close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Меншуткинъ Б.И. "Михайло Васильевичъ Ломоносовъ.Жизнеописанiе"

код для вставкиСкачать
1912 год
Мнхайло Васильевичъ
ломоносовъ.
ЖИЗМНОПИСАНКВ.
CocTUaLTb '
Н. М <ввтки А .
4 « « юв«в1г.
»91*.
J
ВасилЬевичЪ
МихайАО
ЛОМОНОСОВЪ.
Ж И ЗН ЕО П И САШ Е.
СоставилЪ Б. Н. Меншуткии7>.
4-е издаше.
I
9
I2
Настоящ1й очеркъ жизни и деятельности М. В. Ломоно­
сова написанъ по нредложен1ю Коммисс1и, избранной АкадеMieio Наукъ для выработки способовъ чествован1я двухсотл'Ьтняго юбилея дня его рожден1я. Въ этомъ очерк^ я оста­
новился нисколько подробнее на научной деятельности Ломо­
носова и кратко изложилъ, въ общедоступной Форм^, наиболее
зам^чательныл мысли и теор1и его, сохранивш1я и понын^
свое значен1е. МнЬ казалось необходимымъ сделать это по­
тому, что самъ Ломоносовъ считалъ болЬе важными именно
научныя свои работы, между т^мъ въ его жизнеописашяхъ
он1> обыкновенно только упоминаются; съ другой стороны
несомненно, что изучеше естественныхъ наукъ, особенно за
последнее время, д^лаетъ въ Poccin больш1е успехи и зна­
комство съ ними распространяется все шире и шире, такъ что
многимъ, вероятно, интересно будетъ составить себе понят1е
о Т О М Ь , что сд^лалъ первый руссшй естествоиспытатель. В ь
тоже время, однако, я не оставилъ безъ внимашя и другихъ
сторонъ его деятельности— просветительной, литературной,
административной— и упомянулъ о характерныхъ событ1яхъ
его частной жизни; все, здесь помещенное, основано на документальныхъ данныхъ. Некоторая отрывочность и эпизо­
дичность изложен!я являются неизбежными вследств1е уди­
вительной разносторонности Ломоносова, позволявшей ему за­
ниматься въ одинъ II тотъ же пер1одъ времени самыми разно­
образными работами—и научными, и литературными.
В ъ четвертое издан1е внесено несколько небольшихъ поправокъ и сдкланы дополнен!л о потомстве Лол10 носова.
Пользуюсь случаемъ добавить, что докухЛ1 еитальныя данныя, послуживш1я для этого жизнеописан!я, взяты мною какъ
изъархивовъ, такъ и нзъ печатныхъ источниковъ. Таковыми,
кроме основныхъ работъ Куника, Билярскаго и Пекарскаго,
являются особенно новейш1я изследован!я, опубликованныя
въ этомъ году, главнымъ образомъ въ « Ломоносовскомъ
Сборнике» изданномъ Академ!ей Наукъ къ 8 ноября 1911 г.
Январь 1912 год а
Б. М енш уткинъ.
^ *' V ~ ” ■
J' '■
■-"•
^
■
._
> * ‘ А уt ’ Г‘^У>-^д|р^=;ищ:;::и1П1ацш^аШ
?^^’^^^'^^""**^*^"**^****ви***<»**»»й»»мимййивиишшви»вввшшшмйййшмвй»и
д
ииш.Ц11и аш д ш яш г;^ 1аш 11ц ти и ^У-‘л^?^
..■,г^>м.;^ , i .
</
л и ^
‘4
г> м ^ '
_
/|
г
-_J^^
06m iit видъ г. Архангельска. Съ иностраипой гравюры начала X V III ст.
I.
На сЬвер-Ь Poccin, по Беломорскому побереж1ю, Се­
верной Двин'Ь и другимъ большимъ р'Ькамъ, живутъ по­
моры, добывающ 1 е себ'Ь средства къ жизни промысломъ
на Б'Ьломъ и Ледовитомъ моряхъ, — потомки гражданъ
Великаго Новгорода, поселившихся въ былыя времена на
берегахъ С'Ьверной Двины, по которой издавна пролегалъ
большой торговый путь. Промыселъ поморовъ тяжелъ и
опасенъ: даже въ т'Ь немнопе мЬсяцы, когда с'Ьверныя
моря свободны ото льда, на нихъ бываютъ часто сильные
в'Ьтры, бури, туманы, всегда приходится быть въ готов­
ности, наблюдать внимательно в'Ьтры и погоду, чтобы
не быть застигнутымъ врасплохъ и не потерять снасти и
корабль. Когда поморъ не занятъ своимъ промысломъ,
опъ— торговецъ: продаетъ свою добычу, рыбу, морского
зв4ря, скупаетъ разные продукты и продаетъ ихъ. Эти
операщи ведутся нер'Ьдко не только въ Poccin, но и за
границей — главнымъ образомъ въ сос'Ьдней Норвепи,
иногда даже въ Англ1и; поморы по необходимости должны
1
2
им4ть сношешя съ самыми разнообразными людьми— и рус­
скими, и иностранными, — съ которыми они встречаются
ка1{ъ за границей, такъ и въ Архангельск-Ь — центр^ дЬятельности номоровъ, куда постоянно прйзжаютъ и ино­
странцы ради своихъ торговыхъ д^лъ. Неудивительно, по­
этому, что поморы представляютъ изъ себя особенный, са­
мобытный классъ населешя и, хотя обычно и числятся
крестьянами, но по сметливости, энерпи, предпр1имчивости,
общему развит1Ю pfeKo отличаются отъ крестьянъ, занимаюпдихся только землед'Ьл1емъ.
Въ прежшя времена, въ XVII стол^йи и въ пачал^ XVIII,
когда Архангельскъ былъ главнымъ морскимъ портомъ Росcin, деятельность номоровъ была еще значительнее, чЬмъ
теперь. Однпмъ пзъ наиболее зажиточныхъ и предпр1имчивыхъ среди тогдашнихъ номоровъ былъ Васил1й ДороФеевъ Ломопосовъ— отецъ М. В. Ломоносова. Кроме промысловъ па Мурманскомъ берегу и въ другихъ приморскихъ местахъ, где онъ ловилъ треску и палтосипу со
своихъ судовъ, изъ которыхъ одно было большое, съ кора­
бельной оснасткой, онъ имелъ еще довольно значительное
количество земли. Самъ онъ былъ добрый человекъ, про­
стой и совестливый, къ сиротамъ податливый, а съ сосе­
дями обходительный; онъ несомненно обладалъ выдаю­
щеюся наблюдательностью и большимъ природнымъ умомъ
и въ своемъ промысле всегда имелъ удачу. Хотя и не­
грамотный, онъ былъ среди номоровъ своего времени
однимъ изъ передовыхъ людей: известно, что онъ первый
выстроилъ и по-европейски оснастилъ на реке Двине подъ
своимъ селешемъ гал1отъ, который прозвалъ «Чайкою»;
ходилъ на не^1ъ по ДвипЬ, БЬлому Морю и по Северному
Океану для рыбныхъ промысловъ, а также занимался пе­
ревозкою разныхъ казенныхъ запасовъ и товаровъ частныхъ людей города Архангельска въ Пустозерскъ, Соловецшй монастырь, Колу, Кильдинъ, по берегамъ Лаплапд1и, Самояди и на р4ку Мезень.
Bacujiii ДороФЬевъ Ломоносовъ жилъ па островЬ Куростровскомь, на СЬверпоп Двин4, противъ г. Холмогоръ.
Въ этомъ м'ЬстЬ И^верная Двина разветвляется на много
рукавовъ, образующихъ группу острововъ, перер'Ьзанныхъ протоками во Bci>x% направлен1яхъ, какъ это видно
на прилагаемыхъ здЬсь картахъ. Куростровъ лежитъ про­
тивъ самаго города Холмогоръ и въ началЬ XV11I в4ка
им4лъ до 20 деревень, окружавшихъ кольцомъ возвышеиную середину Куроетрова, поросшую еловымъ л'Ьсомъ. Домъ Васил1я ДороФ'Ьева Ломоносова находился на
большой нро'Ьзжей дорог4 за деревней Денисовкой; тутъ
же была и принадлежавшая ему земля. Первый разь
онъ женился на дочери дьякона села Николаевскихъ Матигоръ (расположеннаго недалеко отъ Холмогоръ), Елен'Ь
Ивановна» Сивковой: отъ этого брака родился въ 1711 году,
вероятно 8 ноября, ихъ единственный сынъ Михайло Васильевичъ Ломоносовъ.
Первые годы жизни Ломоносова протекли въ обычныхъ услов1яхъ жизни д^тей поморовъ: до десятил'Ьтняго
возраста онъ оставался въ деревн4, а съ этого времени
отецъ сталъ брать его съ собою каждый годъ л^Ьтомъ и
осенью на промыселъ, чтобы съ малыхъ л^Ьтъ пр1учить
сына къ этому д'Ьлу. Отецъ и составлявш1е артель промыш­
ленники разсказывали молодому Ломоносову про моря и
страны, которыя они посещали, про образъ жизни т^Ьхъ
морскихъ зверей и рыбъ, которыми они промышляли; эти
разсказы находили въ Ломоносов^ жаднаго слушателя и
производили на него большое впечатлите. Вм^ст^Ь съ
отцомъ онъ также нерЬдко бывалъ и жилъ у родныхъ въ
АрхангельскЬ, гдЬ, конечно, тоже встр^чалъ немало интереспаго и поучительпаго.
Въ течете мпогихъ лЬтъ, проведенныхъ въ Б4ломъ и
Ледовитомъ моряхъ (онъ ходилъ на промыселъ до 19-тилЬтняго возраста), Ломоносовъ многое вид'Ьлъ и многому
научился. Нельзя не удивляться внимательности, съ какою
паблюдалъ онъ Bct проявлен1я северной природы, обычаи
и образъ жизни тамошнихъ жителей и животныхъ, и точ-
И зъ книги „11утешеств1я академика Иваиа Леиехииа. Часть IV , вь 1772 г о д у “ , С.-Пб. 1805,
ности, съ какою запоминалъ все вид^Ьиное; впосл^дствш Ломоиосовъ нередко пользовался въ своихъ учепыхъ трудахъ
этими юношескими паблюдегпями. Вотъ, иапр., что оиъпишетъ о лопаряхъ въ 1761 году: «Лопари съ Фиицамиодного
покол^шя, ровно какъ и съ кор4лами и со многими сибир­
скими народами. Языкъ им^ютъ одного происхождешя и
разнятся другъ отъ друга, какъ немецкой отъ датскаго и
шведскаго или итал1анскоп отъ Французскаго, а отличаются
лопари одною только скудостью возраста и слабост1ю силы,
за тЬмъ, что мясо и хл'Ьбъ 'Ьдятъ р'Ьдко, питаясь одною
почти рыбою. Я, будучи л4тъ четырнадцати, побарывалъ
и перетягивалъ тридцатил4тнихъ сильныхъ лопарей. Ло­
парки хотя л'Ьтомъ, когда солнце не заходитъ, весьма загораютъ, ни б^лилъ, ни румянъ не знаютъ; однако, мн4 ихъ
видеть нагихъ случалось и б'Ьлизн'Ь ихъ давиться, которою
on t самую св'Ьжую треску превосходятъ — свою главную и
повседневную пищу».
Кром4 собственнаго промысловаго д4ла, въ которое
особенно посвящалъ сына отецъ въ разсчет^Ь передать ему
потомъ все ведеше своихъ д4лъ, Ломоносовъ познакомился
сомногимъ другимъ: не говоря уже о ремеслахъ, которыя
опъ вид'Ьлъ на верФяхъ Северной Двины (главнымъ образомъ известной Вавчужской верФи, въ 10 верстахъ отъ Курострова, строившей торговые и военные корабли), Ломоно­
совъ изучилъ соляное д4ло на поморскихъ солеварпяхъ B iлаго Моря (съ которыхъ покупалъ соль для отцовскаго про­
мысла); наблюдалъ д4йств1е волнъ на берега, приливы и
отливы, в^Ьтры, льды и ледяныя горы С^вернаго Океана,
с'Ьверныя с1ян1я и т. под. Все это возбуждало въ немъ
живi)йшiй интересъ и страстное желаше изучить т4 науки.
6
которыя позволили бы ближе познать эти явлешя природы.
Посл'Ь возвращешя поздиею осенью съ промысловъ,
Ломоносовъ принимался за книги. Онъ рано научился грамот'Ь у сос'Ьда, а можетъ быть и родственника Ломоносовыхъ,— Ивана Ш убнаго, а затЬмъ обучался в1фоятно у
Семена Никитича Сабельникова, дьячка ближней приходской
Д 11митр 1евская церковь въ КуростровЪ, построенная во времена . 1 омоносова
по снимк'З" 1910 г.
церкви (сгор'Ьвшей въ 1718 году; на ея м'Ьст'Ь воздвигнута
въ 1728 г., главнымъ образомъ заботами Васил1я ДороФ'Ьева Ломоносова, каменная Димитр1евская церковь, суще­
ствующая и пoнынii); успехи его были поразительны, такъ
какъ дв'Ьнадцатил'Ьтнимъ мальчикомъ онъ уже читалъ въ
приходской церкви псалмы и каноны и настолько лучше
другихъ, бол^е старыхъ начетчиковъ, что nocxJunie нер'Ьдко били его изъ зависти. Духовиыя книги были един­
ственными, которыя онъ въ то время могъ доставать; онъ
быстро ихъ нрочитывалъ и, благодаря необыкновенной
памяти, легко заноминалъ прочитанное; особенное влiянie
оказала на него риомованная Псалтирь Симеона По лоцкаго.
Въ то время на с4вер^ былъ сильно распространенъ расколъ, п до пасъ дошло изв4ст1е, что Ломоносовъ, 13-ти л^тъ
отъ роду, примкнулъ къ толку безноповщины и лишь
черезъ два года бросилъ эту секту; вероятно, однако, про­
изошло это позже, когда ему было 16 — 17 л^тъ.
Около этого времени попались Ломоносову у богатаго
крестьянина ХристоФора Дудина первыя недуховныя книги:
старинная славянская грамматика Смотрицкаго и ариометика Магпицкаго *). Старикъ Дудинъ ни за что не хот1>лъ
давать ихъ ему; посл4 смерти его (12 1юня 1724 года)
Ломоносовъ долгое время угождалъ сыновьямъ Дудина,
пока T i не подарили ему эти книги. Онъ быстро усвоилъ
ихъ содержаше, хоть сколько нибудь удовлетворявшее его
влечен1е къ знан1ю и, за неим4н1емъ другихъ, много разъ
перечитывалъ ихъ.
Мать Ломоносова умерла, когда онъ былъ еще малышомъ; отецъ его BCKopi женился второй разъ па дочери кре­
стьянина Михайлы Ускаго, веодор'Ь Михайлович, скончав­
шейся 14 поня 1724 года, а затЬмъ вступилъ, 11 октября
того же года, въ трет1й бракъ со вдовою Ириною Семено­
*) Эта ариометика (изд.
1703 года) ие была похожа на ubiutmuiii
ариемстики, по представляла собою ц 1 >лую эициклопед 1юу дававшую cbIjд 1>и1я по ФизпкЪ, геометр 1и, астроиом 1и, геограФ 1и, иавигац 1и и т. д., пзложенныя такъ, чтобы читатель могъ поиимать все безъ з’^чителя.
8
вою; отъ второй жены Васил1й ДороФ4евь им1>лъ сына
Ивана, отъ третьей — дочь Мар1ю. Вторая мачеха, вероятно,
женщина пожилая и сварливая, не взлюбила Михаилу и не
упускала случая возстановить противъ него отца. Особенно
не нравилось ей пристраст1е мальчика къ книгамъ, и ему
приходилось читать и учиться, чему можно было, въ уединенныхъ и скрытыхъ м^стахъ и терпеть стужу и холодъ.
Съ течешемъ времени этотъ семейный гнетъ становился
все невыносимее, и дома, изъ-за ностоянныхъ понрековъ и
ругательствъ, Ломоносову совершенно не было покоя. Къ
тому же онъ больше не могъ чему-нибудь научиться на
родин^: дальнейшее образоваше можно было получить
только при помощи латинскаго языка, на которомъ писали
тогда все ученые. Правда, въ 1723 году при Холмогорскомъ арх1ерейскомъ дом4 арх1епископомъ Варнавою была
открыта славяно-латинская школа; но Ломоносовъ не могъ
въ нее поступить: въ школы не принимали крестьянъ, положенныхъ въ подушный окладъ. Поэтому очень вероятно,
что, въ связи съ невыносимымъ семейнымъ положен1емъ,
именно страстное стремлеше къ просвещен1ю заставило
его принять р^шеше покинуть родной край и идти туда,
где не знали, что онъ — крестьянинъ. Выборъ его есте­
ственно палъ па Москву: въ то время поморы имЬли очень
оживленныя торговыя сношешя съ Москвою, и поэтому
Ломоносовъ по разсказамъ своихъ знакомыхъ, посещавшихъ Москву, могъ хорошо ее узнать.
Это naMepenie Ломоносовъ привелъ въ исполнеше въ
самомъ конце 1730 года.
До сихъ поръ уходъ Ломоносова изъ родной деревни
всегда представляли въ виде тайнаго побега: онъ, будто
PaHuie почерки Ломоносова.
О
'^ « i
1 Л о л \б Н
н оС £ ^ и Л 0 Г и Г [ \
LAjiX^
Подпись Ломоносова на подрядной записи 4 Февраля 1726 г.
О
~JlfiauxjSi.
^ С
9нл
н й ^л сш сь.
VJHiS.Ab^ j'czyoUTTc£c^ КШНЛ. ^VAliMKCi, SL^7l(a2^
T cu v n c^ i- V l0^auc& 'W ioX lrh ulf
1Х^1Х^<1.п ^/ц^есслал
JM jfaiZ u i
Подпись Ломоносова 25 января 1730 г. въ тетради, заведеииой при построоши Куростровскои
каменной церкви подрядчикомъ Петромъ Нокрасовыагь.
тг^остС
Qu a flM 'i u.
yrj^UA^iM d
^ ай £ н (и 7 1 > и ш а7 Г /и /{(^ (ш J^ o ^ C i/< . /
M ^X tuu^
А ^уш н бссж Ъ p T fk ^ r
^
Подпись Ломоносова на доп рос* 4 сентября 1734 г.
бы безъ в^Ьдома отца, взялъ паспортъ черезъ управляющаго земскими д'Ьлами въ Холмогорахъ Ивана Васильевича
Милюкова, выпросилъ у сосЬда Ш убнаго тулупъ или полукаФтанье и 3 рубля деиегъ и ночью ушелъ изъ дома... Документальныя данныя, недавно ставш1я извЬстными, рисуютъ
д4ло въиномъвидЬ. Въ волостной к н и й Курострова запи­
сано: « 1 7 3 0 года, декабря 7 дня, отпущенъ Михайло Васильевъ Ломоносовъ къ Москв^ и къ морю до сентября
м'Ьсяца нредбудущаго 731 года, а порукую по немъ въ
платеж'Ь подушныхъ денегъ Иванъ Баневъ роснисался»
(Баневъ былъ сос4домъ Ломоносовыхъ). Зат^мъ имеется
показаше за подписью Ломоносова, гдЬ говорится объ
этомъ сл'Ьдующее: «въ прошломъ 1730 году декабря въ
9-мъ числ'Ь съ позволешя онова отца ево отбылъ онъ Ломоносовъ въ Москву, о чемъ данъ былъ ему и пашпортъ...
исъ Холмогорской воеводской канцеляр1и за рукою бывшаго
тогда воеводы Григор1я Воробьева». Можно считать поэтому
несомн'Ьннымъ, что никакого тайнаго побЬга не было, и
уходъ Ломоносова въ Москву совершился съ ведома,— даже,
быть можетъ,— съ соглас1я, его отца.
По пути въ Москву онъ оставался, по преданью, ни­
сколько дней въ Антон1евскомъ Ойскомъ монастыр4 въ
качеств^Ь псаломщика, а зат^Ьмъ прибылъ въ Москву (мо­
жетъ быть, съ рыбнымъ обозомъ изъ Холмогоръ) въ самомъ начал'Ь января 1731 года и остановился у подъячаго Сыскного Приказа Ивана Дутикова. Имеются свЬдЬшя, что сперва онъ началъ было посещать Навигацкую
(морскую) школу, но BCKopi оставилъ ее и въ посл'Ьдпихъ
числахъ января подалъ прошеше архимандриту Заиконоспасскаго монастыря Герману о принят1и его въ то един-
10
ствениое московское учебное заведеше, которое могло на­
зваться высшимъ— Славяногреко латинскую Академ1ю при
Заиконоснасскомъ монастыре. Архимандритъ нриказалъ
сделать Ломоносову донросъ, на которомъ тотъ показалъ,
что онь— дворянскш сынт. изъ города Холмогоръ; носл^
этого архимандритъ онредЪлилъ его въ Aкaдeмiю. Посту­
пить туда, повидимому, много номогъ Ломоносову его
односельчанинъ Яковъ Пятухинъ, приказчикъ, каждый
годъ прйзжавшш въ Москву по торговымъ д^лам ь. Осенью
1731 года Ломоносовъ не вернулся на родину и съ этого
времени числился въ б4гахъ.
СлавяногреколатинскаяАкадем1я,основанная въ 1684 г.,
при Ломоносов^ им4ла 8классовъ: 4 низшихъ, 2среднихъ
и 2 высшихъ. Въ четырехъ низшихъ учили читать и пи­
сать по-латыни (грамматикЬ и сиптаксису), славянскому
языку, геограФ1и, исторш, катехизису и ариеметикЬ; въ послЬднемъ низшемъ класс'Ь вс:1> ученики должны были уже
говорить по-латыни, и этотъ предметъ, какъ необходимый
тогда для изучешя вс'Ьхъ другихъ наукъ, считался главнымъ. Зпагпя учениковъ проверялись сперва авдиторами,
выбранными изъ наиболее прилежныхъ учениковъ, а потомъ учителемъ; по субботамъ происходили генеральныя
репетиц1и, и ленивые ученики подвергались заслуженному
нaкaзaпiю. Въ среднихъ классахъ, называвшихся шитикой и реторикон, занимались изучешемъ поэз1и и красноpli4ia; накопецъ, въ двухъ старшихъ классахъ— ф и л о с о ф ш
и богослов1и — ученики дЬлались уже студентами и окан­
чивали курсъ учеными богословами; преподаваше богословскихъ наукъ велось во вс^хь среднихъ и высшихъ клас­
сахъ.
и
Въ Академ1и Ломоносовъ прежде всего и съ большимъ усерд1емъ принялся за латипсшй языкъ, въ то время
преддвер1е вс4хъ иаукъ. ДЬло пош.ю прекрасно: низш 1 е
классы опъ прошелъ очень быстро— первые три въ одинъ
годъ— и черезъ годъ онъ могъ уже писать неболыше стихи па
латинскомъ язык4. Тутъ его постигло разочароваше: точныхъ паукъ, къ которымъ онъ такъ стремился, въ духовной
академ1и не преподавалось... Въ свободные часы рылся онъ
въ монастырской библютек'Ь, но, конечно, тамъ было лишь
самое незначительное число книгъ пе духовныхъ. Въ общемъ положеше его было во вс^хъ отношешяхъ крайне
тяжелымъ, какъ видно изъ собственныхъ словъ его: «Обу­
чаясь въ Спасскихъ школахъ, им'Ьлъ я со вс'Ьхъ сторонъ
отвращающ1я отъ наукъ пресильныя стремлен1я, которыя въ
тогдашшя л-Ьта почти непреодоленную силу им^ли. Съ одной
стороны отецъ, никогда кром-Ь меня д ^ е й не им^я, говорилъ, что я, будучи одинъ, его оставилъ, оставилъ все до­
вольство (по тамошнему состояшю), которое онъ для меня
кровавымъ потомъ нажилъ и которое посл^Ь его смерти чуж\е расхитятъ. Съ другой стороны несказанная бедность:
им-Ья одинъ алтынъ въ день жалован1я, нельзя было им-Ьть
на пропиташе въ день больше, какъ на денежку xл^>бa и на
денежку квасу, протчее па бумагу, па обувь и друпя нужды.
Такимъ образомъ жилъ я пять л'Ьтъ и паукъ пе оставилъ.
Съ одной стороны пишутъ, что, зная отца моего достатки,
xopomie тамошп1е люди дочерей своихъ за меня выдадутъ,
которые и въ мою тамъ бытность предлагали; съ другой
стороны школьники малые ребята кричатъ и перстами указываютъ: смотри-де какой болванъ л'Ьтъ въ двадцать пришелъ латин4 учиться !t>
12
Содержаьпе въ три копейки въ день получали ученики
первыхъ шести классовъ, а студентамъ это содержаше уве­
личивалось до 4 коп^екъ въ день. Существовать па эти
деньги было возможно, такъ какъ вс4 съестные припасы
стоили тогда разъ въ двенадцать дешевле, ч^мъ теперь.
Нисколько облегчали положен1е Ломоносова лишь ежегодныя нос^щешл уже упомянутаго нрикащика Пятухина:
это была живая связь съ родиной, да къ тому же Пятухинъ, челов'Ькъ добрый, всегда оставлялъ ему нисколько
денегъ— до семи рублей въ годъ.
Вероятно тяжелое матер1альное положеше заставило
Ломоносова предпринять въ 1734 году, когда онъ былъ
уже въ классе реторики, довольно рискованный шагъ. Въ
этомъ году правительство снарядило, подъ начальствомъ
И. К. Кириллова, экспедишю для закрЬплешя за Росс1ей вос­
точной ея окраины: въ задачу этой экспедицш входило основаше новаго города на р^к^ O pi (Оренбурга), а также воз­
можное pasBHTie торговыхъ сношешй. Для нея требовался
священникъ, и Кирилловъ, носл^ того, какъ никто изъ
Московскихъ ученыхъ священниковъ не ножелалъ ^хать
съ ннмъ, обратился въ Славяногреколатинскую Академ1ю съ
просьбою назначить священникомъ желающаго изъ учениковъ старшихъ классовъ. Вызвался ^ а т ь Ломоносовъ, и
архимандритъ приказалъ сделать ему допросъ. 4-го сентя­
бря на этомъ допрос^ въ канцеляр1и Академ1и онъ показалъ, что его отецъ «города Холмогорахъ церкви Введешя
пресвятыя Богородицы попъ Василей ДороФ^евъ» и что
онъ не положенъ въ подушной окладъ... Протоколъ до­
проса заканчивается Фразой «а буде онъ (Ломоносовъ) въ
семъ допрос-Ь сказалъ что ложно, и за то священнаго чина
13
будетъ лишенъ, и постриженъ, и сосланъ въ жестокое подначальство въ далыюй монастырь» и подписью Ломоносова.
При пров'Ьрк'Ь этого показашя непосредственно за этимъ
въ Каморъ-Коллепи онъ былъ снова допрошенъ; но тутъ,
можетъ быть испугавшись суроваго наказашя, онъ показалъ о ce6t всю правду: признался, что онъ сынъ дворцоваго крестьянина и положенъ въ подушный окладъ и объяснилъ прежнее показаше т'Ьмъ, что ножелалъ самоохотно
4хать въ экспедищю, а «что сказался поповичемъ, и тоучинилъ отъ простоты своей, не надеясь въ томъ быть притчипы и препятств1я къ произведешю въ священство..., а
нын'Ь онъ желаетъ по прежнему учиться въ оной же Академ1и». Само собою разумеется, что посл'Ь этого Ломоносовъ не могъ быть посвященъ въ священники, какъ крестьянинъ, и вопросъ объ участш его въ экспедищи отпалъ.
Сколько известно, чистосердечное признаше это не повре­
дило ему, и онъ нродолжалъ оставаться въ Академ1и.
Въконц'Ь 1734 года Ломоносовъ, перешедшш въклассъ
ф и л о с о ф 1и , н о с л ^
усиленныхъ просьбъ у архимандрита,
былъ посланъ на одинъ годъ въ К1евскую Духовную Академ1ю, славившуюся тогда своими учеными силами: онъ
надеялся поучиться тамъ математик^ и ф и з и к 4 , н о не нашелъ въ К1ев4 желаемаго и вернулся въ Москву въ 1735 г.,
еще до истечешя года. Передаютъ, что вскор Ь по возвраицеши Ломоносовъ получилъ предложеше идти священникомъ
въ Корел1ю, но посл^з описаннаго происшеств1я съ Орен­
бургской экспедищей врядъ-ли могло быть сдЬлано такое
предложен1е Ломоносову, какъ не имевшему нрава стать
священникомъ. Неизвестно, каше были у него въэто время
планы для осуществлсп1я своего зав^тнаго желан1я сд-Ь-
14
латься ученымъ; но, какъ мы увидимъ, уже BXKOHui того
же 1735 года счастливый случай неожиданно далъ Ломо­
носову все, что раньше казалось совершенно недосягаемымъ
для крестьянина.
Пребыван1е въ Академ1и, не говоря о нройденныхъ наукахъ и полномъ знакомств^! съ латинскимъ языкомъ, было
весьма плодотворно для Ломоносова: онъ получилъ зд'Ьсь
то, что врядъ ли сум'Ьлъ бы нрюбр'Ьсти самоучкой — по­
лучилъ некоторое образоваше; а ташя науки, какъ логика
и ф и л о с о ф 1я , несомненно много способствовали выработка
той ясности и правильности мышлешя, которыя мы встр^Ьчаемъ во вс'Ьхъ его поздн^йшихъ научныхъ работахъ. Въ
то же время тяжелыя услов1я жизни закалили его и дали
ему силу и настойчивость для преодол4н1я встречавшихся
па жизненномъ пути препятств1й.
Видт, г. Ф р е й б е р га , премеиъ п ребы ва 1пя въ немъ Ломоносова. Съ н1>мецкой г р а ­
вю ры середины X V III ст.
II.
Въ 1720 году Петръ Велишй задумалъ основать въ
ПетербургЬ Академ1ю Иаукъ по своеобразному плану: по
его мысли Академ 1 я надлежало быть одновременно и ученымъ, и учебнымъ учреждешемъ и заключать: среднюю
школу— гимназ1ю, высшую—
университетъ и собственно
Академ1ю Наукъ, т. е. высшее
ученое общество. Заполнымъ
отсутств1емъ въ то время ученыхъ въ Poccin, ихъ пришлось
приглашать изъ-за границы,
въ чемъ большое участ1е
принималъ германск1й ф и л о соФъ и проФессоръ Христ!анъ
ВольФъ, котораго лично зналъ
Петръ Велик1й. В о л ь ф ъ весьма
Х р н с т 1анъ В ольф ъ (ум. 1754).
добросовестно выполнилъ по­
Съ гравю ры И. Г . Виллл.
рученную ему нелегкую за­
дачу, и приглашенные по его предложен1ю академики
бы .111 д^ 1’1 (*твптельно выдающ1еся люди, съ первыхъ
16
же поръ создавш1е своими трудами (особенно по высшей математик4) Петербургской Академ1и Наукъ прекрасную репутащю за границей. Эти академики, какъ и поздпЬйнпе,
назывались профессорами и должны были, кромЬ занят1й
своими науками, читать лекщи въ Университет^.
Императрица Екатерина I принимала большое участ1е
въ д^лахъ Академ1и и жаловала академиковъ; посл^ же
вступлешя на престолъ Петра II (1727) весь дворъ перешелъ въ Москву, и для Академ1и наступили тяжелые дни:
гимназ1я почти совершенно лишилась учениковъ, пересе­
лившихся вм4ст4 съ родителями въ Москву; возникли и
денежныя затруднешя: Академ1я по ц^лымъ годамъ не
получала сл^дуемыхъ ей депегъ и наделала на значитель­
ную сумму долговъ, вызванныхъ учрежден1емъ академическихъ тинограФ1и, словолитни, переплетной, мастерской
для рЬзьбы на камняхъ, гравировальни и т. д. Наконецъ,
не было устава и штата Академ1и, главную власть имЬла
академическая канцеляр1я, и ея правитель, библ1отекарь
1оганнъ-Дан1илъ Шумахер ь, присвоилъ ce6i> Фактическое
расноряжен1е вс^ми дЬлами Академ1и.
Президенты Академ1и пытались сделать, что могли,
для улучшешя тяжкаго положешя Академ1и; почти каждый
изъ нихъ подавалъ проекты устава и штата, но эти проекты
не утверждались. Въ 1734 году главнымъ командиромъ
Академ1и былъ назначенъ баронъ I. А. КорФъ, при которомъ, не смотря на Bci> его усил1я, состояше Академ1и не
улучшилось. Баронъ КорФъ обратилъ вниман1е и папустовавш1еуниверситетъи гимназ1ю и для пополнешя ихъ обра­
тился 13 мая 1735 года въ Сенатъ съ ходатайствомъ: вы ­
брать черезъ означенныхъ къ тому отъ Академии людей
17
изъ монастырей, гимпазхи и школъ Poccin достойных ь учеииковъ, достаточно подготовленныхъ для слушашя лекщй
проФессоровъ; это ходатайство было уважено, и Сенатъ
предписалъ ректору Заиконоспасской Академ1и, архиман­
дриту Стефану, выбрать и послать въ Петербургъ 20 учениковъ, «въ наукахъ достойныхъ». Такихъ учениковъ нашлось,
однако, всего двенадцать, по словамъ архимандрита— «не
прсл^Ьдняго, но нашему мн4шю, остроум1я». Среди нихъ,
какъ одинъ изъ самыхъ лучшихъ, былъ и ф и л о с о ф ъ Михайло Ломоносовъ. Они были отправлены въ Петербургъ
23 декабря 1735 года и прибыли сюда въ день новаго
1736 года, а на сл'Ьдующш день были зачислены студен­
тами Университета. Такимъ образомъ, совершенно неожи­
данно, передъ Ломоносовымъ открылся путь къ дальней­
шему просв4щешю. Это было первое соприкосновеп1е его
съ Петербургской Академ1ей Наукъ, и съ этого дня жизнь
и деятельность его до самой его смерти неразрывно свя­
заны съ нею. Между т4мъ судьба готовила Ломоносову
новую неожидапность.
Еще въ предыдущемъ, 1735 году главный командиръ
Академ1и тщетно отыскивалъ за границей, для участ1я
въ академической экспедищи, изследовавшей Сибирь, хи­
мика, который въ то же время зналъ бы металлурпю и
горное дЬло. По совЬту известнаго въ то время саксонскаго металлурга Генкеля во Фрейберг^, Академ1я рЬшила
послать къ нему во Фрейбергъ, для обучеп1я хим1и и
В1 еталлурпи, трехъ студентовъ, наиболее късему нодготовденныхъ. Выборъ палъ на московскихь студентовъ Ломо­
носова и Виноградова и на сына горнаго совЬтника Рей­
зера. Узнавъ о предстоящей отправкЬ ихъ во Фрейбергъ,
18
отецъ Рейзера указалъ барону КорФу, что имъ необходимо
сначала познакомиться съ математикой, механикой, физи­
кой, ФилосоФ1ей и xHMien, а потомъ уже учиться горному
д-Ьлу и металлурпи. Это дельное указаше было принято
во внимаше, и для прохождешя этихъ наукъ, а также для
изучешя н'Ьмецкаго и Французскаго языковъ было опре­
делено послать молодыхъ людей сперва въ Марбургсшй
Университетъ, къ профессору Христ1ану ВольФу, давшему
на это свое соглас1е. Такъ случайное стечеше чрезвычайно
благопр1ятныхъ обстоятельствъ открыло Ломоносову воз­
можность проходить точныя науки подъ руководствомъ
одного изъ изв^стн^йшихъ заграпичныхъ проФессоровъ—
о чемъ онъ, в'Ьроятно, никогда и не мечталъ.
Резолющей Кабинета министровъ 13 марта 1736 года
окончательно решена была посылка за границу трехъ студентовъ съ содержашемъ на вс4хъ въ 1200 р. въ годъ, при
чемъ каждому можно было тратить только 300 р., а осталь­
ные 100 р. должны бглли оставаться про запасъ. 18 августа
Ломоносовъ, Виноградовъ и Райзерь получили инструкщю
за подписью барона КорФа, въ которой имъ предписыва­
лось изучать все и теоретически, и практически, а н^мецтй
и Французскш языки— такъ, чтобы свободно на нихъ гово­
рить и писать; каждые полгода присылать отчеты объуче­
ши и объ израсходованныхъ деньгахъ; во вс4хъ мЬстахъ
своего пребывашя показывать пристойные нравы и по­
ступки, наилучше стараться о прохождеп1и своихъ наукъ
и т. д.
Путешеств1е въ Марбургъ заняло не мало времени; ко­
рабль могъ только 19 сентября придти въ Кронштадтъ, от­
туда, изъ-за сильныхъ бурь, снялись лишь 23-го и прибыли
19
въ Травемюнде 16 октября. Нисколько дыеп наши море­
плаватели отдыхали въ Любек'Ь, а зат^мъ па почтовыхъ,
черезъ Гамбургъ, Минденъ и Кассель, достигли 3 ноября
Марбурга, гд-Ь ихъ встр^>тилъ проФессоръ В о л ь ф ъ .
У н и вер си тетъ въ М арбург^. Съ гравю ры Б . М аннФвльда.
Не 3naBinie п'Ьмецкаго языка Ломопосовъ и Виноградов ь
принялись, конечно, прежде всего за него; черезъ два ме­
сяца Ломопосовъ могъ уже на немъ объясняться и вскор^
изучилъ его въ совершенств^. Посл'Ь суровой строгости
Московской Духовной Академ1и молодые люди очутились
въ свободной атмосфер^ п'Ьмецкаго университета, среди
студентовъ, празднующихъ свое избавлеше отъ узъ гимпаз1й; посл4 жаловашя въ 3 коп'Ьйки въ день въ ихъ распоряжеши было содержаше въ 30 разъ большее. ВполпЬ
естественно, что при такихъ услов1яхъ у пихъ про2"
20
явились дикость нравовъ и невоспитанность; инструкщя
была забыта, и кутежи и нонойки стали обычнымъ времяпровождешемъ нашихъ студентовъ. Только носл^^ многократныхъ наноминашй, почти черезъ годъ, они послали
въ Aкaдeмiю свои первые отчеты по научной части и въ
расход^ денегъ, при чемъ расходъ этотъ былъ показанъ
меньше настоящаго...
Судя по похвальнымъ отзывамъ проФессоровъ Христ1ана
ВольФа и Дуйзинга (у котораго Ломоносовъ спещально обу­
чался xHMin), онъ, наряду съ кутежами, не забрасывалъ и
наукъ и, благодаря своимъ выдающимся способностямъ, хо­
рошо усвоилъ т-Ь предметы, которые изучалъ. Особенное
удовольств1е доставляли ему лекщи самого ВольФа по ф и л о с о ф 1и , ф и з и к 'Ь и механик^; то, что онъ зд4сь пр1обр'Ьлъ,
послужило ему въ будущемъ основашемъ для собственныхъ
научныхъ изсл'Ьдовашй. Кром^Ь того, Ломоносовъ хорошо
познакомился съ новыми языками, а также съ рисовашемъ.
Т4мъ временемъ до св'Ьд'Ьшя профессора ВольФа стали
доходить слухи одолгахъ нашихъ студентовъ; о нихъ онъ
сообщилъ барону КорФу— и изъ Академ1и была прислана
бол^е строгая инструкщя студентамъ, съ наказомъ ни въ
какомъ случаЬ не делать долговъ. Но и эта инструкщя
произвела не больше д4йств1я, ч^мъ первая: долговъ нако­
плялось все больше и больше и, когда пришло время поки­
нуть Марбургъ и перейти къ изучен1ю металлург1и и горнаго дИзла во Фрейбергъ, къ берграту Генкелю, общая
сумма долговъ оказалась доходящей до 1936 талеровъ,
т. е. бoл^ie 10000 р. на теперешшя деньги! ВольФу при­
шлось расплачиваться со всЬми кредиторами, отчасти собстпгппымп деньгами, которыя ему потомъ вернула Академ1я
Видъ М арбурга, времеиъ пребываы1я тамъ Ломоносова. Съ немецкой гравюры первой половины ХУ1П ст.
21
Наукъ. Наконецъ паши студенты у'Ьхали въ 1739 году,
къ удовольств1ю ВольФа, который писалъ по этому случаю
барону Корфу: «студенты у'Ьхали отсюда 20 \юля утромъ,
посл'Ь 5 часовъ, и с^ли въ экипажъ у моего дома. Изъ-за
Виноградова мн4 пришлось еще много хлопотать, чтобы
предупредить столкновешя его съ разными студентами...
Ломоносовъ также еще выкинулъ штуку, въ которой было
мало проку... Время свое они провели зд'Ьсь несовс'Ьмъна­
прасно..; въ особенности Ломоносовъ сд'Ьлалъ успехи въ
наукахъ; съ нимъ я чаще им^лъ случай говорить... и его
манера разсуждать мн4 бол4е известна. Причина ихъ долговъ обнаруживается лишь теперь, послЬ ихъ отъезда. Они
черезъ Mtpy предавались разгульной жизни и были при­
страстны къ женскому полу. Пока они сами были еще зд^сь
на лицо, всяк1й боялся сказать про нихъ что-нибудь, по­
тому что они угрозами своими держали вс^хъ въ страх^.
Отъ^>здъ ихъ освободилъ меня отъ многихъ хлопотъ».
Во Фрейбергъ Ломоносовъ со своими товарищами npi4халъ 25 1юля. Бергратъ Генкель былъ уже предупрежденъ письмомъ барона КорФа объ ихъ п ри бьти ; ему были
даны очень стропя предписан1я: всл4дств1е необходимости
уплатить долги студентовъ въ МарбургЬ годовое содержаnie каждаго отнынЬ назначено было въ разм^р^ 150 р.;
деньги эти Гепкель долженъ былъ хранить у себя и опла­
чивать необходимые расходы студентовъ, послед нимъ же
выдавать на руки по 1 талеру въ мЬсяцъ; зат^мъ объявить
везд'Ь въ город'Ь, чтобы имъ никто не в'Ьрилъ въ долгъ,
такъ какъ Aкaдeмiя Наукъ уплачивать ихъ долговъ пебудетъ. Такую же строгую инструкщю получили и сами сту­
денты. Во Ф ре 11 берг^ жилъ въ это время Юпкеръ, быв-
22
mill проФессоръ политики, морали и элоквенцди Петер­
бургской Академ1и Наукъ, H3y4aBniiii теперь, по поручешю
Русскаго правительства, соляное дЬло; опъ пос'Ьтилъ студептовъ, присутствовалъ на первыхъ лекщяхъ Геикеля и
писалъ барону Корфу: «студерхты по одежд Ь своей, правда,
гляд'Ьли неряхами, но по части указанныхъ имъ наукъ...
положили прекрасное ocnoBanie, которое послужило намъ
яспымъ доказательствомъ ихъ прилежашя въ МарбургЛ.
Точно также я при первыхъ лекщяхъ въ лаборатор1и не
могъ не заметить ихъ похвальной любознательности и же-
liter mc^taIlir*o-F4jm
iDer'
uiCeiJi-ey
CJir:
В ергм ей стеръ во Ф рей бергЪ , времеиъ
пребываы1я там ъ Л омоносова. Съ uhм ецкой гравю ры 1 7 3 0 г.
Aj-fcilerc
xneholli л mtrtibiLs DoumuMntni
CDer Oei^ercJcen l^rohirer
П робирпы й м астеръ во Ф ройбергЪ ,
времеиъ пребы ваи!;! там ъ Л омоносова.
Cl, нем ецкой гравю ры 1730 г.
23
лашя дознаться осповаЕпя вещей». Ломоносовъ загЬмъ
много помогалъ Юнкеру переводами его отчетовъ по со­
ляному д^лу на pyccKiii языкъ.
Первое время занят1я во Фрейберг'Ь подъ руководствомъ
Генкеля шли довольно гладко. Къ этому же времени, т. е. къ
концу 1739 года, относится и сочинеше Ломоносовымъ оды
на взят1е русскими войсками турецкой крепости Хотина. Въ
этой одЬ онъ употребилъ тоничесЕай разм'Ьръ, впервые,
какъ известно, примененный къ русскому языку В .К .Т редьяковскимъ. Какъ разсказываютъ, Ломоносовъ получилъ
любовь къ поэз1и подъ вл1яшемъ стихотворешй основателя
Московской Духовной Академ1и Симеона Полоцкаго и въ
бытность свою въ Академ1и сочинилъ нисколько стишковъ*).
Въ 1738 г. въ Марбург^ имъ была переведена ода Фенелона, какъ образчикъ знакомства съ Французскимъ языкомъ,
стихами метрическаго размера (трохеями). Ода на взят1е Хо­
тина написана была ямбами — первое стихотвореше такого
размЬра на русскомъ язык^Ь. Вм^ст^Ь съписьмомъ о правилахъ Росс1йскаго стихотворства, гд4, кром^Ь правилъ съ
примЬрами, имЬется и критика нЬкоторыхъ взглядовъ Тредьяковскаго, ода эта была привезена въ Петербургъ и пе­
редана Академ1и, вЬроятно, Юнкеромъ; цЬликомъ напеча­
тана была лишь въ 1751 году.
Недолго продолжались, однако, хорош1я отношешя
между Ломоносовымъ и Генкелемъ: въ январЬ 1740 года
между ними произошелъ первый разрывъ; потомъ они вре­
менно помирились, но отношешя ихъ продолжали обо­
*) Напр., „Стишки па туясокъ“ : „У слы ш али мухи модовыя духи...“
Туясомъ па cijBepii Poccin и въ Сибири зовутъ сосудъ изъ бересты для сохране 1ия варенья, мода и т. под.
24
стряться, и д'Ьло кончилось т^мъ, что Ломоноеовъ въ первыхъ числахъ мая скрылся изъ Фрейберга. Причиною ссоры
Генкель выставлялъ нежелаше Ломоносова заниматься въ
лаборатор1и и ностоянныя требовашя денегъ, которыя не
могли быть удовлетворены: Генкель нисалъ нисколько
разъ въ Академ1ю о необходимости увеличить содержан1е
етуденговъ до 200 р. и выдавать имъ на руки болЬе значительныя суммы, ч^мъ значилось въ инструкщи, но нредставлен1я его не были исполнены. Ломоноеовъ, съ своей
стороны, винилъ злой и корыстолюбивый характеръ Генкеля, не дававшаго ноложенныхъ денегъ, и его неум^злыя
методы нренодаван1я.
На этомъ закончились годы учешя Ломоносова. Въ
общемъ полученное имъ образован1е было довольно разно­
сторонне: посл'Ь Московской Духовной Академ1и онъ прошелъ за границей ф и л о с о ф 1ю , т о ч н ы я науки— математику,
механику. Физику, хим1ю, а также металлурпю и горное
дЬло, которыя онъ несомненно усп^лъ изучить во ФрейбергЬ, и познакомился нисколько съ естественными и гу­
манитарными науками вообще.
Съ мая 1740 года начинается богатый нроисшеств1ями
пер1одъ странствован1й Ломоносова. За отсутств1емъ денегъ
онъ задумалъ обратиться прежде всего къ барону Кейзерлингу, русскому посланнику въ Лепнциг'Ь, бывшему пре­
зиденту Академ1н Наукъ. Но когда онъ туда прибылъ
(19 мая), оказалось, что Кейзерлингъ у^халъ въ Кассель;
Ломоноеовъ отправился за ним ь въ Кассель,— но тамъ ни­
чего о КейзерлингЬ не было пзвЬстно, и онъ рЬшился
возвратиться въ Росс1ю, а такъ какъ денегъ у него со­
вершенно не было, — то сперва заЬхать въ Марбургъ. Въ
В п д ъ ФрепГ)ерга, в р е м е т . пребывап1я тамъ Л омоносова. Съ и^мецкоп гравю ры 1740 г.
25
Марбург! онъ остановился у своихъ хорошихъ знакомыхъ
и здЬсь, 6 1юня 1740 года, женился на дочери незадолго
нередъ т4мъ умершаго члена городской думы и церковнаго
старшины Генриха Цильха— Елизавет'Ь Цильхъ. Объ этомъ
б р ак! онъ никому не говорилъ, такъ что въ течете н !сколькихъ л'Ьтъ вс4 считали его холостымъ.
Черезъ нисколько дней, взявъ взаймы денегъ, Ломоносовъ направился въРосс1ю: снерва во ФранкФуртъ, а оттуда
воднымъ нутемъ по Майну и Рейну въРоттердамъиГаагу.
Зд'Ьсь русск1й посланникъ, граФъ Головкинъ, отказалъ ему
во всякой помощи и совершенно не хот4лъ вм-Ьшиваться въ
его д'Ьло. Ломоносовъ по'Ьхалъ тогда въ Амстердамъ, г д !
часто бывали
pyccK ie
купцы, и дМствительно нашелъ тамъ
знакомыхъ купцовъ изъ Архангельска, которые, однако,
отсоветовали ему возвращаться, чтобы не подвергаться
отвЬтственности за самовольный пр14здъ. Оставалось только
вернуться въ Марбургъ къ ж е н !; на возвратномъ пути съ
нимъ случилось то приключеше, которое онъ самъ называетъ страшною опасностью.
Когда Ломоносовъ перешелъ границу Г oллaндiи и уже
былъ 1^ъ Герман1и, зашелъ онъ разъ вечеромъ въ какоето мЬстечко на большой дорог! переночевать. Въ гостинниц! нашелъ онъ прусскаго оФицера, вербовавшаго рекрутовъ, съ солдатами и нисколькими новобранцами. Рослый,
сильный Ломотюсовъ привлекъ ихъ вниман1е, оФицеръ пригласилъ его безъ платы поужинать съними; заугощешемъ
расхваливали ему королевскую службу и, наноивъ, убедили
его поступить въ нее. Проснувшись на следующее утро,
увид^лъ онъ у себя на ш е ! красный галстухъ, а въ карMan'ib нисколько прусскихъмонетъ: онъ былъ теперь прус-
26
скимъ солдатомъ, — королевскимъ гусаромъ. Дня черезъ
два Ломоносовъ, вм^стЪ съ другими рекрутами, былъ отправленъ въ крепость Везель. Твердо р'Ьшивъ бежать при
первомъ удобномъ случа^5, онъ, чтобы не подать объ
этомъ виду сопровождавшимъ его солдатамъ, притворился
очень довольнымъ своею судьбой;
Т'Ьмъ
не мен^е, его по­
местили въ крепости, а не на вольной квартир^, какъ другихъ рекрутъ, и ему приходилось спать на скамейк^ въ
караул ьп^.
Каждый вечеръ ложился Ломоносовъ спать какъ можно
раньше, такъ что высыпался довольно, когда товарищи его
едва только засыпали. Разъ ночью, проснувшись около по­
луночи, зам^тилъ он7>, что вс4 крепко спятъ, и решился
сейчасъ же бежать, пользуясь тЪмъ, что караульня находи­
лась недалеко отъ вала. Въ темнотЬ доползъ онъ до вала,
чтобы часовые, разставлепные па близкомъ разстоян1и
одинъ отъ другого, не заметили его; спустился въ ровъ,
переплылъ его безъ шума, вскарабкался па валъ и опять
спустился во второй ровъ и переплылъ его; потомъ взо­
брался на контръ-эскарпъ, перел^зъ черезъ частоколъ и палисадникъ и съ гласиса выбрался въ открытое поле. Самое
трудное было сделано: теперь надо было до разсвЬта
успеть добежать до границы, до которой было 7 верстъ.
Едва сд^лалъ онъ четвертую часть пути, какъ стало свЬтать и вскорЬ съ крепости грянулъ пушечный выстр^лъ:
значитъ, поб^гъ былъзам^ченъ. Б^глецъ папрягъ Bci свои
силы; оглядываясь, увидЪлъ онъ, какъ изъ крепости вы'Ьхала конная погоня, но прежде, чЬмъ она могла насти­
гнуть Ломоносова, онъ былъ уже за ВестФальской грани­
цей и, слЬдовательно, въ безопасности. Днемъ онъ вы­
27
спался въ густомъ .licy, а вечеромъ пустился въ дальн'Ьйш1й путь, выдавая себя всюду за б'Ьднаго студента, и уже
безъ приключеп1й вернулся въ Марбургъ къ жен'Ь.
Въ Марбург'Ь Ломоносовъ оставался до весны, зани<^
маясь математикой и нав'Ьщая Хрисйана ВольФа, азат'Ьмъ,
согласно полученному зимою изъ Академ1и предписашю, но
открыт1и навигагци одинъ отправился черезъ Любекъ въ
Петербургъ, оставивъ жену въ МарбургЬ. Академикъ Я. Я.
Штелинъ, пр1ятель Ломоносова, разсказываетъ въ своихъ
«анекдотахъ и чертахъ изъ жизни Ломоносова», что въ
пути на кораблЪ Ломоносовъ увид'Ьлъ во сн'Ь своего отца,
лежащаго мертвымъ на одномъ изъ необитаемыхъ острововъ БЬлаго моря, хорошо ему знакомомъ, такъ какъ не
разъ бывалъ на немъ въ юности. По прибыт1и въ Петер­
бургъ онъ поспЬшилъ справиться у бывншхъ тамъ номоровъ о своемъ отцЬ; оказалось, что тотъ, действительно,
не возвратился съ промысла осенью. Самъ Ломоносовъ
не могъ въ то время отлучиться изъ Петербурга и нослалъ къ роднымъ письмо съ просьбою отправиться, за
его счетъ, па этотъ островъ, отыскать т к ю отца и похо­
ронить. Это было сделано еще въ то же лЬто; тЬло В. Д.
Ломоносова действительно оказалось на томъ остров^, и
артель поморовъ похоронила тамъ его. Въ ревизской сказк^Ь
записано, что Васил1й ДороФ'Ьевъ потонулъ въ морЪ въ
1741 году. До самой своей смерти онъ вносилъ за своего
сына, числившагося въ б^гахъ, подушную подать.
г
„ Ф а с а д ъ И мператорской Библ1отеки и К ун сткам еры на во сто к ъ “ . И зъ Плана
И м ператорскаго Столичнаго го р о д а С ан ктп етербур га“ , изданнаго в ъ 1737 г.
А кадем 1ею Н аук ъ, л. V I, гр ави р овал ъ Г р и го р ш К ач ал овъ .
III.
8 1юня 1741 года прибылъ Ломоносовъ въ Петербургъ, не исполнивъ, какъ мы вид'Ьли, всЬхъ возложенныхъ па пего Академ1еп Наукъ обязательствъ. Сколько,
однако, изв'Ьстно, опъ пе подвергся какимъ-либо взыскашямъ за свои прегр'Ьшеп1я, и совЬтпикъ Капцеляр1и I. Д.
Ш умахеръ, въ то время отпосивш1йся къ пему доброжела­
тельно, отвелъ ему дв'Ь комнаты въ академическомъ домЬ
по Второй лин1 и Васильевскаго Острова, за Среднимъ проспектомъ— гд'Ь въ то время пoм^зщaлcя, между Первой и
Второй лишями, академическ1й огородъ и ботанически
садъ *). Первое время у Ломоносова не было опред'Ьленныхъ
занят1й; опъ представилъ въ Академ1ю образчики своихъ
зпан1й — дв'Ь диссертащи, а затЬмъ составлялъ, подъ руководствомъ академика Аммана, описаше минералогическихъ
коллекщй Академ1и, занимался переводами для «С.-Пе*) Hbm-jb зд'Ьсь находится Римско-Католическая Духовная Академ!я.
29
тербургскихъ Ведомостей» и сочинялъ оды ко дню рождешя 1оанна Антоновича и на победу надъ Ш ведами при Вильманстранд^ (23 августа 1741 г.). Эти оды, напечатанный
въ aIIpHMt4aHiflXbD къ «В'Ьдомостямъ», настолько отлича­
лись, по звучности языка и содержашю, отъ произведен1й
другихъ поэтовъ того времени, врод^з Тредьяковскаго, что
обратили на себя общее внимаше. Это были первые шаги
къ изв'Ьстности будущаго академика: въ кругъ обязанно­
стей Академ1и Наукъ входило въ то время и сочинеше похвальныхь одъ на оФФищальныя придворныя торжества.
Полная неопределенность положен1я и крайняя ску­
дость средствъ заставили Ломоносова подать npomenie въ
Академ1ю Наукъ, въ которомъ онъ напоминалъ объ o6tщаши по возвращен1и изъ-за границы произвести его въ
экстраординарные профессора; говорилось, что онъ нын^з
науки такъ произошелъ, что «онымъ другихъ учить и къ
тому принадлежащ1я полезныя книги съ новыми инвенщями
писать можетъх), а потому просилъ удостоить его, нижайтпаго, чиномъ по наукамъ. При содейств1и Ш умахера Ломоносовъ былъ назначенъ 8 января 1742 г. адъюнктомъ
Академ1и по Физическому классу съ жаловаи1емъ въ 360
рублевъ въ годъ, считая въ то число квартиру, дрова и
свЬчи. Такъ какъ ц^на пищевыхъ продуктовъ была въ то
время въ 10 — 12 разъ меньше теперешияго (папр., Фунтъ
мяса стоилъ не бол^Ье 2 копеекъ), то на эти деньги можно
было жить вполпЬ обезпеченно, если бы oni> выдавались
аккуратно; но безденежье въ Академ1и было тогда нередко
такое, что жалован1е выдавали книгами по номинальной
ц^не: получившимъ книги предоставлялось продавать ихъ,
кому угодно,— что, при маломъ распространенш просв^-
30
щен1я. было не всегда легко и вело къ noxepi заслуженпыхъ денегъ.
Посл'Ь кончины императрицы Анны 1оановны десятил'Ьтнее господство нЬмцевъ, закончившееся регентствомъ
Бирона, вызвало естественную реакщю: долго нароставшее
озлоблеше противъ всего нЬмецкаго стало свободно про­
являться и привело, 25 ноября 1741 года, къ перевороту,
который возвелъ напрестолъ дочь Петра Великаго, Елисавету Петровну, среди бурныхъ патр1отическихъ маниФестащй. Само собою разумеется, что враждебное настроеше противъ н'Ьмцевъ не могло не коснуться и Академ1и
Наукъ, въ то время состоявшей почти исключительно изъ
иностранцевъ, и имъ поспешили воспользоваться прежде
всего т'Ь, которымъ приходилось страдать отъ деспотическаго властвован1я н'Ьмецкаго правителя Канцеляр1и, Ш у ­
махера. Въ Сенатъ посыпались допошешя на него, исходивш!я отъ академика Делиля, советника А. К. Нартова
(бывшаго токаря Петра Великаго), канцелярскихъ слу­
жителей, н^сколькихъ студентовъ и учениковъ; Ш умахеръ обвинялся какъ въ присвоеши казенныхъ денегъ,
такъ и въ незаконномъ pacпopяжeнiи делами всей Акадешт, клонящемся къ извращешю предначертан1й Петра
Великаго.
Въ этихъ донесешяхъ Ломоиосовъ не принималъ участ1я,
но несомненно, что общее nacTpoenie отразилось и на немъ
и выразилось, прежде всего, гранд1озными скандалами въ
сентябре и октябре 1742 года, учиненными имъ въ пьяномъ виде и закончившимися целыми сражен1ями между
нимъижившимъ въ томъже домЬ, где иЛомоносовъ, академическимъ садовникомъ Штурмомъ и немецкими гостями
31
посл'Ьдняго. Ш турмъ подробно описалъ эти сражешя въ
своихъ донесен1яхъ въ Канцеляр1ю; об^ стороны постра­
дали, при чемъ Ломоносовъ былъ взятъ караульными С.-Петербургскаго гарнизона, побывалъ на съ ^ ж ем ъ двор'Ь, въ
Полицеймейстерской Канцеляр1 и, изъ нея при промемор1 и
отправленъ былъ въ Академ1ю и некоторое время, всл'ЬдCTBie пораненш,
не могъ выходить изъ дому, какъ объэтомъ
засвид'Ьтельствовалъ приглашенный для осмотра его докторъ Вильде; въ дом'Ь Ш турма Ломоносовъ избилъ какъ
его самого, такъ и жену его, гостей и служанку. Черезъ
нисколько дней кр-Ьнюй организмъ Ломоносова справился
съ полученными повреждениями, и этимъ д'Ьло для него
и кончилось: въ это время канцеляр1и сов'Ьтникъ Ш умахеръ сид'Ьлъ уже подъ арестомъ и вс4 д4ла Академ1и
были въ полномъ разстройств^. Д'Ьло въ томъ, что для
в'Ьрности Нартовъ самъ по'Ьхалъ съ своимъ малограмотнымъ донесен1емъ въ Москву къ Императриц^ Елисавет'Ь
Петровн^; по высочайшему повел'Ьшю, последовавшему
въ октябре, Ш умахеръ былъ арестованъ, на его мЬсто
правителемъ академической Канцеляр1и опредЬленъ сов^тникъ Нартовъ и назначена следственная коммисс1я, которая
опечатала вс4 бумаги Академ1и. Нартовъ поспешплъ по­
местить донесшихъ на Ш умахера въ Капцеляр1ю; они
считали теперь себя победителями, вмешивались во всЬ
дела и обращались свысока съ академиками,— не прини­
мавшими участ1я въ хозяйственныхъ делахъ Академ1и. Къ
этой группе лицъ присоединился и Ломоносовъ. Въ тече­
т е всего времени до апреля следующаго, 1743 года мы
постоянно находимъ жалобы академиковъ на него, обращенныя въ следственную коммисс1ю; они жаловались, что
5й
Ломоносовъ неоднократно— нередко въ ветрезвомъ вид4—
обращался къ ннмъ свысока и съ бранными словами; вхо'дилъ въ КонФеренщю и непристойными выходками нре-
Часть Васильевскаго Острова съ видами: Академ1и Н аукъ, здаш я съ Гл 063*^00 мъ.
Театра Фейерверковъ и иллюминащй, здашя 12 К оллегш (ньш15 Университетъ). Съ
5-го листа плана Петербурга, посвященнаго И]ип. Елисавет 1 >, гравированнаго
Ив. Соколовымъ, Мих. ]^1ахаевымъ и другими, исполиеинаго по чертежамъ I. Трускота и изданнаго въ 1753 году.
рывалъ зас'Ьдан1я ея, а также безчинствовалъ въ ГеограФ«ческомъ департаментЬ. Въ то же время онъ р^зко отзы­
вался и о Нартов'Ь, какъ о нев'Ьжд^», неспособномъ су-
33
дить объ ученыхъ потребностяхъ Академ1и. Нисколько
разъ KOMMHCcia призывала Ломоносова для допроса, но
онъ постоянно уклонялся, подъ разными предлогами, отъ
отв^тоБъ. Возможно, что такое отношен1е явилось сл^дств1емъ вскружившихъ ему голову литературныхъ ycniховъ при двор-Ь, гд'Ь особенно восторженно была принята
его ода на прибыт1е государыни въ Петербургъ (декабрь
1742 года). Какъ бы то ни было, коммиссш наконецъ
надоел о возиться съ нимъ и она постанорила, 28 мая
1743 года, арестовать его и содержать подъ карауломъ.
Подъарестомъ, въ крайне б'Ьдственномъ матер1альномъ
положеши (вътечешиц'Ьлагогода Ломоносовъ не получалъ,
за неим'Ьн1емъ денегъ, жалован1я) оставался онъ до 18 января
1744 года, когда посл'Ьдовалъ указъ: «адъюнкта Ломоно­
сова для довольнаго его обучешя отъ наказашя освободить,
а во объявленныхъ, учиненныхъ имъ продерзостяхъ у проФессоровъ просить ему прощешя, а что онъ так1е непристой­
ные поступки учинилъ въ К0ММИСС1И и въ конФеренщи яко
въ судебныхъ м^зстахъ, за то давать ему, Ломоносову, жа­
лованья годъ по нынешнему его окладу половинное; ему
же Ломоносову въ канцеляр1и Правительствующаго Сената
объявить съ подпискою, что ежели онъ впредь въ таковы ::ъ
продерзостяхъ явится, то поступлено съ нимъ будетъ по
указамъ неотм-Ьнио». Извинеше передъ конФеренщей было
принесено Ломоносовымъ 27 января, а въ 1юн'Ь, по высо­
чайшему повел'Ьшю, было возстановлено и жаловаше въ
прежнемъ разм^р-Ь. Зд4сь же можно сообщить результаты
сл'Ьдств1я: Ш умахеръ одержалъ полную победу надъ до­
носителями, въ декабр^ 1743 года быль вновь назначенъ
по прежнему къ д4ламъ при Академ1и и зат^мъ найденъ
3k
виновнымъ только въ присвоены себ^ казеннаго вина на
109руб. Въ тож е время противъ Ломоносова было возбу­
ждено въ суд'Ь четыре д4ла «въ бою и безчест1и»; эти
д4ла оставались много Л'Ьтъ безъ движен1я и были въ
производств^ еще въ 1782 году!
Не сл^дуетъ думать, что въ 1742— 1743 годахъ Ломоносовъ занимался исключительно только-что описанными
д'Ьйств1ями и сид'Ьн1емъ подъ арестомъ. Въ качеств'Ь адъ­
юнкта онъ принялъ до ареста участ1е въ университетскомъ
преподаван1и и долженъ былъ публично толковать руко­
водство по Физической геограФ1и КраФта, а приватно обу­
чать хим1 и, минералопи, штилю и стихотворству PocciMскаго языка единственнаго записавшагося къ нему сту­
дента, КлейнФельда. Зат4мъ онъ не переставалъ работать
надъ своими диссерта1цями и, сколько можно судить, лучше
всего работалось ему во время ареста, доставившаго, повидимому, необходимое для сосредоточенныхъ занят1й спокойств1е. Еще въ Марбург4, передъ отъ-Ьздомъ въ Росс1ю,
онъ занимался приложен1емъ математики къ хпшш и ф и зик4. Разработку этого вопроса онъ и продолжалъ въ пер­
вые годы пребывашя своего въ Петербург^; полученные
имъ результаты, выразивш1еся въ диссертащяхъ о первоначальг1ыхъ Физическихъ частичкахъ и о причинЬ теплоты и
холода, будутъ разсмотрЬны въ пятой глав'Ь.
Въ конц4 1743 и начал4 1744 годовъ Ломоносовъ
даетъ опять нисколько литературныхъ произведешй. Зд4сь
мы им4емъ прежде всего переложеше 143-го псалма, сде­
ланное тремя стихотворцами: Ломоносовымъ, Тредьяковскимъ и Сумароковымъ. Долпе свои споры о лучшемъ раз­
мере для росс1 Йскихъ стиховъ они решили представить на
35
судъ публики, иаписавъ каждый переложеше своимъ излюбленнымъ размером ь: Тредьяковскш— трохеемъ, Ломоносовъ и Сумароковъ— ямбомъ. Зат^Ьмъ Ломоносовъ иаписалъ вечернее размышлеше о Бож1емъ величеств'Ь при случа'Ь великаго с^Ьвернаго с1яшя — одно изъ лучшихъ поэтическихъ пpoизвeдeнiй его, написанное вполн-Ь свободно,
безъ обычныхъ постороннихъ побудительныхъ причинъ и
потому проникнутое неподд'Ьльнымъ чувствомъ. Интересно
также сочиненное в'Ьроятно въ это же время утреннее раз­
мышлеше: въ немъ им'Ьется такое описан1е деятельности
солнца, какъ будто бы Ломоносовъ действительно вид^Ьлъ
ее; зд^Ьсь описаны тЬ явлешя, которыя были изучены посл^Ь
изобр-Ьтетя спектроскопа (1860) и носятъ назваше протубераицевъ, огненныхъ дождей и т. д.
Къ л^Ьту 1743 года относятъ обыкновенно важное событ1е частной жизни Ломоносова, хотя сл^дуетъ предпо­
лагать, что на самомъ д^л^Ь произошло это гораздо позже:
а именно прйздъ жены его изъ Марбурга. Объ этомъ npi^зд^ имеется только разсказъ Штелина, который, по исключ ети изъ него всего несомненно невернаго, сводится къ
следующему. Жена Ломоносова, не получая отъ мужа въ
течете двухъ лЬтъ писемъ, обратилась къ русскому по­
сланнику въ Гааге, гр. Головкину, съ просьбою сообщить,
гдЬ находится еямуж ъ; письмо это попало въПетербургъ,
къ академику Штелину. Никто и не воображалъ, что Ломоносовъ женатъ, но онъ самъ, полагая, что гр. Головкипъ
все узналъ отъ жены, прочитавъ письмо, воскликнулъ:
«правда, правда. Боже мой! Я никогда не покидалъ ея и
никогда не покину; обстоятельства мешали мнЬ писать ей
и темъ более вызвать къ себе. Но пусть она пpieдeтъ, когда
3"
36
хочетъ; я завтра же пошлю ей письмо и 100 рублевъ денегъ». То и другое было послано въ Гаагу, къ гр. Голов­
кину, а оттуда въ Марбургъ и въ томъ же году жена его
съ своимъ братомъ прйхала черезъ Любекъ къ мужу.
Зд'Ьсьже можно упомянуть, что у нея 1 января 1742 года
родился сынъ Иванъ, умерш1й 7 Февраля того же года.
1744-й годъ опять отм'Ьченъ жалобой переводчика Голубцова (товарища Ломоносова по Московской Академ1и)
на Ломоносова, который, придя къ нему 4 Февраля въ го­
сти, ударилъ его шандаломъ въ лицо, «отчего воспосл'Ьдовалъ у него въ глазу ломъ, а на лиц'Ь отъ удара язва, такъ
что онъ нын'Ь публично выйти неможетъх). Канцеляр1я не
вм'Ьшивалась въ это д'Ьло, но предложила Голубцову по­
дать въ судъ.
Въ заключен1е этой главы приведу относяиийся къ
этому перюду весьма характерный разсказъ академика Ш телина. Однажды въ прекрасный осеншй вечеръпошелъ Ломоносовъ одинъ гулять къ морю по Большому проспекту
Васильевскаго острова. На возвратномъ пути, когда стало
уже смеркаться и онъ проходилъ л'Ьсомъ по прорублен­
ному проспекту, выскочили вдругъ изъ кустовъ три ма­
троса и напали на него. Ни души не было видно кругомъ.
Онъ съ величайшею храбростью оборонялся отъ этихъ
трехъ разбойниковъ: такъ ударилъ одного изъ нихъ, что
онъ не только не могъ встать, по даже долго не могъ опо­
мниться; другого такъ ударилъ въ лицо, что онъ весь въ
крови изо вс'Ьхъ силъ поб^жалъ въ кусты; а третьяго
ему было уже нетрудно одол'Ьть; Ломоносовъ повалилъ
его (между т4мъ какъ первый, очнувшись, убЬжалъ въ
л'Ьсъ) и держа его подъ ногами грозилъ, что тотчасъ же
37
убьетъ его, если онъ не откроетъ, какъ зовутъ двухъ другихъ разбойниковъ и что хотели они сделать. Этотъ со­
знался, что они хот'Ьли только его ограбить, а нотомъ отпу­
стить. аА, каналья, сказалъ Ломоносовъ, такъ я же тебя
ограблю»,— и воръ долженъ былъ тотчасъ снять свое платье
и связать собственнымъ поясомъ. Тутъ Ломоносовъ ударилъ еще полунагого матроса по ногамъ такъ, что онъ
упалъ и едва могъ сдвинуться съ м4ста, а самъ пошелъ
домой со своими трофеями и тотчасъ при свежей памяти
записалъ имена обоихъ разбойниковъ. На другой день онъ
объявилъ о нихъ въ адмиралтейств^; ихъ немедленно пой­
мали, заключили въ оковы и черезъ н-Ьсколько дней про­
гнали сквозь строй.
„Ф асад ъ Академш Наукъ на востокъ“ . И зъ Плана Императорскаго Столичнаго
города Санктпетербурга“ , изданнаго въ 1737 г. Академ1ей Наукъ, л. III, гравировалъ К. А. Вортманнъ.
IV.
Ни одна каеедра Петербургской Академ1и Наукъ въ
первые годы ея деятельности не находилась въ столь плачевномъ состояши, какъ каеедра хим1и. Первымъ академикомъ по химш былъ Мих. Бюргеръ, курляндецъ. Онъ
прибылъ въ С.-Петербургъ 13 марта 1726 года и о его
деятельности известно только, что 22 iюля того же года,
возвращаясь домой изъ гостей отъ академика Блюментроста, онъ выналъ изъ коляски и разбился до смерти. Вторымъ химикомъ былъ нриглашенъ натуралистъ 1ог. Георгъ
Гмелинъ и произведенъ въ 1731 году въ проФессоры хи­
мш. Въ 1732 году онъ былъ, какъ натуралистъ, назначенъ
въ экспедищю по изсл'Ьдован1ю Сибири и оставался тамъ
до 1743 года. По возвращеши онъ занимался исключи­
тельно обработкой своихъ цЬнныхъ ботаническихъ наблюден1й и не разъ высказывалъ пожелан1е возвратиться въ
Герман1ю. Нечего и говорить, что ни Бюргеръ, ни Гмелинъ
не устроили при Академ1и Наукъ химической лаборатор1и,
безъ которой безусловно не могъ обходиться химикъ и въ
т'Ь старые годы.
Въ началЬ 1745 года, когда Имнераторсшй дворъ воз­
вратился въ Петербургъ, Ломоносовъ подалъ на Высочай-
39
шее имя (въ то время въ Академ1и не был:о Президента)
прошеше о производств^ его проФессоромъ хим1и, гд'Ь, иапомнивъ объ об'Ьщаши сделать его проФессоромъ по возвращеи1и изъ-за границы, указывалъ на полученное тамъ
образоваше и на свои труды въ течеше носл'Ьдпихъ двухъ
лЬтъ, черезъ которые онъ, по его словамъ, «къ наука>1 ъ больше знан1я присовокупилъ. Но точ1ю я по сил'Ь
онаго об'Ьщан1я проФессоромъ не произведенъ, отъ чего къ
большему произыскаЕпю оныхъ наукъ ободрешя не им'Ью».
По разсмотр4ши этой челобитной академическое собраше
постановило, чтобы Ломоносовъ написалъ диссертащю по
металлурпи; это было выполнено имъ очень скоро, диссертащя (о свЬтлости металловъ, нын'Ь не представляющая
интереса) была одобрена, и Академ1я представила въ Сенатъ о назначен1и его проФессоромъ; Высочайшимъ указомъ отъ 25 1юля 1745 года Ломоносовъ бы лъ назначенъ
проФессоромъ: онъ съ этого времени становится полноправнымъ членомъ Aкaдeмiи. Интересно, что одновременно съ
нимъ былъ произведенъ въ проФессоры россшск1я и латинсшя элоквенщи и его соперникъ— В. К. Тредьяковскш;
оба они— первые pyccKie академики Россшской Академ1и
Р1аукъ— 12 августа въ первый разъ приняли участ1е какъ
профессора въ засЬдаши КонФеренщи.
Матер1альное положеше Ломоносова значительно улуч­
шилось отъ производства его въ проФбССоры: окладъ жаловашя повысился до 660 руб.; но денежиыя заботы не
переставали тревожить Ломоносова, у него, повидимому,
денегъ почти никогда не было, что видно по постояннымъ
просьбамъ о выдач-Ь жалован1я впередъ и тяжбамъ по векселямъ. Къ этому прибавилось и то, что Ломоносову, вм'Ьст'Ь
40
съ Миллеромъ, въ качеств^? поручителей, пришлось въ
1748 и 1749 годахъ уплатить 7 1 5 рублей за предше­
ственника Ломоносова, профессора I. Г. Гмелина, yfeaBшаго въ отпускъ за границу и не возвратившагося оттуда;
эти деньги были, правда, потомъ возвращены Гмелиномъ.
Въ 1747 г. Ломоносову была дана, въ томъже дом'Ь, гдЬ
онъ жилъ, большая квартира, занимавшая почти весь домъ.
У ченая д'Ьятел ьность
Ломоносова тоже выиграла
отъ новаго его положен1я,
и въ 1 7 4 5 — 1746 годахъ
онъ паписалъ диссертащю
о вольномъ движен1и воз­
духа въ рудникахъ и о
д'Ьйcтвiи химическихъ рас­
творителей, гд'Ь подробно
разсматривается вопросъ о
томъ, какъ соли растворя­
ются въ вод'Ь и металлы въ
кислотахъ, а также перевелъ «Экспериментальную
Физику^) XpncTiana ВольФа.
Г раФ ъ М и хан лъ Лар1оповичъ В орои ц овъ. ЭТОТЪ
Съ гравю ры Г . Ф . Ш м и дта, 1758 г.
^
ПеюеВОДЪ,
ВЫШеД-
^
ш1й первымъ издан1емъ въ
1746 году и быстро разошедшшся, посвященъ былъ
графу М. Л. Воронцову, высоко Ц'Ьнившему Ломоносова, и
им'Ьетъ выдающееся значеше въ истор1и распространешя
просв'Ьщешя въ Poccin.
Переводъ начинается предислов1емъ, гд'Ь Ломоносовъ
прежде всего указываетъ на быстрое за носл-йднее стол'Ьйе
•
9J'- ^ ^ '‘>'< ^~ T T ^ J^ i^ —y
j^ *
Ж гтП^^^тгга!)
-77!:<^
j
l
//i a
у 'TftTtj
fa
/"VTVt^
//7 ^
(^7тг>-
Л ггсем ^ ти ^
^ с/^ € с777Ж^ >
/
/1
^
^1
Л
ьС
y^^^AtTy
СУ
Снимокъ съ письма Ломоносова къ графу М. Л. Воронцову отъ 15 Февраля 1761 г.
V /'
41
развипе естественныхъ наукъ, быстрое потому, что ученые
оставили ф и л о с о ф 1 ю Аристотеля и прим^няютъ нын'Ь экс­
периментальный методъ, т. е. всякое свое предположеше
обязательно испытываютъ опытомъ; да и сама Физика те­
перь преподается исключительно при помощи опытовъ, изъ
которыхъ уже и выводятся Teopin. Въ конц'Ь предислов1я
сказано: «сверьхъ сего принужденъ я былъ искать словъ
для паименован1я н^которыхъ Физическихъ инструментовъ,
д4йств1й и натуральныхъ вещей, которыя хотя сперьва по­
кажутся нисколько странны, однако, над'Ьюсь, что они со
временемъ черезъ употреблеше зиаком'Ье будутъ». Эти
слова достаточно характеризуютъ выдающееся значешеэтой
книги: въ ней мы имЬемъ основашя русскаго научнаго
языка, творцомъ котораго былъ Ломоносовъ. Его надежда,
что мнопя слова «будутъ знаком'Ье», внолн^ оправдалась:
очень мнопя слова нашего научнаго языка, съ которыми
мы теперь вполн4 свыклись, какъ, напр., барометръ, термометръ, атмосфера и т. д. были имен1ю Ломоносовымъ
введены въ научный оборотъ.
Сделавшись проФессоромъ, Ломоносовъ началъ также,
насколько возможно, осуществлять свои мысли о воз­
можно широкомъ раснространеши просв^щешя въ Poccin
и объ образован1и молодыхъ людей. Въ силу указа, даннаго Сенатомъ 17 октября 1745 года о печаташи перевода
«Экспериментальной ф и з и к и » , гд^Ь предписывалось ему чи­
тать лекщи по Физик'Ь на русскомъ язык-Ь, онъ тщательно
началъ къ нимъ готовиться и собирать необходимые ФизичеcKie приборы. Въ 1юн'Ь 1746 года все было готово, и Акадешт разослала во всЬ т'Ь м'Ьста, гд-Ь можно было предпола­
гать, что найдутся слушатели (напр, въ Кадетсшй Корпусъ,
42
Медицинскую Канцеляр1ю и т. д.), приглашешя пожаловать
вс'Ьмъ желающимъ на первую лекщю въ Акадешю Наукъ,
въ Физическ1я камеры, 201юня, вътретьемъ часу по-полудни.
Первая лекщя Ломоносова прошла очень торжественно: на
ней присутствовали, по словамъ аС.-Петербургскихъ В’Ьдомостей», «сверьхъ многочисленнаго собрашя воинскихъ
и гражданскихъ разныхъ чиновъ слушателей и самъ гос-
.
"
Иванъ Ивановичъ Ш уваловъ.
Съ гравю ры Г. Ф . Ш мидта 1762 г.
подинъ президентъ Академ1и съ Н']^которыми
придворными кавалера­
ми и другими знатными
персонами». Президентомъ Академ1и Наукъ
былъ назначенъ за М'Ьсяцъ до этой лекщи восемнадцатил'Ьтшй граФЪ
Кириллъ Григорьевичъ
Разумовскш. Говорятъ,
что на этой лекщи присутствовалъ и Иванъ
Ивановичъ Ш уваловъ,
чрезвычайно интересовавш!йся научными и
общественными вопро-
сами (въ ТО время ему шелъ 19-й годъ) и посл’Ь лекщи завязавш!й знакомство съ Ломоносовымъ. И. И. Ш уваловъ
былъ очень привлекательный челов’Ькъ, простой въ обхождеши, любивш!й искусства и литературу, стремивш1йся
всбми силами къ просв4щен1ю; онъ близко сошелся съ
«1омоносовымъ и, благодаря своему вл1яшю при двор'Ь,
43
могъ иер'Ьдко оказывать ему очень существениыя услуги.
Лекц1и читались, по вторникамъ и пятницамъ, до 1 1юля,
а зат^мъ прекратились по случаю отъ+>зда Президента изъ
Петербурга и возобновились лишь въ август'Ь. Это были пер­
вый лекщи на русскомъ язык'Ь; до т4хъ поръ, да и посл'Ь,
въ Университет'Ь лекщи читались профессорами на латинскомъ язык-Ь и главная ц4ль академической Гимназ1и за­
ключалась въ томъ, чтобы научить гимназистовъ пони­
мать латинскую р'Ьчь.
При разсмотр'Ьши въ 1748 году проекта устава и
штата Петербургскаго Университета (посл'Ь того, какъ Академ1я Наукъ получила въ 1747 году арегламентъ», въ которомъ проведена была полнота власти Президента, а въ
его oTcyTCTBie— академической Канцеляр1и), Ломоносовъ
своими зам^чаЕиями ясно показал ь, какъ онъ смотр'Ьлъ на
это просветительное учреждеше и на постановку преподавашя въ немъ въ то время. Онъ полагалъ, что университетъ долженъ состоять изъ трехъ Факультетовъ: юридическаго, медицинскаго и ФилосоФСкаго; «не худо, чтобы
Университетъ и Академ1я им'Ьли как1я-нибудь вольности,
а особливо чтобы они освобождены были отъ полицейскихъ должностей». Студентыраспред'Ьляются на 3 класса:
перваго класса ходятъ на Bci лекщи, чтобы им^ть понят1ё
о всЬхъ наукахъ и чтобы всяк1й могъ самъ вид'Ьть, къ
какой наук1> больше способенъ и им'Ьетъ склонность. Сту­
денты второго класса ходятъ только на избранныя ими
науки, а третьяго определены къ одному профессору, подъ
руководствомъ котораго делаются спещалистами по одной
какой-нибудь наук^Ь. Въ томъ же году, по предложешю
Ломоносова, въ Петербургъ были присланы выбранные изъ
и
семинар1й лучш1е ученики; онъ производилъ имъ, вм4стЬ
съ другими профессорами, экзаменъ, причемъ оказалось,
что большинство можетъ уже приступить къ слушашю
лекщй. Программа этихъ лекщй была переведена для
нихъ на русск1й языкъ тоже Ломоносовымъ.
Литературная деятельность 1 7 4 7 — 1748 годовъ шла
у Ломоносова обычнымъ ходомъ; дни рождешя, тезоиме­
нитства Государыни нер'Ьдко отмечались одами его, а иллюминащи стихотворными надписями. Ода въ день восп1еств1я
на престолъ государыни, поднесенная ей граФОмъ Разумовскимъ, такъ понравилась Елисавет^Ь, что она приказала вы­
дать Ломоносову 2 0 0 0 рублей (ноябрь 1748). В ъэтом ъж е
году появилось его «Краткое руководство къ краснор4ч1ю», долгое время служившее прообразомъ для учебниковъ реторики.
Въ области естественныхъ наукь д'Ьятельность Ломо­
носова тоже была значительна; наибол'Ье важной работой
этого времени является его аТеор1я упругой силы воздуха^),
о которой я скажу въ сл'Ьдующей главЬ. Въ 1 7 4 7 году
Берлинская Академ1я предложила вопросъ на прем1ю о состав'Ь и рожденш селитры,— и Леонардъ Эйлеръ, извест­
ный математикъ, съ которымъ Ломоносовъ находился въ
переписке, побуждалъ его участвовать въ конкурс^. Какъ
пишетъ Ломоносовъ Эйлеру 27 мая 1749 года, сочинять
диссертащю на заданную тему ему было очень трудно:
надо было отделывать и оборудовать химическую лабораторш , а въ то время, когда онъ обдумывалъ третью главу
диссертащи, жена родила ему дочь (Елену Михайловну,
единственную изъ оставшихся въ живыхъ детей Ломоно­
сова), такъ что диссертащя едва поспела въ Берлинъ къ
45
сроку (1 апреля). KpoMi Ломоносовскаго, на конкурсъ по­
ступило еще два сочинен1я, и одно изъ нихъ, написанное
докторомъ Питшемъ, и получило npeMiio. Трудъ Ломоно­
сова нын'Ь не представляетъ интереса; онъ написанъ
спешно и почти вовсе не содержитъ химическихъ опытовъ, что и понятно: во время сочинешя химическая лаборатор1я Академ1и еще не была готова.
Устройство химической лаборатор1и при Академ1и Наукъ показываетъ, какъ всегда настойчиво шелъ Ломоносовъ къ намеченной ц^ли. Какъ только онъ былъ произведенъ въ адъюнкты, онъ немедленно подалъ въ Академ1ю
прошеше объ устройств'Ь лаборатор1и, безъ которой какъ
нын4, такъ и въ т-Ь времена не могъ, конечно, обходиться
химикъ. Прошеше это возобновлялось имъ почти каждый
годъ, но все безъ ycn fea: отв^тъ былъ всегда одинъ и
тотъ яie— нЬтъ денегъ. Особенно подробно мотивировано
было ходатайство, съ приложешемъ проекта и плана, по­
данное имъ въ 1745 году и зат^Ьмъ еще разъ въ этомъ же
году, за подписью многихъ академиковъ,— въ Сенатъ. На
этотъ разъ дЬло пошло лучше: 1 1юля 1746 года посл'Ьдовал ь именной указъ о постройк^ лабораторш на счетъ
Кабинета Ея Величества. Но и тутъ дЬло тормазилось, по
мн4н1ю Ломоносова, правителемъ Канцеляр1и Ш умахеромъ,— и лишь черезъ два года, посл'Ь частыхъ напоминашй
и многихъ бумагъ, осенью 1748 года лаборатор1я была
действительно выстроена подрядчикомъ М. Горбуновымъ,
Ярославскимъ крестьяниномъ, подъ наблюдешемъ Ломо­
носова, за 1 3 4 4 рубля.
Лаборатор1я помещалась въ особомъ каменномъ строеши рядомъ съдомомъ, гдЬ жилъ Ломоносовъ,— въботани-
46
ческомъ саду Академ1и Наукъ. Размеры ея, по сравнешю
схт^ми дворцами, которые нын'Ь посвящаются химш, были
весьма незначительны: длиною она была вУз саженъ, ши­
риною 5 саженъ, высотою 7 аршинъ. Въ ней было три
пом'Ьщен1я: одно большое, гд4 посредине былъ устроенъ
очагь съ широкимъ дымоходомъ, по которому легко могли
уходить дымъ и вредные газы, а зат-Ьмъ дв-Ь маленькихъ
комнаты; въ одной, побольше, читались лекцш студентамъхимикамъ, стояли в-Ьсы и записывались результаты опытовъ, а въ другой, поменьше, находился запасъ посуды и
матер1аловъ. Оборудоваше лаборатор1и состояло изъ мебели
(столовъ, лавокъ, шкаФОвъ), ряда печей для угольной топки,
помещавшихся въ очаг^Ь подъ дымоходомъ, стеклянной по­
суды, инструментовъ и матер1аловъ. Общая стоимость всей
лaбopaтopiи доходила до 2 0 0 0 рублей, т. е., натеперешшя
деньги 1 0 0 0 0 — 12000 руб. При лабораторш съ 1749 г.
состоялъ и лаборантъ, — «такой челов'Ькъ, который съ
огнемъ обходиться ум^етъ». Съ этого лишь времени зюгъ
Ломоносовъ заняться въ полномъ объем^ своей спещальностью— хим1ей, а не одними только теоретическими диссертащями. Нелишне сказать, что эта химическая лаборатор1я была первою въ Poccin, гдЬ преподавалась хим1я
и производились научныя химичесшя изсл-Ьдоватя: этому
положилъ начало Ломоносовъ— первый руссшй химикъ.
с л )п и с а и .ч €
А
А з*^
3
o ^ i'd .
^^
п
■
5лТГ,<с//Л_сЛгг^/7^
С.
ft СХ .
r^ i
ajL jT ^h
D 'па.исх-г'Л «^Л.Д
3
t i-LO.
т т т т зт т ^
^
суХ-,{^лДг/« Ш. г~г\а. j9^.
%
ы.л-бТ'
Ъ
‘f
^?к£‘
..
Химическая Лаборатор1я Ломоносова. Планъ архитектора I. Шумахера, 1748 г.
V.
Постройкой химической лабораторш Академ1и Наукь
заканчивается первый пер1одъ научной д'Ьятельности Ло­
моносова,— перюдъ, посвященный главнымъ образомъ теоретическимъ изсл'Ьдовашямъ по ф и з и к 'Ь ; с ъ э т и м и и з с л 'Ь дован1ями и необходимо теперь вкратц^Ь познакомиться,
такъ какъ они въ общемъ представляютъ и нын'Ь много
интереснаго: т^Ь мысли, которыя въ нихъ высказалъ Ломоносовъ, стали всеобщимъ достояшемъ только черезъ 1 1 0—
120л'Ьтъ посл'Ь того, какъ были имъ опубликованы. Первыя изсл'Ьдовашя, содержавш1я основныя понят1я, относятся
къ 1741 — 1743 годамъ: это диссертащи (незаконченныя),
оставш1яся въ рукописи, о первоначальныхъ частичкахъ
т'Ьлъ и введете къ «Элементамъ математической хим1и».
48
Исходная мысль Ломоносова очень проста. Онъ принимаетъ, какъ это делалось многими до него, что всякое
т'Ьло состоитъ изъ весьма малыхъ матер1альныхъ частичекъ, дальше Физически недЬлимыхъ и обладающихъ спо­
собностью взаимнаго сц'Ьплешя; онъ ихъ назвалъ «нечув­
ствительными (insensibiles) Физическими частичками», по­
тому что o n i настолько малы, что мы не можемъ видеть
ихъ даже въ микроскопъ (теперь он4 называются части­
цами, или молекулами). Такъ какъ вс-Ь т-Ьла образованы изъ
нихъ, то, по необходимости, свойства т-Ьлъ, прежде всего—
ихъ твердость, жидкость и газообразность, обусловлены
свойствами этихъ частичекъ, и различ1я свойствъ т^лъ могутъ происходить только отъ различ1я самихъ частичекъ
или способовъ ихъ взаимной связи.
Каждая нечувствительная частичка представляетъ изъ
себя т'Ьло, т. е. им'Ьетъ некоторые, хотя и очень незначи­
тельные, размеры, массу и вообще Bct свойства чувственныхъ т^лъ; какъ и Bci т^ла, частички могутъ двигаться
по законамъ движешя, изучаемымъ механикой; безъ движешя же не могутъ сталкиваться, отталкиваться, вообще
действовать другъ на друга или изменяться. ВсЬ тЬла
им4ютъ частичныя качества, какъ цв^тъ, вкусъ, запахъ и
т. д., которыми они отличаются между собою; эти каче­
ства должны производиться различными свойствами ихъ
частичекъ. Сюда относятся также и ташя, какъ тепло и холодъ, в4съ, взаимное сц^плеше частей т4ла и т. д.: всЬ
они изменяются отъ соединешя, разд'Ьлен1я или перем^Ьщешя нечувствительныхъ Физическихъ частичекъ, а потому
достаточная причина частичныхъ качествь должна заклю­
чаться въ разм^рахъ, Фигур^Ь, движен1и этихъ частичекъ.
49
Такъ какъ размеры, Фигура, движен1е т^лъ познаются при
помощи математики и механики, то законы последней, въ
приложеши къ нечувствительнымъ частичкамъ т'Ьлъ, дадутъ
возможность изучать частичныя свойства этихъ т'Ьлъ. Ф и­
гура этихъ частичекъ шарообразная, съ очень незначитель­
ными шероховатостями; o n i очень тверды, не подвержены
какому-либо Физическому изм-Ьнешк) и упруги.
Т4ла, отличающ1яся другъ отъ друга химически, т. е.
по своему составу, им4ютъ различныя по химическому со­
ставу частички. При химическомъ разложен1и (анализ^)
всякаго сложнаго т4ла оказывается, что никогда не полу­
чается безконечно большого числа составныхъ частей, но
сравнительно немного; эти составныя части, которыя нельзя
разложить на еще бол4е простыя, Ломоносовъ называетъ
началами (нын4 простыя т^ла, элементы). Каждая час­
тичка сложнаго т4ла заключаетъ въ себ-Ь начала въ томъ
же отношеши, какъ и все сложное т'Ьло: отсюда и происходитъ химическое различ1е т'Ьлъ. Поэтому и химику не­
обходимо 3Hanie математики и механики для изсл'Ьдован1я
химическихъ явлешй, производимыхъ движешями нечувствительныхъ Физическихъ частичекъ.
Эти основпыя мысли Ломоносовъ зат'Ьмъ приложилъ
какъ къ Физическимъ явлешямъ, такъ и къ химическимъ;
въ приложен1и ихъ къ ф и з и к 'Ь о н ъ выработалъ весьма зам4чательныя механическ1я теор1и тепла и газоваго состояшя. Первая— теор1я тепла— заключается въ диссертащи
«Размышлеп1я о причин^ теплоты и холода», написанной
въ 1744— 1745 г., а напечатанной лишь въ 1750 году.
При разсматриван1и явлешй нагрЬвашя тЬлъ очевидно,
что имеется достаточная причина теплоты въ движеши;
50
но движеше самаго ^ л а не нагр^ваетъ его, значитъ, нагрЬван1е происходитъ отъ внутренпяго движешя, т. е.
движегпя ыечувствительныхъ частичекъ т^ла. Посл^дшя
могутъ двигаться трояко: поступательно, когда онЬ м'Ьняютъ свое м^сто, или колебашями взадъ и впередъ, или,
наконецъ, он'Ь могутъ вращаться около своей оси. Ч а­
стички твердыхъ т'Ьлъ могутъ только вращаться: он4 такъ
прочно связаны между собою, что не могутъ двигаться ни
поступательно, ни колебательно; поэтому сл^дуетъ считать
именно это движеше (какъ несомненно присущее частичкамъ и жидкихъ, и газообразныхъ т1;лъ) причиною те­
плоты. Имъ можно объяснить вс4 явлешя, происходящ1я
при нагр^Ьваши,— напр., передачу тепла однимъ тЬломъ дру­
гому; плавлеше твердыхъ т^лъ объясняется т^Ьмъ, что, при
нагр^ваши, частички ихъ вращаются все быстрее; всл'ЬдC T B ie имеющихся на частичкахъ шероховатостей, onii все
сильнее отталкиваются другъ отъ друга: поэтому сперва
уменьшается твердость т4ла, потомъ оно плавится, наконецъ,
при еще большемъ нагр^ваши, частички совершенно теряютъ
взаимное сц^плеше, и тЬло превращается въ наръ. Такимъ
образомъ, ж и д тя и газообразиыя тЬла всегда им^ютъ те­
пловое вращательное движеше своихъ частичекъ. Мысленно
мы не можемъ представить себЬ самую большую возмож­
ную скорость движсн1я и потому не можемъ судить о
наибольшей возможгюй теплотЬ; наоборотъ, мы легко мо­
жемъ представить себЬ полное прекращеп1е движешя частичек ь ,— и это будетъ величайш1й возможный холодъ. Мы
не можемъ им^ть его на земл-Ь, такъ какъ намъ извЬстны
жидкости, не замерзающ1я при самомъ сильномъ мороз4,
т. е. обладаюиця еще тепловымъ движешемъ частичекъ.
51
ЗатЬмъ приводится ми^ше современиыхъ ф и л о с о ф о в ъ ,
что теплота т'Ьлъ происходитъ отъ соединешя съ ними огнен­
ной матерш.Но это совершенно неверно; напр., откуда бе­
рется огненная матер1я, когда среди лютаго мороза отъ ма­
ленькой искры загорается порохъ? Расширеше тЬлъ при
нагр^ваши тоже не доказываетъ ея существовашя: разныя
т^ла при нагр^ваши на одинаковое число градусовъ рас­
ширяются весьма неодинаково. Ф и л о с о ф ы доказываютъ существоваше огненной матерш т'Ьмъ, что при обжигаши ме­
талла, напр., свинца, в^съ его увеличивается. Но получен­
ная при этомъ окалина, при пакаливан1и съ углемъ, при
еще болЬе высокой температур^ даетъ обратно металлъ.
При прокаливаши металлъ всегда окруженъ воздухомъ:
несомненно, что прибыль въ Biici происходитъ отъ соеди­
нешя металла съ частичками воздуха. Итакъ, по теорш
Ломоносова, теплота есть внутреннее вращательное дви­
ж е т е частичекъ т4лъ; ЭФиръ, заполняющ1й все MipoBoe
пространство, принимаетъ тепловое движ ете и передаетъ
его другимъ т^ламъ, напр., отъ солнца— землЬ.
Эта механическая теор1я теп лоты замечательна т'Ьмъ,
что совершенно отрицаетъ существоваше теплорода,
йли
тепловой матер1и, которая признавалась многими до шестидесяты хъ годовъ Х ! Х
с т о л ^ 1 я . Л и ш ь съ этого времени,
т. е. черезъ 1 1 0 — 120 л ^ т ъ поелЬ Ломоносова, начинаетъ
распространяться воззр4п1е на теплоту, какъ на движеше
частицъ т 4 л ъ — воззр^ше, ны н4 ставшее общ епринятымъ.
Совершенно так ь же, какъ механическая теор1я теплоты
Ломоносова является непосредственнымъ слЬдств1емъ его
атомической ги п отезы ,— и механическая теор1я строешя газовъ есть развит1е этой гипотезы и п оло ж ен 1Й, высказан-
л♦
52
ныхъ въ осРазмышлешяхъ о причин^ теплоты». Она была
написана въ 1747 году, опубликована въ 1750 году и за­
ключается въ стать'Ь «Попытка теор1и упругой силы воз­
духа».
Упругой силой воздуха Ломоносовъ называетъ способ­
ность воздуха расширяться, способность, происходящую отъ
стремлен1я его нечувствительныхъ частичекъ удаляться
другъ отъ друга. Эти частички воздуха мы можемъ пред­
ставить себ'Ь только очень крепкими, упругими, шарообраз­
ными, снабженными безконечно малыми шероховатостями,
и можемъ назвать ихъ атомами. Онытъ ноказываетъ, что
воздухъ можно сжать до Уз^ того объема, какой онъ занимаетъ при обыкновенномъ давлеши: значитъ, атомы его
расположены далеко другъ отъ друга; но для того, чтобы
атомы могли д'Ьйствовать другъ на друга, требуется обя­
зательно ихъ взаимное соприкосновеше. Согласовать эти
два противоречивые, но необходимые вывода можно только
допущешемъ, что не Bcii атомы въ каждый данный моментъ
времени находятся въ одинаковомъ состояши, и что состояшя эти продолжаются очень короткое время, а именно,
что некоторые атомы весьма быстро сталкиваются съ дру­
гими; иные въ тотъ же моментъ отталкиваются другъ отъ
друга, наскакиваютъ на ближайш1е атомы, снова оттал­
киваются отъ нихъ, — словомъ стремятся разсыпаться во
вс'Ь стороны отъ частыхъ взаимныхъ столкновешй.
Атомы обладаютъ н'Ькоторой массой и подвержены
сил4 тяжести. Поэтому Bepxnie падаютъ на нижн1е, стал­
киваются съ ними и отталкиваются отъ нихъ. Но при громадномъ числ^ атомовъ воздуха каждый не можетъ упасть
непременно на верхнюю точку нижняго и оттолкнуться
ч* >сс
/~Z
^ (^лг:
^/W
;W
-г 'с у а ^ ^
yTZL^
<r^
c^
^
—
' -^-
гХ^сс^ ■€
ф-'-Сt
Vyf:(_
r
с c^ •
^7~~^ *
£
'T f)
Ic
f^Z.
^,<, о
■uMOKi.
Cl.
t^c<^J2^
(
П
X
С
^ c < -^ o ^
ci, A-t
^7 ,
c^-i^ (U^'/^^t^'y^/
£У
^
, 'Z«.^»--''^7
части писыма Ломоиосова к ь Л еоиарду Эйлеру, иа латнпскомъ язы кЬ, о т ъ 5 1юля 1748 г. (изъ П етербурга), въ
которомъ впервы е излагается Ло]моиосовыз1ъ сущ иость закоиа coxpaiieiiiii вещ ества.
53
вертикально вверхъ: это будетъ случаться очень р4дко, а
чаще всего они будутъ падать на какую-нибудь другую
точку нижнихъ атомовъ и отталкиваться, согласно законамъ механики, по наклоннымъ лишямъ: такимъ образомъ,
упругость будетъ проявляться BOBci стороны. Ч'Ьмъ выше
мы поднимаемся надъ поверхностью земли, т^мъ меньше
будетъ атомовъ воздуха, пока мы не дойдемъ до такой вы­
соты, гд-Ь сила тяжести становится больше силы, npio6 p iтенной атомами при отталкиваши: это будетъ верхняя гра­
ница земной атмосферы. Ч'Ьмътепл'Ье воздухъ, т'Ьмъ больше
вращательное движ ете атомовъ, т-Ьмъ сильнее взаимно
отталкиваются они и т'Ьмъ больше упругость воздуха; а
такъ какъ на нашей земл4 не можетъ быть величайшаго
возможнаго холода, то атомы воздуха атмосФеры всегда
находятся въ движеши и воздухъ всегда им'Ьетъ упругую
силу, даже въ самые больш 1 е морозы.
Въ прибавлеши къ теорш упругости воздуха Ломоносовъ показалъ, что при очень большихъ давлешяхъ воз­
духъ долженъ сжиматься не пропорц1 онально давлешю
(т. е., если, напр., воздухъ сжатъ въ 2 0 разъ, то его объемъ
не
первоначальнаго объема, но нисколько больше) по­
тому, что атомы воздуха им'Ьютъ некоторую величину и
при большомъ давлеши столкновешя ихъ будутъ происхо­
дить поэтому чаще, ч^мъ этого требуетъ пропорщональность между давлешемъ и объемомъ.
Такая Teopifl газоваго состояшя была посл'Ь Ломоно­
сова снова предложена въ наукЬ лишь черезъ 1 1 0 л ^ ъ .
Теперь же она, подъ назвашемъ «кинетической Teopin газо­
ваго состояшя», пользуется общимъ признашемъ и им'Ьется
въ каждомъ учебник^ ф и з и к и , н о никто не связываетъ ее
54
съ именемъ Ломоносова... Чтобы видеть, насколько теорш
Ломогюсова отличались отъ Физическихъ leopiii того вре­
мени, достаточно сказать, что въ ноловии'Ь XVIII стол'Ьт1я обыкновенно причинами такихъ явлен1 Й, какъ те­
плота, упругость, св^тъ и т. д. химики считали особыя
вещества, какъ тепловое, огненное, световое; замечательно
именно то, что Ломоносовъ оставилъ вс4 эти Фантастическ1я вещества (причиной св'Ьта, какъ это подробно изло­
жено въ его «Слов-Ь о происхожден1и св-Ьта, новую Teopiio
цв'Ьтовъ представляющемъ», онъ считалъ волнообразное
движ ете, складывающееся изъ колебательныхъ движешй
частичекъ ЭФира) и проводилъ всюду единообразное меха­
ническое воззрите, посредствомъ котораго разнообразныя
Физическ1я явлешя объединялись и связывались между со­
бою въ стройную систему. B c i разсмотр'Ьнныя зд^сь изсл^довашя Ломоносова остались безъ всякаго вл1яшя на выра­
ботку совершенно аналогичныхъ теор1й XIX в-Ька, такъ
какъ въ этомъ стол^1и его изсл4довашя были совершенно
забыты.
Изъ современниковъ Ломоносова одинъ только Леонардъ Эйлеръ, знаменитый математикъ, бывш1й членомъ
Петербургской Академ1и Наукъ (у'Ьхавш1й въ Берлинъ
въ 1741 году) понималъ все значеше трудовъ Ломоносова
и въ своихъ письмахъ въ Академ1ю и къ Ломоносову не­
однократно высказывалъ свое удовольств1 е по поводу его
«превосходныхъ» диссертащй. Такое отношеше сделало то,
что и Ломоносовъ въ свою очередь въ письмахъ къ Эйлеру
открыто говорилъ о вс^Ьхъ своихъ научныхъ 1 ланахъ и
спрашивалъ неоднократно его совета по тому или другому
вопросу. Л. Эйлеръ всегда обстоятельно отв-Ьчалъ на за
55
просы Ломоносова и, иесомнЬпно, считалъ его выдающимся
мыслителемъ.
Особенно замечательно длинное письмо Ломоносова къ
Л. Эйлеру отъ 5 ш л я 1748 года,— на латинскомъ язык^,
на которомъ тогда велась вся ученая переписка; въ этомъ
письм^ онъ сообщаетъ свои мысли о сил Ь тяжести и, между
прочимъ, высказываетъ очень важный принципъ, назван­
ный имъ самимъ всеобщимъ закономъ природы, въ такихъ
выражен 1 яхъ: авсЬ изм4нен1я, случающ 1 яся въ нрирод'Ь,
такъ происходятъ, что если къ одному т'Ьлу что-нибудь
прибавится, то столько же отнимется отъ другого. Такъ,
когда къ какому-нибудь тЬлу прибавляется сколько-нибудь
вещества, то точно столько же убавляется у другого...;
тЬло, передающее свое движеше другому, теряетъ ровно
столько движешя, сколько сообщаетъ другому».
Этотъ законъ Ломоносова, который можно назвать за­
кономъ сохранешя вещества (вЬса) и количества движен1 я,
былъ имъ опубликованъ черезъ н'Ьсколько л'Ьтъ (1760), но
остался совершенно незам'Ьченнымъ; между гЬмъ онъ,
какъ это и попималъ Ломоносовъ, действительно является
всеобщимъ: на немъ покоится все здаше хим1 и и ф и з и к и .
Законъ сохрапешя в^са вещества въ химическихъ реакщяхъ былъ утвержденъ (въ предЬлахъ точности наблюдешй) черезъ много лК>тъ посл^Ь Ломоносова Французскимъ
химикомъ Лавуазье (1789).
Не Bci критики относились такъ безнристрастно къ сочинешямъ Ломоносова, какъ Л.Эйлеръ,— и какъ разъ диссертащи его о причин^ тепла и холода и о теор1 и упругой
силы воздуха подверглись очень суровой и во многомъ при­
страстной критик^ въ н^которыхъ германскихъ журналахъ.
56
Это побудило Ломоносова написать антикритику, напечатан­
ную на Французскомъ языкЬ въ 1754 году подъ заглав1емъ
«О должности журналистовъ въ изложеши ими сочинешй,
назначенныхъ для поддержашя свободы разсужден 1 я».
Зд'Ьсь, кром4 подробпаго разбора и опровержегпя замЬчашй
критиковъ, им'Ьются также довольно любопытныя правила
для журналистовъ, съ которыми, быть можетъ, нем'Ьшало
бы познакомиться журналистамъ-рецензентамъ и критикамъ нашего времени. Эту антикритику Ломоносовъ прочиталъ въ зас'Ьдаши КонФеренщи Академ1и 22 августа
1754 года, такъ какъ считалъ,— быть можетъ не безъ
основашя,— что критики германскихъ журналовъ находи­
лись въ сношешяхъ съ н'Ькоторыми петербургскими акаде­
миками.
^
aVZ-joiJL
^4L£^7-4L^
^гс^
f
г
\у
y
^
C
a >
^
, / L
0
ея^
^^f-'^~c^'^^'gt'i,t-<.
/tL«„
Сиимокъ съ письма Ломоносова къ Леоиарду Эйлеру, на латннскомъ язык1з^ отъ 28 ноября 1754 г., нзъ Петербурга.
r-"
O ')
^*'^'TL<^ <:Г7п,Л-с*~^
у
iMp'
1 Д ^;
J)2 ^
a /^ ^
f?!^-t-^~jU> '^ • ‘-c^- / L ^ < ^
^ ^ .U ,^ ^ /I.
'.с..е-'П<с'71у^^^
•? i w
Q -dlJj0^U L^^,X <y/
O?
.
(/.^r
S f .4 - tu ^
/
/Z^3^/Z-
■^-
M
-
/
/
.
'CkQ_
<r^
^UyCd^^
*?f X
С
A '- n
^- i^ L < ^
/~иУУ^<4^'1-*-<^ .*
/
^
/ t e ^ ^ r z .
^
/ i t
/
/
y." ^
V /ZJU^
<^/> c^ /i^ c
.9^,
A^j ^-"
V^*<zX /г*г~-М>^г
/
/
^ г^'-
0 - V q J у ^ о . $.v. a .i'T j'j,.
*-
Проспектъ Л'Ьтняго Ея Императорскаго Величества дому съ с:Ьверной
стороны. Съ гравю ры А. Грекова по рисунку М. Махаева. (Около 1753 г.).
VI.
По окончаши постройки и оборудовашя химической
лаборатор1и иачииается усиленная д'Ьятельность Ломоно­
сова, какъ профессора хим1 и. Наконецъ онъ могъ посвя­
щать химическимъ изсл'Ьдоваи1 ямъ все свободное отъ другихъ занят 1 Й время: въ протоколахъ КонФеренщи иногда
показывалось отсутств 1 е Ломоносова, какъ «сильно занятаго
вь лаборатор 1 и».
Разсказываютъ, что впервые Ломоносовъ увид^лъ у
графа М. Л. Воронцова образчики мозаики, вывезенные
изъ Рима. Они поразили его своимъ изяществомъ и красо­
тою, и онъ рЬшилъ при первой возможности попробовать
сделать н’Ьчто подобное. Такая возможность и явилась
вм^ст^ съ лаборатор 1 ей: онъ задумалъ делать стекла разнаго цвЬта и изъ гшхъ складывать мозаичныя картины.
На пути были неисчислимыя трудности: надо было прежде
всего научиться готовить цв’Ьтныя стекла вс’Ьхъ возможныхъ
отт'Ьнковъ, потомъ отливать ихъ въ квадратныя палочки,
галиФовать и, наконецъ, складывать изъ нихъ картины.
58
Съ 1749 года Ломоносовъ начинаетъ разработывать въ
своей лаборатор1 и первую часть: способы приготовлен1 я
окрашенныхъ сгеколъ. Химическ1я познашя приходятъ
ему на помощь, и д'Ьло быстро двигается впередъ. До
1751 года сд'Ьлалъ опъ бол'Ье 2 2 0 0 опытовъ; каждый
опытъ — какъ показываетъ одинъ сохранивш1 йся лабора­
торный журналъ— тщательно записывался, при чемъ поме­
чались взятыя составпыя части и ихъ в^съ и цв4тъ полученнаго стекла. Первая часть задачи, химическая, была,
такимъ образомъ, разрешена: Ломоносовъ могъ, по своему
желашю, готовить стекла любого цв^та. Дальше д^Ьло
пошло уже легче и для набиран1я картинъ шлиФОванныя
съ ОДНОГО конца палочки стекла укреплялись особымъ
цемептомъ на м^Ьдномъ поднос^. Необходимо добавить,
что стекла эти были непрозрачными и имЬли видъ цвЬтпыхъ камней, изъ которыхъ были сделаны итальянск1 я
мозаики.
Первой мозаичной картиной, которую сд^лалъ самъ Ло­
моносовъ, былъ образъ Богоматери, съ картины римскаго
художника Солимена; на образъ пошло бол-Ье 4 0 0 0 кусковъ
стекла. Образъ въмЬдной, золоченой рамЬ былъ поднесенъ
4 сентября 1752 года Императриц^ Елисавет^ и принятъ,
какъсообщилъ Ломоносовъ въ КопФеренщи, «ея освящен­
ными руками съоказан 1 емъ удовольств1 я». Дальнейш 1 я мозаичныя картины делались уже главнымъ образомъ учени­
ками, лишь подъ руководствомь Ломоносова. Воодушевлен­
ный успехомъ, онъ вскоре (25 сентября 1752 года) представилъ проектъ учрежден1 я мозаичнаго завода, содержан 1 е
котораго достигало 3 7 1 0 руб. въгодъ. Въ то время проектъ
этотъ остался безъ осуществлен 1 я.
59
Кром'Ь проекта мозаичной Фабрики Ломоносовъ въ то
же время подалъ въ Сенатъ еще другое представлеи1е— объ
учреждеши въ Poccin стекляннаго завода для выд'1Ьлки разиоцв'Ьтныхъ стеколъ для бисера, стекляруса и т. п. галан-
Мозаичный образъ Спаса Нерз’^котвореонаго, по желашю граФиии Мавры Егоровны Ш уваловой сложенный М. В. Ломоносовымъ „в ъ начинан!е опытовъ мозаичнаго худож ества въ
Саиктпетербург^ 1753 года“ .
теренныхъ вещей, которых-ь еще въ Pocciu не делалось, а
также для мозаичныхъ картинъ; всл’Ьдств1е дешевизны
матер1аловъ въ Россш онъ ыад'1Ьялся производить эти то­
вары многимъ дешевле, ч^мъ стоили заграничные. Для этого
60
завода онъ просилъ дать ему не дал4е 150 верстъ отъ Пе­
тербурга noM^ciie съ л^сомъ и не мен^е двухсотъ дугаъ
крестьянъ мужского пола, освободить его стеклянный заводъ на н'Ьсколько л'Ьтъ отъ всякихъ пошлинъ, выдать на
постройку его заимообразно 4 0 0 0 руб. и привиллепю на
30 л'Ьтъ. Сенатъ отнесся сочувственно къ этому представлешю и 14 декабря постановилъ: разр'Ьшить Ломоносову
устроить стеклянную Фабрику, какъ полезную и нужную
государству, на просимыхъ услов1 яхъ.
Оставалось только выяснить вопросъ о мыз'Ь съ 2 0 0 душъ
крестьянъ, что завис'Ьло уже исключительно отъ Госуда­
рыни. Ломоносовъ возлагалъ надежды на свою извест­
ность при двор4 и на покровительство И. И. Ш увалова.
Съ ц1злью побудить его замолвить слово Императриц^, Ло­
моносовъ написалъ ему, въ декабре 1752 года, известное
письмо въ стихахъ о польз4 стекла, гд'Ь перечислилъ вс4 тЬ
полезныя вещи, которыя можно д'Ьлать изъ стекла. Между
т4мъ время шло, и въ 1 юн^ 1753 года онъ долженъ былъ
подать МануФактуръ Коллепи ведомость о состоян1и Фа­
брики, чего, конечно, нельзя было сд'Ьлать, не имЬя еще
м^ста для нея. Поэтому въ Феврале 1753 года Ломоносовъ
р'Ьшился 4хать въ Москву, гд4 тогда былъ дворъ, чтобгл
лично просить о пожалован1 и ему какого-нибудь села.
Президентъ Академ1и былъ тоже въ МосквЬ съ дворомъ, и
академическая Канцеляр1я на этомъ основаши не хотела
давать Ломоносову отпуска и паспорта; ему пришлось
обратиться въ Сенатъ; накорхецъ онъ получилъ паспортъ
отъ главноначальствующаго въ Петербург^, генералъ-адмирала князя Голицына.
23 Февраля Ломоносовъ у'Ьхалъ въ Москву и возвра-
61
тился ровно черезъ м4сяцъ, черезвычайно довольный по­
ездкой; онъ достигь н^елаемаго: именнымъ высочайшимъ
повел4шемъ 15 марта 1753 года ему были даны для
Фабрики въ Копорскомъ у^зд^ С.-Петербургской губерши
деревни: отъ мызы Коважской — Ш ишкина, Калищи,
Усть-Рудицы; отъ мызы Горья Валдай (нын-Ь Коровалдай)—
деревни Перекули и Липовая, всего съ 211 душами крестьянъ, со вс'Ьми къ нимъ принадлежавшими по описнымъ
книгамъ землями, выходившими на море (около 9 0 0 0 десятинъ). Л'Ьтомъ же этого года онъ приступилъ къ постройк'Ь Фабрики, для чего взялъ изъ Академ1и отпускъ.
Постройка быстро двигалась впередъ и была окончена въ
1754 году. Неизв'Ьстно, много ли стеклянныхъ украшешй
было сд'Ьлано на этой Фабрик^, но несомн'Ьнно, что она
очень пригодилась Ломоносову для мозаичнаго д^ла.
Въ 1756 году онъ поднесъ Сенату, въ благодарность
за учреждеше стеклянной Фабрики, мозаичный портретъ
Петра Великаго; въ 1757 была имъ подана челобитная
на Высочайшее имя объ украшешй казенныхъ здашй мо­
заичными картинами его производства, весьма одобрен­
ными тогда же Академ1ей Художествъ. Указъ объ украшеши здашй такими картинами и былъ данъ Сенату въ
Феврал'Ь 1758 года. Въ то же время Ломоносо въ сд^лалъ
предложеше украсить монументъ Петра Великаго, который
тогда собирались строить въ Петропавловскомъ собор'Ь,
наст'Ьнными мозаичными картинами; одновременно съ
этимъ подобный же проектъ подалъ и граФЪ П. И. Ш уваловъ. Сенатъ вполн^ одобрилъ эту мысль, отъ Академ1и
Художествъ затребовали проекты монумента, которые и
были представлены уже 1 апреля: с м ^ а расходовъ на
62
мозаичныя картины достигла 1 4 8 .6 8 2 рублей. Все было
представлено на утвержден1е Государыни, которое, однако,
почему то затянулось.
Въ iiOH^ 1759 года вь «Трудолюбивой Пчел4х> была
напечатана статейка В. К. Тредьяковскаго о мозаик^, причемъ въ конц'Ь ея онъ высказывалъ мн^н 1 е, что живопись
малевашемъ превосходнее мозаики, такъ какъ стекломъ и
камнями невозможно воспроизвести вс4 красоты хорошей
картины, писанной масляными красками. Въ этомъ безличномъ зам'Ьчаши Ломоносовъ усмотр^Ьлъ, какъ видно
изъ письма его къ И. И. Шувалову, н^что серьезное.
«При семъ не могу не преминуть, чтобы не показать
явнаго безсов4ст1я моихъ недоброхотовъ. Въ Трудолюби­
вой, такъ называемой, Пчел4 напечатано о мозаик^ весьма
презрительно. Сочинитель того Тредьяковскш совокупилъ
свое грубое Hesnanie съ подлою злостью, чтобы моему рачешю сделать помешательство; зд^Ьсь видеть можно ц4лой
комплотъ. Тредьяковск1й сочинилъ, Сумароковъ принялъ
въ Пчелу, Таубертъ далъ напечатать безъ моего ув^домлешя въ той команд^, гд^ я присутствую. По симъ обстоятельствамъ ясно видеть Ваше Высокопревосходительство
можете, сколько cin люди даютъ мн^ покою, не переста­
вая повреждать мою честь и благополуч1 е при всякомъ
случай. Умилосердитесь надомною, Милостивой Государь,
свободите меня отъ такихъ нападковъ, которые, меня огор­
чая, не даютъ мн^ простираться далЬе въ полезпыхъ и
славныхъ моихъ отечеству упражнен1яхъ. Никакого не
желаю мщешя; но токмо всеуниженно прошу оправданъ
быть передъ св4томъ Высочайшею копФирмащею докладу
отъ Правительствующаго Сената о украшеп1и Петропавлов­
63
ской церкви, чего ц4лой годъ ожидая, претерп'Ьваю,
сверьхъ моего раззорен1я, посм'Ьян1е и ругательство». Вы­
сочайшее утвержден 1 е проекта последовало только въ
1760 году; cMfoa на мозаичную работу была теперь
уменьшена Ломоносовымъ до 8 0 7 6 4 рублей. Въ iion'b
1761 года онъ получилъ 6000 рублей и зат'Ьмъ ежегодно
получалъ по 1 3 4 6 0 рублей.
Ломоносовъ принялся съ большою энерпей за люби­
мое д^ло. Онъ выстроилъ въ Петербург^, по Мойк4, на
своей земл'Ь, полученной въ 1756 году, 10 каменныхъ покоевъ для мастеровыхъ и большую мастерскую для составлен!я картинъ. Первой мозаичной картиной была Пол­
тавская батал1я, оконченная во второй половин^ 1764 года.
Paзм^фы ея громадны: 3 сажени въ ширину, и 2 саж.
Уз арш. въ вышину; для нея была отлита медная плоская
сковорода въ 80 пудовъ, укрепленная железными поло­
сами, весившими бол4е 50 пудовъ. Вся картина поме­
щалась на бревенчатой машин^, такъ что ее можно было
поворачивать во вс4 стороны. Она не является воспроизведен1емъ картины П.-Д. Мартэна (Pierre Denis Martin le
jeune), HO составлена Ломоносовымъ по картинамъ разныхъ художпиковъ, а изображен1я Петра Великаго, Ш е­
реметева, Меньшикова, Голицына сдкланы по лучшимъ
портретамъ. Она обошлась гораздо дороже, ч4мъ разсчитывалъ Ломоносовъ, и онъ должепъ был ь делать посто­
янные долги для уплаты жаловашя рабочимъ.
Дальнейшая судьба этой картины — единственной,
сд^лапно!! въ мастерской <1 омоносова для памятника
Петра — достаточно печальна. Она была передана послЬ
его смерти въ Акаделпю Художествъ; Императоръ Нико­
64
лай I пожелалъ ее реставрировать, но желан1е его не было
осуществлено; наконецъ уже въ наши дни, носл'Ь того,
какъ Музей Императора Александра III отказался принять
ее, она была реставрирована (реставращя обошлась очень
Мозаичный портретъ Петра Великаго, приписываемый Ломо­
носову. (Музей Имп. Общества Поощрен1я Художествъ).
дорого, такъ какъ въ Академ1и Художествъ картина ока­
залась разрубленной на н'1Ьсколько кусковъ) Императорскимъ Обществомъ Поощрешя Художествъ, въ Музе'Ь котораго она и находится въ настоящее время. Этотъ драгоц'Ьнный памятникъ русскаго мозаичнаго искусства пора-
•Rl'OJ \ \) i { ‘Ш10Э0110К01’ и()м.)(1«).1.iifw 1ЧХ0ОШ
1 ‘i?iin.nh?.M i{b»iiiiiu;eoi\; ’«иимм!?*! im.'.mjhimгоц
65
жаетъ свежестью и яркостью красокъ и оставляетъ глу­
бокое впечатл'Ьше; особенно интересно сравнить эту кар­
тину съ однимъ изъ первыхъ произведешй Ломоносова—
образомъ Спасителя, ном'Ьщеннымъ выше, на стр. 5 9 : на­
глядно видно, насколько была улучшена техника мозаичнаго д^ла за Т'Ь немнопе годы, которые протекли между
этимъ образомъ и «Полтавской Батал1ей».
Посл-Ь смерти Ломоносова мозаичная Фабрика была
вскор^ выведена изъ его дома и передана въ зав'Ьдыван1 е
И. И. Бецкому; на ней дЬлались еще некоторые образа,
но посл4 ухода лучшихъ мастеровъ Ломоносова— его шу­
рина Ивана Цильха и Васил1я Матвеева — деятельность ея
совершенно прекратилась.
Запят 1 я въ химической лаборатор1 и не ограничились
только приготовлен1 емъ окрашенныхъ стеколъ; тутъ дела­
лись, кроме разпыхъ анализовъ, и мнопе друпе опыты,
изъ которыхъ я скажу только о наиболее важныхъ. Во­
обще въ это время Ломоносовъ сталъ больше думать о хишш; онъ открылъ курсъ лекщй по хим1 и и произнесъ пер­
вый разъ въ публичномъ собраши Академ1и Наукъ 6 сен­
тября 1751 года ученую р^чь на русскомъ язы к е— «Слово
о пользе хим1 и», содержащее много правильныхъ и плодотворпыхъ мыслей, показывающихъ, какъ ясно представлялъ онъ себе сущность хим 1 и и необходимыя для ея
развит1я услов1я. Я приведу здесь только небольшую вы­
писку изъ этого «Слова»— именно то место, где Ломоно­
совъ развиваетъ мысль, что для познашя свойствъ нечувствительныхъ Физическихъ частичекъ телъ химикъ долженъ быть и математикомъ, и ф и з и к о м ъ .
«Къ сему требуется весьма искусной Химикъ и глубо5
66
кой Математикъ въ одномъ челов^к'Ь. Химикъ требуется
не такой, которой только изъ одного чтешя книгъ понялъ
с1 ю науку, но которой собственнымъ искусствомъ въ ней
нрил'Ьжно упражнялся; и не такой, нанротивъ того, кото­
рой хотя великое множество онытовъ д4лалъ, однако,
больше желашемъ великаго и скоро прюбр^таемаго богат­
ства ноощряясь, сн'Ьшилъ къ одному только иснолнешю
своего желашя и ради того последуя своимъ мечташямъ,
нрезиралъ случавш1 яся въ трудахъ своихъ явлешя и пере­
мены, служащ 1 я къ истолковашю естественныхъ тайнъ.
Не такой требуется Математикъ, которой только въ трудныхъ выкладкахъ искусенъ, но которой въ изобр'Ьтен1 яхъ
и въ доказательствахъ привыкнувъ къ математической
строгости, въ натур-Ь сокровенную правду точнымъ и непоползновеннымъ цорядкомъ вывесть ум'Ьетъ. Бесполезны
тому очи, кто желаетъ видеть внутренность вещи, лишаясь
рукъ къ отверст1ю оной. Бесполезны тому руки, кто къ
рассмотр-Ьтю открытыхъ вещей очей не им-Ьетъ. Хим1я
руками. Математика очами Физическими по справедливости
назваться мож етъ’^). Но какъ об'Ь въ использоваши внутреннихъ свойствъ т'Ьлесныхъ одна отъ другой необходимо
помощи требуютъ,— такъ нанротивъ того умы челов^чесюе
нер-Ьдко въ разные пути отвлекаютъ. Химикъ, видя при
всякомъ оныт-Ь разныя и часто нечаянныя явлешя и произведен1 я и приманиваясь къ снискашю скорой пользы,
Математику, какъ бы только въ н'Ькоторыхъ тщетныхъ
размышлешяхъ о точкахъ и лин'Ьяхъ упражняющемуся,
см'Ьется. Математикъ, нанротивъ того, ув'Ьренъ о своихъ
*) Эту же мысль выразилъ Ломопосовъ въ дрз^гомъ мЬст1 > такъ: „сл'Ьпъ
Физикъ безъ математики, сухорукъ безъ хим 1и“ .
67
положешяхъ ясными доказательствами, и черезъ неоспоримыя и безперерывныя с л 'Ь д с т б 1я в ы в о д я неизв'Ьстныхъ
количествъ свойства, Химика, какъ бы одною только
практикою отягощеннаго и между многими безпорядочными опытами заблуждающаго, презираетъ и, пр1 обыкнувъ
къ чистой бумаг'Ь и къ св4тлымъ геометрическимъ инструментамъ, Химическимъ дымомъ и пепеломъ гнушается.
И для того по cie время с1 и дв'Ь общею пользою такъ соедипенныя сестры толь разномысленныхъ сынокь по большей
части раждали. Cie есть причиною, что совершенное учен1е
Хим1и съ глубокимь познашемъ Математики еще соеди­
нено не бывало».
Лекщи, читанныя студентамъ, самъ Ломоносовъ назвалъ курсомъ Физической хим1и: въ немъ химическ1я
измЬнешя, происходящ 1 я въ т^лахъ, должны были объ­
ясняться на основаши законовъ и опытовъ ф и з и к и . Э т о т ъ
курсъ читался съ конца 1751 по май 1753 года. Онъ
замЬчателенъ тЬмъ, что является первымъ вообще кур­
сомъ Физической хим1и: подобные курсы стали читаться
лишь въ последней четверти XIX стол'Ь^я. Основная
мысль, высказанная какъ въ аСловЬ о польз'Ь хим1и», такъ
и въ лекщяхъ Физической хим1и и н^которыхъ другихъ
диссертащяхъ, заключается въ томъ, что, по мн'Ьшю Ломо­
носова, хим1 я разовьется и станетъ точной наукой лишь въ
союз4 съ ФИЗИКОЙ и математикой.
То развит1е, которое хим1я получила въ послЬдшя десятил'Ьт1 я прошлаго стол'Ь^я и которое продолжается и
нын'Ь, обусловлено тЬмъ, что хим1 л при помощи ф и з и к и
образовала математически обработанную Физическую хиШ1Ю. Именно последней она обязана такими усп-Ьхами,
3"
G8
которые ныи'Ь позволяютъ уже говорить о XHMiH, какъ
о точной наук'Ь. Въ то-же время хим1я действительно по­
знала свойства т^хъ нечувствительныхъ частичекъ, изъ которыхъ сложены вс'Ь т^ла (мы ихъ называемъ теперь ча­
стицами), и для огромнаго множества веществъ мы теперь
знаемъ совершенно точно, какъ связаны атомы отдЬльныхъ элементовъ въ частиц^ соединешя; весьма мнопе хи­
мики въ настоящее время работаютъ надъ ycтaнoвлeнieмъ
строенш частицъ. Это безошибочно показываетъ намъ,
какъ правильны были взгляды Ломоносова и какъ удиви­
тельно точны были предвид'Ьшя его относительно развит1 я
XHMin,— предвид'Ьшя, осуществивш 1 яся лишь черезъ полтора
СТОЛ'Ь^Я.
Самъ Ломоносовъ, убежденный въ правильности своихъ
воззр4шй, произвелъ въ 1 7 5 2 — 1755 годахъ рядь ф и з и к о химическихъ опытовъ, изъ которыхъ л и ш ь очень немнопе
дошли до насъ. Въ нихъ принимали участ1е и слушатели
Ломоносова, среди которыхъ, по его словамъ, особенно
выделялись С. Я. Румовск1й, сделавш1йся потомъ академикомъ и достигш 1 й впоследств1 е высокаго положешя, и
В. Клементьевъ, подававш1й больш1я надежды, ставшш
затЬмъ лаборантомъ у Ломоносова и умерш1 й отъ пьянства
въ 1759 году. Научныя пособ1я того времени и техника
изследовашй были еще слишкомъ мало разработаны, и эти
опыты не могли, поэтому, дать точныхъ результатовъ: по­
добный Физико-химическ1я изследован1я производятся съ
достаточной степенью точности лишь начиная съ восьмидесятыхъ годовъ XIX столет1я.
ТЬмъ не меиЬе, то, что сохранилось отъ этихъ опытовъ,
представляетъ исключительный интересъ. Прежде всего.
69
мы видимъ, что Ломоносовъ дЬлалъ ихъ съ возможно чи­
стыми химическими веществами, и первою задачею его
было авъ химическихъ трудахъ употребительиыя MaTepin
сперьва со всякимъ старан1 емъ вычистить, чтобы въ нихъ
посторонняго прим-Ьсу не было, отъ котораго въ другихъ
д'Ьйств1 яхъ обманъ быть можетъ»; признакомъ чистоты
для него служили, какъ служатъ намъи теперь,— Физическ 1 я свойства веществъ, такъ какъ каждое химически чи­
стое вещество, совершенно независимо отъм^ста и способа
приготовлешя, обладаетъ всегда одними и т'Ьми же неиз­
менными свойствами. Зат4мъ опъ всегда и вездЬ пользо­
вался мгьрой и вжомъу при знан1 и которыхъ химикъ можетъ воспроизвести все, что было сделано его предше­
ственниками. Все это Ломоносовъ примЬнялъ въ своей лаборатор1и въ средин^ XVIII столЬт1я, но эти основныя
химическ1 я требован 1 я получили распространеше среди химиковь Западной Европы лишь въ первой четверти XIX
в4ка.
Изъ химическихъ опытовъ Ломоносова очень важными
въ HCTopin хим1и являются изсл4довашя, сд^ланныя въ
1756 году, о которыхъ самъ онъ въ обычномъ рапорт-Ь о
своихъ научныхъ занят1яхъ пишетъ такъ: «Междуразными
химическими опытами, которыхъ журналъ на 13 листахъ,
д'Ьланы опыты въ заплавленныхъ накрЬпко стеклянныхъ
сосудахъ, чтобы изсл^довать, прибываетъ ли вЬсъ металловъ отъ чистаго жару. Оными опытами нашлось, что
славнаго Роберта Бойла [Бойля] мн-Ьше ложно, ибо безъ
пропускашя вн^шняго воздуха в4съ сожженпаго металла
остается въ одной м^р'Ь».
Чтобы было ясно все значеше этихъ немногихъ
70
строкъ, необходимо описать въ н'Ьсколькихъ словахъ состояше хим1 и въ то время, когда работалъ Ломоносовъ.
Среди химическихъ явлешй у химиковъ вс'Ьхъ временъ
наиболышй интересъ возбуждали явлешя гор^шя. Теперь
мы знаемъ, что воздухъ содержитъ примерно одну пятую
часть кислорода; при горюши посл'Ьдшй соединяется съ
горящимъ т^ломъ и даетъ разные какъ летуч1 е, такъ и
твердые и жидюе продукты. Если обжигать на воздухЬ
какой-нибудь неблагородный металлъ, напр., олово, свинецъ, то металлъ соединяется мало по малу съ кислоро-»
домъ воздуха и даетъ, какъ мы говоримъ, окалину; такъ
какъ посл'Ьдняя представляетъ собою соединеше металла
съ кислородомъ, то, понятно, в'Ьсъ окалины долженъ
быть больше, ч'Ьмъ в4съ взятаго металла; этотъ Фактъ
былъ зам'Ьченъ еще въ XVII в'Ьк'Ь.
Во второй и третьей четверти XVIII столЬт1я еще не
знали, что воздухъ есть см'Ьсь кислорода и другихъ газовъ,
и давали поэтому иное объяснен 1 е явлешямъ гор^шя:
именно принимали, что во вс4хъ т’Ь лахъ им'Ьется вещество,
котораго никто никогда не могъ получить, названное
Сталемъ, н^мецкимъ химикомъ начала XVIII стол'Ьтй,
Флогистономъ; принималось, что при ropinin изъ горючаго т4ла уходитъ ф л о г и с т о н ъ и остается т4ло безъ Ф л о ­
гистона; точно также при обжигаши металла изъ него
удаляется ф л о г и с т о н ъ , остается окалина, а потому счита­
лось, что металлъ есть соединеше окалины съ ф л о г и с т о ­
н о м ъ . Это oбъяcнeнie явлешй
гор'Ьшя казалось такимъ
простымъ и очевидпымъ, что было принято вс4ми тогдаш­
ними химиками.
Происходящ1я при Harp'bBaniH металловъ явлешя объ­
71
яснялись Ломоносовымъ въ аРазмыпхлешяхъ о причин'Ь
тепла», какъ мы видели, иначе: онь считалъ, что воздухъ
соединяется съ металломъ съ образовашемъ окалины.
За эту точку зр4шя говорило то обстоятельство, что при
переход^ металла въ окалину происходитъ увеличешев^са:
на этотъ Фактъ признававш1е теор1ю Флогистона или вовсе
не обращали вниман1я, или приписывали Флогистону чудод'Ьйственныя свойства и говорили, что когда онъ соеди­
няется съ какимъ-нибудь веществомъ, напр., съ окалиной,
то происходитъ уменьшеше в^са. Такое объяснеше, конечно,
не могло удовлетворить Ломоносова, такъ какъ оно прямо
противоречило высказанному имъ закону сохранешя веще­
ства, согласно которому всякое соединеше должно им^Ьть
больш1й в4съ, чЬшъ каждая отд'Ьльная составная часть
этого соединешя; следовательно, если бы металлъ состоялъ
изъ окалины и Флогистона, то металлъ долженъ былъ бы
весить больше окалины, а между т^мъ опытъ давалъ какъ
разъ обратное.
Въ своемъ объяснеши явлен1й обжигашя металла,
какъ соединешя его съ воздухомъ, Ломоносовъ встретился,
однако, съдругимъ затруднешемъ: знаменитый англшскш
химикъ Робертъ Бойль въ 1673 году описалъ рядъ опытовъ, где онъ бралъ стеклянныя реторты, клалъ въ нихъ
свинецъ или олово, герметически на огне заплавлялъ гор­
лышко ретортъ и взвешивалъ ихъ. При нагрЬван1и такой
реторты свинецъ переходилъ въ окалину; когда, после
двухчасоваго нагревашя, онъ открывалъ запаянный кончикъ реторты, воздухъ съ шумомъ врывался въ нее —
признакъ того, что реторта была действительно гермети­
чески запаяна, — и при взвешиваши оказывалась прибыль
72
Bica. Отсюда Бойль заключилъ, что матер1я огня проходитъ сквозь стекло и соединяется съ металломъ.
Эти то опыты Бойля повторилъ Ломоносовъ въ 1756 г.
съ т'Ьми результатами, которые приведены выше: онъ нашелъ, что если посл-Ь нагр4ван1я не вскрывать реторты, то
в'Ьсъ ея остается такимъ же, какимъ былъ до нагр'Ьван1 я,
несмотря на то, что металлъ превратился въ окалиЕ1 у. Этимъ
было доказано, что Фантастическая матер1я огня (которую
Ломоносовъ всегда отрицалъ) непроходитъчерезъстекло, и
что металлъ превращается въ окалину именно подъ вл\яшемъ находящагося въ реторт4 воздуха. Полученный же
Бойлемъ результатъ вполн4 понятенъ: передъ взв^шивашемъ онъ открывалъ реторту, на м^сто того кислорода,
который соединился съ металломъ, входилъ воздухъ,— и
обпдй в'Ьсъ становился отъ этого больше, ч'Ьмъ былъ раньше.
Истинное объяснеше явлешй гор'Ьшя, какг coeдинeнiя
съ кислородомъ, принадлежитъ Французскому химику
Лавуазье. Онъ началъ свои опыты именно съ повторешя
опыта Бойля и въ 1773 году, черезъ 17 л4тъ посл^ Ло­
моносова, получилъ совершенно такой же результатъ; онъ
изслЬдовалъ зат-Ьмъ т'Ь изм'Ьнен1 я, которыя происходятъ
съ воздухомъ при обжигаши металловъ, и вывелъ верное
объяснеше явлешй гор'Ьшя. Опыты Лавуазье стали всем1рно
известными, объ опытахъ же Ломоносова никто не знаетъ,
и даже MHorie руссше химики не находятъ нужнымъ упо­
минать о немъ; между т-Ьмъ, какъ мы видимъ, Ломоносовъ былъ, несомн'Ьнно, предшественникомъ Лавуазье, и,
кто знаетъ,— если бы опъ могъ всецело посвятить себя
XHMin, то можетъ быть дошелъ бы и до в'Ьрнаго объяснешя явлеЕпй гор^шя.
73
Въ общемъ Ломоносовъ является однимъ изъ самыхъ
выдаюидихся русскихъ химиковъ, бол^е ч^мъ на стол4т1е
опередившимъ свое время. Полученное имъ всестороннее на­
учное образован 1 е, въ основан1 и котораго лежала матема­
тическая ф и л о с о ф 1я , позволяло ему успешно разрабатывать
тЬ основные вопросы, затрогивающ1е одновременно Физику,
хим1 ю и математику, въ которыхъ проявилась вся прони­
цательность его взглядовъ и богатство см-Ьлыхъ и новыхъ
для того времени мыслей. Можно только глубоко сожа­
леть, что онъ сравнительно рано оставилъ эти попытки
объединен1 я хим1 и съ ф и з и к о й и математикой и, въ своемъ
стремлен1 и принести посильную пользу русскому народу,
обратилъ свое внимаше на друпя области знашя.
Проспектъ Государственныхъ Колле гш съ часпю Гостииаго Двора.
Съ гравюры Е . Внукова по рисунку М. М ахаева. (Около 17S3 г.).
VII.
Въ 1юнЬ 1752 года въ Россш впервые узнали объ
изел'1Ьдован1яхъ американскаго ученаго Вешамина Франклипа, показавшаго, что въ грозовыхъ тучахъ им4 е1 ся со­
вершенно такое же электричество, какое получается въ нашихъ электрическихъ машинахъ, и что его можно, по­
этому, отводить въ землю при помощи металлическихъ громоотводовъ. Это OTKpbiTie вызвало громадный интересъ,
прежде всего, конечно, въ Mip'b ученыхъ. Одинъ изъ академиковъ, Георгъ-Вильгельмъ Рихманъ, давно уже занпмавш 1 йся электричествомъ, посп'Ьшилъ повторить опыты
Франклина и описалъ ихъ въ «С.-Петербургскихъ В’Ьдомостяхъ». Изъ этого описатя видно, что Рихманъ прод^лъ жел*]^зный прутъ длиною въ 6 Футъ черезъ бутылку
съ пробитымъ дномъ, зат4мъ пропустилъ прутъ черезъ
крышу такъ, что дно бутылки лежало на кирпичахъ; къ
концу прута онъ прикр'Ьпилъ жел'Ьзную проволоку и провелъ ее въ комнату безъ соприкосновешя съ какимъ-ни
75
будь т^ломъ, проводящимъ электричество. Къ концу про­
волоки въ комнат'Ь была свободно подвЬшена железная
линейка, а къ ел верхнему концу— шелковая нить; когда
прутъ, проволока и линейка были наэлектризованы, то
нить отходила отъ железной линейки, «гонялась за паль­
це мъ» и такимъ образомъ показывала присутC T B ie электричества.
18 ш л я была гроза,
и Рихманъ, въ присутCTBin многихъ знакомыхъ, удостов Ьрился въ
томъ, что изъ железной
линейки можно было
извлекать искры, совер­
шенно какъ при элек­
трической машин'Ь. Ломоносовъ, близк 1 й пр1 я/:■.и.,,/ •“’‘'/х, Г'Л..^ j f ; f
тель и другъ Рихмана,
// ~ t : i . . f-rrllpy-e.
подобно другимъ, весьма
Академикъ Георгъ-Вильгельмъ
этимъ заинтересовался и
Рихманъ (ум. 1753 г.). Съ оФорта
тоже устроилъ у себя въ
Ш тепглипа и 0едосЬева.
дом'Ь подобную «громо­
вую машину», изъ которой во время грозъ извлекалъ искры.
Въ 1753 году Рихманъ нисколько изм^нилъ свою машину:
поднялъ прутъ выше и погрузилъ конецъ жел+^зпой ли­
нейки въ стакапъ съ медными опилками. Съ помощью
...... ^
этого прибора опъ д^лалъ во время грозъ многочислен­
ные опыты, о которыхъ сообщалъ въ Академ1и и пом'Ьщал ь описашя въ «С.-Петербургскихъ B^5дoмocтяxъ^!); въ
76
нихъ принималъ yqacxie и Ломоносовъ, и оба они собира­
лись приготовить р^чи къ торжественному акту Академ1и:
Рихманъ хот'Ьлъ говорить о своихъ наблюдешяхъ, а Ломоносовъ— о теоршэтихъ электрическихъ явленш.
Во время зас4дан1я КонФеренщи 26 1юля
1753 г. Рихманъ замЬтилъ, что поднимается
грозовая туча, и посп^шилъ домой (онъ жилъ
на углу Большого Проспекта и Пятой лиши
Васильевскаго Острова),
чтобы продолжать свои
наблюдешя надъ электричествомъ, а также по­
казать Соколову, акаде­
мическому гравироваль­
Електрическая стрЪла въ Академическомъ домЬ у химической лабораторш,
гдЪ жилъ М. В. Ломопосовъ: на деревянномъ шест^Ь укреплена жел-Ьзная стрела
abj кончающаяся остр 1ями; отъ нея идетъ
проволока с къ воротамъ и затЬмъ въ с?, гд:Ь
къ концз»^ ея подвешена шелковая нитка.
ному мастеру, электрическ1 я явлешя, чтобы тотъ
знал ь, какъ представить
ихъ на рисунк^ къ р^чи
Рихмана. Соколовъ разсказываетъ дальн'Ьйш1 я
событ 1 я такъ: <tкогда
г. проФессоръ, посмо­
тревши на указателя
электрическаго, разсудилъ, что громъ еще да­
леко отстоитъ, то ув4-
рилъ онъ грыдоровальнаго мастера Соколова, что теперь
н ^ ъ еще никакой опасности, однако, когда подойдетъ
очень близко, то-де можетъ быть опасность. BcKopi посл'Ь
77
того, какъ г. проФессоръ, отстоя на Футъ отъ ж ел^и аго
прута, смотр4лъ на указателя электрическаго, увид^лъ по­
мянутой Соколовъ, что изъ прута безъ всякаго прикосновен1 я, вышелъ бледно синеватый огненный клубъ, съ кулакъ
величиною, шелъ прямо ко лбу г. профессора, который въ
самое то время, не издавъ ни малаго голосу, упалъ назадъ на
стоявш1й позади его сундукъ. Въ самый же тотъ моментъ посл'Ьдовалъ такой ударъ, будто бы изъ малой пушки выпа­
лено было, отчего и оной грыдоровальный мастеръ упалъ
на земь и почувствовалъ на спин^ у себя некоторые удары,
о которыхъ посл4 ycMOTpiiHO, что оные произошли отъ
изорванной проволоки, которая у него на каФтан^ съ плечъ
до Фалдъ оставила знатныя гор'Ьлыя полосы». Это событ1е
такъ хорошо описано •Домоносовымъ въ письм^^ къ И. И.
Шувалову, что я привожу ц^ликомъ все это письмо.
«Милостивый Государь Иванъ Иваповичъ.
Что я нын4 къ Вашему Превосходительству пишу, за
чудо почитайте, для того, что мертвые не пишутъ. Я не
знаю еще, или, по последней м-ЬрЬ, сомн^>ваюсь, живъ ли я
или мертвъ. Я вижу, что господина профессора Рихмана
громомъ убило, въ т^хъ же точно обстоятельствахъ, въ
которыхъ я былъ въ то же самое время. Сего 1 юля въ
26 число въ первомъ часу пополудни поднялась громовая
туча отъ норда. Громъ былъ нарочито силенъ, дождя ни
капли. Выставленную громовую машину посмотр^въ, не
вид^лъ я пи малаго признаку Електрической силы. Однако,
пока кушанье на столъ ставили, дождался я нарочитыхъ
Електрическихъ изъ проволоки искоръ, и къ тому пришла
жена моя и друпе; и какъ я, такъ и опЬ безнрестанно до
78
проволоки и до прив^шаннаго прута дотыкались, за т'Ьмъ,
что я хот'Ьлъ им^ть свид-Ьтелей разныхъ цв4 товъ огня,
противъ которыхъ покойный ПроФессоръ Рихманъ со мною
споривалъ. Внезапно громъ черезвычайно гряиулъ въ самое
то время, какъ я руку держалъ у железа и искры трещали.
Вс4 отъ меня прочь побежали. И жена просила, чтобы я
прочь шолъ. «Любопытство удержало меня еще дв4 или
три минуты, пока мн'Ь сказали, что шти простынутъ, а
при томъ и Електрическая сила почти перестала. Только я
за столомъ просид'Ьлъ нисколько минутъ, внезапно дверь
отворилъ челов^къ покойнаго Рихмана, весь въ слезахъ и
Комната въ квартирЬ Рихмана, гдЪ была установлена громовая
машина: а —проволока отъ Електрической стрЬлы; д —ж елез­
ная линейка, нижн1й конецъ которой опущенъ въ стаканъ съ
опилками, а къ верхнему no 4 BibmeHa шелковая нить (з’^казатель); h — м1зсто, гдЬ стоялъ Рихманъ въ моментъ смерти, въ
т —стоялъ мастеръ Соколовъ.
въ страх^ запыхавшись. Я думалъ, что его кто-нибудь по
дорогЬ билъ, когда онъ ко mh^j быль посланъ; онъ чуть
выговорилъ: Профессора громомъ зашибло. Въ самой воз­
можной скорости, какъ силъ было можно, пр1 ^хавъ увид4лъ, что онъ лежитъ бездыханенъ. Бедная вдова и ея
мать таковы же, какъ онъ, бледны. Мн^з и минувшая въ
близости моя смерть и его бледное т4ло, и бывшее съ нимъ
наше соглас1 е и дружба, и плачь его жены, д^тей и дому
79
столь были чувствительны, что я великому множеству
сошедшагося народу не могъ ни на что дать слова или
ответа, смотря на того лице, съ которымъ я за часъ снд'Ьлъ въ КонФеренщи, и разсуждалъ о нашемъ будущемъ
публичномъ акт^. Первый ударъ отъ прив^1 шанной линеи
съ ниткою пришелъ ему въ голову, гд4 красновишневое
пятно видно, на лбу; а вышла изъ него громовая Електрическая сила изъ ногъ въ доски. Нога и пальцы сини и башмакъ разодранъ, а не прожженъ. Мы старались движеше
крови въ немь возобновить, за тЬмъ, что онъ еще былъ
теплъ; однако голова его повреждена и больше н^тъ на­
дежды. И такъ онъ нлачевнымъ опытомъ ув'Ьрилъ, что
Електрическую громовую силу отвратить можно; однако
на шестъ съ жел^зомъ, которой долженъ стоять на пустомъ
м'Ьст'Ь, въ которое бы громъ билъ сколько хочетъ. Между
тЬмъ умеръ господинъ Рихманъ прекрасною смертью,
исполняя по своей проФесс1и должность. Память его ни­
когда не умолкнетъ: но бедная его вдова, теща, сынъ пяти
л^тъ, которой добрую показывалъ надежду, и дв4 дочери,
одна двухъ л^тъ, другая около полугода, какъ объ немъ,
такъ и о своемъ крайнемъ несчастш плачутъ. Того ради
Ваше Превосходительство, какъ истинный наукъ любитель
и покровитель, будьте имъ милостивый номощникъ, чтобы
б'Ьдная вдова лутчаго профессора до смерти своей пропиташе им^ла, и сына своего маленькаго Рихмана могла воспитатЬу чтобы онъ такой же былъ наукъ любитель, какъ
его отецъ. Ему жалованья было 860рублевъ. Милостивый
Государь! исходатайствуй бедной вдов4 его или д'Ьтямъ до
смерти. За такое благод^яше Господь Богъ васъ наградитъ,
и я буду больше почитать, нежели за свое. Между т'Ьмъ,
80
чтобы сей случай не былъ протолковаиъ противу приращешя наукъ, всепокорнейше прошу миловать науки и
Вашего Превосходительства
С.-Петербургъ.
26 1ЮЛЯ
1753 года.
w
всепокорнъишаго слугу въ слезахъ
Михайла Ломоносова.»
Къ этому письму прибавлю, что Ломоносовъ д4лалъ
электричесте опыты у себя на квартир^, по Второй лиши,
за Среднимъ Проспектомъ, а Рихманъ — на Пятой лиши,
на углу Большого Проспекта, такъ что между ними па
прямой лиши разстояше было около 350 саженъ.
Можно себе представить, какое впечатл^н1е произвело
изв4ст1е о смерти Рихмана на его товарищей. Сперва ака­
демики хотели отложить публичное зас4дан1е Академ1и до
сл Ьдующаго года и съ ними согласились Ш умахеръ и Президентъ; но Ломоносову это было очень непр1 ятно, такъ
какъ ему хот'Ьлось скорее опубликовать свою р'Ьчь, и во
всемъ этомъ онъ вид^лъ только козни I. Ш умахера и другихъ своихъ недруговъ. При помощи И. И. Шувалова ему
удалось добиться того, что Президентъ назначилъ публич­
ный актъ 25 ноября, — «дабы г. Ломоносовъ съ новыми
своими изобр4тешями между учеными въ Европ^Ь людьми
не упоздалъ». Однако, для Ломоносова д4ло не пошло гладко:
Bci р^чи, которыя предназначались для произнесешя въ
нубличныхъ зас^дашяхъ, всегда предварительно просма­
тривались нисколькими академиками, которые зат^мъ да­
вали отзывъ о нихъ въ КонФеренщи, окончательно утвер­
ждавшей р'Ьчь къ нроизнесешю. Въ данномъ случаЬ р^чь
его просматривали Гришовъ, Браунъ и Поновъ, которые
сообпщли конФеренщи «сумнительства», — а именно, что
81
считаютъ нЬкоторыя мысли Ломоносова не новыми, уже
высказанными другими.
Въ то время у Ломоносова пе зам'Ьчалась еще такъ
р^зко, какъ потомъ, черезм^рная чувствителыюсть даже
къ самымъ осторожнымъ сомнЬьпямъ въ правильности его
мн4шй; но все-таки эти сссумнительства», въ которыхъ онъ
вид'Ьлъ иcxoдившiя отъ Канцеляр1 и попытки помешать ему
говорить р'Ьчь, задЬли его за живое. Онъ пишетъ въ раздражеши граФу К. Г. Разумовскому довольно pfeKoe письмо,
гд4 д^лаетъ предложеше такъ устроить Aкaдeмiю, чтобы
ученыя д^ла пе решались безъ ведома проФессоровъ, и
чтобы Президентъ такихъ д4лъ неутверждалъ безъ соглаciя проФессорскаго собрашя, по одному представлеп1ю Канцeляpiи; а въ письм^ къ И. И. Шувалову ое1 ъ просилъ учи­
нить съ науками въРосс 1 и великую милость, оказать помощь
наукамъ, которымъ грозитъ опасность со стороны Канцеляр1 и, и говоритъ, что р^шилъ «за блaгoпoлyчie наукъ въ
Poccin, ежели потребуютъ обстоятельства, не п ож ал^ь
всего временнаго благополуч1я». Эти письма возымели д4йCTBie, и Президентъ рекомендовалъ Шумахеру пе вме­
шиваться въ ученыя д^ла. Т'Ьмъ временемъ Ломоносовъ
представилъ въ КонФеренщю объяснешя, въ которрлхъ указывалъ на неосновательность «сумнительствъ^) Гришова и
другихъ; КонФеренщя вполн'Ь удовлетворилась этими объяснeнiями и постановила отдать р^чь его въ печать. Она оза­
главлена: «Слово о явлен1яхъ воздушныхъ, отъ Електрической силы происходящихъ, предложенное отъ Михайла
Ломоносова».
Главпыя мысли, вглсказанныя зд^сь Ломоносовымъ,
заключаются въ его теор1 и образовашя электричества въ
6
82
воздух'Ь. Въ то время, какъ горизонтальный движеьпя воз­
духа, т. е. в4тры, не производятъ электричества, движешя
вертикальныя, восходяиця и нисходящ1 я, вcлtдcтвie тpeнiя
частичекъ паровъ, могутъ дать электричество. Т а т я восхоДЯЩ1 Я и нисходящ1 я воздушныя течен1 я, до того времени
не подм'Ьченныя, несомненно существуютъ. Паден1емъ холоднаго верхняго воздуха, какъ бол'Ье тяжелаго, внизъ
объясняются велите морозы, сразу настунаюгще иногда
посл^ оттепели зимою. Грозы бываютъ чаще всего около
3— 4 часовъ по-нолудни, потому что В1 . это время нижняя
атмосфера больше всего н а гр ^ а и легче и скорее подни­
мается вверхъ. Електричесшя явлен1я грозы — это молн1и,
сопровождающ 1 яся громомъ, зарницы; р'Ьже появлен1 е
Електричества безъ грозовыхъ тучъ (это было впервые за­
мечено Ломоносовымъ на своей громовой машинЪ 26 апреля
1753 года). Громовая машина показываетъ, что иногда по
восхождеши тучи Електрическая сила простирается до
земли: тогда н^тъ молши и грома; когда же Електричество
до земли не доходитъ, то облако нередаетъ свою силу
земле круто— молшей и громомъ. Для отвращеЕня мoлнiи
полезно ставить въ мЬстахъ, удаленныхъ отъ жилья, Електричестя стрелы, отводящ 1 я молши въ землю. Наконецъ,
с^верныя с1 яшя, происходящ1 я обычно при настунлеши
большихъ холодовъ, т. е. при погружен1 и верхней холод­
ной атмосферы въ нижнюю, вероятно тоже происходятъ
отъ Електрической силы.
Для подтверждешя своей мысли о восходящихъ и нисходящихъ течеш’яхъ воздуха (кстати сказать, совершенно
правильной) Ломоносовъ произвелъ въ 1751 и 1752 годахъ
многочисленныя изcлeдoвaнiя плотности воздуха при раз-
83
пыхъ температурахъ; велъ также записи грозъ и сЬверныхъ с1ятй. Чтобы пе возвращаться далЬе къ этому пред­
мету, скажу еще, что въ 1756 году Ломоиосовъ пачалъ
писать большую диссертащю: aTeopin электричества, разра-
Одииъ изъ 48 видовъ сЬвериыхъ cifliiiii, иагравироваиныхъ въ 1764 году
по рисуикамъ Ломоносова граверомъ Ш теиглиномъ.
ботанная математическимъ путемъ^>; въ ыаписанныхъ рервыхъ двухъ ея главахъ дано описаше свойствъ ЭФира, въ
очень быстромъ вращательномъ движеши частичекъ котораго заключалась, по его мнЬшю, причина электричества.
Точно также неоконченной осталась и статья его: «Испыта6*
84
iiie причинъ сЬверЕ1 ыхъ с1 ян1 й»; въ написанной ея части
говорится о собственныхъ наблюдешяхъ с1 яшй съ малыхъ
л^тъ и о равнодушш къ этимъ явлен1 ямъ жителей с^верныхъ странъ. Къ этому сочинешю Ломоносовъ приготовилъ
съ натуры нисколько десятковъ рисунковъ сЬверныхъ
ciянiй, съ которглхъ были сделаны гравюры на м^ди, сохранивш{яся до сихъ поръ; рисунки эти поражаютъ своею
красотою. Одинъ изъ нихъ пом^щенъ зд4сь.
Метеоролопя, къ которой относится и «Слово объ электрическихъ воздушныхъ явлeнiяxъ», вообще сильно интере­
совала Ломоносова. Такъ, напр., въ Феврал^ 1754 года онъ
писалъ Л. Эйлеру, что въ его им^и1и готовы домъ и
стеклянный заводъ; «возвожу плотину и мельницу хлеб­
ную и лЬсопильную; на верху ея будетъ устроена самопи­
шущая метеорологическая обсерватор1 я, onncanie которой
вынесу на судъ публики настоящимъ л ^ о м ъ ». Onncanie
этой обсерватор1и, повидимому, не опубликовано. Въ
1751 году онъ ностроилъ анемометръ— приборъ для опредЬлен1 я нанравлен1 я и силы Bfopa, а въ 1754 году сд'Ьлалъ въ КонФеренщи заявлен1е объ изобретенной имъ машин^: при помощи крыльевъ, приводимыхъ въ движеше
часовой пружиЕюй, она должна была поднимать самопишущ{е приборы для изслЬдован1 я верхнихъ слоевъ атмо­
сферы; машинка, однако, не полетЬла,—и изсл^доваше верхпихъ слоевъ атмосферы при помощи баллоновъ-зондовъ
и самопишущихъ инструментовъ было осуществлено лишь
въ концЬ XIX стол4т1я. Метеоролопя затронута Ломоносовымъ также и въ «Слов^ о большей точности морского
пути» (1759).
Проспектъ стараго Зимняго дворца съ каналомъ, соединяющимъ Мойк^»^ съ
Невою. Съ гравюры Е. Виноградова по рис^чшу М. М ахаева. (Около 1753 г.).
V III.
Познакомившись съ глави'Ьйшими научными работами
Ломоносова за 1749 — 1756 года, перейдемъ къ событ 1 ямъ частной его жизни, литературнымъ и словеснымъ
произведешямъ за этотъ пер^одъ времени.
Въ 1749 году Академ1я Наукъ стала готовиться къ больш ом у соб ьтю въ ея жизни: въ первый разъ посл'Ь долгаго
перерыва должна была состояться «публичная ассамблея»,
т. е. торжественное собраше. Для этого зас 4 дан 1 я не легко
бглло найти ораторовъ: какъ писа.1 Ъ 9 Февраля Ш умахеръ
Теплову въ Москву, гд-Ь тогда находился придвор'Ь Президентъ Академ1и, однимъ ораторомъ могъ быть историкъ
Миллеръ; что же касается втораго, то хотя онъ очень желалъ
бы обойтись безъ Ломоносова, но — никого другого нЬтъ;
приводились и причины, почему друпе академики не могли
выступить: у однихъ не подходитъ Фигура, у другихъ—
слабъ голосъ, не знаютъ русскаго языка; одинъ ведетъне-
86
удобный судебный процессъ, а одинъ, по городскимъ слухамъ, имЬетъ любовницу низкаго происхождешя.
Президентъ согласился съ Шумахеромъ, и ораторами
были выбраны Миллеръ и Ломоносовъ. Посл'Ьдн1й произнесъ «Похвальное слово» ИмнератрицЬ Елисавет^ Петровн'Ь
на торжественный день восшеств1 я ея на нрестолъ 25 ноября.
Ломоносовъ обладалъ в*1 ушительною наружностью, громкимъ голосомъ и говорилъ хорошо и выразительно; его
«Слово» произвело большое внечатлЬше, очень понравилось
слушателямъ и было съ большимъ удовольствхемъ принято
при дворЬ; можетъ быть именно за него Ломоносовъ получилъ, 27 августа 1750 года, какую то моЕ1 аршую ми­
лость, за которую благодарилъ Императрицу одой.
Похвальныя слова произносились Ломоносовымъ и на
другихъ публичныхъ ассамблеяхъ Академ1и; лучшимъ изъ
пихъ является ссПохвальное слово Петру Великому», ска­
занное въ засЬдаши 26 анр'Ьля 1755 года. Это «Слово» на­
писано съ самымъ искреннимъ чувствомъ и большимъ подъемомь: Ломоносовъ считалъ Петра Великаго гешальнЬйшимъ государемъ, имя котораго въ глазахъ оратора было
тЬмъ знаменемъ просвЬщен1 я, около котораго должны были
собраться Bct русск1я живыя силы. Такое же отношеше
къ Петру Великому видно и въ другихъ произведен{яхъ Ло­
моносова.
Пользоваться извЬстностью при двор4 и быть мастеромъ на всК> руки имЬло и свои отрицательныя стороны.
Въ 1750 году въ ПетербургЬ вошелъ въ моду русскш
театръ, ставш1й любимымъ развлечен1емъ двора. Пьесъ въ
то время было немного, и вотъ Ломоносовъ и Тредьяковcкiй получаютъ, 29 сентября, именной указъ: сочинить
слово ПОХВАЛЬНОЕ
бл»женаыя и в'Ьчнодостойныя памяти
ГОСуДАрЮ
ПЕТРУ
ИМПЕРАТОРУ
ВЕЛИКОМУ
вЪ лторжеошвенвое празднество
К О р О Н О В А Н Х Я
Е Я ИМПЕрАТОрСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА
всеп р есвЪ тл Ь и ш х я , сан о д ер ж авн £ й ш 1 л , велик 1 Я
ГОСуДАрЫНИ
ИМПЕРАТРИЦЫ
ЕЛИСАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ
САМ ОДЕрЖ ИЦЫ
ВСЕрОСС1ЙСК1Я
вЪ публичномЪ собранш
Санктпегаербургскои Имперашорокол Академ'/и НаукЪ
говоренное
МИ Х А Й Л О МЪ
ЛОМОНОСОВЫМТ)
Апр'Вля 26’ ДНЯ 1 7 5 S года.
Печашано при Имперашорской АкадемШ НаукЪ.
с ВященнВйшее помазанье и вЪн»
чанге на Всеросс1Йск,ое госу°
дарство всемилостив'Ъйш1я Са­
модержицы нашея празднуя ,
слушатели , подобное видимЪ кЪ Ней и
кЬ общему отечеству божхе снисхождеHie , какорому вЪ Ея рожденш и вЪ полученги отеческаго достоян‘1я чудимся.
Дивно ЕЯ рождение предзнаменованюмЪ
ц арства ; преславно на престолЪ восшесшвте пок ровеннымЪ свыше му жествомЬ;
благоговЪйныя радости исполнено npiят1ге ошеческаго вЪяца сЪ чудными побЪдами отЪ руки Господни. Х о т я бы
еще кому сомнительно было , отЪ б о ­
га ли на землй обладатели посшавляютА
ся -
) 2 ( |>^
ся , ИЛИ по случаю державы достигаютЪ ; однако единымЪ рождснтемЪ BeЛИК1 Я Государыни нашся увВриться о
томЪ должно , видя, ч то Она ужё т о ­
гда избрана была Владычествовать надЪ
нами. Не астрологическгя сомнительныя гадан1[я , отЪ положен!я планстЪ
произведенныя, ниже друггя по течен1Ю
налпуры бывающая перемЪны и явлен!я ;
но ясныя признаки 6o^ifH ПровидЪнгя
послужатЪ сему вЪ доказательство. Преславная надЪ непр5гятсльми Петрова подЪ
Полщавою побЪда сЪ рожден1емЪ сея ВсЛИК1 Я Дщери Его вЪ единЪ годЪ приклю­
чилась , и вЬВзжающаго вЪ Москву сЪ
торж ествомЪ ПобЪдителя приходящая
вЪ мирЪ встпрЪтила Е л и с а в е т а .
Не
перстомЪ ли зд'Бсь указутощш является
промыслЪ ^ не слышимЪ ли мысленнымЪ
ухомЪ вЪщающаго гласа ^ видите , види­
т е исполненТе обВтованнаго вамЪ пред*
знаменованхями благоденства. П е т р Ъ
торжествовалЪ , побЪдивЪ внЪшнихЪ не­
приятелей , и своихЪ искоренивЪ изм*ВнниковЪ ^ Е л и с а в е т а для подобныхЪ
родилась тргумфовЪ. П е ш р Ъ возвративЪ
87
возможно скорЬе трагед1ю. Ломоносовъ бросаетъ вс^ д^ла,
пропускаетъ академическ1я зас'Ьдагпя и пишетъ трагед1ю,
а черезъ м'Ьсяцъ она уже готова и поднесена государын'Ь;
это— трагед1я «Тамира и Селимъ», тогда же представлен­
ная; особеннаго усп'Ьха она не имЬла, такъж е, какъ идру-
Мозаичный портретъ Петра Беликаго, работы Ломоносова
1757 г. (Императорская Академ 1я Наукъ).
гая трагед1я— аДемоФОнтъ», написанная Ломоносовымъ въ
1751 году. Въ этомъ же году Ломоносовъ выпустилъ въ
свЬтъ первое собраше своихъ сочинешй, въ которое вошли
исключительно литературныя его произведен1я.
Нисколько лЬтъ спустя, въ 1755 году, Ломоносовъ
88
закончилъ долгол'Ьнии обширный трудъ — « PocciiicKyio
грамматику», посвященную великому князю Павлу Петро­
вичу. Напечатана эта замечательная книга лишь въ
1757 году. Не говоря уже о томъ, что это была первая
грамматика русскаго языка, она служила вътечен1е весьма
долгаго времени образцомъ для вс^хъ поел Ьдующихъ грамматикъ, была издана при жизни и посл4 кончины Ломо­
носова И р а з ъ и переведена была па н^меикш, Франдузск1й
п повогреческ1й языки. Академикъ Я. К. Гротъ заканчиваетъ
обзоръ ея словами: «PyccKie вправЬ гордиться появлен1емъ
у себя, въ средин1> XV1I1 стол'Ь^я, такой грамматики, ко­
торая пе только выдерживаетъ сравнен1е съ однородными
трудами за то же время у другихъ народовъ, давно опередившихъ Росс1ю на поприщ^> пауки, но и обнаруживаетъ
въ aBTopij удивительное пониман1е началъ языкoвiд^знiя».
О ней я еще упомяну въ одной изъ слЬдующихъ главъ.
1 марта 1751 года Ломоносовъ получилъ чинъ Коллежскаго Советника съ увеличенхемъ содержашя до
1200 рублей. Этимъ, по всей вероятности, онъ былъ обязанъ старагпямъ своего покровителя— И. И. Шувалова,
г:акъ разъ въ это время занимавшагося подъ его руководствомъ росс1йскимъ стихотворствомъ. Вл1ян1е И. И. Ш у ­
валова сказывалось, какъ видно изъ писемъ Ломоносова къ
пему, также и во многомъ другомъ. Подобно вс^мъ современникамъ, Шуваловъ не понималъ огромнаго знaчeпiя
паучныхъ работъ Ломоносова и потому постоянно побуждалъ его бросить ихъ и исключителыю заняться бол^е
важными, съ точки зр'Ьн1я Шувалова, вещами: литератур­
ной деятельностью и истор1ей, «написанной штилемъ Ло­
моносова». Подъ вл{яшемъ его совЬтовъ Ломоносовъ, д4й-
Q au-C dH ^L-,
Лл.^^ЛJ?i^ fKj.'Y'eiu^cccU.a^^c^
p / У
^
^
CLy ^
С/
/
o
r
Ч
у '& ^ y
7 **rZш<лп^
ф^
llic/^ .& -c^ ем-^ 4>-л^-Ч.<»-4>^«4_ ^
V.
P
^
/с
/
^f-J]fl^CXAA4,^—
кй-—
a
^
4
J
-
TZr^^^ 71*Лс:^
,
'Si ^ </7^
C4.MA
cc^a.
iAo^xifi
jfC v t^ C L '- J
ic A ^ Q J lK C
—-T7T^<-
0 /с-ль-^^
^ /^ /~
^ZTTc'^y ^1*ча-2_!
^
^^4uat-<J?*t*—J"TTZXt-^>-^ г^^уС«.саЛу
Сиимокъ съ 4t'pH0DOH рукоппсн трагед1н Ломопосова „Тампра и Селнмъ“ , дЬйств1е III.
89
ствителыю, хотя и съ неохотою, решился приняться за со­
ставление PocciiicKOH исторш и началъ собирать мало по
малу документы, относяндеся къ древнимъ перюдамъ истоpin Poccin. Но Шувалову все казалось, что работа этаидегь
очень медленно, — и онъ не пропускалъ случая, чтобы
справиться, какъ подвигается Росс1йская истор1я. Характеренъ отв^зтъ Ломоносова на одие1 ъ изъ подобныхъ запросовъ въ письм^з къ И. И. Шувалову отъ 4 января 1753 г.:
«Что же до другихъ моихъ въ физик4 и хим1и упражнеиш касается, чтобы ихъ вовсе покинуть, то нЬтъ въ томъ ни
нужды, ниже возможности. Всякъ челов^къ требуетъ себЬ
отътрудовъуспокоешя: для того, оставивъ настоящее д4ло,
ищетъ ce6 i съ гостьми или съ домашними препровожден1я
времени, картами, шашками и другими забавами, а иные
и табачнымъ дымомъ, отъ чего я уже давно отказался, за
т^мъ, что не нашелъ въ нихъ ничего, кром4 скуки. И такъ
уповаю, что и мп^ науспокоешеотътрудовъ, которые я на
собраше и на сочинеше PocciiicKon истор1и и па украшеше
poccincKaro слова полагаю, позволено будетъ въ день ни­
сколько часовъ времени, чтобы ихъ, вместо бильяру, упо­
требить на Физическ1е и XnMH4ecKie опыты, которые мн4
не только отмЬною MaTepin вместо забавы, но и движен1емъ
вместо лекарства служить им4ютъ, и сверьхъ сего пользу
и честь отечеству конечно принести могутъ, едва ли меньше
первой.... Чтожъ до кончашя моего всепокорн'Ьйшаго прошешя надлежитъ о Фабрик^, то не думайте. Милости­
вый Государь, чтобы она могла мн1> препятствовать: ибо
тЬмъ окопчаются всЬ мои велик1е Химическ1е труды,
въ которыхъ я три года упражнялся и которые безплодно потерять мн4 будетъ несносное мучеше и много
90
большее препятств1е, нежели отъ самихъ оиыхъ опасаться
должно».
Заият1я русской ncxopieii, о которыхъ такъ хлопоталъ
Ш уваловъ и пасчетъ которыхъ Ломоиосовъ получилъ въ
1753 году именной указъ, вероятно им^ли связь съ т4мъ
обстоятельствомъ, что съ 1748 года онъ принималъ учаCTie въ учрежденномъ при Академш Историческомъ Собраиш. Тутъ ему приходилось давать отзывы о разныхъ историческихъ coчинeнiяxъ и критиковать диссертащи и р4чи
HCTopiorpaci>a Россшскаго Государства
академика Г. Ф .
Миллера. Съ этимъ послЬднимъ у него были постоянныя
столкновешя по разнымъ вопросамъ, потому что Ломоносовъ считалъ, что иностранцы не должны писать что-либо
предосудительное для Poccin, и ставилъ на первый планъ
литературную обработку историческихъ данныхъ; Миллеръ
же, какъ безпристрастный историкъ, пом^щалъ все, какъ
бы оскорбительно для Poccin это не казалось Ломоносову.
Въ своихъ снорахъ o 6 i стороны считали себя правыми и
свои мн^шя непреложными; иногда пререкашяпереходили
и на личную почву. ВполнЬ естественно, что Ломоносовъ и
Миллеръ другъ друга не могли терпеть; Ломоносовъ отка­
зывался подписывать протоколы КонФеренц1и, составлен­
ные КонФеренцъ-Секретаремъ Академ1и Миллеромъ, а ино­
гда д'Ьло доходило до того, что одинъ тянулъ другого въ
судъ за оскорблен1е, — но Президентъ никогда не донускалъ ихъ до суда.
Вс1> подобныя работы, а также заботы о заводахъ, требовавшихъ большихъ расходовъ, сътечешемъ времени стали
оттЬснять предметъ проФесс1и Ломоносова — хим1ю — на
второй планъ: мы видимъ какъ бы утомлеше ею, и хотя
91
въ 1 7 5 4 — 1756 годахъ у него производятся еще въ лаббparopin Физикo-xимичecкiя изсл^довашя, но опыты дела­
ются уже по большей части не имъ самимь, но лаборантомъ Биттигеромъ, знавшимъ, видимо, довольно хорошо хим1ю; очевидно, что у него н ^ ъ уже той энергш, съ которой
онъ принялся за эти опыты н-Ьсколько л ^ ъ пазадъ. Ломоносовъ самъ, безъ сомн'Ьшя, созпавалъ это и потому заявилъ
въ зас'Ьдаши КонФеренщи 18 августа 1754 года,— когда
давалъ xopoшiй отзывъ о присланной на премш диссертащ и,— что авторъ ея могъбы сделаться, если бы захотЬлъ
нргЬхать въ Pocciio, проФессоромъ xHMin; самъ же онъ,
вcл4дcтвie другихъ д^лъ не можетт> бол^е заниматься ею.
Прем1я была, однако, выдана другому, и этого послЬдняго,
Ульриха ХристоФора Сальхова,— повидимому безъ вЬдома
Ломоносова, и пригласили профессором ь xHMin въ концЬ
1755 года.
Со своимъ лабораптомъ Биттигеромъ (жившимъ въ
томъ же дом4 у лаборатор1и, гд4 и онъ самъ) Ломоносовупришлось скоро разстаться; 10 мая 1756 года онъ подалъ на него жалобу, гд4 писалъ: «Для множества, почти
денно и ночпо часто приходящихъ па его квартиру гостей
разныхъ звашй и нащй безпокойство такъ умножилось,
что уже и ворота середи дня пьяные гости его ломаютъ, а
ночью часто стоятъ полы для пргЬзжающихъ къ нему колясокъ и одноколокъ. Сверхъ сего отъ служанокъ его чи­
нятся Фамил1и моей папраспыя и наглыя обиды, такъ что
недавно д^вка его безчестными словами дочерь мою съ
крыльца сослала. И какъ жена коя вышла и спросила, зачЬмъ оная д^вка такъ ностунаетъ, то она, поворотясь задомъ и опершись о перила, давала грубые отвЬты...; для
92
того вел'Ьлъ я ту д'Ьвчонку посечь лозами, чтобы впредь
Фамил1я моя отъ его служанокъ была спокойна...». Д'Ьло
кончилось иемедлениымъ увольиешемъ Биттигера; посл'Ь
пего лаборантомъ сталъ В. Клементьевъ.
Столкновен1я, подобныя упомянутымъ выше съМиллеромъ, съ течен1емъ времени случаются у Ломоносова все чаще
и чаще. Причину ихъ нужно, вероятно, искать вътомъ, что,
по м^р-Ь приближен1я старости, у Ломоносова все сильнее
и сильн^зе стало проявляться сознаше собственныхъ, безу­
словно огромныхъ заслугъ и отсюда высокое мн^ше о самомъ себ4; при этомъ, вероятно, немалая доля падаетъ на
успехи его при двор'Ь, выразивш1еся какъ благосклоннымъ
принят1емъ его торжественныхъ одъ, такъ и пожалован1емъ
ему Коровалдайскаго поместья; такое крупное coбытie въ
жизтш Ломоносова не могло остаться безъ влiянiя на него.
Достаточно простого сопоставлен1я: еще до второй поло­
вины 1747 года онъ числился крестьяниномъ въ бЬгахъ,
за котораго вносили подушный окладъ (1 рубль 20 копеекъ въ годъ) крестьяне Куростровской волости, а въ
1753 году Ломоносовъ влад^лъ уже огромнглмъ пом'Ьстьемъ
с ъ 2 1 1 душъ крестьянъ и былъ Коллежскимъ Сов^тникомъ.
Острыя пререкашя постоянно возникали у Ломоносова
какъ съ товарищами академиками, не только съ н'Ьмцами,
но и съ русскими,— такъ и съ общимъ непр1ятелемъ проФессоровъ— академической Канцеляр1ей, въ которой вершилъ д^1ла 1. Шумахеръ и его зятьТаубертъ (проведенный
туда Шумахеромъ); они Фактически, за очень частымъ
отсутств1емъ Президента изъ Петербурга, и при устав^
1747 года им4ли, какъ и прежде, въ своихъ рукахъ все
93
управлеше Академ1ей. Само собою разумеется, что т^, на
кого обращалась nenpiflSHb Ломоносова, не упускали случая
д'Ьлать непр1ятиости и ему; такъ, напр., Ш умахеръ послалъ
Л. Эйлеру «Р^чь о воздушныхъ електрическихъ явлешяхъ»
въ надежд^ получить плохой о ней отзывъ и писалъ, что ака­
демики не могутъ сносить BbicoKOMipiH и тщеслав1я Ломо­
носова; но Эйлеръ прислалъ отзывъ весьма благопр1ятный.
Изъ вс^хъ дошедшихъ до насъ документовъ несом­
ненно, что Ломоносовъ велъ свою борьбу главнымъ образомъ съ т4ми, въ комъ о т видгьлъ препяш ствге къ распросш ран ен т просвгьщешя, или кто не работалъ въ Академ1и
на пользу Россш. Въ самомъ конц4 1754 года онъ, повидимому, сознавая невозможность одному сделать что-нибудь
для улучшешя Академ1и, въ письмЬ къ И. И. Ш увалову
просилъ «произвести его въ Академ1и для пресечен 1 я коварныхъ пpeдпpiятiйs), а если это невозможно— то о пере­
вод 1Ь его въ другой корпусъ, лучше всего— въ Иностранную
Коллепю, «дабы или вс^ сказали: камень, его же небрегоша зиждущ1й, сей бысть во главу угла, отъ Господа
бысть сей; или бы въ мое отбыт1е изъ Академ1и ясно ока­
залось, чего она лишилась, потерявъ такого человека, ко­
торый черезъ толь много л^тъ украшалъ оную и всегда
съ гонителями наукъ боролся, несмотря на свои опас­
ности».
Въ начал4 1755 года была образована при Академ1и
коммисс1я по случаю выработки новаго устава, «для представлешя недостатковъ и излишествъ». Ломоносовъ заготовилъ длинное мн4ше объ исправлен1и Aкaдeмiи, гд'Ь, между
прочимъ, возставалъ противъ занреиден1я учиться положеннымъ въ подушный окладъ: «будто бы сорокъ алтынъ
94
толь великая и казн4 тяжелая была сумма, которой жаль
потерять на npio6pfeenie учепаго природнаго росаянина и
лучше выписывать. Довольно бъ и того выключешя, чтобъ
не принимать д4тей холопскихъ». Но до разсмотр^шя этого
мн4шя д4ло не дошло: въ одномъ изъ первглхъ зас'Ьдаьпй
KOMMHccifl Ломоносовъ такъ сильно поссорился съ адъюнктомъ В. Г. Тепловымъ (бывшимъ учителемъ граФа Разумовскаго, котораго посл^^дшй сд^лалъ адъюнктомъ Академ1и и
которому оказывалъ полное дов'Ьр1е) изъ-за вопроса объ учреждеши должности Вице-Президента, что зас-Ьдаши больше
не происходило, а Президентъ Академ1и, по сообщен1и ему
Тепловымъ о происшедшемъ, хот'Ьлъ сделать Ломоносову
стропй письменный выговоръ. Это страшно обидело Ломо­
носова и онъ посп^шилъ писать И. И. Ш увалову: «Вашему
Превосходительству всепокорн^>йше доношу, что д4ло мое
съ Тепловымъ по Канцеляр1и произведено писменно (какъ я
теперь ув^домился) и мн-Ь будетъ читать секретарь непра­
ведной приговоръ или выговоръ писменной! Возможно ли
стерпеть, стоявъ за правду?... Я осужденъ. Тепловъ ц'Ьлъ
и торжествуетъ. Виноватой оправленъ, правой обвиненъ.
Коварнинъ над'Ьется, что онъ и со мной такъ поступитъ,
какъ съ другими прежде.... И такъ въ сихъ моихъ обстоятельствахъ всепокорнЬйше прошу, чтобъ меня отъ такого
поношен1я и неправеднаго поругашя избавить; дабы чрезъ
ваше отеческое предстательство Всемилостив'Ьйшая Госу­
дарыня принять въ Высочайшее Свое Собственное покро­
вительство и отъ Теплова ига избавить не презрила, и отъ
такихъ нападковъ но моей ревности защитить матерски бла­
говолила». Подъ именемъ Коварнина Ломоносовъ подразум'Ьваетъ зд'Ьсь Шумахера, котораго считалъ вдохновителемъ
95
Теплова. Письмо это возымело дМств1е, и Президент ь уничтожилъ свой выговоръ. Ломоносовь же написалъ еще
длинную записку, гдЬ разоблачалъ всю политику Ш ума­
хера и привелъ характерныя слова его: «я великую прошибку въ политик^ своей сдЬлалъ, что допустилъ Ломо­
носова въ проФессоры», и зятя его Тауберта: «разв4 намъ
десять Ломоносовыхъ надобно? и одинъ намъ въ тягость».
Ломоносовъ считалъ необходимымъ для улучшешя Акад т ш не допускать властвовать надъ науками людей малоученыхъ, не давать власти чужестранцамъ, недоброжелательнымъ къ ученымъ росс1янамъ, и предлагалъ учредить
должность Вице-Президента, которую, какъ видно изъ
писемъ къ Ш увалову, Ломоносовъ предназначалъ для са­
мого себя.
Постоянныя жалобы на непорядки академической Канцеляр1и и на деспотическое отношеше Ш умахера къ академикамъ, подававш1яся Ломоносовымъ и другими профес­
сорами, привели къ тому, что въ началЬ 1757 года Президентъ Академ1и, при отъезда своемъ въ Малоросс1ю въ
зваши гетмана Запорожскихъ войскъ, распорядился, зи
дряхлостью Шумахера, чтобы обще съ нимъ присутствовалъ въКанцеляр1и и подписывалъ всф д'Ьла Ломоносовъ...
Такимъ образомъ, съ 1 марта 1757 года пocл^>днiй сталъ
участвовать въ управлеши Академ1ей. Деятельность Капцеляр1и отъ этого не изменилась, хотя Ш умахеръ и Таубертъ,
невидимому, нисколько побаивались новаго советника Канцелярш. Ломоносовъ неукоснительно требовалъ того, что
считалъ правильпымъ, и не терп^лъ противореч1й, — но
самому ему прибавилось немало работы, такъ какъ опъ ста­
рался подробно вникать во Bcii д^ла.
96
Въ своихъ непрерывныхъ заботахъ о возможномъ распространегии просв'Ьщен1я въ Poccin, Ломоносовъ не разъ
указывалъ И. И. Шувалову, что необходимо основать, на
возможно широкихъ началахъ, Университетъ въ Москв'Ь.
Когда нос л ЬдHill рЬшился осуществить этотъ гранд1озный
нроектъ, то, понятно, постоянно совещался объ этомъ
д^л4 съ Ломоносовымъ, изложившимъ въ одномъ изъ
своихъ писемъ cл^>дyющee MH'bnie объ учрежден1и этого
Университета: 1) главное— это то, чтобы планъ Универ­
ситета служилъ на вс'Ь будугще годы; поэтому въ план'Ь
надо назначить достаточное число проФессоровъ и студентовъ. Если въ первое время и не будетъ комплекта, то
излишекъ суммъ можно употребить на библютеку; 2) въ
трехъ Факультетахъ проФессоровъ не можетъ быть меньше
12-ти: 3 па юридическомъ, 3 на медицинскомъ и 6 наФИлосоФскомъ (философ1и, ФИЗИКИ, ораторш, поэз1и, ncTopin и
древностей и критики); 3) при Университет^^ должна быть
гимР1аз1я. Въ конц'Ь письма обЬщанъ былъ черезъ нисколько
дней бол^е подробный проектъ; по всей в'Ьроятпости посл4дн1й, лишь съ н'Ьсколькими незначительными измЬнеHiflMH, и былъ пpилoжeFlъ къ представлен1ю И. И. Ш у ­
валова въ Сенатъ. Какъ извЬстно, Университетъ былъ
учрежденъ 12 января 1755 года, въ Татьянинъ день:
И. И. Ш уваловъ поднесь новый Университетъ въ даръ
своей матери, ТатьянЬ Петровн'Ь, въ день ея ангела. Вдох­
новитель Шувалова, Ломоносовъ, зат1шъ уже, повидимому,
не принималъ большого участ1я въ разработк^5 устава,
такъ какъ первый кураторъ Московскаго Университета,
Блюментростъ, по словамъ Ломоносова, не хотЬлъ, чтобы
онъ былъ «больше въ сов'Ьтахъ о университет^, который
■ Vrrro
V // /- W ,// ;
ntu^-n
>.-m„.xOe.T, frjr/,oa6e, eea.fb'- въ ^ c d h .
, Tmo UT, Cnf.ir/,' .//^,щ,у>о/17, ti rmo j:U p .n u 'iir ен и ъ ,
Щ
ОПЬ
( t ^ .p im
(iz>
с в и е .к ъ
^ (о н ^ я т /м .
о ,л с 1 :с //т л л .
^ - - e J!’
j. Om/fpMz /Y.u,npy,,f .гуэи.иъ (га/ч тгы ж г сиа<го.ча ¥ocvo^r.
...■К.,,,,
J^J..
,
■.
-' /ЛШ:й'
^
)iUiii<h
Портретъ Ломоносова, гравироваииый по заказу И. И. Шувалова.
.•
,
97
и первый причину подалъ къ основашю упомянутаго кор­
пуса».
При Университет^ была основана и типограФ1я; одною
изъ первыхъ книгь, вышедшихъ изъ нея, является собра­
т е сочинен1й Ломоносова, напечатанное по распоряжешю
И. И. Ш увалова (1 7 5 7 ): этимъ онъ на д^л'Ь показалъ, какъ
высоко цЬнилъ Ломоносова. Къ собраи1ю сочинен1й приложенъ былъ портретъ автора, и Шуваловъ просилъ Ломоно­
сова сочинить къ портрету каше-нибудь стихи; но тотъ OTBiiчалъ: «того, Милостивый Государь, отнюдь не желаю; я сты­
жусь, что пагрыдорованъ. Я прошу только того, что мн4
надлежитъ по справедливости, ч'Ьмъ Всемилостив^йшая Государыня усердныхъ рабовъ своихъ обыкновенно жаловать
изволитъ, что по моей служба и дорог^Ь сл^Ьдуетъ, и что
больше отечеству, нежели mhI j , нужно и полезно». Подъ
портретомъ Ломоносова все таки была помещена соста­
вленная И. И. Шуваловымъ надпись; изъ нея видно, что
Шуваловъ воспользовался уроками своего великаго учи­
теля и научился сочинять poccincKie стихи. Вторая часть
этого собрашя сочинешй вышла въ МосквЬ въ 1759 году.
Въмарт^ 1757 года на Ломоносова была принесена жа­
лоба, по поводу его стихотворной шутки (лГимнъ бород4»,
во всеподданн'Ьйшемъ доклад'Ь Синода. Въ доклад'Ь этомъ
говорилось, что (лпашквилянтъ, подъ видомтэ яко бы на раскольниковъ, крайне скверныя и совести и честности хриcтiaнcкoй противныя ругательства генерально на всЬхъ
персонъ, какъ прежде им'Ьвшихъ, такъ и нын'Ь им'Ьющихъ
бороды, паписалъ...,и, неудовольствуясь т^мъ, еще опослЬ
того вскорЬ таковой же другой пашквиль въ народъ
издалъ, въ коемъ, между многими уже явными духовному
98
чипу ругательствы, безразумныхъ козлятъ далеко почтеннЬйшими, нежели поповъ, ставитъ»; въ конц'Ь жалобы
была просьба къ ИмператрицЬ ссвысочайшимъ своимъуказомъ таковые соблазнительные ругательные пашквили
истребить и публичио л^ечь, и впредь то чинить запретить,
и означеннаго Ломоносова для надлежащаго въ томъ ув^щан1я и исправлешя въ Синодъ отослать». Жалоба не
им^ла посл^дств1й для Ломоносова, но вызвала оживлен­
ную литературную перестр'Ьлку письмами, сатирами и эпи­
граммами, въ которыхъ литературные враги ставили ему
въ упрекъ невоздержанность его къ вину (напр., гимнъ
«Пьяной голов'Ь» Тредьяковскаго).
Л'Ьтомъ этого же года закончился постройкою собствен­
ный домъ Ломоносова: 15 поня 1756 годъ онъ получилъ
безплатно во влад'Ьше шесть погорЬлыхъ м'Ьстъ въ Адми­
ралтейской части съ тЬмъ, чтобы въ течете пяти л'Ьтъ
выстроить на нихъ каменный домъ. Эти м'Ьста находились
на правомъ берегу Мойки, недалеко отъпынЬшняго п4шеходнаго Почтамтскаго моста; на нихъ онъ выстроилъ не­
большой каменный домъ, съ лаборатор1ей, гд4 занимался,
и широкимъ крыльцомъ (балкономъ), а остальное м4сто
разд'Ьлалъ подъ садъ. По разсказу жившей съ нимъ пле­
мянницы его, на этомъ крыльцЬ онъ всегда об'Ьдалъ л'Ьтомъ и, между прочимъ, угощалъ своихъ земляковъ-поморовъ, приходившихъ на корабляхъ изъ Архангельска; въ
садовой же бес^дк'Ь онъ иногда по цЬлымъ днямъ писалъ;
зд4сь же принималъ онъ И. И. Ш увалова и другихъ по­
сетителей. Тотъ домъ по Второй Лиши Васильевскаго
Острова, гд'Ь онъ жилъ до этого, было постановлено отве­
сти подъ квартиру его преемника по каоедр^5 химш-—Саль­
99
хова, которому вел'Ьио было передать и химическую лаборатор1ю; но Фактически Сальховъ получилъ возможность
работать въ ней гораздо позже, а предназначавшаяся ему
квартира, посл'Ь большой переделки, оказалась занятой
канцеляр1и сов-Ьтникомь Таубертомъ.
t:.
Ч ^’’’^'И'■‘;ЖИ1Ш1П||Ш}ЩУ|
h
W
f/l
' ' ' ' ©
t:
» * « III!Й
Лш^лёГч.^Ш
i
--!o i‘‘
Проспектъ Биржи и Гостинаго двора вверхъ по Малой Нев1> ptKii.
Съ гравюры И. Елякова по рисунк}^ М. М ахаева. (Около 1753 г.).
IX.
Назначенный членомъ академической Каицеляр1и, Ломоносовъ по необходимости сталъ посвящать много вре­
мени дЬламъ по управлешю Академ1ей, связаннымъ съ
этою должностью; за этими д'Ьлами постепенно сокра­
щаются и отходятъ на второй планъ его паучныя заня^я,
которымъ м'Ьшаютъ также и заботы о стеклянномъ завод'Ь и мозаичной Фабрик'Ь. Въ этой глав'Ь я собралъ
данныя о важн'Ьйшихъ моментахъ д-Ьятельности Ломоно­
сова, какъ сов^ника Канцелярш въ 1 7 5 7 — 1764годахъ.
Къ этой д-Ьятельности онъ относился такъ же добросов^Ьстно, какъ и къ другимъ своимъ обязанностямъ, старался
вь1 икать во Bcii дЬла, даже въ так1я, которыя, по мнЬшю
н'Ькоторыхъ, его вовсе не касались. Такъ, уже черезъ niiсколько дней посл'Ь вступлен{я въ новую должность, у
него произошло большое столкновеше съ иcтopioгpaФoмъ
Миллеромъ, издававшимъ въ то время журналъ «Ежем'Ьсячныя Сочинешя», изъ-за статьи Полетики о просв'кщеши
въ Poccin, которую, по мн'Ьшю Ломоносова, не сл'Ьдовало
101
печатать; какъ писалъ тогда Миллеръ Президенту, Ломоносовъ, «будучи пом^щенъ въ Канцеляр1ю, какъ будто
сотворен ь для огорчен1й многихъ изъ насъ и особенно
мН'Ь». Академикъ Шлёцеръ, им'Ьвш1й, какъ мгл увидимъ,
свои причины не особенно благоволить Ломоносову, пи­
салъ про него такъ: «Нер'Ьдко нриходилъ онъ въ Канцеляр1ю и КонФеренщю подвыпивши; его природная гру­
бость (даже, когда онъ былъ трезвъ) переходила въ ди­
кость; онъ вырывалъ тогда листы изъ протокола, все дро­
жало передъ нимъ, и никто не осм'Ьливался указать пья­
ному дверь».
Ломоносовъ тщательно подм'Ьчалъ всЬ недостатки
подрядовъ, поставокъ и другихъ хозяйственпыхъ операщй
Академ1и и въ январЬ 1758 года подалъ Президенту рапортъ «объ излишествахъ, недостаткахъ и замЬшательствахъ
Академ1и» и предлагалъ рядъ м^ръ къ ихъ устранен1ю,—
между прочимъ учреждеше должности Вице-Президента.
Въ март-Ь граФъ К. Г. Разумовск1й поручилъ ему особое
CMOTpinie за Академическимъ, Историческимъ и ГеограФическимъ собратями, за Университетомъ и Гимназ1ей;
но, понятно, и друпя дЬла не рЬшались безъ участ1я Ло­
моносова.
Въ 1761 году вл1яше Ломоносова на ходъ академическихъ д^лъ достигло высшей своей степени; свое мнЬше
по каждому вопросу онъ считалъ окончательнымъ и вся­
кое зам'Ьчан1е — личной обидой. Поэтому въ этомъ году
мы видимъ его усиленно занятымъ управлешемъ Академ1ей, а также встр'Ьчаемся со случаями наибол'Ье р'Ьзкихъ столкновешй его съ разными лицами. Больше всего
занимало Ломоносова приведен1е Академ1и въ лучшее со-
102
для чего имъ предлагались иногда весьма р'Ьшительныя и крутыя м'Ьры. Такъ, въ осКраткомъ способа приведешя Академ1и Наукъ въ доброе состоян1е» (январь
CTOHnie,
1761) оиъ выставляетъ необходимость учинить paBHOB^cie
въ голосахъ русскихъ и иноземцевъ; не допускать къ наукамъ Тауберта; не тратить ни на что другое деньги, асси-
Перспективный видъ Библ 1отеки Акаделпи Наукъ, второго и третьяго апартаментовъ. И зъ „Плана Императорскаго Столичнаго города Санктпетербурга“ ,
изданнаго въ 1737 году Академ1ею Наукъ, л. XII; по рисз'^нку Джироламо
Бона гравировалъ К. А. Вортманъ.
гнуемыя на науки; инструментальнымъ академическимъ
мастерамъ работать исключительно для академиковъ, а не
для Канцеляр1и и т. п.
Зат'Ьмъ Ломоносовъ считалъ безусловно нужнымъ уда­
лить изъ Академ1и своихъ главныхъ враговъ— истор1ограФа
103
Миллера и Тауберта, съ которыми происходили у него
постоянныя препирательства; онъ пишетъ Президенту
длинныя бумаги съ обвинительными пунктами противъ
обоихъ. Въ вину Миллеру ставится главпымъ образомъ
его заграничная переписка, въ которой сообщаются певЬрныя или предосудительныя для России свЬдЬн1я, неисполnenie канцелярскихъ указовъ, отказь въ течен1е 30 л Ьтъ
отъ чтешя лекцш и т. п.; а Тауберту — преимущественно
безотчетное и самовластное Беден1е академическаго хозяй­
ства, вм^зшательство въ пауки, командоваше всей Академ1ей по прим'Ьру своего тестя I. Шумахера (скончавшагося
въ 1761 году) и т. д.; посл'Ь того, какъ Президентъ оставилъ эти oTHomenifl безъ послЬдств1й, и посл4 повыхъ
крупныхъ столкновен1й съ упомянутыми лицами, Лсмоносовъ, въ началЬ декабря, послалъ граФу Разумовскому,
бывшему въ Малороссш, пункты «продерзостей» Тауберта—
письмо, въ которомъ онъ приводитъ указъ Петра Великаго
относительно порядка донесен1й па упущешя по служба,
проситъ назначить сл'Ьдств1е надъ Таубертомъ и предупреждаетъ Президента, что если просьба его пе будетъ
уважена, онъ принужденъ будетъ а принять законную сме­
лость непрем'Ьнно приступить по высокоупомянутому мо­
наршему указу для избавлен1я восходянщхъ па} къ въ нашемъ отечеств^ отъ наглаго ут4снеш*я». Это письмо,
однако, по случаю кончины Императрищл Елисаветы Пет­
ровны, осталось безрезультатнымъ и Ломоносовъ не при­
вел ъ въ исполнеше своей угрозы.
Наибольшее впиман1е Л^омоносовъ уд^лялъ надзору за
академическими Г HMna3ieH и Университетомъ, которыми онъ
зав'Ьдывалъ до самой своей смерти. Онъ устроилъ общежп пе
104
для гимиазистовъ и студентовъ и настоялъ на своевремен^
ной выдачЬ денегъ на содержашегимиазистовъ (36 руб. въ
годъ); старался, чтобы число гимиазистовъ доходило до ком­
плекта (40 чел.); наконецъ, составилъ правила для гимназистовъ (19 января 1759), гд^Ь имъ предписывается акъ
иаукамъ простирать крайнее прилЬжаше и никакой дру­
гой склонности не внимать»; быть вежливыми съ учите­
лями, не шум'Ьть и не ссориться, не мешать другимъ
учиться, остерегаться въ разговорахъ сссловъ подлыхъ исоромскихъ»; не лгать: «когда по спросу учительскому говоритъ кто свой урокъ изусть и не знаетъ твердо, близъ его
сидя1 щй товарищъ не долженъ ему тихонько подшепты­
вать и т'Ьмъ помогать его л'Ьности. Такой помощникъ рав­
ному наказан1ю съ незнающимъ подверженъ». Чистоту
должно наблюдать не только въ д^лахъ безпорочныхъ, но
и при стол^Ь, въ содержан1 и книгъ, постели и платья. Л'Ьность всего вреднее учащимся: «того ради всячески должно
преодол'Ьвать оную послушагиемъ, воздержан 1 емъ, бд'Ьшемъ и терп'Ьшемъ». Удаляться отъ неприличнаго и худого
сообщества, которое подать скоро можетъ поводъ къ без­
дельному и праздному житью и къ прогуливашю школы.
Не мен'Ье заботливо относился Ломоносовъ и къ Уни­
верситету. Въ 1759 году, но поручешю Президента, онъ
сочинилъ новые регламенты для Университета (а также
и для Гимназ1и). Зд4сь главное внимаше обращаютъ на
себя привиллепи, которыя, по его мн'Ьшю, должны были
заключаться въ сл'Ьдующемъ: присужден1 е ученыхъ сте­
пеней; присвоеше учащимъ пристойныхъ чиновъ; снят1 е
полицейскихъ тягостей; увольнеше на каникулярные дни;
отпускъ денежныхъ суммъ прежде вс'Ьхъ; студентовъ не
-С'’
i <- ^
jX
-
-:--:,^-'*^ vv -'fei" -
g
■
- --^^-■---"^v■iг--■:^;^:•т-■=^^'-
^ ■■\-v”V‘'I../ -|v,'
.. ■_
* -■r-y^
V
- ■
^ , t"--' г f
;Щ
а
3 » ^
.
■ _■'. » ' ’■
, -'• _‘ ^ V '^ - '; ^ . '< j
pV'.-*^:4^^>
-..-awSS'S*5S-"CSCv
*>*5 ”^- --■ —s? ■
Часть „Проспекта въ ппзъ по Нев1з ptKb между зимнимъ Ея И м п е р а т о р с к а г о В е л и ч е с т в а домомъ и Акадезпею На}"къ“ ,
подъ смотр1}и1ез1ъ Г, Валер1ани снималъ подмастерья Мпхайла Махаевъ, гравпровалъ Мастеръ Григореп Качаловь.
(Ок о л о 1753 г.)
105
водить въ полищю, но прямо въ Академ1ю; духовенству
къ учен1ямъ, правду Физическую для пользы и просв'Ьщешя показующимъ, не привязываться, а особливо не ру­
гать наукъ въ пропов^дяхъ. Былъ также составленъ и
порядокъ торжественнаго провозглашен1 я привил лепи, или
инавгурац1я. По просьб^ Ломоносова, проектъ этотъ былъ
разсмотр'Ьнъ н'Ькоторыми академиками, сделавшими па него
нисколько зам'Ьчан1 Й.
Составлеше регламента, можетъ быть, и подало поводъ
къ тому, что въ начал'Ь 1760 года граФъ Разумовск1й писалъ въ Канцеляр1ю: «Г . Ломоносовъ по сочиненному отъ
него регламенту Гимназ1и поступая съ моего позволешя,
привелъ своимъ старашемъ Гимназ1ю во много лучшее состояше передъ прежнимъ...; того ради поручаю учреждеше
и весь распорядокъ Университета единственно оному г. со­
ветнику Ломоносову». Зат^мъ въ скоромъ времени Президентъ утвердилъ и правила Университета (съ тремя Фа­
культетами : юридическимъ, медицинскимъ и ф и л о с о ф скимъ и проректоромъ изъ академическихъ проФессоровъ);
ежегодный расходъ на Университетъ и Гимназ1ю составлялъ 15248 рублей. Что же касается до привиллепи, то,
несмотря на Bci усил1я Ломоносова, она не была утвер­
ждена Государыней ни въ 1760, ни въ 1761 годахъ.
Инспекторомъ Гимназ1и съ 1 сентября 1755 года
былъ проФессоръ К. Ф . Модерахъ. Въ предыдущ1е годы
отношен1я Ломоносова къ нему были, повидимому, до­
вольно хорошими, но въ 1761 году, после жалобы гимназистовъ и студентовъ на однообраз1 е ихъ казенной пищи,
они изменились, и когда Модерахъ 5 марта подалъ прошеnie объ увольнеши, то Ломоносовъ считалъ необходимымъ
106
уволить его, а инспекторомъ опред'Ьлилъ академика С. К. Ко­
тельникова, такъ какъ «инспекторъ надъ русскими долженъ быть природной росс1 янинъ, чтобы им^лъ объ уча­
щихся, какъ о своихъ свойственникахъ, усердное попече­
т е , чтобы главной команд^ им'Ьлъ больше повиновешя и
чтобы, зная росс1 йск1 й языкъ и обряды совершенно и бывъ
самъ зд^шпимъ и въ чужихь краяхъ студентомъ, зналъ бы
съ порученными ему поступать съ ум'Ьренной строгостью».
Президентъ еще не положилъ своей резолющи па эту
бумагу, какъ студенты снова пожаловались, что Модерахъ
оставляетъ ихъ совершенно безъ призр4шя, деньги на 'Ьду не
выдаются имъ па руки, почему столъ ихъ рушился; им^ютъ
они также велик1й недостатокъ во многихъ вещахъ, Мо­
дерахъ же на вс'Ь ихъ заявлен1 я ругается и говоритъ, что
ему ни до чего нужды н'Ьтъ. По опросу учителей оказалось,
что Модерахъ у большинства изъ нихъ па урокахъ ни разу не
быль. Тогда Ломоносовъ своею властью уволилъ, 5 апреля,
Модераха и назначилъ инспекторомъ Котельникова, а зат^мъ принялъ самыя р'Ьшительныя м'Ьры,— вплоть до вы­
ставки рамъ въ университетской квартирЬ Модераха,— къ
cкop^sйшeмy его выезду. Когда Президентъ въ Maлopocciи
узпалъ обо всемъ этомъ, то не преминулъ написать въ
своей бумагЬ, что слышалъ о пападен1 яхъ и обидахъ со
стороны Ломоносова, а потому, если Модерахъ считаетъ
себя обин^епнымъ, то пусть подождеть прйзда граФа въ
Петербургъ; а если желаетъ быть уволеннымъ, то препятств1й не имЬется. Такъ какъ Модерахъ заявилъ лишь
о желан 1 и выйти въ отставку, то и получилъ таковую въ
август'Ь 1761 года.
Въ 1763 году Ломоносовъ представилъ Президенту
107
рапортъ о состояши ГимР1 аз1 и и Университета и того, что
онъ для нихъ сд'Ьлалъ; оказывается, что за время егозавЬдывант’я окончило курсъ Гимназш 20 челов'Ькъ, а при
I. Шумахер'Ь — ни одинъ. ВмЬст'Ь съ TisMX, онъ нросилъ
повысить ежегодную ассигновку на гимназиста съ 36 до
48-рублей, что составитъ только 720 рублей,— «сумма,
которая не одна въ Академ1 и исходитъ на тунеядцовъ».
Изъ происшеств1й въ Гимназ1и обращаютъ па себя впимаше поб'Ьги учениковъ. Такъ, съ 11 декабря 1762 года по
15 января сл'Ьдующаго года были въ бЬгахъ гимназпстъ
Е. Морозовъ и учитель Головинъ— съ паспортом ь, подписапнымъ Головипымъ подъ руку инспектора Котельникова;
они были въ Нарв^5, Перпов'!^, РигЬ и РевелЬ, а при уходЬ
изъ Гимназ1и Морозовъ укралъ казенную епанчу у гимна­
зиста Косова. За это Морозовъ былъ выключепъ и отданъ
въ Государственную Военную Коллепю для паписашя въ
солдаты. 31 октября 1763 года Котелышковъ доносилъ,
что гимназистъ М. Арсеневъ къ наук4 пенопятснъ и часто
бЬгаетъ, совершаль кражи: у гимназиста Косова похитилъ
башмаки и посл1; пришелъ въ Гимназ1ю пьяный. Въ Канцеляр1и постановили: Арсеневу, какъ солдатскому сыну, по
исключеши, «при всЬхъ студентахъ и гимназистахъ учи­
нить жестокое naKa3anie батожьемъ и отослать въ Госу­
дарственную Военную Коллепю для паписап1я въ солдаты
при промемор1 и».
Частые побЬги гимпазистовъ, песомнЬпрю, были обу­
словлены крайне тяжелыми услов1ями жизни. Гимназ1я
помещалась въ панятомь у Троице-Серпевской лавры дом4;
по донесешю инспектора Котельникова, домъ этотъ совер­
шенно разваливался, на кухргЬ мерзло въ кваганЬ тЬсто, въ
108
комнатахъ застывали чернила, въ классахъ не было стеколъ
въ окнахъ; «учители въ зимнее время даютъ лекцш, од-Ьвшися въ шубу, разминался вдоль и поперекъ по классу, и
ученики, не снабженные тенлымъ нлатьемъ, не имЬя сво­
боды встать со своихъ мЬстъ, дрогнутъ, отъ чего делается
по всему т4лу обструкц1 я и потомъ рождается короста и
скорбутъ, которыхъ ради болЬзней принуждены оставить
хон^ден1е въ классы. Чего ради не дивно, ежели усп'Ьхи
ученичесше не соотв'Ьтствуютъ приложенному старашю
учителей». Такое положеше д^Ьла, конечно, давно заставляло
Ломоносова пытаться перевести учебныя заведешя въ дру­
гое ном^Ьщеше. Подходящ1й случай представился въ сен­
тябре 1764 года: Академ1ей былъ купленъ домъ Строгановыхъ на берегу Малой Невы; Таубертъ хот^лъ номЬстить тамъ, безъ ведома Ломоносова, книжный складъ,
астронома, анатома и т. д. Посл^Ь длиннаго ряда острыхъ
пререканш съТаубертомъ, Ломоносовъ представилъ Прези­
денту о крайней желательности занять домъ Строгановыхъ
подъ гимназ1 ю и Университетъ: дЬло закончилось полною
победою Ломоносова,— и учебныя заведешя получили наконецъ теплыя, хорош 1 я пом4щен1я.
На зав'Ьдываше работами ГеограФическаго Департамента
Ломоносовымъ положено было тоже не мало труда. Департаментъ былъ учрежденъ при Академ1и для разсужден1я
о дЬлахъ, до россшской геограФ1и касающихся; его главной
задачей было составлеше вЬрныхъ картъ Poccin и постоян­
ная ихъ проверка и дополнен1 е по поступавшимъ новымъ
матер1аламъ; состоял ь Департаментъ изъ проФессоровъ, адъюнктовъ и студентовъ, чертившихъ карты и производившихъ
друпя работы подъ наблюден1емъ адъюнктовъ. Ломоносовъ
109
рЬшилъ прежде всего предпринять издап1е большого РосcincKaro атласа, и съ этою цЬлью отъ Академ1и были по­
сланы въ Сирюдъ запросы о точномъ м'Ьстонахождеьпи
всЬхъ церквей и монастырей Poccin, а въ Сенатъ— просьба
объ издап1 и указа для получерпя изъ всЬхъ городовъ отвЬтовъ на 30 вопросныхъ
пунктовъ, которые дали
бы полную географиче­
скую, статистическую,
промышленную и исто­
рическую картину каждаго города. Все это
было сдЬлано, вопросы
были
разосланы
въ
1760 году, и студенту
Абрамову было пору­
чено спещально зани­
маться разборкою ноступавшихъ отв'Ьтовъ, но
при жизни Ломоносова
Съ гравироваииаго портрета къ книг 1 з
U. И. Челищева „Путешеств1е по северу
PocciH въ 1791 г .“ .
они не были примЬнены для атласа. Для
онредЬлерия широты и
долготы каждаго значи-
тельнаго города Ломоносовъ предложилъ Академ1и послать по Poccin три экспедищи, но, несмотря на постановлеьпе КонФеренщи объ
ихъ отсылкЬ, экспедищи такъ и не состоялись, что Ломоносовъ приписывалъ иР1 тригамъ Миллера, Румовскаго и
другихъ академиковъ.
110
Почти весь 1762 годъ Ломоносовъ былъ тяжело боленъ, не выходилъ почти вовсе изъ дому и слушалъ всЬ
канцелярск1 я д^ла и подписывалъ ихъ у себя на дому.
Лишь въ конц'Ь января 1763 года онъ настолько опра­
вился, что могъ поехать въ Академ1ю, гд4 Таубертъ
встр^.тилъ его извЬст1емъ, что, по приказашю Прези­
дента (отъ 31 августа 1762 года), зав'Ьдыван1е ГеограФИческимъ Департаментомъ передано отъ Ломоносова истор1ограФу Миллеру, на томъ основан1и, что за нисколько
л-Ьтъ въ этомъ Департамент^ ничего не было сд^Ьлано. Можно
себ4 представить, какъ это огорчило и разсердило Ломоно­
сова; онъ немедленно подалъ Президенту отчетъ о всемъ,
сдЬланномъ имъ по географической части, и отказа 1 ся
подчиниться ордеру, который «уже полгода просроченъ,
къ явному засвидЬтельствовашю, что онъ потребованъ хи­
тростью для н-Ькоторыхъ приватныхъ нам'Ьрен1й». ВскорЬ
затЬмъ онъ нанисалъ краткое показаше о ГеограФическомъ
Департамент^, гд4 были разоблачены вс4 интриги и злоб­
ное поведен1е Миллера, Тауберта и другихъ его недруговъ.
ДЬло кончилось т1шъ, что ордеръ Президента не былъ
приведенъ въ иснолнен1 е.
10 марта 1763 года, когда Миллеръ д4лалъ докладъ
о замЬщен1и каоедры ботаники, въ зас'Ьдаше КонФеренщи
вошелъ Ломоносовъ, нрервалъ Миллера и потребовалъ разсмотр^шя картъ адъюнкта Шмидта, нЬсколько л'Ьтъ тому
назадъ переданныхъ въ КонФеренщю, но все еще не утвержденныхъ; въ порыв-Ь раздражешя онъ сспроизносилъ руга­
тельства, что мошенническимъ образомъ д^лу преполезному
воснренятствовано», нослЬ чего Миллеръ вышелъ изъ зас 1здан1 я. 3 апрЬля у себя на дому (куда по бол'Ьзни носили
Видъ Акадезпи Наукъ п Петропавловской крепости. Съ картины М. И. Махаева.
Ill
ему канцелярск1 я бумаги для подписи) онъ неожиданно
отказался подписывать постановлешя, сд'Ьланныя по пред­
л о ж е н а Тауберта, и распорядился не дЬлать никакихъ
денежныхъ выдачъ до пргЬзда своего въ Канцеляр1ю,— но
черезъ нисколько дней безпрекословно подписалъ вс4 принесенныя ему бумаги. Когда обо всемъ этомъ узналъ граФЪ
Разумовск1й, то въ своей бумаг^ въ Канцеляр1ю написалъ:
«господамъ членамъ рекомендуется впредь излишн1 е между
собою споры оставить, наблюдая благопристойность и
честь Академш».
Въ iюл^> 1762 года было сообщено Академ1и высочай­
шее повелbnie о составлеши, подъ руководствомъ Тауберта и
Миллера, картъ тЬхъ сельскохозяйственныхъ продуктовъ
и товаровъ, которые производятся въ каждой мЬстпости
Poccin. Возмущенный тЬмъ, что такое поручеше дано
помимо ГеограФическаго Департамента, Ломоносовъ не по­
боялся написать на это повелЬше прим1 >чан1 я, въ которыхъ
доказывалъ неосуществимость его: всего потребуется до
1 2 0 0 картъ, да еще ихъ надо будетъ каждый годъ пере­
делывать: «самому Mipy не вмЬстити этихъ картъ», — и
подалъ въ Сенатъ заявлеше, что такое предпр1ят1е пом'Ьшаетъ ему окончить Росс1йск1й атласъ. Тогда составлен1е
экономическихъ ландкартъ было поручено Ломоносову, и
онъ сейчасъ же принялся за собиран1 е пеобходимыхъ св 1 >дЬнш, но смерть помешала ему осуществить это предпр1 ят1 е.
Кунсткамера: „П р оФ и л ь Галер1и и первой залы съ кзф1озными вещми во
второмъ апартамент:Ь на востокъ“ . И зъ „Плана Императорскаго Столичнаго города Санктпетербзфга“ , изданнаго въ 1737 годз^ Академйо Наукъ,
л. X , гравировалъ Ив. Соколовъ.
X.
Въ посл'Ьдше годы жизни Ломоносовъ, какъ мы вид'Ьли, отдаетъ себя не только научной, но и администра­
тивной д'Ьятельности; хим1 ей и ф и з и к о й о н ъ уже почти с о вс'Ьмъ не занимается,— чувствуется какъ бы утомлен1 е отъ
нихъ, вызванное, можетъ быть, и бол'Ьзнью, все бол'Ье и
бол'Ье дававшей себя знать. Въ то же время т'Ь научные
труды, которые относятся къ 1 7 5 8 — 1764 годамъ, захватываютъ все новыя и новыя области знашя, и изъ вс'Ьхъ
нихъ только одинъ имЬетъ близкую связь съ его прежними
изсл'Ьдовашями: большая часть диссертащй представляетъ
«Слова», произнесенныя на торжественныхъ публичныхъ
зас'Ьдашяхъ Академ1и.
сентября 1757 года Ломоносовъ произнесъ интерес­
ное «Слово о рожден1и металловъ отъ трясешя земли?), на­
6
писанное несомн'Ьнно подъ впечатл'Ьшемъ ужаснаго Лиссабонскаго землетрясешя 1755 года. Въ этой р^чи онъ разсматриваетъ разнаго рода землетрясен1 я, какъ весьма опу-
113
стошительныя, такъ и едва зам-Ьтныл и даже нечувствительныя, которыя ньиЛ, благодаря приборамъ, записывающимъ трясешя земли, оказываются весьма частыми; при­
чиною землетрясешй онъ считаетъ химическ1 я превращен1 я,
какъ возгораше с'Ьры, происходящ1 я въ нЬдрахъ земли.
Отъ трясешя земли образуются разс^>лины, горы; иа трещинахъ появляются вулканы, изъ которыхъ выливается
жидкая расплавленная матер1я. Зат^мъ перечисляются находимыя въ н-Ьдрахъ земли ископаемыя, какъ с'Ьра, камен­
ная соль, происшедшая отъ морской соли, каменный уголь,
асФальтъ, каменное масло и т. д.
Руды, дающ1я металлы, находятся въ вид-Ь рудныхъ
жилъ, слоевъ въ горахъ, гн'Ьздовглхъ рудъ или на поверх­
ности земли, какъ, напр., золотыя розсыпи. Жилы обра­
зуются отъ трещинъ, оставшихся посл4 землетрясен1 й ; по
нимъ течетъ дождевая вода, растворившая составпыя части
камней, и отлагаетъ въ трещинахъ руду, пока трещины эти
нацело не заполнятся; новыя землетрясен1 я, разрушаюпця
жилу, даютъ начало гн'Ьздамъ и розсыпямъ. Дал'Ье Ломоносовъ приводитъ химичесшя соображен1 я, долженствующ 1 я
объяснить рожден 1 е металловъ; ихъ можно зд'Ьсь не приво­
дить: онъ изложилъ ихъ, вероятно, для лучшаго пониман1 я
слушателей, при помощи теор1и Флогистона. Въ общемъ
взгляды его на происхожден1 е рудъ и на землетрясешя лю­
бопытны, такъ какъ близко подходятъ къ теперешнимъ
учешямъ.
Развитыя въ этомъ «Слов'Ь» мысли, несомненно, давно
уже занимали Ломоносова. Еще въ 1742 году онъ написалъ большое сочинеше, отпечатанное лишь въ 1763 году,
именно — «Первыя основан1я металлурпи или рудныхъ
8
114
д^злъ» съ двумя прибавлешями: «О вольномъ движеши воз­
духа въ рудникахъ)!) и «О слояхь земныхъ». Эта замеча­
тельная книга им^етъ значен1 е — съ одной стороны, какъ
химическая книга, гдЬ, подобно переводу «Физики» ВольФа,
ему приходилось создавать руссшй научный языкъ; съ дру­
гой стороны зд^сь имеется множество интересныхъ мыслей
и гипотезъ по геолог1 и и минералопи, приближающихся къ
теперещнимъ геологическимъ воззр'Ьн1 ямъ и потому любопытныхъ. Минералопя вообще привлекала вниман1е Ломо­
носова, и онъзадумалъ, уже въпосл'Ьдше годы своей жизни,
составить oHHcanie вс4хъ встречающихся въ Poccin минераловъ. Съ этою ц^лью Академ1ей были, въ декабр^
1763 года, разосланы на заводы и Фабрики приглашешя
присылать Ломоносову разныя руды и минералы съ описашемъ м^стъ, откуда они взяты; срокомъ присылки былъ
назначенъ одинъ годъ, а печатан1 е минералопи должно
было начаться въ генвар-Ь 1765 года. Неизвестно, составилъ ли Ломоносовъ такую минералопю: среди рукописей
его она не найдена.
Другую ученую р4чь, произнесенную Ломоносовымъ
8 мая 1759 года, представляетъ обширное «Рассуждеше
о большей точности морскаго пути», состоящее изъ трехъ
частей: въ первой даны способы нахожден 1 я широты и
долготы при ясномъ, во второй— при пасмурномъ небе; въ
третьей дано понят1 е объ ученомъ мореплаванш. Все три
части богаты оригинальными мыслями; въ двухъ первыхъ
описывается много новыхъ приборовъ, часть которыхъ
впоследств 1 и была изобретена другими; въ третьей Ломоносовъ доказы 1]астъ, что для успешнаго развит1 я мореплаван1 я необходимо учредить мореплавательскую академ1 ю
115
для научной разработки вопросовъ морского д4ла, соста­
вить истинную магнитную теор1 ю и сочинить теор1 ю морскихъ течеши. Въ главЬ о нредсказан1и ногоды указано на
необходимость учредить въ разныхъ частяхъ св^та самопишущ1я метеорологичесшя обсерватор1и. ЗамЬтимъ, что
въ этомъ трудЬ, такъ же, какъ и въ своихъ химическихъ
онытахъ, Ломоносовъ температуру даетъ всюду въ градусахъ своего термометра, у котораго О®находился при темпе­
ратурь таяшяльда, а 1 5 0 °— при точк4 кип4шя воды, такъ
что каждый градусъ термометра Ломоносова равенъ Уд гра­
дуса Цельз1я или У15 градуса Реомюра. ВсЬ мысли Ломо­
носова о морскомъ д4л^Ь были вскорЬ позабыты и даже
pyccKie
моряки ими не воспользовались. Добавимъ, что
Ломоносовъ изобрЬлъ вообще очень много приборовъ, по
разпымъ наукамъ, по описаны изъ пихъ лишь neMHorie, главнымъ образомъ— оптическ1 е, какъ: почезрительпая труба
для яснаго видfeнiя предметовъ въ сумерки, труба для разсматривашя лежащихъ на днЬ подъ водою предметовъ, катад1 оптрическая труба и т. д.
Въ этомъ же сочинен1и затропутъ Ломоносовымъ и
рядъ черезвычайно интересныхъ вопросовъ, имЬющихъ
отношеше къ сил4 тяжести, — вопросовъ, которыми онъ
занимался урывками всю свою жизнь, особенно же въ
1 7 5 8 — 1764 годахъ. Въ своемъ лошЬ онъ устроилъ боль­
шой величины маятникъ, качап1 я котораго, какъ опъ пишетъ, асд'Ьлали несомненными измЬнен1 я центра тяже­
сти земли, такъ какъ измЬнешя эти пер1 одичны, прибли­
зительно согласуются съ лунными движен1 ями: во всякое
время года, при любомъ состояши атмосФеры, въ нато­
пленной или холодной комнат^, до или посл4 полудня
8*
116
всегда показываютъ одинаковые пер1 оды». Все это должно
было быть изложено въ подробной диссертащи; но, если
она и была написана, то не сохранилась.
Занят1 я морскимъ д^ломъ, вероятно, побудили Ломоно­
сова составить и поднести, въ сентябр Ь 1763 года, девятил'Ьтнему генералъ-адмиралу Великому Князю Павлу Петро­
вичу «Краткое описаше разпыхъ путешеств1й по сЬвернымъ
морямъ и показаше возможнаго проходу Сибирскимъ океаномъ въ Восточную Индпо». Это произведете понравилось
при дворЬ, и юный генералъ-адмиралъ послалъ еговъ Мор­
скую Pocciйcкиxъ Флотовъ Коммисс1ю сътЬмъ, что есливъ
немъ не сыщется невозможностей, то сообщить ему, для до­
клада Государынь. Коммисс1ей были вызваны промышлен­
ники с^верныхъ морей и, поел fe опроса ихъ, Ломоносовъ составилъ новую подробную программу экспедищи, которая
и была снаряжена по Высочайшему новел^шю 14 мая
1764 года, подъ непосредственнымъ наблюден1 емъ Ломо­
носова. ПослЬдн1й принялъ самое горячее участ1е какъ въ
заготовлен 1 и припасовъ, такъ и въ научной подготовка»
въ Академ1и участниковъ экспедищи, при чемъ опять не
обошлось безъ многихъ столкновешй съ Румовскимъ и дру­
гими академиками. Самая экспедищя, подъ начальствомъ
адмирала Чичагова, отправилась уже посл'Ь смерти Ломо­
носова, въ 1765 году, но изъ-за льдовъ ничего не могла
сделать; такъ же неудачна была экспедищя 1766 года, и
только во второй половин'Ь XIX стол Ьт1я удалось вдоль береговъ Сибири пройти въ Тих1й океанъ.
Въ близкой связи съ этой экспедищей находится и дру­
гое произведете Ломоносова — именно его «Мысли о происхожден1 и ледяныхъ горъ въ с'Ьверныхъ моряхът), напи-
117
сапныя въ 1763 году по случаю избрашя его почетнымъ
членомъ Стокгольмской Академ1и. Онъ указываетъ, на
ociiOBanin свойхъ опытовъ, что въ открытомъ морЬ на мо­
роз Ь можетъ образоваться только сало; ледяныя поля, или
стамухи берутъ свое начало въ устьяхъ большихъ р-Ькъ,
впадающихъ въ Ледовитое море, а ледяныя горы, или па­
дуны обязаны своимъ происхождеп1 емъ крутымъ морскимъ
берегамъ: мнЬшя, для того времени— зам^чательныя. Какъ
изв^»стно, нынЬ доказано, что ледяныя горы образуются
изъ льда ледниковъ, спускающихся въ сЬверныхъ странахъ
до моря.
На публичномъ собраши б сентября 1760 года было
прочитано Ломоносовымъ еще одно разсуждеп 1 е— «О твер­
дости и жидкости тЬлъ», возникшее по следующему по­
воду, обратившему на себя внимаше всего ученаго Mipa
того времени: въ ПетербургЬ, 25 декабря 1759 года, была
впервые заморожена ртуть. Авторомъ этого открыт1я явился
пр1ятель Ломоносова, академикъ I. Браунъ, изсл^довавппй
въ эту зиму, насколько можетъ опуститься температура
CH^jra, отъ смЬшивашя его съ разными веществами, въ
такъ называемыхъ холодильныхъ смЬсяхъ.
25 декабря въ Петербург^ морозъ былъ въ 1 9 9 ° (гра­
дусы термометра академика Делиля, распространеннаго
тогда въ Poccin; по Ц ельзш это будетъ— 32Уз°); въ см^си
cfrbra и кр^Ьнкоп водки ртуть замерзла, и Браунъ, разбивъ
термометръ, получилъ шарикъ твердой ртути. 26 декабря
опыты д^Ьлались вм^ст^ съ Ломоносовымъ; морозъ стано­
вился все кр^шче и въ 10 часовъ утра достигъ 2 0 8 ° Делиля
(— 38Уз° Ц.), такъ что заморозить ртуть въ см4си снЬга
и крЬпкой водки было не трудно (температура плавлешя
118
ртути лежитъ при — 39,6® Ц .); Ломоносовъ изсл'Ьдовалъ
свойства твердой ртути и пашелъ, что это мягшп металлъ,
папомииающ!!! свипецъ. Эти опыты потомъ вызвали очень
горяч1е споры между Ломопосовымъ и Брауномъ съ одной
стороны и некоторыми академиками съ другой, оспари­
вавшими у Брауна честь открыт1я твердой ртути. Это открыTie и послужило темой для «Разсуждешя о твердости и жид­
кости тЬлъ»: Ломоносовъ воспользовался имъ, чтобы опу­
бликовать свои мысли о внутрепнемъ строеши твердыхъ и
жидкихъ т^лъ, о которыхъ еще въ 1748 году писалъ
Л. Эйлеру; здЬсь же, на русскомъ язык^, высказанъ и законъ сохрапешя вещества и количества движешя (стр. 55),
въ правильности котораго Ломоносовъ убЬдился на своихъ
химическихъ опытахъ, особенно па сд1Ьлаиныхъ въ
1756 году (стр. 69). Самая же теор1я сложешя т 1Ьлъ изъ
частичекъ врядъ ли имЬетъ нын4 значен1 е, почему я ее и
не привожу.
Въ этомъ же 1760 году вышло второе издаше Ломопосовскаго перевода «Эксперпментальной ф и з и к и » Христ1ана
ВольФа, съ прибавлен1емъ, въ которомъ Ломоносовъ даль
сводку собственныхъ работъ по ф и з и к ^ .
26-е мая 1761 года съ петерн^^шемъ ожидалось астро­
номами нашей Академ1п п всей Европы: въ этотъ день
должно было произойти рЬдкое астрономическое явлеше
(будетъ снова только въ 2 0 0 4 году) — прохождеше пла­
неты Венеры черезъ дискъ солнца. Въ 1691 году англ1йсшй астрономъ Галлей показалъ, что можно изъ этого прохожден 1 я определить разстояше между солнцемъ и зем­
лею; самъ Галлей не могъ этого сдЬлать — онъ умеръ еще
въ 1742 году, 85 л4тъ отъ роду, и теперь астрономы со­
119
бирались произвести это опред^леше. Это явлеше вызвало
отправку отъ Академ1и двухъ экспедищй въ Сибирь, но
экспедищи, изъ-за плохой погоды 26 мая, солнца не ви­
дали, а въ Петербург^ явлен1е это прежде всего послул^ило поводомъ къ весьма ожесточеннымъ спорамъ и ссорамъ академиковъ, не обошедшимся безъ участ1 я Ломоно­
сова. Оставляя въ сторонЬ подробности, скажу только, что
академикъ Эпинусъ не могъ наблюдать этого явлен1я, такъ
какъ, по указу Сената, наблюден1е въ академической обсерBaxopin было передано русскимъ ученымъ Красильникову
и Курганову.
Самъ Ломоносовъ наблюдалъ прохождеше у себя дома;
для Петербурга оно началось вскор4 посл4 4 часовъ утра
и окончилось послЬ 10 часовъ утра. Десятки астрономовъ
разныхъ странъ наблюдали это прохождеше; вс'Ь вид'Ьли одно и то же, но только одинъ Ломоносовъ сдЬлалъ
па основаши своихъ наблюдешй совершенно правильное
заключеше, что планета Венера окружена большою газо­
образною атмосферою,— можетъ быть большею, чЬмъ земля.
Хотя онъ и опубликовалъ это заключеше («Явлеше Венеры
на солнц^, наблюденное въ С.-Петербургской Академ1и
Наукъ»), но, подобно вс^мъ его научнымъ открыт1ямъ, оно
прошло незам'Ьченнымъ, и до сихъ поръ открыт 1 е атмо­
сферы Венеры приписывается Ш ретеру и Гершелю, сдЬлавшимъ его черезъ 30 л4тъ послЬ Ломоносова... Въ прибавлен1и къ «Явлен1ю Венеры» онъ доказываетъ, что существоваше атмосФеры Венеры и учен1е Коперника о движеnin земли вокругъ солнца не противорЬчатъ Священному
Писашю и приводитъ небольшое стихотвореше (тема котораго заимствована изъ сочинен1й Французскаго писателя и
120
Физика XVII стол^^я Сирано де Бержерака) объ остроумномъ noBapt, высказавшемся, по приглашешю хозяина, за
систему Коперника:
Я правду докажу, на СолнцЬ не бывавъ:
Кто вид^лъ простака изъ поваровъ такова.
Который бы верт^лъ очагъ кругомъ жаркова?
Это прибавлен1е, гд^ Ломоносовъ считалъ необходимымъ указать, что учен1 е о множеств^ м1 ровъ не противор^читъ Св. Писан1ю и приводилъ въ подтверждеше этого слова
Васил1я Великаго, им^етъ большой интересъ, какъ показа­
тель его воззр4шй на отношешя между наукой и релипей.
Въ 1757 году въ докладfe Императрицfe Елисавет^ члены
Синода просили издать указъ, «дабы никто отнюдь ничего
писать и печатать какъ о множеств^ м1 ровъ, такъ и о всемъ
другомъ, в^р'Ь святой противномъ и съ честными нравами
несогласномъ, подъ жесточайшемъ за преступлен1 е наказан1емъ, не отваживался». Это ходатайство было несомненно
направлено противъ Ломоносова, всегда открыто признававшаго возможность множества м1 ровъ; суда надъ нимъ
члены Синода требовали въ томъ же году, какъ мы видели,
и по другому поводу (глава VII). У насъ не сохранилось
св^дкшй о томъ, какимъ образомъ Ломоносовъ отвратилъ
отъ себя обвинешя духовенства; но уже самый Фактъ опубликовашя въ 1761 году цЬлаго разсуждешя въ защиту
своихъ мн^шй показываетъ, что онъ сум^лъ доказать
правоту своихъ уб^ждешй.
Зд^сь же можно сообщить и о результатахъ тЬхъ историческихъ изысканш и занят1й Ломоносова, о которыхъ я
говорилъ въ одной изъ предыдущихъ главъ. Первое исто-
121
рпческое произведен1е его, а именно «Краткой pocciiicKoii
л Ьтописецъ съродослов 1 емъ 5>, увид^зло свЬтъ въ 1760 году;
въ немъ имеется излол^еше главн'Ьйшихъ дЬяшй великихъ
князей и царей до Петра Великаго включительно. Первая
же часть самой истор1и, подъ заглав1емъ: «Древняя Росс1й"
екая истор1я отъ начала Росс1йскаго народа до кончины
великаго князя Ярослава перваго или до 1054 года», по­
явилась уже нослЬ смерти Ломоносова— въ 1766 году. Въ
тЬсной связи съ историческими занят 1 ями Ломоносова стоптт>
предложен1е его послать живописца для cнятiя
Koniu
съ
Фресокъ и изображешй царствовавшихъ лицъ въ древнихъ
церквахъ Poccin. Для этого были средства, было получено
Синода для снят1я к о тй въ церквахъ, былъ
напдепъ и художникъ А. Грековъ; но — по рекомендащи
Тауберта— Грековъ былъ назначенъ преподавателемъ Вели­
paspiu ienie
каго Князя Павла Петровича и пе могъ уЬхать изъ Петер­
бурга: такимъ образомъ, осуществлен1ю замыс.та Ломоно­
сова поставлено было препятств1 е.
Что касается до литературныхъ работъ Ломоносова въ
послЬдше годы его жизни, то, кромЬ одъ на разные тор­
жественные случаи, онъ сочинилъ посвященную И. И. Ш у ­
валову героическую поэму «Петръ Велик1й», первая пЬснь
которой появилась въ 1760, а вторая— въ 1761 году. ДЬятельности Ломоносова въ области ф и л о л о п и и литературы
будетъ посвящена сл^Ьдующая глава, джЬсъ же я скажу
только о т^Ьхъ отпошен1 яхъ, весьма характерныхъ для
XV1H вЬка,
которыя
существовали между Ломоносо-
вымъ и другими поэтами того времени: А. П. Сумароковымъ и проФессоромъ элоквенщи В. К. Тредьяковскимъ.
122
Съ А. П. Сумароковымъ Ломоносовъ былъ когда то дружеиъ, по потомъ между ними произошелъ разрывъ, они стали
врагами и старались делать другъ другу всевозможныя
HenpiflTHocTH. Сумароковъ помЬщалъ свои стихи въ журнал+> «Ежем'Ьсячныя Сочипешя^), выпускавшемся Академ1’еи
м. в.
Л о м о н о с о в ъ (съ гравироваинаго портрета).
подъ редакщеи историка Миллера. Съ 1759 года это издаnie прекратилось, и Сумароковъ сталъ издавать собствен­
ный журналъ «Трудолюбивая Пчела», печатавш1йся въ
академической типограФ1и. Ломоносовъ могъ поэтому вме­
шиваться въ д^>ла этого журнала. Такъ, онъ не допустилъ,
123
при помощи Президента, печатап1я въ немъ «вздорныхъ
одъ» Сумарокова,— см^шныхъ пародш па Ломоносовсшя
оды. Само собою разумеется, что Сумароковъ весьма обид'Ьлся на такое вмешательство и писалъ Шувалову, что
«сочинешп Mnij пикакихъ больше въ пародъ пускать невоз­
можно, ибо Ломоносовъ останавливаетъ ихъ у меня..., чтобы
я всему Mipy не открылъ его крайняго въ словесныхъ наукахъ невежества, крайшп злодей; а его почти вс4 при
Академ1и боятся и противу воли угождаютъ».
И. И. Ш уваловъ нерЬдко звалъ Ломоносова и Сумаро­
кова къ себЬ и они обыкновенно спорили при немъ о крптпк4 и о грамматик^ русскаго языка, о преимуществахъ того
пли другого размЬра стиховъ и т. под. По словамъ Тредьяковскаго, чЬмъ больше Сумароковъ сердился, тЬмъ бoл^le
язвилъ его Ломоносовъ, и если— какъ это нерЬдко слу­
чалось— оба былп не совсЬмъ трезвы, Ш уваловъ высылалъ или обоихъ или чаще— Сумарокова. Если Ломоносовъ
заносился въ своихъ жалобахъ, то Шуваловъ посылалъ за
Сумароковымъ и тЬмъ времепемъ заводплъ р^чь о немъ;
Сумароковъ, услышавъ, что Ломоносовъ здЬсь, или уходилъ, или, подслугаавъ, вб^Ьгалъ съ крпкомъ: «Не вЬрьте
ему. Ваше Превосходительство!». Все это, повидимому, до­
ставляло Шувалову развлечен1е. Сохранилось письмо Ломо­
носова отъ 19 января 1761 года, писанное послЬ попытки
Шувалова примирить ихъ: <гНикто въ жизни меня больше
не изобид^лъ, какъ Ваше Высокопревосходительство. При­
звали вы меня сегодня къ себЬ. Я думалъ можетъ быть
какое пибудь обрадовап1 е будетъ по моимъ справедливымъ
прошешямъ. Вдругъ слышу: Помирись съ Сумароковымъ!
т. с. здЬлаИ см^хъ и позоръ!... Я забываю вс4 его озло-
блешя и мстить не хочу никоимъ образомъ, и Богъ мнЬ
не далъ злобнаго сердца. Только дружиться и обходиться
съ нимъ никоимъ образомъ не могу, испытавъ черезъ мноrie случаи, и знаю каково въкрапиву... Нехотя васъ оскор­
бить отказомъ при многихъ кавалерахъ, показалъ я вамъ
послушаше; только, васъ уверяю, что въ последней разъ...;
съ тагшмъ челов'Ькомъ обхождешя им^ть не могу и не хочу;
которой всЬ протч1 я знашя позоритъ, которыхъ и духу не
смыслитъ. И cie есть истинное мое Mniinie, кое безъ всяк1я
страсти нын'Ь вамъ представляю. Не токмо у стола знатныхъ Господъ, или у какихъ земныхъ владетелей дуракомъ
быть не хочу, но ниже у Самого Господа Бога, которой мн4
далъ смыслъ, пока разв^ отниметъ... Ежели вамъ любезно
распространеше наукъ въ Россш; ежели мое къ вамъ
усерд1 е не исчезло въ памяти — постарайтесь о скоромъ
исполнен1 и моихъ справедливыхъ для пользы отечества
прошешй, а о примиреши меня съ Сумароковымъ, какъ о
м'Ьлочномъ дЬлЬ, позабудьте...»
Академикъ Штелинъ разсказываетъ въ своихъ воспоминашяхъ сл'Ьдующее: «Камергеръ И. И. Ш уваловъ пригласилъ однажды къ себ1 > на об^дъ по обыкновеп1 ю мно­
гихъ ученыхъ и въ томъ числ^ Ломоносова и Сумарокова.
Во второмъ часу вс4 гости собрались и, чтобы сЬсть за
столъ, ждали мы только прибыт1 я Ломоносова, который, не
зная, что былъ приглашенъ и Сумароковъ, явился только
около двухъ часовъ. Пройдя отъ дверей уже до половины
комнаты и зам'Ьтя вдругъ Сумарокова въ числ'Ь гостей, онъ
тотчасъ оборотился и, не говоря ни слова, пошелъ назадъ
къ двери, чтобы удалиться. Камергеръ закричалъ ему:
«Куда, куда? Михайло Васильевичъ, мы сейчасъ сядемъ за
125
столъ и ждали только тебя!»— Домой, отв4чалъ Ломоносовъ,
держась уже за скобку растворенной двери.— «Зач'Ьмъже?»
возразилъ камергеръ, «в'Ьдь я просилъ тебя къ себЬ обЬдать.»— Зат^мъ, отвЬчалъ Ломоносовъ, что я не хочу обЬдать съ дураками. Тутъ онъ показалъ на Сумарокова и
удалился».
Штелинъ-же нередаетъ и так1я подробности о новеден1и Сумарокова на нохоронахъ Ломоносова: «К ъ его вели­
кому ногребешю, на которомъ присутствовали С.-Петербургск1 й apxiepeM съ именит'Ьйшимъ духовенствомъ, неко­
торые сенаторы и MHorie друпе вельможи, явился и Сумароковъ... ПрисЬвъ къ статскому советникуШтелину, быв­
шему въ числЬ провожатыхъ, указалъ онъ на покойника,
лежавшаго въ гробу, и сказалъ: «Угомонился дуракъ и не
можетъ болЬешумЬть». Штелинъ отвЬчалъ ему: «НесовЬтовалъ бы я вамъ сказать ему это при жизни». Ломоносовъ
нагналъ на него такой страхъ, что Сумароковъ не см4лъ
разинуть рта въ его присутств1 и».
Съ другимъ поэтомъ того времени, проФессоромъ краснорЬч1я В. К. Тредьяковскимъ, у Ломоносова установились
непр1язненныя отношешя еще съ 1740 года, изъ-за написанныхъ Ломоносовымъ во ФрейбергЬ правилъ росс1йскаго
стихотворства съ критикою мн1ш1й Тредьяковскаго, и оста­
вались таковыми до увольнешя послЬдняго изъ Академ1и
(1759). Предметы споровъ и раздоровъ между ними были
самые разнообразные: такъ, напр., въ 1746 году въ течете
н^сколькихъ зас4дан1й КонФеренщи шелъ споръ объ окон4 anin
въ именительномъ надежд множественнаго числа
именъ прилагательныхъ мужского рода: Tpeдьякoвcкiй
считалъ правильнымъ окончан1е на и, а Ломоносовъ •— то,
126
которое принято и теперь, т. е. па е. Какъ и съ Сумароковымъ, Ломоносовъ часто обмЬнивался съ Тредьяковскимъ эпиграммами и сатирами, перЬдко весьма гру­
быми.
Заставка изъ „Собран 1я разыыхъ сочиношй въ стихахъ и прозЬ^* Ломоиосова,
KU. I, М. 1757.
X I.
Для того, чтобы было ясно, что сд^лалъ Ломоносовъ
для русской Филолопи, нельзя не напомнить зд4сь, хоть
въ немногихъ словахъ, истор1ю развит1я русскаго языка.
Какъ HSBiiCTHO, письменность пришла къ намъ въ конц1[>
X или въ началЬ XI вЬка въ видЬ Евангел1я и другихъ
священныхъ книгъ на церковно-славянскомъ языкЪ—
языкЬ, понятномъ народу, но не родномъ ему, такъ какъ
разговорный, нац1 ональный русск1 й языкъ отличался отъ
него и въ то отдаленное время словами, оборотами, грам­
матическими Формами. Этотъ разговорный русскш языкъ
съ течешемъ времени проникаетъ также и въ письменность:
мы находимъ его въ Русской Правд Ь, СловЬ о Полку Игорев^, въграматахъиУложенш, въ л Ьтописяхъ, въповЬстио
ГорЬ-Злосчастши въ другихъ памятникахъ русской литера­
туры; постепенно онъ развивается (отчасти подъ вл1 яшемъ
церковно-славянскаго), его Формы совершенствуются, онъ
обогащается новыми словами и оборотами рЬчи. Языкъ
церковно-славянск1 й остается бол'Ье неподвижнымъ, но
128
мало по малу утрачиваетъ свою чистоту: въ немъ по­
являются заимствованныя изъ русскаго языка слова, обо­
роты, такъ что къ XVII в4ку онъ становится смЬсью церковпо-славянскаго и русскаго языковъ.
Наступаетъ XVII в^къ, столь богатый въисторш Россш
событ1ями и переворотами. Бывш1й до сихъ поръ обособленнымъ отъ западио-европейскихъ вл1 ян1 й (но подвергш 1 йся
въ историческомъ развили письменности, съ самаго ея на­
чала, вл1 яшю языка греческаго), русск1 й языкъ начинаетъ
теперь, особенно въ Смутное время, наполняться иностран­
ными, главнымъ образомъ польскими и латинскими сло­
вами и оборотами. Въ эпоху преобразованш борьба со старымъ строемъ отзывается чрезвычайно р^Ьзко и на русскомъ
языкf>: онъ переполняется варваризмами, представляя не­
редко пеструю смЬсь древнихъ русскихъ словъ, церковнославянскихъ, многихъиностранныхъсловъ; отсутств 1 е правилъ правописашя, полная произвольность оборотовъ д4 лаютъ его часто уродливымъ... Таково состояше русскаго
языка въ первой четверти XVIII столЬт1я *).
*) Приведу образчикъ языка изъ сочинен 1я 0еоФаиа Прокоповича
«Истор1я Императора Петра В ел и к аго »; вотъ описаше Полтавскаго бол:
«И тако о девятомъ часу предъ полудиемъ генеральная батал 1я началась:
з^Ьло жестошй огонь былъ, и об 1 > стороны противъ себя крЬпко д 1 >йствовали; и какъ сначала виделось над1 )ятися было долгаго и сомнительнаго
бою, но иадчаян 1в не долпй бы лъ; дол 1 >е бо дву часовъ не продол­
жился: скоро Ш веды хребетъ обратили и строй свой помЬшали. А Росс 1яне жестоко наступая ба!онетами, шпагами и пиками кололи ихъ, такъ
что войско непр 1ятельское ни единожды по томъ не остановилось, и даже
до западняго л 1 >су (который былъ сзади) гнато и бито... М ногихъ же H36 t>rшихъ гонила кавалер 1я больше полуторы мили, покам 1 >стъ лошади не
устали; и толь много въ ономъ б 1здств 1и и гоненш пропало непр 1ятеля,
что на всЬхъ, и л 11сахъ отъ Полтавы въ циркумФеренцш мили на три и
больше, мертвыя талеса ш ведси я обрЪтались... И се оная есть славная
виктор 1я Полтавская, которая и иныхъ многихъ скоро по ней бывшихъ
викторш матерь нарещися мож етъ...».
Пзображеи1о ,Л1 ллум 11нац1п Саиктпетербургскон Акаделин Наукъ, Сентября 6 дня 1750 года представленной. Благополуч1е
сыплетъ на свободныя Науки цвЪты и плоды и показываетъ упражняющимся въ оныхъ новой путь къ ревностному объ
ннхъ старанпо, при чемъ оно ихъ заш пщ аетъ щнтомъ имени Ея Н м п е р а т о р с к а г о В е л и ч е с т в а “ . На заднемъ планЪ
видны здан1я Академп! и Таможенный гостиный дворъ. Съ гравюры Пеана Соколова.
129
Некоторые писатели этого времени, какъ Кантемиръ и
Тредьяковск1й, делали попытки определить взаимоотпошеше въ языкЬ различныхъ образующихъ его стих1 й и
выработать новый, болЬе чистый русск1 й литературный
языкъ, но опыты ихъ неим^ли ycnfea. Не много принесло
пользы и учрежденное при Академш Науг^ъ Росс1йское
Собраше (1735), ц^лью котораго было, между прочимъ,
«радЬть о совершенствЬ, чистот'Ь и красот^ русскаго
языка». Для того, чтобы создать письменный русск1й
языкъ, сделать его пригоднымъ для выражен 1 я всевозможныхъ мыслей, требовался гешй... Этимъгешемъ и является
Ломопосовъ.
Я уже уномянулъ, что въ 1739 году онъ прислалъ въ
Академ1ю оду на взят1е Хотина, написанную тоническимъ
разм^ромъ: эту оду можно считать первымъ произведешемъ, написаннымъ на чистомъ русскомъ язык'Ь. Чтобы
показать, насколько отличался языкъ ея отъ современнаго
языка, приведу нисколько стиховъ изъ оды Тредьяковскаго
о здач4 Гданска (1 7 3 4 ):
Воспевай же лира пЬснь сладку
Анну то есть благополучну
Къ вящшему всЬхъ враговъ упадку
Къ нещастш въ вЬки тЬмъ скучну...
Гордый огнемъ Гданскъ и жел'Ьзомъ
Купно всипами повсюду
Ужь махины ставитъ разр4зомъ
Въ Россахъ на роскатахъ Bnij уду;
И что богатъ многимъ принасомъ
Виватъ Сташславъ кричитъ гласомъ...
9
130
А
вотъ д ля сравнешя
27-я
строФа оды Ломоносова:
Пастухъ стада гоняетъ въ лугъ,
И л1>сомъ безъ боязни ходитъ;
Пришедъ, овецъ пасетъ гд^ другъ,
Съ нимъ пЬсню новую заводитъ.
Салдатску храбрость хвалитъ въ ней,
И жизни часть блажитъ своей,
И в^чно тишины желаетъ
М^стамъ, гд4 толь спокойно снитъ;
И Ту, что отъ враговъ хранитъ,
Простымъ усердьемъ нрославляетъ.
Тяжелый и непонятный языкъ Тредьяковскаго сменился у
Ломоносова несравненно бол^е легкимъ и яснымъ.
Путь, которымъ шелъ Ломоносовъ въ преобразованш
литературнаго языка, представляется въ главныхъ чертахъ
въ такомъ видЬ. Онъ прежде всего опред^лилъ взаимныя
отношешя русскаго и церковно-славянскаго языковъ и
строго разграничилъ и тотъ, и другой; зат^мъ онъ ста­
рался освободить русск 1 й языкъ отъ накопившихся въ немъ
варваризмовъ и иностранныхъ словъ, обогативъ его новыми
словами изъ лексическаго матер1 ала, предоставленнаго органическимъ процессомъ жизни языка родного. Неологизмы
его были словами, вполн^ понятными для русскаго, совер­
шенно соответствующими духу и всему складу нашего нац1 ональнаго языка: поэтому русск1 й языкъ отъ нихъ не
терялъ своего облика, но становился богаче и красивЬе.
Самъ Ломоносовъ вполнЬ это понималъ и писалъ еще въ
1739 году: «Я не могу довольно о томъ нарадоваться, что
росс1йск1й нашъ языкъ не токмо бодрост1 Ю и героическимъ
131
звономъ греческому, латинскому и немецкому не уступаетъ, но и подобную онымъ, а себ^Ь купно природную и
свойственную версиФикащю им4ть можетъ». Въ то же время
онъ никогда не стремился вполнЬ изгнать изъ языка все
иностранное; онъ не колебался употреблять иностранныя
слова, если не было соотв^тствующихъ славянскихъ словъ,
и оставл ялъ чужестранныя выражешя, къ которымъ Bci
успЬли уже привыкнуть. Это относится особенно къ рус­
скому научному языку, начало котораго, какъ я уже говорилъ выше, положено имъ же.
Ломоносовъ впослЬдств1 и изложилъ подробно, въ стать^
«О польз'Ь книгъ церьковныхъ въ росс1йскомъ язык 4 »
(напечатана въ 1757 году) свои мысли и взгляды на
взаимоотношешя русскаго и церковно-славянскаго языковъ.
Онъ видитъ въ посл^днемъ какъ бы ocnoBanie для языка
русскаго— какъ въ смысл'Ь источника для пополнешя его
новыми словами, такъ и въ качеств^ основы грамматическихъ правилъ; по его мн'Ьшю, только тотъ можетъ пра­
вильно писать по-русски, кто тщательно изучалъ церковнославянск1я книги. Лишь черезъ близкое знакомство съ ними
можно научиться отличать слова подлыя, низк1 я, т. е.
разговорныя, обыденныя, составляющ 1 я главный матер1 алъ
русскаго языка,— отъ словъ высокихъ, общихъ русскому
и славянскому языкамъ, и славянскихъ словъ, понятныхъ
русскимъ.
Эти слова обусловливаютъ д'Ьлен1е слога на три штиля:
высок 1 й, составляемый изъ речешй славяно-росс1 йскихъ и
славянскихъ, понятныхъ русскимъ; средн1 й— главнымъ
образомъ изъ русскихъ речешй, къ которымъ можно при­
соединять и славянск1 я, по соображен1 ю съ предметомъ
9^
132
р'Ьчи и съ т^мъ, чтобы слогъ не казался надутьшъ; низKiii— изъ чисто-русскихъ словъ, коихъ н^тъ въ книгахъ
церковиыхъ. Такимъ путемъ «отвратятся дик1я истранныя
слова нелепости, входяиця къ намъ изъ чужихъ языковъ...
и Россшской языкъ въ полной сил^к, красотЬ и богатств^
перем'Ьнамъ и упадку неподверженъ утвердится, коль долго
церковь Росс1йская славословешемъ Бож1имъ на Славенскомъ язык4 украшаться будетъ».
Подобныя разсуждешя, скорЬе теоретическаго харак­
тера, можетъ быть и не обратили бы на себя должнаго
вниман1я, если бы самъ Ломоносовъ въ течен1 е всей своей
жизни не показывалъ, какъ применять ихъ на д^л'Ь. Въ
его сочинешяхъ можно найти образцы вс'Ьхъ штилей: въ
р^чахъ похвальныхъ мы видимъ штиль высогай; среднимъ
штилемъ написаны мнопя р4чи и статьи научнаго харак­
тера; наконецъ, низк1 й штиль виденъ въ его письмахъ, изъ
которыхъ одно приведено у меня въ глав4 шестой, дру­
гое— въ последней. Въ настоящее время его «выcoкiй
штильт), отчасти и средн1 й, кажутся напыщенными и не­
естественными *), а, наоборотъ, отличается силою и выра­
зительностью именно его «низк1 й штиль».
Ломоносовъ далъ также столь необходимыя для всякаго письменнаго языка правила русскаго правописан1 я и
грамматики въ своей «Россшской ГрамматикЬ» (1755 г.; см.
главу VIII); отъ этого прообраза по существу немного ч'Ьмъ
отличаются нынЬшшя грамматики русскаго языка. Такимъ
Ломоносовъ преувеличивалъ значеше церковно-славянскаго языка
для русскаго; глубокое понимаше русской р^чи удержало его самого отъ
односторонности, но некоторые последователи его стали слишкомъ зло­
употреблять церковно-славянскимъ языкомъ и оттого ихъ язы къ хуже Ломоносовскаго.
133
образомъ, можно сказать, что Ломоносовъ далъ русскому
языку самобытное м^сто, доставилъ ему нрава граждан­
ства въ ряду другихъ нисьменныхъ языковъ. Эта заслуга
Ломоносова передъ вс^мъ русскимъ народомъ является неоцЬнимой, и мы Bci и теперь нродолжаемъ пользоваться
плодами его трудовъ.
На работахъ Ломоносова по теор1и прозы и поэз1и
можно подробно не останавливаться: его «Реторика»,— пер­
вая на русскомъ языкЬ,— невполн'Ь самостоятельное сочиnenie и им'Ьла главнымъ образомъ значен1 е по многочисленнымъ примерам ь, на которыхъ учащ1 еся могли видЬть кра­
соту и силу русскаго языка. Что же касается до Teopin поэз1и, то Ломоносовъ написаль собственно лишь правила
версиФикац1и въ своемъ письмЬ «О правилахъ Росс1йскаго
стихотворства», о которомъ я уже говорилъ (глава II), и
которое содержитъ многочисленныя поправки къ «Способу
сложен1яроссшскихъстиховъз) В. К. Тредьяковскаго. ЛомоН0 С0 ВСК1 Я поправки вытекаютъ изъ духа самого т ъ \ ш т есть
приняты въ русской литератур^, но, конечно, не всл^дCTBie этого письма, впервые появившагося въ печати только
въ 1778 году, а на основаны т'Ьхъ многочисленныхъ стихотворныхъ прим^ровъ, которые онъ далъ.
Въ поэтическихъ произведешяхъ Ломоносова языкъ го­
раздо свободн-Ье, изящнее, совершеннЬе, ч^мъ въ похвальныхъ словахъ и разсуждешяхъ, и въ стих4 его ул^е ясно
проявляется музыкальная сторона русскаго слова; нечего и
говорить, что до него музыкальнаго русскаго стиха не су­
ществовало. Мнопя изъ его произведен1й нынЬ предста­
вляются напыщенными и написанными безъ поэтическаго
вдохновешя; но въ то время, по сравнешю съ тяжелыми
134
стихами Тредьяковскаго, они, конечно, являлись для современниковъ весьма зам-Ьчательными.
Ломоносовъ несомненно былъ въ душЬ ноэтомъ, какъ
это видно по многочисленнымъ, истинно ноэтическимъ м Ьстамъ его стихотворен1 й, и если его нохвальиыя оды не­
редко кажутся лишенными поэтическихъ достоинствъ, то
необходимо принять во внимаше т^ искуствейныя услов1 я,
которымъ он1 з должны были удовлетворять, и rib отношеiiin (затронутыя въ предыдущей глав-Ь), въ которыхъ на­
ходились поэты того времени къ своимъ покровителямъ.
Не входя зд^сь въ разборъ стиховъ Ломоносова, им'Ьющ1йся
въ любомъ учебник^, я позволю се&Ь остановиться лишь на
двухъ обстоятельствахъ, обыкновенно недостаточно осв^щаемыхъ, но важныхъ для правильной оцЬнки его произведешй.
Какъ мы могли убедиться, Ломоносовъ былъ прежде
всего ученый, любивш 1 й и изучавш1 й природу, съ ббльшею
охотою зaиимaвшiйcя естественными, ч4мъ словесными
науками: это обстоятельство наложило отпечатокъ намноп я его произведешя, въ которыхъ, при всякомъ удобномъ
случаЬ, онъ указываетъ на пользу наукъ, на необходимость
самаго широкаго просвЬщешя обществу, считавшему научныя занят1я лишь пустымъ времяпровождешемъ. Вс^мъ
известно, конечно, прекрасное м^сто оды Ломоносова на
день восшеств1я на престолъ Императрицы Елисаветы
Петровнг»! (1747), посвященное надежд^ отечества— юно­
шеству: «О вы, которыхъ ожидаетъ Отечество отъ н^дръ
своихъ»,.. Въ од4 на монаршую милость, оказанную въ
Царскомъ Сел^ (1750), находятся сл1>дующ1я, посвященныя наукамъ слова:
135
О вы щастливыя науки!
Прилежны простирайте руки
И взоръ до самыхъ дальнихъ м+>стъ.
Пройдите землю и пучину
И степи и глубошй лЬсъ...
БездЬ исследуйте всечасно,
Что есть велико и прекрасно,
Чего еще не вид^лъ св4тъ;
Трудами вЬки удивите,
И сколько можетъ, покажите
Щедротою Е л и с а в е т ъ . . .
Въ земное нЬдро ты Хим1я
Проникни взора остротой,
И что содержитъ въ немъ Росс1я
Драги сокровища открой...
Наука легкихъ метеоровъ
Прем4ны неба предвещай,
И бурный шумъ воздушныхъ споровъ
Чрезъ в^рны знаки предъявляй.
А вотъ какъ Ломоносовъ представлялъ ce6 t картину студентовъ, стремящихся въ Петербургъ, въ Университетъ:
Возсл'Ьдуютъ и намъ въ учен1яхъ уснЬхи,
И славной слухъ, когда Твой Университетъ
О имени Твоемъ подъ солнцемъ процв-Ьтетъ,
Тобою данными красуясь вЬчно правы
Для истинной красы Росс1йсшя державы.
И юношество къ намъ отвсюду притекутъ,
Къ наукамъ прилагать въПетровЬ град^ трудъ.
(Просительпые стихи къ Императриц^! Елисавет^
Петрович, 1761 года).
136
Зат'Ьмъ, какъ доказывается всею деятельностью Ломо­
носова, онъ чувствовалъ въ себ4 неудержимое стремлен1 е
къ широкой общественной деятельности, направленной на
благо и на пользу всего русскаго народа. По услов1ямъ
времени онъ не могъ прямо высказывать вс^ свои мысли и
взгляды,— и мы зачастую находимъ ихъ въодахъ, гд^ онъ
могъ определенно выставлять свои зав^тныя мечты, могъ
указывать правителямъ (заранее признавая ихъ обладаю­
щими т^ми качествами, которыя онъ хот^лъ въ нихъ ви­
деть) идеалы, къкоторымъ они должны были стремиться,
чтобы осчастливить свой народъ. Эти идеалы Ломоносова—
какъ то: милостивое правосуд1 е для вс^хъ, отмена смертной
казни, широкое распространеше просвещешя и т. д. показываютъ следующ 1 я выписки.
Cie глаголетъ вамъ Господь:...
Храните праведны заслуги,
И милуйте сиротъ и вдовъ;
Сердцамъ нелживымъ будьте други
И беднымъ истинный покровъ;
Присягу сохраняйте в^рно
Пр1язнь къ другимъ нелицемерно;
Отверзите просящимъ дверь;
Давайте страждущимъ отраду
Трудамъ законную награду,
Взирайте на Петрову Дщерь.
(На день рожден1я Императрицы Елисаветы
Петровны, 1757 г.).
n ^ rz^ ^ ^ X j
j
- <^^ S
^
и .и ^ Л - s ^
X
ft
f^ /> ---^ /
/?
g^ZVI^u-^ y l4^ «a .c*
CIK(-C^
/
n
-f
*
^
/
^
3
A
^
if
.
Спимокъ съ черновой рукописи 8-ii оды Ломоносова.
137
Услышьте Суд1и земные
И всЬ державные главы:
Законы нарушать святые
Отъ буйности блюдитесь вы,
И подданныхъ не презирайте,
Но ихъ пороки исправляйте
Ученьемъ, милостью, трудомъ.
Вместите съ правдою щедроту,
Народну соблюдайте льготу;
То Богъ благословитъ вашъ домъ.
О коль велико, какъ прославятъ
Монарха верные рабы!
О коль опасно какъ оставятъ,
Отъ тЬсноты своей, въ скорби!
Внимайте нашему примеру.
Любите ихъ, любите в^ру.
Она свирепости узда.
Сердца народовъ сопрягаетъ
И вамъ ихъ в-Ьрио покоряетъ
Твердое всякаго щита.
(На день восш еств 1я на престолъ Императрицы
Екатерины Второй, 28 1юня 1762 г.).
...Богиня говоритъ:
«На Отческой престолъ всхожу
Спасти отъ злобы ут'Ьсненныхъ,
И щедрой властью покажу
Свой Родъ, умножу просв^щенныхъ.
Моей державы кротка мочь
Отвергнетъ смертной казни ночь;
Владеть хочу зеФира тиш е;
138
Мои Bci мысли и залогъ
И воля данная Мн4 свыше
Въ устахъ прощенье, въ сердцЬ— Богъ».
(На день восшеств1я на престолъ Императрицы
Елисаветы Петровны, 1761 г.).
Подвижники говорятъ сродникамъ:
Мы смерть пр1яли за Богиню,
Что мертвымъ отдаетъ животъ,
Отъ казни винныхъ свобождая.
Щедротой б^дныхъ воскрешая,
И духъ вливая тЬмъ въ народъ.
(На день тезоименитства Императрицы Елисаветы
Петровны, 17S9 г.).
X II.
Годы шли, но не приносили Ломоносову того спокойств1 я, на которое онъ безусловно им^лъ право разсчитывать посл'Ь своей долгой и славной дЬятельности. Съ одной
стороны, на посл4дше годы его жизни надаетъ главная ра­
бота мозаической мастерской, несомненно причинявшей ему
не мало заботъ и огорчешй; картины стоили гораздо до­
роже, ч-Ьмъ предполагалъ Ломоносовъ: ему приходилось
делать долги и задерживать уплату жалован 1 я рабочимъ;
съ другой — бол-Ьзнь, почти безпрерывно мучившая его, и
разныя обстоятельства, о которыхъ будетъ р^чь въ этой
главе, постоянно волновали Ломоносова и нередко выво­
дили его изъ себя.
Обзоръ последнихъ л1этъ жизни Ломоносова начнемъ
съ зам^чательнаго письма его къ И. И. Шувалову въ день
рождешя посл^дняго, 1 ноября 1761 года. Это произведеHie, показывающее удивительную разносторонность гешя
•loMOHocoBa, полно глубокихъ мыслей, им4етъ и нын^
140
большое, можно сказать общегосударственное значеше и
озаглавлено: а О размножен1и и сохранен1и Росс1йскаго на­
рода». Я позволю себ'Ь поэтому нисколько остановиться на
немъ.
Основная ц'Ьль Ломоносова, нреслЬдуемая въ этомъ
нисьм4, — благо русскаго народа, желан 1 е указать пути
для достижешя его счастья. Предлагаемыя для этого м^ры
«не будутъ нич^мъ народу отяготительны, но будутъ слу­
жить къ безопасности и успокоешю народному»; ихъ можно
дЬйствительно назвать гуманными и ращональными; n iкоторыя изъ нихъ были осуществлены въ XVIII в4кЬ, n iкоторыя — въ XIX, а иныя такъ и остались безъ осуществлешя.
М4ропр1ят1я къ увеличешю народонаселен1я касаются
какъ изм^ненш въ узаконешяхъ о бракахъ и воспиташи
вн^брачныхъ д^тей въ правительственныхъ «богад'Ьльныхъ
домахъ», такъ и yMenbmenifl смертности малыхъ д^тей.
Надо, прежде всего, крестить ихъ всегда въ теплой водЬ;
попы исполняютъ предписан1е Требника, чтобы вода была
натуральная, безъ примесей, «и вмi>няютъ теплоту за при­
мешанную матер1 ю, а не думаютъ того, что лЬтомъ сами
же кресгятъ теплою водою, по ихъ мн^>нiю смешанною, и
такъ сами себ4 прекословятъ; а особливо по своему недомыслпо не знаютъ, что и въ самой холодной водЬ еще те­
плоты очень много... Однако, невЬждамъ попамъ Физику
толковать нЬтъ нужды; довольно принудить властью,
чтобы всегда крестили водою, летней въ разсужден 1 и те­
плоты равною». За1 ”Ьмъ надо размножить докторовъ и
аптеки, издать общедоступный лечебникъ (вродЬ наставлен!й медика ГОФмана, «но которымъ я дочь свою однажды
Императрица Елисавета Петровна.
Съ мозаики масторскои Ломоиосова.
141
отъ смерти избавилъ»); уничтожить излишества въ пищ4
и пить^Ь по праздникамъ: «готовясь къ воздержашю Великаго Поста по всей Poccin много людей такъ загавливаются, что и говеть времени не остается. Мертвые по кабакамъ, по улицамъ и по дорогамъ и частые похороны то
доказываютъ ясно. Разговенье тому жъ подобно»; искоре­
нять случаи насильственной смерти, дракъ, разбоевъ, рас­
кола— просв'Ьщешемъ; возвратить б4глыхъ въ Россш. Эти
темы затронуты и развиты Ломоносовымъ со всЬмъ присущимъ ему глубокимъ 3 HanieMb русскаго народа, со всею
убежденностью въ правильности своихъ взглядовъ, высказанныхъ совершенно откровенно.
Черезъ нисколько дней послЬ этого письма Ломоносовъ написалъ оду Елисавет^Ь Петровна ко дню ея восшест в т на престолъ, а 25 декабря Императрица скончалась.
Это событ1е дало поводъ Ломоносову сочинить трогатель­
ную надпись, проникнутую искрепнимъ чувствомъ и пока­
зывающую его отношен1я къ покойной Государын-Ь въ
словахъ: «Моя избавительница, защитница, просветитель­
ница, слава моя, вознесшая главу мою, въ гробъ низходитъ». На престолъ вступилъ Императоръ Петръ III 0 едоровичъ, и черезъ неделю Ломоносовъ уже написалъ по
этому случаю оду. Положеше его не изменилось, такъ
какъ его покровители— И. И. Ш уваловъ и граФъ М. Л.
Воронцовъ имели по прежнему большое вл1ян1е при
дворе.
Почти весь 1762-й годъ Ломоносовъ проболелъ; онъ
жаловался на ломоту въ ногахъ и па раны; его недруги счи­
тали эту болезнь последств 1 емъ пристраст1 я къ спиртнымъ
напиткамъ; изъ-за болезни онъ мало что могъ делать; со­
142
хранилось лишь начало статьи его о великохмъ морозЬ, слу­
чившемся въ апрЬл'Ь 1762 года, гд4 онъ хот'Ьлъ на этомъ
прим^р^ подробно развить свою теор1 ю погружен1 я верх­
ней холодной атмосферы въ нижнюю. 30 iiOFin должно
было состояться публичное зас-Ьдаше Академ1и, и Ломоносовъ приготовилъ къ нему и отпечаталъ рЬчь о катад1 онтрической труб4; но за два дня до этого произошелъ
государственный переворотъ: на престолъ вступила Импе­
ратрица Екатерина II,— и академическое засЬдаше не со­
стоялось. Восшеств1е на престолъ новой Императрицы ко­
нечно было отмЬчено ЛомоЕшсовымъ одой, но ода эта оста­
лась незамеченной при двор^ и на него въ начала царствовашя не обращали внимап1 я: всЬ его покровители были въ
немилости, и граФъ М. Л. Воронцовъ и И. И. Ш уваловъ
должны были удалиться за границу. Щ едрая раздача наградъ и производствъ не коснулась Ломоносова, и онъ не
получилъ никакого повышен1 я, въ то время, какъ даже служaщie Академ1и, напр., Таубертъ, получили чины.
Такое отношеше къ Ломоносову очень обидело его, и
онъ подалъ на Высочайшее имя прошеше, изъ котораго
приведу слК>дующ1 я выдержки: « 1 ) по свидетельству разныхъАкадем 1 й и великихъ людей принесъ я науками знат­
ную славу отечеству вовсемъ ученомъ св^тЬ... итаковымъ
учешемъ, одами, публичными р 1>чьми и диссерташями
пользовалъ и украшалъ я вашу Академ1ю передъ вс^мъ
св^томъ 2 0 л^тъ; 2 ) на природпомъ язык^Ь разнаго рода
моими сочинеЕпями... стиль россшской въ минувш1 е 2 0 л^Ьтъ
несравненно вычистился передъ прежнимъ и много спо­
собнее сталъ къ выражен1ямъ идей трудныхъ...; 3) при­
сутствуя въКанцеляр1и Академ1и Наукъ членомъ полшеста
143
года безъ повышешя чина и безъ прибавки жаловашя,—
что, однако, моимъ говарищамъ учинено было,— отправлялъ
я должность мою по положеннымъ нй меня департаментамъ со всякимъ рачешемъ...; 4) помянутою моею рев­
ностною и верною службою и многими трудами пришло
мое здоровье въ великую слабость, и частой ломъ въ ногахъ и раны не допускаютъ меня больше къ исправлешю
должности, такъ что прошлой зимы и весны лежалъ я
1 2 недель въ смертной постел'Ь и нын-Ь тяжко бол'Ьнъ;
5 ) не взирая на мои вышеномянутые труды и ревностную
и безпорочную службу для приращешя паукъ въ отечествЬ,
близь двенадцати лЬтъ въ одномъ чину, оставленъ я, пижайш 1 й, пpoизвoждeпieмъ и обойденъ многими меня молодшими въ статскихъ чинахъ, которымъ при семъ реестръ
сообщается, и тЬмъ приведенъ въ великое уныЕпе, которое
болезнь мою сильно умножаетъ. И дабы... благоволено
было... меня для вышепомянутой болезни уволить отъ
службы... вовсе; а за понесенпые мною сверхъ моей проФесс1и труды и для того, что я многократно многими въ
произвождеши молодшими безъ всякой моей прослуги обой­
денъ, наградить меня произведеп1 емъ въ статск 1 е действи­
тельные совЬтники, съ ежегодною пепс1 ею по тысячи по
осьмисотъ рублевъ по мою смерть изъ Статской Кон­
торы...».
Это прошеше было въ 1юлЬ 1 7 6 2 года представлено
графу Г. Г. Орлову, принявшему его благосклонно, но не
им^ло д4йств1я. Почти черезъ годъ, въ ма^ 1763 года,
былъ данъ именцой указъ Сенату о пoжaлoвaнiи Ломоно­
сова только статскимъ советникомъ и объ отставке его отъ
службы съ половиннымъ по смерть содержашемъ. Ломоно-
ikk
совъ узналъ объ этомъ 15 мая (дворъ и Сенатъ находились
тогда въ MocKBi) и немедленно у4халъ въ свое поместье;
Таубертъ и Миллеръ ликовали, но радость ихъ была прежде­
временной : 13 мая въ Сенат4 была получена записка Го­
сударыни: «есть ли указъ о
Ломоносова отставки еще не
посланъ изъ Сената въ Питербурхъ, то сей часъ его ко мнЬ
обратно прислать». Указъ
былъ возвращенъ, — и Ломоносовъ вскор'Ь вернулся въ
Петербургъ.
1764-й годъ особенно отли­
чается,—вероятно, всл)Ьдств1 е
быстраго развит1я бол'Ьзни
Ломоносова,—ожесточенными
схватками его со своими непр1 ятелями, которымъ онъ
предается со всею страст­
ностью челов'Ька, не боящагося препятств1 й и не терпяД еревяниы й памятиикъ, поставлен - щ а г О
п р 0 Т И В 0 р 'Ь ч 1 й . У п О М Я ный въ 1791 г. П . И. Ч ели щ евы м ъ
.
^
въ деревы'Ь К ур ъ-OcTpoBii. (Съ гр а- н еМ Ъ ЗДЪСЬ ТОЛЬКО О ДЪЛЪ СЪ
вю ры къ KUHrii Ч ел и щ ева „ Н у т е ш е - л
т ттт
т ? ___
C T B ie по с е в е р у Р о ссш в ъ 1791 г .“ .
Ш л е ц е р о М Ъ . ЕгО В Ы П И -
салъ въ Росс1ю Миллеръ для
обучен1 я своихъ дЬтей, но потомъ съ нимъ не ужился;
Ш лёцеръ сдЬлался сторонникомъ Тауберта, который произвелъ его въ адъюнкты и доставилъ ему м^сто наставника
д^Ьтей графа Разумовскаго. Весною 1764 года Ш лёцеръ
испросилъ себ'Ь отпускъ изат^мъ представилъ въКанцеля-
145
р1ю свои планы по изучешю русской истор1и. Ломоносовъ,
познакомившись со статьей Шлёцера о древней русской
HCTopin, которую тотъ объяснялъ по греческимъ источникамъ, нашелъ. что ее печатать нельзя; не имЬлось также
и свободнаго мЬста профессора истор1 и, которое могь бы
занять Шлёцеръ. «Въ разсуждеши меня», говоритъ Ш лёцеръ: сгпоступки его наглыми ли больше или глупыми
назвать, не знаю. Ибо, принявъ намЬреше упражняться въ
Росс1йскомъ язык'Ь и въ истор1и, кого пристойн'Ье было
ему, какъ меня, держаться? Но онъ, напротивъ того, не
токмо оказывалъ ко мн-Ь презр'Ьн1 е, но и далъ себя въ
употреблеше моимъ соперникамъ, чтобы д^йствовалъ противъ моихъ успЬховъ, въ чемъ дошелъ до такой буйно­
сти, что требовалъ писменно моихъ историческихъ трудовъ ce 6 i въ пользу».
Въ своемъ представлен1и по этому поводу въ Сенатъ
Ломоносовъ прйводилъ политическ1я соображешя и доказывалъ, что Таубертъ дов-Ьрилъ Шлёцеру всю библ1отеку,
такъ что посл'Ьдшй могъ переписывать все, что угодно;
что теперь онъ повезетъ эти выписки за границу и издатеш ъ росс1 йскихъ, не подлежащихъ опубликован1 ю исто­
рическихъ изв^стш наживетъ тамъ себ-Ь похвалы и деньги.
Сенатъ, по разсмотр^ши этой бумаги, приказалъ не давать
отпуска Ш лёцеру и отобрать отъ него Bci выписки.
Приказъ этотъ не былъ своевременно выполненъ, а по­
тому, по предложешю Ломоносова, Сенатъ поручилъ Пре­
зиденту произвести сл'Ьдств1е. ГраФъ Разумовсшй, по возвращен!и своемъ въ Петербургъ, былъ очень недоволенъ
вс4мъ д^ломъ и запросилъ Ломоносова, на какомъ основаши онъ д-Ьлалъ донесен1я въ Сенатъ, а не ему, Прези10
ш
денту? Отв^тъ Ломоносова весьма характеренъ: указавъ
на ц^лын рядъ противозаконностей при опред1>лен1и Ш лёцера адъюнктомъ и незаконпыхъ д'Ьйств1й Тауберта, онъ
заявляетъ, что, съ одной стороны, д4ло не терпело умедлеН1 Я, а съ другой «въ бытность зд'Ьсь Вашего Оятельства
мои вамъ нредставлен1 я, служанця ко всенародной пользк
и къ исправлешю академическаго состоян1 я, весьма укоснительно въдЬйсгв 1 е производятся, а иные и вовсе безъд^йств1я оставлены». Не будемъ следить дальше за этой
истор1ей; достаточно сказать, что осенью 1764 года Ш лецеру отпуска не дали, а чЬмъ д4ло кончилось, я скажу
дальше. Ломоносову же, принимавшему очень близко къ
сердцу Bct подобныя д'Ьла, оно дало новодъ написать
«Краткую истор1ю о новеден1и академической Канцеляр1и
въ рассужден 1 и ученыхъ людей и д4лъ съ начала сего кор­
пуса до нынЬшняго времени»; въ ней были собраны вс 1 ;
пункты обвинеп1 я нротивъ его недруговъ— главнымъ образомъ, Канцеляр1и сов'Ьтниковъ Шумахера и Тауберта— bmIjст'Ь съ любопытными автоб1ограФическими данными. Кон­
чается «Истор1я» надеждой, что Государыня отвратитъ край­
нее нрепятств1е наукамъ. «Ежели же онаго не восносл'Ьдуетъ, о верить должно, что н'Ьтъ Божескаго благоволен1я, чтобы науки возросли и распространились въ Poccin».
Состояше духа самого Ломоносова въ это время лучше
всего могутъ показать выписки изъ его зам 1 >токъ: «за то
терплю, что стараюсь защитить трудъ Петра Великаго,
чтобы научились Росс1яне, чтобы показали свое достоин­
ство... Я не тужу о смерти: пожилъ, потерн^лъ и знаю,
что обо мн^ д4ти отечества пожалкютъ».
Въ маЬ 1764 года Ломоносо]^ъ узналъ о сд4ланномъ
147
еще въ март1> предложехпи Президента ему и Тауберту на­
писать проектъ иоваго академическаго устава, и сейчась же
принялся занзложеше своихъ давнишнихъ плановъ. Сперва
онъ нанисалъ на латинскомъ языкЬ хмысли объ устав'Ь и
далъ ихъ прочитать кое-кому изъ академиковъ; затЬмъ на
русскомъ языкЬ представилъ Президенту, въ средин!» сен­
тября, а Новое примерное расположеше и учреждеше С.-Пе­
тербургской А кадем1и Наукъ, на Высочайшее разсмотрЛлпе
и аппробащю сочиненное». Невозможно разсматривать
здЪсь подробно этотъ большой проектъ; отмЪтимъ только,
что, по мнЬнш Ломоносова, крОхМ^ естественнаго и математическаго класса, въ Академ1и долженъ быть еще историческш (юриспрудепщя, истор1я, восточные языки); Академ1 я должна быть чисто русскимъ учрежден1 емъ, а по­
тому, когда будетъ довольство ученыхъ людей, то всЬ ака­
демики должны быть природные росс1яне. Вообще въобязанностяхъ академиковъ должны на первомъ планЬ стоять
интересы Pocciu, ея нужды и потребности. Дал'Ье проведено
уничтожеше властвован1я академической Канцеляр1и, управлен{е Академ1ей передано самимъ академикамъ, уничто­
жены всяк1 я художественныя и ремесленныя прп ней
учрежден1я. Многое изъ проекта Ломоносова было погомъ
осуществлено, но Ломоносовъ педожилъ до этого времени.
Поелполученной-было отставки и достаточно неожиданнаго возстановлешя въ своихъ правах!», Ломоносовъ пожалованъ былъ, 20 декабря 1763 года, чиномъ статскаго
сов'Ьтника съ жаловашемъ въ 1875 рублей. Въ посл^дше
годы жизни онъ былъ избранъпочетнымъ членомъ Ш вед­
ской Академ1и, затЬмъ, по представление граФа М. Л. Во­
ронцова,— почетнымъ членомъ Болонской Академ1и (1764)
10"
ш
u, наконецъ, Академ1и Художествъ, на торжествеиномь зас^даши которой, 10 октября 1763 года, Ломоносовъ произнесъ рЬчь, въ коей благодарилъ за избран1 е и привЬтствовалъ художества, основанныя Елисаветой и поддержанныяЕкатериной. 7 1юня 1764 года, въчетвертомъ часу
по полудни, Ломоносова въ его дом'Ь посетила Екатерина II
съ некоторыми знатнейшими особами своего двора. Она
подробно осмотрела все производство мозаичныхъ рабогъ
и приближавшуюся къ окончашю «Полтавскую Батал 1 ю 5>,
а также некоторые Физико-химическ1е опыты и ФизичеcKie инструменты Ломоносова; въ шестомъ часу, оказавъ
Всемилостивейшее удовольств1е, она возвратилась во дворецъ, при чемъ Ломоносовъ при отъ^зд^ поднесъ ей
стихи.
Къ 1764 году относится любопытный, незаконченный
Ломоносовымъ документъ — конспектъ важргЬйшихъ теоремъ, которыми Ломоносовъ постарался обогатить естественныя пауки (на латинскомъ язык+э). Этотъ конспектъ
предназначался, вероятно, для отсылки за границу И. И.
Шувалову, черезъ котораго Ломоносовъ надЬялся сделаться
членомъ Парижской Академ1и Наукъ.
Новый, 1765-й годъ подарилъ Ломоносова крайне непр1ятнымъ извЬст1емъ: 4 января Высочайшимъ указомъ
Шлёцеръ былъ неожиданно принятъ на службу академикомъ, проФессоромъ ncTopin; ему сразу дали жаловаше въ
8 6 0 рублей, Bct права старыхъ академиковъ и, дабы
труды его в безнрепятственнее могли производимы быть
въ печать, то позволяется ему оные для засвидетельствован!я его усерд1я всеподданнЬйше представлять Ея Импе­
раторскому Величеству», т. е., e»iy была дана возможность
Видъ Александро-Невской Лавры, 1747 года, со стороны Невы, съ Троицкимъ Соборомъ, разобраннымъ въ 1755 году.
ш
опубликовывать свои статьи помимо КонФеренщи... Ломоносовъ иаписа.1 ъ слЬдств1я отъ принят1я Шлёцера ординарнымъ проФессоромъ, съ критикою пупктовъ контракта
въ указ4, но, конечно, безъ всякаго результата. Закулисная
сторона такого внезапнаго производства разсказана самимъ
Ш лёцеромъ; она заключалась въ сл-Ьдующемх. BM'bcrt
съ сыновьями графа Разумовскаго учился и сынъ генералърекетмейстера Козлова, им^вшаго свободный доступъ
къ Государын'Ь; черезъ Тауберта Козловъ донесъ ей,
что Шлёцера незаслуженно преслЬдуетъ Ломоиосовъ:
въ результат'Ь и посл'Ьдовалъ указъ о принят1 и его на
службу.
Посл^ этого событ 1 я, само собою, Ломоносовъ сталъ
относиться довольно равнодушно къ д^ламъ Академ1и: ему
нисколько не улыбалась перспектива трудиться надъ нолучешемъ привиллепй для Шлёцера. Въ январе и Феврале,
насколько позволяла болезнь, онъ былъ н^зсколько разъ
на зас4дан1яхъ КонФеренщи, при чемъ ссорился съ Миллеромъ, получившимъ тогда новое назначеше и приготовляв­
шимся къ отъезду въ Москву. Подъ вл1ян1емъ бол'Ьзни
Ломоносовъ сталъ крайне раздражителенъ и съ еще боль­
шею горячностью, ч^мъ прежде, отзывался навсяк 1 я, хоть
отдаленно причастныя къ нему обстоятельства. Такъ,
когда 16 Февраля было получено въ Академ1и письмо отъ
Л. Эйлера съ хорошимъ отзывомъ о бывшемъ y 4 eHHKii Ло­
моносова, академик-Ь С. Я. Румовскомъ, съ которымъ Ломоносовъ находился въ непр1 язненныхъ отношешяхъ, то
онъ написалъ (но можетъ быть не послалъ) Л. Эйлеру
прямо оскорбительное письмо, полное горькихъ жалобъ на
Миллера, Тауберта и «его комнатную собачку» Румов-
150
сгсаго... Въ противоположгюсть этому, полиымъ спокойств1емъ дгэипетъ посл'кдпее сохранившееся письмо Ломоно­
сова, отъ 2 марта, къ cecip i, М. В. Головиной, на родину:
ft Государыня моя Марья Васильевна, здравствуй на
множество л'Ьгъ съ мужемъ и д'Ьтьми. Весьма нр1ятно мн1>,
что Мишенька *) пр1'кхалъ въ С.-Петербургъ въ добромъ
здоровь'Ь и что ум^етъ очень хорошо читать и исправно,
такисе и пигаетъ для ребенка нарочито. Съ самаго пр14зда
сделано ему повое Французское платье, сшиты рубашки и
совс^мъ од^зтъ съ головы и до ногъ, и волосы убираеть
по нашему такъ, чтобы его на Матигорахъ не узнали. M ni
всего удивительнее, что онъ не заст'Ьнчивъ и тотчасъ къ
намъ и нашему кушанью привыкъ, какъ бы в^къ у пасъ
жилъ, не показалъ пиг^акова виду, чтобы тосковалъ или
п.1 акалъ. Третьяго дня послалъ я его въ школы зд'Ьшней
Акаделпи Науг^ъ, состояния подъ моею командою, гдЬ сорокъ человЬкъ дворянскихъ д^тей и разночинцевъ обуча­
ются и гд4 онъ ЖНТ1, будетъ и учиться подъдобрымъ смотрЬшемъ, а по праздникамъ и по воскреснымъ днямъ бу­
детъ у МС1Ш обЬдать, ужинать и ночевать въ дом-Ь. Учить
его пр:1 каза!Ю отъ меня латинскому языку, ариометик'Ь,
чисто и хорошенько писать и тапцовать. Вчера много ве­
чера былъ я въ школахъ нарочно носмотр-Ьть, какъ онъ
въ общежит1 и со школьниками ужинаетъ и съ кЬмъ живетъ В7 > одной камерЬ. Поверь, сестрица, что я объ немъ
стараюсь, какъ долженъ доброй дядя и отецъ крестной.
Также и хозяйка моя и дочь его любятъ и вc^)Mъ довольI
*) Илелипяшкъ ]\1 . В. Ломоносова—Михаилъ Евсовьевичъ Головип 7>,
«посл'1'>дств1 и адъюнкть п о мателштпкЬ и ф п з н к Ь и почетный члет> Академ 11г Наукъ.
151
ствуютъ. я не сомневаюсь, что опъ черезъ учеше счастливъбудетъ, и съистиинымъ люблешемъ пребываю братъ
твой Михаил о Ломоносовъ».
Въ середин Ь марта Ломоносовъ простудился и слегъ;
ему становилось все хуже и хуже,— и 4 анр'Ьля 1765 года
его не стало. Посл'Ьдн1е дни съ нимъ провелъ почти без­
отлучно его нр1ятель, аг^адемикъ Штелинъ, coxpannBHiiu
намъ слЬдующ1я слова Ломоносова, сказаниыя ему за нЬсколько дней до смерти: «Другъ, я вижу, что долженъ
умереть и спокойно и равнодушно смотрю на смерть; жал^ю только о томъ, что не могъ я совершить всего того,
что нредпринималъ я для пользы отечества, для приращешя наукъ и для славы Академ1и, и теперь, при Konuii
жизни моей, долженъ я видеть, что всЬ мои нолезныя нам1^рен1я исчезнутъ вм^ст4 со мною».
152
На могил^ М. В. Ломоносова, па Лазаревскомъ кладбищ-Ь Алексапдро-Невской Лавры въ Петербург^, поставлепь его почитателем^, граФомъ М. Л. Воронцовыми,
памятникъ б-йлаго мрамора, съ надписью, сочипенпой
Штелиномъ, и рисункомъ его произведен1я; другой
почитатель, граФъ А. П. Ш уваловъ, сочинилъ на Французскомъ язык^ оду, гдЬ воздалъ должное заслугамъ
Ломоносова.
М. В. Ломоносовъ им^лъ только одного сына Ивана,
скончавшагося въ Марбург-Ь въ младенчеств'Ь, и все потом­
ство великаго ученаго, нын'Ь довольно многочисленное,
произошло отъ дочери его, Елены Михайловны, по мужу
Константиновой; дочь последней, С о ф ь я Алексеевна, была
замужемъ за генераломъ Н. Н. Раевскимъ, а зат4мъ по­
томками Ломоносова являются, кром^ Раевскихъ, Орловы,
князья Волконсше, князья Яшвиль, Уваровы и друпе.
ПЕРЕЧЕНЬ РИСУНКОВЪ
ВЪ ТЕКСТА и НА ОТДФЛЬНЫХЪ ТАБЛИЦАХЪ.
В ъ текст^Ь:
Заставка на обложк1>— съ заглавнаго листа „Em eM tcflqebixb Сочинеы1й,
къ польз1> и увеселен1ю служ ащ ихъ“ , издававшихся Акадея 11ею Наукъ;
съ кинжки 1757 г., 1юль. (Архивъ КонФеренщи Имп. Академш Наз^къ).
Общ1й видъ города Архангельска, 1701 г. Съ гравюры изъ книги
С. de Bruin: „Reizen over M oskovie, door Persie en Indie“ , Am sterdam . 1711
(Изъ библ1отеки Архаигельскаго Общества изучешя Русскаго Севера).—
Стр. 1.
MtcTo родины М. В. Ломоносова въ деревне Денисовк-Ь, Холмогорскаго у^зда Архангельской губерши. Съ литограФш изъ книги: „Труды
Архаигельскаго Статистическаго Комитета за 1865 г о д ъ “ , Книга 1 - я ,
Арх. 1 866.— Стр. 3.
Димитр1евская церковь въ КуростровЪ, построенная во времена Ломо
Н осова. По снимку 1910 г., полученному отъ о. А. Н. Грандилевскаго.—
Стр. 6.
Видъ гор. Ф рейберга, временъ пребыван 1я тамъ Ломоносова. Съ не­
мецкой гравюры середины X V III ст. (Дрезденская Галлерея).— Стр. 15.
ПроФессоръ М арбургскаго Университета Христ1анъ В о л ь ф ъ (ум. 1754).
Съ гравюры I. G. W ill’я. (Изъ библ!отеки Имп. Академ1и Х удож ествъ).—
Стр. 15.
Университетъ въ М арбург^. Съ гравюры Б. МаннФельда.— Стр. 19.
Бергмейстеръ во Фрейберг-Ь, временъ пребыван 1я тамъ Ломоносова.
Съ немецкой раскрашенной гравюры 1730 г. (Дрезденская Галлерея).—
Стр. 22.
Пробирный мастеръ во Ф рейберг^, временъ пребывашя тамъ Ломо­
носова. Съ немецкой раскрашенной гравюры 1730 г. (Дрезденская Гал­
лерея). — Стр. 22.
Ф асадъ Императорской Библ!отеки и Кунсткамеры на востокъ. Изъ
„П лана Императорскаго Столичнаго города С ан к тп е те р б ^ ф гаи зд ан н аго
въ 1737 г. Академгею Н аукъ; л. VI, гравировалъ Григор1й Качаловъ.
Архивъ КонФеренцш Имп. Академ1и Н аукъ).— Стр. 28.
154
Часть Васильевскаго Острова съ видами: Академ1и Наукъ, здан1я съ
Глобусомъ, Театра Фейерверковъ и иллюмиващй, здаи!я 12 Коллепй (нынЪ
Университетъ). Съ 5-го листа плана Петербурга, посвящеинаго Имп. Елисавет']^, гравированнаго Ив. Соколовымъ, Мих. М ахаевымъ и другими,
исполненнаго по чертежамъ I. Трускота и издаынаго въ 1733 году. (Архивъ
КоыФеренщи Имп. Академ1и Наукъ). — Стр. 32.
Ф асадъ Академш Наукъ на востокъ. Изъ „ Плаыа Императорскаго Столичнаго города Саиктпетербурга“ , издаынаго въ 1737 г, Академ1ею Наукъ;
л. III, гравировалъ К. А. Вортманнъ. (Архивъ КонФеренщи Имп. Академ!и
Наукъ). — Стр. 38.
ГраФЪ М ихаилъ Лар1оновичъ Воронцовъ. Съ гравюры Г. Ф . Ш мидта,
1758 г. (Изъ собрашя Н. Д. Чечулина). — Стр. 40.
Иванъ Ивановичь Ш уваловъ. Съ гравюры Г. Ф . Шмидта, 1762 г. (Изъ
собран 1я Н. Д. Чечулина). — Стр. 42.
Заставка изъ книги: „Pii4H , которыя въ публичномъ собраши Импе­
раторской Академ 1и Н аукъ читаны были апр:Ьля 29 дня 1742 года. Пере­
ведены съ Латинскаго языка чрезъ Григорья Теплова, Натуральной Гистоpin Адъюнкта “ , С.-Пб. Заставка относится къ р1>чи академика КраФта.
(Архивъ КонФеренц1и Имп. Академ!и Наукъ). — Стр. 47.
Проспектъ Л^тняго Ея Императорскаго Величества дому съ северной
стороны. Съ гравюры А. Грекова, по рисунг{у М. М ахаева. (Около 1753 г.).
(Архивъ КонФеренши Имп. Академ1и Наукъ). — Стр. 37.
Мозаичный образъ Спаса Нерукотворепнаго; сзади выгравирована
надпись: „Сей Нерукотворенный Образъ Христа Спасителя Н аш его По
желан!ю С!ятельцМш1я ГраФини Мавры Егорьевны Ш уваловой Сложенъ
Михайломъ Ломовосовымъ въ Начинан{е Опытовъ Мозаичнаго Худож ества
въ СанктпетербургЬ 1753 года“ . Съ подлинника, принадлежащаго НиколоМалицкому монастырю близъ Твери. — Стр. 39.
Мозаичный портретъ Петра Великаго, приписываемый Ломоносову.
(Музей Имп. Общества Поощрен!я Худож ествъ, въ С.-Петербург1>).— Стр. 64.
Проспектъ Государственныхъ Коллепй съ част1ю Гостинаго двора.
Съ гравюры Е. Внукова, по рисунку М. Махаева. (Около 1753 г.). (Архивъ
КонФврвиц1и Имп. Академш Наукъ). — Стр. 74.
Академикъ Георгъ - Вильгельмъ Рихманъ (ум. 1753 г.). Съ оФорта
I. Штенглина и Е. Е. Оедос^ева. (Изъ библютеки Имп. Академш Х удо­
ж ествъ).— Стр. 75.
Електрическая стрЬла въ Академическомъ дом']Ь у химической лаборатор!и, гд1> жилъ М. В. Ломоносовъ. Съ гравюры, приложенной къ „Слову**
155
Ломоиосова „О явлен1яхъ воздушиыхъ, отъ Електрической силы происходлщ ихъ“ , изд. 1733 г . — Стр. 76.
Комната въ квартир:^ академика Рихмана, гд1з была установлена гро­
мовая машина. Съ гравюры, приложенной къ „Слову“ Ломоиосова „О явлен!яхъ воздушиыхъ, отъ Електрической силы происходящ ихъ“ , изд.
i7 5 3 г. — Стр. 78.
Одинъ изъ 48 видовъ с1>вериыхь с1яшй, награвироваиныхъ въ 1764 г.
по рисуикамъ Ломоиосова граверомъ I. Штеиглиномъ. (Архивъ КонФеренщи Ими. Академш Наукъ, кн. Л!» 283, л. 2 51).— Стр. 83.
Проспектъ стараго Зимняго дворца съ каиаломъ, соединяющимъ
Мойку съ Невою. Съ гравюры Е. Випоградова, по рисупку М. М ахаева.
(Около 1733 г.). (Архивъ КоиФвренц{и Имп. Академ1и Наукъ). — Стр. 83.
Мозаичный портретъ Петра Великаго, работы Ломоиосова, съ над­
писью сзади: „М ихаилъ Ломоносовъ. 1737“ . Прииадлежалъ p au te П. П.
Свиньииу, а зат1>мъ Имп. Росс1йской Академ!и. (Большой КонФерепцъ^?алъ Имп. Академп! Н аукъ).— Стр. 87.
Проспектъ Биржи и Гостииаго двора вверхъ по Малой Нев-Ь р1>к1>
Съ гравюры И. Елякова, по рисунку М. Махаева. (Около 1733 г.). (Архивъ
Ь'оаФеренши Имп. Академ!и Наукъ). — Стр. 100.
Перспективный видъ Библ 10теки Академ!и Наукъ, второго и третьяго
апартаментовъ. Изъ „П лана Императорскаго Столичнаго города Санктпетербурга“ , изданнаго въ 1737 году Академ1ею Наукъ; л. ХП, по рисунку
Джироламо Бона гравировалъ К. А. Вортмаиъ. (Архивъ КонФеренц1и Имп.
Академ 1и Наукъ). — Стр. 102.
М. В. Ломоносовъ. Съ гравированнаго портрета, приложеннаго къ ру­
кописи ,,Путешеств1я по сЬверу Россш въ 1791 г.“ П. И. Челищева (Изъ
co6pauia графа С. Д. Ш ереметева). — Стр. 109.
Кунсткамера: „П роФ иль Галер1и и первой залы съ кур!озиыми вешми
во второмъ апартамент!) на востокъ“ . Изъ „П лана Императорскаго Сто­
личнаго города Саиктпетербурга“ , изданнаго въ 1737 году Академ!ею
Наукъ; л. X , гравировалъ Ив. Соколовъ. (Архивъ КонФерепц{и Имп. Академ1и Наукъ). — Стр. 112.
М. В. Ломоносовъ. Съ гравированнаго портрета, работы неизв1>стнаго
мастера. (Изъ собран!я Д. А. Ровинскаго въ Московскомъ Публичномъ и
Румяпцовскомъ М узеяхъ).— Стр. 122.
Заставка изъ „Собран{я разныхъ сочинен 1Й въ стихахъ и n po3t“ Ло­
моиосова, кн. I, М. 1737. (Библютека Имп. Академ1и Н аукъ).— Стр. 127.
Заставка изъ кииги: „Р азго во р ы о множествЬ м1ровъ господина Фон-
156
тенелла“ , въ перевод^ князя А. Д. Кантемира, изд. 2 - е , С.-Пб. 1761,
стр. 102. (Архивъ КоиФеренц1и Имп. Академ1и Н аукъ).— Стр. 139.
Деревянный памятникъ, поставленный въ 1791 год у П. И. Челищ евымъ въ деревн1> Куръ-Остров^; съ гравюры, приложенной къ рукописи
,,Путешеств1я по с^Ьверу Poccin въ 1791 г .“ Челищева. (Изъ собрашя графа
С. Д . Ш ереметева). — Стр. 144.
Видъ иадгробнаго памятника Ломоносова. Съ гравю ры, приложенной
къ рукописи „ Г1утешеств1я по северу Poccin въ 1791 г .“ П. И. Челищева.
(Изъ собран1я графа С. Д. Ш ерем етева).— Стр. 152.
Н а отд-Ьльныхъ л и с т а х ъ :
М. В. Ломоносовъ. Съ оригинальнаго портрета масляными красками,
принадлежащаго графу Григор1ю Ивановичу Ностицу. Фототип1я. Подъ
портретомъ— снимокъ съ подписи Ломоносова на указ^Ь Канцелярш Академш въ Академическое Собран1е отъ 18 сентября 1760 г. (Архивъ КонФеренщи Имп. Академ1и Наукъ). К ъ стр. 1.
„ Планъ м^стъ прил1>жащихъ къ Куростровской волости гд-Ь родился
Г. Ломоносовъ“ . И зъ книги „И утешеств1я академика Ивана Лепехина.
Часть IV, въ 1772 го д у “ . С.-Пб. 1805. (Архивъ КонФеренщи Имп. Академ1и
Наукъ). Къ стр. 4 — 5.
Ранше почерки Ломоносова:
1) Подпись Ломоносова на подрядной записи 4 Февраля 1726 г.
(Съ подлинника, принадлежащаго Архангельскому Городскому
Публичному Музею).
2) Подпись Ломоносова 25 января 1730 г. въ тетради, заведенной
при построен 1и Куростровской Каменной церкви подрядчикомъ
Петромъ Некрасовымъ. (Съ подлинника, принадлежащего Архан­
гельскому Городскому Публичному Музею).
3) Подпись Ломоносова на допрос-Ь 4 сентября 1734 г. (Съ подлин­
ника изъ Архива Московской Св. Синода Конторы). Къ стр. 8 —9.
Родина М. В. Ломоносова черезъ 200 л^тъ со дня его рожден 1я. Съ
карты, составленной П. Л. Маштаковымъ. Къ стр. 10— 11.
Видъ гор. М арбурга, временъ пребыван1я тамъ Ломоносова. Съ не­
мецкой гравюры первой половины XV H I ст. (Дрезденская Галлерея). Къ
стр. 19—20.
Видъ гор. Ф рейберга, временъ пребыван!я тамъ Ломоносова. Съ не­
мецкой гравю ры 1740 г. (Дрезденская Галлерея). Къ стр. 2 4 —25.
157
Снимокъ съ письма Ломоносова къ графу М. Л. Воронцову отъ 15 Ф е­
враля 1761 г. (Съ подлинника изъ Имп. Публичной Библютеки). Къ
стр. 40—41.
Химическая Лаборатор1я Ломоносова. Планъ архитектора I. Шз^махера
1748 г. (Съ подлиннаго рисунка, хранящ агося въ Архив']^ КонФвренши
Имп. Академ1и Наукъ, кн. Al* 747, л. 59—60). Къ стр. 4 6 —47.
Снимокъ съ письма Ломоносова къ Леонарду Эйлеру, на латинскомъ
язык!!, отъ 28 ноября 1754 г., изъ Петербурга. (Съ подлинника, хранящагося въ АрхивЬ КонФеренцш Имп. Академ1и Наукъ, св. 108). К ъ стр. 5 4 —55.
Снимокъ съ части письма Ломоносова къ Леонарду Эйлеру, на латин­
скомъ язы к^, отъ 5 1юля 1748 г. (изъ Петербурга), въ которомъ впервые
излагается Ломоносовымъ с^’^щность закона сохранешя вещ ества. (Съ под­
линника, храняшагося въ Архив1^ КонФвренцш Имп. Академш Наукъ,
св. 108). Къ стр. 56.
„П олтавская Батал1я“ . Мозаичная картина, рабочей мастерской Ломоно­
сова, 1764 года. Фототип1я. Съ подлинника, принадлежащаго Музею Имп.
Общества Прощрен1я худож ествъ въ С.-Петербург1>. Къ стр. 6 4 —65.
Снимокъ съ заглавнаго листа и 1-й страницы „Слова похвальнаго Г о ­
сударю Императору Петру Великому**, изд. 1755 г. Къ стр. 8 6 —87.
Снимокъ съ черновой рукописи трагед1и Ломоносова „Тамира и Селимъ“ , дМств1е П1, явлен!е 5. (Съ подлинника изъ Рукописнаго 0тд4лен!я
Библ1отеки Имп. Академ1и Наукъ). К ъ стр. 88— 89.
Гравированный по заказу И. И. Ш увалова портретъ, приложенный къ
издашю „Собраш я разныхъ сочинешй въ стихахъ и въ проз1> Господина
Коллежскаго Сов1>тника и Профессора Михайла Ломоносова**, книга I,
2-е издаше, съ прибавлешями, М. 1757 г. (Библ1отека Имп. Академ!и
Наукъ). Къ стр. 96—97.
Часть „П роспекта въ пизъ по Нев1> рЬк']^ между зимнимъ Ея Императорскаго Величества домомъ и Академ1ею Наукъ**, подъ смотр'Ьн1емъ
Г. Валер1ани снималъ подмастерья Михайла М ахаевъ, гравировалъ М астеръ
Григор1й Качаловъ. (Около 1753 г.). (Архивъ КонФеренщи Имп. Академ1и
Наукъ). К ъ стр. 104— 105.
Видъ Академ1и Н аукъ и Петропавловской крепости. Съ картины
масляными красками М. И. Махаева. 1750-хъ гг. (Имп. Эрмитажъ). Къ
стр. 110— 111.
Изображен1е „ Иллуминащи Санктпетербургской Академ1и Наукъ Сен­
тября 6 дня 1750 года**. И зъ книги: „Diem illustricum.... Im peratricis Elisabetae Petri Magni filiae Academia Scientiarum orationibus solemnibus ac festis
ignibus celebrat Anno MDCCL. Sept. VI**. (Архивъ KoнФepeнцiи Имп. А каAOMin Наукъ). К ъ стр. 128— 129.
158
Свимокъ съ чориовой рукоппси 8-й оды Ломоносова (изъ 1ова, нач.:
„О ты, что въ горести иапрасно На Б ога ропчешь, челов^къ“ ). (Съ под­
линника изъ Рукоппсеаго Отд1>лен1я Библ!отеки Ими. Акадеа 11и Наукъ).
Къ стр. 136— 137.
Императрица Блисавета Петровна. Съ мозаики мастерской Ломоносова.
(Имп. Эрмитажъ). Къ стр. 140—141.
Видъ Александро-Невской Лавры, 1747 года, со стороны Невы, съ
Троицкимъ Соборомъ, разобраннымъ въ 1755 г. (Съ подлиннаго рисунка,
хранящегося въ АрхивЪ БонФеренц 1и Имп. Академ!и Наукъ, кн. № 120,
л. 351). К ъ стр. 148— 149.
Памятникъ на могилЬ Ломоносова на Лазаревскомъ кладбищ^ А лександро-Невской Лавры. Съ ФотограФ1и, полученной отъ 0 . М. М орозова.—
К ъ стр. 152.
С0ДЕРЖАН1Е.
ГЛАВА I. Поморы. Васил 1Й ДорОФ'Ьевъ Ломоносовъ. Рождеи!е
Ломоносова. Первые годы жизни. Промыслы. Лопари. Северная при­
рода. Обучеше грамогЬ. Стремлен1е къ просв^щешю. Тяж елое семей­
ное положеше. У ходъ въ Москву. Славяногреко латинская Академ1я.
Услов 1я жизни въ ней. Предметы обучен!я....................................................
1
ГЛАВА П . Учреждеше въ П етербург* Академш Наукъ. У правлеше ею. Сборъ учениковъ для гимназ!и. Пр11Ьздъ Ломоносова въ
Петербургъ. Посылка за границу для обучешя металлург1и и хим1и.
Занят!я и развлечен 1я въ Марбург-Ь. Долги. Ф рейбергъ. Первые
стихи. Разры въ съ Генкелемъ. Странствовашя Ломоносова. Зачислеше
на военную службу. Возвращ еш е въ Петербургъ, Смерть отца . . .
15
ГЛАВА П1. Первые ш аги въ Петербург^!. Ломоносовъ — адъюнктъ Академ1и. Донесен1я на Ш умахера. Побоища у Ш турма. Отношешя къ КонФеренцш и следственной коммисс1и. Арестъ Ломоносова.
П обеда Ш умахера. Научныя и литературныя занят!я. „Размышлен1я
о Бож!емъ величеств***. П р1*здъ жены. Нападеше матросовъ . . .
28
ГЛАВА IV. Каеедра хим!и въ Академ 1и Наукъ. Ломоносовъ—
проФессоръ. Матер{альное положен1е. Переводъ ф и з и к и В о л ь ф в . П убличныя лекцш по ф и з и к * . М ы с л и объ з^ниверситетскомъ у с т ав *.
Литературная деятельность. О состав* и происхождеши селитры.
Прошешя о постройк* химической лаборатор!и. Лаборатор1я въ го товомъ в и д * ..................................
38
ГЛ А ВА V. Научныя работы по ф и з и к * . Атомистическая гипо­
теза. Первоначальныя частички т *л ъ . О причин* теплоты и холода.
Теор1я упругой силы воздуха. Бдинообразхе взглядовъ Ломоносова
на Физику. Отношешя къ Эйлеру. Законъ сохранешя вещ ествъ и ко­
личества движешя. Германская критика и статья „О должности ж урналистовъ“ ......................................................................................................................... 47
ГЛАВА VI. Работы въ лаборатор!и. Окрашенныя стекла. Первая
мозаика. Учрежден1е стекляннаго завода. П о*зд ка въ Москву. 9000 десятинъ и 211 душ ъ крестьянъ. Картины для монумента Петра Великаго. Статья о м озаик*. Мозаичная мастерская. „Полтавская батал1я“
и ея судьба. „Слово о п о л ь з* хим1и**. Лекщи по Физической хим 1и.
Химичесше опыты. Отношен 1я къ Флогистону и опыты въ заплавленныхъ сосудахъ...........................................................................................................
57
160
ГЛ А ВА V II. Электрическ1е опыты. Громовая машина. Смерть
Рихмаиа и письмо Ломоносова къ Ш увалову. Р1зчь объ электрическихъ
явлеш яхъ. „Сумнительства“ въ ней. Теор1я образовап 1я электри­
чества въ атмосФер-Ь. С^верныя с!яшя. Занят!я метеоролог1ей. Самопиш ущ !е п р и б о р ы ........................................................................................................7 4
ГЛАВА V III. Похвальныя слова. Трагед1и. PoccificKaa грамма­
тика. Вл 1ян!е И. И. Ш увалова. Заият 1я русской истор!ей и участ1е въ
историческомъ собран!и. Отказъ отъ занятШ хим!ей. Увольнен 1е ла­
боранта Биттигера. Столкновешя съ Канцеляр 1ей и съ Тепловымъ.
Письменный выговоръ. Ломоносовъ—Канцеляр 1и СовЪтникъ. Основан!е М осковскаго Университета. Гимнъ бород^. Собственный домъ .
85
ГЛАВА IX . Д-Ьятельность въ академической Канцеляр{и. Недо­
статки и излишества. М^ры противъ Миллера и Тауберта. Зав1>дываше Гимназ!ей и Университетомъ. Новые регламенты ихъ. Гимназичесшя Д’Ьла. Инспекторъ М одерахъ. Новый домъ для Гимиаз!и. Зав^дыван 1е ГеограФическимъ Департаментомъ. РоссШск1Й атласъ. Экономичесшя карты ........................................................................................................... 100
ГЛ А ВА X . Научныя заняля. О рожден!и металловъ отъ трясен1я
земли. Первыя основашя металлург1и. Минералог1я. Больш ая точ­
ность морского пути. Инструменты. Работы по с и л * тяжести. Путеш еств 1я по с^вернымъ морямъ и экспедищя Чичагова. О ледяныхъ
горахъ. О твердости и жидкости т^лъ. Явлен1е Венеры наСолвцЬ.
Историчесше труды. Отношен1я къ Сумарокову иТредьяковскому
. И2
ГЛ А ВА X I. Труды по ф и л о л о п и . Церковно-славянск!й и pyccK in
языки въ X —XI B tK t и въ начал* X V III стол*т1я. Взаимоотношения
обоихъ язы ковъ. „Ш ти ли “ Ломоносова. Его грамматика и реторика.
1 1 оэтическ 1я произведен 1я. Стремлеп1е въ нихъ къ просв*щ ен 1Ю)
благу и п о л ь з* русскаго народа.................................................................... 127
ГЛАВА X II. Письмо „О размножен!и и сохранеши русскаго народа“ . Смерть Елисаветы Петровны. Б ол*зн ь. Восшеств1е на престолъ
Екатерины II. Прошен1е объ отставк*. Отставка и возстановлен{е въ
правахъ. Борьба противъ Ш лёцера. Записка о Канцеляри!. Ироектъ
новаго устава Академш. Почести. Назначеше Ш лёцера академикомъ.
Болезненная раздражительность. Письмо на родину. Смерть Ломо­
носова............................................................................................................................. ......
Перечень р и су н к о в ъ ...................................... ............................................... 1 3 3
Автор
auelhan
Документ
Категория
Образование
Просмотров
122
Размер файла
9 191 Кб
Теги
zhizneopisanie, 1217070, lomonosov, mihailo, vasilevich, bb682, menshutkin
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа