close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Формирование ценностных приоритетов человека в условиях становления общества потребления

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Латыпова Зухра Ильгизовна Шифр научной специальности: 09.00.11 - социальная философия Шифр диссертационного совета: Д 212.013.03 Название организации: Башкирский государственный университет Адрес организации: 450074, г.Уфа, ул. Фрунз

На правах рукописи
ЛАТЫПОВА ЗУХРА ИЛЬГИЗОВНА
ФОРМИРОВАНИЕ ЦЕННОСТНЫХ ПРИОРИТЕТОВ ЧЕЛОВЕКА В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВА ПОТРЕБЛЕНИЯ
Специальность - 09.00.11 - Социальная философия
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Уфа - 2012
Работа выполнена на кафедре философии ФГБОУ ВПО "Башкирский государственный университет.
Научный руководитель:Поздяева Светлана Михайловна, д-р филос. наук, профессор, профессор кафедры философии ФГБОУ ВПО "Башкирский государственный университет"
Официальные оппоненты: Беленкова Оксана Архиповна,
доктор философских наук, доцент, профессор кафедры философии ФГБОУ ВПО "Уфимский государственный нефтяной технический университет" Георгиади Татьяна Васильевна,
к-т филос. наук, доцент, доцент кафедры гуманирарных и социально-экономических дисциплин Российского института кооперации (филиал Башкирский кооперативный институт центра союза РФ) Ведущая организация:ФГБОУ ВПО "Башкирский государственный медицинский университет" Защита состоится "25" мая 2012 года в 11.00 час. на заседании диссертационного совета Д.212.013.03 в Башкирском государственном университете по адресу: 450076, Уфа, З.Валиди, 32, гл. корпус, ауд. 345.
С диссертацией можно ознакомится в научной библиотеке университета, с содержанием автореферата - на официальном сайте БашГУ: www.bashed.ru/autoreferat, а также на сайте ВАК Минобрнауки РФ: www.vak.ed.gov.ru
Автореферат разослан "24" апреля 2012 года.
Ученый секретарь диссертационного совета д.филос.н.,профессор Поздяева С.М.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования определяется как насущными общественными потребностями, так и логикой развития самой социально-философской науки. Сегодня в российском социокультурном пространстве все острей чувствуется потребность преодоления стереотипов и догм прежнего типа социальности, ликвидации разрыва между политической практикой и общечеловеческими морально-этическими нормами. Такая потребность обусловлена необходимостью решения фундаментальных проблем современного общественного развития, которые тесно связаны с таким феноменом как тотальное потребительство, порой замещающее собой многие иные формы социальной деятельности.
В условиях глобальных изменений, охвативших все мировое сообщество, усложнения жизни и ускорения ее темпа, существенного изменения социокультурных взаимосвязей между людьми все большее значение приобретают разные формы социальных связей, обусловленные бурным развитием масштабных процессов потребления и новых видов коммуникации, поддерживающих эти процессы. Переход к потребительской доминанте в современных условиях связан не только с изменениями в экономике, политике, праве, науке и культуре, а в первую очередь, с изменением форм позиционирования конкретного человека, социальных групп и обществ, взявших на вооружение новый ценностный стандарт жизнедеятельности. Потребление становится важнейшей гранью бытия современного человека, обусловливающим его культурные приоритеты, формирование которых выступает сегодня как насущная потребность. В силу этого происходит ломка старых форм жизни, переоценка ценностей и идеалов, привычных убеждений и представлений, поиск новых жизненных установок и контактов. Содержанием современного этапа социального развития России характеризуется формированием новых общественных отношений, когда ощущается потребность субъекта в ясных и определенных социальных идеалах, позволяющих ему продуктивно проявлять себя в структурах инновационно изменяющегося социального пространства. Причем созрело убеждение всех слоев общества в том, что такое обновление не должно привести к разрыву человека с миром культуры, к утрате значения человека как самоценности и цели общественного развития.
Свобода, предоставляемая современному субъекту в условиях осуществляемых в нашей стране демократических преобразований, позволяет ему, с одной стороны, реализовать свои собственные устремления, а с другой, ставит человека перед проблемой выделения и изменения ценностных оснований своей жизнедеятельности в свете складывающихся новых социокультурных, социально-экономических и социально-политических условий. Известно, что проблема ценностей в предельно широком значении неизбежно возникала в эпохи трансформации социокультурной традиции и дискредитации идеологических устоев общества. Поэтому основные трудности решения ценностных проблем состоят в том, что по способам своего бытия они имеют, многоуровневый характер. Ценности существуют и функционируют объективно в практике реальных социальных отношений и субъективно осознаются и переживаются людьми как понятия, нормы, императивы, цели и идеалы, которые, в свою очередь, через сознание и духовно-эмоциональное состояние индивидов и социальных общностей оказывают обратное воздействие на все сферы человеческой жизни. Именно поэтому, потребление, являясь наиболее распространенной сегодня формой целеосознанного действия может, с одной стороны, активно способствовать развитию социальности субъекта и общества в целом, а может явиться и фактором нивелировки большого числа духовных социокультурных ценностей, которые выводятся за границы субъектного бытия и не включаются систему норм, его регламентирующую.
Система социально-философского знания позволяет раскрыть структуру, функции и сущность ценностной деятельности человека, выделить ее идеальные абрисы и, вместе с тем, обозначить границы ее меры. Методологическая функция потребления заключается в том, что она есть необходимый внутренний момент существования любой социальной деятельности, обладающий сложной структурой и закономерностями своего развития, включающий в себя материальную и идеальную стороны, находящие отражение в реальном предметно-деятельностном бытии современного человека. Постоянная ориентация на инновации, примат материальных ценностей, индивидуализм, рост потребления, идентификация современных людей на основе своей профессиональной деятельности, беспрецедентное влияние науки на общество - все это выступает важным социокультурным фоном функционирования современных форм экономической активности различного масштаба. Изменения социальных условий, смена общественных ценностных ориентиров ведут к тому, что механизм их воспроизводства перестает быть ведущим, уступая место адаптационным механизмам. Динамику этого процесса можно проследить через анализ индивидуальной ценностно-смысловой системы личности на примере общества потребления. Известно, что понимание сложных социальных процессов не может быть достигнуто без обращения к типичным для того, или иного типа социальности, ценностным ориентациями. Чаще всего вектор развития современного, в том числе и российского общества осмысляется в перспективе постиндустриальности, и, соответствующих социальных ценностей. Однако реальность может быть гораздо менее радужной. В этой связи социально-философский анализ общества потребления с последующей концептуализацией этого феномена, позволяет осмыслить не только перспективы развития социума, но и зафиксировать противоречия и последствия движения по той или иной эволюционной траектории.
Все это актуализирует социально-философские исследования данного проблемного поля, ибо они способны определить технологии эффективного развития социальности в изменившихся условиях бытия личности, какого-либо социального модуля и общества в целом.
Степень теоретической разработанности проблемы. Различные аспекты становления и функционирования общества потребления изучены в работах Х. Арендта, З. Баумана, Ф. Броделя, Ж. Бодрийара, Г. Герасимова, Д.К. Гэлбрейта, Ж. Липовецки, Э. Фромма и др. В контексте предметной сферы нашего исследования мы актуализируем проблемы ценностей, которые имеют непреходящую важность, ибо во многом предопределяют характер и формы социальных проявлений субъекта.
Впервые вопрос о ценностях сформулировал Сократ вопрошанием: "что есть благо?"1. Значимость проблемы изучения ценностей человеческой деятельности и ее субъектов, необходимость глубокого и всестороннего анализа условий трансляции, усвоения и культивирования ценностного содержания человеческой культуры закономерно привели к выделению особой отрасли философского знания - аксиологии (греч. "axia" - ценность, "logos" - учение, слово). Базовой для аксиологии является проблема возможности существования ценностей в структуре бытия в целом и их связи с предметной реальностью.
Неокантианцы рассматривали ценности как бытие нормы, соотносящееся с "чистым", нормативным сознанием, как идеальное бытие. Нормы составляют общий план всех функций культуры и определяют каждое отдельное осуществление ценности. В то же время способом бытия нормы является ее значимость для субъекта, только лишь и придающая ей статус нормы.
Проблема ценностей в особенно острой форме возникает в эпоху трансформации, когда этот процесс сопровождается дискредитацией и сменой ценностных установок. Она достаточно подробно изучена в работах В. Виндельбанда, Г. Риккерта, Т. Парсонса А. Турена, Ф. Ницше. Среди отечественных исследователей феномена ценности следует выделить работы Н.Бердяева, Н.О. Лосского, Э.В. Ильенкова, В.П. Тугаринова, Л. Шестова и др. Значительный вклад в разработку теории ценностей и аксиологических детерминант субъектной деятельности был внесен в фундаментальных трудах современных российских философов. Особо следует отметить достижения в области данных исследований, представленные в работах М.С.Кагана, Л.Н.Когана, В.А.Лекторского, С.Ф. Анисимова, И.И. Докучаева, В.В. Ильина, А.Б. Невелева, Ф.М. Неганова, В.Н. Финогентова и др.
Рассматривая различные потребительские формы и процессы мы вынуждены были обращаться к понятию "консьюмери́зм" (от англ. consumer - потребитель), под которым чаще всего понимается утверждение о сопряженности успеха личности с постоянным потреблением, а также движение социальных субъектов за расширение прав потребителей. Консьюмеризм как важный признак общества потребления в различных аспектах анализировался в работах Ж. Бодрийара, З. Баумана, Д. Гэлбрейта, Дж. де Графа, В.И. Ильина и др. Феномен потребления в структурах современного общества рассматривался так же в диссертационных исследованиях Л.В. Кузнецовой, Е.Н. Вороновой, А.В. Логунова, В.А. Сосова и др.
Различные признаки и проявления социальности российского общества исследованы в работах А.С. Ахиезера, В.И. Жукова, С.М. Поздяевой. Эти положения позволили нам разработать некоторые концептуальные выводы относительно динамики изменения ее структуры в условиях становящегося общества потребления.
Весьма актуальными в плане решения поставленных проблем оказались и работы Э. Дюркгейма, Р. Мертона и др. ученых, в которых подвергся детальному анализу феномен аномии как исторически обусловленный процесс разрушения базовых элементов культуры, ценностных ориентаций и норм субъекта социального действия. Тем не менее, в рамках социальной философии, проблема ценностных оснований бытия современного субъекта общества потребления, остается недостаточно исследованной, что и определило направленность этой диссертационной работы и обусловило выбор ее объекта и предметной сферы.
Объект диссертационного исследования - признаки и особенности "общества потребления" в структурах современной социальной реальности. Предметом являются ценностные приоритеты человека в условиях становления общества потребления.
Целью данного исследования является выявление ценностных оснований жизнедеятельности человека, позиционирующего себя в современных структурах потребления. Данная цель обусловила необходимость решения следующих исследовательских задач: * выявить и обосновать теоретико-методологические аспекты социально- философского анализа общества потребления; * проанализировать ценностные детерминанты, обусловливающие формирования специфических черт общества потребления;
* выявить социальные последствия прагматизации ценностей и целевых установок в жизнедеятельности современного человека;
* рассмотреть доминанту ценностей потребления как фактор, обусловливающий аномичные проявления современной личности.
Методологической основой исследования являются предметно-деятельностный и аксиологический подходы, а так же исторический и логический методы. Концептуально-теоретическая и предметная направленность диссертационного исследования потребовала использования социально-конструктивистской методологии анализа ценностей общества потребления, что позволило выявить основные направления развития ценностных ориентаций человека в этом обществе, а также вскрыть аномичный характер этих процессов. Научная новизна диссертационного исследования может быть выражена в следующих тезисах.
* доказано, что потребление представляет собой форму коммуникативного взаимодействия, которое предполагает как паритетные, так и приоритетные отношения; в последнем случае в качестве объекта выступает уже не товар, а социальный агент, демонстрирующий свои возможности потребления, претендуя тем самым на определенный социальный статус;
* аргументировано, что ценности, сформированные на основе потребления, разрушают социальность человека, нивелируют его представления о долге, ограничивают возможности его включения в различные процессы консолидированной деятельности, ибо в социальном арсенале такого субъекта практически нет средств, необходимых для согласования его интересов с другими людьми; в силу чего данные ценности бытийствуют лишь в форме симулякров, обусловливая характер поведения такого человека, который демонстрирует чаще только процесс, но не его результат;
* обосновано, что субъекты общества потребления стремятся самоутвердиться не в сфере продуктивной деятельности, а на фоне статусной символики обладания материальными вещами; эти стремления превращаются для человека в самоцель как форма выражения его персональной свободы;
* доказано, что в условиях общества потребления его субъекты часто используют такой механизм присвоения ценностей, который состоит в достижении только личностных целей и, одновременно, отчуждения от "универсальных" ценностей, теряющих инструментальный смысл в процессе потребления; при этом система ценностей такого человека ориентирована, прежде всего, на удовлетворение индивидных потребностей, в результате чего и образуется дисбаланс между его представлениями о личностных и общественных благах;
* обосновано, что субъекты бизнес-деятельности в современной России пытаются реабилитировать принцип "мини-макса", который реализуется через интенсификацию процессов потребления посредством стимулирования покупательского спроса не столько технологическими, сколько коммуникационными средствами, создавая не столько рынки вещей, сколько аукционы социальных симулякров; следствием этого является развитие консьюмеризма, как ценностно-целевой системы личности, которая оказывается едва ли не единственной моделью ее функционирования, во многом определяя направление развития социальности этого субъекта;
* выявлены социокультурные причины аномичных проявлений человека в современном обществе потребления, которые связаны, во-первых, с тем, что прежние социокультурные регуляторы нивелированы самой социальной реальностью, а новые пока еще не способны в полной мере выполнять функции адекватных механизмов социальной консолидации, что свидетельствует о социальной отчужденности субъекта, который утрачивает чувство сопричастности с общностью; во-вторых, аномичный субъект потребляет только вещи, но не их функции, в силу чего происходит накопление вещей, когда не их ценность, а их цена, не их качество, а количество обусловливают возможность презентации его социально-статусных претензий.
Теоретическое и практическое значение исследования. Теоретическое значение работы состоит в том, что его результаты могут служить основой для дальнейшего социально-философского исследования феномена общества потребления и концептуализации различных его проявлений, определяющих характер социального действия индивида и его аксиологической детерминации. Практическое значение работы заключается в том, что ряд ее положений может явиться методологической основой для разработки реальных стратегий управления потребительскими процессами в современном обществе. Материалы диссертационного исследования могут найти свое применение в процессе преподавания философских дисциплин, а также могут быть положены в основу специальных курсов для студентов высшей школы.
Апробация результатов исследования. Основные выводы и положения диссертации были апробированы в выступлениях на международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях, в том числе: "Онтология творчества в развитии реальных, виртуальных и искусственных систем" (Уфа, 2008); "Актуальные проблемы коммуникации: теория и практика" (Уфа, 2011); "Личность человека в современной системе ценностных ориентиров" (Волгоград, 2011); "Традиционные национально-культурные и религиозные ценности как фундамент инновационного развития России" (Магнитогорск, 2011); "Философия, образование, культура в XXI веке" ( Уфа, 2011); "Актуальные вопросы философии, истории и политологии" (Новосибирск, 2011); "Социальные ценности и выбор времени" (Курган, 2011); "Социально-экономическое развитие региона: проблемы и перспективы развития" (Уфа, 2011); а также изложены в 7 публикациях автора общим объемом 2,0 п. л., в том числе 2 - в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ для публикации материалов диссертационных исследований.
Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка, включающего 204 наименования. Общий объем диссертации - 145 страниц. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень научной разработанности проблемы; объект, предмет; цель и задачи, обосновывается теоретико-методологическая база исследования; формулируются положения, отражающие научную новизну. его теоретическую и практическую значимость, формы апробации.
В первой главе "Общество потребления в системе социально-философского знания" рассматриваются основания рационального знания о детерминантах нарождающейся "потребительской" действительности и ставятся вопросы их инструментального использования в целях гармонизации качественных порядков наличного социального бытия. В первом параграфе "Теоретико-методологические аспекты социально-философского анализа общества потребления" отмечается, что термин "общество потребления" впервые употребил Э.Фромм еще в 20-х гг. ХХ столетия для характеристики капиталистического социума того периода. Помимо трудов Э. Фромма, важнейшим этапом развития концепции "общества потребления" стала вышедшая в 1970 г. работа Ж. Бодрийара "Общество потребления. Его мифы и структура". Также широким применением этого термина и определенным раскрытием его смыслов отличаются работы таких мыслителей как Х. Арендт, З. Бауман, Ж. Липовецки, и др. Потребление может представлять собой форму коммуникативного взаимодействия между субъектом и объектом, направленного на использование продукта в процессе удовлетворения потребностей человека. Учитывая, что потребности - это нужды, принявшие специфическую форму в соответствии с культурным укладом общества и личности, то потребление можно рассматривать как форму коммуникативных отношений, предполагающих как паритетные (субъект-субъектные), так и приоритетные (субъект-объектные отношение). При этом в последнем случае в качестве объекта выступает уже не товар, а другой индивидуальный или ассоциированный социальный агент.
Безусловно, потребление существует в любом обществе, однако утверждение о том, что современный социум - это общество потребления, отсылает к особому статусу этого феномена в системе социальных связей. Наше общество является обществом потребления в том смысле, в каком индустриальное общество было обществом производства. В том, прежнем виде общество задействовало своих членов, прежде всего в качестве производителей. Способ, которым сегодняшнее общество "формирует" своих членов, диктуется в первую очередь обязанностью играть роль потребителей. Но отличительным признаком такого общества не является потребление как таковое, ибо феномен современного потребления не ограничивается его функциональными границами, но отсылает к определенным реакциям и эффектам, имеющим важное значение для формирования и воспроизводства социального порядка.
Поэтому способ потребления бытовых вещей может характеризовать статус всей цивилизации в целом. Например, в патриархальном домашнем хозяйстве, основанном на понятиях наследства и постоянного дохода, потребление никогда не шло впереди производства, тогда как именно это происходит в современном обществе, что, собственно и делает его отличным от других цивилизационных типов. Потребление сегодня меняет образ жизни человека, который все больше и больше идентифицирует себя в соответствии со стратегиями не производства, а потребления. Иными словами, полагается, что основные крайности феномена потребительства, бывшие ранее объектом порицания, с наступление постиндустриальной стадии почти полностью нейтрализуются, более того, изменяют свой аксиологический знак. В силу этих обстоятельств, в обществе потребления никогда не потребляется объект сам по себе, но всегда манипулируют объектами как знаками, которые отличают человека или присоединяют его к определенной группе. Исходя из этого, постоянная смена маркетинговых стратегий и технологий, постоянное усовершенствование продукции составляет важный признак этого общества, обусловливающий изменение характера адаптивных стратегий человека, идентифицирующего и позиционирующего себя в этих социальных условиях. Таким образом, происходит изменение функций самого потребителя, психологическая монополизация всех его потребностей.
Отсюда феномен потребления, его стилистика подчеркивает не только социальные характеристики потребителя, но и напрямую обусловливает его социальный статус и образ жизни. По этим причинам специфика современного потребления, сопряженная с многочисленными психологическими реакциями субъекта, выступает как гибкая форма стимуляции потребления, одновременно являющаяся важным механизмом социального контроля этого общества. В экономическом плане эта форма стимуляции выражается в массовом распространении практики предоставления товаров или услуг в кредит.
Другим важным признаком такого общества является идентификация личности на основе феномена потребления. Решающее значение здесь приобретает не индивидуалистическая логика удовлетворения, а логика социальной дифференциации, благодаря которой в процессе потребления субъект демонстрирует свои возможности, претендуя тем самым на определенный социальный статус. Таким образом, общество потребления предлагает свою систему координат, свой социальный порядок и стратегии его воспроизводства, а также способ интеграции общества, включающий в себя и специфические представления об идентичности.
Именно поэтому "потребительский" стиль жизни ассоциируется с устремлением индивида к самовыражению, при этом в качестве важнейшего и наиболее продуктивного средства выступает обретенное и осуществляемое в своеобразной индивидуальной форме жизни потребление. Во втором параграфе "Аксиологические проявления общества потребления" мы анализируем основные особенности формирования и утверждения ценностей субъекта, включенного в различные сферы и порядки процессов потребления, их влияние на характер социального бытия современного человека.
Здесь отмечается, что развитие процесса массового потребления, безусловно, способствовало и развитию культуры, но только той, в основе которой лежит реализация собственного "Я". Очевидно, что такая ценностная основа жизнедеятельности человека разрушает его социальность, нивелирует представления о долге, крайне ограничивает степень его включенности в различные процессы консолидированной деятельности, ибо в социальном арсенале такого субъекта практически нет средств, необходимых для согласования его интересов с другими людьми. Кроме того, формы ценностной идентификации такого социального агента иногда предстают в шокирующих абрисах, обрекая его на одиночество в стремлении к наслаждению и самолюбованию. Именно поэтому нарциссизм стал одним из главных символов общества потребления2. Эта жизненная логика, кульминирующая ценность самого себя, возведенную в абсолют, чрезмерное любование собой и своими покупками, как раз и выступает одной из тех ценностных основ, которая обеспечивает эффективность стратегий функционализации потребителя. Человек с нарциссическими ценностями в обществе потребления просто обречен на постоянное потребление, что, собственно, и требуют от него современные рыночные структуры. Исходя из этого, принятие в качестве приоритетных ценностей нарциссизма ведет к господству в мировосприятии ложного сознания, озабоченного преимущественно самим собой и реагирующего только на то, что соотносится с собственной личностью. Вместе с тем, в определенном смысле, вследствие доминирования ценностей нарциссизма, личность в обществе потребления и демонстрирует видимость терпимости и толерантности по отношению к инаковости других. Но за этими внешними проявлениями почти всегда скрывается совсем иная внутренняя самость, не приемлющая примата "замиренности" в рамках обменных отношений, а, следовательно, и самодисциплины со стороны личности. Таким образом, указанные качества потребляющего субъекта и соответствующие им ценности бытийствуют лишь в форме симулякров - демонстрируют процесс, но не результат; создают мнимый образ бесконфликтных отношений без каких-либо перспектив их развития.
Таким образом, консервируются и отодвигаются на второй план все социальные начала, способны отвлечь субъекта от участия в потреблении. Думается, что именно поэтому в современном обществе ценности знания, профессионализма, морали, нравственности, долженствования уходят в разряд "социально малоэффективных" и востребуются все в меньшей степени. На смену им приходят прагматические ценности и "ценности спектакля", "наилучшим" образом поддерживающие бытие человека потребляющего.
При этом не случайно, что структуры общества потребления пытаются найти себе оправдание не в труде или собственности, но в статусной символике обладания материальными богатствами и культуре наслаждений. Повышение жизненного уровня и ослабление моральных норм превратились в самоцель как выражение свобод личности. Поэтому гедонизм и нарциссическая концентрированность на собственном "Я" выступают более значимой ценностью, чем любые виды ценностей общесоциального плана.
В этих условиях человек все больше привязывается к наличной ситуации, текущему ходу вещей и все менее замечает те возможности, которые прошлое может дать настоящему. Благодаря этому, формируется новый социальный тип личности, во многом оторванный от интеллектуально-знаниевых ценностей, исповедующий принципы одностороннего, линейного мышления, не дающего ничего, кроме сиюминутных ощущений удовольствия. Этому активно способствуют различные структуры общества потребления, продуцирующие в массовом объеме мощную индустрию развлечений, которые не позиционируют когнитивный компонент как важнейшую ценность. В итоге консьюмеристские формы и механизмы идентификации воссоздают уникальную по своим жизненным признакам масштабную социальную группу - "пролетариат знания" - людей отлученных от интеллектуальной культуры, не способных к объективному познанию мира и его гармонизации информационно-знаниевыми средствами.
В итоге мы приходим к выводу, что личность, отягощенная лишь указанными прагматическими ценностями, оказывается в значительной степени невосприимчивой к нормирующим, рациональным ценностным императивам и поддается существенному воздействию посредством внушения, соблазнов, манипуляции. Поскольку оценка человеком конкретного набора рекомендаций пропагандистского или просветительского свойства в значительной мере зависит от разделяемых им ценностей, то субъект - носитель устойчивых приоритетов общества потребления, не воспринимает эти воздействия как манипулятивные, что, в свою очередь, обеспечивает их большую эффективность. Во второй главе "Проблемы развития социальных ценностей человека в условиях становления общества потребления" рассматриваются вопросы осмысления ценностей, целей и средств, используемых человеком в рамках становящихся порядков общества потребления.
В первом параграфе "Прагматизация социальных ценностей как фактор изменения целевых установок в жизнедеятельности современного человека", отмечается, что становление признаков такого общества в России происходит по уникальному сценарию, не имеющему аналогов в современной практике цивилизационного развития. Как мы уже отмечали выше, совокупность социальных изменений в современной России характеризуются тенденциями "догоняющей модернизации". Но адекватное формирование развитого потребительского рынка, ценностей потребления и соответствующей культуры возможно только при наличии развернутой системы материального производства, которая и обеспечивает воспроизводство указанной системы ценностей. Известно, что в нашем отечестве такая система находится в более чем плачевном состоянии и потому не способна воспроизводить ни внутренние рынки, ни системы потребительских ценностей, поддерживающие развитие последних (рынков). Такая ситуация явилась следствием реализации программ насильственной экономической либерализации, которые, разрушая как собственную национальную промышленность и сельское хозяйство, так и социохозяйственные системы подопечных стран, привели к тому, что население вынуждено полагаться на товары импорта3. При этом внутренние цены на товары повседневного спроса постепенно поднимаются до уровня мировых. Вместе с тем, динамика заработной платы населения существенно отстаетот этих темпов.
Тем не менее, отечественные процессы потребления достаточно масштабны. На наш взгляд, трагизм ситуации состоит в том, что наши рынки полностью экспансированны западными производителями, которые принуждают принять систему ценностных представлений, обусловливающих вполне определенный характер не только нашего потребительского поведения, но и жизнедеятельности. В связи с этим закономерно происходит динамичное движение ценностных представлений людей в сторону их прагматизации, что и обусловливает фиксирование основных признаков становящейся культуры потребления, существенно диссонирующей с базовыми для российского общества моральными императивами, сложившимися на протяжении нашей многовековой истории. Такое мировосприятие даже труд превращает в простую затрату сил при постоянном напряжении и спешке, после чего наступает изнурение. В результате - и то, и другое остается мало осознанным. И человек, порой, трудится, лишая себя не только досуга, необходимого для самопознания и самосовершенствования, но и, зачастую, отдыха, - только чтобы иметь возможность потреблять. В силу этого, на уровне индивидуального и массового сознания формируются устойчивые стереотипы рефлексивного потребления. Его (потребления) направленность во многом обусловлена уровнем благосостояния человека. Таким образом, характер этого процесса презентирует социально-статусные возможности субъекта, но чаще не реальные, а мнимые - имитирующие потенциал его социальности через призму вещественных атрибутов, без которых он растворяется в серой массе. В связи с этим, социальные связи и схемы деятельности людей погружаются в специфическую логику потребления, которое выступает мерилом социальности, мерилом качества социальных отношений. В этом посыле отражена основная функция современного прагматизма, описывающая механизм процесса присвоения - объективации субъектной цели и, одновременно, отчуждения - нивелировки "универсальных" ценностей, - теряющих инструментальный смысл в структурах становящегося общества потребления. В этих условиях ценностная система современного человека ориентирована, прежде всего, на реализацию процесса личного потребления, в результате чего и образуется дисбаланс между представлениями людей об индивидуальных и общественных благах, что во многом и обусловливает иной характер взаимодействия социальности человека и общества.
Опасность индивидуализации проявляется и в том, что развитие этой тенденции устраняет действенность любых форм долженствования, за исключением, пожалуй, долженствования перед самим собой. В такой ситуации обретение общности, сплоченности в коллективе крайне проблематично.
В этих условиях взаимодействия и отношения людей, воспроизводство жизненных средств, физических и духовных сил человека приобретает не социально направленный, а преимущественно вероятностный (случайностный) характер. В силу этого, среди потребителей невозможно формирование некоего коллектива, общности, ибо она всегда строится на базе консолидирующих ценностей и соответствующих им регулятивных норм. Отсутствие таковых не дает возможности согласования разнонаправленных интересов субъектов и создания каких-либо паритетных форм взаимодействий. Таким образом, структура ценностей субъекта общества потребления определяется в значительной мере прагматизмом, который делает императивные принципы морали мало востребованными со стороны общества и поэтому неэффективными. Кроме того, в современном обществе индивидуализация сопрягается с плюрализацией образцов самоопределения. Индивидуализация открывает перед человеком, с одной стороны, дополнительные перспективы личного контроля над жизненным пространством, временем, деньгами, образованием, выбором формы трудовой деятельности, карьерой и многообразие моделей социальной интеграции4. С другой стороны, индивидуализация прагматичного субъекта воспроизводит все возрастающий риск, связанный с утратой коллективности, общественности и, наконец, общности, что ведет человечество к структурному кризису. В заключительном параграфе 2.2. "Примат ценностей потребления как признак аномии современной личности" мы отмечаем, что человек общества потребления трактует благо только как полезное, которое существует только для того, чтобы потребляться. Иными словами, обладание благами трактуется узко - как потребление. Проникнутый идеологией консьюмеризма человек, упускает из вида то, что обладать благом можно просто сохраняя его для себя, благоговея перед ним, ценя его и лишь в последнюю очередь, каким-либо образом его используя и потребляя. В системе ценностей современного человека общества потребления важность моральных форм социальной коммуникации в целом снижается, а на место морали приходит материальный расчет. Это, в свою очередь, приводит к тому, что самодисциплина и самоконтроль как важнейшие скрепы моральных императивов существенно утрачивают свою действенность. Важнейшие ценностные ориентиры, на которые опирается современный человек - материальные ценности, выгода, удовольствие. Важнейший парадокс общества потребления заключается и в том, что в сознании личности никакая социальная ситуация не гарантирует, что его добровольное подчинение моральным императивам, самоограничение, самопожертвование, служение другим и т.п. окажутся для него полезным, выгодным и приведет к увеличению его символического капитала, потенциала его социальности. Между тем современная мораль несет в себе и более глубокое изменение рангового порядка ценностей - возрастающее подчинение ценностей жизни ценностям полезного (как это культивировал прагматизм), усугубившееся с победой коммерческого духа и проявляющееся даже на уровне конкретных оценок. Сегодня отмечается подчинение "благородного", "должного" - просто "полезному". В силу этого, ценностная система современного общества и делает главный упор на удовлетворении личного потребления, в результате чего, как уже отмечалось, и образуется дисбаланс между представлениями людей об индивидуальных и общественных благах. Негативным результатом этого социального явления становится существенное ослабление действия институциональных механизмов контроля, "...возникает ситуация, когда калькуляция личной выгоды и страх наказания становятся единственными регулирующими факторами"5. Думается, что именно поэтому в современной России ценности индивидуализма, сталкиваясь с ценностями современных социальных институтов (схожими по форме, но совершенно отличными по содержанию с западными), в недостаточной степени выполняющими функции социальной защиты и гарантий для граждан, приводят к тому, что человек все в большей степени полагается только на себя. Это обстоятельство также свидетельствует о еще одном аномичном проявлении современной личности. В результате этого, многие мировоззренческие конструкции, ранее поддерживавшие нашу социальность, утрачивают свой исходных общественный контекст. Происходит деконтекстуализация мировоззренческих установок и принципов жизнедеятельности людей, которые сегодня получают новые - прагматические основания, коррелирующие с навязываемым нам западным "потребительским" стилем жизни. В связи с этим, мы еще раз подчеркиваем обстоятельство, что в обществе потребления речь идет не об аномии в чистом виде, ибо существующий организационный порядок, как было показано в первой главе, так или иначе, пока обеспечивает определенную интеграцию субъектов социального действия в рамках различных процессов потребления. Однако при этом, существенно нивелируются этические и интеллектуальные потенции "человека потребляющего", который загоняет себя в узкие рамки материально вещественных приоритетов.
Поэтому консюмеризм как ценностно-целевая система и, одновременно, форма социального позиционирования субъекта, оказывается сегодня, чуть ли не единственной "оптимальной" моделью его функционирования, поскольку предлагает существенные основания и возможности для организации новой социальной среды человека, указывая, одновременно, направление развития его социальности. На наш взгляд, приведенные позиции вполне можно рассматривать в качестве ярких иллюстраций аномичных проявлений современного человека, во многом отчужденного от традиционных духовных императивов, некогда выступавших в качестве эффективных средств организации и регуляции социальной жизни. При этом прежние социокультурные регулятивы уже во многом отвергнуты самой социальной реальностью, а новые пока еще не способны в полной мере выполнять функции адекватных механизмов социальной консолидации в процессе согласования разнонаправленных интересов людей. Последнее обстоятельство также является признаком аномии, так как отсутствие или нечеткость норм, целей и ценностей позиционирования современного субъекта свидетельствует о его социальной дисфункциональности. Человек утрачивает чувство сопричастности к общности, к проблемам других, что влечет его в зону отчуждения, обособленности, ценностного вакуума. Это означает, что аномичный субъект в современном обществе потребляет только веши, но не их смыслы и функции. Таким образом, происходит банальное накопление вещей, когда не их ценность, а их цена; не их качество, а количество обусловливают возможность презентации "социального" потенциала субъекта и его статусных претензий.
Все рассмотренные выше проявления аномии современного социального субъекта не могут не обусловливать нарушение протекания процессов социокультурного воспроизводства инструментальных ценностей (материальных и духовных) и технологических (коммуникационных) способов их трансляции. Все это может иметь ряд серьезных социальных последствий, которые могут необратимо трансформировать основы социальности как личности, так и всего нашего общества. Среди последних, в контексте предметной сферы нашего исследования, мы выделяем следующие:
* индивидуализация субъектов социального действия, атомизация и деструктурация системы общественных связей, как следствие - "миксофобия" - стремление к созданию островков подобия и сходства посреди моря разнообразия и различия, как своеобразная страховка от рисков, которыми полна повседневная жизнь;
* риск аккультурации - процесс взаимопроникновения и взаимовлияния культур, выражающийся в усвоении технологий, образцов поведения, ценностей чужой культуры, которые, в свою очередь, не изменяются и не приспосабливаются к совокупности социокультурных норм базовой культуры;
* вестернизация - заимствование англо-американского или западноевропейского образа жизни;
* вандализм - разрушение объектов материальной культуры, произведений искусства и исторических памятников;
* манкуртизм - процесс забвения этнических социокультурных ценностей, традиций, норм и поведенческих стереотипов;
* моральный риск - опасности, связанные с социальной дисфункциализацией человека, зависящие от черт характера, поведения, репутации;
* снижение уровня жизни населения, обусловленное все углубляющимся дисбалансом в развитии процессов производства и потребления, что выражается в существенных ограничениях показателей уровня материального потребления.
В Заключении подводятся итоги проведенного диссертационного исследования, формулируются основные выводы и определяются перспективы дальнейшего исследования поставленных проблем.
Основные положения диссертации представлены в следующих научных публикациях автора:
Статьи, входящие в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК Минобрнауки России:
1. Латыпова З.И. Генезис структуры ценностей человека в условиях становления общества потребления // Вестник ВЭГУ, 2012, №1, с. 160 - 165. 2. Латыпова З.И. Ценностные ориентации личности в условиях общества потребления в современной России // Социальная политика и социология. Междисциплинарный научно - практический журнал.- Уфа, РГСУ, 2010, № 8, с. 269 - 272.
Другие публикации:
3. Латыпова З.И. Проблемы формирования ценностей человека в структурах общества потребления // Социально-экономическое развитие региона: проблемы и перспективы развития: Сборник научных трудов, выпуск XIII, Уфа, изд-во Баш-го кооп. инс-ута., 2011, с. 168 - 173.
4. Латыпова З.И. Аксиологические импликации современного общества потребления // Актуальные вопросы философии, истории и политологии: Материалы международной заочной научно - практической конференции. - Новосибирск: ЭНСКЕ, 2011, с. 35 - 39.
5. Латыпова З.И. Прагматизация социальных ценностей как фактор изменения целевых установок в жизнедеятельности современного человека // Традиционные национально - культурные и религиозные ценности как фундамент инновационного развития России: Материалы V международной конференции. - Магнитогорск: РИЦ МГУ, 2011, с. 72 - 76.
6. Латыпова З.И. Примат ценностей потребления как признак социальности современной личности // Социальные ценности и выбор времени: Материалы V международной конференции. - Курган: РИЦ КГУ, 2011, с. 107 - 108.
7. Латыпова З.И. Вопросы формирования ценностей человека в структурах общества потребления // О вечном и преходящем: Сборник научных трудов. - Уфа: РИЦ БашГУ, 2011, с.119 - 124.
1 Платон. Горгий //Философы Греции. Основы основ: логика, физика, этика. - М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс; Харьков. Изд-во Фолио, 1999. С. 22-123. 2 См.: Липовецки Ж. Эра пустоты. Эссе о современном индивидуализме / Ж. Липовецки. - СПб.: Владимир Даль, 2001.- С. 56.
3 См.: Панарин А.С. Народ без элиты / А.С. Панарин. - М.: Эксмо, 2006.- С. 104. 4 См.: Россия в глобализирующемся мире: мировоззренческие и социокультурные аспекты / Секция философии, социологии, психологии и права Отделения общественных наук РАН. - М. : Наука, 2007.- С. 259.
5 См.: Мертон Р.. Социальная структура и аномия.-/ Социология преступности (Современные буржуазные теории). М.: Издательство "Прогресс", 1996.- С. 278-279.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
1
Документ
Категория
Философские науки
Просмотров
257
Размер файла
139 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа