close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Природа удостоверительно-вопросительных конструкций в аспекте лексико-синтаксической координации (на материале русского и английского языков)

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Белошицкая Наталия Николаевна Шифр научной специальности: 10.02.19 - теория языка Шифр диссертационного совета: Д 212.199.17 Название организации: Российский государственный педагогический университет им.А.И.Герцена Адрес организации
На правах рукописи УДК 811.111+811. 161.1
БЕЛОШИЦКАЯ НАТАЛИЯ НИКОЛАЕВНА
Природа удостоверительно-вопросительных конструкций в аспекте лексико-синтаксической координации (на материале русского и английского языков)
Специальность 10.02.19 - теория языка
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени кандидата
филологических наук
Санкт-Петербург 2012 г.
Работа выполнена на кафедре ЮНЕСКО "Образование
в поликультурном обществе" Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена"
Научный руководитель
доктор филологических наук, профессор, профессор кафедры русского языка Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена
Сулименко Надежда Евгеньевна
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой английского языка Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета
Клишин Александр Иванович
кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры русского языка для иностранных учащихся основных факультетов Института международного образования Воронежского государственного университета
Сушкова Ирина Михайловна
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО "Пермский государственный педагогический университет"
Защита состоится "22" мая 2012 г. в 15. 30 на заседании диссертационного совета Д 212.199.17, созданного на базе Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена", по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. реки Мойки, д. 48, корп. 14, ауд. 314.
С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. реки Мойки, д. 48, корп. 5.
Автореферат разослан "9" апреля 2012 г.
Учёный секретарь диссертационного совета,
доктор филологических наук, профессор Л. А. Пиотровская ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Реферируемая диссертационная работа посвящена исследованию удостоверительно-вопросительных конструкций (УВК) в аспекте лексико-синтаксической координации (ЛСК).
Выбор темы работы обусловлен тем обстоятельством, что удостоверительно-вопросительные конструкции представляют собой благодатный материал для комплексного, интегрального изучения языковой единицы в межуровневом взаимодействии лексики и синтаксиса. Одной из ключевых проблем, рассматриваемых в русле когнитивно-дискурсивной парадигмы, является проблема взаимодействия лингвокогнитивных и других языковых структур в процессах функционирования языка. В этом отношении синтаксические единицы приобретают особую значимость. Известны следующие подходы относительно процесса формирования высказывания:
1) конструкция не создаётся из слов, а слова подбираются к конструкции (В. Г. Гак);
2) слово обладает синтаксической валентностью, что делает равновероятным и процесс подбора конструкции к слову (Е. С. Кубрякова, Н. Д. Арутюнова, В. Б. Касевич).
Оба эти положения учитываются нами при рассмотрении явления лексико-синтаксической координации.
В работе утверждается необходимость интегрального подхода к языковым явлениям. Многомерность структуры предложения заключается в репрезентации предложением различных видов знания, разнотипность которых не допускает их однозначной интерпретации. В лингвистической традиции в этом направлении обозначился синтаксический подход, в рамках которого были разграничены глубинная и поверхностная структура, представлена модель порождения предложений на основе синтаксических правил (Н. Хомский). Теория падежной грамматики Ч. Филлмора инициировала семантический подход. Оксфордская школа (Дж. Остин) обратилась к изучению обыденного языка и закономерностей его функционирования в естественных условиях коммуникации. Сформировался коммуникативный подход, указывающий на необходимость выделения коммуникативных и прагматических параметров в смысловой структуре предложения (Г. П Грайс, Дж. Лакофф, Т. А ван Дейк, А. Вежбицкая, Н. Д. Арутюнова, Е. В. Падучева и др.). Центральным понятием исследований когнитивно-коммуникативного направления выступает дискурс. Одной из своих сторон дискурс обращён к прагматической ситуации речи, другой - к ментальным процессам участников коммуникации, происходит процесс сближения когнитивного и социального (Л. М. Макаров). Это закономерно, поскольку в целом язык есть по своему назначению когнитивно-коммуникативная система. Связь двух функций языка - когнитивной и коммуникативной - мы рассматриваем на примере конкретного языкового явления, с учётом его системно-структурных свойств - удостоверительно-вопросительной конструкции.
В свете сказанного актуальность темы реферируемой диссертационной работы определяется интеграцией подходов смежных лингвистических дисциплин: когнитивной лингвистики, различных направлений прагмалингвистики (теории речевых актов, межкультурной прагматики, теории речевых жанров, теории речевого воздействия), структурной лингвистики.
Интегральные концепции языка преодолевают поуровневое разделение его единиц, объясняют внимание к проблемам словарной грамматики, грамматически значимой лексики. Для нас важен в аспекте словарной грамматики факт установления типов синтаксических структур в зависимости от глагольного слова. Это важнейший аспект лексико-синтаксической координации. Однако вопросы лексико-синтаксической координации и сейчас остаются недостаточно изученными. Теоретической и методологической основой исследования послужили следующие положения.
1. Формирование значений языковых единиц представляет собой процесс взаимодействия результатов концептуализации и категоризации окружающего мира и языковых форм, неязыковых и языковых знаний. Тип синтаксической конструкции отражает способ структурирования языковых и неязыковых знаний (А. П. Бабушкин, Л. А. Фурс, Н. Н. Болдырев, З. Д. Попова, И. А. Стернин и др.).
2. Интерпретация говорящим с помощью предложения фрагмента действительности осуществляется благодаря изоморфности структуры ситуации предикатно-аргументной структуре, образующей основу пропозиции (А. А. Уфимцева, Б. А. Серебрянников, Е. С. Кубрякова, В. З. Демьянков, В. Г. Гак и др.).
3. Формирование сложноподчиненного предложения (в рамках работы - предложения-высказывания, построенного по модели УВК с помощью ЛСК) рассматривается как определенная когнитивная ситуация, способ установления концептуальной взаимосвязи между двумя событиями: одно из них теряет автономное профилирование и представляется в перспективе другого события, получая языковое выражение в виде придаточного предложения (Т. А. Клепикова, Дж. Лакофф, Р. У. Лангаккер, D. Sperber, D. Wilson и др.).
4. В языковом знаке денотативно-сигнификативная семантика является грамматически оформленной. Слово - это грамматически (морфологически и/или синтаксически) оформленный знак коммуникативной системы человека (В. В. Виноградов, С. Д. Кацнельсон, С. Г. Ильенко, Н. Д. Кручинкина, Г. Н. Манаенко, И. П. Распопов, Н. Е. Сулименко, А. Л. Шарандин и др.).
5. Исходное предпочтение говорящего (в качестве наиболее "осязаемой" составляющей общего замысла высказывания) определяет не только диапазон выбора синтаксических конструкций, но и их лексическую наполняемость, в том числе и элементами, выступающими в роли модальных операторов (Ф. Кифер, Т. И. Краснова, Анна А. Зализняк).. Т. одальных операторов,. А. др.).. . сически) оформленный грамматически оформленной. занятиях по аналитическому чтению. ку
6. Норма как стержневой элемент ценностной системы личности охватывает и нормы интеракции - правила речевого поведения в определённых речевых событиях, и нормы интерпретации - знание, необходимое для понимания коммуникативного события (Ш. Блум-Калка, А. Вежбицкая, Д. Вундерлих, В. Е. Гольдин, В. С. Григорьева, В. В. Дементьев, К. А. Долинин, В. И. Карасик, М. Н. Кожина, Ф. Кифер, Г. Г. Почепцов, О. Г. Почепцов, Дж. Серль, Д. Спербер, И. П. Сусов, Л. П. Якубинский и др.).
7. В реальной коммуникации высказывание обладает многослойностью функциональной структуры, что выражается в наличии скрытых за прямыми, лежащими на поверхности функциями, импликаций (Г. П. Грайс, Дж. Серль, Дж. Остин, В. В. Дементьев, М. Н. Кожина, Дж. Лич, Е. В. Падучева, Г. Г. По-чепцов, О. Г. Почепцов и др.).
В работе выдвигается следующая гипотеза: природа удостоверительно-вопросительной конструкции может быть понята только с учётом разноаспектных видов языкового анализа (структурно-синтаксический, прагматический, дискурсивный, когнитивный) и в аспекте межуровневого взаимодействия лексических и синтаксических средств. Удостоверительно-вопросительная конструкция, будучи языковым явлением, обладает признаками воспроизводимости, цельности, общей системой конвенциональных синтаксических значений. Это обусловливает наше обращение к УВК как к языковой единице в плане исследования закреплённого за конструкцией стереотипа формулирования мысли. Актуализация языковой единицы для реализации одной из основных функций языка (коммуникативной) возможна только в речи. Полная реализация признаков конструкции, присущих УВК в потенции (интонационная характеристика, модальность, коммуникативная завёршенность), происходит в речи, согласно интенциям говорящего. Операционной единицей лингвистического анализа с целью исследования поведения единицы в определённой ситуации может считаться, следовательно, только высказывание, построенное по модели удостоверительно-вопросительной конструкции. Таким образом, объектом исследования выступают удостоверительно-вопросительные конструкции в прозаических жанрах художественной речи и публицистических текстах. Предметом исследования служат способы реализации лексико-синтаксической координации в удостоверительно-вопросительных конструкциях.
Наше исследование удостоверительно-вопросительных конструкций имеет целью определение когнитивно-дискурсивных особенностей данной конструкции, наименее изученных в синтаксисе и востребованных при интегральном подходе к языку.
Достижению цели и созданию наиболее полного представления о природе удостоверительно-вопросительных конструкций подчинено решение следующих задач:
1)определить ментальные построения, вербальной реализацией которых служат высказывания, построенные по модели удостоверительно-вопросительных конструкций;
2) исследовать ментальное воздействие высказывания, актуализируемого удостоверительно-вопросительной конструкцией, в частности, в аспекте управления пониманием;
3)выяснить место и роль удостоверительно-вопросительной конструкции в концептуальной системе носителей русского языка;
4)выявить основные строевые элементы и предложить классификацию моделей удостоверительно-вопросительных конструкций на материале русского и английского языков;
5)выявить лингвоспецифические конвенции употребления удостоверительно-вопросительной конструкции;
6)дать функционально-прагматическую характеристику реализуемых с помощью этой конструкции высказываний и определить характер иллокутивной направленности этих высказываний;
7) определить специфику отбора лексических единиц-компонентов при порождении высказываний, построенных по моделям удостоверительно-вопросительной конструкции, в разных видах художественного дискурса. Материалом исследования послужили данные картотеки объёмом 2000 единиц (предложения-высказывания, построенные по моделям удостоверительно-вопросительной конструкции с соответствующим контекстом), извлечённые методом сплошной выборки из текстов художественной литературы (прозаические произведения русскоязычных и англоязычных писателей ХХ-XXI веков), а также данные Национального корпуса русского языка и корпуса английского языка - British National Corpus.
Для решения задач исследования применялись общенаучные методы исследования (наблюдение, описание, анализ, сравнение, аналогия, комментирование и обобщение); а также такие частнонаучные методы анализа, как:
- метод структурно-семантического описания вопросительного предложения;
- метод жанрово-стилистического сопоставления;
- метод контекстуального анализа;
- метод анализа синонимических рядов;
- метод моделирования - описание выявленных концептуальных признаков и представление содержания концепта в виде полевой структуры;
- приёмы гипотетической интерпретации.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Условия для вербализации закреплённого за УВК концептуального содержания создаются на коммуникативно-синтаксическом уровне языка.
2. В качестве главного основания для отнесения предложения-высказывания к группе предложений-высказываний, созданных по модели УВК, выступает когнитивный признак - исходное предпочтение (предположение) относительно выбора Р (утвердительной пропозиции) или не-Р (отрицательной пропозиции) на фоне пресуппозиции возможности того или иного выбора.
3.УВК облигаторно моделируют ситуации, в которых степень уверенности субъекта речи может быть эксплицирована введением предикатов внутреннего состояния, основными компонентами смысла которых считается оценка подчинённой пропозиции с точки зрения её истинности или вероятности того, что соответствующая ситуация имеет или будет иметь место. 4.Высказывания, построенные по модели УВК, в своём прототипическом виде маркированы обязательным выражением внешней рамки, которая с позиции конструктивного синтаксиса оформляется посредством лексико-синтаксической координации.
5.Знание культурно-обусловленных сценариев, стоящих за моделями УВК, и их учёт при построении речевых стратегий повышают качество коммуникации и снижают риск коммуникативных неудач.
Научная новизна диссертации заключается в следующем:
1.Проведено исследование реализации лексико-синтаксической координации как результата действия когнитивных механизмов, определяющих процесс смыслопорождения высказываний. 2.Предлагается классификация удостоверительно-вопросительных конструкций на материале русского и английского языков. 3.Рассматриваются культурные сценарии, детерминирующие использование высказываний, построенных по моделям удостоверительно-вопросительной конструкции, в условиях речевого общения.
Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в следующем:
1.Содержащиеся в диссертационном исследовании наблюдения способствуют дальнейшей разработке проблематики лексико-синтаксической координации как механизма, проявляющего межуровневые связи в языке.
2.В работе предлагается когнитивное основание для классификации ряда вопросительных предложений-высказываний как единиц, вербализирующих концепт "мнение". Диссертация представляет собой одно из исследований, восполняющих пробел в изучении когнитивных аспектов синтаксиса, в построении синтаксической концептологии.
3.Рассмотрение семантики высказываний, построенных по моделям удостоверительно-вопросительной конструкции, в условиях текстового функционирования позволяет дополнить теоретические сведения о реализации культурно-обусловленных норм при формировании дискурсивных стратегий.
Практическая значимость диссертационного исследования состоит в следующем:
1.Материалы и положения диссертации, связанные с выявлением культурно-обусловленных сценариев, актуализируемых высказываниями, построенными по моделям УВК, могут быть использованы в качестве иллюстративного материала в курсах МКК при изучении действия основных прагматических принципов: принципа вежливости, кооперации, иронии, а также при изучении взаимного влияния языковых и культурных норм.
2.Полученные результаты могут быть использованы в дальнейшей разработке проблематики лексико-синтаксической координации.
3.Выявленные в ходе исследования модели удостоверительно-вопросительной конструкции, которые организуются посредством лексико-синтаксической координации (в русском языке), могут пополнить лексико-синтаксический словарь сложноподчиненных предложений учебного типа, предназначенный для студентов-иностранцев, изучающих русский язык. Рекомендации по использовании результатов исследования.
Материалы диссертации и полученные результаты могут быть использованы в курсах общего языкознания, межкультурной коммуникации, когнитивной лингвистики и лингвокультурологии, в спецкурсах и спецсеминарах по проблемам речевого воздействия.
Разработанная типология моделей удостоверительно-вопросительных конструкций на материале русского и английского языков может быть использована в практике преподавания русского языка как иностранного и в практике преподавания английского языка.
Материалы диссертации и выводы относительно функционального диапазона высказываний, построенных по моделям УВК, их роли в построении текста могут быть использованы на занятиях по филологическому анализу текста.
Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения диссертации, фрагменты её содержания, а также основные результаты отражены в докладах на международных конференциях "Актуальные проблемы филологии и методики преподавания языков" (Санкт-Петербург, 2010, 2011), международной конференции "Век информационных технологий: новые подходы в американистике, лингвистике и дидактике" (Архангельск, 2010), межвузовской конференции "Герценовские чтения. Иностранные языки" (Санкт-Петербург, 2010), международной конференции "Язык, ментальность, текст" (Испания, Гранада, 2011). Основные положения работы обсуждались на заседаниях кафедры ЮНЕСКО "Образование в поликультурном обществе" Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. По диссертации опубликовано 6 работ общим объёмом 1,92 п.л.
Объём и структура диссертации.
Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных сокращений, списка использованной литературы (228 наименований), списка лексикографических источников (15 наименований), списка источников (26 наименований), списка интернет-ресурсов (2 наименования) и приложения с заданиями, предлагавшимися в ходе опроса. Основной текст работы изложен на 175 страницах машинописного текста. Общий объём диссертации - 207 страниц машинописного текста.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении определяется общее направление исследования, обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, гипотеза, содержится характеристика материала и методов его анализа, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, даются рекомендации по использованию результатов исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.
Первая глава "Теоретические предпосылки исследования удостоверительно-вопросительных конструкций" состоит из семи параграфов, в которых представлены теоретические основания работы, содержится обзор исследований, посвящённых изучению синтаксических единиц в когнитивно-дискурсивном аспекте; рассматриваются вопросы дискуссионного характера, имеющие непосредственное отношение к объекту исследования, а также формулируются исходные позиции относительно анализа высказываний, построенных по моделям удостоверительно-вопросительных конструкций.
В фокусе внимания оказывается рассмотрение вопросов соотношения смысла и значения в реализации единицами речи и языка, конкретнее - в реализации смысла и значения высказыванием и предложением. Целью обращения к этой проблеме является, главным образом, уточнение понятийного аппарата при последующем анализе фактического материала. Сам анализ высказываний, построенных по моделям УВК, может способствовать проведению границы между конвенциональными значениями УВК и речевым варьированием этих значений, создающим индивидуальные, часто окказиональные смыслы. На современном этапе в лингвистике представлены различные концепции семантики предложения. Модели семантики предложения, основывающиеся на понятиях предикатной логики, падежной грамматики и других направлений, были предложены отечественными учёными Ю. Д. Апресяном, В. Г. Гаком, Г. А. Золотовой, Н. Д. Арутюновой, Н. Ю. Шведовой, Е. В. Падучевой, Т. В. Булыгиной и другими. Несколько последних десятилетий ознаменованы тем фактом, что всё большее применение в исследованиях семантики синтаксиса находят идеи когнитивной лингвистики и её центральное понятие "концепт". В рамках работы придерживаемся терминологического разграничения, предложенного И. М. Кобозевой: закрепляем понятие "значение" за планом содержания предложения на том основании, что предложение - единица языка, а план содержания высказывания, соответственно, обозначаем через понятие "смысл". Многомерность структуры предложения-высказывания предполагает репрезентацию различных видов знаний, прежде всего знаний, закреплённых в грамматической системе языка и представляющих собой результат эволюции механизмов человеческого мышления. В реферируемой работе рассматриваем понятие пропозиции применительно к вопросу разграничения понятий "предложение", "конструкция", "высказывание". Подобное рассмотрение мотивировано стремлением избежать подмены понятий, ведь известно, что, несмотря на достаточную изученность, проблематика содержания вышеуказанных сущностей (конструкция, предложение, высказывание), а также их соотношения и границы до сих пор актуальна и дискуссионна. Пропозиция как структура сознания представляет логический предикат и соположенные ему актанты. Представляя собой номинацию структурированного положения дел, пропозиция подлежит обязательной предикации для реализации предложения как отображения динамической мысли. Отображение говорящим интерпретации фрагмента действительности осуществляется благодаря изоморфности структуры ситуации предикатно-аргументной структуре, образующей основу пропозиции. Методологической базой этих выводов служит теория номинации, представленная идеями А. А. Уфимцевой, Е. С. Кубряковой, Б. А. Серебренникова. В основе предложения находится структурная схема. На основе выделения структурных схем Н. Ю. Шведова описывает основные типы предложений русского языка (Русская грамматика - 80), результаты этой работы используются нами и в исследовании удостоверительно-вопросительных конструкций. Исходя из существующих определений понятия "конструкция", например, конструкция - "любое по составу сочетание слов, построенное по законам данного языка и представляющее собой некоторое смысловое и грамматичес-кое единство, независимо от того, выступает ли оно в речи в качестве предложения или его части (например, когда мы имеем дело со сложным предложением)"1, полагаем, что с полным основанием можем поставить знак равенства между УВК и соответствующим конкретным предложением.
Существенную разницу составляет тот факт, что УВК выступает в качестве родового понятия для возможных модельных реализаций в виде конкретных предложений. Выступая в качестве "конструктивной базы предложения" полную реализацию своего значения, важную часть которого составляет субъективно-модальное значение вопросительности, УВК имеет лишь в коммуникативной ситуации в качестве высказывания. Высказывания, построенные по модели УВК, в своём прототипическом виде маркированы обязательным выражением так называемой внешней рамки, которая с позиции конструктивного синтаксиса оформляется посредством лексико-синтаксической координации (ЛСК). В нашем исследовании ЛСК рассматривается в качестве основного способа построения удостоверительно-вопросительных конструкций.
Язык отражает рефлексивные процессы и фиксирует их результат при помощи определённых структур. Терминологически эти структуры обозначаются как лингвистические метарепрезентации (D. Sperber, D. Wilson, Т. А. Клепикова). Прототипический формат лингвистических метарепрезентаций представлен сложноподчинённым предложением с придаточным изъяснительным. Именно сложноподчинённое предложение с придаточным изъяснительным (в русском языке вводимым союзом что, в английском - that) является результатом действия лексико-синтаксической координации (ЛСК). По мнению автора термина С. Г. Ильенко, суть семантической функции ЛСК состоит в том, что фрагмент действительности предстаёт не непосредственно, а как результат мыслительной, чувственной или волевой деятельности субъекта. Суть ЛСК предопределяет реализацию моделей по типу: [думать], (что...); [считать], (что...). Значительная часть моделей русского языка представлена в лексико-синтаксическом словаре русского языка, который был создан под руководством профессора С. Г. Ильенко. В работе анализируем модели ЛСК и на материале английского языка: [think], (that...); [mean], (that...); [see], (that...). Явление ЛСК попадает в систему явлений, характеризующих корреляцию лексики и синтаксиса. Главным образом данное явление привлекает пристальное внимание в рамках лексической грамматики. Через призму ЛСК можно дать описание лексики в том случае, когда в качестве системообразующего признака используются грамматические формы и категории. В высказываниях, построенных по моделям УВК, ЛСК определяет использование в качестве контактного слова указанных глаголов во втором лице в настоящем времени. Это связано с попыткой воссоздания возможного мира собеседника в актуальный момент, даже если в фокусе внимания отрезок прошлого.
Излагаем теоретические положения, позволяющие предложить классификацию моделей исследуемой конструкции. Отмечаем, что в качестве особой разновидности вопросительных предложений, квалифицируемых по их модальному качеству, удостоверительно-вопросительные предложения были выделены И. П. Распоповым. Рассматриваем классификации общих вопросов в русском языке следующих авторов: И. П. Распопова, Н. Ю. Шведовой, А. Н. Баранова, И. М. Кобозевой, И. Б. Шатуновского, в английском языке - В. Е. Шевяковой, Г. А. Вейхмана, А. И. Смирницкого.
Структурного единства лексико-синтаксического оформления высказываний по моделям УВК сложно ожидать, принимая во внимание факт многозначности в языке и в синтаксисе в частности. Тем не менее, выделение типизированных моделей УВК по принципу частотности лексико-синтаксического оформления (в рамках работы понимаем частотность как социальную предпочтительность, а не как явление математической статистики ) и стереотипности их использования в речевой практике - возможно. С учётом рассмотренных классификаций общих вопросов в отечественной и зарубежной лингвистике и с опорой на проанализированный языковый материал предлагаем выделять следующие модели конструкции в русском языке: 1) Ты (вы) считаешь (думаешь, полагаешь, надеешься, жалеешь и т. д.), что Х? (модель, организуемая с помощью ЛСК);
2) Правда, что Х? (как вариант также - Верно, что Х?) - выделяется нами в отдельную модель на основе частотности использования логического предиката правда для реализации значения подтверждения мнения;
3) в качестве отдельной модели можно выделить УВК с частично выраженной модальной рамкой Ты считаешь, что Х?. Интонация и дискурсивные маркеры профилируют разную степень выраженности когнитивных признаков концепта "мнение";
4) Разве не Х?.
В речевом потоке вариативность в реализации УВК объясняется актуальным членением как следствием наличия комплекса пресуппозиций, определяющих правильную, с точки зрения автора высказывания, интерпретацию. Следуя логике выделения конструкции относительно частотности воспроизводимости предложений-высказываний со сходными коммуникативными замыслами в типичных ситуациях общения, в английском языке к удостоверительно-вопросительным конструкциям относим следующие:
1. Повествовательные предложения с повышающейся интонацией. Отсутствие инверсии не является единственным маркером высказываний, построенных по этой модели. На стыке лексики и синтаксиса проявляется значение поиска подтверждения в тех случаях, когда наряду с прямым порядком слов наблюдается использование лексических единиц, эксплицирующих ожидаемый ответ (some/something/somebody, nothing/nobody вместо any/anything/anybody).
2. Следующая модель в общем виде может быть представлена так: вспомогательный глагол + отрицательная частица + существительное (местоимение) + предикат (глагол, прилагательное, наречие). Перевод таких предложений на русский язык традиционно осуществляется с помощью сочетания частиц разве не.
3. Модель присоединительного вопросительного предложения (также встречается в литературе как расчленённое вопросительное предложение, разделительный вопрос). Модель присоединительного вопросительного предложения попадает в классификацию моделей удостоверительно-вопросительной конструкции по причине возможного её использования для формирования высказывания с коммуникативной установкой подтверждения имеющегося мнения. Осознанное вычленение значения, актуализированного оппозицией уверенность/неуверенность, достаточно ярко представляет эту модель как прагматический маркер корректного построения дискурса с точки зрения учёта стратегии негативной вежливости, являющейся нормой коммуникации в англоязычной языковой среде.
Вторая глава - "Удостоверительно-вопросительные конструкции в русском и в английском языках: системный и текстовый подход" -посвящена анализу высказываний, построенных по моделям УВК в диалогическом дискурсе, а также анализу пропозиционального и иллокутивного компонентов семантики высказываний, построенных по этим моделям. Исследуем предикаты внутреннего состояния в качестве средств экспликации исходного предположения или предпочтения. Рассматриваем особенности актуального членения высказываний, построенных по моделям УВК. С опорой, главным образом, на результаты анализа фактического материала и, в значительно меньшей степени, на результаты опроса носителей русского языка представляем полевую структуру концепта "мнение" (в русском языке) в вербализации высказываниями, построенными по моделям УВК. С опорой на результаты анализа языкового материала, лексикографических источников и опроса носителей языка совершаем попытку построения культурно-обусловленных сценариев, которые реализуются с помощью высказываний, построенных по моделям УВК. Вышеизложенное содержание располагается в семи параграфах.
При анализе когнитивно-дискурсивных функций высказываний, построенных по моделям УВК, опираемся на классификацию Д. Вундерлиха, в которой типизированное участие высказывания в конкретных речевых ситуациях рассматривается как одно из оснований для характеристики высказывания в качестве того или иного типа речевого акта. Коммуникативное намерение говорящего, определяющее прагматический тип высказывания и выбор синтаксической структуры, можно рассматривать как частный случай использования стереотипов в человеческой деятельности. Высказывание, построенное по модели УВК, включается в общую цепочку взаимодействий, речевой ход в виде такого высказывания заранее предопределён и запрограммирован. Тем самым реализуется текстоформирующий компонент УВК. УВК встречается в речи в качестве инициирующего, продолжающего, поддерживающего, ответного метакоммуникативного хода. В качестве речеорганизующего речевого акта высказывания, построенные по моделям УВК, реализуют фатическую функцию общения. В этом случае они направлены на мониторинг понимания (контролирующий запрос со стороны говорящего). Ср.: Вы хотите серьезного расследования? - осведомился Никоненко холодно. - Правильно я понимаю? Степан усмехнулся довольно мрачно (Т. В. Устинова); Так не сожжёте меня? - добиваюсь я, смеясь (И. В. Одоевцева); Значит, ты сняла пакет, когда он уже умер?! И никакой другой не ставила? (Т. В. Устинова).
Анализируем вклад в значение высказываний показателя причинно-следственной связи частицы так, которая акцентирует семантику интенсивности в запросе подтверждения правильности логического вывода. Вводное слово глагольного происхождения значит также выступает лексико-синтаксическим экспликатором логического вывода собеседника. Этот дискурсивный маркер в высказывании, построенном по модели УВК, актуализирует значение уточнения, договаривания, конкретизации. В английском языке также определяем наличие лексических единиц, маркирующих осуществление высказыванием, построенным по модели УВК, мониторинга понимания, построения умозаключения - (be) sure 'быть уверенным', so 'значит, таким образом', then 'в таком случае, значит'. Использование высказываний, построенных по моделям УВК, для подтверждения правильности выводного знания из ближайшего контекста достаточно частотно в английском языке. Процесс понимания облекается в форму логического вывода. Ср.: So it was jealousy? 'Значит, это была ревность?'2; So this is how an operation session looks like? 'Значит так выглядит процедура операции?' (R. N. Mitra); You are sure you wouldn't like orange squash or a milk-shake? 'Ты уверен, что не хотел бы апельсинового сока или молочного коктейля?'(М. Duffy); You are sure nothing was taken from the shop? 'Вы уверены, что ничего не было украдено из магазина?' (А. Christie); So you go along with Halley's suggestion that Eve is involved in it, too? 'Итак, ты придерживаешься предположения Хэлли относительно того, что Ив также в это вовлечена?'(N. R. Mitra ); Then you will take the grey, madam? 'В таком случае, мадам, вы берёте серого цвета?' (Jerome K. Jerome).
В английском языке экспликация логического вывода в высказываниях, построенных по модели УВК, может производиться с помощью выражений you mean 'ты имеешь в виду', you say 'ты говоришь'. Ср.: You mean Anton's girlfriend, Eve? 'Ты имеешь в виду подружку Энтони - Ив?' (N. R. Mitra); You mean - arrange for me to take over Doctor Page's practice? 'Ты имеешь в виду - сделать так, что бы я перенял клиентуру доктора Пейджа?' (A. J. Cronin); You say that the footprints you saw were on the path and not on the grass? 'Ты хочешь сказать, что отпечатки шагов, которые ты видел, были на тропинке, а не на траве?' (N. Patrick).
В качестве речеорганизующего речевого акта высказывания, построенные по моделям УВК, также направлены на привлечение и поддержку внимания. Ср.: Павел Андреевич, вы меня не слушаете? - спросила совсем рядом учительница его сына (Т. В. Устинова); Потому что любовь, Митяй, - это страшная сила! Ты за мыслью моей следишь? (Т. В. Устинова); Don't you think I'm right? 'Разве ты не думаешь, что я прав?' (A. Christie)
При рассмотрении функциональных черт высказываний, построенных по моделям УВК, относительно модуса существования дискурса - устного и письменного - наблюдаем различие в их проявлении. Метакоммуникативное использование высказываний, построенных по моделям УВК, - очевидно, прерогатива устного дискурса. Метакоммуникативная функция высказываний предполагает дискурс по поводу самого дискурса. Ср.: К вашему сведению, это был не английский, а немецкий, и означало это следующее: А что, сенат разве баня, что в него нет хода женщинам? Не правда ли, остроумно? (И. Грекова) (комментирование).
При анализе пропозиционального и иллокутивного компонентов семантики высказываний, построенных по моделям УВК, используем метод толкования. Процедура толкования разработана А. Вежбицкой. Полная семантическая структура УВК представляет номинацию коммуникативного действия: 'Я считаю/полагаю, что Х есть Р - подтверди'. Мы полагаем, что высказывания, построенные по моделям УВК, также являются индикаторами пресуппозиции, так как, употребляя их в речи, говорящий исходит из того, что положение дел, описываемое высказыванием, имеет место в мире дискурса.
При анализе предикатов внутреннего состояния (в русском языке - думать, считать, полагать, надеяться; в английском - think, mean, see, hope, suppose) выясняем, что основным средством экспликации исходного предположения или предпочтения того, какая из двух альтернатив - Р или не-Р - будет выбрана говорящим в качестве пропозиции, положенной в основу вопроса, является лексико-синтаксическая координация (ЛСК). Мы полагаем, что участие глаголов-предикатов внутреннего состояния в явлении ЛСК обусловливает возникновение у лексических единиц, представляющих эти предикаты, новых смыслов, порождаемых диалогом. Так, участвуя в явлении ЛСК, в позиции контактного слова (и в русском языке, и в английском) ментальный предикат думать/think теряет динамическую составляющую своего значения - процесса мышления - и приобретает статичный смысл - служить результатом мыслительного процесса - иметь мнение. Ср.: Ты думаешь, она действительно влюбилась в него? (В. Козлов); You think you can trust me? 'То есть ты думаешь, что мне можешь доверять?' (I. Shaw). Глагол-предикат думаешь в высказываниях, построенных по модели УВК с реализацией ЛСК, может актуализировать окказиональное значение, связанное с доминированием оценочного компонента в смысловой структуре: боязнь верификации содержания пропозиции, представленной придаточной частью. Ср.: Я не понимаю, ты думаешь, что Сашка могла... пришить этого ублюдочного шантажиста? Ты же вроде ей поверил, когда она рассказала, что в ту ночь в котловане делала? (Т.Устинова). Основное значение глагола думать - 'полагать, держаться какого-либо мнения'3 - претерпевает расширение в условиях ЛСК в высказываниях, построенных по модели УВК. Наблюдается отличие значения глагола думать в условиях УВК от значения этого глагола вне данной синтаксической конструкции.
В роли контактной рамки при экспликации исходного предположения/предпочтения в высказываниях, построенных по модели УВК, считать возникает в контексте верифицируемых предположений. При отсутствии верификации речевой ход, вербализованный средствами УВК, не может считаться успешным. Отсутствие дополнительных средств выражения субъективной модальности, неотягощенность смысла дополнительными признаками личностной оценки по шкале "хорошо-плохо" маркирует актуализацию нейтрального значения ментального предиката считать, своего рода типичное выражение вероятностной оценки при отсутствии полного знания. Ср.: Значит, вы считаете, что для интеллигенции настало время уходить в пастухи? (Ф. Горенштейн). Дискурсивный континуум, представляющий последовательность осуществляемых речевых действий, мотивируется интенцией говорящего. Достаточно часто предикат считать участвует в экспликации исходного предположения/предпочтения со знаком, противоположным представленному в пропозиции придаточного. Исчисление смысла поддерживает контекст. Ср.: А ты считаешь, что он не мог убить? - спросил он почти враждебно. - Да ты бы видел, как он тут бесновался! Чуть нас всех не перекусал. (Н. Леонов). Таким образом, семантическое толкование предиката считать принимает следующий вид: 'Я считаю, что Р', где Р - это ситуация, противоположная той, которая отражена в придаточной части - 'Я считаю твоё мнение неправильным'. Здесь, видимо, происходит обратное влияние УВК на семантику глагола.
Высказывания, построенные по модели УВК с предикатом пропозиционального отношения полагать, гораздо реже встречаются в речи и, как правило, имеют яркое стилистическое маркирование: отмечают книжно-литературный стиль повествования или на контрасте актуализируют намеренно ироничное отношение к мнению, которое выражается в придаточной части. Ср.: Это все равно, что пустым ведром воду черпать! Гм... - Сергей задумался. - А ты полагаешь, что обыкновенно воду черпают полным ведром? (В. Вересаев).
Траектория движения мысли, выражаемой ментальным предикатом надеяться, находя грамматическое оформление первым лицом настоящего времени (я надеюсь) или вторым лицом (ты надеешься), облигаторно каузирует участие предиката надеяться в явлении ЛСК. Мы полагаем, что выражение пропозиционального отношения происходит и в случае вводного употребления предиката надеяться: синтаксическая связь выражается здесь не так явно, но явление ЛСК как обусловленность влиянием семантики предиката ментального действия на содержание пропозиции наблюдается и здесь. Отметим, что именно вводное употребление надеяться наблюдается чаще, чем использование в качестве предиката в главной части. Ср.: Ты, я надеюсь, армию не ждешь? - осторожно спросил Гош (О. Дивов).
В английском языке выражение исходного предположения посредством ЛСК наблюдается в высказываниях, построенных по модели УВК, с помощью предиката think 'думать' и придаточного предложения. Анализ языкового материала показывает, что в высказываниях, построенных по модели УВК в английском языке, в которых наблюдаем экспликацию исходного предпочтения с помощью ЛСК с контактным словом think, требуется более сильный контекст, поддерживающий удостоверительное значение. Судя по дискурсному окружению высказываний, построенных по модели УВК с глаголом think, говорящий ожидает получить только удостоверительный ответ - подтверждение истинности пропозиции, оформленной средствами придаточной части. Ср.: She asked nothing about the murder, the subject never came up. You think that Dabnor has an interest in the murder? 'Она ничего не спросила про убийцу, вопрос так и не был поднят. Ты думаешь, у Дабнора есть интерес к убийце?' (R. N. Mitra); You think she knows more than she had told? 'Значит, вы думаете, что она знает больше, чем рассказала?' (A. Christie); You think it will be big success in America? 'Ты думаешь, представление будет иметь успех в Америке?' (I. Shaw).
Синтаксическая позиция глагола-предиката mean в условиях ЛСК обусловливает сужение значения глагола рамками уточнения правильности понимания субъектом речи актуальной информации, которая транслируется адресатом в хронологически предшествующем дискурсе. Ср.: You mean, - said Con, gloomily apprehensive, - you mean it can be cured? 'Ты хочешь сказать, - произнёс Кон с мрачной надеждой, - ты считаешь, что это излечимо?' (A. J. Cronin).
Mean представляет реализацию объективного мнения (насколько мнение может быть объективным), рациональную оценку полученной информации. Высказывания, построенные по моделям УВК, в частности те из них, которые организуются посредством механизма ЛСК, в реализации своего основного значения - поиска подтверждения своего мнения, представления о мнении собеседника - зачастую демонстрируют неразрывную связь интеллектуальных процессов и действий систем восприятия реальности (абстрактной реальности, моделируемой по типу физической) посредством зрения, слуха, осязания. Ср.: You see what I mean? 'Ты видишь (понимаешь), что я имею в виду?'(A. J. Cronin).
Другие предикаты ментального состояния (suppose - 'полагать', hope - 'надеяться'), как правило, используются во вводном употреблении. В таком случае эти предикаты получают грамматическое оформление средствами первого лица настоящего времени. Основная функция - экспликация исходного предположения с разной степенью выраженности признака уверенности. Ср.: You know I had to sell my car, I suppose? 'Я полагаю, ты знаешь, что мне пришлось продать машину?' (S. Benatar); I hope I didn't keep you waiting too long? 'Надеюсь, я не заставил вас долго ждать?' (www.natcorp.ox.ac.uk); I hope you are not putting too much trust in that? 'Я надеюсь, ты не слишком этому доверяешь?' (R. N. Mitra).
Наличие эквивалентного по лексико-синтаксическому оформлению способа выражения значения УВК (запрос подтверждения мнения) в другом языке подтверждает диалогическую основу поиска знания, характеризующую основное предназначение УВК. Тот факт, что участие ЛСК в экспликации исходного предположения/предпочтения наблюдается и в английском языке, позволяет говорить о высокой степени речевой конвенциализации такого оформления смыслов. В процессе анализа высказываний, построенных по моделям УВК: выявления их когнитивного основания, определения особенностей коммуникативной структуры, рассмотрения функционального диапазона, роли в построении текста - мы отмечали главную особенность этих высказываний - закрепление за языковым знаком возможного способа репрезентации мнения и оценки. Очевидно, что структура концепта "мнение" чрезвычайно сложна. Средства вербализации этого концепта на уровне определённого языкового коллектива детерминированы социокультурными параметрами. Согласно теории организации полевой структуры концепта, представленной в работах З. Д. Поповой и И. А. Стернина, полевая структура концепта выстраивается на основании яркости соответствующих когнитивных признаков в структуре концепта. Основным признаком для этих конструкций считаем 'уверенность', также выделяем признак 'предположение', 'оценка', 'вероятность той или иной степени'. Выделенные признаки могут быть представлены в виде шкалы с градуированием этой степени - от наивысшей к минимальной. Признаки определялись теоретическим путём (посредством работы с речевыми продуктами, то есть с дискурсивными выборками) и с помощью опроса носителей языка. Всего было опрошено 60 человек - 12 мужчин, 48 женщин. 25 опрошенных - студенты факультета иностранных языков в возрасте 21-22 года. Из оставшихся 35 опрошенных 12 человек - в возрасте 20-25 лет, 17 человек - в возрасте 26-45 лет, 6 человек - в возрасте 46-60 лет. Участники опроса относятся к следующим профессиональным группам: студенты факультета иностранных языков (25 человек), преподаватели различных специальностей (7 человек), военнослужащие (2 человека), менеджеры по рекламе (7 человек), страховой агент (1 человек), предприниматели (4 человека), психолог (1 человек), студенты неязыковых факультетов (4 человека), торговые работники (5 человек)()осаем прежде?о спрпросила она, инженеры (2 человека), программисты (2 человека). В ходе опроса испытуемым предлагалось ответить на ряд вопросов, в том числе касающихся частоты использования той или иной модели исследуемой конструкции, а также интерпретации лексических и супрасегментных средств: модальных операторов и интонации. В результате были сделаны выводы, представленные ниже.
К ядру концепта "мнение" относим варианты поверхностного выражения конструкции, которые ярче профилируют когнитивные признаки концепта. К ядерным средствам профилирования данного признака, согласно анализу языкового материала, относятся модальные операторы правда, ведь так, ведь правда в сочетании с ИК-3. Ср.: Значит, это правда, что ту дивчину погубил Павлуха? (В. Осеева); Ведь верно, что именно вас зовут Лукин? Очень, просто очень хорошее имя! (Н. Дежнёв); Ну и что такого, что за это тоже нужно платить, ведь за безопасность платишь, а безопасность дорогого стоит, ведь правда? (А. Волос).
Глобальным средством выражения значения конструкции считаем лексико-синтаксическую координацию (ЛСК). К ядерным средствам выражения мнения относим такие высказывания, построенные по моделям УВК, в которых эпистемический компонент предиката ментального состояния представлен в виде смыслов: 'Я считаю, что Р вероятно', 'Я считаю, что Р возможно'. Сюда относим высказывания с реализацией ЛСК с контактным словом считать, актуализирующим исходное предположение верификации пропозиционального содержания. Ср.: Ты считаешь, что возможны проблемы? - спросил Игорь, который сам уже подумывал об этом, но пока не решил, куда ехать, и хотел посоветоваться (С. Таранов); Ты считаешь, что должна быть миссия у каждого человека, я правильно понимаю? (А. Клейн).
Ближнюю периферию по принципу частотности составляют следующие модальные операторы: не так ли, не правда ли. Ср.: Спектакль очень спорный, не так ли? ― Почему же, очень многим нравится (Ю. Кантор). К ближней периферии относим также выражения с более низкой степенью выражения признака уверенности, высказывания, в которых компонент предположения затемняется оценочным компонентом. К ближней периферии относим высказывания, субъективно-модальное значение которых эксплицируется посредством ЛСК с предикатами думать, считать (с актуализацией оценочного компонента). Ср.: Ты думаешь, она действительно влюбилась в него? (В. Ф. Козлов); Из-под обломков выбрались единицы. Ты, я, она... Шахов (смотрит на Скуляева). - Ты считаешь, что мы выбрались? (А. Волков). К ближней периферии могут относиться и высказывания с имплицитно представленной модальной рамкой, без реализации ЛСК. Ср.: Дамочка посмотрела Шумакову в лицо и спросила совершенно спокойно: "Дед умер?" Шумаков кивнул (Т. В. Устинова).
Дальнюю периферию составляют средства выражения оценочного значения, поскольку признак "оценка" является не основным, а сопутствующим при высказывании предположения относительно когнитивного состояния адресата высказывания. Соответственно, с точки зрения лексико-синтаксического оформления, это могут быть высказывания и с реализацией ЛСК. Эпистемичес-кий компонент предположения выбора того или иного варианта пропозиционального выражения в этих высказываниях может быть нивелирован при доминировании выражения эмоциональной оценки. Ср.: Паш, ты, - спросил Чернов, помедлив, - в самом деле, считаешь, что Муркина я укокошил? (Т. В. Устинова); Ты считаешь, что вот это, - она указала коротким пальцем себе под ноги, - и есть римская дорога? (Л. Улицкая).
Данные, полученные в ходе опроса, а также работа с лексикографическими источниками позволили определить культурно-обусловленные сценарии-правила, зафиксированные за планом выражения высказываний, построенных по моделям УВК. При определении сценариев-правил учитывалась соответствующая методика, разработанная А. Вежбицкой. Согласно данным опроса, 55 процентов используют модель Ты считаешь, что для запроса подтверждения. Употребление высказываний, построенных на основе этой модели, предопределяется условиями:
1) есть ситуация Х, актуализированная в когнитивном множестве А;
2) ситуация Х обладает определённой важностью для А;
3) А не обладает полным знанием ситуации Х;
4) А не хочет демонстрировать степень незнания (не признаёт информативного преимущества В);
5) А знает, что адресат В обладает знанием этой ситуации;
6) А знает, что В может перевести неполное знание в полное.
Случаи несовпадения локуции (самого высказывания с точки зрения лексико-синтаксического оформления) и интенций говорящего попадают в область пересечения языковых и культурных норм. В дискурсе действие контролирующих прагматических принципов может значительно модифицировать привычное значение, кодируемое конструкцией, и привести к прагматическому диссонансу. В русском языке для корректной интерпретации значения высказываний, построенных по этой модели УВК, достаточно часто необходим учёт действия принципа иронии. Данный принцип предполагает наличие других пресуппозиций для эффективной интерпретации высказывания, построенного по модели Ты считаешь, что Х:
1) есть ситуация Х, актуализированная в когнитивном множестве А;
2) А обладает знанием ситуации;
3) А перед началом интеракции уже имеет мнение - убеждение;
4) А не принимает мнение адресата;
5) А хочет склонить собеседника к своему мнению.
Попытка представить культурно-обусловленные сценарии, стоящие за моделями УВК, обнажила ещё один ракурс исследования высказываний, построенных по этим моделям, - коммуникативные ожидания, осознание которых и, как следствие, учёт при построении речевых стратегий позволяют снизить количество коммуникативных неудач.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Решение поставленных во введении задач и обобщение результатов проведённого исследования позволили сделать следующие выводы.
1. Ментальные построения, лежащие в основе удостоверительно-вопросительной конструкции, представляют собой метакогниции как результат процесса контроля, регулирования и обработки знаний. Осуществление рефлексии, саморефлексии, эмпатии фиксируется языком посредством специальных структур, к которым относится и удостоверительно-вопросительная конструкция. Особую роль в этой связи приобретает лексико-синтаксическая координация как механизм, организующий построение высказываний по модели УВК, так как ЛСК представляет языковую концептуализацию двух когнитивных ситуаций: пропозиции мнения, связанного с "положением дел", и пропозиционального содержания, выступающего объектом интеллектуально-логического и (или) эмоционального отношения к этому мнению.
2. Высказывания, построенные по моделям УВК, служат удобным инструментом для осуществления речевого воздействия. Это объясняет факт их востребованности, особенно в устном общении. Анализ фактического материала позволяет выделить следующие функции таких высказываний: регулирование понимания собеседника; установление соответствия содержательных характеристик актуализованного когнитивного множества партнёра задействованному множеству знаний самого субъекта речи; инициация, продолжение общения; каузация процесса повторной рефлексии с целью изменить имеющееся мнение. 3. На материале русского языка было выяснено, что удостоверительно-вопросительная конструкция служит средством вербализации концепта "мнение". Основными когнитивными признаками данного концепта в профилировании УВК служат 'уверенность', 'предположение' с разной степенью выраженности, 'оценка', 'убеждённость'.
4. В ходе исследования с учётом существующих классификаций общих вопросов в отечественной и зарубежной лингвистике, а также с опорой на проанализированный языковой материал была предложена классификация удостоверительно-вопросительных конструкций в русском и английском языках. В русском языке: 1) Ты (вы) считаешь (думаешь, полагаешь, надеешься, жалеешь и т. д.), что Х?;
2) Правда, что Х? (как вариант также - Верно, что Х?) выделяется нами в отдельную модель на основе частотности использования логического предиката правда для реализации значения подтверждения мнения;
3) в качестве отдельной модели можно выделить УВК с частично выраженной модальной рамкой (Ты считаешь, что Х?);
4) Разве не Х?.
В английском языке:
1) повествовательные предложения с повышающейся интонацией;
2) (местоимение) + предикат вспомогательный глагол + отрицательная частица + существительное (глагол, прилагательное, наречие);
3) модель присоединительного вопросительного предложения.
5. С помощью данных, полученных в ходе опроса носителей русского языка, мы представили набор пресуппозиций, лежащий в основе использования наиболее частотных моделей УВК в русском языке. Во-первых, этот набор пресуппозиций определяет сценарий речевого поведения, вербализируемый высказыванием, построенным по модели УВК. Во-вторых, эти правила-предписания могут действовать и как набор условий при классификации высказываний относительно направленности иллокутивной силы, то есть в качестве основания для отнесения к определённому классу речевых актов (речеорганизующие речевые акты, метакоммуникативные речевые акты, интерпретирующий речевой акт, речевой акт получения подтверждения запрашиваемой информации). В ходе определения правил-предписаний указали на возможные проявления действия основных прагматических принципов.
6. Высказывания, построенные по моделям УВК, участвуют в организации устного, письменного видов дискурса, дискурсных реализаций художественного текста. Здесь мы имеем дело со стилевым аспектом УВК. Такие высказывания используются и в наиболее институциональных, ритуализованных типах дискурса и в разговорных типах дискурса. Дискурсные художественные реализации - допрос, дознание, судебное заседание, интервью, аргументирование, также бытовой диалог - обладают общим ключевым свойством: осведомлённость субъекта речи о примерном состоянии актуального когнитивного множества собеседника, которая служит базой для дискурсивного обмена. Это характерно, в равной степени, при построении высказываний по моделям УВК для носителей русского и английского языков. Согласно проанализированному речевому материалу, высказывания с такой прагматической направленностью строятся по моделям с реализацией ЛСК или посредством модальных модификаторов (с морфологической точки зрения - смешанная группа: наречия степени, усилительные, ограничительные частицы, союзы), эксплицирующих высокую степень уверенности (ведь, surely, so, then, конечно, действительно).
7. Проявления действия лексико-синтаксической координации неоднородны. Если следовать классификации С. Г. Ильенко, действие указанного механизма при построении высказываний по модели УВК может быть определено как лексико-синтаксическая сочленённость: организация связи между контактным словом и средством связи изъяснительного придаточного. Данное обстоятельство обусловило особое внимание к анализу смысловых модификаций лексического значения глаголов ментального действия, выступающих в качестве контактного слова в высказываниях, построенных по модели УВК. Сходство синтаксического оформления проанализированных высказываний в русском и в английском языках, возможность выделения структурных схем их моделей и относительная повторяемость ключевых лексических единиц (что обусловлено действием ЛСК) позволяют включить модели УВК в пределы словарной грамматики. Перспективы исследования связаны с интегральным подходом и изучением направлений ЛСК по отношению к другим синтаксическим явлениям.
Список принятых сокращений
УВК - удостоверительно-вопросительная конструкция
ЛСК - лексико-синтаксическая координация
Основные положения диссертации были изложены в следующих публикациях автора:
1. Белошицкая Н. Н. Место удостоверительно-вопросительных конструкций в полевой структуре директивного речевого акта // Вестник Поморского университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. Архангельск : Помор. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, 2009. - № 4. - С. 67 -71 (0,4 п. л.). - ISSN 1728-7391.
2. Белошицкая Н. Н. Реализация концепта "мнения" посредством удостоверительно-вопросительных конструкций // Вестник Поморского университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. Архангельск : Помор. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, 2011. - № 2. - С. 77-80 (0,4 п.л.) - ISSN 1728-7391.
3. Белошицкая Н. Н. Удостоверительно-вопросительные конструкции как средство фатической метакоммуникации в разных видах дискурса // Вестник ИНЖЕКОНа. Серия: Гуманитарные науки. СПб., 2011. - Вып. 4 (47). - С. 381-383 (0,37 п.л.) - ISSN 1996-8981.
4. Белошицкая Н. Н. Face-threatening speech acts from a cross-cultural perspective in teaching English // Facing the Challenges of the Information Age: New Philosophies, Principles and Practices in American Studies and ELT = Век информационных технологий: новые подходы в американистике, лингвистике и лингводидактике : материалы международной научно-практической конференции (Архангельск, 16-18 марта 2010 г.) / Помор. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова ; отв. ред.-сост. Е. П. Беляева. - Архангельск : [Б. и.], 2010. - С. 103-106 (0,25 п.л.). - ISBN 978-5-9901274-5-6.
5. Белошицкая Н. Н. Когнитивно-дискурсивные особенности удостоверительно-вопросительных высказываний в качестве речевого акта запроса информации // Иностранные языки : Материалы межвуз. науч.конф. (28-29 апреля 2010 г.) / отв. ред. А. Ю. Фетисов. - СПб. : Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2010. - С. 78-79 (0,1 п. л.). - (Герценовские чтения). - ISBN 978-5-8064-1537-1.
6. Белошицкая Н. Н. Анализ пропозиционального и иллокутивного компонента семантики удостоверительно-вопросительной конструкции (на материале английского и русского языков) // Актуальные вопросы филологии и методики преподавания иностранных языков : статьи и материалы третьей междунар. науч. конф. (24-26 февраля 2011 г.) / [Гос. поляр. академ.] ; редкол.: Н. А. Карлик [и др.] - СПб. : [Б. и.], 2011. - Том. 1. - С.18-24 (0,4 п. л.). - ISBN 978-5-98193-059-1.
1 Распопов И. П. Очерки по теории синтаксиса. - Изд. 2-е, доп. - М. : ЛИБРОКОМ, 2009. - С. 21.
2 Здесь и далее по тексту автореферата перевод примеров наш. - Н. Б.
3 Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова ; РАН, Ин-т рус. языка. Рос. фонд культуры. - М. : АЗЪ, 1993. - С. 184.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
Документ
Категория
Филологические науки
Просмотров
56
Размер файла
235 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа