close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

РАЗВИТИЕ ЛОКАЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ ДЕПРЕССИВНОГО ТИПА В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ РЕГИОНА

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Пономаренко Антон Дмитриевич Шифр научной специальности: 08.00.05 - экономика и управление народным хозяйством Шифр диссертационного совета: ДМ212.245.08 Название организации: Северо-Кавказский государственный технический университет
На правах рукописи
ПОНОМАРЕНКО АНТОН ДМИТРИЕВИЧ
РАЗВИТИЕ ЛОКАЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ
ДЕПРЕССИВНОГО ТИПА
В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЕ РЕГИОНА
Специальность: 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством:
региональная экономика
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата экономических наук
Ставрополь – 2012
Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский государственный
технический университет»
Научный руководитель:
доктор экономических наук, профессор
Гладилин Александр Васильевич
Официальные оппоненты:
доктор экономических наук, профессор,
ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет», профессор кафедры
«Мировая и региональная экономика»
Буянова Марина Эдуардовна
доктор экономических наук, профессор,
ННОУ ВПО «Институт дружбы народов
Кавказа», заведующая кафедрой
«Экономика и менеджмент»
Панаедова Галина Ивановна
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Адыгейский
государственный университет»
Защита состоится 30 мая 2012 г. в 11:30 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.245.08 при ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский государственный технический университет» по адресу 355028, г. Ставрополь, просп.
Кулакова, 2 (корпус С), ауд. 405.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «СевероКавказский государственный технический университет».
Автореферат разослан 27 апреля 2012 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Алексеева Оксана Анатольевна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. В современной мезоуровневой экономической среде явственно просматривается различное влияние отдельных
территорий на социально-экономическое развитие регионов в целом. При
этом следует отметить, что длительный переходный период, характеризующийся падением производства в основных секторах региональной экономики,
снижением уровня и качества жизни населения, сокращением реальных доходов домохозяйств и истощением производственно-технического оснащения
ведущих видов экономической деятельности, привел к стагнационному состоянию ряда локальных территорий, часть из которых фактически приобрела
статус депрессивных.
В практике современного регионального менеджмента просматривается
явное различие подходов к идентификации и регулированию процессов развития отсталых и депрессивных территорий. Это связано с тем, что первая категория локалитетов в силу пространственно-экономических характеристик не
обладает источниками экономического и производственного роста, в отличие
от депрессивных территорий, которые под воздействием различных обстоятельств экономико-политического характера перешли в фазу деструктивноразрушительного развития, характеризующуюся длительным нахождением в
состоянии полного отсутствия экономического роста.
Существующее научно-методическое обеспечение идентификации проблемных территорий не выработало единых критериальных признаков отнесения локалитетов к депрессивным. Кроме того, ограниченными и фрагментарно исследованными остаются подходы к выведению локальных территорий из состояния экономической депрессивности. Требуют научной
проработки вопросы диагностики качественных параметров локальной депрессивности отдельных территорий, формирования действенного механизма управления их развитием, способствующего реализации сценариев
восстановления территориальной экономики. Нерешенность этих и многих других вопросов развития локальных территорий депрессивного типа в
экономической среде региона инициирует данное исследование, предопределяет его поисково-эвристический характер, актуальность и своевременность,
как с позиции теории, так и в контексте практики.
Степень разработанности проблемы. На формирование научных позиций автора оказали влияние фундаментальные труды Е. Г. Анимицы, В. И. Бережного, Ю. Г. Бинатова, В. И. Видяпина, А. В. Гладилина, В. Л. Глазычева, А. Г. Гранберга, Е. Б. Дворядкиной, А. Г. Дружинина, Н. И. Зубаревич,
В. Г. Игнатова, О. И. Иншакова, А. Ч. Ионова, Н. П. Кетовой, Н. Н. Колосовского, В. Н. Овчинникова, Г. И. Панаедовой, А. И. Татаркина, в которых
представлены общие и специфические подходы к исследованию проблемных
и депрессивных территорий.
Разработке подходов к выведению территорий из депрессивного состояния
посвящены исследования Ю. П. Алексеева, С. С. Артоболевского, В. Л. Бабури3
на, Ю. А. Воронина, О. В. Кузнецова, Э. Н. Кузьбожева, В. Н. Лексина, С. Н. Леонова, О. Ю. Мамедова, Т. Г. Нефедовой, В. Ф. Уколова, А. Н. Швецова и др.
Вместе с тем, несмотря на значимость исследований вышеприведенных
авторов, многие аспекты развития локальных территорий депрессивного типа
в экономической среде региона остаются недостаточно изученными и не всегда отвечают требованиям равномерного и гармонизированного развития мезоэкономического пространства субъектов Федерации, требуют дальнейшего
осмысления и разработки. Данное обстоятельство предопределило выбор
темы диссертационного исследования, его цель и задачи.
Соответствие темы диссертации требованиям Паспорта специальностей ВАК (экономические науки). Исследование выполнено в рамках
специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством:
региональная экономика, соответствует п. 3.12 «Региональные особенности
социально-экономического развития; типы регионов (развитые и депрессивные, доноры и реципиенты, монопродуктовые и диверсифицированные, с
крупными городскими агломерациями и без них и др.), методические проблемы классификации и прикладные исследования особенностей развития
различных типов регионов» и п. 3.15 «Инструменты разработки перспектив
развития пространственных социально-экономических систем. Прогнозирование, форсайт, индикативное планирование, программы, бюджетное планирование, ориентированное на результат, целевые программы, стратегические
планы» Паспорта специальностей ВАК Министерства образования и науки
РФ (экономические науки).
Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является
совершенствование теоретико-методических положений идентификации локальных территорий депрессивного типа и обоснование выбора сценарностратегических направлений их развития в экономической среде региона.
Достижение поставленной цели потребовало решения следующих
проблемно-ориентированных задач:
− развить теоретические положения о пространственно-экономической депрессивности территорий;
− обосновать таксономические признаки депрессивных территорий для
проведения их классификации;
– сформулировать методические требования к выявлению депрессивных
территорий и диагностике уровня депрессии отдельных локалитетов;
– разработать алгоритм поливариативной диагностики депрессивного состояния территорий;
– предложить методический подход к проведению диагностики качественных параметров депрессивного состояния развития локальных территорий региона;
– обосновать стратегии выведения территорий из депрессивного состояния в зависимости от проектируемых сценариев их развития;
– сформировать типовые элементы стратегий сценарного развития депрессивных территорий.
4
Предметом исследования является комплекс теоретико-методических и
практических положений по выявлению депрессивных локальных территорий и их последовательному выведению из фазы депрессивного состояния.
Объектом исследования выступают локальные территории Ставропольского края, являющиеся модельными при практической реализации основных
подходов и рекомендаций исследования.
Теоретической и методологической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых-экономистов по проблемам
социально-экономического развития проблемных территорий и реализации
мероприятий по их выведению из депрессивного состояния. Кроме того,
исследование базируется на использовании представительного количества
общенаучных диалектических методов экономических исследований (детализация и обобщение, анализ и синтез, системность и комплексность). При
получении результатов исследования использовались системный, комплиментарный и компаративный подходы к рассмотрению и анализу исследуемых явлений, с применением методов статистики, в частности графического
метода, расчетно-конструктивного, монографического, методов абстрактнологического и морфологического анализа. Также применялись методы многомерного статистического анализа, экспертные оценки.
Информационная основа исследования формировалась на базе официальных данных Федеральной службы государственной статистики и ее региональных подразделений; материалов министерств экономического развития России
и субъектов Федерации; результатов монографических исследований отечественных и зарубежных ученых; ресурсов сети Internet, а также информации,
собранной лично автором в процессе проведения диагностики параметров депрессивного состояния 36 локальных территорий Ставропольского края.
Научная новизна исследования заключается в совершенствовании
теоретико-методических положений идентификации локальных территорий
депрессивного типа в экономической среде региона и обосновании сценариев
их развития с последующим формированием механизма управления выбранными стратегическими программными проектами в рамках регионального
антикризисного менеджмента.
В процессе исследования сформулирован ряд положений и выводов, содержащих элементы научной новизны:
– уточнены и дополнены теоретические положения о пространственноэкономической депрессивности как классификационной категории региональной экономики, в части выделения и структуризации её сущностных аспектов,
дополнении синтетических подходов к трактовке, а также детализации основных групп факторов, обусловливающих депрессивный характер развития территории;
– предложена классификация депрессивных локальных территорий региона, базирующаяся на выделенных таксономических признаках, отличающаяся дополнительной дифференциацией в зависимости от характера доминирующих региональных проблем пространственно-экономического развития.
5
Авторская классификация территорий служит концептуальной основой для
разграничения стратегических инструментов регионального антикризисного
менеджмента;
– сформированы методические требования, обеспечивающие повышение
объективности диагностики уровня депрессии территории, базирующиеся на
выявлении имманентных характеристик, преимуществ и недостатков существующих методик, что позволяет повысить обоснованность принимаемых
управленческих решений в системе регионального менеджмента;
– разработан алгоритм поливариативной диагностики состояния территорий, базирующийся на проведении мониторинга критериальных признаков
депрессивной фазы развития локалитетов, что дало возможность выявить детерминанты пространственно-экономического развития территорий модельного региона и сформировать их типологические группы по степени депрессивного состояния;
– обоснован методический подход к проведению диагностики качественных параметров депрессивного состояния развития территории, предусматривающий реализацию процедур экспертно-скорингового DEPRESS-анализа,
что обеспечивает получение интегральных и частных характеристик глубины
и природы возникновения кризисного состояния локалитетов;
– предложены базовые стратегии выведения территорий из депрессивного
состояния в разрезе обоснованных сценариев их развития, которые реализуются с использованием адаптированной TVA-модели пространственно-сетевого
механизма управления депрессивными территориями, что предоставляет возможность осуществления инерционного, «жесткого» или «мягкого» вариантов преодоления депрессивности;
– определены типовые элементы базовых стратегий сценарного развития
депрессивных территорий, адаптированные к их типам, предусматривающие
реализацию комплекса программных инструментов рамочного типа по инерционному, «жесткому» или «мягкому» выведению территории из депрессивной фазы развития.
Практическая значимость проведенного исследования заключается в
методическом и прикладном характере научно-методических подходов и рекомендаций по совершенствованию управления развитием депрессивных локальных территорий.
Непосредственное практическое значение имеют представленные в диссертации: методические требования, обеспечивающие повышение объективности диагностики уровня депрессии территории; алгоритм поливариативной
диагностики депрессивного состояния территорий; методический подход к
проведению диагностики качественных параметров депрессивного состояния
развития территории; базовые стратегии выведения территорий из депрессивного состояния в разрезе стратегических сценариев их развития, реализуемые
с использованием адаптированной TVA-модели пространственно-сетевого
механизма управления депрессивными территориями; типовые элементы базовых стратегий сценарного развития депрессивных территорий.
6
Практические результаты могут найти применение:
– в законодательной и нормотворческой деятельности органов регионального менеджмента и местного самоуправления, при разработке документов,
регламентирующих развитие территорий депрессивного типа;
– административно-исполнительной деятельности органов региональной власти и структур муниципального менеджмента при разработке и реализации антикризисных проектов и стратегических программ социальноэкономического развития депрессивных территорий;
– процессе совершенствования структуры, содержания и методики преподавания дисциплин, использующихся при подготовке специалистов по региональной и муниципальной экономике: «Региональная экономика», «Региональный менеджмент», «Государственное и муниципальное управление», а также в системе
повышения квалификации государственных и муниципальных служащих.
Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались и получили
положительную оценку на международных, всероссийских и межрегиональных научно-практических конференциях в 2008–2012 гг. в Ставрополе, Москве, Пензе, Челябинске, Чебоксарах, Нальчике.
Результаты выполненного исследования апробированы на эмпирикофактологической базе 36 локальных территорий Ставропольского края и используются в учебном процессе ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский государственный технический университет» (справка о внедрении от 12.01.2012), в
деятельности министерства экономического развития Ставропольского края
(справка о внедрении от 26.12.2011).
Публикации. По теме диссертационного исследования опубликовано 9 научных работ общим объемом 11,61 п. л. (из них авторских – 4,25 п. л.), в том
числе монография и 2 статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.
Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав,
заключения, списка использованных источников, включающего 190 наименований. Работа изложена на 169 страницах, включает 18 таблиц, 14 рисунков,
7 приложений.
Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, определены его цель, проблемно-ориентированные задачи, предмет и
объект исследования, отражены научная новизна и практическая значимость
диссертационной работы.
В первой главе «Депрессивность как территориальная доминанта современного регионализма» исследована природа территориальной депрессивности, выделены и структурированы её сущностные аспекты и основные
проявления, дополнены синтетические подходы к ее трактовке, проведена
детализация основных групп факторов, обусловливающих депрессивный характер развития территории, предложена классификация депрессивных территорий, построенная с учетом дифференциации в зависимости от доминирующих региональных проблем, сформированы методические требования и
7
определены резервы повышения объективности диагностики уровня депрессии территории.
Во второй главе «Методические подходы к диагностике депрессивного состояния локальных территорий» рассмотрены основные тенденции
развития территорий Юга России, разработан алгоритм поливариативной
диагностики депрессивного состояния территорий, выявлены детерминанты
пространственно-экономического развития территорий модельного региона и
сформированы их типологические группы по глубине депрессивного состояния, обоснован методический подход к проведению диагностики качественных параметров депрессивного состояния развития территории, предусматривающий проведение экспертно-скорингового DEPRESS-анализа.
В третьей главе «Стратегические сценарии эволюционно-восстановительного развития депрессивных территорий» предложены базовые
стратегии выведения территорий из состояния депрессивности в разрезе проектируемых сценариев их развития, предложена адаптированная TVA-модель
пространственно-сетевого механизма управления их реализацией, определены типовые элементы базовых стратегий сценарного развития депрессивных
территорий, адаптированные к их типам, предусматривающие реализацию
комплекса программных инструментов рамочного типа по инерционному,
«жесткому» или «мягкому» выведению территории из депрессивной фазы
развития.
В заключении по результатам исследований сформулированы основные
выводы исследования, а также представлены рекомендации по использованию полученных результатов диссертации.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Современная федеративная экономическая политика предусматривает
выравнивание умеренно поляризованного мезоэкономического пространства регионов на принципах справедливости и соразмерности. В то же время большинство регионов обладают отрицательно полярными территориями, по существу и признакам являющимися депрессивными локалитетами.
Территориально-экономический феномен депрессивности требует своего
включения в современную систему регионального менеджмента, так как его
игнорирование ведет к нарастанию темпов поляризации мезоэкономического
пространства, к потере социальной и административной подконтрольности
территорий.
В диссертации, на основе обобщения существующих взглядов, концепций и позиций относительно сущности депрессивных территорий, уточнены
теоретические положения о пространственно-экономической депрессивности
как классификационной категории региональной экономики. В частности, автором выделены и структурированы её сущностные аспекты и основные проявления, дополнены синтетические подходы к трактовке, а также проведена
детализация основных групп факторов, обусловливающих депрессивный характер развития локальных территорий (рисунок 1).
8
ɭɳɟɫɬɜɟɧɧɵɣ ɫɩɚɞ
ɷɮɮɟɤɬɢɜɧɨɫɬɢ
ɮɭɧɤɰɢɨɧɢɪɨɜɚɧɢɹ
ɥɨɤɚɥɶɧɨɣ
ɷɤɨɧɨɦɢɤɢ
ɧɢɠɟɧɢɟ ɭɪɨɜɧɹ
ɢ ɤɚɱɟɫɬɜɚ ɠɢɡɧɢ,
ɦɚɪɝɢɧɚɥɢɡɚɰɢɹ
ɢ ɞɟɩɪɢɜɚɰɢɹ
ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ
ɚɪɚɫɬɚɧɢɟ
ɰɟɧɬɪɨɫɬɪɟɦɢɬɟɥɶɧɵɯ
ɬɟɧɞɟɧɰɢɣ ɧɚ ɮɨɧɟ
ɭɫɢɥɟɧɢɹ ɩɨɥɹɪɧɨɫɢɦɦɟɬɪɢɱɧɵɯ
ɯɚɪɚɤɬɟɪɢɫɬɢɤ
ɛɨɫɨɛɥɟɧɢɟ
ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɯ
ɥɨɤɚɥɢɬɟɬɨɜ,
ɭɫɢɥɟɧɢɟ ɢɯ
ɩɟɪɢɮɟɪɢɡɚɰɢɢ
ɫɧɨɜɧɵɟ ɩɪɨɹɜɥɟɧɢɹ ɩɪɨɫɬɪɚɧɫɬɜɟɧɧɨɣ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɨɫɬɢ
ɭɳɧɨɫɬɧɵɟ ɚɫɩɟɤɬɵ ɩɪɨɫɬɪɚɧɫɬɜɟɧɧɨɣ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɨɫɬɢ
ɟɩɪɟɫɫɢɹ
ɞɟɦɨɝɪɚɮɢɱɟɫɤɢɯ
ɩɪɨɰɟɫɫɨɜ
ɢ ɩɪɨɰɟɫɫɨɜ ɨɫɜɨɟɧɢɹ
ɢ ɞɠɟɧɬɪɢɮɢɤɚɰɢɢ
ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ
ɟɩɪɟɫɫɢɹ ɦɟɬɨɞɨɜ
ɢ ɦɟɯɚɧɢɡɦɨɜ ɭɩɪɚɜɥɟɧɢɹ
ɟɩɪɟɫɫɢɹ
ɦɨɬɢɜɚɰɢɨɧɧɵɯ
ɭɫɬɚɧɨɜɨɤ
ɢ ɢɫɬɨɳɟɧɢɟ
ɪɟɫɭɪɫɧɨɣ ɛɚɡɵ
ɷɤɨɧɨɦɢɤɢ
ɟɩɪɟɫɫɢɹ
ɫɨɰɢɚɥɶɧɨɣ
ɨɛɭɫɬɪɨɟɧɧɨɫɬɢ
ɢ ɩɨɞɤɨɧɬɪɨɥɶɧɨɫɬɢ
ɢɧɬɟɬɢɱɟɫɤɢɟ
ɩɨɞɯɨɞɵ
ɤ ɬɪɚɤɬɨɜɤɟ
ɷɤɨɧɨɦɢɱɟɫɤɢɣ
ɤɨɦɩɥɢɦɟɧɬɚɪɧɵɣ
ɟɩɪɟɫɫɢɹ ɦɟɬɨɞɨɜ
ɢ ɫɩɨɫɨɛɨɜ
ɯɨɡɹɣɫɬɜɨɜɚɧɢɹ
ɟɩɪɟɫɫɢɹ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɚɥɶɧɨɣ
ɢɡɨɥɢɪɨɜɚɧɧɨɫɬɢ
ɢ ɩɨɝɪɚɧɢɱɧɨɫɬɢ
ɫɨɰɢɚɥɶɧɵɣ
ɝɟɨɝɪɚɮɢɱɟɫɤɢɣ
ɤɨɦɩɚɪɚɬɢɜɧɵɣ
ɪɭɩɩɵ ɮɚɤɬɨɪɨɜ, ɨɛɭɫɥɨɜɥɢɜɚɸɳɢɯ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɣ ɯɚɪɚɤɬɟɪ ɪɚɡɜɢɬɢɹ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ
ɞɟɩɪɟɫɫɨɮɨɪɦɢɪɭɸɳɢɟ
ɞɟɩɪɟɫɫɨɭɬɜɟɪɠɞɚɸɳɢɟ
ɞɟɩɪɟɫɫɨɩɪɨɥɨɧɝɢɪɭɸɳɢɟ
Рисунок 1 – Основные составляющие пространственно-экономической
депрессивности как классификационной категории региональной экономики
Наряду с этим в исследовании автором представлено детальное
территориально-уровневое (регион, район, локалитет) разграничение особенностей проявления пространственно-экономической депрессивности.
Для каждого уровня оценены последствия и угрозы влияния депрессивных
явлений и процессов, а также обоснованы пути преодоления последствий и
предотвращения угроз, что позволяет совершенствовать направления реализации антикризисной политики регионального менеджмента по отношению к
территориальным формированиям депрессивного типа.
В диссертации выделены таксономические признаки для разграничения
видового состава депрессивных локальных территорий, что позволило предложить их классификацию, сформированную с учетом их дополнительной
дифференциации в зависимости от характера доминирующих региональных
проблем пространственно-экономического развития, обусловливающих проявление депрессивности. К подобным трудностям регионального развития в
исследовании отнесены проблемы: 1) размеров и пространственных характеристик региона; 2) региональной монопрофильности; 3) территориальной несправедливости; 4) региональных кризисов и преобразований; 5) погранично9
го местоположения; 6) малочисленных территорий; 7) природных катастроф;
8) техногенных последствий. Представленная классификация депрессивных
территорий (рисунок 2) является концептуальной основой для разграничения
стратегических инструментов регионального антикризисного менеджмента.
Кроме того, в исследовании показано, что идентификация депрессивных территорий осложняется отсутствием нормативно утвержденных критериев и параметров отнесения территорий к категории депрессивных, что снижает результативность деятельности системы регионального антикризисного менеджмента.
В диссертационной работе автором отмечено, что результативность системы
регионального антикризисного менеджмента в современных условиях во многом
определяется оперативностью принимаемых управленческих решений, которые
зависят от релевантности используемой информации. В данной связи автором
показано, что существующие подходы и методы идентификации депрессивных
территорий в целом делятся на две большие группы: 1) методы, основанные на
расчете одного комплексного показателя – моновариативные; 2) методы, основанные на многомерном статистическом анализе существенного количества показателей – поливариативные. При этом в исследовании проведен детальный анализ
характеристик, присущих данным методам диагностики депрессивного состояния
локальных территорий, в результате чего автором сформированы методические
требования и определены резервы повышения объективности выявления уровня
депрессии территории, базирующиеся на идентификации имманентных характеристик, преимуществ и недостатков моно- и поливариативных методик с целью
повышения результативности принимаемых управленческих решений в системе
регионального антикризисного менеджмента (рисунок 3).
В работе показано, что для целей диагностики территорий на предмет идентификации депрессивного состояния необходимо совершенствовать инструментарий
поливариативных методик, поскольку моновариативные в большей степени отражают специфику функционирования отдельного региона и не являются в достаточной степени универсальными, что на практике ограничивает их применение.
Диагностика территорий модельного региона – Ставропольского края – на основе
использования поливариативных методов идентификации депрессивных территорий позволила сформировать комплекс критериальных признаков депрессивного
состояния территорий в разрезе следующих областей оценки: демография, уровень
доходов населения, занятость населения, уровень состояния реального сектора
экономики. В ходе исследования проведена диагностика 36 локальных территорий
Ставропольского края в разрезе 9 сформированных критериальных признаков депрессивного состояния:
1. Снижение уровня рождаемости на 30 % и более от максимального значения
с 1990 г.
2. Отношение средней численности выбывшего населения за последние 3 года
к минимальной за 12 лет, %.
3. Неизменная убыль населения в течение 10 лет и более, лет.
4. Отставание объема социальных выплат населению и налогооблагаемых денежных доходов населения от среднего уровня по краю более чем на 45 %.
10
11
ɨ ɫɩɨɫɨɛɭ
ɩɪɟɨɞɨɥɟɧɢɹ
ɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɟ
ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ
– ɩɪɨɦɵɲɥɟɧɧɵɟ [3];
– ɩɪɨɦɵɲɥɟɧɧɨ-ɚɝɪɚɪɧɵɟ [3];
– ɬɪɚɞɢɰɢɨɧɧɨ-ɚɝɪɚɪɧɵɟ [3];
– ɥɟɫɧɨɟ ɯɨɡɹɣɫɬɜɨ ɢ ɞɟɪɟɜɨɨɛɪɚɛɨɬɤɚ [3];
– ɧɟɞɪɨ- ɢ ɝɨɪɧɨɞɨɛɵɜɚɸɳɢɟ [3];
– ɩɪɨɦɵɫɥɨɜɵɟ [3]
ɨ ɨɬɪɚɫɥɟɜɨɣ
ɩɪɢɧɚɞɥɟɠɧɨɫɬɢ
ɨ ɫɬɟɩɟɧɢ
ɢɧɬɟɧɫɢɜɧɨɫɬɢ
– ɫɚɦɨɫɬɨɹɬɟɥɶɧɨ [3, 4];
– ɫ ɩɨɦɨɳɶɸ ɝɨɫɭɞɚɪɫɬɜɚ [1, 2, 5, 6, 7, 8];
– ɫ ɩɨɦɨɳɶɸ ɤɪɭɩɧɨɝɨ ɛɢɡɧɟɫɚ [2, 4];
– ɫɦɟɲɚɧɧɵɟ [1–8]
ɨ ɫɩɨɫɨɛɭ
ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɚɥɶɧɨɝɨ
ɪɚɫɩɪɨɫɬɪɚɧɟɧɢɹ
ɨ ɚɪɟɚɥɭ
ɪɚɫɩɪɨɫɬɪɚɧɟɧɢɹ
ɨ ɫɬɚɞɢɢ ɨɧɬɨɝɟɧɟɡɚ
ɞɟɩɪɟɫɫɢɢ
– ɝɥɭɛɨɤɨ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɟ [1, 2, 5];
– ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ ɫ ɭɫɢɥɢɜɚɸɳɟɣɫɹ
ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɨɫɬɶɸ [2, 3, 4, 5];
– ɭɦɟɪɟɧɧɨ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɟ;
– ɥɚɬɟɧɬɧɨ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɟ
Рисунок 2 – Таксономические признаки классификации депрессивных территорий региона
Примечание: в скобках отмечена доминантная обусловленность основными проблемами регионального развития
– ɰɟɧɬɪɨɩɟɪɢɮɟɪɢɣɧɵɟ [3, 4];
– ɨɱɚɝɨɜɵɟ [3, 4, 7, 8];
– ɫɟɬɟɜɵɟ [1, 2, 3];
– ɢɟɪɚɪɯɢɱɟɫɤɢɟ [3, 4];
– ɫɦɟɠɧɨ-ɤɨɧɬɚɝɢɨɡɧɵɟ [1, 4]
– ɪɟɝɢɨɧ [1, 2];
– ɫɭɛɪɟɝɢɨɧɚɥɶɧɚɹ ɡɨɧɚ [2, 3];
– ɦɭɧɢɰɢɩɚɥɶɧɵɣ ɪɚɣɨɧ [2, 3];
– ɥɨɤɚɥɶɧɚɹ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɹ [1, 2, 3]
– ɡɚɪɨɠɞɚɸɳɢɟɫɹ [3, 4];
– ɪɚɡɜɢɜɚɸɳɢɟɫɹ [1, 2, 3, 4, 5];
– ɪɚɡɜɢɬɵɟ [2, 5, 6];
– ɭɝɚɫɚɸɳɢɟ [3, 4, 7, 8];
– ɩɪɟɨɞɨɥɟɧɧɵɟ [3, 4, 7, 8]
12
Рисунок 3 – Методические требования и резервы повышения объективности
диагностики уровня депрессии территории
ɟɬɨɞɢɱɟɫɤɢɟ ɬɪɟɛɨɜɚɧɢɹ ɤ ɫɢɫɬɟɦɟ ɞɢɚɝɧɨɫɬɢɤɢ
1. ɨɦɩɥɟɤɫɧɵɣ ɨɯɜɚɬ ɷɤɨɧɨɦɢɱɟɫɤɢɯ ɢ ɫɨɰɢɚɥɶɧɵɯ ɩɚɪɚɦɟɬɪɨɜ ɪɚɡɜɢɬɢɹ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ. 2. ɚɡɝɪɚɧɢɱɟɧɢɟ ɞɟɩɪɟɫɫɢɨɧɧɨɣ ɢ ɫɬɚɝɧɚɰɢɨɧɧɨɣ ɮɚɡ
ɪɚɡɜɢɬɢɹ. 3. ɨɫɬɚɬɨɱɧɚɹ ɨɩɟɪɚɬɢɜɧɨɫɬɶ ɦɟɬɨɞɢɤ ɩɨ ɨɰɟɧɤɟ ɭɪɨɜɧɹ ɞɟɩɪɟɫɫɢɢ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ. 4. ɬɧɨɫɢɬɟɥɶɧɚɹ ɧɟɜɵɫɨɤɚɹ ɬɪɭɞɨɟɦɤɨɫɬɶ ɢ ɩɨɧɹɬɧɨɫɬɶ ɞɥɹ ɡɚɢɧɬɟɪɟɫɨɜɚɧɧɵɯ ɩɨɥɶɡɨɜɚɬɟɥɟɣ. 5. ɧɚɥɢɬɢɱɧɨɫɬɶ ɢ ɪɟɥɟɜɚɧɬɧɨɫɬɶ ɜɵɪɚɛɚɬɵɜɚɟɦɨɣ ɢɧɮɨɪɦɚɰɢɢ. 6. ɟɩɪɨɬɢɜɨɪɟɱɢɜɨɫɬɶ ɜɵɪɚɛɚɬɵɜɚɟɦɨɣ ɢɧɮɨɪɦɚɰɢɢ. 7. ɗɮɮɟɤɬɢɜɧɚɹ ɫɢɫɬɟɦɚ ɫɛɨɪɚ ɧɟɨɛɯɨɞɢɦɨɣ ɢɧɮɨɪɦɚɰɢɢ ɞɥɹ ɩɪɨɜɟɞɟɧɢɹ ɞɢɚɝɧɨɫɬɢɤɢ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ
1. ɟ ɜɫɟɝɞɚ ɩɨɡɜɨɥɹɸɬ ɨɞɧɨɡɧɚɱɧɨ ɢɞɟɧɬɢɮɢɰɢɪɨɜɚɬɶ ɢ ɢɧɬɟɪɩɪɟɬɢɪɨɜɚɬɶ ɞɟɩɪɟɫɫɢɨɧɧɭɸ ɮɚɡɭ ɪɚɡɜɢɬɢɹ ɡɚ ɫɱɟɬ ɨɬɫɭɬɫɬɜɢɹ ɢɧɬɟɝɪɚɥɶɧɨɝɨ ɩɨɤɚɡɚɬɟɥɹ. 2. ɨɥɶɲɨɟ ɤɨɥɢɱɟɫɬɜɨ
ɢɧɞɢɤɚɬɨɪɨɜ ɩɪɢɜɨɞɢɬ ɤ ɞɭɛɥɢɪɨɜɚɧɢɸ ɩɨɤɚɡɚɬɟɥɟɣ, ɚ ɪɟɡɭɥɶɬɚɬɵ ɨɰɟɧɤɢ ɱɚɫɬɨ ɹɜɥɹɸɬɫɹ ɩɪɨɬɢɜɨɪɟɱɢɜɵɦɢ. 3. əɜɥɹɸɬɫɹ ɞɨɫɬɚɬɨɱɧɨ ɬɪɭɞɨɟɦɤɢɦɢ ɤɚɤ ɧɚ ɷɬɚɩɟ ɩɨɞɛɨɪɚ ɩɨɤɚɡɚɬɟɥɟɣ, ɬɚɤ ɢ ɜ ɯɨɞɟ ɩɪɨɜɟɞɟɧɢɹ ɞɢɚɝɧɨɫɬɢɤɢ. 4. ɪɨɝɧɨɡɢɪɨɜɚɧɢɟ ɩɨɤɚɡɚɬɟɥɟɣ ɡɚɬɪɭɞɧɟɧɨ. 5. ɡɛɵɬɨɱɧɨɟ ɤɨɥɢɱɟɫɬɜɨ
ɩɨɤɚɡɚɬɟɥɟɣ ɩɪɢɜɨɞɢɬ ɤ ɢɯ ɧɟɫɨɩɨɫɬɚɜɢɦɨɫɬɢ. 6. ɬɫɭɬɫɬɜɢɟ
ɨɛɨɫɧɨɜɚɧɧɵɯ
ɧɨɪɦɚɬɢɜɧɵɯ
ɩɚɪɚɦɟɬɪɨɜ
ɨɬɞɟɥɶɧɵɯ
ɢɧɞɢɤɚɬɨɪɨɜ. 7. ɟ ɩɨɡɜɨɥɹɸɬ ɨɫɭɳɟɫɬɜɢɬɶ ɨɩɟɪɚɬɢɜɧɭɸ
ɨɰɟɧɤɭ. 8. ɪɟɛɭɸɬ ɫɭɳɟɫɬɜɟɧɧɨɝɨ ɨɛɴɟɦɚ ɢɧɮɨɪɦɚɰɢɢ
ɟɡɟɪɜɵ ɩɨɜɵɲɟɧɢɹ ɨɛɴɟɤɬɢɜɧɨɫɬɢ ɞɢɚɝɧɨɫɬɢɤɢ ɭɪɨɜɧɹ ɞɟɩɪɟɫɫɢɢ
ɟɞɨɫɬɚɬɤɢ
ɦɟɬɨɞɚ
ɫɧɨɜɚɧɵ ɧɚ ɦɧɨɝɨɦɟɪɧɨɦ ɫɬɚɬɢɫɬɢɱɟɫɤɨɦ ɚɧɚɥɢɡɟ
ɧɟɨɝɪɚɧɢɱɟɧɧɨɝɨ ɤɨɥɢɱɟɫɬɜɚ ɩɨɤɚɡɚɬɟɥɟɣ; ɛɚɡɢɪɭɸɬɫɹ ɧɚ
ɢɡɭɱɟɧɢɢ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ ɤɚɤ ɫɥɨɠɧɨɣ ɫɢɫɬɟɦɵ, ɤɨɬɨɪɚɹ
ɫɨɫɬɨɢɬ ɢɡ ɨɬɞɟɥɶɧɵɯ ɷɥɟɦɟɧɬɨɜ ɫ ɛɨɥɶɲɢɦ ɤɨɥɢɱɟɫɬɜɨɦ
ɷɧɞɨɝɟɧɧɵɯ ɢ ɷɤɡɨɝɟɧɧɵɯ ɮɚɤɬɨɪɨɜ; ɩɨɡɜɨɥɹɸɬ ɛɨɥɟɟ
ɤɨɦɩɥɟɤɫɧɨ ɢɡɭɱɢɬɶ ɩɚɪɚɦɟɬɪɵ ɫɨɰɢɚɥɶɧɨ-ɷɤɨɧɨɦɢɱɟɫɤɨɝɨ
ɪɚɡɜɢɬɢɹ, ɜɵɹɜɢɬɶ ɩɪɢɱɢɧɧɨ-ɫɥɟɞɫɬɜɟɧɧɵɟ ɫɜɹɡɢ ɦɟɠɞɭ
ɨɬɞɟɥɶɧɵɦɢ ɷɥɟɦɟɧɬɚɦɢ ɢɡɭɱɚɟɦɨɝɨ ɨɛɴɟɤɬɚ
ɕ
1. ɜɟɞɟɧɢɟ ɜ ɫɢɫɬɟɦɭ ɪɚɫɱɟɬɨɜ ɢɧɞɢɤɚɬɨɪɨɜ ɨɬɧɨɫɢɬɟɥɶɧɨɣ ɛɟɞɧɨɫɬɢ
ɧɚɫɟɥɟɧɢɹ (ɤɨɷɮɮɢɰɢɟɧɬ ɗɧɝɟɥɹ ɢ ɨɩɟɪɟɠɚɸɳɢɣ ɤɨɷɮɮɢɰɢɟɧɬ ɞɨɯɨɞɨɜ ɧɚɞ
ɰɟɧɚɦɢ). 2. ɢɚɝɧɨɫɬɢɪɨɜɚɧɢɟ ɭɪɨɜɧɹ ɞɟɩɪɟɫɫɢɢ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ ɩɨɫɪɟɞɫɬɜɨɦ
ɩɨɤɚɡɚɬɟɥɹ ɫɨɰɢɚɥɶɧɨ-ɷɤɨɧɨɦɢɱɟɫɤɨɣ ɷɮɮɟɤɬɢɜɧɨɫɬɢ (ɗɗ), ɪɚɫɫɱɢɬɵɜɚɟɦɨɝɨ
ɤɚɤ ɩɪɨɢɡɜɟɞɟɧɢɟ ɫɪɟɞɧɟɣ ɩɪɨɞɨɥɠɢɬɟɥɶɧɨɫɬɢ ɠɢɡɧɢ ɧɚɫɟɥɟɧɢɹ ɢ ɭɪɨɜɧɹ
ɜɚɥɨɜɨɝɨ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɚɥɶɧɨɝɨ ɩɪɨɞɭɤɬɚ () ɧɚ 1 ɱɟɥɨɜɟɤɚ. 3. ɰɟɧɤɚ
ɩɪɨɫɬɪɚɧɫɬɜɟɧɧɨɣ ɢɡɨɥɢɪɨɜɚɧɧɨɫɬɢ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ. 4. ɪɢɦɟɧɟɧɢɟ ɷɤɫɩɟɪɬɧɵɯ
ɦɟɬɨɞɨɜ ɜɵɹɜɥɟɧɢɹ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɯ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ
1. əɜɥɹɸɬɫɹ ɨɞɧɨɧɚɩɪɚɜɥɟɧɧɵɦɢ, ɜ ɩɪɨɰɟɫɫɟ ɢɫɩɨɥɶɡɨɜɚɧɢɹ ɞɨɫɬɚɬɨɱɧɨ ɬɪɭɞɧɨ ɩɨɞɞɚɸɬɫɹ ɢɡɦɟɧɟɧɢɸ ɢ ɜɜɟɞɟɧɢɸ ɜ ɪɚɫɱɟɬ ɧɨɜɵɯ
ɢɧɞɢɤɚɬɨɪɨɜ. 2. ɟ ɜɫɟɝɞɚ ɭɱɢɬɵɜɚɸɬ ɫɩɟɰɢɮɢɤɭ ɨɬɞɟɥɶɧɵɯ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ, ɬɨ ɟɫɬɶ ɹɜɥɹɸɬɫɹ ɫɥɚɛɨ ɚɞɚɩɬɢɪɭɟɦɵɦɢ. 3. ɟ ɜɫɟɝɞɚ ɹɜɥɹɸɬɫɹ ɨɞɢɧɚɤɨɜɨ ɪɟɥɟɜɚɧɬɧɵɦɢ ɞɥɹ ɩɪɢɦɟɧɟɧɢɹ ɧɚ ɪɟɝɢɨɧɚɥɶɧɨɦ ɢ ɦɭɧɢɰɢɩɚɥɶɧɨɦ ɭɪɨɜɧɹɯ. 4. ɪɟɛɭɸɬ ɚɞɚɩɬɚɰɢɢ ɤ ɦɟɧɹɸɳɢɦɫɹ ɭɫɥɨɜɢɹɦ ɜɧɟɲɧɟɣ ɤɨɧɴɸɧɤɬɭɪɵ. 5. ɪɟɛɭɸɬ ɞɟɬɚɥɶɧɨɝɨ
ɨɛɨɫɧɨɜɚɧɢɹ ɜɤɥɸɱɚɟɦɵɯ ɜ ɦɨɞɟɥɶ ɩɨɤɚɡɚɬɟɥɟɣ. 6. ɢɚɝɧɨɫɬɢɪɭɸɬ ɨɝɪɚɧɢɱɟɧɧɨɟ ɤɨɥɢɱɟɫɬɜɨ ɩɚɪɚɦɟɬɪɨɜ ɫɨɰɢɚɥɶɧɨ-ɷɤɨɧɨɦɢɱɟɫɤɨɝɨ ɪɚɡɜɢɬɢɹ. 7. ɪɢɟɧɬɢɪɨɜɚɧɵ ɧɚ ɩɨɥɭɱɟɧɢɟ ɫɬɚɬɢɱɟɫɤɢɯ
ɞɚɧɧɵɯ ɧɚ ɨɩɪɟɞɟɥɟɧɧɭɸ ɞɚɬɭ. 8. ɪɟɛɭɸɬ ɜɤɥɸɱɟɧɢɹ ɜ ɦɨɞɟɥɶ
ɬɨɥɶɤɨ ɫɨɩɨɫɬɚɜɢɦɵɯ ɩɨɤɚɡɚɬɟɥɟɣ
ɭɳɧɨɫɬɧɵɟ
ɯɚɪɚɤɬɟɪɢɫɬɢɤɢ
ɦɟɬɨɞɚ
ɟɬɨɞɵ ɢɞɟɧɬɢɮɢɤɚɰɢɢ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɯ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ
ɫɧɨɜɚɧɵ ɧɚ ɪɚɫɱɟɬɟ ɟɞɢɧɨɝɨ ɢɧɬɟɝɪɚɥɶɧɨɝɨ ɩɨɤɚɡɚɬɟɥɹ ɢɥɢ
ɦɚɬɟɦɚɬɢɱɟɫɤɨɣ ɦɨɞɟɥɢ; ɛɚɡɢɪɭɸɬɫɹ ɧɚ ɰɟɥɟɜɨɦ ɩɨɞɯɨɞɟ,
ɫɨɝɥɚɫɧɨ ɤɨɬɨɪɨɦɭ ɞɢɚɝɧɨɫɬɢɤɚ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ ɩɪɨɢɡɜɨɞɢɬɫɹ ɜ
ɪɚɦɤɚɯ ɫɪɚɜɧɢɬɟɥɶɧɨɝɨ ɚɧɚɥɢɡɚ ɨɬɧɨɫɢɬɟɥɶɧɨ ɫɨɩɨɫɬɚɜɢɦɨɫɬɢ ɟɟ
ɬɟɤɭɳɟɝɨ ɫɨɫɬɨɹɧɢɹ ɢ ɨɩɪɟɞɟɥɟɧɧɵɯ ɪɟɡɭɥɶɬɚɬɨɜ, ɜɵɛɪɚɧɧɵɯ ɜ
ɤɚɱɟɫɬɜɟ ɰɟɥɟɜɵɯ ɢɧɞɢɤɚɬɨɪɨɜ; ɩɨɡɜɨɥɹɸɬ ɩɨɥɭɱɢɬɶ ɨɞɧɨɡɧɚɱɧɭɸ
ɢɧɬɟɪɩɪɟɬɚɰɢɸ ɫɨɫɬɨɹɧɢɹ ɢɡɭɱɚɟɦɨɝɨ ɨɛɴɟɤɬɚ ɜ ɡɚɜɢɫɢɦɨɫɬɢ ɨɬ
ɡɧɚɱɟɧɢɹ ɢɧɬɟɝɪɚɥɶɧɨɝɨ ɩɨɤɚɡɚɬɟɥɹ
ɕ
5. Отношение среднемесячной номинальной начисленной заработной платы
работников организаций территории к среднему уровню по стране (отставание более 50 %).
6. Доля среднегодовой численности занятых в организациях территории ниже
1% от численности занятых в целом по региону.
7. Суммарный рейтинг территории по параметрам экономического развития.
8. Минимальный уровень инвестиций в основной капитал, млн руб.
9. Наибольшая величина отрицательного сальдированного финансового результата на 1000 человек населения территории (млн руб. на 1000 чел.).
Помимо этого, в рамках диагностики уровня состояния реального сектора экономики автором был составлен совокупный рейтинг территорий по уровню экономического развития, полученный путем суммирования частных рейтингов по
показателям развития секторов экономики: 1) объем отгруженных товаров сельскохозяйственного производства; 2) объем отгруженных товаров промышленного
производства; 3) объем выполненных работ и услуг собственными силами (добыча
полезных ископаемых; обрабатывающие производства; производство и распределение электроэнергии, газа и воды); 4) абсолютное значение ввода в действие общей площади жилых домов; 5) оборот розничной торговли (таблица 1).
Таблица 1 – Совокупный и частные рейтинги муниципальных образований
Ставропольского края по показателям развития секторов экономики
(фрагмент)
Муниципальные образования
Ставропольского края
Александровский район
Андроповский район
Апанасенковский район
Арзгирский район
Благодарненский район
Буденновский район
Изобильненский район
Ипатовский район
Левокумский район
Минераловодский район
Новоалександровский
район
Новоселицкий район
Степновский район
Труновский район
Туркменский район
г. Невинномысск
г. Пятигорск
г. Ставрополь
г. Буденновск
Рейтинг территории
по показателям развития
секторов экономики
1
2
3
4
5
22
28
24
31
30
22
9
25
34
27
22
30
27
30
25
22
33
33
31
36
5
12
22
29
19
13
19
36
24
24
16
7
2
11
6
22
22
18
22
14
15
32
29
32
28
21
5
8
7
5
...
Совокупный
Место
рейтинг
135
117
134
155
87
116
42
98
136
46
31
27
30
35
17
26
5
24
32
6
8
13
20
15
15
71
12
18
22
22
22
20
11
14
22
34
36
31
37
1
6
3
4
37
34
31
35
3
4
5
11
31
20
25
33
9
3
1
18
37
35
33
34
4
3
1
16
157
147
142
161
37
27
24
71
36
34
33
37
4
3
2
13
13
Проведенные эмпирические исследования позволили выделить группы
территорий Ставропольского края по предрасположенности к депрессивному
состоянию развития в разрезе 9 критериальных признаков (таблица 2).
Таблица 2 – Диагностика депрессивного состояния экономики
и социальной сферы локалитетов Ставропольского края
Оценочная
область
Критериальный
признак
депрессивного
состояния
1
1. Демография
2
3
2. Доходы
населения
3. Занятость
населения
4
5
6
7
4. Состояние
реального
сектора
экономики
8
9
Территории с предпосылками депрессивного состояния
по каждому критериальному признаку
Андроповский р-н (45,5%), Арзгирский р-н (41,3%),
Апанасенковский р-н (36,5%), Туркменский р-н (36,1%)
Минераловодский р-н (50,6%), Предгорный р-н
(29,2%), Арзгирский р-н (26,6%), Туркменский р-н
(25,4%), Левокумский р-н (23,8%), Новоалександровский
р-н (23,6%)
Арзгирский р-н (12 лет), Левокумский р-н (11 лет),
Нефтекумский р-н (10 лет), Степновский р-н (10 лет),
Туркменский р-н (10 лет)
Буденновский р-н (60,0%), Георгиевский р-н (62,1%),
Грачевский р-н (48,5%), Андроповский р-н (46,8%),
Кировский р-н (45,4%)
Апанасенковский р-н (55,6%), Буденновский р-н
(50,4%), Туркменский р-н (50,2%)
Александровский р-н (0,78%), Апанасенковский р-н
(0,81%), Георгиевский р-н (0,75%), г. Кисловодск (0,78%),
Степновский р-н (0,70%), Туркменский р-н (0,86%)
Андроповский р-н (–1,652), г. Георгиевск (–1,773), г.
Пятигорск (–27,368), регион КМВ (–3,923)
Левокумский р-н – 188,8 (0,24%), Туркменский р-н – 158,4
(0,20%), Арзгирский р-н – 161,9 (0,21%)
Туркменский р-н – 37 место, Новоселицкий р-н – 36
место, Арзгирский р-н – 35 место, Степновский р-н –
34 место, Труновский р-н – 33 место, Левокумский
р-н – 32 место
Это дало возможность выявить основные детерминанты пространственноэкономического развития территорий Ставропольского края и сформировать
их типологические группы по глубине депрессивного состояния (таблица 3).
Как видно, территории 1-й и 2-й типологических групп не относятся к депрессивным. Это, по мнению автора, территории с разбалансированным развитием, в которых наблюдаются стагнационные процессы в отдельных секторах
локальной экономики. Исходя из аграрной специализации большинства территорий Ставропольского края, необходимо также учитывать наличие перспектив
вывода отдельных территорий с признаками депрессивного состояния из фазы
стагнации. Такие перспективы, прежде всего, заключаются в поиске «точек
роста» экономики на базе использования потенциала селообразующих предприятий аграрного сектора и внедрении практики социально-экономического
патронирования территории со стороны крупного регионального бизнеса.
14
Таблица 3 – Комбинационная типологическая группировка локальных
территорий Ставропольского края по признакам депрессивного состояния
№ группы /
количество
попаданий
в группу с критериальными
признаками
депрессивного
состояния
1/1
2/2
Локальные территории
Ставропольского края
Лингвистическая характеристика
типологической группы
Апанасенковский р-н,
Александровский р-н,
Грачевский р-н, г. Георгиевск, Минераловодский р-н,
Новоалександровский р-н,
Новоселицкий р-н, Нефтекумский р-н, Кировский р-н,
г. Кисловодск, Предгорный р-н,
г. Пятигорск, Труновский р-н,
регион КМВ
Буденновский р-н,
Георгиевский р-н
Андроповский р-н,
Степновский р-н
Левокумский р-н
Арзгирский р-н
Территории не обладают достаточным количеством идентификационных критериальных
признаков для диагностирования
в них депрессивного состояния.
Являются территориями с разбалансированными параметрами
развития. К таким территориям
может быть применена «мягкая»
стратегия вывода из депрессивного состояния
В свою очередь, территории оставшихся групп можно считать
территориями с ярко выражен4/4
ными признаками депрессивного
5/5
состояния, требующими более
жестких мер вмешательства
6/7
Туркменский р-н
региональных органов власти
Детерминанты пространственно-экономического развития территорий
(фрагмент)
3/3
1. Из всей совокупности исследованных территорий 14 можно охарактеризовать как территории
с разбалансированным (негармоничным) развитием, в которых наблюдаются признаки
дифференциации социальных, экономических и демографических параметров развития.
2. 7 муниципальных образований края относятся к территориям с депрессивным характером
развития, причем данные территории можно дополнительно дифференцировать на территории
с наличием так называемых «точек роста», воздействие на которые может позволить вывести
их на сбалансированный путь развития и нивелировать признаки депрессивного состояния
(территории 2-й и 3-й групп), и территории с отсутствием «точек роста», которые требуют
комплексного подхода к решению накопившихся проблем со стороны региональных органов
власти. 3. В целом уровень доходов населения, демографическая ситуация и уровень развития
экономики в городских агломерациях существенно выше, чем в сельских территориях, динамика
показателей развития которых с каждым годом ухудшается. 4. Исследование подтверждает
тезис о депрессивном характере развития восточной группы районов Ставропольского
края, часть из которых является депрессивными, а другая стагнирующими, с крайне низким
уровнем социально-экономического развития. 5. Из особенностей региона вытекает концепция
разнонаправленности стратегии экономического развития, которой совершенно справедливо
придерживаются власти Ставропольского края. Гармонизацию развития территории
необходимо решать путем реализации трех равно приоритетных стратегических направлений:
агропромышленный комплекс, курортно-оздоровительной и туристско-рекреационной
деятельности, а также внедрения инновационных технологий во всех областях деятельности. 6. Большое количество территорий имеют примерно равные показатели развития, причем
наблюдается отсутствие территорий со средним уровнем развития
15
Однако, как показало проведенное исследование, потенциальную возможность выхода из стагнационной фазы развития имеют только 3 муниципальных района (Новоалександровский, Апанасенковский, Труновский),
расположенные в 1-й типологической группе территорий по количеству
признаков депрессивного состояния, в которых существуют эффективно
действующие сельскохозяйственные организации, отнесенные министерством сельского хозяйства Ставропольского края в рейтинг 20 лучших
аграрных предприятий. Остальные же муниципальные образования на
своей территории не имеют настолько эффективно действующих предпринимательских структур аграрного сектора, что предполагает непрерывный
контроллинг их деятельности с целью недопущения перехода в депрессивную фазу развития.
Проведенное исследование количественных параметров экономического
и социального развития территорий позволило разработать алгоритм поливариативной диагностики депрессивного состояния территорий, схема которого
приведена на рисунке 4.
1. ɨɪɦɢɪɨɜɚɧɢɟ ɬɪɟɛɨɜɚɧɢɣ
ɤ ɩɪɨɜɟɞɟɧɢɸ ɞɢɚɝɧɨɫɬɢɤɢ
ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɨɫɬɢ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ
2. ɛɨɪ ɢɧɮɨɪɦɚɰɢɢ ɞɥɹ ɩɪɨɜɟɞɟɧɢɹ
ɞɢɚɝɧɨɫɬɢɤɢ ɜ ɪɚɡɪɟɡɟ ɦɭɧɢɰɢɩɚɥɶɧɵɯ
ɨɛɪɚɡɨɜɚɧɢɣ ɪɟɝɢɨɧɚ
3. ɛɨɫɧɨɜɚɧɢɟ ɤɪɢɬɟɪɢɚɥɶɧɵɯ ɩɪɢɡɧɚɤɨɜ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɨɝɨ ɫɨɫɬɨɹɧɢɹ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ
4. ɨɪɦɢɪɨɜɚɧɢɟ ɫɢɫɬɟɦɵ
ɧɨɪɦɚɬɢɜɧɵɯ ɨɝɪɚɧɢɱɟɧɢɣ
5. ɢɚɝɧɨɫɬɢɤɚ ɜ ɪɚɡɪɟɡɟ
ɨɫɧɨɜɧɵɯ ɩɪɢɡɧɚɤɨɜ
7. ɵɞɟɥɟɧɢɟ
ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɯ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ
ɩɨ ɭɪɨɜɧɸ ɪɚɡɜɢɬɢɹ
ɫɟɤɬɨɪɨɜ ɷɤɨɧɨɦɢɤɢ
6. ɚɧɠɢɪɨɜɚɧɢɟ ɦɭɧɢɰɢɩɚɥɶɧɵɯ ɨɛɪɚɡɨɜɚɧɢɣ
ɪɟɝɢɨɧɚ ɩɨ ɭɪɨɜɧɸ
ɪɚɡɜɢɬɢɹ ɷɤɨɧɨɦɢɤɢ
ɦɟɬɨɞɨɦ ɫɭɦɦɵ ɦɟɫɬ
8. ɢɩɨɥɨɝɢɡɚɰɢɹ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ
ɩɨ ɤɨɥɢɱɟɫɬɜɭ ɤɪɢɬɟɪɢɚɥɶɧɵɯ
ɩɪɢɡɧɚɤɨɜ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɨɝɨ ɫɨɫɬɨɹɧɢɹ
9. ɵɹɜɥɟɧɢɟ ɞɟɬɟɪɦɢɧɚɧɬ
ɩɪɨɫɬɪɚɧɫɬɜɟɧɧɨ-ɷɤɨɧɨɦɢɱɟɫɤɨɝɨ ɪɚɡɜɢɬɢɹ
ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ ɪɟɝɢɨɧɚ
Рисунок 4 – Схема алгоритма поливариативной диагностики
депрессивного состояния территорий
16
Исследование идентифицированных депрессивных территорий (группы 3–6 из таблицы 3) наряду со статистическими методами требует диагностики качественных параметров депрессивного состояния, которые,
как правило, являются трудно формализуемыми. В этой связи автором
предложен методический подход к проведению диагностики качественных
параметров депрессивного состояния развития территории, предусматривающий реализацию процедур экспертно-скорингового DEPRESS-анализа
(авт.), что позволяет получить интегральные и частные характеристики
глубины и природы возникновения кризисного состояния локалитетов.
DEPRESS-анализ – это аббревиатура оценочных областей экспертноскоринговой оценки качественных параметров: D – демография; E – экономика; P – политико-административная система; R – ресурсная база; E –
экология; S – социальная сфера; S – сервис (инфраструктура). Для каждой
оценочной области автором обоснованы соответствующие качественные
параметры, причем один из них отражает оценку существующей ситуации,
а второй показывает деятельность органов управления территорией по соответствующему параметру. В исследовании получены экспертные оценки
по каждому параметру, оцениваемому экспертами по 5-балльной шкале
стандартной значимости, что позволило определить индекс локальной депрессивности территории, представляющий собой отношение фактически
набранных экспертных оценок обоснованных качественных параметров к
максимально возможному (таблица 4).
Проведенная оценка позволила разграничить депрессивные территории
на 3 типологические группы по значению индекса локальной депрессивности (Id): I – группа критически депрессивных (КД) территорий (Id≤0,33),
II – группа среднедепрессивных (СРД) территорий (0,34≤Id≤0,66) и III –
группа слабодепрессивных (СЛД) территорий (Id≥0,67). Комплексное проведение описанных аналитических процедур позволяет сформировать
депрессивный профиль территории, который будет состоять из номера
типологической группы территорий по количеству выявленных признаков депрессивного состояния и группы территорий по значению индекса
локальной депрессии.
Территориальное многообразие региональных депрессивных ситуаций
предопределяет вариацию подходов к выведению локалитетов из кризисного состояния. Причем видовая сущность и особенности подходов должны определяться субъектами самостоятельно с учетом характера развития
конкретной территории, административного потенциала и ресурсов механизма управления, консенсуального мнения населения и экономических
субъектов.
17
Таблица 4 – Расчет индекса локальной депрессивности
выделенных территорий на основе экспертно-скоринговой оценки
качественных параметров депрессивного состояния (DEPRESS-анализ)
Качественные параметры
депрессивного состояния
D
E
P
R
1. Удовлетворенность условиями
для воспроизводства населения
2. Деятельность органов власти
по реализации демографической
и миграционной политики
1. Удовлетворенность условиями
ведения экономической
деятельности
2. Наличие стратегии развития
секторов локальной экономики
1. Стабильность функционирования
административной системы
2. Деятельность
по совершенствованию системы
управления территорией
1. Удовлетворенность уровнем
ресурсной обеспеченности
2. Адекватность реализуемой
ресурсной политики
1. Уровень экологического
комфорта
E 2. Действия по рациональному
природопользованию и сохранению
экологического баланса
1. Уровень социальной защиты
и общественной безопасности
населения
S 2. Оценка деятельности органов
управления по обеспечению
социальных прав и безопасности
населения
1. Уровень обеспеченности
инфраструктурно-сервисными
объектами
S
2. Оценка действий
по инфраструктуризации
и сервизации экономики
Итого баллов
Максимальное количество баллов
Индекс локальной депрессивности
18
Муниципальные районы
Арз- ЛевоСтеп- ТуркменАндрогир- кумновский
ский
повский
ский ский
3,2
2,8
2,2
1,9
2,2
2,1
1,2
2,2
2,8
2,1
1,9
1,7
3,1
2,0
2,5
2,3
1,9
2,8
2,2
1,9
1,2
2,6
3,6
2,8
2,7
1,9
3,0
2,1
2,6
1,4
3,8
2,4
2,5
2,1
1,6
3,2
1,7
2,4
1,3
1,4
3,3
1,4
2,0
2,2
1,1
1,4
1,1
2,1
1,8
1,9
2,5
2,4
3,8
1,1
3,0
1,6
3,6
3,4
2,0
3,1
3,3
2,1
2,9
2,3
3,7
2,2
1,8
3,8
1,9
1,6
33,9
70
0,48
29,7
70
0,42
38,9
70
0,56
29
70
0,41
30,2
70
0,43
Опираясь в рамках компаративного подхода на зарубежный опыт преодоления территориальной депрессивности, автором предложены базовые
стратегии выведения территорий из депрессивного состояния в разрезе
проектируемых сценариев их развития (таблица 5).
Таблица 5 – Сценарии и базовые стратегии выведения территорий
из депрессивного состояния
Сценарий развития
депрессивных
территорий
Институт
управления
1. ТрадиционноГосударственконсервативный
ное управление
сценарий (сохранение и местное сатрадиционной специ- моуправление
ализации территории)
Базовая стратегия выведения территории
из депрессивного состояния
Стратегия инерционной поддержки
и сохранения системообразующих элементов локальной экономики на основе
программно-целевых методов с параллельной реставрацией системы социальной обустроенности территории
и предотвращением оттока населения
Государствен- Стратегия «жесткого» выведения террито2. Радикальнорий из состояния депрессивности
либеральный сцена- ное управление,
на основе поэтапно-градуалистического
рий (переориентация местное самопрограммирования
управление
экономики депреси госусивной территории
Стратегия «мягкого» выведения территодарственнона альтернативнорий из состояния депрессивности на осночастное управнетрадиционные
ве бизнес-патронирования, а также сервиление
виды деятельности)
зации и инфраструктуризации экономики
Достижение целевых установок традиционно-консервативного сценария
может осуществляться в рамках действующего механизма управления территориями с использованием традиционного инструментария регионального и
муниципального менеджмента. Реализация базовых стратегий радикальнолиберального сценария по своему масштабу и задачам требует создания принципиально нового механизма управления. Исходя из этого требования, автором разработана адаптированная к специфике российских мезоэкономических условий TVA-модель пространственно-сетевого механизма управления
депрессивными территориями (рисунок 5).
Функционирование данного механизма управления направлено на реализацию различных стратегий сценарного развития депрессивных территорий,
предусматривающих реализацию комплекса программных инструментов рамочного типа по инерционному, «жесткому» или «мягкому» выведению территории из депрессивной фазы развития (рисунок 6).
19
19
ɚɢɧɬɟɪɟɫɨɜɚɧɧɵɟ ɫɬɨɪɨɧɵ
(ɫɬɟɣɤɯɨɥɞɟɪɵ)
ɞɦɢɧɢɫɬɪɚɬɢɜɧɵɟ
ɨɪɝɚɧɵ ɪɟɝɢɨɧɚɥɶɧɨɝɨ ɭɩɪɚɜɥɟɧɢɹ
ɢɦɭɳɟɫɬɜɨ,
ɮɢɧɚɧɫɨɜɵɟ ɪɟɫɭɪɫɵ,
ɪɚɡɪɟɲɟɧɢɹ, ɫɩɟɰ.
ɡɚɤɨɧɨɞɚɬɟɥɶɫɬɜɨ
ɞɦɢɧɢɫɬɪɚɬɢɜɧɵɟ
ɨɪɝɚɧɵ ɦɟɫɬɧɨɝɨ
ɫɚɦɨɭɩɪɚɜɥɟɧɢɹ
ɪɚɫɯɨɞɵ, ɫɜɹɡɚɧɧɵɟ
ɫ ɭɱɪɟɠɞɟɧɢɟɦ,
ɪɚɡɪɟɲɟɧɢɹ, ɫɩɟɰ.
ɡɚɤɨɧɨɞɚɬɟɥɶɫɬɜɨ
ɪɚɧɫɪɟɝɢɨɧɚɥɶɧɵɟ
ɢ ɥɨɤɚɥɶɧɵɟ
ɛɢɡɧɟɫ-ɫɬɪɭɤɬɭɪɵ
ɧɮɪɚɫɬɪɭɤɬɭɪɧɵɟ
ɢ ɫɟɪɜɢɫɧɵɟ
ɨɛɴɟɤɬɵ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ
ɬɪɭɞɨɜɵɟ
ɢ ɢɧɬɟɥɥɟɤɬɭɚɥɶɧɵɟ
ɪɟɫɭɪɫɵ, ɢɦɭɳɟɫɬɜɨ,
ɮɢɧɚɧɫɨɜɵɟ ɪɟɫɭɪɫɵ
ɢɦɭɳɟɫɬɜɟɧɧɵɣ
ɤɨɦɩɥɟɤɫ, ɬɪɭɞɨɜɵɟ
ɪɟɫɭɪɫɵ
ɨɬɱɟɬɧɨɫɬɶ
ɩɪɚɜɥɹɸɳɚɹ ɤɨɦɩɚɧɢɹ ɩɨ ɪɚɡɜɢɬɢɸ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɯ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ
ɚɪɢɚɧɬɵ ɨɪɝɚɧɢɡɚɰɢɢ
ɥɸɱɟɜɵɟ
ɷɥɟɦɟɧɬɵ
ɨɛɫɬɜɟɧɧɨɫɬɶ
ɩɪɚɜɥɟɧɢɟ
ɢɧɚɧɫɢɪɨɜɚɧɢɟ
ɟɬɟɜɨɟ
ɜɡɚɢɦɨɞɟɣɫɬɜɢɟ
ɩɨɞɪɚɡɞɟɥɟɧɢɹ
ɨɩɟɪɚɬɨɪɚ
ɑ
ɑ
ɑ
ɞɨɝɨɜɨɪɧɨɟ
ɤɨɨɩɟɪɚɰɢɢ
ɑ
ɑ
ɑ
ɫɨɡɞɚɧɢɟ
ɫɨɝɥɚɫɢɬɟɥɶɧɵɯ
ɤɨɦɢɬɟɬɨɜ
ɢɩ ɦɨɞɟɥɢ
ɞɨɝɨɜɨɪɧɚɹ
ɑ
ɑ
ɑ
ɞɨɝɨɜɨɪɧɨɟ
ɤɨɧɰɟɫɫɢɢ
ɑ
ɑ
ɫɨɡɞɚɧɢɟ
ɤɨɨɪɞɢɧɚɰɢɨɧɧɵɯ
ɤɨɦɢɫɫɢɣ
ɪɝɚɧɢɡɚɰɢɨɧɧɨ-ɮɭɧɤɰɢɨɧɚɥɶɧɚɹ ɫɬɪɭɤɬɭɪɚ
ɬɪɚɫɬɚ
ɑ
ɑ
ɪɟɚɥɢɡɚɰɢɹ
ɤɨɦɩɥɟɤɫɧɵɯ
ɩɨɥɧɨɦɨɱɢɣ
ɫɥɭɠɛɵ
ɫɨɜɟɬ ɞɢɪɟɤɬɨɪɨɜ
ɩɨ ɤɨɧɬɪɨɥɸ
ɡɚ ɪɟɫɭɪɫɚɦɢ
ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ
ɩɨ ɪɚɡɜɢɬɢɸ
ɤɨɦɩɥɟɤɫɨɜ
ɬɪɚɞɢɰɢɨɧɧɨɣ
ɫɩɟɰɢɚɥɢɡɚɰɢɢ
ɪɢɨɪɢɬɟɬɧɵɣ
ɰɟɥɟɜɨɣ ɤɨɧɬɭɪ
ɞɟɹɬɟɥɶɧɨɫɬɢ
ɪɟɚɥɢɡɚɰɢɹ ɞɨɥɝɨɫɪɨɱɧɵɯ ɫɬɪɚɬɟɝɢɱɟɫɤɢɯ ɦɟɪɨɩɪɢɹɬɢɣ ɜ ɫɨɨɬɜɟɬɫɬɜɢɢ ɫɨ ɫɰɟɧɚɪɢɹɦɢ ɪɚɡɜɢɬɢɹ
ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɯ
ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ
ɩɨ ɪɚɡɜɢɬɢɸ ɤɨɦɩɥɟɤɫɨɜ ɚɥɶɬɟɪɧɚɬɢɜɧɨ-ɧɟɬɪɚɞɢɰɢɨɧɧɨɣ ɫɩɟɰɢɚɥɢɡɚɰɢɢ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ
ɭɥɭɱɲɟɧɢɟ ɤɚɱɟɫɬɜɚ
ɨɤɪɭɠɚɸɳɟɣ ɫɪɟɞɵ
ɢ ɨɫɜɨɟɧɢɟ ɪɟɤɪɟɚɰɢɨɧɧɵɯ ɪɟɫɭɪɫɨɜ
ɥɝɨɪɢɬɦɢɡɢɪɨɜɚɧɧɵɣ ɩɨɪɹɞɨɤ
ɮɭɧɤɰɢɨɧɢɪɨɜɚɧɢɹ
ɨɰɟɧɤɚ ɢɫɯɨɞɧɨɣ ɫɢɬɭɚɰɢɢ
ɪɟɚɥɢɡɚɰɢɹ
ɢ ɦɨɧɢɬɨɪɢɧɝ
ɨɩɪɟɞɟɥɟɧɢɟ
ɤɥɸɱɟɜɵɯ ɩɪɨɛɥɟɦ
ɜɵɛɨɪ
ɫɰɟɧɚɪɢɹ
ɪɚɡɪɚɛɨɬɤɚ ɪɚɡɞɟɥɨɜ ɢ ɦɟɪɨɩɪɢɹɬɢɣ ɛɚɡɨɜɨɣ ɤɨɧɰɟɩɰɢɢ
ɫɨɰɢɚɥɶɧɨ-ɛɵɬɨɜɨɝɨ ɪɚɡɜɢɬɢɹ ɝɨɪɨɞɨɜ ɢ ɧɚɫɟɥɟɧɧɵɯ ɩɭɧɤɬɨɜ
ɫɩɨɥɶɡɭɟɦɵɟ
ɪɟɝɭɥɹɬɨɪɵ
ɷɤɨɧɨɦɢɱɟɫɤɢɟ;
ɨɪɝɚɧɢɡɚɰɢɨɧɧɵɟ;
ɧɚɭɱɧɨ-ɦɟɬɨɞɢɱɟɫɤɢɟ;
ɧɨɪɦɚɬɢɜɧɨ-ɩɪɚɜɨɜɵɟ
Примечание: Ч – частное; Г – государственное, ЧГ – частно-государственное.
Рисунок 5 – Адаптированная TVA-модель пространственно-сетевого
механизма управления депрессивными территориями
Результатом реализации типовых элементов базовых стратегий сценарного развития депрессивных территорий должны стать сформировавшийся комплекс явных факторов и явлений преодоления пространственноэкономической депрессивности, оживление локальной экономики и её вхождение в фазу устойчивого постдепрессивного роста.
20
ɬɪɚɬɟɝɢɹ ɢɧɟɪɰɢɨɧɧɨɣ
ɩɨɞɞɟɪɠɤɢ ɢ ɫɨɯɪɚɧɟɧɢɹ
ɫɢɫɬɟɦɨɨɛɪɚɡɭɸɳɢɯ ɷɥɟɦɟɧɬɨɜ
ɥɨɤɚɥɶɧɨɣ ɷɤɨɧɨɦɢɤɢ
ɪɟɞɩɨɱɬɢɬɟɥɶɧɵɣ
ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɣ ɩɪɨɮɢɥɶ
ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ ɪɟɚɥɢɡɚɰɢɢ
(3–4 )
ɐɟɥɶ: ɫɢɦɩɬɨɦɚɬɢɱɟɫɤɨɟ
ɧɢɜɟɥɢɪɨɜɚɧɢɟ ɨɫɧɨɜɧɵɯ
ɩɪɨɹɜɥɟɧɢɣ ɩɪɨɫɬɪɚɧɫɬɜɟɧɧɨɣ
ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɨɫɬɢ
ɪɨɝɪɚɦɦɧɵɟ ɧɚɩɪɚɜɥɟɧɢɹ:
1. ɪɨɝɪɚɦɦɚ ɩɨɞɞɟɪɠɤɢ
ɢ ɩɪɨɞɜɢɠɟɧɢɹ ɦɚɥɵɯ ɮɨɪɦ
ɛɢɡɧɟɫɚ.
2. ɪɨɝɪɚɦɦɚ ɩɨɞɞɟɪɠɤɢ
ɢ ɫɬɢɦɭɥɢɪɨɜɚɧɢɹ
ɬɪɚɞɢɰɢɨɧɧɵɯ ɩɪɨɢɡɜɨɞɫɬɜ.
3. ɪɨɝɪɚɦɦɚ ɝɟɧɟɪɚɰɢɢ
ɢ ɪɚɰɢɨɧɚɥɶɧɨɝɨ
ɢɫɩɨɥɶɡɨɜɚɧɢɹ ɩɪɢɪɨɞɧɨɪɟɫɭɪɫɧɨɣ ɛɚɡɵ.
4. ɪɨɝɪɚɦɦɚ ɪɚɡɜɢɬɢɹ
ɠɢɥɢɳɧɨɝɨ ɫɬɪɨɢɬɟɥɶɫɬɜɚ
ɢ ɨɫɜɨɟɧɢɹ ɫɟɥɢɬɟɛɧɵɯ ɡɨɧ…
ɬɪɚɬɟɝɢɹ «ɠɟɫɬɤɨɝɨ»
ɜɵɜɟɞɟɧɢɹ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ
ɢɡ ɫɨɫɬɨɹɧɢɹ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɨɫɬɢ
ɪɟɞɩɨɱɬɢɬɟɥɶɧɵɣ
ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɣ ɩɪɨɮɢɥɶ
ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ ɪɟɚɥɢɡɚɰɢɢ
(5–6 )
ɐɟɥɶ: ɫɨɡɞɚɧɢɟ ɪɟɠɢɦɚ
ɷɤɨɧɨɦɢɱɟɫɤɨɝɨ
ɛɥɚɝɨɩɪɢɹɬɫɬɜɨɜɚɧɢɹ
ɞɥɹ ɮɨɪɦɢɪɨɜɚɧɢɹ
ɧɟɬɪɚɞɢɰɢɨɧɧɨ-ɚɥɶɬɟɪɧɚɬɢɜɧɨɣ
ɫɩɟɰɢɚɥɢɡɚɰɢɢ
ɪɨɝɪɚɦɦɧɵɟ ɧɚɩɪɚɜɥɟɧɢɹ:
1. ɪɨɝɪɚɦɦɚ ɪɚɡɜɢɬɢɹ
ɚɥɶɬɟɪɧɚɬɢɜɧɨɣ ɷɧɟɪɝɟɬɢɤɢ
ɢ ɭɞɟɲɟɜɥɟɧɢɹ ɪɟɫɭɪɫɨɜ
ɜɟɞɟɧɢɹ ɛɢɡɧɟɫɚ.
2. ɪɨɝɪɚɦɦɚ ɤɨɧɜɟɪɫɢɢ
ɬɪɚɞɢɰɢɨɧɧɵɯ ɩɪɨɢɡɜɨɞɫɬɜ.
3. ɪɨɝɪɚɦɦɚ ɮɨɪɦɢɪɨɜɚɧɢɹ
ɬɭɪɢɫɬɫɤɨ-ɪɟɤɪɟɚɰɢɨɧɧɵɯ ɡɨɧ.
4. ɪɨɝɪɚɦɦɚ ɮɨɪɦɢɪɨɜɚɧɢɹ
ɢɧɤɭɛɚɰɢɨɧɧɵɯ ɡɨɧ ɞɥɹ
ɧɟɬɪɚɞɢɰɢɨɧɧɵɯ ɜɢɞɨɜ
ɞɟɹɬɟɥɶɧɨɫɬɢ…
ɬɪɚɬɟɝɢɹ «ɦɹɝɤɨɝɨ» ɜɵɜɟɞɟɧɢɹ
ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ ɢɡ ɫɨɫɬɨɹɧɢɹ
ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɨɫɬɢ
ɪɟɞɩɨɱɬɢɬɟɥɶɧɵɣ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɣ
ɩɪɨɮɢɥɶ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ ɪɟɚɥɢɡɚɰɢɢ
(4–5 )
ɐɟɥɶ: ɫɨɡɞɚɧɢɟ ɭɫɥɨɜɢɣ
ɞɥɹ ɩɪɢɯɨɞɚ ɬɪɚɧɫɪɟɝɢɨɧɚɥɶɧɨɝɨ
ɛɢɡɧɟɫɚ ɞɥɹ ɭɫɤɨɪɟɧɢɹ ɬɟɦɩɨɜ
ɫɨɰɢɚɥɶɧɨ-ɷɤɨɧɨɦɢɱɟɫɤɨɝɨ
ɪɚɡɜɢɬɢɹ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɣ
ɪɨɝɪɚɦɦɧɵɟ ɧɚɩɪɚɜɥɟɧɢɹ:
1. ɪɨɝɪɚɦɦɚ ɦɨɬɢɜɚɰɢɢ
ɬɪɚɧɫɪɟɝɢɨɧɚɥɶɧɨɝɨ ɛɢɡɧɟɫɚ
ɤ ɩɟɪɟɦɟɳɟɧɢɸ
ɜ ɞɟɩɪɟɫɫɢɜɧɵɟ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ.
2. ɪɨɝɪɚɦɦɚ ɩɪɟɨɞɨɥɟɧɢɹ
ɬɪɚɧɫɩɨɪɬɧɨɣ
ɢɡɨɥɢɪɨɜɚɧɧɨɫɬɢ ɬɟɪɪɢɬɨɪɢɢ.
3. ɪɨɝɪɚɦɦɚ
ɢɧɮɪɚɫɬɪɭɤɬɭɪɢɡɚɰɢɢ
ɢ ɫɟɪɜɢɡɚɰɢɢ ɷɤɨɧɨɦɢɤɢ…
Рисунок 6 – Типовые элементы базовых стратегий сценарного развития
депрессивных территорий (фрагмент)
Выполненное диссертационное исследование позволяет сформулировать
следующие выводы:
1. Развитие локальных территорий депрессивного типа требует перехода от
симптоматического нивелирования основных проявлений пространственной
депрессивности к созданию режима экономического благоприятствования
для формирования нетрадиционно-альтернативной специализации и привлечения трансрегионального бизнеса с целью ускорения темпов социальноэкономического развития локалитетов с учетом интересов всех субъектов экономической среды.
2. При разработке методических подходов к идентификации депрессивных
территорий необходимо учитывать аналитико-диагностические возможности
поливариативных методов и использовать не только количественные критериальные признаки, но и качественные параметры депрессивности.
3. Развитие локальных территорий депрессивного типа целесообразно
увязывать с основными сценариями, достижение целевых установок которых требует реализации определенных типовых элементов базовых страте21
гий и формирования соответствующего пространственно-сетевого механизма
управления.
В связи с этим для целей реализации перспектив развития локальных территорий депрессивного типа рекомендуется:
1. Применять алгоритм поливариативной диагностики депрессивного состояния территорий.
2. Использовать методический подход к проведению диагностики качественных параметров депрессивного состояния развития территории.
3. Реализовывать типовые элементы базовых стратегий выведения территорий из депрессивного состояния в разрезе проектируемых стратегических сценариев их развития с использованием адаптированной TVA-модели
пространственно-сетевого механизма управления депрессивными территориями.
Положения диссертации опубликованы в следующих научных работах:
Статьи в научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ:
1 Пономаренко, А. Д. Статистический инструментарий выявления депрессивных зон / А. В. Гладилин, А. Д. Пономаренко // Управление экономическими системами (электронный научный журнал). – URL: http://www.uecs.
ru/index.php?option=com_flexicontent&view=items&id=1078:2012-02-27-0550-51. – 2012. – № 2 (38). – 0,4 п. л. (авт. – 0,2 п. л.)
2. Пономаренко, А. Д. Эволюция форм и методов управления региональной
экономикой / А. Д. Пономаренко // Вестник университета. (Государственный университет управления). – № 17. – М., 2011. – 0,3 п. л.
Монография:
3. Пономаренко, А. Д. Совершенствование экономического механизма развития депрессивных территорий : монография / А. В. Гладилин, А. Д. Пономаренко и др. – Ставрополь : Альфа-принт, 2012. – 9,32 п. л. (авт. – 2,33 п. л.)
Другие публикации:
4. Пономаренко, А. Д. Причины депрессивного характера развития аграрноориентированных территорий / А. Д. Пономаренко // Социально-экономическое, социально-политическое и социокультурное развитие регионов :
материалы Международной научно-практической конференции. – Пенза –
Семей : НИЦ «Социосфера», 2011. – 0,17 п. л.
5. Пономаренко, А. Д. Особенности современных типов территориальной политики социально-экономического развития / А. Д. Пономаренко // KANT.
№ 2/2. – Ставрополь : ООО «Издательство «Ставролит», 2011. – 0,24 п. л.
6. Пономаренко, А. Д. Концепция регулирования социально-экономического
развития депрессивных регионов / А. В. Гладилин, А. Д. Пономаренко //
Народное хозяйство: Вопросы инновационного развития. № 4. – М. : Центр
экономических исследований, 2011. – 0,33 п. л. (авт. – 0,17 п. л.)
7. Пономаренко, А. Д. Локальная депрессивность как форма проявления
основных проблем современного регионализма / А. Д. Пономаренко // Императивы социально-экономического развития регионов Российской Федерации в условиях административной реформы : сборник научных трудов по
22
материалам Всероссийской конференции аспирантов и молодых ученых. –
Чебоксары : Чувашский филиал Московского государственного открытого
университета, 2010. – 0,2 п. л.
8. Пономаренко, А. Д. Методика DEPRESS-анализа как инструмент дополнительной диагностики депрессивности территорий / А. Д. Пономаренко // Отраслевые и пространственно-экономические проблемы развития
регионов : сборник научных трудов по материалам Международной научнопрактической конференции. – Нальчик : АНО «Центр прикладных научных
исследований», 2009. – 0,31 п. л.
9. Пономаренко, А. Д. Сущностные аспекты и основные проявления
пространственно-экономической депрессивности / А. Д. Пономаренко //
Государственное и муниципальное управление в условиях формирования
гражданского общества и рыночной экономики: опыт, проблемы, перспективы : сборник трудов по материалам VI Всероссийской научно-практической
конференции. Ч. 1. – Челябинск : Центр анализа и прогнозирования, 2008. –
0,33 п. л.
Подписано в печать 16.04.2012. Формат 60х84 1/16.
Гарнитура «Таймс». Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,0.
Тираж 120. Заказ № 131.
Отпечатано в типографии издательско-полиграфического комплекса СтГАУ «АГРУС»,
г. Ставрополь, ул. Мира, 302.
Документ
Категория
Экономические науки
Просмотров
131
Размер файла
441 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа