close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Формирование институтов и механизма общей политики безопасности и обороны Европейского Союза (1998 – 2012 гг.)

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Годенов Иван Сергеевич Шифр научной специальности: 07.00.03 - всеобщая история Шифр диссертационного совета: Д 212.267.03 Название организации: Томский государственный университет Адрес организации: 634050, г.Томск, пр. Ленина, 36 Те
 На правах рукописи
ГОДЕНОВ ИВАН СЕРГЕЕВИЧ
ФОРМИРОВАНИЕ ИНСТИТУТОВ И МЕХАНИЗМА ОБЩЕЙ ПОЛИТИКИ БЕЗОПАСНОСТИ И ОБОРОНЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА (1998 - 2012 гг.)
Специальность 07.00.03 - Всеобщая история
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Томск - 2012
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Национальный исследовательский Томский государственный университет" на кафедре мировой политики
Научный руководитель:доктор исторических наук, доцент
Дериглазова Лариса Валериевна
Официальные оппоненты:Румянцев Владимир Петрович
доктор исторических наук, доцент, ФГБОУ ВПО "Национальный исследовательский Томский государственный университет", заведующий кафедрой новой, новейшей истории и международных отношений
Игумнова Людмила Олеговна
кандидат исторических наук, ФГБОУ ВПО "Иркутский государственный университет", доцент кафедры мировой истории и международных отношений
Ведущая организация:ФГБОУ ВПО "Московский государственный институт международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации"
Защита состоится 30 мая 2012 г. в 13:00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.267.03, созданного на базе ФГБОУ ВПО "Национальный исследовательский Томский государственный университет" по адресу: 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36.
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ФГБОУ ВПО "Национальный исследовательский Томский государственный университет" (634050, г. Томск, пр. Ленина, 34а).
Автореферат разослан 20 апреля 2012 г.
Ученый секретарь
диссертационного советаХарусь Ольга Анатольевна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Европейский Союз и Россия находятся в общем пространстве внешней безопасности, и это определяет необходимость внимательного изучения европейской интеграции в военно-политической сфере. Европа была и остается важнейшим экономическим партнером России. Однако роль Евросоюза в вопросах международной безопасности невелика по сравнению с его экономическим весом. Тем не менее, развитие Союзом Общей политики безопасности и обороны (ОПБО)1 вызывает множество вопросов со стороны России.
Россию и Европейский Союз (ЕС) объединяет стремление к обеспечению стабильности в Европе, однако их позиции во многом часто расходятся. С отдельными странами Евросоюза у России существуют противоречия в вопросах обеспечения международной безопасности. Это может существенно затруднить совместный российско-европейский диалог, т.к. в области ОПБО почти любая страна ЕС может сорвать принятие общих решений.
В предшествующие годы холодной войны европейскую безопасность обеспечивали НАТО и США, и сегодня Евросоюз продолжает активно сотрудничать с альянсом, где по-прежнему сильно влияние США. Общая политика безопасности и обороны Союза частично опирается на ресурсы и возможности НАТО, однако последние десятилетия демонстрируют, что европейские взгляды все чаще расходятся с американскими подходами в вопросах международной безопасности. России важно понимать и правильно интерпретировать развитие Общей политики безопасности и обороны ЕС, а также реальное соотношение сотрудничества Евросоюза с НАТО и Россией.
Стремление Европейского Союза к самостоятельности будет усиливаться, поэтому сейчас важно оценить потенциал и эффективность ОПБО, а также тенденции ее развития для выработки стратегии России по отношению к ЕС.
Степень изученности темы. Несмотря на свою недолгую историю ОПБО является многогранным предметом для исследования, т.к. затрагивает вопросы международной безопасности, европейской интеграции и внешней политики европейских государств. С точки зрения теорий международных отношений вопросы ОВПБ изучаются в рамках нескольких подходов: неореализма, неофункционализма, федерализма, неолиберального межправительственного подхода и социального конструктивизма.
Родоначальники неореализма К. Уолтц и Дж. Миршаймер утверждали, что европейское военно-политическое сотрудничество является продуктом холодной войны, обусловленное необходимостью консолидации капиталистического лагеря2. Многие неореалисты расценивают европейскую интеграцию как союз между противниками, который позволяет сохранить мир между странами ЕС и усилить их общий потенциал перед лицом новых внешних угроз3. Неореалист С. Уолт предложил альтернативную теорию баланса угроз, в соответствии с которой страны объединяются против наиболее угрожающего, а не сильнейшего государства в системе4. Некоторые неореалисты связывают появление ОПБО с "мягким балансированием", т.е. не военным, а политическим противостоянием с США, нацеленное на повышение самостоятельности и роли ЕС как мирового политического лидера5. Таким образом, неореализм связал возникновение ОПБО с внешними факторами и угрозами безопасности.
Одними из первых появление ОПБО как следствие развития интеграции попытались объяснить федералисты. Они представляли будущую Европу в качестве супердержавы или особой наднациональной политической единицы, которая обеспечивала бы безопасность составляющим ее государствам. Поэтому развитие военно-политического сотрудничества виделось ими как главная цель европейской интеграции6. Идеи федералистов были широко распространены среди политических деятелей европейской интеграции: Ж. Монне, В. Хальштейна, Й. Фишера. Этот подход хорошо отражал мотивы европейской интеграции, но как и неореализм он не давал ответа на вопрос, почему страны жертвуют своим суверенитетом ради общего блага. Федералистам не удается объяснить сохраняющийся межгосударственный характер ОПБО, и неудачи европейских стран в создании общей армии.
В отличие от федерализма, по мнению неофункционалистов, военно-политическое сотрудничество могло стать неумышленным следствием углубления экономической интеграции. Э.Б. Хаас утверждал, что за счет наднационального уровня принятия решений этой системе присущ эффект "перетекания" (spill-over effect) - процесс непрямого проникновения политического контекста7. Таким образом, ОПБО появилось в результате расширения экономической интеграции в область внешней политики, а затем распространилась на сферу безопасности и обороны8. Последовательность "перетекания" также объясняет, почему оказались безуспешными ранние попытки интеграции в военно-политической сфере. Однако неофункционалисты не претендуют на поиск конечного результата интеграции, уделяя гораздо большее внимание исследованию ее механизма.
В конце 1980-ых гг. Э. Моравчик предложил для анализа политических процессов интеграции использовать неолиберальный межправительственный подход. В рамках него сотрудничество европейских стран рассматривалось как игра на национальном и межнациональном уровнях. Ее результат определялся нахождением, так называемого, "общего знаменателя" между интересами различных политических и социальных групп9. Логика неолиберального межправительственного подхода позволила оценить роль отдельных государств и национальных политических групп в складывании ОПБО, но она игнорировала усиливающееся влияние наднациональных органов ЕС.
Этот аспект нашел свое объяснение в рамках новой парадигмы - социального конструктивизма. Структурный анализ А. Вендта исходит из того, что идентичности и интересы отдельных агентов формируются теми структурами, которые их окружают и частью которых они волей-неволей являются10. Таким образом, европейская интеграция рассматривалась как процесс конструирования европейского общества. Благодаря европеизации, социализации и интернационализации многие страны отказались от национальных интересов, предпочитая более широкое использование региональных подходов к безопасности, результатом чего явилось создание ЕС и развитие ОПБО.
Конкретно-исторические исследования ОПБО стали появляться в начале 1990-х гг. с выходом вопросов безопасности и обороны на повестку дня ЕС. В июле 1990 г. при Западноевропейском Союзе (ЗЕС) был создан Институт по изучению безопасности. Одни из самых первых работ Института были посвящены вопросам о будущем НАТО и ЗЕС, роли США в системе европейской безопасности, а также о последствиях расширения Европейского Сообщества11.
Большинство зарубежных исследований начала 1990-х гг. были посвящены новому механизму ЕС - Общей внешней политики и политики безопасности (ОВПБ)12. В работах в основном фиксировались новшества, привнесенные Маастрихтским договором. Процесс формирования странами ЕС совместной обороны после окончания холодной войны освещался еще достаточно слабо и в большинстве случае касался непосредственно межгосударственного взаимодействия вне рамок Союза13.
Одной из самых известных работ этого периода стало исследование К. Хилла, посвященное оценке внешней политики ЕС по критерию "разрыва между возможностями и ожиданиями"14. Впоследствии данный подход стал часто использоваться учеными и политиками как критерий оценки, но зачастую сводился к обозначению недостатков ОПБО. Подход К. Хилла стал особенно популярен в эмпирических исследованиях, рассматривающих деятельность ЕС на примере разрешения Балканского конфликта15 до создания Европейской политики безопасности и обороны (ЕПБО), а затем и первых миротворческих миссий ЕС16.
Наиболее интенсивное изучение европейской военно-политической интеграции проводится на современном этапе (2000-е гг.). В 2001 г. Совет ЕС унаследовал от ЗЕС Институт по изучению безопасности. Институт значительно расширил научную тематику, включив теоретические и эмпирические исследования вопросов безопасности и обороны. Например, Г.-Г. Эрхарт предложил рассматривать ЕС как "провайдера коллективной безопасности"17. Эта концепция делала упор на современные вызовы безопасности и учитывала специфику европейской интеграции на современном этапе. На основе серий интервью с официальными лицами К. Май'е и Д. Кроссу удалось провести уникальное исследование внутренней культуры военного и гражданского направлений ЕПБО18. Одна из последних коллективных работ Института освещает результаты формирования институциональной структуры и процесса принятия политических решений в области ЕПБО до вступления Лиссабонского договора в силу. В работе также проведена оценка ресурсного обеспечения ОПБО, сотрудничество ЕС с другими международными организациями по вопросам безопасности, а также сделан огромный вклад в исследование практического опыта военных и гражданских миссий ЕС19. Однако за рамками анализа остались вопросы позиций стран ЕС в отношении ОПБО, различия в подходах европеистов и атлантистов, миротворцев и военных. Также авторами не ставилось целью рассматривать динамику развития ОПБО, ее роль в системе европейской безопасности.
Обобщающих исторических исследований ОПБО монографического характера в отечественной литературе нет. Тема по-прежнему рассматривается в рамках более широкого направления политики ЕС ОВПБ. Таковы диссертации Е.Э. Горбатовой, Р.О. Лобанова, Р.В. Орешкина, В.В. Тиховой, С.В. Уткина20. Первая попытка всестороннего анализа ОПБО была предпринята Н.Н. Коварским21. В работе освещены проблемы автономности формирования ОПБО, ограниченности ресурсного обеспечения, сотрудничества ЕС с Россией в области безопасности и обороны. Не отражены последствия внедрения "Европейской стратегии безопасности". Недостаточно исследована тема военно-технического сотрудничества стран ЕС. В диссертации представлен анализ операций ЕС, но он проведен без учета общего контекста развития ОПБО.
Среди монографических работ зарубежных авторов интерес представляет диссертация Дж. Грэви22. В своем исследовании автор обратился к концепции международных режимов. Это позволило выявить ряд динамических, структурных и качественных изменений ОПБО, свидетельствующих об углублении военно-политической интеграции. Данный подход позволил провести оценку взаимозависимости нормативного, институционального и бюрократического уровней ОПБО, а также отследить, оказываемое ими влияние на сотрудничество стран ЕС в военно-политической сфере.
Ряд исследований ОПБО посвящен изучению проблем военно-технического сотрудничества23. К сожалению, большинство из них содержит поверхностный исторический анализ и сосредоточено на экономических и политических аспектах освещаемых вопросов. На этом фоне резко выделяется работа Т.Н. Андреевой24. В ней были определены основные исторические этапы развития военно-технического сотрудничества европейских стран до образования Европейского оборонного агентства. Однако исследование лишь вскользь затронуло вопросы формирования общего европейского рынка вооружений, оставила за рамками анализа сопоставление европейского и американского военно-промышленных потенциалов.
В общем виде в зарубежной и отечественной литературе освещен вопрос сотрудничества стран ЕС по обеспечению ОПБО25. Большинство работ содержит общие сведения о проблемах военного и гражданского обеспечения ОПБО, не дают оценок результата сотрудничества стран ЕС по вопросам ресурсного обеспечения. Оставлены без должного внимания вопросы реформирования европейских вооруженных сил. Отсутствуют исследования истории многонациональных вооруженных формирований в Европе. Попыткой восполнить этот пробел является работа сотрудника Института ЕС по изучению безопасности Г. Линдстрома26. Однако в нем проведен анализ только боевых групп ЕС.
Начиная с 2003 г. исследования ОПБО пополнились работами, анализирующими военные и гражданские миссии ЕС. В основном они служат для оценки эффективности механизма ОПБО и основываются на подходе К. Хилла. Преимущественно этой проблематикой занимаются европейские исследователи27, т.к. для отечественных авторов затруднен доступ к полноценным источникам информации по проводимым операциям.
Исследователи ОПБО продолжают обращаться и к традиционным вопросам военно-политической интеграции в Европе, например, изучение роли европейских государств в формирования военного измерения ЕС. Такова тема монографии Т.Н. Андреевой, посвященная сотрудничеству Великобритании и Франции в этой сфере28. Работы К. Зуевой и А.И. Червякова содержат анализ многолетней инициативы Франции в развитии военного потенциала Европы29. Особую роль Германии в развитии ЕПБО и ее период председательства в Совете ЕС рассмотрен в работах Е. Гросс, Т. Зехетнера и Э.Дж. Кирхнера, а также в диссертации О.Ю. Семенова30. Изучен вопрос участия Скандинавских стран в развитии ЕПБО, их позиции в отношении миротворческих операций, проводимых ЕС31. Уделено внимание и особенностям отношений к ОПБО стран Центральной Европы32.
Находят интерес среди исследователей вопросы функционирования формирующегося механизма и институтов ОПБО33. Но среди них нет исторических исследований, которые бы отражали динамику становления и развития ОПБО. Проводимый в них анализ сводится к оценке деятельности основных органов ОПБО.
Важной стороной исследования ОПБО является рассмотрение вопроса трансатлантического сотрудничества. Основной спектр проблем, касающийся этой темы, значительно не изменялся на протяжении более 50 лет: соперничество между атлантистами и европеистами, распределение бремени в рамках НАТО, европейская опора Североатлантического альянса, вопросы военно-технического обеспечения, особенности членства европейских государств в ЗЕС, НАТО и ЕС34.
Оживленная дискуссия и серия последних исследований ОПБО была вызвана процессом разработки и принятия сначала Конституции ЕС, а затем Лиссабонского договора35. Многие из работ написаны по горячим следам и содержат субъективные оценки авторов, а не конкретно-исторический анализ произошедших событий и изменений в ОПБО.
Таким образом, в изучение ОПБО достигнуты некоторые результаты. К настоящему моменту накоплен обширный теоретический и эмпирический материал. Преимущественно в работах исследователей история формирования ОПБО представлена в самом общем виде. В некоторых исследованиях в какой-то мере содержится анализ институтов и механизма функционирования ОПБО. Но в них не отражена динамика становления и развития ОПБО. Некоторое раскрытие получили вопросы европейского военно-технического сотрудничества. Однако их освещение проводилось в отрыве от анализа военно-промышленного потенциала стран ЕС. Слабо изученными остаются вопросы сотрудничества стран ЕС по обеспечению ОПБО, военными, гражданскими и финансовыми ресурсами. Требуется исследование концептуальной эволюции ОПБО. Специальных работ, посвященных истории развития Общей политики безопасности и обороны, нет.
Цель диссертационного исследования состоит в выявлении факторов и закономерностей формирования и эволюции Общей политики безопасности и обороны Европейского Союза. Для достижения поставленной цели предполагается решить ряд задач:
* выявить этапы развития европейской политики безопасности и обороны, определить их специфику;
* охарактеризовать условия становления и развития европейской политики безопасности и обороны;
* рассмотреть процесс формирования институциональной структуры ОПБО;
* проанализировать механизм функционирования ОПБО;
* осветить формы сотрудничества стран ЕС в области ОПБО;
* оценить последствия развития ОПБО для стран ЕС и международного сообщества в целом.
Объектом исследования является Общая политика безопасности и обороны Европейского Союза.
Предмет исследования - закономерности и факторы развития европейской интеграции в области обеспечения безопасности и обороны.
Территориальные рамки работы - страны Европейского Союза. В рамках изучаемого периода количество стран-членов ЕС выросло с 12 до 27 государств, т.е. более чем в два раза. Европейские страны относятся к категории высокоразвитых государств, но они сильно различаются между собой как по суммарному потенциалу, так и по вовлеченности в европейскую интеграцию. Выступая единым актором на международной арене, Европейский Союз может оказывать серьезное политическое влияние, но пока национальные интересы играют определяющую роль в Европе, вопросы обороны и безопасности могут служить причиной раскола между странами ЕС.
Хронологические рамки исследования - 1998 - 2012 гг. Нижняя граница периода обусловлена активизацией сотрудничества между странами ЕС в области безопасности и обороны после встречи Великобритании и Франции в Сан-Мало. Принятая на встрече декларация стала отправной точной в вопросе становления Общей политики безопасности и обороны. С целью наиболее полного анализа институтов и ресурсного обеспечения ОПБО представляется необходимым частное расширение нижней границы хронологических рамок. Верхняя граница периода ограничена актуальным состоянием Европейского Союза, характеризующегося реализацией реформ, заложенных в Лиссабонском договоре.
Методологической основой исследования стали принципы историзма, объективности и методологического плюрализма. Для реконструкции эволюции ОПБО был использован ретроспективный метод. Его применение позволило выявить основные причины формирования и закономерности развития ОПБО. Метод периодизации дал возможность сопоставить ключевые события в эволюции ОПБО, определить их значимость. Получить наиболее полную картину функционирования ОПБО позволило привлечение системного метода. Был проведен анализ взаимодействий элементов системы ОПБО и ее подсистем (военного и гражданского направлений), выявлены факторы, повлиявшие на развитие ОПБО. В исследовании также использовались общенаучные методы познания: классификация и обобщение, сравнение и анализ данных статистики. Изыскания автора свидетельствуют о возможности изучения ОПБО в рамках синергетического подхода36. С целью комплексного анализа ОПБО рассматривалась с точки зрения концепции безопасности. Учитывался многоуровневый характер категории безопасность, проявляющийся в ее внешней и внутренней природе, военной и гражданской составляющей, оборонительном и наступательном направлении.
Источниковая база исследования представлена широким кругом документов и материалов, которые можно разделить по типо-видовым признакам на нормативные акты, документы делопроизводства, межгосударственные соглашения и документы международных организаций, статистико-справочные издания, ресурсы ИНТЕРНЕТ.
Основной массив источников составили нормативные акты. Среди них можно выделить договоры о Европейском Союзе и Европейском Сообществе, решения Совета ЕС, в которых отчетливо прослеживается эволюция сферы безопасности обороны ЕС, от одного из элементов Общей внешней политики и политики безопасности до отдельного направления политики Союза. К этой категории источников также можно отнести документы Совета ЕС концептуального и стратегического характера. Их анализ важен не только для осмысления специфики ОПБО, но и ее критической оценки. На примере сравнения стратегий по обеспечению безопасности ЕС и США становится очевидна разница подходов двух международных акторов, казалось бы, опирающихся на схожие постулаты.
К нормативным актам также относятся многочисленные решения Совета ЕС. Они имеют определяющее значение для развития и функционирования ОПБО. В фонде Совета ЕС содержатся разнообразные материалы законодательного характера: решения о создании органов ОПБО, директивы и процедуры, определяющие их обязанности и функции, постановления, регулирующие деятельность финансовых инструментов.
Особое место среди источников занимают документы делопроизводства. Прежде всего, они представлены исполнительными документами Совета ЕС: рамочными документами, дорожными картами, совместными действиями, принимаемыми при инициации военных и гражданских операций, проведении учений, обновлении реестра служащих для ОПБО, реализации совместных с Европейской Комиссией программ. Изучение этих документов позволяет получить представление о реализации ОПБО, увидеть смену приоритетов в ее развитии. Фонды Совета ЕС содержат также материалы политических, военных и гражданских органов ОПБО, представленные рекомендательными и аналитическими письмами, исследованиями, промежуточными и итоговыми отчетами, проектами законодательных и исполнительных актов. В них отражены основные проблемы механизма функционирования ОПБО, возможные и реализуемее пути их решения. Менее информативны схожие по содержанию заключения и доклады Председателя Совета ЕС.
Следует отметить, что несмотря на строгие ограничение доступа к документам Совета ЕС по вопросам ОПБО, для ознакомления с ними существует широкий ряд ресурсов. Во-первых, официальный журнал Европейского Союза (до Лиссабонского договора Европейского Сообщества). Во-вторых, электронный архив документов Совета ЕС. В-третьих, тематические сборники документов Института по изучению безопасности Европейского Союза. В-четвертых, публикации постоянных представителей стран-членов в ЕС.
Исследованы фонды и других центральных институтов ЕС (Европейской Комиссии и Европейского Парламента), где также были найдены многочисленные документы делопроизводства. В центре их внимания стояли преимущественно вопросы финансирования ОПБО. В незначительной степени освещены аспекты работы связанных с ОПБО парламентских комитетов и наднациональных директоратов Комиссии.
Большую ценность для исследования имели межгосударственные соглашения, а также внешнеполитические документы национальных правительств стран ЕС, выступления официальных лиц: белые книги, декларации, письма о намерениях, материалы межправительственных конференций. Они содержат позиции стран и ключевые договоренности между ними, которые отражают процесс становления и дальнейшего развития ОПБО. Анализ этих материалов раскрывает многие противоречия и проблемы европейской военно-политической интеграции.
Обширная база источников по исследуемой теме содержится в архивах различных международных организаций. Материалы Западноевропейского Союза дают представление о начальном этапе формирования ОПБО. Документы НАТО служат источником для анализа взаимоотношений альянса и входящих в него стран с ЕС, влияния трансатлантических отношений на развитие ОПБО. Ряд аспектов ресурсного обеспечения ОПБО раскрывается через анализ уставных документов Западноевропейской группы по вооружению, Организации для сотрудничества в вопросах совместного производства вооружения, многонациональных военных подразделений (Еврокорпуса, Еврофор, Евроморфор и др.).
Для решения задач исследования широко использовались данные статистики. В изучении вопроса ресурсного потенциала ЕС и его стран-членов применялись открытая статистика Шведского института исследований мира, а также сведения из статистического ежегодника Международного института стратегических исследований "Военный баланс". Экономические показатели, характеризующие различные аспекты развития ОПБО, были собраны автором по официальным документам институтов ЕС (для бюджета - Европейская Комиссия, Евростат; для операций ЕС - Совет ЕС и Европейская служба внешнеполитической деятельности; для военно-технического сотрудничества - Европейское оборонное агентство).
Источник универсального характера - ресурсы ИНТЕРНЕТ. Они представлены сайтами основных институтов ЕС, международных организаций, исследовательских центров, которые помимо официальных документов содержат справочную и статистическую информацию, интервью со служащими ЕС, очерки, заметки и сводки основных событий в области ОПБО, данные о проводимых ЕС операциях.
Изучение комплекса источников позволяет осветить поставленные в настоящем исследовании проблемы.
Основные научные положения, выносимые на защиту:
1. Появление и развитие Общей политики безопасности и обороны обусловлено внутренними и внешними факторами.
2. Европейская интеграция в области безопасности и обороны замедлилась в связи с увеличением сдерживающих факторов.
3. Общая политика безопасности и обороны Европейского Союза не представляет полноценного решения для обеспечения всего спектра вопросов европейской безопасности. Поэтому, несмотря на свой автономный статус, она может развиваться лишь наряду с трансатлантическим сотрудничеством.
4. Анализ сотрудничества стран ЕС по обеспечению Общей политики безопасности и обороны позволяет говорить о превалировании ее гражданского направления.
5. Совокупность изменений, полученных в результате реформ Общей политики безопасности и обороны, не позволяет говорить о кардинальной трансформации ее базовой архитектуры. Несмотря на расширение полномочий наднациональных органов ЕС решения по вопросам и безопасности продолжают приниматься на межгосударственном уровне.
Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что впервые проведено исследование развития ОПБО с учетом ее военного и гражданского потенциала в контексте эволюции европейской военно-политической интеграции с использованием всех доступных источников и литературы.
Практическая значимость работы определяется возможностью использования ее фактического материала, основных положений и выводов исследования при составлении лекционных и специальных курсов, учебных пособий для высших учебных заведений по истории европейской интеграции и по вопросам европейской безопасности. Результаты диссертационного исследования могут стать основой для рекомендаций по формированию внешнеполитического курса Российской Федерации в отношении вопросов безопасности и обороны, а также сотрудничества в этой области с Европейским Союзом.
Апробация результатов исследования проведена на конференциях в гг. Кемерово, Новосибирске, Томске и на томской летней школе "Европейский Союз после Лиссабонского договора: проблемы и перспективы". Основные положения диссертационного исследования были опубликованы в шести печатных работах, три из которых в журналах из списка, рекомендованного ВАК для защиты кандидатских и докторских диссертаций.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы и приложения.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обосновывается актуальность темы, цели и задачи исследования, определены хронологические рамки, объект и предмет исследования, методологические основы, сделан историографический анализ темы исследования, дана характеристика источниковой базы.
Первая глава "Формирование институтов Общей политики безопасности и обороны" посвящена развитию организационной структуры ЕС в сфере безопасности и обороны.
В первом разделе "Договор о Европейском Союзе: формирование общей внешней политики и политики безопасности, 1992 - 1997 гг." раскрываются условия, предшествующие складыванию ОПБО: создание ЕС и его взаимоотношения с Западноевропейским Союзом (ЗЕС) и НАТО. Подписав Маастрихтский договор в 1992 г., западноевропейские страны согласились не только формировать общую европейскую внешнеполитическую позицию, но и совместно решать проблемы безопасности Союза, в том числе развивать единую оборонную политику. Для реализации этих и других целей была создана сложная система институтов ЕС. В сфере внешней политики, безопасности и обороны центральное место было отведено Европейскому Совету и Совету ЕС. Их межгосударственный статус подчеркивал важность и необходимость сотрудничества в вопросах внешней политики, но в тоже время свидетельствовал о сложности нахождения общих позиций и принятии решений.
Как следовало из Маастрихтского договора, ни один из созданных на то время институтов ЕС не занимался исключительно вопросами безопасности и обороны. Поэтому разработку и осуществление решений Союза, имеющих оборонное значение, страны ЕС возложили на ЗЕС. Приняв в 1992 г. Петерсбергскую декларацию, страны ЗЕС намеревались наладить совместное с ЕС планирование трех типов миссий: по поддержанию мира, миротворческие, гуманитарные и спасательные. Эти инициативы получили одобрение и со стороны НАТО, предоставившей ЗЕС доступ к своим ресурсам.
Сложившуюся систему обеспечения европейской безопасности в рамках треугольника ЕС-ЗЕС-НАТО закрепил Амстердамский договор 1997 г. В ответ на современные вызовы безопасности страны ЕС обязались выполнять Петерсбергские задачи. Для этого Евросоюзу было необходимо сформировать соответствующий аппарат политических и военных органов. Первым шагом к этому стала англо-французская декларация Сан-Мало, призывавшая к формированию общей оборонной политики.
Второй раздел "Углубление сотрудничества в области безопасности и обороны, 1998 - 2006 гг." посвящен усилиям стран ЕС в формировании институциональной структуры ОПБО. Приветствуя инициативу Великобритании и Франции в Сан-Мало, Европейский Совет принял решение о формировании нового направления политики ЕС - ЕПБО (Европейской политики безопасности и обороны). К 2003 г. в рамках Союза была создана система военно-политических, гражданских и других вспомогательных органов: Комитет по политике и безопасности, Военный комитет ЕС, Комитет по гражданским аспектам управления кризисами и Военный штаб ЕС. Появившиеся органы ЕПБО выступили инструментом уже не реакции на международные кризисы, а для подготовки ЕС к ответу на них заранее.
Изначально в институциональной структуре ЕПБО явно преобладало развитие военного направления. В 2003 г. страны ЕС смогли определить общие ценности и ориентиры развития, сформулированные в "Европейской стратегии безопасности". Они стали опорой для первого шага в концептуальном обновлении системы органов ЕПБО. В ходе ряда реформ странам ЕС удалось сократить дисбаланс между военной и гражданской составляющими ЕПБО. Оба направления ЕПБО получили доступ к оперативным штабам стран ЕС и НАТО, а также возможность планирования и командования военно-гражданскими миссиями на наднациональном уровне.
В третьем разделе "Современная структура Общей политики безопасности и обороны, 2007 - 2012 гг." описывается трансформация ОПБО после вступления в силу Лиссабонского договора. Привнесенные им изменения способствовали сокращению дихотомии между институтами Евросоюза. Создание Европейской службы внешнеполитической деятельности и расширение полномочий Европейского Парламента в вопросах внешних связей Союза свидетельствует о перспективе формирования особой наднациональной культуры в этой области. Однако институциональная структура ОПБО не претерпела существенных изменений. В ней как и прежде решающая роль принадлежит Совету ЕС и его совещательному аппарату.
Во второй главе "Эволюция механизма принятия решения в рамках Общей политики безопасности и обороны" рассматривается развитие механизма функционирования ОПБО, включающего процессы принятия политических решений, планирования и проведения военных и гражданских операций ЕС.
В первом разделе "Формирование механизма Общей политики безопасности и обороны, 1992 - 2000 гг." показано формирование механизма принятия политических решений ЕС в области внешней политики, безопасности и обороны. В основополагающих документах о создании Евросоюза была заложена уникальная система инструментов. Из-за особого статуса вопросов внешней политики (в том числе сферы безопасности и обороны) она была выстроена в плоскости межгосударственного, а не наднационального сотрудничества. Поэтому механизм ЕПБО строился на основе модели единогласного принятия решений. Некоторую гибкость механизму принятия решений должен был придать принцип "конструктивного воздержания", позволяя избегать блокирования процесса выработки общей европейской позиции отдельными странами ЕС. Однако по своей природе он носил негативный характер для интеграции, т.к. исключал страны ЕС из общеевропейского обсуждения вопросов внешней политики, безопасности и обороны.
Для непосредственной реализации ЕПБО механизм принятия политических решений был дополнен процедурами планирования и проведения операций ЕС по урегулированию конфликтов. Как и в случае с органами ЕПБО разработка процедур велась преимущественно на основе военных концепций. В начале 2000-х гг. механизм функционирования ЕПБО прошел две реформы: по устранению недостатков и адаптации механизма к новым аспектам современных кризисов и обеспечению ЕС оперативными возможностями за счет стран ЕС и НАТО. Обе волны реформ придали механизму ЕПБО законченную форму, готовую к реализации на практике. Однако уже на тот момент страны ЕС обратили внимание на резкий дисбаланс между гражданской и военной составляющей ЕПБО. Эта проблема подрывала гибкость самого механизма ответа на кризисы, т.к. ограничивала возможности Союза в использовании широкого спектра невоенных инструментов, в том числе программ Европейской Комиссии. Обнаружилась и другая трудность - ЕС не обладал собственными командными структурами. При этом сохранение связей с НАТО лишь подчеркивало ограниченность механизма ЕПБО, поставило под сомнение возможность проведения автономных операций.
Второй раздел ""Европейская стратегия безопасности" как ответ на новые вызовы и угрозы" посвящен развитию механизма ЕПБО после принятия "Европейской стратегии безопасности". Вместе с общими ценностями и целями ЕС в ней был заложен новый подход к осуществлению ЕПБО. Его центральным постулатом являлась согласованная деятельность всех институтов ЕС. С одной стороны, это означало более активное участие наднациональных органов Союза (Еврокомиссии и Европарламента) в ходе планирования и проведения операций, а также их непосредственное включение в процесс урегулирования кризисов. С другой стороны, была произведена модернизация механизма ЕПБО, уравновесившая роль его военной и гражданской компонент, а также предполагавшая их совместное применение. С опорой на оценку современных угроз Союзу была разработана концепция быстрого реагирования.
С принятием Лиссабонского договора механизм ЕПБО претерпел ряд системных и концептуальных изменений. Сфера безопасности и обороны приобрела новый статус - отдельного направления политики ЕС и стала носить общий для стран ЕС характер. Однако за этими политическими формулировками был скрыт прежний механизм ЕПБО. Он подвергся незначительной трансформации для адаптации к новой институциональной структуре ОПБО. Наиболее заметные изменения были направлены на облегчение процесса согласования и осуществления совместной деятельности всех институтов ЕС, включая новую ЕСВД. Не была произведена и модификация механизма принятия политических решений. Тем не менее, появление в договоре положений о структурном и расширенном сотрудничестве говорило о перспективе углубления политической интеграции хотя бы между отдельными странами ЕС.
Особое значение Лиссабонский договор имел для концептуального обновления механизма ОПБО, направленное на реализацию комплексного подхода к решению международных проблем. В перспективе механизм ОПБО должен быть преобразован в соответствии с концепцией всестороннего планирования, содержащую систему упреждающих, превентивных, стабилизационных и пост-конфликтных мер. С этим подходом тесно связано возведение на новый уровень концепции согласования военно-гражданских действий, в которой оба направления ОПБО рассматриваются как взаимодополняющие элементы единого инструмента ответа на кризисы. В качестве дополнительного элемента к обеим концепциям была разработана революционная система Сетей расширенных возможностей. Ее роль представлена в виде связующей и вспомогательной компоненты, призванной вывести механизм ОПБО на новый уровень функционирования.
В третье главе "Сотрудничество стран Европейского Союза по обеспечению Общей политики безопасности и обороны" раскрывается проблема военного и гражданского ресурсного обеспечения, а также финансирования ОПБО.
В первом разделе "Взаимодействие в военной и военно-технической области" затронуты вопросы сотрудничества стран ЕС в военной сфере. Обеспечение ОПБО было в первую очередь связано с развитием общеевропейского военного потенциала. Ряд проектов по созданию единой европейской армии, последовавшие после второй мировой войны, не увенчались успехом. Все многонациональные военные подразделения в годы холодной войны были сконцентрированы в НАТО. Появившиеся в 1990-е гг. европейские военные подразделения были закреплены за ЗЕС, а после его интеграции в ЕС получили автономный статус. Поэтому при формировании ЕПБО страны ЕС столкнулись с нехваткой военных ресурсов. Чтобы решить эту проблему ЕС и НАТО разработали механизм "Берлин плюс", предоставлявший Союзу доступ к вооруженным силам альянса. Однако этот вариант ставил под вопрос автономность ЕС в реализации его внешнеполитических целей.
Учитывая недостатки собственных ресурсов и характер современных вызовов безопасности, страны ЕС разработали концепцию боевых групп. Ее внедрение позволило обеспечить ОПБО европейскими военными подразделениями, построенными по модели быстрого реагирования. Боевые группы ЕС уступают по некоторым аспектам Силам реагирования НАТО и имеют ряд концептуальных недостатков. Это обусловлено неудачами европейских стран в формировании единой европейской военной культуры. Хотя за последнее в этом плане наметился очевидный сдвиг: большинство стран ЕС провели концептуальную модернизацию своих вооруженных сил, приступили к формированию многонациональных подразделений.
Некоторый прогресс был достигнут странами ЕС в сфере военно-технического сотрудничества. После окончания холодной войны под влиянием конкуренции со стороны США в Европе были образованы крупные военные национальные компании и многонациональные холдинги. В рамках ОПБО было создано Европейское оборонное агентство, задаче которого стало развитие европейского рынка вооружений. Однако это не придало сильного стимула формирования общеевропейского военно-промышленного комплекса. Более того, многие правительства стран ЕС до сих пор предпочитают приобретать американскую военную продукцию, а не спонсировать совместные европейские проекты.
Второй раздел "Развитие гражданской составляющей Общей политики безопасности и обороны" посвящен проблемам ресурсного обеспечения гражданского направления ОПБО. Развитие гражданского потенциала ЕПБО началось в рамках четырех мер по урегулированию конфликтов (полицейских, по установлению и охране правопорядка, по защите гражданского населения и реформированию гражданского управления). Основной упор был сделан на развитие потенциала полицейских сил, т.к. они выступали центральным элементом любой гражданской операции ЕС. При этом в отличие от военного направления формирование гражданских инструментов ЕПБО с самого начала происходило с акцентом на возможности быстрого реагирования.
Принятие "Европейской стратегии безопасности" обусловило качественную трансформацию ресурсного потенциала ЕПБО. Во-первых, оно приобрело равноценный статус с военными мерами. Во-вторых, к четырем концепциям гражданских операций ЕС была добавлена пятая составляющая - наблюдательные миссии. На основе обновленных гражданских мер была создана общая рамочная платформа, которая позволила совмещать различные гражданские инструменты под мандатом одной операции. В-третьих, появилась возможность объединения различных инструментов Европейского Сообщества и гражданской составляющей ЕПБО с целью расширения гражданский потенциал ЕС. Помимо концептуальных изменений в рамках реализации "Основополагающих целей развития гражданского потенциала" 2008 и 2010 гг. ЕС получил доступ к уникальным гражданским ресурсам: Европейским силам жандармерии (полувоенные полицейские подразделения), Интегрированные и Организованные полицейские отряды (гражданские силы быстрого реагирования). Таким образом, в сравнении с военным направлением ОПБО страны ЕС добились больших успехов в обеспечении ее гражданского потенциала.
В третьем разделе "Проблемы финансирования Общей политики безопасности и обороны" раскрыт механизм финансирования военных и гражданских операций ЕС по урегулированию конфликтов. Вопрос расходов в области внешней политики, безопасности и обороны всегда был предметом традиционной борьбы между институтами ЕС. Именно через него наднациональные органы Союза могли оказывать существенное влияние на развитие ОПБО и отдельные решения Совета ЕС. Изначально Совет ЕС стремился вывести из-под контроля Европейского Парламента механизм финансирования военных операций Союза и при этом как можно больше расширить статьи бюджета, покрывающие расходы гражданских мер по урегулированию конфликтов. В результате ряда межинституциональных соглашений между Советом ЕС, Европарламентом и Еврокомиссией были разработаны специальные схемы финансирования ОПБО.
Для покрытия общих расходов военных операций ЕС был создан механизм "Афина". Однако большая часть издержек от военных операций была возложена на самих стран ЕС. Лиссабонский договор внес новый инструмент покрытия расходов операций ЕС - стартовые фонды. Они способствовали изоляции механизма финансирования военного направления ОПБО от вмешательства наднациональных институтов Союза, но при этом в некоторой степени повысили гибкость и эффективность силовых методов Союза. Все издержки гражданских операций были отнесены на счет бюджета ЕС. Но из-за этого гражданское направление ОПБО получило более открытый механизм финансирования для контроля со стороны наднациональных органов ЕС. В тоже время финансирование гражданских операций неоднократно расширялось за счет Механизма быстрого реагирования, а затем сменившего его Инструмента для стабильности. Кроме того гражданское направление ОПБО получила мощный финансовый ресурс со стороны Европейского Сообщества в виде европейских программ поддержки развития в третьих странах.
В заключении сформулированы результаты исследования, сделаны обобщающие выводы.
В развитии институтов и механизма ОПБО выделено два основных этапа. Период 1990-х гг. - время формирования центральных институтов ОПБО и механизма принятия решений. Второй период - 2000-е гг., был ознаменован появлением и развитием особой системы органов ОПБО и системой ее функционирования. На основе этих двух этапов выделена первая группа факторов, включающая в себя причины, обусловившие возникновение ОПБО и ее дальнейшее развитие. Вторая группа факторов (стимулирующие и сдерживающие развитие ОПБО) выявлена, исходя из характера оказываемого ими влияния.
Самым сильным фактором являются структурные изменения системы международных отношений, вызванные распадом биполярного мира. Исчезла реальная необходимость поддержки европейских стран в обеспечении безопасности со стороны США. Встал вопрос о будущем трансатлантического сотрудничества и НАТО. К этому добавились новые угрозы международной безопасности. Резко повысился уровень конфликтности в регионе и мире в целом. Поэтому для европейских стран вопрос безопасности и обороны обрел особую значимость.
Стимулом к самостоятельному обеспечению безопасности в Европе служили два фактора: ослабление трансатлантических связей и стремление лидеров европейской интеграции к дальнейшему углублению сотрудничества. Подталкивало к созданию ОПБО ограниченность потенциала отдельных европейских стран. В тоже время для ответа на новые вызовы безопасности не хватало мощи даже США. Существенную роль сыграли перемены в британском внешнеполитическом курсе. Оставшись по большей части в стороне от экономической стороны интеграции, Великобритания решила занять лидирующую позицию в сотрудничестве по вопросам внешней политики и безопасности. Ослабляющую роль на первом этапе формирования ОПБО играли противоречия между странами ЕС, отсутствие единой европейской военной культуры, стандартов и концепций, чувствительное отношение европейских стран к вопросам безопасности и обороны.
Дальнейшее развитие ОПБО отмечено увеличением количества сдерживающих факторов. Многие факторы были тесно связаны с трансформацией НАТО и усилением влияния США. Например, расширение ЕС включило восточноевропейские страны в активный процесс политической интеграции, к которому они еще не были готовы. Но в то же время, будучи членами НАТО, они часто придерживались американской точки зрения в вопросах международной безопасности, что приводило к срыву формирования общих позиций ЕС. Другой пример - это сохранение зависимости европейских стран от США в вопросе военно-технического оснащения вооруженных сил, что мешало складыванию единого европейского рынка. Развитие НАТО оттягивало большую часть европейских военных подразделений. Обновление и расширение альянса сокращали стимулы к автономному развитию ОПБО.
К стимулирующим факторам дальнейшего развития ОПБО можно с уверенностью добавить лишь концептуальную модернизацию вооруженных сил большинства стран ЕС. Неявным является влияние процесса европеизации за счет давления со стороны самой интеграции. Оказываемый им эффект проявился в принятии "Европейской стратегии безопасности". Двусмысленным представляется воздействие со стороны экономического кризиса. С одной стороны, на фоне сокращения военных бюджетов он должен подтолкнуть страны ЕС к объединению усилий в развитии ОПБО. Но с другой стороны, бремя финансирования операций ЕС ложится в основном на лидеров ЕС, что негативно воспринимается ими. В целом суммарный эффект стимулирующих и сдерживающих факторов пока несколько тормозит развитие ОПБО.
В ходе анализа институтов, механизма функционирования и ресурсного обеспечения ОПБО было выявлено ряд особенностей и закономерностей эволюции данного направления политики ЕС. Совокупность изменений институтов и механизма ОПБО, не позволяет говорить о кардинальной трансформации ее базовой архитектуры. Более того, расширение структуры наднациональных органов повышает уровень бюрократизации сферы ОПБО, что может негативно сказаться на эффективности ее функционирования. Единственным существенным изменением характера ОПБО стало изменение баланса между ее военным и гражданским направлениями в сторону существенного усиления гражданской составляющей.
В приложении приведена сводная таблица всех военных и гражданских операций, проведенных ЕС в рамках ОПБО в период с 2003 г. по настоящее время.
Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях:
Статьи в журналах, рекомендованных ВАК для публикации результатов диссертационных работ:
Годенов И.С. Оперативные возможности Общей политики безопасности и обороны Европейского союза // Вестник Томского государственного университета. История. - 2012. - № 1 (17). - С. 75-79 (0,5 п.л.).
Годенов И.С. Синергетический подход в изучении Европейской политики безопасности и обороны // Клио. СПб. - 2011. - №5(56). - С. 44-46 (0,5 п.л.).
Годенов И.С. Теоретические подходы в исследовании Общей политики безопасности и обороны Европейского союза // Вестник Томского государственного университета. - 2011. - № 349. - С. 72-76 (0,5 п.л.).
Статьи в других научных изданиях:
Годенов И.С. Концептуальная модернизация вооруженных сил стран Европейского союза // ЕС и Россия: пути модернизации: материалы международной научной конференции / под ред. Л.В. Дериглазовой. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2011. - С. 135-139 (0,3 п.л.).
Годенов И.С. Лиссабонский договор: эволюция Европейской политики безопасности и обороны // Наука и современность: сборник материалов III Международной научно-практической конференции. В 3-х частях. Часть 1 / Под общ. ред. С.С. Чернова. Новосибирск: Издательство НГТУ, 2010. - С. 88-92 (0,3 п.л.).
Годенов И.С. Проблемы сотрудничества НАТО и ЕС в сфере безопасности // Образование, наука, инновации - вклад молодых исследователей: материалы V (XXXVII) Международной научно-практической конференции / Кемеровский госуниверситет. Кемерово: ООО "ИНТ", 2010. - Вып. 11., Т. 1. - С. 17-20 (0,4 п.л.).
Тираж 100 экз. Заказ № 582.
Томский государственный университет,
Исторический факультет,
Отделение международных отношений.
634050, г. Томск, пр. Ленина, 49.
1 До Лиссабонского договора 2007 г. это направление политики Европейского Союза носило название Европейская политика безопасности и обороны.
2 Mearsheimer J. Back to the Future: Instability in Europe after the Cold War // International Security. 1990. Vol. 15, № 1. P. 43; Waltz K. The Emerging Structure of International Politics // International Security. 1993. Vol. 18, № 2. P. 76.
3 Glasser Ch. Realists as Optimists: Cooperation as Self-Help // International Security. 1995. Vol. 19, № 3. P. 60; Treacher A. From Civilian Power to Military Actor: The EU's Resistible Transformation // European Foreign Affairs Review. 2004. Vol. 9, № 1. P. 52; Weilsman P. Intimate Enemies: The Politics of Peacetime Alliances // Security Studies. 1997. Vol. 7, № 1. P. 191.
4 Walt S.M. The Progressive Power of Realism // American Political Science Review. 1997. Vol. 91, №4. P. 933.
5 Brooks S.G. Hard Times for Soft Balancing / Brooks S.G., Wohlforth W.C. // International Security. 2005. Vol. 30, № 1. P. 91-93; Howorth J. The EU's Security and Defence Policy: Towards a Strategic Approach / Howorth J., Hill C., Smith M.H. // International Relations and the European Union. New York: Oxford University Press, 2011. P. 203; Smith M.H. Taming the Elephant? The European Union and the Management of American Power // Perspectives on European Politics and Society. 2005. Vol. 6, № 1. P. 147; Posen B.R. European Union Security and Defence Policy: Response to Unipolarity? // Security Studies. 2006. Vol. 15, № 2. P. 159.
6 Hallstein W. Europe in the Making (translated by C. Roetter). London: George Allen & Unwin Ltd, 1972. P. 29.
7 Haas E.B. The Uniting of Europe; Political, Social, and Economic Forces, 1950-1957. Stanford: Stanford University Press, 1958. P. 152.
8 Medley R. Europe's Next Big Idea. Strategy and Economics Point to a European Military // Foreign Affairs. 1999. Vol. 78, № 5. P. 18-22; Schmitter P.C. E.B. Haas and the Legacy of Neofunctionalism // Journal of European Public Policy. 2005. Vol. 12, № 2. P. 266.
9 Moravcsik A. Preferences and Power in the EC: A Liberal Intergovernmentalist Approach // Journal of Common Market Studies. 1993. Vol. 31, № 4. P. 501, 517.
10 Wendt A. The Agent-Structure Problem in International Relations Theory // International Organization. 1987. Vol. 41, № 3. P. 360.
11 Gnesotto N. European Defence: Why not the Twelve? Chaillot Papers № 1. Paris. 1991. 20 p.; Ian G. European Security Integration in the 1990s. Chaillot Papers № 3. Paris. 1991. 38 p.
12 Crowe B.L. Foreign Policy-Making: Reflections of a Practitioner // Government & Opposition. 1993. Vol. 28. P. 174-189; Hurd D. Developing the Common Foreign and Security Policy // International Affairs. 1994. Vol. 70, № 3. P. 421-428; Edwards G. Common Foreign and Security Policy / Edwards G., Nuttall S. // Maastricht and Beyond: Building the European Union / Ed. by Duff A., Pinder J, Price R. London: Routledge, 1994. P. 84-104; Regelsberger E. The CFSP Institutions and Procedures: A Third Way for the Second Pillar / Regelsberger E., Wessels W. // European Foreign Affairs Review. 1994. Vol. 1. P. 29-54.
13 Taylor T. West European Security and Defence Cooperation Maastricht and Beyond // International Affairs. 1994. Vol. 70, № 1. P. 1-16; Безопасность будущей Европы / отв. ред. С.А. Караганов - М.: Наука, 1993. 239 с.
14 Hill Ch. The Capability-expectations Gap, or Conceptualizing Europe's International Role // Journal of Common Market Studies. 1993. Vol. 31. P. 305-328.
15 Nuttall S. The EC and Yugoslavia: Deus ex Machina or Machina sine Deo? // Journal of Common Market Studies. 1994. Vol. 32. P. 11-25; Andreatta F. The Bosnian War and the New World Order. Failure and Success of International Intervention. Paris. 1997. 33 p.
16 Kinell F. The EU and Postmodern Peacebuilding. Bridging the Capabilities-Expectations Gap and Coping with Contemporary Conflicts. Lund University. 2007. 40 p.
17 Ehrhard H-G. What Model for CFSP? Chaillot Papers № 55. Paris. 2002. 77 p.
18 Mai'a K. Cooperation by Committee: The EU Military Committee and the Committee for Civilian Crisis Management. Occasional Paper № 82 / Mai'a K. Cross D. Paris. 2010. 44 p.
19 Grevi G. European Security and Defence Policy. The First 10 Years (1999-2009) / Grevi G., Helly D., and Keohane D. Paris. 2009. 448 p.
20 Горбатова Е.Э. Общая внешняя политика и политика безопасности Европейского Союза: Актуальные проблемы. Автореф. дисс. ... канд. полит. наук. Москва. 2001; Лобанов Р.О. Проблемы внешней политики, безопасности и обороны в деятельности Европейского Союза. Автореф. дисс. ... канд. истор. наук. Москва. 2005; Орешкин Р.В. Гуманитарна интервенция в общей внешней политике и политике безопасности Европейского Союза в 90-е гг. ХХ века. Автореф. дисс. ... канд. истор. наук. Волгоград. 2005; Тихова В.В. Формирование общей внешней политики и политики безопасности Европейского Союза (1994 - 2004 гг.). Автореф. дисс. ... канд. истор. наук. Москва. 2006; Уткин С.В. Проблемы европейской политики безопасности Франции в 1980 - начале 1990-х годов. Автореф. дисс. ... канд. полит. наук. Москва. 2006.
21 Коварский Н.Н. Военно-политическая интеграция ЕС: направления, формы, методы. Автореф. дисс. ... канд. полит. наук. Москва. 2007.
22 Grevi G. The Common Foreign, Security and Defence Policy of the European Union: Ever-Closer Cooperation. Dynamics of Regime Deepening. Dissertation présentée en vu d'obtenir le titre de docteur en science politiques. Brussels. 2007.
23 Volkov M. EU military-technological dependence on the United States as an ESDP restrictive factor // EU and Russia: Face to face / ed. by L.V. Deriglazova, A. Skuhra, S. Fritsch. - Tomsk: Tomsk state university publishing house, 2007. P. 209-220; Cimerman S. European Security and Defence Policy: Towards a European Defence Equipment Market? Ibidem. 2005. 85 p.; Keohan D. Towards a European Defence Market. Chaillot Papers № 113. Paris. 2008. 124 p.; Brzoska M. The Protection of the European Defence Technological and Industrial Base. Brussels: European Parliament, 2007. 19 p. Maulay J-P. Pooling of EU Member States Assets in the Implementation of ESDP. Brussels: European Parliament, 2009. 27 p.
24 Андреева Т.Н. Военно-технический фактор политической интеграции ЕС // МЭИМО. 2006. № 8. С. 32-41.
25 Журкин В.В. Военные структуры ЕС: цель - 2010 // Современная Европа. 2005. № 3. С. 5-12; Носов М.Г. Зачем Европе собственная армия? // Современная Европа. 2005. № 1. С. 82-95; Цыкало В.В. Оборонное измерение Европейского Союза / Цыкало В.В., Каравайный К.И. // Обозреватель-Observer. 2003. № 6. С. 63-68; Yves B. The Battle Groups: Catalyst for a European Defence Policy. Brussels: European Parliament, 2007. 17 p.; Gya G. Tapping the Human Dimension: Civilian Capabilities in ESDP // European Security Review. 2009. № 43. P. 2-3; Herz J. Military Capabilities - A Step Forward in ESDP? // European Security Review. 2009. № 46. P. 13-17; Soder K. EU Crisis Management: an Assessment of Member States' Contributions and Positions. 2010. 14 p.
26 Lindstrom G. Enter the EU battlegroups. Chaillot Papers № 97. Paris. 2007. 90 p.
27 Blair S. Towards Integration? Unifying Military and Civilian ESDP Operations // European Security Review. 2009. № 44. P. 5-7; Clarke J.L. What Roles and Missions for Europe's Military and Security Forces in the 21st Century? The Marshall Center Papers № 7. 2005. 47 p.; Freire M.R. ESDP Missions and the Promotion of International Security / Freire M.R., Lopes P.D. New Orleans. 2010. 21 p.; Gross E. Civilian and Military Missions in the Western Balkans. Evaluating the EU's Crisis Missions in the Balkans / ed. by Gross E. // CEPS Paperback. 2007 P. 115-137; Sweeney S. European Security and Defence Policy: the Evidence from Mission Experience that ESDP is Gaining Substance, or Not? Manchester. 2009. 23 p.; Vainio L. Policing Missions: the Case of EUPM // European Security Review. 2008. № 41. P. 23-27; Whitman R.G. The EU as a Conflict Manager? The Case of Georgia and Its Implications / Whitman R.G., Wolff S. // International Affairs. 2010. Vol. 86. № 1. P. 87-107.
28 Андреева Т.Н. Англо-французское сотрудничество в политических интеграционных процессах Западной Европы (1980-е - 1990-е гг.). М.: Компания Спутник+, 2005. 186 с.
29 Зуева К. Внешняя политика Франции в эпоху "неоголлизма" // МЭИМО. 2004. № 1. С. 70-79; Червяков А.И. Военная политика Франции (1958-1993 гг.). М.: Наука, 1994. 108 c.
30 Семенов О.Ю. Эволюция деятельности ФРГ в области европейской безопасности (1990-2005 гг.): военно-политические аспекты. / Нижегородск.ГУ: Автореферат дисс. кин. Н.Новгород, 2006. 22 с.; Gross E. Germany and European Security and Defense Cooperation: the Europeanization of National Crisis Management Policies? // Security Dialogue. 2007. Vol. 38, № 4. P. 501-520; Kirchner. E.J. Germany's Role in CFSP/ESDP Development Aims Versus Action. Boston. 2008. 22 p.; Zehetner T. The Role of the German Presidency in Promoting ESDP // European Security Review. 2007. № 32. P. 3-6.
31 Strömvik M. Starting to 'think big': the Nordic Countries and EU Peace-building // The Nordic Countries and the European Security and Defence Policy / ed. by Alyson J. K. Bailes G.H., Sundelius B. London. Oxford University Press, 2006. P. 199-214.
32 Гурка-Винтер Б. Общая европейская политика в области безопасности и обороны Европейского Союза. Польская точка зрения / Гурка-Винтер Б., Посель-Ченсьцик Э. // Европа. 2003. № 2. С. 63-90; Сергеев Д.В. Польша и общая внешняя политика и политика безопасности после расширения ЕС // Актуальные проблемы Европы. Европейский Союз после расширения: сб. науч. тр. / РАН ИНИОН. под ред. Ю.А. Гусарова. - М. 2005. С. 163-186; Missiroli A. Bigger EU, Wider CFSP, Stronger ESDP? The View from Central Europe. Occasional Papers № 34. Paris. 2002. 72 p.
33 Бабынина Л. Дифференциация в рамках ОВПБ/ЕПБО Евросоюза // Обозреватель-Observer. 2010. № 4. С. 65-72; Уткин С.В. Основные инструменты ОВПБ ЕС // МЭИМО. 2005. № 11. С. 44-54; Bjorkdahl A. EU Crisis Management Operations. ESDP Bodies and Decision-Making Procedures. DIIS Report № 8. / Bjorkdahl A., Strömvik M. Copenhagen. 2008. 42 p.; García Pérez de León C. New Logics of Integration in European Security and Defence Policy: Transformation of Conflict-Resolution Mechanisms in the Intergovernmental Decision-Making Process. Turin. 2007. 20 p.; Simón L. Command and Control? Planning for EU Military Operations. Occasional Paper № 81. Paris. 2010. 52 p.
34 Зуева К. Французский "евро-атлантический проект" // МЭИМО. 2009. № 9. С. 30-39; Коварский Н.Н. Сотрудничество ЕС-НАТО в сфере безопасности // Обозреватель-Observer. 2007. № 3. С. 58-65; Михайлов С.А. Процесс формирования ОЕПБО в контексте трансатлантических отношений // Актуальные проблемы Европы. Европа и становление нового мирового порядка: сб. науч. тр. / РАН ИНИОН. Под ред. Ю.А. Гусарова. - М. 2006. С. 33-62; Цыкало В.В. Военно-политический диалог ЕС-НАТО: проблемы и перспективы / Цыкало В.В., Юдин А.Д. // Обозреватель-Observer. М. 2005. № 1. С. 79-91; Burghardt G. The European Union's Transatlantic Relationship // EU Diplomacy Papers. 2006. № 2. 25 p.; Gärtner H. European Security, the Transatlantic Link, and Crisis Management. Europe's New Security Challenges / ed. by Gärtner H., Hyde-Prise A.,Reiter E. London: Lynne Rienners Inc., 2001. P. 125-148; Ham P. Western Unity and the Transatlantic Security Challenge. The Marshall Center Papers № 4 / Ham P., Kugler R.L. 2002. 54 p.; McClintock B. NATO and ESDP - Roommates or Rivals? Lund University. 2006. 56 p.
35 Погорельская С. Лиссабонский Договор: проблемы политической консолидации ЕС // МЭИМО. 2010. № 7. С. 40-54; Missiroli A. The Impact of the Lisbon Treaty on ESDP. Brussels: European Parliament, 2008. 19 p.; Naert F. European Security and Defence in the EU Constitutional Treaty // Journal of Conflict & Security Law. 2005. Vol. 10, № 2. P. 187-207; Sola N.F. Is a Constitutional Framework Really Needed for the Development of a ESDP? FORNET. Working Paper № 4. / Sola N.F., Stavridis S. 2004. 20 p.; Flers N.A. The Provisions on CFSP and CSDP in the Lisbon Reform Treaty: Stumbling Blocks or Milestones? Jerusalem. 2008. 24 p.; Zerrin S. CFSP/ESDP and the New EU Treaty // Perceptions. 2007. P. 1-25.
36 Годенов И.С. Синергетический подход в изучении Европейской политики безопасности и обороны // Клио. СПб. 2011. №5(56). С. 44-46.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
4
Документ
Категория
Исторические науки
Просмотров
270
Размер файла
420 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа