close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Конкурсный альманах. Поэзия.

код для вставкиСкачать
Имя Фамилия
Название книги
Город, год
УДК 82-3
ББК 84-4
Авт ЗН
Авт ЗН Издательство МСП
Альманах поэзии. 2018. – 98 с.
ISBN 978-5-00000-000-0
УДК 82-3
ББК 84-4
Издательство
Международного Союза писателей
им.св.св. Кирилла и Мефодия
г. Варна.
2018
ISBN 978-5-00000-000-00
© Издательство МСП. 2018

Люция Звёздная
3
Люция Звёздная
Мне пригрезилась роща зелёная
Мне пригрезилась роща зелёная
И поляна, цветами усыпана...
Под берёзкой стояли влюблённые,
Обнимались... Разлука им выпала.
Он с тоскою глядел в очи синие Будто небо бездонное в сумерках,
Умоляя дождаться, быть сильною...
На войну уходил с горькой думою.
Он ушёл по дороге извилистой,
Растворился как будто с туманами,
А она, уповая на милости,
Всё читала молитвы охранные.
Три дорожки сплела она в косоньку
И звала беспрестанно по имени...
Он вернулся медвяными росами,
У берёзы увидел любимую...
***
Я проснулась от шёпота: «Лапушка,
Испекла я любимый твой яблочник».
Мне сегодня приснились дед с бабушкой...
Это к счастью - большому, внезапному.
Вещий сон
Сковал мороз прозрачным скотчем льдины...
Бедняга-лебедь умирал в пруду,
А верная лебяжья «половина»
Помочь старалась побороть недуг.
4
Вещий сон
Отчаянно кружа по водной глади,
Что меньше становилась с каждым днём,
Лебёдушка решила быть с ним рядом,
Когда совсем замёрзнет водоём.
Кричала: «Я люблю тебя, мой милый!»На птичьем, лебедином, языке,
Как плакальщица-баба голосила:
«Нет без тебя мне жизни вдалеке!»
А рядом лис стерёг свою добычу.
Еще немного - выбьются из сил...
Но крепок был союз сердечек птичьих,
Он этот мир о помощи просил...
Вот видит сон девчонка из столицы:
Знакомый и почти замёрзший пруд,
Там лебеди - красивейшие птицы По имени всю ночь её зовут...
Спасти любой ценой она решила
В беду попавших белых лебедей,
Нашла тот пруд и к делу приступила,
Неравнодушных собрала людей...
Победой увенчались их усилья,
И лебеди от смерти спасены!
А лИса злость и ярость охватили,
И он ни с чем ушёл за валуны...
Девчонке неспроста приснились птицы То был счастливый знак её судьбы:
Красавицу с фамилией Синица
В тот день спасатель Лебедь полюбил...
5
Люция Звёздная
Счастливый сундук
Стоит в светёлке бабушкин сундук Свидетель девятнадцатого века...
Прабабушка его купила с рук
У знатного в округе человека.
Она хранила платье в нём, фату,
Да пару рушников своих венчальных
И вышивку - черёмуху в цвету,
А рядом с ней - колоду карт гадальных.
На них она гадала: жив иль нет
Её любимый, милый Елиферий.
Хранила бережно его портрет
И все ждала, когда войдёт он в двери.
Он редко на побывку приходил,
Но всякий раз, когда случалось это,
С любовью чадо новое дарил:
В жену - блондинов, а в себя - брюнетов...
Жена растила дочку, сыновей.
Ей было не до слёз, не до печали.
И с каждым годом трепетней, сильней
Сердечко в ожидании стучало.
И дождалась! Вернулся муж её Живой и невредимый... Поседевший.
Пусть каркало над домом вороньё,
Но карты говорили: «Жив сердешный!»
Срок службы вышел - целых двадцать пять
Тяжёлых лет отныне за плечами.
Прошёл тропой войны: за пядью - пядь...
Теперь он дома будет вечерами.
6
Ответ в прошлый век
Шли годы. Повзрослела дочь-огонь,
Сватов заслали и сыграли свадьбу.
Сундук с приданым вот доставил конь,
На новую богатую усадьбу.
И с той поры волшебный тот сундук
Передавался, будто эстафета...
В нём - рушники, «черёмуха в цвету» То рода нашего счастливая примета.
Ответ в прошлый век
(Из письма мне, 1979 г.)
Ты не верь чудесам, но, попав под серебряный дождь,
Ты ладони подставь, удивляясь негаданной сказке.
Тихий шепот любви и касания первого дрожь
Осыпаются с неба, наполнясь живительной лаской.
Ты ладони подставь и к лицу поднеси серебро,
Отразись на мгновенье в прозрачной таинственной влаге
И заметь в глубине легкий профиль - корабль Арго,
Открывающий миру свои горделивые флаги.
Ты не верь чудесам, но, попав под серебряный дождь,
Поищи в вышине те слова, что к тебе обращались.
Тихий шепот любви и касания первого дрожь...
Где ж тот дождь, под которым с тобой мы когда-то прощались?
7
Люция Звёздная
(Мой ответ, 2017 г.)
Много вёсен прошло... Дождь осенний уже не пугает.
Не боюсь я грозы и зигзагов неистовых молний.
Все мосты сожжены, и последний закат догорает.
Только прошлого эхо доносится, но... мы безмолвны.
Легкий профиль «Арго» мчится вдаль, уносимый волнами,
Развеваются флаги, и парус кричаще алеет...
Я молю, чтоб тебя миновали шторма и цунами
И, быть может, немного о юности прошлой жалею.
Безвозвратно ушла она - чистая, светлая юность,
И порой достаю я твои пожелтевшие письма.
Тихий шёпот любви - в каждой строчке... Читаю, волнуясь,
А на небе слова в виде звёздочек ярких зависли.
Дежавю
Дежавю: я по лужам бегу босиком,
Хохочу! - К счастью, плакать не вижу причины!
Капли с неба игриво ловлю языком,
Не боясь заболеть ненавистной ангиной!
Летний дождь... Я промокла до нитки почти,
И зовет меня мама под зонтик в горошек...
Я кричу: «Дождик, лей! Я хочу подрасти!
Ну, пожалуйста, лей! Лей сильней и подольше!»
Невдомёк мне, что капельки - слёзы небес,
Что таят в себе грозы свинцовые тучи...
Вспышка молнии вдруг озарила окрест Боже, это не я! Дежавю - моя внучка!
8
Странник
В небе радуга выгнулась яркой дугой,
Словно арка, что в сказочный мир приглашает...
Не прошу я у Господа жизни другой,
Лишь для внучки счастливее доли желаю!
Странник
Я в этой жизни - вечный пилигрим,
Уставший от потерь и от ненастья.
Да, тяжело идти с крестом своим,
Но не имею права с ним упасть я.
Своя не тянет ноша, это так,
Уверенно держу я путь к Голгофе
И свято верю, что исчезнет мрак,
Отступит час вселенской катастрофы.
Не понаслышке ведаю про честь
И слово «совесть» тоже мне знакомо,
Но не святой, грехов моих - не счесть,
Сомненью подвергаю аксиомы.
Я вечный странник, но не Агасфер
И жизни путь мой полон испытаний.
Мне в мир иной пока закрыта дверь,
Но я усердно собираю камни.
Снежный праздник
Люблю зимой на лыжах покататься,
На санках с горки улететь в сугроб
И фигуристкой закружиться в танце:
«Тройной тулуп» прогонит мой озноб.
9
Люция Звёздная
И снежной бабы лепкою заняться:
Три белых кома накатать подряд,
А чудо это будет красоваться,
Показывать свой «от кутюр» наряд.
На голову ведро поставим ловко,
И угли-глазки нарисуем вмиг...
На верхний ком мы водрузим морковку
И вот готов наш чудо-снеговик!
***
На одеяло снежное с разбега
Пусть прыгает смешная детвора,
А я хочу поздравить вас с Днем снега!
И крикнуть троекратное: «Урааа!»
По мотивам рассказа А. Куприна
«Слон»
Заболела девочка Надюша Ничего не радует её!
И медведь не нужен ей из плюша,
Не нужны еда ей и питьё.
Покидают силы тельце Нади.
Не спасают знахари, врачи,
Лишь рецепты пишутся в тетради Затруднён диагноз, хоть кричи!
Подошла с тревогой мама к дочке,
А она слаба, худа, бледна:
-Ну скажи, чего ты очень хочешь?
Тихо шепчет девочка: «Слона.»
10
По мотивам рассказа А. Куприна «Слон»
-Может быть, последнее желанье
Загадала доченька моя?
Стану для себя ужасной дрянью,
Коль желанье не исполню я! Про себя так папа Нади думал,
Отправляясь в лавку за слоном...
Без эмоций, холодно, угрюмо
Тут сказала дочка: «О живом,
О живом слоне я говорила!
Мне игрушка вовсе не нужна.
Настоящий слон придаст мне силы...
Можешь привести домой слона?»
От ночей бессонных обезумев,
Циркового он привел слона,
Заплатив солиднейшую сумму...
Вдруг малышка будет спасена?!
На щеках и впрямь взыграл румянец! Вот он слон, живой, пред ней стоит,
Рядом - дрессировщик-иностранец,
Гувернантки так растерян вид...
Чудеса! Воспряла духом Надя! Ничего не ноет, не болит...
Мама с папою безумно рады К ней вернулся прежний аппетит!
Много ли для счастья деткам надо? И лекарства вовсе не нужны!
Не пугайтесь, если вдруг в парадном
Вам живые встретятся слоны...
11
Люция Звёздная
На саване карманов нет
От альфы до омеги - только шаг,
Не каждому из нас он удаётся.
Рожденья крик и сжатый вмиг кулак
И пуповины нить тугая рвётся...
Малыш сжимает крепко кулачок Он не с пустыми в мир пришел руками:
Вот загорелся яркий маячок,
Как будто бы лампадка в новом храме.
И этот свет, немеркнущий, души Он нам не даст по жизни заблудиться
И потеряться в сумрачной глуши, Поможет ввысь взлететь свободной птицей!
Когда ж настанет расставанья миг
Души и тела... когда жизнь прервётся,
И явится пред нами Божий лик,
Тотчас кулак невольно разожмётся...
Ладонь открыта, жизни спет сонет Душой богаче нужно становиться!
На саване, увы, карманов нет!
А свет души в потомках отразится.
Времена года
Плачет осень-красотка холодными крупными каплями
В лужах грязных, огромных - как будто потёкшая тушь...
И буквально вчера улетели последние цапли.
С уст срывается милая, сентиментальная чушь...
12
Лубочная картинка
Налетел листобой1 - он хотел осушить слёзы осени,
Но благие порывы не ценит она, как всегда,
А на старте зима - с её вихрями и заносами.
Воды рек заискрятся, покроются корками льда.
У природы свои, философские, мудрые правила.
За сезоном зимы поспешит королева-весна:
Будет радовать глаз наш цветами и разнотравьями.
Все живое проснётся, очнётся от долгого сна.
Ну, а лето опять урожаем своим нас порадует.
Светом солнца, теплом запасёмся, как будто бы впрок,
Впрок в стеклянные банки замаринуем и радугу,
Чтоб открыть, когда сумрачный холод придёт на порог.
Лубочная картинка
Заснеженная узкая тропинка
Бежит по лесу зимнему, плутая.
Как будто перелётных птичек стая,
Кружится вьюга в белой пелеринке.
В сугробы превращаются снежинки,
Но прежде, чем упасть - они летают...
Заснеженная узкая тропинка
Бежит по лесу зимнему, плутая.
1 Листобой - сильный осенний северо-восточный ветер,
срывающий с деревьев листву.
13
Люция Звёздная
Под снегом спит и видит сон травинка:
Шумит весна, как будто... Снег растаял...
Люблю тебя, о Русь моя святая,
Где с детства, как лубочная картинка Заснеженная узкая тропинка...
Письмо Деду Морозу
Мы ёлку с внуком нарядили Стоит, искрится... Лепота!
И написать письмо решил он
В Великий Устюг. О мечтах...
Составлен список всех желаний Устал он их перечислять:
Листа на два до «до свиданья»...
Вот графоман - ни дать, ни взять!
Я постараюсь вам о сути,
О самом главном рассказать:
Сначала просит гироскутер,
В придачу можно самокат!
И квадроцикл не помешает Местечко для него припас!
Ещё - волнистых попугаев,
Но чтобы яркий был окрас!
И плюс - собаку... Можно кошку,
А если нет - пойдет хомяк.
И черепашку, и рыбёшку...
На том сей список не иссяк!
Мечтает он и о братишке С сестренкой скучно ведь играть!
14
Что такое счастье?
К тому же, девочки - трусишки,
А брату будет ОЧЕНЬ рад!
Еще просил здоровья маме
И членам всей его семьи.
Скажу тут честно: между нами,
Озвучил он мечты мои!
Мечтам положено сбываться!
С братишкой только вот - вопрос...
В другом не будем сомневаться
И станем ждать подарков воз.
Открыты двери в новогодье,
Куранты бьют двенадцать раз...
С волшебным посохом заходит,
К нам Дед Мороз... Ура! Ура!!!
Что такое счастье?
(Ответ на вопрос И. Анненского
«Что счастье? Чад безумной речи?»
А счастье - с восходом солнышка
Пройтись по траве некошеной,
Услышать в лесу соловушку,
Влюбиться нежданно-непрошено...
А счастье - глаза любимого,
Объятья - нежнее нежного,
Быть Богом самим хранимою,
И в завтра врываться с надеждою.
15
Люция Звёздная
А счастье - увидеть радугу
Над лугом цветным зависшую,
Приехать к родным ненадолго,
С подарками, добрыми мыслями.
А счастье - здоровье крепкое:
Духовное и телесное,
Испытывать раболепие
Пред Девою нашей Небесною!
А счастье - улыбка детская
И небо безбрежно-синее,
Не нищенствовать, не бедствовать,
Гордиться любимой Россиею!
Ужин для двоих
Не жалею, не зову, не плачу»...
Нет на это значимых причин.
Я надену платье «От Версаче»
И пойду с ума сводить мужчин.
Юность хороша, но неумела,
Старость - страсть как будто бы ушла...
Золотая середина - зрелость,
Да все недосуг - дела, дела.
Всех счастливых пусть обходит горе,
Жизнь прекрасна, словно музы стих...
Я надену платье «От Диора»
И устрою ужин для двоих...
16
Радуга моей жизни
Радуга моей жизни
Радость в жизни - об руку с печалью,
А за неудачами - успех...
Дней счастливых в долг не занимала
У судьбы. Роптать не буду - грех.
Горе, было дело, настигало,
А потом и счастье - вслед за ним
Мчалось по извилистой спирали...
Ох, уж этот радужный экстрим!
Если бы пришлось прожить мне снова,
моЙ маршрут не стала б я менять Жизнь принять другую не готова
И семью чтоб - эту же, опять...
Золотом искрится жизни осень,
Но, зима, не торопись ко мне!
Инеем не серебри мне косы...
17
(акростих)
Татьяна Долбенько
18
Поэзия Татьяны Долбенько
Перед Вами лирика петербургской поэтессы Татьяны Долбенько. Сюжеты, стиль
написания возвращают нам красоту обихода прошлых веков. Здесь угадывается и Испания, и Франция и родная милая сердцу Россия. Строки чувственные, полные нежности и преданности, они осязаемые, слышимые, видимые. Поэтесса не опускается до
пошлости и вульгаризмов. И её строки ласкают слух и стекают каплями романса:
Вы говорите, что меня не забываете,
Но прошлого, увы, не возвратить.
Вы мои шалости и смех всегда прощаете,
Я знаю, Вам меня не разлюбить.
Читая, Вы переноситесь в тот сад, где состоялось свиданье испанской синьориты с
любимым. Словно смотрите костюмный фильм – фильм в жанре плаща и шпаги:
В кружевах тонкий гребень в камнях аметиста,
Ниспадает волна белокурых волос
И в закатных лучах полыхает монисто,
И в объятьях с любимым мечтанье сбылось.
А быть может, не всё так лучезарно в жизни и любви двух людей?
Здесь музыка плывёт
под вечер чуть печально Под лютню тихий глас
да шёпот ветерка.
Не смеет шелохнуться
любимый, но опальный,
И лишь сжимает шпагу
усталая рука.
Одно лишь слово «опальный» и уже рисуется за строками история, полная драматизма, переживаний.
Природа, окружающий мир в поэтических строках оживает, становится действующим лицом. «Тихо бродит в цветах сиреневый вечер…» Вы уже чувствуете этот волнующий аромат? А приглашая заглянуть в теплый летний день в лес, так и видится
лазурное кружево голубых незабудок и колдующая тишина становится явью.
Прохладный воздух свеж
и звуки мира редки,
Лишь прошуршит в траве
хлопочущая мышь,
Да вздрогнут под вороной
рябиновые ветки
И снова у пруда
колдующая тишь.
А лесная речушка, наделённая волею автора, самыми что ни на есть человеческими качествами, переживаниями: «О, как ей сердца девичьего жаль! Овсянка, спой про
счастье неземное!»
Приглашаю вас отдохнуть душой, погрузившись в чтение необычайно красивых
добрых стихов.
19
Татьяна Долбенько
В дворцовой зале только
юный паж
В дворцовой зале только юный паж
Встречал он короля, что лаврами отмечен,
Он – королеве друг, и вечный верный страж,
Лицом и телом в детстве изувечен.
Взгляните, сир, здесь плачет королева
Глаз не сомкнула несколько ночей,
Не о себе, о Вас душа болела,
Сожгла в молитвах тысячу свечей.
Не верьте, сир, клеветникам бесчестным,
Апата1 – им божественная мать,
Любви не зная, стали сердцем черствы,
Спешите, сир, любовь свою спасать.
Забудьте, сир, о дружеском застолье,
Вас и дружину уберег Господь,
Воздайте Господу за мирное приволье,
За то, что ворога смогли вы побороть.
Спешите, сир, обнять её скорее,
Отправьте свиту отдохнуть от дел,
Ваш тихий вздох ей сердце отогреет,
И вспыхнут щёчки, белые как мел.
Идите ж, сир, не медлите в раздумье,
Вам королеву не в чем упрекнуть,
Безумство бродит в душах в полнолунье,
Мешает думам в сердце заглянуть.
…Король прижал к себе отраду-королеву,
Паж тихо вышел в дверь, прикрыв её плотней,
Благодарил он Господа и Пресвятую Деву
И трепетало пламя у восковых свечей…
1
Апата* – богиня лжи и обмана (греч.)
20
Не бьёт в ротонде мраморный фонтан
Не бьёт в ротонде мраморный фонтан
Не бьёт в ротонде мраморный фонтан,
Застыл со стрелами амур кудрявый,
Колонны белые под стеблями лиан,
Пол шелковым ковром устлали травы.
Здесь я тебя ждала, забыв о мандолине,
И прижимала к сердцу букетик васильков.
Здесь открывался вид на тихую равнину,
На сонную дорогу в тумане облаков.
С волос развязывал мне ленту ветер,
Звенел браслетами и целовал глаза,
И вместе ждали мы дождливый вечер,
И с синих туч стекала тёплая слеза.
Под куполом ротонды белый голубь
Спешил нести мне пальмовую ветвь,
И вился тополиный пух по полу,
И сердце ждало радостную весть.
Теперь уж осень разбросала злато,
И меж колонн ротонды бродит ветер,
На струнах мандолины капельки заката
Напоминают с грустью о любви и лете.
21
Татьяна Долбенько
Огонь в камине стелется волной
Огонь в камине стелется волной,
Часы устало отбивают восемь,
Витраж в античном стиле под резьбой,
И небо в звёздах расстилает осень.
Крадется паж с запиской от гонца,
И в коридорах длинных бродит ветер,
И факелы шипят на каменных торцах,
И не торопит ночь прохладный синий вечер.
Я обниму пажа за радостную весть,
И в кружевной накидке выбегу из замка,
Любимый меня ждет, он любит, и он здесь! –
О чём еще мечтать отчаянной испанке?!
В пылающих цветах азалий и граната
Медовое тепло окутывает сад.
Под звук гитар звучит ночная серенада…
И стражем паж застыл у кованых оград.
Лепестками цветов
шелестит в саду ветер
Лепестками цветов шелестит в саду ветер
И качает пчелу на цветке синей цинии
Тихо бродит в цветах сиреневый вечер
Дышит сад ароматом лиловой глицинии
А вдали на тропинке белеет мантилья,
Фиолетовый бархат затянут в корсет,
Вдоль тропинки колышутся свечи астильбы,
И роняет цветы голубой первоцвет.
22
В саду листва под цвет зеленого нефрита
В кружевах тонкий гребень в камнях аметиста,
Ниспадает волна белокурых волос
И в закатных лучах полыхает монисто,
И в объятьях с любимым мечтанье сбылось.
Потемнеет в саду цвет сапфировых циний,
Бросит ночь на тропинку туманный ковёр,
И польётся со звёзд свет сиренево-синий
И накроет сад звёздно-лиловый шатёр…
В саду листва под цвет зеленого
нефрита
В саду листва под цвет
зеленого нефрита,
И средь листвы - цветы
опаловых тонов,
И разливает небо
нежнейшим лазуритом
На охру крыш часовни
и каменных домов.
Здесь музыка плывёт
под вечер чуть печально Под лютню тихий глас
да шёпот ветерка.
Не смеет шелохнуться
любимый, но опальный,
И лишь сжимает шпагу
усталая рука.
И не коснуться рук,
не тронуть губ лобзаньем,
23
Татьяна Долбенько
Не спрятать на груди
любви и счастья вздох,
Но тихий голос шлёт
надежду на свиданье
И сердце точно знает,
что не оставит Бог.
И в тёплом воздухе
под переборы лютни,
Плывет дурман цветов
опаловых тонов,
И колокол звонит
в часовне пополудни,
И шелестит листва
у каменных домов.
Ещё вчера…
Ещё вчера жасмин
душил в своих объятьях,
По облакам душа
неслась в любви с мечтами,
Еще вчера в салоне
я выбирала платья,
Чтоб на балу опять
быть только рядом с Вами.
Ещё вчера, кружась,
романсы напевала
Цветам на узких окнах
и барельефам в рамах,
За окнами сирень
мне гроздьями кивала
И солнце золотило
все купола у храма.
24
Ещё вчера…
Я примеряла кварц,
рубины и топазы,
Жемчужные браслеты
и серьги из сапфира,
И на широкий пояс
пришивала стразы,
Как у одной из жён
гранадского эмира.
На платье с кринолином
волна бельгийских кружев,
Песцовая горжетка
под брошью от Армани…
Я не ждала, что май
мне обернется стужей,
Я верила тогда,
что я любима Вами.
Промчалась ночь. И вот
уже пылают свечи,
И музыка плывёт
над платьями из шёлка.
Мечтаю видеть Вас
и слушать Ваши речи,
И снова поправляю
хрустальную заколку.
Мне вспомнится дурман
от Ваших поцелуев,
И голос Ваш над ушком,
и нежная рука…
Смущенье на щеках моих
румянец наколдует
И вновь плывёт душа
куда-то в облака…
25
Татьяна Долбенько
Но вот и Вы у входа –
красивый, элегантный…
Вы с женщиной другой
приехали на бал.
Вы поклонились мне
так холодно, галантно,
И предложив ей руку,
прошли с ней в светлый зал.
Еще вчера…
Вы говорите, что меня не забываете
Вы говорите, что меня не забываете,
Но прошлого, увы, не возвратить.
Вы мои шалости и смех всегда прощаете,
Я знаю, Вам меня не разлюбить.
Вам говорили – Вы со мной намаетесь,
Вам ровным счетом это все равно.
Но Вы же знаете, Вы всё, конечно, знаете,
Что я люблю Вас искренне давно.
В словах своих Вы боль свою скрываете,
Жить без меня велела Вам судьба.
Ромашку белую мне в волосы вплетаете,
Откидывая локоны со лба.
Вам говорили – Вы со мной намаетесь,
Вам ровным счетом это все равно.
Но Вы же знаете, Вы всё, конечно, знаете,
Что я люблю Вас искренне давно.
26
Как мерно, тихо дождик плачет
Вы нежно руки мои в кольцах пожимаете,
И шорох юбок не заглушит сердца стук,
Вы шляпу приподняв, опять прощаетесь,
А я боюсь не выдержать разлук.
Вам говорили – Вы со мной намаетесь,
Вам ровным счетом это все равно.
Но Вы же знаете, Вы всё, конечно, знаете,
Что я люблю Вас искренне давно.
Как мерно, тихо дождик плачет
Как мерно, тихо дождик плачет,
Как будто свои слёзы прячет
За тёмным пологом ночи.
Луна зарылась в тёмных тучах,
Притихла стая птиц на кручах,
И вздрагивает огонь свечи.
На мягком кресле у окошка
Меня ждет старенькая кошка Подруга одиноких дней.
Она мне боль унять поможет,
Мне в руки голову положит
И станет на сердце теплей.
Ты далеко – в далёких далях,
Мой сон, где ты, покрыт вуалью,
Душа не ропщет, не зовёт.
Смирилась я с своей судьбою Жить без тебя одним тобою…
Безвременье течёт, течёт…
27
Татьяна Долбенько
У белого озера, покрытого льдами
У белого озера, покрытого льдами,
Стояла сторожка – ни мал - ни велика.
И глыбы торосов бодались здесь лбами,
Позёмка свистела, струясь по льду тихо.
В сторожке свой век доживала НАДЕЖДА,
ЛЮБОВЬ навещала её каждый вечер –
Тогда пели песни красиво и нежно,
И в комнате таяли жаркие свечи.
ЛЮБОВЬ вспоминала, НАДЕЖДА светилась,
Часам возвращалась стремительность бега,
И СЧАСТЬЕ со звёзд на сторожку косилось,
Но лишь улыбалось со звёздного неба.
И сбросило ВРЕМЯ часы, как одежду,
Открыло окно, чтобы к СЧАСТЬЮ быть ближе.
И приняло небо ЛЮБОВЬ и НАДЕЖДУ,
И звёзды над озером свесило ниже.
Я Вас ждала в саду, у старого моста
Я Вас ждала в саду, у старого моста,
Там ароматным облаком качается сирень,
Вода в журчащей речке прозрачна и чиста,
И стая воробьёв там носится весь день.
Увидеть Вас мечтала хотя бы на мгновенье,
Понять по жестам рук, и взгляду синих глаз,
Что на душе у Вас, и в чём у Вас сомненья,
И отчего давно Вы не были у нас.
28
В саду Её Величества цвела сирень
Под зонтиком в оборках сидела до заката,
И на подол летели сирени лепестки,
Я теребила бусы из черного агата,
И слушала журчанье приветливой реки.
Я грезила о Вас, не зная, что Вы рядом,
Что Вы, загнав коня, взбежали на крыльцо,
Сквозь анфиладу комнат меня искали взглядом
И прятали в руке жемчужное кольцо.
Я обернулась… Вы бежали мне навстречу…
А тихий вечер плыл, сменяя теплый день,
И стая воробьёв в кустах уж не щебечет,
И к чистым водам речки склоняется сирень…
В саду Её Величества цвела сирень
В саду Её Величества цвела сирень,
Играл оркестр дворцовый под платаном,
Теплом дышал погожий майский день
И накрывали чай в беседке у фонтана.
Все ждали Вас с депешей от посла,
А я ждала, чтоб только б Вас увидеть…
Мой милый друг, разлукам нет числа,
А при дворе без Вас меня легко обидеть
В камзоле бархатном прошли Вы через сад,
И передали свиток, вставши на колено…
А время медлило, растягивало такт,
Сливая взгляды наши откровенно.
29
Татьяна Долбенько
И нет Вам времени на отдых и покой,
Лишь долгий взгляд и грустная улыбка…
Вы лишь помашете мне издали рукой
Я прошепчу Вам вслед слова молитвы.
В саду Её Величества шуршат шелка,
Выводит контрабас охрипшее легато,
Кивают гроздьями сирени облака,
Дурманя головы нежнейшим ароматом.
В лесной глуши в июле по берегам
пруда
В лесной глуши в июле
по берегам пруда
Растут лазурным кружевом
простые незабудки,
А по ночам с небес
здесь падает звезда,
И серебрит головки
селезня и утки.
По зарослям кустов
не хаживает ветер,
Не забредает лось,
пленившись тишиной.
Сюда приходит раньше
печальный темный вечер,
И накрывает берег
туманною росой.
30
Под тихий шепот пожелтевших трав
Прохладный воздух свеж
и звуки мира редки,
Лишь прошуршит в траве
хлопочущая мышь,
Да вздрогнут под вороной
рябиновые ветки
И снова у пруда
колдующая тишь.
Под тихий шепот пожелтевших трав
Под тихий шепот пожелтевших трав
И россыпь песни опечаленной овсянки,
Бежала речка, камыши прижав,
И добегала в чаще до лесной делянки.
А там спешила прятаться в корнях,
Где бурелом зарылся в мох зелёный,
Оставив брызги на шершавых пнях
Лишь бормотала озабоченно и сонно.
И всё пыталась утопить печаль,
Разбавить слёзы свежею водою,
О, как ей сердца девичьего жаль!
Овсянка, спой про счастье неземное!
Журчит река среди корней и трав,
По берегам притапливает жёлтые кувшинки.
Поёт овсянка, голову задрав,
На перышках блестят хрустальные слезинки.
31
Луна светила в башню замка
Луна светила в башню замка
И отражалась в зеркалах,
И отражалась в них цыганка
В цветастой юбке и шелках.
Монисто на груди горело
И шаль с кистями с плеч ползла,
Овсянка в клетке славно пела
И ночка звёздная плыла.
Браслеты тонкие звенели,
Монисто вторило им в такт
И складки юбки шелестели
И нежностью цвели уста.
Цыганка клетку приоткрыла,
Овсянку на руку взяла,
И с поцелуем отпустила
И ручка в кольцах замерла.
И падали на замок росы –
Луна светилась в небесах…
И глазки целовали звёзды,
И скатывались по волосам.
32
Наталья Сирицына
33
Наталья Сирицына
Ангелу
(посвящается А.Ю.).
Давным-давно в волшебных добрых снах
Ты приходил ко мне от счастья весь лучистый,
Укутывал в закатных пеленах
И убаюкивал на волнах речек чистых.
Дарил цветы из стран безумно дальних.
От аромата их кружилась голова.
Дарил мотивы притч хрустальных Душистым мёдом обращались те слова.
Старинные напевы пилигрима
Печальным нежным голосом мне пел
И сказки сочинял неутомимо.
Герой в них был как ты Высок и смел.
Рассказывая жизни мне событья,
В улыбку прятал звёзды ясных слёз
И чтоб скорей смогла забыть их,
Вдувал в глаза пылинки сладких грёз.
И взявшись за руки, взмывали ввысь как птицы
К вершинам величавых снежных гор.
Передо мною растворял ты все границы,
К ногам бросал небесный и земной простор.
Те встречи в память врезались нечаянно,
А жизнь проходит тихо, неспеша.
Я так скучаю по тебе отчаянно,
Что теплым воском плавится душа.
34
Битва с тенью
Битва с тенью
Темно. Тревожно. В воздухе витает
Тончайшее предчувствие беды.
В тяжелых латах я, рука сжимает
Безжалостный и острый меч Судьбы.
Перед собой фигуру вижу в маске,
Но сердце вдруг сжимается в комок
И начинает колотиться в дикой пляске –
Её я знаю. Времени песок
Отсчитывает тяжкие мгновенья
Сомнений, противоречивых чувств.
Сразиться я должна со своей тенью –
Зеркальным образом из страсти и безумств.
Старинный меч, украшенный узором
Лозы витой из розы и змеи,
Окинула решительно горящим взором –
Готова к битве с темным визави.
Заня́лся бой. Противник мой играет в прятки.
То слева от меня стоит, то за спиной.
Хоть наперед известны все его повадки,
Едва вертеть я успеваю головой.
Смятением душа моя объята
И задыхаюсь от безумной этой схватки –
Ведь тень моя на хитрости богата
И тают, словно снег, последних сил остатки.
Вдруг звук заполнил вкруг себя пространство,
Как-будто бьют копытом в ра́же кони,
Разрушил безысходности коварство…
Проснулась… Солнца луч в моей ладони.
35
Наталья Сирицына
Взгляд волка
(Посвящение В.Ш.).
В плену человечьего тела, устав от его оков,
Томится душа волчья десятки, сотни веков.
Она помнит, как вместе со стаей выли в ночи.
Сейчас же под гнетом плоти чужой больше молчит.
А память терзает капканом – Я волк, я житель степей,
Свободен, как ветер, и все же… средь каменных стен теперь…
Я помню, как тропкой тернистой с волчицей бежали весной.
Сбивая об острые камни лапы, неслись домой
В свою пещеру над бездной, где только луна – гость…
Как в драках не знали пощады – оскал выдавал злость –
Вонзали клыки, вкус крови дурманил, пьянил как любовь…
Капканы «на нюх» обходили, флажки обрывали в кровь,
До смерти свободу любили… Но волей кого-то с небес
Запрятана шкура волка под кожу и дом мой – не лес.
Теперь как хозяйской собаке «ошейник» свободу сковал
Я мертв, я сделал свой выбор и даже страдать перестал.
И только в пору полнолунья, когда луна будто яд
Меня выдает волчий свободный и дерзкий взгляд.
Дуэль!
Дуэль! Дуэль! Уж брошена перчатка.
Отточено, заправлено перо.
Восторг и гнев задушены в зачатке,
Ум остр. К барьеру! Мысли наголо!
Изяществом Шекспировского слога
Пытаетесь напрасно уколоть.
36
Заболела, занедужила
Батман2. Парировала строго –
Меня не так уж просто побороть.
Вновь флеш3 – верлибр – контратака.
Я ж поменяю ритм – оружия игра4.
«Кровава», беспощадна «драка» Проверка рифмой, стилем мастерства.
Заболела, занедужила
Заболела, занедужила.
Сердце снегом мне завьюжило,
Застудило, заморозило.
Видно Счастье меня бросило.
Улетело паутинкою,
Бросив след на сердце льдинкою,
И умчалось в небо птицею
Звонкой маленькой синицею.
И сижу теперь одна впотьмах,
Вспоминаю об апрельских вечерах.
Тех, в которых ты меня так ждал,
А при встрече нежно обнимал...
Я улыбаться перестала.
Одной надеждой старше стала.
Не поднимаю к небу взгляда.
Мне больше ничего не надо.
2
3
4
Батман (фр. battement — батман) — короткий толчок сильной
или средней частью своего оружия по слабой части клинка
про¬тивника с целью выведения его в сторону.
«флеш» (бросок или стрела) - прием нападения, выполняемый
бегом или прыжком из боевой стойки и приземлением на выставляемую сзади стоящую ногу.
игра оружием - перемещение клинка как при отсутствии, так и
при наличии контакта с оружием противника.
37
Наталья Сирицына
...
Я в осенний парк пойду бродить,
Не боюсь теперь душу застудить.
Я в ночной туман её укутаю,
Тонкой сетью небылиц опутаю.
Подарю ей инеем покрытый лист,
Что как пух лебяжий легок и пушист.
Подарю ей лунную тишину
И чарующих звезд вышину...
Слезы брызнут вдруг из глаз моих Это зазвучит вновь любви мотив.
Будет колокольчиком во мне петь,
Чтобы ото льда душу отогреть.
Остаться? Расстаться?
Остаться? Расстаться? Смеяться иль плакать от боли?
Уйти, раствориться как дым, лечь как камень на дно!
Забыться в вине иль брести набивая мозоли?
Не сдаться, не слечь – пусть упасть и подняться одной!
Напиться, набраться, надраться до мути во взгляде.
Стереть все рецензии, смайлы, е-mailы, стихи.
Сдать карты, сыграть, и сорваться при полном раскладе.
Метаться, мириться, молиться, прощая грехи.
Не думать, не помнить, не знать и не сметь колебаться!
Учиться терпеть эту боль до предела, нуды, до конца.
Смириться, улыбку надеть и с безумием мчаться
По жизни, не веря, не чувствуя, но не теряя лица.
38
Красавица и чудовище.
Красавица и чудовище.
Он был похож на старый саксофон,
Так же горбат и голос сип/простужен.
И в одиночестве себе готовил ужин,
Заканчивая жизни марафон.
Седых волос взъерошенных копна
Не в силах скрыть морщинок буераки,
Безносая уж посылает знаки –
Шалит ретивое и ночью не до сна –
По каплям жизнь стекает в пустоту.
Теченье Леты призрачно/прозрачно,
Харон за дверью поджидает однозначно,
Когда провалишься в глухую темноту…
Она – весенний запах юных трав,
Проталин, примул, солнца и рассветов.
В её глазах зелёных не найти обетов,
В них искорки ребячливых забав.
Плывет походкой лёгких облаков,
Ведомых ветром в просинь осторожно.
Огонь в крови её – обжечься можно,
И воля ей милее уз/оков…
Осенний парк роняет пестроту
Убранства яркого прохожему под ноги.
Последнее тепло пьянит до «грогги5»,
Предвосхитив природы наготу.
Он так любил бродить совсем один
Тропинкой парка, загребая листья,
Оглядываясь быстро по привычке лисьей,
Лелея в сердце свой извечный сплин.
5
Грогги (от англ. groggy — пьяный, непрочный) — одномоментное ухудшение состояния находящегося на ногах боксера, после получения им удара в подбородок. В народе – «поплыл».
39
Наталья Сирицына
Она бесшумно, кра́дучись в тиши,
Как кошка плавно за незримой мышкой,
Скользила, торопясь, без передышки
По парковой заброшенной глуши…
Судьба стравила жизнь двоих в зало́м Сложив маршрут обоих в Джаггернаут6,
Устроив, очевидно, в парке раут,
Пометила двоих одним тавром.
Лицом к лицу, почти столкнулись в лоб,
Оторопев, смотрели друг на друга,
Почувствовав, как тишина упруга
И бьёт адреналиновый озноб.
В глубинах глаз его сияет мудрость лет
Бесстрастность знаний, выводы ошибок
И искорки лукавства и улыбок,
И торжество одержанных побед.
Мани́т загадкой омут её глаз –
Капель, рассветы, жаворонок в небе
И солнце золотое в предзакатной неге,
И озорство дурашливых проказ.
Глаза в глаза – несутся чувства вскачь,
Обрывки ощущений прошлых жизней,
Рисуется капризней/живописней
Решение отработанных задач.
Так и ушли рука в руке в закат,
Болтая весело, как будто лет уж сто знакомы,
Ломая напрочь жанров/схем законы,
И стал он молод и ни капли не горбат.
Кулисой опустился листопад…
6
Джаггерна́ут — термин, который используется для описания
проявления слепой непреклонной силы.
40
Ранним утром рассвет...
Ранним утром рассвет...
Ранним утром рассвет разукрасил безумными красками небо.
Легкий ветер шальными руками ласкает слегка по щекам.
Я лечу в нереальности снов и в пьянящей покоящей неге,
Покоряясь зовущим, желанным, ворующим душу глазам.
Я влюбленная женщина, с грустью живого кокетства,
С шармом терпких ночей и игривостью летнего дня.
С чистотой непосредственной, с легким налетом эстетства,
С обжигающим душу, сметающим пылом живого огня.
Я не верю, что встреча с тобою простая случайность.
Не сбывается то, что не нужно как воздух, как солнце двоим.
Ты согрел мое сердце теплом, заполняя собою реальность.
Я тебя оживила, подняла из тлена, вдохнула желанья – живи.
Стеклянные нити оземь
Стеклянные нити оземь
Сквозь рваные ватные тучи –
Хандрит обреченно осень
Водой беспросветно-тягучей.
По стеклам дождь барабаном.
Осины от ветра продрогли.
Цыганским цветным балаганом
Нахохлился клен у дороги.
А дома вкус пряного тмина
В краюхе темного хлеба.
День летний в чае с малиной.
Объятья английского пледа.
А дома любимая книга
Сюжетом как прежде волнует
И нежность сюиты Грига
Волшебностью звука чарует.
И пусть предрекает осень
Морозы. В волненье дебюта
Летящая с неба проседь –
Лишь сон в океане уюта.
41
Наталья Сирицына
Утёс
Из века в век на мглистом дне ущелья
Вздымается раздробленный утес.
С вершины сброшенный, в плену оцепененья,
Как воин над врагом клинок занес –
Над головой обломок ятаганом нависает,
И трещины зияющими ранами сквозят.
Столь грозный вид в тиши звенящей ужасает
И восхищает так, что от восторга застывает взгляд.
Всем повествует он о днях былых сражений.
Язык без слов понятен, горделив и прост:
«Я пережил жестоких череду мгновений!
Мне больно, кровь сочится из борозд!»
Батальным сценам наяву я внемлю:
Безумной песней завывает дикий фён,
Неукротимо корнем упираясь в землю,
Бока подставив ветру, жив – не покорён,
Стоит, с ожесточеньем напрягая жилы,
Под яростным потоком бурь и тающих снегов
И с каждой новой раной, собирая силы
Грохочет гневно, устрашая всех врагов.
Кривые сосны, саксаулами в пустыне
Цепляясь корнем из последних слабых сил,
К утесу жались, словно змеи на кручине,
Чтоб от ненастья он их грудью защитил…
Без сил, понуро, непогоды отступали
И снова раны зарастали мхом, травой,
А облака утес, как сына мать ласкали,
Сном, проплывая над бедовой головой.
42
Чувства в клетке.
Чувства в клетке.
Чужая женщина, чужой мужчина
Глазами встретились и вот причина –
Остывших чувств вулкан проснувшийся,
К душе озябшей взгляд прикоснувшийся.
И полетели стихи и точечки,
И чувства вылились да в междустрочия.
Он слал признанья ей и звал Богинею,
Она же – Мальчиком своим отныне.
Она как кошка на мягких лапах
К нему спешила на терпкий запах,
На зов мужской брутальной силы
И чуть шептала: «Мой мальчик милый!»
Встречались редко, да всё украдкою.
Их встречи были сном да лихорадкою.
Имен не помнили в пылу горячем,
Казалось, будет всё теперь иначе.
При посторонних же на лица маски,
Чтоб не увидели во взгляде ласки.
При посторонних – все чувства в клетку –
Играем в русскую игру «Рулетку».
Но для мужчины любовь не главное,
«Война» важнее да стычки славные.
А что она? Да очень просто Потерпит милая: «Мы ж люди взрослые»
И снова чувства замком закрытые,
Её желания «войной» убитые.
И как и прежде она опять одна?
Он - «не дано» её и «не судьба» - она.
43
Татьяна Синдеева-Бурова
Татьяна СиндееваБурова
44
А дни... как птицы улетают в неба синь
А дни... как птицы улетают в
неба синь
А дни... как птицы улетают в неба синь,
в божественную... да неведомую даль...
Душа... касаясь облаков вдыхает свет
идёт... и на Земле свой оставляет след...
Каким твой будет день... тебе решать,
и твоё дело... что для других оставить...
Один момент запомни... мой милый друг,
домой вернуться б... выполнив свой долг...
Свой долг перед Творцом... Его задумкой,
ведь ты Его... прекрасное создание, герой...
Любовь вдохнув... счастливым видеть хочет,
дитя с земною красотой... познавшее полёт...
А дни... как птицы в неба синь летят спеша,
свой лучший след оставь ты человек... душа...
45
Какой ты ласковый сегодня, друг мой...
Какой ты ласковый сегодня, друг мой... ветер,
откуда прилетел ко мне, открой секрет свой...
Где зародился и в каких краях родимый дом,
твоя обитель, мне расскажи о матери с отцом...
Перебирая нежно мои пряди, шепнул мне ветер :
« О, моя Татьяна... С тобою говорить мне счастье,
я расскажу тебе свою историю рождения, прихода,
а ты держи меня покрепче и слушай всей душою...
Взлетела бабочка, цветок увидев в поле яркий,
крылом взмахнула, шевельнула воздух мягко...
В саду ребёнок засмеялся, завидев эту красоту
бежал счастливый насладиться чудом, сказкой...
А травка сочная под ножками дитя пригнулась,
чтоб было легче пробираться, путь ему открыла...
Листвой зелёной колыхала воздух, дышал малыш,
так радовался жизни он... с природой был един...
Запела птица сидя на берёзе белой, заголосила,
в ответ ей древо зашелестело, песнь поддержало...
Сверчок проснулся, потянулся... затрещал в дуэте,
навстречу к милому ребёнку поскакал, запрыгал...
Кто мой отец и мать ? Как объяснить тебе, Татьянa ?
Как показать тебе свой дом, нарисовать картину ?
Сегодня ласков я с тобой, что зародился я в раю, эдеме,
под смех счастливого дитя, от взмаха бабочки красивой !»
Дышите счастьем, содрагайте смехом воздух, люди !
И будет нам... лишь ветер тёплый, ласковый и добрый !
46
Ах, Небо... Небо голубое... Небо чистое
Ах, Небо... Небо голубое... Небо чистое,
напои меня ты светом нежным, ласковым...
Сердце... душу отогрей теплом, заботою,
крылья исцели и залатай рубцы, да раны...
Небо... голубое Небо, помоги пожалуйста,
мне б стереть из памяти минуты мрачные ...
Вычеркнуть моменты, удалить страницы,
чтобы только светлое, чтоб только яркое...
Знаю... всё что было - неспроста давалось,
знаю... ты же мне об этом часто говорило...
Знаю... болью - ты ж меня учило, помогало,
знаю... лучше для меня, ведь я мудрее стала...
Не стереть, не вычеркнуть... пусть будет
всё... что нарисовано, написано в тетради...
Превращу уроки и пути - я в дар, награду,
Ты - мне душу обрамляло, человека сердце...
Небо... за любовь я говорю Тебе - СПАСИБО !
За заботу, чистоту, за свет твой тёплый !
Кружевом Ты нежным путь мой застелило,
лишь за то, что я смогла, я всё сумела, Небо !
47
Татьяна Синдеева-Бурова
Надену свитер потеплее и чай налью
горячий
Надену свитер потеплее... и чай налью горячий,
согрею память я свою... и душу напою любовью...
Когда - то в детстве я ждала... миг самый лучший,
сейчас держу мгновения все - и отдаю их с болью...
Ах, время, времечко людское... играет жизнь лихо,
то цветом летним очарует... то танцем листопада...
Снежинкой сердце охладит... и на душе вдруг тихо,
лишь мысль прежняя стучит... в былое нет возврата...
Смакуя чай горячий... в этом моменте тёплом утону
и растяну навечно... восполню все потерянные дни...
Я знаю, будет ещё много танцев... познать бы глубину,
не расплескать... а мигом насладиться данной жизни...
Порой, бывает так... не знаешь куда
плыть...
Порой, бывает так... не знаешь куда плыть... как быть,
душа... вдруг потерялась среди огромных, шумных волн...
Не видно берегов, лишь мысль бьёт в висок:»Как жить ?»
Твои мольбы хватают чайки... и расчленяют их на слог...
Сжимается сильней от боли сердце, рисуются картины,
пейзажи заунылые плывут и шлюпка жизни подзависла...
Один, среди стихии необъятной, рукой боясь пошевелить,
с тобой волна играет смело... и ты поддался ей сполна...
48
Осталось несколько недель... и убежит
Как быть ?.. Когда земля уходит из под ног или пучина ?..
Когда судьба забросит... отнимая берега... надежды свет...
Как жить ?.. Когда в глаза тебе смеётся друг вчерашний
и душу выворачивает, чтобы найти твой страшный грех...
Мой друг... волна... что нам порой скрывает жизни берега,
ничто... пред стойким духом... способным руки поднимать...
Ни чаек дерзкое кружение, крик, ни прошлогодние напевы,
не смогут выбросить из колеи, когда ты ясно видишь путь...
Нам испытания даются не для того, чтоб мы погибли... вдруг чтоб загорелась страсть к любви... свет обрести свой... луч...
Когда потеряна душа и сердце в ритм не попадает прежний взгляни на Небо человек... и вспомни... для чего ты прибыл...
Ведь ты... когда - то шёл сюда, не зная страха и боязни жить,
быть может ты сейчас средь волн... чтоб вспомнить этот миг...
И память прошлую вернув, сполна наполни светом тело... дух,
дорогу ты построй свою и смело к берегу иди... судьбе назло...
Декабрь , 2017
Осталось несколько недель... и убежит
Осталось несколько недель... и убежит... Декабрь месяц,
вновь непростой... с очередной проверкою на прочность...
Мне испытания подкинув... даёт возможность взвесить,
все «за» и «против» соберёт... оттачивая тело, личность...
Весь этот год... работала я не жалея сил и экономя время,
не тратила на пустоту... с годами каждый миг ещё ценнее...
А может потому... Декабрь крутит Землю... вырывая семя,
которое старательно так берегу, оно ведь... дар от Бога...
49
Татьяна Синдеева-Бурова
Он хочет показать... ничто невечно в этом мире... тленном,
всё что имеет человек, в миг обернёт он в воздух серый...
Сегодня нюхаешь цветы... а завтра они в прошлом бренном,
и птиц красивые напевы... уже летят, как звуки недоверий...
Твою игру... Декабрь, я знаю... и понимаю всю твою обиду,
рукою лёгкой человека, тебя последним месяцем вписали...
Теперь ты души проверяешь, быть хочешь памятным в году,
и в сердце надолго врезаясь... чтобы почаще вспоминали...
Прости, Декабрь... прости и не держи ты зла, на нас обиды,
ты... как и все месяцы, всегда на первом месте, пьедестале...
Ты... первый зимний вестник, дарящий нам мечты... надежды,
и помогающий увидеть чудо, какое лишь бывает в карнавале...
Прошу тебя, зажги свой добрый свет, декабрьский и чистый,
укутай нас волшебной сказкой, где все здоровы люди, живы...
Нам подари прекрасные недели, кристальный воздух, свежий,
не забирай ты семя жизни... надежду дай нам... перспективы...
Осталось несколько недель... и убежит... Декабрь месяц...
Все «за « и « против» соберёт... оттачивая тело... личность...
Душа... так истово кричит... она в мольбах за мир и жизнь...
Пусть испытания откроют путь... к любви... в обитель света...
Декабрь ,2017
50
Знаешь... скоро снова будет осень
Знаешь... скоро снова будет осень
Знаешь... скоро снова будет осень
и холодной каплей постучит в окно...
Серая синица вновь замрёт на ветке,
чтобы не растратить летнее тепло...
Дунет ветер... влажный и промозглый,
из-за моря весточку будет рад нести...
И уснут деревья лист отдав зелёный,
отдохнёт природа... каждому свой срок...
Знаешь, друг мой... как - то так случилось,
вдруг... ещё сильней я полюбила жизнь...
Вижу сон деревьев, грею сердцем птичку,
дождь холодный, ветер... счастье - я живу...
Mой друг Есенин...
Люблю, я так тебя люблю... мой друг Есенин,
люблю тебя я с малых... с самых детских лет...
Своей строкой вонзился в мою душу, сердце,
своей открытостью ты прописался там навек...
Рождаешь слёзы простотой... своей любовью,
открытым взором ты смотрел на жизнь, мир...
Сколько порывов... строчек написал, явил ты,
какие чувства жили, ты настоящий был Поэт !
Твои стихи читаю я... и вижу твои мысли, душу
стоишь в полях пшеничных, смотришь на меня...
И локон светлый поправляя, улыбнулся мило,
ловлю твой грустный взгляд, прошу... не уходи...
51
Татьяна Синдеева-Бурова
Спасибо, что открылся, подарил своё видение,
спасибо Богу, что создавал тебя с такой душою ...
Я знаю, что не жалеешь... не зовёшь... не плачешь,
но почему так быстро сдался, почему ушёл так рано ?
Чужими сапогами... дорогу не измеришь...
Чужими сапогами... дорогу не измеришь
и не пройдёшь свой путь... другой ногой...
Свою судьбу... прохожим не подаришь,
не переложишь с плеч... своих грехов...
Мой друг... ты будь достойным, сильным,
пред Богом не схитрить... себя не обмануть...
Лишь благодарный - путь пройдёт, осилит,
лишь честному - откроются врата Небес...
Кто стал единым - тот насладится жизни вкусом...
Без цвета... растение не подарит миру краски,
без корня... перекати полем полетит по свету...
Раскроется душа бутоном... Сознания касаясь,
быть сильным телу... полюбив Земли творение...
Лишь счастлив тот... кто понял замысел, идею,
кто стал единым - тот насладится жизни вкусом...
2017
52
Ах, не святая... да и могу ли быть такой я?
Ах, не святая... да и могу ли быть
такой я?
Ах, не святая... да и могу ли быть такой я ? Уж не суметь...
Грешна... и каюсь, говорю об этом, не боюсь, не стыдно...
Любила, ошибалась, поступки совершала... спотыкалась...
Училась жить, училась быть и жизнь порою больно била...
Всё было: разлуки, встречи, слёзы и большая радость...
Любовь... любовь всегда была в душе, стучало сердце...
Через печаль её я пронесла и через горе, старалась жить,
дышать и без любви ни дня я не могла, я так и не сумела...
Нет смысла быть на свете, когда в моей душе нет пламя...
Любовь...люблю Любить, мне трудно без неё, я задыхаюсь...
Нет,не святая... грешна, и потому прошу Господь, прости!
Прости меня за то, что так люблю я жизнь- Твой подарок!
Мне подарил Ты небо и возможность видеть этот мир...
Ведь это счастье: ласкает тёплый ветер, лучик солнца,
а птица напоёт мне свою песнь и зашуршит зелёная листва...
Нет жизни без любви, без сладкого дыхания рассвета,
порой бежит солёная слеза... eщё один мой убегает день...
И в этом грех... что так хватаюсь за минуты, за моменты,
грешна... прости Господь, но почему так быстротечна жизнь...?
Нет расстояний для любви...
Спустилась ночь на землю... и темнота сменила свет,
среди волшебных звёзд вновь зародился новый месяц...
С приходом тьмы... затихли птицы... замолчал весь лес,
по норам разбежались звери, уставшие тихонько спали...
Всё замерло... настало время для волшебного сверчка,
53
Татьяна Синдеева-Бурова
для песен его чудных и для признаний сладких, нежных...
Укромно спрятавшись и сев в раскидистых ветвях куста,
он молодому месяцу слагал истории и сочинял баллады...
Наш месяц быстро подрастал под песнь славную сверчка,
в любви купаясь, отбрасывал он лучик голубой на землю...
Лаская нежно воздыхателя- певца... счастливо улыбался
и с каждой ночью... он превращался в полноликую Луну...
От музыки и сцен любовных... сильнее загорались звёзды,
играя яркими огнями на небе заводили хороводы, танцы...
И становились слаще песни, от ласк красавицы ночной,
сверчок ждал с замиранием тайных встреч, свиданий,
чтобы открыться ей и чтобы душу показать свою, пропеть...
Любовью жил, на благородный, безмятежный лик глядя
в мечтах Луны касаясь, красоты волшебной и далёкой...
Прекрасной королевой каждый месяц для него она была,
а он... несменным воздыхателем, поэтом, её верным другом...
Нет расстояний для любви, нет в чувствах совершенства,
рисуем идеал, рукой нам не достать, зато блаженно сердце...
Наполнена душа, любимым быть, вот это истинное счастье,
от песен полноликим стать, что так звучат из глубины и сердца...
Февраль 2016
Ты- мне дал возможность вновь
увидеть краски!
Звон... колокольный звон к себе манит,
душеньку зовёт он на беседу с Господом...
Свечи ...лик святого благостно глядит,
мощи старцев исцеляют и дают мне силы...
Люди... молятся и что- то просят, говорят,
голову прикладывая к образам... к иконам...
54
По краю Жизни, я бежала...
Сердце... моё сердце замерло внутри, молчит,
тишина, не слышно стука, убежали мысли...
Благодать...ах, кто бы знал, какая благодать,
душенька к Отцу прижалась, успокоилась...
Как тепло... спокойно и светло с Тобой- Творец,
жить легко, идти с Тобою по дороге- Счастье...
Знаю... многим не понять моих стихов, молитв,
то что вижу, к сожалению не подвластно речи...
Разве важно это, Господи ? Я думаю, что нет !
Главное... что помню, как меня из ада вынес- Ты !
Спас меня... когда я не имела силы жить, дышать,
Ты- мне дал возможность вновь увидеть краски !
Апрель, 2017
По краю Жизни, я бежала...
По краю Жизни, я бежала... судьба ж играла, загоняла,
порой над пропастью стояла... не видела пути, не знала...
Ошибки, взлёты и падения, дорога с камнем преткновения,
приобретения, потери... Что это было? Господи, скажи !
И Небо, приоткрыло тайну... тихонечко сказав, шепнуло:
« Дитя моё, ведь ты на том краю... познала- Жизни прелесть...
И ценен каждый миг теперь... и камни на дороге не пугают,
Да пропасть... благодаря которой, душа твоя... летать умеет...»
Ты прав, Господь... у Жизни сладкий вкус, теперь его, я знаю,
мгновения волшебные я берегу, держу... как каждое дыхание...
И по своей дороге, теперь лечу... касаюсь тебя сердцем нежно,
Спасибо... что научил меня... за испытания судьбы... Спасибо!
55
Татьяна Синдеева-Бурова
Последний лист... он недалёк... всегда он
рядом...
Последний лист... он недалёк... всегда он рядом ходит,
Замри мгновение... прошу, остановись на время - Время...
Ты видишь...там... в углу - стоят холсты пустые, книги,
Закончить бы... не торопись... не мчись...прошу тебя я...
А краски и холсты... они ж моей руки ждут... терпеливо,
картину жизни б... положить... ах, как успеть... суметь бы...
Перо... оно играет с буквами... в стихах слагает строчки,
как описать... всё - то...что слышит моё сердце... знает?..
Господь... прошу тебя... дай больше сил мне... дай же время,
мне помоги и научи... как выразить, нарисовать... все чувства,
всё то, что есть в душе... как показать любовь и счастье?..
Как благость показать... всю прелесть... человека жизни?..
То состояние... когда душа летает... касаясь только небо,
то состояние... когда идёшь ногами... не задевая землю...
Заполнить книгу как?.. Как положить на холст... такое ?..
Как описать... блаженство... сознание... Божью милость?..
Пишу, читаю... стараюсь показать я... быть может слышат,
быть может... кто - нибудь... через картины, холст увидит...
Своей любовью... поделиться... да, это же большое счастье,
увидеть лик людей... в гармонии их души... видеть радость...
Спасибо, Господи... остановил Ты миг... на время - Время,
даёшь мне силы... сюжеты и верные слова, для книги - жизни...
Последний лист... он недалёк... всегда он где - то рядом ходит,
а я сорву его тогда... когда заполню холст... закончу свою книгу...
56
Когда -нибудь ... мой след волною смоет
Когда -нибудь ... мой след волною смоет
Когда -нибудь ... мой след волною смоет ,
смешается с песком и быстрою водой он ...
Когда -нибудь ... Земля меня пригреет ,
под деревом большим я яркой буду клумбой ...
Когда -нибудь ... телесного не станет ,
но знаю точно стихи мои жить будут вечно ...
Они Душой написаны ... словами Неба ,
а все что от Отца не умирает и не знает смерти ...
Уходит всё когда-нибудь ... но не дыхание
оно всегда в пути , всегда в движении ...
Оно дает возможность слышать строки ,
возможность записать, а после огласить их ...
Оно не знает слов ... «Конец» ... «Начало «...
единственное слово это ... «Бесконечность» ...
Познала я что значит быть в потоке ,
когда -нибудь лишь поменяю измерение...
Ты в сад мой зимний залетел случайно
Ты в сад мой зимний залетел случайно ,
Мое крыло больное инеем покрылось
И стука сердца уж не слышно было ,
В груди побитой погибало , задыхалось ...
Душа цеплялась ... сильно жить хотела
Поломана судьбой тяжелой, все ж боролась ,
Раздавленная грузом, все равно дышала ,
И лишь глазами грустными на мир смотрела ...
Твой взгляд в саду поймала я случайно ,
Он нежным был и песнь твоя была понятна ,
В таких садах ты не летал , не знал такого
57
Татьяна Синдеева-Бурова
С такою болью , ты раньше не имел знакомых ...
Ты птицей легкой в мою жизнь ворвался
И на крыле принес мне свежий воздух
Ты напевал , в любви все признавался ,
А сам любви еще ни разу и не знавший ...
Любви ... в которой хочешь сердце вынуть
И раненому телу подарить на веки ,
Любви ...в которой хочешь жизнь отдать ,
Отдать и умереть во имя другой жизни ...
Залечивал мне шрамы, учил меня летать
От песен теплых в саду растаял иней,
Крыло расправилось , я стала оживать
Дышала глубже , сердце чаще билось ...
А ты летал ,смотрел в глаза довольный
И не заметил ты того , как сам влюбился ...
Ты сердце исцелил свое ,мне исцеляя тело
Оно в груди твоей счастливое так пело ,
Что ты не выдержав любви порывов ,
В своих ладонях мне его принес однажды ...
И песнь твоя вдруг стала чище , звонче ,
В глаза мои смотрел уже всем сердцем ,
Цветы в саду ожили ... распустились ,
И Небо в миг тот ...повенчало наши души ...
Соловей... ты мой соловушка...
Соловей... ты мой соловушка, спой мне песню, спой мне милый...
Исцели мне сердце музыкой, трелью чудной, славной, чистой...
Ты душой поёшь, поёшь открыто, о любви слагаешь гимны...
Не скрывая чувств, являешь Миру : сердца стук, его порывы...
Соловей... ты мой соловушка, научи так искренне любить и жить...
Жить... и звук нести свой, песню... жить и на другого не смотреть...
Музыка твоя, так лечит душу, по щеке бежит счастливая слеза...
58
Спасибо снег, позволил мне... забыть на время годы
На сердце, затянется рубец и шрамы... от того, что я боялась петь...
С детства так боялась показать себя, то, какой пришла я в Мир...
С детства, песнь в сердце убивала, чтоб не отличаться от других...
Я ходила, говорила по стандарту, битой словом не хотела быть...
От того- рубец грубей и боли в сердце, от того- и тяжелее жизнь...
Ты поешь, мне говоришь о счастье, плачу я, душа ещё жива...
Ты поёшь и сердце моё бьётся, Господи, ведь я ещё не умерла...
Мой Творец, послал мне чудо, маленькую птичку- Соловья...
Звуком чистым, искренним и светлым, он ворвался в жизнь мою...
Он сорвал оковы все, запреты... песней Неба- все сомнения убил...
Соловей... ты- показал дорогу к счастью, душу мне- ты исцелил...
Спасибо снег, позволил мне... забыть на
время годы
С зимой... приходит тишина... покой в душе настал,
и белым застелила полотном... укрыла цвет от глаз...
Заснул весь мир... природа замерла... она притихла,
под песню ветра ледяного... сон видит... отдыхает...
Снега... вы ж белым цветом... мне напомнили начало,
тот миг... когда явилась в мир... жизнь повстречала...
Снега... да вы ж... на чистый лист мой... так похожи,
лист... с которого... я книгу начала... придя на Землю...
Строкою первой... робкой и несмелой... шагнула в мир,
впервые видя краски... их собирала... заполняя книгу...
В ней... след свой оставляла... на пустых страницах жизни,
ошибки делала - я рисовала... творила, как могла- писала...
Всё... начиналось... с белого листа... с холста пустого,
ах, снег... снежинки... разбудили вы сознание... начало...
Вернули в мир... когда пустая сцена... пуст ещё театр,
из зрителей... лишь только мама... и Господь Небесный...
59
Татьяна Синдеева-Бурова
С зимой... приходит тишина... в душе покой и счастье,
я знаю... не стереть уже всех глав... записаны навечно...
Спасибо снег... позволил мне... забыть на время годы,
душа моя... хоть на денёк... листом... тем белым стала...
Ты- миру подари себя...
Так бывает в этом мире... то дороги нет, то ветер не попутный...
Затеряется весна, иль лето ненадолго, осень- на душе опять тоска...
Много лет мы ждём свои рассветы... и мечтаем о любви далёкой...
Тикают часы- их песнь как и прежде... ну а мы- совсем уже не те...
Ты успей, поймай свою секунду, время... стрелку на часах останови...
Пусть всегда весна на сердце будет, пусть в душе весёлые дожди...
Утро новое пусть будет в радость, искупайся в ласке и любви...
На пути: попутный, добрый ветер, чтобы легче было с ним идти...
Ты не жди, когда всё это будет... Ты- люби...Ты- миру подари себя...
Май 2017
Мне бы только дней побольше, Господи...
Мне бы только дней побольше, Господи... чтобы вкусом насладиться бытия,
чтоб собрать все ароматы сладкие... и веками помнить запах жизни на Земле...
Мне бы только времени побольше, Господи... чтоб дыхание услышать милое,
чтобы сердцем всем, душою окунуться... в человека, что идёт со мною в ногу...
Мне бы только сил побольше, Господи... чтобы я смогла успеть и подарить,
знания, все чувства в свою книгу выплеснуть... донести до мира, до людей...
Знаю, что прошу я слишком много... знаю, мне бы чуточку скромнее быть...
Господи... прости меня такую... не могу вполсилы жить... дышать... любить...
60
Я не стыжусь того, откуда родом...
Я не стыжусь того, откуда родом...
Я не стыжусь того , откуда родом ,
Что родилась в большой семье ,
Что бегала порой в чужих обносках
И не всегда был сахар на столе ...
Задумка та была Господня ,
Он так хотел , таков был план ...
Я приняла смиренно все невзгоды ,
А он за это щедро наградил ...
Он дал возможность слышать его голос ,
Быть под его защитой в этой жизни...
Творить и видеть прелести природы ,
И в тишине с ней говорить душою ...
Отец Орёл учил Птенца полёту
Отец Орёл учил Птенца полёту… Тот всё боялся высоты, падения,
ударов он боялся, о скалу разбиться иль крылья опалить на солнце.
Он на краю гнезда стоял, пуская слёзы, едва стучало его сердце,
представив жизни путь огромный, душа вдруг заходилась от испуга.
Отец птенца был очень мудрым… не торопил его, давал советы, понимая сына…
«Скажи, отец, а если упаду… что делать?»
«Подняться, сын… вновь устремиться в небо!»
«А если упаду ещё, вдруг я крыло сломаю, получу ожог… что делать?»
«И вновь подняться, сын! А если упадёшь ещё, ещё раз поднимись!
Пойми, что переломы и ожоги заживут… падения тоже не страшны,
страшней, если душа полёта не познает, полёта в данном ею теле…
Мертва душа, напрасен её путь, когда она не чувствует крыла, не знает,
придя на Землю, шанс получив с Небес… не испытает чувство, не познает…
Напрасна жизнь, что проведёшь в гнезде, боязнь окунуться в море счастья,
не тронуть солнца, не коснуться облаков… не пробежаться по земле ногою…
61
Татьяна Синдеева-Бурова
Плывя по жизни длинному пути, попробовать на вкус пространство…
Поверь, сынок, войдя в поток, ты даже не почувствуешь судьбы ударов…»
Взмахнул крылом Птенец Орёл и прокричал с небес: «Спасибо!
Отец, спасибо… за твою любовь, за мудрость, за твоё терпение!
Нет ничего прекраснее крыла и безграничного пространства Света!
Душа, познавшая полёт, счастливой быть в гнезде уже не сможет!»
Отец Орёл… вздохнул всем сердцем, покой в груди, в душе блаженство:
«Дитя любимое полёт познало… а это значит, что и я не зря рождался…»
Не просто так приходим мы на Землю,
есть скрытый смысл бытия… его увидь…
Полёт души познай… ты в человека теле,
не отсидись в гнезде… не потеряй момент…
2017 Из книги - « Басни и Притчи ...»
Обиженный мул... Притча
Однажды гуляя ранним утром, мне повстречался мул, идущий в гору…
Спина его была нагружена тяжёлыми мешками, он еле ноги волочил,
Вздыхая, шёл… всё сетуя на жизнь, на груз, что не давал идти свободно…
С ним поравнявшись, я приветствовала мула и пожелала лёгкого ему пути…
Животное остановилось на мгновение… взглянуло, приподняв немного уши,
Глаза сильней раскрыло, разглядывая лучше, кто это говорит с ним поутру.
«Ах, человек… ты, видно, посмеялся, желая лёгкости, на груз мой посмотрев,
На ноги, что так дрожат, взбираясь в гору, нет сил, а ты со мною шутишь!»
«Я не шучу… любезным быть с тобой хочу, и, если мне позволишь ты спросить,
Что в тех мешках, что ты несёшь с собою в гору, от коих уж не ходят ноги?»
«Ох, и не спрашивай… Несу я жизни груз, его поднять желаю на самую вершину,
И сбросить сверху, чтоб не давил мне спину, не мучил, чтоб легче мне дышалось.
А в тех мешках храню свои же я обиды… на тех, кто надо мной смеётся,
Кто пальцем тычет… что, мол, уродлив я, ни конь и ни осёл, что не красавец».
«Мул, ну что ж такое говоришь ты, как мог поверить ты словам таким?
Как мог принять ты на себя такое?.. Слова того, кто не способен видеть душу…
Слова того, кто обделён умом с рождения, кто лишь поверхностно живёт…
Кто озабочен лишь рельефом, формой тела… бетонным сделав своё сердце…
Послушай, милое создание, прошу тебя, забудь слова… прости и сбрось,
Сбрось этот груз сейчас… обиды, злость, свой гнев на жизнь, на эти языки…
62
Обиженный мул... Притча
Здесь и сейчас… всё это сбрось и незачем с собой всё это в гору поднимать!
Иди мой друг, иди… иди на свет и на добро иди, на гору жизни поднимись,
Но только без мешков, без мелочности и обид! Душа твоя взлетит сама,
Как только сбросишь и простишь, она поднимется к вершине самой, к Небу,
И ты увидишь как прекрасен мир, как жизнь легка… нет тяжести и груза».
Словам моим поверил мул… хотелось полететь, летал ведь только в детстве,
Взглянул на все мешки, на ноги, что так тряслись от тяжести и мук,
Со всей он силы приподнялся, душой, всем сердцем крикнул в небеса
И скинул всё, что нёс так долго, что годы многие копил… всё скинул,
И, о чудо! Спина и ноги, тело… всё стало лёгким, бодрым, молодым!
С разбега… в гору поднялся, от радости смеялся, плакал, парил душой!
И, подбежав ко мне, в глаза смотрел… бежали слёзы, билось сильно сердце,
Он говорил уж голосом другим… счастливым, облегчённым, бодрым…
«Спасибо, милый человек, что мне помог избавиться, понять, увидеть,
Увидеть главное… что оболочка не важна… важней всего же содержание…
Господь… нас разными всех сотворил и в этом прелесть всей задумки,
Чтоб каждый… уникальным был, единственным, неповторимым, славным…
Нам тело… для души дано, оно наш инструмент, помощник нам в пути,
Мы создавать должны, творить… и песнь Неба петь, его быть чудом…
А если будем мы как все… копируя, дублируя друг друга, ставя рамки,
И станем мы уродливы, глупы… лишь пальцем тыча, что другой он телом».
«Мой дорогой… ты молодец, как рада я, что правильно всё понял:
Душа… прекрасное дыхание Бога, нет для неё ни рамок, ни критерий,
Она живая лишь в полёте… а груз, обиды, боль… ведь ей ломают крылья…
Лети, живи, мой милый… и впредь запомни! Всё то, что ты услышишь,
Слова, что полетят из уст нечистых, не принимай их к сердцу и душе,
Будь выше и пока к себе не принял близко, им так и быть на языке глупца!»
2017 Из книги « Басни и Притчи»
63
Татьяна Синдеева-Бурова
Лев, Лось и Ворон
Однажды Лев и Ворон были приглашены к Лосю на именины…
Лось стол накрывал и ждал гостей в хорошем настроении…
Вот Ворон появился, за ним и Лев пожаловал, за стол присели…
Лось гостей обедом угощал, нахваливая блюда диетические:
«А это вот жаркое из полевой травы, она под солнцем выросла,
полезна для сосудов и для сердца… В ней много витамина С и D…
Вот здесь стоит запаренное сено, я с прошлой осени хранил его
для случая такого. О, это кладезь минералов, а главное, растительного
протеина. Его я ем для поддержания мышц и тела, а после… бегаю
как заводной по лесу! Вот здесь салат из одуванчиков, вот здесь
шпинат, пророщенные семена. Ну, приступайте, господа!»
Лев посмотрел на Ворона, а Ворон посмотрел на Льва, потом взглянули на Лося…
Лев начал речь: «Послушай, Лось. Я отроду не ел ни сено, ни солому!
На одуванчиках лишь сплю порою, пророщенные семена?
Ты пошутил, смотрю, над нами!»
«Ну юморист ты, Лось… – речь Ворон поддержал. – Пожалуй, клюну семя я одно. А вот
запаренное сено, уж увольте, я, как и Лев, с рождения не ел такого!»
Расстроился наш именинник: «Позвольте, гости дорогие! Ну как же так?
Ведь это так полезно! И нынче веганство так в моде! Я так старался
удивить гостей, все блюда – польза, для продления жизни и здоровья! Вот
что ты ешь, друг Ворон? Ты ешь падаль! Насобираешь что попало, вред сплошной и
гадость! А ты, Лев, ну помилуй, я ж как лучше. Всё самое я ценное подал для гостя
знатного! Вон протеина сколько – сколько силы!»
Не выдержал тут Ворон: «Лось, тебя я умоляю! Что говоришь про жизнь
и здоровье? И как мою еду ты обзываешь? Я триста лет уже питаюсь тем,
что для тебя невкусно, и, посмотри-ка, я живу, ещё ж летаю!»
Лев тоже вставил свою лепту: «Согласен с братом своим, Вороном! Лось,
я не пойму, ты именины нас отмечать собрал иль лекцию читать нам о
питании? Всю жизнь я мясо ем и буду есть! И бегать по лесу, как Лось,
совсем меня уж не прельщает! Я Лев, родился Львом я и умру, где видано,
чтоб Лев питался сеном! Ты ж, друг, нас извини, мы с Вороном пойдём, я
думаю, обед не выйдет у нас добрый. Пошли друг мой, Ворон… пока не
поругались из-за вкусов разных!»
Природа в каждого из нас вложила вкус свой… назначение…
Нам научиться б быть мудрей… принять особенность другого…
2017 Из книги «Басни и Притчи ...»
64
Советчица Коза
Советчица Коза
Коза, добрейшая и важная особа, советы щедро раздавала всем своим
соседям…
Она всё знала: где, почём и как… ещё зачем и почему… всё это она
знала…
Проснувшись утром, не промыв глаза… соседу Петуху уже с окна кричала:
«Сосед, а что так рано встал? Спать не хотел, не любишь это дело?
А ты не хочешь в парке погулять? Быть может, там намного лучше?»
Петух на солнце посмотрел… так ведь не утро уж давно… не рано для
его прогулок…
Он на Козу взглянул любя, ответил ей: «Спасибо за заботу, очень
мило…»
Она, Коза, уже бежала по двору и Свинке говорила про диету модную:
«Недавно прочитала в интернете про диетолога. Про методы его
рецептов накачала… Мне, правда, это вовсе ни к чему, себя люблю я и
такую. Подумала, вот, может, для тебя, тебе наверняка всё пригодится… Я
принесу тебе, ты почитай, вся информация полезная…»
Та Свинка, взглянув на отражение в стекле, себя окинув взглядом
удовлетворительным, Козы-соседки разговор прервав, сказала ей:
«Спасибо за заботу, очень мило…»
Соседке Курице, что хлопотала над своим потомством, Коза свои советы
раздавала:
«Ты знаешь, милая, какие сейчас дети! Ну нету ладу с ними, ничего не
понимают, капризные и всё им что-то надо… Прости меня, соседка, и пусть я деток не
имею, но в воспитании я много понимаю… Смотри, когда
цыплёнок твой бежит, пусть он под ноги смотрит, а то ведь расшибётся…
Зачем ты кормишь их как на убой и не ласкай ты их чрезмерно… Кого ты
вырастишь, какое поколение?»
Хохлушка-Курица, имея третий выводок за свою жизнь, на странную
соседку посмотрела и сказала:
«Смотри-ка, милая… Сосед Бульдог двор охраняет, приуныл немного… Пойди поговори
ты с ним, ему твои советы явно пригодятся…»
Коза счастливая бежала к псу, издалека ему она кричала:
«Ты что, сосед, сидишь так плохо на посту! Быть бдительнее надо, народ
сейчас неадекватный, странный!»
Коза бежала и кричала, издалека добрейшие советы раздавала…
65
Татьяна Синдеева-Бурова
Бульдог, от неожиданности слов не разобрав Козы, подумал, что она
порядки нарушает и кинулся он на советчицу свою со всей своей охранной
дури!
С того момента много дней прошло… Коза давно из дома не выходит…
Режим постельный, в день по несколько пилюль… Коза после испуга дар
речи потеряла…
Ах, как мы любим раздавать свои советы…
Мы знаем всё… лишь только мы всё знаем…
Послушать нас… немало в жизни повидали…
А глянешь вглубь… элементарного не понимаем…
2017 Из книги «Басни и Притчи»
Трудяга Лошадь и незваный Воробей
Трудяга Лошадь… поутру овёс жевала, завтракала,
о жизни думала… да набиралась сил, чтоб выйти в поле…
Жевала не спеша сей корм… что был добыт трудом и потом,
как вдруг явился гость, незваный и нежданный Воробей…
По-деловому пробежался по спине натруженной Кобылы
и в таз с овсом нырнул… быстрей хватая и глотая семя…
«Нет наглости предела…» – подумала Кобыла и вздохнула…
А Воробей, поняв, что, может быть, прогонят за вторжение,
решил свой разговор начать, ещё сильнее наглость проявляя…
«О Лошадь! Как дела? Как жизнь молодая? Смотрю, всё пашешь
день-деньской, спины не расправляя… с земелькою играешь…
А я тут мимо пролетал и думаю, дай забегу, проверю друга,
поговорю с ним по душам, позавтракаю, поддержу морально…
Ты знаешь, твой овёс прекрасен… на вкус он прямо сахар!..
Да, вот на днях к соседу твоему я заглянул, ты не поверишь,
что он ест! Одну он шелуху жуёт, а семя ведь невозможно есть!
И знаешь, он меня прогнал… ему мой разговор был не по нраву!
Подумаешь, большая честь… обедать, ужинать с ним вместе,
Ведь он… не я же потерял, такого собеседника и друга!»
Трудяга Лошадь… жевала и слушала непрошеного гостя молча,
когда закончил говорить пернатый… Кобыла вдруг заговорила:
«Ты знаешь, прожила на свете я немало… чтобы обед был сладок,
66
Осёл и два Козла
тружусь, сил не жалея… друзей и собеседников встречала разных,
да и таких, как ты… жизнь мне порою посылала, было дело…
Ты знаешь… гость пернатый, мне ж овса не жалко, ведь не объешь,
твоя мне речь противна, мысли твои хитрые, душонка тёмная…
Прошу тебя по-доброму, без зла… покинь, пожалуйста, ты таз,
в котором топчешь корм, еду… еду, пропитанную моим потом…»
Порой гостей подарит жизнь нам,
они себя вдруг называют другом…
Едят с тобой… придя без приглашения,
и словом поливают тех… кто кормит…
2017 Из книги « Басни и Притчи »
Осёл и два Козла
Однажды средь бела дня спор учинили два немолодых Козла…
Один другому говорит и рогом давит: «Ты посмотри, мои рога
какие крепкие, сколь силы я имею… тебя я, дурня, одолею!»
Другой ему в ответ: «Да что твои рога! Смотри мои копыта!
Как дам я по бокам, своими же рогами полетишь в арык ты!»
День на исходе, а Козлы всё спорят. Тут мимо проходил Осёл,
увидев двух упёртых рогом, решил он им помочь, решить их спор.
«Ну что вы давите друг друга, сейчас вас мигом успокою, усмирю.
А ну-ка ты, что справа будешь, сильнее придави, я посмотрю!
Да нет, не так ты давишь! А ты, что слева, двинь сильней копытом!
Ну нет ребятушки Козлы, да с вами прямо скука, да и только!
Трясите бородой сильней, копытом, рогом… что у вас ещё там!»
Не выдержали два Козла ослиного судейства и скинули его в арык,
чтоб там остыл благой порыв, и сели на траву от изнеможения…
Ночь на дворе, Козлы без сил, в побоях, а в арыке сидит судья Осёл.
Один глупей другого повстречался на пути… дороге жизни,
но ничего страшнее нет, когда подкинет жизнь такого ж третьего…
2017 , Из книги « Басни и Притчи »
67
Индюк хвалился пред Индюшкой
Весь день Индюк перед соседкой тихой похвалялся, ходил он
господином,
то так пером тряхнёт… то хвост распушит яркий, тяжёлое своё
надувши тело…
То красной бородой перед глазами потрясёт, звук издавая тошный,
то в танце странном изойдётся… да так, как будто бьют его
припадки…
Индюшка молча на концерты все смотрела… уже привыкла к странному соседу, внимания не обращая… делами занималась, что были в
распорядке…
Индюк, заметив равнодушие, решил заговорить с Индюшкой,
дать знать, что, мол, я рядом: «Соседка, посмотри какие перья!
Какие перья у меня в хвосте, ты видишь? Я целый день причёсывал
и мыл их…
а борода – смотри, ведь ярче солнца, а как трясу ей?.. Посмотри, какое
чудо!.. Когда трясу, какие звуки издаю я! А крылья, крылья-то какие…
с такими крыльями я знатный Индюшина!»
«С таким крылом и впрямь ты Индюшина знатный!
И бородой трясёшь, как молодой козлина…
Хвост распушил, весь день пытаешься затмить им солнце… весна серьёзно повлияла!.. Сосед, уж коли так себя ты выставляешь предо мною,
а может, мне полёт покажешь? Полёт души… Мне покажи своё ты содержание,
чтоб танец жизни твой смогла б я оценить достойно…»
Индюк заволновался… от радости он даже растерялся, всё… всё, она
моя, соседка… Что сделать, как бы показать себя в полёте? О чём она? Да
и неважно, пойдувзлечу! Взлечу да покажу свой пыл отважный! С земли,
наверно, не смогу. Ах, да… да с горки!
С горки полегче будет, разбегусь и как взлечу, вот удивлю мудрёную
Индюшку…
И побежал наш Индюшина… кряхтит, пыхтит на горку лезет, а сил
давно уж нет таких… Взмахнул крылом, орлом себя представив в небе…
да кубарем спустился с горки, собрав своею бородой репей колючий, да
сел на толстый зад свой перед соседкой…
Трясём… пушимся друг мы перед другом…
Показывая телеса свои да яркие наряды…
Пытаемся затмить своей игрой мы… Небо…
Совсем забыли разучить души мы танец…
2017 ,Из книги « Басни и Притчи ...»
68
Владимир Мурзин
69
Владимир Мурзин
Владимир Алексеевич Мурзин родился в 1946 году в Крыму в
небольшом посёлке Солёное Озеро (ранее Таганаш) Джанкойского района. С 1964 по 1996 год служба в Воен-но-Морском флоте
СССР и России. Прошёл свой служебный путь от курсанта до капитана 1 ранга. Служил на кораблях и в соединениях Балтийского
флота. Участник дальних походов.
После увольнения в запас продолжил работу в Военно-Морском флоте на судах со-единения спасательных судов Балтийского
флота. Сейчас на заслуженном отдыхе занима-ется творческой и
общественной работой.
Свои первые стихи начал писать ещё со школьной скамьи и
продолжает и ныне. Член Международного союза писателей «Новый современник», Российского союза писателей, Калининградское региональное отделение. Активно участвует в общественной
и военно-патриотической работе. Частый гость на кораблях и в частях Балтийского флота.
Автор 14 сборников стихов: «Русь моя», «Мой Балтийск», «В морях твои дороги», «Юность лейтенантская моя», «Всегда в строю
живых», «Помнить надо живым», «Тради-циям флота верны», «Пером сатиры», «Вера, надежда, любовь», «Избранное», «О море и
любви», «Отчий дом», «Друзьям, собратьям по перу», «Радость
божьих лучей».
70
Полвека вместе
Полвека вместе
Я помню день, когда кричали «ГОРЬКО»,
И поцелуй за свадебным столом.
А сколько тостов прозвучало, сколько!
Их запивали с лёгкостью вином.
Курантов бой послышался в эфире
И все забыли в этот миг о нас.
Совпал со свадьбой Новый год тот в мире,
Как с юбилеем нашим в этот раз.
Сменив свои курсантские погоны
На офицерские, на ветер за кормой,
Я уходил женатый и влюблённый
В походы дальние под Северной звездой
Родной Балтийск, он домом стал желанным,
Здесь мы своё призвание нашли.
Пусть даже осенью бывает он туманным,
Мы никогда не сбились здесь с пути.
Его каштаны, море, даже дюны
Пленили нас своею красотой.
О, как тогда с тобою были юны,
И по песку бродили под луной.
Когда нежданно нам ключи вручили
От той квартиры - на немецкий лад,
И море от нее лишь в полумили,
А во дворе - большой вишнёвый сад.
Морской поход и первая разлука –
И долгое прощание с тобой…
И на лице, как маска, твоя мука,
Теперь придется дома быть одной.
Разлуки горечь, радость возвращенья –
Всё отражалось на твоём лице
Искала позже в детях утешенье,
И вечерами говорила об отце.
71
Владимир Мурзин
Я помню день на боевом ученье,
Под кодовым названьем «ОКЕАН»,
Как командир вручал мне сообщенье,
Что у меня родился мальчуган,
В моей каюте, дверь не закрывалась,
Она ломилась от присутствия гостей,
Мы были в море, только мне казалось,
Что я на берегу в кругу друзей.
Мелькнули годы. Я опять в учёбе,
В военной академии, в Москве.
Нам, общежития приём вполне удобен,
Среди друзей не пропадали мы в тоске
Нам золотое время подарила
Столица нашей Родины – Москва,
Любить театр, музеи научила,
Четыре года к нам была добра.
После учёбы вновь Балтийск встречает,
Но только город стал совсем другим,
Жилплощадь нам уже не обещают,
Снимать квартиру надо нам самим.
Но не беда. Друзья не забывали,
Для нас всегда сдавали уголок,
А за жилье копеечки не брали,
Такой он наш – военный городок.
И помню я, как мы сменились с КУГа,
Домой пришел, а друг мне говорит:
«Вот новый адрес, там твоя супруга,
Подробности она все объяснит».
Этаж девятый, лифт еще в застое,
Бегом ступени все преодолел,
Дверь открываю, за порогом – двое:
Жена и сын. От счастья - лишь не пел!
«Квартиру получила от Комфлота,
И адмирал торжественно вручил
Тебе ключи. И это есть забота,
72
Полвека вместе
Которую штаб флота проявил.
Нас, мореходов, очень уважали,
Политотдел всем жёнам помогал,
Пока в походах мили отмеряли,
Покой семейный он оберегал.
Тревог ночных, походов наших дальних
За службу сколько было, что не счесть,
А сколько в море я рассветов ранних
Встречал на вахте, как сегодня здесь.
Встречала Куба, как гостей желанных,
И Варна рада нам всегда была,
И даже Канны, русских долгожданных,
К себе манили горсточкой тепла.
Я помню и Бермудский треугольник,
Когда маршрут на Кубу наш лежал,
Я на него смотрел тогда, как школьник,
Который первый раз его познал.
А ты ждала, детей наших растила,
Всё успевала, всё могла одна.
Хотя проблем, конечно, много было
Ты в них ныряла, доставая дна.
Женою моряка быть так не просто,
Уметь любить, и с моря мужа ждать.
А на руках две дочки, сын подросток,
Который должен маме помогать.
Прошли года. Виски посеребрило.
В квартире нашей внуков хоровод,
И лишь ЗВЕЗДА по-прежнему светила,
И нас звала, как и тогда – ВПЕРЁД!
Полвека вместе. Много или мало?
Ответить не легко порою мне…
Судьба в пути нам всё сполна давала:
И по тернистой шли с тобой тропе.
Наш сын давно морским стал офицером,
Пошел дорогой своего отца.
Для внуков наших служим мы примером,
73
Владимир Мурзин
И будет так, я знаю, до конца
Ты воспитала всех детей достойно,
Свой опыт жизни передала им,
Во времена годов лихих, застойных,
Ты закрывала сердцем их своим.
Ты всё смогла. Ты всё решить сумела
За путь в полвека, что с тобой прошли,
Как мать, жена, ты ждать всегда умела,
Когда в походе были корабли.
Тебе судьбой досталось это время,
Но ты, преодолев преграды все,
Сумела победить лихое бремя,
Осталась молодой, в своей красе.
Полвека вместе. Встречи и разлуки,
И переезды… было столько их!
Творили счастье золотые руки –
Твои любимая, не надо мне других.
Медсестра.
Посвящается медицинской сестре
Степановой Валентине
Когда в палату нашу заходила
С сияющей улыбкой на лице,
В халате белоснежном, словно диво,
Держа таблетки для больных в руке.
Мы, словно, по команде все вставалиО возрасте забыв и седине,
За теплоту и нежность уважали
И радовались нашей медсестре.
Она, как Фея, бабочкой порхала,
Больным дарила ласку и тепло,
У каждого, о всех болезнях знала
И делала всё то, чтоб боль сняло.
И молодость в работе не помеха,
74
Здравейте Варна!
Когда в свою профессию влюблён.
Когда творишь на благо человека –
В ответ получишь низкий их поклон.
Ивановной, больные величают,
И с нетерпеньем ждут её всегда.
Её рукам всецело доверяют,
А знаниям и опыту – сполна.
Всегда стройна, опрятна и красива,
Любой вопрос решает всё сама,
Со всеми в отделении учтива,
А к пожилым, особенно добра.
Здравейте Варна!
Здравейте Варна! Посрещнете гости!
Встречайте «Смольный» с миром и добром,
Ваше вино и винограда грозди
С букетом роз за праздничным столом.
Родные лица мы на пирсе видим,
Руски моряк, той добре дошъл гост,
Болгары знают, их мы не обидим
И потому за дружбу первый тост.
Вижу друзей, с которыми учился,
И праздник не один с ними встречал,
Ведь я нежданно в Варне появился,
Поздравете България! Срещам!
Герои на «Шипка» помня във Варна,
Их чтят как русских братьев дорогих,
Болгарам мы за это благодарны,
Готовы защитить от бед любых.
ЛилИ ИвАнова нам пела песни
И Дворец Спорта ей рукоплескал,
Голос её как дружбы нашей вестник,
Божественно торжественно звучал.
Паметта винаги ще бъде среща
75
Владимир Мурзин
О матче волейбольном и футбол,
В котором нам друзья смогли навешать,
Тот памятный и дружеский нам гол.
Морской музей, эсминец и Вапцаров,
Болгарии писатель и поэт,
И пение церковное хоралов,
Я буду помнить еще много лет.
Уходим. Ще се видим скоро, Варна!
На пирсе снова провожают нас,
Училище нам будет благодарно,
Как благодарен будет и Парнас.
Вот за кормой осталась в дымке Варна,
Наш путь лежал домой через Босфор.
Мы покидали берег легендарный,
Нас снова звал к себе морской простор.
9-13 октября 1989 года. Пристанище Варна. Бълга-рия.
Варна
И вот мы в Варне с деловым заходом,
Зашли сюда в начале октября,
А здесь еще все летняя погода,
И на деревьях всех еще листва.
В Болгарии считают его третьим,
Софии и Пловдиву уступив,
Но ведь на протяжении столетий
Он городом – жемчужиною был.
А к северу от Варны три курорта,
И дополняют город красотой,
В Болгарии нет лучшего и порта,
Ведь Варна все века была морской.
Центр города здесь пешеходной зоной
Объявлен и для транспорта закрыт.
Цветут вокруг зеленые газоны,
Собор Успения людей - манит.
76
Варна
А на площади Кирилл и Мефодий,
Пресвятой Богородицы собор,
На праздники услышишь звук мелодий,
Когда поет мужской в соборе хор.
И северный алтарь в этом соборе,
Князю российскому там посвящен,
Да, Александру Невскому святому
В соборе взор народа обращен.
А фрески здесь собора достоянье,
И сделаны профессорской рукой
Ростовцева - святое обаянье,
Останется в Болгарии родной.
Музеи Варны - тоже восхищенье,
Военно-Морской - история флотов,
Палеолит – эпоху возрожденья,
В Археологии музей готов.
В Приморском парке новый дельфинарий,
Покажет всем подводный этот мир.
В саду Приморском новый планетарий,
С башней Фуко, похожей на шарнир.
А в городе сплошь русские названья –
Державин, Пушкин - весь российский цвет,
Не надо нам иметь особых знаний,
Ведь город носит память прошлых лет.
Даже имя Николы Вапцарова
Училищу Военно-Морскому
Присвоено было в Болгарии
Как символ поэту и слову.
Как много лет с той поры пролетело,
Болгария стала другой страной,
Только морское военное дело –
Осталось, как прежде, для них морской.
Училище академией стало,
Вапцарова имя она взяла
Но только дружбу свою потеряла,
Россия Болгарии не нужна.
Октябрь. 1989 года, Варна
77
Рифмующий
Рифмующий
78
Горностай
Горностай
У нас с горностаем задача простая:
Скользить горной стаей по краю утеса.
Ловить горностая - затея пустая.
Заранее знаю: останешься с носом.
Убить горностая - не думай, не пробуй.
Тяжелая ноша придется на плечи...
Прислушайся сразу, не будь твердолобый.
И карму, и душу себе искалечишь.
Единственный способ приблизиться к чуду Остаться на склоне и к стае прибиться.
Лететь с гордым лаем везде и повсюду,
Дождаться своих и ловца и убийцу.
Мартовский кот
Мне, как коту, порой, обидно слышать,
Что, дескать, мол, не в меру говорлив
И шумен сверху меры... если с крыши
Озвучиваю мартовский прилив.
Не стоит упрекать за беспокойство.
Во мне кипит... переполняет аж!
Не показное буйное геройство,
А мартовская искренняя блажь!
Как оголенный нерв на крыше мира!
Как скинувший сухую шкуру змей!
Бренчит моя надорванная лира,
Чтоб не проспали вы судьбы своей!
79
Рифмующий
Симбиоз
Моя зверюга бродит краем леса.
Он зверский зверолов и лютый людоед.
Но на меня глядит не как агрессор,
Во мне не видит гибели предмет.
В его глазах я откровенно жалок.
Мой культ к нему смешон и неказист:
Преподношенье, лакомый подарок
Получит, если выглянет на свист.
Когда за горизонт заходит солнце,
Сквозь окна можно наблюдать извне
Наш симбиоз - домашнего питомца
И лягушонка, Маугли во мне.
В глуши не торенной колесами судьбы
В глуши не торенной колесами судьбы,
Пятном белесым меркнущей на картах,
Служивые в начищенных кокардах,
Венчающих наморщенные лбы,
Мечтали у огня, мол, если бы
Их уголок, не тронутый войною,
Вдруг изменив постылому устою,
Подвергся нападению извне,
То каждый, кто с мечом и на коне,
Снискал бы уважение потомков.
Орудия, со временем умолкнув,
Подвигли бы писателя талант
На славящий героев фолиант,
Чей корешок потянет с книжных полок
Не знающий отца пытливый отрок.
80
Для него характерна нелепица
Для него характерна нелепица
Для него характерна нелепица.
Он давно никуда не торопится.
В привокзальном кафе ошивается.
Все надеется: что-то наклюнется.
Не спеша попивая сливовицу,
Как всегда, городит околесицу
И, похоже, ему даже нравится.
Он, как будто, собою любуется.
Подойдите, скажите в лицо ему,
Что подобная жизнь не окупится.
Нужно лить непрестанно на мельницу.
Тихо верить: когда-нибудь сбудется...
Он рукою от света закроется.
От совета брезгливо насупится.
Побредет чертыхаясь по улице...
Никогда ни за что не изменится.
Кедр
Из памяти необозримых недр
Кедр
Всплыл образом увиденным в лесу.
Несу
В себе по жизни эталон хвои.
Свои
Задачи щелкаю на раз, лущу.
Свищу,
Сжимая зубы, как заправский клест Внахлест.
81
Рифмующий
Лиственный лес
Широколиственный почтенный лес,
Как многим я тебе по гроб обязан!
Я в детстве все твои стволы излазал,
Дурачился, носился, словно бес,
Пока за мною младший не полез..
Внезапно оборвалась грань причин,
Преобразив двоих детей в мужчин.
Коль скоро лист - синоним чистоты..
И с чистого листа всегда начало..
Мне прошлое мое не докучало,
Ведь я поставил жирные кресты
На лица, осквернившие листы
Порочной чередой литератур,
И слушал поздней осени ноктюрн.
А будним днем, сохатого тропой,
В коляске, вдоль извилистой речушки,
Под роковое «карканье» кукушки
Его выгуливая, шоркаю листвой,
Осознаю, какой же он пустой:
Пытается вложить в свои уста
Резную грань кленового листа.
Пускай мой подопечный пустоглаз
Улыбкою встречает листопады.
Мне самому довольно той награды,
Которой лес одаривает нас,
Потворствуя лучам в урочный час
Забрезжить через кроны гобелен
Двум обреченным на волшебный плен.
82
Тим
Тим
Такой обворожительно-зеленой
Теперь предстала чаща перед ним.
Дорогою неблизкой утомленный,
Давно устав скрываться, пилигрим
Бредет открыто, смел и уязвим.
Он больше не испытывает страха.
Заплечная сума, собака Тим,
На нем льняная тканая рубаха,
В недавнем прошлом только эшафот да плаха.
Он чудом от погони оторвался,
Не помнит, как за стену перелез,
Недели две по пустоши скитался
И вот, попал в такой чудесный лес...
Вошел в него и навсегда исчез.
Под сенью леса Тим воспрянул духом,
Зализывая давешний порез,
Он каждый шорох провожает ухом,
Скулит в тиши дерев, урчит голодным брюхом.
Как спится пилигриму на природе!
Легко, когда непогрешим душой.
Греха в его поступке нету, вроде,
А если он и есть, то небольшой.
Был от рожденья пилигрим левшой,
Лупил наотмашь левой душегуба.
Аристократ, тряся тугой мошной,
С собакой Тимом обошелся грубо,
За что и пострадал, подлец, лишился зуба.
83
Рифмующий
Самомнение
Самомнение мне никогда не мешало
Объективно оценивать внутренний гений.
Даже в день, когда гордость на ладан дышала
Под воздействием бреда общественных мнений,
Не точил и не мучил меня червь сомнений.
Чувство явной причастности к избранным лицам
Никогда не смущало во время работы,
Не мешало процессом творца насладиться,
Направляло мои сухопарые стопы
Как за солнцем следящие гелиотропы.
Ощущение радости мига творенья
Не давало волнению сердца уняться.
И не скрадывал доли заслуги своей я,
У создателя хлеб отнимать не стеснялся.
Я - единственный автор. Заслуга моя вся.
Русые струи волос твоих
Русые струи волос твоих
Холодом веют и влагою.
Я как рыбешка в сетях притих,
Скован осоки бумагою.
Я, словно камень, на дно упал,
Чтобы на каменном сердце дна
Высмотреть тонкой души коралл,
Чья красота только мне видна.
Скрыта под тонкою коркой льда,
Зная, что я, как ныряльщик - плох,
К ветви коралла тянусь всегда,
Сколько позволит последний вдох.
84
Радужная охота
Радужная охота
Чащей густого зеленого ельника
Бродят охотники цвета защитного.
Три желтоглазых, усатых бездельника
Трут синеву подбородка небритого.
Рыжие иглы мешают ботфортами,
Лапы еловые трогают дулами,
Шапки пернатые высятся тортами,
Чинно плывут над плечами сутулыми.
Шумно сминают кусты с голубикою,
Ниже колена штаны фиолетовы,
Лацкан пропитанный красной гвоздикою,
Души убитых, витаете где-то вы...
Эта, довольно чудная компания
Пятые сутки обходит периметр,
Тщетно стремясь пересилить желание
Знать, где укрылся фазан - колориметр.
В саду
От смеха детей закипала досада...
В себе пересилив сомнение мига,
Махнул за ограду проклятого сада,
Пока отвернулся садовник - расстрига.
Когда приземлился под градом насмешек,
И юношам дерзким, и рдеющим девам,
Всем стало понятно: он крепкий орешек,
Доношенный плод, не желтеющий зевом.
85
Рифмующий
Канючила тошно акации скрипка,
Огнем обожгла орхидеи корона,
Уткнулась в лицо, осязаемо липко,
Кровавая рваная рана пиона...
Вдруг, все изменилось... цепляли ботинки
Чугунной ограды холодные сети,
Когда, осененный проклятием Квинке,
Садовника лик проступил на боскете.
Опавшей листвы досточтимый крематор,
Сегодня - садовник, когда то - священник,
Из пыли дорожки подняв ингалятор,
Упрятал улыбку в седеющий веник.
Единомышленник
Приметил фото на обложке книги,
Чье содержание моей натуре близко.
Как позже показала переписка,
Писатель родом, как и я, из Риги.
И все-то в наших взглядах совпадало.
Поддержку ощутить всегда приятно,
Особенно, когда тебя винят, но
Для оправданья аргументов мало.
Теперь мои разрозненные мысли
Собрались в полноценную идею,
Я снова ситуацией владею,
А злые языки бельем повисли.
***
Из своего укромного поселка
86
Муниципальный клещ Энцефалит
Добрался скорым поездом до Риги,
А на перроне автор славной книги
Меня встречает весело и колко.
И тут же выставляет полным лохом,
Шутя, тревожит самое живое.
Набухла, словно тесто дрожжевое,
Обида, нанесенная с подвохом.
Кумир растаял, вмиг развеян ветром,
Ошибкой было тратиться на культы:
Мой огород камнями с катапульты
Окучен был литературным мэтром.
Муниципальный клещ Энцефалит
Муниципальный клещ Энцефалит
В честь праздника весеннего цветенья
Добился в социальном заведенье
Субсидии на возведение скульптуры.
Со склада гипса взял и арматуры,
Да трудовым гостям с соседней рощи
Препоручил исполнить, крайне срочно.
При этом, всячески их личность принижая,
Заразой обеспечить угрожая,
Потребовал, ни мало не стесняясь,
Ваять скульптуру на него ровняясь.
Исход был предрешен и предсказуем:
Хотя работники трудились неуемно,
Цветенья образ вышел больно стремно,
А клещ был всенародно освистуем,
87
И был обернут в осмеянья шаль,
Сполна смакуя для себя мораль:
Не перекладывай проблемы на других,
Не смей плевать в чужой души колодец,
И не пеняй, когда ты сам уродец,
На зеркала и отраженья в них.
88
Юрий Коломоец
89
Юрий Коломоец
Ливнями рыдает... Одиночество
Осени печаль...
Листопада грусть...
Ливнями рыдает одиночество...
А любви не жаль...
Мучается пусть...
И судьбы пусть сбудется пророчество!
Сердце на куски...
Брызги на душе —
В кровь душа! В ушах — тревоги колокол...
Пить мне от тоски,
Хватит ли уже...
Память... Не тащи в былое волоком...
Кто тебя призвал —
На мою беду...
Отвяжись прошу, любовь бездушная!
Времени провал —
В нём с ума сойду...
Горем плачь судьбина равнодушная...
Церкви купола!
Что ж ты, набекрень...
Крест поправить или купол надо бы...
Бога ли, хула?
Дьявола — кремень...
Если бы... Но, от Судьбы... Эх, да кабы...
90
Надо бы почаще навещать
Надо бы почаще навещать
«Скажи мне, маменька... Скажи!
На кой, меня ты в эту жизнь...
Чужое всё вокруг... Кажись?
Чужие — все...
Ну кто тебя, с отцом... Просил!
В то утро — дождик моросил...
Ты знаешь, мама... Нету сил!
Их нет — совсем...
А как же! Плакал и скучал...
Мотор постукивал... Стучал!
Ты мой единственный причал...
Жаль нет отца...
Гляди какой тебе... Платок!
Да молоток я, молоток...
Давай со мной — вина глоток...
За сорванца!
Помру! Так ты, не причитай...
Читай молитвенник... Читай!
Моих лет больше не считай...
Уж ни к чему!
Умри... Воскресни... Оживи...
Живи мамулечка... Живи!
Во сне всё тот же нож в крови...
Ну почему...»
91
Юрий Коломоец
Валюты осени, пожухлые купюры
Подзахмелела виноградная лоза —
Пьянящих гроздей бирюза, вина ли ради...
Босые осы косо пялили глаза —
На нагло шмыгающий нос в их винограде...
Блудили в выпуклых задоринках сучки...
На кисти пальчиковой в паутинном ворсе —
Оторопевшие седые паучки —
На перегар не реагировали вовсе...
Подразлохмаченные шумные шмели —
В шубейках парились шурша в листве нервозной...
Хмель карамели возымели на мели —
Жуки навозные в истерики стервозной...
Небесной глади расцветал аквамарин:
Над позолоченной лозой, в порывах дивных —
Вкушали бабочки прыть прима — балерин —
Порхая в бальном танце в пачках лебединых...
Цепного ль пса не описать печаль в очах:
В лучах заката увядали незабудки...
С годами годными негодно пёс зачах —
Сторожевой очаг мерцанием из будки...
Дань отдавая в долг с лихвой лихой поре:
С лиан невинных — шелест винной шевелюры...
Хрустели вдоль бордюра, щедро во дворе —
Валюты осени, пожухлые купюры...
92
Из под косы...
Из под косы...
Солнца луч сквозь брешь тумана,
Утро призрачного дня...
Ртуть термометра гуманна,
Но нет дыма без огня...
В чести нечисти не счесть:
В пух и прах — страстей перина...
Нету к счастью аспирина,
Зато спирт, к несчастью есть!
Грёзы выплакала ива,
Разлюбила люстра, бра...
Тусклый свет мерцал тоскливо,
Но нет худа без добра...
Анаша не по нутру:
Не мечтай о беспокойном!
И тебе и мне на — кой нам —
Смех сквозь слёзы поутру?
Шваль металась меж столбами,
Кий в дыму бил карамболь...
Два шара столкнулись лбами —
Удовольствие и боль...
Выкидыш или а борт?
В облаках витали музы...
Перешёптывалась лузы:
«Один за борт, другой в борт...»
Лезвий молнии на венах —
Захлебнулся пульс в крови...
Голубых кровей след в генах —
Синим пламенем трави...
С внучкой ведьмы — баш на баш!
Перстень с надписью… Завидно?
Ударения не видно:
«Жизни — шабаш!» Иль, шабаш?
93
Юрий Коломоец
Мысль в замысловатом смысле:
Иисус совсем седой...
Вёдра прёт на коромысле —
С мёртвой и живой водой:
«В церкви беса задуши —
Забей до смерти баклуши...»
Неприкаянные души —
Пьют из вёдер от души...
В чудо верится не шибко —
Бредят ереси века...
Запоздалая ошибка —
Исповедь еретика...
Не ищи в помоях щи —
Брось хлебать украдкой горе...
Бормотухи вкус в кагоре:
Бог, священника свищи!
То ли пропасть, то ли бездна —
Ишь разинула как пасть...
Не желаю, безвозмездно —
В неизвестности пропасть!
Спой мне иволга во сне:
Согрешит на сон грядущий
В доску пьяный, вдаль идущий,
То ли к дубу то ль к сосне...
Будь ты проклята одышка!
Запыхался на ходу...
Смерть поэту передышка!
Не пойми в каком году...
Даже если испишусь,
В никуда идти устану,
Упаду но снова встану,
На том свете отдышусь!
P.S. “Год ушедший — сумасшедший!
94
Из под косы...
Боль одна...
Наступивший — кровь испивший!
Не до дна...
Век текущий — в дебрях кущи!
И туман...
Вздыбьте веки — Человеки!
Жизнь — обман...
Мистика,
да и только...
Мистика, да и только...
Грустят в ночи фонарные столбы.
Таращатся на снег и чуть не плачут.
Им голуби днём целовали лбы.
В ответ, желали голубям удачи.
Затеял с ближним фонарём игру.
Я знаете ли, парень многогранный.
А уж когда нетрезвый, вовсе странный.
Короче с прибамбасами, не вру.
Так вот, кто вдруг моргнёт, тот проиграл.
Напоминаю! У меня взгляд колкий!
Не сыпанули б с фонаря осколки!
Про взгляд свой, я вам тоже не соврал.
Смотрю на столб сквозь сигаретный дым.
Поплыл дымок — вуалью. Цвет конкретный.
Мне не успеть, таким же стать седым.
Код разгадать бессмертия! Секретный!
Вдруг заморгал фонарь и столб ослеп!
К чертям собачьим белую горячку!
Злых духов словно потревожил склеп!
А добрые на время впали в спячку.
Лишь слышалось соседние столбы:
«Как… так?» Недоуменно вопрошали.
Незрячего по братски утешали:
«И нам не миновать — слепой судьбы...»
95
Юрий Коломоец
Благословляю...
Цветёт акация. За цветом наблюдает,
Корнями шаркая в акации корнях —
Влюблённый тополь. Этикет не соблюдает,
Поскольку знает, отцветёт любовь на днях...
Да и сама любовь, не шибко — то строптива,
Пыл одурманивая буйным цветом всласть —
Страсть захмелевшая и без аперитива,
Над пьяным тополем вдруг возымела власть...
Любовь! Аж вороны запели соловьями,
А соловьи, вслед стали каркать вороньём...
Стволами тёрлись друг о друга, да ветвями —
Любви агония — охвачена огнём...
Ничто не вечно под луной, минует лето...
Весною, грех в колокола разлуки бить...
«Не растеряйте с листопадом чувство это
И дай вам бог, так поздней осенью любить!!!»
Судьба
— Ты где всю жизнь была,
скажи?
— Да вот тебя ждала
всю жизнь...
— Ну значит дождалась,
видать...
— Ты б знал как извелась,
так ждать...
— Хватай не то слечу
с виска...
— По сильному плечу
тоска...
— По жизни вместе, что ль
96
Благословляю...
пойдём?
— Излечишь мою боль?
Идём...
— На небе выбирай
звезду...
— Из ада, словно в рай,
вон ту!
— Не дура у тебя
губа...
— Взглянул бы на себя
Судьба...
— К ногам твоим звезда
падёт...
— Боль сгинет, навсегда
уйдёт.
— Любимый человек
и вновь...
— Я, обрету навек
любовь...
— Снежинок кружева,
постель...
— Кружится голова,
метель...
— Рискну зацеловать,
милуй...
— И есть, чем рисковать?
целуй...
— А хочешь в один день
умрём?
— Накроет смерти тень,
замрём...
— Ну, а пока давай,
наш час...
— Любовью убивай,
Сейчас!
97
Юрий Коломоец
Моя весна ...
Моя весна в предродовом поту,
Любви не жду, но хоть намёк на это.
И каждый день как шаг в ту высоту,
Где волки сыты, а... все песни спеты.
У крика на краю своя игра,
Выходит вон, но некуда деваться.
Все сосны дум пустили на дрова,
Реальности порвали на сенсации.
Я страх сменил на пару сигарет,
Ступенька вверх — привычно в Рай шагаю.
Припев — пол жизни, мной почти допет,
Но хочется глоток хмельного мая.
Там, в высоте вопросы передам,
Ответов, брат, тебе я не сумею.
Поверь в судьбу и удали как спам,
Сомнения, что волдырями зреют.
Нет демонов страшнее, чем любовь.
Нет берега желанней, чем родная.
И Богу в уши ты не прекословь,
В его края однажды возвращаясь.
98
Ангелочек
Где я —
Земля...
Где ты —
Цветы...
Где мы —
Псалмы...
И... Ангелочек!
Ангелочек
Мираж — планет...
Для всех — их нет...
Средь них — одна...
Для нас — она...
Звезды — тепло...
В ночи — светло...
Рай — уголочек!
Здесь мы у бездны на краю...
Но в том неведомом раю...
Любовь из бездны...
Вслед за любовью — счастье вдруг...
И сам, Господь — нам верный друг:
«Будьте, любезны...»
Никто нас в этом чудном царстве — не найдёт!
Во всей Вселенной, нету — звёзд таких и точек!
Наш ангелочек, тихо, сзади — подойдёт:
С хмельной улыбочкой протянет нам, цветочек!!!
P.S. «Мы, будем там! Лишь обернусь...
Я обещаю! Нет... Клянусь!!!»
99
Юрий Коломоец
Что посеешь... То и под нож
Трезвонит храм —
По вечерам...
В грязи грехи, охапками, в храм души понесут...
С ошейника!
Священника...
Два пастора, три пастыря, церковника пасут...
К врагам в нору!
Не ко двору...
Шакалы выли шавками, пергамент бересты...
Покой векам...
К покойникам!
Со смертью неразлучные, могильные кресты...
Собачий лай!
Былым пылай...
У пламенного будущего, языки огня...
Бьёт новыми
подковами...
На вороного, вороны набросились, коня...
Ночь бесится.
Меч месяца...
Вокруг него да около, свет, умершей звезды...
Да надо бы —
Прыть на дыбы...
Усталый да бывалый конь, едва ли, с борозды...
Постой, остынь...
Пустырь пустынь...
Пустот глушь, пустошь пУстыни, стон эха в пустоте...
Куш, ша! В тиши —
Душа дыши...
Не задохнись, короста! Я, не просто... Просто, те...
100
Расея... С Богом
Расея... С Богом
Святая Русь... И грешная...
До слёз смеюсь — потешная.
Веков злых — тьма кромешная.
Скулит под боком.
Царей меняла и вождей.
В башке — навязчивых идей.
Кровавых — напилась дождей.
Расея — с Богом!
Враг, не ходи на Русь с мечом.
Русь встретит — тёртым калачом.
Накроет саван — кумачом.
Незримым оком.
Русь не понять, на Русь не прись!
Облезлый кот — шипит на рысь!
А ну — ка от границы брысь!
Расея — с Богом!
Кому жить круто на Руси.
Вопрос — ребром! Кого... спроси!
На паперти — ладонь труси.
Тяжёлым роком!
Слышь? Украина! Беларусь!
Мы часть, Расеи, тоже Русь!
К чертям собачьим — грусть. Не трусь!
Вдруг ненароком.
Эх. Мать ты — Русь румяная!
Липа — медово, пряная.
Вдрызг, в стельку, в зюзю пьяная.
Берёзки — соком.
С похмелья напои меня.
Матрёшками к себе маня.
Дождусь ли — призрачного дня?
Расея — с Богом!
101
Рика Сорбус
102
Дикость
Дикость
- Скажи, лесник, не боязно ли жить
В сторожке хлипкой, посредине леса,
Вокруг медведи пудов тридцать весом,
Твоим ружьишком разве положить!
- Чего бояться, парень, не смеши!
В лесу спокойно, веришь ли, не веришь.
Людская глушь страшней лесной глуши,
А люди, знаешь... пострашнее звери.
Пять лет минуло... Парень тот смешной,
Штыком пронзённый, умирал и бредил,
Не о победе – о глуши лесной,
Где мирно бродят грозные медведи...
Пой, Летиция, пой...
Ты стоишь у окна, ничего не желая,
На озёрных глазах грёз застывший туман.
Бледно-жёлтый рассвет серость крыш заливает.
Он счастливей тебя – у рассветов есть план.
Снова ноет душа. Но совсем уже тихо.
Остывает твой чай. Остывает постель.
Убедили тебя: «Ты от бога портниха,
Ну а в операх петь – нереальная цель».
Нереальная цель... Они правы, бесспорно.
Поздно что-то менять. Муж со свадьбы, шутя,
Называет тебя «ненормальная Норма»,
И насмешки родни за спиной шелестят.
103
Рика Сорбус
Хорошо, что душа у тебя не плаксива.
Лишь поноет слегка, и её словно нет.
Потускнела мечта спеть на бис «Casta Diva»,
А сопрано твоё восхвалял только дед.
Говорил он не раз : «Надо ехать учиться.
Голос твой – божий дар. Пой, Летиция, пой».
И стучалась в окно твоя Синяя птица,
И Мария Каллас пела вместе с тобой.
Твой ценитель и друг на другом уже свете,
Не пробиться тебе через логики лёд:
Как из детской мечты убежал рыжий сеттер,
Так и певчая блажь тихим шагом уйдёт.
Эта сонная жизнь без идей и амбиций –
Парниковый дурман без дождей и ветров.
Ты б хотела всерьёз на себя разозлиться,
А ещё на судьбу – за подмену даров.
Но стоишь у окна, ничего не желая,
На озёрных глазах грёз застывший туман.
Муж уехал в Милан. Муж налево гуляет.
Говорят, у него там с певицей роман.
104
Судьба дуэлянта
Судьба дуэлянта
Вы правы, правы, дорогая моя Нэлли,
Давно уж нет во мне высокого огня,
И лишь искрит душа в уставшем этом теле,
Остатки жара жизнелюбия храня.
Насмешлив опыт дней, отчаянно минувших –
Лежи и думай, не смыкая ночью глаз:
Раздует ветер перемен огонь уснувший,
Или загасит, как бывало много раз.
С судьбой играл я, на везенье уповая,
Повесой не был, ненавидел ложь и зло.
За правду бился и за честь, не уставая,
Везло в дуэлях, в остальном же – не везло.
Надежды лживы.
Помню, Вы меня корили,
Что слишком прям и не умею жить легко.
Смеётесь, Нэлли?
Не в моём, однако, стиле
Искать забавы, как для комнаты декор...
Когда смыкаются земных печалей звенья,
Не разомкнуть их цепь, не сбросить, хоть умри,
Бывает, так мне опостылит окруженье,
Хоть день деньской лишь с псом о жизни говори.
Вы очень молоды и, верно, ждёте счастья,
Как может пташка ждать живительный апрель,
А мне приснилось, что убьет меня князь Власьев,
И утром ждёт меня последняя дуэль.
105
Рика Сорбус
Зовут Вас, Нэлли...
Кавалеры надоели?
Ну так гоните же их, весело браня!
Ну что ж, прощайте,
Мне готовиться к дуэли...
Что с Вами?
Вы так резко побледнели...
Что Вы сказали...
Что..
Вы любите...
Меня?
Тише...
Легки весной надежд сплетенья:
Оттают души без зимы,
Дроздов восторженное пенье
Уймёт тревожные умы.
Но будут петь дрозды напрасно,
Когда ты громко-суетлив
И заглушаешь беспристрастно
Их незатейливый мотив.
Угрюмый друг, смотри на небо,
Не пропусти целебный май.
От жизни большего не требуй –
Весну лекарством принимай.
Бывает, сам сгущаешь тени,
106
Ей всё кажется...
Когда хандрит твоя душа,
Как ни круты судьбы ступени,
Живи смелей, но не спеша.
Живи смелей, но тише, тише....
Собой других не заглуши,
Кому ты дорог, тот услышит,
Мы так нуждаемся в тиши...
Легки весной надежд сплетенья –
Спаси весна от кутерьмы.
Дроздов восторженное пенье
Уйми тревожные умы...
Тише...
Ей всё кажется...
Ты когда-то пел песни светлые
В мире солнечном, в море грёз,
Но какими-то злыми ветрами
Душу выстудил, и всерьёз.
От души твоей веет холодом,
Как от вечного января,
Без тепла её моришь голодом,
А моя горит рядом зря...
А моя горит – не остужена
Твоим холодом ледяным,
Ей всё кажется, что ты нужен мне –
И неласковым, и седым.
107
Рика Сорбус
Ей всё кажется, заколдован ты,
И душа твоя в тёмном сне,
Позабывшая в жутком холоде
О тепле вдвоём, обо мне.
Ты когда-то пел песни светлые
В мире солнечном, где нет слёз,
Как спасти тебя, безответный мой,
Как вернуть тебя в море грёз...
Чёрный Ворон
Чёрный Ворон, зачем свою стаю
Ты с рассветом покинул опять,
Зачем к людям в селенье летаешь,
Или хочешь им что-то сказать?
В том селении знают и дети,
Что все Вороны – вестники бед,
По преданьям вы в вечном ответе
За свой голос и чёрный свой цвет.
Вот и лето сменилось на осень –
Пролегла золотая межа,
Твоё «каррр» род людской не выносит.
Что ж ты злишь их, над полем кружа?
Для чего, одинокий, как ветер,
Выбрал пост на вершине сосны,
Где все избы, сараи и клети,
Взору тёмному ясно видны?
108
Чёрный Ворон
Смотришь вниз ты и зло, и печально
Пока тьма не коснётся небес,
Лишь тогда с громким «карр», на прощанье,
Возвращаясь к сородичам в лес...
Ты нашёл его. Знаешь, кто нужен –
Помнишь в спину и помнишь в лицо.
Он сейчас в крайнем доме, недужен,
А вчера выходил на крыльцо.
Cочтены его дни, ждать недолго,
Хоть и весело жить довелось,
Но его погубила двухстволка
И шальная сердечная злость.
Не вернёшься сегодня ты в стаю,
Будешь каркать у дома, в саду,
И смотреть, как предсмертно шатаясь,
ВЫЙДЕТ ТОТ,
ЧТО СТРЕЛЯЛ
ПО ГНЕЗДУ.
109
Рика Сорбус
Фантомная тоска
Есть ненастоящая тоска, –
Есть тоска фантомная, как призрак.
Чёрным пистолетом у виска
Ей не проявить последний признак.
Выжженным клеймом недужных грёз
Душу она больше не тревожит.
Есть тоска без страха и без слёз,
Что на боль фантомную похожа.
Словно отражение твоё,
Будет она медленно меняться.
Лишь бы не вонзалась остриём,
Лишь бы позволяла забываться...
Настроение на двоих
У соседей скулит болонка –
Одиночество
Гложет личность...
Затянула меня в воронку,
Показушная
Энергичность...
Улыбаться устала жутко,
То немею,
То каменею...
Вы зовите меня незабудкой –
Забывать о вас
Не умею...
110
О прозрачных западнях
И душа, как собака плачет,
Как и в прошлом
Далёком прошлом...
Для него ничего не значу,
Как же тошно мне,
Как же тошно...
Перестань так скулить, болонка,
Ты же личность,
Собачья личность...
Отодвинем тоску в сторонку,
Репетируем
Безразличность...
О прозрачных западнях
Шальные мухи, люди и синицы,
Упорство без рассудка - ерунда,
Не стоит так безумно в окна биться За форточкой свобода без вреда.
Заблудшие, замрите на мгновенье,
У глупости девиз «не повезло»,
Ищите, а не бейтесь с диким рвеньем
О жёсткое, бездушное стекло...
А может, и не бред, что кто-то свыше
Вот так же наблюдает за тобой,
Как ты, с разбитым лбом,
Уже чуть дышишь,
Упорно занимаясь ерундой?
111
Рика Сорбус
Прозрачна западня, но тем не краше...
Кто нам помог бы «форточки» искать...
Я так люблю спасать дурных букашек
И бережно на волю выпускать...
Последний луч
Ветер северный пахнет снегом
Из угрюмо спешащих туч.
Ты растерянно смотришь в небо,
Провожая последний луч.
Перемешаны быль и небыль,
Перепутаны «да» и «нет»,
Ты растерянно смотришь в небо,
Словно ждёшь от него ответ.
Только в небе теперь циклоны
Им, конечно же, всё равно,
Как случайных осколков тонны
Сложат чьей-то судьбы панно.
Вся реальность твоя случайна,
Как случаен судьбы вираж,
В память врежется луч прощальный,
Злой случайностью всех пропаж.
Ты зависим, и знаешь это,
От миллионов всего и всех,
Что ж от неба ты ждёшь ответа,
Словно небо украло смех...
112
Если б вам верили...
Но быть может, быть может, души
Не бессильны в телах людей,
В этом мире случайной чуши
И случайных счастливых дней.
Ветер северный пахнет снегом
Из угрюмо спешащих туч.
Ты растерянно смотришь в Небо,
Призывая погасший луч...
Если б вам верили...
Взрослые люди с открытыми душами,
Как вы остаться такими смогли...
Сказок ли больше читали и слушали,
Или оторваны вы от земли?
Ваши слова восхитительно выспренны:
Трель соловья и весенний скворец,
Ваши сердца магнетически искренни –
Чудо-магнит для железных сердец.
Вы улыбаетесь чаще, чем плачете,
И как бы ни был удел ваш суров,
Радугу новых мечтаний не прячете,
Будто не жаль вам песчаных дворцов.
Кажетесь яркими, кажетесь страстными,
А в глубине навсегда пастораль:
Зелень просторов с ручьями алмазными,
Не заслонённая страхами даль...
113
Рика Сорбус
Как умудряетесь вы средь реальности
Слышать мелодии трепетных лир,
Как выживаете в дебрях банальности
С душами-окнами в сказочный мир...
Взрослые люди с открытыми душами,
С чистыми душами добрых детей,
Если б вам верили, если б вас слушали,
Стало бы больше счастливых людей...
Перламутровое счастье
Хмуро-ветреное утро...
О стекло стучится ветка.
Небо цвета перламутра –
Через занавеси сетку.
Мне сегодня, как природе,
Перламутрово-мятежно:
С несвободою свобода
Подписали пакт небрежно.
Присмирели, не горланят,
Душу делят на две части:
Здесь – одна, а там – другая...
Перламутровое счастье...
114
Моросит...
Ты только избегай ночной тиши...
Как яростный пожар в лесной глуши,
Без встречного – опасней и страшнее,
Смятению – Смятение нужнее
Глухого безразличия тиши...
Так звуков захлестнувшая волна
Спасает душу от уничтоженья,
Стихия Музыки – Стихия отраженья,
Когда в ней есть полёт и глубина...
Отчаянье – души безмолвный крик,
Вонзая боль во встречную Стихию,
Все мысли твои – рваные, лихие,
Переведёт на Музыки язык.
Симфония тоскующей души
Утихнет постепенно вместе с болью,
Созвучие разбудит в тебе волю...
Ты только избегай ночной тиши!
Моросит...
Тёплый дождь, как из сит, моросит, моросит,
С откровенно задумчивой ленью...
Воздух бисером капель мельчайших блестит
И дурманит цветущей сиренью.
Мир торжественно чист, мир улыбчиво тих,
Как бывает в мечте или в детстве...
И лишь тот, кто обманчивость эту постиг,
Надышаться спешит, наглядеться...
115
Рика Сорбус
Этюд в печальных тонах
Мудрецы мы, творцы и борцы,
Оседлавшие лошадь прогресса,
А вчера улетели скворцы
Из ближайшего к городу леса.
Ветер стаю трепал на клоки,
Но к своим неслась каждая птаха,
Созывали скворцы-вожаки
Молодняк, ошалевший от страха.
Покружились...
И как на вокзал,
Утром сереньким, сумрачно-ранним,
На свой первый короткий «привал»
Разместились на башенном кране.
Презабавно смотрелись они
На стреле... Как горошинки перца...
Словно в проводы милой родни,
Замирало и плакало сердце...
Фанаты тишины
Задумчивые люди – фанаты тишины,
Как будто в Книгу Судеб, в себя погружены.
В толпе им не комфортно, где тесно – неуют,
Ни сауны, ни корты телесно не зовут.
116
Лаванда
Не страшно им во мраке с Луной наедине,
Их любят все собаки, бездомные – вдвойне.
Быть может, им привычно Вселенной слушать хор,
Там, где-то, Ключ Скрипичный и с нотами узор...
Там, где-то, сам Маэстро. Он так же молчалив...
Космический оркестр, Божественный мотив...
А может, окруженье рождает мыслей шквал:
Жестокость отношений плюс пошлый карнавал...
Задумчивые люди – фанаты тишины,
Как будто в Книгу Судеб, всегда погружены.
Скорбят ли о потерях, мечтают ли без сна,
Но никогда не верят, что жизнь всего одна.
Лаванда
Моя чудесная лаванда,
Как жаль, что ты уж отцвела!
Но аромат твой у веранды –
Глоток июльского тепла.
А в вазе высохший букетик
Напомнит в скуке зимних дней
Волну сиреневых соцветий
И пчёл восторженных над ней...
117
Рика Сорбус
Поздние рассветы
Отзвенели сборы и покосы,
Как над полем жаворонков трель,
На лиловых астрах стынут росы,
И небес размыта акварель.
Всё прохладней поздние рассветы,
День приходит с шёпотом дождя,
Тем больней прощанье с каждым летом,
Чем их больше было у тебя.
Отступает лето в зону «было»
Под напором яростных ветров,
Я его сегодня проводила
И с души сняла его покров.
Затихают лета отголоски,
Словно смех на дальнем берегу.
И туманов утренних полоски
Разрывают ветры на бегу.
Холодна земля в садах осенних,
И с дождями, рано поутру,
Там печаль моя шагает тенью
По сырому пёстрому ковру.
Счастлив тот, кто с осени приходом,
Не скорбит с природой наравне Когда холод губит часть природы,
Замерзает что-то и во мне.
118
Замри!
Потому ль тоска поры осенней,
Как тоска от всех земных потерь,
Что у лета множество мгновений,
Обещавших: «Радуйся и верь...»
Но проходит...
Серый хлад рассвета
Множит шёпот: «Стой, не уходи...»
Тем нежней прощанье с каждым летом,
Чем их меньше будет впереди...
Замри!
Обрывками мыслей закончится день,
И разум, уставший от прений,
Качнётся, как дерева тонкая тень,
И рухнет в тоску сновидений.
Где снова потерянно будешь бродить
По улицам, с детства знакомым,
Но, как заколдованный, – не находить
Дорогу до отчего дома.
Устав от ходьбы и отчаявшись ждать
Застрявшего где-то трамвая,
Начнёшь вдохновенно себя убеждать,
Что «ТОТ, КТО ЗАХОЧЕТ – ЛЕТАЕТ».
Зачем же брести по бетонной «земле»,
Взлетай, и увидишь ДОРОГУ...
Там ждут тебя, в призрачно-тающей мгле, –
Осталось до встречи немного...
119
Рика Сорбус
Взлететь? И ты тут же одёрнешь себя
За мыслей таких сумасбродность,
И сердцем надрывно и страшно скорбя,
Пойдешь в тупиков безысходность.
В беззвучие улиц с рядами домов –
Без арок, проездов, проходов...
В сугробную пену несбывшихся снов
И в толпы немого народа...
А с неба вдруг хлынет густой снегопад –
Спокойный, жестокий, преградный...
Душа или тело бредут наугад –
Сквозь явь или сон беспощадный?
Снежинка в ладони...
Так чётко видна...
Не тает!...
О нет, не пугайся!...
Замри в злой надежде на зов из окна:
«ТЫ ЧТО ТАМ СТОИШЬ? ПОДНИМАЙСЯ!
120
Душа
Душа
Мосты к надеждам сокрушив
И жизнь приняв, как путь к обрыву,
Вы говорите:
- Нет души!
Живое телом только живо!
И я вам верю: нет её –
У вас. Хотя была когда-то.
Осталось тело и нытьё.
Душа ли в этом виновата?
Она тускнеет у людей,
Когда её не замечают,
И без людских псевдоидей
Ввысь поднимает тельца чаек.
А в той собаке у воды,
Что волны резво атакует,
Людской не зная ерунды,
Душа сияет и ликует!
К чему же ваше «се ля ви»,
Душа и в вас очнётся тоже,
Когда научитесь любви,
Ожесточенье уничтожив.
Но путь к обрыву предрешив,
Не замечая: слёзы льются,
Вы закричите: «Нет души!»,
А в небе чайки рассмеются...
121
Хизир Тахтамышев
Хизир Тахтамышев
122
Миниатюры
Миниатюры
1
Рожденье, смерть - на плитах даты.
Меж ними черточки стоят.
Одним, как след, что жил когда-то,
Другим - лишь прочерк между дат.
2
Достоин тот слугой добра назваться,
Кто за него готов отважно драться:
Не величай себя поборником добра,
Когда творишь его лишь росчерком пера.
3
Без радости, без боли, без печали
Ты жизнь прожил, покорную судьбе.
Не били, не любили, не качали,
Не вылупившись умер в скорлупе.
4
Несёшь, как свет, добро недобрым людям,
Надеясь в душах их рассеять мрак.
Но им добро попутным ветром будет
И силы зла умножит во сто крат.
5
Есть у одних особые таланты Сверкать бриллиантом, будучи стеклом.
Своя природа истинных бриллиантов Вступая в вечность, выглядеть стеклом.
123
Хизир Тахтамышев
6
Неизвестно, кому суждено
Стать при жизни великим, ничтожным.
После смерти потомкам дано
Поменять их местами, возможно.
7
К добру мы в жизни быстро привыкаем,
Его дурман лишает меры нас.
Не раз добро как дань воспринимаем,
Пощечиной - единственный отказ.
8
Упав с коня, друзей своих зови,
Сердца их в горе душу согревают.
Избрав к вершине легкие пути,
Не беспокой их. Дружбу не седлают.
9
Заставить могут властелины силой
Страдать, смеяться, плакать и шутить.
Одну любовь, как птицу в небе синем,
Никто не смог приказу подчинить.
10
Нам с детства зло из сказок ненавистно,
Взрослея, сами ищем дружбу с ним.
Увы - не чёрт, а пышный хлеб корысти
Туманит совесть запахом своим.
11
Мне правда раны нанесла мечом.
Её возненавидел за страданье.
А в тяжкий час спасла своим щитом Я понял место правды в мирозданье.
124
Миниатюры
12
Печаль, что тень беды во тьме,
А радость- свет небес бездонных.
Печаль зажмите в кулаке,
Держите радость на ладонях.
13
Не оценить вершину у подножья,
Ещё трудней, взобравшись на неё.
Издалека сравнив с другими, можно
Измерить стать и значимость её.
14
Творить добро сегодня торопись,
Не потому что силы на исходе.
Тебя жестокостью изменит жизнь
И безразлично станет чье-то горе.
15
Хороший друг на просьбу отзовётся,
Плохой, узнав, свернет за поворот.
Но из друзей тот истинным зовётся,
Кто сам без промедления придет.
16
Соперников на круг опередив,
Под смех зевак бегун едва плетется.
Так мысли новой круг не уловив,
Над мудрецом толпа невежд смеётся.
17
Из ничего пришли - уйдём в небытие.
Запомнят нас потомки, мы не знаем.
Не потому ли в страхе на земле,
Могильный шрам, как память, оставляем.
125
Хизир Тахтамышев
Пожалуй, истина - вершина,
Труднодоступна и сложна.
А правда жизни постижима,
Когда коснешься тверди дна.
18
19
Печален тихий шепот листопада,
Но на судьбу свою роптать не надо.
Весною ветка почку обретёт На древе жизни каждому черёд.
20
От вспышек молний – озаренье,
И вновь приходит темнота.
Живём, как молния, - мгновенья,
А между ними - суета.
21
На миг к слепому от рожденья
Пришло и вновь пропало зренье.
Так нестерпима жизнь раба,
Познавшего на миг освобожденье.
22
Творят и зло под флагами добра,
Не различить их истинность и лживость.
Суди по цели - истина стара:
Добро на трон сажает справедливость.
23
Душа, как птица, вольная летает,
Очерчен в клетке крыл ее разлет.
Когда певец зависим - исполняет,
А на ветрах свободы он поет.
126
Миниатюры
24
Звучат слова о жизни скоротечной,
В прекрасных звуках коротаем дни.
Останутся из них в душе навечно,
Лишь те слова, что мудрости полны.
25
В делах высоких лень нам отличиться,
Мелькают дни, как трепетные птицы.
Не смог ты жизнью ближних удивить,
Не сможешь смертью их ошеломить.
26
Сказав открыто правду подлецу,
Как скальпелем провел ты по лицу.
Она ему во благо несомненно,
Но мстить за шрам он будет непременно.
27
Жить прошлым - быть сытым обедом вчерашним,
Грядущим питаться - что воздух глотать.
Окрепнешь душою, живя настоящим,
И прошлое с будущим сможешь связать.
Ушел так рано добрый гений,
Иссяк живительный родник.
Мир потому несовершенен,
Что век великих невелик.
28
29
Там, где начало - есть всегда конец.
С конца опять исток берет начало.
Ты жил не зря, коль дел твоих венец
Делам других становится началом.
127
Хизир Тахтамышев
30
У добра есть немало друзей,
Зло находит поклонников тайных.
Справедливость сама по себе Ни друзей, ни врагов постоянных.
31
Относимся мы к правде, как к кинжалу:
Благодарим держась за рукоять.
Но только нас его коснется жало,
Готовы все кинжалы проклинать.
32
Не в меру горд горами каждый горец,
Равнины житель - щедростью полей.
Но зря! Творец создал равнины, горы!
А мы - лишь мох, прижавшийся к земле.
33
Сердца далеких звезд стучат, как у людей:
К нам жар души несут мерцанием огней.
Мы все одним теплом согреты во вселенной,
И в каждом солнце есть - приблизиться сумей.
34
Ну что ж, друзья твои высокочтимы,
Но о тебе по ним я не сужу.
Мне назови врагов непримиримых,
Я о тебе всю истину скажу.
35
Из камня мертвого не выжать крошки сыра,
Засохший сыр - лишь грубый минерал.
Из зла добро никто не сделал в мире,
Но горы зла родились из добра.
128
Миниатюры
36
Творить добро – заветная идея,
Но без границ – опасная затея.
Вводи добро по капле, как нектар,
Превысишь дозу – вырастишь злодея.
Уходит вдаль дорога истин,
Где солнце алое встает.
Вот, вот она, казалось, близко,
Но вновь отпрянул горизонт.
37
38
Сущность людская алмазу сродни:
Серость уходит с лучами огранки.
Скромность ущербна в начале пути,
Скромность – достоинство после признанья.
39
Кто не мнит себя осью планеты,
Приуменьшив таланты друзей?
Если нас миллиарды на свете –
У Земли миллиарды осей.
40
Сжимают больно душу бедняка
Нет, не нуждой рожденная тоска,
Не богача роскошные хоромы,
А взгляд его надменный свысока.
41
Птенец, собравшийся в полет,
Без перьев камнем упадет.
Не оперившиеся мысли
Птенцов удел печальный ждет.
129
Хизир Тахтамышев
42
Нет, жизнь не радужное завтра,
Не отшумевшее вчера,
Не миг безумного азарта,
А солнце яркое с утра.
43
Два лекаря, две тайны мастерства.
Один унес ее с собою в бездну,
Другой отдал. Его душа жива В людских сердцах, спасенных от болезни.
44
Лихой храбрец, готовый к славной смерти,
Опасней труса в жуткой круговерти:
Кто в грош не ставит собственную жизнь,
Увы, не станет вашей дорожить.
45
В ряду побед блистательных в сраженьях
Ты ветер перемен не ощутил.
Один просчет, и омут пораженья
Все прежние победы поглотил.
46
Опускаемся тихо в болото –
Не противясь движению вниз.
А на дне обвиняем кого-то
За бесцельно прожитую жизнь.
47
Когда улыбке учит нас щербатый,
Осанке гордой-с малых лет горбатый,
А мудрости законченный глупец,
Приходит здравомыслию конец.
130
Миниатюры
48
В беде и недруг станет тихо рядомВсех жалость гонит в горестный твой дом.
Но те придут делить с тобой и радость,
Кто смог оставить зависть за окном.
49
Где море колыхалося вчера,
Сегодня недоступная гора.
Изменчив мир, изменчивы сужденья.
Нет истин вечных. Есть всему пора.
50
О жизни дума – прожитая жизнь,
За жизнь одну сумеешь две прожить.
Не потому ль иной юнец безусый
В делах мирских мудрее седоусых?
131
Оглавление
Люция Звёздная
3
Мне пригрезилась роща зелёная
Вещий сон
Счастливый сундук
Ответ в прошлый век
Странник
Снежный праздник
По мотивам рассказа А. Куприна «Слон»
На саване карманов нет
Времена года
Лубочная картинка
Письмо Деду Морозу
Что такое счастье?
Ужин для двоих
Радуга моей жизни
Татьяна Долбенько
4
4
6
7
9
9
10
12
12
13
14
15
16
17
18
Поэзия Татьяны Долбенько
В дворцовой зале только юный паж
Не бьёт в ротонде мраморный фонтан
Огонь в камине стелется волной
В саду листва под цвет зеленого нефрита
132
19
20
21
22
23
Ещё вчера…
Вы говорите, что меня не забываете
Как мерно, тихо дождик плачет
У белого озера, покрытого льдами
Я Вас ждала в саду, у старого моста
В саду Её Величества цвела сирень
В лесной глуши в июле по берегам пруда
Под тихий шепот пожелтевших трав
Луна светила в башню замка
Наталья Сирицына
24
26
27
28
28
29
30
31
32
33
Ангелу
Битва с тенью Взгляд волка Дуэль!
Заболела, занедужила
Остаться? Расстаться? Красавица и чудовище.
Ранним утром рассвет...
Стеклянные нити оземь
Утёс
Чувства в клетке.
34
35
36
36
37
38
39
41
41
42
43
Татьяна Синдеева-Бурова
А дни... как птицы улетают в неба синь
Какой ты ласковый сегодня, друг мой... Ах, Небо... Небо голубое... Небо чистое
Надену свитер потеплее и чай налью горячий
Порой, бывает так... не знаешь куда плыть...
Осталось несколько недель... и убежит
Знаешь... скоро снова будет осень
133
44
45
46
47
48
48
49
51
Mой друг Есенин... Чужими сапогами... дорогу не измеришь...
Ах, не святая... да и могу ли быть такой я?
Нет расстояний для любви...
Ты- мне дал возможность вновь увидеть краски!
По краю Жизни, я бежала...
Последний лист... он недалёк... всегда он рядом...
Когда -нибудь ... мой след волною смоет
Ты в сад мой зимний залетел случайно
Соловей... ты мой соловушка...
Спасибо снег, позволил мне... забыть на время годы
Ты- миру подари себя...
Мне бы только дней побольше, Господи...
Я не стыжусь того, откуда родом...
Отец Орёл учил Птенца полёту
Обиженный мул... Притча
Лев, Лось и Ворон
Советчица Коза
Трудяга Лошадь и незваный Воробей
Осёл и два Козла Индюк хвалился пред Индюшкой
51
52
53
53
54
55
56
57
57
58
59
60
60
61
61
62
64
65
66
67
68
Владимир Мурзин
69
Полвека вместе
Медсестра.
Здравейте Варна!
Варна
71
74
75
76
Рифмующий
78
Горностай
Мартовский кот
79
79
134
Симбиоз
Для него характерна нелепица
Кедр
Лиственный лес
Тим
Самомнение
Радужная охота
В саду
Единомышленник
Муниципальный клещ Энцефалит
Юрий Коломоец
80
81
81
82
83
84
85
85
86
87
89
Ливнями рыдает... Одиночество
Надо бы почаще навещать
Валюты осени, пожухлые купюры
Из под косы...
Благословляю...
Моя весна ...
Ангелочек
Что посеешь... То и под нож
Расея... С Богом
Рика Сорбус
90
91
92
93
96
98
99
100
101
102
Дикость
Пой, Летиция, пой...
Судьба дуэлянта
Тише...
Ей всё кажется...
Чёрный Ворон
Фантомная тоска
Настроение на двоих
102
103
105
106
107
108
110
110
135
О прозрачных западнях
Последний луч
Если б вам верили...
Перламутровое счастье
Моросит...
Этюд в печальных тонах
Фанаты тишины
Лаванда
Поздние рассветы
Замри!
Душа
111
112
113
114
115
116
116
117
118
119
121
Хизир Тахтамышев
122
Миниатюры
123
136
137
Издательство МСП
Альманах поэзии
Подписано в печать
Формат 148х210. Печать цифровая.
Бумага офсетная.
Автор
alno99apr
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
38
Размер файла
2 123 Кб
Теги
поэзия, альманах, конкурсная
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа