close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Вопрос 62

код для вставкиСкачать
Причины и следствия вступления СССР в войну на Дальнем Востоке
В ТОКИЙСКОЙ бухте на борту американского линкора "Миссури" 2 сентября 1945 г. состоялась церемония подписания Акта о безоговорочной капитуляции Японии. Советские войска начали боевые действия на Дальнем Востоке 9 августа 1945 г. и вели их почти месяц. "Впервые Советский Союз заявил о намерении вступить в войну против Японии на Тегеранской встрече", - утверждает Елена Катасонова. Замечу прежде всего, что Сталин говорил не о "намерении" (это слово означает - желание, замысел), а о возможном, вынужденном вступлении в войну с Японией как в интересах безопасности своей страны, так и по настоятельной просьбе союзников. Причем говорил об этом впервые еще в конце 1941 г. Подписанный в Москве 13 апреля 1941 г. Пакт о нейтралитете советское правительство рассматривало как средство обеспечения безопасности своих дальневосточных границ. Что же касается японского правительства, то, как свидетельствовали многочисленные факты, оно видело в нем лишь средство, с помощью которого можно будет выбрать наиболее удобный момент для развязывания агрессии против СССР. Правительство Японии приняло меры к ускорению подготовки вторжения в Советский Союз. В июле 1941 г. в Японии и Северо-Восточном Китае (Маньчжурия) начался призыв резервистов. Вот почему, пишет в мемуарах маршал Василевский, "даже в самые трудные для нас месяцы на советско-германском фронте мы вынуждены были держать на дальневосточной границе 30-40 дивизий". 25 ноября 1941 г. в Берлине был продлен Антикоминтерновский пакт Германии, Италии и Японии. Бывший заместитель военного министра Японии генерал Кедзи Томинага позже признал: "Мы предполагали, что СССР выведет свои войска с Дальнего Востока на Западный фронт и Япония сумеет без больших потерь захватить Советский Дальний Восток". Однако героическое сопротивление Красной армии фашистским захватчикам спутало карты не только германских, но и японских агрессоров. Особенно внимательно последние следили за битвой под Москвой, с падением которой они намеревались вступить в войну с СССР. Японские правящие круги предпочли тогда нанести удар сначала в южном направлении - по владениям США и Великобритании, а затем, при более благоприятном стечении обстоятельств, намеревались выступить против Советского Союза. В декабре 1941 г. в Москву прибыл министр иностранных дел Англии Антони Иден, чтобы заключить военный союз с СССР. С 17 по 20-е он вел переговоры со Сталиным и Молотовым. 20-го, гласит протокол, "Иден поднял вопрос о Дальнем Востоке. Ввиду серьезности создавшегося там положения он просил тов. Сталина сказать, может ли и когда Англия рассчитывать на известную помощь ей против Японии... Тов. Сталин ответил, что если СССР объявил бы войну Японии, то ему пришлось бы вести настоящую, серьезную войну на суше, на море и в воздухе. В настоящий момент СССР не готов для войны с Японией... Потребуется еще не меньше четырех месяцев, прежде чем СССР будет надлежащим образом подготовлен в этих районах". "Тов. Сталин полагает, - продолжается запись, - что было бы гораздо лучше, если бы Япония напала на СССР. Это создало бы более благоприятную политическую и психологическую атмосферу в нашей стране. Война оборонного характера была бы более популярна и создала бы монолитное единство в рядах советского народа... Тов. Сталин полагает, что нападение Японии на СССР возможно и даже вероятно, если немцы начнут терпеть поражения на фронте. Тогда Гитлер пустит в ход все средства нажима для того, чтобы вовлечь Японию в войну с СССР. Тов. Сталин прибавил, что был бы готов возобновить разговоры с Англией на тему о дальневосточной ситуации весной. Возможно, конечно, что японцы атакуют СССР раньше, тогда позиция сама собой прояснится". Япония действительно, как и предполагал Сталин, лелеяла мечту о нападении на СССР. Весьма показательным в этом отношении было военное соглашение, подписанное Германией, Италией и Японией 18 января 1942 г. Оно предусматривало, как пишет маршал Василевский, "отторжение от Советского Союза нашего Дальнего Востока и Сибири". В июле 1942 г., когда немецкие войска рвались к Волге и Кавказу, японский премьер Хидэки Тодзио на встрече в германском посольстве дал понять, что сложившаяся обстановка чрезвычайно благоприятствует вторжению в СССР. По его словам, тогда готовилось внезапное нападение сил флота и авиации на Владивосток. Одновременно Квантунская армия должна была нанести удар в направлении Благовещенска. Но дальнейшее развитие обстановки вновь спутало карты японцев. Разгром немецких войск под Сталинградом нанес непоправимый удар и по японским планам вторжения в СССР. Дальнейший ход войны также не предоставил Японии благоприятных условий. Интересы безопасности советского народа требовали, чтобы СССР в определенный момент вступил в войну на Дальнем Востоке. В этом были заинтересованы народы Восточной и Юго-Восточной Азии, а также США и Великобритании, которые понимали, что исход войны на Тихом океане зависел от разгрома японских армий на Азиатском континенте. Верховный главнокомандующий союзными силами генерал Макартур в одном из своих выступлений в начале 1944 г. признавал, что только морской блокадой и воздушными бомбардировками разгромить Японию невозможно. "Полная победа над ней, - указал он, - будет гарантирована лишь в том случае, если будут разгромлены японские сухопутные силы". Правительства Англии и США не раз обращались к СССР с просьбой вступить в войну с Японией. Обмен мнениями по этому вопросу состоялся на Московском совещании министров иностранных дел и на Тегеранской конференции в 1943 г., а также во время переговоров Черчилля и Идена в Москве в 1944 г. Из этого предварительного обмена мнениями вытекало совершенно определенно следующее: до разгрома Германии о вступлении СССР в войну против Японии не может быть и речи. Тем не менее Рузвельт и глава военной миссии США в Москве генерал-майор Дин торопили Кремль с началом подготовки к войне на Дальнем Востоке. На Крымской конференции эта проблема подвергалась уже тщательному обсуждению. 11 февраля 1945 г. Сталин, Рузвельт и Черчилль подписали секретное соглашение, предусматривавшее вступление СССР в войну на Дальнем Востоке через 2-3 месяца после капитуляции Германии, при условии: "1. Сохранения status quo Внешней Монголии (МНР). 2. Восстановления принадлежавших России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., а именно: а) возвращение Советскому Союзу южной части о. Сахалин и всех прилегающих к нему островов... 3. Передачи Советскому Союзу Курильских островов". Из этого документа явствует, что в Ялте Москва не просто "обязалась присоединиться к союзникам в войне на Тихом океане", как утверждает Елена Катасонова, а согласилась вступить в войну с Японией при условии достижения определенных целей. Рузвельт и Черчилль согласились с этими требованиями Сталина. 5 апреля 1945 г., когда истек срок, Советский Союз денонсировал пакт о нейтралитете с Японией. Понимая, чем это чревато, правящие круги Японии, однако, не желали идти на безоговорочную капитуляцию и принятие условий прекращения войны. Более того, готовясь к отражению возможного наступления советских войск, Квантунская армия под покровом "оборонительного" плана усилила подготовку бактериологической войны. Бывший главнокомандующий Квантунской армией Отедзо Ямада на Хабаровском судебном процессе в 1946 г. признал: "Вступление СССР в войну против Японии и стремительное продвижение Красной Армии в глубь Маньчжурии лишило нас возможности применить бактериологическое оружие..." Летом 1945 г. Япония была еще в состоянии затянуть войну против Китая, США и Великобритании. К августу 1945 г. ее вооруженные силы насчитывали около 7 млн. человек. Кроме того, имелась возможность мобилизовать дополнительно 1,5 миллиона. Союзное командование предполагало, что высадка на островах японской метрополии будет стоить США и Великобритании миллиона жизней. Оценивая соотношение вооруженных сил на Дальнем Востоке летом 1945 г., американская разведка докладывала, что для обеспечения успешного вторжения в Японию крайне желательны операции против нее советских войск, так как ни блокадой, ни бомбардировкой нельзя добиться капитуляции японцев. Более того, Черчилль считал, и американцы с этим были согласны, что без участия СССР в войне с Японией им потребуется для разгрома ее еще до полутора лет. Острая заинтересованность США и Великобритании в том, чтобы СССР помог им в войне с Японией, оказала серьезное влияние на созыв новой конференции глав трех государств. По прибытии в Потсдам в середине июля 1945 г. президент США Трумэн (Рузвельт скончался 12 апреля) заявил, что одна из его главных целей на конференции - добиться вступления СССР в войну с Японией. Во время первой встречи со Сталиным 17 июля он сказал ему, что "дела у союзников в войне против Японии не таковы, чтобы требовалась активная английская помощь. Но США ожидают помощи от Советского Союза". Сталин ответил, что "Советский Союз будет готов вступить в действие к середине августа и что он сдержит свое слово". Трумэн выразил удовлетворение. Несмотря на крайнюю заинтересованность в помощи СССР, президент США тем не менее попытался еще в Потсдаме принять меры к устранению Советского Союза от решения послевоенных вопросов, касающихся Японии. Трумэн вместе с Черчиллем подготовил документ, вошедший в историю под названием "Потсдамская декларация", согласовал его по телеграфу с президентом Китая Чан Кайши, и передал для опубликования. Лишь после этого госсекретарь США Бирнс отправил письмо на имя наркома иностранных дел СССР Молотова: "Уважаемый господин Молотов, препровождаю при сем для Вашего сведения копию декларации, которая оглашается президентом Соединенных Штатов, президентом Национального правительства Китайской республики и премьер-министром Великобритании по поводу о целях и задачах войны против Японии. Эта декларация передана прессе для опубликования завтра утром". На утреннем заседании 28 июля, которое проходило под председательством Трумэна, Сталин выразил недовольство: "Хотя нас не информируют как следует, когда какой-нибудь документ составляется о Японии, однако мы считаем, что следует информировать друг друга о новых предложениях". Трумэну нечего было сказать в ответ на это. Однако он не постеснялся после этого призвать Сталина к проявлению честности и открытости. Что же касается содержания декларации, то главной идеей ее был призыв к правительству Японии пойти на безоговорочную капитуляцию на предъявленных условиях. В декларации было выражено главное стремление народов - как можно скорее ликвидировать последний очаг агрессии и вернуться к мирной жизни. Поэтому-то СССР и присоединился к документу. Теперь - о главной теме публикации Елены Катасоновой. О пункте декларации, который Сталин нарушил. Пункт этот гласил: "Японским Вооруженным силам после того, как они будут разоружены, будет разрешено вернуться к своим очагам с возможностью вести мирную трудовую жизнь". Но прежде - некоторые разъяснения. В Вашингтоне хорошо понимали, что вступление СССР в войну против Японии будет воспринято в мире как событие огромного значения. Поэтому Трумэн стремился предпринять шаги, которые ослабили бы впечатление от происходящего. Большие надежды президент США возлагал на атомные бомбардировки, бесчеловечные по своей сути. Были убиты и искалечены 447 тыс. мирных жителей. Применение атомных бомб не отрезвило японское командование, продолжавшее делать ставку на затягивание войны. Таким образом, развитие событий сделало вступление СССР в войну на Дальнем Востоке неизбежным. Мощные удары по Квантунской армии, нанесенные советскими войсками в первые же дни, поставили Японию перед катастрофой. 14 августа совместное совещание Высшего военного совета и правительства в присутствии императора приняло решение о капитуляции. Военные действия однако не прекращались. В связи с этим Генеральный штаб Красной армии выступил со специальным разъяснением, которое было опубликовано 16 августа в "Правде". В нем говорилось: "1. Сделанное японским императором 14 августа сообщение о капитуляции Японии является только общей декларацией о безоговорочной капитуляции. Приказ вооруженным силам о прекращении боевых действий еще не отдан, и японские Вооруженные силы по-прежнему продолжают сопротивление. Следовательно, действительной капитуляции Вооруженных сил Японии еще нет. 2. Капитуляцию Вооруженных сил Японии можно считать только с того момента, когда японским императором будет дан приказ своим Вооруженным силам прекратить боевые действия и сложить оружие и когда этот приказ будет практически выполняться. 3. Ввиду изложенного Вооруженные силы Советского Союза на Дальнем Востоке будут продолжать свои наступательные операции против Японии". Советские войска продолжали выполнять поставленную им боевую задачу. 17 августа командующий Квантунской армией был вынужден обратиться к советскому командованию с просьбой прекратить боевые действия. Однако он не сообщил о готовности сложить оружие и сдаться в плен. Лишь на отдельных участках началась сдача в плен. В связи с этим Ставка Верховного Главнокомандования приказала: "На тех участках фронта, где японские войска складывают оружие и сдаются в плен, боевые действия прекратить". К 25 августа советские войска полностью очистили от противника всю южную часть Сахалина. К 1 сентября они завершили разгром противника на Курильских островах. В этих районах было пленено 63 840 японских солдат и офицеров. Всего же в течение почти месячных непрерывных боев советских войск враг потерял около 700 тыс. солдат и офицеров, из них 83 737 человек убитыми и 594 тыс. пленными. "Окончание войны на Дальнем Востоке, - писал маршал Василевский, - спасло от гибели сотни тысяч американских и английских солдат, избавило миллионы японских граждан от неисчислимых жертв и страданий и предотвратило дальнейшее истребление и ограбление японскими оккупантами народов Восточной и Юго-Восточной Азии". А чем отплатил нам президент США за спасение сотен тысяч американских солдат? Когда стало известно о готовности Японии капитулировать, встал вопрос о назначении Верховного главнокомандующего союзных держав на Дальнем Востоке. Трумэн 12 августа предложил Сталину назначить на этот пост генерала Макартура. Тот согласился, а представителем СССР при главнокомандующем назначил генерал-лейтенанта Деревянко. 15 августа в Вашингтоне разработали проект "Общего приказа # 1", в котором указывались районы принятия капитуляции японских войск каждой из союзных держав. Документ был представлен на рассмотрение в Москву. Сталин в основном не возражал, но внес несколько поправок. Он предложил включить в район сдачи японцев советским войскам, во-первых, все Курильские острова, которые, согласно ялтинскому решению, подлежали передаче Советскому Союзу, и, во-вторых, северную половину Хоккайдо. 18 августа Сталин получил ответное послание Трумэна, в котором говорилось: "Правительство Соединенных Штатов желает располагать правами на авиационные базы для наземных и морских самолетов на одном из Курильских островов, предпочтительно в центральной группе, для военных и коммерческих целей". Что касается вопроса о Хоккайдо, то президент отклонил советское предложение и настаивал на том, чтобы Вооруженные силы японцев на всех четырех островах собственно Японии (Хоккайдо, Хонсю, Сикоку и Кюсю) сдались генералу Макартуру. Из этого следовало, что США сделали ставку на односторонний контроль в Японии, который осуществляют, по существу, до сих пор. Позиция США в вопросе о принятии капитуляции японских войск означала отказ от союзного контроля в послевоенной Японии, предусмотренного ими же составленной Потсдамской декларацией. Сталин проявил выдержку и поступил разумно: притязания США на Курильские острова решительно отверг и проведение ранее запланированной операции на Хоккайдо, во избежание неоправданного обострения отношений с американцами, запретил. "Возникает вопрос: почему десантная операция на Хоккайдо была Сталиным отложена, а затем вовсе отменена?" - восклицает Елена Катасонова. Но спрашивать-то не о чем. После подписания Акта о безоговорочной капитуляции многие части японских войск в течение нескольких месяцев участвовали в военных действиях против Китайской народно-освободительной армии. Чан Кайши не стал разоружать японские войска и до 1946 г. использовал их в качестве наемников для борьбы с коммунистами. Некоторым американским журналистам подобное сотрудничество казалось тогда "необычным военным союзом". Все это вызывало озабоченность у советского руководства. Оно недовольно было и тем, что Макартур вместо пленения личного состава японских вооруженных сил распускает его по домам. В связи с этим Ставка Верховного Главнокомандования 22 сентября 1945 г. сообщила маршалу Василевскому, что генерал Макартур "повторяет ту же ошибку, которая была сделана в 1918 г. в отношении Германии". Вот в чем заключалась причина того факта, что ГКО еще 23 августа принял постановление "О приеме, размещении и трудовом использовании военнопленных японской армии". А Елена Катасонова утверждает, что Сталин сделал это в пику Трумэну за его несогласие на проведение советскими войсками десантной операции на Хоккайдо. * * * Вступление СССР в войну против Японии имело огромное значение для исхода всей Второй мировой войны. Разгром Квантунской армии - главной сухопутной ударной группировки - ускорил поражение и безоговорочную капитуляцию Японии. В этом состоит важнейший военно-политический итог войны Советского Союза против Японии. В послевоенный период на Западе было приложено немало усилий, чтобы умалить роль СССР в разгроме Японии. Совершенно иные, правдивые оценки роли Советского Союза в войне против Японии давались американцами накануне и сразу же по окончании ее. Так, например, сенатор Коннэли, узнав о заявлении советского правительства 8 августа 1945 г., воскликнул: "Благодарение Богу! Война уже почти окончена". Генерал Ченнолт, командовавший тогда военно-воздушными силами США в Китае, заявил корреспонденту "Нью-Йорк таймс" 15 августа: "Вступление Советского Союза в войну против Японии стало решающим фактором, ускорившим окончание войны на Тихом океане, что произошло бы даже в том случае, если бы не были применены атомные бомбы. Быстрый удар, нанесенный Красной Армией по Японии, завершил окружение, приведшее к тому, что Япония оказалась поставленной на колени".
Документ
Категория
Разное
Просмотров
14
Размер файла
58 Кб
Теги
вопрос
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа