема рубок: коэффициент корреляции r = 0,74, коэффициент детерминации dxy= 0,543, то есть 54,3 % дохода зависело в 2004 году от объема рубок в лесхозах Курской области. Результаты исследований достоверны при Р = 0,05, так как критерий Стьюдента фактический (3,62) больше теоретического (2,20).
Таким образом, на основании анализа информации необходимо отметить,
что в лесхозах ЦЧР проводится большая работа по повышению эффективности их
экономики как за счет роста доходности от лесохозяйственной деятельности, так
и за счет подсобного промышленного производства. Однако это не означает, что в
лесхозах нет внутрипроизводственных резервов, они есть, и их надо включать в
хозяйственный оборот. Для этого следует повышать ответственность кадров и
уровень планово-аналитической работы во всех структурax управления, особенно
в лесничествах, где сосредоточены главные экономические ресурсы, от рационального использования которых зависит уровень эффективности развития экономики лесного хозяйства малолесной зоны России в целом.
Центрально-Черноземный район – район защитного лесоразведения. Распространение лесов по территории неравномерное. Удельный вес наиболее ценных с экологической и экономической точек зрения лесов первой группы в ЦЧЭР
преобладает. По новому Лесному кодексу – это защитные леса. Их больше в
ЦЧЭР на 77 %, чем в РФ в целом. Почти половину лесных насаждений составляют дубравы, сосна обыкновенная – более 28 %, остальные площади занимают
мягколиственные древесные породы. Общий запас древесины хвойных пород
увеличивается, запас дуба имеет тенденцию к сокращению, запас осины возрастает.
Исследования динамики объема рубок в лесхозах ЦЧР за последние 25 лет
показали, что они сократились, плановые задания не выполняются. В свою очередь древесные запасы соответственно растут.
Следовательно, реформы лесного хозяйства в ЦЧР пока не соответствуют ее
эффективному развитию.
82
Для выработки предложений по совершенствованию организационноэкономического механизма устойчивого лесопользования проведен анализ производственной и управленческой деятельности среднего по развитию и мощности
лесхоза ЦЧР – Богучарского лесхоза. Выявлены пути повышения эффективности
развития, используя внутренние ресурсы лесхозов.
Корреляционный анализ объема рубок в лесхозах Тамбовской и Курской
областей и получаемого дохода от объема промежуточных рубок показал наличие
высокого значения коэффициента тесноты связи. Это свидетельствует о необходимости увеличения рубок в лесхозах с целью увеличения доходов, что способствует самофинансированию и, соответственно, устойчивому развитию.
Регрессионный анализ зависимости дохода (y) от объемов рубок (х) проведен по программе REG-1. Определены уравнения регрессии для лесохозяйственных предприятий Тамбовской и Курской областей за 2002, 2003, 2004 г.г. Получены данные о форме регрессии в каждом отдельном случае (табл.16).
Проведенный регрессионный анализ позволил: изучить условия, при которых появляется доход, придать ему оптимальное количественное выражение с
помощью уравнений, показать тесноту связи дохода и объемов рубок с помощью коэффициента линейной корреляции, вычислить коэффициент детерминации, который показывает долю (%) дохода, получаемую хозяйством в зависимости от объемов рубок (табл. 16).
В приложениях 1-6 к разделу 2 дано описание линейной зависимости прибыли от объемов рубок по каждому конкретному лесхозу в Тамбовской и Курской областей (28 хозяйств), а также относительное отклонение фактической прибыли от теоретической, дающее нам представление об идеальной зависимости
этих величин, что позволит сделать прогноз рационального хозяйствования в
дальнейшем.
Таким образом, при решении вопросов самофинансирования наибольший
эффект доходности в лесохозяйственных предприятиях ЦЧЭР возможен, прежде
всего при соблюдении регламента и выполнения плана рубок в соответствии с
проектами лесохозяйственной деятельности [130].
83
Таблица 16
Результаты регрессионного анализа зависимости дохода от объемов рубок лесохозяйственных предприятий
Тамбовской и Курской областей
Статистические показатели
Область
Тамбовская
Курская
Год
учета
84
2002
2003
2004
2002
2003
2004
Коэфф. вариации
объе- дохода
мов
рубок
48
60
50
54
52
62
52
112
48
226
56
114
Коэф.
регрессии
61,6
89,2
96,9
23,9
32,1
62,9
Коэф.
Коэф. декоррелятермиции (r) нации (r2)
0,69
0,91
0,83
0,64
0,44
0,74
0,48
0,83
0,69
0,41
0,20
0,55
Уравнение регрессии,
зависимость
линейная
у = 134 + 61,6 x
у = 13,5 + 89,2 x
у = 9,3 + 96,9 x
у = -61,9 + 23,9 x
у = - 156,7 + 32,1 x
У = - 197,2 + 62,9 x
Примечание. Наблюдаемые различия достоверны на 95 % – ном уровне доверия.
84
Критерий Фишера
Теоре- Фактитиче- ческий
ский
2,48
2,51
2,48
5,58
2,48
3,26
2,69
2,71
2,69
2,70
2,69
2,78
3. ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОЭКОНОМИЧЕСКОГО МЕХАНИЗМА УПРАВЛЕНИЯ УСТОЙЧИВЫМ
ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЕМ В МАЛОЛЕСНОЙ ЗОНЕ
3.1. Экономическая модель полной цены лесных ресурсов и полезностей –
важнейший элемент повышения эффективности лесопользования
Представляя экономический механизм устойчивого управления лесопользованием, как систему взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, экономических рычагов и организационных мер по ведению хозяйства в лесной сфере,
обеспечивающих эффективное развитие лесопользования, можно утверждать, что
главным элементом этого экономического механизма является цена выращенного
леса, включающая в себя все общественно необходимые издержки живого и овеществленного труда, капитала, лесной абсолютной и дифференциальной ренты.
Перед экономическим механизмом ведения лесного хозяйства в малолесной
зоне правомерно ставить цели самообеспечения этой зоны лесной продукцией и
самофинансирования воспроизводства лесов, а в многолесной зоне – не только
полного обеспечения собственных и безлесных зон лесной продукцией, но и ее
возрастающего экспорта, как мощного источника доходов государственной казны, соизмеримого с экспортом нефти и газа и обладающего перед ними преимуществами своей неисчерпаемостью и возобновляемостью при устойчивом и эффективном развитии лесохозяйственного и лесопромышленного комплекса.
Но достижение этих целей возможно только при реализации лесных ресурсов по полной цене. В малолесной зоне указанное самообеспечение и самофинансирование возможно достичь лишь выявляя и применяя полную цену не только
лесных ресурсов, но и всех лесных полезностей. О больших, можно сказать, колоссальных возможностях российского леса в последние годы много и убедительно говорят видные ученые, общественные и политические деятели. В августе 2003
года «Литературная газета», ссылаясь на члена-корреспондента РАСХН
И.Петрова, писала об отрицательных экономических результатах упадка лесного
хозяйства. Газета подчеркивала, что Россия – самая великая лесная держава мира.
Здесь сосредоточена четвертая часть мировых запасов леса. Учеными подсчитано,
что русский лес способен обеспечить европейский уровень жизни каждому четвертому россиянину. Это без нефти, газа и прочих полезных ископаемых.
Природа и история, словно ставя чистый эксперимент, позаботились показать нам, что может дать лес человеку, если он грамотно и бережно хозяйствует в
нем, и к чему может привести пренебрежение здравым смыслом. Есть две соседние страны — Россия и Финляндия. Запасы древесины в России в 80 (!) раз превышают ее запасы в Финляндии. Но при этом Финляндия от экспорта своей лесобумажной продукции получает около 12 млрд долларов, а мы — 3 с небольшим.
Хотя при грамотном хозяйствовании лес может и должен давать российской казне
100 млрд долларов в год.
Это поразительно, но мы пока терпим от нашего несметного богатства одни
лишь убытки. Лес у нас воруют в масштабах, которые даже представить себе
трудно. Леса горят, ежегодно стране наносится громадный урон, перестояв (со85
старившись), они гибнут на корню, отравляя окружающую среду. Вредители, типа сибирского шелкопряда, губят огромные площади лесов, сравнимые по территории с несколькими крупными европейскими государствами, и на борьбу с ними
опять уходят огромные деньги.
Мы разоряемся, а не наживаемся на лесе. Почему? Да потому, что у него
просто-напросто нет хозяина.
Об этом же писал в воронежской газете «Коммуна» от 9.07.2004 г. депутат
Государственной Думы РФ от Воронежской области Сергей Чижов. По его словам, «…более половины предприятий лесопромышленного комплекса убыточны
и числятся хроническими должниками. В то же время, прибыль нелегального лесозаготовительного бизнеса составляет 300 % годовых, а причиненный ущерб государству исчисляется миллиардами рублей. Высокая криминализация заготовительного сектора отечественного ЛПК – одна из основных причин бегства древесины из страны. О размерах браконьерства в тайге могут сказать только цифры.
Ежегодно из России воруют около 20 млн м3. древесины, т.е. около 400 тыс. долларов. Локомотив этого криминального состава стоит в Калининграде, а последний вагон – во Владивостоке».
В итоге лесной сектор народного хозяйства дал стране только 2,5 % ВВП и
3,7 % экспортной выручки («Российская газета» от 13.04.2005). По признанию руководителя Государственной лесной службы МПР России Ю. Трутнева, «…лес не
дает у нас в бюджет достаточного дохода, хотя мог бы приносить в 15-20 раз
больше! Доход от древесины в других, лесодобывающих, странах составляет в
бюджете до 20 %. В России себестоимость древесины – это порядка 1,5 $ за 1 м3,
тогда как в странах Балтии средний уровень платы за нее на корню составляет
около 15 $. Проблема в том, что сохраняется совершенно неестественный разрыв
между доходами от заготовки леса и доходом от его дальнейшего продукта. Мы
не включены в систему общей заинтересованности, лесной налог не формирует
нашего экономического интереса, что отличается от мировой практики».*
В связи с исключительно высокой важностью ценовой политики в экономическом механизме управления лесом в 2005 году при министре природных ресурсов РФ состоялось соответствующее консультативное совещание. На нем было
отмечено, что совокупный лесной доход Российской Федерации сегодня составляет около 20 млрд. рублей в год и формируется из вывозных таможенных пошлин (более 13 млрд руб.) и лесных податей за древесину, отпускаемую на корню
(около 7 млрд. рубл.). При этом более 91 % лесного дохода государство получает
только за счет одного из семи видов лесопользования – а именно, от заготовки
древесины.
Поэтому формирование четкой объективной и прозрачной ценовой политики в лесном комплексе является первоочередной стратегической задачей, заявил
руководитель Федерального агентства лесного хозяйства В. Рощупкин. По его
оценке действующая сегодня в России система определения ставок на древесину,
отпускаемую на корню, еще далека от совершенства.
_________________________________________
*Трутнев Ю. Лесхоз остается главной боевой единицей /Ю. Трутнев //Российская лесная
газета.-2005.-№ 1 (79) – янв.
86
Он полагает, что «…вывоз из России круглого леса должен стать невыгодным делом. Везде, кроме нашей страны, деньги зарабатываются не на операции
«спилил-продал», а на втором-третьем переделе, на глубокой переработке леса.
Если кубометр леса вывозится из России за 30 долларов, то возвращается в виде
готового продукта уже за 400-500 долларов, пояснил Валерий Рощупкин.*
Как пишет начальник отдела ценовой политики Рослесхоза Ольга Скринская, уровень российских лесных податей в 40 – 50 раз ниже, чем в Финляндии,
Швеции, США и других развитых странах. Для ликвидации такого занижения цены лесных ресурсов она указывает следующие задачи стоящие перед Рослесхозом: 1. Разработка и апробация нескольких приемлемых моделей установления
ставок лесных податей.
2. Выработка единого методологического подхода в формировании ставок
по наиболее приемлемой из них.
3. Налаживание системного сбора и анализа информации, необходимой для
установления ставок.
4. Применение компьютерных расчетов для определения ставок [132].
По мнению Ольги Скринской, работа по решению этих задач должна сопровождаться сотрудничеством с лесопользователями, и прежде всего это касается обмена информацией [132].
Таким образом, первоначальными задачами Рослесхоза на ближайшую перспективу являются завершение разработки программного продукта по расчету
лесной ренты, разработка механизмов и организация взаимодействия с лесопользователями, разработка и апробация приемлемых моделей установления ставок
лесных податей, разработка соответствующих методик [132].
Однако здесь следует заметить, что в разработке методов и ставок лесных
податей, как и в решении проблемы лесного ценообразования, должны принять не
только лесопользователи, но соответствующие научные работники, критически и
объективно оценивающие современное ценообразование на лесные ресурсы и
проникнутые необходимостью разработки методов и показателей определения
полной цены российского леса.
Проблема формирования цены леса была предметом внимания ряда советских ученых-экономистов. Но ими эта проблема решалась ограниченно для условий централизованной директивной экономики. Для современной социально ориентированной рыночной экономики необходим иной научно-методологический
подход, обеспечивающий:
- влияние рынка (соотношение спроса и предложения) на цену леса;
- учет всех составляющих общественных затрат на воспроизводство леса;
- включение в цену леса в их лесных рентах абсолютной и дифференциальной (I и II);
- учет особенностей экономической оценки воспроизводства леса в социальном государстве, каким является новая Россия, с соответствующей социально
ориентированной экономикой;
_______________________________________
* Рощупкин В. Цену леса определяют правительство и рынок / В. Рощупкин // Российская лесная газета. - 2005. - № 17 (95). – май.
87
- полная и комплексная экономическая, социально-экономическая и эколого-экономическая оценка всех лесных ресурсов и полезностей леса с учетом особенностей его конкретных лесных участков.Такой подход к разработке полной
цены лесных ресурсов и полезностей пока еще не разработан. Об этом свидетельствует вузовский учебник «Экономика природопользования», где из его пятисот
страниц всего только 6 страниц отведены лишь «подходам к определению экономической стоимости лесных ресурсов» (п.9.1), и где в основном говорится о высокой значимости и ценности этих ресурсов без каких-либо методов определения
их цены, ограничиваясь лишь указанием частичных оценок отдельных лесных
функций в мировой практике [8].
Очевидно, что, научно-методический подход, к разработке цены леса должен охватывать экономическую оценку всех, без исключения, ресурсов и полезностей леса, как это делается в настоящей работе.
Под лесными ресурсами, в широком смысле этого определения, понимаются продукты и полезности леса, воспроизводимые в процессе ведения лесного хозяйства и используемые для удовлетворения социально-экономических потребностей людей. При надлежащем ведении лесного хозяйства лесные ресурсы неисчерпаемы. Основной задачей устойчивого управления лесами является сохранение и эффективное преумножение лесных ресурсов.
Непосредственно к лесным ресурсам относятся: древесные, технические,
пищевые, кормовые, лекарственные ресурсы, а также защитные полезности экологического характера сельскохозяйственного и социального назначения.
Древесные ресурсы представляют собой основную массу стволов, корней и
ветвей древесных растений и составляют основной товарный ресурс лесного хозяйства.
К техническим ресурсам леса относятся живица, гуттаперча, пробковая кора, танины, разнообразные органические красители.
Пищевые ресурсы – это грибы, ягоды, плоды, орехи, съедобные травы и
корни, дикие животные и птицы, а также продукты пчеловодства на лесных землях.
Кормовые ресурсы леса – заготавливаемые на лесных землях: травы, веточный корм, хвойная лапка, желуди и др.
Лекарственные ресурсы леса – плоды, листья, хвоя, кора, корни, кустарниковые и травянистые растения, которые используются в фармакологической промышленности.
Все выше названные лесные ресурсы имеют товарную форму и могут быть
прямо оценены в денежной форме. Причем побочные лесные ресурсы могут приносить доход от их реализации, намного превосходящей продажу древесины. Об
этом пишет «Российская газета» от 4.07.98 г., которая сообщила, что экономические расчеты специалистов управления лесами Вологодской области показали:
доход от полноценного использования 1 га ягодных и грибных угодий в несколько раз превышает доход от заготавливаемой древесины. Общая стоимость запаса
дикорастущих ягод и грибов в области составила почти 2 млн руб. Промысловый
88
урожай только морошки, клюквы, черники, брусники доходит до 67 тонн за 1 сезон.
В лесах с наиболее ценной древесиной львиная доля дохода приходится на
заготовку этой древесины. По расчетам И.В. Воронина, структура стоимости потенциальной товарной продукции, получаемой с 1 га свежей дубравы, составила
в %: древесины – 60, плоды и семена – 16, лекарственное и техническое сырье –
2,3; продукция охотничьего хозяйства и пчеловодства – 9,6; продукция от использования травяного покрова и веточной массы – 5,8; прочая продукция – 6,3 [18].
Наряду с лесными ресурсами существуют многообразные защитные лесные
полезности, обеспечивающие благоприятную среду обитания человека и его условий труда и жизни. Все эти полезности можно подразделить по целевому назначению: для сельского, дорожно-транспортного и жилищно-коммунального хозяйства, для охраны здоровья человека.
Известна и понятна защитная полезность леса для сельского хозяйства. К
этим полезностям относятся: защита почв от водной и ветровой эрозии, от оползней, селей, охрана от загрязнения воздушных и водных бассейнов, обеспечивающих рост и продуктивность сельскохозяйственного производства. Лесозащитные
полосы в малолесных районах обеспечивают значительный прирост урожайности
зерновых культур, овощей, фруктов, продуктивность животноводства. По оценке
И.В.Воронина, результатом создания лесных полос в степных и лесостепных районах страны стало повышение урожайности всех сельскохозяйственных культур
на 5,4 ц/га. Еще в большей мере повышалась урожайность других культур [18].
Лесная полезность леса для дорожно-транспортного хозяйства заключается
в предохранении дорог от снежных заносов, защите покрытия от выдувания, в
снижении отрицательного влияния ветра на скорость движения транспортных
средств и расход топлива, в экономии затрат на ремонт дорог, повышении судоходства рек и др.
К защитным полезностям леса для жилищно-коммунального хозяйства поселений относятся их предохранение от ветров, заносов пыли и песка, повышении
службы и межремонтных периодов зданий и сооружений.
Особо высоко защитная роль леса проявляется в охране здоровья человека.
Как пишет П.В.Васильев, на леса приходится 2/3 всей органической массы, продуцируемой земной растительностью суши, или 40 % всей продукции фотосинтеза на планете. Это значит, что человек, как и все живое, условно говоря, каждые 4
часа из 10 дней дышит кислородом, восстанавливаемым лесом [17].
Полный учет всех полезностей в его цене всегда был одной из важнейших
методологических проблем в разработке методов стоимостной оценки лесов. Как
пишет Б.И. Бобруйко в статье «Проблемы стоимостной оценки лесов и механизм
финансово-экономических отношений отрасли с потребителями лесных ресурсов:
ретроспектива перспективы», длительная отечественная история стоимостной
оценки лесных ресурсов насчитывает не менее десяти альтернативных методов
оценки сырьевых ресурсов, социальных и средозащитных функций [7]. Автор статьи заглянул в прошлое и критически рассмотрел официально действующие нормативные документы по данной проблеме «Методика экономической оценки лесов» 2002 года и «Методические рекомендации по расчету минимальных ставок
89
лесных податей с ставок арендной платы при передаче лесного фонда в аренду»
1994 года. По мнению Б.И. Бобруйко, в действующих документах экономическая
оценка леса многократно занижается: «1 м3 деловой древесины, отпускаемой на
корню, составляет 0,005 его реальной ценности». Он указал на необходимость
полного учета в цене леса абсолютной и дифференциальной ренты. Одновременно Б.И. Бобруйко отрицал возможность оценки средозащитных функций леса по
древесине и не учитывал в цене леса его социальную полезность, что не позволило ему разработать искомую модель полной цены леса. Мы в данной работе предопределили попытку построения полной цены леса, учитывающей все ее составляющие.
Полная рыночная цена леса складывается из базисной стоимости его материальных товарных ресурсов, рентных платежей, нетоварного экономического и
социального эффекта, получаемого от лесных полезностей в других сферах материального и нематериального производства. При этом продажная цена леса должна учитывать продолжительность предстоящего срока его использования, а также
расчетно-прогнозируемые величины инфляции и изменения цен (под воздействием соотношения спроса и предложения) и, конечно, все основные особенности
конкретного оцениваемого участка леса.
Полную рыночную цену леса (Ц) рекомендуется определять в расчете на 1
3
м запаса древесины на корню по общей формуле:
Ц = (С + Р) Кt КИ КР КУ ,
(1)
где
С – общая базисная стоимость древесных и недревесных ресурсов и полезностей
леса в расчете на 1 м3 запаса древесины на корню, исчисляемая суммой:
С = СБ + СП + СН ,
(2)
где
СБ – базисная стоимость 1 м3 запаса древесины;
СП – базисная стоимость товарных недревесных побочных ресурсов в расчете на 1
м3 запаса древесины;
СН – базисная стоимость нетоварных лесных полезностей в расчете на 1 м3 запаса
древесины.
Р – лесная рента, определяемая суммой:
(3)
Р = РК + РА + РД ,
где
РК – рента с капитала, затраченная на воспроизводство 1 м3 запаса древесины,
принимаемая в размере созданного процента на затраченный капитал (в рублях);
РА – абсолютная лесная рента, получаемая собственником в результате использования им природного плодородия земли в расчете на 1 м3 запаса древесины (в
рублях) вне зависимости от плодородия земли и выгодности расположения
земельного участка, исчисляемая разницей между рыночной ценой лесной
продукции и общественно необходимыми затратами на ее производство;
РД – дифференциальная лесная рента, получаемая собственником более плодородного (рента I) и выгодного расположения (рента II) лесного участка, по
90
сравнению с наихудшими природными и территориальными условиями воспроизводства леса в расчете на 1 м3 запаса древесины (в рублях).
Дифференциальная рента исчисляется разностью между общественно необходимыми затратами: на производство лесной продукции на данном и наименее
плодородном участке (рента I) и на данном и наименее выгодно расположенном
участке (рента II).
Кt – коэффициент приведения суммы предстоящих затрат за t лет к текущему
моменту, исчисляемый по формуле (4)
t
Б ⎞
⎛
К t = ∑ ⎜1 +
⎟
100 ⎠ ,
1 ⎝
t
(4)
где
Б – ссудный процент, взимаемый банком за выданный кредит;
КИ – среднегодовой коэффициент (индекс) инфляции за t лет;
КР – среднегодовой коэффициент изменения рыночных цен за t лет под воздействием изменения соотношения спроса предложения;
КУ – интегральный коэффициент, учитывающий влияние на базисную стоимость
особенностей данного лесного участка.
Базисная стоимость 1 м3 запаса древесины на корню (СБ) определяется по
формуле
n
С Б = (З Н + ФН + Т Н ) × ∑ К б
1
,
(5)
где
ЗН – нормативные текущие затраты на воспроизводство 1 м3 древесины на корню
(в рублях);
ФН – нормативные затраты капитала на воспроизводство 1 м3 древесины на корню, приведенные к текущему моменту (в рублях);
ТН – нормативные общественные затраты труда (на создание прибавочного продукта) на воспроизводство 1 м3 древесины на корню (в рублях);
Кб – коэффициент приведения суммы всех затрат за нормативное число лет воспроизводства леса (n), приведенных к текущему моменту б, исчисляется по
формуле
n
Б ⎞
⎛
К б = ⎜1 +
⎟ ,
⎝ 100 ⎠
(6)
где Б – ссудный процент, взимаемый банком за выданный кредит.
Базисная стоимость побочных лесных технических, пищевых, кормовых,
лекарственных ресурсов определяются в расчете на 1 м3 запаса древесины по их
рыночным ценам реализации без затрат труда и капитала на их заготовку, но с
учетом прибавочного труда, рента на капитал, затраченный на создание данных
ресурсов, и лесной ренты.
Базисная стоимость цены названных побочных товарных ресурсов (СП) исчисляются по формуле
91
4
С П = ∑ [Нi × ( Цi − Зi − Фi − Тi )] ,
i =1
(7)
где
Нi – нормативное количество прочих товарных лесных ресурсов (технических,
пищевых, кормовых, лекарственных), приходящихся на 1 м3 запаса древесины на корню (в натуральных единицах измерения);
Цi – рыночная цена реализации единицы измерения прочих товарных лесных ресурсов (в рублях);
Зi – нормативные текущие затраты на заготовку и реализацию единицы прочих
товарных ресурсов (в рублях);
Фi – нормативные затраты капитала (основных и оборотных фондов и ренты с капитала в размере ссудного процента) на заготовку и реализацию единицы
прочих товарных ресурсов (в рублях);
Тi – нормативные общественные затраты труда (на создание прибавочного продукта) на заготовку и реализацию единицы прочих товарных ресурсов (в рублях).
Базисная стоимость нетоварных лесных полезностей в расчете на 1 м3 запаса
древесины на корню (СН) определяется суммарной стоимостью этих полезностей
для сельского хозяйства (ССХ), дорожно-транспортного хозяйства (СДХ), коммунального хозяйства поселений (СКХ) и охраны здоровья человека (СЗЧ), т.е. по
формуле
(8)
СН = ССХ + СДХ + СКХ + СЗЧ
.
Конкретные удельные стоимостные величины этих полезностей следует определять по итогам специальных исследований и систематических наблюдений
результатов их проявления с выявлением влияния особенностей конкретных лесных участков на данные результаты. Проведение таких сложных исследований и
наблюдений под силу лишь науке, ученым различных специальностей.
Особую сложность вызывает определение социально-экономической полезности леса непосредственно для человека, его жизни и здоровья. Как отмечал четверть века тому назад В.М. Долгошеев, «наиболее трудной и наименее изученной
является оценка не сырьевых компонентов лесных ресурсов, в частности, расчет
кислородопродуцирующей способности древостоев в натуральном и стоимостном
выражениях». Для определения экономической оценки этой способности им
предложено использование оптовой цены кислорода, получаемого индустриальным методом [22, с. 3].
Такой подход к оценке социальных полезностей леса, на наш взгляд, слишком далек от конкретных результатов влияния этих полезностей на продолжительность жизни человека, увеличение которой является главным критерием устойчивого управления лесопользованием, о чем шла речь в разделе 1.3 диссертации. В продолжение и развитие указанного раздела, нами предлагается использовать, в качестве критерия экономической оценки социальных полезностей леса,
экономию общих народнохозяйственных затрат, получаемую от сокращения заболеваемости, благодаря этим полезностям леса.
92
Общая экономия народнохозяйственных затрат в результате сокращения
болезни людей, благодаря приросту запаса древесины на корню на 1 м3 в данном
регионе (Эб) определяющейся по формуле
Пб
×
× Нt × Дt ,
=
(Б
+
Б
+
Б
+
Б
+
Б
)
(9)
Эб
С
Л
В
Т
Ж
100
где БС – размер выплат по социальному страхованию, приходящийся на 1 день болезни, исчисляемый делением общего годового размера этих выплат (по больничным
листам) на число болезней всех людей и умножением полученного результата на коэффициент доли населения, получающего эти выплаты, а также стоимость лекарственных средств, затрачиваемых на лечение, приходящееся на 1 день болезни в среднем;
БЛ – приведенные (текущие годовые и единовременные) затраты на поликлиническое и больничное лечение, исчисляем по формуле
Е × КБ
Е × Кп
) + N K ( ЗБ +
),
Б Л = N П ( ЗП +
(10)
300
365
где NП – среднее число посещений поликлиник, приходящийся на 1 день болезни;
ЗП – текущие годовые затраты, приходящиеся на одно посещение поликлиники;
Kn – капитальные затраты на единицу мощности поликлиники, приходящиеся на
одно посещение;
Е – коэффициент приведения единовременных затрат к текущим;
NK – среднее число больничных койкодней, приходящееся на день болезни;
ЗБ – текущие затраты, включая стоимость лекарств, приходящиеся на один койкодень лечения в больнице;
КБ – капитальные затраты на единицу мощности больницы (койку);
300 и 365 – расчетное число дней работы в году поликлиники и больницы;
БВ – экономический ущерб от потери 1 дня рабочего времени, определяемый
дневным производством национального дохода, приходящегося в среднем на
одного жителя;
БТ – экономический ущерб от снижения производительности труда, вызванного
болезнями людей, измеряемый потерей годового национального дохода, приходящегося в среднем на день болезни одного человека;
БЖ – экономический ущерб от сокращения продолжительности жизни, а соответственно, и уменьшения трудоспособного народа в результате увеличения среденегодовой заболеваемости людей, приходящийся на 1 день болезни одного
человека, рассчитываемый по формуле
Б Ж = Д ТЖ ,
(11)
где Д – произведенный национальный доход за год в среднем на одного жителя;
ТЖ – число лет увеличения продолжительности жизни трудоспособного человека
благодаря сокращению его заболеваемости на 1 день;
Пб – процент сокращения заболеваемости, достигаемый благодаря среднему приросту в регионе древесины на 1 м3, в расчете на одного жителя;
Нt – среднегодовая численность населения в регионе в течение t лет;
Дt – среднегодовой прирост запаса древесины в регионе в течение t лет.
93
Примерную зависимость увеличения периода трудоспособности от сокращения заболеваемости можно вывести из публикуемых данных о количестве 11
дней болезней, приходящихся в среднем на одного человека в год и 50 % смертности людей от сердечно-сосудистых болезней, сокращение которых смогло бы
обеспечить увеличение средней продолжительности жизни минимум на 5-6 лет.
Полагая, что каждый последующий (после первого) дней снижения заболеваемости будет сказываться более ощутимо на число лет увеличения трудоспособности,
можно вывести соответствующую примерную зависимость (табл.17).
Таблица 17
Зависимость периода трудоспособности от сокращения заболеваемости1
День снижения заболеваемости
Первый
Второй
Третий
Четвертый
Пятый
Шестой
Итого
В том числе половина шестого дня
Всего за пять с половиной дней
1
Число лет увеличения периода
трудоспособности
минимум
максимум
0,3
0,4
0,4
0,6
0,6
0,9
0,9
1,3
1,3
1,9
2
2,8
5,5
7,9
1
1,4
4,5
6,5
Рассчитана по данным М.С. Бедного [129].
В итоге весь предлагаемый метод формирования полной рыночной цены
леса можно изобразить схематично, как это показано на рис. 11.
Стоимость запаса
древесины на корню
Стоимость товарных
побочных ресурсов леса:
технических
пищевых
кормовых
лекарственных
Полная
цена
леса
Лесная рента
Абсолютная Дифференрента
циальная рента
рента I рента II
94
Стоимость нетоварных
полезностей леса для:
сельского хозяйства
дорожно-транспортного
хозяйства
городского и коммунального хозяйства
населения
Рис.11. Экономическая модель формирования полной цены леса
Хотя этот метод и подкреплен формулами определения составных элементов полной цены, она все же еще далек от ее практической реализации. Он требует разработки целого комплекса экономических, экологических, биологических,
социальных, медицинских и других нормативов, что, конечно, не под силу одному исследователю.
Предлагаемая методика, апробированная учеными и специалистами и доведенная ими до рабочего состояния, позволит разработать систему нормативов, необходимых при определении полных рыночных цен, размеры и структура которых послужат исходными показателями для назначения стартовых цен на лесных
аукционах и расчетов арендной платы при аренде лесных участков, определения
ставок лесных налогов (включая платежи за использование лесных полезностей
отраслями материального производства и населением регионов) и таможенных
пошлин, выявление эффективных направлений и способов повышения доходности лесов, организации хозрасчетных отношений внутри лесохозяйственных
предприятий и др. [121, 128].
На данный момент, при отсутствии достоверных необходимых исходных
данных и специально разработанных нормативов можно лишь показать ориентировочные условные результаты на примере одного усредненного региона (области) малолесной зоны с численностью населения 2 млн чел., общей площадью территории 50 тыс. км2, общим запасом древесины на корню 30 млн. м3 и лесообеспеченностью региона 30 млн м3: 50 тыс. м2 = 600 м3/м2. Выполненные ориентировочные расчеты по формулам (9) – (11) показали, что экономическая оценка социальных результатов от сокращения болезни одного человека в среднем на 1 день
составляет всего 5000 руб. – 100 %, в том числе:
- сокращение выплат по социальному страхованию и затрат на лекарства
(Бс) – 150 руб. – 3 %;
- сокращение текущих и единовременных затрат на поликлиническое и
больничное лечение (Бл) – 250 руб. – 5 %;
- ликвидация экономического ущерба от потери одного дня рабочего времени (Бв) – 300 руб. – 6 %;
- ликвидация экономического ущерба от снижения годовой производительности труда (Бт) – 1100 – 22 %;
- ликвидация экономического ущерба от сокращения продолжительности
жизни (Бж) – 3200 – 64%.
Если мы примем условие, что в рассматриваемом нами усредненном малолесном регионе (области) его лесообеспеченность за 10 лет увеличилась с 600 до
700 м3/км2, т.е. на 100 м3 и за счет этого сократилась заболеваемость в среднем
одного человека в год от 12 до 11,5 дн./чел., т.е. на 0,5 дн./чел., то при неизменной
численности населения за этот период 2 млн. чел. общая экономическая оценка
социальных результатов повышение лесообеспеченности региона составит
5000 руб.· 0,5 дн./чел. ·10 лет · 2 млн чел. = 50 млрд руб., равнозначно двум с половиной годовым областным бюджетам Воронежской области на 2006 год.
А если судить об общем экономическом эффекте повышения лесообеспеченности региона, получаемом не только от социальных результатов, но и от пря95
мых результатов реализации товарной древесной и недревесной продукции и получения выгоды в различных сферах народного хозяйства, то полученные 50 млрд
руб. надо увеличить в несколько раз.
Возвращаясь к выполненному расчету экономической оценки социальных
результатов, следует обратить внимание, что основным ключевым нормативом
этого расчета является величина сокращения заболеваемости (в днях, а точнее
сказать в долях дня), достигаемая благодаря повышению лесообеспеченности региона на 1 м3/км2. И это не единичный норматив, а их широкая система, учитывающая многообразие местных условий самих регионов и количественное состояние их лесов. Такие же системы нормативов должны быть разработаны и для
расчетов экономической оценки других экономических и защитных полезностей
леса. Для всего этого необходимы соответствующие качественные изменения в
лесной политике и построении надежного организационно-экономического механизма устойчивого управления лесопользованием.
3.2. Основные принципы и региональные особенности построения
организационно-экономического механизма управления
устойчивым лесопользованием в малолесной зоне
Для осуществления в малолесной зоне страны самообеспечения субъектов
РФ лесной продукции и самофинансирования лесного хозяйства необходимо
расширение лесоводственно-финансовых возможностей лесхозов путем превращения их в комплексные предприятия, совмещающие лесоуправление, лесное хозяйство с подсобными производствами на базе использования древесных и недревесных ресурсов. Как пишут В.П. Бычков и Н.Е. Корецкий: «Комплексные лесные
предприятия являются формой организации производств, отвечающих задачам
рациональной организации использования и воспроизводства лесных ресурсов.
Комплексное использование и расширенное воспроизводство лесных ресурсов
возможно лишь на основе интенсификации лесного хозяйства. Следовательно,
комплексное ведение хозяйства тесно связано с интенсивными формами лесного
хозяйства. Комплексные лесные предприятия (КЛП) преобладали в 80-х годах в
Центрально-Черноземном экономическом районе, на Украине, в Прибалтике. Для
многолесных районов с экстенсивным лесным хозяйством были характерны некомплексные предприятия, что еще раз свидетельствует о наличии связи комплексной организации лесных предприятий с интенсификацией лесного хозяйства. Многостороннее использование лесных ресурсов в объемах, близких к критическим, приводит к ограниченности их и заставляет людей искать решения проблемы рационального использования, сбережения и воспроизводства лесных ресурсов. Следовательно, комплексное ведение лесного хозяйства, предполагающее,
прежде всего, расширенное воспроизводство лесных ресурсов на основе их интенсификации, полное и рациональное использование всех полезностей леса, правомерно, объективно обусловлено и неизбежно» [10, с.30].
По-мнению названных ученых-экономистов, комплексное ведение лесного
хозяйства позволит решить ряд острейших проблем.
96
Предполагается, что комплексные лесхозы в своем составе имеют подразделение по управлению лесопользованием, выполняющее функции собственника
государственного леса и производственные основы и вспомогательные подразделения по ведению лесного хозяйства и подсобные производства по переработке
древесины и недревесных ресурсов. Все эти подразделения, как и лесхоз в целом,
должны стать хозрасчетными, путем организации внутрипроизводственной аренды по аналогии с принципами, разработанными В.П.Бычковым, П.Я.Концевым и
Б.С. Кретининым, показанным в коллективной монографии «Резервы экономики
лесхозов» [11, с.117-122]. В этой же монографии показана роль, организация и
экономическая эффективность лизинга в лесхозе малолесной зоны в условиях их
самофинансирования, на примере деревообрабатывающего оборудования для цеха переработки древесины Хреновского лесхоза-техникума Воронежской области
(с.159 - 166).
Финансовый лизинг, как тип аренды, при котором имущество скупается лизинговой компанией – арендодателем от имени и по поручению арендатора, в
данных случаях лесхозами, должен стать одним из эффективных способов обновления лесохозяйственной и лесообрабатывающей техники в малолесных зонах
страны, нацеленных на самообеспечение лесной продукцией при финансировании
затрат на интенсификацию лесного хозяйства и частную переработку древесных и
побочных лесных ресурсов.
Основными элементами организационно-экономического механизма устойчивого управления лесопользованием в малолесной зоне, как и в многолесной,
являются аренда лесных участков и купля – продажа древостоя на корню. Но с
учетом особенностей, что все леса малолесной зоны законом отнесены к защитным лесам по новому кодексу, или лесам первой группы по кодексу 1997 года, в
состав которых входят леса следующих категорий [56, ст.102]:
1) леса, расположенные на особо охраняемых природных территориях;
2) леса, расположенные в водоохранных зонах;
3) леса, выполняющие функции защиты природных и иных объектов:
а) леса, расположенные в первом и втором поясах зон санитарной охраны
источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения;
б) защитные полосы лесов, расположенные вдоль железнодорожных путей
общего пользования, федеральных автомобильных дорог общего пользования, автомобильных дорог общего пользования, находящихся в собственности субъектов
Российской Федерации;
в) зеленые зоны, лесопарки;
г) городские леса;
д) леса, расположенные в первой, второй и третьей зонах округов санитарной (горно-санитарной) охраны лечебно-оздоровительных местностей и курортов;
4) ценные леса:
а) государственные и защитные лесные полосы;
б) противоэрозионные леса;
в) леса, расположенные в пустынных, полупустынных, лесостепных, лесотундровых зонах, степях, горах;
г) леса, имеющие научное или историческое значение;
97
д) орехово-промысловые зоны;
е) лесные плодовые насаждения;
ж) ленточные боры.
3. К особо защитным участкам лесов относятся:
1) берегозащитные, почвозащитные участки лесов, расположенных вдоль
водных объектов, склонов оврагов;
2) опушки лесов, граничащие с безлесными пространствами;
3) постоянные лесосеменные участки;
4) заповедные лесные участки;
5) участки лесов с наличием реликтовых и эндемичных растений;
6) места обитания редких и находящихся под угрозой исчезновения диких
животных;
7) другие особо защитные участки лесов.
4. Особо защитные участки лесов могут быть выделены в защитных лесах и
эксплуатационных лесах.
5. В защитных лесах и на особо защитных участках лесов запрещается осуществление деятельности, несовместимой с их целевым назначением и полезными функциями.
6. Отнесение лесов к ценным лесам, и выделение особо защитных участков
лесов, и установление их границ осуществляются органами государственной власти, органами местного самоуправления в пределах их полномочий, определенных настоящим Кодексом.
Указанные категории лесов значительно теряют возможности их аренды, а
также купли-продажи древостоя на корню и полностью исключают предстоящую
куплю-продажу земельных участков. Однако все-таки надо полагать, что аренда
леса и в малолесной зоне станет основным видом лесопользования. Такое предположение высказывают не только ученые, но и специалисты лесного хозяйства.
Обобщенная характеристика организационно-экономического механизма
устойчивого лесопользования в малолесной зоне схематично отображена на рис.
12, где просматриваются два блока этого механизма: первый – самообеспечение
региональной продукцией путем расширения объемов и интенсификации лесного
хозяйства, второй - самофинансирование лесного хозяйства путем взыскания с
лесопользователей полной цены товарных ресурсов и налоговых поступлений из
регионального и местных бюджетов за использование лесных нетоварных полезностей. Такие бюджетные платежи с доработкой указанного механизма до рабочего состояния всех его элементов целесообразно заменить прямыми платежами
непосредственных пользователей лесными полезностями.
98
Самообеспечение
лесной
продукцией
Субъект РФ
малолесной зоны
Самофинансирование лесного
хозяйства
Государственная
лесохозяйственная оргструктура
Повышение
эффективности
лесозащиты
Финансовый лизинг лесохозяйственной техники
Лесничества
Госбюджет
субъекта РФ
Лесопользователи
Управление
лесопользованием
Охрана и защита
лесов
Расширенное
воспроизводство
лесов
Аренда лесных
участков
Полная
цена
леса
Лесные налоговые
платежи за
использование лесных
полезностей
Контроль и надзор за
лесопользованием
Внутрихозяйственный арендный подряд
в лесничествах и
лесопользователях
Купля-продажа
лесных насаждений
Использование
лесных
полезностей
Безвозмездное
срочное пользование
лесными участками
Рис. 12. Принципиальная схема организационно-экономического механизма
управления устойчивым лесопользованием в малолесной зоне
Самофинансирование лесного хозяйства предъявляет новые требования к
организации и укреплению хозрасчетных отношений в лесхозах, стимулированию
их подразделений и работников в деле повышения эффективности производства и
повышения качества продукции.
99
3.3. Региональные проблемы расширенного воспроизводства
лесов и защитного лесоразведения в малолесной зоне
и пути их решения
В статье 1 Лесного кодекса Российской Федерации «Основные принципы
лесного законодательства» первым принципом законодательства, регулирующим
лесные отношения выделяется принцип устойчивого управления лесами, сохранение биологического разнообразия лесов, повышение их потенциала [56].
Решение проблем устойчивого лесопользования в малолесной зоне находится в прямой зависимости от решения этих проблем в целом по лесному хозяйству страны и, в первую очередь, от организации управления этой глубоко специфической отраслью народного хозяйства.
На основании вышесказанного, в разделах 2.2 и 2.3 и анализа состояния лесопользования в ЦЧЭР, представляется возможным все проблемы и пути повышения эффективного лесопользования для их осмысления и принятия мер по их
решению подразделить по уровням управления лесом на четыре блока: федеральный, федерально-региональный, регионально-зональный и разноуровневые проблемы (рис. 13).
Федеральные проблемы – это те, которые решаются на высшем государственном уровне, определяя общую стратегию лесопользования в Российской Федерации. К этим проблемам относятся следующие:
- разработка общегосударственных принципов эффективного лесопользования и лесной политики, их правовое обеспечение и повышение прав и ответственности регионов и местных органов самоуправления в использовании лесных ресурсов и полезностей;
- разработка и совершенствование Лесного Кодекса Российской Федерации и
других новых и действующих правовых актов по осуществлению лесопользования на правах концессии и аренды;
- создание федеральной системы устойчивого управления лесопользованием
в центре и регионах;
- разработка федеральных программ развития лесного комплекса страны на
определенные среднесрочные и долгосрочные периоды;
- разработка общих нормативно-методических документов по ценообразованию, стандартизации, метрологии, сертификации, кадастровой оценке лесов, таксации лесонасаждений, организации мониторинга лесов;
- совершенствование системы подготовки кадров высшей квалификации и
организации научных исследований для лесохозяйственного и лесопромышленного комплекса;
- определение основных направлений технического прогресса в лесовыращивании и лесоперерабатывающей промышленности;
- выдача предприятиям государственных заказов на изготовление новой техники для лесного хозяйства, лесоперерабатывающей и целлюлозно-бумажной
промышленности;
- разработка стимулирующих мер по глубокой переработке заготовленной
древесины.
100
К общим федерально-региональным проблемам лесопользования относятся следующие проблемы, решаемые Федерацией совместно с ее субъектами:
- совместная организация лесопользования при разграничении полномочий
по управлению лесным фондом между Федерацией и ее регионами;
- разработка системы борьбы с незаконными рубками леса, профилактика и
тушение лесных пожаров, борьба с лесными вредителями и болезнями;
- превращение лесного хозяйства и лесопромышленного комплекса из низкорентабельного сектора экономики в высокодоходную отрасль народного хозяйства страны;
- организация и проведение аукционов и конкурсов по продаже прав временного пользования участками лесного фонда для заготовки древесины, рекреационных и других целей.
Регионально-зональные проблемы – это проблемы, которые решаются самостоятельно субъектами Федерации и образованными ими органами по координации и кооперированию лесопользования в малолесной зоне. К ним относятся
следующие проблемы:
- разработка и осуществление зональной и региональных программ лесопользования;
- поиск эффективных способов защитного лесоразведения и увеличение его
площадей и объемов;
- разработка и выполнение мероприятий увеличения запасов и заготовок деловой древесины для решения задач самообеспечения лесной продукцией и самофинансирования лесного хозяйства;
- рост мощностей лесоперерабатывающей промышленности в соответствии с
потребностями регионов, внедрение высоких технологий;
- увеличение объемов эффективных подсобных производств с использованием древесных и недревесных лесных ресурсов;
- применение арендного подряда и других форм внутрипроизводственных
отношений на лесохозяйственных предприятиях и подсобных производствах.
Разноуровневыми проблемами, решаемыми силами федеральных, региональных и муниципальных органов власти, предприятий и организаций различных отраслей экономики, образования, науки, культуры и здравоохранения, правоохранительных органов являются следующие проблемы:
- разработка и реализация органами власти различных уровней совместно с
общественными объединениями и заинтересованными предприятиями, организациями, учреждениями специальных программ и отдельных мероприятий, обеспечивающих сохранение и приумножение лесных ресурсов и полезностей, повышение социальной, экологической и экономической эффективности их использования;
- поиск и реализация перспективных направлений и эффективных технических решений использования древесины в различных отраслях производства и
жизнедеятельности людей;
- осуществление практических мер в борьбе против незаконных вырубок леса, лесных пожаров, вредителей и болезней леса;
101
- воспитание всего населения и, прежде всего, подрастающих поколений в
духе бережного отношения к лесу и другим природным ценностям. Развитие
практики создания школьных лесничеств и молодежного движения защитников
природы;
- расширение возможности свободного использования населением недревесных ресурсов и полезностей леса;
- поощрение традиционных и новых народных промыслов, использующих
побочные лесные ресурсы.
Решение возникающих проблем лесопользования на каждом из названных
уровней достигается с помощью соответствующих им законодательными и распределительными документами: на федеральном уровне – федеральными законами; на федерально-региональном уровне – в соответствии с конституционным и
договорным распределением полномочий между Федерацией и ее субъектами, на
регионально-зональном уровне – законами субъектов РФ и их соглашениями, действующими в данной лесной зоне. Разноуровневые проблемы лесопользования
решаются в соответствии с федеральными и региональными законами и программами. Наиболее остро эти проблемы стоят при использовании городских лесов,
что требует принятия соответствующих законов на региональном уровне, как это
сделано Воронежской областной Думой. В Законе «О порядке ведения лесного
хозяйства, использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, расположенных на землях городских поселений Воронежской области», дается определение
городских лесов, указываются их назначение и виды лесопользования, к которым
относятся:
1) пользование участками городских лесов для культурно-оздоровительных,
туристических и спортивных целей;
2) пользование участками городских лесов для научно-исследовательских
целей;
3) заготовка древесины в результате проведения рубок ухода, санитарных
рубок, рубок реконструкции и обновления, прочих рубок;
4) использование участков городских лесов для целей, указанных в пунктах 1
и 2 части настоящей статьи, осуществляется без изъятия лесных ресурсов;
5) правила поведения граждан в городских лесах, а также места, сроки и объемы сбора для собственных нужд разрешенных видов лесных ресурсов определяются органами местного самоуправления в соответствии с действующим законодательством.
Закон определяет права и порядок пользования участками городских лесов,
регламентирует порядок их воспроизводства и охраны от пожаров, незаконных
рубок (порубок), нарушений установленных правил лесопользования и других
действий, приносящих вред городским лесам, а также защиту от вредителей и болезней леса.
102
Федеральные
проблемы
Федерально-региональные
проблемы
Регионально-зональные
проблемы
Разноуровневые
проблемы
Разработка общегосударственных
принципов эффективного лесопользования и лесной политики, их правовое обеспечение, совершенствование лесного кодекса РФ
Совместная организация лесопользования при разграничении полномочий по управлению лесным фондом между федерацией и ее регионами
Разработка и осуществление зональной и региональных программ
лесопользования
Разработка и организация власти
различных уровней специальных
программ и отдельных мероприятий по сохранению и преумножению лесных ресурсов
Создание федеральной системы
устойчивого управления лесопользованием в центре и регионах
Разработка систем борьбы с незаконными рубками леса, профилактики тушения лесных пожаров,
борьбы с лесными вредителями и
болезнями
Разработка федеральных программ
развития лесного комплекса на долгосрочные периоды
103
Разработка общих нормативнометодических документов по ценообразованию, стандартизации, метрологии, сертификации, кадастровой оценки лесов, организация мониторинга
Совершенствование системы подготовки кадров высшей квалификации, организация научных исследований для лесного комплекса
Поиск эффективных способов защитного лесоустройства и увеличение его площадей и объемов
Разработка и выполнение мероприятий по увеличению запасов и
заготовок древесины по самообеспечению и самофинансированию
лесного хозяйства
Превращение лесного хозяйства и
лесопромышленного комплекса из
низко-рентабельного в высокодоходную отрасль народного хозяйства
Рост мощностей лесопереработки,
внедрения высоких технологий
Организация и проведение аукционов и конкурсов по продаже прав
временного пользования участками
лесного фонда для заготовки древесины, рекреационных и других целей
Увеличение объемов эффективных
подсобных производств с использованием древесных и недревесных
ресурсов; применение арендного
подряда и других форм внутри производственных отношений на лесохозяйственных предприятиях
Определение основных направлений технического прогресса в лесовыращивании и лесообрабатывающей
промышленности.
выдача
предприятиям федеральных заказов
на изготовление новой техники для
л/х, лесообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности
Поиск и реализация перспективных
направлений и технических решений использования древесины в
различных отраслях производства
Осуществление мер в борьбе с незаконными рубками, лесными пожарами. Вредителями и болезнями
леса
Воспитание у населения бережного
отношения к лесу, развитие школьных лесничеств
Расширение возможности свободного использования недревесных
ресурсов
Поощрение традиционных и новых
народных промыслов
Разработка стимулирующих мер по
глубокой переработке
Рис. 13. Современные проблемы эффективного лесопользования в малолесной зоне
103
В итоге, говоря о проблемах устойчивого лесопользования в малолесной
зоне, следует утверждать, что решение этих проблем может быть достигнуто
лишь совместными усилиями всех органов федеральной и муниципальной власти.
Анализируя ход выполнения мероприятий по реализации Концепции развития лесного хозяйства РФ 2003-2010 гг., надо отметить, что основная работа по ее
реализации, направленная на достижение главной цели – создание условий, обеспечивающих устойчивое управление лесами при непрерывном, рациональном и
неистощительном пользованием лесным фондом. Это получило позитивные результаты в ЦЧР, где одним из основных индикаторов устойчивого лесопользования является восстановление лесов, которое динамично увеличивается (рисунок
14). Лесной кодекс предусматривает устойчивое развитие лесного хозяйства. ЦЧР
- это район защитного лесоразведения, поэтому освободившиеся площади от рубок переформирования и лесовосстановительных рубок лесоустройством планируются под лесовосстановление посредством создания лесных культур или естественное заращивание.
Целями воспроизводства лесов являются своевременное воспроизводство
лесов на непокрытых лесом землях, улучшение породного состава лесов, увеличение производительности лесов, обеспечение рационального использования земель лесного фонда.
Целями лесоразведения являются: создание лесов на нелесных землях, сокращение непродуктивных земель лесного фонда, создание защитных насаждений
на землях, не входящих в лесной фонд.
В общей площади лесного фонда ЦЧР покрытые лесом земли составляют
82%, в том числе лесные культуры составляют около 33 % общей площади. Непокрытые лесной растительностью земли, представленные фондом лесовосстановления (около 1 %) и несомкнувшимися лесными культурами – (2 %), должны
быть облесены.
Анализ динамики отдельных категорий земель более чем за 75-летний период (1927-2003 г.г.) указывает только лишь на тенденцию увеличения покрытых
лесом земель, площадей лесных культур.
Лесные культуры увеличились по ЦЧР в 2,5 раза. Интенсивность лесокультурного производства (отношение покрытых лесом земель к общей площади) в
убывающем порядке располагаются по управлениям следующим образом:
- Белгородское – 92%;
- Курское – 90,7%;
- Тамбовское – 89,2 %;
- Липецкое – 88%;
- Воронежское – 86%.
Интенсивность лесокультурного производства (отношение площадей лесных культур к покрытой лесом площади) по управлениям располагается так:
- Белгородское – 26%;
- Курское – 29,2%;
- Тамбовское –42,7 %;
- Липецкое – 43,5 %;
- Воронежское– 38,1 %
104
Площадь
тыс. га
500
450
400
350
300
250
200
150
100
50
0
1
1927
2
1950
3
1956
4
1978
5
1983
6
1993
7
1998
8
2003
Год
Рис. 14. Динамика площадей под культурами в ЦЧР за 75-летний период
Анализ объема лесокультурных площадей показывает, что с 1927 по 1978 год
темпы роста площадей лесных культур увеличились от 50 до 353 тыс. га, т.е. в 7
раз; с 1978 года по 1993 год темпы роста площадей лесных культур снизились и
составили от 353 до 420 тыс. га, и, особенно, с 1993 по 2003 годы. Наибольший
фонд лесовосстановления приходится на 2003 год в Воронежском лесном агентстве 7,2 тыс. га в общем объеме – 54 % других агентств.
Исходя из Концепции развития лесного хозяйства, направленной на устойчивое развитие, в ЦЧР в целом соблюдаются основные принципы: воспроизводство леса идет по линии увеличения покрытых лесом земель, биоразнообразие не
сокращается. Однако рубки переформирования носят характер спада, на наш
взгляд, по причине, что существующая система лесоуправления, где государственные управленческие и хозяйственные функции соединены и представлены естественной монополией, не способны создать эффективную рыночную среду в
лесном секторе, а также сбалансировать экономические, экологические и социальные цели развития последнего. Эта система начала реформироваться в связи с
принятием Лесного кодекса с 2007 года.
Устойчивое развитие лесным хозяйством требует внедрения новых технологий и биотехнологий. В Воронеже впервые в России в лесокультурную практику внедряется лесная биотехнология [125].
Устойчивое управление лесами, имея самые разнообразные трактовки,
предполагает ведение лесного хозяйства в рамках сложившихся лесных экологических систем без ущерба для их биоразнообразия и риска фрагментации лесов.
105
Концепция устойчивого управления лесами Российской федерации, принятая
IV Съездом лесничих России в 1998 году, требует уточнения и раскрытия задач
государства в части сохранения лесов как составной части землепользования в
России.
Реализация концепции устойчивого управления лесами России требует
улучшения существующих и создания новых типов механизмов принятия решений и планирования лесопользования в целях обеспечения долгосрочного устойчивого пользования рыночной и нерыночной продукцией леса без ущерба для
лесных экосистем.
Некоторые авторы считают, что нужен переходный период для сохранения и
выживания лесов на время доминирования в мире рыночной модели экономического развития. Дальнейшая судьба лесов России зависит от того, сумеет ли правительство включить новую систему ценностей в отношении лесов в национальную систему экономических расчетов и учитывать их при принятии решений по
экономическому развитию без ущерба для лесных экосистем [101].
В последние годы [125] в Новоусманском и учебно-опытном лесхозах
ВГЛТА заложены экспериментальные плантационные культуры ольхи, березы и
тополя регенерантами in vitro. Предполагается, что внедрение лесной биотехнологии будет способствовать повышению качественного состава лесонасаждений, за
счет получения устойчивых к болезням и вредителям, стрессовым и техногенным
факторам растений. Отдельные специалисты считают, что, используя улучшенный посадочный материал, можно ускорить воспроизводство лесных ресурсов на
10-16 лет раньше, чем при обычных условиях.
Некоторые ученые из Чехии, Германии, США, России считают, что размножение ценных форм растений целесообразнее осуществлять с помощью культуры
тканей и органов.
Однако устойчивое лесоуправление предусматривает сохранение биоразнообразия. Россия, которая входит в состав стран, подписавших Конвенцию ООН о
биологическом разнообразии, приняла обязательство разработать национальную
стратегию и организационно оформить это в виде программ с конкретными мероприятиями по сохранению, регулированию, восстановлению биоразнообразия, что
для нашей многолесной державы означает в первую очередь сохранение и приумножение лесных ресурсов [92]. Поэтому программа «Биологическое разнообразие
в лесах России» приобретает не только национальное, но и важное международное значение. Цель такой программы – разработка научно-технической основы
неистощительного комплексного использования ресурсов леса, обеспечивающего
сохранение и восстановление его биоразнообразия в качестве важного условия
устойчивого развития лесного хозяйства на местном, региональном и национальном уровнях.
Использование лесной биотехнологии в лесокультурной практике, наоборот,
сужает биоразнообразие, так как используется однородный посадочный материал
при создании культур [125]. В свою очередь, метод культуры тканей является одним из способов сохранения ценного генофонда древесных растений. Поэтому, на
наш взгляд, исходя из Концепции устойчивого развития, применение лесной биотехнологии для создания лесных культур должно носить ограниченный характер.
106
Проведенные экономические исследования выращивания сеянцев и регенерантов ольхи черной и серой показали преимущество за регенерантами in vitro
(табл. 18).
Таблица 18
Экономическая эффективность выращивания сеянцев ольхи в открытом грунте и
получения регенерантов (на 1 га).
Показатели
Текущие затраты, руб.
Приведенные затраты, руб.
Варианты
Регенеранты
Сеянцы ольхи Отклонения
ольхи черной
черной
111205,42
188698,32
-77492,9
111205,42
191254,41
-80048,99
Прибыль, тыс. руб.
362
326,7
+36
Срок окупаемости, лет
2,5
3,8
-1,3
Экономический эффект, тыс.руб.
250,7
138,7
+112
Рентабельность затрат
2,25
0,73
1,52
Подобные результаты получены при сравнении выращивания регенерантов
и черенковых саженцев сорта тополя сереющего Хоперский 1.
Сложившиеся нормы ведения лесного хозяйства в степных и лесостепных
районах РФ, где преимущественно развиваются лесовосстановление и лесоразведение, охрана леса, основной момент концепции, направленный на разделение
промышленной и лесохозяйственной деятельности в лесхозах, по мнению руководителей управлений лесного хозяйства (на основе социологического опроса), не
рекомендуется. В хозяйствах, где хорошо организованы цеха по переработке лесохозяйственного сырья, как правило, имеются доходы для покрытия расходов на
лесохозяйственное производство.
3.4.
Научное обеспечение управления устойчивым лесопользованием
в малолесной зоне
Устойчивое управление лесами – одна из важнейших социальноэкономических проблем глобального, регионального, национального и местного
значения. На любом уровне эта проблема должна решаться не голыми директивами чиновников, занимающихся самореформированием своих организационных
структур, а на основе научных положений и при ведущей роли среди реформаторов ученых различных отраслей общественных и естественных наук.
Научно обоснованная государственная лесная политика должна стать
фундаментом разработки федеральной и региональных программ и принятие кон-
107
кретных мер по эффективному развитию лесного хозяйства в стране и ее регионах.
На необходимость разработки общественной политики и названных программ указывали многие ученые и специалисты лесного хозяйства.
Академик РАСХН Н. Моисеев считает, что стратегический прорыв в развитии лесного сектора экономики следует начать «… с 1) формирования национальной лесной политики (НЛП), утвержденной на государственном уровне; 2)
разрабатываемого на основе ее (а не без учета, как было до сих пор) Лесного кодекса РФ, регламентирующего лесные отношения между субъектами; и, наконец,
3) федеральных и региональных программ, согласованно реализующих политику
и законодательство на разных уровнях управления лесами».*
Основными недостатками лесопользования Н. Моисеев считает: «Отсутствие целостного взгляда на необходимость иметь систему законов, которая как автоматический механизм, упорядочивала бы лесопользование и совершенствовала
его. В самом деле, недостаточно только ввести такие рыночные формы лесопользования, как торги, лесные аренды и концессии. Надо еще ввести и рентные платежи за пользование ресурсами и услугами леса, отсутствие которых по существу
парализовало рыночные реформы в лесном хозяйстве. Надо упорядочить и систему управления лесами по всей федеральной вертикали, особенно на местном ее
уровне. Ввести независимую лесную сертификацию как механизм контроля за
пользованием леса.* Уже даже из перечисленного, не касаясь других сторон, видно, что надо иметь отлаженную, согласованную между собою систему законов,
которая должна сопровождать организацию устойчивого пользования и управления лесами»). С выше изложенными идеями, объединенными в статье: «В лес – с
национальной идеей?» академик Н. Моисеев выступил в Российской лесной газете № 7 за 2005 год.** Автор поднял в ней вопрос о разработке Национальной лесной политики, которая должна стать важной частью стратегии социальноэкономического развития России. Прежде всего, Н. Моисеев упомянул два известных документа последних лет: «Концепция развития лесного хозяйства» и
«Основные направления развития лесной промышленности РФ на 2002-2010 годы», утвержденные правительством. По его мнению, «представляемые порознь
эти документы не обеспечивают стратегического прорыва в отрасли» и поэтому,
он считает, что стратегическая лесная политика, утвержденная на государственном уровне, отсутствует. «Видя пассивность власти представители лесной науки и
практики вынуждены были разработать проект национальной политики России
(НЛП), представив его на обсуждение широкой общественности… Какие бы определения ни давали НЛП, она представляет собой отношение государства к своим лесам, и должна обеспечить баланс интересов всех слоев общества, в целом, и
выражать общественные интересы».
* Моисеев Н. Место лесных ресурсов в национальной экономике /Н. Моисеев // Российская. лесная. газета. – 2003. - № 20 (22). – окт.
**Моисеев Н. В лес – с национальной идеей / Н. Моисеев // Российская лесная газета. –
2005. - № 7 (85) – февр.
108
Говоря о технологии принятия государственных решений в области лесного
сектора, Н. Моисеев считает, что она должна состоять из трех звеньев: вначале
принимается НЛП, затем на основе ее – «Лесное законодательство» и уже с учетом их - программы на 20-50 лет, уточняемые через каждые 5-10 лет. После подробного обоснования необходимости для России НЛП академик Н. Моисеев заключает: «Нет сомнения в том, что постановка и рассмотрение вопроса о Национальной лесной политике на государственном уровне - настоятельное требование
сегодняшнего дня. Она должна стать полноправной частью общей стратегии социально-экономического развития России, одним из факторов национальной
безопасности. Лесной сектор России заслуживает самого пристального внимания
первых лиц государства и должен стать одним из мощных «локомотивов» ускоренного подъема экономики. На это и должна быть нацелена НЛП России».
Национальная лесная политика обязательно должна носить дифференцированный характер и учитывать особенности регионов».
Как писала «Российская лесная газета» (№ 22, 2003 г.) для ликвидации критической ситуации в лесном комплексе страны, ее руководитель поставил следующие главные задачи лесного хозяйства России:
- создание долговременной комплексной федеральной программы и региональных моделей устойчивого управления лесами на основе критериев и индикаторов такого управления;
- разработку региональных моделей развития землепользования, учитывающего особенности лесного хозяйства, а также сопряженных с ним перерабатывающих отраслей;
- развитие национальной системы сертификации лесной продукции как одного из эффективных рыночных механизмов устойчивого управления лесами;
- срочную замену техники и технологии лесозаготовок, переработки древесных ресурсов на экологически безопасные, обеспечив тем самым технологическую независимость лесного сектора экономики;
- содействие сохранению биологического разнообразия, ассоциированного
с лесным фондом страны и стабилизацией углеродного баланса бореальной зоны
планеты, используя пустующие земли лесного фонда для создания искусственных
лесов, аккумулирующих эмиссии углекислого газа в атмосферу;
- сбалансированное развитие конкретных территорий, создание новых рабочих мест в тесной увязке с развитием инфраструктуры, лесовыращивания, лесопользования, деревоперерабатывающей, бумажной, лесохимической, агролесной
и других смежных отраслей на основе различных форм собственности на территории лесного фонда.
Постановка многих перечисленных задач, их формулировка могут быть
обыкновенными, если соответствуют принятой государственной лесной политике, разработанной на высоком научном уровне с участием широкого круга ученых
многочисленных отраслей общественных и естественных наук, с которыми прямо
или косвенно связана многообразная лесная наука.
Общая лесная политика должна базироваться на научной основе и фундаментальных положениях общей стратегии социально-экономического развития
109
государства, которой до сих пор нет, и, как результат, эффективность разрозненных не увязанных между собою проводимых реформ оказывается низкой.
Исходным звеном научного подхода к выработке лесной политики является
философия, «мать всех наук», изучающая всеобщие закономерности развития
природы, общества и мышления человека. При этом только та философия, которая ведет не к разрушению, а к созиданию природы и общества, которая свободна
от классовой и партийной идеологии. Такой философией, соответствующей национальному менталитету россиян, является русская классическая философия
В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, И.А. Ильина, П.А. Флоринского и
других мыслителей; а также учение одного из самых выдающихся мыслителей
прошлого века русско-американского ученого П.А. Сорокина, чьи научные труды
по объему, значимости и широте мирового признания превзошли работы Карла
Маркса. Петерим Сорокин убедительно обосновал высокую роль общечеловеческих ценностей и единство методологии социальных и естественных наук, что
особенно важно для философского познания взаимодействия общественных и
специальных лесных наук.
Ратуя за полезную эффективную хозяйственную деятельность людей, С.Н.
Булгаков бесспорным приоритетом в этой деятельности ставил не безграничное
материальное обогащение, а высокие нравственные ценности, что соответствовало всей истории русской цивилизации и русского православия. Общей формулой
русской классической философии, выражающей соотношение духовных и материальных ценностей, стал принцип, высказанный Н.А. Бердяевым: «Не человек
для экономики, а экономика для человека».
В последние годы из философии все более отчетливо выделяются ее специальные разделы, в том числе, социальная философия и философия экономики.
Социальная философия – это раздел философии, занимающийся исследованием качественного своеобразия общества, его целей, генезиса и развития, судеб
и перспектив. Большое внимание в нем уделяется проблеме собственности и осмысления ее сущностей и природы возникновения. Философия экономики, по
словам А.И. Самина, автора учебного пособия для ВУЗов, опираясь на философские категории и принципы, выявляет сущностные аспекты экономических явлений и процессов. Философский подход к экономической жизни предполагает высвечивание фундаментальных тенденций и закономерностей отношений человека
с природой, с одной стороны, а с другой – отношений человека к человеку в процессе трудовой деятельности.
Социальная философия, философия экономики, социология, как наука об
обществе и общественных отношениях людей, вместе с экономикой, как научной
дисциплиной, в своей совокупности являются «букетом» общественных наук, определяющих не только формирование социального государства с социально ориентированной рыночной экономикой, но и построение лесной политики, как генеральной стратегии устойчивого управления лесопользованием в стране, учитывающей основные особенности ее лесных зон. Научно-обоснованная государственная лесная политика должна стать фундаментом разработки федеральной и региональных программ, принятия конкретных мер по эффективному развитию
лесного хозяйства в стране и ее регионах.
110
Исходя из изложенного, предлагается научно-методологический подход к
разработке общей государственной лесной политики и ее правовому закреплению, что служит основой для разработки федеральных и региональных программ
развития лесного хозяйства, (включая предусмотренныеновым Лесным кодексом
лесные планы регионов) с учетом лесных особенностей лесных зон и субъектов
Российской Федерации, как схематично показано на рис. 15, где, вместе с названием этих зон указаны основные особенности лесной политики в малолесной зоне, оказывающие значительное влияние на региональную экономику [129].
Основной особенностью малолесной зоны, выделение и состав которой
охарактеризован во второй главе настоящей работы, является абсолютный приоритет ее лесозащитных функций, обеспечивающих благоприятную экономическую среду для обитания людей, повышения эффективности сельскохозяйственного и других отраслей производства.
Данная особенность порождает необходимость ограничения свободы пользования лесом и усиление охраны лесных ресурсов и полезностей, отдавая предпочтение государственной собственности на владение этими ресурсами и полезностями. Из этого следует настороженное отношение к передаче даже небольшой
части лесного фонда малолесной зоны в частную собственность, как писал академик Н. Моисеев в выше упомянутой статье «В лес – с национальной идеей?»
(Российская лесная газета № 7,2005 г., с.2).
Россия уже пережила трагедию частной собственности на леса. В южной и
средней полосах европейской части России до 1917 года на частную собственность приходилось до 70 % общей площади лесов. Лишь в отдельных крупных
частных владениях, например, в известном имении Шатиловых, графа Уварова,
где много лет успешно трудился знаменитый лесовод К. Тюрмер, лесное хозяйство велось на должном уровне. В большинстве же частновладельческих, а также в
крестьянских, в том числе в общинных хозяйствах, леса использовались хищнически, и на больших площадях были сведены под другие виды угодий. Лесистость, например, Центрально-Черноземного региона – главной житницы страны сократилась в три раза, что привело к широкомасштабной эрозии, смыву черноземов, исчезновению малых рек, учащению засух и суховеев и, наконец, к потрясшему Россию голоду в 1890-х годах, что вынудило организовать экспедицию
известного почвоведа-географа профессора В. Докучаева. Разработанные под его
руководством рекомендации по защитному лесоразведению, созданию водоемов и
формированию экологически устойчивых ландшафтов были реализованы на
практике в Воронежской области («Каменная степь») [Российская лесная газета
2005, № 7, с.2].
Говоря о необходимости скоординированных усилий в разработке и реализации лесной политики, Министр Природных ресурсов предлагает: «Скоординировать усилия всех заинтерисованных ведомств можно через соответствующую
федеральную целевую программу. Ее разработка ведется в настоящее время в соответствии с поручением правительства.
Если все перечисленные меры будут успешно реализованы, мы сможем повысить отдачу от лесного сектора экономики России в 2 – 3 раза, создать допол111
нительные рабочие места в труднодоступных и малонаселенных регионах страны,
просто будем больше получать от нашего уникального российского леса».
Философия
Философия
экономики
Социальная
философия
Социология
Биология и
медицина
Агрономия
Экономика
Лесоведение
Лесоводство
Федеральная лесная политика
(стратегическая концепция)
Особенности
лесной политики в
многолесной зоне
Особенности
лесной политики в
малолесной зоне
Особенности
лесной политики в
безлесной зоне
Приоритетная значимость защитных
функций леса
Самофинансирование лесного
хозяйства
Самообеспечение
регионов лесной
продукцией
Главенство государственной собственности на леса
Расширенное
воспроизводство
лесов
Повышение
нравственности
лесничеств
Соединение лесохозяйственного и подсобного производства
Повышение
ответственности
лесопользователей
Правовое закрепление и обеспечение национальной
лесной политики
Федеральная программа развития лесного хозяйства
Региональные программы развития лесного хозяйства и лесные планы регионов
в многолесной зоне
в малолесной зоне
в безлесной зоне
Рис.15. Научно-методологический подход к разработке региональной
лесной политики и региональных программ развития лесного хозяйства
в малолесной зоне РФ
112
Учитывая основную особенность лесопользования в малолесной зоне страны, характеризующуюся приоритетной значимостью защитной функции леса,
одним из важнейших направлений научного обеспечения устойчивого управления
лесопользованием в указанной зоне следует считать выполнение комплексных исследований и определение степени влияния различных типов лесов и видов деревьев, древесных продукций и их полезностей, на здоровье людей, потребляющих и производящих эту продукцию, на все население и отрасли его труда и быта,
находящиеся под воздействием леса, его древесной и побочной продукции. Такие
комплексные исследования должны охватить:
- философско-социологический подход к изучению многообразных функций леса, его историю, современного и предстоящего глобального предназначения в жизнедеятельности людей;
- выработку организационно-экономических и юридических принципов и
норм, обеспечивающих реализацию общей национальной политики в малолесной
зоне с учетом ее основных особенностей;
- определение прямого влияния конкретных видов деревьев и типов леса, их
возраста и других качеств, технологии производства и использования продукции
из различных видов древесины на заболачиваемость производителей и потребителей этой продукции;
- определение общего влияния лесов на сокращение заболеваемости и увеличение продолжительности жизни населения в малолесной зоне в зависимости
от степени облесения регионов и величины запаса древесины на корню;
- определение экономической эффективности роста урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности животноводства при выращивании лесных полос и облесение различных площадей сельскохозяйственного и другого назначения;
- определение экономической эффективности различных лесозащитных
приемов в городском, транспортном, дорожном и других хозяйствах, включая
звероводство, рыбоводство.
Выполнение названных комплексных исследований требует целенаправленного скоординированного труда различных ученых: философов, социологов,
юристов, экономистов, биологов, лесоводов, агрономов, психологов, медиков и
др. Однако, к сожалению, далеко не все эффективные научные разработки находят практическое воплощение. Как заключает президент Российского общества
лесоводов, академик РАСХН А. Писаренко: «Во многом все это связано с отрывом от научной базы лесного хозяйства, с игнорированием рекомендаций лесной
науки. Но ведь так очевидно, что только благодаря двухсотлетнему симбиозу лесной науки и лесного хозяйства мы пока еще сохраняем право называться великой
лесной державой» [107, с. 21].
Этот вывод справедлив и для страны в целом, и для его регионов. Особенно
он актуален для малолесной зоны России, где предстоит решение сложных проблем устойчивого управления лесопользования при выполнении задач самообеспечения лесной продукции и самофинансирования лесного хозяйства в условиях
научно-методической и практической отработки методов полной экономической,
социальной и экологической оценки всех лесных ресурсов и полезностей.
113
ПРИЛОЖЕНИЯ
Таблица 1
Основные показатели лесообеспеченности субъектов Российской Федерации и их
распределения по организационно-экономическим зонам
Лесные зоны, субъекты
РФ
Население
(перепись
2002 г.),
тыс. чел.
Общая
площадь,
тыс. .км2
1
2
3
г. Москва
г. Санкт-Петербург
Центральный федеральный округ
Брянская область
Владимирская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Московская область
Рязанская область
Смоленская область
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
Северо-Западный федеральный округ
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
Вологодская область
Калининградская
Ленинградская область
Новгородская область
Псковская область
Южный федеральный
округ
Республика Адыгея
Республика Ингушетия
Республика Северная
Осетия-Алания
Кабардино-Балкарская
респ.
Карачаево-Черкесская
Чеченская Республика
Краснодарский край
Приволжский федеральный округ
Республика Башкортостан
Республика Марий Эл
10382,70
4661,20
Плотность
населения,
чел./км2
Лесопокрытая
площадь,
тыс. га
4
1. Многолесная зона
1,10
9438,82
1,50
3107,47
5
Лесистость, %
6
ЛесообесЗапас дре- печенность
территовесины,
рии,
тыс. м3
м3/км2
7
8
0,00
0,00
1378,90
1524,00
1148,40
1041,70
736,70
6618,50
1227,90
1049,60
1471,40
1675,70
1367,40
34,90
29,00
21,80
29,90
60,10
47,00
39,60
49,80
84,10
25,70
36,40
39,51
52,55
52,68
34,84
12,26
140,82
31,01
21,08
17,50
65,20
37,57
1146,90
1485,60
1002,50
1336,30
4452,80
1916,70
1002,30
2031,30
4528,60
353,90
1642,50
716,30
1018,70
1295,00
1269,60
955,30
1669,20
694,40
760,80
162,40
406,00
391,70
135,70
15,10
85,90
55,30
55,30
4,41
2,51
3,31
9,36
63,26
19,43
12,56
13,76
9485,60
30184,20
22336,50
10095,30
276,00
4666,90
3507,30
2121,80
447,10
467,30
7,60
3,60
58,83
129,81
287,20
77,40
37,30
21,50
73140,00
11510,00
9623,68
3197,22
710,30
8,00
88,79
189,70
23,70
31830,00
3978,75
901,50
439,40
1103,70
5125,20
12,50
14,10
19,30
76,00
72,12
31,16
57,19
67,44
209,00
429,30
330,90
1536,80
16,70
3,00
19,10
20,40
36310,00
89310,00
46040,00
385050,00
2904,80
6334,04
2385,49
5066,45
4104,40
728,00
133,60
23,20
30,72
31,38
5605,50
1299,90
39,20
55,60
799050,00
194050,00
5980,91
8364,22
114
32,90
51,00
46,90
44,80
74,00
41,00
25,30
40,80
53,80
13,80
45,40
198830,00
243730,00
169400,00
247870,00
726530,00
410770,00
159710,00
330910,00
750990,00
64850,00
263710,00
5697,13
8404,48
7770,64
8289,97
12088,69
8739,79
4033,08
6644,78
8929,73
2523,35
7244,78
52,60 946270,00
72,40 2965870,00
54,10 2503550,00
69,90 1602260,00
18,30
44250,00
55,60 825210,00
64,40 613670,00
38,30 342460,00
5826,79
7305,10
6391,50
11807,37
2930,46
9606,64
11097,11
6192,77
1
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Удмуртская Республика
Чувашская Республика
Кировская область
Нижегородская область
Пензенская область
Пермская область
Коми-Пермяцкий
авт.окр.
Ульяновская область
Уральский федеральный округ
Курганская область
Свердловская область
Тюменская область
Ханты-Мансийский АО
Челябинская область
Сибирский федеральный округ
Республика Алтай
Республика Бурятия
РеспубликаТыва
Республика Хакасия
Алтайский край
Красноярский край
Эвенкийский авт.округ
Иркутская область
Усть-Ордынский Бурятский АО
Кемеровская область
Новосибирская область
Омская область
Томская область
Читинская область
Агинский Бурятский АО
Дальневосточный федеральный округ
Республика Саха (Якутия)
Приморский край
Хабаровский край
Амурская область
Камчатская область
Сахалинская область
Еврейская АО
ИТОГО по многолесной зоне
ЦЧЭР
Белгородская область
Воронежская область
Курская область
2
888,70
3779,30
1570,40
1313,70
1503,50
3524,00
1452,90
2683,50
3
26,20
68,00
42,10
18,30
110,80
76,90
43,20
120,60
4
33,92
55,58
37,30
71,79
13,57
45,83
33,63
22,25
5
705,90
1165,10
1954,50
584,90
7667,80
3674,50
931,00
8794,00
6
27,00
17,40
46,40
32,00
63,50
48,00
21,40
69,00
136,00
1382,80
32,90
37,30
4,13
37,07
2651,80
992,70
80,80
26,70
1019,50
4486,20
1325,10
1432,80
3603,30
71,00
184,80
151,80
506,70
87,90
14,36
24,28
0,92
2,83
40,99
203,00
981,20
305,50
546,10
2607,40
2908,50
17,70
2446,40
92,60
351,30
170,50
61,90
169,10
710,00
767,60
745,50
135,30
2899,20
2692,30
2079,20
1046,00
1083,10
72,20
949,20
2071,20
1436,50
902,90
333,80
546,70
190,90
113246,30
1511,60
2378,80
1235,10
Продолжение табл. 1
7
8
112200,00
4282,44
168700,00
2480,88
332440,00
7896,44
80270,00
4386,34
1165110,00
10515,43
545650,00
7095,58
130780,00
3027,31
1262490,00
10468,41
370350,00
160130,00
11256,84
4293,03
1529,50
13118,90
6755,50
28698,20
2588,10
21,40 202040,00
67,50 2072930,00
42,20 860690,00
53,70 3224860,00
29,20 409070,00
2845,63
11217,15
5669,89
6364,44
4653,81
2,19
2,79
1,79
8,82
15,42
4,10
0,02
3,28
3975,60
22331,60
8049,30
2984,10
3641,70
52184,80
50742,00
61750,70
42,80
63,60
47,70
48,40
21,70
72,10
66,50
82,00
728820,00
2215880,00
1110740,00
465580,00
523430,00
7795600,00
3930200,00
9059080,00
7870,63
6307,66
6514,60
7521,49
3095,39
10979,72
5120,11
12151,68
22,40
95,50
178,30
139,70
326,90
412,50
19,00
6,04
30,36
15,10
14,88
3,20
2,63
3,80
1149,80
5772,10
4672,20
4562,50
19033,50
28908,10
534,90
52,00 162860,00
60,30 701230,00
26,30 510630,00
32,30 588550,00
60,50 2779520,00
70,10 2623620,00
27,00
56200,00
7270,54
7342,72
2863,88
4212,96
8502,66
6360,29
2957,89
3103,20
165,90
788,60
363,70
272,90
87,10
36,00
0,31
12,48
1,82
2,48
0,71
6,28
5,30
143817,70
12532,00
52137,80
23311,70
9737,00
5693,00
1640,20
12724,90
8,90 714513,40
2. Малолесная зона
27,10
52,40
29,80
55,78
45,40
41,45
115
232,50
435,50
238,10
46,60
76,10
66,20
64,40
56,70
65,40
45,20
8917200,00
1919830,00
5145140,00
2045340,00
659080,00
635050,00
178360,00
2873,55
11572,21
6524,40
5623,70
2415,10
7291,04
4954,44
56,15 78926780,0
6202,55
8,60
8,30
7,90
37500,00
64620,00
36890,00
1383,76
1233,21
1237,92
1
Липецкая область
Тамбовская область
ИТОГО по ЦЧЭР
Орловская область
Республика Дагестан
Волгоградская область
Оренбургская область
Самарская область
Саратовская область
Мурманская область
Ямало-Ненецкий АО
Корякский автономный
округ
Магаданская область
ИТОГО по малолесной
зоне
Республика Калмыкия
Ростовская область
Таймырский (ДолганоНенецкий) АО
Чукотский АО
Ненецкий авт.окр.
Астраханская область
Ставропольский край
ИТОГО по безлесной
зоне
ВСЕГО по РФ
2
1213,50
1178,40
7517,40
860,30
2576,50
2699,30
2179,50
3239,70
2668,30
892,50
507,00
3
24,10
34,30
167,70
24,70
50,30
113,90
124,00
53,60
100,20
144,90
750,30
4
50,35
34,36
44,83
34,83
51,22
23,70
17,58
60,44
26,63
6,16
0,68
5
182,00
361,20
1449,30
193,60
440,60
486,20
563,90
682,60
603,30
5359,20
16261,60
25,10
182,80
301,50
461,40
0,08
0,40
9842,20
16799,90
23348,40
292,40
4404,00
2292,50
449,04
52682,40
3. Безлесная зона
76,10
3,84
16,60
100,80
43,69
248,10
39,80
53,80
41,50
1005,30
2735,20
862,10
737,70
176,70
44,10
60,50
0,05
0,07
0,23
22,80
45,21
3317,80
4982,20
189,80
96,90
97,40
8572,00
145166,70
2058,00
17075,40
4,17
8,50
8948,80
776144,60
116
6
7,60
10,50
7,80
8,80
4,30
4,60
12,70
6,00
36,90
21,10
33,60
36,30
Окончание табл. 1
7
8
36010,00
1494,19
56450,00
1645,77
231470,00
1380,26
29510,00
1194,74
42800,00
850,89
34450,00
302,46
70140,00
565,65
94930,00
1771,08
59660,00
595,41
231430,00
1597,17
1188990,00
1584,69
553580,00
434270,00
1836,09
941,20
22,98 2971230,00
1296,07
0,20
2,50
300,00
15450,00
3,94
153,27
3,70
6,90
1,10
1,80
1,50
94280,00
85770,00
18170,00
7110,00
11010,00
109,36
116,27
102,83
161,22
181,98
4,35 232090,00
45,45 82130100,0
112,77
4809,85
Таблица 2
Динамика лесистости Центрально-Черноземного района за 1585-1998 г.г.
по различным источникам информации
Лесистость, %
Год
учета
Источник информации
1585
Русские летописи (ретроспектива)
Водорский Я.Е. (1989 г.)
Цветков М.А. (1957 г.)
Генеральное межевание (Е.
Болховитинов, 1801 г.)
Цветков М.А. (1957 г.)
Цветков М.А. (1957 г.)
Бугаев В.А. (1970 г.)
Бугаев В.А. (1970 г.)
И.В. Воронин, В.А. Бугаев и
др. (1970 г.) в книге «Лесное
хозяйство»
ЦЧЭР за 50 лет Советской
власти
Успенский В.В. (1994 г.)
ГСЛП «Воронежлеспроект»
(Зеленин, 1999)
Лесной фонд России., 2003
1630
1725
1705
1868
1914
1927
1950
1961
1966
1993
1998
2003
[54]
Прогноз оптимальной лесистости по:
В.В. Успенскому (1996)
В.А. Бугаеву (1970)
Абрамовичу [36]
А.А. Молчанову [36]
А.Д. Лозовому, В.В.Успенскому и др.
(1988 г.)
По всем лесам (покрытые лесом
земли)
С учетом древеснокустарниковой растительности и защитных насаждений
31,0
-
29,0
22,0
18,7
-
12,4
7,5
6,5
7,3
8,4
7,2
8,3
-
8,7
-
8,9
9,3
10,1
11,6
8,6
-
12,8
12,2
11,2
22,0
14,0
-
15,0 (с учетом
защитных насаждений)
117
Таблица 3
Уравнение линейной регрессии прибыли (у) на объемы рубок (х)
по Курской области в 2002 г.
Уравнение регрессии
Линейная зависимость
у = - 197,2 + 62,99 х
Коэф. регрессии
62,99
Коэф. корреляции
0,74
Критерий Фишера
Теорет.
Факт.
2,69
2,20
Таблица 4
Характеристика значений зависимого признака (прибыли) от объемов рубок на
основе регрессии по лесхозам Курской области в 2002 г
Лесхоз
Дмитриевский
Железногорский
Рыльский
Хомутовский
Льговский
Суджанский
Золотухинский
Курский
Обоянский
Солнцевский
Горшеченский
Советский
Щигровский
Выборочное
станПрибыль
(теорет.) ут, дартное отклонение
от регрессии
тыс. руб.
Численное Относит. %
206,1
-420,9
-204,2
462,3
-20,7
-4,5
294,7
-32,1
-10,9
158,2
40,3
25,5
175,0
167,6
95,8
318,6
107,7
33,8
165,4
165,3
99,9
76,9
-57,8
-75,3
60,1
21,5
35,8
139,1
138,9
99,9
72,1
-96,4
-133,8
21,8
0,09
0,420
60,1
-13,5
-22,5
Прибыль Объем
(факт.) уф, рубок
тыс. руб. (факт.)
хф,
тыс.м3
627,1
11,2
483
21,9
326,8
14,9
117,9
9,2
7,4
9,9
210,9
15,9
0,1
9,5
134,7
5,8
38,6
5,1
0,1
8,4
168,5
5,6
21,7
3,5
73,6
5,1
Таблица 5
Уравнение линейной регрессии прибыли (у) на объемы рубок (х)
по Курской области в 2003 г.
Уравнение регрессии
Коэф. рег- Коэф. коррессии
реляции
Линейная зависимость
32,14
0,44
у = - 156,7 + 32,1 х
118
Критерий Фишера
Теорет.
Факт.
2,69
1,24
Таблица 6
Характеристика значений зависимого признака (прибыли) от
объемов рубок на основе регрессии по лесхозам Курской области в 2003 г
Лесхоз
Дмитриевский
Железногорский
Рыльский
Хомутовский
Льговский
Суджанский
Золотухинский
Курский
Обоянский
Солнцевский
Горшеченский
Советский
Щигровский
Прибыль
Выборочное
стан(теорет.) ут, дартное отклонение
тыс.руб.
от регрессии
Численное Относит.%
364,1
-899,9
-247,2
360,9
164,9
45,7
328,7
328,6
99,9
97,3
-29,7
-30,6
90,8
33,8
37,3
325,5
325,4
99,9
155,1
140,1
90,3
65,1
48,1
73,9
-34,5
-77,5
224,6
164,8
164,7
99,9
16,9
-133,1
-787,0
-37,7
-37,8
100,3
-5,6
-27,6
493,4
Прибыль Объем
(факт.) уф, рубок
тыс.руб.
(факт.)
хф,
тыс.м3
1264,0
16,2
196,0
16,1
0,1
15,1
127,0
7,9
57,0
7,7
0,1
15,0
15,0
9,7
17,0
6,9
43.0
3,8
0,1
10,0
150,0
5,4
0,1
3,7
22,0
4,7
Таблица 7
Уравнение линейной регрессии прибыли (у) на объемы рубок (х)
по Курской области в 2004 г.
Уравнение регрессии
Коэф. рег- Коэф. коррессии
реляции
Линейная зависимость
62,9
0,74
у = -197,2 + 62,9 х
119
Критерий Фишера
Теорет.
Факт.
2,69
2,20
Таблица 8
Характеристика значений зависимого признака (прибыли) от объемов рубок на
основе регрессии по лесхозам Курской области в 2004 г.
Лесхоз
Дмитриевский
Железногорский
Рыльский
Хомутовский
Льговский
Суджанский
Золотухинский
Курский
Обоянский
Солнцевский
Горшеченский
Советский
Щигровский
Прибыль
Выборочное
стан(теорет.) ут, дартное отклонение
тыс. руб.
от регрессии
Численное Относит.%
980,7
-500,9
-51,1
596,5
152,4
25,5
678,3
- 322,4
– 47,5
294,1
248,6
84,5
344,5
39,0
11,3
936,6
504,7
53,9
388,6
- 356,9
- 91,8
275,2
124,9
45,6
187,0
186,9
99,9
363,4
360,2
99,1
- 14,5
- 14,6
100,7
- 77,5
- 77,6
100,1
23,3
- 344,4
- 1479,2
Прибыль Объем
(факт.) уф, рубок
тыс.руб.
(факт.)
хф,
тыс.м3
1481,6
18,7
444,1
12,6
1000,7
13,9
45,5
7,8
305,5
8,6
431,9
18,0
745,5
9,3
150,3
7,5
0,1
6,1
3,2
8,9
0,1
2,9
0,1
1,9
367,7
3,5
Таблица 9
Уравнение линейной регрессии прибыли (у) на объемы рубок (х)
по Тамбовской области в 2002 г.
Уравнение регрессии
Линейная зависимость
у = 134,5 + 61,65 х
Коэф. регрессии
61,65
Коэф. корреляции
0,69
120
Критерий Фишера
Теорет.
Факт.
2,48
1,92
Таблица 10
Характеристика значений зависимого признака (прибыли) от объемов рубок на
основе регрессии по лесхозам Тамбовской области в 2002 г.
Лесхоз
Моршанский
Перкинский
Хоботовский
Бондарский
Горельский
Пичаевский
Серповский
Челнавский
Тамбовский
Кирсановский
Уваровский
Степной
Ярковский
Жердевский
Шехманский
Выборочное
станПрибыль
дартное отклонение
(теорет.) ут, от регрессии
тыс. руб.
Численное Относит., %
824,9
208,9
25,3
1527,8
1165,8
76,3
1404,5
- 595,5
- 42,4
855,8
59,9
6,9
1490,8
- 643,2
- 43,1
732,5
- 256,5
- 35,0
997,6
171,6
17,2
1472,3
- 3,7
- 0,3
1712,7
- 233,3
- 13,6
1096,2
534,2
48,7
714,0
- 93,9
- 13,2
590,7
- 275,3
- 46,6
812,7
- 298,3
- 36,7
325,6
136,6
41,9
442,8
122,8
27,7
Объем
Прибыль рубок
(факт.) уф, (факт.)
тыс. руб. хф,
тыс.м3
616
11,2
362
22,6
2000
20,6
796
11,7
2134
22,0
989
9,7
826
14,0
1476
21,7
1946
25,6
562
15,6
808
9,4
866
7,4
1111
11,0
189
3,1
320
5,0
Таблица 11
Уравнение линейной регрессии прибыли (у) на объемы
рубок (х) по Тамбовской области в 2003 г.
Уравнение регрессии
Линейная зависимость
у = 13,5 + 89,18 х
Коэф. регрессии
89,18
Коэф. корреляции
0,91
121
Критерий Фишера
Теорет.
Факт.
2,49
5,58
Таблица 12
Характеристика значений зависимого признака (прибыли) от объемов рубок на
основе регрессии по лесхозам Тамбовской области в 2003 г.
Лесхоз
Моршанский
Перкинский
Хоботовский
Бондарский
Горельский
Пичаевский
Серповский
Челнавский
Тамбовский
Кирсановский
Уваровский
Степной
Ярковский
Жердевский
Шехманский
Выборочное
станПрибыль
дартное отклонение
(теорет.) ут, от регрессии
тыс. руб.
Численное Относит., %
985,6
342,6
34,8
1823,9
60,9
3,3
1957,6
87,6
4,5
1288,8
27,8
2,2
2153,8
154,8
7,2
860,7
- 133,3
- 15,5
1235,3
151,3
12,2
1823,9
247,9
13,6
2457,0
- 377,9
- 15,4
1181,8
- 624,2
- 52,8
896,4
226,4
25,3
637,8
- 592,2
- 92,9
1092,6
260,6
23,9
191,9
133,9
69,8
504,0
34,0
6,8
Объем
Прибыль рубок
(факт.) уф, (факт.)
тыс. руб
хф,
тыс. м3
643
10,9
1763
20,3
1870
21,8
1261
14,3
1999
24,0
994
9,5
1084
13,7
1576
20,3
2835
27,4
1806
13,1
670
9,9
1230
7,0
832
12,1
58
2,0
470
5,5
Таблица 13
Уравнение линейной регрессии прибыли (у) на объемы
рубок (х) по Тамбовской области в 2004 г.
Уравнение регрессии
Линейная зависимость
у = 9,3 + 96,99 х
Коэф. регрессии
96,99
Коэф. корреляции
0,83
122
Критерий Фишера
Теорет.
Факт.
2,48
3,26
Таблица 14
Характеристика значений зависимого признака (прибыли) от объемов рубок на
основе регрессии по лесхозам Тамбовской области в 2004 г.
Лесхоз
Моршанский
Перкинский
Хоботовский
Бондарский
Горельский
Пичаевский
Серповский
Челнавский
Тамбовский
Кирсановский
Уваровский
Степной
Ярковский
Жердевский
Шехманский
Выборочное
станПрибыль
дартное отклонение
(теорет.) ут, от регрессии
тыс. руб.
Численное Относит., %
1163,5
- 224,5
- 19,3
2405,0
116,0
4,8
2337,7
882,1
37,7
1386,6
- 7,4
- 0,5
2434,1
215,1
8,8
843,4
154,4
18,3
1483,6
163,6
11,0
2114,0
473,0
22,4
2705,7
- 1383,3
- 51,1
1318,7
328,7
24,9
756,1
- 177,9
23,5
862,8
- 700,2
81,2
1260,5
2,5
0,2
212,9
8,9
0,5
503,9
156,9
31,1
123
Объем
Прибыль рубок
(факт.) уф, (факт.)
тыс. руб. хф,
тыс. м3
1388
11,9
2289
24,7
1455
24,0
1394
14,2
2219
25,0
686
8,6
1320
15,2
1641
21,7
4089
27,8
990
13,5
934
7,7
1563
8,8
1258
12,9
212
2,1
347
5,1
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Арабянц, З. А. Хозяйственный механизм предприятия в новых экономических условиях [Текст]/ З. А. Арабянц, Л. В. Берг, В. Г. Удодов. – Краснодар: Кн.
изд-во, 1991. – 303 с.
2. Антонов, А. В. Научные основы формирования организационноэкономического механизма управления лесным комплексом [Текст]: монография.
– М.: МГУЛ, 1999. – 139 с.
3. Безрукова, Т. Л. Формирование механизма устойчивого развития предприятия: факторный анализ, контролинг, моделирование: монография [Текст]. – М.:
МГУЛ, 2002. – 252 с.
4. Безрукова, Т. Л. Организация производства на предприятиях лесного комплекса [Текст]: учеб. пособие / Т. Л. Безрукова, С. С. Мироненко. – Воронеж:
ВГЛТА, 2003. – 224 с.
5. Бердяев, Н.А. О русской философии [Текст] / сост., вступит. ст. и примеч.
Б. В. Емельянова, А. И. Новикова. – 41. – Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1991. –
288 с.
6. Бирюков, П. А. Структурные сдвиги в лесопромышленном комплексе на региональном уровне [Текст] / П. А. Бирюков // Лесной экономический вестник. –
2000. – № 3 (25). - С. 18-21.
7. Бобруйко, Б. И. Проблемы стоимостной оценки лесов и механизм финансово-экономических отношений отрасли с потребителями лесных ресурсов: ретроспектива и перспективы [Текст] / Б. И. Бобруйко // Лесохозяйственная информация. – 2003. – № 4. – С. 21-29.
8. Бобылев, С. Н. Экономика природопользования: учебник [Текст] / С. Н. Бобылев, А. Ш. Ходжаев. – М.: ИНФРА-М, 2004. – 501 с.
9. Боровков, С. И. К вопросу об эффективности управления лесами [Текст] / С.
И. Боровков, П. Я. Концевой // Леса Евразии в третьем тысячелетии: материалы
междунар. конф. молод. ученых. - М.: МГУЛ.- 2001. - Т. 2 - С. 71 - 73.
10. Бычков, В. П. Лесной комплекс малолесных районов России [Текст] / В. П.
Бычков, Н. Е. Корецкий: ВГЛТА – Воронеж, 2000 – 160 с.
11. Бычков, В. П. Резервы экономики лесхозов [Текст] / В. П. Бычков, П. Я.
Концевой, Б. С. Кретинин. – Воронеж: Воронежский государственный университет, 2002. – 172 с.
12. Бычков, В. П. Перспективы развития промышленного производства в лесном хозяйстве [Текст] / В. П. Бычков, Д. А. Сиволапов // Проблемы функционирования, стабилизации и устойчивости развития предприятий лесопромышленного
комплекса в новом столетии: матер. междунар. науч.-практ. конф. 26-27 апр. Воронеж 2004 г., Воронеж, 2004 – С. 237 – 240.
13. Бугаев, В. А. Лесной фонд [Текст] // Природные ресурсы ЦЧЭР, перспективы их использования и охрана / Б. П. Ахтырцев, В. А.Бугаев, М. А. Трянов, К.Ф.
Хмелев и др. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1985. – С.131 – 155.
14. Булгаков, С. Н. Философия хозяйства. [Текст] / С. Н. Булгаков – М., 1990. –
287 с.
124
15. Бурдин, Н. А. Методы и практика разработки региональных программ реструктуризации лесопромышленного комплекса. [Текст] / Н. А. Бурдин, А. И.
Рыженков // Лесной экономический вестник, 1998. - № 1. - С. 3 – 7.
16. Бурдин, Н. А. Лесопромышленный комплекс. Состояние, проблемы, перспективы [Текст] / Н. А. Бурдин, В. М. Шлыков, В. А. Егорнов, В. В. Саханов. –
М.: МГУЛ, 2000. - 473 с.
17. Васильев, П. В. Экономика использования и воспроизводства лесных ресурсов [Текст] / П. В. Васильев. - М.: Изд-во АН СССР, 1963. – 484 с.
18. Воронин, И. В. Экономика лесного хозяйства [Текст] / И. В. Воронин, П. В.
Васильев, Е. Я. Судачков. – М.: Лесн. пром-сть, 1978. - 264 с.
19. Воронков, П. Т. Платежи за лесные ресурсы в XXI веке [Текст] / П. Т. Воронков. Материалы междунар. науч. конф., ОАО НИПИЭИлеспром. - М., 2000. С. 122 - 128.
20. Воронков, П. Т. Экономическая оценка и управление лесами России в условиях перехода к рынку [Текст] / П. Т. Воронков, И. В. Туркевич // Материалы
конференции Международного союза лесных исследовательских организаций
(ИЮФРО). - М.: ВНИИЛМ, 1993. - С.143 - 145.
21. Гончаров, В. Н. Эффективность производственной инфраструктуры предприятия [Текст] / В. Н. Гончаров, Д. Н. Бурбело, А. И. Вавин. – Луганск, 1994. –
164 с.
22. Долгошеев, В. М. Повышение эффективности управления лесопользованием [Текст] / В. М. Долгошеев // Лесное хоз-во. – 1980. - № 12. – С. 2 – 4.
23. Джикович, В. Л. Экономика лесного хозяйства [Текст] / В. Л. Джикович. М.: Лесн. пром-сть, 1970. - 320 с.
24. Демченко, Е. А. Качество жизни и высший критерий социальноэкономического развития страны [Текст] / Е. А. Демченко, С. И. Боровков // Реформы в России: состояние и тенденции развития: Материалы межвуз. науч.практ. конф. 22 - 23 мая 2001 года. – Воронеж: ВФ МГЭИ, 2001.- С. 78 - 82.
25. Европейский список критериев и наиболее подходящих количественных
индикаторов [Текст]. Конф. министров по вопросам сохранения лесов в Европе,
16 - 17 июня 1993, Хельсинки. - М.: ВНИИЦлесресурс, 1995. - 19 с.
26. Евенко, Л. И. Организационные структуры управления промышленными
корпорациями США: Теория и практика формирования [Текст] / Л. И. Евенко. –
М.: Наука, 1983. – 349 с.
27. Ивлев, В. А. Лесной менеджмент – двигатель прогресса в лесном секторе
экономики региона [Текст] / В. А. Ивлев // Лесн. хоз-во. – 2002. - № 1. - С. 26 – 29.
28. Иванюта, В.М. Экономика лесного хозяйства [Текст] / В. М. Иванюта, Н. И.
Кожухов, Н. А. Моисеев. - М.: Лесн. пром-сть, 1983. - 272 с.
29. Ильин, В. А. Порядок реализации продукции лесохозяйственного производства в условиях хозрасчета [Текст] / В. А. Ильин // Лесн. хоз-во. – 1980. - №
12. - С. 6 – 7.
30. Жданов, С. А. Экономические модели и методы в управлении [Текст] / С.
А. Жданов. – М.: Изд-во «Дело и сервис», 1998. – 176 с.
31. Канторович, Л. В. Экономический расчет наилучшего использования ресурсов. - М.: Изд-во АН СССР, 1960. - 347 с.
125
32. Каракчиев, А. А. Экономические основы формирования региональной лесной политики (на примере Республики Коми): автореф. дисс. д-ра эконом. наук.
СПб, 2000. – 40 с.
33. Кирьянчук, В. Е. Централно-Черноземный экономический район в новых
условиях хозяйствования [Текст] / В. Е. Кирьянчук, В. В. Подколзин. – Воронеж:
Изд-во ВГУ, 1999 – 192 с.
34. Клинов, М. Ю. Финансовые основы государственного управления лесным
хозяйством [Текст] / М. Ю. Клинов, А. П. Петров // Лесн. хоз-во. - 1996. – № 5.
35. Клинов, М. Ю. Финансовые потоки в лесном хозяйстве Российской Федерации [Текст] / М. Ю. Клинов. - М.: ВНИИЦлесресурс, обзорная информация,
1999. - Вып. 9 – 10. - 40 с.
36. Клинов, М. Ю. Принципы и методы государственного управления лесным
доходом [Текст]: автореф. дис.… канд. эконом. наук / Клинов М. Ю.- М.: 2000. –
21 с.
37. Кожухов, Н. И. Основы управления в лесном хозяйстве и лесной промышленности [Текст] / Н. И. Кожухов. - М.: Лесн. пром-сть, 1984. – 187 с.
38. Кожухов, Н. И. Экономика воспроизводства лесных ресурсов [Текст] / Н.
И. Кожухов. - М.: 1988. - 264 с.
39. Колесников, Б. П. Лесохозяйственные области таежной зоны СССР и системы лесного хозяйства в аспекте долгосрочных прогнозов [Текст] / Б. П. Колесников // Информационный бюллетень Научного совета по комплексному освоению таежных территорий. - 1969. - № 2. – С. 9 – 39.
40. Коротков, С. А. Роль лесных податей в формировании себестоимости лесозаготовок [Текст] / С. А. Коротков // Лесной экономический вестник. - 2000. - №
1. - С. 28 – 31.
41. Конвенция о биологическом разнообразии ООН от 05.06.1992 г. [Текст] Ратифицирована Федеральным собранием: [Федеральный закон от 17.02.1995 г. №
16-ФЗ] // Собрание Законодательства Российской Федерации, 1995. - № 8. - Ст.
601.
42. Конституция Российской Федерации. Государственный гимн Российской
Федерации. – М.: Юрайт-Издат., 2006. – 48 с. – (Правовая библиотека).
43. Концепция развития лесного хозяйства Российской Федерации на 20032010 годы [Текст]: [Одобрена распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 января 2003 года № 69-р]. – Пушкино Моск. обл.: ВНИИЛМ. – 22 с.
44. Критерии и индикаторы для сохранения и устойчивого управления умеренных бореальных лесов [Текст]: Монреальский процесс. Пер. с англ. - М.: ВНИИЦлесресурс, 1995. – 25 с.
45. Критерии и индикаторы устойчивого управления лесами Российской Федерации [Текст]: [Утверждены приказом Федеральной службы лесного хозяйства
России от 15.02.1997 г. № 21]. - М.: 1998. – 19 с.
46. Крылов, Г. В. Лесные ресурсы и лесорастительное районирование Сибири
и Дальнего Востока [Текст] / Г. В. Крылов. - Новосибирск: Изд-во Сибирского
отд. АН СССР, 1969. – 240 с.
47. Круглов, М. И. Стратегическое управление компанией [Текст] / М. И.
Круглов. - М.: РДЛ, 1998. – 768 с.
126
48. Кузнецов, В. Е. Управление лесами в современных условиях [Текст] / В. Е.
Кузнецов. – Казань, 2003. – 10 с. – Деп. в ВИНИТИ 17.06.03, № 1165-В2003.
49. Кудряшов, М. М. Новая система финансирования лесного хозяйства проблема номер один [Текст] / М. М. Кудряшов // Лесн. хоз-во. – 1994. - № 5. - С.
10 – 12.
50. Кураков, Л. П. Российская экономика: состояние и перспективы [Текст] / Л.
П. Кураков. – М.: ЛОГОС, 1998. – 167 с.
51. Курнаев, С. Ф. Лесорастительное районирование [Текст] / С. Ф. Курнаев. М: Наука, 1972. – 202 с.
52. Лазарев, А. С. Совершенствование методов определения попенной платы
[Текст] / А. С. Курнаев // Лесн. хоз-во. – 1992. – № 2 - 3. - С. 16 – 17.
53. Лазарев, А. С. Лесной доход в условиях рыночных отношений [Текст] / А.
С. Лазарев // Лесн. пром-сть. – 1994. - № 1. – С. 12 - 13 .
54. Лесной фонд России (по данным государственного учета лесного фонда по
состоянию на 1 января 2003 г.) / Справочник [Текст]. - М.: ВНИИЛМ, 2003. – 640
с.
55. Лесной кодекс Российской Федерации от 29.01.1997 г. № 22-Ф3. - М.: ВНИИЦлесресурс, 1997. – 66 с.
56. Лесной кодекс Российской Федерации от 04.12. 2006 года № 200-ФЗ. - М.:
«Изд-во ЭЛИТ», 2007 - 48 с.
57. Лесоводство. Термины и определения [Текст]. ОСТ-56-108-98. – М.: ВНИИЦлесресурс, 1999. – 56 с.
58. Лесное хозяйство на рубеже XXI века [Текст]: Материалы X Мирового лесного конгресса / под ред. А.С. Исаева. - М.: Экология, 1991. – 332 с.
59. Летягин, В. И. Государственное управление лесами [Текст] / В. И. Летягин
// Лесн. хоз-во. – 2000. – № 4. – С. 4.
60. Лобовиков, М. А. Контрактная экономическая организация лесного хозяйства [Текст] / М. А. Лобовиков. - СПб.: ЛТА., 1997. – 269 с.
61. Лобовиков, М. А. Определение экономической эффективности рубок ухода
в молодняках [Текст] / М. А. Лобовиков // Изв. вузов. Лесной журнал. – 1984. № 2. – С. 108 – 112.
62. Лобовиков, М. А. Сметная организация лесного хозяйства в России и немецкое наследие XIX века [Текст] / М. А. Лобовиков, М. В. Лосев // Устойчивое
лесоуправление и критерии его оценки в период перехода к рыночной экономике.
- СПб.: СПбНИИЛХ, 1997. – С. 29 – 34.
63. Лобовиков, Т. С. Проблемы внедрения хозрасчета в лесное хозяйство
[Текст] / Т. С. Лобовиков // Вопросы экономики лесного хозяйства СССР. - М.:
Лесн. пром-сть, 1968. – С. 73 – 92.
64. Лобовиков, Т. С. Лес как экономическое явление [Текст] / Т. С. Лобовиков
// Вопросы экономики лесного хозяйства. - Воронеж, 1968. – С . 126 – 140.
65. Лобовиков, Т. С. Концепция хозрасчетной организации лесохозяйственного
производства [Текст] / Т. С. Лобовиков // Изв. вузов. Лесной журнал. - 1986. - №
3. - С. 89 – 98.
66. Ловцова, Н. В. Правовое регулирование лесных отношений [Текст] / Н. В.
Ловцова: учеб. пособие. - М.: ВНИИЛМ, группа «Стагирит», 2001. – 243 с.
127
67. Ловцова, Н. В. Организационно-правовые формы юридических лиц в лесном хозяйстве [Текст] / Н.В. Ловцова, В.П. Лысенко // Лесохозяйственная информация. - 2002. – № 9. - С. 2
68. Макуха, В. В. Микроэкономика: Учебник [Текст] / В. В. Макуха. – Воронеж: ВГПУ, 1995. – 256 с.
69. Медведев, Н. А. Экономика России – основные итоги и проблемы [Текст] /
Н. А. Медведев // Проблемы функционирования стабилизации и устойчивости
развития предприятий лесопромышленного комплекса в новом столетии: сб. науч.
тр./ Под ред. проф. В. П. Бычкова, Т. Л. Безруковой. – Воронеж: ВГЛТА, 2004. –
С. 8 – 20.
70. Медведев, Н. А. Принципы создания лесопромышленных предприятий
[Текст] / Н. А. Медведев // Проблемы функционирования стабилизации и устойчивости развития предприятий лесопромышленного комплекса в новом столетии:
сб. науч. тр./ Под ред. проф. В. П. Бычкова, Т. Л. Безруковой. – Воронеж: ВГЛТА,
2004. – С. 36 – 61.
71. Методика экономической оценки лесов [Текст] / П.Т. Воронков, Е.А. Дудина. – М: Минюст России – 3531-ЭР от 6 мая 2000, 2001. - 25 с.
72. Методические рекомендации по расчету минимальных ставок лесных податей и ставок арендной платы при передаче участков лесного фонда в аренду
[Текст]. М.: Федеральная служба лесного хозяйства, 1994.
73. Методические рекомендации (инструкция) по планированию, учету и калькулированию себестоимости продукции лесопромышленного комплекса [Текст]:
Департамент экономики лесного комплекса Минэкономики России, ОАО "НИПИЭИлеспром". - М.: 1999
74. Моисеев, Н. А. Основы прогнозирования использования и воспроизводства
лесных ресурсов [Текст] / Н. А. Моисеев. - М.: Лесн. пром-сть, 1974. – 224 с.
75. Моисеев, Н. А. На пути к новой парадигме (XX конгресс ИЮФРО) [Текст]
/ Н. А. Моисеев, А. И. Писаренко // Лесн. хоз-во. 1996, – № 2. – С. 3 - 5.
76. Моисеев, Н. А. Система управления лесами на основе принципа неистощительного многоцелевого их использования [Текст] / Н. А. Моисеев // Материалы конференции международного союза лесных исследовательских организаций (ИЮФРО). - М.: ВНИИЛМ, 1993. – С. 14 – 26.
77. Моисеев, Н. А. О необходимости дальнейших реформ в лесном хозяйстве.
Что должно быть в фокусе их ? [Текст] / Н. А. Моисеев // Лесн. хоз-во. – 1994. - №
4
78. Моисеев, Н. А. Экономическая теория принятия решений в лесном хозяйстве (исторические аспекты) [Текст] / Н. А. Моисеев // Лесн. хоз-во. – 1995. № 4. - С. 5 – 7.
79. Моисеев, Н. А. Планирование лесного комплекса в условиях рыночной экономики [Текст] / Н. А. Моисеев, Н. А. Бурдин // Лесной экономический вестник. 1997. - № 2. – С. 3 – 8.
80. Об утверждении Положения об Управлении Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Воронежской области.
Приказ № 25 от 03.09. 2004, г. Москва рук. В. И. Волох…
128
81. Об утверждении критериев и индикаторов устойчивого управления лесами
Российской Федерации [Текст]: Приказ Рослесхоза № 21 от 05.02.1998
82. Об утверждении положений об агентствах лесного хозяйства по субъектам
Российской Федерации [Текст]: Приказ Федерального агентства лесного хозяйства МПР РФ № 16 от 24.08. 2004, г. Москва.
83. Основные положения о порядке и условиях взимания лесных податей
[Текст] // Законодательство и экономика, 1994. - № 3 – 4. – С. 155.
84. Орехов, Н. А. Математические методы и модели в экономике [Текст]: учеб.
пособие для вузов / Н. А. Орехов, А. Г. Левин, Е. А. Горбунов; под ред. проф. Н.
А. Орехова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. – 302 с.
85. Осипов Ю. М. Основы теории хозяйственного механизма. – М.: Изд-во
МГУ, 1994. – 368 с.
86. Основные положения организации и ведения лесного хозяйства на территории Центрально-черноземных областей (ЦЧО) России (Белгородская, Воронежская, Курская, Липецкая, Орловская, Тамбовская области) [Текст]. Объяснительная записка. – Воронеж: ФГУП «Воронежлеспроект», 1999 - 2000 г. – С. 135 - 189.
87. Панин, А. У. Законы формирования и предпосылки функционирования хозяйственного механизма [Текст] / А. У. Панин. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1995.– 88
с.
88. Петров, А. П. Методы определения попенной платы и стоимостной оценки
лесных ресурсов [Текст] / А. П. Петров // Лесн. хоз-во. - 1989. - № 8. – С. 48 – 50.
89. Петров, А. П. Хозяйственный механизм в лесном комплексе [Текст]/ А. П.
Петров, Н. А. Бурдин. - М.: "Лесн. пром-сть", 1990. - 296 с.
90. Петров, А. П. Налоги и платежи за лесные ресурсы в условиях рынка
[Текст] / А. П. Петров // Лесн. хоз-во. – 1992. - № 8 - 9. – С. 19 – 21.
91. Петров, А. П. Права собственности на леса России [Текст] / А. П. Петров //
Лесн. хоз-во. – 1992. - № 10. – С. 23 – 25.
92. Петров, А. П. Экономика лесопользования в условиях аренды [Текст] / А.
П. Петров // Лесн. пром-сть. - 1992. - № 4.
93. Петров, А. П. Экономика лесного хозяйства [Текст] /А.П. Петров, В.А. Ильин, Г.Н. Николаева. - М.: Экология, 1993. - 320 с.
94. Петров, А. П. Государственное управление лесным хозяйством: Учебное
пособие для средних профессиональных учебных заведений лесного хозяйства
[Текст] / А. П. Петров, Б. М. Мамаев, В. К. Тепляков, Е. А. Щетинский. М.: ВНИИЦлесресурс, 1997. – 304 с.
95. Петров, А. П. Лесной кодекс Российской Федерации: обеспечение балансов
интересов в лесопользовании [Текст] / А. П. Петров // Лесной экономический
вестник. – 1997. - № 1. - С. 14 - 16
96. Петров, А. П. Развитие экономического механизма взаимоотношений органов государственного управления лесным хозяйством и лесопользователей
[Текст] / А. П. Петров // Материалы межрегион. науч. конф. ОАО НИПИЭлеспром. - М., 2000. - С. 25 – 28.
97. Петров, А.П. Экономические основы устойчивого управления лесами
[Текст] / А. П. Петров // Проблемы устойчивого развития лесного сектора экономики Республики Коми. - Сыктывкар, 1998. - С. 39 – 50.
129
98. Петров, А. П. Управление лесами в переходной экономике (опыт реформ в
России и странах Балтии) [Текст] / А. П. Петров, А. Мелниш, А. Талиярв и др. Пушкино М.о., 2001. - 159 с.
99. Петров, А. П. Институциональные реформы в лесном хозяйстве [Текст] / А.
П. Петров, Н. В. Ловцова, Н. М. Ельчев, И. Б. Хазинов. - М.: МГУЛ, 2001. - 153 с.
100. Петров, А. П. Развитие форм и прав собственности на леса России в условиях конституционной реформы [Текст] / А. П. Петров // Лесн. хоз-во, 1994,
№1. – С.
101. Петров, А. Как уйти от двоевластия? [Текст]: Российская лесная газета.
№ 26 (52) июнь 2004. - С. 1, 3.
102. Петров, А. Права чреваты обязанностями [Текст] / А. Петров // Лесная
Россия: Лесн. пром-сть. – 2006. - № 4 (16). – С. 18 – 21.
103. Петров, В. Н. Лесная политика и охрана лесов [Текст] / В. Н. Петров. –
СПб.: Наука, 1998. – 253 с.
104. Писаренко, А. И. О лесной политике России [Текст] / А. И. Писаренко,
В. В. Страхов – М.: Юриспруденция, 2001. – 160 с.
105. Писаренко, А. И. Новый фактор лесного рынка и лесной политики
[Текст] / А. И. Писаренко, В. В. Страхов // Лесн. хоз-во. – 2004. - № 2. – С. 2 – 5.
106. Писаренко, А. И. Лесное хозяйство России: От пользования – к управлению / А. И. Писаренко, В. В. Страхов. – М.: ИД «Юриспруденция», 2004. – 552 с.
107. Писаренко, А. Лесовод и ученый: двести лет симбиоза [Текст] / А. И.
Писаренко // Лесная Россия: Лесн. пром-сть. - 2006. - №3 (15). – С. 16 – 26.
108. Питерс, Т. В поисках эффективного управления [Текст] / Т. Питерс, Р.
Ротермен. - М., 1996. - 418 с.
109. Покалюк, К. И. Основы организации лесного хозяйства [Текст] / К. И.
Покалюк // Всероссийская Лесная Конференция 10-17 ноября 1921 г. в Москве и
ее резолюции. – М.: Изд-е Научного Лесного и Технического Общества, 1921.
110. Пономарев, Н. И. Наш лес напоминает пограничника [Текст]: Российская
лесная газета. № 22 – М., ноябрь, 2003.
111. Попов, В. К. Математическое моделирование динамики хода роста, реакций на рубки ухода березовых и сосновых насаждений [Текст] / В. К. Попов, В.
С. Петровский, С. А. Черепухин - Воронеж: ВГЛТА, 1999. - 128 с.
112. Постановление Правительства Российской Федерации от 15.09.1997 г. №
1169 «О порядке отнесения лесов к группам лесов и категориям защитности лесов
первой группы» [Текст]. – М., 1997.
113. Прыкин, Б. В. Новейшая теоретическая экономика. Гиперэкономика
(концепция философии и естествознания в экономике) [Текст]: учебник / Б. В.
Прыкин. – М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 1998. - 445 с.
114. Положение о переводе лесохозяйственных предприятий, объединений и
организаций Госкомлеса СССР на хозяйственный расчет [Текст]. - М.: Госкомлес
СССР, 1989.
115. Починков, С. В. Экономическое регулирование лесных отношений
[Текст] / С. В. Починков // Лесн. хоз-во. – 1996. - № 6. - С. 18 – 21.
130
116. Родионова, В. Н. Организация производства на промышленных предприятиях в современных экономических условиях [Текст] / В. Н. Родионова. – Воронеж: ВГТУ, 1995. – 151 с.
117. Россия в цифрах: Крат. Стат. сб. [Текст]. М.: Росстат., 2005. – 477 с.
118. Российский статистический ежегодник [Текст]. - М., 1998. - 813 с.
119. Самсин, А. И. Основы философии экономики [Текст]: учеб. пособие для
вузов / А. И. Самсин – М.: «ЮНИТИ - ДАНА», 2003 – 271 с.
120. Сельское хозяйство, охота и лесоводство в России: Стат. сб. / Росстат. –
М., 2004. – 478 с.
121. Сиволапов, Д. А. Особенности экономического механизма устойчивого
управления лесопользованием в малолесных регионах // Вестник Московского государственного университета леса - Лесной вестник / Препринт № 111. – МГУЛ. 2006. – С. 3 – 8.
122. Сиволапов, Д. А. Научно-методический подход к разработке экономической теории и общего критерия эффективности комплексного лесопользования
[Текст] / Д. А. Сиволапов, В. П. Бычков // Интеграция науки и высшего лесотехнического образования, инновационная деятельность на предприятиях лесного
комплекса: материалы науч.-практ. конф. с междунар. участием, 24-26 сент., 2002
г.: В 2-х т. – Воронеж: ВГЛТА, 2002. – Т. 2 – С. 171 - 176.
123. Сиволапов, Д. А. К вопросу об устойчивом управлении лесами в Центрально-Черноземном регионе [Текст] / Д. А. Сиволапов // Леса Евразии – Белые
ночи. Материалы III Международной конференции молодых ученых (23-29 июля
2003 г.). - М.: Изд-во МГУЛ, 2003. – С. 274 - 276
124. Сиволапов, Д. А. Техническая оснащенность лесного хозяйства ЦЧО
[Текст] / Д. А. Сиволапов, В. П. Бычков // Лесное образование и лесная наука в
ХХI веке. Материалы регион. науч-практ. юбил. конф. 12-13 февр. 2004 г. Воронеж, 2004. – С. 76 – 78.
125. Сиволапов, Д. А. Экономические предпосылки создания плантационных
культур тополя и ольхи из регенерантов in vitro [Текст] / Д. А. Сиволапов, В. А.
Кострикин, Т. А. Благодарова, А. И. Сиволапов // Интеграция науки, образования
и производства для развития лесного хозяйства и лесопромышленного комплекса.
Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным
участием 28-30 июня 2004 г.- Воронеж: ВГУ, 2004. – С. 256 – 257.
126. Сиволапов, Д. А. О совершенствовании экономического механизма в
лесном хозяйстве малолесных районов [Текст] / Д. А. Сиволапов // Совершенствование экономического механизма на предприятиях: материалы науч. конф.,
посвященной 100-летию со дня рождения профессора И. В. Воронина. – Воронеж: ВГЛТА, 2005. – С. 180 – 185.
127. Сиволапов, Д. А. Проблемы устойчивого лесопользования в ЦентральноЧерноземном районе России [Текст] / Д. А. Сиволапов // Лiс, наука, суспiльство:
Марiали мiжнародноÏ ювiлейноÏ науковоÏ конференцiÏ, присвяченоÏ 75-рiччю iз дня
заснування УкрНДIЛГА (30-31) березня 2005 р., м. Харькiв. – Харькiв, 2005. – С.
30-31.
128. Сиволапов, Д. А. Основные критерии организационно-экономического
механизма устойчивого управления лесопользованием в малолесном Центрально131
Черноземном экономическом регионе [Текст] / Д. А. Сиволапов // Организационно-методические вопросы деятельности научно-образовательного центра в области переработки и воспроизводства лесных ресурсов: материалы Всероссийской
науч.-практ. конф. с междунар. участием 13-15 сент. 2006 г. / Воронеж. гос. лесотех. академия – Воронеж, 2006. – С. 207 – 209.
129. Сиволапов, Д. А. Научное обеспечение устойчивого управления лесопользованием в малолесной зоне [Текст] / Д. А. Сиволапов // Организационнометодические вопросы деятельности научно-образовательного центра в области
переработки и воспроизводства лесных ресурсов: материалы Всероссийской науч.-практ. конф. с междунар. участием 13-15 сент. 2006 г. / Воронеж. гос. лесотех.
академия – Воронеж, 2006. – С. 203 – 206.
130. Сиволапов, Д. А. К вопросу о реструктуризации системы управления лесным хозяйством в Центрально-Черноземном районе [Текст] / Д. А. Сиволапов //
Совершенствование управления в экономических и технологических системах:
материалы регион. научн. конф. ВГЛТА 25 апреля 2006 г.– Воронеж: ВГЛТА,
2006. – С. 67 – 74.
131. Сиволапов, Д. А. Организационно-экономическое зонирование лесопользования Российской Федерации [Текст] / Д. А. Сиволапов // Вестник Московского
государственного университета леса – Лесной вестник /Препринт 169/2006. –
МГУЛ. - 2006.– С. 1 – 7.
132.Скринская, О. Реальный товар за реальные деньги [Текст] / О. Скринская //
Лесная Россия: Лесн. пром-сть. – 2006. - № 6 (18). – С. 14 – 15.
133. Соков, Ю. А. Оценка стратегической позиции при переходе к устойчивому управлению лесами [Текст] / Ю. А. Соков // Лесохозяйственная информация. 2000. - № 5-8. - С. 5 - 7.
134. Солнцев, Г. К. Устойчивое управление лесами горных территорий [Текст]
/ Г. К. Солнцев, И. П. Коваль, Н. А. Битюков // Лесохозяйственная информация. 2002. - № 6. - С. 44 - 57.
135. Сохраняя леса и прибыль: экономика устойчивого лесопользования
[Текст]. - М.: Социально-экономический союз, 1999. - 36 с.
136. Спиркин, Л. Г. Философия [Текст]: учебник для вузов / Л. Г. Спиркин. –
М.: Гардарики, 1989. – 816 с.
137. Солдатова, В. В. Методы формирования платежей за лесные ресурсы в условиях рынка [Текст]: автореф. дис. … к.э.н. / В. В. Солдатова - М.: МГУЛ, 1994.
– 19 с.
138. Страхов, В. В. Критерии и индикаторы устойчивого управления лесами
России [Текст] / В. В. Страхов // Проблемы устойчивого развития лесного сектора
экономики Республики Коми. - Сыктывкар, 1988. - С. 23 – 38.
139. Страхов, В. В. Устойчивое управление лесами России и Европейский рынок лесоматериалов [Текст] / В. В. Страхов, А. И. Писаренко, Г. Г. Кузнецов, Д.
М. Соколов // Лесн. хоз-во. – 1998. - № 2. – С. 7 – 9.
140. Судачков, Е. Я. Основные вопросы экономики лесного хозяйства [Текст] /
Е. Я. Судачков. - М.: Лесн. пром-сть, 1969. – 152 с.
132
141. Трещевский, И. В. Организация и технология противоэрозионных работ
[Текст] / И. В. Трещевский, Г. М. Бибиков, В. А. Егоренков и др.- М.: Лесн. промсть, 1970. – 128 с.
142. Трутнев, Ю. Мы можем утроить отдачу лесного сектора [Текст] / Ю.
Трутнев // Лесная Россия: Лесн. пром-сть. – 2006. - №4 (16). – С. 5 - 8.
143. Туровец, О. Г. Организация производства [Текст]: учебник для вузов / О.
Г. Туровец, В. И. Попов, Родионов Б. Н. и др. / под ред. О. Г. Туровца. – Воронеж:
Изд-во ВГУ, 1993. – 380 с.
144. Федеральная целевая программа "Интеграция" на 2002-2006 гг. (утверждена постановлением Правительства Российской Федерации № 1240 от
26.09.1997), М, 1997.
145. Челышев, В. А. Использование и воспроизводство лесов в 1989-2000 г.г.
(на примере Приморского края) [Текст] / В. А. Челышев // Лесные ресурсы Дальнего Востока и их использование: материалы регион. конф. – Хабаровск, 2001. С. 15 - 20.
146. Шишкин, А. Ф. Экономическая теория [Текст]: учебник для вузов 2-е изд.
/ А. Ф. Шишкин: в 2 кн. Кн. 1. – М.: Гуманит. изд. Центр ВЛАДОС, 1966. - 656 с.
147. Шубин, В. А. Леса и лесное хозяйство России. Состояние и перспективы
развития в условиях перевода на рыночные отношения. [Текст] / В. А. Шубин //
Материалы конференции международного союза лесных исследовательских организаций (ИЮФРО). М.: ВНИИЛМ, 1993. - С. 7 – 14.
148. Шубин, В. А., Проблемы лесоуправления в условиях экономического кризиса [Текст] / В. А. Шубин, Н. А Моисеев // Лесн. хоз-во. – 1992. - № 11.- С. 2 – 5.
149. Шубин, В. А. Всемирная лесная конвенция и лесной кодекс России
[Текст] / В. А. Шубин, В. В. Страхов. – М.: ЭКОС, 1997. - № 10. - С. 5 – 15.
150. Шутов, И. В. Устойчивое лесоуправление и критерии его оценки в период
перехода к рыночной экономике [Текст] / И. В. Шутов // Сб науч. тр. СПбНИИЛХ. – СПб., 1998. – С. 7 – 39.
151. Щербаков, Д. И. Экономический механизм стимулирования охраны атмосферы [Текст] / Д. И. Щербаков. – Екатеринбург, 1999. – 23 с.
152. Устойчивое управление лесным хозяйством: научные основы и концепции. [Текст]: учебное пособие /Под общей редакцией Селиховкина А. В. СПб.:
СПбЛТА, 1998. - 222 с.
153. Хозяйственный механизм предприятия: концепция, методы, практика
[Текст] / Э. С. Минаев, А. Р. Вииес, Л. Р. Забродин и др. – М.: Изд-во МАИ, 1991.
– 208 с.
154. Хроленкова, Л. В. Некоторые особенности правового управления лесами
[Текст] / Л. В. Хроленкова // Леохозяйственная информация. – 2000. - № 9 – 12. С. 7 - 9.
155. Худякова, Т. М. География России. Природно-хозяйственные районы
[Текст] / Т. М. Худякова, В. А. Блаженов, Г. А. Ермолова / Под ред. д-ра геогр.
наук, проф. Ю. В. Поросенкова– Воронеж: «ВИПКРО», 1996 – 128 с.
156. Цветков, М. А. Изменение лесистости Европейской России с конца XVII
столетия по 1914 год [Текст] / М. А. Цветков. – М.: Изд-во АН СССР, 1957. - 213
с.
133
157. Цымек, А. А. Лесоэкономические районы СССР [Текст] / А. А. Цымек. М.: Лесн. пром-сть, 1975. – 192 с.
158. Экономическая теория [Текст] / под ред. д.э.н., проф. В. Д. Камаева.10-е
изд. переработанное и дополненное. – М.: «Владос», 2004. – 592 с.
159. Barthod, C. L'amenagement dans la politique foresttiere francaise [Текст] //
Rev. Forest, fr. – 2001. - C. 347 - 360.
160. Barthod, Christian и др. La loi d'onentation sur la foret du 9 juillet 2001
[Текст] / Barthod Christian, Barrillion Anne, Areangeli Francois, Hermeline Michel //
Rev. Forest. Fr. – 2001. – 53, № 5. – P. 491 – 510.
161. Baskerville, Gordon. Canadian Forest Management [Текст] // Forest. Chron. –
2000. – 76. - № 4. – P. 53.
162. Čemy, Martin; Zahradniiek, Jiři; Pařez, Jan. Metoda integrované hospodarske
úpravy lesů v lesich s bohatou strukturou [Текст] // Les. рr. – 2001. – 80. - №1. – P. 24
- 27, 47.
163. If money only grew on trees – the Russian forest sector in transition [Текст] /
Carlsson Lars, Olsson Mats-Olov, Lundgren Nils-Gustav // Forest Chron.-2000. – 76. № 4. - P. 605 - 610.
164. ISCI 1996. Inter-Governmental Seminar on Criteria and Indicators for Sustainable Forest Management. August 19 – 22, 1996, Helsinki, Finland. Final Document.
Summary Report. October 1996. – 123 p.
165. Kilkki, P. Kestävä metsätalous [Текст] // Silva Fennica 23 (4), 1989. – P. 325 –
331.
166. Lee, R. G. Sustained-Yield and Social Order. In: Steen, N.K. (Ed.). 1984. History of Sustained-Yield Forestry [Текст]: A Symposium. Western Forestry Center,
Portland, Oregon, October 18-19, 1983. – 1984. - 469 p.
167. Liu, Donglan и др. Основные исследования категорий лесоуправления в
районе водохранилища Миюнь [Текст] / Liu Donglan, Zheng Xiaoxian, Zhang Jiandong // J. Beijing Forest. Univ. – 2001. – 23. - №3. – С. 35-38.
168. Me Gregor, Deborah. Опыт коренного населения в устойчивом лесоуправлении: больших успехов достигает подход, основанный на общинном управлении
[Текст] // Forest. Chron. – 2002. – 78. - №6. – С. 833 - 836.
169. Nabuurs, G.J., Lioubimov, A.V. Future development of the Leningrad region
foresis under nature-oriented forest management [Текст] // Forest Ecol. And Manag. –
2000. – 130. - № 1 - 3, p. 235 - 251.
170. Ollikainen, M. Sustainable Development from the Viewpoint of Ethics and
Economics // Kansantaloustieteen laitoksen keskustelualoitteita. – 1995, No. 382: P. 1 18.
171. Parkins, John R. и др. Движение к местного уровня показателям устойчивости в лесохозяйственных общинах: смешанный метод подхода [Текст] / Parkins
John R., Stedman Richard C., Varghesc Jcji // Soc. Indic. Res. – 2001. – 56. - № 1. – С.
43-72.
172. Rannikko, P. Eläjänä elonkehän reunalla. In: Rannikko, P. & Schuurman, N.
(toim.) Elämisen taiga taigalla. Ihminen ja luonto Pohjois-Karjalan biosfäärialueella.
University of Joensuu, Publications of Karelian Institute 120. – 1997. – P. 141 – 162.
134
173. Cinotti, Bruno. Une gestion non rentable peut-elle ětre durable? // Rev. forest.
fr. – 2003. 55. - №1. – P. 7 – 24.
174. Solow, R.M. Intergenerational equity, yes – but what about inequity today? A
special contribution in UNDP (1996). Human Development Report 1996. Published for
the United Nations Development Program (UNDP). Oxford University Press. – 1996. –
p. 16.
175. UNDP 1997. Human development report 1997. Published for the United Nations Development Program (UNDP). Oxford University Press.
176. Wang Yongqing. Исследование регулирования и реорганизации системы
устойчивого управления в регионе с государственной собственностью на лес
[Текст] // Sci. Silv. Sin. – 2003. – 39. - №4. – C.118 - 126.
177. Wang, Hong-ying и др. Сравнительное изучение лесных политик Китая и
некоторых зарубежных стран [Текст] / Wang Hong-ying, Li Zhi-yong, Cao Jian-hua
// Acta Agr. Univ. Jiangxi. – 2003. – 25. - № 1. – С. 73 - 79.
178. Zadnik, Stim Lidija. Modeli za izbiro optimainih odloěilev pri gospodarjenju z
mnogonamenskim gozdom [Текст] // Nova znanja v gozdarstvu – prispevek visokega
ŝolstva: Zbornik referatov 20 ŝtudijskih dni, Kranjska gora. 11-12 maj, 2000. – Ljubljana, 2000. – P. 291 - 317.
179. Zheng, Xiaoxian; Wang, Wei. Изучение системы индексации коммерческих
лесов [Текст] // J. Beijing Forest. Univ. – 2001. – 23. - № 3. – P. 20 - 25.
135
Научное издание
Бычков Владимир Петрович
Сиволапов Дмитрий Алексеевич
Сиволапов Алексей Иванович
ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ
УСТОЙЧИВОГО ЛЕСОПОЛЬЗОВАНИЯ В МАЛОЛЕСНОЙ
ЗОНЕ РОССИИ
Монография
Редактор С. Г. Герасименко
Художественный редактор Д. А. Сиволапов
Электронная верстка Д. А. Сиволапова
Подписано в печать 20.05.08 г.
Формат 60 × 84 1/16
Объем 8,5 п.л. Усл. п. л. – 7,9. Уч.-изд. л. – 10,2 .
Тираж 100 экз. Заказ
ГОУ ВПО «Воронежская государственная лесотехническая академия»
РИО ГОУ ВПО «ВГЛТА» 394087, Воронеж, ул. Тимирязева, 8
Отпечатано в УОП «ВГЛТА» 394087, Воронеж, ул. Докучаева, 10
136
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
2 236 Кб
Теги
экономическая, бычков, малолесной, зоне, организационно, механизм, устойчивому, россии, лесопользованию
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа