close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Передача неполноэквивалентной лексики и фразеологии при переводе стихотворений в прозе И.С.Тургенева на корейский язык

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Ли Сэ Бом Шифр научной специальности: 10.02.01 - русский язык Шифр диссертационного совета: Д 212.154.07 Название организации: Московский педагогический государственный университет Адрес организации: 119992, г.Москва, ул. Малая Пирог
На правах рукописи
ЛИ СЭ БОМ
Передача неполноэквивалентной лексики и фразеологии при переводе
стихотворений в прозе И. С. Тургенева на корейский язык
10. 02.01 — русский язык
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Москва – 2012
Работа выполнена на кафедре русского языка филологического факультета
Московского педагогического государственного университета
Научный руководитель
кандидат филологических наук, доцент
Грязнова Анна Тихоновна
Официальные оппоненты:
Зимин Валентин Ильич
доктор филологических наук, профессор,
профессор кафедры общего языкознания
филологического факультета
Московского педагогического
государственного университета
Шумарина Марина Робертовна
кандидат филологических наук, доцент,
доцент кафедры русского языка
филологического факультета
Балашовского института (филиал)
Саратовского государственного
университета им. Н.Г. Чернышевского
Ведущая организация
Государственный институт русского
языка им. А.С. Пушкина
Защита состоится 21 мая 2012 г. в 17 часов на заседании диссертационного
совета Д 212.154.07 при Московском педагогическом государственном
университете по адресу: 119991, Москва, ул. Малая Пироговская, д.1, ауд. №
305.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского
педагогического государственного университета по адресу: 119991, Москва, ул.
Малая. Пироговская., д.1.
Автореферат разослан «
» апреля 2012 года
Ученый секретарь
диссертационного совета
Сарапас Марина Владимировна
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Интенсивное развитие лингвистических дисциплин антропоцентрической
парадигмы требует от языковедов уточнения понятий, которые уже получили
определенное толкование в рамках структурно-системного подхода. Такая
ситуация сложилась в современной лингвистике с терминами концепт,
языковая картина мира, эквивалентность. Этот факт подтверждает значимость
терминологической
парадигмы,
характеризующей
национальноспецифическую лексику, для развития теории межкультурной коммуникации и
смежных с ней дисциплин: лингвокультурологии, лингвопоэтики, теории
художественного перевода.
Реферируемая кандидатская диссертация выполнена на стыке
лексикологии, лингвопоэтики и переводоведения, которые в последнее время
чрезвычайно интенсивно развиваются в рамках антропоцентрической научной
парадигмы. И это закономерно: межъязыковое общение осуществляется не
только в устной, но и в письменной форме, и произведения художественной
литературы играют немаловажную роль в процессе межкультурной
коммуникации. Однако для того чтобы процесс межъязыкового и
межкультурного общения протекал беспрепятственно, требуется уточнение
представлений о месте национально-специфической информации в составе
лексического и фразеологического значений (ЛЗ, ФЗ), а также о способах ее
презентации в художественном тексте, равно как и о характере трансформаций
лексической и фразеологической семантики, происходящих при переводе.
Целью настоящей диссертации является анализ неполноэквивалентной
лексики и фразеологии стихотворений в прозе И.С.Тургенева на фоне
корейских переводов. Обращение к исследованиям языка стихотворений в
прозе И.С.Тургенева закономерно: стиль его произведений признается
лингвистами образцовым, поэтому проблема эквивалентности перевыражения
лексики его произведений на корейский язык чрезвычайно важна. В то же
время она до сих пор остается малоразработанной в лингвопоэтике, теории
перевода, лингвокультурологии и других дисциплинах антропоцентрической
парадигмы.
Актуальность предпринятого исследования обусловлена, с одной
стороны, необходимостью уточнения
терминологического
аппарата,
используемого для характеристики лексем и фразеологизмов, обладающих
различной
степенью
потенциально
достижимой
переводческой
эквивалентности в составе художественного текста, а с другой - потребностью в
корректировке существующего на сегодняшний день тематического деления
неполноэквивалентной лексики применительно к неевропейским языкам
перевода.
Теоретико-методической
базой
реферируемого
исследования
послужили труды В.Г.Костомарова, Е.М.Верещагина, Л.С.Бархударова,
3
С.Влахова и С. Флорина, В.С.Виноградова, А.О.Иванова, Ю.П.Солодуба, А.Д.
Шмелева. При анализе неполноэквивалентной лексики и фразеологии были
использованы идеи С.Г. Воркачева, В.И.Карасика, С.Г.Тер-Минасовой.
Анализ литературы по вопросу показал, что в настоящее время для
квалификации лексем различной степени эквивалентности используется
типология, разработанная в 70-е годы ХХ века основоположниками
лингвострановедческой теории слова В.Г.Костомаровым и Е.М.Верещагиным.
Созданная в рамках структурно-системной парадигмы, она была задумана как
лингводидактический инструмент обучения инофонов русскому языку как
иностранному и включала в себя такие терминообозначения, как
эквивалентная, безэквивалентная и частичноэквивалентная (вариант:
неполноэквивалентная) лексика.
В настоящее время классификация В.Г.Костомарова и Е.М.Верещагина
широко
используется
за
пределами
лингвострановедения:
в
лингвокультурологии,
переводоведении,
теории
межкультурной
коммуникации, где применяется для характеристики единиц словарного
состава. Она используется в работах не только отечественных, но и
зарубежных исследователей, например, в кандидатских диссертациях
корейских лингвистов Сим Ен Бо «Лингвострановедчески ценная лексика
русского языка на фоне корейского» [Сим Ен Бо, 1994] и Пак Хен Чи
«Национально-детерминированные единицы русского языка на фоне корейского
(на материале произведений Ю. Нагибина)» [Пак Хен Чи, 2010].
Признавая
действенность
и
универсальность
классификации
В.Г.Костомарова и Е.М.Верещагина, отметим, что, на наш взгляд, ее
нынешний интердисциплинарный статус требует детализации некоторых
базовых понятий, в частности устранения синонимии таких номенклатурных
обозначений, как неполноэквивалентная и частичноэквивалентная
лексика, а также уточнения иерархии терминов: на сегодняшний день три
видовых номинации используются в лингвистических исследованиях при
отсутствии общего родового наименования. Стремясь решить эту проблему,
отечественные лингвисты предлагают использовать в этой функции такие
термины, как лингвострановедчески ценная лексика, лексика с культурным
компонентом,
национально-детерминированная
лексика,
труднопереводимая лексика и др.
В реферируемой кандидатской диссертации мы выдвигаем гипотезу о том,
что роль родового обозначения разных типов труднопереводимых строевых
единиц может выполнить термин неполноэквивалентная лексика, который не
фиксируется лингвистическими словарями и не имеет четкого объема понятия,
но активно используется в лингвистических исследованиях. Термины
безэквиалентная и частичноэквивалентная лексика выступят по отношению
4
к нему как видовые, указывая на разную степень эквивалентности переводимых
лексем.
Следует отметить, что в последнее время термин неполноэквивалентная
лексика стал использоваться чаще, чем раньше: он встречается в исследовании
С.Г.Тер-Минасовой «Язык и межкультурная коммуникация», где отмечается,
что «тот слой лексики, который объединяет «эквивалентные» слова,
представляет гораздо большие трудности при изучении иностранного языка,
чем безэквивалентная или не полностью эквивалентная часть словаря <…> в
тех, казалось бы, простейших случаях, когда слова разных языков включают в
себя одинаковое количество понятийного материала, отражают один и тот же
кусочек действительности, реальное речеупотребление их может быть
различным, так как оно определяется различным языковым мышлением и
различным речевым функционированием» [Тер-Минасова, 2000, с.54]. Статус
базового оно имеет и в кандидатской диссертации П.П. Михайлова
«Межъязыковая семантическая эквивалентность, неполноэквивалентность и
безэквивалентность лексических единиц» [Михайлов, 2006]. Все это
свидетельствует о востребованности термина и о возможности конкретизации
объема его понятия.
В связи с этим на защиту мы выносим следующие положения:
1.
Неполноэквивалентность – это отсутствие у слова или фразеологизма
языка А равноценной замены того же лингвистического яруса в языке В.
Источником неполной эквивалентности способен стать любой из компонентов
лексического или фразеологического значения, не имеющий полного
соответствия у иноязычного аналога. Факт неполной эквивалентности
устанавливается путем сравнения элемента языка А с потенциальным
эквивалентном в языке В. В том случае, если некоторая часть информации,
составляющей ЛЗ и ФЗ, может быть передана средствами иного языка, единица
считается частичноэквивалентной. Если же ни у одного из компонентов ЛЗ и
ФЗ не обнаруживается соответствий в языке перевода, лингвистическая
единица приобретает статус безэквивалентной. При переводе художественного
произведения различия между частичноэквивалентными и безэквивалентными
единицами
становится
менее
отчетливой
за
счет
возможности
перераспределения информации между элементами, формирующими
семантику и коннотацию произведения.
2.
Лексика и фразеология художественного произведения обнаруживают
неполную эквивалентность только при сопоставлении с текстом перевода: в
рамках сверхфразового единства слова и идиомы функционируют как все
остальные языковые единицы. Из этого следует, что при анализе
неполноэквивалентных единиц следует учитывать их системные отношения с
другими элементами эстетического целого. Такой подход позволяет выявить
лакунарность, как это произошло при анализе прозаической миниатюры
5
«Маша» с единицами смысловой группы «извоз».
3.
Функционируя в художественном тексте во взаимодействии с
эквивалентными единицами, неполноэквивалентная лексика и фразеология
проявляют те же свойства, что и все остальные строевые элементы языка:
обладает полным перечнем компонентов лексического и фразеологического
значений (денотат, сигнификат, структурный компонент, коннотат,
этнокультурный компонент), которые должны быть учтены в процессе
выявления типа неполноэквивалентности (референциального, прагматического,
альтернативного или ассоциативного).
4.
Перечень неполноэквивалентных единиц целесообразно уточнить за счет
включения в их число национально-специфичных и эмоциональных
лингвоконцептов, формирующих идейное и эстетическое своеобразие
художественного текста (душа, жизнь, смерть, справедливость, тоска, удаль);
тропеически преобразованных лексем, придающих тексту выразительность и
свидетельствующих
об
особенностях
идиостиля
И.С.Тургенева
(персонификация жизни, анимализация смерти, памяти); слов семантических
групп «мимика» и «кинестетика», отражающих аксиологические ценности
автора.
5.
Важную роль в лексико-семантической организации цикла стихотворений
в прозе И.С.Тургенева, играет ономастическая лексика, формирующая идейно
значимое для художественного целого смысловое поле «Россия». Неполная
эквивалентность лексики этой группы подтверждает необходимость ее
включения в сферу труднопереводимых лингвистических единиц.
6.
Поскольку художественность текста достигается за счет использования
автором коннотированной лексики и фразеологии, их рассмотрение в рамках
класса прагматически-неполноэквивалентной лексики требует детального
анализа и особой взвешенности при выборе переводческих соответствий.
Новизна исследования обусловлена выбором объекта наблюдений: в
этом качестве были использованы тексты стихотворений в прозе И.С.
Тургенева, писателя, в творчестве которого с особой силой отразилось
своеобразие русского менталитета. В процессе анализа было рассмотрено 31
стихотворение в прозе И.С.Тургенева: «Деревня», «Разговор», «Собака»,
«Нищий», «Маша», «Воробей», «Чернорабочий и белоручка», «Последнее
свидание», «Порог», «Щи», «Старик», «Два богача», «Корреспондент»,
«Памяти Ю. П. Вревской», «Пир у верховного существа», «Сфинкс», «Камень»,
«Завтра, завтра!», «Природа», «Мы еще повоюем!», «Русский язык», «Мне
жаль…», «Близнецы», «Без гнезда», «Кубок», «Чья вина?», «О моя молодость!
О моя свежесть!», «Путь к любви», «Простота», «Ты заплакал…» и «Мои
деревья», а также их переводы на корейский язык. Выбор для анализа лишь
части прозаических миниатюр обусловлен комплексом причин: слабой
изученностью творчества И.С.Тургенева в Корее; малым количеством работ,
6
посвященных
изучению
неполноэквивалентной
лексики
русского
художественного текста в сравнении с корейским переводом; ограниченным
количеством корейских переводов стихотворений в прозе И.С.Тургенева. В то
же время имеющегося материала оказалось достаточно для обнаружения
наиболее характерных форм проявления неполной эквивалентности русской
лексики и фразеологии на фоне корейских соответствий, поскольку в
рассмотренных прозаических миниатюрах наиболее отчетливо проявилась их
денотативная, сигнификативная и коннотативная специфика, не имеющая
абсолютного соответствия в языке перевода.
Переводы стихотворений в прозе на корейский язык, рассмотренные в
реферируемой кандидатской диссертации, выполнены известным корейским
переводчиком Ким Хаксу (1931-1989гг.), профессором университета
иностранных
языков
Ханкук
(1961-1978гг.),
директором
научноисследовательского института по проблемам СССР и Восточной Европы.
Кроме стихотворений Тургенева, он переводил многие произведения таких
известных русских писателей, как Ф.М.Достоевский, Л.Н.Толстой, А.П.Чехов,
А.И.Солженицын и др.
Предметом исследования послужили язык и стиль перечисленных
стихотворений в прозе, а материалом наблюдений стали неполноэквивалентная
лексика и фразеология разных типов, встретившаяся в перечисленных выше
стихотворениях. Язык остальных прозаических миниатюр привлекался к
исследованию фрагментарно, с целью иллюстрации теоретических положений
преимущественно в первой, теоретической главе.
Новизна исследования обусловлена способом анализа лингвистического
материала: неполноэквивалентные лексемы и идиомы извлекались из русских
текстов методом сплошной выборки посредством сравнения корейскими
переводами, после чего единицы языка источника (ИЯ) сравнивались
соответствиями языка перевода (ПЯ) в структурном, семантическом и
функциональном планах, что и позволило получить новые данные о способах
передачи неполноэквивалентной лексики и фразеологии стихотворений
И.С.Тургенева при переводе на корейский язык. В процессе исследования
лингвистического материала были использованы такие методы наблюдения,
как метод идеографического (тематического) описания лексики; метод
контекстологического анализа значений лексических единиц; метод синхроннодиахронического освещения анализируемого фактического материала, а также
такие виды анализа, как сравнительный, лексикографический, компонентный,
лингвопоэтический, переводческий, а также анализ лексического значения. В
процессе анализа рассмотрения материала были охарактеризованы не только
существительные, являющиеся традиционном объектом описания в аспекте
эквивалентности, но и глаголы, прилагательные, наречия, которые обычно
оказываются за пределами классификаций безэквивалентной лексики.
7
Исследуя неполноэквивалентную лексику у стихотворений в прозе
И.С.Тургенева, мы ставили перед собой следующие задачи:
Теоретические:
- перечислить конститутивные признаки стихотворений в прозе,
определяющие характер использования лексики и фразеологии в этом жанре;
- охарактеризовать особенности языка стихотворений в прозе
И.С.Тургенева в эстетическом аспекте;
- описать лингвистические методы, наиболее эффективные при
исследовании неполноэквивалентной лексики (к их числу принадлежат
сравнительный анализ текстов оригинала и перевода, анализ лексического
значения, семный анализ, переводческий анализ);
- опираясь на существующие классификации безэквивалентной лексики
(В.С.Виноградова и А.О.Иванова), используя результаты современных
лингвокультурологических
исследований,
уточнить
классификацию
неполноэквивалентной лексики применительно к переводу художественного
текста;
- дать определение неполноэквивалентной лексики и фразеологии,
охарактеризовать ее разновидности в теоретическом аспекте;
- уточнить перечень тематических групп неполноэквивалентной лексики;
- создать рабочую схему анализа неполноэквивалентной лексики.
Практические:
- сравнить оригинальные тексты стихотворений в прозе И.С.Тургенева с
их корейскими переводами с целью выявления неполноэквивалентной лексики
и фразеологии;
- распределить неполноэквивалентную лексику и фразеологию по
группам в зависимости от преобладающего типа неполноэквивалентности;
- в каждом конкретном случае охарактеризовать причины неполной
эквивалентности с учетом роли лингвистической единицы в художественном
тексте;
- исследовать компенсаторные средства, с помощью которых корейскому
переводчику удается достичь эквивалентности при передаче русской
неполноэквивалентной лексики, извлеченной из перечисленных стихотворений
в прозе И.С.Тургенева;
- осуществить целостный анализ отдельных прозаических миниатюр
Тургенева с целью демонстрации возможностей анализа неполноэквивалентной
лексики в рамках целостного текста.
Решение намеченных задач обусловило теоретическую значимость
исследования. Она заключается в уточнении типологии безэквивалентной
лексики применительно к художественному тексту, что позволяет
сформировать новые подходы в преодолении неполной эквивалентности в
языковом и переводческом аспектах. Тщательное выявление несоответствий,
8
возникающих
при
передаче
лексико-фразеологической
информации
стихотворений И.С.Тургенева средствами корейского языка, позволило
получить новые сведения о национально-культурных особенностях фоновой
лексики, позволяющие уточнить представления о русской языковой картине
мира и художественной картине мира И.С.Тургенева. Результаты наблюдений
могут быть использованы при корректировке существующих классификаций
неполноэквивалентной лексики и типологий стилистических трансформаций,
что позволит детализировать способы передачи фоновой информации с одного
языка на другой в рамках решения проблемы филологического перевода.
Практическая направленность диссертационной работы состоит в том,
что ее выводы могут быть использованы в процессе преподавания
лексикологии и фразеологии русского языка, при освещении проблем
лингвокультурологии, а также теории и практики художественного перевода.
Сферой их применения могут также стать лингвистический анализ
художественного текста, теория и практика двуязычной лексикографии
антропоцентрической ориентации, в частности, составление словаря русской
неполноэквивалентной лексики, методика обучения корейских студентов
русскому языку, особенно при интенсивной форме преподавания, когда
проблемы перевода являются мощным мотивирующим фактором, а также
методика преподавания русского языка как иностранного в корейской
аудитории.
Апробация исследования. Основные положения диссертационного
исследования были представлены на межвузовских и международных
конференциях, проводимых кафедрой РКИ МПГУ. По материалам
исследования опубликовано 6 работ, в том числе три в рецензируемых
журналах и изданиях. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедр русского
языка и РКИ МПГУ.
Исследование состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии
(общим объемом 263 страницы, библиографический список насчитывает 232
наименования) и приложения.
Содержание работы
Во введении обосновываются актуальность и новизна исследования,
намечаются его цель и задачи, выдвигается гипотеза и перечисляются
положения, выносимые на защиту.
В первой главе «Эстетический потенциал лексики и фразеологии
стихотворений в прозе И.С.Тургенева», которая включает 12 параграфов,
рассматриваются история возникновения жанра стихотворений в прозе, его
конститутивные признаки, языковое своеобразие прозаических миниатюр
И.С.Тургенева, поскольку особенности неполноэквивалентной лексики во
многом определяются родом и видом рассматриваемого произведения. Так,
9
жанр стихотворений в прозе актуализирует не только денотативный, но и
коннотативный потенциал лексической единицы.
Особое место в главе уделяется анализу эстетического потенциала
художественного слова, которое, становясь элементом художественного текста,
то есть авторской речи, приобретает новые свойства в сравнении с теми, что
проявляются у него в языке. В художественном цикле И.С.Тургенева широко
употребляются разные типы прямых и переносных значений слов, при
характеристике которых используется классификация проф. Ю.П.Солодуба
(ПР.: Н - номинативное, НК - номинативно-коннотативное, КН коннотативное-номинативное, К - коннотативное; ПЕРЕН.: Н - номинативное;
К - коннотативное), каждое из которых способно обнаруживать
неполноэквивалентность. Инструментом ее выявления служит сравнительный
анализ единицы ИЯ с ее соответствием в ПЯ.
Коннотация присуща как прямым, так и переносным лексическим
значениям, которые, становясь элементами тропов и фигур, способны вступать
как в общепоэтической, так и индивидуально-авторской разновидности. С
помощью особой организации контекста лексико-фразеологические единицы
вовлекаются в единое эстетически организованное целое и в результате
приобретают эмоционально - образный смысл, новое - художественно
оправданное - содержание. Таким образом, лексику и фразеологию
художественного
текста,
рассматриваемую
с
позиций
неполной
эквивалентности, целесообразно анализировать с учетом их системных связей,
возникающих в рамках рассматриваемого контекста (например, смысловой
группы «социальный статус» или деривационной парадигмы слов с
уменьшительно-ласкательными суффиксами).
Функционирование неполноэквивалентных единиц в художественном
тексте рассматривается в диссертации как в лингвопоэтическом, так и
лингвокультурологическом аспекте, поскольку системные отношения НЛ
формируются не только под воздействием индивидуального стиля автора, но и
под влиянием национальной картины мира. Поэтому обязательным
требованием к анализу лексики и фразеологии в рамках художественного
текста является учет времени создания художественного произведения и
эстетических особенностей языка писателя (в разные хронологические периоды
лексическое значение одного и того же слова не одинаково, а в
художественных произведениях конкретных авторов может и вовсе не
совпадать с общеязыковым). Этот смысловой сдвиг представляет серьезную
проблему для переводчика, поскольку далеко не всегда может быть передан
эквивалентно (баба, неснятое молоко). Иными словами, при анализе
неполноэквивалентной лексики и фразеологии необходимо принимать во
внимание не только словарные значения единиц, но и, что гораздо труднее, их
10
образный потенциал, приобретенный в конкретном произведении (собака,
воробей).
Между тем при анализе неполноэквивалентной лексики лингвисты чаще
пользуются структурно-системным методом ее описания. Его достоинства и
недостатки охарактеризованы во второй главе.
Во второй главе «Типология неполноэквивалентной лексики в свете
антропоцентрической научной парадигмы», состоящей из 12 параграфов,
понятие неполной эквивалентности рассматривается с позиций структурносистемной и антропоцентрической научных парадигм, анализируются
существующие классификации безэквивалентной лексики и предлагается ряд
уточнений к ним. С учетом достижений современной лингвокультурологии
существующая типология безэквивалентной лексики дополняется такими
элементами,
как
национально-специфические
и
эмоциональные
лингвоконцепты, тропеически преобразованная лексика. В связи с
необходимостью детализации типов неполноэквивалентной лексики уточняется
дефиниция неполной эквивалентности, поскольку обозначаемое ей понятие
имеет статус родового по отношению к таким категориям, как частичная
эквивалентность и безэквивалентность.
Понятие эквивалентности трактуется в современной лингвистике с
разных позиций. По мнению С.Г.Тер-Минасовой, «языковая эквивалентность
— это миф» [Тер-Минасова, 2000, с. 54]. А.Д.Швейцер, напротив, считает, что
эквивалентность достижима, и в первую очередь на уровне текста [Швейцер,
1988, с. 86]. Опора на текстоцентрический подход позволила существенно
уточнить корпус единиц, формирующих функционально-семантическое поле
(ФСП) неполноэквивалентности, включающее в себя труднопереводимые
лексемы, фразеологизмы, а также грамматические. ФСП включает в себя
следующие лексические и фразеологические элементы.
Предлагаемая
терминологическая
система,
используемая
для
классификации неполноэквивалентной лексики, была создана с опорой на
типологии безэквивалентной лексики В.С.Виноградова [Виноградов, 2001] и
А.О.Иванова [Иванов, 2006]. Поскольку классификация создавалась с учетом
анализа художественного текста, некоторые типы лингвистических единиц
изменили свое местоположение в сравнении с исходными классификациями.
Неполноэквивалентная лексика включает в себя следующие группы:
Референциально-неполноэквивалентная лексика
↓
↓
безэквивалентная лексика
частичноэквивалентная лексика
↓
↓
реалии
этноспецифические лингвоконцепты
1.
11
Прагматически-неполноэквивалентная лексика
↓
↓
безэквивалентная лексика
частичноэквивалентная лексика
2.
↓
↓
слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами
слова с уничижительными суффиксами
слова разговорного стиля
диалектизмы и просторечия
вульгаризмы
архаизмы и историзмы
поэтизмы
междометия
эмоциональные лингвоконцепты
3. Альтернативно-неполноэквивалентная лексика
↓
↓
безэквивалентная лексика
частичноэквивалентная лексика
↓
↓
имена собственные
обращения
4.
Ассоциативно-неполноэквивалентная лексика
↓
↓
безэквивалентная лексика
частичноэквивалентная лексика
↓
↓
эстетически преобразованная лексика
элементы ЛСГ «мимика»
элементы ЛСГ «кинестетика»
Целесообразность этой классификации проверяется посредством анализа
конкретного лексического и фразеологического материала, представленного в 3
главе.
В третьей, исследовательской главе «Неполноэквивалентная лексика
стихотворений в прозе И.С. Тургенева и ее перевод на корейский язык»
лексика и фразеология стихотворений в прозе И.С.Тургенева сравнивается с
корейскими соответствиями. Глава отражает результаты комплексного
сопоставительного анализа 294 неполноэквивалентных единиц, выявленных в
результате сравнения с 31 стихотворения в прозе И.С.Тургенева с их
корейскими переводами.
Структура статьи, характеризующей неполноэквивалентную лексему,
имеет следующий вид:
О «О, довольство, покой, избыток русской, вольной деревни, О, тишь
и благодать!, О, как безобразно обглодала бедность это несчастное
существо!, О, каких благ он ждет от будущего!, О наша общая мать!, О
великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!, О скука, скука,
вся растворенная жалостью!, О моя молодость! О моя свежесть!, О
тысячелетний исполин, слышишь?» («Деревня», «Нищий», «Завтра,
12
завтра!», «Природа», «Русский язык», «Мне жаль», «О моя молодость! О моя
свежесть!», «Мои деревья») - междометие, выражающее сильное чувство;
может также подчеркивать утверждение или отрицание. Характерно для
книжного, высокого стиля, часто используется в поэтической речи для
усиления
обращений,
которые
выражаются
неодушевленными
существительными. В этом случае обращение служит для создания
олицетворения, а междометие О! подчеркивает значимость приема в
художественном тексте. В прозаической миниатюре «Деревня» оно
использовано для выражения подчеркнутого одобрения и похвалы, в
стихотворении в прозе «Русский язык!» передает восхищение. На корейский
язык переведено путем подбора фонетического эквивалента, выражающего то
же чувство ''오오''[О-о]. Корейское междометие выражает удивление или
восхищение человека, а также одобрение и согласие. Различие между русским
оригиналом и корейским эквивалентом состоит в том, что в переводе
стихотворения «Деревня» междометие О передает восхищение, в подлиннике
гамма эмоций шире.
Статья включает в себя следующие структурные части, как: заголовочная
неполноэквивалентная лексема; примеры контекста; перечень стихотворений в
прозе, где встречается НЛ, словарное толкование, национальная специфика;
смысловые приращения; коннотация, перевод на корейский язык,
сопровожденный обратной трансляцией, вывод о степени достигнутой
переводчиком
эквивалентности.
В
процессе
анализа
конкретного
лингвистического материала была обоснована необходимость более активного
использования термина неполноэквивалентная лексика при характеристике
художественных текстов. Наблюдения над неполноэквивалентной лексикой
стихотворений в прозе И.С.Тургенева подтвердили целесообразность
уточнения типологии НЛ, представленной во второй, теоретической главе, а
также дали возможность конкретизировать перечень группировок, содержащих
наибольшее количество неполноэквивалентных лексем в творчестве писателя.
К их числу принадлежат:
1.
Референциально-неполноэквивалентная лексика:
человек и социальные отношения: баба, мужик, товарищ и др.;
животный и растительный мир: ракиты, дуб;
бытовые реалии: панева, изба, амбар;
этноспецифические лингвоконцепты: душа, добродетель, смирение.
2.
Прагматически-неполноэквивалентная лексика:
слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами: облачко, камешки,
голосок, деревушка и др.;
слова с уничижительными суффиксами: армячишко, санишки, домишко и др.;
слова разговорного стиля: перекидываются, теплынь и др.;
фразеологизмы: черт возьми, как две капли воды, (идти) гуськом и др.;
13
диалектизмы и просторечия: ведать, молодка, друг с дружкой и др.;
архаизмы и историзмы: али, приличествовать, увидать, детище и др.;
поэтизмы: тень, дума, лучезарная и др.;
междометия: ах, эх, о, боже и др.;
эмоциональные лингвоконцепты: тоска, сомнение, удаль.
3.
Альтернативно-неполноэквивалентная лексика:
имена собственные ЛСП «Россия»: Татьяна, Катька, Вася, Митряй;
обращения: брат, барин.
4.
Ассоциативно-неполноэквивалентная лексика:
эпитеты: голубые глаза, волосы цвета льна;
олицетворения: жизнь, русский язык;
анимализация: смерть, память;
символы: соль, крест, изжелта-серый.
В заключении обобщаются основные результаты исследования,
позволившие прийти к следующим выводам:
1. Уточнение терминологической системы, предложенное в работе,
оправдало себя в ходе анализа неполноэквивалентной лексики. Сравнительный
анализ подлинника и корейских переводов показал, что примеров абсолютной
безэквивалентности встретилось не так много. В их число попали такие слова,
как морда, пес, сарай, ракиты, похлебка, кувшин, русская косточка, шапка
волос и др. Однако даже в этих случаях корейский переводчик находил
частичные соответствия для передачи элементов лексического и
фразеологического значения. Помимо безэквивалентной лексики, в каждую из
четырех
групп
классификации
вошло
значительное
число
частичноэквивалентных лексем, что подтвердило необходимость введения
родового обозначения для наименования единиц разной степени
эквивалентности.
2. Сопоставление текстов стихотворений в прозе с их корейскими
переводами позволило выявить 294 неполноэквивалентных лексических и
фразеологических единицы, почти половина из которых (143) составляет
группа так называемых прагматически-неполноэквивалентных лексических и
фразеологических единиц. Это свидетельствует о том, что для языка
стихотворений в прозе И.С.Тургенева в равной степени значимы номинация и
коннотация, существующие в единстве и отражающие специфику этого
литературного жанра. Номинативные единицы организуют сюжетное
повествование, а коннотированные элементы отражают отношение
повествователя – лирического героя к окружающему миру. Сложность
лирических переживаний передается посредством использования писателем
коннотированных средств разной типологии: наряду с поэтизмами и
тропеически преобразованной лексикой в цикле широко используются
диалектизмы, устаревшая и просторечная лексика. Таким образом, корейский
14
переводчик должен был решить серьезную: ему нужно было найти в языке
перевода соответствия, передающие не только номинативные, но и
коннотативно-прагматические особенности неполноэквивалентной русской
лексики, участвующей в сюжетообразовании, построении системы образов и
передаче художественных идей.
3. Неполноэквивалентная лексика и фразеология используются писателем
во всем разнообразии их художественного потенциала, который создается
посредством
актуализации
всех
компонентов
лексического
и
фразеологического значения. В цикле Тургенева распространены единицы,
которые достаточно сложно анализировать в аспекте классификации, поскольку
они содержат признаки неполноэквивалентной лексики разных типов: слова
армячишко, клячонка
неполноэквивалентны в референциальном и
прагматическом аспектах, имена собственные Татьяна, Вася, Петр – в
прагматическом и альтернативном, парное молоко – в референциальном и
ассоциативном, грызь – в прагматическом и ассоциативном. Такие единицы мы
распределяли по типам в соответствии с преобладающим типом неполной
эквивалентности и давали ссылки на те свойства, которые создают
дополнительные помехи при переводе.
4. Существенной проблемой для перевода стихотворений в прозе
И.С.Тургенева стала лексика референциально-неполноэквивалентного типа.
Это объясняется тем, что русский писатель создал многоаспектное описание
природы и деревенского быта, национальных обычаев, специфической
атмосферы, культурных особенностей крестьянской жизни. Лексика этих групп
используется в тексте концентрированно, что создает дополнительные
трудности перевода. При отсутствии каких-либо комментариев и пояснений
корейские читатели, не имеющие фоновой культурной информации о
российских реалиях соответствующей эпохи, лишены возможности полного
понимания текста, и главная цель автора (создание определенной эстетически
насыщенной ситуации), таким образом, нарушается.
5. Не меньшую сложность для переводчика создают включенные нами в
данную группу национально-специфические лингвоконцепты. Они, как и
эмоциональные лингвоконцепты, обычно воспринимаются переводчиком как
полные эквиваленты корейских номинаций, в то время как абсолютного
тождества соответствия не обнаруживают. (пр. душа, смирение, добродетель и
др.). Эти лексемы переданы при помощи замены корейскими соответствиями,
однако с нашей точки зрения, большинство корейских слов, образующих тот
или иной этноспецифический концепт, недостаточно верно передают
изначально заложенный образ или ситуацию в силу разницы языковой картины
мира русских и корейских читателей.
6. Существенной проблемой для перевода является прагматическинеполноэквивалентная лексика, в первую очередь слова, содержащие суффиксы
15
субъективной оценки, используемые для создания уменьшительноласкательных или пренебрежительных оттенков значения. Данная особенность
в корейском варианте перевода не может быть передана аналогичным
словообразовательным (посредством аффиксации) способом. В этом случае
переводчиком был использован перифрастический перевод, т.е. с помощью
добавления прилагательного, которое согласуется с существительным в
качестве определения, при этом привнося как положительную, так и
отрицательную оценку. Следует также отметить, что, несмотря на такую
попытку компенсации, в рамках нашей работы было выявлено немало
вариантов перевода с относительно нейтральным значением.
7. Анализ показал, что высокой степенью частотности в тексте цикла
стихотворений в прозе обладают междометия. Чаще других в цикле
повторяется междометие «О!», которое в комплексе с реалиями и
ономастической лексикой передает восхищение писателя родной, природой,
людьми, национальным языком.
8. В ходе рассмотрения ассоциативно-неполноэквивалентной лексики, в
частности эстетически преобразованных лексических единиц, были выявлены
наиболее частотные лингвистические способы создания И.С.Тургеневым
художественных образов. Самыми значимыми среди них являются
персонификация/анимализация и символизация. Персонификация лежит в
основе образов, которые характеризуются положительной оценкой (жизнь,
любовь, русский язык), анимализация применяется в случаях, когда автор
стремится подчеркнуть негативную коннотацию понятия (смерть, память), для
этого используются сопоставления с хищным животным или птицей.
Символизации подвергаются такие понятия, как соль, крест и др. Анализ
переводов показывает, что транслятор, скорее всего, не ставил перед собой
задачи воссоздать систему тропеических значений и работал над передачей
каждого выражения в отдельности. Символы им не были переданы с должной
степенью образности из-за различия русской и корейской культур.
9. Существенную трудность для анализа представляют эпитеты,
используемые для описания внешности персонажей (голубые глаза, льняные
волосы) и обладающие этнокультурной спецификой. Денотативный и
экспрессивный компоненты таких значений передаются весьма точно, что,
однако, не обеспечивает прагматического воздействия, присущего образам
оригинала. Как показывает анализ, тождество воссоздания прагматики
определяется правильной передачей эмоционально-оценочного ореола
лексических единиц.
10. В корейском переводе обнаружены не только смысловые
неполноэквивалентные лексемы, но и грамматически неполноэквивалентные
единицы. Различия грамматической организации высказывания оригинала и
16
перевода также вызывали нарушения в правильности передачи эстетической и
стилистической составляющих оригинального текста.
Выводы свидетельствует о том, что гипотеза, выдвинутая в кандидатской
диссертации, и положения вынесенные на обсуждение, нашли подтверждение в
ходе анализа.
В приложении на примере четырех стихотворений в прозе И.С.Тургенева
(«Щи», «Порог», «Сфинкс», «Чернорабочий и белоручка») показаны
возможности целостной характеристики неполноэквивалентной лексики в
рамках конкретного произведения. Классификация лексического и
фразеологического материала по типам НЛ позволяет выявить эстетические
доминанты художественного текста, эквивалентность передачи которых
должна быть учтена при переводе в первую очередь.
Основное содержание диссертационного исследования отражено в
следующих публикациях автора:
в рецензируемых научных изданиях, включенных в реестр ВАК
Министерства образования и науки РФ
1. Ли Сэ Бом «Проблема передачи русских антропонимов средствами
корейского языка» (на материале стихотворений в прозе
И.С.Тургенева) // Преподаватель XXI век. – 2010. – № 4, Ч. 2. –С. 319326. 0,7 п.л.
2. Ли Сэ Бом «Лексическое значение слова как переводческая проблема»
// Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые
гуманитарные исследования. – 2011.- № 1(15) –С.314-316. 0,5 п.л.
3. Ли Сэ Бом «О границах понятия неполноэквивалентная лексика» //
Мир науки, культуры, образования. – 2011.- № 4(29) –С.252-253. 0,5 п.л.
научные статьи, материалы докладов, опубликованные в
периодических изданиях, журналах, сборниках
4. Ли Сэ Бом «Проблема перевода стихотворений в прозе И.С.Тургенева на
корейский язык»//Русский язык как иностранный: проблемы изучения и
преподавания: Сборник научных трудов преподавателей и стажеров
кафедры русского языка как иностранного МПГУ. –М.: ООО «ПравдаПресс», 2007. –С.119-122. 0,2 п.л.
5. Ли Сэ Бом «Проблема эквивалентного перевода стихотворения в прозе
И.С.Тургенева «Чернорабочий и белоручка» на корейский язык»»//Русский
язык как иностранный: проблемы формирования лингвистической и
17
профессиональной компетенции: Сборник научных трудов преподавателей
и стажеров кафедры русского языка как иностранного МПГУ.- М.:МПГУ
2008.- С. 75-79. 0,2 п.л.
6. Ли Сэ Бом «Способы передачи русских фразеологизмов средствами
корейского
языка
(на
материале
стихотворений
в
прозе
И.С.Тургенева)»//Русский язык как иностранный: новые тенденции и
перспективы развития. Итоговый сборник научных трудов преподавателей
и стажеров кафедры русского языка как иностранного МПГУ.-М.: МПГУ,
2009. –С. 154-158. 0,2 п.л.
18
Документ
Категория
Филологические науки
Просмотров
215
Размер файла
393 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа